Перейти к содержимому

Телесериал.com

Невозможное возвращение. Фанфик от Gala

фанфики gala
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 228
#11
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
11.
Закрыв дверь своей комнаты, Фиби уже хотела подняться к сестрам на чердак. Но в гостиной раздался звонок, и она чуть не кубарем скатилась с лестницы, помчавшись к телефону.
- Алло! – запыхавшись, выпалила она в трубку.
Молчание.
- Алло! – громко повторила она, боясь надеяться.
- Фиби!
Голос, который раздался в трубке, заставил ее затрепетать. Это он!
- Коул! – Она закрыла глаза и замерла. Сердце ее почти остановилось. – Коул!
- Фиби… - похоже, он тоже едва справлялся с волнением - Фиби, мне нужно поговорить с тобой.
- Господи! Коул, где ты? Куда ты пропал?
- Я здесь, в Сан-Франциско, у себя дома. Приезжай, прошу тебя. Ничего не бойся. Я не причиню тебе вреда. Мы должны поговорить. Я готов все объяснить тебе.
- Я приеду! Я сейчас приеду! Только, пожалуйста, не исчезай!
- Подожди, Фиби. Ты…Я думаю, ты уже многое знаешь…Если…если сфера у тебя, забери ее с собой.
- Хорошо! Я сейчас!
- Фиби! Подожди! Я прошу тебя пока ничего не говорить сестрам. Просто предупреди, что ты отлучишься ненадолго.
- Жди меня! Я еду!
Повесив трубку, она некоторое время стояла, пытаясь сдержать волнение. Сердце ее колотилось, как сумасшедшее. Коул здесь! Он готов все объяснить! Господи! Неужели хоть что-то в ее жизни, в их жизни, наконец, прояснится?
Фиби бросилась в свою комнату. Сфера, лежала там, где она ее положила, и чуть светилась. Фиби взяла ее в руки и обратилась, как к живому существу:
- Коул здесь. Мы поедем к нему.
Как бы в ответ на ее слова, перламутровый туман внутри сферы вспыхнул разноцветными огоньками. Они перемещались по всей сфере, кружились маленькими хороводиками, пульсировали в центре.
- Я понимаю. Я тоже безумно рада, - не удержавшись, прошептала Фиби.
Осторожно положив шар в сумочку, Фиби набросала несколько строк на листочке бумаги и положила ее на комод так, чтобы можно было сразу заметить.


Проводив Дайану, Коул задумался. Миссис Дрейк ничего не рассказала ему, но все можно было понять и так. Похоже, все его расчеты оказались верными. Дайана никогда не вошла бы в его комнату, если бы ничего не произошло. Она обратила внимание на фотографию – значит, она узнала Фиби. Фиби была здесь и сфера с душой отца у нее.
Ну, что ж. Пора расставить все точки над «i».
Он помнил телефон дома Холливелов. Набрав номер, долго ждал ответа. Сердце его колотилось так сильно, что казалось, выскочит из груди. «Неужели никто не подойдет к телефону?» – подумал он, когда, наконец, в трубке раздался голос:
- Алло!
Фиби! Коул не смог ответить сразу. Волнение перехватило ему горло.
- Алло! – громче сказала она.
Он, наконец, справился с собой.
- Фиби…
Договорившись о том, что она приедет к нему сейчас, и, положив трубку, Коул в волнении заходил по комнате. Сейчас, когда осталось совсем немного времен, он мысленно вернулся к своему плану. Если ничего не получится, значит, эта встреча с Фиби будет последней. Может быть, все же ничего не делать?
Нет! Он остановил свое бессмысленное хождение. Если он не решится сейчас, и все останется, как есть, потом будет еще хуже. «Ты же прекрасно понимаешь, - убеждал себя Коул, - что не сможешь долго сдерживать темные силы в своей душе. Пока ты еще можешь их контролировать. Но надолго ли тебя хватит, парень? Достаточно любой серьезной житейской ситуации, чтобы демоническая мощь вырвалась из-под контроля и тогда…». Он закрыл глаза, вспомнив, какое облегчение почувствовал, испепелив наглого домовладельца, угрожавшего Фиби разоблачением и вздумавшего шантажировать его. Коула пугало не то, что он применил тогда свою демоническую силу, а то, что испытал удовольствие от этого. Рано или поздно он опять перейдет тонкую грань, отделяющую Добро от Зла. И это уже будет навсегда.
«Нет!» - Он сжал кулаки. - Так не будет! Я сделаю все, как задумал.»
Коул еще и еще раз продумывал все до мелочей. Сейчас ничто не должно ему помешать. Подземный мир, расколотый на группировки, воюющие друг с другом, занят своими распрями и не станет вмешиваться. Существа Воплощения, скорее всего, решили, что с ним покончено. Если Лео будет на его стороне, риск можно будет свести к минимуму. Конечно то, что он задумал, было настолько неожиданным и дерзким, что Силы Добра тоже могут растеряться. Впрочем, это как раз будет ему на руку. Итак, это – его единственный шанс. Если план сработает – отлично. Впереди – жизнь, свобода, любовь. Если нет…Когда-то это все равно должно будет кончиться. Пусть лучше так.
«Что ж, я готов принять свою судьбу, - решил он. – По крайней мере, я не сдамся, и буду бороться до конца.»


Пейдж первая увидела белеющий на комоде листок бумаги и рванулась к нему:
- Записка!
«Пайпер, Пейдж! Я должна ненадолго отлучиться. Не волнуйтесь, все в порядке. Фиби» - прочитала она вслух.
- Слава богу! – прошептала Пайпер. – Я уж думала…
- Я – тоже!
Пейдж повертела листок, проверяя, не написано ли там еще что-нибудь.
- Ну и что это значит? Где она может быть?
И немного подумав, ухмыльнулась:
- Может, она помчалась выяснять отношения с миссис Дрейк?
Пайпер покачала головой:
- Нет! Фиби никогда не стала бы этого делать. Я думаю…
- Демон?
- Нет, - медленно произнесла старшая сестра. - Пейдж, я думаю, она… у Коула.
- У Коула?! А где он - Коул? Чтобы быть у Коула, надо хотя бы знать, где он!
- Да. Это если бы мы искали его. Скорее всего, - вздохнула она, - он сам искал Фиби. И нашел ее.
- Ты думаешь, он переместил ее куда-то?
- Не думаю. В этом случае она вряд ли успела бы написать записку. Кроме того, эта…, этот шар. Его тоже нет. Значит, Фиби взяла его с собой. Это она могла сделать только по просьбе Коула.
Пейдж помолчала. Перечитав записку еще раз, она повернулась к сестре.
- И что мы будем делать? Мы же не знаем, где они. А вдруг…
- Пейдж, - перебила ее Пайпер. – Если Фиби – с Коулом, с ней ничего не случится. Я в этом уверена. Давай не будем торопиться. Может быть, он решил, что им надо поговорить, может, он объяснит ей все, что произошло. Нам пока ничего не надо делать. Дай им время.
Пейдж вздохнула.
- Ладно. Может, ты и права. На всякий случай я сосредоточусь на Фиби. Если что-нибудь пойдет не так, я почувствую это.


Первое, что сделала Фиби, когда Коул открыл ей дверь – бросилась ему на шею.
-Коул!
Она целовала его в губы, в нос, в щеки. Это была буря эмоций! Коул, схвативший ее в объятия, ответил таким страстным поцелуем, что Фиби едва не задохнулась. Она прижалась к его мощной груди и слушала, как гулко бьется его сердце. Так, обнявшись, они стояли несколько минут. Фиби первая вернулась к реальности. Оторвавшись, наконец, от Коула, она раскрыла свою сумочку и достала сферу с душой Бенджамена Тернера. Коул бережно взял ее в руки и прошептал:
- Отец…
Шар светился ровно и мощно. От медленного движения перламутрового тумана внутри него, как от доброй улыбки, по комнате разливалось спокойствие и надежда.
Положив сферу в вазу, Коул повернулся к Фиби:
- Ты знаешь, кто это?
Она кивнула.
- Он – единственный, кто любил меня всегда…Что бы я ни делал, каким бы ни был, свет его любви согревал меня. И, возможно, останавливал. – Коул вздохнул. - По дороге Зла легко идти, Фиби. Особенно, если ни ты никого не любишь, ни тебя не любит никто.
Она шагнула к нему:
- Но..Коул!
- Нет, Фиби! Я знаю – ты любила меня. Но я должен был все время доказывать тебе, что достоин твоей любви. И только любовь отца не требовала ничего взамен.
Она прижалась к нему, подняв голову, и смело посмотрела в глаза. Ее взгляд говорил: «Что бы ни было - люблю!». Он обнял ее, и улыбка, скорее грустная, чем довольная, чуть тронула его губы. Крепко прижав ее к себе, он закрыл глаза и подумал: «Ради этого!» Потом вздохнул и сказал:
- Фиби, давай поговорим.
Они сели на диван. Фиби, сидела, положив голову ему на плечо и закрыв глаза. «О чем говорить? – как-то странно безмятежно думала она. – Мне спокойно, как никогда. Коул – здесь, он меня любит. Что еще нужно?»
Коул начал осторожно:
- Фиби, я знаю, что нужно сделать, чтобы мы были вместе. Если, конечно, ты этого хочешь… – Коул замер в ожидании ответа. Он радовался, что она не видит его лицо. Решение, которое она примет сейчас, будет означать либо его жизнь, либо его смерть.
Фиби сразу вышла из своего блаженного состояния. Она повернула его к себе и покачала головой:
- Нет.
Коулу показалось, что его сердце ухнуло в холодную яму.
- Нет?! Ты не хочешь…
Фиби поцелуем закрыла ему рот.
- Коул!Я люблю тебя! И никогда больше не расстанусь с тобой. Мы вместе справимся со всеми человеческими и демоническими проблемами!
- Фиби!…
- Все-все-все! Хватит целоваться! – вывернулась она из его объятий. – Рассказывай, что ты задумал. Впрочем, нет. Давай все по-порядку. Куда ты пропал после того, как к тебе вернулась память?
- Подожди, Фиби. У меня тоже есть вопросы. Почему у меня пропала память? Почему я вообще остался жив после того, как…после.. – Коулу не хотелось говорить: «после того, как ты меня уничтожила». Он просто не мог это выговорить.
Фиби вздохнула. Она тоже не хотела произносить эти слова. Поэтому решила сразу ответить на его вопрос.
- Тебя спасли Старейшины. После того, как ты остановил Бездну и спас мир магии, они решили, что ты должен прожить свою человеческую жизнь. Для этого стерли твою память. И ты стал Коннэлом Такером.
- Вот как! Понятно, - медленно произнес Коул. – Больница, амнезия, новая личность…Они решили подарить мне жизнь, но сделать меня другим человеком.
Он помолчал.
- Фиби… - он собрался с духом и решился, - Фиби, скажи мне, ты …ты знала об этом?
- Коул, - она укоризненно посмотрела на него. – Неужели ты думаешь, я стала бы ждать три года?
Он улыбнулся. Да, такого подвига она совершить бы не смогла. Терпение и смирение были не в ее духе. И это он любил в ней.
- А почему ты решила вызвать меня? Что это было: любопытство или…
- Или, - твердо сказала Фиби. – Когда я увидела тебя, я вспомнила все. И плохое, и хорошее. Я поняла, что по-прежнему люблю тебя.
- Фиби! - Коул прижался губами к ее губам, и она застыла в блаженстве. Поцелуй был таким долгим, что она почти перестала дышать.
- Коул, - еле выговорила она, отдышавшись, - еще один такой поцелуй, и ты меня похоронишь по-настоящему.
Он счастливо рассмеялся и крепко обнял ее:
- А так – можно?
- Можно. Только теперь я буду задавать вопросы.
Коул кивнул:
- Задавай.
- Куда ты пропал и как ты вообще исчез? Переместился?
- Зачем? Я просто вызвал такси. Сама понимаешь, что творилось у меня в голове…Я так себя чувствовал, что не смог бы сам вести машину. Я попросил такси подъехать к запасному выходу, вышел через него и приехал домой.
- Там ты сказал малышке Фиби, что уезжаешь ненадолго, и передал ей сферу?
- Откуда ты это знаешь?
- Пейдж ходила в разведку.
Коул усмехнулся:
- Пейдж в своем репертуаре.
- А что было потом?
- Я переместился в…Понимаешь, есть место на земле, где я мог быть самим собой, даже когда был демоном. Не спрашивай, где оно находится. Это не важно. Там я много думал, Фиби. Обо всем, что произошло. О нас с тобой…
Коул встал и опять заходил по комнате. Он не мог быть спокойным, когда думал о своем замысле. Но ей он твердо решил ничего не говорить. Фиби могла отговорить его. Этого нельзя было допустить.
- А душа твоего отца? Как она оказалась у тебя? Что ты собирался с ней делать? – вспомнила Фиби.
Коул остановился и пристально посмотрел на нее. Ему очень не хотелось вспоминать об этом. Но и промолчать – не получится. Он знал это.
- Помнишь, ведьму, которую…которую убил Бельтазор? Ты, - он криво усмехнулся, - ты не захотела тогда…
- ..спасти тебя, - прошептала Фиби.
- Да,. – Коул сказал это жестче, чем хотел. – В обмен на амулет, который я должен был у нее забрать, Рейнер обещал вернуть мне душу отца. Но заставив меня убить ведьму, он не сдержал свое слово.
- И как же сфера попала к тебе? - осторожно спросила Фиби.
- Я убил Рейнера.
Фиби судорожно вздохнула. Коул продолжал пристально смотреть на нее. Она опустила глаза.
- Ты отомстил за отца и за нее?
- Ее это к жизни не вернуло.
Они замолчали. Фиби вспоминала о том, как он тогда просил ее помочь, а она…А Коул вновь переживал ту страшную ночь, когда он потерял Фиби, как ему казалось, навсегда.
- Иди сюда, - Фиби потянула его за руку. И как только он сел, прижалась к нему. - Все ведь кончилось? Теперь мы будем вместе, чтобы ни случилось!
Коул посмотрел на нее и вздохнул. Он как раз не был уверен в том, что ему вообще удастся быть. Он встал и опять начал ходить по комнате.
- Фиби, я решил сделать так, чтобы демонические силы никогда больше не смогли занять место в моей душе.
- Как?
Он взял ее за руку.
- Это сложно объяснить…Я не хочу говорить о подробностях. И мне нужна помощь Лео. Ты должна вызвать его сюда, чтобы мы могли все обговорить.
- Я не могу сделать этого, Коул! Он не приходит теперь по нашему первому зову, как раньше. Лео больше не наш Хранитель. Он – один из Старейшин.
Коул удивленно поднял брови, а потом сдвинул их.
- Что ж, - помолчав, сказал он. – Это облегчает мою задачу.
Фиби вскочила с дивана:
- Ради бога, Коул! Что ты задумал? Это не опасно?
Коул печально посмотрел на нее. Потом притянул к себе.
- Какие опасности могут напугать демона, бывшего Хозяина, наконец, брошенного мужа? – усмехнулся он.
- Коул! – возмущенно воскликнула Фиби. – Я серьезно!
- Я – тоже.
Он опять поцеловал ее, и она замерла в его объятиях. Ей было и тревожно и спокойно одновременно. Фиби закрыла глаза и взмолилась: «Ну, пусть все будет хорошо! Я готова сделать все, что угодно: пожертвовать собой, сражаться с нечистью днем и ночью…Впрочем, нет, - остановила она свои клятвы. – Ночь пусть остается для другого». Она уткнулась лицом в его мощную шею, почувствовала, как с силой пульсирует кровь в артерии, и вдруг разом успокоилась. Разве может что-то случиться с ним теперь, когда они вместе?
Заключив ее в кольцо своих сильных рук, Коул смотрел на нее, и сердце его переполнялось нежностью и любовью.
- Фиби! Я люблю тебя. И хочу, чтобы между нами не было больше никаких недомолвок, никакой преграды. Ни прошлого, ни возможных проблем в настоящем. Я все продумал, но без помощи Лео у меня ничего не получится. Я прошу тебя, найди его, уговори встретиться со мной. То, что я хочу сделать, нужно не только мне. Это будет хорошо для всех. Силы зла потеряют часть своей мощи. И она никогда уже не будет обращена против добра.
Фиби отодвинулась от него, повернула к себе его лицо, чуть коснулась губами его губ, и прошептала:
- Я позову его, Коул. Все будет хорошо! Я люблю тебя.
В эту ночь Фиби не вернулась домой. Они не смогли расстаться. Его поцелуи были горячи, а руки нетерпеливы. Все накопившиеся за это время тревоги, отчаянье и боль растворились в переполнявшей их страсти. И Коул, знавший, что это, может быть, их последняя ночь, отдал ей всю свою любовь, всю нерастраченную нежность. А Фиби, забывшей, о сестрах, обо всем, что случилось за последние три года, казалась, что она плывет на волнах блаженства, и это будет продолжаться вечно.

 

#12
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
12.

Для Дайаны Дрейк это была скверная ночь. Она уже ложилась спать, когда услышала, как к дому подъезжает машина. Отодвинув портьеру, она увидела, как из автомобиля выскочила женщина и буквально помчалась к двери мистера Такера. Сердце миссис Дрейк дрогнуло. Она догадывалась, кто это может быть. Чтобы там ни было с миссис Такер, женщина, которая была сегодня в ее гостиной, – Фиби Холливел – приехала к Коннэлу.
Дайана присела на разобранную постель. Она почувствовала, как черные когти ревности раздирают ей сердце. Эта женщина – кто она Коннэлу? Ожившая вдруг жена? А может быть, она и не погибла? Или это любовница, так похожая на его жену, что он потерял голову? Ведь это он позвал ее в такой поздний час.
«Посмотрим, когда она уйдет, - решила Дайна. – Тогда можно будет узнать, что это было: деловой визит или любовное свидание».
Сначала она сидела на постели, с надежной прислушиваясь к звукам, которые казались ей то стуком двери, то жужжанием заведенного мотора машины. Она вскакивала и бросалась к окну. Потом она прилегла, и мысли ее начали бродить где-то вдалеке. Она думала о своей судьбе, о том, как плохо одной, как определенные надежды, которые она связывала с присутствием в доме мистера Такера, давали ей какой-то стимул для жизни, а теперь какая-то незнакомая женщина убивает этот стимул.
Время от времени она начинала дремать, и ей казалось, что она пропустила момент, когда машина уехала. Дайана вставала, смотрела в окно. Но машина по-прежнему стояла перед домом. Незаметно для себя миссис Дрейк все же заснула и проснулась, когда солнце уже поднялось. Услышав, что стукнула дверь, она встала и подошла к окну. Картина, которую она увидела, заставила ее сердце сжаться от боли.
Коннэл и эта женщина, Фиби Холливел, стояли у машины и молча смотрели друг на друга. То, как он обнимал ее, как долго целовал на прощанье, говорило о том, что он безумно любит эту женщину. Сердце Дайаны, готовое разорваться от ревности, подсказало ей это. Она закрыла лицо руками, и невольные слезы смочили ей ладони. Ей казалось, что жизнь разом лишилась той радости, которую дает надежда на будущее, на новое счастье. Но вместе с этим, другое, ранее незнакомое ей чувство, созревало в ней. Змея ревности ужалила ее и отравила ядом ненависти.
Неужели она хуже этой…Холливел? Дайана закусила губу и прошла в ванную. Она встала перед зеркалом и внимательно осмотрела себя. Конечно, бессонная ночь не прибавила свежести ее лицу. И круги под глазами не красили. Но зеркало подтвердило то, что она знала: она была красива. Правда, это была не яркая, броская красота Фиби Холливел. Дайана подумала, что тонкие черты лица, выразительные карие глаза, светлые шелковистые волосы оценил бы по достоинству любой мужчина. И Коннэл – не исключение. Если бы не эта женщина! «Почему, ну почему я осторожничала? Почему не показала Коннэлу, что люблю его? За все время, пока он живет здесь, можно было бы сто раз сблизиться с ним. И он не стал бы искать сходство со своей прежней любовью в мисс Хилливел!»
Дайана заходила по комнате. «Ничего! Еще не все потеряно. В конце концов, он живет рядом со мной. Мы видимся каждый день. И у меня есть малышка Фиби, которая будет помогать мне, сама того не ведая». Она вышла из комнаты и направилась в детскую. Дочь уже проснулась и сидела на кроватке, свесив ноги.
- Доброе утро, мамочка!
- Доброе утро, детка. Я обрадую тебя: Коннэл вернулся. Можешь пойти с ним поздороваться.


Только в машине Фиби вспомнила, что к утру ей надо сдать колонку. Сначала она решила ехать сразу на работу, чтобы до прихода «маленького босса» сделать основную часть материалов. Но, помня поручение Коула, решила принести в жертву свое спокойствие. Тем более, что часть подготовленных ею советов вполне можно печатать. А на том подъеме, который был у нее сейчас, после встречи с Коулом, она быстро напишет все остальное.
Первое, что она увидела, войдя в дом - возмущенная Пейдж.
- Фиби!
Фиби бросилась к сестре и закружила ее:
- Пейдж, не ругай меня! Я так счастлива!
Отбившись от ее объятий, Пейдж схватила Фиби за руку и потащила на кухню. Пайпер, наблюдавшая за тем, как Уайет размазывает кашу ложкой по столу, увидев сестер, улыбнулась.
- Вот она! – предъявляя Фиби старшей сестре, как некое вещественное доказательство преступления, осуждающе произнесла Пейдж.
Пайпер ничего не успела сказать, потому что Фиби подошла к ней и обняла. Малыш, с интересом наблюдавший за матерью и тетками, прекратил свое художественное занятие и застыл с ложкой. Каша с нее медленно капала на пол.
- Пайпер, - шепнула Фиби, - Пайпер…
- Я понимаю, Фиби. У тебя все написано на лице, - отстранилась та. – Но не слишком ли ты рисковала?
Фиби покачала головой.
- Я – ничем. Но Коул задумал что-то очень рискованное.
- В каком смысле? – Пейдж, забравшая, наконец, у племянника ложку, повернулась к ней.
- Он решил освободиться от магических сил. Навсегда. – Фиби обратилась к Пайпер. – И ему нужна помощь Лео.
Пайпер поджала губы.
- Фиби, ты не хуже меня знаешь, что Лео сейчас не так-то просто вызывать. Должно произойти что-то очень серьезное.
- Думаю, это очень серьезно. Коул говорит, что мир зла лишится значительной мощи, если все получится.
Пейдж передала отмытого от каши Уайета матери:
- А что все-таки он задумал?
- Он мне этого не сказал. Но, думаю, что-то серьезное. Иначе он не стал бы скрывать это от меня.
Пайпер повела сына одеваться на прогулку, а Пейдж потащила Фиби в гостиную.
- Ты должна мне все подробно рассказать, - потребовала она от сестры.
- О чем? – улыбнулась Фиби.
- Ну, конечно, не о том, с кем и как ты провела ночь, - съехидничала Пейдж
Они долго еще сидели на диване, пока Фиби подробно рассказывала сестре все, что ей удалось выудить у Коула.
- Интересно, что он все-таки придумал, и почему ему нужна помощь Лео? – задумалась Пейдж
Фиби вздохнула.
- Если бы я знала!
- Ладно. Давай дождемся Пайпер и произнесем заклинание вызова Старейшины.
- Хорошо. Я пока закончу работу и отвезу материал в редакцию.


Проводив Фиби, Коул некоторое время постоял, глядя ей вслед. Это было самым трудным - расстаться с ней, не зная, увидит ли он ее хотя бы еще раз. Усилием воли он заставил себя опустить руки, обнимавшие Фиби. А она, поцеловав его последний раз, провела рукой по щеке, и, не отрывая от него глаз, села в машину. По тому, с какой скоростью сорвался с места автомобиль Фиби, Коул понял, что ей тоже не хотелось расставаться.
Он медленно пошел к дому. Теперь оставалось только ждать. Фиби обещала, что они вызовут Лео как можно скорее. Коул уже почти подошел к двери, как на лужайку выскочила малышка Фиби.
- Коннэл! – радостно закричала она. – Ты вернулся!
Он с улыбкой дождался, когда она подбежит к нему, и подхватил ее на руки. Девчушка обняла его за шею, а потом деловито спросила:
- А солнечный камень? Ты привез мне солнечный камень?
Коул опустил ее на землю и весело сказал:
- Конечно! Сейчас я тебе его принесу.
Он направился к двери, когда она опять остановила его:
- А твой шарик? Эта тетенька отдала тебе твой шарик?
Коул не сразу сообразил, что речь идет о Фиби и о сфере. Поняв, что Фиби-маленькая четко выполнила его инструкции, он опять улыбнулся и сказал:
- Да. Ты – молодец! Ты все сделала, как я просил. Я сейчас принесу тебе солнечный камень, и ты увидишь, какой он красивый.
Выходя из дома, он видел, что девочка подпрыгивающим шагом кружилась на лужайке. Нетерпение не давало ей стоять и спокойно ждать. Увидев Коула, она бросилась к нему. Он присел на корточки и, вытащив камень из футляра, в который тот был упакован, протянул его маленькой Фиби.
Сверкнув на солнце, камень засиял всеми цветами радуги. Девочка замерла от восторга.
- Как красиво, - наконец, прошептала она.
Коул с улыбкой наблюдал за ребенком. Девчушка поворачивала камешек, и каждый раз брызги ярких искр вспыхивали на солнце.
- Солнечный камень… - благоговейно произнесла она.
Увлеченные игрой яркого света, они не заметили, как к ним подошла Дайана.
- Чем это вы так увлеклись? - скорее вежливо, чем заинтересовано спросила та.
Коул поднялся.
- Здравствуйте, Дайана. Это – солнечный камень.
Он с удивлением увидел, как изменилась миссис Дрейк со вчерашнего вечера. Она была аккуратно причесана, но темные круги под глазами и неяркая помада делали ее бледное лицо еще бледнее. И она не смотрела ему в глаза.
- Здравствуйте, Коннэл, - вежливо, но сухо произнесла она.
- Мамочка, посмотри! – дочь протянула ей небольшой камешек, искрящийся на солнце. –Как красиво!
Миссис Дрейк взяла у дочери камень. И он… погас.


Фиби ворвалась в дом, как будто за ней гнались.
- Пайпер здесь? – крикнула она с порога.
- Мы – здесь, - ответила Пейдж за двоих. – Ты уже все сделала?
- Не спрашивайте лучше. Элиза даст фору любому вампиру, столько моей крови она выпила сегодня. Но я сумела отбиться. Вы готовы?
Сестры взялись за руки, образовав круг, и дважды повторили заклинание. Вихрь ярких огоньков взвился в гостиной. Появившийся в нем Лео не скрывал своего неудовольствия.
- Что теперь случилось? - почти враждебно спросил он.
- Лео, ты нужен Коулу! – выпалила Фиби, прежде, чем Пайпер открыла рот.
- Что?!
Возмущению Лео не было предела.
- Мало того, что вы вызываете меня, хоть и знаете, что я не должен откликаться на ваш зов! Вы еще предлагаете мне встретиться с Коулом! Вы вообще понимаете, о чем просите?
Он скрестил руки на груди и несколько надменно произнес:
- Мой статус Старейшины не позволяет мне общаться с .. с силами Зла.
- А портить жизнь человеку он тебе позволяет? – возмущенно воскликнула Фиби. – Если уж мы с тобой заварили эту кашу – а ты сам в этом признался – нам ее и расхлебывать. Коул готов отказаться от тех магических сил, которые есть у него. И он сказал, что Добро выиграет от этого.
Лео слушая ее, мельком взглянул на Пайпер. Та стояла, печально глядя на бывшего мужа, и ничего не говорила. Зато заговорила Пейдж.
- Лео! Давай закончим это дело навсегда. Чтобы ни было с Коулом, каким бы он ни был, мы не всегда были справедливы к нему. И ты – тоже. Если он нашел какой-то выход, чтобы освободиться от своих сил, надо ему помогать, а не строить из себя… ангела-мстителя.
Лео опустил руки.
- Хорошо. Что он решил сделать? – подумав, спросил он. – И в чем ему надо помогать?
- Не знаю! Он не говорит мне! И... Наверное, это опасно, иначе он сказал бы. Лео, - умоляюще посмотрела на него Фиби, - пожалуйста, помоги ему! Помоги мне! Тебе нужно просто встретиться с ним. Он сам тебе все объяснит.
Лео задумался. Потом кивнул головой:
- Хорошо, - еще раз сказал он. – Где я могу с ним встретиться?
- У него дома. Ты можешь переместиться, можешь приехать, - затараторила Фиби. – Хочешь, я отвезу тебя к нему?
- Не надо. Я сам найду его.
Лео исчез в кружении огоньков. Сестры молча стояли, пока Пейдж не села на диван.
- Так. Одно дело мы сделали. Что делать дальше?
- О чем ты? – осторожно спросила Пайпер. Она взяла Фиби за руку и, обняв, усадила ее рядом с собой на диване.
- Мы тоже должны что-нибудь сделать для Коула.
Фиби с недоверием посмотрела на сестру.
- Пейдж, - удивленно спросила она, - ты готова помогать Коулу?
- Это еще что! – ухмыльнулась Пайпер. – Слышала бы ты, как она отчитывала тетку Коула!
- Тетку Коула? – Фиби вытаращила глаза и с изумлением переводила взгляд с одной сестры на другую.
Пайпер прикусила язык, а Пейдж тихонько произнесла:
- Упс!
- Рассказывайте мне все! – почти приказала Фиби.
И они стали рассказывать. О том, как вызвали дух Сьюзен Тернер, как она рассказала им о похищении души Бенджамена Тернера его женой-демоницей. Сказали о том, что дух ведьмы обещал помочь. Но ни Пейдж, ни Пайпер не сказали о том, как сурово отнеслась тетка Коула к племяннику. Ни - «бедный мальчик», ни - «не напоминайте мне о нем» не прозвучало в их рассказе.





 

#13
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
13.
Коул удивленно поднял брови и пристально посмотрел на миссис Дрейк.
- Ой! – воскликнула малышка Фиби. – Он перестал светиться!
Она забрала камешек у матери и тот опять засиял.
- Смотри, мамочка! Он опять сверкает! – удивилась девочка.
Дайана пожала плечами:
- Наверное, я повернула его под другим углом.
- Вполне вероятно, - медленно произнес Коул.
Он никак не мог поверить, что всегда спокойная и рассудительная, миссис Дрейк способна на такое сильное чувство, как ненависть. «Что это с ней? – подумал он. – И кого она может ненавидеть? Может быть – меня? Но за что? Странно. Очень странно.»
Коул задумался. Малышка Фиби теперь играла с матерью то отдавая камешек ей – и он переставал сверкать, то забирая его – и он вспыхивал всеми цветами радуги. Они были так увлечены этим занятием, что не заметили то, что увидел Коул: под дубом на краю лужайки появился Лео. Вопрос о реакции солнечного камня на эмоции миссис Дрейк сразу перестал занимать Коула. Он направился к своей половине дома.
Дайана подняла голову и увидела, как к мистеру Такеру подошел крепкий молодой мужчина среднего роста, и они вместе направились в дом. Как ни была миссис Дрейк погружена в свои мысли, она невольно отметила, что мужчины не поздоровались за руку, а только слегка кивнули друг другу.
Даже не подходя к Лео, Коул почувствовал его враждебность. Он стиснул зубы. Ладно! Как бы тот ни относился к нему, если Лео здесь, значит, будет помогать. Подойдя ближе, Коул кивнул головой. Лео ответил таким же еле заметным кивком, и они направились в дом.
Войдя, Лео остался стоять в середине комнаты. Коул сел на диван и жестом предложил ему сесть в кресло. Его бывший зять сел, выпрямившись, как барышня, заботящаяся об осанке. Экс-Хозяин усмехнулся. Лео с каменным лицом откашлялся и холодно спросил:
- Какой вопрос ты хочешь обсудить?
- Я хочу уничтожить свои магические силы, - так же холодно ответил Коул.
- И как ты предполагаешь это сделать?
- Я хочу пройти через Чистилище, - просто ответил Коул.
С Лео разом слетели холодность и отчужденность. Он смотрел на него, вытаращив глаза:
- Коул! Ты сошел с ума! Никто и никогда не входил в Чистилище живым! Не говоря уже о том, чтобы живым выйти!
Коул смотрел на него, и Лео увидел в его глазах решимость и надежду.
- Я знаю, - коротко ответил он.
- Ты…Я...Господи, как тебе это могло придти в голову?! Это – самоубийство!
- Я не сошел с ума, Лео и я - не самоубийца. Ты не хуже меня знаешь, что красивая легенда об Орфее, имеет под собой основание.
- Коул! – Лео вскочил с кресла и заходил по комнате. – О чем ты говоришь? Даже если считать Фиби Эвридикой, ты-то – далеко не Орфей! За тобой числится столько всего, что умри ты естественной смертью, никто не возьмется предсказать дальнейшую судьбу твоей души. А ты готов добровольно отправиться туда, где и праведным душам бывает неуютно.
- У меня нет другого выхода, - на скулах Коула заходили желваки. - Ты сам знаешь: что бы я ни делал, демоническая половина моей сущности не может быть пустой долгое время. Она постоянно будет наполняться темными силами. Я должен уничтожить эту часть себя, уничтожить так, чтобы силы темной магии, находящиеся в ней, тоже погибли. Чтобы ими никто не смог воспользоваться.
Коул сжал кулаки. Потом, помолчав немного, сказал более спокойно:
- Я сделаю это не только ради нас с Фиби. Подумай сам, насколько проще будет силам Добра бороться со Злом, если такая мощная часть демонических сил будет уничтожена окончательно.
- В этом ты прав. Это будет просто здорово! Но…Коул, для тебя даже просто перемещение в Чистилище может означать гибель почти на сто процентов.
- Я должен уничтожить двойственность моей сущности, оставив только человеческую половину. Кроме Чистилища этого нигде не сделать.
- Ты погибнешь, - уверенно сказал Лео.
- Что ж, тогда погибнет и черная магия во мне.
Лео посмотрел на него и покачал головой. Помолчав немного, он спросил:
- Фиби знает о твоем замысле?
- Нет. И не должна знать. Если ты решишь помочь мне, обещай, что не скажешь ей до тех пор, пока не будет ясно, что я….Словом, пока не будет ясно, удалось мне или нет.
Лео сел в кресло и задумался. Технически сложность только в том, как вытащить Коула обратно. «Если вообще будет, кого вытаскивать», - помимо воли подумал Лео.
- Есть еще одно обстоятельство, - медленно произнес Коул.
Лео удивленно посмотрел на него.
- Душа моего отца…- Коул вздохнул. – Я не знаю, какая судьба может ожидать ее. Я возьму ее с собой. Думаю, отец не стал бы возражать. Он разделит свою судьбу с моей. Или мы оба выживем, или оба погибнем. Другого варианта нет.
- В этом ты тоже прав. Я пробовал узнать на Совете Старейшин возможную судьбу неприкаянной души. Ничего хорошего ее не ждет.
Коул кивнул:
- Я знал это.
Они замолчали.
- Что я должен делать? – спросил, наконец, Лео.
- Немного. Ты знаешь, Высшие силы дают душе три дня, чтобы пройти Чистилище. После того, как я уйду туда, мое тело должно где-то быть. Дождись моего ухода и вызови «Скорую». Тогда меня поместят в реанимацию. Для всех я буду в коме. Через три дня я либо приду в себя, либо… Все должно быть естественно, чтобы не подставлять никого: ни тебя, ни Зачарованных.
- Да, - усмехнулся Лео, - ты продумал все детали.
- К сожалению, не все. Я не могу предвидеть, что будет там…
Лео кивнул:
- Хорошо. «Скорая», это – не проблема. Что еще?
- Если все получится, через три дня мне будет нужна более существенная помощь. Я пока не знаю, как вернуться.
- Об этом я тебе и говорю, Коул! Вернуться из Чистилища живым…Это невозможно!
- Мне смогут помочь Зачарованные. Есть заклинание на вызов души. Пусть вызовут меня не раньше, чем за час до истечения трех дней. К этому времени я буду знать, как можно вернуться.
- Вызвать душу из Чистилища? Вряд ли это под силу даже Зачарованным!
- Лео, шанс есть. Пайпер и Пейдж – сильные ведьмы. Они придумают, как это можно сделать.
- А Фиби? – осторожно спросил Лео. – Ей ничего не говорить даже в этом случае?
- Только если нужна будет Сила Трех.
Лео встал с кресла и стал медленно прохаживаться по комнате. Коул следил за его хождением. Наконец, тот остановился.
- Когда ты хочешь это сделать?
- Сейчас, - твердо сказал Коул.
Лео вздохнул и с невольным уважением посмотрел на него.
- Как я узнаю, что ты уже там?
- Во-первых, упадет мое тело. Во-вторых, настройся на меня. Так ты почувствуешь, что я уже переместился.
- Не знаю, имею ли я право помогать тебе, - пробормотал Лео, - да еще в таком деле…
- Ты решился, так о чем говорить? Да и чем ты рискуешь?
- Ну…- Лео неопределенно махнул рукой вверх, - не думаю, что там это понравится.
- Вместе со своей жизнью я отдаю вам демоническую силу, - холодно заметил Коул. – Этого они не оценят?
- Возможно, оценят. Только не знаю – как.
Коул уже направился в спальню, как вдруг вспомнил:
- Лео, верни фотографию Фиби.
Лео неловко ухмыльнулся, взмахнул ладонью. В его руке появилась рамка с фотографией, на которой улыбались друг другу Фиби и Коул. Тот взял фотографию, долго смотрел на нее и, вздохнув, отправился в спальню.
Вернулся он через несколько минут со сферой. Она сияла ровным ярким светом.
- Я готов. Как видишь, отец согласен со мной.
- Ну, что ж…- Лео помолчал. - Прощай, Коул!
Ему стало не по себе, когда он представил себе, куда сейчас отправится бывший муж Фиби. Повинуясь безотчетному порыву, он подошел к Коулу и протянул ему руку. Тот молча сжал ее. Потом посмотрел на пол и сделал шаг. Только сейчас Лео увидел, что на полу в форме треугольника лежат листья остролиста и веточки омелы. Коул стоял ровно в центре этого треугольника. Постояв минуту, он глубоко вздохнул, как перед прыжком в воду и на секунду как бы размылся в пространстве.. Лео едва успел настроиться на него, как увидел, что тело Коула, ставшее опять реальным, медленно осело на пол. Сфера с душой Тернера –старшего исчезла.


Дайана, сидевшая в кресле под дубом, оглянулась на шум подъезжающего автомобиля. Ее удивила скорость, с которой тот промчался к половине мистера Такера. Еще больше она удивилась, увидев, что это реанимационная машина «Скорой помощи». Сердце ее учащенно забилось. Неужели что-то случилось с Коннэлом?
Она мельком увидела, что дверь врачам открыл мужчина, с которым Коннэл вошел в дом. Буквально через несколько минут из двери дома выкатили носилки, и врачи бегом помчались к машине. На носилках …лежал мистер Такер! На нем была кислородная маска, а бегущий рядом с носилками человек поддерживал капельницу.
Дайана, забыв обо всем, кинулась к машине.
- Боже мой! Что случилось? Что с ним?
- Потеря сознания. Похоже, он - в коме, - бросил на ходу пожилой врач.
Миссис Дрейк застыла, прижав руки к груди. Она едва успела спросить у водителя, в какую больницу повезут Коннэла, как машина умчалась. Дайана не помнила, сколько она простояла в прострации. Опомнилась только, когда почувствовала, что ее плеча коснулась чья-то рука. Обернувшись, она увидела того мужчину, который пришел к мистеру Такеру.
- Простите, миссис…
Она непонимающе посмотрела на него.
- Лео Уайет, - представился он и вопросительно посмотрел на нее.
- Дайана Дрейк, квартирная хозяйка Ко..мистера Такера. Что с ним случилось?
Мистер Уайет вздохнул.
- Ему внезапно стало плохо. Он потерял сознание.
- Это опасно? – тревожно спросила Дайана. – Он придет в себя?
- Не знаю, - медленно произнес мистер Уайет. – Пока врачи вряд ли что-нибудь скажут. Нужно как минимум три дня.
- Вы – его друг?
Ее собеседник помолчал. Потом сказал:
- Нет. Я его родственник.
Дайана понимающе кивнула головой, хоть и не предполагала, что у Коннэла есть родственники. По крайней мере, он никогда о них не упоминал. Впрочем, если вспомнить, как холодно они поздоровались с мистером Уайтом, можно предположить, что между ними не было теплых отношений.
- Я закрою квартиру, - обратился мистер Уайет к Дайане. – У Вас ведь есть запасной ключ? На всякий случай.
- На какой случай? – миссис Дрейк испуганно посмотрела на него.
Мистер Уайет пожал плечами и пошел к дому. Через несколько минут он вышел и закрыл дверь на ключ. Попрощавшись с Дайаной, мистер Уайет быстрым шагом пошел к шоссе, где его уже ждало такси.


Фиби внезапно почувствовала себя плохо. Закружилась голова, и мягкая лапа сжала сердце. Она поморщилась и невольно приложила руку к груди.
- Что с тобой? Ты так побледнела! – встревожилась Пайпер.
- Не знаю. Мне как-то нехорошо, - внезапно ослабевшая Фиби прилегла на диване.
- Фиби! Да что с тобой? – Пейдж помчалась на кухню и прибежала со стаканом воды. – Вот! Выпей.
Фиби выпила глоток воды и ей стало немного легче.
- Это, наверное, духота, - успокаивающе произнесла она. И, подумав, добавила: - И волнение, конечно. Вы тут такого наговорили…
- Магнитные бури, - вспомнила Пейдж свою выдумку у миссис Дрейк.
Фиби слабо улыбнулась.
- Мне уже легче.
Она вздохнула:
- Как там Коул? Решили они с Лео что-нибудь или нет?
- Подожди немного. Я думаю, Лео нам что-нибудь расскажет, - сказал Пайпер.
- Ну, что ж! – Пейдж потянулась. – Сегодня уже было много всего интересного. Я вам пока больше не нужна. Можно немного заняться и личной жизнью.
- А что, у тебя уже появился новый кавалер? – опять улыбнулась Фиби.
- Нет, сестренка! Из Европы прискакал Дик. Он у меня и появился. Я могу взять тайм-аут до вечера?
- А почему не до утра? – рассмеялась Пайпер. Она с облегчением видела, что Фиби, действительно, стало лучше. Она порозовела и перестала прижимать руки к груди.
- Там будет видно. Пока!
И Пейдж, подхватив по пути сумочку и ветровку, отправилась на свидание.
Пайпер, обняв сестру, предложила:
- Давай я провожу тебя в твою комнату. Полежишь немного.
- Хорошо, - согласилась Фиби.- А потом я позвоню Коулу, чтобы узнать, как дела.

 

#14
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
14.
Дайана постепенно приходила в себя. Тревога за Коннэла не утихла. Но она уже решила, что завтра навестит его, поговорит с врачом, все узнает. То, что Коннэлу стало плохо, ее не удивило. В последний день до отъезда он неважно выглядел, был чем-то расстроен. Недаром он хотел отдохнуть. Но так быстро вернулся…Может быть, Фиби Холливел позвала его? Неприязнь к этой женщине только укреплялась от мысли, что, возможно, именно из-за нее Коннэл теперь попал в больницу и находится между жизнью и смертью.
Миссис Дрейк решила сходить на половину Коннэла, посмотреть, все ли там в порядке. Малышка Фиби спала после обеда, и время у миссис Дрейк было. Помня о неловком положении, в которое она попала, когда пришла в его квартиру в прошлый раз, Дайана решила действительно навести порядок в комнатах. Если это потребуется, конечно. Открыв дверь своим ключом, она прошлась по квартире. Никакого беспорядка, кроме нескольких веточек и листьев на полу. Дайана подняла веточки, удивившись, откуда они в квартире Коннэла.
Войдя в спальню, она сразу увидела фотографию. Значит, он все-таки нашел ее? Взяв рамку в руки, она долго смотрела не на женщину, а на мужчину. Коннэл на ней был моложе. Он явно был счастлив и смотрел на Фиби Холливел – а Дайана уже перестала сомневаться, что это была она – с таким выражением, что миссис Дрейк закусила губу. На женщину она даже не стала смотреть. Она и не подозревала, что способна так ненавидеть. Дайана взяла фотографию и, перевернув ее лицом вниз, убрала в верхний ящик туалетного столика.
Она уже подошла к двери, когда зазвонил телефон. Миссис Дрейк вздрогнула. Телефон звонил еще и еще. Наконец, Дайана подняла трубку.
- Алло! – осторожно произнесла она.
На другом конце провода явно возникло замешательство. Потом женский голос тоже осторожно спросил:
- Простите, я возможно, не туда попала. Мне нужен Ко..Коннэл Такер.
Это была она! Дайана поджала губы. Фиби Холливел было мало, что из-за нее Коннэл попал в больницу!
- А кто его спрашивает? – сухо спросила она.
- Фиби..Мисс Фиби Холливел…- в ее голосе слышалось недоумение.
- Извините, но его нет.
- Нет? – мисс Холливел явно растерялась. – Но как же…
Она замолчала. Дайана торжествующе улыбнулась. «Его нет! Для тебя - его нет!»
- Это миссис Дрейк? А Вы не скажете, …где он?
- Он…уехал, - нашлась миссис Дрейк. – Уехал на неделю. «Надо было сказать: на месяц, на год! Навсегда!» - У него еще не закончился отпуск. Если Вам нужна консультация, можете обратиться в юридическое бюро.
Дайана уже просто наслаждалась ситуацией. Пусть эта красотка подергается. «А я пока буду ухаживать за Коннэлом. И меня, а не тебя он увидит, когда придет в сознание!»


А на другом конце провода Фиби медленно положила телефонную трубку и без сил села в кресло. Коул уехал?! Куда, как? У нее опять закружилась голова. Фиби сжала виски и закрыла глаза. Мыслей никаких не было. Только слова: «он уехал…он уехал…он уехал…». Это было все равно, что на бегу удариться о невидимую стену.
Фиби так и сидела, не двигаясь, когда в комнату вошла Пайпер. Вид неподвижно сидящей сестры поразил ее.
- Фиби! Что случилось?!
Пайпер бросилась к ней, схватила за руки.
- Фиби!
- Он уехал, Пайпер, - без всякого выражения произнесла та.
- Кто? Коул?! Куда уехал?
- Не знаю, - так же неестественно спокойно ответила Фиби.
- Почему ты так решила? Господи, да что с тобой?
- Я позвонила ему домой. Там была женщина. Она сказала, что он уехал на неделю.
- Дорогая, ну почему ты так все воспринимаешь? Давай поедем к нему домой, расспросим эту.., ну, его квартирную хозяйку. И все узнаем! В конце концов, давай вызовем Лео! Даже если он будет злиться. А потом, откуда ты знаешь, что отъезд – не часть плана Коула? Он ведь не говорил тебе, что останется здесь?
Фиби кивнула.
- Ну и что ты так расстраиваешься? Господи, Фиби, я никогда не видела тебя такой! Успокойся, прошу тебя!
Фиби подняла на сестру глаза, и та увидела в них растерянность и боль.
- Знаешь, Пайпер, дело даже не в этом. Я никогда еще... Это как.. Не знаю почему, но мне кажется, с ним что-то случилось. Что-то такое…
- Милая! Что бы не случилось, мы сумеем его спасти! В конце концов, мы – Зачарованные. Давай так: мне сейчас надо заниматься с Уайетом, а ты пока отдохни. Прими снотворное и поспи. Когда вернется Пейдж, я тебя разбужу, и мы что-нибудь придумаем. Идем, я провожу тебя.
Отведя сестру в спальню и убедившись, что она заснула, Пайпер села на кухне и задумалась. Лео очень изменился с тех пор, как стал Старейшиной. Раньше он отзывался на каждое движение души Зачарованных. И даже когда ему приходилось нарушать определенные правила, он шел на это, зная, что результат стоит тех возможных кар, которые грозят ему за нарушение. Теперь все было иначе. Конечно, статус Старейшины ко многому обязывал. Но..Помочь Коулу – значило не только поставить под сомнение этот статус. Для Лео это вообще было рискованным поступком. И кто знает, согласился ли он так рисковать. Помог он Коулу или нет?
Пайпер вздохнула и пошла собирать Уайета на прогулку. Можно быть уверенной, что, отвечая на его многочисленные вопросы, она на время сумеет забыть о проблемах Фиби. И она уже решила, что пока ситуация не прояснится, будить Фиби не станет.



Пейдж вернулась домой поздно вечером. В гостиной она застала одну Пайпер.
- А где Фиби? - поинтересовалась младшая сестра у старшей.
Пайпер вздохнула. Рассказав Пейдж о звонке Фиби, о том, что Коул уехал, что сестра приняла снотворное и теперь спит у себя в комнате, старшая Холливел спросила:
- А как ты? У тебя все в порядке?
Пейдж рассмеялась.
- Скажем так: мы с Диком приятно провели время.
Сестры замолчали. Пейдж, сидела на диване, раскинув руки на диванной спинке, и тихонько мурлыкала себе под нос что-то романтическое, а Пайпер задумалась. Было видно, что у нее в голове крутится какая-то мысль. Наконец, она обратилась к сестре.
- Я всю думаю, что мог предпринять Коул для того, чтобы избавиться от демонических сил?
- И что ты надумала?
- Помнишь, когда Барбас давил нас своими страхами, ты приготовила зелье, лишившее Коула сил?
- Еще бы не помнить! Я тогда двести раз перед вами извинялась. А что? – заинтересовалась Пейдж.
- То есть, просто лишить Коула демонических сил можно было с помощью этого зелья, так? Для этого не надо было ничего придумывать.
- И проблема для всех была в том, куда направить эти силы после уничтожения Барбаса? - подхватила младшая сестра. – Не пойму – к чему ты клонишь?
- А к тому, что Коул хочет решить именно эту проблему – куда-то направить те силы, которые у него есть.
- Пайпер! Ты просто как Шерлок Холмс с его индукцией….
- Дедукцией, - поправила Пайпер.
- Какая разница! А куда он может их направить?
- Понятия не имею, - пожала плечами Пайпер.
- Тогда – Книга!
Пейдж протянула руки, закружились огоньки, и на ладони ей тяжело опустилась Книга Таинств. Сестры долго листали плотные страницы. Все было не то. Но Книга была интересна тем, что в ней неожиданно появлялись совершенно новые страницы. И никогда нельзя было точно знать, какое заклинание, где найдешь. Пейдж опять перелистывала страницы с самого начала. Бормоча себе под нос отрывки из текстов, она делала это медленно, стараясь не пропустить ни одну запись в книге.
Внезапно она прекратила бормотанье и впилась глазами в страницу. Через минуту она прошептала:
- Пайпер…
- Что? Ты что-нибудь нашла?
- Пайпер, это ужасно…- Пейдж никак не могла придти в себя. – Если он задумал это…
Старшая сестра выдернула книгу из рук младшей и начала читать текст.
- О, боже…- еле выговорила она.
Помолчав, Пайпер произнесла:
- Понятно, почему он не хотел говорить об этом Фиби. Это же – верная смерть.
Они сидели молча несколько минут. Наконец, Пейдж не выдержала:
- И что нам теперь делать?
Ее деятельная натура не позволяла долго бездействовать.
- Давай еще раз посмотрим, что говорится в книге. У того, кто попадает в Чистилище, есть три дня для решения его судьбы. Если он сумеет все преодолеть, на третий день…- Пейдж запнулась.
- На третий день его душа – заметь, не он сам, а только его душа – либо отправится на небеса, либо…- Пайпер вздохнула. – Неужели он все же решился на это?
Подумав Пейдж сказала:
- У него просто не было выхода. Сколько раз мы помогали ему уничтожить демоническую сущность? И все равно пустующая часть его души заполнялась. Природа не терпит пустоты, - с умным видом изрекла Пейдж.
- Какие философские высказывания! – Пайпер с удивлением посмотрела на сестру.
Та рассмеялась:
- Так говорил наш учитель истории, забавляя нас историческими анекдотами. Он говорил, что наши головы хоть так можно заполнить представлениями об исторических фактах.
- Ладно, давай заполним пустоту в наших знаниях. Там нигде не упоминается о возможности возвращения из Чистилища? – поинтересовалась Пайпер.
- Я еще не досмотрела до конца, но вряд ли. Это не то место, из которого можно вернуться. Кстати, а куда девается тело живого человека, если его душа перемещается в Чистилище?
Пайпер пожала плечами:
- Не знаю. Наверное, лежит, как мертвое. Ты думаешь, Коул …ну.. его тело..находится у себя дома?
Пейдж решительно захлопнула книгу.
- Давай так. Сейчас мы ложимся спать. Завтра ты еще раз просматриваешь Книгу, а я поеду к Коулу домой и узнаю у миссис Дрейк, где он находится. Может быть, она что-то знает. И мы посмотрим, нет ли его в квартире. А Фиби пусть спит. Не надо ее будить. Все равно мы не сможем ей ничего сказать.
Пайпер кивнула. А про себя подумала: «Догадки – догадками, но лучше бы послушать, что скажет Лео».



Дайана решила на неделю отвезти дочь к бабушке. Миссис Дан, узнав о несчастье с мистером Такером, вздохнула с сожалением:.
- Как только он очнется, обязательно передай ему привет от меня. Такой приятный молодой человек, и такие проблемы со здоровьем! – многозначительно сказала она дочери.
Несмотря на то, что миссис Дан с симпатией относилась к мистеру Такеру, для Дайаны у нее давно была припасена другая кандидатура. Ее огорчало, что дочь упорно не хотела знакомиться с мистером Лестером, управляющим небольшой швейной фабрики. Серьезный солидный мужчина среднего возраста, по ее мнению, был самой подходящей парой для Дайаны. Но дочь, похоже, влюбилась в своего квартиранта. От материанского глаза миссис Дан это не могло укрыться.
На следующий день, возвращаясь от матери, миссис Дрейк решила сразу проехать в медицинский центр, в который поместили Коннэла. Представившись соседкой мистера Такера, она поговорила с врачом. Тот пока не мог сказать ничего определенного.
- Сами понимаете, миссис Дрейк, после того, что он перенес в результате аварии, могут быть любые неожиданности. Ему повезло, что он вообще выжил. А последствия черепно-мозговых травм бывают очень серьезными. Достаточно переутомления, серьезных эмоциональных потрясений, и – никто не скажет, как среагирует организм. Мы делаем все, что возможно. Но каков будет результат, сказать пока не могу. Будем ждать.
- Я могу пройти к нему?
- Пожалуйста. Только он – в коме. Он не услышит и не узнает Вас.
- Я только на минуту.
Дайана прошла в палату. Еле слышно шуршали приборы, на экране монитора ровными зубчиками скакал световой сигнал. Остановившись у кровати, на которой лежал Коннэл, она взяла его руку, прижала ее к груди. Потом поцеловала его в лоб и шепнула:
- Я люблю тебя, Коннэл.
Вернувшись домой, миссис Дрейк опять отправилась на половину Коннэла. Дайна решила, что фотографию с Фиби Холливел можно вообще убрать. Если Коннэл в тот раз сам не помнил, куда убрал ее, то, возможно, он вообще о ней больше не вспомнит. Если не увидит ее. Спрятав рамку с фотографией в пакет, она закрыла дверь квартиры мистера Такера и пошла к себе.
Занимаясь домашними делами, она время от времени представляла себе, как Коннэл очнется, как она будет за ним ухаживать. И как однажды он скажет ей, что она – его самый близкий друг и даже больше. И он не вспомнит об этой женщине, которая чуть не свела его в могилу своими приставаниями.
Звонок в дверь прервал ее приятные размышления.
Когда она открыла дверь, на пороге стояла мисс Метьюз. Приветливо улыбнувшись Дайане, она сказала:
- Добрый день! Вы меня помните?
- Да, конечно, - улыбнувшись дежурной улыбкой, холодно ответила Дайана.- Вы были у меня в тот день.. с Вашей сестрой, не помню, к сожалению, как ее зовут.
- Фиби. Фиби Холливел, - Пейдж удивленно посмотрела на миссис Дрейк. Вряд ли та могла забыть женщину, которая была у нее в таких необычных обстоятельствах. Да к тому же имя ее и дочери Дайаны было одним и тем же. – Я хотела узнать, не вернулся ли мистер..э..Такер? Он мне очень нужен.
- Да. Он был здесь один день, - Дайана надеялась, что ничем не выдала своего волнения. – И он опять отправился куда-то на отдых.
- А куда – Вы не знаете? – Пейдж внимательно посмотрела на женщину.
- К сожалению, нет.
- А он…Он хорошо себя чувствовал? С ним все в порядке?
- Этого я не могу Вам сказать, - пожала плечами миссис Дрейк.
Она ответила сухо и демонстративно посмотрела на часы.
- Если у Вас нет других вопросов, то прошу прощения…Я должна вернуться к своим делам.
- Да, конечно. Спасибо за информацию.
Пейлд ослепительно улыбнулась и помахала рукой.
- Рада была Вас увидеть.
- Всего хорошего.
Дайана постаралась закрыть дверь тихо, хотя хотела хлопнуть ею изо всей силы. «Какого черта! Что ей здесь нужно? Сестричка прислала?»
А Пейдж задумалась «С чего это она так со мной? В тот раз мы расстались чуть ли не друзьями…А теперь... Что-то тут не так.»


Фиби проснулась с тяжелой головой. «Больше я снотворное не принимаю, - решила она. – Голова не соображает, а проблем – море». То, что сестры не разбудили ее, она приняла за дурной знак: значит, они ничего не узнали. И это не добавило ей оптимизма. Приведя себя в порядок, она спустилась в кухню. Пайпер не было, но кофе был горячим. Она заставила себя выпить чашку кофе, который показался ей совершенно безвкусным, и отправилась на работу.
Либо это снотворное еще продолжало свое остаточное действие, либо то, что обрушилось на нее вчера, но она не воспринимала общий городской шум, с его автомобильными, магазинными, человеческими и прочими звуками. Пока она ехала в лифте, шла к редакционному помещению, как сквозь вату слышала разговоры своих невольных спутников. Среди общего «бу-бу-бу» вдруг всплывали отдельные фразы.
- Я, конечно, от него не в восторге, но пусть уж он, чем никто… - говорила в лифте ярко раскрашенная женщина своей собеседнице.
И опять – «бу-бу-бу»…
- Если он думает, что я – полный идиот…- возбужденно размахивал руками перед молоденькой девушкой взлохмаченный пожилой человек.
А дальше – опять «бу-бу-бу»…
- …привезли такого красивого мужика в коме, представляешь! И у него никого нет, – сочувственным тоном говорила миловидная молодая женщина пожилой даме.
И снова – «бу-бу-бу».
Фиби сама не знала, почему эта фраза остановила ее. Она резко повернулась и увидела, как две женщины, пожилая и молодая, расцеловавшись, разошлись. Молодая направилась к лифту, а пожилая прошла мимо Фиби, едва взглянув на нее.
Фиби попробовала понять, что ее насторожило в этих словах. «Мужик в коме» – ну и что? Какое это имеет отношение к ней? Это что - как-то связано с Коулом? Сердце ее забилось сильнее. Она уже хотела догнать молодую женщину, расспросить, кого и куда привезли, но лифт начал спускаться вниз. Да и потом, это было бы так нелепо – из-за одной фразы хватать совершенно незнакомого человека за рукав и требовать каких-то объяснений. Нет, ей просто почудилось.
Войдя в редакцию, Фиби невольно отметила, что там было непривычно шумно и как-то свободно. Кое-кто, беседуя с другом, сидел на столе, что категорически запрещалось. Войдя в свой кабинет, Фиби закрыла дверь, села за стол, заваленный свежей почтой, и подперла голову руками. Ни думать, ни делать ничего не хотелось. Она усмехнулась. Вот она, творческая работа! Вчера, расставшись с Коулом в прекрасном настроении, она за три часа ответила на половину писем, подготовила материал для своей колонки, разложила подготовленные на сегодня наброски по темам. А сегодня, даже если бы Элиза трясла ее вниз головой, ни одной ценной идеи не вытрясла бы.
- Элизы сегодня не будет! – ликующе провозгласила молоденькая секретарша, просунув голову в дверь. – Она на совещании редакторов! На весь день! Дени – за старшего!
Фиби вяло улыбнулась: хоть одна приятная новость. Вот почему все так разгалделись. Она опять уставилась в пространство. Мысли ее были далеко от редакционного помещения. Может, еще раз позвонить Коулу? Вдруг он уже вернулся? Фиби вздохнула. Зачем обманывать себя? Если бы он вернулся, он сразу позвонил бы ей. Хотя…Пожалуй, надо воспользоваться отсутствием Элизы. «Дени не будет возражать, если я отлучусь. Ему главное - чтобы все материалы были готовы к сроку. А я – не подведу. Дени это знает.»
Фиби решительно встала и направилась к двери.

 

#15
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
15.
В этот день с Уайетом должен был заниматься Лео. Поэтому Пайпер решила, что она сумеет выбрать время поговорить с ним. Она приготовила завтрак, накормила сына и рассматривала с ним картинки, когда в детской появился ее бывший супруг. Он выглядел озабоченным. И хотя Лео сразу обнял малыша и заговорил с ним, Пайпер видела, что мысли его блуждают где-то далеко.
Дождавшись возвращения Лео и Уайета с прогулки, она накормила cына и уложила его спать после обеда. Лео догадывался, что разговора не избежать, поэтому, оставшись в гостиной, ждал прихода бывшей жены. Войдя в комнату, Пайпер села в кресло напротив него и некоторое время молчала. Лео сидел, не поднимая на нее глаз.
- Как все прошло? – спросила, наконец, Пайпер.
- Нормально. Все прошло нормально, - медленно произнес Лео.
- Ты помог ему?
- Пока только в мелочах.
- Он отправился в Чистилище? – невозмутимо спросила Пайпер.
Лео удивленно посмотрел на нее. Потом улыбнулся.
- Ты догадалась?
Пайпер кивнула.
- И он отправился туда не один. Коул взял с собой сферу…
- С душой Бенджамена Тернера, – полу-вопросительно, полу-утвердительно произнесла Пайпер.
- Да. Это единственная возможность вернуть покой неприкаянной душе – дать ей возможность пройти Чистилище.
- Мы с Пейдж вчера смотрели Книгу…
- И увидели, что главное – как вернуться? - продолжил Лео.
- Да.
Они помолчали.
- Лео, скажи честно, ему можно как-то помочь?
- Если честно – не думаю. По крайней мере, я не представляю, как это можно сделать.
- Но ведь Коул никогда не был безрассудным. Значит, он на что-то надеется?
Лео усмехнулся.
- Он сказал, что ему помогут Зачарованные. Есть заклинание на вызов души.
- Есть. Но не из Чистилища.
- Я говорил ему это.
- И..? – Пайпер подняла брови.
- Он сказал, что вы с Пейдж – сильные ведьмы и что-нибудь придумаете.
- А Фиби? Она ничего не знает?
Бывший Хранитель кивнул.
- Коул просил ничего не говорить ей, пока он…пока…Словом, пока все не разрешится.
Пайпер задумалась.
- Даже если мы придумаем какое-нибудь зелье, его надо как-то доставить в ..ну…туда.
- Это – самая большая проблема, - сказал Лео.
Они надолго замолчали. Наконец, Пайпер вздохнула.
- Я еще раз сегодня просмотрела Книгу… - медленно сказала она.
Лео внимательно посмотрел на нее.
- И там что-то есть?
Бывшая жена пожала плечами.
- Можно сказать и так.
- Пайпер, ты хочешь сказать, что Коула можно вытащить? – удивленно спросил Лео.
Она ответила не сразу.
- Если можно будет как-то передать Коулу зелье – которого, кстати, еще нет – и прочитать заклинание на поиск пропавшей души, используя Силу Трех, то…
Лео смотрел на нее с каким-то испуганным восхищением.
- Пайпер…Ты, действительно, считаешь, что..
Она опять пожала плечами:
- Можно попробовать. В конце концов, терять нам нечего. Да и Коулу – тоже.
Старейшина-Хранитель покачал головой:
- Невероятно, - прошептал он.
- В нашей жизни слишком много невероятного, - сухо ответила Пайпер. – Тем более, что все равно остается одна нерешенная проблема: кто и как доставит Коулу зелье.
Она пристально посмотрела на бывшего мужа. Тот вытаращил глаза:
- Пайпер, уж не думаешь ли ты…
- А почему – нет?
Лео вскочил с кресла и в возбуждении заходил по комнате . Потом резко остановился напротив Пайпер и посмотрел ей в глаза.
- Я рад, что ты не считаешь меня трусом, но… Я тоже могу не вернуться, Пайпер. Это…это так необычно, что я даже не представляю себе последствия такого шага. Старейшина – в Чистилище!
Он опять заходил взад-вперед. Пайпер поморщилась.
- Лео, перестань метаться. Ты же понимаешь, кроме тебя никто не сможет ни попасть в Чистилище, ни выйти из него. Ты уже мертв, тебе не придется проходить через…все это. Переместиться на секунду, чтобы передать зелье, будет не так трудно.
Лео сел на диван и, опустив голову, глубоко задумался. Пайпер смотрела на него и думала: «Да, дорогой! Я знаю, что ты рискуешь. Конечно, не так, как Коул. Когда-то ты рисковал из-за меня, из-за нашей любви. А теперь, став Старейшиной, ты просто боишься за свой статус. Как же – Старейшина бросается в Чистилище на помощь демону! Как на это взглянет Совет Старейшин? А вдруг они будут недовольны? И что? Коул ради Фиби, ради их будущего рискует большим, почти всем». Пайпер вздохнула.
Лео, наконец, поднял голову и посмотрел на бывшую супругу. На секунду ей показалось, что она видит прежнего Лео – того, в которого она когда-то безумно влюбилась.
- Я должен все обдумать. Когда я решу, дам тебе знать.
Пайпер кивнула. Потом спросила:
- А ты знаешь, где Коул…ну, не он сам, разумеется, а его…тело?
Лео покачал головой:
- Его отвезли в больницу, но в какую, я не знаю. Я только вызвал «Скорую». А что?
- Пейдж хотела съездить к Коулу домой. Может быть, что-нибудь знает его квартирная хозяйка, - пояснила Пайпер.
Лео вытащил из кармана ключ и положил его на столик перед диваном.
- Да, кстати. Вот, на случай, если… Словом, на всякий случай. Это ключ от квартиры Коула.
Пайпер понимающе покивала головой.
- Пусть Пейдж скажет его квартирной хозяйке, что ключ передал родственник…мистера Такера. – Лео усмехнулся. – Миссис Дрейк, похоже, весьма симпатизирует своему квартиранту.
- Ошибаешься. Не симпатизирует. Она его любит.
Лео поднял брови:
- Откуда ты это знаешь?
- Нам шепнул об этом мистер Тернер-старший.
***********************************************

Фиби подъезжала к дому Коула со смешанным чувством отчаяния и надежды. «А вдруг он уже там? Вдруг все уже закончилось? Может быть, он только-только появился и еще просто не успел позвонить мне?» Разумом она понимала, что это невозможно. Но душой - надеялась.
На лужайке перед домом было пусто. Фиби прошла к половине Коула и с волнением нажала на кнопку звонка. Она долго прислушивалась к его мелодичному перезвону. Никакого движения. Вздохнув, она отправилась на половину миссис Дрейк в надежде узнать у нее хоть что-нибудь. Она долго нажимала кнопку звонка, но никто так и не открыл. Похоже, миссис Дрейк куда-то отлучилась. Больше надеяться было не на что. Фиби медленно поплелась к машине. Сев за руль, она некоторое время решала, куда ехать: на работу, доделывать колонку или домой, узнать что-нибудь у сестер. «Мобильник молчит. Значит, пока ничего не известно. Иначе или Пейдж или Пайпер давно позвонили бы. Поеду на работу. По крайне мере, там время идет быстрее» - решила, наконец, Фиби.
Она не могла видеть, как чуть дрогнула портьера у окна. Внимательные глаза миссис Дрейк проводили ее машину отнюдь не дружеским взглядом.
«Уезжай, уезжай, дорогая, - со злорадством подумала Дайана. – Одну я уже спровадила. А мне пора ехать к Коннэлу. И тебе незачем это знать». Сегодня утром она уже была у него. Врач сказал, что есть некоторые признаки, говорящие за то, что сознание может вернуться к мистеру Такеру. Правда, он не сказал, что это может быть начинающейся агонией.
Миссис Дрейк быстро оделась и пошла за машиной. Поставив машину у медицинского центра, она прошла в реанимационное отделение. Подходя к палате Коннэла, Дайна с удивлением увидела, как из нее вышел мистер Уайет. Ей очень не хотелось, чтобы он ее увидел, но уйти было некуда.
- Миссис..э..Дрейк? – удивленно спросил родственник Коннэла.
- Здравствуйте, мистер Уайет! – Дайана изобразила вежливую улыбку. Она решила сделать вид, что впервые пришла сюда. – Мистер Такер лежит здесь?
- Вы пришли его навестить? – все еще удивленно проговорил мистер Уайет.
- Да. Вы знаете, они очень близкие друзья с моей малышкой. И она просила навестить его. Я не могла отказать ребенку. Тем более, что ей не объяснишь, в каком он состоянии.
- Да, конечно. – Лео помолчал. – Хотите, я подожду вас и отвезу домой?
- О, нет! Спасибо, я на своей машине.
- Что ж. Тогда – всего хорошего.
Дайана вошла в палату. А Лео, обернувшись, посмотрел ей вслед и постоял немного в раздумьи.


Вернувшись домой, Пейдж застала Пайпер в кухне за приготовлением зелья.
- Что готовим? – поинтересовалась она.
- Пока не знаю, - ответила старшая сестра.
- Как это? – удивилась младшая. – Ты все же что-то нашла в книге?
- Я попробую смешать несколько ингредиентов из самых сильных зелий. Новое зелье мы усилим заклинанием Силы Трех. Может быть, получится.
Пейдж с интересом наблюдала за подготовкой зелья.
- А ты что-нибудь узнала? – спросила Пайпер.
- Нет. Миссис Дрейк говорит, что ничего не знает о Коуле. Он уехал – и все. Но, знаешь, Пайпер, мне кажется, она что-то скрывает. И она так встретила меня…
- Как?
- Ну, как будто, я ее личный враг: убила бы, но воспитание не позволяет.
- В общем-то, это не удивительно - с учетом того, что ты предположила.
- Что она влюбилась в Коула?
Пайпер кивнула:
- Фиби была с тобой, ты сказала, что она – твоя сестра. Сама понимаешь, симпатию к сестре своей соперницы эта женщина вряд ли будет испытывать.
Пейдж задумалась.
- Я думаю, она знает, где Коул. Ну, не он сам, а ..его…тело. Кстати, а что сказал Лео? Сегодня ведь с Уайетом занимался он. Ты говорила с ним?
Пайпер улыбнулась:
- От тебя ничего не скроется. Да, я говорила с ним. Наше с тобой предположение о Чистилище оказалось верным. Коул отправился туда.
- А где тело Коула?
- Этого Лео не знает. Он сказал, что вызвал «Скорую», когда Коул…ну, понимаешь... А в какую больницу его отвезли, он не знает.
- Зато миссис Дрейк знает - уверена!
Пуф! Маленькое пахучее облачко внезапно вырвалось из котелка, в котором Пайпер варила зелье.
- О! – одобрительно воскликнула Пейдж. – У тебя, похоже, получается что-то серьезное!
- Да, кажется, получилось. Теперь оно должно настояться семь часов.
- Пайпер, - озабоченно сказала Пейдж, - выходит, что у нас очень мало времени? Сегодня – второй день после исчезновения Коула. Значит, остался всего один день.
- Да, - вздохнула Пайпер. – У нас не только мало времени. У нас еще масса нерешенных проблем. Во-первых, мы пока не знаем, что с Коулом там... А во-вторых, если он… в порядке, как передать ему зелье?
- А - Лео? – осторожно спросила младшая сестра.
- Я об этом ему сказала.
- Ну и?..
- Он обещал подумать. Не все так просто, Пейдж. Он тоже сильно рискует. Вряд ли ему сойдет с рук такое своевольство. И ты знаешь, каким он бывает щепетильным, когда речь идет об авторитете Старейшин.
- Это так. Но не думаю, что он будет спокойно смотреть на то, как гибнет Коул. Как он потом объяснит это Фиби?
Внезапно сестры вздрогнули. Громкий крик, раздавшийся из гостиной, прервал их разговор. Шум падающего тела заставил Пейдж рвануть с места:
- Фиби!!!
Вбежав в гостиную, сестры увидели бледную, насмерть перепуганную Фиби, пытающуюся подняться с пола. В руке она держала ключ от квартиры Коула.
- Фиби! Демон? – Пайпер озиралась кругом, подготовив руки для уничтожения демона.
Пейдж помогла сестре подняться, усадила ее в кресло и помчалась за водой.
Фиби хватала воздух ртом и держалась за сердце. В другой руке она по-прежнему сжимала ключ.
- На тебя напал демон, Фиби? – старшая сестра внимательно оглядывала комнату. Но нигде не было даже намека на какую-либо нечисть.
- Коул…- еле слышно прошептала Фиби. Было видно, что она хочет что-то сказать, но волнение перехватывает ей горло и она не может произнести ни слова.
- У тебя было видение? – догадалась Пейдж.
Она дала Фиби стакан с водой. Та сделала несколько глотков и с минуту пробовала отдышаться. Подняв на сестер глаза, в которых стояли слезы, Фиби еле смогла произнести:
- Ему плохо. Там что-то ужасное…
Пайпер обняла ее:
- Дорогая, успокойся! Расскажи, что ты видела. Ты взяла ключ от квартиры Коула и увидела…
- Его лицо…только его лицо…Но, Пайпер, это так ужасно! Оно исказилось от нечеловеческой боли! – Фиби закрыла лицо руками.
- И больше ничего? Никаких деталей, никаких звуков? Вспомни, Фиби!
Та покачала головой:
- Только его лицо….
Пайпер переглянулась с Пейдж. Та присела на ручку кресла, гладила сестру по спине, потом обняла ее:
- Фиби, успокойся. Все будет хорошо.
«Какое - «хорошо»! – подумала Пайпер. – Похоже, дело очень плохо»
- Господи! Где он? Что с ним? Как помочь ему? – Фиби сидела с закрытыми глазами, а по щекам ее медленно ползли слезы.
Внезапно она широко раскрыла глаза.
- Родная душа! – прошептала она.
Сестры опять переглянулись.
- Что – «родная душа»? - осторожно спросила Пайпер.
- Когда я увидела…это были не слова, а…как зов – родная душа! – Фиби с надеждой посмотрела на сестер.
- Ну и что это значит? – Пайпер озадаченно посмотрела на Пейдж .
- Может быть, он зовет меня? Но - куда? Господи! – Фиби опять закрыла лицо руками.
Пейдж решительно поднялась с кресла:
- Пайпер, хватит! Надо ей рассказать. ..Все равно нужна будет Сила Трех.
- Да, но Лео обещал Коулу….
- А мы никому ничего не обещали! Нам никто ничего не рассказывал. Мы сами все поняли. И она должна знать!
- Что знать? – отняв руки от заплаканного лица, Фиби с недоумением взглянула на сестер.
Пейдж, по привычке, заходила по комнате кругами. Она стала рассказывать, как они с Пайпер догадались, что и почему задумал Коул – и Лео это подтвердил. Сказала, что Пайпер почти приготовила зелье, а Лео – почти согласился отправить его Коулу в Чистилище.
- Помнишь, тебе стало плохо? – спросила Пейдж. – Наверное ты почувствовала, что он уже там, и что…Ну, понимаешь, …это… началось
Фиби слушала ее, застыв от изумления. Но по мере того, как рассказ Пейдж приближался к концу, в глазах ее стало появляться возмущение.
- И вы мне ничего не сказали! – почти закричала она. Вскочив с кресла, она поворачивалась то к одной сестре, то к другой. – Вы знали, как все это опасно! Его надо было отговорить! Я люблю его такого, какой он есть! И мне – неважно, освободится он от своих сил или нет!
Она заметалась по комнате.
- Где Лео? Где этот паршивый Старейшина, не знающий, что такое любовь?!
- Я – здесь, Фиби, - спокойно сказал Лео, спускаясь со второго этажа. – Я был с Уайетом. Но я почти все слышал.
- Лео, как ты мог?! Как ты мог промолчать? Я же – не просто женщина, я – Зачарованная! Мы могли бы придумать что-нибудь другое, менее опасное! Ты понимаешь, что он может…
Фиби внезапно замолчала и застыла на одном месте.
- Я пойду туда, - твердо сказала она. – Он зовет меня на помощь. И я вытащу его оттуда.
- Фиби! – в один голос воскликнула сестры.
- Успокойся, Фиби. – Лео взял ее за руку, сел на диван и усадил Фиби рядом. – Тебе никуда не надо идти. Я сам доставлю Коулу зелье.
Несмотря на серьезность ситуации, Пайпер удовлетворенно улыбнулась. Она была уверена, что именно такое решение примет Лео.
- Расскажи мне еще раз о своем видении.
Фиби, немного остывшая после появления Лео, тяжело вздохнула:
- Я вернулась с работы. В гостиной на столике я увидела какой-то ключ. Мне показалось странным, что он лежит там. И я его взяла. Как вдруг…- она судорожно вздохнула. - Я увидела его лицо! Но оно было…Лео, ему безумно больно! Я сначала даже не поняла, что это - Коул, так исказилось его лицо.
- И он сказал: «родная душа»?
- Он ничего не говорил. Я как будто уловила эту мысль – родная душа…Что это значит, Лео? О чем он хотел сказать?
Лео задумался. Сестры сидели так тихо, что, казалось, в гостиной никого нет. Наконец, Лео медленно произнес:
- Возможно…Кажется, я догадываюсь, что имел в виду Коул.
- Что? – хором воскликнули сестры.
Бывший Хранитель встал и молча прошелся по гостиной. Потом он остановился перед сестрами и вздохнул.
- Думаю, это не облегчает нашу задачу.
- Да что ты, в конце концов, понял? – не выдержала Пейдж. – Ты не можешь говорить побыстрее?
Лео опять опустился на диван.
- Похоже, у Коула большие проблемы. И это понятно. С учетом его прошлого… Сегодня как раз второй день – Судный день для души. Помочь Коулу пройти Чистилище может только родная душа.
- В каком смысле –«родная»? Как Фиби? – допытывалась младшая Зачарованная.
Лео покачал головой.
- Нет. «Родная» - в прямом смысле. Кто-то из его рода.
- Но – кто? – в отчаянии воскликнула Фиби. – У него же никого нет!
Хранитель-Старейшина вздохнул и пожал плечами. Но Пейдж внезапно хмыкнула. Все посмотрели на нее.
- Не совсем так, - ухмыльнулась Пейдж. – А тетушка Сьюзен?
Фиби с надеждой, а Лео – с удивлением посмотрели на Пейдж.
- Но захочет ли она помогать Коулу? – со значением посмотрела на сестру Пайпер.
- Почему не захочет? Она поможет. – Фиби сказала это так уверенно, что Пайпер вздохнула. - Ведь он – родной ей человек!
- Так-то оно так…- смущенно произнесла Пейдж. - Но, похоже, она не испытывает к нему родственных чувств.
- Вы опять мне что-то не рассказали? – возмущенная Фиби гневно взглянула на сестер. – Когда кончатся эти недомолвки, эти тайны? Мы – сестры или нет?
- Вы общались с духом Сьюзен Тернер? – изумленно уставился на сестер Лео.
- Да. Ну и что? – с вызовом подбоченилась Пейдж. – Зато мы узнали, что душа Бенджамена Тернера попала к Хозяину, а Коул ее спас.
Она повернулась к Фиби:
- Не сердись, сестренка! Мы с Пайпер просто хотели оградить тебя от лишних переживаний. Сьюзен Тернер не простила Коулу того, что он не попытался вырваться из Ада. Она считала, что он должен был самостоятельно освободиться от сил Зла. Но при этом, называла его «бедным мальчиком» и обещала помочь.
Фиби вскочила с дивана:
- Тогда – идем! Надо скорее вызвать ее и умолять помочь Коулу!





pressa-chim
 

#16
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
16.
Поставив в вазу свежие цветы, Дайана долго смотрела на Коннэла. Лицо его было бесстрастно, глаза закрыты. Но ей даже нравилось, что он не видит ее. Когда медсестра выходила, Дайана гладила его по лицу, по волосам. Она брала его за руку, и Коннэл не убирал ее. Это давало ей ощущение его согласия на ласку. Здесь, в этой палате, он как бы принадлежал ей.
Внезапно ей показалось, что световой сигнал на одном из приборов сделал скачок. Она внимательно посмотрел на экран. Скачок повторился. Потом – еще и еще раз. На панели прибора зажглась красная лампочка, а в коридоре послышались быстрые шаги. Вошедший в палату врач кинулся к Коннэлу. Увидев Дайану, он коротко бросил:
- Прошу Вас выйти.
- Что с ним, доктор? – с тревогой спросила она.
В палату один за другим вбежали два врача и медсестра. Она сразу кинулась к Дайане:
- Простите, миссис.. Подождите в приемной.
Выходя, Дайана оглянулась. Врачи, сгрудившись у кровати Коннэла, что-то делали с аппаратом искусственного дыхания, ставили капельницу.
Она просидела в коридоре у кабинета врача довольно долго. Увидев, что тот идет, Дайана встала с кресла.
- Что с ним, доктор?
Доктор Уоллер, молча открыв кабинет, жестом пригласил ее войти. Сев за стол, он так же жестом показал ей на кресло напротив себя. Миссис Дрейк с тревогой смотрела на него и ждала. Помолчав еще немного, он сказал:
- К сожалению, мистеру Такеру стало хуже. Я советовал бы Вам вызвать его родственников.
- У него нет родственников, - более резко, чем ей хотелось бы, ответила Дайана.
Врач посмотрел на нее с удивлением:
- Но, по-моему, его навещал какой-то мужчина. Он сказал, что он – родственник мистера Такера. Расспрашивал меня о его состоянии. Вспомнил! Мистер Уайет. По-моему, он даже врач. По крайней мере, вопросы он задавал вполне профессионально.
Дайана ничего не ответила. Потом спросила:
- Неужели нет никакой надежды?
- Почти никакой. – Доктор Уоллер вздохнул. – Вопрос может идти о часах. Предупредите мистера Уайета.
Посмотрев на часы, он встал.
- Сожалею, миссис Дрейк. Мне пора готовиться к операции.
- Да-да, конечно.
Дайана медленно поднялась и так же медленно пошла к двери.


Подготовив все для вызова духа, Зачарованные сидели вокруг тигля, в которое Пайпер только что бросила подготовленные травы. Как и в прошлый раз, тонкая струйка дыма поднялась к стропилам. И по мере того, как дым становился гуще, в нем проступали контуры женской фигуры. Прекрасные глаза Сьюзен Тернер с удивлением смотрели на сестер.
- Зачарованные? Вы опять вызвали меня? Зачем?
Фиби уже открыла, было, рот, но Пейдж толкнула ее в бок.
- Мы хотели продолжить разговор о душе Вашего брата, - уверенно сказала она.
- Что Вы знаете о ней? – привидение шагнуло вперед.
- Похоже, она скоро обретет вечный покой, - продолжала Пейдж.- Если у Коула все получится.
- Что получится? Что у него должно получиться?
- Сьюзен, давайте поговорим без лишних эмоций, - Пейдж взяла деловой тон.
Фиби во все глаза смотрела на тетку Коула.
- Тогда расскажите мне, что происходит, и зачем вы вызвали меня.
- Ваш любимый племянник, - Пейдж скосила глаза на Фиби, - решил освободиться от демонических сил.
Сьюзен Тернер прижала руки к груди и закрыла глаза.
- Бедный мальчик, - прошептала она.
- Начинается! - пробормотала Пейдж.
И продолжила уже громко и четко:
- Он решил пройти через Чистилище вместе с душой своего отца.
Эффект от ее слов был ошеломляющий. Побледнеть призрачная женщина не могла, поэтому она просто…растворилась. Сестры ахнули. Но буквально через секунду призрак появился вновь.
- Через Чистилище…- Сьюзен прошептала это так, что сестрам почудился леденящий холод в ее словах. – Бедный мальчик! – повторила она опять.
- О господи! Мне этот припев уже начинает надоедать! – прошипела Пейдж чуть слышно. - Сколько можно?
- Он решился на это, чтобы очистить свою душу и найти приют неприкаянной душе своего отца, - пояснила Пайпер.
- Я понимаю, - медленно прошелестел призрак.
Сьюзен задумалась.
- Вы обещали помочь, - напомнила Пейдж.
Призрачная женщина посмотрела на нее так пронзительно, что Пейдж стало не по себе.
- Вы понимаете, о чем просите?
- Помогите ему, - взмолилась Фиби. – Пожалуйста, помогите! Я люблю его! И он меня любит. Это ради нашей любви он решился на такое!
Сьюзен повернулась к Фиби и с удивлением посмотрела на нее.
- Тебя не было в прошлый раз. Ты – тоже Зачарованная?
- Да! Но это – неважно. Пожалуйста, спасите его!
Тетка Коула долго смотрела на Фиби.
- Ты, действительно, любишь его? Несмотря на его прошлое?
- Я знаю его прошлое, - враждебно сказала Фиби. – Я люблю его таким, какой он есть.
Сьюзен усмехнулась.
- И он также безрассуден в своей любви, как его отец, - то ли спрашивая, то ли утверждая, произнесла она.
- Ну, вот что, - решительно вмешалась Пейдж. – По-моему, все это к делу не относится. Вы сказали, что если Коул спасет душу Вашего брата, Вы поможете ему. Он свою часть дела выполнил. Теперь – Ваша очередь.
Призрачная Сьюзен надолго замолчала.
- Хорошо, - наконец, медленно произнесла она. – Я помогу ему.
- Как? – не выдержав, спросила Фиби. – Как Вы поможете ему?
Женщина покачала головой.
- Живым этого не дано знать. Да и не надо. Конечно, у меня тоже могут быть проблемы, но это – моя забота.
Она начала медленно таять, когда Пейдж остановила ее:
- А как мы узнаем, получилось у Вас или – нет?
- Узнаете, - прошептал призрак, растворяясь в сумраке чердака.


Лео встретил Пайпер в детской.
- Ну, что? У Вас что-нибудь получилось?
Уайет уже посапывал в своей кроватке, а его отцу пора было возвращаться к себе.
- Да, она согласилась.
- Это хорошо.
Пайпер смотрела на Лео, и ей вдруг так захотелось обнять его, прижаться к нему, услышать ровный стук его сердца, почувствовать на плечах его крепкие руки. Она на минуту закрыла глаза, и ей так ясно представилось все это, что она не сдержала вздоха сожаления. Да! Жаль, что все кончилось!
Когда она открыла глаза, Лео не успел быстро отвести взгляд, и Пайпер с удивлением прочла в его глазах то же самое – сожаление об утраченном счастье. Стиснув зубы, он опустил глаза и сказал:
- Когда все будет готово, позовите меня.
Он уже начал исчезать, как опять обрел реальный вид.
- Да! Я узнал, где находится тело Коула. Вот адрес. – Лео протянул Пайпер листок бумаги.
Возник крутящихся вихрик огоньков – и он исчез.
Пайпер постояла немного, поправила одеяло на спящем ребенке и спустилась вниз. Фиби и Пейдж сидели рядышком, обнявшись.
- Ну, - с несколько искусственным оптимизмом произнесла Пайпер, - похоже, мы подготовились к решающему дню. Завтра, за час до полудня, мы сможем вызвать Коула. Он должен сказать, что делать дальше.
Еще в детской она думала: сказать Фиби об адресе больницы или подождать до утра, чтобы та могла выспаться? В конце концов, Пайпер решила, что скрывать ничего не будет. Неведение терзает больше, чем самая плохая весть. А эта весть была хорошей.
Подойдя к сестрам, она молча протянула Фиби листок бумаги с адресом. Та машинально взяла его, прочитала и непонимающе посмотрела на Пайпер. Потом, внезапно поняв, что это за адрес, она вскочила:
- Это...Это та больница?
Пайпер кивнула. Фиби кинулась к двери, на ходу схватив куртку. Пейдж бросилась за ней.
- Фиби, подожди! Остановись же! Мы можем переместиться, глупышка!
Приехав домой, Дайана прошла в гостиную и некоторое время стояла, не снимая плащ. Она думала: стоит ли сообщать сестрам Холливел о приближающемся конце мистера Такера или нет? Как найти мистера Уайета, она не знала. Но, возможно, это знает Фиби Холливел. От одной мысли о том, что ей придется разговаривать с этой женщиной, что она тоже может поехать к Коннэлу, у Дайаны каменело сердце.
Так ничего и не решив, она пошла на половину мистера Такера, включила везде свет, прошла по всем комнатам, зашла в ванную. Его полотенце, крем для бритья, туалетная вода… Дайана взяла флакон, и вдохнула знакомый аромат. Она посмотрела вокруг. Все это теперь никому не нужно. Пройдет немного времени и то, что еще незримым оставалось от него, исчезнет. Его не будет и умрет все, что с ним связано. «Как странно, - подумала Дайана, - вещи, такие непрочные, так мало значащие, останутся, а человека, который ими пользовался, уже не будет».
Она прошла в спальню. Постояв немного, прилегла на кровать Коннэла. Дайане казалось, что она еще хранит его запах. Все это тоже скоро исчезнет, как исчезнет он сам. Подумать только! Три года в ее жизни был человек, которого она любила, а он так и не узнает об этом! Почему, не почему она не сказала ему? Может быть, тогда не было бы этого мучительного дня, этой подготовки к его уходу и сожалений о несостоявшемся счастье! Слезы покатились у нее из глаз. Дайана не вытирала их, и они капля за каплей падали на подушку. Неужели она больше никогда не увидит его? Не увидит, как он сидит в своем кресле на веранде? Она так ждала этих вечеров, когда могла наблюдать за ним, незаметно любоваться им! Даже если она, занимаясь с дочкой, не видела его, Дайана сразу ощущала его присутствие. И если Коннэл долго не выходил на свой «наблюдательный пункт», ей казалось, что вечер тусклый и пустой. И только с его появлением оживало ее сердце. А их вечерние прогулки с малышкой Фиби, когда они втроем, не торопясь, шли к детской площадке! Как интересно было разговаривать с ним, как много он знал! Коннэл мог ответить почти на любой вопрос маленькой Фиби, а она задавала их столько, что Дайана часто просто терялась. Коннэл отвечал иногда серьезно, иногда - явно стараясь рассмешить девочку. Тогда серо-голубые глаза его искрились, а от уголков глаз к вискам тянулись тонкие лучики. Боже мой, неужели все кончено? Никогда он не улыбнется так понимающе и искренне, не заговорит с ней! Она не услышит его голос, его смех. Этого больше никогда не будет! Отчаянье переполнило ей душу и она, всхлипнув, уткнулась в подушку и зарыдала.
Выплакавшись, Дайна незаметно для себя заснула. Когда она проснулась, то некоторое время не могла понять, где находится. Вспомнив, она вскочила с постели Коннэла, поправила покрывало. Взгляд ее упал на комод. Она вспомнила о фотографии. Вынув ее из верхнего ящика комода, Дайана смотрела на женщину. «Что ж! Ты теперь тоже не будешь смеяться, Фиби Холливел, если действительно, любила его, – подумала она. - Его не будет для меня, но и для тебя – тоже не будет. Теперь мы – на равных. Завтра, - она посмотрела на часы, - нет, сегодня, я позвоню ей.»
Миссис Дрейк вздохнула и поставила рамку на прежнее место – на туалетный столик Коннэла.


В ночной тишине медицинского центра никто не заметил, как на лестничной площадке засветилось прозрачное облачко, и из него сформировались две женские фигуры. Шикая друг на друга, Фиби и Пейдж шли вдоль больничного коридора, вглядываясь в таблички на дверях.
- «Реанимационная палата № 1» - шепотом прочитала Пейдж. Медсестры на посту не было. Но она почти через секунду вышла из второй палаты и направилась в соседнюю комнату. Пейдж, схватив Фиби за руку, едва успела переместиться. Потом, постоянно оглядываясь, они заглянули в две следующие палаты и, наконец, в третьей увидели Коула.
- Коул! – Фиби бросилась к нему. Он лежал без движения с закрытыми глазами. Лицо его спокойным, но иногда какая-то, еле заметная, судорога пробегала по губам. Казалось, он хочет что-то сказать.
- Что? Коул, что? – Фиби, не отрываясь, смотрела на него, сжимая ладонями его руку. – Коул, пожалуйста, не уходи! Я люблю тебя!
Она поцеловала его в лоб, прижала его ладонь к своей щеке. Мерное шуршание приборов, аппарата искусственного дыхания и тихий плач Фиби смешались в такой пронзительно тоскливый звук, что у Пейдж перехватило горло.
- Фиби, милая, нам нельзя здесь долго оставаться. Если кто-нибудь войдет…
- Уходи, Пейдж, - сквозь слезы прошептала Фиби. – Я останусь с ним.
- Фиби!
- Спасибо тебе, что переместила, но…уходи. Я останусь здесь, - твердо повторила та.
- Фиби, этого нельзя делать…
Раздался шум шагов. Пейдж едва успела схватить Фиби за руку и Зачарованные растаяли в воздухе. Вошедшая в палату медсестра посмотрела на датчики, покачала головой, что-то записала в своей тетради и вышла. Из роя огоньков опять появились обе сестры. Фиби тут же кинулась к Коулу.
- Фиби! - твердо и настойчиво говорила Пейдж. – Неужели ты не понимаешь, что тебе надо быть не здесь. Завтра мы должны вызвать Коула. У нас есть шанс спасти его! Я не могу уйти без тебя. Чтобы вернуть его, мы должны использовать Силу Трех. Дорогая! - Пейдж обняла сестру. – Здесь его нет. Ты же это знаешь. А для того, чтобы он вернулся, нам надо быть вместе там, в доме. Идем, милая!
Мягко, но настойчиво Пейдж подняла Фиби, прижавшуюся лицом к груди Коула, обняла ее, и сестры растворились в темноте палаты.







pressa-chim
 

#17
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
17.
С утра в доме Холливелов воцарилась непривычная тишина. Фиби отправилась в редакцию с твердым намерением через два часа вернуться домой, даже если это будет стоить ей рабочего места. Пайпер отвела Уайета к знакомой Пейдж, которая с восторгом согласилась погулять с забавным малышом. Пейдж еще раз просмотрела Книгу Таинств, подготовила заклинание Силы Трех. И теперь две сестры сидели в гостиной, ожидая Лео.
Когда он появился, они устремили на него вопрошающий взгляд. Лео усмехнулся.
- Не знаю, что сделала Сьюзен, но, кажется, Коул выкарабкался.
Обе сестры почти одновременно издали вздох облегчения.
- Не торопитесь радоваться. Еще не известно, что получится у меня, – остановил их Лео. – Мне не нравится эта тишина.
- Какая тишина? – удивилась Пейдж.
- Какое-то нехорошее затишье повисло между двумя мирами – миром Добра и миром Зла..
- А что это может значить? – недоуменно подняла брови Пейдж.
- Многое. Например, что силы Зла почувствовали, что они могут лишиться своей значительной части.
- И…?
Лео вздохнул.
- Тогда на Коула начнется охота до того, как он выберется из Чистилища.
- Насколько это опасно для него? – встревожено спросила Пайпер.
- Он будет абсолютно беззащитен, потому что находится в прямом смысле между Небесами и Адом. Там не действуют никакие силы, кроме высших. А они неподвластны никому.
Пайпер задумалась.
- А если мы вызовем его прямо сейчас? Мы сможем опередить их?
Старейшина-Хранитель пожал плечами.
- Трудно сказать. -
- Тогда не будем ждать! – решила старшая Холливел. - Звони Фиби, - обратилась она к младшей сестре, - скажи, что все изменилось. Пусть приедет немедленно.
- Зачем звонить? - удивилась практичная Пейдж. Она с удовольствием пользовалась своим даром перемещения. – Черед пару минут мы будем здесь.
И она растаяла в вихре ярких огоньков.
Бывшие супруги какое-то время молча сидели на диване
- Лео, - осторожно произнесла, наконец, Пайпер. – Я, конечно, предложила тебе передать Коулу зелье...Но если это слишком опасно для тебя…
Лео взял руку бывшей жены и поцеловал ее.
- Не надо, Пайпер. Я попробую помочь Фиби и Коулу.
Внезапно засветились огоньки и Пейдж с Фиби, еще не остывшей после бурного разговора с «маленьким боссом», появились в центре комнаты.
Пайпер встала с дивана.
- Пейдж объяснила тебе? – спросила она у Фиби.
Та кивнула.
- Тогда – пошли.
И Зачарованные вместе со своим бывшим Хранителем отправились на чердак.


Дайана не стала звонить в больницу. Она решила отправиться туда с утра и быть с Коннэлом до конца. Даже если агония продлится несколько часов, эти часы будут полностью принадлежать ей. В конце концов, позвонить Холливелам можно будет и потом, когда…когда все кончится.
Приехав в больницу, миссис Дрейк долго не решалась войти в палату. Она боялась, что увидит Коннэла уже мертвым. Надежду давало только то, что ее никто не остановил, когда она подходила к палате. Медсестра, взглянувшая на нее мельком, была занята своими делами на посту, врачи деловито проходили мимо. Все вокруг было как всегда. Дайана перевела дух. Значит, он еще жив.
Войдя в палату, она подошла к кровати. Коул выглядел так же, как вчера. Только более умиротворенным. Сейчас больше, чем за предыдущие два дня, казалось, что он просто спит спокойным сном здорового человека. «Может, он все-таки выкарабкается? – с надеждой подумала Дайана. – Может быть, они ошибаются?»
Она оглянулась на шаги и увидела доктора Уоллера. Тот подошел к постели Коннэла, взглянул на приборы.
- Доктор, - негромко произнесла Дайна, - ему лучше? Он неплохо выглядит.
Врач медленно покачал головой.
- Так бывает…перед концом. Боюсь, что до завтра он не доживет.
Она судорожно вздохнула.
- Я побуду с ним, пока…
Доктор Уоллер пожал плечами:
- Агония может длиться несколько часов. Это достаточно тяжело наблюдать. Стоит ли Вам переживать такой стресс?
- Я останусь.
Доктор опять пожал плечами.
- Если что-нибудь произойдет, меня найдут, - спокойно произнес он и вышел из палаты.
Дайана подошла к Коннэлу. Она вглядывалась в его лицо, и из глаз ее помимо воли потекли слезы. Никакой надежды! За спиной ее послышался какой-то шелест. Оглянувшись, она замерла от изумления: у двери в палату стояли мисс Метьюз и Фиби Холливел!
- Коул! – Фиби бросилась к нему.
Пейдж, застывшая на месте, со смешанным чувством удивления и восхищения смотрела на двух женщин, двух соперниц, стоящих по обе стороны кровати Коула. Но, будучи по природе девушкой с чувством юмора, она невольно хихикнула. Все это было больше похоже на сцену из сентиментального романа, чем на реальную жизнь. Хотя…ситуация в целом была отнюдь не романтическая. Дело могло в любой момент принять трагический поворот.


Наверное, никогда еще на старом чердаке дома Холливелов не затевались более опасные игры. Шесть горящих белых свечей образовывали равносторонний треугольник. Зачарованные стояли, распределившись по его вершинам. По этим точкам был очерчен круг, в котором стоял Лео. Он был бледнее обычного, но спокойно стоял, глядя на Пайпер. В руках он сжимал флакончик с зельем, силу которого чувствовал даже сквозь заговоренное стекло.
Все должно было произойти в считанные минуты. После произнесения вызывающего заклинания Зачарованных, Лео должен был чуть ли не за секунду найти Коула, выплеснуть на него зелье и тут же исчезнуть. Скорость давала им шанс на то, что все пройдет незамеченным как для сил Добра, так и для сил Зла.
Сестры уже решили, как они подготовятся к возможному нападению демонов. Пайпер сжимала и разжимала кулаки, чтобы без промедления нанести точный удар. Пейдж старалась взглядом сосредоточиться на каком-нибудь предмете, тренируясь в умении быстро пресечь попытку демонов метнуть огонь или энергетический шар. Фиби…Фиби была готова ко всему: наносить удары, левитировать, швырять, что попало. Все, что угодно, только бы спасти Коула.
- Готовы? – Пайпер оглядела сестер и посмотрела на Лео.
- Да.
Лео не отрывал глаз от бывшей жены. Губы его чуть раскрылись. Казалось, еще немного и он произнесет то, что давно не говорил Пайпер. Но он стиснул зубы так, что на скулах заходили желваки, и промолчал.

Силы магии, ищущие и зовущие, к вам мы взываем!
Силой Трех мы вызываем душу ушедшую, но не пропавшую.
Пусть придет к нам тот, кто любим, и любит, кто спасет и спасется!
Коул Тернер, вернись к нам! Пусть душа твоя воссоединится с плотью!

Вихрь, сбивший Зачарованных с ног, промчался по помещению, сметая все вокруг. Пайпер, успевшая ухватиться за тяжеленный старинный сундук, увидела, как размылся контур тела Лео, и он исчез. Сестры едва успели подняться, поддерживая друг друга, как Лео опять возник в центре круга. Он был бледен, как смерть, и в руке у него уже ничего не было. На какое-то время воцарилась такая тишина, что не было слышно ни звука. Потом столб света поднялся рядом с Лео. Зачарованные замерли. Секунда, другая…В верхней части столба легким контуром обозначилось призрачное лицо с закрытыми глазами. Это было бледное лицо смертельно измученного и уставшего человека.
- Коул! – Фиби бросилась вперед так стремительно, что Пайпер еле успела схватить ее за руку.
Глаза призрака чуть приоткрылись, губы зашевелились и сестры услышали:
- Солнечный камень…в руке…
Разом распался светящийся столб, и на чердаке стало темно и тихо.
Какое-то время все стояли, ошеломленные увиденным. Быстрее всех опомнилась Пейдж. Она кинулась к выключателю. Пайпер бросилась к Лео. И только Фиби замерла на месте.
- Лео! Как ты? – Пайпер обняла бывшего мужа так, как будто он был... настоящим.
Тот не сразу смог ответить. Машинально обняв Пайпер, он медленно произнес:
- Кажется – да.
Они оба невольно посмотрели на Фиби. Она стояла, прижав руки к сердцу, и на лице у нее замерло выражение такого отчаяния, что Пайпер кинулась к ней.
- Его нет…- прошептала Фиби. – Ничего не получилось…
- Фиби, подожди! У нас еще есть время. До полудня - целый час. – Пайпер повернулась к Лео. – О каком камне он говорил?
Лео, уже немного пришедший в себя, пожал плечами.
- Как он сказал? Солнечный камень? – переспросила Пейдж. – Где-то я слышала о нем. Солнечный камень…Солнечный камень…
Она заходила кругами. Поскольку пространство чердака было небольшим, это было похоже на кружение на одном месте. Пайпер и Лео следили за ее топтанием.
- Солнечный камень…солнечный камень… - бормотала Пейдж.
Внезапно она остановилась и хлопнула себя ладонью по лбу:
- Вспомнила! Малышка Фиби!
- Что – малышка Фиби? – не поняла Пайпер.
- Когда я была у миссис Дрейк, квартирной хозяйки Коула, ее дочка сказала, что он обещал привезти ей солнечный камень, который притягивает свет. Я уверена – Коул говорил об этом камне!
Фиби смотрела на Пейдж с такой безумной надеждой, что та уверенно провозгласила:
- Все будет в порядке, сестренка!
- Подожди, - остановила ее Пайпер. – Ты уверена, что у него есть этот камень?
- Коул не из тех, кто может обмануть ребенка, - твердо сказала Пейдж.
- Спасибо, Пейдж! – Фиби порывисто обняла сестру. – Скорее! Перемести меня к миссис Дрейк.
- Подождите, - остановил сестер Лео. – Если не застанете ее дома, она, возможно, в больнице, у Коула. По крайней мере, я видел ее там.
- Если учесть, что она… - Пайпер бросила взгляд на Фиби, - хорошо относится к своему квартиранту - вполне может быть.
- Тогда - сначала в больницу! – Пейдж взяла Фиби за руку, и они исчезли.


- Как вы сюда попали? - возмущенно воскликнула пришедшая в себя Дайана.
- Какая разница? – хмыкнула Пейдж.
- Коул!Коул! – шептала Фиби, гладя руку лежавшего без движения Коула. – Мы спасем тебя! Все будет в порядке!
- Что вы здесь делаете? Почему вы его так называете? Это – Коннэл Такер. – сдавленный шепот миссис Дрейк готов был перейти в крик. – Уходите! Дайте ему спокойно умереть!
- Мы можем дать ему спокойно выжить, - негромко, но твердо сказала Пейдж, глядя в глаза Дайане. - И Вы нам в этом можете помочь.
- Я ни в чем не собираюсь вам помогать! Это из-за нее он погибает! – разгневанная женщина кивнула головой в сторону Фиби. – А теперь она врывается сюда и просит меня помочь!
- Дайана, успокойтесь. Вы же ничего не знаете. А у нас нет времени на объяснения. Давайте сначала сделаем так, чтобы он выздоровел, а потом будем разбираться, кто и в чем виноват. – Пейдж старалась говорить спокойно. - В конце концов, жаркие споры у постели больного не вернут ему здоровье. На его спасение у всего лишь час времени. Если мы не успеем до полудня, Ко…мистер Такер погибнет. Нам надо торопиться.
Миссис Дрейк неохотно повернулась к Пейдж. И хотя Дайана еще тяжело дышала, было видно, что ее она готова слушать.
- Дайана, помните, Ваша дочка говорила, что мистер Такер обещал привезти ей солнечный камень?
- И что?
- Он привез его?
Дайана оглянулась на Фиби. Та, склонившись над Коулом, гладила его по лицу и что-то шептала.
- Не помню, - жестко сказала она.
- Дайана! – воскликнула Пейдж.
- Я сказала: не помню! – отрезала миссис Дрейк.
Пейдж хотела взять женщину за руку, но та вырвала ее. Пейдж покачала головой.
- Дайана! Если бы Вы знали, как это важно! Вы можете спасти его или погубить. От этого камня зависит жизнь.. Такера.
Миссис Дрейк вздернула подбородок и отвернулась от Пейдж. Та тихонько прошептала ей на ухо:
- Вы ведь любите его?
Дайана взглянула на нее, и Пейдж увидела слезы в ее глазах.
- Тогда - спасите, - так же шепотом сказала она.
Фиби подняла голову, повернулась к миссис Дрейк, и женщины встретились глазами.
- Он любит ее, вот пусть она его и спасает, - ожесточенно проговорила Дайана.
Фиби смотрела на нее непонимающим взглядом. Боже мой! Эта женщина может помочь спасти Коула и не хочет делать этого только потому, что он любит другую! Неужели такое возможно?
- Я понимаю, Дайана, Вы не хотите счастья мне, - с горечью произнесла она. - Но неужели Вы сами будете счастливы, если дадите ему умереть?
Миссис Дрейк опустила глаза, и слезы покатились по ее щекам. Она вытирала их, но они все катились и катились.
- Простите, - прошептала она. – Я сама не понимаю, что говорю. Наверное, я делаю что-то не так.
Она судорожно всхлипнула и сказала:
- Да. Он привез этот камень. Но вы все равно не успеете. Я отвезла дочку к маме, а это на другом конце города. Фиби взяла камень с собой.
- Мы – успеем! - Пейдж повернулась к сестре. - Ты – со мной?
Фиби умоляюще посмотрела на нее. Пейдж перевела взгляд на миссис Дрейк. Та закусила губу, потом кивнула головой и протянула Пейдж руку:
- Идемте.
- Нет. Не удивляйтесь, Дайана, но двигаться мы будем быстрее. Закройте глаза.


Оставшись вдвоем, Пайпер и Лео, не сговариваясь, повернулись к выходу с чердака. Он шел немного впереди, и, когда Пайпер споткнулась, Лео поддержав ее за руку, так и не отпускал ее, пока они не подошли к дивану в гостиной. Сев на диван, они некоторое время молчали. Пайпер повернувшись к бывшему мужу, посмотрела на него, и ей показалось, что он стал каким-то другим. Похоже, та секунда, которую он провел в Чистилище, стоила ему гораздо больше, чем он старался показать.
Пайпер вздохнула.
- Ты - в порядке? – спросила она.
Лео кивнул.
- Как ты думаешь, почему так получилось? Мы сделали что-то не так?
- Нет. – Лео помолчал. – Пайпер, мне трудно это объяснять. Поверь, в такой ситуации мне еще не приходилось быть. Я могу только предполагать.
- И что же ты предполагаешь?
Старейшина-Хранитель вздохнул.
- То, что держит Коула в.. там…настолько сильно, что даже ваше заклинание не способно его освободить. Возможно, теперь только он сам может помочь себе. И это как-то связано с солнечным камнем.
Лео замолчал. Молчала и Пайпер.
- Ты думаешь, миссис Дрейк поможет?
Пайпер кивнула.
- Несмотря на то, что Коул любит Фиби, и у нее нет надежды на взаимность?
- Лео, если любишь, больше думаешь не о себе, а о том, кого любишь, думаешь о том, чтобы лучше было ему.
Он внимательно посмотрел на бывшую жену.
- Мне жаль, что у нас так получилось, Пайпер.
- Мне – тоже.
Часы в холле пробили полдень.
- Господи! Двенадцать! – Пайпер вскочила. – Как у них там дела? Что с Коулом?
Как бы в ответ на ее вопрос быстро закружился вихрик огоньков, и в гостиной очутилась Пейдж.
- Пейдж? – Пайпер замерла, ожидая ответ.
Младшая сестра сияла. Она подскочила к старшей и закружила ее в сумасшедшем танце:
- Получилось! Еще как получилось!
Она подняла руки в верх и закричала:
- Мы – самые сильные ведьмы! Мы все можем!
Пейдж подскочила к бывшему зятю, который, улыбаясь, смотрел на сестер, закружила и его.
- Пейдж! Остановись, ради бога!
















 

#18
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
18
Вот так, господа магистры. Чайник - он и есть чайник. Спасибо за подсказку.

Продолжение.
18.

Фиби сидела у постели Коула, сжимая его руку. Пытаясь уловить хоть малейшие признаки сознания, она вглядывалась в его лицо. Но оно продолжало оставаться таким же бесстрастным, каким было. Ей оставалось только ждать.
Через некоторое время она посмотрела на часы и в волнении заходила по палате. Уже без пятнадцати минут двенадцать! А вдруг они не успеют? Вдруг еще что-нибудь произойдет? «Успокойся, - говорила она себе. – Пейдж не опоздает! Она знает, что это значит.». Сделав несколько кругов по палате, Фиби подошла к окну. Это было нелепо, но она посмотрела вниз, как будто Пейдж и Дайана должны были подъехать на машине. Постояв у окна, она вернулась к Коулу, и мимоходом поправила цветы в вазе. И вдруг… Фиби вздрогнула: внезапно она увидела молодую женщину в платье конца XIX века с двумя девочками, которых она держала за руки и что-то им весело говорила. Потом девочки разом исчезли, а женщина в ужасе оглянулась на мгновение и… Видение прекратилось так же внезапно, как и началось.
Все это было так неожиданно и так непонятно, что Фиби застыла в недоумении. Но обдумывать что либо у нее не было ни желания, ни возможности. Потому что в это время в палате из облачка огоньков появились Пейдж и ошарашенная Дайана. Она вытаращила глаза, увидев Фиби, и стала озираться вокруг.
- Боже мой! Что это? – прошептала она. – Как это все получилось?
- Потом! – Пейдж кинулась к Коулу. – Время на исходе! Уже без пяти двенадцать!
Она положила камень ему на грудь, и женщины замерли, ожидая чего-то необыкновенного. Но все оставалось таким же, как и было.
- Рука! – вспомнила Фиби. – Он сказал: камень – в руке! Скорее!
Пейдж схватила камешек, вложила его в ладонь Коула, сжала пальцы и отшатнулась назад: яркие лучи ослепительно брызнули из ладони и через секунду погасли. В то же мгновение из груди Коула вырвался хриплый вздох, и он открыл глаза. Женщины, затаив дыхание, стояли у его постели и смотрели на него. Он опять закрыл глаза, но грудь его поднималась и опускалась, щеки слегка порозовели.
В это мгновение в палату вошел доктор Уоллер. Увидев трех женщин, он остановился в изумлении:
- Что вы здесь делаете? Как вы сюда попали? - Он повернулся к Дайане. – Миссис Дрейк, …
В это время Коул опять с хрипом вздохнул, и доктор Уоллер резко повернулся к нему. Увидев, что пациент зашевелился, он нажал кнопку вызова медсестры.
- Уведите их, - бросил он вошедшей девушке в белом халате и кивнул в сторону женщин. – Вызовите реаниматолога. И побыстрее, ради бога!
Почти вытолкав сестер и миссис Дрейк из палаты, сестра, закрыв дверь, кинулась к пульту внутренней связи. Женщины замерли у стены больничного коридора. Два врача быстрым шагом прошли в палату. Через минуту туда же два молодых человека в белых халатах покатили какой-то пульт со множеством проводов. Вышедшая опять из палаты медсестра обратилась к Дайане:
- Я прошу вас подождать доктора у его кабинета.
Дайана молча кивнула и направилась к лифту. Сестры так же молча, пошли за ней. Фиби, оглянувшись, замедлила шаги, но Пейдж, взяв ее за руку, потянула за собой.
Так же молча, не разговаривая друг с другом, они просидели у кабинета доктора Уоллера почти полчаса. Фиби все время порывалась вернуться в палату, но Пейдж опять брала ее за руку и гладила по плечу. Заслышав шаги врача, Фиби бросилась к нему.
- Что, доктор? Как он?
Доктор Уоллер, остановившись, с интересом смотрел на нее. Эта красивая девушка, которую он здесь ни разу не видел, похоже, проявляла к мистеру Такеру еще больший интерес, чем миссис Дрейк.
- Простите, а Вы – кто? Родственница мистера Такера?
Фиби кивнула:
- Да!
- И очень близкая родственница, - вмешалась в разговор Пейдж.
- А Вы? – доктору стало любопытно. – Вы – тоже?
В глазах Пейдж зажглись озорные огоньки.
- Тоже. Правда, скорее – дальняя.
Врач усмехнулся.
- Что ж, вижу, миссис Дрейк пригласила всю женскую часть родственников мистера Такера. Или не всю?
Он распахнул дверь кабинета:
- Заходите.
Предложив им сесть, сам он остался стоять. Фиби, закусив губу, смотрела на него с таким ожиданием, что он невольно обратился к ней.
- Что ж, милые дамы. Можно сказать, что мистеру Такеру повезло вдвойне. И в том, что он, кажется, выкарабкивается, и в том, что у него такие прекрасные родственницы. – Он помолчал. - В медицине чудеса иногда получаются. Мистер Такер пришел в сознание, и теперь можно надеяться, что он выздоровеет.
Фиби обняла Пейдж и уткнулась ей в плечо. Та, снисходительно глядя на старшую сестру, тихонько гладила ее по спине. Миссис Дрейк сидела в кресле, опустив глаза. Наконец, она вздохнула и встала.
- Ну, что ж. Мне, кажется, пора.
Пейдж, осторожно отстранив Фиби, поднялась ей навстречу.
- Дайана…Спасибо Вам. – Пейдж повернулась к врачу. – И, конечно, Вам, доктор.
Тот пожал плечами. А миссис Дрейк, мельком взглянув на Фиби, направилась к двери.
- Миссис Дрейк! – Фиби поднялась с кресла и, вытирая на ходу глаза, подошла к Дайане. – Мне бы хотелось встретиться с Вами. Нам надо поговорить. Если можно…
Дайана поджала губы. Потом, надменно вздернув брови, она проговорила официально-вежливо:
- Конечно, мисс Холливел. Мы еще увидимся. – И вышла.
Фиби повернулась к врачу:
- Доктор, я могу увидеть …мистера Такера?
Тот кивнул.
- Можете к нему пройти. Только – ненадолго. Сами понимаете…


- Коул! – Войдя в палату, Фиби кинулась к нему. Она гладила его по лицу, а слезы крупными каплями падали на его лоб.
- Здесь идет дождь? – прохрипел Коул. Он смотрел Фиби, и усталые глаза его смеялись. - Не плачь, - прошептал он. – Все будет хорошо.
Было видно, что ему трудно говорить.
- Ш-ш-ш..Молчи!Ради бога, пока молчи!
Кислородной маски уже не было, и Фиби коснулась губами его губ.
- А еще? – улыбнувшись, попросил он. – Только без соленых капель.
Фиби тихонько засмеялась, но как она не вытирала слезы, они все капали и капали.
- Фиби, я могу утонуть или захлебнуться. – Коул притянул ее к своей груди и погладил по голове, как маленькую девочку. – Не плачь, прошу тебя.Ты же знаешь, теперь все в порядке.
Она вывернулась из его рук, решительно вытерла слезы и страстным поцелуем закрыла Коулу рот. И он ответил на ее поцелуй.
- Теперь я чувствую себя совершенно здоровым и готов на все, - уже окрепшим голосом, улыбаясь, проговорил Коул, с намеком посмотрев на Фиби.
- Ладно, голубки, - вмешалась, наконец, Пейдж. – Смотреть на вас, конечно, приятно, но надо решить, что делать дальше.
- Может быть, мы перенесем тебя к нам домой? – предложила Фиби. Глаза ее сияли, щеки раскраснелись, и она выглядела такой красивой, что Коул опять притянул ее к себе.
- Я, думаю, пока не стоит, - возразила Пейдж. – Наверное, столь долго отсутствие души все же как-то сказывается на теле.
Коул попробовал приподняться, но без сил опустился на кровать. Он опять побледнел и тяжело дышал.
- Похоже, Пейдж права, - пробормотал он.
Помолчав, он вздохнул. Потом, взяв Фиби за руку, поцеловал ее в ладошку. Она смотрела на него, не отрываясь, и улыбалась.
- Ну, вот что! – решительно произнесла Пейдж. – Пайпер, наверное, сходит там с ума. Я отправлюсь к ней, все расскажу, а потом вернусь за Фиби. А вы тут…Ну, вы найдете, чем заняться.
И Пейдж исчезла в облачке огоньков. Буквально в ту же секунду в палату вошел доктор Уоллер. Он подошел к Коулу, постоял у его постели минуту и улыбнулся.
- Похоже, посещение женской половины Ваших родственников действует на Вас благотворно. Но даже его я пока прописываю в ограниченных дозах. Мисс…- обратился он к Фиби..
- Мисс Холливел, - улыбаясь, подсказала она.
- Мисс Холливел, - продолжил врач, - он с удовольствием увидит Вас завтра.
Фиби, посмотрев на Коула, кивнула.
- Хорошо. Я сейчас уйду.
Доктор Уоллер вышел, а Коул тут же притянул Фиби к себе. Она прильнула к его губам.
- Я не хочу отпускать тебя надолго, - прошептал он, глядя в ее счастливые глаза.
- В таком случае, набирайся сил, - лукаво улыбнулась Фиби. – Они тебе скоро понадобятся.
Еще раз поцеловав его, она вышла из палаты и направилась к лестничному пролету. Там через минуту появилась Пейдж. Понимающе улыбаясь, она обняла сестру и через секунду светящееся облачно растаяло, не оставив следа.


Рассказав Пайпер и Лео обо всем, что произошло в медицинском центре, Пейдж отправилась за Фиби. Лео медленно прохаживался по комнате, а Пайпер, не в силах скрыть волнение, то поправляла цветы в вазе, то перекладывала диванные подушки.
Увидев появившихся девушек, она бросилась к Фиби и со вздохом облегчения обняла ее.
- Фиби! Наконец-то!
Отстранившись от сестры, она вопросительно посмотрела на нее.
- Ну – как? Все в порядке?
Фиби радостно закивала головой и, зажмурившись, тихонько рассмеялась.
- Пайпер! У нас получилось! Он свободен! Все хорошо!
Пейдж, стоявшая в середине комнаты, с улыбкой смотрела на сестер.
- Пейдж! – Фиби притянула ее к себе. – Лео! – она с благодарностью посмотрела на бывшего зятя. – Я вам всем так благодарна! Это, наверное, самое трудное из всего, что мы сделали. Мы вернули Коула самому себе!
- И главное - тебе его вернули! – засмеялась Пейдж.
Фиби чмокнула ее в щеку.
- И мне! Господи! Пейдж! Это благодаря тебе мы все успели во-время! Пайпер! Без тебя мы бы ни о чем не знали!
Обняв сестер еще раз, Фиби подошла к Лео. Он с улыбкой наблюдал за ее радостными порывами, но время от времени какая-то тревога мелькала в его взгляде. Это не ускользнуло от внимания Пайпер.
- Лео! – негромко окликнула она его. – Ты – в порядке?
Он с деланным безразличием пожал плечами, как вдруг его затрясло. Объятый светящимся облаком из ярких точек, он начал вытягиваться вверх, как будто его втягивала гигантская воронка. Секунда – и он исчез!
- Лео! – Пайпер бросилась к нему.
Но в гостиной опять все стало тихо. Как будто там никогда и не было ни облака, ни Лео.
- Что это? – Пейдж вытаращила глаза, а Фиби так и застыла с улыбкой, казавшейся такой неуместной на фоне общего смятения.
- Что это было? – выйдя из оцепенения, тоже пробормотала она.
- Это – расплата, - с горечью выговорила Пайпер.
- Расплата? – с недоумением повторила Фиби. – За что?! За Коула?
Пайпер, еле сдерживая слезы, покачала головой и пробормотала:
- Нет. За собственную доброту.


Коул просунулся перед рассветом. Солнце еще не появилось, но его присутствие уже ощущалось за горизонтом. Коул с удовольствием чувствовал себя, свое живое и сильное тело, жизненную силу в нем. Потянувшись, он сел на кровати. Еще не совсем понимая, почему проснулся, Коул огляделся вокруг. Что-то было не так. Какая-то маленькая точка в центре палаты не то белого, не то перламутрового цвета, стала вдруг расти, пока не увеличилась до размеров небольшого туманного облака. Оно переливалось всеми оттенками белого цвета.
Глядя на это облако, Коул не испытывал чувства тревоги. Он почему-то был уверен, что от этого облака не исходит никакой опасности для него.
Облако не издавало никаких звуков, но Коул услышал, а, скорее, почувствовал, что Нечто, находящееся в облаке, произнесло:
- Коул Тернер! Ты нарушил все правила для живых существ, чтобы начать новую жизнь?
- Да, - спокойно ответил Коул, не зная – кому, но, зная, что надо отвечать.
- Ты очистил душу, но не исправил зло, которое принес в этот мир, - бесстрастно продолжало Нечто.
- Я отдал половину своей сущности, свои демонические силы. Я отдал свое бессмертие, наконец. Разве этого мало?
- Это – много. Но это не все. – Нечто продолжало звучать для Коула.
Тот опустил голову на грудь и замолчал. Потом, подняв голову и вглядываясь в Нечто, он медленно произнес:
- Что еще я должен сделать?
- Вернуть жизни ее сущное.
- Саму жизнь? Я должен умереть?
- Ищи ответ в Солнечном камне.
Коул почувствовал, что веки его слипаются. Не в силах противиться сну, он опустился на подушку и почувствовал, а не увидел, как медленно растаяло облако.




Исправлено автором 17 Окт 2004, 18:37
 

#19
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
19.

После того, как Лео исчез, Зачарованные долго молча сидели в гостиной. Да и что можно было сказать! Трудно было спасти Коула, а как спасти Лео, не знал никто из них.
В конце концов, Пейдж, сидевшая, поджав ноги, на диване, тряхнула головой и сказала:
- Давайте не будем паниковать. Мы ведь не знаем, как у них там…ну.., - она показала глазами наверх, - могут его наказать. Не убьют же, его, в самом деле? Он и так уже мертвый.
Пайпер укоризненно посмотрела на нее и вздохнула. Она и сама не знала, что ждет Лео за ослушание. Но что-то будет, и одна мысль об этом приводила ее в мерзкое настроение. Может быть, ему не разрешат больше видеться с сыном? Или вообще, откликаться на призыв Зачарованных? Кто знает? Пайпер больше всего угнетало, что это именно она подтолкнула бывшего мужа на такой рискованный шаг. Что он теперь будет думать о ней? Если вообще будет думать. Он – такой добрый и светлый – теперь из-за нее получит кару, которую не заслужил.
Напрасно Пейдж листала Книгу Таинств. Записи, которая помогла бы им как-то узнать, что может быть Старейшине за ослушание, в Книге не было.
Фиби честно старалась думать о Лео, но мысли ее все время как-то переходили на Коула. Что с ним произошло там, в Чистилище? Как он выдержал все и как сумел выбраться? «Вряд ли он мне что-нибудь расскажет, - думала Фиби. – И не только потому, что смертным это знать не положено, как сказала Сьюзен…. Да, а как, кстати, у нее дела? Не попала ли и она под гнев Старейшин?». Фиби покачала головой: сколько всего закрутилось с этой дерзкой затеей Коула. Но он все равно лучше всех! И он здесь! Фиби невольно улыбнулась и тут же виновато посмотрела на Пайпер. Той – не до улыбок. «Нельзя быть такой эгоисткой, - увещевала себя Фиби. – Тебе-то хорошо, а вот Пайпер…Интересно, что сейчас делает Коул? Уже спит? Или думает? Например, обо мне?» Почувствовав, что губы ее опять растягиваются в улыбке, Фиби сделала строгий вид. Она решила, что немного хозяйственной деятельности ей сейчас не повредит. Встав с дивана, она поправила цветы в напольной вазе и вдруг вспомнила! Видение! Там, в палате Коула, когда она вот так же поправляла цветы, у нее было видение!
Фиби посмотрела на Пайпер. Та сидела в кресле, глубоко задумавшись. Фиби присела на ручку кресла и обняла сестру.
- Пайпер, дорогая, мы что-нибудь придумаем! – она повернулась к другой сестре. – Пейдж, отложи Книгу. Давайте подумаем еще об одной загадке. У меня было видение. Там, в палате Коула, когда я поправляла цветы в вазе, я увидела…Сейчас вспомню. Женщина, две девочки…Потом девочки исчезают, она оглядывается в ужасе…
Фиби нахмурилась:
- Эта женщина…Она мне напоминает..
Она вскочила с кресла:
- Точно! Это – Сьюзен! Сьюзен Тернер!
Пейдж , захлопнувшая Книгу при первых словах Фиби о видении, в удивлении подняла брови:
- Сьюзен? С цветами?
- Да нет же! С двумя девочками! И они потом исчезли.
- И что это значит?
- Понятия не имею! Пайпер!- окликнула Фиби старшую сестру. - Что ты думаешь на этот счет?
Пайпер пожала плечами. Было видно, что она не столько слушала Фиби, сколько обдумывала что-то свое.
- Только больше мы вызывать ее не будем! Хватит с меня «бедных мальчиков»! – сразу заявила Пейдж.
- Но ведь зачем-то мне было это видение?
- Если бы здесь был Лео, он бы что-нибудь подсказал, - с сожалением проговорила Пейдж.
Пайпер бледно улыбнулась.
- Боюсь, что нам теперь придется привыкать обходиться без Лео.
- Дорогая! – Фиби обняла ее. – Не думаю, что дойдет до этого. Может, они просто лишат его крыльев? Помнишь, как тогда? Ну, когда он хотел остаться с тобой и ослушался их?
Пайпер покачала головой:
- Нет, Фиби. Боюсь, что теперь все гораздо серьезнее. Ведь тогда он был Хранителем, а теперь он – Старейшина.
- Кстати! Давайте представим себе, что могут сделать со Старейшиной, – предложила Пейдж. – Первое: лишат крыльев. Второе…Даже не знаю, что предположить.
- Ему могут запретить видеться с нами, - спокойно подсказала Пайпер, - со мной и с Уайетом. Могут запретить появляться на наш вызов. И мы, - она глубоко вздохнула, - никогда больше его не увидим.
Две слезинки сползли по ее щекам. Пайпер вытерла их и закусила губу.
- Господи! Ну что он такого сделал? – возмутилась Пейдж. – Подумаешь, на какое-то мгновение увидел Чистилище!
- Пейдж! Ты же понимаешь, что дело не в этом.
Младшая сестра заходила кругами по гостиной.
- Такого я не понимаю. Он же должен всем помогать! Если он помог заблудшей душе, бывшему демону – разве это преступление? Они что там – не понимают?
- Пейдж, у меня уже голова кружится! Остановись, ради бога! - попросила Фиби. – Пайпер, - обратилась она к старшей сестре, - не вини себя! Иначе мне придется думать, что я тоже виновата. Ведь это я попросила Лео помочь Коулу. Может быть, не надо было этого делать? Может, мы смогли бы как-то помочь ему, не втягивая в это Лео?
- Фиби, ради бога! О чем ты? – с досадой проговорила Пайпер. – Какая разница, кто и о чем попросил? Давайте попробуем решить, можем ли мы помочь Лео.
- Не представляю себе – как, - пробормотала Пейдж.
Сестры опять замолчали. Наконец, Пайпер, решительно встала.
- Ладно! Пара спать. Может быть, завтра что-нибудь придумаем.
- А как же видение? - Фиби удивленно посмотрела на сестер.
- Ну, поскольку это касается не столько будущего, сколько прошлого, думаю, с этой загадкой можно подождать, - провозгласила младшая.
- А вдруг Сьюзен нужна наша помощь? Видения не бывают просто так, Пейдж!
- Фиби, у меня уже просто мозги не работают! – с досадой воскликнула Пейдж. – Ничего опасного с ней произойти не может. Она уже умерла.
Фиби недовольно пожала плечами и пошла к себе.


Коул проснулся совершенно выспавшимся – так, как просыпается здоровый человек. Но настроение его было неважным. Ночное посещение он помнил во всех деталях.
Переговорив с доктором Уоллером, и получив необходимые рекомендации, он решил отправиться к себе домой. Дожидаясь в вестибюле такси, он позвонил Холливелам. Трубку взяла Пайпер. Коул испытал некоторую неловкость. Пейдж, которую он видел вчера, была явно настроена к нему дружелюбно. А вот как среагирует Пайпер на его появление, он не знал.
- Пайпер, добрый день! – наконец выдавил он из себя, пытаясь придать своему голосу максимум дружелюбия. – Фиби уже на работе?
Он услышал в трубе тяжкий вздох.
- Привет, Коул! Не могу сказать, что для меня день добрый, - медленно и грустно произнесла старшая Холливел.
- Что-то случилось? – осторожно спросил Коул.
- Лео…- чуть слышно сказала Пайпер.
- Что с ним? - сразу насторожился он.
- Он ...исчез. Похоже, ваши рискованные игры не прошли незамеченными.
Коул уловил в голосе Пайпер упрек и стиснул зубы.
- Пайпер…Я понимаю, что не имел права втягивать Лео в свои дела, но…
- Я не виню тебя.
- Да? А мне показалось…- он замолчал. Потом спросил: – Что я могу сделать? Чем помочь?
- Не знаю.
Коул опять помолчал.
- Ты не будешь против, если я приеду? – наконец, спросил он.
- А ты сможешь? Ты – в порядке?
- Я смогу.
Пайпер вздохнула.
- Хорошо. Приезжай.
- Я сначала заеду к себе домой. Через час буду у вас.

Фиби проснулась в таком настроении, что даже перспектива получить от Элизы конверт с уведомлением об увольнении, не могла его испортить. «Коул здесь, он свободен от демонической сущности, он меня любит – что еще нужно человеку для счастья?» - весело думала она. Ей хотелось немедленно сделать счастливыми всех…Но потом она вспомнила: Лео! И Пайпер.
Приведя себя в порядок, она спустилась в кухню. Там было все как всегда. Деловито управлявшийся с ложкой Уайет, Пайпер, с ангельским терпением наблюдающая за тем, как часть каши шлепается на пол. При этом каждую каплю каши малыш сопровождал внимательным взглядом, прослеживая ее путь до пола. Когда Пайпер пробовала направить его руку в сторону тарелки, он поднимал на мать ясные отцовские глаза, отталкивал ее руку и продолжал равномерно чередовать: ложку – себе в рот, ложку – на пол.
Чмокнув племянника в перепачканную кашей щечку и потискав его, Фиби налила себе кофе. Выпив две чашки, она виновато посмотрела на сестру и проговорила:
- Пайпер, дорогая, я пока ничего не придумала. И…мне пора на работу. Я позвоню.
Подняв на нее печальные глаза, Пайпер кивнула.
Когда за Фиби захлопнулась дверь, в кухню, зевая, вышла Пейдж.
- Ах ты, мое солнышко! - почти пропела она, целуя племянника в голову. – Ах ты мой замурзюка! У-у-у, ты мой зайчик!
- Пейдж, дай ему поесть спокойно. Пей кофе, пока он не остыл.
- Фиби уже ушла? – поинтересовалась Пейдж, наливая кофе.
Пайпер кивнула.
- Она не придумала, что можно сделать?
- Не знаю. По крайней мере, она ничего не сказала. Думаю, сейчас ее больше интересует Коул.
- Пайпер, не говори так! – укоризненно произнесла Пейдж. – Фиби прекрасно знает, чем Коул обязан Лео. Вот увидишь, ей что-нибудь да придет в голову.
Пайпер вздохнула.
- Погуляешь с Уайетом? – спросила она сестру.
Та кивнула.
- Ты хочешь еще раз посмотреть книгу?
- Да, - ответила Пайпер. – Ты же знаешь, в ней постоянно все меняется. И потом…Я хочу спросить у Гремс. Все же она – Светлая Жрица. Может быть, ей известно хоть что-нибудь.
Собирать малыша на прогулку было не менее интересно, чем гулять с ним. Научившись более-менее управляться со штанами, Уайет тем не менее, норовил всунуть обе ноги в одну штанину. Потом он пытался сделать шаг, с удовольствием валился на тетку, и все начиналось с начала.
Оставив Пейдж разбираться с племянником, Пайпер поднялась на чердак. Она машинально перелистала книгу, но ничего нового в ней не было. Постояв немного, она прочитала заклинание на вызов духа и стала ждать.
- Пайпер? – удивилась призрачная Гремс, появившись через минуту. – Зачем ты вызываешь меня, дорогая?
Пайпер вздохнула.
- Мне нужна твоя помощь, Гремс. За последние два дня произошло столько всего…
- В чем дело, Пайпер? – тревожно спросила та. – Что-то с Уайетом? С сестрами?
- С Лео.
- С Лео? – Гремс вытаращила глаза. – Что могло случиться с Лео? Черный Хранитель..?
Пайпер покачала головой.
- Нет.
И она рассказал Гремс обо всем, что было: о решении Коула очистить душу, о том, как Лео отправился в Чистилище и о том, что случилось вчера вечером. За время этого рассказа выражение призрачного лица Гремс менялось с изумленного на тревожное, а потом – на мрачное. Когда Пайпер закончила свое повествование, Гремс погрузилась в раздумье.
- Я не ожидала от Лео такого безрассудства, - наконец, произнесла она.
- Гремс, он не мог отказать в помощи кому бы то ни было. Он – Хранитель по сути своей.
Гремс промолчала. Через некоторое время она спросила:
- А как Коул?
- Пока не знаю. Фиби и Пейдж были рядом с ним, когда все произошло. Во всяком случае, он жив. Значит, все получилось.
Бабушка укоризненно покачала головой:
- Фиби выбрала себе не лучшего мужа.
Пайпер невольно улыбнулась. Мужа, достойного, по мнению Гремс, любой из внучек, просто не существовало на свете.
- Такой дерзости можно было ожидать только от демона, - пробормотала Гремс. – Хотя, должна признаться, мне всегда нравились мужчины, умеющие рисковать, - мечтательно продолжила она.
- Извини, что прерываю твои приятные воспоминания, - усмехнулась Пайпер, - но я хотела бы вернуться к разговору о Лео. Что с ним будет?
- Не знаю, Пайпер, - озабоченно сказала Гремс, помолчав немного. – Все слишком необычно. Совет Старейшин может не принять во внимание благие намерения твоего мужа….бывшего мужа.
- Гремс, настоящий или бывший – какая разница! Надо просто спасти Лео. Я прошу тебя – узнай хотя бы, что ему может грозить.
- Я попробую. Но, должна тебе сказать, что нарушать правила Старейшине непозволительно!
- Неужели они так быстро забыли, кто их спас! Разве не он помогал им, когда напали Титаны? Не он ли, рискуя жизнью и нарушая все правила, нашел убежище для каждого из них? Да за одно это они должны быть ему благодарны! – Пайпер разозлилась. Она уже почти кричала, бросая эти слова в призрачное лицо Гремс.
- Дорогая, - несколько растерялась та, - ты слишком эмоционально все воспринимаешь.
Пайпер, раскрасневшаяся от гнева, сжала кулаки и замолчала.
- Я попробую что-нибудь узнать, - миролюбиво промолвила бабушка.
Внучка молчала.
- – Через час вызови меня вновь, дитя мое, - ласково прошептала Гремс и растаяла.


Фиби сидела за своим столом, мечтательно подняв глаза к потолку. Сегодня все казалось ей таким незначительным по сравнению с главным - благополучным возвращением Коула, что она никак не отреагировала на вопли «маленького босса» о легкомысленных девицах, которые безответственно относятся к своим обязанностям. Советы, которые просто сами выплывали из-под клавиатуры компьютера, казались ей остроумными и благожелательными, вопросы, которые задавали читатели – легкими и понятными. Колонка была готова уже к полудню. Словом, все было так прекрасно, что даже сломавшийся принтер казался случайным недоразумением в этой безоблачной жизни.
Опомнилась Фиби только после того, как заверещал телефон.
- Алло! – почти промурлыкала она, ожидая, что это – Коул.
- Фиби, привет! – раздался знакомый голос. Но не тот, который она ожидала. Джейсон!
Фиби растерялась. За всеми этими перипетиями она просто забыла о его существовании. Впрочем, как и о многом другом – тоже.
«Господи! Что мне сказать ему и как?»
- Фиби? Я не ошибся, это – Фиби Холливел? – настойчиво повторил Джейсон.
- Дд-да, - выдавила из себя она, наконец.
- Ты мне не рада или это только кажется?
Фиби закусила губу.
- Джейсон, я рада, что ты вернулся…
- В смысле – рада, что благополучно долетел? – допытывался тот. – Или рада меня увидеть?
- Ну-у,…просто – рада, – вывернулась Фиби.
- Мы сможем увидеться через пару часов. Говори – где.
Она растерялась перед таким напором. Впрочем, в этом был весь Джейсон Дин: если есть вопрос – надо найти ответ.
- Джейсон… - Фиби пробовала на ходу придумать отговорку, - ты приехал так внезапно…Я обещала Пайпер…
- Понимаю. Тогда сегодня вечером, в том ресторанчике, где мы были в последний раз?
Фиби вздохнула. Сумбур в голове сменился жалостью. Это будет несправедливо, если она не встретится с Джейсоном. Он столько ей дал! В конце концов, надо попрощаться с ним по-человечески.
- Хорошо. В восемь часов.
- Отлично. Я буду ждать тебя там. Целую. Я люблю тебя.
- Я тебя тоже, – чуть слышно прошептала Фиби, чувствуя себя жалкой лгуньей.

********************************
Прошу прощения, последний кусок был не из этой части.
********************************

Исправлено автором 20 Окт 2004, 06:56
 

#20
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
20.
Миссис Дрейк последние сутки почти не спала. Всего лишь за один день она испытала столько, сколько никогда в своей короткой жизни не испытывала. Все эти необычные явления, перемещения, какие-то таинственные процессы совершенно выбили ее из колеи. Дайана так и не поняла, каким образом какой-то камешек мог вывести Коннэла из комы. И почему мисс Холливел называла мистера Такера Коулом? Что они вообще за люди – Холливелы? Экстрасенсы или как их там?
Ее жизнь, простая и понятная до последнего времени, вдруг дала такой сбой, что миссис Дрейк совершенно растерялась. Когда они с Пейдж Метьюз каким-то образом очутились в уютном садике миссис Дан, Дайана не произнесла почти ни одного слова. Она только молча переводила взгляд с малышки Фиби, которую мисс Метьюз уговаривала вернуть солнечный камень мистеру Такеру, на мать. Миссис Дан с удивлением наблюдала за этой сценой, явно тоже ничего не понимая. Зато маленькая Фиби, похоже, все поняла. Вложив камешек в руку мисс Метьюз, она сказала:
- Пусть Коннэл станет здоровым.
То, что завертелось потом в больничной палате, и вовсе показалось миссис Дрейк фантастическим. Она даже не сразу поняла, что Коннэл пришел в сознание. Наоборот, ей показалось, что это – конец. Все, что произошло, было для нее настолько ошеломляющим, что она пришла в себя только в кабинете врача. Дайана не слышала почти ничего из того, что говорил доктор Уоллер. Очнулась она только, когда Фиби Холливел попросила о встрече. У Дайаны внутри все сжалось от отчаяния. О чем говорить? Что может сказать ей женщина, появление которой лишило Дайану надежды на счастье? Она вежливо-сухо ответила и вышла из кабинета.
Приехав на такси домой, Дайана, не раздеваясь, легла на постель. Она то задремывала, то проснувшись, бессмысленно смотрела на окно спальни. Иногда ей вспоминалось бесстрастное лицо мистера Такера, и тогда горячие капли появлялись в уголках глаз. Иногда перед ней вставала мисс Холливел, шепчущая что-то у изголовья Коннэла, и тогда слезы моментально высыхали. Когда она все же засыпала, ей почему-то снилось море, с размеренным шумом волн, набегавших на берег, или незнакомое женское лицо, с участием склонившееся над ней. Эта женщина шептала слова утешения. Тогда из глаз Дайаны текли слезы, но сердце переставало сжиматься от боли. Почему – море, и кто эта женщина, она не знала. Но с ними приходил покой.
Так в полузабытьи прошел вечер, затем ночь. Утром Дайана заставила себя встать и привести в порядок лицо, одежду, прическу. Она не знала, что будет делать – поедет ли в больницу к Коннэлу или к матери за дочкой. Уже почти собравшись, она опустилась без сил на диван в гостиной и сидела так, уставившись в одну точку без мыслей, без чувств, как безвольная кукла.
Из этой прострации ее вывел шум приближающейся машины. Миссис Дрейк поднялась и подошла к окну. Из автомобиля вышел Коннэл и расплатившись с таксистом прошел к себе. Первый раз Дайана почувствовала какой-то интерес к происходящему. Он уже вернулся? Ему позволили уйти? Значит, все хорошо?
Она опять присела на диван и задумалась. Если отбросить все странности, произошедшие за последний день, то можно сделать вид, что ничего особенного не произошло. Ну, попал человек в больницу, ну, нашлась его будто бы погибшая жена – чего в жизни не бывает? Но Дайана понимала: что-то в ее жизни изменилось так круто, что последствия этих изменений пока трудно себе даже представить. Два вопроса так и вертелись у нее в голове: почему мисс Холливел называла мистера Такера Коулом и кто эта женщина, утешавшая ее во сне? Дайана попробовала вспомнить лицо, но кроме прекрасных сочувственных глаз, ничего вспомнить не могла.
Так ничего и не решив, она собралась ехать к матери за дочкой. Подойдя к двери, она распахнула ее и остолбенела: подняв руку к звонку, у двери стоял мистер Такер.


Приехав домой, Коул прежде всего принял душ и переоделся. Потом, сев в кресло, он надолго задумался. Ночной гость, в общем-то, не удивил его. Даже при удачном исполнении задуманного им очищения, слишком много в его жизни было запутано в сложный клубок поступков. И в этом клубке было не только демоническое. Человек тоже обременяет свою душу поступками, за которые потом приходиться расплачиваться. А двойственность его существа только прибавляла этим поступкам особый характер. «Вернуть жизни сущее!» Не слабо! Если вспомнить все, что он сотворил в течении ста лет!..Но речь, конечно, идет об одном, самом серьезном…Коул вздохнул. То, что он должен был сделать, не только чертовски сложно, но и безумно опасно. А рассчитывать теперь он мог только на свои человеческие возможности.
Коул откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. «Ищи ответ в солнечном камне…» Он знал, что это означает. Как давно это было! Для демона, обладающего бессмертием, сто лет – один миг. Но восемнадцать лет от рождения – что демонических, что человеческих – это время поиска, отчаянных поступков, бесшабашной удали. Солнечный камень! Коул вспоминал неприступные скалы и бездонные пропасти, невообразимые по красоте краски заката с резким переходом от тени к свету, синеву неба над белоснежными вершинами, огромные звезды, сияющие на фиолетовом небе. Где сейчас его тогдашние спутники по опасному приключению? Демон-изгнанник Гор, готовый на любой, самый рискованный подвиг, просто потому, что это придавало какой-то смысл его существованию... Его сводный брат Рой – изгой демонического сообщества, как щитом, прикрывавший дерзкой бравадой и излишней жестокостью свою человечность …Где они теперь? Без их помощи Коулу никогда не достичь монастыря, а, значит, не рассчитаться с Верховной Силой. И тогда, все, что с таким трудом ему удалось сбросить с себя, опять ляжет на его теперь уже человеческую душу, затягивая ее на дно. И это - окончательно. Никакая сила во Вселенной не поможет ему, если такое случится.
Коул открыл глаза и опять вздохнул. Ладно! Это – долгий путь. И пока подождет. Пора ехать к Холливелам. Но, прежде, чем встречаться с Пайпер, надо было обдумать все, что произошло. Он попробовал сосредоточиться на исчезновении Лео. Где-то все-таки произошел сбой. Коул не помнил, что было с ним в Чистилище – так и должно было быть. Но, зная, что должен был сделать Лео, он предположил, что вездесущие силы Тьмы, заметили появление Старейшины там, где его не должно было быть. И как следствие этого – Лео придется держать ответ за свой поступок. И что теперь делать? «Были бы у меня магические силы, можно было бы переместиться в…да хоть куда угодно! – раздумывал Коул. – А теперь? Предстать перед судом Старейшин вместо Лео? Нелепо! Я был неподсуден им раньше, а теперь – тем более».
Ну, что ж! Коул встал. Сидеть здесь можно сколько угодно. Все равно без совета с Зачарованными решить что-то трудно. Он уже направился к двери, но потом остановился. Миссис Дрейк! Он не поблагодарил ее за помощь. Она была там, в палате. Очевидно, Пейдж и Фиби обратились к ней за помощью, когда был нужен солнечный камень. Он вспомнил о малышке Фиби. Она тоже ему помогла. Вернуть солнечный камень невозможно, но можно придумать что-то интересное для девочки.
Он прошел к хозяйской половине и приготовился позвонить в дверь. Внезапно, дверь открылась, и миссис Дрейк испуганно отпрянула назад.
- Добрый день!
Она смотрела на него с изумлением, а потом прошептала:
- Добрый день…
- Вы уходите, Дайана?
Не дожидаясь ответа, Коул произнес:
- Я не задержу Вас. Мне просто хотелось поблагодарить и Вас и малышку Фиби за помощь.
Дайана опустила глаза и поджала губы. Похоже, она не знала, что сказать. Потом несколько натянуто улыбнулась и вежливо ответила:
- Не стоит благодарности.
Все еще стоя на пороге, Коул заметил, что она неважно выглядит.
- Вы в порядке, Дайана? – участливо спросил он.
Она кивнула. Ни он, ни она не шевельнулись. Возникла неловкая пауза.
- Еще раз – спасибо, - повторил Коул.
Он повернулся и пошел к машине. А миссис Дрейк, закрыв дверь, вернулась в дом.


Фиби нервничала. Зря она все-таки, это затеяла. В конце концов, если Джейсон станет считать ее неблагодарной негодяйкой, это будет в определенной степени, заслуженно. Сказать все равно придется так: Джейсон, ты, конечно, замечательный, но я люблю Коула. И как это будет выглядеть?
Сдав колонку Элизе, Фиби поехала в больницу. Надо было узнать, как там Коул. С изумлением она услышала от доктора Уоллера, что мистер Такер уехал два часа назад.
- Доктор, Вы отпустили его? Но разве можно…вот так…Он же еще не совсем здоров… - бормотала она.
- Мисс Холливел, - снисходительно улыбнулся врач, - я не стал бы рисковать своей репутацией и отпускать пациента, если бы не был уверен в его состоянии. Кратковременная потеря сознания, благополучный исход, хорошие анализы…Ему надо только следить за собой. Не перегружать нервную систему, хорошее питание, приятная компания, - галантно поклонился он в сторону Фиби, - нормальная жизнь. Ну и, конечно, время от времени проходить обследование.
Фиби пошла в машине. Бледное и бесстрастное лицо Коула вспомнилось ей. Так он – здоров? И где он теперь? У себя дома? Фиби задумалась. Если сейчас поехать к Коулу, она может встретить там миссис Дрейк. А к разговору с ней она еще не готова. «Позвоню ему из дома» - решила она.
Каково же было ее удивление, когда, войдя в гостиную, она увидела Коула, расхаживавшего по комнате с озабоченным видом.
- Фиби!
- Коул!
Он бросился к ней, а она все не могла поверить: он только день назад лежал беспомощный, неподвижный, а теперь…Его сильные руки обняли ее, и блаженно-сладкий поцелуй почти лишил сознания. Прижавшись к его широкой груди, она замерла, закрыв глаза.
Пайпер, сидя на диване, с печальной улыбкой смотрела на них.
- Фиби, у вас еще будет время для поцелуев, - сказала она. – Надо обсудить предложение Коула.
- И какое же будет у тебя предложение? – лукаво проговорила она, глядя на него счастливыми глазами.
- Для тебя – отдельное, - ухмыльнулся тот. Но все же разомкнул объятия и усадил Фиби рядом с сестрой.
- Коул предлагает Искупление, - сказала Пайпер.
- Искупление? А что это значит? – удивилась Фиби.
- Если Лео сумеет найти демона, рожденного женщиной, вернет ему человеческую сущность, это зачтется ему, как искупление невольной вины, - пояснил Коул.
- Неплохо! Всего лишь!– иронически воскликнула Фиби. – И где это он сможет найти такого демона?
- Ему искать не придется. Искать буду я.
Фиби недоуменно посмотрела на Коула.
- Я понимаю, ты хочешь помочь Лео, но…Коул, я думала, мы…
Она беспомощно замолчала, так и не сумев сказать, что мечтала о простом человеческом счастье с любимым человеком. А теперь, оказывается, он должен направиться на поиски какого-то демона. Ей, конечно, не хотелось выглядеть эгоисткой, но возвращать Лео ценой опасности для Коула…
Пайпер как будто прочитала мысли сестры. Не поднимая глаз, она произнесла:
- Совсем не обязательно прибегать к такому способу. Я все же надеюсь, что Гремс что-нибудь узнает. Кстати, - она посмотрела на часы. – Ее пора вызвать. Вы – со мной?
Фиби тоже посмотрела на часы. О боже! Почти семь часов! А в восемь – встреча с Джейсоном. И это как-то надо объяснить Коулу….
- Пайпер, - просительно обратилась она к сестре, - мне нужно поговорить с Коулом. Это буквально на минуту.
Старшая Холливел кивнула и направилась наверх. Коул тут же схватил Фиби и притянул к себе. Поцеловав, он поднял ее на руки и усадил к себе на колени. Фиби отвечала на его поцелуи и на время забыла, о чем должна сказать. Наконец, она опомнилась.
- Коул! Я же сказала – п-о-г-о-в-о-р-ить, а не поцеловаться!
Он рассмеялся:
- Считай, что это был разговор глухонемых. Ты ведь поняла, о чем я хотел сказать?
И он опять притянул ее к себе. Но Фиби ладошкой закрыла ему рот.
- Коул, я – серьезно!
- Я – тоже, - пробормотал он, целуя ее ладонь.
- Коул, мне надо уйти.
Он стал серьезным:
- Куда?
- Понимаешь…Когда тебя не было…Словом, мне надо сказать одному человеку, что больше мы не будем встречаться.
Голубые глаза Коула приняли стальной оттенок. Он стиснул зубы и опустил глаза вниз. Руки его уже не удерживали Фиби. Она вздохнула. «Ну зачем я согласилась встретиться с Джейсоном? Сказала бы все по телефону».
- Коул, - она нежно коснулась губами его плотно сжатых губ, - ну, пожалуйста, не надо так. Я просто …Будет нехорошо, если я ничего ему не скажу.
Он передвинул Фиби со своих колен на диван, встал и по привычке заходил по комнате. Она замерла на диване, почему-то чувствуя себя беспомощной и виноватой. Наконец, Коул остановился перед ней.
- Фиби, - печально произнес он. – В нашей жизни было много всякого…Если ты чувствуешь, что этот человек дорог тебе…
Она вскочила с дивана и кинулась к нему:
- Господи! Ну какой же ты глупый! Я люблю тебя, и буду любить всегда!
- Ты так уже говорила, дорогая, - все также печально продолжал он, гладя ее по голове. – Но это не значит, что ты должна чем-то жертвовать. В моей жизни будет еще много очень сложных ситуаций, и я не всегда смогу быть рядом с тобой. Если тебе захочется другого счастья, я пойму.
Фиби даже зажмурилась. Господи, что он несет! О чем говорит? Какого еще другого счастья?
- Коул! Ну как мне тебе объяснить! Ты просто хочешь, чтобы я была невоспитанной лгуньей, - сердито сказал она. - Ведь все так просто! Я приду и скажу…В конце концов, - перешла она в наступление, - я ни за что не поверю, что Коннэл Такер три года прожил монахом!
Коул невольно рассмеялся.
- Фиби, ты неотразима! Каюсь – монахом он не был. Просто…- он опять стал серьезным. – Я не хочу тебя потерять.
- Я – тоже.
Коул притянул ее к себе. Поцеловав его, она сказала:
- Я вернусь через час. И даже не буду переодеваться. А ты иди к Пайпер. Может быть, Гремс что-то узнала о судьбе Лео.
Она схватила сумочку, с порога улыбнулась ему и выскочила за дверь.
Коул вздохнул. Он смотрел ей вслед и думал о том, что должен ей рассказать. Впереди – долгая разлука, а она этого еще не знает.


Пейдж сидела, обалдев от своего открытия. Надо было провести пол дня в историческом архиве, чтобы докопаться до этого! Даже необходимость придумать что-нибудь для спасения Лео отошла на второй план, пока она занималась своими поисками.
Недаром у нее было предчувствие, что с миссис Дрейк не все так просто. Но то, что она – родственница Коула, ей не могло даже придти в голову! Однако, документы, в которых Пейдж рылась почти шесть часов, говорили именно об этом.
Мысль о дочерях Сьюзен Тернер мелькнула у Пейдж после того, как Фиби рассказала о своем видении. Две пропавшие девочки и отчаяние матери! Вспомнив, как Лео говорил о том, что муж Сьюзен Тернер, вернее, Сьюзен Рейндолс, уехал после ее гибели в Южную Америку, Пейдж решила проследить дальнейший путь семьи. И она нашла! После второй мировой войны семья вернулась в Штаты и поселилась в Санта Круз. В документах вообще было много интересного. Например, один из внуков Агнес был врачом и погиб во время второй мировой войны примерно тогда же, что и Лео. Но самое главное, что узнала Пейдж: другая дочь Сьюзен Рейндолс, Мэгги – прабабушка миссис Дрейк! Пейдж сначала никак не могла в это поверить. Но, сверив документы еще раз, она убедилась, что все правильно. А раз так, значит Коул – двоюродный прадедушка Дайаны! Пейдж прыснула: Коул - дедуля! Смотрительница архива, строго посмотрев на девушку сквозь очки, неодобрительно покачала головой. «Знала бы она! Правнучка, влюбившаяся в своего прадедушку!» – Пейдж еле сдержалась, чтобы не расхохотаться. Сделав серьезное лицо, она отправилась копировать три свидетельства, которые были неоспоримым доказательством родственной связи Коула и Дайаны. Пока мерно жужжал ксерокс, Пейдж все время хихикала, представляя себе лицо Коула: он – прадедушка!
Но потом Пейдж нахмурилась. Но ведь, если Сьюзен была ведьмой, значит…Она пожала плечами. Вообще-то, это может ничего не значить. Кто сказал, что дочери ведьмы – обязательно становятся ведьмами? Зачарованные - совсем другое дело. Они не просто ведьмы – женщины рода Холливелов из поколения в поколение передавали свои способности дочерям. И это совсем не означает, что Дайана унаследует способности Сьюзен Тернер.
Да, не все так весело, как показалось сначала.
Выйдя из архива, Пейдж остановилась в раздумье. Куда направиться? Удивить сногсшибательной новостью сестер? Или поехать к миссис Дрейк – просто поговорить с ней? Она была так расстроена там, в больнице. Да и все эти перемещения надо как-то ей объяснить. Кроме того, если у Фиби было видение, значит, что-то не так. Может быть, Сьюзен не знает, что случилось с ее семьей? Или хочет, чтобы Зачарованные «посвятили» Дайану в ведьмы?
И Пейдж решила отправиться к миссис Дрейк.


























 



Темы с аналогичным тегами фанфики gala

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей