Перейти к содержимому

Телесериал.com

Путь к спасению

Предыстория
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 20
#21
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Не получилось. Вот не получилось то, что хотела. Эта сцена должн была быть сильнее.

Но я обещала, что выложу сегодня. Поэтому выкладываю. Все пожелания, критика и так далее приветствуются.

Я, наверное, эту главу буду переделывать.


Он даже не задумывался о том, что делает, куда перемещается. Просто огляделся по сторонам и увидел, что находится на кладбище, возле – какая ирония! – могилы Джонатана Ротшильда. Видимо, эта фамилия ещё долго будет преследовать Белтазора.
Парень вздохнул и постарался привести свои разбежавшиеся мысли и чувства в порядок. Несколько глубоких вдохов и выдохов. Надо сосредоточиться. Сосредоточиться. Вдох-выдох.
Хоть это было и нелегко, но у Коула получилось немного успокоиться.
Надо запутать следы.
Поэтому Белтазор переместился ещё несколько раз из одного места в другое, выбирая их совершенно произвольно, не думая. Наконец, он материализовался недалеко от кладбища и отправился туда пешком. Парень знал, куда и зачем идёт. Это ему было сейчас жизненно необходимо.

Дверь, ведущая в мавзолей, скрипнула.
Здесь было так же тихо, как всегда. Паук в углу плёл свою паутину.
Белтазор медленно подошёл к могильной плите с выгравированной надписью «Бенджамин Коулридж Тернер». Ноги были будто ватные. Он шёл то ли на эшафот, то ли на исповедь. То ли его казнят, то ли отпустят грехи.
Здесь уже не было демона Белтазора, был просто Коул Тернер, четырнадцатилетний подросток. Хотя, наверное, у «просто подростков» не бывает матерей-демониц, угрызений совести за убитого старого друга и за маленького дракончика, который пожертвовал жизнью, заступившись за Коула.
Что называется, всё сложно.
Парень прислонился спиной к каменной плите.
- Пап… - шепнул он. – Пап, мне так плохо…
Он весь сжался, обхватил руками колени, стараясь спрятаться от всего мира.
- Почему тебя нет рядом?.. Почему всё так сложно и так… так плохо..?
Нет ответа. Только гнетущая тишина.
Белтазор смолк. Он бездумно уставился в никуда. Такое апатичное состояние обычно предшествует истерике.
Дверь заскрипела и громко хлопнула. В мавзолей ворвались трое хохочущих мальчишек, ровесников Коула.
- Здесь нас точно будут искать целую вечность! – смеялся один.
- Да, - подхватил другой. – Пускай поищут! Посмотрим, что у них получится.
- Они ни за что не догадаются! – поддакнул третий.
Коул медленно встал и выпрямился. Голубые глаза стали ледяными. Кулаки сжались так, что побелели костяшки пальцев. Он не намерен был терпеть тут ещё чьё-то присутствие. Эти сопляки сейчас вылетят вон…
А ребята, не зная, что их тут поджидает разъярённый полудемон, вприпрыжку спустились по лестнице. И застыли, увидев Коула.
- Э, а ты кто? – удивился один из них, самый высокий.
- Не твоё дело, - прошипел Тернер. – Убирайтесь. Немедленно.
- Он чего, из монастыря сбежал, что ли? Гляньте на рясу! – рассмеялся коренастый темноволосый парень, явно самый сильный и задиристый.
Остальные тоже стали хохотать.
Коул ждал. И глаза его уже были не ледяные: они потихоньку наливались кровью.
- Убирайтесь отсюда. Сейчас же. Я не буду повторять, - отчеканил Коул.
Третий, тоже довольно высокий парень со светлыми волосами и аристократичным лицом, совершенно не соответствовавшим одежде, спросил:
- А это что, твоё кладбище? Твой мавзолей? Раскомандовался! Ты кто вообще?
- Давайте научим его хорошим манерам! – нехорошо усмехнулся коренастый и сделал шаг вперёд.
Коул усмехнулся ещё хуже.
- Ну, давай, научи, - прорычал он глухо.
- Да ты же в рясе своей запутаешься, - рассмеялся высокий.
- Подойди и проверь, - Белтазор принял боевую стойку.
Коренастый бросился первым. И получил самый сильный удар. Как говорится, инициатива наказуема. Тернер хорошенько врезал ему по челюсти и отбросил к стене. Коренастый ударился головой и потерял сознание. Остальные двое тоже лежали на полу через две секунды, не успев даже понять, что случилось. Пока они вставали, глаза Белтазора почернели, а в руке появился энергошар.
- Вон отсюда! – проговорил он жутким демоническим голосом. – Живо!
«Смельчаки» в ужасе бросились к выходу.
- И этого заберите, - тем же голосом, но уже с некоторой ехидцей сказал Белтазор.
Ребята подбежали и, спотыкаясь, уволокли своего товарища.
Чёрная пелена тут же спала с глаз Коула. Энергошар исчез.
- Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу! – шептал он, отходя к стене.
Тернер-младший снова прислонился спиной к могиле своего отца. Вид у него был… опустошённый. Как будто жизнь закончилась, так и не начавшись. Как будто разом пропали все краски. Как будто что-то сломалось внутри.
Слёзы полились из глаз. И его плечи затряслись от беззвучных рыданий.
Плакать в Подземном мире запрещено. Ведь слёзы – это слабость. А слабость – это смерть. Это людям можно позволить себе слабость. Они всячески её оправдывают. Может, они и имеют на неё право. Коул не знал, может ли он тоже позаимствовать одно из человеческих оправданий. Он просто плакал, надеясь, что станет легче.
- Почему? Почему, папа? – спросил он, подняв глаза вверх. – Зачем? Почему из меня сделали… такое? Кто я? Ты мне так нужен… Ну почему ты умер и бросил меня одного?
Истерика таки началась. Коула буквально трясло. Глаза его были сумасшедшими. Он ударил кулаками по стене.
- Я не хочу… я не могу так больше… не могу!!!
Тернер тяжело дышал, глаза покраснели от слёз. Он выглядел абсолютно неадекватным. Бесноватым, что ли? Хотя где такое видано – бесноватый демон.
Но через несколько минут истерика прекратилась. Прошла, словно припадок у эпилептиков, оставив после себя болезненную пустоту. Легче не стало, нисколько.
- Тебя нет, папа… - шепнул. – Тебя нет. И Дэйва нет. И даже Ричи нет. Я приношу несчастья всем, кто вокруг меня. Мне нельзя ни к кому привязываться. Все, кто был мне дорог, мертвы. Даже Ричи, безобидное создание… и тот! Я проклят? Я проклят да?! Скажи, я проклят?!! – последние слова Коул выкрикнул в пустоту.
Она ему не ответила.
И снова полудемон сник, прислонился щекой к стене, будто желая, чтобы она отрезвила его своим холодом. Он уже не плакал. Не мог. Бывают такие моменты в жизни, когда не хватает слёз.
Он просто вытащил нож.
Какое-то короткое заклинание – и лезвие раскалилось докрасна.
«Люблю и помню тебя, папа. Твой, Коул» - эта едва заметная надпись появилась в углу каменной плиты через пять минут.
Занятый выцарапыванием слов на камне, Белтазор не заметил, что за ним пришли…

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей