Перейти к содержимому

Телесериал.com

Шанс

Иден и Круз, продолжение
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 1881
#1421
OlGal
OlGal
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Фев 2013, 18:25
  • Сообщений: 1694
  • Пол:

Просмотр сообщения Иден Барр (Пятница, 21 декабря 2012, 17:33:10) писал:

Но! Да, Иден могла винить Софию за факт Лисы. Но она не могла этим снять с себя чувство вины и раскаяние за сам факт выстрела, какой бы личностью выстрел не был сделан. :look:
Конечно, нет! Я об этом и говорю:

Просмотр сообщения Цитата

В течение лечения, во время личной терапии у нее должно было возникнуть чувство не только вины, но и ОБВИНЕНИЯ в отношении матери! Вот в чем сложность!
То есть ОДНОВРЕМЕННО вина ЗА выстрел и обвинение В том, по какой причине Иден дошла до состояния, в котором сделала выстрел! Каждое состояние само по себе сложное, а тут сложность еще и в том, что обвинение НЕ исключает вины, в том-то и дело! И еще более сложно! В ситуации Иден-Лисы вина и обвинение не проиворечат друг другу, не исключают друг друга, не обвиняют и даже не оправдывают друг друга, они есть дополнение одно другого и порождение одно другого, и только два пути есть: отрицание и бегство от реальности; или признание и принятие реальности как примирение в себе вины и обвинения!

Сообщение отредактировал OlGal: Среда, 21 августа 2013, 17:54:58

 

#1422
Лия
Лия
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Окт 2008, 18:44
  • Сообщений: 4959
  • Пол:

Просмотр сообщения OlGal (Четверг, 20 декабря 2012, 16:27:17) писал:

Так неотличимо по голосам? Так скудно эмоционально? :
Для меня, да, увы :(

Просмотр сообщения Цитата

В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ?! А, ну да, это же так, за спичками сходить. Делов-то. И вообще сия миссия в привычку должна войти,
Давай не передергивать, ок?
Я не говорила, что это "как за спичками сходить", но и с ситуацией в семье Иден это ИМХО не сравнимо.
Если бы Джон УЗНАЛ хоть, что то, то это было бы экстроординарное, а так - нет.
Это мое мнение.
Кроме того, так же мое мнение, что эти два момента не стоило смешивать и тогда каждое из них имело бы силу, значимость и причину на нем сконцентрироваться, а когда они одновременно, то хочешь не хочешь одно будет затмевать другое. И у тебя, по описанию, ситуация Джона затмевают ситуацию Иден, хотя по основания не должна (имхо).

Просмотр сообщения Цитата

Т.е. когда я предполагаю, что у Кепвеллов может выработаться иммунитет на бесконечную череду потерь и обретений родственников, то это… невозможно… ООС… не жизненно… или еще что-то,
Не ни "не жизненно", "или еще что", а ООС, так как нам ПОКАЗАЛИ, как Кепвелы раз за разом реагировали на такие события, не смотря на их количество.

Просмотр сообщения Цитата

это еще и разрешение внутреннего конфликта, порожденного травмой гибели близких родственников! И конфликт этот в том, что Джон остался в живых, что ему пришлось захоронить троих близких с чувством своей вины, а Терри… Это одно из самых трудных испытаний для человека – траур по пропавшим без вести. Да еще и с виной. Вины на Джоне теперь нет, той вины, когда он считал себя убийцей.
а у Джона, который к тому же переживает череду открытий в своей жизни, это привычное действие, в которое Иден почему-то не должна эмоционально вовлечься. Но почему, даже если для него это в чем-то и привычное действо? Для нее в этом нет ничего привычного! Для нее это как раз впервые – участвовать в такой поездке, итогом которой может стать найденный брат, а поиск брата в данном случае не просто желание отыскать утраченное, не просто надежда найти единственно возможно оставшегося в живых родственника и перестать быть одиноким в родственном смысле, это еще и разрешение внутреннего конфликта, порожденного травмой гибели близких родственников! И конфликт этот в том, что Джон остался в живых, что ему пришлось захоронить троих близких с чувством своей вины, а Терри… Это одно из самых трудных испытаний для человека – траур по пропавшим без вести. Да еще и с виной. Вины на Джоне теперь нет, той вины, когда он считал себя убийцей. Но осталось то, к чему неизвестно как относиться – к живому или к мертвому? Почему это не должно быть значимым для измученного неизвестностью Джона?
Со всем этим, как и с переживаниями Джона была бы согласна, получи он известие о брате.
А так... я согласна, что все это имеет место быть, но у него нет такой остроты как у Иден, так как нет перемен.
То есть, если бы Иден с Джоном вели весь этот разговор раньше, то другое дело.
Уместность и своевременность.
Так вот, имхо, сейчас, при таких данных, это "деление" Джона с Иден не своевременны.

Просмотр сообщения Цитата

Почему это не должно стать значимым для Иден, понимающей важность ситуации для Джона, который сам стал ей важен и который впервые готов говорить подробно об этом?
Потому что есть понятие
значимое и еще более значимое.
Никто не говорит, что первое не имеет значение, но второе преобладает.
И для Иден, имхо, должны преобладать не переживания Джона.


Кроме того, очень большая часть переживаний, которые ты так красочно описала для Джона (в своем комментарии) относится и к Иден. Она человек, который должен будет встретится со своей жертвой, по отношению к которой она почти убийца и с семьей, которой так же известен этот факт, которых к тому же она обманула (когда не сказала, что жива) и оттолкнула (когда написала письма),
У Джона мы почему то должны об этом помнить, а у Иден нет.
И у героини, которые некоторые упрекали в излишнем эгоцентризме, с чего то переживания знакомого стали актуальнее ее собственных.

Просмотр сообщения Цитата

Все же ситуация отличается от Юты тем, что она стреляла в собственную мать. Какими глазами она посмотрит ей в глаза? В глаза своей семьи? Обвиняют ли они ее или уже давно простили? Мне кажется, все это вырвалось бы у нее в ее мыслях, на фоне переживания за Джон и чем ближе встреча, тем сильнее нервное напряжение
:yes: :yes: :yes:
про это я и говорю + еще составляющие.

Просмотр сообщения Цитата

. Но и София может чувствовать вину! За то, что ее личная история и отношения с дочерью и та травма, что была нанесена Иден в детстве, повлияли на возникновение и активное проявление в Иден отщепленной части в виде Лисы. Иден, проходя профессиональное лечение, уже понимает происхождение Лисы. В течение лечения, во время личной терапии у нее должно было возникнуть чувство не только вины, но и ОБВИНЕНИЯ в отношении матери! Вот в чем сложность! Исходя из этого, могу ли я перефразировать немного твою фразу, и спросить: какими глазами они с Софией посмотрят друг на друга? Ощущает ли София вину? Винит ли Иден? Ощущает ли Иден вину? Винит ли Софию?
Совершенно согласна.
Иден может думать и о том, как обвинит мать (может она этого хочет - высказать все, а может наоборот - боится), это тоже часть переживаний и неуверенности.
Как и страх рецидива, о котором я уже писала.

Просмотр сообщения Цитата

И вообще, следуя логике значимости для Иден (по сериалу как бы) родственников и Круза, тому, что ей важны близкие люди, какой же тогда ООС, что она вовлеклась в проблемы Джона?!
Не ООС, что она в них вовлеклась, это совершенно и на 100 % в образ Иден она могла проникнуться проблемами даже чужих людей, не то чт о человека ей уже близкого.
ООС в том, когда именно Иден ими проникается.
Когда у Иден у самой что то сильно не в порядке беспокоит ее, она не проникается чужим состоянием (это и на примере ее отношений с Келли видно, которая ей вообще сестра).

Просмотр сообщения Цитата

Ей важна ее семья как само ее участие в этой семье или участие ее семьи в ее жизни?! Вот в чем для меня лично интереснейший вопрос. Так вот, я думала об этом и мне кажется следующее: Иден очень хочет быть в курсе событий своей семьи, хочет участвовать в жизни родственников, даже где-то вмешиваться, она всех любит, хоть и по-разному и хочет помогать и прочее… Но! Но она НЕ хочет, чтобы семья вмешивалась и участвовала в ее жизни. Более того, она сама решает за семью, как все будет, когда дело касается именно ее самой, и никакого особого стремления поговорить с родственниками по душам у нее нет, просто потому что она предпочитает сама решать свои проблемы. Примеров тонна с самого начала сериала. Вот в чем Иден практически не изменилась! Начиная с 46 серии. Если что, могу список размером с простыню в пример привести…
Так вот, по моему мнению, когда Иден не хочет вмешательства в свои дела семьи, она вообще их ни о каком мнении не спрашивает, просто ставит перед фактом, и все. Очень яркий пример – возвращение Иден из Юты. Иден решила, что будет обузой, и предпочла, чтобы ее считали погибшей (т.е. решила ЗА родителей в том числе, что для них лучше считать свою дочь мертвой). Иден передумала и вернулась, но сначала отправилась искать Круза. В каком месте это доказывает, что ее семья для нее важна как лично для нее, когда у нее проблемы, для меня загадка. Я не осуждаю ее, но я искренне удивляюсь, как именно в этом и подобных для нее случаях можно говорить о том, что для нее важна семья и она должна вся испереживаться перед встречей с ними. Она уже напереживалась в течение своей болезни и излечении, и не раз. У нее сейчас вообще новые переживания. Как только встреча с родными наступит, будет об этом переживать. Прямо перед встречей и во время встречи. С чего она должна во время одного важного переживания и проговаривания этого переживания одновременно говорить много о том, что еще не состоялось? На примере той же Юты: Иден едет и думает только о реакции Круза, судя по ее похождениям по СБ: она ищет его в доме на пляже, в офисе и наконец в отеле, где ее случайно затем видит отец. Т.е. важен Круз. И все. Семья в тот момент не важна. С чего она должна сейчас по-другому вести себя?
По большей части я с этим согласна, но совершенно не вижу в чем это противоречит моим словам.
Сейчас Иден решила вернуться, к семье, может вмешиваться дальше и прочее, но у Иден были сомнения насколько ее семья примет ее, будет ли у нее образно говоря та же роль и те же права (авторитет).
Где здесь о том, что Иден зовет семью на помощь или спрашивает о чем то.
Но и о собственном месте в семье, от которого ты отказалась (потеряла), а потом передумала можно очень даже жалеть.
Хотя я не согласна с такой долей эгоистичности в описании мотивов поступков Иден.
Да, она самостоятельная, но ей нужно и крайне важно, чувствовать поддержку семьи. Да, она говорила и делала "а все равно будет по моему" образно говорря, но только тогда когда в душе была полностью уверенна, что семья все равно примет ее и ее сторону. И еще, когда она сама полностью уверенна в том, что поступает правильно. Когда такой уверенности нет, то и поступки Иден и ее переживания - другие.
А сейчас у нее слишком разорванная связь и слишком не однозначная ситуация, что бы иметь эмоционнальную уверенность и однозначность.

Просмотр сообщения Цитата

И порой в подобных ситуациях как раз легче бывает отвлечься на другие переживания, пусть даже и важные, но за кого-то, а не за себя. Многие из нас пользуются таким способом перед различными испытаниями, т.к. у большинства психика таким образом защищается от стресса, стремясь зря не растрачивать психическую энергию, которая как раз и понадобится на сам разговор.
Опять же, совершенно согласна
И писала об этом еще в своем первом комменте.
Но имхо, тогда бы со стороны Иден, пусть и та малость, что есть, была бы написана по другому.
Мы бы увидели из текста, а не из комментария, что Иден легче сейчас переживать за Джона, отвлечься, от своих проблем и заняться его, почувствовать себя снова сильной и помогающей.
И тогда тоже все было бы на месте, но в тексте фика, я этого не увидела :no: :no: :no: там другие акценты.
 

#1423
OlGal
OlGal
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Фев 2013, 18:25
  • Сообщений: 1694
  • Пол:
Лия, спасибо за очень подробный и аналитичный ответ! К сожалению, в данный момент не могу ответить подробно. В целом по посту: с какими-то вещами согласна, с какими-то нет, но все-таки: да почему, вот почему в главе от лица Джона, глазами Джона на первом месте должны быть переживания Иден?! Я понимаю, это может быть трудностью: дождаться следующей главы, когда, я почти уверена в этом, будет еще больше причин, пусть и под другим углом, оспорить и рассмотреть фиковскую ситуацию встречи Иден и родных, но все-таки уже от лица Иден!
 

#1424
OlGal
OlGal
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Фев 2013, 18:25
  • Сообщений: 1694
  • Пол:
Лия, спасибо за такой развернутый анализ! :)
Не на все отвечу, хорошо? Я имею в виду вопросы исключительно личного восприятия, такие, как видение расстановки акцентов или эмоций семьи.
Да, про передергивание согласна, иногда меня "заносит", да? Но в целом по моменту преобладания переживаний Джона в главе от лица Джона остаюсь при своем мнении.

Не могу согласиться с этим:

Просмотр сообщения Цитата

То есть, если бы Иден с Джоном вели весь этот разговор раньше, то другое дело.
Уместность и своевременность.
Так вот, имхо, сейчас, при таких данных, это "деление" Джона с Иден не своевременны.
Не согласна, но не потому что я утверждаю, что все это уместно и своевременно! С этим я даже готова согласиться! :yes: Но я искренне считаю, что многие вещи в жизни происходят как раз не уместно и не своевременно, и я за такую вот спонтанность жизни и мне нравиться помещать героев в ситуации неуместности, несвоевременности, неудобности, нестандартности, неоднозначности, потому что как раз такие ситуации (в моем представлении) очень естественны. Я не хочу, чтобы мои герои были удобны или оправдывали ожидания, мне хочется, чтобы они вызывали чувства и переживания, а это почему-то (вот это для меня самой немного загадка, хотя примерно я догадываюсь, в чем тут дело) я хочу описывать через конфликтные, противоречивые или хотя бы неоднозначные ситуации и вещи, да хотя бы через спорные!
Вот об этом, интересно:

Просмотр сообщения Цитата

Кроме того, очень большая часть переживаний, которые ты так красочно описала для Джона (в своем комментарии) относится и к Иден. Она человек, который должен будет встретится со своей жертвой, по отношению к которой она почти убийца и с семьей, которой так же известен этот факт, которых к тому же она обманула (когда не сказала, что жива) и оттолкнула (когда написала письма),
У Джона мы почему то должны об этом помнить, а у Иден нет.
И у героини, которые некоторые упрекали в излишнем эгоцентризме, с чего то переживания знакомого стали актуальнее ее собственных.
Я об этом все-таки повторюсь, что глава не была от лица Иден, и к тому же и у Джона, и у Иден есть и только что произошедший еще один повод для переживаний: встреча друг с другом. Почему-то не возникает вопросов, а что же они об этом не переживают?! Получается три основные причины для переживаний: новости о брате, предстоящая встреча Иден с родными и встреча Иден и Джона. Я выбрала для главы одно основное переживание в своих опять же авторских целях. Хорошо? Понимаю, что вопрос спорный в смысле приоритетов, но все-таки…
Вот здесь не поняла:

Просмотр сообщения Цитата

И у героини, которые некоторые упрекали в излишнем эгоцентризме, с чего то переживания знакомого стали актуальнее ее собственных.
Или все-таки:

Просмотр сообщения Цитата

Хотя я не согласна с такой долей эгоистичности в описании мотивов поступков Иден.
Мне точно не приходит в голову упрекать Иден в эгоцентризме. Как раз, многие поспорят, наверное, я считаю ее недостаточно даже эгоистичной в том смысле, что когда дело касается близких людей, которые для нее именно что чрезвычайно значимы, она вообще про себя забывает! Типичный пример: кома СиСи. Хм. Эгоцентрик ни малейшими сомнениями бы не мучился: отмел бы эту идею как угрожающую его свободе вообще-то.
И еще:

Просмотр сообщения Цитата

Да, она самостоятельная, но ей нужно и крайне важно, чувствовать поддержку семьи. Да, она говорила и делала "а все равно будет по моему" образно говорря, но только тогда когда в душе была полностью уверенна, что семья все равно примет ее и ее сторону. И еще, когда она сама полностью уверенна в том, что поступает правильно. Когда такой уверенности нет, то и поступки Иден и ее переживания - другие.
А сейчас у нее слишком разорванная связь и слишком не однозначная ситуация, что бы иметь эмоционнальную уверенность и однозначность.
Мм-м... «Да, она говорила и делала "а все равно будет по моему" образно говорря, но только тогда когда в душе была полностью уверенна, что семья все равно примет ее и ее сторону.» Да? Особенно это заметно было, когда она выходила замуж за Керка, когда почти начала встречаться с Барром, когда задумывала отель «Ориент-Экспресс», когда ездила на встречу с Крузом в то время, когда они оба были в браках, когда во время кризиса корпорации соперничала с Мейсоном, когда выходила в первый раз (хоть и не вышло(а)) замуж за Круза (помню, в каком «восторге» был СиСи)… кажется, я не все вспомнила, но может быть под словом «семья» ты имеешь ввиду в первую очередь СиСи и (или) Софию?
Да, где-то согласна с тем, что:

Просмотр сообщения Цитата

Когда такой уверенности нет, то и поступки Иден и ее переживания - другие.
А сейчас у нее слишком разорванная связь и слишком не однозначная ситуация, что бы иметь эмоционнальную уверенность и однозначность.
И как быть с этим:

Просмотр сообщения Цитата

Да, она самостоятельная, но ей нужно и крайне важно, чувствовать поддержку семьи.
В том-то и дело! Возможно, я снова вызову желание поспорить, но мне кажется, что пока Иден будет так зависима от своей семьи, пока она будет называть своей семьей своих родственников, которые по большому счету должны перестать быть ее семьей, потому как они вообще-то семья ее детства, а у нее во взрослой жизни или есть семья (например, Круз и дети, или только Круз, пока детей не было, или дети, если они с Крузом разошлись), или вообще нет семьи, если она одинока… так вот, пока Иден или для Иден будет звучать, что ее семья – это родители и братья с сестрой, о какой самостоятельности может идти речь? Я про самостоятельность выбора в СВОЕЙ жизни, прежде всего.
 

#1425
OlGal
OlGal
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Фев 2013, 18:25
  • Сообщений: 1694
  • Пол:
алёнка77, Иден Барр, Лия, ice-fate, Иден Кастилио, снежка! Спасибо большое за отзывы, комментарии, дискуссии на интереснейшие спорные вопросы и за выдерживание трудностей различного характера в связи с предстоящим завершением Шанса как произведения…

Итак:
Джон отпустил Иден и повернулся к мужчине, облаченному в синий строгий халат. Джон чуть склонил голову, и этот одновременно приветственный и исполненный внутреннего достоинства кивок произвел на мужчину явно благоприятное впечатление, усиливая его последующим представлением:
– Джон Фергал Грант. Надеюсь, что не ошибусь в своем предположении, что вы доктор Шмитт…? В таком случае, приятно познакомиться. Я приехал за своим братом.

***

– За своим братом? – доктор удивленно посмотрел на Джона, с сомнением обвел глазами комнату, будто в надежде обнаружить еще кого-то, помимо одиноко сидящего за столом у окна мужчины, но не найдя больше никого, вновь повернулся к ним и жестом пригласил пойти за ним. Они вынуждены были последовать за доктором Шмиттом в комнату напротив. Правда, Джон сделал было движение по направлению к мужчине у окна, но все-таки сдержал себя, и было видно, каких немыслимых усилии ему стоит не рвануться к человеку, равнодушно скользнувшему по ним взглядом. В комнате, оказавшейся, судя по обстановке, кабинетом, Джон, посмотрев на часы, ответил на вопрос доктора.
– Да, – решительно сказал Джон. – Его зовут Терри Грант, и я могу доказать, что он мой брат.
Иден почувствовала, как голос Джона вновь едва заметно дрогнул на слове «брат», и внимательно посмотрела на него. «Как он волнуется…», – подумала Иден. Дело было даже не в том, что он споткнулся уже дважды на одном и том же слове, а в том, что сама фраза показалась заготовленной заранее, на такой вот именно вариант, и не похоже было, чтобы Джон отступил теперь от намеченной линии разговора.
Иден вздохнула: если бы в предстоящих ей вскоре разговорах можно было просчитать варианты течения каждого, и подготовиться заранее! Но она понимала, что ее ждут самые непредсказуемые повороты, и сразу, как только они с Крузом договорились о встрече Иден с родными, она приняла решение, и до этого момента ей удавалось придерживаться его, по крайней мере, мысленно: говорить при встрече правду о своих чувствах, как бы, и чем бы это ни было для нее и тех, кто приедет. По завершении курса лечения она понимала главное: рецидив пусть и мало, но вероятен при неблагоприятных стечениях обстоятельств, и именно признание этого факта для себя и поможет избежать срыва. Иден хорошо помнила момент, когда признала и приняла в себе существование болезненной, даже больной части, и как именно с тех пор ее здоровая часть становилась все сильнее. Если к тому же, как не раз это было опробовано во время лечения, она будет открыто выражать свои чувства, и понимать, с чем связано их возникновение, то остается волноваться лишь об одном, что она не может ни предугадать, ни проконтролировать: о самой первой реакции каждого из родственников при встрече после долгой разлуки; при всей неопределенности Иден предчувствовала, что отреагируют они по-разному.
Но среди них точно не будет равнодушного неузнавания, с которым пришлось встретиться Джону! Иден вновь вернулась из своих переживаний о будущей встрече в корабельном доме, в кабинет доктора Шмитта и поняла, что продолжает смотреть на Джона, терпеливо дожидающегося ответа. Несмотря на то, что он явно ожидал чего-то подобного от своей встречи с братом, у Иден сочувственно сжалось сердце: Джон взглянул на нее, и она заметила то, что случалось с ним в исключительных случаях. Синь его глаз вытеснилась стальной тенью.
Синяя встреча сияющего утра, разрешившегося восхитительной грозой, показалась одновременно бесконечно далекой, и только что, секунды тому назад свершившейся, и сразу успевшей породить новые вопросы. Иден с сожалением подумала о том, что большинство из этих вопросов придется отложить на не очень определенное будущее. В настоящем же ответов ждали другие вопросы...
Доктор Шмитт не торопился отчего-то с одним из них, с интересом оглядывая Джона, и Иден почти физически ощущала, как его ожидание все больше наполнялось желанием покончить с формальностями и вернуться к брату, которого Джон даже и не рассмотрел толком! Иден не первый раз за сегодняшнее утро подумала о том, что ей часто приходилось терять и вновь обретать своих близких… Мама, которую она считала погибшей… Отец, беспомощный в своей коме, и попросившей ее о невозможном… Келли, скрывающаяся в Европе, и нуждающаяся в защите… Мейсон, пропавший без вести… Адриана, похищенная и чудом найденная ими с Крузом и возвращенная… Роберт, которого она потеряла когда-то со своей памятью, но обрела с его появлением и возвращением своих воспоминаний; которого она считала живым, но оказавшимся погибшим в ту страшную ночь, и с которым ей пришлось прощаться на расстоянии, и пространственном, и временном, и это было тяжело и очень странно: Роберт, пока был жив, долгое время не существовал для нее, так как она про него не помнила; и Роберт, не такое долгое, но какое-то время существовал для нее, будучи уже мертвым… И еще одна потеря… Она сама, потерявшая себя как личность, и тоже обретшая себя вновь…
А Джон… Однажды потерявший всю свою семью, похоронивший троих, но не похоронивший надежду отыскать брата, он казался сейчас ей одновременно очень одиноким и все-таки более счастливым, чем она сама в такие моменты. Может, потому что Джон производил впечатление такого человека, который, однажды найдя то, что ищет, больше уже не теряет это? Он может расстаться с найденным по своему желанию, но и при желании сделает все, чтобы потери больше не произошло. И по отношению к ней, она чувствовала это, тоже будет именно так: он будет предпринимать все, чтоб не потерять ее. Иден вновь ощутила удивительную надежность человека, стоящего рядом и, несмотря на долгожданный и даже почти фантастический момент завершения поисков своего брата, помнящего о ней, чувствующего ее. Это было заметно. Джон снова повернулся к Иден, и на этот раз посмотрел на нее придерживающим взглядом.
– Вы можете доказать…? Ну, даже если и так, – ответил доктор Шмитт, наконец-то вдоволь насмотревшись на Джона, – то вам придется доказывать это его семье, которая, уверен, не особо обрадуется вашему пожеланию. И даже опротестует его. Я так понимаю, вы его хотите мм-м… забрать, раз сказали, что приехали за ним.
Джон удивленно повернулся к доктору, успев выразительно переглянуться с Иден.
– Семья?! У Терри есть семья?! – Джон явно не ожидал этой новости, и не был готов к ней.
– Да… Вы не знаете об этом? – теперь доктор удивился, и очень искренне. – У него есть жена, Нора, и сын, Робби. Причем сын Джека, которого вы называете Терри, так похож на вас, хм… я бы подумал, что это скорее ваш сын… В общем, я, пожалуй, сообщу вам официальные сведения. Большего я не смогу для вас сделать, кроме того еще, что сообщу о вас жене Джека. Я даже могу позвонить ей сейчас, и вы объясните ей ситуацию. Я, наверное, не ошибусь, если скажу, что вы для нее такая же новость, как и она для вас.
– Жена… сын… – Джон все еще был потрясен этой новостью. – В его состоянии!
– А что состояние?! – доктор Шмитт почти по-отечески и в то же время с новым интересом взглянул на Джона. – Вы ведь тот Джон Грант, который порадовал в прошлом году научный мир практической психологии и психотерапии серией статей про комплексный подход в лечении навязчивых идей?... А?... Ага, а так и думал… ну что ж, мм-м… коллега, тогда еще кое-какую информацию могу вам сообщить. Кошмары Джека в это время года всегда мучают, да такие, что, по его словам, он боится с ума сойти. Сам приходит, каждый год, как экспресс, точнехонько по расписанию, на две недели, и, по его же словам, чувствует себя полнейшим растением. Это от лекарств, зато кошмары отступают, и все, спит снова как младенец, возвращается к себе домой, и до следующего года не он нас, не мы его не беспокоим… Погодите-ка, я сейчас его жене позвоню, подробности, если вы с ней договоритесь, можете у нее узнать. И вообще ситуацию прояснить.
Доктор Шмитт одной рукой подтянул в себе объемную тетрадь, другой взяв телефонную трубку, а Иден невольно удивлялась тому, как он, похоже, не замечает даже, что волнение Джона готово выхватить и тетрадь и трубку из рук добродушного и, похоже, никуда в своей жизни не торопящегося доктора, а нетерпение стремиться выбежать в коридор, устремляясь в комнату напротив. Джон вновь посмотрел на часы, а затем выразительно и успокаивающе задержал взгляд на Иден, и она поняла, что он напоминает себе и ей об обещании. И в этот же момент она поняла, что охвачена сразу несколькими противоречивыми чувствами: желанием остаться и разделить с Джоном ожидающие его очередные новости и переживания, не меньшим желанием оказаться сейчас в его доме после уже свершившейся встречи с родными с той облегчающей душу определенностью выясненных отношений, и, кроме этого, смутной надеждой, что Джон не просто проводит ее, но сможет приехать вскоре в корабельный дом и поддержать ее перед разговором, потому что, к некоторому удивлению Иден, ее волнение от предстоящей встречи становилось все сильнее. Она была почти уверена в том, что справится со своими чувствами, но… Это «почти» тоже волновало ее. Если бы до момента встречи можно было отвлечься на что-нибудь! Но вот вроде бы тот случай, на который можно отвлекаться, переживая его вместе с Джоном! Однако даже это не помогало не волноваться так сильно. Но почему?!
Может быть, на фоне той ситуации, что происходит и разворачивается на ее глазах здесь и сейчас? Может, из-за той напряженности, что растет сейчас внутри Джона? Или просто от понимания, что как только она выедет с территории клиники и вместе с тем, как начнет приближаться сначала к детям, а затем к оговоренному месту встречи с Крузом, неизбежно будет приближаться и время, когда она увидит родителей, братьев и сестру? Иден почти обрадовалась на мгновение: ведь с ней будет Круз, он вполне может ее поддержать. Но тут же Иден подумала о том, что наверняка он уже встретился и поговорил с Келли, и она бы не удивилась, что в данной ситуации ему было бы даже естественно захотеть оказать поддержку ее сестре. К тому же… Что-то, чему она пока не может дать четкого определения, но хорошо уже ощутимое мешало Иден не только просить, но и ожидать помощи и поддержки от Круза; и она чувствовала, что это правильно, ведь он вызвался не только позвонить ее отцу, но и лично поехать в Санта-Барбару поговорить со всеми (и как Иден догадывалась, прежде всего, с Келли), а она поехала встретиться с Джоном.
Иден вновь смотрела на Джона, но на этот раз видела не взволнованно-напряженного до стального блеска в глазах мужчину, а свое синее утро с ним… Может быть, поэтому так естественно принимать и ждать помощь от него? Иден задумалась, прислушиваясь к себе в поисках этого ответа… Она вспомнила многое из того, что происходило между ними на острове, и поняла, что даже не будь сегодняшней встречи и одного из полученных ответов, то и тогда бы она не посчитала его поддержку принудительной для него и чем-то обязывающим ее, столько искреннего желания было за этим. И, несмотря на то, что самому Джону сейчас тоже нужно ее участие, Иден все больше думала не только о нем и его найденном брате и тех трудностях, что возможны для Джона дальше, но и о том, что очень скоро ждет ее саму…
Откуда у нее одновременно желание и немедленно встретится с родными, и вовсе отменить встречу? Это оттого, что страшно и непривычно вновь увидеть их всех, не зная, какой будет реакция каждого? Из-за того, что сами разговоры могут оказаться неприятными и даже тягостными, с взаимными упреками, обвинениями и претензиями? Иден столько раз проговаривала это во время терапевтического лечения, но именно сейчас она ощутила всю правду слов своего лечащего врача о том, что какой бы готовой она не чувствовала себя, понимая многое в себе и других, в реальности она узнает о своей истинной готовности только во время самой встречи. Возможно, поэтому у нее ощущение, что встреча окажется для нее подтверждением ее излечения?
Иден вдруг поняла, что во время всего этого переживательного размышления смотрит уже не только на Джона и доктора Шмитта, но и на сам кабинет, и на вид из окна. Удивительно. Она волновалась за Джона и тоже ждала результата разговора доктора с женой Терри по телефону, попутно удивляясь, как Джон выдерживает это, и почему он еще не попросил доктора самому поговорить с женой брата. Удивительно. Она волновалась за себя, и в этот момент осознала, почему переживание оказалось не просто сильным, оно нарастало и заполнило ее почти всю. Клиника. Вот в чем дело. Она очутилась в реабилитационном центре, где добровольно находились под наблюдением или проходили психотерапевтическое лечение пациенты, а она сама еще сравнительно недавно находилась в похожем положении. Упоминание доктора Шмитта о том, что Терри регулярно, хоть и добровольно, проходит здесь курс лечения, вызвало в Иден острое желание избежать подобных вещей, и тем более рецидивов. Меньше всего ей хотелось сдать позиции относительно своей больной части, принятие и совладение с которой дались ей с таким трудом. Иден очень хорошо помнила и понимала, какая это тяжелая работа. Самая трудная работа, которая может быть: работа душой. Ценность, приобретя которую через эту серьезнейшую работу, она теперь так стремится сохранить: здоровье души. Иден с надеждой и в то же время с некоторой тревогой посмотрела на Джона, который в этот момент подошел к ней и тепло заглянул ей будто в самую глубину глаз.
– Все напоминает здесь о том, как тебе было трудно? Наверное, глядя на то, как я нерешителен и в некоторой растерянности относительно Терри, ты думаешь, а не будут ли твои родные так вести себя с тобой? Да?
Иден кинула и добавила:
– Я чувствую такое волнение, Джон! Я как будто перед одним из важнейших испытаний в жизни! И ты ведь тоже! И даже мы оба!
Джон стремительно наклонился к ней, и вместе с поцелуем синь также стремительно изгнала задержавшуюся было в его взгляде серую сталь.
– Это как прыжок, да? – Джон улыбнулся ей уже знакомой ей по недавнему утру солнечной улыбкой.
– Да, ощущения весьма похожи… Как перед первым прыжком с парашютом…– Иден почувствовала, как солнечнее тепло разливается у нее внутри.
– Парашют… вышка… они на самом деле восхитительно надежны, ведь за спиной есть то, что помогает сделать первый прыжок: страховка. Иногда это парашют, иногда кто-то из близких, а порой мы сами. Ты будешь встречаться с родными в доме, где мы были этим утром, где прошло мое счастливое детство, где живет смелый дух дальних странствий… Это поможет тебе. Это поможет тебе?
– Надежнее парашюта, что ты мне предложил, наверное, и не найти… А ты… Джон… Ты нашел брата. Это чудо, которого ты ждал, и в которое на самом деле верил. Это так… так необыкновенно и так страшно, да? Почему мне кажется, что для тебя это снова, как пережить шторм? Только… он уже на суше, Джон. Здесь никто не утонет. Это мой спасательный жилет тебе.
– Ты поделилась им со мной пару минут назад, – очень серьезно, но с еще более потеплевшим взглядом ответил Джон.
Иден откликнулась было, но в это мгновение доктор Шмитт звучно положил трубку на вздрогнувший в ответ телефон, и с явным предвкушением от разворачивающейся перед ним ситуации, возвестил:
– Ну, молодые люди, как я и предполагал, Нора Терра чрезвычайно удивилась тому, что я ей сказал, и отказывается верить во всяких братьев своего мужа. Но она согласилась встретиться с вами, и подъедет в клинику через три часа. К сожалению, без ее согласия или специального разрешения, какого, я так понимаю, у вас нет, я не могу позволить до ее приезда увидеться с вашим предполагаемым братом, но к оговоренному времени вы можете подъехать и попробовать решить свой вопрос с его женой.
Джон внимательно и, более взволновано, чем раньше, с момента произнесения фамилии жены Терри, выслушал доктора Шмитта, согласно кивнул и проговорил:
– Спасибо вам большое. Правда, я смогу приехать только через три часа двадцать минут. Могу ли я вас попросить о том, чтобы вы предложили Норе Терре дождаться меня?
Доктор Шмитт кивнул в ответ и провожал их заинтересованным взглядом, пока они не вышли за дверь.

***

Дверь машины захлопнулась со звуком, который заставил Круза недовольно поморщиться. За то время, что он был в дороге, его раздражало абсолютно все: звуки приезжающих мимо машин… жужжание кондиционера, который пришлось включить, когда он нервно закрыл окно… любимая волна, которая долгое время куда-то пропадала, издавая крайне неприятные свист и шипение… та же волна, наконец-то устойчиво настроившаяся в эфире, но с непонятным упрямством решившая сегодня обратиться к трекам пятилетней давности, от которых у Круза почему-то сводило скулы. Он не ожидал, что уже после разговора с Келли он вдруг почувствует себя таким… Немолодым… но почему, когда до недавних пор он ощущал себя полным сил и энергии? Несостоявшимся… но отчего, когда он еще с юности гордился тем, что все, чего он достиг в жизни, он добился сам? Непонятым… а это-то откуда, неужели ему почему-то нужно чье-то понимание поступков его собственной жизни? Разве недостаточно, что он несет ответственность за них? Все эти чувства сопровождали его с самого начала дороги и, накопившись, вылились в острое недовольство собой. А тут еще и привычная волна несла его в прошлое, окуная в воспоминания, вызывающие боль потери… Переключать радио почему-то при этом не поднималась рука, и Круз принялся играть с ним, а по сути, с самим собой, в извлеченную откуда-то из памяти игру: гадать по песням. Он задал уже два вопроса, и ни один ответ ему категорически не понравился. Решившись на третий вопрос, он с мрачным предчувствием дождался слов исполнителя:

Я никогда больше не влюблюсь,
Я никогда больше не влюблюсь,
Моё сердце верно только ей,
Навеки, до последних моих дней.
Милая, никогда больше не влюблюсь,
Никогда больше не влюблюсь,
И не будет никогда такой, как ты,
Милая, пожалуйста, пойми!

…Круз с каким-то не совсем понятным пока ему отчаянием с силой стукнул по крыше машины ладонью, постоял с минуту, пытаясь в очередной раз стряхнуть с себя недовольное наваждение, и направился к домику, скромно спрятавшемуся среди домов чуть посолиднее фасадом, но в целом такими же, хоть и аккуратными и уютными в своей простоте, но ничем особенным не примечательными. Единственное, что отличало этот дом от остальных – красочное сомбреро, украшавшее вход, и недавно явно обновленное. Это почему-то напомнило ему дом на пляже, который он купил в подарок Иден, и который ему дружно помогали приводить в порядок друзья… и Келли… и Круз показался самому себе таким счастливым в тот период… Даже тогдашнее замужество Иден показалось теперь почти радостным испытанием их любви. Круз покачал головой, отказываясь от напрасно захвативших его и ничего больше не обещающих воспоминаний. Он пожал плечами, взывая к себе: разве в его жизни больше не было ничего радостного с тех времен? Он почти улыбнулся, назвав себе сразу пять событий, которые стоили того, чтобы продолжать радоваться жизни и надеяться на то, что в будущем произойдет еще немало хорошего и даже делающего его счастливым. Круз почувствовал, как стекает с плеч недовольство, и он распрямляется и вновь ощущает возвращение той силы, что была так важна для него.
Круз остановился около соседнего дома и позвонил в дверь; ключ от дома, в котором они договорились встретиться с Иден и детьми, чтобы вместе ехать дальше, был у приятеля детства и юности, который легко согласился оказать ему услугу и пустить на несколько часов в свой Карнавал. Так еще с юности называли дом, который достался приятелю от его бабушки, и который он, страстный любитель танцев и несостоявшийся почти профессионал латины, превратил в гостевой с множеством комнат на втором этаже и великолепным танцполом на первом. Круз в юности бывал здесь на танцевальных вечеринках, и сохранил о них самые радужные воспоминания; он даже пару раз порывался предложить Иден приехать на один из таких потрясающих вечеров или даже на весь сезон.
Дверь распахнулась, и Ампаро шумно поприветствовал Круза, несколько минут не давая тому вставить ни слова. За это время Круз узнал о том, как его рады видеть, какой он наглец, что так надолго пропал, и какой молодец, что не забывает старых друзей, и как он странно вдруг неожиданно объявился, и что сам Ампаро до сих пор принимает у себя в гостях всю их старую компанию, и что только двое сильно огорчают его, не появляясь уже столько лет, но он рад, что один из них одумался, да как вовремя, ведь буквально через час начнется открытие танцевального сезона, и весь месяц латина будет царствовать не только на этой улице, но и во всем городке, ведь в Карнавал придет каждый уважающий себя латинец, и что если Круз все еще уважает себя, то он обязательно…
– Постой-ка, приятель, погоди немного! Я рад тебя видеть, очень рад, и благодарен тебе за помощь. С еще большей радостью я бы остался на открытие сезона, и ты даже не представляешь, как бы мне это сейчас… было по душе, но дело все в том, что мне надо обязательно встретить детей и… жену, чтобы ехать дальше. Мы очень торопимся, амиго, прости, что я не смогу задержаться. Но я могу тебе пообещать, что если получится, то в течение месяца я приеду к тебе и составлю компанию танцующему городу…
– С женой и детьми?! И не покажешь им нашу танцевальную феерию?! Да я сам с твоей женой поговорю, раз ты растерял всю хватку! Ну-ка, дай я на тебя посмотрю, – Ампаро взял Круза за плечи и резко крутанул его на месте. – О, амиго, где твой коронный поворот?! С такой подготовкой твоя жена не поверит, что ты был одной из звезд Карнавала!
Круз невольно улыбнулся:
– Зато ты, я смотрю, в форме! Вот и рискни здоровьем, уговорив Иден на танцевальную авантюру.
– На какую авантюру? – Круз резко повернулся, на этот раз вовремя подставив ногу, от чего его разворот получился по-латински почти изящным; Иден стояла в проеме открытой двери, одновременно далекая и чужая с вежливой улыбкой, адресованной, прежде всего, Ампаро, и в то же время такая родная в то ли костюме, то ли платье нежнейше-синих с голубым отливом тонов, от которого в ее глазах будто плескалась морская волна. Из-под локтя Иден шустро вынырнул Чип, и следом за ним Адриана, которые подскочили к Крузу и, радостно крича и перебивая друг друга, повисли на нем с двух сторон.
Ампаро несколько мгновений удивленно смотрел на Иден, но тут же пришел в себя, ослепительно улыбнулся (у Круза мелькнула мысль, что ему приятель так не улыбался), сверкнул глазами и быстро пошел к Иден, явно намереваясь сразить ее своей коронной когда-то фразой:
– Сеньорита, позвольте пригласить вас в постель, на которой не стыдно обнажить свою душу!
Круз затаил дыхание, глядя на изумленную Иден, и вслушался, хотя это и удалось ему с некоторым трудом: дети жаждали поделиться впечатлениями от поездки. Иден внимательно рассматривала приближающегося к ней Ампаро; при взгляде на его узкие черные брюки, до блеска начищенные ботинки на каблуках и красную рубашку в ее глазах мелькнула догадка, и она ответила, и Круз увидел, как тревога и озабоченность, с которой она появилась на пороге дома преданного любителя танцев, тают и сменяются почти мечтательной улыбкой:
– Так вы Ампаро?! Вас ждут в Карнавале… И знаете, у меня, похоже, есть пара часов, и я с удовольствием приму ваше предложение. Меня так давно не приглашали на танго, что я не хочу отказываться…

© OlGal, 2013

Сообщение отредактировал OlGal: Пятница, 23 августа 2013, 18:32:08

 

#1426
снежка
снежка
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Мар 2013, 12:43
  • Сообщений: 976
  • Пол:
OlGal, спасибо за продолжение! :lol:

Все понравилось. Как все -таки хорошо, что Иден окружают мужчины, готовые в любую минуту ее поддержать. И что она сама в состоянии придать силы другому...

А развеется ей надо...Пусть потанцует...Буду надеяться, что ты опишешь это действо... :lol:

Жду продолжения! :lol:

Сообщение отредактировал снежка: Пятница, 23 августа 2013, 16:07:53

 

#1427
Nikita S
Nikita S
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 24 Мар 2010, 21:29
  • Сообщений: 22710
  • Откуда: Берег Волги
  • Пол:
Спасибо за продолжение!

Особенно понравилось это..

Просмотр сообщения Цитата

Иден вновь смотрела на Джона, но на этот раз видела не взволнованно-напряженного до стального блеска в глазах мужчину, а свое синее утро с ним… Может быть, поэтому так естественно принимать и ждать помощь от него? Иден задумалась, прислушиваясь к себе в поисках этого ответа… Она вспомнила многое из того, что происходило между ними на острове, и поняла, что даже не будь сегодняшней встречи и одного из полученных ответов, то и тогда бы она не посчитала его поддержку принудительной для него и чем-то обязывающим ее, столько искреннего желания было за этим. И, несмотря на то, что самому Джону сейчас тоже нужно ее участие, Иден все больше думала не только о нем и его найденном брате и тех трудностях, что возможны для Джона дальше, но и о том, что очень скоро ждет ее саму…

Просмотр сообщения Цитата

Иден с надеждой и в то же время с некоторой тревогой посмотрела на Джона, который в этот момент подошел к ней и тепло заглянул ей будто в самую глубину глаз.
– Все напоминает здесь о том, как тебе было трудно? Наверное, глядя на то, как я нерешителен и в некоторой растерянности относительно Терри, ты думаешь, а не будут ли твои родные так вести себя с тобой? Да?
Иден кинула и добавила:
– Я чувствую такое волнение, Джон! Я как будто перед одним из важнейших испытаний в жизни! И ты ведь тоже! И даже мы оба!
Джон стремительно наклонился к ней, и вместе с поцелуем синь также стремительно изгнала задержавшуюся было в его взгляде серую сталь.
– Это как прыжок, да? – Джон улыбнулся ей уже знакомой ей по недавнему утру солнечной улыбкой.
– Да, ощущения весьма похожи… Как перед первым прыжком с парашютом…– Иден почувствовала, как солнечнее тепло разливается у нее внутри.
– Парашют… вышка… они на самом деле восхитительно надежны, ведь за спиной есть то, что помогает сделать первый прыжок: страховка. Иногда это парашют, иногда кто-то из близких, а порой мы сами. Ты будешь встречаться с родными в доме, где мы были этим утром, где прошло мое счастливое детство, где живет смелый дух дальних странствий… Это поможет тебе. Это поможет тебе?
– Надежнее парашюта, что ты мне предложил, наверное, и не найти… А ты… Джон… Ты нашел брата. Это чудо, которого ты ждал, и в которое на самом деле верил. Это так… так необыкновенно и так страшно, да? Почему мне кажется, что для тебя это снова, как пережить шторм? Только… он уже на суше, Джон. Здесь никто не утонет. Это мой спасательный жилет тебе.
– Ты поделилась им со мной пару минут назад, – очень серьезно, но с еще более потеплевшим взглядом ответил Джон.

Веет надежностью и теплом. :lol:
 

#1428
OlGal
OlGal
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Фев 2013, 18:25
  • Сообщений: 1694
  • Пол:
снежка, Иден Барр! Спасибо за теплые отзывы! :) Продолжение… скоро… :writing:
 

#1429
OlGal
OlGal
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Фев 2013, 18:25
  • Сообщений: 1694
  • Пол:
Шанс близится к завершению… и временнОе расстояние между главами у меня стремительно сокращается…

Итак:
– Сеньорита, позвольте пригласить вас в постель, на которой не стыдно обнажить свою душу!
Круз затаил дыхание, глядя на изумленную Иден, и вслушался, хотя это и удалось ему с некоторым трудом: дети жаждали поделиться впечатлениями от поездки. Иден внимательно рассматривала приближающегося к ней Ампаро; при взгляде на его узкие черные брюки, до блеска начищенные ботинки на каблуках и красную рубашку в ее глазах мелькнула догадка, и она ответила, и Круз увидел, как тревога и озабоченность, с которой она появилась на пороге дома преданного любителя танцев, тают и сменяются почти мечтательной улыбкой:
– Так вы Ампаро?! Вас ждут в Карнавале… И знаете, у меня, похоже, есть пара часов, и я с удовольствием приму ваше предложение. Меня так давно не приглашали на танго, что я не хочу отказываться…

***

– Отказываться верить своим глазам, когда они видят реальность, не в моих правилах, – наконец-то произнесла Нора Терра, аккуратно вкладывая в объемную папку последний из документов, подтверждающий, как и остальные документы и фотографии, что человек, называющий себя Джеком Терра, и считающим себя, сколько он помнит, одним из многочисленных выживших пассажиров автобуса, свалившегося в день трагедии Грантов с моста, на самом деле Терри Грант, все это время разыскиваемый своим младшим братом.
Они уже почти час сидели в беседке на территории клиники, куда подошли почти одновременно: Джон, и Нора с сыном Робби. Последний был так похож на Джона, что все трое больше минуты молча стояли, в растерянности глядя друг на друга, пока Джон не сказал, что очень рад встрече с женой и сыном своего брата, и что приятно удивлен и обрадован, что у Терри есть семья. Немного смущенные таким приветствием, Нора и Робби сначала почти ничего не говорили, лишь довольно настороженно слушая Джона, но постепенно подробности предшествующих шторму событий расположили к себе Нору, а описание самого шторма – Робби, и через несколько минут они продолжили разговаривать в беседке, все с большим интересом и оживлением задавая вопросы и получая ответы... Когда Джон упомянул о том, что Терри любил рисовать фантастические пейзажи на всяких клочках бумаги, Робби встрепенулся и, крикнув на ходу, что скоро вернется, помчался в сторону клиники, и ветер взвил легкую куртку за ним белым парусом. Нора проводила сына несколько обеспокоенным взглядом, и вернулась к изучению содержания папки и к подробному и немного сбивчивому рассказу-версии о том, что случилось когда-то с юным Терри…
Джон взволновано уточнил:
– Получается, что в тот день он очнулся в больнице вместе с другими пострадавшими пассажирами автобуса, обнаружив, что потерял память, и когда ему предложили ознакомиться со списком найденных на месте аварии документов, он остро среагировал на имя Джек Терра, и его именно так и записали. Какое-то время он кочевал по больницам, после чего, так и не вспомнив своего прошлого, он устроился рабочим на одну из ферм. Сначала он пробовал выяснить, кто он такой, рассылая запросы по своему имени, но так ничего и не обнаружил. Он менял работы, и обнаружил прелесть езды автостопом; таким образом вы и познакомились, покочевали немного вместе, а затем осели в Стиллуотере, где постепенно развили собственное дело, реализовав свой потенциал: вы в картинах, которые продаете в одной из галерей, а Терри… Джек – во внешнем декорировании местных магазинов и сувенирных лавок…
Нора кивнула и вставила:
– Мы даже фирме своей оригинальное название придумали: Терра Сиридин, откуда-то Джек взял это название «Ищущая земля».
– «Искатель», – поправил Джек, улыбаясь, и в то же время волнуясь от понимания одной важной вещи, о которой ему бы хотелось поговорить отдельно, причем с несколькими людьми сразу: с доктором Шмиттом, с Норой Терра и с Иден… – Сиридин, это второе имя Терри, у всех в нашей семье вторые имена были обязательно ирландские.
– Тогда на Робби традиция вашей семьи закончилась: у него вообще нет второго имени, – улыбнулась в ответ Нора.
Она нравилась Джону все больше, и теперь производила более серьезное впечатление, чем вызвала в нем в самом начале их знакомства: худощавая женщина в небрежной тунике поверх спортивных брюк, с рыжими, отливающими медью, очень короткими волосами, подозрительно всматривающаяся в него тоже почти рыжими, кошачьими какими-то глазами с самоуверенным и даже чуть презрительным прищуром. Но после того, как они познакомились, и Джон коротко рассказал о себе и своих поисках, взгляд Норы стал сочувствующим, а когда она осторожно открыла папку с документами и стала бережно перебирать их, вчитываясь и вглядываясь в них, стало понятно, что вся ее простоватая небрежность прячет за собой умную и проницательную женщину, которая просто привыкла никому не верить на слово.
Нора вздохнула, закрыла и погладила зачем-то папку, снова открыла ее, взяла лежащую сверху фотографию юного Терри и грустно улыбнулась. Она помолчала, а затем посмотрела на Джона, и ее глаза в этот момент стали оттенка прозрачной карамели. Она снова вздохнула, и произнесла:
– Кажется, я даже не знаю, что сказать, вернее как сказать о важном... Я понимаю, что Джеку придется все это рано или поздно рассказать. Но как? Представляете, он столько лет считает себя Джеком, он сросся с этим именем, он сделал себе имя и репутацию, и вдруг узнает все о своем прошлом, но не потому что вспомнил, а потому что ему говорит об этом младший брат… Или он может вспомнить, если с ним говорить об этом?
Джон кивнул:
– Он может вспомнить о прошлом в любой момент и из-за любой, даже незначительной мелочи, или и вовсе не вспомнит никогда. Самая большая сложность в том, что если я буду рассказывать ему о его детстве и ранней юности, показывать фотографии, его тетради, альбомы и даже дневники, то ему придется поверить во все это, но это будет не его личными воспоминаниями, а так называемыми ложными воспоминаниями, и может даже заблокировать то, что когда-нибудь могло бы прорваться само. Нам, возможно, вместе с вами придется решить, в качестве кого я представлюсь ему: как брат, ищущий его и нашедший, или как терапевт, знающий, как ему помочь и работающий с ним над его проблемой…
– А вы скажите ему и то, и другое, – очень просто, и не задумываясь ни на секунду, ответила Нора.
Джон несколько мгновений молча смотрел на нее. Он вновь улыбнулся и сказал, вдохновленный к тому же еще одной идеей:
– Вы удивительны! В дополнение к вашим словам могу еще предложить самому Терри оказывать и мне, и себе помощь в отыскании дороги к воспоминаниям: записывать сны, рассказать обо всем, что он помнит с молодости, ведь вполне возможно, что рядом с воспоминаниями Джека Терра соседствуют воспоминания и Терри Гранта… Вы удивительная женщина, Нора: не боитесь, что это ухудшит его состояние или того, что вспомнив прошлое, он может измениться, и довольно сильно и даже непредсказуемо.
Нора внешне спокойно объяснила, но все-таки выдавая свое внутреннее напряжение чуть сузившимися глазами:
– Если бы видели его в этот жуткий двухнедельный период, когда ему каждую ночь снятся кошмары, и он из-за них совершенно перестает спать, потому что просыпается по десять раз за ночь, то вы бы вообще не удивлялись. Даже не зная причины, куда и к кому мы только не обращались; даже гипноз не помог, Джек просто не смог расслабиться, чтобы впасть в транс. А теперь, зная, в чем дело, можно хотя бы что-то сделать, да?
Джон ответил кивком, чувствуя радость и облегчение от разговора, от того, что у Терри оказалась столь понимающая и не отрицающая его проблему жена. Ему захотелось немедленно рассказать об этой встрече Иден, но понимание, что Иден вовлечена сейчас в переживания другой встречи, останавливало его от порыва позвонить, как останавливало и то, что он не прояснил здесь основные вопросы и не сделал пока самого главного: он хотел представиться брату, поздороваться с ним, посмотреть в глаза, пожать ему руку… и тогда он окончательно поверит в чудо, поверит в то, что Терри оказался жив, и не с одним из тех страшных диагнозов, что Джон напредставлял себе во время многолетних поисков. Его только теперь стала отпускать вся ситуация, и сейчас, пусть постепенно, стало доходить до осознания, вызывая сильнее чувства, все произошедшее. До этого момента Джон понимал головой, что именно с ним происходит, и мог бы описать поэтапно, что, по какой причине и за чем следует, но время о времени его захлестывали такие эмоции, что ему было не этого понимания и рассуждений, оставляя в поле его ощущений лишь одно: они с братом выплыли на берег и оба оказались живы. Спасательный жилет, вот в чем дело… Порой и на суше он нужен… И в пик этого переживания, который за этот вечер наступал уже не впервые, Джон испытывал острое чувство счастья, из-за которого хотелось куда-то бежать и что-то делать. И от этого ко всему спектру его эмоций добавлялось еще одно: Джон чувствовал, как панцирная сдержанность, в которую он заковывал себя долгие годы, превращается в шелуху и слоями слетает с него, открывая в нем и так все больше проявляющуюся природную живость и выпуская на свободу взлетающую куда-то ввысь радость.
Нора, не дождавшись словесного ответа на свой вопрос, как и того, что Джон перестанет наконец-то улыбаться, чуть приподняла брови и сказала:
– А знаете, вы удивительно похожи на картину, которую реставрируют, думая, что она одна, и вдруг под верхним слоем краски открывается следующий, а за ним – еще и еще. Робби сказал бы сейчас, что опять я людей с картинами сравниваю, но что поделать, мне так проще чувства описать. Я вижу, что лицом вы просветлели, но значит ли это, что Джеку можно помочь?
Джон энергично кивнул:
– То, что ему кошмары перестанут сниться, это я могу практически гарантировать, чего не скажешь о возвращении к нему памяти. Вряд ли стоит на многое рассчитывать.
Нора вопросительно посмотрела на него:
– Но вам бы хотелось…
– Совсем откровенно? Да! Из чисто даже эгоистических побуждений: он единственный человек, с которым мы могли бы говорить о тех давних днях, которые очень много значат для меня. Но… что толку сильно рассчитывать на еще одно чудо? Рядом с Терри многие годы ходит его сын, очень похожий на меня, причем именно в таких возрастах, которые он должен хорошо помнить, но никаких проблесков… так что…
Нора вновь с удивлением покачала головой:
– Поразительно, как вы похожи с ним… с Робби… А знаете, Джон, вы могли бы погостить у нас! Сегодня я забираю Джека домой; правда, первые дня два он будет почти все время спать, но затем… А пока пообщаетесь с Робби. Вы говорили об одном родственнике, но ведь на самом деле это не так: у вас есть еще и племянник!
Джон с благодарностью посмотрел на Нору Терра, и она понимающе продолжила:
– Я сама в молодости потеряла близких людей, и все понимаю… Может, поэтому мы с Джеком… с вашим братом так быстро сошлись тогда.
Джон ответил:
– Завтра у меня серьезное слушание на научном совете, но я могу сегодня проводить вас, посмотреть, где вы живете, и завтра вечером я приеду к вам.
Нора обрадовалась:
– И замечательно! Я вижу, Робби возвращается… Вы тогда идите с ним к своей машине, а затем доедете до нашей, и мы все вместе поедем, Роб покажет дорогу, я обычно далеко от клиники машину ставлю, люблю пешком ходить. А я пока за мужем схожу… Робби!
Робби ворвался в беседку и остановился, старясь отдышаться. Он почти торжественно протянул Джону несколько клочков разноцветной бумаги, на которых высились каскады необычных по сочетанию цветов, и в то же время красивых в своей гармоничности, скал; вились ажурные тропинки через буйно-зеленые гигантские травы; множества солнц и лун устраивали праздник закатов на океанах иных миров...
– Он мастер таких вот миниатюр, и они… – начала было говорить Нора, но внезапно осеклась: Джон достал из бокового кармашка папки тонкий конверт, и высыпал на стол с десяток похожих по стилю и даже цветовой гамме листочков, и не поблекшие со временем краски вспорхнули им навстречу тропическими птицами с диковинными глазами и клювами, захлестнули гигантскими водопадами, и с всплеском выпустили поплавать фантастических рыбок…
Втроем они молча пару минут смотрели на красочную клочковую выставку… Затем также молча переглянулись, и Нора пошла за Терри, а Джон вышел из беседки вместе с Робби, чтобы дойти с ним до машины, и продолжить свой путь.
***

Путь от дома Ампаро до Карнавала занимал не больше минуты, но в эту минуту поместились переживания и воспоминания, связанные с вот-вот состоявшимся открытием танцевального сезона и предстоящими танцами. Танцы! Тайный язык души и желание выразить его телом! Слова не нужны, они кажутся пустыми. Взгляды не важны, они кажутся лишними. И Круз вновь ощущал наполненность молчания перед предвкушением радости от танцев… Танцы! Здоровье души и тела! В танце тело никогда не лжет. В танце душа раскрывает всю правду своего состояния. И Круз вновь чувствовал, как возбуждение и восторг вливаются в него вместе с музыкой, доносящейся через открытые окна Карнавала… Танцы! Всегда одновременно одиночество, пара и триада: в танце всегда ты один, ведь двигаешься от себя; в танце всегда ты вдвоем, ведь двигаешься к кому-то; в танце всегда ты втроем, ведь танцуют двое и баланс! И Круз вновь восхитился этим потрясающим пониманием внутреннего равновесия пары, что всегда дарил ему танец; и правда, если бы жизнь была поставлена танцором, не приходилось бы так часто падать… Танцы! Как же он любил танцевать! Как Иден любила танцевать! Как они любили танцевать! Как он любил смотреть на Иден, даже танцующую с кем-то еще, как только что, когда под шумные восторги танцевальной публики она в паре с Ампаро великолепным аргентинским танго разбили сердца всех местных красавиц, поглядывающих на ставшего недавно холостым короля Карнавала…
И вот, после стремительного движения к ней через зал, в тот миг, когда Иден естественным движением вложила свою руку в его и с летящей на весь танцзал улыбкой развернулась в полный оборот под начальные аккорды румбы, Круз понял, что всегда будет то, что у них никто не отнимет, и что сами они никому не отдадут. Дети. Это на всю жизнь. Танцы. Это больше, чем на всю жизнь, ведь танцы родились раньше, а умрут позже них самих.
И они танцевали… Пульс румбы передался от пальцев Иден к Крузу… Импульс тела вернул плавное движение от Круза к Иден, и она легко и изящно перегнулась через его руку… Импульсивность души зажгла искру в их взглядах и притянула к ним взгляды карнавальных участников и гостей… Ритм румбы расставил точки, в которых Круз успевал ловить дыхание танцующей Иден… Ритмичность тела прижимала Иден к нему, рассказывая ему о том, как она любит танцевать, потому что когда она счастлива – она танцует, потому что когда она свободна – она танцует, потому что когда она здорова – она танцует… Дыхание румбы выражало ту особую любовь, которую он чувствовал сейчас к Иден; никогда, ни разу он не сбивал дыхание в танце с ней, хоть и задыхался порой от любви… Дух танца захватил Иден, и она уже не двигалась под звуки музыки, а сама создавала то движение румбы, которое родило и распространило по всему миру крылатою фразу о вертикальном выражении горизонтального желания…
– Каждый раз, когда я танцую с тобой, я забываю обо всем. Остается только танец, – губы Иден тронула мягкая улыбка, и она отпустила руку Круза.
– Даже когда я танцую с кем-то еще, я помню только о танцах с тобой, – ответил Круз, вновь протягивая ей руку.
– Да? У меня… по-другому, – улыбка Иден стала немного задумчивой и отчего-то еще более мягкой и почти нежной. – Я так люблю танцевать!
Круз смотрел ей в глаза в надежде найти причину нежности в только что произнесенных словах и самом танце. Он вспомнил, как они однажды ходили на праздник лета, и сочувственно спросил:
– Наверное, тебе очень хотелось танцевать, когда ты… болела? Могу представить, как тебе не хватало этого!
Иден чуть отклонила назад голову, внимательно глядя на Круза, и ответила с не очень понятной интонацией:
– Когда я болела, да… не хватало. Наверное, именно поэтому, понимая, что это поспособствует прогрессу, во время лечения мне назначили, если можно так выразиться, танцевальную терапию.
Круз не сдержал удивления, и Иден, глядя на его лицо, рассмеялась и подтвердила:
– Да, именно так! И нечего удивляться! Вот если бы ты видел, с кем мне приходилось порой танцевать! Но больше всего меня вдохновляла надпись, что красовалась в центре танцзала… Как же там было… А, «В танце есть немного безумия, которое приносит всем большую пользу". Одно это помогало мне, когда хотелось просто уйти оттуда, хлопнув дверью. Но не по субботам…
Круз слушал, выражая все внимание, радуясь, что Иден говорит о тех тяжелых днях, и понимая, что через это она, возможно, тоже хочет подготовиться к встрече с семьей. Он взял ее под руку и чуть придерживая, отвел в сторону от танцующих под музыку следующей румбы.
– В субботу там происходило что-то особенное? – ему почему-то представилось, что в субботу специально к Иден приходил Джон танцевать с ней.
– Можно и так сказать, – Иден вновь рассмеялась, уже громче, и несколько человек с улыбками обернулись на звук ее смеха, – ведь по субботам появлялся Сандро. Ты бы видел его! Маленький, походка как на пружинах… он постоянно смешил меня… Но он тоже любил танцевать и в этом он вовсе не был смешон. Он говорил мне: «давай закроем глаза и будем представлять тех, с кем мы на самом деле хотим танцевать, а потом откроем глаза и будем просто танцевать». И я танцевала… в том зале… а однажды звездным вечером на берегу океана… с закрытыми и открытыми глазами… на свой выбор… И я поняла то, что чувствовала всегда, но не осознавала этого: танцуя, я ничего никому не доказываю, я ничего никому не должна, я просто танцую и все. И сейчас тоже так было… Здесь так замечательно, Круз! Я хотела задержаться и потанцевать пару часов, но… Как ты относишься к тому, что мы возьмем детей, хоть и жалко их лишать этого праздника, и поедем в дом Джона? Пусть мы приедем раньше родителей и Мейсона с Келли, ну и что? Я хочу не просто встретиться с ними, я хочу встретить их, чтобы они не ждали нас… не ждали меня.
Круз внимательно посмотрел на уже ставшую очень серьезной Иден, затем обвел глазами обещающей горячую латину этого вечера и всего сезона танцевальную красоту и страсть зала, и ответил:
– Мы можем вернуться сюда в любой день ближайшего месяца, если захотим, и взять с собой детей, вернув им праздник. Ты танцевала сегодня аргентинское танго… румбу… А сейчас… другой танец…
Иден ответила, немного деловито, и явно уже настроившись на то, чтобы ехать:
– Если бы каждый умел танцевать, я бы нисколько не волновалась перед встречей, на которой в первую очередь будет то, в чем танец и вовсе не нуждается: слова.

© OlGal, 2013

Сообщение отредактировал OlGal: Воскресенье, 25 августа 2013, 20:50:25

 

#1430
Nikita S
Nikita S
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 24 Мар 2010, 21:29
  • Сообщений: 22710
  • Откуда: Берег Волги
  • Пол:
Спасибо за продолжение!

Просмотр сообщения Цитата

Нора вновь с удивлением покачала головой:
– Поразительно, как вы похожи с ним… с Робби…

Почему то, показалось очень символичным. :girl:
При имени "Робби" у меня всегда возникает ассоциативная связь с Робби (Робертом) Парризи (Барром). Изначально, с самого начала фика меня не покидало ощущение, что Джон мне напоминает Роберта и , как я поняла, не только мне. А здесь в строках фика встречается эта фраза. "Поразительно, как вы похожи с ним... с Робби". В фики, естественно, имеется в виду внешнее сходство между племянником и Джоном, но для меня звучит, как некое доказательство того, что Джон похож на Роберта, на первую любовь Иден. Именно внутренними какими то качествами, но конечно же он сам по себе очень индивидуален и сейчас, в отличии от начала фика, я вижу эту индивидуальность. Но и Джон со своим племянником наверняка не близнецы и у них есть отличия, просто Робби похож на Джона или Робби похож на Джона.... Роберт и Джона похожи.... Иден и Джон... Иден и Роберт... И как же похожа моя искренняя симпатия к паре Иден - Джон на симпатию к паре Иден-Роберт.

:rose: Еще раз спасибо за фик!
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей