Перейти к содержимому

Телесериал.com

Невозможное...Встреча

фанфики gala
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 4
#1
gala
gala
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
Так. Не удивляйтесь. Решила я тут как-то покончить, наконец, со своим "многотомником" и написать окончание. И как-то так получилось, что захотелось, наоборот, написать начало. И сделать встречу Коула с Зачарованными не совсем такой, как в сериале. И кое-что вообще переделать.На ваш суд. Может, не стоило?Зрелище было потрясающим! Отблески всех оттенков красного цвета — от темно-бордового до алого - выплескивались с экрана прямо в комнату, отражаясь от полированной мебели и зеркальных стекол. Казалось, еще немного и огонь вырвется из сдерживающих рамок дерева и пластика, поглотив уютную гостиную вместе с ее обитателями. Всполохи молний заставляли жмуриться от нестерпимо яркого, обжигающего глаза света... Спиралями свивающиеся вихри, до предела наполненные яростной мощью, опасно направлялись отверстой пастью прямо на замерших перед экраном зрителей, как будто пытаясь затянуть их в пугающую черноту... Все это сопровождалось жуткими звуками, от которых, казалось, останавливалось сердце, а тело сковывал леденящий ужас. Эту какофонию перекрывал низкий мощный голос:- И пришло время, когда темные и светлые силы столкнулись в смертельной битве. Небо и земля содрогнулись от мощи ударов. Повелитель Тьмы и Хранитель Света погибли в этой схватке...Голос постепенно слабел:- И не было возможности у Света окончательно победить Тьму...- И Тьма, обессиленная, но не сдавшаяся, не отступала...- И тогда в непрочном равновесии застыли, замерли равновеликие силы....Торжественный и печальный голос на минуту смолк. А потом медленно и тихо прозвучали слова: - И рассеялись по человеческим и сумеречным душам добро и зло, сила и слабость,любовь и ненависть, заполняя темную и светлую сущности в каждом из нас.Голос набирал силу и уже звучал громко, зловеще и непререкаемо. Казалось, он обращается только к тем, кто сидит в этой комнате. Как будто тот, кто говорил, точно знал, что эти трое готовы услышать Весть. - И придет время, когда явит себя Тьма в душах наших и Свет найдет своего Хранителя. И каждый сделает свой выбор... Женщины и мужчина, сидевшие перед телевизором, все еще заворожено смотрели на экран, хотя по нему уже проплывал белый шрифт титров. Деловитое перечисление фамилий создателей фильма должно было действовать успокаивающе, возвращая к реальности. Но строчки скользили так быстро, что прочитать их было практически невозможно. И это только усиливало тревожное впечатление от увиденного.-Да-а-а...- выдохнула, наконец, младшая из женщин, вжавшаяся в левый уголок дивана и все еще не сводившая глаз с экрана. - Впечатляет.Мужчина рассеянно провел рукой по непокорной шевелюре и хмыкнул.- Фильм, конечно, необычный. А уж спецэффекты!Он восхищенно покрутил головой и повернулся к неподвижно сидевшей справа зрительнице. Увидев ее бледное лицо, он встревожено коснулся руки женщины. Пайп?Пайпер подняла на мужа глаза и он увидел в них смятение и страх.-Что с тобой, дорогая?- Лео, это ведь...- женщина с трудом сглотнула, - это ведь просто сказка, да? Демоны, ведьмы...Эта... битва?Чуть заметная печальная улыбка тронула губы мужчины. Он привлек к себе жену за плечи и поцеловал ее в лоб.-Успокойся, Пайп. В определенном смысле это притча. И, надо сказать, очень талантливо поставленная и снятая.Лео покосился на соседку слева.-Фибс, например, не поверила в эту сказку. И не испугалась, да? Фиби поежилась.-Не знаю...Как-то все так...А название-то!Она пошуршала газетными листами, отыскивая нужную страницу, и ткнула в нее пальцем.-Вот! «Пророчество»!Аккуратно сложив газету, Фиби задумчиво пробормотала:-Надо рассказать Прю. Жаль, она не видела. * * * Красивые черные глаза с удовольствием оглядели высокую статную фигуру.-А ты по-прежнему красив, мой милый, - промурлыкала женщина.Мужчина дернулся, как от удара, и прошипел:- Не называй меня милым!- О!Красавица насмешливо подняла тонкую бровь.- Когда-то ты охотно отзывался на это прозвище, Зак.-Для тебя я не Зак, а Хранитель.И ты вызвала меня не для того, чтобы вспоминать прошлое.Женщина поцокола языком:- Ай-ай-ай! Подумать только! Каких-то несколько сотен лет и ты готов забыть старую любовь.Ее собеседник побагровел:-Ты, мерзкая тварь!...Он задохнулся от негодования и сжал кулаки. С красивого лица женщины моментально исчезла сладкая улыбка. Оно стало холодным и злым.-Ну, вот что...милый, - она с нажимом произнесла ненавистое ему слово и с удовольствием отметила, что теперь Зак побелел от ярости, - не знаю, как тебя допустили до этих, - женщина пренебрежительно скривила губы, - светлых высот...- Я раскаялся, - перебил ее Зак. - Раскаялся в отличие от тебя. И мои земные дела даровали мне такую честь.- Ну, да, конечно!- Женщина всплеснула руками. Глаза ее презрительно сузились.- Тебе простили даже детоубийство?Мужчина побледнел еще больше.- Я не убивал...-Разумеется! Сам ты не убивал. Ты просто дал мне зелье, которое убило твоего ребенка в моем чреве!Ему показалось или в голосе женщины действительно послышалась боль? Зак сник и устало повел плечами.- Чего ты хочешь от меня, Либитина? Зачем ты вызвала меня?Какое-то время она молча смотрела на него, а потом невесело усмехнулась.- Жизнь за жизнь...милый. Всего лишь.Мужчина обреченно вздохнул.- Говори. * * *Ах, как она устала от всех этих идиотов!Либитина смотрела на мечущегося Люциуса, едва сдерживая злость.Черт побери, сколько можно?Мало того, что она просчиталась с этим чертовым Бальтазаром, так еще и этот придурок изображает из себя невесть кого!-Дорогой, - справившись, наконец, с собой, сладко пропела демоница, - не стоит тратить столько сил на эту пустяковую задачку.- Он мне надоел!Люциус, похоже, не слушал Советницу Повелителя.- Как же — Бальтазар-Повелитель!- Губы его искривились в презрительной усмешке, но тут же из них вырвалось злобное шипение: - Дьявольский полукровка! Человеческое отродье! Ублюдок! Люциус бросал эти слова в темное пространство зала, как будто выплевывал их из глубины своего мощного тела. Либитина, вонзив ногти в узкую ладонь, с холодным бешенством наблюдала за очередным приступом ярости будущего Повелителя Тьмы.- Ты! - Люциус внезапно остановился прямо перед Либитиной и ткнул пальцем ей в грудь. - Ты сказала, что с ним можно будет не считаться, потому что за ним никто не стоит.- Но ведь за ним и в самом деле никого нет. - Опешив от внезапного обвинения Люциуса, Либитина растерянно заморгала. - Бальтазар не входит ни в один из кланов. Именно поэтому все согласились...И потом, - опомнившиcь, она нацепила на лицо маску снисходительного высокомерия и пожала плечами, - ты же знаешь, что это не надолго.-Мое терпение подходит к концу! - рявкнул Люциус.«Мое тоже», - мрачно подумала Либитина, но вслух только сказала:- Поверь, я уже все продумала. Терпеть осталось недолго. Борьба за трон Повелителя Тьмы не прекращалась никогда. Поэтому жизнь владыки подземного мира редко была продолжительной. Иногда очередной Повелитель после торжественных празднеств по случаю его провозглашения, просто бесследно исчезал. Все объяснения такой таинственной пропажи сводились к объявлению новоявленного Повелителя жертвой коварных вылазок сил Света. Демоническое сообщество каждый раз напрягалось в ожидании объявления великой битвы отмщения, но все сводилось к поиску очередной кандидатуры на вакантное место Повелителя. Очередной провозглашенный хозяином подземного мира демон, зная о краткости своего пребывания у власти, пользовался ей на всю катушку. Какие немыслимые сокровища- физические и магические - перемещались из рук в руки! Какие изощренные интриги закручивались для уничтожения соперников! Какие битвы сотрясали подземный мир! Сколько энергии тратилось впустую! Казалось, адский огонь выжжет все вокруг.В конце концов, это привело к тому, что силы Тьмы наглухо замкнулись на собственных проблемах, а силы Света могли спокойно наращивать мошь. Шаткое равновесие в любой момент могло быть нарушено. Под угрозой оказалось само существования сил Зла. И стрелка весов ощутимо могла качнуться в сторону сил Света. Люциус, предводитель одного из самых могущественных кланов сил Тьмы, понимал, что времени почти не осталось. И тем более понимала это Либитина. Нынешние лидеры демонического мира пока не были готовы к открытому противостоянию друг с другом в борьбе за трон Повелителя Тьмы. И уже тем более не готовы были к объявлению войны против сил Света. Но перед внешним миром все пытались хотя бы «сохранить лицо» и выиграть время. Три демонических клана, воюющие за власть, были пока практически равны по количеству честолюбивых особей и магической силе. И пока они интриговали, сколачивали новые группировки, чтобы сокрушить соперников, нужен был кто-то, олицетворяющий мощь подземного мира для его внешних противников. Так сказать, временный Повелитель. Желательно - одиночка. Достаточно сильный, но не стремящийся к единоличной власти и не имеющий значительной поддержки. И Либитина нашла такого! Разумеется, она не афишировала свое участие в выборе кандидатуры. Демоническое сообщество никогда не согласилось бы принять советы демона-женщины. Но Либитина знала, что и как надо делать. Шепнуть одному, намекнуть другому, мимоходом упомянуть третьему... Люциус задумчиво хмыкнул. Она, конечно, ловка и прочее. Но играет эта чертовка, конечно, для себя. И пока их желания сходятся в одном.- Ты уверена, что они сумеют уничтожить его?- Я приняла меры, дорогой.Люциус нахмурился. Либитина подошла к нему поближе и, потянувшись, как кошка, закинула руки на могучую шею демона.- Ты же знаешь, как я умею...- она загадочно улыбнулась и соблазнительно провела язычком по алым губкам. - Правда, пришлось воспользоваться старыми связями.- Черт побери, - Люциус ошеломленно уставился на ослепительно красивое лицо демоницы, - неужели ты...- Ужели, дорогой, ужели. И вообще, хватит разговаривать. Предоставь всё мне. С этими словами Либитина хищно впилась ртом в красиво очерченные губы Люциуса. * * * Бальтазар не принадлежал ни одному из могущественных демонических кланов. Полукровка, он был одинаково чужим для «чистокровных» с обеих сторон — и для людей и для демонов. Но если отношение человеческого общества его мало волновало, потому что Бальтазар появлялся там изредка, то в опасном и безжалостном демоническом сообществе ему приходилось отстаивать свое право на жизнь ежедневно и ежечасно. Его и без того опасное положение полудемона-получеловека усугублялось выставляемым напоказ покровительством последнего Повелителя Тьмы Красдена. Тот старался находить и стравливать самых заметных и сильных из своих подданных, со злобным удовлетворением наслаждаясь смертельными схватками между ними. И то, что Бальтазару пока удавалось выходить невредимым из этих драк, только подливало масла в огонь злобы и недоверия, сопровождавших его всю жизнь. Теперь Бальтазара вполне устраивало равновесие, установившееся между силами Тьмы и Света после гибели Красдена. Его мало волновали разборки между демоническими кланами или разногласия внутри светлых сил, хотя каждый из демонов знал о тайной неприязни между миром Хранителей Света и остатками старой магии. Но и усиления сил Света Бальтазар не хотел. Ведь тогда темному миру понадобится настоящий Повелитель, вокруг которого должно будет сплотиться демоническое сообщество. Нужен будет могучий, безжалостный и жестокий владыка подземного мира. А он не хотел быть таким. Собственно, Бальтазар вообще не хотел быть Повелителем. Но его никто не спрашивал. По законам темного мира владыка Тьмы провозглашался на собрании демонической верхушки. Его выбирали главы кланов после закулисных интриг и жесточайшей подковерной борьбы, в результате которой кандидат мог меняться не один раз. Конечно, если демон был «выдвиженцем» одного из кланов, он бы знал о предстоящем событии. Но к Бальтазару это не относилось. Разумеется, никто и никогда не осмеливался бросить ему вызов в открытую. Но приятно щекотавшая нервы возможность исподтишка напакостить любимчику Повелителя многих вводила в соблазн. Бальтазару приходилось все время быть начеку. Способность к восприятию любых подозрительных изменений внешнего мира он отработал до предела, а свои не хилые магические способности отшлифовал до блеска И, разумеется, в настоящий момент никто не подходил на роль временного Повелителя лучше, чем он — полу-демон, полу-человек, противоречивый по своей сущности. Вернее, по двум сущностям, составляющим его натуру. Бальтазар - рожденный ошеломляюще красивой и настолько же коварной матерью-демоницей от умного, но, к сожалению, слишком доверчивого человека. Бальтазар был одинок. У его одиночества были свои плюсы и минусы. Никаких клановых связей, обязательств или того минимума привязанности, который существовал в мире темных сил, у него не было. В этом плане он был неуязвим. Во всей Вселенной не было ни одного существа, ради которого ему пришлось бы пожертвовать своей свободой или даже жизнью. Но и ждать помощи, в случае чего, Бальтазару было неоткуда. Он мог рассчитывать только на себя. В крайнем случае — на пару-тройку демонов-изгнанников. Сейчас Бальтазар прекрасно понимал, что его подставили. Он - Повелитель? Зачем? Но отказ был равносилен собственноручно подписанному смертному приговору. Впрочем, было и так понятно, что долго ему не прожить. Но пока Бальтазар был нужен. Хотя, выбрав его в качестве временно устраивающей всех марионетки, они просчитались. Конечно, у Бальтазара не было честолюбивых планов. Но использовать себя, как пешку в чужой игре, он не позволил. Вы хотели Повелителя? Получите! Пара-тройка не слишком умных голов полетела с плеч, жаркое пламя превратило в кучку пепла двух самых ловких убийц, подосланных к нему, хитрая интрига столкнула два средних по силе клана — и демоническое сообщество испуганно притихло и уважительно задумалось. Собственно, Бальтазара во всей этой суете вокруг темного трона беспокоила только самая непримиримая, идущая напролом тройка во главе с Люциусом. Ну и, разумеется, Либитина. Ох, уж эта Либитина! Хитрая бестия и бесподобная интриганка. Куда ему тягаться с ней! Ослепительная красота, соблазнительное тело, изощренный ум и стремление самой тайно дергать за все ниточки. Самые крутые и могучие демоны попадали в объятия Либитины, как мухи в паутину. И она, как настоящая паучиха, использовав их для своих целей — о которых знала только сама — с легкостью избавлялась от похотливых поклонников, стравливая с менее удачливыми соперниками. Умение манипулировать прекрасная демоница отточила до совершенства.. Сама Либитина принадлежала не самому сильному клану, но наверняка у нее и на этот раз уже готова своя кандидатура на роль настоящего Повелителя Тьмы. Впрочем, дурой Либитина в любом случае не была, поэтому всегда старалась держаться в тени. Пока она то ли на самом деле, пусть временно, приняла Бальтазара в качестве Повелителя, то ли сделала вид. Даже предложила себя в помощницы. Отказываться было бы неразумно. Пусть лучше будет на виду. И, надо сказать, пока ее советы были полезными.. И вот теперь Бальтазар сидел в кабинете Повелителя за роскошным столом красного дерева, вспоминая вчерашний разговор со своей прекрасной Советницей. Либитина, коротко сообщив о неприятной новости, стояла перед ним с озабоченным видом. - Ты это всерьез?Она поджала губы и кивнула. Бальтазар расхохотался.-Дьявол тебя забери, Либитина! Ты полагаешь, что появление еще трех светлых Хранителей может представлять для нас угрозу ?Либитина постаралась скрыть снисходительную усмешку, но Бальтазар слишком внимательно следил за коварной красоткой. Поэтому заметил гримасу демоницы..- Прости, Повелитель, но ты просто еще не полностью вник в суть дела. Шаткое равновесие, которого мы по взаимному...э-э-э…согласию достигли с силами Света, может быть нарушено из-за появления даже одного-единственного нового Хранителя. Причем, не из небесных, так сказать, сфер, - демоница многозначительно подняла глаза вверх, - а из людей. Понимаешь?Бальтазар насмешливо ухмыльнулся.- Так в чем дело? Пошли любого умного Охотника — и никакого нового Хранителя не будет.Красивые губы Либитины дрогнули в нарочито печальной улыбке.- Увы! Теперь почти невозможно найти хорошего Охотника. Их осталось слишком мало.И не самых умных. «Ну да, - подумал Бальтазар, - вы слишком часто использовали их для борьбы друг с другом. И в конце концов, уничтожили почти всех».- Те, что обучаются, пока слишком слабы, чтобы справиться с Хранителями, - смиренно потупив глаза, продолжала Либитина. - Ты же понимаешь, Повелитель, что у этих…- она на секунду запнулась, а потом пренебрежительно повела плечиком, - у светлых есть Охраняющие.- Что ж...- Бальтазар старательно изобразил на лице печальное понимание. - Тогда придется мне отправить...ну...например, тебя, моя дорогая советница.Либитина дернулась. Лицо ее на миг отразило ту злобу, которая змеей свернулась в глубине сущности демоницы, дожидаясь своего часа, чтобы ужалить. Но она тут же справилась с приступом ярости. Бальтазар не дурак. Ей не стоило так старательно изображать перед ним лояльную подданную. - Моя кандидатура не подходит, Повелитель, - уже не пытаясь лицедействовать, сухо ответила она. - Я не могу перевоплощаться в мире людей. На это вообще нет сил ни у кого, кроме тебя. Я, конечно, могу стать невидимой или превратиться в камень. Но изменять облик - увы!«Как ни странно, она права, - подумал Бальтазар, с удовольствием разглядывая раскрасневшееся от злости красивое лицо демоницы.- Почему Красден передал эту силу именно мне?» Вспоминая теперь разговор с Либитиной, Бальтазар задумался. Казалось, решение самому отправиться в мир людей пришло спонтанно. Но вообще-то, если быть честным, оно подспудно зародилось практически сразу после процедуры выборов. Внимательно наблюдая за присутствующими на церемонии, Бальтазар видел, какими выразительными взглядами обменивались главы кланов. Эти взгляды обещали свежепровозглашенному Повелителю жизнь нелегкую и короткую. Да, именно тогда у него родилось решение использовать обстоятельства и сделать выбор самому. И теперь можно только радоваться возможности временно покинуть подземный мир под приличным предлогом. В его отсутствие не будет общего раздражителя, хоть на время объединяющего кланы против Повелителя. Пусть пока грызутся между собой. Бальтазар потянулся к подготовленным Либитиной бумажкам и начал читать. Хм...Юрист. Неплохое прикрытие. Он задумчиво сложил бумаги в стопку и машинально подравнял края. Бальтазар уже проработал достаточно информации, чтобы разобраться в тонкостях юриспруденции человеческого общества. Глупость его законов перекрывалась их количеством. Люди все время пытались отрегулировать, запихать в рамки такие понятия, как жадность, жестокость и жажду мести. Да, пожалуй, юрист — это то, что нужно. Насколько было известно Бальтазару, люди доверяют служителям закона. Используя это доверие, можно многое сделать. Четко и незаметно. Разумеется, можно устранить возникшую угрозу равновесию самым примитивным способом. Например, сжечь обиталище будущих Хранителей вместе с его жильцами. Это было бы устрашающе, надежно и эффектно. Но зачем лишний шум? Именно потому, что Бальтазар уже ознакомился с защитной системой человеческого мира, он знал, какая суета обязательно поднимется вокруг такого незначительного события. Люди любят изображать интерес к рождению, а еще более — к смерти своих сотоварищей по земному бытию.И всегда шумно обсуждают и то и другое. Они будут вынюхивать, ковыряться в каждой детали, пока не докопаются до совершенно ненужных открытий. А в демоническом сообществе делом если не чести, то хотя бы мастерства, считалось умение тихо выполнить задуманное и исчезнуть, не возбудив нездорового интереса. Как со стороны людей, так и — это главное!- со стороны светлых сил. Недаром «умельцы» такого рода из мира людей охотно принимались в демоническом обществе, пополняя его ряды. Так что путь прямого уничтожения был самым простым, но не самым разумным. Да и потом, лично он, Бальтазар, впервые за все время своего существования отправлялся в мир людей с целью уничтожить человеческую особь. И охота за ней могла быть интересным занятием. Задача представлялась ему несложной. Достаточно перехватить одного из будущих Хранителей, желательно вместе с опасным артефактом, убрать его и предотвратить нарушение баланса сил. Бальтазар еще раз оценил ситуацию. Временно обосновавшись в мире людей, он выигрывал сразу по трем позициям: предоставлял кланам возможность окончательно выяснить отношения между собой, избавлялся — на время, разумеется — от опасности быть уничтоженным одной из соперничающих группировок до того, как они договорятся сделать это все вместе, и, наконец, вносил свою лепту в усиление сил Тьмы, предотвращая дальнейшее укрепление светлого сообщества. Одно тревожило Бальтазара. Идея была подана Либитиной. А это было опасно. Поэтому оставаясь наверху, он не должен терять связь с подземным миром. Всевидящее Око исправно будет передавать Повелителю Тьмы информацию обо всем, что попадет под его пристальный взгляд. (Теперь жду вашено мнения, дорогие читатели. Стоит ли продолжать?)
 

#2
gala
gala
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
Итак, раз вы не возражаете, продолжим.


Лео мрачно смотрел на собеседника.
Все было сказано правильно. В конце концов, одним из условий его возвращения в реальный мир было беспрекословное подчинение решениям Совета. И он честно и беззаветно выполнял свой долг. Пока не встретил Её. Сопротивляться тому, что происходило - просто не могло не произойти - между ними, было невозможно. Это ощущалось, как сладостный ураган, как эмоциональный торнадо, сметающий все преграды, ломающий все условия, уничтожающий все договоры. Разве можно было предположить безграничную, отчаянную любовь земной женщины и Хранителя? Или рождение их ребенка? Мальчика, в равной мере наделенного светлой и человеческой сущностями. Его сына.
Значит, такова судьба.
Впрочем...Возможно, это только ему казалось, что все происходило случайно, без чьего бы то ни было вмешательства.
И судя по тому, что он слышал сейчас, случайности исключались.
-Зачем вам это?
Член Совета удивленно поднял брови.
- Разве нам будут лишними воины света?
Лео не сразу нашел ответ, потому что в голове крутилась одна мысль: как я скажу это Ей? И как она примет?
- Они — не воины, - наконец, выдавил он. - Они просто слабые женщины.
Снисходительная улыбка слегка тронула уголки губ его собеседника.
- Похоже, ты плохо знаешь женщин, Лео. Никто не может быть сильнее их, когда они защищают свою семью, свой дом.
Лео побледнел. Казалось, в горле застрял сухой ком.
- А разве...- он облизал пересохшие губы и прохрипел: - Разве им грозит опасность?
-Ну...- член Совета неопределенно пожал плечами. - Любой человек может погибнуть в случае усиления сил Тьмы. И они не могут быть исключением.
- Как я понимаю, у меня нет выбора, - пробормотал Лео.
-Нет.
Это было сказано так резко и категорично, что он только стиснул зубы, чтобы не ответить так же жестко. Член Совета нахмурился. Господи, надо помнить, что здесь его мысли читают, как открытую книгу!
- Никто не знает, когда и как он появится здесь, среди людей. - Старейшина задумчиво посмотрел вверх. - Но, возможно, он попытается...э-э-э...предотвратить наш вынужденный шаг.
Лео с трудом сглотнул.
- То есть вы хотите сказать, - безжизненным голосом проговорил он, - что приобщение их к Хранителям сделает из девушек подсадных уток?
Его собеседник кивнул и отвел глаза.
- В определенном смысле — да.
Лео набрал в грудь воздуха, чтобы достойно ответить, но член Совета не дал ему такой возможности.
- Но у подсадных уток нет Охраняющего, - повысив голос, напомнил он.- И ты сделаешь все, чтобы они не пострадали.
Лео обмяк. Да. Он сделает все, что в его силах. В этом Совет не ошибся.
- Мы не сомневаемся в тебе, Охраняющий. Но ты сам знаешь: своего предназначения не обойти никому.
«Пророчество»! Лео сразу вспомнил чувство, которое так напугало Пайпер. Пророчество? Нет, это было предупреждением и приказом.

Сообщение отредактировал gala: Пятница, 11 сентября 2009, 12:41:02

 

#3
gala
gala
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
Пруденс Холливел, уставшая и голодная, ехала домой. Но напряжение, которое обычно покидало ее при мыслях об уютной кухне, наполненной аппетитными ароматами, умилительном лопотаньи маленького Уиллиса, о насмешливых замечаниях Фиби и добродушном подшучивании Лео, не проходило.
День сегодня не задался с самого утра. Сначала во время завтрака она чуть не обварила руку горячим кофе, потому что у чашки неожиданно отвалилась ручка. Пока сочувственно ахавшая Пайпер мазала покрасневшую кожу мазью и приклеивала пластырь, Фиби включила телевизор и Прю обнаружила, что кухонные часы, на которые она поглядывала, чтобы уложиться с завтраком во-время, отстают. И вместо того, чтобы спокойно нанести макияж и собрать волосы в замысловатый пучок, как она всегда делала, Пруденс пришлось чуть не на ходу красить губы, а вместо прически соорудить на голове нечто, похожее на растрепавшийся конский хвост.
В завершение утренних бед, она все-таки опоздала, потому что едва нашла место для машины между мощным джипом и непрезентабельного вида поцарапанным пикапом. Как будто этого было мало, при входе Прю наткнулась прямо на начальника отдела, выразительно посмотревшего на часы. А когда, через час, получив распоряжение мистера Поллака, произнесенное весьма неприязненным тоном, направилась к своей машине, то обнаружила на ветровом стекле квитанцию на штраф за парковку в недозволенном месте. И, разумеется, к ее невольной досаде, других нарушителей — ни джипа, ни пикапа — рядом не было.
Конечно, если бы эти неприятности не звенели в голове Пруденс неприятным тревожным сигналом, можно было бы приписать их обычному понедельничному невезению. Но Прю было не по себе. Что-то пошло не так. Ей почему-то казалось, что где-то над ее головой громко тикают часы судьбы, отсчитывая последние минуты.
Собственно, все вообще шло наперекосяк с того момента, как начался ошеломивший Пруденс разговор с Лео.
Сначала Прю не поверила. То, о чем говорил зять, было невероятным, неправдоподобным! Демоны, ведьмы, хранители, повелители...Это все было из сказок, легенд, преданий, кинофильмов и прочих фантазий. Реального ничего такого, разумеется, не существовало.
Но когда бледный, измученный попыткой объяснить свояченице фантастическую ситуацию Лео исчез у нее на глазах, чтобы через минуту появиться на лестнице второго этажа, Пруденс Холливел поверила.
Поверила в то, что скромный преподаватель психологии в колледже Св. Фомы Лео Уайетт одновременно является посланцем неких светлых сил, известных в очень узком кругу посвященных как Хранители, Охраняющие.
Потрясенная Пруденс смотрела на Лео так, что он поморщился.
- Прю, у меня не вырастут ни рога, ни ангельские крылья. Просто прими мое ..э-э-э...необыкновенное существование как данность Так же, как существование сил зла.
 А Пайпер? Она знает?
Лео тяжело вздохнул и отвел глаза.
-Тот и оно, что нет, - виновато сказал он. И подняв робкий взгляд на свояченицу, добавил: - Честно говоря, даже не представляю себе, как она отреагирует на это.
-Поэтому ты решил сначала рассказать мне, - все еще разглядывая Лео так, будто их только познакомили, догадалась Прю.- Заранее готовишь союзника?
Зять смущенно потер переносицу и кивнул.
 Мне показалось, ты сможешь как-то...ну...
- Поддержать тебя?
Пруденс задумалась. Теперь, когда она сама с трудом, но все же поверила фантастическому рассказу Лео, девушка попыталась представить, как может воспринять все это Пайп.
-М-да...Ситуация...- пробормотала она.- Даже не представляю себе.
Лео с надеждой смотрел на свояченицу.
- Ты побудешь с нами, когда я буду говорить с Пайпер?
Пруденс уже пришла в себя настолько, что смогла пошутить.
- Господи, неужели ты, бессмертный Хранитель или как его там, боишься собственной жены?
Но Лео не принял шутливого тона. Глаза его смотрели на Прю серьезно и немного печально.
-Я боюсь потерять то, что существует между нами.- Он опять тяжело вздохнул. - Боюсь, что после того, как Пайпер узнает, она не примет меня, как...
Он замолчал, не найдя подходящего слова.
- Как обычного человека? - тихонько подсказала Пруденс.
- Именно. Как обычного человека.
Звонок мобильного и взволнованный голос Фиби прервали воспоминания Прю и заставил сердце сжаться от ожидания беды.
- Прю, пожалуйста...
Сквозь неожиданные хрипы и трески голос сестры казался незнакомым.
- Я не понимаю, куда могла деться моя машина! Здесь же никого не было! Приезжай..Пожалуйста...
-Где ты, Фибс?
- Сейчас...Это недалеко от...Знаешь строящиеся дома на пустыре между Стаун-стрит и побережьем?
 Господи, как тебя туда занесло? Зачем?!
- Я...
В трубке что-то скрипнуло, захрипело и экранчик мобильного погас.
 Фибс! Фиби!
Пруденс машинально потрясла телефон, но он молчал. Неужели она забыла зарядить? Как все не вовремя!
Ох, уж эта Фиби! Работа журналиста заносила ее иногда в такие места, куда в здравом уме и памяти не отправится ни одна девушка.
Пруденс не удивило, что именно к ней обратилась за помощью младшая сестра. Сколько старшая Холливел помнила себя, столько чувствовала ответственной за девочек. Даже когда была жива мама. «Ты же старшая» - это звучало слишком часто, чтобы не въелось, так сказать, в плоть и кровь Пруденс Холливел.
Сначала она гордилась этим, потом начала тяготиться ролью умной, серьезной и ответственной старшей сестры. А потом привыкла настолько, что дважды отказывалась от предложения создать свою собственную семью, потому что осиротевших девочек нельзя было оставить одних. Разница в пять лет с Пайпер и в восемь с Фиби сделала ее главой семьи Холливелов после внезапной смерти матери. И почти уже десять лет они жили одной семьей. Чисто женской семьей.
Пока не появился Лео.
Прю улыбнулась, несмотря на тревожные мысли о вляпавшейся в неприятности Фиби.
Да, Лео Уайетт стал для них просто подарком. А для Пруденс, с хрупких плеч которой он снял груз ответственности за семью - благословением свыше. Не говоря уже о том, что для Пайпер он стал возлюбленным и, в конце концов, мужем. И отцом маленького Уайетта.
Прю улыбнулась еще шире, потому что сразу вспомнила обожаемого племянника. Благодаря ему она, в свои тридцать лет не изведавшая пока радости материнства, впервые почувствовала тот трепет, ту всепоглощающую нежность, которую только может испытать женщина-мать. Чувствовать под рукой мягкие волосики на головке ребенка, ощущать шелковистость кожи на его щечках, целовать крошечные пальчики... Пруденс вздохнула от полноты чувств.
Но тут ее мысли вернулись к звонку Фиби и она нахмурилась.
Что все-таки случилось?
Дождавшись поворота, Прю резко вывернула руль и помчалась к пустырю. Она и беспокоилась и злилась. Что могло заставить Фиби притащиться в это место? Конечно, сейчас еще светит солнце, но уже вечереет. К этому времени суета на строительстве постепенно прекращалась, деловитый шум затихал, и строительная площадка становилась безлюдной.
Правда, только до сумерек.
Как только небо начинало темнеть, прилегающий к стройке пустырь оживал. Тогда на остатках свободного от строительства пространства собиралась «безбашенная» молодежь и прочая неприкаянная публика.
Покрытые жестью лачуги, прилепившиеся к ограждению снаружи строительной площадки, были пристанищем бездомных, бродяг, к которым время от времени присоединялись еще более подозрительные личности. Здесь можно было попробовать и приобрести наркотики, накачаться пивом или дешевым виски и вдоволь потрахаться.
Местные власти время от времени сносили лачуги бульдозерами, но они неизменно возводились вновь. Полиция разгоняла разного рода группировки рокеров, «механиков», моментально разбиравших здесь угнанные автомобили, и просто сбивающихся в опасные стаи подростков обоего пола. . Но отстойная публика, переждав приступ полицейской активности, по-прежнему собиралась на привычном месте.
Пруденс озабоченно поджала губы. Спустившись с пригорка, она медленно вела машину, высматривая на видимом пространстве тонкую фигурку сестры. Каким ветром могло занести в эту клоаку Фиби Холливел? Может, по заданию редакции? Неужели девушке-корреспонденту женского журнала могли дать такое жуткое поручение?
Выбравшись из машины, Прю настороженно огляделась и сделала несколько шагов в сторону стройки. Ни на площадке, ни на пустыре никого не было.
Где, черт побери, Фибс?
Услышав тихий шорох за спиной Пруденс вздрогнула. Она медленно повернулась и оцепенела от страха.
Пятеро крепких парней неспешно шагали к ней, возникнув ниоткуда. Двое сразу повернули к машине, а трое, ухмыляясь, направились к девушке.
- Ты смотри, Гриль, кто к нам пожаловал, - растягивая слова, произнес невысокий смуглый парень, плотоядно оглядев хрупкую Пруденс.- Таких цыпочек здесь еще не было. А, парни?
Громкий лязг за спиной заставил Прю повернуться к машине. Двое «механиков» уже деловито откручивали колеса. Девушка невольно шагнула к автомобилю. Почему она не сделала этого сразу? Вскочить в машину, нажать на газ...А как же Фиби? Где она? Что с ней?
Один из «механиков» залез на сиденье водителя и теперь аккуратно выворачивал приборную панель.
Между тем, наглая троица взяла девушку в кольцо. Они дышали ей почти в лицо и, судя по ощупывающим взглядам, были готовы к действию.
Прю охватил ужас. Она уже поняла, что живой отсюда не выбраться. Леденящая тоска сжала сердце. Вот оно, предчувствие! Она обречена. Кричать бесполезно. Здесь ее никто не услышит. А те, кто услышат, скорее присоединятся к этим пятерым, чем помогут одинокой идиотке. Лица Пайпер, маленького Уайетта промелькнули перед глазами оцепеневшей от безнадежности Пруденс.
- Ну, что, красотка, кого выбираешь? - самый высокий из парней, стоявший почти за спиной Прю, провел рукой по спине девушки до самых ягодиц. Дрожь отвращения пробежала по коже следом за его наглой ладонью.
- Первым, - добавил парень и довольно заржал. - Или я, или Скотч. А, может, малыш Мики?
- Видишь, милашка, у тебя есть выбор, - скрестив руки на груди и выразительно поигрывая мускулами, осклабился Скотч. Он похотливо уставился на грудь Прю.- Например, я точно могу быть первым.
- А я могу и третьим, - глумливо хихикнул самый низкий и самый массивный с сигаретой в зубах. - Мне, знаешь ли, не хочется торопиться. Я люблю до-о-олго трахаться.
Он щелкнул зажигалкой и резко ткнул ею в лицо Прю.
Девушка невольно отшатнулась и сразу попала в руки стоящего сзади Гриля. Тот толкнул ее к высокому приятелю. Прю рванулась изо всех сил. Она не заметила, как нога стоявшего сзади парня ловко подсекла ее. Пруденс упала навзничь прямо на песок, пропитанный бензином, и, ударившись затылком о неприметный кусок застывшего бетона, замерла.
Прикуривавший Мики даже не сразу понял, как получилось то, что произошло потом. Его как-будто кто-то толкнул под локоть. Зажигалка выпала из пальцев парня, и огонь резво побежал по бензиновой дорожке, пока не достиг неподвижно лежащей девушки. Язычки пламени вцепились в легкую ткань брюк, лизнули съеживающуюся в черные комочки синтетику блузки.
Приятели шарахнулись от огня. Гриль выругался и кинулся к девушке, оттаскивая ее за плечи от бензиновой лужи.
Малыш Микки переводил озабоченный взгляд с полыхавшего огня на кровавую дорожку, тянувшуюся по песку от головы девушки.
- Похоже, ты замочил ее, Гриль, - осторожно заметил он.
- Ничего, очухается, - пропыхтел Гриль, опуская девушку на чистый песок. Короткая бороздка от тронутых огнем кроссовок и обгоревших брюк тянулась от угасающего пламени к месту, где безжизненно вытянулось тело Пруденс..
- А оно нам надо? - задумчиво спросил Мики. - Чтоб очухалась?
Гриль почесал в затылке.
- Вообще-то, светиться нам ни к чему.
Скотч вопросительно заглянул ему в лицо.
 Ты имеешь в виду...?
Гриль не успел ответить. Совсем неподалеку из-под земли вдруг поднялся столб огня. А когда он исчез — именно исчез — на этом месте стоял высокий мужчина в темном костюме.
Разинув рты, «крутая» троица во все глаза смотрела, как он повел головой и плечами, будто разминал их после долгой неподвижности, и как застыл, заметив группу из пяти мужчин и одной лежащей девушки.


 

#4
gala
gala
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
Бальтазар шел по улице, щурясь от непривычно яркого света. Цепким взглядом оглядывал прохожих и выделял нужные приметы. Его память была такой, что он двигался уверенно, будто держал перед глазами карту.
Так, здесь надо свернуть. Бальтазар повернул голову налево и тут же почувствовал легкий толчок в правое плечо.
- Ох, простите!
Тонкая девичья рука извинительным жестом на мгновение коснулась руки Бальтазара. И внезапно легкое и теплое ощущение искрящейся волной накрыло человеческую часть его сущности.
Это было так необычно, что Бальтазар остановился.
Маленькая изящная фигурка, обернувшись, замерла в одном шаге от него. Бальтазар увидел большие, изумленно округлившиеся глаза под темными бровями, персиковый румянец и задорно вздернутый носик. Пухлые губы приоткрылись в удивленном «о»!
Девушка едва доставала ему до плеча. Ее нельзя было назвать красавицей, но большие карие глаза, в которых сейчас застыло виноватое выражение, притягивали и очаровывали. Опьяняющее тепло самовольно продолжало разливаться в груди Бальтазара, на мгновение растопив холодную сосредоточенность.
Не отводя глаз от лица девушки, он нахмурился.
Этот необычный всплеск эмоций не нравился демонической сущности Бальтазара. В темном мире полу-демону приходилось прилагать немало усилий, чтобы погасить импульсы своей человеческой половины. И было бы неосмотрительным поддаваться им здесь, в мире людей.
Но человеческая составляющая его души наслаждалась этими фантастическими ощущениями.
К дьяволу! Это надо прекратить!
Вглядевшись в помрачневшее, напряженное лицо Бальтазара, незнакомка недоуменно заморгала, потом поджала губки и недовольно тряхнула рассыпавшимися по плечам каштановыми локонами. Гордо выпрямившись и вызывающе задрав подбородок, девушка резко повернулась и зашагала прочь от Бальтазара. С ней, к счастью, ушло и опасно расслабляющее чувство. Бальтазар некоторое время смотрел вслед девушке, затем решительно выбросил из головы нелепый эмоциональный порыв и направился к своей цели.
Остановившись перед внушительного вида дверью, Бальтазар медленно огляделся и нажал кнопку вызова. Поднявшись на пятый этаж, он нашел глазами бронзовую табличку «Картер и Клейн. Юридическое бюро», машинально расправил плечи и взялся за ручку.
Мысленно он уже приготовился, и улыбка на его лице была именно такой, какой должна была быть у молодого, но перспективного юриста с солидным рекомендательным письмом в кармане.
Когда через полчаса Бальтазар закрыл за собой дверь юридического бюро, он все еще улыбался.
Дело сделано. Можно начинать работать в мире людей.
Он давно не появлялся в человеческом обществе, поэтому предвкушение опасности и новых приключений приятно возбуждало.


 

#5
gala
gala
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
Итак, продолжим.


Тягостная процедура похорон и сменившая ее не менее печальная поминальная трапеза, наконец, закончились.
Господи, как они смогли выдержать все это? Оказалось, невыносимо трудно принимать сочувственные взгляды, пожатия, прикосновения, отвечать на них вежливой улыбкой и благодарным бормотаньем.
Проводив последнего посетителя, Фиби, на заплетающихся ногах побрела наверх, в свою комнату. Стянув с себя черную шифоновую блузку, она легла на постель, уткнувшись лицом в подушку. Наконец можно не сдерживать слезы…
Пруденс больше не будет. Это все еще не укладывалось в сознании. Вот всего три дня назад она смеялась, сердито выговаривала за разбросанные в гостиной вещи, а теперь…
-Прю…Господи, Прю…
Хотелось разреветься в голос, закричать от душевной боли, встряхнуть весь мир, чтобы он тоже ощутил потерю.
«Я больше никогда не буду такой, как прежде. И Пайпер тоже.. Теперь нас только двое. Нет, не так. У Пайпер есть Лео. И Уайет. А я…»
Фиби горько всхлипнула. Никогда еще она так остро не ощущала свое одиночество. Как будто захлопнулась дверь за безмятежным и радостным прошлым, навсегда отрезав ее от тепла и предвкушения грядущего счастья.
Каким теперь будет твое будущее, Фиби Холливел? Твое собственное будущее?
* * *
Лео осторожно прикрыл за собой дверь спальни.
Пайпер стояла перед окном, пустыми глазами уставившись на раскачивающиеся от ветра ветви деревьев.
-Пайпер, дорогая! Ты в порядке?
-Не знаю.
Она подняла на мужа тоскливый взгляд.
-Мне почему-то кажется, что… - Пайпер стиснула руки, как будто пытаясь не выпустить на волю тревогу, поселившуюся в ее душе после смерти Пруденс. - Кажется, что все в нашей теперь жизни изменится. И не только из-за...из-за Прю.
-Дорогая...- Лео тяжело вздохнул. - Потеря сестры — горькое изменение. И, конечно, тебе трудно к этому привыкнуть. Но все проходит, милая. Пройдет и эта боль.
Глаза Пайпер опять налились слезами.
-Она никогда не пройдет...И у нас никогда не будет, как прежде, Лео. Я чувствую это.
Лео обнял жену и долго стоял с ней в темноте, гладя по голове и баюкая, как ребенка.
Наконец, Пайпер обмякла, всхлипнула в последний раз и отстранилась от Лео.
- Хорошо, что у меня есть ты, - она провела ладонью по щеке мужа. - И Уайет.
Он поцеловал холодные пальцы.
- Тебе надо отдохнуть, родная. Ложись, поспи. А вечером я схожу к миссис Террент за Уайетом.
Пайпер равнодушно кивнула.
-Хорошо.
Уложив жену в постель и убедившись, что она заснула, Лео прилег рядом. Он долго лежал неподвижно, глядя в потолок тоскливым взглядом.
Прю, его единственная союзница, теперь не поможет, не поддержит. А с учетом настроения Пайпер...Как теперь рассказать ей? Как предупредить?
* * *
Все-таки Либитина — молодец! У него был адрес. Дом, в котором, как предполагалось, находился нежеланный артефакт и возможные кандидаты в Хранители, Бальтазар нашел быстро.
Он несколько раз проехал на машине по узкой улочке с односторонним движением. Она была застроена либо в прошлом веке, либо современный архитектор возвел эти пряничные домики «а-ла викторианская эпоха», как дань моде.
Вчера, в последний раз медленно проезжая мимо нужного ему дома Бальтазар обратил внимание на необычное скопление машин около него. Со ступеней медленно сходили люди в темной траурной одежде. Похоже, один из обитателей домика отправился в мир иной. Бальтазар цинично усмехнулся. Вот и вся ваша суета, человечки. А потом...Ангельские крылышки или рожки с копытцами? Так, кажется, вы представляете себе вечное пристанище?.
Интересно, кто из обитателей домика покинул сей мир? Престарелый папаша-пьяница? Старая сварливая мегера, которую здесь звали матерью?
Заметив, что группа женщин остановилась у поджидавшего их длинного автомобиля, Бальтазар постарался втиснуться между темным мерседесом и стареньким серым седаном. Не выходя из машины и напрягая слух, он ловил каждое слово. К сожалению, дамы в темных костюмах так часто перемежали беседу тяжкими вздохами и печальными взглядами, что он услышал только: «такая молодая...это ужасно...полиция пока не нашла...как девочки будут жить...Пруденс была для них матерью...»
Задумчиво постукивая пальцами по рулю, Бальтазар обдумал услышанное. Стало быть, не папаша и не старая мегера. Некая Пруденс, живущая в этом особняке, очевидно, погибла. Почему-то перед глазами Бальтазара сразу всплыла недавняя картина: пустырь и трое мужчин вокруг неподвижно лежащего на песке женского тела.
Способ попасть в старый особняк Холливелов представился быстро и неожиданно легко.
Бальтазар торопился отдать на подпись бумаги.
Седоволосый мистер Клейн аккуратно складывал в портфель пожелтевшие от времени тоненькие бумажные папочки, когда Бальтазар зашел к нему в кабинет.
-Куда-то направляетесь? - полюбопытствовал он.
-Да, - вздохнул мистер Клейн, - печальное мероприятие.
Увидев недоуменное выражение на лице Бальтазара, он пояснил:
-Оглашение завещания.
Бальтазар насмешливо хмыкнул.
- Оно может быть печальным только для того, кто после вскрытия документов поймет, что остался на бобах.
Он мельком взглянул на последнюю папку, на которой была не отпечатана, а каллиграфическим почерком с завитушками нанесена надпись: Пруденс Холливел.
Черт побери, какая удача!
-Звучит достаточно цинично, - спокойно отозвался мистер Клейн, убирая папку и застегивая портфель. - И вы были бы правы, если не принять во внимание, что погибшая — молодая женщина.
-Ну, тогда, конечно...-Бальтазар нацепил на лицо приличествующее случаю выражение почтительного сочувствия.
Мистер Клейн отложил портфель и поднял глаза на своего молодого помощника.
-Вы принесли материалы по делу Стивенса?
-Да.
Бальтазар положил перед стариком бумаги и как можно равнодушнее заметил:
-Никогда не присутствовал на оглашении завещания. Должно быть, забавно.
Кустистые седые брови мистера Клейна поднялись:
-Забавно?
- Я имею в виду...Мне никогда еще не приходилось...
Старый юрист неодобрительно покачал головой.
- Забавно! Не ожидал такого легкомыслия от вас, Коннор.
Тот небрежно пожал плечами.
-Просто я еще никогда не принимал участия в таких...э-э-э...печальных мероприятиях. Вы не позволите мне присоединиться к вам?
 - Увы, молодой человек! Там могут присутствовать только душеприказчики и, так сказать, заинтересованные лица.
Старик поднялся, взял портфель и направился к двери.
«Знал бы ты, насколько я заинтересован!»
Бальтазар не собирался упускать такой шанс. Он в два шага догнал мистера Клейна и почтительно коснулся его руки.
- Но, может быть, для, так сказать, практики...
Старый юрист на минуту остановился и поднял недовольный взгляд на молодого коллегу:
- Мистер Такер! - возмущенно начал он, но тут же умолк.
Бальтазар смотрел ему прямо в глаза пронзительно и жестко. Старик замер на секунду. Взгляд его стал туманным и пустым и он бесцветным голосом робота медленно произнес:
- Конечно, коллега. Вам это будет на пользу.
«Совершенно верно!» - подумал Бальтазар, отводя глаза.

Сообщение отредактировал gala: Воскресенье, 13 декабря 2009, 13:03:33

 



Темы с аналогичным тегами фанфики gala

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей