Перейти к содержимому

Телесериал.com

Необратимость

Иден-Роберт, Круз-Келли
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 52
#21
shvetka
shvetka
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 27 Мар 2009, 23:16
  • Сообщений: 13937
  • Откуда: Тверь
  • Пол:

Просмотр сообщения Цитата

режет взгляд ее безпроблемная жизнь с Робертом.
нифигасе безпроблемная :faint: :faint: Один раз пошутили друг с другом и уже нет проблем? Мне кажется, ты их с кем-то путаешь :p :)
 

#22
Лия
Лия
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Окт 2008, 18:44
  • Сообщений: 4959
  • Пол:

Просмотр сообщения shvetka (Вторник, 18 декабря 2012, 20:03:40) писал:

нифигасе безпроблемная :faint: :faint: Один раз пошутили друг с другом и уже нет проблем? Мне кажется, ты их с кем-то путаешь :p :)
Проблем, разумеется полно, и я в коменте их отмечала, но это другие проблемы.
Мне казалось, что по контексту коммента понятно, что именно я имею в виду, когда пишу "безпроблемная жизнь с Робертом" :look:
а именно отсутствие сомнений и переживаний Иден ИЗ - ЗА ЕЕ ЧУВСТВ К КРУЗУ.
и здесь, я их не с кем не путаю :no: у них полное

Просмотр сообщения Цитата

Она проснулась, он рядом, в ее постели, смотрела на него спящего, в ней все расцвело снова, ей захотелось сделать ему приятное и она это сделала. Как же классно, просыпаться с любимым мужчиной.
И я понимаю, что для Иден Барр, наверное, это совершенно естественно и прекрасно ;)
Но у меня, это вызывает сомнения описанные выше: слишком быстро, легко и бесспорно.
 

#23
shvetka
shvetka
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 27 Мар 2009, 23:16
  • Сообщений: 13937
  • Откуда: Тверь
  • Пол:
Если бы это был конец фика и сиреневый хэппи-енд, я бы с тобой согласилась. а тут всего лишь глава, где Иден позволила себе пошутить, а её уже критикуют.

И еще вот этот кусочек по моему говорит о том, что их отношения не так просты :look:

Просмотр сообщения Цитата

– Мне нравится быть с тобой. Особенно когда ты разрешаешь мне остаться в твоей спальне.
- Ты заснул прямо здесь, и мне стало жалко будить тебя только ради того, чтобы выдворить из кровати.

 

#24
vredinka
vredinka
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 мая 2013, 13:08
  • Сообщений: 1544
  • Откуда: Пермь
  • Пол:
А мне пока всё нравится. Спасибо за продолжение, Scout! :lol: :lol:
 

#25
снежка
снежка
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Мар 2013, 12:43
  • Сообщений: 976
  • Пол:
Scout, спасибо за продолжение! :lol:

Все очень и очень понравилось. :girl:

Только мне почему - то кажется, что это затишье перед бурей... :(

И что Робертова надежда "Разве может быть снова плохо, если сейчас она так спокойна, так умиротворена, так поглощена своим романом? Плохого не будет. Она поправится. Она уже поправилась." пока вряд ли оправдается. :(

Хотя в конце фика буду надеятся, что все будет хорошо....




 

#26
vredinka
vredinka
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 мая 2013, 13:08
  • Сообщений: 1544
  • Откуда: Пермь
  • Пол:

Просмотр сообщения снежка (Среда, 19 декабря 2012, 20:35:46) писал:

Только мне почему -то кажется, что это затишье перед бурей... :(
Согласна со снежкой.
Когда прочитала, тоже такая мысль в голове мелькнула.
 

#27
Scout
Scout
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 25 Ноя 2009, 04:52
  • Сообщений: 1884
  • Пол:

Просмотр сообщения Лия (Вторник, 18 декабря 2012, 16:55:47) писал:

Переключение Иден на Роберта мне показалось каким то слишком простым.
Она еще не совсем переключилась :no:

Просмотр сообщения Цитата

Воспоминания Иден о выстреле в Софию и ее переживания - очень тронули.
Спасибо! Я уверена, что Иден не могла не переживать из-за этого.

Просмотр сообщения Цитата

мне кажется было бы более логичным и полезным, дать Иден услышать голос Софии, а так можно и по сомневаться *а не придумали ли*, да и просто приятно было бы
Возможно, но, насколько я понимаю ее сейчас, ей лучше не сталкиваться сейчас с Софией, даже по телефону, особенно в состоянии такого раздрая. И - сейчас - она уверена в Роберте больше, чем в себе.

Просмотр сообщения Цитата

Иден спрашивает у Роберта не больно ли ему, а у нее самой как будто чувств нет никаких.
Она спрашивает не потому, что ей впрямь сейчас больше всего интересно, было ли ему больно, а потому, что она так пытается объяснить ему свое настроение и свои слезы. Больно же как раз ей. Ну и, конечно, ей хочется услышать, что он любит только ее, а все остальное ему параллельно. Не такая уж Иден белая и пушистая :girl:

Просмотр сообщения Цитата

Это первая глава (в данном фике), где мне понравился Роберт (и перестал быть статистом при Иден)
То ли еще будет :boy:

Просмотр сообщения Цитата

Но у меня, это вызывает сомнения описанные выше: слишком быстро, легко и бесспорно.
У них ничего не было :shuffle:

vredinka, снежка,
боюсь, что да, это затишье перед бурей :(

shvetka, спасибо за пояснения! Все так и есть :yes:
 

#28
Лия
Лия
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 19 Окт 2008, 18:44
  • Сообщений: 4959
  • Пол:

Просмотр сообщения Scout (Четверг, 20 декабря 2012, 00:22:38) писал:

Возможно, но, насколько я понимаю ее сейчас, ей лучше не сталкиваться сейчас с Софией, даже по телефону, особенно в состоянии такого раздрая. И - сейчас - она уверена в Роберте больше, чем в себе.
Это, безусловно - логично :yes: :yes: и наверное, более правильно и безопасно, но мне как то видится (или хочется ;) ) более импульсивных поступков в данной сфере.
Вот представляю себе, я проснулась от такого кошмара (тьфу, тьфу, тьфу) мне захочется лично убедится, что это не так, а бояться последствий и думать - это все потом. И, имхо, Иден весьма импульсивно настаивала, так что и далее могла бы поступить так же.
Но твое видение, я понимаю и признаю, что оно более разумное с более холодной головой Роберта.

Просмотр сообщения Цитата

Она спрашивает не потому, что ей впрямь сейчас больше всего интересно, было ли ему больно, а потому, что она так пытается объяснить ему свое настроение и свои слезы. Больно же как раз ей. Ну и, конечно, ей хочется услышать, что он любит только ее, а все остальное ему параллельно. Не такая уж Иден белая и пушистая
Это очень хорошо -)
и жаль, что я не увидела этого в фике.
Так как именно с такой Иден я согласна, включая "не пушистость", которая мне тоже всегда нравилась.

Просмотр сообщения Цитата

У них ничего не было :
Да я и не говорю про то, что было :D
я про эмоциональное состояние Иден.
И в нем, в последней главе, я увидела очень сильное переключение на Роберта (хотя ты и говоришь, что его нет ;) )
То есть, ты говоришь про "не совсем", но это такой вопрос..... что понимать под "совсем" :p
 

#29
vredinka
vredinka
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 мая 2013, 13:08
  • Сообщений: 1544
  • Откуда: Пермь
  • Пол:

Просмотр сообщения Scout (Четверг, 20 декабря 2012, 00:22:38) писал:

То ли еще будет :boy:
Ой... Уже не терпится узнать! :shuffle: :lol: :inlove:
 

#30
Scout
Scout
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 25 Ноя 2009, 04:52
  • Сообщений: 1884
  • Пол:
Выражаю огромную благодарность за помощь и поддержку Happiness и shvetke :kiss: :rose: :rose: :rose:
Отдельное спасибо Happiness за эпиграф к главе :apple:


Не понимаю, откуда у тебя такая власть над моим несуществующим сердцем? (с) Колин Маккалоу

- Пишешь детям? – интересуется он, аккуратно ставя перед ней чашку с какао.
Ветер через раскрытое окно шевелит короткие занавески.
Она поднимает голову от листа бумаги и улыбается, но улыбка получается грустной. Она всегда улыбается так, когда думает о детях.
- Я рассказываю им о том, какой замечательный день был сегодня. Как пахнет здесь воздух и цветы. Если я не напишу сейчас, то потом обязательно забуду, а мне так хочется все помнить… для них. Когда-нибудь я отдам им все письма… Или мы вместе с ними прочтем их… А они расскажут мне, как они жили все это время. – Она поднимается из-за стола и проходит мимо него вглубь комнаты. – Я боюсь, что они забыли меня, – наконец, произносит она, не глядя на него. – И называют мамой Келли. Я знаю, я должна быть благодарна ей… Но я так хочу, чтобы они меня помнили.
Он подходит сзади и нежно, едва касаясь, проводит рукой по ее волосам.
- Они тебя вспомнят.
- Нет. Не вспомнят. Адриана была совсем крошкой. В этом возрасте детям все равно, кто их родители. А Чип… он уже большой. Наверное, он тоже болеет за «Доджерсов». И они ходят на матчи втроем… с Келли.
- Они вспомнят тебя, Иден, – тихо произносит он, бережно собирая губами слезы с ее щек и обещая то, что не должен обещать, потому что от него это не зависит. – Вспомнят. Я обещаю.

***

Трель телефонного звонка заставляет ее вздрогнуть. Они так редко пользовались телефоном, что вообще забыли о том, что он здесь есть.
- Ты кому-то давал этот номер?
Он пожимает плечами и решительно берет трубку.
- Ренфилд? Надеюсь, причина достаточно уважительна, если ты звонишь сюда.
- Роберт, у нас проблемы.
- Ты хочешь сказать, у тебя проблемы?
- Нет, проблемы именно у нас. Ты не можешь вот так бесследно исчезнуть, некоторые наши партнеры хотят тебя видеть воочию, видимо, чтобы убедиться, что ты еще жив.
- И это ты называешь проблемой?
- Роберт, мы десять долгих месяцев работали над совместным проектом с Харперс Индастрис, и они хотят, чтобы документы подписывал ты. На мой взгляд, их скромные требования вполне обоснованны. Не вижу причин, по которым ты не мог бы их удовлетворить.
- Ренфилд, – он бросил короткий взгляд в сторону Иден, – я верю, что ты что-нибудь придумаешь. Я не смогу приехать.
- Приятно, что ты так в меня веришь, но здесь нечего придумывать, либо мы совершаем сделку, либо нет.
- Тогда отменяй все.
Он возвращает трубку на аппарат с каким-то особенным хладнокровным спокойствием, как человек, сделавший выбор, который уже не подлежит обсуждению.
Он не оборачивается к ней – чтобы она не видела его лицо, и просто молчит.
Она подходит к нему сзади и пожимает плечами – надеясь переубедить его.
- Ты не должен этого делать.
- Я знаю, – отзывается он, чуть поведя головой в ее сторону.
- Тебе нужно ехать.
- Уже не нужно.
- Нет. Роберт, я не знаю, о чем идет речь, но если твое присутствие необходимо, ты должен ехать. Ради меня. Иначе я буду чувствовать себя виноватой.
- Я не могу оставить тебя.
- Со мной ничего не случится. Мадам Ренуар развлечет меня своими историями, пока тебя не будет. – Она трется носом о его плечо, и улыбается – но невесело. – Я знаю, ты хочешь поехать, а ты знаешь, что я предпочла бы, чтобы ты остался, – теперь она касается пальцами его шеи – возле уха, и перебирает кончики его волос.
- Поедем вместе?
- Нет. Я останусь. И буду тебя ждать.
- Я не хочу ехать без тебя. Я не поеду один.
- Ты должен. Послушай, я постараюсь справиться. Правда. Я хочу попробовать остаться одна.
- Я не уверен, что тебе сейчас нужно именно это.
- Я сама не уверена. Но хочу попробовать.
- Давай отложим эксперименты на более подходящее время.
- Ты не можешь постоянно быть рядом. И я должна научиться обходиться без сиделки.
- Так вот кто я для тебя? Спасибо, что, наконец, нашла для меня определение. И мне, и моему месту в твоей жизни!
- Роберт, ты сам знаешь, кто ты.
- Теперь уже знаю.
- Роберт, пожалуйста. Ты не так понял.
- Не так? По-моему, ты выразилась вполне конкретно!
- Я хотела сказать, что мне не нравится это состояние полной зависимости! Я как будто не существую отдельно от тебя! Ты все время рядом, держишь руку на пульсе, контролируешь каждый мой шаг!
- Думаешь, мне это все очень нравится, да?! Думаешь, я сижу здесь, потому что получаю удовольствие от общения со всеми твоими реинкарнациями?! Думаешь, ты такой подарок, да?!
- Если я не подарок, зачем ты возишься со мной? Тратишь на меня свое драгоценное время?! Тебе давно пора расстаться с иллюзиями и начать жить в реальном мире!
- Я здесь, потому что чувствую ответственность за тебя. Потому что не могу тебя бросить!
- Что толку от твоей ответственности?! Кому от нее легче?! Тебе?! Или мне?! Мне никто не поможет! Ни ты, ни твоя ответственность! Я сумасшедшая. И ты тоже, раз ты все еще здесь! На что ты надеешься, Роберт? Что однажды поутру мы проснемся, и вдруг поймем, что я здорова? Это утопия!
- Это будет утопией до тех пор, пока ты сама не поверишь в это!
- Посмотри на меня. Посмотри. Что во мне осталось от меня прежней? От женщины, которую ты любил?
- Ты все та же!
- Ты ненормальный. Ты еще более сумасшедший, чем я! Сколько еще ты выдержишь? Неделю? Месяц? Год? Когда ты возненавидишь меня настолько, что твоя ненависть станет сильнее твоей любви? Думаешь, я не понимаю? Не знаю, что нас ждет? Мы обречены, Роберт!
- Хватит нести чушь! Наше будущее зависит только от нас самих! Ты должна в это верить, иначе ничего не получится!
- Ничего и так не получится! Когда ты, наконец, поймешь это?! Я стреляла в свою мать! Я стреляла в тебя! Меня удивляет, что ты до сих пор не боишься оставаться со мной в одном доме!
- Иден, я знаю, что ты не причинишь мне зла, – в который раз произносит он – устало и раздраженно.
Она вскидывает голову и отбрасывает волосы назад. Она злится. Ее злят его одинаковые фразы, злит его усталость и его раздражение. Но больше всего ее злит его уверенность.
- С чего ты это взял? Потому что уверен, что я люблю тебя? Для меня это не аргумент, ты забыл?
- Иден, довольно.
- Нет. С чего ты взял, что я люблю тебя? Что я вообще способна любить?
- Иден, достаточно! Остановись.
Она говорит, но ему кажется, будто она хлещет его по щекам. Наотмашь. Безжалостно. Ей самой больно от этих ударов, но она не может остановиться. И он едва сдерживается.
- Ты зациклен на своей любви! Ты одержим мною, а это не имеет ничего общего с любовью! Ты столько лет холил и лелеял свою мечту обо мне, столько сил потратил, чтобы воплотить ее в жизнь, что теперь тебе страшно признать, что мечта никогда не станет реальностью! Вся твоя жизнь построена на пустой одержимости! Ты цепляешься за нее, потому что уже не можешь жить по-другому! Тебе страшно посмотреть правде в глаза, потому что тогда ты увидишь, что у тебя ничего нет. И тебя нет. Ты весь – пустая фантазия.
- Довольно, Иден! Хватит на сегодня откровений! – вырывается у него, и он замирает, пытаясь отдышаться. И тогда она наносит последний удар.
- Мы никогда не сможем быть вместе. Если даже чудо случится когда-нибудь, я не смогу остаться с тобой. Я вернусь домой, к своим детям.
Он смотрит на нее невидящим взглядом. За что? Вот сейчас – за что? Ему так больно, что он даже не пытается объяснить ее слова ее состоянием. Ему не хочется искать оправданий. Ни ей, ни себе.
- Замолчи.
- Уже ненавидишь меня, да? Отлично! Давай, проваливай!
- Замолчи, Лиса! – выкрикивает он и осекается.
Бесполезно. Бессмысленно. Глупо.
- Ты больной, ты тоже псих, знаешь это? – смеётся она.
Нежно-насмешливые переливы в голосе, своё собственное отражение в ее глазах, пшенично-светлые, надоедливые пряди волос…
Иден…
Он отпускает её взгляд. Может быть, она права, и это он ведет себя, как безумный. Может, все так и есть, и он давно уже ненавидит ее. Она изменилась. Он изменился. Он сошел с ума.
Он пересекает комнату несколькими стремительными шагами – и понимает, что это похоже на бегство, но ему уже все равно. Распахивает дверь – рывком, словно знает, что ее заклинило, и, чтобы открыть ее, нужно приложить особенные усилия. Он хочет убежать. Прочь. От этого дома, от ситуации, которую создал сам, от безумия, которое жило в стенах этого дома. Он отталкивает в сторону корзину с бельем, попавшуюся ему на пути, и она слетает со ступенек веранды с глухими ударами.
Он идет по дороге – они бродили по ней с Иден еще вчера, и хочет не думать о ней. И злится на себя за то, что думает. Он идет так решительно, словно не собирается возвращаться – назло ей. Он должен доказать себе, что может не вернуться. Она вполне способна выжить и без него. Она рассуждает так, словно это он сумасшедший. А она все знает – и про него, и про себя. Черт бы побрал ее. Черт бы ее побрал!
Кто-то сигналит ему сзади, он садится в машину и просит – почти приказывает – отвезти его в город.

***

Она закрывает глаза и стоит так несколько секунд. Потом – от внезапной слабости – опускается на пол, к дивану, обтянутому синим потертым велюром. И только сейчас понимает, как сильно болит голова.
«Он не вернется. Слабак. Видишь, никому нельзя доверять. Он такой же, как и все. Такой же, как Круз. Они все говорят одно и то же. А потом выходит, что они не справляются. И обвиняют во всем тебя».
Она отчаянно трет виски, но боль не уходит. И голос не оставляет ее.
«Роберт уже предал тебя однажды. А ты снова поверила ему. Ты совершила глупость. Никому нельзя доверять. Только себе. Только мне. Я никогда не предам тебя, Иден».
Она сдавливает виски еще сильнее и морщится от боли. Ей не нужна Лиса. И Роберт не нужен. И Круз. Ей не нужен никто. Она должна быть одна. Так будет лучше.

***

- Иден! Иден!
Не выпитый чай на столе. Не убранные полотенца. Распахнутое ветром окно. Увядший букетик цветов.
Потухший – уже давно – камин. И в нем – обгоревшая с одного края стопка писем, перевязанная ленточкой. Писем, которые она собиралась отдать детям – когда-нибудь потом, когда поправится.
- Иден!
Он бросает на пол дорожную сумку – она как-то внезапно становится слишком тяжелой и ненужной, и беспомощно обводит глазами комнату еще раз, словно надеется отыскать хоть какие-то признаки ее присутствия, но, осознав всю бессмысленность затеи, быстро – как можно быстрее – пытается сообразить, где ее искать. Как давно она ушла и – куда.
Она наблюдает за ним с порога – пару секунд. Потом насмешливо улыбается и проходит в дом.
- Зачем ты вернулся? Совесть замучила? Я же сказала: мне не нужна сиделка.
- Ты ела что-нибудь?
- О, ради Бога, Роберт, избавь меня от этого!
- Рад, что у тебя все хорошо. Если не возражаешь, я пойду прилягу.
Он лежит на своем синем диване лицом к спинке довольно долго, прежде чем она решается снова подойти к нему.
- Ты надолго?
Он молчит в ответ, и дыхание его не похоже на дыхание спящего.
- Роберт, зачем ты вернулся? – теперь в ее голосе нет насмешливого вызова. Теперь в нем звучит скорее отчаяние.
Он молчит еще несколько секунд. Таких долгих, что они успевают сложиться в минуты.
- Зачем? – упорно повторяет она со слезами – и в глазах, и в голосе.
Он садится и спускает ноги вниз, бросает на нее короткий взгляд.
- Я вернулся, потому что ты ждала меня.
- Нет, – протестует она – против его уверенности и своей беспомощности.
- Ты ждала меня! – почти выкрикивает он – яростно, вскакивает с дивана и проходит к окну. Захлопывает створки, перекрывая ветру доступ к занавескам. Вынимает из вазы увядшие цветы и выбрасывает их в мусор. Достает из камина подпаленную стопку писем и убирает в ящик бюро. Потом берет холщовую сумку для дров и уходит. Некоторое время она слышит, как он работает топором на заднем дворе. Она стоит неподвижно, как замороженная, прислонившись к стене, и неслышно плачет.
«Не верь ему. Ему нельзя верить. Никому нельзя верить». – «Он же вернулся. Я знала, что он вернется».
Он возвращается и разводит огонь. Сидит возле камина, опираясь на согнутую в колене ногу, подкладывает дрова, раздувает пламя, и она видит, как играют его мышцы под тонким свитером. Комната робко наполняется теплым светом – и жизнью.
Она подходит к нему, и ее рука замирает над его плечом. Он чувствует ее предприкосновение даже через одежду. И поднимается. В его взгляде читается недовольство. Раздражение. И боль – затаившаяся и такая привычная, что без нее его глаза стали бы другими.
Он проходит мимо – на кухню, и хлопает дверцами ящичков, исследуя запасы. Потом находит что-то, зажигает плиту и зачем-то кипятит воду.
Еще не так темно, чтобы нужно стало электричество, и уже не так холодно, как с раскрытым окном.
Его пальцы перебирают салатные листья – так ловко, будто занимались этим всю его жизнь. А потом так же ловко нарезают на половинки томаты-черри. Некоторое время она наблюдает за происходящим со стороны – молча, осознавая, что он это делает для нее – все для нее, и, не выдержав, идет помогать. Она не хочет есть – не чувствует голода, но не может оставаться в стороне и достает с нижней полки большую салатную миску. Пригоршнями накладывает туда рукколу, айсберг и фриссе. Потом тянется за консервным ножом – чтобы открыть тунца, и задевает рукой его руку – почти нарочно, чтобы как-то начать разговор. Она знает, что виновата.
- Прости, я… – торопливо извиняется она, на мгновение встречаясь с ним взглядом. – Роберт…
Он не хочет смотреть на нее – и не может не смотреть. И то, и другое одинаково больно. Он пытается отвернуться, но она не позволяет ему этого, касаясь ладонью его щеки.
- Роберт, я… – начинает она и перебивает саму себя. – Я не знаю, что сказать! Я знаю, как это выглядит. Ты должен ненавидеть меня. Прости.
- Ты не виновата, – сдержанно произносит он, пытаясь справиться с собой – и не справляясь. Ее присутствие необратимо меняет целый мир. Каждый раз.
- А кто виноват? Я только и делаю, что мучаю тебя. Когда я была дома, я мучила близких. И теперь, когда я далеко, они все равно страдают из-за меня. Что мне делать, Роберт?
Он, наконец, позволяет себе посмотреть на нее – и сдержанность в его голосе исчезает.
- Ничего. Ничего. Прости меня.
Его глаза блестят, и от этого блеска ей страшно. Страшно от той власти, что она имеет над ним. Страшно оттого, что эта власть может ей дать. Она чувствует, как он напряжен – словно натянутый нерв. И ощущает, как ее бьет изнутри – по непонятной причине.
Она отворачивается – пытаясь найти что-нибудь, чтобы сделать глоток воды… или воздуха. Чтобы вернуть контроль над собой и над ситуацией. И над ним.
- Я думала, ты не вернешься… – признается она, заставляя голос стать прохладнее. – Я хотела этого. Чтобы ты… не возвращался… Ты же… достоин лучшего.
Она смотрит на него – почти с вызовом, от которого больно обоим. Она ощущает его боль – почти физически, и не может остановиться.
- Как Круз. Как все.
Он выпрямляется – словно готовится принять удар и вернуть его, и его лицо сводит судорога боли – едва уловимая для ее взгляда. И вместо отпора он прижимает ее к себе – так резко и неожиданно, что она не успевает отступить.
- Не говори этого, – просит он – почти умоляет, обнимая ее, но она все равно продолжает.
- Это правда… – шепчет она сквозь нечаянные слезы. – Я хотела бы, чтобы ты был счастлив… с кем-нибудь…
Ей кажется, что еще чуть-чуть, еще немного его близости, его дыхания, его взгляда, и она снова потеряет контроль над собой. Она пытается выскользнуть из его объятий – почти инстинктивно, и он – почти инстинктивно – не отпускает ее.
- Мне не нужен кто-нибудь. Только ты. Я не могу без тебя. И с тобой не могу. Но без тебя хуже, – отрывисто произносит он, без стеснения ощупывая ее лицо и шею, – так, будто не видел ее очень давно и нестерпимо соскучился.
- Тебе не надо было… возвращаться… – шепчет она, уже не глядя на него. Только чувствуя его лицо рядом со своим. Ощущая щекой его щеку. И его пальцы в своих волосах. И задыхаясь – оттого, что забывает дышать. – Я рада, что ты здесь…
Ей нужно было сказать это – перед тем, как встретились губы. Потом они уже не могли разговаривать.

Сообщение отредактировал Scout: Среда, 22 мая 2013, 15:46:28

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей