Перейти к содержимому

Телесериал.com

Путь к спасению

Предыстория
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 20
#11
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
после дли-и-и-и-ительного отсутствия... прода!
надеюсь на отзывы))) темку с ними щас вытащу...


***
При свете множества свечей демоны играли в карты. В углу что-то мычал, не в силах говорить из-за кляпа во рту, светловолосый парень лет тринадцати-четырнадцати.
На лице Коула не было и следа хорошего настроения. Угрюмый, серьёзный, источающий вокруг себя волны властности, он гордо прошествовал к игральному столу.
- О! Белтазор! – воскликнул Винсерес. – Присоединяйся к нам, поиграешь… больше игроков, лучше… смотри, какая у нас ставка – невинный.
- Не знаю, сегодня что-то нет настроения играть… - скривился Тернер. – Да и какой смысл? Я ведь всё равно выиграю…
- Ну да, ну да… - хмыкнул Трокса. – Белтазор, спустись на землю! Тебе не кажется, что ты слишком самонадеян?
- Ну, уж кому-кому, а тебе я в состоянии врезать по самое «не хочу», «не могу» и «ой-мама-спаси-меня-отсюда», - прорычал тот. В крови закипала ярость на извечного врага.
- Ну так что, играешь? – совершенно невинным тоном спросила Салли, которая, переняв силу матери, будет известна в будущем как Сукуб.
Коул совершенно безразлично взглянул в сторону невинного, которого связали и бросили в угол. Неожиданно для самого себя, Тернер проникся жалостью к этому парню, в глазах которого было что-то смутно знакомое. И, казалось, он пытался что-то ему сказать или показать… смотрел на Белтазора так, словно узнал его.
Почему-то у Коула всё внутри похолодело. И он как будто почувствовал вину за то, что этот парень здесь оказался; почувствовал необходимость спасти его.
- Ну ладно, уговорили… играю, - сказал полудемон, присаживаясь за стол.
- Что ставишь? – поинтересовался Винсерес.
- Вот, - Тернер воткнул в стол нож-атаме.
- Ух-ты… - протянули все.
- Да ну, Белтазор, кого ты разыгрываешь? Неужели ты можешь ЭТО поставить?! Да многие демоны-подростки мечтают о таком… а ты вот… тебе вообще кто его брать разрешил? Неужто стырил где-то?
- Прикуси язык, Трокса…
- Только после тебя!
- Так мы играем?! – рявкнул Винс.
- Да.
И игра началась…
Ход… ещё ход… блеф… ход… маленький мухлёж… ход… большой мухлёж… снова блеф… ход… ещё ход…
И выигрыш.
- Я же говорил, что выиграю, - Коул вольготно потянулся, показывая всем сидящим своё превосходство. – Итак, куш мой. Я же говорил, что мне играть бессмысленно.
- Ты мухлёвщик! – заявил Трокса.
- И это кто там мне что-то говорит? – Тернер поднялся из-за стола. – Неужто Трокса? Демон-невидимка, который всё делает исподтишка, из-за спины, никогда не глядя противнику в лицо… а? Не тот ли? Ну что, Трокса, может, покажешь-таки, на что ты способен без своей невидимости, а? Может, тебе таки удастся врезать мне в этом случае?
- Да, Трокса, покажи нам! – поддержала компания.
- Отлично! – хмыкнул Белтазор. – Ну что? Или ты струсил? Давай, выходи! Уложи меня на обе лопатки! Вперёд! Я жду!
Трокса закатал рукава в знак того, что готов к бою.
- Никакой невидимости, - предупредил Коул. – Честный бой на равных! Раз уж ты выискался быть блюстителем порядка и закона…
- Да я тебя по стенке размажу и без невидимости! – прошипел Трокса.
- Попробуй, - ухмыльнулся Тернер.
Резкий выпад… удар… группировка… снова выпад… блок… захват… ещё удар…
И никто не сомневался, что в конце не столь продолжительной схватки они увидят Троксу поверженным.
Так и вышло. Демон-невидимка распластался на влажной от сырости земле, издавая невнятные звуки, то ли хрипы, то ли стоны… то ли он что-то пытался сказать?
- Ну что, великий Трокса? – издевался Белтазор. – Ты избил меня до полусмерти… уложил на лопатки! Вот прям поджилки трясутся при мысли, что может со мной случиться, если ты вдруг не сжалишься надо мной!
- Заткнись, Белт, - прохрипел Трокса так грозно и жёстко, как только мог, но это вызвало лишь всеобщий хохот.
Многие демоны-подростки, находящиеся на таком же индивидуальном обучении, как и Коул, были за него. Уже в детстве он выказывал задатки лидера. И кто-то не хотел иметь в его лице врага, кто-то просто желал смастерить себе «крышу над головой», а кто-то просто волочился вслед за ним во время очередной вылазки, потому что это было гораздо интереснее, чем просто сидеть в Подземном мире, где развлечения для подростков не предусмотрели. Конечно, некоторые умудрялись пройти охрану и смешаться с толпой в многочисленных барах и дешёвых клубах, чтобы умыкнуть пару бутылок спиртного, пачку сигар и поглазеть на полуголых девиц-официанток. Но там приходилось постоянно прятаться, потому что если тебе ещё нет семнадцати, то это значит, что срок обучения ещё не окончился, и своё свободное время ты должен проводить за книгами по зельеварению или за дополнительными тренировками. И в бары соваться тебе нечего. А вот полазить где-то вместе с однолетками под предводительством Белтазора, у которого в голове созревают всё новые и новые развлечения, - это довольно неплохая перспектива. Тут тебе и веселье, и тренировка, потому что редко какая вылазка обходилась без применения магических или физических способностей.
И сейчас никто не встал на сторону Троксы. А то ведь Белт вышвырнет за шкирку во время следующего похода наверх – всё… прощай веселье…
Наверное, несложно понять, прочитав вышеизложенные главы, что демон-полукровка и демон-невидимка были отнюдь не друзьями. Они терпеть друг друга не могли, а потому образовались два лагеря: сторонники Троксы и сторонники Белтазора. Эти лагери не были постоянными, демоны переходили из одного в другой, но факт оставался фактом. Невидимка и полукровка – враги.
Трокса вскочил на ноги и с бешеной яростью уставился на Коула. Тот только с высокомерной небрежностью пнул камешек в его сторону, а затем развернулся и с видом победителя прошествовал (именно прошествовал) к связанному парню, которому сегодня выпало быть кушем в игре.
Трокса, взбешённый столь унижающим жестом, вмиг сделался невидимым и сбил полудемона с ног, нанеся подлый удар со спины. Тернер упал и почувствовал, как что-то сдавливает горло. Он вырвался из невидимого захвата и перекатился по полу в сторону от предполагаемого месторасположения врага. В том-то всё и дело, что предполагаемого…
Поэтому спустя полминуты Белтазор согнулся пополам от удара. Не успел он оправиться, как из носа потекла кровь.
- Трокса, хватит! – заорал Винсерес, глядя, как полукровка поднимается на ноги и готовит в руке энергошар.
- Да, в открытом бою ты проиграл, невидимка, а свою невидимость прибереги для заданий! – согласилась Салли.
И как только Трокса начал материализовываться, Тернер запустил в него энергошар слабого разряда.
- Сволочь! – взвыл невидимка.
- Да от ублюдка слышу! – не остался в долгу Коул.
- Хватит, - рыкнула на них Шетта, но не помогло – демоны сцепились не на шутку.
Их оттащили друг от друга за руки, понимая, что Трокса и Белтазор сейчас поубивают друг друга.
- Всё, Белт забирает трофей! Он победил! – Винс посмотрел на взъерошенного, побитого Троксу.
- Это ты ему поубедительнее скажи, он не понял, - посоветовал полудемон.
- Делай так, как Винс сказал, Трокса всё равно не успокоится, - фыркнула Салли.
Тернер подошёл к пленнику, резко, грубо дёрнул его за руку, отчего тот едва не упал и недовольно промычал что-то. Но Коул не обратил на него внимания и, сплюнув предварительно в сторону Троксы, испарился.
- Полукровка… - буркнул невидимка.
- Замолкни уже!..

 

#12
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
вот-с.... прода. Жду ваших отзывов о ней, хороших ли плохих...

Белтазор материализовался вместе с пленником в пещере, которую уже не первый год считал своим домом. После инцидента с Троксой он пребывал в прескверном расположении духа, и потому просто отшвырнул связанного парня. Тот не удержался на ногах и свалился, разодрав белую рубашку на локтях. Парень возмущённо промычал что-то, но Тернер не обратил на него внимания, занятый своими мыслями.
- Вот ведь сволочь… - бормотал он.
Полудемон щёлкал пальцами, зажигая поочерёдно свечи, служившие здесь основным источником света, не считая двух керосиновых ламп, которые он усердно прятал от своего учителя, ведь тот категорически запрещал использовать человеческие изобретения.
Когда в пещере стало достаточно светло, чтобы связанный парень мог разглядеть окружающие предметы, чтобы подползти к стене и, опершись на неё, кое-как встать.
А Коул нервозно вышагивал из стороны в сторону, что-то бормоча себе под нос и совершенно не обращая внимания на пленного. Возмущение переполняло, оно клокотало в горле, вырываясь время от времени глухим рычанием уже начинавшего грубеть голоса.
Белтазор опустился на каменную скамью в пещере, но пальцы всё ещё продолжали постукивать по камню, выдавая настроение.
Парень был связан по рукам и ногам, поэтому он еле-еле допрыгал до полудемона и, споткнувшись, свалился прямо на него.
- Идиот! – вырвалось у Тернера.
И только тут он вспомнил, что сел играть только потому, что что-то смутно знакомое увидел он в этом светловолосом парнишке, явно простом смертном.
- Сейчас, погоди, не мычи так грозно… - буркнул Коул, вынимая кляп изо рта пленника.
- Сам идиот! – выдохнул тот, как только тряпка была изъята изо рта. – Или ты тугодум, или у тебя с памятью плохо, или ты слепой… тут несколько вариантов!
- Ты о чём, ненормальный?! – уставился на него Белтазор. – Продолжай в том же духе, и я передумаю тебя развязывать!
- Да уж, за десять лет люди сильно меняются… да развяжи меня, Коул!
Тот застыл на месте. Коул… откуда этот парень знает его человеческое имя?! То явились ведьмы из будущего, которые тоже называли его Коулом и заявляли, что Белтазор, подающий такие большие надежды Рейнору, будет в будущем добрым!
И какое оправдание будет у этого пленника?
- Как ты… - начал Тернер.
- Сначала развяжи, - категорично заявил парень.
- Нет уж, признавайся, кто ты и зачем ты здесь. А уж потом я подумаю, развязать или нет, - к Белтазору вернулось его обыкновенное хладнокровие.
- Для того, чтобы признаться, я должен кое-что тебе показать… а как я это сделаю, если у меня руки связаны? Между прочим, я просидел несколько часов в таком положении, с кляпом во рту. Думаешь, приятно? Нет, мистер Тернер, далеко не приятно…
- Ну всё, ты добился своего! – всплеснул Руками Белтазор.
Пленник довольно улыбнулся.
- Я тебя предупреждал, и я своё предупреждение выполню – развязывать тебя мне перехотелось. И если немедленно не признаешься, кто ты, зачем явился, то я еще и кляп обратно вставлю, - Коул выжидающе смотрел на парня.
- Отлично… - проворчал тот. – Ну что ж, тогда сам сними медальон у меня с шеи и посмотри на него внимательно! – пленник сделал акцент на последнем слове.
Тернер повиновался. Он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки связанного и развязал тонкий чёрный шнурок. На нём висело не что иное, как монетка, медная монета достоинством в пять центов. И поверх цифры «5» было выцарапано «Д & К».
- Ну? Вспомнил, наконец? – с упрёком сказал светловолосый парень.
- Дейв? – Коул медленно оторвал взгляд от медальона и перевёл его на парня.
- Ура! К многоуважаемому наследнику богатого семейства мистеру Коулу Тернеру вернулась память, и он узнал-таки Девида Уильямса! Браво! Аплодисменты! – язвительным тоном возвестил Дейв.
- Мать родная, Девид… - прошептал Белтазор и бросился развязывать друга.
- Вот как медальоны освежают память… больно!
Да, Коул отчётливо помнил этот медальон. И помнил, что у него был такой же… но, скорее всего, нитка развязалась, когда он пытался убежать от своей собственной матери, которая убила его отца… но так или иначе, его пятицентовая монетка с такой же надписью, которая расшифровывалась как «Девид и Коул», исчезла в неизвестном направлении. А ведь он великолепно помнил, когда и при каких обстоятельствах были выцарапаны эти надписи!

…Дейв сидел в домике, построенном из старых досок и других подручных материалом за собственным домом, и ждал друга. Друга, который, по всем правилам, был ему не ровня. Коул Тернер – мальчишка из богатой семьи, всегда в чистом костюме и с монетками в кармане. Он часто делился с Дейвом печеньем, бисквитами и другими «вкусностями», которые семье Ротшильдов были просто не по карману. Бисквиты подавались к столу только на рождество, и то не всегда. Ещё Коул учил его читать и приносил книги. У матери не было времени учить его, она целыми днями пропадала на работе, как и отец – плотник. Девид сидел со своей старшей сестрой – Кларисой, которая почти за ним не следила, и сбежать куда-нибудь от неё не составляло труда. Вот и сейчас они устроили в заброшенном участке сада, где земля была неплодородной, и не росло ничего, кроме каких-то кустов, названия которых ни Дейву, ни Клариссе не были известны,
Ротшильд-младший устроил себе и Коулу убежище.
Мать Коула и его гувернантка Энн был категорически против такой дружбы, мол, не ровня он тебе. А вот Тернер предпочитал всяким аристкаратским сынкам общество Дейва, простого добродушного. Который никогд не подведёт и с которым всегда весело.
Наконец, Тернер-младший тоже объявился. Как всегда, в выглаженном костюмчике светло-бежевого цвета, который он незамедлительно испачкал, залезая в домик.
- Ну привет! – поздоровался.
- Привет! – улыбнулся Дейв.
- Вот-с… я тут принёс немного…. Отрапортовался Коул, развязывая мешочек, который был перекинут у него через плечо и доставая оттуда книгу и картонную коробку, наполненную до отказа печеньем.
- Ух-ты! вкуснотища! – обрадовался Девид.
- Ешь… у меня для тебя сюрприз есть!
- Что за сюрприз? – поинтересовался Уильямс с набитым ртом.
- Прожуй сначала, - хмыкнул Коул.
Когда Дейв проглотил печенье, Тернер достал из кармана другой мешочек, маленький и туго набитый чем-то звенящим. Мальчишка высыпал его содержимое на руку. Это оказались деньги. Много монет по десять, пятьдесят, двадцать пять, пять центов…
- Это ещё что? – удивился Девид. – Деньги?!
- Да, - кивнул Коул. – Это всё тебе.
- Мне?! да ни за что! Оставь себе… - отнекивался Дейв, хотя у самого глаза непроизвольно загорелись при виде монет.
- Не-е-е-ет, - упрямился Коул. – Это тебе! Ты же мой лучший друг!
- Тогда давай… давай на этих монетках… поклянёмся в вечной дружбе!
- Давай! А как скрепим?
- Сделаем из двух монет медальоны и будем носить! Одинаковые медальоны!
- Отлично!
И вскоре двое шестилетних мальчишек, сидя в тёмном и сыром домике из старых досок, поклялись, жуя печенье, приготовленное заботливой Эмили, что они друзья навеки, и надели на шею друг другу одинаковые медальоны из пятицентовых монет…
Это было ровно за неделю до смерти Бенджамина Коулриджа Тернера.

И вот сейчас эти двое мальчишек стояли друг напротив друга, глядя в глаза и не веря встрече. Восемь лет… они так незаметно пролетели. А восемь лет – это пропасть или один шаг? Но, как бы там ни было, он разделил их.
Коул – в чёрной мантии демона, и Дейв – в светло-бежевом костюме, подобном тем, что когда-то носил Тернер. Как видно, их благосостояние улучшилось. Или костюмы подешевели?..
Вот они смотрят друг другу в глаза, те, которые клялись в вечной дружбе. Клятва, которая была детским развлечением восемь лет назад теперь кажется чем-то серьёзным и значимым.
Или нет?..

Сообщение отредактировал N@sik: Четверг, 24 июля 2008, 16:10:02

 

#13
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Вот и прода.... неужели я её выложила???? Мой и-нет просто заслуживает наказания. Позапозавчера я не успела её выложить, потому что меня выгнали из-за компа, позавчера - меня выкинуло, и законектиться не удалось заново, вчера - я вообще зайти не смогла, родной пароль называл неправильным!!!!
Ну вот, я тут, и вот ещё главка...


Коул почувствовал, что дальше нельзя вот так стоять и смотреть друг другу в глаза, не говоря ни слова. Надо что-то делать. И Тернер знал, что именно – убрать отсюда Дейва как можно скорее. Потому что если его обнаружит Рейнор – парню несдобровать. Впрочем, как и ему самому. Ведь сначала учитель прикончит Уильямса, а потом задаст хорошую трёпку самому Белтазору. Такая перспектива его никак не устраивала. Необходимо сохранить здоровье как своё, так и Девида. А значит, нужно «линять», как выразился про себя Коул, отсюда поскорее, пока их не «засекли» - опять-таки выражение Тернера.
Полудемон сказал, чтобы Дейв встал и подошёл к нему.
- Мы уходим, - в его голосе чувствовалось волнение, смешанное с чем-то зловещим.
- Для начала объясни, откуда мы уходим, - попросил Дейв.
- Меньше знаешь, крепче спишь, - отрезал Коул.
- Не разговаривай со мной таким тоном! – возмутился Девид, скрестив руки на груди.
- А ты не ори! – рявкнул друг. – Тебе что, шкура не дорога?! Если нас услышат… то немедленно об этом узнает Рейнор… а если узнает Рейнор… ни тебе, ни мне ничего радостного не светит от всего этого! Линяем, и чем скорее – тем лучше. И нашего следа тоже не должно остаться. Нет, конечно, я буду запутывать дорожку, но кто знает, на что способны рейноровские ищейки…
- Сто-о-о-оп! – замахал руками Дейв. – Кто такой Рейнор? Какие ищейки? Какой след? Что ты ищешь? – спросил он, глядя, как Тернер роется в каких-то ящика, наполненных баночками с содержимым самых разнообразных цветов. В баночках были и порошки, и какие-то горошинки, жидкости и так далее.
- Не болтай слишком много, тут и у стен есть уши. Рейнор – мой учитель, к тому же лицо, приближённое к Хозяину… так что связи у него большие, и он умеет дёргать за ниточки всех, если ему нужно. В общем, друг мой Деви, не повезёт нам с тобой. крупно не повезёт, если не смотаемся отсюда немедленно!.. Да где же эта зараза зелёная, от которой вечно чихать хочется?! Так, глаза тритона мне совершенно сейчас ни к чему… и сушёные травы тоже… нашёл! Ой, нет, не то… ага, вот оно! Это точно то, что нужно! давай, Дейв, бери мою руку, и сваливаем… ощущение будет такое, будто земля уходит из-под ног, но ты не бойся, главное, за руку мою держись и не отпускай нив коем случае. Потом может слегка подташнивать, но это с непривычки, через минут пятнадцать пройдёт. Главное, руку мою не отпускай, понял?
Девид кивнул, но сказал, что ничего не понял.
- Это неважно, - отмахнулся Тернер. – Та-а-а-к, - протянул он, откупоривая затычку маленькой баночки, - сейчас закрой глаза, эта штука как перец – щиплет ужасно, а чихаешь от неё потом часа два. Так что лучше и дыхание задержи на секунду. Раз, два, - считал Белтазор, - три! – и с этими словами он высыпал содержимое на землю и перенёсся.
Слежки он не заметил…

Они материализовались недалеко от дома Девида, того дома, где он жил раньше, ведь теперь семья Уильямсов обитала совершенно в другом жилище.
- Ну вот мы и на месте, - сказал Коул.
- Уоу! – выдохнул Дейв, отпуская руку друга. Он качался из стороны в сторону, не в силах удержать равновесие. Тернеру пришлось поддержать его, пока в глазах у Девида не установилась чёткая картинка – а до этого все предметы вокруг расплывались, кружась.
- Ну как, лучше себя чувствуешь? – спросил полудемон с участием.
- Да вроде бы… - пробормотал Уильямс, по прежнему мало что соображая. Он, кажется, так и не понял, где они.
Но тут рядом материализовались трое демонов на вид не старше Тернера. Но двое из них были довольно крепкого телосложения, чем и заслужили славу «громил».
Предводительствовал им не кто иной как Трокса, оскорблённый Белтазором невидимка.
Коул бросил Дейва, отчего тот, не сразу сориентировавшись, упал на землю, «красиво» распластавшись на траве.
- Кого я вижу? – небрежно бросил Тернер, стараясь держать себя в руках, ведь эти двое парней с невидимкой не обещали ничего хорошего. – Неужто Трокса?
- Кого я вижу? Неужто Белтазор? – в тон ему ответил тот. – Взять, - глуповато хихикнув, скомандовал он «громилам».
- Трое на одного? В таком случае, и я играю не по правилам, - хмыкнул Коул, приводя в действие свою любимую тактику – перенесения, которая однажды уже сработала на экзамене, да ещё и как сработала…
Она начала бес конца переноситься, появляясь то тут, то там, но не просто так, а отводя противников подальше от Девида.
«Надеюсь, он догадается бежать отсюда, не будет строить из себя героя», - пронеслось в голове.
Громилы, по всей видимости, были слеплены природой по принципу «сила есть – ума не надо». И потому они не смогли раскусить манёвра Белтазора, дабы как-то предотвратить плачевные для себя последствия. В одного из них Коул всадил нож со спины. «Нож в спину – как символично», - подумал Трокса, становясь невидимым.
Он держал в правой руке энергошар смертельного заряда, и уже направил его в Дейва, как оставшийся в живых его сообщник возник прямо на линии огня, так сказать, и посему шар попал в него. А ведь у этого «идиота», как выразился Трокса, когда его сообщник взорвался, было вполне благоразумное намерение – поймать-таки Белтазора, который возник буквально в нескольких сантиметрах от врага. Но Трокса сам же и прикончил своего демона, избавив от такой необходимости полукровку.
- Ты сволочь, Белт! – взвыл невидимка.
- О да, я знаю, - фыркнул тот в ответ. – Девид, беги отсюда! – крикнул он, когда Трокса решил повторить то, что не смог сделать.
Энергошар уже проделал полпути к ошеломлённому Уильямсу, который только в тот момент понял, что стоит таки послушать друга,и бросился бежать, но он бы не смог уйти от судьбы, заключённой в синей энергетической сфере, если бы вовремя не среагировал Коул.
Он молниеносно переместился и схватил Дейва в охапку, исчезая вместе с ним.
Трокса грубо выругался и тоже исчез. Выслеживать перемещения он пока не умел, а значит, остаётся только один способ отомстить за все оскорбления…

 

#14
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Ну-с, господа, я вернулась. Вот вам прода, на ваш суд. Не очнь большая, но всё же...
Спасибо всем, кто способствовал её появлению на свет


А Коул сделал очень умно: материализовался с другой стороны бывшего дома Дэйва. Трокса никогда бы не додумался искать его так близко. Да и не только Трокса… другие демоны тоже попадались на эту удочку.
Тернер отпустил друга, и тот, лишившись поддержки, благополучно шлёпнулся на траву… ну, не совсем. Точнее, не только на траву. В начале двадцатого века ещё никто в Сан-Франциско не следил за тем, чтобы после выгуливания собак газон оставался таким же, как и до этого. В общем, Девид сейчас бормотал сквозь зубы «милые словечки», поднимаясь на ноги и направляясь к ближайшему кусту.
Коул в это время нервно расхаживал из стороны в сторону. Он был весь напряжён, как струна, всё ещё ожидая погони. Нет, Трокса, безусловно, дурак, но нельзя недооценивать врага. Лучше его переоценить, надёжней будет.
Дейву не повезло: лист, который он сорвал, дабы немного почистить рукав рубашки, оказался колючим. Более того, после прикосновения к нему рука начинала чесаться. В общем, чем дальше, тем лучше. И почему он не помнит, что возле его старого дома росли такие противные кусты? Или тогда они не росли? Уильямс чертыхнулся и сорвал лист с другого куста. Повезло. Нормальный.
Стоп, а почему его сейчас интересуют такие мелочи? Его только что чуть не убили! Его умерший друг оказался жив, и не просто жив! Коул умеет перемещаться с места на место в одну секунду, говорит загадками, у него есть враг-невидимка, а ещё на Дейва играли в карты. И что сейчас волнует Уильямса? Испачканный рукав!
Да, странная человеческая психология… это обыкновенная защитная реакция от шока. Чтобы не «съехать с катушек», человек начинает непроизвольно сосредотачиваться на каких-то мелочах, игнорируя куда более важные события, что сейчас и делал Девид Уильямс.
Но Коул Тернер не был полностью человеком, а потому не имел такой реакции. К тому же, его ни сколько не удивило то, что учинил Трокса. Но полудемон был взвинчен, он был на пределе, его раздирало на части волнение. Что делать?! ЧТО ДЕЛАТЬ?!! Так, Трокса, скорее всего, их не нашёл: он не умеет выслеживать перемещения. Но ведь он может в отместку учинить какую-нибудь гадость, которую Белтазор не ожидает. А ещё сейчас Дейв немного придёт в себя, и начнутся расспросы-допросы… а что, что Коул ему может сказать? Совсем не хочется ничего рассказывать. Хотя бы в целях безопасности Девида.
Пока Тернер носился туда-сюда, как ненормальный, вслушиваясь в каждый шорох, Уильямс вытирал свой рукав, время от времени почёсывая руку и пытаясь навести хоть какой-то лад среди разрозненных мыслей. Да уж, впечатлений на всю жизнь нахватался… но всё-таки, что произошло? Почему Коул ведёт себя так странно, почему он окружён странностями, где он был всё это время?
Надо узнать.
- Коул, слушай… - окликнул его Дейв.
- Что? – резко обернулся тот.
- Э-м-м-м… у меня тут есть пара вопросов.
- Не надо, - резко оборвал друга полудемон.
- Что значит «не надо»?! – взорвался тот. – Тут такое твориться, а ты – «не надо»! слушай, меня несколько часов держали связанным, потом меня пытались убить, ты перемещаешься с места на место как будто по мановению волшебной палочки!.. Да вообще – ты жив! Уже от одного этого у меня может возникнуть сотня вопросов!
- Не кричи! – шикнул на Дейва Коул. – За нами может быть слежка…
- Да и говоришь ты какими-то загадками… - не успокаивался парень, с остервенением вытирая рукав. Наконец, бросив на землю лист, он резко подскочил к Тернеру, который даже не смотрел на него, отдавая всё внимание дому, деревьям, кустам.
- Послушай, - Белтазор схватил давнего друга за жилет и слегка встряхнул, - ты не понимаешь, во что влип, а я хочу тебя из этой переделки вытащить! А сделать я это смогу только если ты не будешь приставать ко мне с расспросами! Меньше знаешь – крепче спишь! Помни это мудрое изречение!
- Да брось ты вот эти заморочки, я должен хоть что-то прояснить! – Девид сдёрнул руку Коула. – Ну ты же не убийство скрываешь, в конце-то концов…
- А что, если убийство?! – настала очередь Тернера орать.
Повисла тяжёлая, гнетущая тишина. Она как будто сдавила тисками обоих мальчишек. Они стояли напротив и смотрели друг другу в глаза, тяжело дыша, словно после пробежки.
- Плохая шутка, - наконец, осмелился прервать паузу Дейв.
- А это НЕ ШУТКА, - зловеще проговорил Коул.
- Не может этого быть, - Уильямс как-то осел, съежился, отступил на шаг.
- Может, Дейв, мо-о-ожет! – тем же тоном продолжал полудемон. – Ты хочешь всё узнать? Ну что ж, я удовлетворю твоё любопытство! – с иронией бросил Тернер.
Он отвернулся, дёрнулся в сторону, повернулся к Девиду снова и продолжил, продолжая нервно расхаживать, нет, скорее, перебегать от Дейва до дома.
- Да, друг мой Дейви, да-а-а-а, именно убийство я от тебя и скрываю. Ты спросишь, наверное, где я пропадал все эти годы? В преисподней! И это не «образно говоря»! Это в самом, что ни на есть, прямом смысле! Я УБИЙЦА! Я собственноручно прирезал человека! Ни сколько не мучаясь при этом! Так если бы одного! Но не одного… ой, нет, не одного… а мне всего четырнадцать! Я ДЕМОН, понимаешь?! Меня учат пытать людей, убивать их! И я преуспел в этом искусстве… слышишь?! Я один из лучших! Дейв, что ты так смотришь на меня?! Ты сам хотел правду, так получай! Да, да, я демон, демон! Я обладаю магическими способностями, которые применяю только для собственного удовольствия или по заданию моего учителя, а учитель мой – демон, приближённый к Хозяину Вселенского Зла! И меня готовят для армии Хозяина! Я буду профессиональным убийцей, ясно?! А те ребята, что пытались тебя прикончить – тоже демоны. И теперь ты всё знаешь, и тебя могут убить за это. ПОНЯЛ?! – Коул кричал, обезумевшими глазами глядя на Девида.
- Да ну… - выдохнул, наконец, тот, явно не понимая, насколько тупо это прозвучало. Не глупо, а именно тупо.
- НУ ДА!!! – И Белтазор продолжил свои нервозные пробежки, усиленно пытаясь сообразить, как же обезопасить Уильямса, который присел на вовремя подвернувшийся камень, глядя квадратными глазами на Коула и так же усиленно пытаясь «переварить» услышанное.

 

#15
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
нууу, это переходный отрывочек, так что много не обещаю. Жду ваших отзывов очень-очень, ибо без них работать трудно.
Спасибо Маше (Phoebs) за поддержку!


За последние минут пятнадцать не изменилось ровным счётом ничего. Коул по-прежнему нервно расхаживал по заднему двору бывшего дома Уильямсов, а Девид по-прежнему пытался уложить всю только что полученную информацию в рамки своего понимания.
Вдруг полудемон резко остановился.
- Так, всё… хватит. Пора тебя возвращать домой. Но надо замести следы… так, чтобы тебя не могли найти… Дейв! – обернулся он.
- А? Что? – Уильямса как будто только что разбудили.
- Не «что», а пора домой! И запомни, друг, ты меня не видел! И вообще ты ничего не видел, ничего не знаешь, магии не существует… Если спросят, где был – придумай правдоподобную историю, хорошо? Ты меня слышишь? Это для твоей же безопасности! – Коул выудил откуда-то ту же баночку с порошком, который использовал при первом перенесении. – Сейчас будем проводить эксперимент…
- Слушай… ты… это… вот всё, что ты мне сейчас сказал… серьёзно? – промямлил Дейв.
- А я похож на шутника? – мрачно поинтересовался Тернер.
- Н-не то чтобы, - сглотнул Уильямс.
- Вот и не задавай дурацких вопросов. А сейчас дай руку, - Коул приблизился к Дейву. – Дай руку, - настойчиво повторил он, видя, что друг медлит.
А Девид действительно не смешил протягивать ладонь. Он о чём-то напряжённо думал. Глаза его беспокойно бегали. Ладони вспотели. Парень тёр их одна о другую, напряжённо закусывая губу.
Наконец, Дейв как-то странно посмотрел на Коула в упор и отошёл на шаг назад.
- Нет, - сказал.
Тернер недоумённо вскину брови.
- Спятил?
- Знаешь, я уже до конца не уверен… может, и спятил. Может, вообще всё это – лишь плод моего воображения… - проговорил Девид, продолжая отступать.
Но, отступая, он не заметил кустов позади и благополучно повалился в заросли. А Фортуна сегодня Дейву явно благоволить не желала. А потому парень шлёпнулся именно в заросли тех кустарников, от прикосновения к листьям которых кожа начинала дико чесаться.
Тернер тихо выругался себе под нос, вытаскивая за шкирку трепыхающегося в хитросплетении листьев и веток Дейва. Отойдя на шаг, он вдруг отпустил друга, снова выругавшись: рука страшно чесалась. Дейв снова шлёпнулся на траву.
- Вот угораздило же тебя свалиться именно в эти кусты… - бормотал полудемон сквозь зубы. – А вот дал бы мне руку сразу – и не было бы ничего!
- Кто знает, может, было бы и чего похуже! – ответил, поднимаясь, Дейв, лицо, шея и руки которого тоже страшно чесались.
- Не понял… - проговорил Коул, мигом забыв про руку, - ты это сейчас о чём? Я тут твою шкуру спасаю… - продолжал он, начиная раздражаться.
- Со всей этой магией… откуда мне знать, что ты настоящий Коул Тернер? Тот, которого я знал? Он никогда бы не стал убийцей… не пудришь ли ты сейчас мне мозги? Если ты умеешь перемещаться во мгновение ока, то кто сказал, что не умеешь менять обличье? – настороженно спросил Дейв.
- Да ты что, Дейви, совсем ум потерял?! – Тернер повысил голос. – Дай мне руку, я отнесу тебя домой, и ты будешь жить дальше спокойно! Ты ведь сам меня узнал! Ты! Ты первый!!! – он резко перешёл с крика на мягкий, уговаривающий тон. - А теперь не веришь мне? Да, слушай, я понимаю, это всё сложно сразу понять и принять… но у тебя нет другого выбора. Да, я тут тоже взорвался… просто… понимаешь… наболело… и ты единственный, кому я могу всё рассказать, хотя это было безрассудно, я тебя подставил… но ты всё равно побывал внизу, и за тобой всё равно охотились бы, - сейчас было не совсем ясно, к кому обращается Коул: к себе или к Девиду. Выдержав небольшую паузу, полудемон продолжил:
- Дейв, поверь, это я, Коул, твой друг. Это я приносил тебе печенье, стобой мы играли…
- Медальон, - сказал Уильямс. – Ты меня узнал по медальону. Так покажи мне свой.
Коул уже было полез под плащ, но сообразил, что медальона-то давно нет. Он потерял его. Когда? Неизвестно.
- Я его потерял, - прошептал Тернер и, увидев вспыхнувшее в глазах Девида недоверие, попросил:
- Послушай, Дейв, сейчас не медальон важен, а твоя жизнь. Дай руку… я помогу тебе замести следы, тебя не найдут. Дай руку, - он протянул ладонь Уильямсу.
- Нет, спасибо, домой я пойду пешком.
Коул сжал кулаки и проглотил комок, подступивший к горлу. Белтазор смотрел вслед Девиду Уильямсу и не могу поверить в то, что видит.
Рисковать жизнью, для того, чтобы спасти друга, и вот! Этот самый друг тебе не верит! А из-за чего? Из-за какой-то побрякушки, которую ты потерял! Нет, конечно, Дейва можно понять, но всё же… разве Тернер не доказал свою дружбу?!
- Да знаешь что… - начал он срывающимся голосом, еле сдерживая ярость, клокотавшую внутри, - да пошёл ты ко всем чертям!!! Пусть тебя демоны раскатают по стеночке!!! Вали!!! Катись, куда хочешь!!! – не услышать этот крик мог только глухой.
Девида передёрнуло, он поёжился и обернулся.
- Ну?! Чего ты встал, остолоп? Что, ноги дальше не несут, придурок, а?! Ну давай, давай, самоубийца, давай! Жизнь не дорога – так вперёд! – Тернер кипел почти в прямом смысле этого слова. – Я тут, понимаешь ли, своей шкурой рискую, чтоб твою спасти, а ты!.. Да пожалуйста, не стоит благодарности! Хоть бы спасибо сказал, идиот!
Уильямс смотрел на Коула, понимая, что, быть может, ошибается… может, не надо было так вот, в лоб? И его подозрения вообще могут быть необоснованными. Ведь он не знает всей истории. Да, конечно, услышать что лучший друг твоего детства – убийца, нелегко. Легче засомневаться, что это твой друг.
- Ну что ты так на меня уставился?! – продолжал уже сорвавшийся с цепи Тернер. – Передумал?! Слушай, а может и мне передумать и бросить тебя нафиг? – Он закатил глаза, вздохнул. – Блин, ну вот на кой чёрт тебя занесло вниз? И не могу ведь просто бросить...
Коул переместился прямо к Девиду и взял его за плечо, сдавив так сильно, что тому стало больно.
- Значит так, добрый друг, слушай меня внимательно. Сейчас ты крепко берёшь меня за руку и представляешь свой дом, свою комнату… как можно чётче представляешь, ясно?
Дейв кивнул.
- Слушай, извини, я просто…
- Ладно, - отмахнулся полукровка, - потом извиняться будешь, я ещё сполна наслушаюсь твоих извинений (уж не откажу себе в этом!). А пока зажмурь глаза покрепче и представляй дом. Ясно? И не отпускай мою руку…
Уильямс снова кивнул, вцепившись изо всех сил в руку Тернера и зажмурившись. Коул вздохнул, попрекая себя за мягкосердечность и нервозность.
Они переместились.

 

#16
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Эммм, в общем, я тут пришла с махонькой продкой, не особо содержательной, но всё же. Завтра общеаю кусок побольше.
Блин, думала, влезет в эту проду, но нет, не влез, а впихивать не могу, уже убегаю. Прошу прощения покорнейше и с содроганием жду отзывов =)


Надо сказать, что эксперимент, о котором говорил Коул, удался. Тернер ещё никогда не перемещался, полагаясь на представления кого-то другого, и боялся, что Дейв не сможет достаточно точно представить свою комнату, чтобы энергии хватило на правильное перемещение, и они могут переместиться не по адресу. Но эти опасения не оправдались.
Они оказались в довольно просторной комнате, обустроенной по высшему разряду – так, как жили в лучших домах конца XIX-начала XX века. Коул с удивлением осмотрелся. Сначала он не понял, что всё получилось. Он ведь достаточно хорошо помнил жилище семьи Уильямсов – и оно было достаточно бедным. А тут… неужели плотникам стали так много платить?
Но Уильямс обрадовано осмотрел помещение и плюхнулся на кровать, всем своим видом показывая, что это его комната.
- Ух-ты… - не смог сдержать удивления Тернер. – А как…
И тут же пожалел об этом. Он понимал, что ведёт себя неправильно, напоминая Дейву о прошлой бедности его семьи. Но ведь в Преисподней не учат быть корректным и тактичным, так?
Все эти размышления, по всей видимости, достаточно явно отпечатались у него на лице. А потому, Дейв, увидев это, махнул рукой:
- Просто отец умер, а отчим оказался очень богатым, - ответил он на незаданный вопрос. И хоть Девид сказал это нарочито спокойно, как нечто само собой разумеющееся, Коул почувстовал, что друг очень тоскует по отцу, и не особо-то жалует отчима.
- А-а-а… - понимающе протянул Тернер.
В комнате на несколько секунд повисла напряжённая тишина.
Коул кашлянул, прерывая её.
- Слушай, Дейв… - начал он и замялся, не зная, что сказать. – Я… ты… в общем, всё, что ты узнал, надо хранить в строжашей тайне, хорошо?
- А то что, тебя полиция начнёт искать? – вдруг Уильямс скривился в ядовитой усмешке.
- Чего? – не сразу сообразил Тернер.
- Ну-у-у, ты ведь убийца… - протянул Дейв, и тут же осёкся. – Прости, я не… просто… узнать, что…
- Я понимаю, - прервал его Коул, но сердце его жгла обида, хоть он и осознавал каким-то шестым чувством справедливость замечания. – Но вряд ли ты поймёшь, - сказал он, делая ударение на слове «ты». – Всё очень сложно, а ты не имеешь к этому ни малейшего отношения. Так что живи себе, как жил, и выкини этот день из головы.
- А ты думаешь, это так легко? – начал Дейв, распаляясь. – Встретить умершего друга, узнать, что он убийца, что в миге существует магия, и вообще чёрт знает что ещё, и вот так – раз! – и забыть?!
Коул опустил голову. Он не знал, что сказать, он вспоминал свои убийства. Он вспоминал предсмертную агонию жертв, вспоминал, как сначала его передёркивало, и Рейнар кричал на него, говоря, что так он никогда не станет сильным, что он просто сентиментальный пацифист-хлюпик. Вспоминал, как, обижаясь на эти слова, вероятно, сказанные Рейнаром специально, схватывал атаме и наносил ещё несколько контрльных ударов, чтобы немедленно отправить жертву к праотцам. А ведь он был ребёнком, по сути-то дела! И он вспоминал, как недавно, прикончив очередную жертву, не почувствовал ничего. Ничегошеньки. Совсем.
И вдруг стало страшно… так должно быть?
А теперь на нём ответственность за жизнь Дейва. И хоть не из-за него он оказался в Подземном мире, но он обязан ег спасти. В принципе, он его уже спас… но окончательно ли? Ведь Дейв теперь – невинный, знающий о существовании магии, а значит, представляет угрозу. И, кстати, не только тёмным силам, но и светлым…
«Твою мать! - подумал Коул. – А ведь за ним могут и светлые охотиться, если узнают, что он в курсе дел… вот влип!»
- Эй! Эй!!! Коул! Коул, ты меня слышишь вообще? – Дейв пощёлкал пальцами перед лицом у Тернера.
Как оказалось, Уильмс тут уже битый час распинался, используя вовсю свои знания риторики, но Коул, погрёужённый в свои размышления, совершенно его не слушал. Какого оратора это не заденет?
- А? – каким-то полусонным голосом ответил невнимательный слушатель.
- Я тут кому вообще что-либо рассказываю, а? Стене? Так она всегда сможет выделить своё драгоценное время, чтобы меня послушать!!!
- Извини, я задумался… - Коул взял себя в руки и продолжил:
- Значит так, забыть-то ты, может, и не забудешь, а вот язык попридержать – самое то. Не дай тебе дьявол сболтнуть кому-то чего-то о магии! Тогда тебе несдобровать. Хотя, проблемы мы с тобой уже нажили на свои задницы… - Дейв, который, по крайней мере, изо всех сил старался быть интеллигентным, потупился, но Коул не обратил внимания. – Некий ублюдок по имени Трокса, - Девид по-прежнему смотрел в пол, - скорее всего, уже донёс на нас с тобой… но ты не волнуйся, главное, молчи обо всём, что случилось. Понял?
Уильямс кивнул.
- Ну вот и отлично, - пробормотал Тернер.
И тут же, хлопнув себя по лбу, вскрикнул:
- Да чтоб мне провалиться, меня же Рейнар искать может!!! И если он меня внизу не найдёт… ох, блин, Дейв, ну мы с тобой и влипли… так, ладно, меня здесь нет и не было, и вообще я умер, магии не существует… всё!!!
И Коул испарился в буквальном смысле этого слова. Там, где он только что стоял, только слабое колыхание воздуха напоминало о том, что тут кто-то был.
Девид растерянно смотрел на это самое место около минуты, когда дверь распахнулась, и в комнату вошла заплаканная мать.
- Дейви!!! – она всплеснула руками. – Гду ты был?! Мы с ног сбились! Как ты сюда пробрался?

 

#17
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Ну, вот ещё одна прода. Как всегда, жду отзывов. Хороших ли, плохих ли... но жду.
Спасибо большое Prue Halliwell, ЦвЯточку, Phoebs и вообще всем, кто читет этот фик! =).


Пока Девид напрягал мозг, чтобы придумать для матери какое-либо правдоподобное оправдание своего отсутствия, Белтазор занимался примерно тем же, только перед Рейнором. Учитель сделал вид, что поверил его басне, хотя на самом-то деле он прекрасно знал, что к чему. И, думаю, несложно догадаться, откуда… точнее, от кого…
Но Рейнор не выдал себя, и Тернер подумал, что «легенда» пришлась учителю по вкусу. Последний же сразу решил занять Коула кулачным боем.
Возражения не принимались.
Они переместились в пещеру, где обычно занимались. Свет факелов отражался в лезвиях разнообразного оружия, висевшего на стенах: это были и мечи, и сабли, и кинжалы... можно было попробовать поуправляться с самурайским мечом или с ятаганом, нунчаками или даже с булавой – всё имелось в наличии.
Подуставший Тернер вздохнул, и отправился переодеваться. Сняв обувь и раздевшись по пояс, Коул намотал на каждую руку длинную узкую полоску ткани и вышел к учителю. Тот уже успел проделать то же самое.
- Ну что ж, парень, посмотрим, чего ты стоишь врукопашную, - усмехнулся Рейнор. – Давече ты грозился уложить меня на лопатки!
- И я это сделаю, - уверенно сказал Коул.
- Ну-ну, - недоверчиво ухмыльнулся учитель. – Я даже дам тебе фору.
- Не надо, - отрезал Тернер.
- Ух-ты, мальчик не хочет поблажек… удивляешь с каждым днём. Ну хорошо, как скажешь, без поблажек. Начали!
И бой начался.
Рейнор сдержал слово: поблажек действительно не было. Никаких. Совсем. Опытный демон дрался в полную силу. Коул еле успевал уворачиваться или блокировать удары. Нападать самому у него не выходило: мысли были заняты только тем, как бы добрый учитель не переломал рёбра. А Рейнор мог, не смотря на то, что это тренировка, и Тернер знал, что жалость – черта не его учителя. Он вообще редко делал какие-либо скидки его, Коула возрасту, неопытности. Но это было, наверное, даже к лучшему. На каждой тренировке Тернеру приходилось выкладываться на полную. Расслабляться нельзя было ни на секунду, и вспоминать все известные приёмы, а неизвестные изобретать самому.
А сейчас, наверное, пришлось хуже всего. Рейнор дрался настолько ожесточённо, настолько мощными были его удары, что Коул то и дело падал, раздирая руки, спину, грудь; хрустели кости; и вот уже из носа течёт струйка крови.
Оба они – учитель и ученик – были в пыли, тяжело дышали, но бой не прекращался.
Коул упал на спину, и на какое-то мгновение у него перехватило дыхание: ни вдохнуть, ни выдохнуть, и жуткая боль во всём теле, а во рту он почувствовал солёный привкус.
- Ну что, сдаёшься? – злорадно осведомился Рейнор.
- Ни… за… что, - прохрипел Коул, сплёвывая, как только смог дышать.
Он с трудом поднялся на ноги и принял боевую стойку.
- Ну, как знаешь, - хмыкнул учитель.
Глаза ученика только заблестели, становясь стальными.
Рейнор узнал этот взгляд: если Коул так смотрит, то значит, он что-то твёрдо решил, и сейчас намерен воплотить это в жизнь. Когда у Белтазора такие глаза, вряд ли кто сможет помешать ему.
У него как будто открылось второе дыхание: Тернер стал нападать, попутно уворачиваясь от ударов. Но усталость давала о себе знать, а потому падения всё же участились, правда, Коул старался вставать, не мешкая.
Ему далось-таки ударить Рейнора в бок. Тот охнул, и Коул сделал подсечку, заваливая учителя на пол и попутно ударяя в живот кулаком и толкая так, чтобы тот упал на спину.
Учитель таки упал на лопатки.
Откашлявшись, он поднялся, усмехаясь.
- А ты всё-таки сумел уложить меня… молодец.
Рейнор прекрасно видел, что ученик еле держися на ногах и вот-вот упадёт, но изо всех сил старается придать своему телу вертикальное положение. Более или менее. «Да, ты таки незаурядный мальчишка. Из тебя выйдет превосходный демон», - подумал Рейнор. Но вслух принялся отчитывать ученика:
- Но, не смотря на твои заслуги, были у тебя сегодня и промахи. Серьёзные достаточно промахи…
Так всегда начиналась его «лекция». Так что Коул сглотнул и вытер кровь с лица, принимаясь усердно разглядывать повязки на руках.
Рейнор устроил эту лекцию специально, проверяя силу воли своего ученика. Сколько он выдержит? Ведь явно не хочет падать перед учителем. Гордый, гордый…
Тот пока держался. Шатался, тяжело дышал, время от времени его передёргивало… но держался. Сцепив зубы, стоял.
Рейнор ухмыльнулся и неожиданно прекратил его отчитывать.
- Ладно, Белтазор. Я думаю, ты и так понял, в чём были твои ошибки. Так?
Коул только кивнул.
- Хорошо. Давай, приводи себя в надлежащее состояние… а мне нужно отлучиться.
И только после того, как учитель исчез, Белтазор позволил себе проявить слабость – упасть. Сначала на колени, а через миг и вовсе свалиться лицом в пыль.
На какое-то время он потерял сознание. Придя в себя, перевернулся на спину и бездумно смотрел вверх. Пролежал так, положив руку под голову, он достаточно долго.
Опомнившись, Коул застонал и попытался встать. Постарался держать спину ровно, не желая выглядеть жалко даже тогда, когда его никто не видел.

И пока Тернер плёлся смывать грязь и кровь, обрабатывать раны Рейнор нашёл Девида Уильямса. Он вымотал Коула до предела именно для того, чтобы тому и в голову не пришло в ближайшее время проведать друга.
Дейв сидел в своей комнате и читал какую-то книгу на французском, которую ему поручил прочесть репетитор. Но никак не мог сосредоточиться. В голову всё время лезли события сегодняшнего сумасшедшего дня. Он постоянно отвлекался, по пятнадцать минут глядя в одну точку на стене.
И вот так, задумавшись, не заметил, как за спиной материализовался демон. Обернулся только тогда, когда энергошар уже летел ему в лицо. Парень не успел и вскрикнуть, как сгорел.

Сообщение отредактировал N@sik: Среда, 11 июня 2008, 23:00:36

 

#18
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Ну вот, господа, выкладываю продолжение и прошу прощения за долгое отсутствие оного. Жду ваших отзывов =)



Демоны, убивая энергошарами, оставляют бессмыссленную надежду родственникам погибшего. Мать Дейва увидела только горсть пепла, когда вошла в комнату, где ещё пару часов назад сидел её сын, с унылым и раздражённым видом пытавшийся сосредоточиться на книге. И откуда же ей было знать, что эта горсть пепла – всё, что осталось от её сына?
И хоть с этого момента прошло уже полгода, мать всё ещё терзалась, сердцем чувствуя, что с любимым сыном произошла беда, и опять-таки сердцем надеясь, что вот-вот раздастся стук в дверь, и Девид пересупит порог.
Да, она понимала, что её сын никогда не сбежал бы из дома, он не такой, он не может бросить семью… но признаться себе, что Дейв умер (а другого объяснения никто не находил), - значило оставить всякую надежду на его возвращение, значило, что её обожаемый мальчик больше не будет улыбаться ей по утрам, ворчать и смешно морщить лоб, когда он был чем-то недоволен. Этим «чем-то», а точнее, «кем-то», как правило, являлся его репетитор, который, кстати, теперь не нужен. Ведь – как бы то ни было – ему некого учить.
Но миссис Уильямс не увольняла репетитора, говорила, что её мальчик скоро вернётся домой, и Дейву ведь нужно будет учить французский, а то он за полгода совсем позабыл его, а куда в образованном обществе без знания хотя бы одного иностранного языка? А её мальчик должен стать полнопоравным членом образованного общества… он будет учить юриспруденцию, и станет известным, богатым… он будет радовать свою мать!
Миссис Уильямс потихоньку сходила с ума.

Священник монотонно читал заупокойные молитвы.
Солнца не было. Всё небо было затянуто серой пеленой туч, от чего оно казалось низким: вот-вот упадёт на головы собравшихся на кладбище, чтобы проводить в последний путь Девида Уильямса.
Джошуа Арнольд Квентин Уильямс, второй муж Анжелики Ротшильд, решил, что для неё будет лучше, если они устроят похороны Девида. Если она увидит гроб, священника, чёрные одежды и слёзы окружающих, то миссис Уильямс поверит в смерть сына, она примет это.
Мистер Уильямс очень любил свою жену. Он, состоятельный буржуа, взял в свой дом её – бедную вдову с двумя детьми – потому что влюбился, как мальчишка. Джоуша обожал Анжелику всей душой и её детей принял, как своих. Он сделал всё, чтобы четырнадцатилетняя Кларисса и восьмилетний Девид получили хорошее образование, ни в чём не знали нужды.
Родных детей у Джошуа Уильямса не было, он считал таковыми пасынка и падчерицу. И очень переживал из-за исчезновения Дейва, хотя старался не показывать этого. Ведь он мужчина, в конце концов, и должен подерживать жену и падчерицу, а не присоединяться к их рыданиям. К тому же, теперь Уильямс оказался единственным мужчиной в семье…
Но особенно страдала Кларисса. Мать то будто не замечала её, то отталкивала от себя, не давая и слова сказать. А потом, когда уже стали явно видны признаки умопомешательства, и вовсе шарахалась от дочери:
- Я никогда не хотела дочь, уходи! Ты испортила мою молодость… Девид! Мальчик мой… только он меня поддерживал… почему ты так плохо приглядывала за ним? Почему? Где он? Почему ты позволила ему уйти? Ты должна была смотреть за ним, Кларисса! Где мой мальчик, признавайся, где мой мальчик?!
Хорошо, если рядом был мистер Уильямс. Тогда он успокаивал жену, поил её чаем, уводил в спальню, а потом проделывал то же самое с падчерицей. Та рыдала, уткнувшись в его плечо. Мистер Уильямс очень переживал за жену, жалел Клариссу. Ей было уже двадцать два, она собралась было замуж, но из-за исчезновения младшего брата, а потом и из-за помешательства матери, свадьбу решили отложить на год. Кларисса ничем не заслужила подобного обращения. Милая, кроткая девушка, любящая поэзию. Не смотря на то, что первые четырнадцать лет жизни ей пришлось провести в бедности, она осталась романтичной и мечтательной, и не было в ней ни капли жесткости и недоверия, жадности и скупости, характерных многим людям, хорошо хлебнувшим бедности.
И сейчас она рыдала, утирая нос батистовым платочком, понимая, что брат наверняка мёртв, но все же желая продолжать надеяться. И в то же время она понимала, что матери оставлять надежду нельзя. Если она будет продожать верить, что Девид жив, то вскоре она прикажет ставить ещё один прибор за столом и желать доброго утра воздуху. Кларисса чувствовала, что и до этого недалеко.
Она очень грустила из-за брата, ей было жаль доброго отчима, который так их любил и столько для них сделал. А теперь вынужден мучиться с сумасшедшей женой: он упорно отказывался отдать её в лечебницу для душевнобольных. И Кларисса прекрасно понимала, почему: там её не вылечат, а только сведут в могилу.
Священник продолжал:
- Мы прощаемся с тобой, молодая душа, ещё так мало познавшая этот мир, но уже отошедшая в мир иной. И пусть Господь примет к себе твою душу, пусть там тебе будет лучше, чем здесь. Мы чтим твою память, провожая тебя в жизнь вечную.
Послышались всхлипывания, частью наигранные, ведь много здесь было людей, абсолютно равнодушных к горю этой семьи, им важно было показать своё якобы сострадание, чтобы иметь связи с влиятельным Джошуа Уильямсом.
- Кто хочет что-либо сказать о покойном? – спросил священник.
- Мой сын не мёртв! Мой сын вернётся! Вернётся! – вдруг закричала миссис Уильямс, всё это время вроде бы остававшаяся спокойной. – Его наверняка похитили! Они будут требовать выкуп… выкуп… Кларисса! Почему ты так плохо смотрела за братом? Почему не уберегла моего мальчика?! Это всё твоя вина, твоя вина… ты никогда его не любила, ты хотела быть единственным ребёнком, это ты его погубила!!!
Анжелика Уильямс попыталась ударить свою дочь, но муж не дал ей этого сделать. Он удерживал жену, которая вырывалась изо всех сил, кричала, что её сын не мёртв, и это всё глупый спектакль…

Коул стоял в стороне, спрятавшись за статуей. Его прямо-таки разрывало на части. Разум твердил, что он сделал всё, чтобы спасти Дейва, но чувство вины не покидало Тернера, и губы по-прежнему шептали: «Моя вина… моя вина… если бы я…»

Он пришёл к дому Уильямсов только через месяц после смерти Девида. Во-первых, он попросту не знал, что Уильямса убили, во-вторых, ему хоть и хотелось улизнуть, чтобы проведать друга, но нельзя было вызывать подозрения, в-третьих, Рейнор так загрузил Белтазора учёбой и тренировками, что свободного времени фактически не оставалось.
И когда ему, наконец, удалось выйти на поверхность, оставалась одна загвоздка: Тернер видел дом Дейва только изнутри. И то – только одну комнату. Где же находится дом, как выглядит снаружи – Коул понятия не имел.
А потому постарался как можно точнее вспомнить комнату Дейва и переместиться. Получилось с четвёртой попытки. Три предыдущих были неточными и привели его в чужие жилища. В двух из них в помещении были люди, но Тернер так быстро исчез оттуда, что женщина, читавшая в одной комнате, его даже не заметила, а двое парней в другой подумали, что это была галлюцинация, и ни один из них не сказал о ней другому, боясь выглядеть в глазах друга сумасшедшим.
Наконец, он оказался в комнате Дейва. Коул понял это, потому что на стене висел портрет его семьи. Белтазор осмотрелся. Комната была чересчур прибрана, адже учитывая наличие горничной в доме. Воздух был пропитан чем-то тяжёлым, пугающим, моментально проникающим внутрь каждого, кто войдёт сюда. Всё как будто замерло перед чем-то страшным.
И тут цепкий взгляд Коула выхватил то, что он так боялся увидеть: след пламени на ковре, тщательно спрятанный. На него поставили тумбочку, но немного обожжённого ворса всё равно выглядывал наружу. Возможно, кто-то менее внимательный и не заметил бы этого, но не Коул.
Тернер слишком боялся увидеть это, так как знал, что такое возможно, что опасность вполне реальна. И подсознательно искал следы пламени, которые указали бы на то, что тут был демон.
Белтазор присел на корточки рядом с обожжённым ковром и осторожно, боязливо коснулся почерневших ворсинок. Подбородок его задрожал. Он, как мог, сдерживал себя, запирая эмоции внутри, но слеза всё же ухитрилась вырваться наружу, и Коул резким, нервным движением смахнул её.
Он выпрямился и ещё раз осмотрел всё. Вот тут жил его друг. Кровать, застеленная бежевым покрывалом, гардеробный шкаф, письменный стол… Эти вещи всё ещё хранят дух хозяина и скорбят о потере.
За стеной послышались голоса.
- Нет! Нет и нет! Мой сын жив! Вы просто плохо искали! Продолжайте поиски!.. И мне всё равно, сколько это будет стоить, мне всё равно, что вы уже месяц ищите и не нашли совершенно ничего! Вы будете искать ещё месяц, ещё год, пока не вернёте моего мальчика домой! – и так высокий женский голос превратился в визг.
Коул вспомнил этот голос. Это была миссис Ротшильд, мать Дейва.
- Миссис Уильямс, а что если… - начал басом какой-то мужчина и отчего-то замолчал.
Значит, миссис Уильямс… а, ну да, Дейв что-то упоминал о том, что его отец скончался, а мать второй раз вышла замуж. Видно, оттого и благосостояние их улучшилось.
- А что, если… - продолжил мужчина, - если мы найдём его… неживым?
- То есть как? – опешила миссис Уильямс.
- Ну… что если… если он… мёртв?
- Исключено! – отрезала женщина. – Я отказываюсь в это верить!
- Нельзя исключать такой вариант… я не говорю, что это непременно так, но вы подготовьтесь морально на всякий случай. Я понимаю, как вам тяжело, миссис Уильямс, и я…
- Замолчите сейчас же! – прошипела Анжелика Уильямс. – Ещё одно слово – и я вас уволю! Не смейте говорить мне, что мой сын мёртв! Я вам поверю только в том случае, если мне принесут его тело!
Бедная, бедная миссис Уильямс… ей никогда не принесут тело сына, и Коул это прекрасно знал. Вряд ли горничная, выметая пепел из комнаты, догадалась, почему выгорел ковёр и что она сметает в совок своего хозяина.
Коулу хотелось выйти к матери друга и утешить её, рассказать о смерти сына, она имеет право знать. Да, она будет страдать, убиваться, но ведь это пройдёт. Переболит. А так она будет лелеять бессмысленную надежду на возвращение Девида.
Хотя… кто знает… может, пусть лучше надеется. Во всяком случае, Тернер всё равно не может ей ничего сказать, он не может открыть мир магии.
Мысли путались, он часто дышал. Глаза остекленели, взгляд упёрся в одну точку – краешек выгоревшего пятна на ковре.
«Моя вина… моя вина… если бы я…»

Коул простоял так минут пятнадцать. В голове была пустота, как будто кто-то взял и стёр все мысли. Тернер просто боялся думать, потому что эти мысли душили его, чувство вины разъедало сердце, ещё не успевшее полностью окаменеть в злобном демоническом мире.
Его передёрнуло, словно по телу прошёл электрический разряд.
Коул понял, что больше не может оставаться здесь ни секунды. А потому переместился в подземный мир. Там он дал волю своей горечи, своей обиде, разгоравшимся ещё сильнее на пламяни чувства беспомощи.
Он метал энергошары, бил стены до тех пор, пока на кулаках не появлялась кровь, нервно ходил из стороны в сторону, бормоча себе под нос то извинения, то проклятия вперемешку с нецензурщиной. А иногда падал на колени и хрипло рычал, стиснув зубы, не давая себе воли из-за того, что его может кто-то слышать. Если услышат, начнутся вопросы… а он в тот момент убил бы первого, кто вошёл в пещеру.

И вот сейчас, на кладбище, ему снова хотелось бить камень, разбивая в кровь кулаки, ему снова хотелось кричать…
«Моя вина… моя вина… если бы я…»
Коул сел, обессиленно прислонившись к статуе. Слеза скатилась по щеке и, замешкавшись на секунду на подбородке, словно набирая воздуха перед прыжком, упала в траву.
Вряд ли можно описать, что сейчас творилось в его душе. Душу словно выворачивали наизнанку, резали на тысячу кусков и снова собирали, чтобы разбить…
Украдкой Тернер смотрел на то, как погружают в землю гроб, как засыпают землё. Как сквозь пелену, он видел беснующуюся миссис Уильямс, которая окончательно сошла с ума.
«Моя вина… моя вина… если бы я…»
Когда все разошлись, сумерки уже обняли Сан-Франциско, словно убаюкивая, успокаивая. Начал накрапывать дождь. Капли его моментально просачивались сквозь рыхлую землю новой могилы. Быть может, они даже касались гроба…
Стоять на ветру в одежде, которая промокала всё сильнее, было довольно зябко, но Коула холод волновал меньше всего. Он сжимал в руке небольшой букет гладиолусов, украденный из лавки неподалёку. Конечно, Коулу не хотелось красть, чтобы почтить память друга, но другого выхода не было: в кармане – ни цента, они не так уж и нужны демону-подростку.
Тернер аккуратно положил гладиолусы на надгробие. Да, среди других богатых букетов и венков они выделялись сразу.

«Девид Джонатан Уильямс.
1885 -1899
Ты ушёл в другой мир, так мало прожив в этом
Покойся с миром, молодая душа»


- Прости меня… это я во всём виноват. Ты умер, а твоя мать сошла с ума и винит во всём твою сестру… я приношу несчастья тем, кто мне дорог. Прости. Я совсем не хотел, чтобы… чтобы всё вот так… вот так вышло.
Не успел Коул проговорить эти слова, как моросящий дождик превратился в настоящий ливень.
Но не из-за этого парень развернулся и бросился бежать прочь от могилы, не разбирая дороги. Он вдруг почувстовал себя недостойным стоять возле могилы друга, будучи, хоть и косвенно, причиной его смерти и несчастий его семьи.
Подскользнувшись в грязи, Коул упал, чуть было не ударившись о какое-то надгробие. Он поднял голову и прочёл надпись, отчего его начало колотить:

«Джонатан Маркус Ротшильд
1849-1893»

 

#19
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
I'm back!!

Ждите проду.......

Сообщение отредактировал N@sik: Четверг, 06 августа 2009, 22:49:40

 

#20
N@sik
N@sik
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 22 Дек 2006, 18:28
  • Сообщений: 1251
  • Откуда: Крым, Симферополь
  • Пол:
Та-да-да-дааам! Я вернулась с продой. Простите сволочь, что так долго, и простите, что такой бред пишу, но тапки все в коменты. Жду.

По коридору прокатывалось гулкое эхо от каждого шага. И было такое ощущение, что кто-то бьёт молотком по вискам. К горлу подкатил комок, голова кружилась, и Коулу казалось, что он вот-вот упадёт. Еле-еле он добрёл до своей пещеры. Раньше Тернер и не замечал, как эти стены давят на него, как здесь пусто и одиноко.
Он уже три дня не находил себе места. Чувство вины не оставляло Белтазора не на секунду.
Иногда хотелось заснуть и не проснуться. Чтобы Трокса или какой другой «доброжелатель» подошёл и вспорол ему живот, пока Коул будет спать. Тернер знал, что во время бодрствования это вряд ли у кого выйдет: инстинкт самосохранения и молниеносная реакция будут работать даже тогда, когда желание самоубийства будет зашкаливать. А оно пока не зашкаливало: эти мысли исчезали так же неожиданно, как и появлялись. Прав был Ницше, когда сказал, что мысли о самоубийстве помогают пережить самые страшные ночи.
Состояние на протяжении этих трёх дней было стабильно отвратительным.
Коул сел прямо на пол. Закрыл лицо руками.
И тут над ухом раздалось знакомое:
- Гр-р-р-р! Пф-ф-ф-ф!
- О, привет, Ричи, - устало улыбнулся Коул, совсем позабыв, что не следует его так называть. Если читатель тоже забыл, то напомним, что Ричард был размером с довольно крупную ящерицу, спокойно умещавшуюся у Коула на плече. Но для дракона он был очень и очень мал. Карманная порода, скажем так. Признавать это Рич не желал и мнил себя жутким животным, от одного грозного взгляда которого все должны падать в обморок, а не хохотать, хватаясь за животы. Как вы можете понять, в обморок никто не падал. И Ричард терпеть не мог, когда его называли Ричи – это же что-то уменьшительно-ласкательное, а жуткие животные не терпят уменьшительно-ласкательных обращений!
Поэтому он, естественно, куснул Тернера за ухо.
- Ты что делаешь, ненормальный?! – вскрикнул Коул и стряхнул дракончика с плеча. – Я тебя кормлю, а ты… неблагодарное животное!
Видимо, Ричи устыдился своего поступка, так как подлетел к Тернеру и посмотрел на него виновато.
- Эх ты, маленькая дрянь! – фыркнул Коул, но всё же сменил гнев на милость и отдал Ричарду припрятанное про запас яблоко.
«Жуткое животное» было всеядным, по всей видимости, и жадно набросилось на яблоко.
«В следующий раз надо всё-таки принести ему котлету», - подумал Белтазор.
И пока Рич уплетал подачку, Коул открыл тайник и достал книгу Дюма «Робин Гуд». В последнее время Тернер читал вообще всё, что попадалось под руку. Нужно уточнить, что, в основном, ему под руку попадалась классика. А то читатель ещё подумает, что полудемон пристрастился к женским романам.
Коул просто читал, не особо ломая голову над какими-либо проблемами морали, этики или о чём там ещё могли раздумывать авторы в произведениях. Ему просто хотелось отвлечься от всего, что его окружало, забыть на время о том, кто он такой, сколько у него на руках крови и какие ужасы сопровождают каждый его шаг. Желание это было бессознательным, он не отдавал себе отчёта в причинах своей любви к чтению. Демон-полукровка просто читал. Особенно эта любовь усилилась в последние три дня. Так ему хоть ненадолго становилось легче.
И вот сейчас Тернер так увлёкся, что, к сожалению, не услышал шаги матери.
Когда-то Элизабет Тернер, а теперь демоница Зарра вошла в пещеру сына.
- Ну и какого чёрта ты тут сидишь? – прорычала она.
- Читаю, - буркнул Коул. Ему совсем не хотелось общаться с матерью, это не доставляло никакой радости, ведь Зарре было глубоко плевать на какие-либо переживания сына, ей нужно было только, чтобы он всё выше продвигался по иерархии.
Зарра хотела только одного – власти. Именно поэтому она стала любовницей Рейнора, занимавшего хорошее положение при Хозяине. Именно поэтому она привела в Подземный мир своего сына-полукровку. Ведь, как известно, полукровки там в цене, особенно способные полукровки, коим Белтазор и являлся. Редко какой чистокровный демон может работать на поверхности под прикрытием, тем более – долго. На это способны только бывшие люди, которые продали души за демонические силы, или же демоны-полукровки. Они лучше умеют приспосабливаться, они понимают чувства людей и хорошо умеют ими манипулировать. Поэтому Хозяин задумал создать себе отряд хорошо тренированных полукровок для работы под прикрытием. И демоницы получали неплохую награду за каждого малыша, рождённого от смертного.
От матери Коул только и знал, что упрёки, нотации и её мечты относительно славного будущего сына, который непременно будет служить в каком-нибудь элитном подразделении, приближённом к Хозяину. Когда Зарра говорила об этом, глаза её становились безумными, она тяжело дышала, как после длительной пробежки, начинала размахивать руками, и Коул всегда побаивался её в такие моменты, ведь скажи поперёк хоть слово – ударит. Ударит наотмашь, не раздумывая и не жалея сил на родного сына.
- Что читаешь? Очередную человеческую дрянь? - Зарра была явно не в духе. – Выкинь эти бредни, нечего голову забивать! Поднимайся. Идём в зал, там несколько людей, попрактикуешься в кое-каких заклятьях.
- Не выкину. И никуда я с тобой не пойду, - Белтазор упрямился просто так. Такое часто бывает у четырнадцатилетних. Вот только демонице этого не понять.
- Что ты сказал? Не пойдёшь? У тебя учёба должна стоять на первом месте! И вообще, не выпендривайся, малолетка! Я твоя мать, и ты будешь делать то, что я сказала!
- Мать? - ухмыльнулся Коул. – А у меня есть мать? Где она? – спросил он наигранно и оглянулся по сторонам, словно ища кого-то.
Тут книга в его руках вспыхнула и сгорела в доли секунды.
- Ау! – вскрикнул парень, и только потом сообразил, что произошло. – Да что ты делаешь?!! Она интересная была, между прочим!
- Меньше выкаблучиваться надо перед старшими.
- Сволочь! – фыркнул Коул.
- Ты как меня назвал, гадёныш? – взорвалась Зарра.
Глаза её почернели, демоница сжала кулаки так, что побелели костяшки пальцев.
Белтазор ничего не успел подумать, как скорчился от боли, пронизывавшей всё тело насквозь: белый луч вырвался из ладони Зарры.
Но тут откуда-то к демонице метнулось что-то маленькое и красное. Это был Рич, который только за собой оставлял право кусать своего кормильца. И он не нашёл ничего другого, как укусить Зарру за нос. Она только охнула и отбросила Ричарда рукой. Он ударился об стену и, похоже, потерял сознание.
Боль прекратилась.
Коул поднял голову и увидел, как маленький дракончик Рич, отважно бросившийся на его защиту, сгорел. Может быть, он даже не понял, что умирает. Рядом с ногой Коула валялось недоеденное яблоко.
Белтазор остолбенел на секунду, а потом глянул на мать с ненавистью и переместился.

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей