Перейти к содержимому

Телесериал.com

Новый фанфик - 2

новый фанфик
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 46
#31
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 16. Итоги очень долгого путешествия. Домой.

«Пункт 1 гласит: «Все любят эльфов!» А те, кто не любит, - необразованные дебилы, подлежащие обструкции, ибо – смотри пункт 1…»
(А. Белянин)

Около дома номер 1329 на Прескотт-стрит затормозило желтое такси, выпуская из недр темного салона встревоженного клиента. Бэйн захлопнул за собой дверцу с нарисованные ми на ней аккуратными маленькими черными квадратиками, и поспешно взлетел вверх по степеням крыльца.
- Эй, мистер, а сдача? – высунув голову из машины, крикнул ему вслед водитель, досадливо потрясая зажатой в руке десятидолларовой купюрой. Но мужчина отмахнулся, и таксист, втайне радуясь занятости клиента, поспешил отъехать, пока тот не передумал.
Стремительно проскользнув под тень нависших над крыльцом около двери веток, Джессоп хотел уже толкнуть сделанную из темного дерева дверь, но остановился, перевел дыхание, и постучал. Прошла томительная минута, но никто не открыл ему дверь. Бэйн затравленно осмотрелся по сторонам, и его взгляд случайно скользнул по маленькой черной кнопочке звонка, укрытой справа от двери за пологой прозрачной тенью. Палец сам потянулся к ней, и через мгновение в глубине дома раздалась резкая трель, эхом раскатывающаяся по пустынному коридору.
Послышались шаги, кто-то торопливо ступал по полу, спеша поскорее открыть дверь гостю.
- Бэйн, - за распахнувшейся дверью показалась маленькая фигурка Пайпер. Она с секунду недоуменно рассматривала растрепанного мужчину, и посторонилась, пропуская его вглубь дома. – Прю в гостиной, если ты хотел…
- Да, именно ее я хочу увидеть больше всего на свете, - Джессоп выждал, пока ведьма закроет за ним дверь и защелкнет замок. Он посчитал невежливым поворачиваться к ней спиной, и предпочел не спешить, тем более, как он понял, если его невеста здесь, и ее младшая сестра не выглядела расстроенной или встревоженной – значит, все в порядке.
- Она в гостиной. Только она спит, еще не совсем пришла в себя после последнего нападения. Осторожно, я сняла ковры, здесь немного скользко.
- Какого нападения? – напрягся Бэйн, следуя за Пайпер вглубь дома.
- Бэйн! – воскликнула Фиби, когда ее будущий зять и сестра вошли в гостиную.
- Привет, Фиби, - откликнулся мужчина, и его взгляд тут же упал на лежащую на диване Прю, прикрытую пледом. – Энди?
- Мне пора, - заявил Хранитель, небрежно поднимаясь с дивана. Он пожал плечами, кивнул на прощание нахмурившемуся Коулу и поспешно исчез – его черты растаяли в легкой светлой дымке.
- Это Коул, - все еще продолжая улыбаться, Фиби потрепала демона за рукав, призывая его к вежливости.
- Приятно познакомиться. – пробормотал Коул, старательно пытаясь припомнить, где же он раньше видел Бэйна, чье лицо показалось ему необычайно знакомым…
- Что за нападение? – Джессоп осторожно присел на краешек дивана, где по-прежнему безмятежно спала Прю. Он положил руку на едва заметно подрагивающее от дыхания плечо, подтянул плед немного повыше, мимолетным касание отодвинул черную прядь волос, пересекшую лоб.
- Демон. – Коротко пояснила Пайпер, усаживаясь на место Энди. – Неожиданно напал. Но не беспокойся, Энди успел ее исцелить, только вот она до сих пор спит. Наверное, рана была слишком уж глубокая.
Джессоп покачал головой, но не сказал ни слова. Его взгляд был прикован к неподвижному лицу Прю, к слегка подрагивающим ресницам и нежным губам, казавшимся сейчас такими непривычно бледными и тонкими.
- Что случилось? – еле слышно прошептала Фиби, она наклонилась к притихшему Коулу, вольготно развалившемуся на кресле и придвинулась к его уху.
- Ничего, - так же тихо ответил он и, моргнув, отвел взгляд от склонившегося над Прю мужчины, посмотрел на ведьму. – Просто он напомнил мне кого-то… не помню только кого…. Забудь. – Он чуть натянуто улыбнулся, с трудом пытаясь растянуть уголки застывших в напряжении губ. – Глупости все это. Мне просто нужно немного отдохнуть.
-Могу предложить свою спальню, - прищурилась Фиби.
- Не вижу целесообразным отказываться… - с деланным равнодушием ответил Коул, и с трудом поднявшись из мягких объятий кресла, поспешил за уже ускользнувшей на второй этаж ведьмой.

- Узнал, - выскользнул из-за зеленых теней деревьев сада Кэр и с непреклонным лицом победителя направился к Пейдж. – Маленькая синяя бутылочка, пахнет ландышами – это и есть противоядие.
- Тут такой нет, - растерянно вымолвил Элард, прощальным взором обводя полупустую полочку опустошенного шкафчика, которым еще час назад могла бы гордиться любая ведьма.
- Может, я ее уже оприходовала, - заглянула эльфу через плечо Пейдж. Две унылые не заинтересовавшие ее баночки с настоями полевой ромашки тоскливо поблескивали грязными стеклянными боками. Ведьма оглянулась, чтобы удостоверится, что ее заветный мешочек с «подарками» на месте. Так и было – он был аккуратно прислонен к резной ножки письменного стола мэра эльфийских кущ. Сам Уиндермир с нахмуренно-безразличным выражением лица взирал на захватчиков и, по-видимому, прикидывал в уме план скорейшего побега.
- И не мечтай, - заявил Кэр и, подойдя к старому эльфу, фривольно потрепал его по плечу. – Мы тут сейчас устроим ма-аленькую контрреволюцию, и, если ты ничего не выкинешь, отделаешься малой кровью.
- Что вы со мной сделаете? – угрюмо вопросил мэр. Он по-детски поджал ноги, старательно пряча их под стул, и жалостливо что-то проскулил.
Элард скривился, глядя на своего несостоявшегося убийцу.
- Не куксись, умри как мужчина. Пейдж, - обратился он к девушке. – Может, возьмешь в качестве безвозмездного дара со стороны нашего народа его уши? Авось, для зелья какого-то сгодятся. Говорят, от облысения помогают уши очень старого животного.
- Лысеть не собираюсь, - фыркнула ведьма, и на всякий случай еще раз осмотрела втянувшего голову в плечи старого эльфа. – Да и животное уж очень старое…
- Это точно, срок годности истек! – гоготнул Кэр и тряхнул головой, отчего забранные в хвост волосы, покачиваясь, несколько раз шлепнули о его прямую спину.
- Кэр, - оборвал его веселье серьезный Элард. – Пошутили, и хватит. Скоро тут будет жарко, с прямом смысле этого слова.
- Друзей на пикничок собираете? – похлопала ресницами Пейдж, пытаясь снять напряженно нависшую тишину после чересчур резких слов эльфа.
- Нет, здесь будет отнюдь не пикничок. И вряд ли тебе улыбается поприсутствовать на эльфийской драке. Убьют – и даже не заметят. Нет, Пейдж, - отрицательно покачал головой Элард, когда ведьма уже открыла рот, чтобы возмущенно возразить. – Для эльфов ты лишь смертная, убить тебя – само собой разумеющееся, вряд ли даже кто-нибудь о тебе вспомнит…. Кроме нас с Кэром, разумеется, - поправился он после предупреждающего покашливания Кэра.
- Не сочти за грубость, - вступил тот. – Но сейчас тебя необходимо как можно скорее выпроводить в твой мир.
- Да ладно, что там, - Пейдж махнула рукой, - Честно говоря, вы, ребята, меня жутко утомили. Да и Пайпер уже наверное беспокоится…
- Ничего, скоро ты ее увидишь, а теперь – пошли. Надеюсь Уиндермир не прикрыл портал в северном крыле?
Уиндермир сочувственно покачал головой. По лицу его читалось – единственное, что ему сейчас хочется – отгрызть себе уши в наказание за такой просчет...

- А где опять шляется Пейдж? – громко вопросила Пайпер, заходя на кухню.
- Не знаю, - быстро ответила Фиби. Она сидела за столом с большой чашкой горячего кофе в левой руке, а правой была зажата неразвернутая газета – ведьма только-только собралась заняться чтением. Аккуратно поставив наполненную до краев обжигающим напитком кружку, она подняла на старшую сестру честные глаза: - Она же с этим… эльфом ушла.
- Уж больно долго ее нет, - фыркнула Пайпер и направилась к чайнику. – Наверняка уже давно вернулась, и не соблаговолила нам об этом сообщить. Когда явится, ей не поздоровится.
- Да ладно тебе, мамуля, - позевывая, отмахнулась Фиби и уставилась немигающим взором в первую полосу утренней газеты.
- Ладно, ладно…. – проворчала ведьма, присаживаясь рядом с младшей сестрой и ставя свою чашку около ее. – Я, может, всю ночь не спала, о ней беспокоилась. Думала, что с ней, да где она… А Лео ты не видела?
- И Лео пропал? – удивленно вздернула тонкие брови Фиби и оторвалась от страницы новостей. – Это уже серьезно. Он же обещал «быстро».
- Может, Старейшины задержали? – философски предположила Пайпер. Ее сестра в ответ только пожала плечами.
-Доброе утро, - раздался голос Прю, и через мгновение она бодрым шагом вошла на кухню бодрым шагом.
- Доброе. – Согласилась Фиби. – Выспалась, я надеюсь?
- Замечательно спала, - отозвалась старшая ведьма. – А что такие грустные сидите?
Она подошла к плите и щелкнула электроподжигом. Минуту назад вскипевший чайник снова начал шипеть – вода в очередной раз закипала.
- Он только что вскипел, - заметила Фиби, наблюдая из-за газеты за действиями сестры.
- Знаю. Так что случилось? – проигнорировав ее замечание, Прю уселась за стол и обратила полный сострадания взгляд на поникшую Пайпер, с отвращением потягивающую кофе.
- Лео не ночевал, Пейдж непонятно где…. – вздохнула та. – Чайник кипит.
- Снова, - злорадно прошептала Фиби, не поднимая глаз.
Прю сняла с плиты кипящий чайник и, с сожалением, достав первую попавшуюся чашку, наполнила ее до краев кипятком.
- Не понимаю…. – заявила Фиби, когда, выпив кофе, Прю отправилась будить ночевавшего у них Бэйна на работу. – Что за дурацкая привычка – чайник только что вскипел, а она снова его греет.
- У всех есть свои маленькие слабости. – Пайпер назидательно поглядела на полупустую чашку сестры. – Я, например, не понимаю, как можно класть в кофе четыре ложки сахара.
- Я люблю сладкое. – Поморщившись, оправдалась ведьма.
- А вот Прю любит только что вскипевший кипяток. И все равно, расслабься, она ведь тут вроде бы уже и не живет….- грустно закончила Пайпер и поднялась. – Пойду будить мальчиков.

Северное крыло старинного эльфийского дворца окнами выходило в большой, тянущийся почти по всему периметру хрупкого здания, сад. Здание было высокое, в два человеческих роста, с большими окнами, которые начинались у самой земли, и оттого меленькие квадратики хрусталя – нижней линии узора – почти скрывались среди сочной зелени травы и диких цветов. Окна чередовались с барельефными колоннами, изрезанными изображениями птиц и зверей.
Пейдж и Элард осторожно продвигались по сады, едва различая маленькую заросшую тропу и, аккуратно ступая, обходили назревшие бутоны георгинов, таких тяжелых, что толстые стебли не выдерживали их и раболепно склоняли к траве. Обогнув угол здания, Элард остановился. Пейдж, шедшая за ним, тоже замерла на полушаге – слева от них зашевелились терновые ветви куста. Через мгновение сквозь траву рыжей молнией выскользнула белка и уселась на задние лапки, черные бусинки глаз выжидательно и насмешливо уставились на замерших в неловкой позе эльфа и ведьму.
- Опять ты, - с досадой прошипела Пейдж. Элард сморщился, полностью поддерживая ее слова, и они двинулись дальше.
Одно из окно оказалось открытым – высокие створки были неплотно прикрыты, и эльф тут же свернул к нему.
- Осторожно, цветок. Смотри под ноги, - наставительно добавил он и перемахнул через растущее на его пути соцветие, дернул белую створку окна. То послушно открылось, и приглашая путников в леденящую темноту внутреннего убранства дворца…
- Тоже мне, любитель природы, - пробормотала ведьма, но все-таки старательно обошла растущую в изобилии флору и поспешила за исчезнувшим в глубине здания эльфом.
Маленькая рыжая белочка сочувственно посмотрела им вслед и задумчиво почесала лапкой нос…

 

#32
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 17. Выбор пути.

Такая странная любовь...
Звонками плавим телефоны
И дарим океан цветов,
Улыбки, звезды и короны.
Такие странные слова...
Смешенье шуток и нотаций.
И так кружится голова
От голоса и интонаций.
Такие странные сердца...
С какой-то верою античной -
Чтоб от начала до конца
Не как у всех, а - романтичней...
До странности спокойны сны...
Лишь мысль стучится беспрестанно:
Как странно: мы не влюблены
И не расстались, как ни странно…

Бэйн сидел на диване и рассеяно смотрел в телевизор. Голые ступни ног касались мягкого ворса лежащего на полу бежевого ковра. Перед ним прямо на полу сидела Прю – мужчина мог видеть только ее затылок и черную копну волос, спускающуюся до лопаток. Она тоже, не отрываясь, смотрела на светящийся экран. Бэйн протянул руку, чтобы дотронуться до невесты, до ее темных, светящихся в лучах падающего из открытого окна света, волос. Но она сидела слишком далеко, его протянутая рука на секунду замерла в воздухе, и он обессилено откинулся назад…
- Прю, - позвал он хриплым голосом. Во рту мгновенно пересохло, будто выжженный солнцем песок наполнил горло… За его спиной скрипнула половица, и он обернулся, неловко поворачиваясь на чересчур мягких подушках. Высокая темная фигура, завернутая в серый плащ, протянула к нему руку, скрытую кожаной перчаткой, откуда-то раздался сухой надрывный хрип. Через секунду Бэйн осознал, что сильная рука уже сжимает его слабое горло, а хрип, саднящий напряженный слух – его собственный…
- Прю, - сквозь удушье нечеловеческой хватки прошептал он, чувствуя как распухший язык касается нёба. – Прю…
Бэйн извернулся, мотнул головой и упал лицом вниз, вывернувшись из руки демона. Но легче дышать не стало – тяжелые потуги кашля перекрыли ему воздух. Он согнулся и ткнулся макушкой в шелк диванной обивки, потом его тело начало медленно сползать вниз, на пол. Громкий звонко-утробный кашель сотряс его мгновенно взмокшее тело, он грузно упал на пол. Его громкий кашель перекрыл все звуки, даже мерный гул работающего телевизора. Голову Бэйна словно прижали подушкой – он ничего не слышал, только видел – беспорядочное мелькание людей на экране телевизора, шли последние десять минут футбольного матча… Бежевый ворс ковра под ним обагрился густой кровью из его рта, когда мужчина в отчаянии потянул руки к сидящей к нему спиной Прю…
Он попытался выдохнуть ее имя, но в горле снова забулькала кровь, потекла по его подбородку горячим потоком, широкой струей устремилась вниз…. Бэйн снова потянулся к сидящей ведьме, но не мог до нее дотянуться…. Темный ореол сияющих на солнце волос колыхнулся. Она смеялась. Рейнджеры выиграли: шесть – ноль.
- П….р… - он снова сделал попытку доползти до нее. Вот он ближе…. Почти рядом. Намокшая рубашка скользила по пропитанному кровью ковру, он уперся ногами в диван, чтобы подтянуться к ней поближе…. Ближе… Она обернулась, когда напряженные пальцы коснулись ее спины, оставив три маленьких красных пятнышка на ее белой футболке. Два черных провала глаза и ослепительно белое лицо мелькнуло и тут же скрылось за волной волос…. Бэйн зажмурился и…проснулся.
- Бэйн. Хватит спать, – послышался голос прямо у его уха. – Ты опять опоздаешь…..
Он открыл глаза и тут же снова закрыл их – вокруг все было залито мерцающим утренним светом.
- Сейчас прикрою шторы, - Прю соскочила с кровати и направилась к окну. Она резким движением задернула тяжелые шторы светло-бордового бархата, и комната Пейдж погрузилась в лаковый светлый полумрак.
Бэйн вздохнул и разжал пальцы, сжимавшие край одеяла. На его лоб опустилась прохладная ладонь, скользнула к щеке…
- Что тебе снилось? – спросила Прю, и Бэйн почувствовал, как она присела на край кровати, немного пододвинувшись к нему.
- Кошмар. – Тихо ответил он, все-таки не решаясь открыть глаза.
- Бывает. – Согласилась ведьма. Бэйн тут же представил, как сейчас в улыбке чуть изогнулись ее губы. – Тебе сегодня на работу? Тогда ты опаздываешь, уже девять.
- Да, я сейчас…. Встану.
- Давай.
Бэйн открыл глаза. Прю уже скрылась за дверью, и комната Пейдж, где ему довелось сегодня ночевать, опустела. Тонкие серебряные лучики утреннего солнца двумя косыми полосами делили комнату. Ему стало неуютно, когда, поднявшись наконец с кровати, он заметил в высоком, до потолка, зеркале свое отражение: два темных полукруга пролегли под глазами, а горло пересекли три постепенно наливающиеся краснотой полоски, грозящие стать к вечеру синяками.

Тихо звякнули маленькие бутылочки с зельями, уютно расположившиеся в маленьком мешочке, перекинутом через плечо Пейдж. Она снова поправили ношу и поудобнее перехватила толстый шнурок, стягивающий горловину мешка.
- Не разобьются? – который раз спрашивала он у Эларда. Тот отрицательно качал головой и продолжал разглядывать дверь, скрывавшуюся в уголке просторного зала эльфийского дворца. Блестящая металлическая ручка не желала поворачивать, даже под тяжелой рукой эльфа. Потолкав на всякий случай дверь еще и плечом, Элард вздохнул и повернулся к переминающейся с ноги на ногу Пейдж.
- Не открывается? – с сожалением спросила она, жалостливо смотря на скорчившееся в жалкой улыбке лицо эльфа. Тот откинул назад длинную белую прядь, спустившуюся на лицо, и мрачно взглянул на дверь.
- Может, ключ где есть?
- Может, стоило спросить старичка, как пользоваться порталом. – Заявила ведьма, наблюдая, как ее друг старательно пытался выдернуть ручку из двери.
- Думаешь, у него на шее висит ключик от портала? – сквозь зубы прошелестел Элард. Он попытался взяться за неподатливую ручку двумя руками, но она была слишком мала, да и напряженные взмокшие ладони то и дело срывались. – Вряд ли он станет носить на себе все ключи от эльфийского особняка….
- Да, навряд ли…. Значит, этот ключ точно не подойдет? – Пейдж извлекла на свет тонкий длинный ключ на короткой витой цепочке.
- Где ты его взяла? – Элард с сожалением оторвался от неподатливой двери и, подскочив к ведьме, пытался выхватить из ее руки долгожданный ключ. Но та оказалась проворнее на одну долю секунды, и ключ остался крепко зажат в ее взметнувшейся вверх руке.
- Эй, это я его нашла. – Искренне возмутилась она. – Мне и открывать…. Кстати, он лежал у старичка в кармане.
Элард с секунду смотрел в ее честные глаза, где не было ни малейшего признака раскаяния, и посторонился, пропуская ведьму к двери-порталу.
- Ладно, открывай. Но если оттуда выскочит какой-нибудь монстр, то…
- Знаешь, давай ты….. – Пейдж, не медля, сунула ему в руку ключ и отошла на пару шагов назад, предоставляя Эларду полную свободу действий. – Что-то мне не хочется сегодня сталкиваться с кровожадными тварями…. Больше.
- Я пошутил насчет монстров. – Серьезно заявил эльф, вгоняя ключ в замочную скважину. Что-то внутри тихо щелкнуло, и дверь мягко отворилась.
- Ну ты и…. – Пейдж замолкла на полуслове, заворожено вглядываясь в открывшийся черный прямоугольник портала. Дверь, казалось, вела в никуда, за порогом светлая напольная плитка дворца мягко отсекалась, и ее сменяла мягкая пелена тьмы, заполнившая абсолютно все пространство за дверью. Вдали матово мерцало молочное марево, пульсируя серой пылью ореолами россыпи крошечных огоньков.
- Так вот как выглядит… - ведьма подошла поближе и остановилась рядом с эльфом.
- …. Междумирье. – Закончил за нее Элард.
- Но когда мы шли сюда, все было не так, - Пейдж поглядела на эльфа, невозмутимо потирающего подбородок, и предположила. – Может, так выглядит МОЙ мир…. Он не такой, как твой.
Элард втянул воздух и поморщился, но промолчал.
- О чем ты думаешь? – девушка несмело тронула его за руку, и он тут же обратил на нее взгляд прохладно-зеленых глаз. Улыбка тронула тонкие губы.
- Да вот, прикидываю. Ты сама уйдешь или тебя подтолкнуть?
- Хам, – фыркнула ведьма. – И как хоть твоя невеста будет с тобой жить?
- Разберемся, - хмыкнул в свою очередь эльф. – Я не люблю прощаться. – Неожиданно заявил он. – Так что я пойду, а если, когда я вернусь через десять минут, ты все еще будешь здесь, то….
- Иди. – Со смесью грусти и радости промолвила Пейдж.
Элард вскинул вверх ладонь в знак прощания и, развернувшись, медленно направился к распахнутому окну, через которое они проникли в зал. Пейдж провожала взглядом его прямую широкую спину и спускающиеся вниз белые волосы, пока эльф не скрылся из виду. Когда через пару мгновений смолкли его шаги по гулкой мраморной плитке и затихли шорохи травы в саду, вокруг девушки сгустилась смутная досадливая тишина. Бросив на прощание еще один взгляд на гигантский цветок за окном, распустивший ярко-розовые бутоны с кроваво-бардовыми прожилками, она, поправив для верности мешочек со звякающими баночками, шагнула в свой мир…

- Опять ничего? – грустно спросила Фиби, когда за ее спиной появился Коул. Она оставила недомытую тарелку и встряхнула мокрые руки; отодвинувшись от раковины, полной пены и грязной посуды, развернулась к только что материализовавшемуся демону. – Посудомойка сломалась, - объяснила она, поймав на себе его несколько удивленный взгляд. – Так что, не нашел?
Коул не ответил и потер рукой щеку, покрытую колючей темной щетиной. Задумчиво сморщил лоб, на лице его явно читалось досадное недовольство и растерянность одновременно.
- Ну, ничего, поймаешь негодяя в другой раз. Только бы он никого больше не убил. – рассеяно улыбнулась ведьма, но улыбка вышла жалкой, и это только больше раздосадовало Коула.
- Я поймаю этого демона…. – глухо вымолвил он.
- Конечно, поймаешь, - подхватила Фиби. – А сейчас, может, позавтракаешь?
- Может быть, - уклончиво согласился он и, уйдя в другой конец кухни, покорно уселся за стол.
- Кофе? – спросила ведьма, доставая сразу две чашки. Обернувшись, она увидела, что Коул кивнул, и потянулась к кофеварке, но потом передумала: - Я тебе лучше сама сварю.
- Давай. – Отозвался демон.
- Ты сегодня рано ушел, - упрекнула его Фиби, доставая с верхней полки кухонного шкафа медную турку с длинной ручкой. Она мимоходом оглянулась на него: Коул сидел, поставив локти на стол и обхватив ладонями голову, он выглядел необыкновенно усталым – расстегнутые манжеты мятой белой рубашки свисали вниз, открывая сильные руки почти до локтей, воротничок топорщился над согнутой шеей; неожиданно он приподнял лицо и бросил пытливый взгляд прямо на Фиби, будто почувствовав, что она на него смотрела.
- Да, я не хотел тебя будить. К тому же…. Мне удалось чуть ли не половину города обыскать. Это намного легче сделать, когда почти все люди спят.
- Хорошо, я прощаю тебя, - с напускным великодушием ведьма отвернулась. Придерживая турку за ручку, она неторопливо мешала медленно закипающий черный кофе. Через две минуты, когда на поверхности появились первые пузырьки, она быстро сняла его с плиты и поспешила перелить в чашки. В воздухе начал медленно разливаться аромат пряного имбиря, добавленного в кофе.
- Держи, - Фиби поставила перед Коулом чашку, а сама села напротив него. Несколько минут они молчали: Коул терпеливо глотал обжигающий кофе, а ведьма наблюдала, как он морщится, прихлебывая.
- Тебе бы немного поспать, - наконец посоветовала ему Фиби.
- Только сначала в душ забегу, - кивнул демон. Он одним большим глотком опустошил чашку, и громко выдохнув, отложил ее.

Вайат собственноручно почистил зубы, отложил зубную щетку на край раковины и теперь терпеливо дожидался, когда придет мать и разрешит ему, наконец, поиграть. Но Пайпер была занята с Крисом – из детской были слышны его негодующие вопли, видимо, проснулся он сегодня в плохом настроении. Вайат понимающе вздохнул и уселся на маленькую табуреточку, стоящую в ванной комнате специально для него; покачивая ножкой, он принялся опустошать большие карманы своих широких бежевых штанов. На свет появились несколько монеток, одна мятая купюра в один доллар, пара камешков, подобранных им где-то в парке… Мальчик начал с интересом рассматривать один из камней: он был когда-то частью другого, и теперь его гладко сколотый край заманчиво блестел в ярком свете комнаты.
- Кошачий глаз. – Произнес чей-то хриплый голос, и Вайат поднял голову, оторвавшись от созерцания своего сокровища. Перед ним стоял высокий человек в мятой рубашке, он немного смущенно улыбался, будто не ожидал столкнуться здесь, в ванной, с ребенком. Его скованная улыбка раздвинула кончики тонкого рта, и на заросших щетиной щеках были едва заметны появившиеся ямочки; он слегка наклонился, одернув рукава, и протянул широкую ладонь мальчику. Вайат, немного поколебавшись, вложил в открытую длань «кошачий глаз», и с любопытством стал смотреть, как мужчина крутит его в руках, пытаясь получше разглядеть мерцающий скол в свете ламп.
-Кошачий глаз, - еще раз подтвердил мужчина. Он отдал камень назад мальчику, и тот послушно спрятал его в карман. – Ты Вайат? – последовал вопрос.
Мальчик кивнул.
- Меня зовут Коул, - представился в свою очередь мужчина. Он снова протянул руку, но на этот раз для рукопожатия. – Не бойся, - добавил он, видя, что сын Пайпер застыл в недоумении.
- Я не боюсь, - бойко отозвался Вайат и сунул свою маленькую ручку в ладонь Коула.
- Вайат, - строгий сухой голос Пайпер застал их врасплох. Мальчик тут же отшатнулся от нового знакомого и, соскочив со стульчика, поспешил к матери. Коул выпрямился, растерянно и смущенно глядя, как гнев и ярость понемногу сходят с лица Пайпер. Вот уже разгладилась морщинка на ее лбу, и ведьма, наклонившись к сыну, что-то шепнула ему на ухо, и мальчик убежал.
- Я его не съем, Пайпер. – Осторожно сказал Коул, стараясь придать своего голосу как можно больше убедительности и веселости, но все же, где-то глубоко в душе, она чувствовал, что сейчас немного опасно претить ведьме. Его опасения развеялись, когда та вежливо и несколько отстраненно улыбнулась. Но глаза ее не покидала смутная тревога, чем то напоминавшая легкий оттенок страха.
- Ничего. – Она махнула рукой и удалилась, тихо прикрыв за собой дверь.
Демон остался в одиночестве. Он посмотрел на себя в зеркало, слишком четко и реально отразившее его усталые черты, но перед глазами его стояло лицо Пайпер: яростное и испуганное одновременно. Он почувствовал себя волком, старательно пытающимся стать собакой, и теперь застигнутым врасплох после удачной охоты на домашнюю птицу… Она его боялась, и не за себя, а скорее за детей.

Когда Прю вошла на кухню, Фиби уже домывала последнюю чашку, склонившись над раковиной.
- Что, посудомойка опять сломалась? – вопросила старшая сестра, завидев вытирающую руки ведьму.
- Что поделаешь, - философски склонила Фиби голову набок и улыбнулась.
- Я столкнулась на лестнице с Коулом, - сообщила Прю. Она облокотилась на дверной косяк и засунула руки в карманы светлых джинсов, словно пытаясь скрыть смущение.
- И? – насторожилась ее сестра.
- Он выглядит усталым, - заключила ведьма. – Он снова гонялся за тем демоном?
- Да, вбил себе в голову, что он – единственный ответственный за все его преступления. Наверное, переутомился. Ничего, в эти выходные я не работаю, так что вполне могу составить ему компанию. – Фиби присела на стул, стоящий чуть поодаль от обеденного стола и положила ногу на ногу, слегка покачивая тапкой, готовой вот-вот упасть с ее ноги.
- А если… - договорить старшая Зачарованная не успела – в коридоре громко хлопнула входная дверь, звякнув разноцветными стеклышками и бодрый голос Пейдж возвестил о ее приходе.
- Я дома! Наконец-то! – младшая ведьма ворвалась на кухню, сбросила с плеча тревожно звякнувший мешок и бросилась обнимать первую попавшуюся на ее пути сестру. Прю от неожиданности не успела вынуть руки из карманов, и теперь беспомощно стояла, не в силах в свою очередь обнять радостную сестру, обхватившую ее за плечи.
- У вас все в порядке? – спросила она, высвободив Прю и направилась к мирно сидящей Фиби.
- Да вроде все в порядке, - растеряно ответила старшая сестра, глядя как Пейдж душит в объятиях другую сестру. – Теперь точно все вернулось на круги своя…

 

#33
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 18. Просто человек.

Глава о том, что если вы – это как бы совсем не вы, а вам кажется, что наоборот, то повнимательнее загляните внутрь себя – уж хоть кого-нибудь вы там точно найдете!

Настали долгожданные выходные. Воскресное утро довольно хмуро взирало на Сан-Франциско из-под низких туч, слишком светлых для того, чтобы извергнуть очередную порцию дождя, но и слишком темных, чтобы в ближайшее время покинуть небо. Дождь шел ночью – об этом напоминали блестящие капли на ровно подстриженных газонах около домов, выстроившихся стройной линией по улице Прескотт. На крыльце дома Холлиуэлов о прошедшем дожде напоминала еще и небольшая лужа, раскинувшаяся на площадке перед входной дерью.
- Думаешь, днем тоже будет дождь? – дверь дома открылась, и вышедшая на крыльцо Пайпер с сомнением посмотрела вокруг. – Черт, - сквозь зубы прошипела она, когда ее нога угодила в холодную воду, скопившуюся на крылечке.
- Не знаю, - откликнулась Фиби из глубины дома. – Надеюсь, нет. Бегать за демонами с зонтиками в руках – не самый выигрышный вариант…
- Ходить по магазинам в дождь – тоже удовольствие ниже среднего…. – поддержала ее старшая сестра. Она развернулась и, шлепая промокшей тапкой, отправилась назад, в дом, где ее покорно ожидали.
- А где газета? – изумилась Фиби, глядя на хмурое лицо Пайпер.
- Не принесли еще, - мрачно ответила ведьма и прошествовала на кухню, скидывая по пути намокшую обувь.
Фиби закрыла входную дверь и, одернув светлую льняную рубашку, направилась в гостиную.
В гостиной ее ждал Коул. Торопливо меривший шагами комнату, он обернулся при виде возникшей в дверном проеме ведьмы и обратил на нее проникновенный взгляд светло-ледяных голубых глаз.
- Мы может идти? – с едва заметной надеждой в голосе поинтересовался он.
- Да, - Фиби бросила мимолетный взгляд на журнальный столик около дивана, где лежала чуть мятая карта города и прозрачный камень на кожаном шнурке, с помощью которого ведьмы и смогли «засечь» место, где скрывался беглый священник, отец Иоанн. Камень неподвижно замер в одной точке – прямо посередине Йосемитского парка, недалеко от рощи Марипоза.
- Заодно прогуляемся по парку, - слабо улыбнулась ведьма, пытливо разглядывая карту, - еще можно и на водопад посмотреть…
- Когда найдем его – обязательно, - заверил ее Коул, подходя к ней. – Хотя, думаю, найти его в лесу будет не просто.
- Вообще-то я рассчитывала управиться до вечера, - Фиби скептически скривила губы и подняла на демона теплые карие глаза.
- А я рассчитывал управиться еще два дня назад, – отрезал Коул, – так что пора.
Он обиженно засопел и, сунув руки в узкие карманы обтягивающих его ноги джинсов, вышел из гостиной.
- Зонтик не забудь! – обернувшись через плечо, крикнула ему ведьма вслед и, тяжело вздохнув, направилась следом.
«Как же нелепо это – ссориться из-за какого-то жалкого колдунишки…» - думала она, накидывая куртку и кидая робкие взгляды в спину Коула, ждавшего ее на крыльце. Он зябко поеживался – утренний прохладный ветерок поднимал выбившиеся края его белой рубашки, теребил темные волосы, неаккуратно откидывая их с широкого лба.

- Они уже ушли? – спросила Прю, заглядывая на кухню, где хозяйничала Пайпер.
- Да, - ее сестра приникла к окну, отодвинув цветастую занавеску и выглянула на улицу и заметила две удаляющиеся от дома фигурки. – Кажется, Фиби опять забыла зонтик…. – она скептически сощурилась и вернулась к своим делам. На плите радостно скворчал завтрак, требуя внимания.
Прю уселась на стул, отодвинув его подальше от стола и с грустью окинула взглядом кухню.
- Чего грустишь? – усмехнулась Пайпер, оборачиваясь к старшей сестре. – Тебе вообще по статусу не положено грустить – через неделю свадьба, а ты…
- За Бэйна беспокоюсь: который раз говорю ему сходить ко врачу, а он отказывается…
- А что с ним? – ведьма оторвалась от плиты и уселась рядом с Прю.
- Этот кашель… - Прю задумчиво помотала головой. – Сегодня он весь измучался, кашлял до крови, но все равно отказался показаться доктору.
- Думаешь, что-нибудь серьезное?
- Да уж точно не простуда, - настороженно отозвалась ведьма. – Хотя он утверждает обратное. Побежал на работу – ничего не хотел слышать…
Между сестрами повисло минутное молчание. Пайпер неловко теребила в руках кухонное полотенце с синими цветочками по краям, не зная, что посоветовать; а Прю задумчиво смотрела на стол, где замерли две чашки с кофейной гущей на дне и пустая тарелка из-под тостов.
Неловкую тишину прервал Лео. Между сестрами взметнулся мерцающий столб света, который через мговение принял очертания Хранителя. Он быстро наклонился и, поцеловав жену в щеку, тут же обратился к Прю:
- Нам надо поговорить.
- И тебе доброе утро, - возмутилась та и нарочито гневно взглянула на сестру, подстрекая ее призвать мужа к порядку.
- Да, - Пайпер сдвинула брови. – Приходишь весь мятый…. – она оглядела его несвежую рубашку в сине-черную клетку и мятые штаны, испачканные на коленях чем-то зеленым, видимо, травой. – Грязный, небритый….
Лео смущенно почесал щеку, скрывавшуюся под светлой щетиной и виновато посмотрел на сестер кроткими голубыми глазами…
- Но это и вправду очень важно… - осторожно протянул он.
- Не дави на жалость, - отмахнулась Пайпер. – Не буду мешать, так и быть…
Она поднялась, и многозначительно вздернув тонкие черные брови, неторопливо удалилась из кухни. Прю проводила ее взглядом, и обратила свой взор на сконфуженного Лео.
- Мне почему то кажется, она мне это еще припомнит, - покачал он головой и плюхнулся на стул рядом с ведьмой, запустил руку во взъерошенные светлые волосы.
- О чем ты хотел поговорить? – протянула Прю, видя, что Хранитель полностью растворился в мыслях о ближайшей перспективе семейной жизни с разгневанной ведьмой и вовсе забыл о том, что привело его сюда.
- А. – Лео заморгал и откинулся на спинку стула, уже более расслабленно оглянулся по сторонам. – Я хотел поговорить о Бэйне. Вернее, о вашей свадьбе. У Старейшин тоже есть свое мнение о такой…. Хм, перспективе на будущее.
- Не понимаю, что ты хочешь этим сказать. – Прю скептически поморщилась. – Если Старейшины хотят…
- Нет, что ты, - спохватился Хранитель, мгновенно учуяв, куда клонит ведьма. – Речь вовсе не о запрете…. Как таковом. Только небольшие опасения… насчет него.
- Что ты имеешь ввиду? – сухо уточнила женщина, недоверчиво сверля смущенного зятя.
- Ну, ты понимаешь… Бэйн и раньше был фигурой неоднозначной. Он и раньше привлекал слишком пристальное влияние со стороны…. С темной стороны. А сейчас, - Лео вздохнул. – Это внимание усилилось.
- Не замечала…. – протянула ведьма. К лицу мгновенно прилила кровь – на кухне вдруг стало невыносимо душно. – Я… открою окно. – Она стремительно сорвалась с места и, едва не теряя сознание то ли от нахлынувшей внезапно духоты, то ли от прилившей в голову крови, добралась до окна, откинула занавеску и распахнула створку. В дом мгновенно ворвался ворох свежего воздуха – холодный и освежающий. По лицу побежал приятный холодок, дышать стало немного легче.
- Продолжай, - выдохнула, не оборачиваясь, Прю.
Хранитель виновато взглянул на хрупкую фигурку ведьмы, прислонившейся к подоконнику, заставленному маленькими расписанными горшками с распустившимися бутонами цветов. Ветер, впущенный через раскрытое окно, теребил цветастые занавески. Стало прохладно, и Лео поежился.
- Так вот, это внимание… оно заметно ослабло. Да, давно уже демонов не появлялось. Старейшины думают, что это осознанно, они… Старейшины считают, что демоны работают изнутри. Руками Бэйна… - Лео замялся. Слова не легко дались ему. Он хотел добавить «извини», но не решился, сочтя это слово излишним…. Так все ясно.
- Чушь. – Тихо промолвила Прю. Она развернулась, и оказалась лицом к своему Хранителю. Лео поймал на себе блуждающий взгляд взволнованных глаз. – Нет, - она чуть улыбнулась, словно все, что сказал ее Хранитель, было лишь неумелой шуткой, просто невозможной в реальном мире. – Кто…. Кто это сказал? Почему? – она заикнулась, голос предательски дрогнул.
- Дарстен. Один из…. Верховного Совета.
- Что? Почему? – повторила Прю.
- Они смотрели, на нас…. И увидели тьму. Увидели зло в доме.
- Не может быть. – Ведьма помотала головой. – Они ошибаются. Не знаю, почему, но они ошибаются. Этого просто не может быть.
- Ты уверена? Это легко проверить, - Лео встал и подошел к ней поближе, словно это смогло бы помочь вернуть ее способность здраво мыслить. – Подумай…. Как бы то ни было, нам надо знать точно: кто или что нам противостоит, должны быть уверены на все сто процентов. Если возникло хоть малейшее сомнение, нужно так или иначе проверить…
- Проверить…. Проверить Бэйна. А если окажется, что все это лишь выдумки... Их домыслы?.. А если…
- Прю. Надо проверить. Лучше уничтожить зло в зародыше, чем подвергать опасности…. Всех нас.
- Как? – Прю замерла. Голова была пуста, и оттого казалась неимоверно легкой. Тело, напротив, казалось, онемело, ноги налились свинцом – то ли от напряжения, то ли от шока.
- Книга Таинств. Дай ее ему в руки.

Пайпер неторопливо поднялась наверх, заглянула в детскую. Дети спали – чуть слышно посапывал носом маленький Крис; Вайат тихо ворочался под синим, с облачками, одеялом, что-то тихо бормотал себе под нос. Пайпер, осторожно ступая, подошла к его кровати, тихонько поправила край сползшего одеяла и прислушалась… Легкий шелест веток дерева, росшего под окном детской, мерное дыхание детей…
Она вышла в коридор и плотно прикрыла за собой дверь.
- Пайпер, - тихо позвал ее знакомый голос, дверь в комнату Пейдж приоткрылась, и оттуда показалась встрепанная голова младшей ведьмочки. – Спят? – она чуть кивнула в сторону детской.
- Да, - шепотом ответила Пайпер и направилась к лестнице. Пейдж повозилась за дверью и выскочила в коридор, запахивая полы розового халатика, доходившего ей до колен. Она, подпрыгивая, спустилась по лестнице на первый этаж вслед за старшей сестрой и очутилась в гостиной.
- Набегалась? – уточнила Пайпер, присев на диван. Она откинулась на мягкие подушки и, довольно прищурившись, оглядела сестру с ног, засунутых в мягкие пушистые тапочки до темной макушки.
- В смысле? – Пейдж неуверенно повела плечами, не зная, что она имела ввиду – сегодняшний спуск по лестнице или долгое отсутствие дома.
- В смысле – твоя прогулка. Набегалась с этим остроухим? – лукаво улыбнулась ведьма, поглядывая на присаживающуюся кресло напротив сестру сквозь опущенный ресницы.
- Да. Скучали? – ехидно осведомилась Пейдж и закинула ногу на ногу. Одна из тапочек свалилась и сиротливо плюхнулась на пол.
- Еще бы! Но ты пришла – и всем сразу стало весело.
- Особенно Прю… - Пейдж покосилась на тапочку, но лень пересилила – и она откинулась на мягкую спинку кресла. – Теперь она бедняжка ночует в гостиной, на диванчике.
- Да ладно, это же не навсегда. – Отмахнулась Пайпер.
- А ты уже разобрала зелья? Ну, те, которые я принесла? – решила поинтересоваться младшая сестра после секундного взаимного молчания.
- Нет, - засмеялась Пайпер. – Чтобы их всех разобрать – никакой жизни не хватит. А вот если приплести Грэмс к этому делу…. – она задумчиво потерла подбородок и лукаво взглянула на улыбающуюся сестру.
- Бедная старушка, - наигранно сочувственно покачала головой Пейдж.
- Ей все равно нечем заняться, - отрезала старшая сестра. – пусть хоть чем-нибудь полезным займется… Хоть какая-то польза.
- С таким отношением она скоро совсем прекратит нас навещать, - махнула рукой младшая Зачарованная. – А как дело с завтраком обстоит?
- Подожди немного. Там Лео и Прю сейчас. У них… этот, как его… серьезный разговор. – Недовольно покачала головой Пайпер.
- Подождем. – Согласилась Пейдж.
Прошло около десяти тягостно-длительных минут, прежде чем тихо хлопнула маленькая кухонная дверь. Послышались легкие торопливые шаги…
- Прю… - протянула Пейдж, увидев свою старшую сестру. – Доброе утро.
- Доброе, Пейдж. – Отозвалась та и, не оборачиваясь, быстро скрылась на втором этаже, не удостоив младших сестер даже взглядом.
- Это был тяжелый разговор, - появляясь в гостиную и ловя на себе негодующий взгляд жены, оправдался Лео. – Ей надо побыть одной.
- Что ты ей там наговорил, Сократ небритый? – возмутилась Пайпер, сверкая глазами.
- Да, нам ведь тоже интересно…. – подскочила Пейдж.
«Все равно они ведь узнают», - с грустью подумал Хранитель Зачарованных, усаживаясь рядом с разгневанно-взволнованными ведьмами.

- Пожалуйста, возьми трубку…. – тихо шептала Прю, но пока сквозь молчание мобильного телефона пробивались лишь длинные гудки. Прошла первая мучительная минута.
Прю скинула и снова набрала номер Бэйна. Снова ожидание – набор, длинные гудки.
- Ну, пожалуйста… - вновь прошептала она в маленький раскладной телефончик. Ни звуку… и тут тишина оборвалась чуть заметным шипением, гудки прекратились…
- Да, - послышался сухой совершенно незнакомый голос.
- Бэйн? - едва дыша от волнения, спросила Прю.
- Да… это ты, Прю, - сквозь безразличный баритон прорезались нотки беспокойства. – Что стряслось?
- Приезжай домой. Пожалуйста.
- Хорошо…. Я попробую отпроситься. Ладно…. – Бэйна замешкался, но через мгновение довольно бодро уточнил: - Буду через час.
- Я буду ждать.
- Люблю тебя…
- Я тоже.

Бэйн убрал телефон от уха и засунул его во внутренний карман серого пиджака. Сквозь чистое блестящее окно его офиса был виден край улицы со скользящим по ней потоком машин. Мужчина протянул руку к тонкой веревочке, висящей сбоку от окна, и жалюзи сомкнулись – в комнате сразу стало намного темнее. Прихватив со стола тоненькую пачку бумаг, Бэйн направился в кабинет босса – надо было отпрашиваться у начальника.
В голове крутился голов Прю – взволнованный, словно чужой и отдаленный. Сердце медленно билось, изредка замирая, словно в ожидании чего-то ужасного.
Бэйн прикрыл за собой дверь своего кабинета и пересек широкий коридор, где толпилось множество человек, как и он, работающих здесь.
- Привет, - кивнул ему молодой паренек, стоящий около раскрытой двери соседнего кабинета.
- Привет, Стив, - кивнул ему в ответ Бэйн.
Путь его лежал через длинный коридор. Он терпеливо шагал, стараясь чеканить шаг как можно тверже, чтобы не так дрожали ноги; взгляд его скользил по лицам сослуживцев – то нахмуренным и озабоченным, то радостным, улыбающимся. Знакомые кивали ему, изредка слышалось быстрое «привет», Джессоп отвечал на кивки, отвечал на приветствия… в самом конце коридора взгляд его наткнулся на другого человека: он был, в отличие от работающих здесь, в коричневую кожаную куртку, и это заметно привлекало внимание, к вящему смущению «чужака».
Мужчина в куртке отвел взгляд, когда рядом проходил Бэйн и осмелился повернуться, лишь когда тот прошел мимо него.
Джессоп приостановился у самой двери кабинета начальника и неожиданно, даже для самого себя, обернулся. Его взгляд тут же наткнулся на незнакомого мужчину в куртке, прислонившегося к стене. И узнал его – светлые лучистые глаза и черные, вороного крыла, волосы… он узнал второго Хранителя Зачарованных.

 

#34
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 19. Тревожное утро.

Чем отличаются мужчины от женщин? Мужчины
не знают, что может случиться. И поэтому
счастливы. Но женщины предвидят все. Поэтому
всегда волнуются.

Коул торопливо шагал по узенькой дорожке, тянувшейся через весь Йосемитский парк. Высокие секвойи, казалось, замерли и лишь слегка покачивали макушками, ярко темневшими на фоне серовато-грязного неба. Слева от тропинки раскинулось пепельная гладь маленького озера. Ледяная вода покрывалась неровной сеточкой морщин, когда налетали резкие порывы ветра. Около скрытых высокой темной травой берегов стояли люди: и взрослые и дети. Ветер разносил их звонкие голоса и смех, прерывая тишину нависшую посреди рощи.
Фиби украдкой поежилась. Она не сводила взгляда с людей и старалась одновременно не отстать от демона – шаги его становились все размашистее, он шел все быстрее и быстрее – видимо, виноват был холод, пронизывающий все вокруг. Где-то вдалеке шумели водопады, звук срывающейся со скал воды дополнялся резкими криками темных невидимых птиц, прятавшихся среди деревьев.
Тропинка начала петлять – озеро уже скрылось из вида, и лес стал густеть. Толстые стволы деревьев окружали маленькую дорожку из не успевшего просохнуть песка. Справа из-за макушек начала подниматься навстречу идущей паре высокая гранитная скала, напоминающая располовиненный купол католической церкви. Высокий монолит, примерно в полторы тысячи метров, постепенно заслонял собой невзрачный небосвод – становилось все темнее. Вот, наконец, Коул и Фиби вошли под сень рощицы прямо у подножия величественной скалы.
- Это где-то тут, - хрипло проронил Коул и, остановившись, обернулся. Фиби только что подошла – она немного отстала, так и не подстроившись под его шаг. – Надо поискать в пещерах… - нерешительно продолжил демон. Его обветренные щеки побледнели, взлохмаченные волосы неаккуратно упали на его высокий лоб, когда он повернулся спиной к ветру.
- Тут сотни пещер, - безнадежно вздохнула ведьма. Она опустила глаза. Стало немного теплей – теперь хоть пронизывающий до костей ветер не бил ей в лицо – ее заслоняла широкая спина демона. – Они по всей долине. Пока мы ищем… ты думаешь, он такой дурак, что будет сидеть и ждать нас, пока мы его наконец найдем?
- Ты замерзла? – неожиданно спросил Коул.
- Немного, - поежилась ведьма. – Ты не ответил. Как мы будем его искать? Ты отказался от помощи моих сестер, но никому ни слова не сказал, как именно ты собираешься поймать колдуна.
- Ты забываешь, кто я. – Вяло возразил демон и прищурился, пытаясь этим скрыть свои истинные чувства за напускной маской небрежности и безразличия. – Иди сюда, - она поднял руку и протянул ее к ведьме, призывая ее приблизиться. Она с готовностью прижалась к нему, и он обнял ее, принимая под свою защиту.
- Поехали… - пробормотал Коул себе под нос и прикрыл глаза. Их, с Фиби, силуэт медленно потерял четкие очертания и в одно мгновение исчез. Прозрачный холодный воздух пластами пришел в движение, но, едва очередные порывы ветра накрыли его, успокоился.

Пайпер задумчиво поерзала на диване и откинулась на ворох мягких подушек. С секунду она задумчиво смотрела куда-то в дальний угол комнаты, где одиноко примостился подсыхающий, по все-таки еще пушисто-зеленый куст шифлеры.
- Не было печали…- наконец горько вымолвила она и обратила взор сначала на притихшую Пейдж, а затем – на виновато растрепанного мужа, стеснительно примостившегося на самом краю. Лео молча покачал головой и стойко перенес растеряно-недоуменный взгляд жены. Повисла тугая безжизненная пауза, ведьмы, казалось, боялись пошевелиться. Хранитель терпеливо ожидал их более активной реакции, и потому не решался первым начать прерванный разговор.
- Знаете… - Пейдж наконец нашла в себе силы побороть оцепенение и высказаться, но вышло через чур тихо – никто даже головы не повернул в ее сторону. Она облизала ставшие сухими губы и, сглотнув, повторила, старательно пытаясь не потерять драгоценную мысль: - Знаете, если это правда, то будет лучше, если мы будем рядом с ней. А то ведь… кто знает, что он сделает, когда поймет, что разоблачен?
- Верно. – Кивнула Пайпер. Она подняла на младшую сестру теплые карие глаза и чуть заметно улыбнулась краешком губ, как бы благодаря ее за первую умную мысль.
- Значит, надо подняться к Прю… - подхватила Пейдж и поспешно вскочила с кресла. Лео последовал ее примеру и тоже поднялся.
- Стой… погоди! – старшая ведьма вскинула брови и удивленно посмотрела на родственников. – Сядьте.
Пейдж пожала плечами и, одернув халатик, послушно плюхнулась на место. Хранитель настороженно присел на подлокотник.
- Во-первых, Бэйн еще не пришел, - начала Пайпер. – Во-вторых, вполне вероятно, что все это лишь выдумки каких-то старикашек!
- Полегче, Пайп, - подал голос Лео и поднял недоумевающий взгляд на вспыхнувшие щеки жены.
- Что, Лео? – угрожающе-напряженным тоном откликнулась ведьма. – Хочешь сказать, что им можно, не оглядываясь довериться?
- Пайпер, ты забываешь… - в тон ей возразил Хранитель.
- Нет, это ты забываешь! – Пайпер вскочила на ноги, чуть не задев стоящий рядом маленький столик. – Забываешь! Как ты можешь им доверять после…. После Гидеона? После того, как он предал тебя…. Предал всех нас!
- Это другое, это совсем другое, как ты не понимаешь?!
Пейдж сконфуженно опустила взгляд и с минуту сосредоточено рассматривала незатейливый узор на светлом мягком ковре. Потом, заметив, что спор никак не думает утихать, тихонько поднялась и незаметно выскочила сначала в коридор, а потом – к лестнице. Шлепая спадающими с ног тапочками, она поспешила к себе в спальню. До ее ушей то и дело долетал громкие и резкие фразы старшей сестры и не менее тихие возгласы ее мужа.

Ровно тринадцать мутно-серых свечей, заплывших застывающим воском, озаряли довольно низкие своды пещеры. Они была хаотично раскиданы по периметру каменного убежища и закреплены на стенах, длинные язычки пламени то и дело взвивались вверх и бледнели, вытягиваясь. Где-то вдалеке блестел маленький кусочек дневного света – слишком далеко, чтобы служить освещением. Холодный уличный ветер то и дело врывался внутрь и ворошил уложенные стопкой на полу желтые листы мятого пергамента.
Фиби открыла глаза, мягко выскользнула из объятий Коула и, щурясь, начала осматривать пещеру, где она оказалась вместе с любимым. После яркого и прозрачного дневного света глаза поначалу отказывались различать предметы в такой темноте, но вскоре все-таки привыкли.
- Мы опоздали… - послышался хриплый голос Коула за ее спиной. Фиби обернулась.
Демон легонько пнул ногой что-то большое, лежащее на полу и выжидательно уставился на ведьму.
- Что это?
Коул не ответил. Он отошел в сторонку и начал дальше исследовать пещеру. Фиби осторожно приблизилась и присела на корточки. По мере того, как ее глаза различили лежащий на полу труп и его мертвенно-серое лицо, к горлу начала подкатывать тошнота. Лицо мертвеца, чарующе красивое, застыло блестящей алебастровой маской, белокурые волосы аккуратно обрамляли его; впечатление портило лишь безобразное черное пятно на подбородке и шее. Ведьма попыталась отодвинуться подальше, но неловко качнулась в сторону и почти упала на четвереньки, благо, успев вставить руки. Пальцы коснулись холодной поверхности пола, которая на ощупь оказалась еще мокрой и на удивление липкой.
- Фиби, пойдем. Его здесь уже нет.
- Кого нет? – Фиби с трудом поднялась и почувствовала, как заныли ноги. К тому же, немного кружилась голова, как от недостатка кислорода или наоборот, от его избытка.
- Демона. – Коул вступил откуда-то слева. В руках у него был потрепанный альбом для рисования. – Вот, я нашел записи… его. – Он легонько покачал находкой, крепко зажатой в левой руке и кивнул в сторону мертвеца. – Он собирал тут свои материалы. А еще это что-то вроде его дневника, дома почитаем… Ты в порядке?
- В полном. А как только мы уберемся отсюда, мне станет еще легче.
- Пошли, там выход.
Фиби подхватила Коула под руку и они, спотыкаясь о разбросанные камни, направились к выходу, обозначившемуся разрастающимся пятном света.

Дверь в особняк Холлиуэлов оказалась не заперта, и Бэйн беспрепятственно вошел внутрь. Скинув пиджак и набросив его на вешалку, он прошел в гостиную, откуда слышались голоса Пайпер и Лео. Но как только он переступил порог комнаты, супруги мгновенно умолкли и обратили взор на будущего зятя и свояка.
- Привет, - бросил Бэйн, удивленно почувствовав на себе чересчур взволнованный взгляд Хранителя и чуть хмурый – его жены.
- Ты вернулся с работы, - выдавила Пайпер, и щеки ее покраснели, она опустила глаза. Лео тоже отвернулся от него и стал с безразличным видом рассматривать ковер на полу.
- Я зачем-то понадобился Прю. Где она?
- Наверху, - подал голос Хранитель.
- Хорошо…. Тогда я пойду… - замешкался Джессоп и направился наверх, оставив Лео и Пайпер наедине.
Преодолев лестницу на второй этаж, Бэйн остановился перед дверью в комнату будущей невесты и, предварительно постучав, отворил ее. На нее тут же внимательно уставились пара любопытных карих глаз: сидевшая на кровати Пейдж в окружении каких-то склянок, бутылочек и пыльных томов выжидательно и настороженно напряглась.
- Бэйн. – то ли вопросительно, то ли утвердительно вымолвила она.
- Прю? – В тон ей ответил он, но в его тоне вопросительной интонации было больше.
- На чердаке, - Пейдж тряхнула длинными волосами и, словно потеряв интерес к нарушившему ее покой гостю, углубилась в чтение.
- Спасибо.
Мужчина аккуратно прикрыл дверь и направился на чердак. Последний раз он был там несколько лет назад, и поэтому естественное любопытство подгоняло его, заставив буквально взлететь по ступеням.
Темный уют чердака заворожил его, как только он переступил его порог. Несколько ковров на полу – старых и нередко выцветших, мрачные своды досок, потолочных опор и перекладин, бесчисленные стулья и кресла – почти новые и неимоверно старые, сломанные, стоящие у стен, около заставленных хламом столиком или висящим где-то на стене. На глаза попался и старый велосипед, почему-то подвешенный около выключенной люстры. Справа от него, напротив самого большого витражного окна, украшенного пыльными желтыми, оранжевыми и реже зелеными стеклышками, - стоял невысокий треножник с возложенной на него огромной книгой.
- Прю, - тихо сказал Бэйн в тишину, с трудом отводя взгляд от Книги Таинств.
- Я здесь. – Отозвалась ведьма. Она поднялась с большого обтянутого красной тканью кресла, стоящего в самом углу чердака и скрытого высоким книжным шкафом.
Прю вышла на середину комнаты и встала между женихом и Книгой.
- У тебя все в порядке? – спросил Бэйн. Он не смог различить выражение ее лица из-за выглянувшего из-за тучи и заглянувшего сквозь высокое окно солнца. – По телефону… у тебя был взволнованный голос.
- Еще не знаю, - она легонько пожала плечами. – Посмотрим.
- Посмотрим… - повторил он за ней. Повисла ненавистная минутная тишина. Прю, видимо, не стремилась продолжать разговор или, наоборот, ждала, когда он начнет первым. И Бэйн взял инициативу:
- Знаешь, я тоже хотел с тобой кое о чем поговорить.
- О чем же? – отчужденно и немного безразлично спросила она.
- Знаешь… - он замешкался, повторяясь. – У меня на работе я заметил того парня. Ну, он Хранитель…Энди Трюдо. Это ты… вы его послали ко мне? Зачем?
- Что? – словно очнулась Прю. Она качнулась, как от ветра, и чуть спешно подошла к Книге, провела рукой по темному кожаному переплету и уже заинтересованней взглянула на будущего мужа. – Нет. Никто его не посылал. Он что-то говорил тебе?
- Нет, ничего не говорил. Думаю, он вообще надеялся, что я его не замечу. Хотя… может напротив, хотел, чтобы я заметил, что он следит.
- Иди сюда. – Вдруг неожиданно предложила ему ведьма и чуть пододвинулась, оставляя ему место около себя и Книги.
- Зачем? – вдруг насторожился он и, сам не зная почему, тревожно оглянулся.
- Иди сюда. – Чуть холодней повторила Прю.
Бэйн молчал…

 

#35
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 20. Просто человек.

- А если он ее на месте и убьет? – Тревожно вопрошал Лео.
- Лео, успокойся. Если он на нее набросится, она наверняка закричит, и мы успеем прийти на помощь. – Хладнокровно возражала его жена и, нервно покачивая ногой, поудобнее устраивалась в мягком кресле.
- Как ты можешь так говорить?! – Хранитель несколько раз пытался вскочить с места, но ведьма пресекала все его попытки ледяным взглядом из-под нахмуренных бровей:
- Это ты безоговорочно доверяешь Старейшинам, но не я. Я доверяю и своей сестре и ее жениху.
Лео замолчал и послушно замер, наморщив лоб. Весь вид его говорил, что сейчас он меньше всего на свете жаждет продолжения ссоры с любимой женой.
- Есть кто дома? – послышался бодрый голос Фиби, сопровождающийся звуком захлопывающейся двери. Через минуту в гостиной показался сначала Коул, трепетно прижимавший к груди детский альбом для рисования, а потом и несколько бледная Фиби, мгновенно ухватившаяся за косяк.
- Фиби, что с тобой? – вымолвила Пайпер, глядя на сестру.
- Да так, посчастливилось поздороваться с покойником, - слабо улыбаясь, ответила Фиби и поглядела в свою очередь на застывшего демона.
- Милая, ты хотела помыть руки, - мягко напомнил Коул.
- Ах да, - спохватилась ведьма и отстранилась от дверного косяка. – Точно. – Она подняла вверх перепачканные черной застывшей кровью ладони, предъявляя их всем присутствующим и не спеша удалилась в ближайшую ванную комнату.
- Это кровь? – спросила Пайпер.
- Да, она же сказала – поздоровалась с мертвецом. – Демон ухмыльнулся и покачал головой. – А это мы нашли рядом с трупом священника. – Он шлепнул альбомом по журнальному столику.
- Его детские рисунки? – скривилась старшая ведьма, двумя пальцами подцепляя верхний лист.
- Нет, рецепты зелий, описание обрядом. Плюс его дневник. Надо на досуге разобрать. – Пояснил Коул.
- А еще надо позвонить Дэррилу и сообщить о местонахождении трупа вышеупомянутого священника. – Подал голос Хранитель. – А то на кого он свалит убийство того полицейского?
- Я позвоню ему вечером. – Отрезала его жена.
- Так, мне вроде стало легче, - радостно возвестила Фиби, встряхивая мокрые руки. – А чего это вы тут сидите?
Пайпер и Лео переглянулись, и Хранитель обреченно вздохнул.

Мурлыкая под нос мелодию, название которой никто еще придумал, Пейдж извлекла на божий свет очередную склянку с загадочным эльфийским зельем. Критически осмотрев черную резиновую пробку, ведьма подняла бутылочку вверх над головой и постаралась рассмотреть ее содержимое. К несчастью, стекло оказалось слишком темное, чтобы различить, что-таки плавает внутри – засушенный жук или чей-то палец. Горестно вздохнув Пейдж отложила склянку в сторону, аккуратно умостив ее на своей кровати рядом с десятком других неопознанных шедевров эльфийского зельеварения.
Поерзав и поудобнее умостившись на кровати, ведьма достала следующую баночку – претендента на опознание. Но не успела она ее встряхнуть и рассмотреть на просвет, как чей-то твердый кулак дважды ударился о дверь в ее комнату.
Пузырек выскользнул из сжавшейся руки и упал в складки покрывала, предательски при этом звякнув. Пейдж не успела сказать ни слова, как дверь распахнулась, и показалась голова Лео, а затем и весь Хранитель целиком.
- Пейдж. Ты с нами? – не мешкая, спросил он.
- Куда? – оторопела Пейдж, заворожено глядя, как из-за его спины показываются сначала Пайпер и Фиби, а в довершение – и нахмуренное лицо чем-то недовольного Коула.
- Прю спасать, - угрюмо заявила Пайпер. – Это была и есть полностью его инициатива.
С этими словами она ткнула пальцем мужав плечо. Тот, негромко сказав «Ай», поежился и наиграно-виновато оглянулся на угрюмого Коула, словно ища в нем хоть толику мужской солидарности. Но тот лишь покачал головой, не желая вставать между супругами.
- Иду, конечно! – Пейдж свесила ноги и, оправив халат, сунула ноги в тапочки. – Где она?
- На чердаке. – Ответила Фиби. – Ну что, по очереди или все сразу?

- Иди сюда. – Повторила Прю.
Бэйн молчал, не зная, что сказать. Почему-то сейчас, в этот самый момент ему как никогда раньше не хотелось быть рядом с Прю. Какое-то странное чувство потерянности и непонимания вскружило ему голову, и он почему-то отчетливо вспомнил свой ночной кошмар. И вот, казалось, сон начинает обретать очертания реальности. Холодный ледяной страх овладел сознание и сковал движения и мысли.
«Нет. Нельзя идти туда», - настойчиво твердил чей-то голос у него в голове, и Бэйн слушал и кивал, понимая правоту невидимого собеседника.
- Иди…
«Не пойду. Нет. Нельзя».
- Черт возьми, Бэйн! Подойди!
Голос Прю зазвенел в его сознании, и оно на мгновение прояснилось.
- Он говорит, что нельзя…. – выдохнул Бэйн, неожиданно для себя. Во рту пересохло, потом его заполнило что-то вязкое, мешающее дышать. Он открыл рот, жадно ловя желанный воздух, и темная кровь тяжелыми алыми каплями обагрила его подбородок и рубашку. Бэйн вдохнул, но выдохнуть не смог.
Сознание потухло, окружающий мир слился в одно большое разноцветное пятно, завертелся волчком и канул в черную бездну забытья…

- Пульс есть, и он дышит, - тихо заявил Коул и убрал руку с шеи Бэйна. Джессоп лежал посередине чердака на застланном ковром полу, раскинув руки, он был без сознания. Чуть поодаль от него стояли Зачарованные и их Хранитель, а рядом, присев, расположился демон.
- Ты уверен? Посмотри пульс еще и на запястье, - Фиби подошла поближе.
- Фиби, отойди. – Спокойно и непреклонно потребовал Коул и поднял руку Бэйна в воздух, перехватив пальцами запястье. – Это может быть небезопасно.
- И вообще, лучше еще пустить в ход кристаллы. Так мы будем в большей безопасности, - встрял Лео и легонько потряс в руках маленький сундучок.
- Лео, - возмутилась Пайпер.
Она и Пейдж стояли по обе стороны от бледной Прю, слегка поддерживая ее. Прю, сначала вкратце рассказав, что произошло, теперь молчала, предпочитая на все вопросы или кивать или качать головой, ничего при этом не говоря.
- А что? – парировал жену Лео. – Я все еще ваш Хранитель, и на первом месте для меня – ваша безопасность.
- Хотелось бы мне знать, входят ли в десятку твоих приоритетов такие слова, как «жена» и «дети»… - огрызнулась его супруга и, то ли всерьез, то ли шутя, обратилась к старшей сестре. – Знаешь, лучше повремени с замужеством, ничего хорошего в этом нет.
Прю легонько улыбнулась и лишь покачала головой, словно говоря, что шутки сейчас неуместны.

Через несколько минут «магическая защита» была поставлена. Семь больших, с кулак, белых кристаллов были аккуратно разложены вокруг лежащего без сознания Бэйна. Каждый из кристаллов чуть заметно светился изнутри ровным холодно-белым светом, и был похож на большой тропический цветок, искусно вырезанный из скалы.
Зачарованные ждали. Прю стояла у Книги, то и дело касаясь обложки руками, словно ища успокоения, и то и дело поглядывала на распростертое тело жениха. Ей сейчас как никогда хотелось подойти к нему и привести в чувство. Пайпер вместе с Пейдж и Лео расположились на диване. Хранитель сидел с краю, закинув ногу на ногу и чуть наклонившись вперед. Его жена с минуту сидела молча, потом положила ему руку на плечо и поправила сбившийся воротничок, расправив уголки.
- Иди возьми чистую рубашку, - прошептала она ему на ухо. Хранитель покорно принял этот жест к примирению и, неторопливо поднявшись, вышел чердака.
- Что-то он долго не просыпается… может, его стоит.. ну, растормошить? – предположила сидящая на коленях у Коула Фиби. Она обвела взглядом присутствующих, словно ища одобрения, и остановилась на демоне, держащем в руках ее колени.
- Не стоит. Сам очнется. – Отозвался Коул.
Снова нависла тишина.
- Я попробую привести его в чувство, - подала голос Прю. Она решительно подошла к «ловушке» из кристаллов и чуть взмахнула рукой, давая понять пытающейся подняться Пайпер, что не нуждается в глупых отговорках.
- Только быстро, пока Лео не пришел, - понятливо кивнули сестры. Только Коул начал громко сопеть, втягивая воздух, но на его возмущенный вид отреагировала только Фиби и успокаивающе погладила его по щеке.
Прю осторожно левой ногой откинула ближайший к себе кристалл в сторону, и тот, соскользнув с мягкого ворса старого ковра, покатился по дощатому полу. «Сетка» на мгновение вспыхнула ярким желтоватым светом и тут же погасла, как перегоревшая лампочка, с чуть слышным звоном. Кристаллы потемнели, огонек внутри них, делавший их похожими на большие цветы, потух, оставив только равнодушные сероватые камни. Старшая ведьма вытащила из кармана белый носовой платок и, присев, принялась оттирать застывшую кровь с лица Бэйна. Платок мгновенно потемнел, окрасившись во все оттенки бордового цвета и потяжелел, впитав в себя почти всю кровь. Прю нашла чистый уголок и еще раз аккуратно попыталась смахнуть засохшие уже капли с ямочки на подбородке жениха.
Потом, отложив пришедший в полную негодность платок в сторону, за линию кристаллов. Помешкав с секунду, она обернулась к сестрам:
- Принесите Книгу, - попросила она, почувствовав как от напряжения голос чуть не сорвался на фальцет.
Сестры застыли. Никто не решался первой сделать движение.
- Пейдж, - прикрикнула Пайпер, и младшая сестра сорвалась с места.
Схватив тяжелую семейную реликвию и трепетно, и отчасти потому, что книга была просто неподъемная, прижав ее к груди, Пейдж поспешила передать ее в руки старшей Зачарованной и отпрянула назад, плюхнувшись на диван и чуть не подмяв под себя протестующе вскинувшую руки Пайпер.
- Осторожно… - зашипела она.
- Нечаянно… - прошептала в ответ сконфуженная Пейдж и замерла, как и все остальные, внимательно наблюдая за действиями Прю.
А та, подержав фолиант в слабеющих от тихого страха руках, положила его на ковер сбоку от Бэйна и приподняв его руку, положила ее ладонью на кожаную поверхность Книги Таинств. Ничего не произошло. Рука, бледная и неподвижная, лежала на книге, и книга спокойно позволяла предполагаемому демону касаться ее.
Прю беспомощно оглянулась на сестер и Коула. Сердце, громко стучащее в ее груди, казалось, было готово сломать ребра и выскочить наружу от внезапно нахлынувшей необузданной радости.
- Она приняла его… - словно не тумане произнесла ведьма, почти не слыша собственных слов.
- Он же без сознания, и потому Книга не видит в нем ничего опасного, - послышался голос Лео. Он стоял в дверях чердака и старательно пытался застегнуть пуговицы на манжетах зеленой клетчатой рубашки.
- Давай я подстрахую… - предложил Коул и поднялся с места, ловко вывернувшись из-под Фиби. Та невольно ухмыльнулась и удобно расположилась на освободившемся кресле.
Демон встал по другую сторону от лежавшего Джессопа, напротив Прю, готовый в любой момент обезвредив его, если тот при пробуждении проявит агрессию.
Прю дотронулась до жесткой щеки жениха, провела ладонью по его застывшему лицу, по темным прядкам, утопив пальцы в густых волосах.
Рядом подсел и Лео, протянув ведьме прозрачный хрустальный бокал, наполненный водой. Она приняла его, попыталась поудобнее умостить в руках совершенно ледяной стакан. Помешкав, Прю наклонила его, и первые холодные капли упали на высокий лоб Бэйна, не возымев никакого результата.
- Лей все… - подсказал Хранитель из-за ее плеча.
Прю прикрыла глаза и из-под опущенных ресниц наблюдала, как вода, покидая стакан, с брызгами выливается на лицо Джессопа.
Бэйн вздрогнул, открыл глаза и тут же их закрыл. Его левая рука, доселе лежавшая на Книге таинств, взметнулась к лицу, защищая от холода и брызг. Прю остановилась, заметив, что Джессоп зашевелился, и неловко отставила стакана на пол. Тот перевернулся и покатился куда-то под диван, напряженно звеня, когда перекатывался по чуть неровным досочкам настила.
- Держи, - приказал Лео и, ухватив ничего еще не соображающего Бэйна за руку, с силой вернул ее на место, придавив к Книге. Коул бросился с другой стороны и двумя руками ухватив предполагаемого демона за плечи, вдавил его в ковер.
Ничего не произошло, когда мокрая от пролитой воды кисть коснулась потемневшего трилистника на Книге Таинств. Бэйн попытался что-то протестующе вымолвить, но лишь судорожно втянул в себя воздух.
- Все, хватит! – Прю стремительно наклонилась вперед и оттолкнула руки смутившегося Коула от жениха. Демон послушно отодвинулся и вытер намокшие руки о джинсы.
Лео сам отдернул руку. Поднял виноватый взгляд на сестер и столкнулся с ледяной ухмылкой жены.
- Думаю, тебе надо серьезно поговорить со Старейшинами, - сообщила ему Пайпер. – Лучше прямо сейчас.
Хранитель послушно кивнул и начал медленно таять в ореоле пронзающего белого света. Через секунду он исчез.
Прю помогла Бэйну сесть и, виновато заглянув в его растерянные глаза, прижала к себе, обняв за шею и уткнувшись в мокрые волосы. Джессоп непонимающе обвел взглядом чердак и, одной рукой обнимая сидевшую рядом с ним невесту за талию, другой попытался вытереть мокрое лицо. Намокшие пряди черных волосы низко опустились на лоб, с них текла вода, маленькой струйкой спускаясь по щеке и под воротник рубашки.

 

#36
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 21. Sweetheart’s dance.

Унынье - это грех, а мы и так грешны
Стремленьем, в мишуре, возвысить день вчерашний.
Но сердце не болит, лишь просит тишины
И усмиряет бег, так медленно и страшно...

Лео попытался оттолкнуть назойливое маленькое облачко, крутившееся у его ног, но то, словно уворачиваясь от его ног, следовало за ним. Как только Хранитель остановился, молочно-белый сгусток обернулся вокруг его лодыжек и начал потихоньку пробираться в ботинки.
- Отцепись, - чуть наклонившись, тихо попросил Лео. Облачко не послушалось и только плотнее обхватило ноги.
- Лео, - окликнул Хранителя властный голос, и перед ним возникла фигура Дарстена, как всегда – в белоснежном облачении. Скептически покосившись на зеленую рубашку со мокрыми пятнами от пролитой воды и покачал головой. – Лео… что-то случилось? Я тебя не вызывал.
- Ваше предположение… насчет Джессопа. Оно не оправдалось.
- Вот как? – задумчиво отозвался Старейшина и опустил глаза. Заметив маленькое облачко, он бросил короткое «Брысь!», и то покинуло ноги Хранителя, убравшись даже из ботинок. – Не сказал бы я, что разочарован этой новостью.
- Я тоже рад, что все закончилось нормально. И что обошлось без жертв.
- Да, ну что ж… обошлось, и ладно. Но, надеюсь, вы хорошо проверяли его?
- Книга Таинств его приняла, если вы не верите Книге…
- Верю, Лео. – Остановил его Старейшина, легонько взмахнув ладонью. – Ты здесь только за тем, чтобы сообщить нам эту новость.
- Не только, - ответил Хранитель, чуть смутившись. – Если вы не сочтете это дерзостью… кто высказал подобное предположение того, что Джессоп – пособник зла?
- Думаю, тебе можно это сказать. Это был Нел.
- Спасибо.
- Надеюсь, ты с умом используешь эту информацию.
- Конечно. Можете не сомневаться. – Лео чуть поклонился и счел благоразумным уйти.
А Дарстен еще долго стоял на том же самом месте и смотрел, как маленькое облачко беспорядочно метается от колонны к колонне, ища укрытие.

Первые страницы альбома, принадлежащего отцу Иоанну, были сплошь обклеены вырезками из книг. Большие и маленькие кусочки текста черными буквами на пожелтевшей бумаге складывались в разрозненные обрывки глав из произведений неизвестных авторов. Строки, посвященные в основном описанию ужасных катаклизмов грядущего апокалипсиса изредка перемежались с написанными от руки заметками – как оказалось, указывающими первоисточники приведенных выше отрывков.
Фиби аккуратно перевернула страницу.
- Эй-эй… я еще не дочитал, - тихо возмутился Коул, и ведьма, страдальчески закатив глаза, перевернула лист назад.
- Неужели за столько лет ты разучился читать? – кольнула она демона и чуть скосила вбок глаза, чтобы посмотреть, как тот отреагирует на остроту.
- Нет, - поморщился он, решив не принимать близко к сердцу колкость любимой ведьмы. Он лишь поерзал и устроился поудобнее на бежевом покрывале, прикрывающем кровать Фиби.
Ведьма в ответ легонько толкнула его плечом в бок и вольготно облокотилась, положив голову демону на плечо.
- Можешь переворачивать, - великодушно разрешил Коул минуту спустя.
Фиби фыркнула, но сдержалась и лишь молча перевернула страницу.
- Так что мы ищем? – спустя пару минут наивно поинтересовалась она.
- У вас что-то с памятью, Мэм, - лениво улыбнулся Коул. – Конечно же, мы ищем имя демона. Священник не мог не упомянуть его в своих мемуарах.
- А… - протянула ведьма. – Просто ты так долго читаешь, что я уже и забыла, зачем мы здесь…
- Прекрати ехидничать, а то я обижусь…
- Ты не сможешь на меня обидеться, - авторитетно заявила она в ответ.
- Почему это? - попался он на ее уловку.
- Потому что ты меня любишь. И я тебя люблю. – Серьезно заявила Фиби.
- Знаешь, думаю, этот демон подождет до завтра…

- Я не знаю, что именно здесь, но пахнет чем-то…
- Это имбирь, Пейдж. Пожалуйста, иди поприставай к кому-нибудь другому… - вздохнула Пайпер и попыталась поделикатнее оттолкнуть младшую сестру, преградившую ей путь к плите. – К кому-нибудь, на кого не возложена обязанность готовить завтрак.
- А вот тут…- не отставала Пейдж и подсунула под нос мгновенно зачихавшей сестре, пожалуй, самый сомнительный флакончик из всей коллекции. – Что тут? – В воздухе томительно расплылся аромат подгнивших овощей и еще чего-то довольно скверного.
- Какая-то гадость, - отмахнулась ведьма, - убери, глаза слезятся!
- Может, это против ведьм зелье… - всерьез задумалась Пейдж.
- Вполне может быть! А теперь… марш с моей кухни!
Пейдж пожала плечами и, почесав кончик носа, удалилась, прикрыв за собой дверь. Даже из-за закрытой двери доносился рассерженный звон посуды и неутомимый свист закипевшего чайника.
Ведьма принюхалась – стойкий запах зелья, казалось, сочился сквозь плотно загнанную внутрь бутылочки пробку.
- У нас что-то протухло? – раздался бодренький голос Фиби, и вскоре сама она подскочила к растерявшейся с ответом Пейдж.
- Это зелье. – Пробормотала младшая ведьма, почему-то покраснев.
- Только не показывай его Пайпер. Ты же ее знаешь… – Серьезно заметила Фиби и проскочила на кухню.
Окончательно поникшая Пейдж досадливо повертела бутылочку в тонких пальцах. Мутная жидкость внутри заплескалась, исходя маленькой кромкой грязной пенки.
- Что это так гадко пахнет? – Пейдж вздрогнула от неожиданности: кто-то фыркнул где-то у самого его уха, и ведьма стремительно обернулась, выкинув вперед руку с зельем. Подняв глаза, девушка обнаружила стоящего рядом растерянного Лео, к чьей груди она прижимала стеклянную бутылочку с неизвестным рецептом.
- А как ты думаешь? – огрызнулась Пейдж, убирая от Хранителя зелье.
- Не знаю точного букета, но, кажется, настоян он на кровавике. – Лео старательно принюхался, превзнемогая отвращение.
- Кровавик – это же камень… - не поверила ведьма, с улыбкой глядя на морщившегося зятя.
- Камень, - согласился тот. – Если долго настаивать… такой специфический запах… - он поморгал. – Наверное, это зелье – для ритуала вызова духов.
- Да, от такого благовония любой мертвый поднимется. – Согласилась Пейдж.
- Пайпер только не давай. Это зелье не в ее вкусе.- Напоследок кинул Хранитель, прежде чем скрыться на кухне.
- Уже. – Горько произнесла ему в след ведьма и поплелась в свою комнату, чтобы поскорее записать скудную информацию в специально отведенную для этого тетрадь.

Фиби старательно проглотила очередной блинчик и выхватила следующий, уже последний, проворно уведя его от уже тянущего руку Лео. Хранитель жалостливо вздохнул и обратил полный почти праведной горечи взгляд на суетящуюся у плиты жену, ища справедливости в виде второй горки блинов, высившейся рядом с ней.
- А мы вычислили демона, - поведала Фиби, одновременно пытаясь подобнее перехватить обжигающе-горячую чашку со свежесваренным кофе.
- И кто же это? – осведомилась Пайпер, ставя на стол очередную порцию горячих утренних блинчиков и присаживаясь рядом с сестрой.
Лео покивал, показывая, что ответ на этот вопрос так же очень сильно его интересует.
- Армеллин. – Торжественно выждав, провозгласила ведьма. – Коул его узнал. И с утра уже отправился на поиски.
- Да, я тоже читал Гюисманса. – Подтвердил Хранитель.
- А я – нет, - отрезала Пайпер. – И поэтому неплохо бы было просветить меня.
- «Геенна огненная», Ж. К. Гюисманс, - Лео принялся заполнять пробелы в образовании жены. – Вкратце, суть такая: священник, принеся в жертву нескольких людей…
- Пятерых, - вставила Фиби, довольно щурясь и потягивая кофе.
- Пятерых. – Покорно согласился ее зять. – Принеся пятерых мужчин в жертву, подвсив их для этого вниз головой, священник Бенедикт… так его звали… смог вызволить из Преисподней демона Армеллина. – Лео замолчал и покосился на жену.
- И чем он опасен? – нервно протянула она.
- Он принес на землю хаос. Настоящий апокалипсис, это как-то связано с природными катаклизмами.
- Да, - встряла Фиби. – Коул говорил, что его появление обязательно отразится на погоде.
- Значит, нельзя выходить из дома без зонтика. – Слабо улыбнулась Пайпер.
- Думаю, дождем дело не закончится. – Покачал головой мгновенно погрустневший Хранитель.
- А чем, по твоему… - его жена осеклась на полуслове и замерла, глядя, как подрагивает кофе в ее чашке.
- Что за… - начала Фиби, выскакивая из-за затрясшегося стола.
Чертыхаясь, Лео тоже вскочил и, схватив жену чуть повыше локтя, вытащил ее из-за стола. Звонко загремело стекло в окнах, оглушительно захлопнулась дверь. Захлопнулась – и снова отворилась, грузно сорвавшись с нижней петли и впечатавшись в стену.
- Дети, - почти вскрикнула Пайпер и, вырвав руку из цепких пальцев побледневшего при ее словах Хранителя, выскочила из кухни, чудесным образом проскочив разломанную дверь. Громко зазвенела посуда в шкафах, со стены упала аккуратно оправленная в рамочку картина с изображенной на ней вазой, наполненной яблоками.
- В дверной проем, - скомандовал Лео, пропихивая слабо сопротивляющуюся ведьму к выходу. – Быстро!
Они вдвоем выскочили в коридор, неловко цепляясь за стены – пол качался, паркет кое-где поднялся, буграми вспахивая ковры. Негромкий гул, заполнивший собою все пространство, перемежался с грохотом падающих картин и фотографий и трясущегося в окнах витражного стекла, и топил в себе звуки голоса.
Фиби прижалась спиной к арке, отделявшей коридор от малой гостиной и, замерев, глядела на окна, вот-вот грозящие вылететь и усыпать все вокруг стеклянной крошкой. Рядом с ней по стене, чуть шурша, скользнула вниз фотография, на которой улыбалась Гремс. Тонкое стекло покрыла длинная трещина, и фотография плашмя упала на ковер.
- Стой здесь, я к детям! – почти крикнул Лео и, оставив Фиби, быстро преодолел ступеньки, перешагивая сразу через две, и скрылся наверху.
- Черт, - сквозь зубы злобно ругнулась ведьма, глядя, как ее зять скрылся из вида. Гул землетрясения обрушился на нее, лишив возможности трезво рассуждать. Паническое чувство страха, подгоняемое тем фактом, что кроме звука разрушения, она ничего не слышала, заставило ее только сильней прижаться спиной к косяку – одному из немногих безопасных мест в доме на этот момент. Единственной мыслью, которая крутилась сейчас в голове у напуганной ведьмы была мысль о Коуле и о том, что его сейчас нет рядом.

Лампочка, уныло освещавшая чердак, моргнула и с легким шипением погасла. Высокое витражное стекло, выходящее на улицу, задребезжало, маленькие стеклышки зазвенели, переливаясь в спокойных лучах утреннего солнца, которому не было дела до природных капризов. Прю подняла голову, когда на пол, загремев, повалился хлам, покоившийся до этого в углу. Стул, опрокинувшись, хрустнул ножками, старая кровать задрожала, сминая старый пыльный ковер, прикрывавший пол.
Пол чуть ощутимо подрагивал, когда она опустила на него ноги, сев на маленький диванчик, на котором провела ночь.
- Землетрясение? – поинтересовался Бэйн, выглядывая из дальнего угла, где он спал. Он откинул падающие на лоб растрепанные пряди темных волос и нерешительно, шатаясь, добрел до сидящей ведьмы.
Прю опасливо покосилась на балки, перекрывавшие крестами потолок. Дом трясся, и со стен, от пола, с потолка, тонкими сбивчивыми струйками потянулась солнечная пыль.
- Не думаю, что он обвалится, - Джессоп проследил, куда смотрела его невесте.
- Да, я тоже так думаю. Это не первая встряска для дома…
- Пойдем вниз, – предложил Бэйн.
Ведьма ухватилась за его протянутую руку и, осторожно ступая по трясущемуся полу, они направились к лестнице. Джессоп на ходу стряхнул с плеча, обтянутого белой футболкой деревянную крошку, струями сыплющуюся с чердачного потолка. Потом провел ладонью по макушке, тоже запорошенной древесной пылью.
Держась за твердую ладонь жениха, Прю первой спустилась вниз, на второй этаж, и они, прижимаясь одним плечом к ощутимо движущейся стене, направились к детской.
В проеме комнаты мальчиков, придерживая ногой норовящую захлопнуться дверь, стояла Пайпер. Увидев Прю с Бэйном, она попытался что-то сказать, но гул землетрясения заглушил ее слова, и она лишь махнул рукой, призывая поторопиться. Не заставив себя долго ждать, старшая Зачарованная вместе с Бэйном проскочили мимо бледной сестры.
- Где дети? – обернулась к Пайпер Прю, увидев две пустые кроватки и повалившийся на бок столик с опрокинутой лампой.
- Лео взял их наверх, - Почти прокричала в ответ Пайпер. И выглянула в коридор:
- Пейдж! Бегом сюда!
Через секунду в детскую ворвалась младшая сестра с пылающими щеками и испуганно бегающими глазами. Пейдж опасливо вцепилась двумя руками в косяк, встав напротив Пайпер.
Пол почти ходил ходуном, ощутимыми толчками подкашивая ноги. Сквозь маленькое восьмиугольное окно комнату озаряло солнце, готовящееся приблизиться к зениту. Оно флегматично взирало вниз, обводя ровным безмятежным взглядом дом Холлиуэлов.


 

#37
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 22. Неправильный день.

И теперь гадай, не гадай на кофейной гуще про сны -
Всё равно между нами принимает решенья не разум,
А случайная встреча в начале лета, в конце весны,
Когда диск луны входил в свою полную фазу.

Когда все успокоилось – земля вернулась под ноги, стены прекратили шататься, наступила тишина. Фиби, которая сидела уже около получаса на корточках, прижавшись спиной к дверному косяку, открыла глаза. Острая тишина резала слух, кружила голову, наполняя ее непривычной пустотой. Вдруг где-то вдалеке послышались шаги, сопровождаемые хрустом стекла, видимо, чьи-то жесткие ботинки ступали по стеклянной крошке разбившейся посуды. Фиби повернула голову сначала влево, потом посмотрела направо, пытаясь сосредоточиться и определить, с какой стороны раздаются шаги. Голова немилосердно начала кружиться, как только ведьма пошевелилась. Она замерла на некоторое время, чтобы дать гудящей голове отдохнуть, а когда открыла, наконец, глаза, то вместо края бежевого ковра, укрывавшего пол, увидела пару черных ботинок.
- Ты в порядке? – раздался хриплый голос у нее над ухом.
Она подняла глаза и увидела над собой растерянное лицо Энди. Хранитель присел около нее и заглянул ведьме в лицо. Довольно длинные темные волосы спустились ему на лицо, и он ловким движением руки откинул их назад.
- Ты в порядке? – повторил он. Его чуть прохладная ладонь легла ведьме на лоб.
- Да… а ты? – Фиби почувствовала, как серый туман в ее сознании рассеивается.
- А что мне сделается, - хмыкнул Хранитель. – Я видел Лео с мальчиками, он попросил меня приглядеть за вами.
- Как мило с его стороны, - скривила губы ведьма, но тут же улыбнулась и, приняв руку, поднялась.
- Фиби, ты жива? – послышался голос Пайпер, и вскоре сама она, громко топая, возникла в поле зрения.
- Она жива, - ответил за ведьму Энди. – Как… мм.. остальные?
- Все в порядке. Все без исключения, – сочувственно-вымучено отозвалась ведьма. – Они там, наверху, - она наугад махнула рукой у себя над головой.
Фиби, чуть пошатываясь, добралась до старшей сестры и ухватилась за ее руку.
- Фиби… - протянул ей руку Энди.
- Ничего, она просто напугалась. Боится землетрясений… - пояснила Пайпер, легонько подталкивая сестренку к дивану. Хранитель понимающе опустил руки и, обведя полуразрушенную гостиную погрустневшими глазами, побрел за ведьмами.
- Я не боюсь землетрясений, - поджала губы Фиби, как только очутилась на мягких подушках. – Просто они мне не по душе.
- И не только тебе. – Кивнул Хранитель.

Коул наощупь пробрался в одну из пещер Йосемитсткого парка, где, по его предположению, можно было наткнуться хоть на какие-то следы демона. Эта была уже пятнадцатая пещерка, в которых он побывал за это утро, пятнадцатая, и отнюдь не последняя. В непролазных скалах скрывались еще сотни и сотни таких же темных, заброшенных, больших и маленьких, и Коул был полон решимости заглянуть в каждую, лишь бы найти хоть одну зацепку, которая привела бы его к неведомому врагу.
Землетрясение застало его, когда он, неловко скребя затылком о низкий свод, согнувши спину, пробирался вглубь неведомого камня и отчаянно полагался на свой нюх. Камни под его ногами встряхнулись, он оскользнулся и упал на колени, отчаянно вцепившись ладонями в сколотую каменную щебенку, устилавшую пещеру. Сорвавшийся откуда-то сверху камень негромко шелестя упал вниз и, неаккуратно ударил демона в висок. Тот глубоко выдохнул, словно выдавливая из груди ставший вдруг ненужным воздух и упал навзничь. По его спине гулко застучали камешки, которые сбрасывали с себя идущие ходуном своды пещеры.
Сначала было темно. Потом вдруг тьма сменилась ослепительным светом, и Коул недовольно заморгал и поднес руку к лицу, чтобы защититься от назойливого солнца. Открыв глаза, он увидел над собой чистое светло-голубое небо с оранжевым блином солнца среди белых облаков, напоминавших сказочных животных, сделанных будто из сладкой белоснежной сахарной ваты. Высокие травы колыхались у его лица, сладко пахли цветы.
Коул поднялся и сел на мягкую траву, скрестил ноги и осмотрелся. Огромное поле, простиравшееся до горизонта, состоящее только из душистых высоких трав и роскошных соцветий всех цветов радуги. Неповторимый аромат липового меда перемешался с тонким запахом росистых бутонов роз и кружил голову. Коул поерзал на мягко согнувшейся под ним траве и, не веря в происходящее, провел рукой по грозди растущих прямо у его колена синих колокольчиков. Цветочки заколыхались с чуть слышным звоном под его неуверенной большой ладонью.
Вдруг где-то совсем рядом послышался тоненький детский смех, тихий-тихий, и все-таки различимый в тишине солнечного дня. Коул обернулся и, не веря себе, запустил руку в высокую траву.
Когда он приподнял ладонь, он увидел с розовыми, как июльская земляника, щечками девочку, ростом меньше его большого пальца. Она примостилась на его руке и заглянула ему в глаза своими жгучими глазками в обрамлении густых светлых ресничек. Сердце тревожно ойкнуло и вдруг стало мягким, словно воск, тепло потекло по его телу, пробираясь в каждую клеточку, и столько нежности вдруг охватило его, когда он рассматривал свою маленькую дочку, столько восторженной любви, что теплые слезы окутали его лицо, и он забыл обо всем на свете, кроме крошечной девочки, прижавшейся к его груди.
- Ты мой папочка? – серьезно говорила ему девочка, а Коул ничего не мог ей ответить, захлебываясь восторженными слезами и только гладил русую голову дочки неуклюжими большими руками…
Едва он смог насладиться безудержной радостью отцовского блаженства, как в нем забурлил страх, что дочка голодна и что ей холодно, и девочка прямо на глазах начала становиться все меньше и меньше. Коул попытался завернуть дочку в неизвестно откуда взявшееся розовое одеяльце, но девочка вдруг стала неимоверно горячей и лишь смотрела на Коула с немым удивлением, словно хотела упрекнуть его: отец ведь, а ничем помочь не может… через минуту девочки не стало, а демон продолжал остолбенело сжимать в руках крошечный кусочек розовой материи. Что-то теплое потекло по его виску, потом по щеке, и он поднял руку к лицу. Тусклая, словно обесцвеченная серая кровь текла по его лицу, ртутно играя на солнце. Мир начал терять краски, потускнели цветы и опали черневшие травы, и только оранжевое солнце продолжало выжигать все вокруг…

Коул очнулся в темноте. Теплая кровь из разбитой головы струйкой пересекала его лицо и скатывалась на сухие губы. Он с трудом поднялся, солоноватая кровь попала ему в рот, и он торопливо сплюнул ее куда-то влево, подальше от себя. Пыльным градом посыпались вниз камни, под которыми его погребло. Удушливая каменная пыль тут же попала в глаза, мгновенно ставшие мокрыми. Демон не помнил, как он выбрался наружу. Пробираясь сквозь груду сваленных землетрясением камней он то и дело пытался сосредоточиться, чтобы переместиться подальше отсюда, но черная пелена перед глазами и образ маленькой девочки заполняли его гудящую после удара голову.
Он выбрался наружу почти ползком и, едва поймал ртом свежий воздух тихого Йосемитсткого парка, покатился вниз по отвесной скале. Ударившись пару раз об камни, он остановился, ухватившись руками за один и каменных выступов.
Так он лежал несколько долгих минут, прижавшись окровавленной щекой к острому камню скалы и старательно вдыхал и выдыхал острый пахнущий влагой воздух. Из покрасневших глаз скатывались одна за другой прозрачные жемчужины бессильных слез, скатывались – и терялись в каменных лабиринтах потревоженного землетрясением утеса.

- Кажется, все закончилось… - выдавила Пейдж, неуклюже сидевшая на самом краю кроватки старшего племянника. Прошло уже пять минут с тех пор, как Пайпер убежала «проведать, как там Фиби…». – Как думаете, там… - ведьма ткнула тонким пальчиком куда-то в пол детской, - …там все в порядке?
- Если бы что-то было не так, Пайп бы непременно нам сообщила. Думаю, она уже затеяла грандиозную приборку… - протянула Прю. Она сидела прямо на полу, облокотившись спиной о кроватку Криса и положив скрещенные руки на колени. Она то и дело кидала встревоженные взгляды на сгорбившегося в углу детской комнаты и упорно хранившего молчание Бэйна.
- Тогда может, стоит выбираться отсюда, не можем же мы сидеть здесь вечно? – продолжила старшая сестра.
- Неужели ты хочешь помогать Пайпер прибираться? – фальшиво-обеспокоенным голоском отозвалась Пейдж и невесело засмеялась. – Она ведь обязательно свалит основную работу на нас…
- … «неработающих и необремененных мужем и детьми…»… - в унисон ей закончила фразу Прю. Сестры улыбнулись друг другу, и бодренькая Пейдж вскочила на ноги.
- Не могу здесь больше сидеть, сейчас все разузнаю и вернусь, - с этими словами младшая «зачарованная» выскочила за дверь.
- Бэйн, ты в порядке? – осторожно спросила Прю, как только стихли шаги на лестнице.
- Да. Норма. – Коротко ответил тот и поднял на нее карие задумчивые глаза.

- Пайпер! – Пейдж ворвалась в гостиную и тут же уцепилась за дверной проем, словно ожидая очередного подвоха от старого дома Холлиуэллов.
- Мы тут, - мгновенно отозвалась Фиби, подняв над головой руку и тут же опустив ее. – А Энди помнишь?
Хранитель приветственно кивнул и чуть улыбнулся, Пейдж ответила ему одной из своих ослепительных белозубых улыбок и переступила порог.
- Вот это разгром… - протянула младшая ведьма, с широко распахнутыми глазами обозревая попадавшие со стен картины и фотографии, покосившуюся решетку камина и разбитый журнальный столик, собственноручно купленный ею год назад взамен предыдущего, пострадавшего от ее рук.
- Да, тут работы на неделю, - покивала головой Пайпер и скользнула оценивающим взглядом по Пейдж. – И раз уж ты не занята…
- А… а Фиби? – попробовала слабо возразить ведьма, испуганно ища поддержку в старшей сестре.
- А у меня завтра работа, дел по горло, и еще колонку дописывать надо. – Торжественно нашла отговорку Фиби. – И вообще…. Если сейчас не начну… - Она поднялась с дивана и, стряхнув с колен невидимую пылинку, направилась вон из комнаты.
- Давай, давай. – Прошипела расстроенная Пейдж, глядя в спину удаляющейся сестре. – Тогда я иду переодеваться.
- Не задерживайся там. И Прю позови. – Бросила ей вслед Пайпер. – Вечно норовят сбросить всю домашнюю работу только на меня, - пояснила она Энди, зачарованно глядевшему на маленькую сестринскую разборку.
Тот сочувственно покивал и улыбнулся.

- Так, - Пейдж ворвалась в детскую и застала там Прю вместе с Энди. Ведьма все так же сидела на полу, а ее жених молчаливо сидел в углу. – Фиби в порядке, ей даже удалось откосить от домашней приборки. А мне – нет. – Она наигранно посопела носом и продолжила. – Так что меня уже все равно не спасти, а вы – бегите! Я скажу Пайп, что не нашла вас.
- Спасибо, - искренне выдохнула Прю. – Хотя выскользнуть из дома будет непросто…
- Ничего, я помогу…. – подмигнула ее младшая сестра. – У меня еще есть пара свободных минут.

Фиби торопливо захлопнула за собой дверь и облегченно прислонилась спиной к прохладной деревянной двери. Легкая радость по поводу избавления от домашней работы понемногу сменилась тоской.
Комната была погружена в полумрак, плотно запахнутые шторы почти не пропускали дневного света, и лишь легонько светились, показывая, что там, снаружи, на улице, не так темно, как здесь, внутри, и что там светит солнце. На примятом покрывале лежал и мерцал экраном опрокинутый ноутбук.
Ведьма наклонилась и подняла лежащую на полу фотографию, упавшую с маленькой тумбочки кровати. Стеклянная рамка с лучистой позолоченной полоской была цела, и с глянцевого снимка под тонким прозрачным стеклом смотрели две пары улыбающихся глаз – Фиби и Коул.
Фиби осторожно села на кровать и рассеянно продолжала всматриваться в фотоснимок. Мимолетным взглядом она обводила каждую мельчайшую деталь – от тонкой сеточки морщин вокруг улыбающихся глаз Коула до его неаккуратно примятого воротничка рубашки. В дверь постучали.
- Да, - откликнулась Фиби, быстрым движением пряча фотографию за спину и придвигая к себе ноутбук. Создавая видимость работы, если вдруг это Пайпер наведала ее с проверкой. Но это была не Пайпер.
- Фибс, - в комнату протиснулась Прю. – Не помешала?
- Нет, конечно, забегай, - махнула Фиби рукой. – Что-то случилось? Я думала, ты там, с Пайпер…
- Нет, Пейдж меня прикрыла, - улыбнулась старшая сестра и с сомнением осмотрела комнату. – Нельзя в такой темноте работать на компьютере, а то вконец ослепнешь…
Она щелкнула выключателем, и комната Фиби вынырнула из мрака, освещенная ярким светов загоревшихся лампочек.
- Ты пришла только для того, чтобы побеспокоиться о моем здоровье? – проворчала ведьма.
- Вообще-то, нет. Одолжишь мне куртку, а то накинуть нечего.
- Бери.
Фиби отвела взгляд от сестры и уставилась на монитор ноутбука. На нем мерцал текст недописанной колонки советов «Спросите Фиби».
- Куда собираешься? – бросила она, краем глаза глядя, как Прю надевает ее легкую белую ветровку.
- Прогуляемся. С Бэйном.
- Хорошо…
- Все, я беру куртку. Отдам, когда приду. – Пообещала старшая сестра, поворачиваясь к Фиби.
- Не торопись, я ее почти не ношу. Кстати, а ты знаешь, что Энди приходил?
Прю покачала головой и торопливо отвернулась.
- Что ему было нужно? – у нее получилось спросить это почти равнодушно.
- Ничего, в общем-то. Просто проверял, все ли с нами в порядке.
- Хорошо.
Прю вышла из комнаты и плотно закрыла за собой дверь. Непонятное чувство досады вдруг сжало горло, как только она оказалась в коридоре. С трудом преодолев навязчивое желание спуститься вниз и проверить, тут ли еще Энди Трюдо, она поспешила наверх, на чердак, где ее ждал Бэйн.

 

#38
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 23. Секрет?

Засыпай,
На руках у меня засыпай.
Засыпай
Под пение дождя.
Далеко,
Там, где неба кончается край.
Ты найдешь
Потерянный рай.

Сан-Франциско был почти пустынен в этот обеденный час, хотя это было и неудивительно – после утреннего землетрясения жители города предпочли оставаться дома, дабы успеть привести в порядок свое жилье после неожиданного «каприза природы». Час назад прошел дождь, маленький и капризный. Измученное теплом солнце светило теперь во всю, находя отражение в неглубоких лужах, которым предначертано исчезнуть с серого полотна асфальта уже через каких-то пару часов.
Океан был неспокоен. Мутные волны лавиной обрушивались на сырой берег и пенно откатывались назад, в чернеющую глубину водной стихии. Такую черную, что казалось, будто дно океана было сплошь высечено из черного как ночь мрамора. Наполовину утонувшие в песке, огромные валуны с тихим шипением принимали на себя разрушительную силу набегающих волн, и вода пышным фонтаном брызг разрывалась на части и градом капель падала на песчаное побережье.
Пляж был пустынен, если не считать маленькой группы подростков вдалеке. Оттуда слышался громкий неумолкающий смех и визги девчонок, радостно встречающих каждую волну.
- Не могу больше идти, - вздохнул Бэйн и остановился. Прю, шедшая чуть позади сочувственно вздохнула.
- Давай остановимся здесь, мне все равно.
- Пойдем сядем… - жених ведьмы легонько потянул за собой невесту, несильно сжимая ее хрупкую ладонь в своей руке.
Стряхнув горсть песчинок с одного из громадных валунов, доходивших по высоте до его колена, Бэйн уверенно сел и почти тут же встал.
- Холодновато, - заявил он и скинул с плеч серую куртку с большими карманами. Оставшись только в черной футболке, он накинул куртку на камень и присел сверху. – Так-то лучше, - он довольно улыбнулся и похлопал себя по обтянутому джинсами колену.
Прю покорно села ему на колени, боком к жениху, и обхватила его одной рукой за шею.
- Вот, а ты не хотела идти… - вздохнул Бэйн, заводя руку назад и обнимая ведьму за талию.
- Просто немного холодновато для прогулки по побережью, не находишь? – парировала она. Она неуверенно вглядывалась в горизонт, словно пытаясь что-то рассмотреть вдалеке. Прижимаясь щекой ко лбу Бэйна, она чувствовала его горячее дыхание у своей шеи.
- Есть чуть-чуть… - согласился мужчина. – Но скоро осень, и погода окончательно испортится. Надо ловить момент.
- Уже. – Улыбнулась Прю и посерьезнела. – Могу спросить тебя кое о чем?
- Конечно, спрашивай. – Фыркнул он ей в плечо.
- Тогда, во время землетрясения, в детской, ты был сам не свой… что-то случилось?
Она наконец оторвала пытливый взгляд серо-зеленых глаз от горизонта и повернулась к Бэйну.
- Да, много чего случилось, – помолчав с минуту, ответил он. И продолжил, старательно подбирая слова. – Много.
- Это связано с обычной жизнью или с…магией? – Прю подобралась.
- И то, и другое. С чего начать? – без малейшего ехидства спросил Бэйн тихо. И Прю сочувственно прижалась губами к его прохладному лбу.
- Давай сначала разберемся с первым. Что-то не так в наших отношениях?
- Это насчет свадьбы. Не знаю, хочешь ли ты все еще быть моей женой… ты передумала?
- Бэйн. – Прю удивленно отстранилась. – С чего такие мысли? Конечно, я не передумала. Почему ты так решил?
- Просто вижу, как ты тянешь время.
- Я не тяну время, я просто… Просто, у меня пока нет свободного времени, чтобы заняться этим.
- Я предложил сыграть свадьбу еще пару месяцев назад, а ты даже платье себе не приглядела.
- Если дело только в платье… если… можем пожениться хоть завтра! – Прю замолчала и снова обратила взор на океан. Очередная волна врезалась в берег, и окатила его ледяной пеной. Прошла пара минут, прежде чем Бэйн нарушил тишину.
- Прости, я не прав.
- Конечно, ты не прав! – воскликнула «зачарованная» и, поймав растерянный взгляд карих глаз любимого, сменила тон и улыбнулась, - Я просто шучу. И я обещаю, что завтра же выберу платье.
- Спасибо.
- Так. А теперь, что у тебя за проблему с магией? Это из-за того, что произошло тогда на чердаке.
- Лишь отчасти…
Прю прижалась к жениху, к черной ткани футболки, обтянувшей его тело, и задумчиво слушала, как он говорил, говорил и говорил…

- Привет. Все работаешь? – Фиби вздрогнула от тихого хрипловатого голоса, раздавшегося откуда-то из дальнего угла комнаты. Через мгновение из тени выступила высокая фигура Коула и направилась к ней.
- Коул, - обрадовано воскликнула ведьма и, резким движением отодвинув на край кровати ноутбук, обернулась к нему. Коул торопливо обнял ее, прижав к себе и провел рукой по забранным в хвост волосам.
- Я с ума схожу от беспокойства, - выдавила Фиби, прижимаясь лицом к его правой щеке. Его сильные руки стискивали ее талию, шеей она чувствовала его сбивчивое тяжелое дыхание. От него пахло сыростью и землей, словно он провел пару недель на кладбище под дождем. – Где ты был, когда началось землетрясении?
Фиби вывернулась из его рук и прижала ладони к его щекам, заглянула в голубые усталые глаза.
- В парке, в пещере. Меня завалило… - кисло улыбнувшись, поделился он. – Но все в порядке, я почти не пострадал… - поспешно добавил он, увидев, как в глазах ведьмы заплескался холодный страх.
- Почти? Что значит «почти»? – выдохнула она и увидела запекшуюся корочку крови у его виска. Кровь с лица Коул предусмотрительно стер, умывшись водой с одном из горных ручейков, а вот до самой раны дотрагиваться было чрезвычайно больно, и он не стал ее трогать. – Я позову Лео. – немедленно заключила она и сделала попытку встать.
- Стой, - Коул мягко толкнул ее назад и сел у ее колен, на мягкую заправленную бежевым покрывалом кровать. – Попозже. Кажется, я сильно головой ударился, до сих пор все немного кружится, - пожаловался он. – Посиди со мной немного… - он откинулся на ворох подушек и вытянул ноги.
- Как скажешь… - Фиби отодвинулась, уступив Коулу место с краю и села около него. – Знаю, сейчас не подходящее время, но… ты ничего не нашел?
- Нет, - Коул попытался отрицательно покачать головой, но не смог. Как только он коснулся мягкой подушки, томная усталость сломила его, и он мечтал только об одном – о сне. Чувствуя сквозь наступившую дрему, как Фиби гладит его по лицу и по волосам, он, с трудом двигая губами, прошептал ей. – Извини…
- Ничего. Мы…
Коул не расслышал конец фразы. Он уже спал. Ему снился луг, полный цветов.

- Испугался землетрясения? – в очередной раз с улыбкой спрашивал Лео Вайата. Мальчик в ответ задорно хихикал, уже воспринимая вопросы отца как забавную игру, и мотал головой. Хранитель довольно обнимал сына, подмигивал маленькому Крису, сидевшему на полу в гостиной в окружении игрушек.
- А ты испугался? – робко спрашивал Вайат отца.
- А то! – сдвинув брови, притворно пугался тот.
- Лео! – прервал семейную идиллию голос Пайпер, и вот она сама появилась в гостиной, сурово уперев левую руку в бок. В правой руке болтался, позвякивая, небольшой черный мешок, видимо, он был полос разбитой посуды. И, посмотрев на каменное лицо жены, Лео понял, что своей досадной участи не избежал и чайный сервиз, подаренный им на пятилетие свадьбы.
- Я уже привел кухню в порядок, - быстро заявил Хранитель. – И подвесил на место шкафы.
- И все? – Пайпер приподняла левую бровь.
- И спустился в подвал, проверил электричество, газ… все в порядке, – поспешно добавил ее муж. – Ни о чем не беспокойся. Может, пойдешь отдохнуть
- Отдохнуть? Издеваешься, да? – укоризненно покачала головой Пайпер. – Тут еще уйма работы. А раз ты закончил с кухней, пожалуйста, сделай что-нибудь с разбитыми фотографиями. А я пока отдохну тут, с детьми.
- Конечно, - кивнул Лео и вышел из гостиной.
Пайпер вдохнула и опустила мешок на пол. Грустно и немелодично звякнула разбитая посуда.
- Вайат, иди сюда. – Пайпер опустилась на ковер рядом с малышом Крисом и протянула руку Вайату. – Посидишь с нами, молодой человек?
- Да, - выдохнул мальчик и, схватив маму за протянутую руку, плюхнулся напротив брата. – Мама?
- Что? – ведьма пригладила взъерошенные темные волосы маленького Криса, увлеченно трясущего машинкой, зажатой в правой ручке.
- А ты испугалась сегодня?
- А ты? – вопросом на вопрос ответила «зачарованная».
- Я – нет, - сообщил Вайат, серьезно поджав губы и вопросительно уставился на маму, ожидая ее ответа на интересующий его вопрос.
- А я – да, малыш. Я боялась, что с тобой и с твоим братом может что-то случиться.
- Правда? – мальчик недоуменно посмотрел на сидящую около него мать. – Поэтому папа и унес меня отсюда?
- Да, поэтому. Как там тебе, кстати?
- Наверху? – уточнил Вайат и, получив одобрительный кивок, задумчиво протянул: - Там довольно… мило. И спокойно.
- Ты видел старейшин? Разговаривал там с кем-нибудь? Ну, кроме папы и Криса? – спросила Пайпер. Она отвлеклась от Криса и серьезно посмотрела на старшего сына.
- Да, мама. – Почему-то тихо ответил Вайат. Видимо, чувствовал, что такой ответ матери не понравится.
- С кем?
- С Люком, Джастином…. – принялся перечислять сын ведьмы и добавлял. – Это Хранители, папины друзья. А еще я разговаривал со Старейшиной, с мистером Дарстеном.
- Что он у тебя спрашивал? – сухо поинтересовалась Пайпер, уже воочию видя, как она будет отчитывать мужа.
- Да ничего. Так…. Просто…. – тихо ответил мальчик, опуская глаза.
- Ладно, я поговорю с папой насчет этого. – Вслух высказала свои мысли ведьма. – Все хорошо, не грусти, - улыбнулась она, видя, что Вайат молчит и сосредоточенно разглядывает узор на ковре.
- Мам? – мальчик поднял глаза на мать.
- Да. Что?
- Знаешь, я думаю, я все-таки испугался сегодня. Я боялся за Криса.
Его голубые лучистые глаза остановились на брате. Крис улыбнулся и протянул Вайату маленькую ладошку с зажатой в ней синей машинкой, размером со взрослую ладонь. Старший брат покорно взял подарок.

Лео поднял лежавшую на маленьком столике рамку с фотографией и повертел ее в руках. Из-за разбитого, украшенного паутинкой трещин стекла, виднелась его с Пайпер свадебная фотография. Он провел ладонью по шероховатой треснувшей поверхности семейной фотографии и прикрыл глаза, чуть улыбнулся. Мягкий свет заструился из-под его руки, залечивая разбитое стекло…
- Лео, - окликнул его тихий голос.
Хранитель обернулся, у него за спиной стояла Фиби и неловко переминалась с ноги на ногу, словно стесняясь истинной длины своего маленького домашнего халатика.
- Фиби, ты меня напугала. – Лео поставил фотографию на полку. – Что случилось?
- Лео, - повторила ведьма. – Пожалуйста, ты можешь помочь Коулу? Он ранен. Не смертельно, но… я боюсь за него.
- Конечно, – нахмурился ее зять. – Где он?
- Наверху, в моей комнате. Пожалуйста… - повторила она.
- Идем. – Кивнул Лео.
В комнате Фиби было темно. Ведьма проскочила вперед и быстрым шагом направилась к окну, распахнула тяжелые шторы, впустив в дом солнечный свет. Лео прошел к кровати и сел на краешек, повернувшись к спящему демону.
- Голова, висок… - сообщила Фиби, тоже подсаживаясь рядом, в ногах у Коула.
- Ясно, - Лео осторожно повернул голову лежащего мужчины и увидел темное пятно засохшей крови. – Хорошо, что он спит. Попробуем его не разбудить… - задумчиво протянул он и поднял над лицом Коула руки.
Фиби отвернулась, как только в руках у ее зятя заплясал желтый светящийся комок, заставивший ее на несколько секунд щуриться.
- Как ярко… - прошептала она про себя.
- Ярко, - согласился Лео через пару минут. – Очень вовремя, Фиби. У него вся голова разбита, словно по ней камнями били. Удивительно, что он пришел сам… он ведь сам пришел?
- Да, сам. – Тихо ответила ведьма с замиранием сердца. – Он говорил… - она облизнула пересохшие губы. – Говорил, что у него голова кружится.
- Типичное сотрясение, - согласился Хранитель. – Странно немного. После такой травмы очень сложно перемещаться.
- Почему? – наивно поинтересовалась Фиби.
- Знаешь, не легко сосредоточиться, когда проломленные кости черепа впиваются в мозг.
- Пожалуйста, лечи молча… - простонала ведьма, чувствуя, как все вокруг застилает туман выступивших слез, – ты ведь вылечишь его?
- Конечно, не волнуйся.

Пейдж замела последние осколки в совок и с чувством выполненного долга отложила небольшую швабру.
- Второе землетрясение я не переживу! – твердо заявила она. Пайпер гоняла ее целый день по дому, заставляя чистить, выметать, убирать, складывать… Пейдж поежилась, когда вспомнила лицо старшей сестры при виде разбитого вдребезги семейного фарфора.
- Мне нужен перерыв, однозначно. – Сказала сама себе ведьма. – Да, Грэмс, перерыв. – Она посмотрела на большую фотографию Грэмс, лежащую на журнальном столике на стопке старых газет. – Кстати, что ты тут делаешь? – обратилась она к портрету.
Фотография не ответила, и «зачарованная» ведьма, скептически оглядев стену и найдя лишний гвоздик, примостила фото на место.
- Так-то лучше, - заявила Пейдж и задумчиво потерла нос.
В прихожей хлопнула дверь, и одновременно в дом ворвался громкий голос Прю:
- Есть кто дома?
- Я тут, - Пейдж выглянула в коридор и натолкнулась на встревоженную старшую сестру.
- Прибираешься? – рассеяно бросила Прю, проходя в гостиную, и тоже бросила мимолетный взгляд на Грэмс. – С Бабушкой болтаешь?
Пейдж сконфузилась и сморщила лоб. На бледных щеках появился чуть заметный румянец.
- Да, наверное, схожу с ума.
- Ничего, бывает. Где Лео?
- Не знаю. Пайпер его запрягла работой, наверное, он в подвале или на кухне, а что?
- У нас демон. – Грустно заявила старшая ведьма. – И я хочу как можно быстрее от него избавиться, он опасен.
- Так. Ты ушла несколько часов назад, с Бэйном. Возвращаешься вся взлохмаченная, - Пейдж скептически сощурилась и присела на спинку дивана, поджав стройные ноги, увенчанные пушистыми домашними тапочками. Прю поднесла руку к голове, провела по волосам, и бочком протиснулась к зеркалу. Пейдж продолжала. – Потом причешешься, так вот. Приходишь вся растрепанная, одна, без жениха, и заявляешь, что где-то подцепила демона?
- Не я подцепила демона, - вздохнула Прю. – А Бэйн. – И заметив удивление на лице младшей сестренки, поспешно продолжила. - Знаю, тебе сейчас меньше всего на свете хочется сражаться с демонами, но… у меня нет выбора…


 

#39
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 24. Пайпер.

Дорога в ад – устлана любовью…
Тогда дорога в рай – чем?
Наверное, тупой и жгучей болью,
Которая дается нам взамен…

Коул открыл глаза. Взгляд его уткнулся в светлый потолок комнаты, залитой солнечным светом.
- Коул, ты в порядке? – послышался осторожный голос Фиби, и ее взволнованное лицо возникло в поле его зрения. – Коул…. – снова позвала она.
Он смотрел на нее, в ее теплые карие глаза в обрамлении длинных черных ресниц, на нежный овал лица, на прядку волос, выбившуюся из прически. Коул протянул к ней ставшую легкой ладонь, она перехватила ее и сжала своими тонкими прохладными пальчиками, прижала к своим губам.
- Коул… - она снова произнесла его имя. – Скажи что-нибудь.
- Я… - он открыл рот, глубоко вдохнул. – Как ты?
- Все в порядке, - заулыбалась Фиби. - Скажи спасибо Лео.
- Не стоит, это моя работа, - послышался откуда-то справа голос Хранителя. Коул повернул голову, и увидел его, сидящего на краешке кровати, рядом с ним. – Я пойду. Кажется, Пейдж меня ищет: чувствую ее зов.
- Спасибо. – Отозвался Коул. Он спокойно смотрел на яркий свет, окутавший Лео. Через секунду он исчез.
- Никогда, слышишь, никогда не смей больше меня так пугать! – Фиби уткнулась любимому в плечо, и он обнял ее за плечи, еще сильнее прижал к себе.
- Я постараюсь…. – Вымолвил Коул, целуя ведьму в висок. – Я и сам здорово боялся.
Фиби громко засопела и откатилась в сторону, вытянула ноги, и вот они – демон и ведьма – уже лежали рядом, бесцельно смотря на белый потолок, и тихо переговаривались.
- Я весь день сидела сама не своя, волновалась за тебя…
- …а я думал о тебе, когда лез в эти пещеры…
- … я даже не помню, что писала для колонки… меня наверняка уволят.
- Брось, ты незаменима, – отмахнулся Коул. – По крайней мере, для меня…
-… ты вечно уходишь, оставляешь меня. И мне страшно.
- Фиби, тебе нечего бояться. Ты же знаешь, я никому не позволю…
- Я не за себя, как ты не можешь понять…
Коул почувствовал, как ее рука потянулась к его лицу, нежно погладила по щеке. Он оторвал взгляд от потолка и переключил все внимание на ведьму, прижавшуюся к нему.
- Глупости, ты же знаешь. Я могу за себя постоять.
- Я искренне надеюсь на это. Но пожалуйста, не уходи больше так надолго. Или звони хотя бы…предупреждай.
- Не уйду… как только все закончится, я не уйду.
- Довольно оптимистично с твоей стороны.
- И не говори, я сам себе удивляюсь.
Повисла робкая тишина. Коул сомкнул руки вокруг ведьмы, лежавшей на его плече, и смотрел в потолок.

- Прю, милая… - Бэйн беспомощно опустил руки. Он стоял посредине комнаты Пейдж и рассеяно смотрел, как его невеста перестилала кровать. – Он не появлялся уже довольно долго, может, он больше и не явится…
- Демоны возвращаются, - отрезала Прю, выпрямляясь.
- Не заставляй меня сожалеть о том, что я тебе сказал… - попытался снова возразить ее жених.
- Перестань стенать. Мы его поймаем.
- Наши шансы не велики… как бы то ни было…
Он подошел к Прю, примиряюще положил руку ей на плечо и подтолкнул к себе, призывая к объятиям. В тот же момент громкий стук в дверь заставил их вздрогнуть.
- Не похоже, чтобы вы тут капканы ставили… - послышался ехидный голос Пейдж. Она деловито прошагала мимо старшей сестры и будущего зятя и застыла у маленького столика около кровати. Ведьма быстрым жестом фокусника извлекла из выдвинутого ящика небольшую книгу в темной обложке.
- Раз уж вы оккупировали мою комнату, я заберу вот это, - пояснила она, призывно потрясая книгой. – К тому же, я без нее так просто не засну…
- Странно, что ты вообще можешь спать после Ремарка… - заметила Прю, разглядев маленькие белые буквы.
- Я объективно оцениваю мир литературы. – Дернула плечом ее младшая сестра. – Не скучайте. – Бросила она напоследок и проворно закрыла за собой дверь.
- Ты имеешь что-то против Ремарка? – осторожно возобновил прерванный разговор Бэйн.
- Нет… просто он слишком мрачен…
- Как и вся жизнь… - закончил за ней жених.
И замолчал.
- Я пойду выпью кофе… - шепнула Прю ему на ухо и прошла мимо. За ней мягко закрылась дверь.
Он дотронулся ладонью до щеки, которой она коснулась своими прохладными губами, и медленно осмотрелся. Слева от него возвышалось зеркало, примостившееся на комоде. Бэйн поймал свое отражение и долго смотрел на свое лицо. Он провел рукой по черным волосам, еще чуть влажным после вечернего душа и вьющимся.
- Давай же…. Сегодня. Попробуй одолеть меня… - одними губами произнес он, прошептал своему отражению и замер. Человек в зеркале смотрел на него немигающим взглядом. Джессоп оглянулся через плечо, словно боялся, что за спиной у него кто-то стоит и наблюдает за ним. Но там никого не было.
Бэйн вернулся к зеркалу и своему отражению. Человек в зеркале снова смотрел на него в упор.
- Вот и кофе… - ворвался в комнату голос Прю. Она вошла, держа в руках две чашки с горячим кофе.
- Спасибо. – Он резко отшатнулся от зеркала.
- Не благодари. Это не тебе. Ты сегодня должен спать. Включи телевизор… - она поставила одну чашку на комод, и, осторожно держа вторую, села на кровать, скрестив ноги. Бэйн покорно отошел от зеркала и сел рядом с невестой.
По комнате разлился запах крепкого кофе, а человек в зеркале еще стоял там, но чуть поодаль – прижавшись к раме, так, чтобы его не увидели. Он рассеяно слушал разговор, пропуская смысл фраз и ловя лишь интонацию голосов. Вскоре человеческие диалоги ему наскучили, и он принялся рассматривать комнату, окружавшую его. Скользящими ледяными пальцами он провел по ряду небольших флаконов из-под духов, стоявших на комоде, по рамке фотографии, одиноко стоящей, прислонившись к поверхности зеркала. Пальцы коснулись горячего бока чашки, над которой вился аромат свежесвареного кофе…

Пайпер осторожно прикрыла дверь детской – мальчики благополучно уснули, и она с чистой совестью могла продолжить свой сон. В коридоре на втором этаже горела лишь одна лампа, одиноко висящая на стене неподалеку от лестницы. Ведьма тихо прошла мимо комнат сестер, на секунду задержалась перед дверью в комнату Фиби – тишина, ни звука.
Дверь в комнату Пейдж была чуть приоткрыта. Пайпер мягко потянула ее на себя, закрывая. Тихо щелкнул замок, и снова на дом опустилась ночная тишина. Ведьма неспешно пошла к себе.
В комнате Пайпер горел ночник, отбрасывая узорные тени на белый потолок. Лео спал, натянув на голову одеяло – прячась от неяркого света, мешающего спать. Его жена выскользнула из длинного халата и неспешно легла, на ходу тронув кончиками пальцев ночник. Свет послушно погас, погрузив комнату в приятную тьму.
Пайпер лежала, глядя в потолок. Глаза уже привыкли к темноте, и теперь различали движущиеся по потолку тени, которые отбрасывали ветки деревьев, видневшиеся сквозь неплотно закрытые шторы. Справа слышался ровное сопение уставшего Хранителя. Сон не шел.
Она уже раздумывала над тем, не пойти ли вниз, спуститься на кухню и спокойно полуночничать – она часто так делала, ожидая, когда вернется Лео. Ее мысли прервал неясный шум… Пайпер прислушалась – что-то за стенкой, как раз в комнате Пейдж…
Послышался приглушенный звон, похожий на звон бьющегося стекла. Ведьма резко села и отбросила одеяло, бросила взгляд на спящего мужа и решила его не будить. Наскоро накинув недавно сброшенный на стул халат, она выскочила из комнаты и толкнула дверь в соседнюю комнату. Заперто.
«Не может быть, - пронеслось у нее в голове. – Она же была открыта пару минут назад…»
Пайпер с силой нажала на дверную ручку, та послушно задвигалась, но дверь от этого не открылась… она была словно прижата чем-то изнутри…
Из-за двери снова послышался шум, послышались приглушенные голоса, глухие, явно – мужские. Пайпер, занервничав, попыталась открыть дверь, с силой ударив в нее плечом. Никакого результата, только неприятная боль от удара растеклась по всему телу…

Бэйн проснулся. Пробуждение – словно глоток воздуха для вынырнувшего из-под воды человека – больно отозвалось в голове. Он чуть рассеяно прижал руку ко лбу, пытаясь унять мимолетную слабость головокружения. Ему показалось, что он услышал шум.
В комнате беззвучно работал телевизор, наполняя комнату странным синеватым светом. Бэйн осторожно сел – слева от него лежала ведьма. Черные волосы раскинулись по белоснежной подушке, несколько прядей закрыли ее лицо. Мужчина огляделся, и почти тут же наткнулся взглядом на источник шума. На полу, под комодом со стоящим на нем зеркале, валялись пузырьки из-под духов и несколько коробочек из-под крема… Бэйн осторожно спустил ноги на пол и замер. Сердце вдруг екнуло, как это бывает у детей, ждущих, что с минуты на минуту чья-то страшная когтистая рука появится у них из-под кровати и схватит за беззащитную голую ногу… Ничего не произошло, и мужчина поднялся, подошел к зеркалу. На комоде ничего не осталось: казалось, чья-то сильная рука сгребла все, что там лежало, и сбросила на пол.
Он посмотрел в зеркало. Только его отражение – растрепанный мужчина с каким-то грустным выражением лица виновато смотрел на него. Едва заметное движение за спиной – Бэйн поспешно обернулся, все внутри его подсказывало – его подвели реакции, он опоздал на несколько секунд, и лишь потому ничего не увидел. И то, что он ничего не увидел, не означает, что там ничего не было…
Отражение в зеркале качнулась, еще сильнее…
- Что… - Бэйн оборвал себя на полуслове, когда запоздало понял, что это может означать.
Он инстинктивно вскинул руки к лицу, когда тяжелое зеркало начало на него падать. Стекло ударило его по голове, и град битого стекла обрушился на него. Мужчина покачнулся под нависшей над ним тяжестью и упал. Не успели последние осколки упасть на ковер, как чья-то неуловимая сила опрокинула Джессопа навзничь. Он откатился к кровати, ударившись спиной об нее и остался лежать, не в силах пошевелится.
Бэйн очнулся через пару секунд. Первое, что он увидел, открыв глаза – это высокая необъятная тень, нависшая над ним.
- Ты сомневался в том, одолею ли я тебя? – послышался хриплый, и в то же время вкрадчивый голос у него над ухом. – Ну что ж… давай посмотрим…
- Кто ты? – выдавил Бэйн. Он торопливо поднес ладонь к лицу, оттер кровь с порезанной зеркалом брови и снова поднял голову, чтобы рассмотреть нависшего над ним демона.
- Какая разница… - голос хрипло засмеялся. Тень приблизилась к лежащему на полу жениху Зачарованной. – И даже не пытайся звать ведьму, она все равно не проснется…

Пайпер последний раз толкнула дверь плечом. Без толку, дверь не поддавалась. Ведьма нетерпеливо откинула непослушную прядку волос, упавшую на глаза и отошла от двери на несколько шагов. Быстро осмотревшись по сторонам, она подняла руки, и на миг замешкалась…
«Как бы не разбудить детей… - пронеслось у нее в голове. И все же, выждав пару секунд, он быстро взмахнула руками, стараясь, чтобы взрыв был по возможности тише. Дверь покачнулась, слегка затрещали доски, плотно пригнанные друг к другу в косяке.
- Черт, - выдавила Пайпер и повторила. Дверь с треском распахнулась, слетев с верхней петли и повисла на одной, на нижней, нелепо перекосившись.
- Прю… - тихо позвала Пайпер, заглядывая в комнату.
- Ведьма! – послышался чей-то громкий хриплый голос, и ведьма запоздало увидела нависшую под потолком высокую фигуру демона.
- Что за… - Пайпер вздохнула, но выдохнуть не смогла. В воздухе серебряной молнией блеснул треугольный кусок стекла, посланный демоном, и мягко вошел в ее тело. Ведьма закрыла глаза: приятная темнота поглотила ее сознание, она не почувствовала, как упала на пол…
Потом был только свет…

 

#40
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Часть третья.

Глава 1. Первые шаги.

- … я предупреждал тебя, Лео. Я предупреждал тебя о равновесии. Оно такое хрупкое и необычайно тонкое. Если где-то прибудет, где-то убудет. Это судьба, Лео, это закон природы, и мы…
Мягкий, словно безразличный, голос терялся в высоких сводах обители Старейшин и Хранителей. Лео не слышал его. Он безвольно сидел на холодном каменной полу у ног склонившегося над ним Дарстена. Старейшина смотрел куда-то прямо, поверх головы безмолвного Хранителя.
Лео уже не плакал. Да и мыслей в голове уже не осталось, они, словно милосердно щадя хрупкое сознание, стерлись, как некогда стиралась ненавязчивая, ненужная память.
Он сидел, и ему было холодно. Время от времени он вздрагивал, словно от невидимых ударов.
-… Лео… Лео. Лео, ты слышишь?
Голос Дарстена зазвучал тверже, с легким нажимом. Большая теплая ладонь, скрытая широким рукавом белоснежного балахона, опустилась на плечо сидящего Хранителя. Лео дернулся, но лица не поднял. Он продолжал смотреть в пол, на переплетение серых прожилок туманно-белого мрамора.
- Лео, пойми… чему быть, того…
- Когда я смогу ее увидеть? – подал голос Лео. Он не старался перебить Дарстена, эти слова были единственными, которые пришли ему на ум, когда он почувствовал возле себя присутствие Старейшины. Ему от них больше ничего не было нужно, только ответ на этот вопрос.
- Лео, сейчас тебе прежде всего необходимо быть с семьей, с сыновьями. Теперь ты – единственная опора не только будущего поколе…
- Мне необходимо увидеть ее. – Тихо и твердо повторил Хранитель. Дарстен вздохнул.
- Завтра. Можешь ее увидеть завтра. А сейчас…
- Я буду здесь завтра… - сказал Лео, и Старейшина озадаченно замолчал.
Лео закрыл ладонью глаза и неслышно выдохнул. Стало немного лучше: свет погас, осталась только мягкая тьма. Он теперь мог явственно нарисовать перед собой ее образ.

Окна в комнате Фиби были занавешены, плотная ткань не пропускала внутрь ни единого лучика дневного солнца. Зеркало на высоком трельяже было прикрыто черным куском материи, это сделал Коул. Словно нечаянно, но все же уверено он накинул ткань, мельком увидев в стеклянной глади темный овал своего лица. Зеркало исчезло – и стало еще темней. Коул приблизился к большой кровати, и остановился. Он слышал дыхание Фиби, она спала. Когда глаза чуть привыкли к темноте, он смог различить ее робкий силуэт – она лежала поверх покрывала, притянув колени к животу и закрыв лицо руками, словно защищаясь от удара.
«Первый раз за все три дня… спит…» - подумал Коул. Осторожно попятившись, он выскользнул за дверь, оставив ведьму одну.
Он торопливо прикрыл за собой дверь в комнату Фиби, отрезая ее маленький мирок тьмы от света, господствующего в коридоре и вообще в доме. Коул спустился вниз.
Два небольших зеркальца были уже прикрыты. Демон прошел в гостиную, где сидели Прю и Пейдж, и устало сел в одно из кресел, покрытых темно-бардовой тканью – отчаянная попытка скрыть в час скорби безмятежную бежево-розовую гамму.
Прю, сидевшая на диване, подняла лицо и безучастно взглянула на него.
- Фиби спит. – Коротко пояснил он.
- Слава богу… - в тон ему ответила старшая ведьма.
- Слава… - эхом повторила Пейдж, на секунду приподняла голову, и снова тут же опустила, уткнувшись лицом в плечо старшей сестры. Она сидела, подогнув под себя ноги и прижималась к старшей сестре, обнимая ее. Прю чуть крепче сжала ее тонкие холодные руки, которые она держала в своих ладонях в отчаянной попытке если не согреть, то хотя бы разделить ее холод.
- Лео не появлялся? – спросила Прю. Пейдж громко втянула носом воздух.
- Он был утром, был в детской. Кажется, говорил с Вайатом. Потом ушел. – Коул потер переносицу, поморщился как от зубной боли. – К Старейшинам.
- Это он тебе сам сказал? – спокойно осведомилась старшая Зачарованная. Коулу стало неуютно. Сюда бы больше подошел ее иронично-насмешливый тон, чем этот, безразлично-скупой.
- Нет, это я догадался. А куда ему еще уходить?
- Тоже верно. Мальчиков он забрал?
- Да, наверное, он отвел их к Виктору. – Коул привстал. – Я вас оставлю, хорошо? Мне еще нужно позвонить в… компанию..
Он замялся, не осмелившись сказать «похоронную», и, чувствуя себя несколько неловко под взглядом двух пар блестящих от подступающих слез глаз, торопливо вышел из комнаты. Прю и Пейдж остались одни.
- Что бы мы без него делали? – еле слышно пробормотала Пейдж в плечо сестер, но та услышала ее слова.
- Да, он незаменим…. Да и кто кроме него? Некому…
- Бэйн не в счет?
- Не в счет… - согласилась Прю и чуть поежилась. Она впервые за два дня вспомнила о Бэйне.
- Знаешь, тебе стоит сходить к нему, поговорить… - младшая ведьма оторвала лицо от теплого плеча и внимательно посмотрела на сестру.
- Я не…
- Брось. – Коротко отрезала Пейдж. – Он жив. И ты ему нужна… она…. Она бы тебя поняла.
- Я знаю.
Прю порывисто обняла сестру, молча встала.
- Передай ему привет от меня…
Пейдж пододвинулась, заняв освободившееся место на диване и обхватила руками колени. На маленьком столике, прямо перед ее глазами стояла стеклянная рамка с фотографией четырех сестер…

Машина остановилась в паре метров от здания городской больницы Сан-Франциско. Прю нехотя вышла из нее и захлопнула за собой дверцу. Дневной свет на пару секунд буквально ослепил ее, заставив поежиться, и она поспешно достала из кармана черной джинсовой куртки солнцезащитные очки. Сквозь светло-черное стекло мир казался нереальным, напоминал другое измерение. Но пусть уж лучше мираж, чем суровая действительно, решила ведьма и поспешила к больнице.
Белизна внутреннего убранства больницы и тихая приглушенность голосов вогнали ведьму в дрожь. Она, чуть покачиваясь, словно от невыносимой головной боли, направилась к регистратуре, на пути тихо радуясь, что захватила с собой эти темные очки – они пригодились и здесь.
- В какой палате лежит Джессоп? Бэйн Джессоп.
Прю достигла стойки регистрации и уцепилась за ее край двумя руками.
Молодая медсестра с удивлением посмотрела на нее. Вид этой хрупкой женщины привел ее в дрожь. Она смотрелась на фоне белоснежной больничной атмосферы черным чернильным пятном: она была одета во все черное, ее блестящие черные волосы небрежным водопадом падали на плечи, а черные очки наполовину скрывали ее худое лицо.
- Триста тринадцатая… - выдавила медсестра, с трудом переводя взгляд от грустного лица женщины на экран компьютера, где ровными строчками были выведены фамилии пациентов и номера палат. Сначала она думала, что женщина пришла навестить умирающего или тяжелобольного – это оправдало бы ее внешний траурный вид. Но палаты на третьем этаже, где лежал тот, кого искала, не было палат с «тяжелыми» пациентами.
- Спасибо. – Бросила Прю и направилась к лестнице, ведущей на верхние этажи.
Медсестра еще долго провожала ее взглядом.

Прю остановилась у палаты с номером «313». Легонько постучав костяшками левой руки по двери, она толкнула дверь и очутилась внутри.
- Прю?
Ведьма повернулась.
Палата была двухместная. Кровать, стоящая напротив двери, у окна, пустовала. На второй кровати сидел, свесив ноги на пол, Бэйн. Он выглядел усталым, забытым родителями ребенком, и Прю почувствовала, как холодеет ее сердце, судорожно пропуская удары.
- Как ты? – выдавила она, стесняясь пошевелиться.
- Ничего. А как у тебя дела?
Он одернул синий больничный халат и пригласительно похлопал рукой по кровати, слева от себя.
- Присядешь? Или ты ненадолго?...
- Присяду.
Прю осторожно уселась рядом с ним и чуть развернулась в его сторону, чтобы видеть его лицо.
- Как ты себя чувствуешь? – спросила Прю. Голос прозвучал сухо, не так как она хотела. – Извини, - сказала она в свое оправдание и попыталась улыбнуться. Ничего не вышло. Она вздохнула и, согнувшись, спрятала лицо в ладонях.
- За что? – Бэйн, одернув халат, положил руку ей на плечо, потом приобнял и попробовал приблизить к себе, но она встрепенулась, убрала руки от лица и отодвинулась.
- За то, что не зашла к тебе раньше. Я… я просто…
- Не могла, - закончил за нее Бэйн.
- Не могла, - согласилась она. Ведьма почувствовала себя неуютно. Слишком светло, чисто, спокойно… больница не признавала ее траура, изо всех сил сопротивлялась ему белизной стен и постелей. И Бэйн не признавал.
Она смотрела в его спокойное лицо, в беспристрастные кроткие глаза. Ничто не выдавало его скорби. Наоборот, он казался счастливым…
- Пайпер умерла, - произнесла Прю, глядя прямо в глаза жениху. Ничего не изменилось. Она ожидала, что что-нибудь изменится, что Бэйн наконец прочувствует причину ее скорби. Но он оставался прежним – прежний блеск в глазах, даже выражение лица не изменилось.
Прю почувствовала, как полыхнули ее щеки.
- Мне жаль… мне очень и очень жаль… - промолвил Джессоп, глядя, как ее лицо заливает румянец.
- Ты что, не слышал, что я сказала? – выдавила ведьма. – Пайпер умерла! Умерла, черт возьми, а тебе жаль! Тебе жаль! Черт…
Она молниеносно вскочила на ноги отошла на пару шагов, остановилась, повернувшись к по-прежнему сидящему на кровати Бэйну спиной
Бэйн коснулся рукой одеяла там, где она сидела, словно не веря, что она ушла.
- Прю… Прю, мне и правда очень жаль. Я вижу твое горе, вижу твою…
- Ни черта ты не видишь! – отрезала ведьма. – Я пойду.
Она развернулась на каблуках и уже через мгновение стояла за дверью.
- Выздоравливай! – зло бросила она через плечо. Дверь захлопнулась.
Бэйн устало потер рукой лицо, дотронулся пальцами до одного из шрамов, оставленных на его лице.
- Что толку теперь?.. – угрюмо произнес он сам себе.
Он был счастлив, когда увидел ее на пороге палаты, впервые за долгое время. Теперь он снова остался один.
- Что, черт возьми, я должен тебе сказать? – бросил он в пустоту, где раньше стояла ведьма. – Что? Что?! Черт…

Раздался тихий визг тормозов – у дома Холлиуэлов остановилась машина. Пейдж прильнула к окну, перегнувшись через раковину с парой грязных тарелок.
- Прю приехала, - сообщила ведьма сидящему за столом Коулу.
- Быстро. – Коротко отозвался тот. Он держал в ладонях кружку с дымящимся отваром ромашки, приготовленном Пейдж. Коул не просил, это она настояла, аргументирую, что ромашка поможет успокоиться, а это сейчас для него не лишнее, так как он пока единственный человек в доме, который не лишился здравого рассудка и способен еще рационально принимать решения. – Я думал, она приедет позже.
- Вроде бы, она выглядит расстроенной, - пробормотала Пейдж, выглядывая из-за занавески.
- Это не удивительно, учитывая обстоятельства.
- Я не про это… - ведьма махнула рукой и задумалась на мгновение. – Ей кажется еще хуже чем было раньше… Она идет.
Пейдж предусмотрительно отпрянула от окна и опустилась на стул напротив демона, сложила руки на столе.
Хлопнула дверь, послышались шаги, и в дверях кухни появилась Прю.
- Как дела? – Коул спокойно смотрел, как ведьма снимает темные очки и кладет их на обеденный стол.
- Как Бэйн? – в свою очередь осведомилась Пейдж.
- Лучше, чем хотелось бы. – Покачала головой старшая Зачарованная. Она шумно выдвинула стул и подсела к столу. – Ромашка?
- Да, хочешь? Еще осталось… - ее сестра послушно вскочила и поспешила налить в чашку еще дымящегося отвара.
- Спасибо, - отозвалась Прю, принимая чашку.
- Что ты имела ввиду, когда говорила, что Джессопу лучше, чем ты бы хотела? – нарушил повисшую было на кухне тишину Коул. Пейдж сдвинула брови, показывая, что это не лучшая тема для разговора в такой компании, и вообще это не его дело.
- Ничего, Пейдж, – ведьма заметила ужимки сестры. – Все равно рано или поздно эта тема бы выпала на обсуждение. Я сказала то, что думала Коул. Вернее, думаю. Скажем так, Джессоп повел себя не совсем… не совсем так как надо.
- В отношении Пайпер? – предположил Коул.
- Да. И в отношении Пайпер тоже… - выдавила ведьма. Повисло напряженное молчание, Прю отвела глаза и уставилась в чашку. Ее младшая сестра молчаливо и настойчиво буравила глазами сидящего напротив демона. Коул сконфуженно молчал, не решаясь взглянуть на Пейдж, и мысленно ругал себя за бестактность.
- Прю, ты… - Пейдж осторожно протянула руку через стол, чтобы накрыть руку сестры своей ладонью.
- Я устала. – Прю поднялась, отставив стакан. Скрипнул отодвигаемый стул. – И ты была права, Пейдж, не стоило затрагивать эту тему. Коул… - она посмотрела на притихшего Коула.
- Что?
- Сделай одолжение, – ведьма достала из кармана куртки кольцо и положила его на стол. Оно тихонько звякнуло, приковав к себе взгляд трех пар глаз. – Передай ему… при встрече…
- Обручальное кольцо…. – тихо констатировала Пейдж, когда ее старшая сестра покинула кухню.
- Я не думал, что все так серьезно… - ответил Коул.
- Я тоже. Она просто разбита, ее можно понять.
- Она бросает жениха. – Поднял брови Коул. – Конечно, теперь она одна.
- Значит, она хочет остаться одна. – Ведьма поднялась и поставила чашку в раковину. – И вообще, какое тебе дело? Передай кольцо, и все…
- Я просто…
- Ты не можешь ее упрекать, - отрезала Пейдж. – Пожалуйста, сделай как она сказала.
- Хорошо. Добавлю пункт о посещении больницы в список остальных моих неотложных дел. Кстати, я договорился насчет похорон…
- Не надо… - ведьма остановила его, легко взмахнув ладонью. Коул замолчал. – Не говори о похоронах при мне. И при Прю… и особенно при Фиби. Просто… продолжай, делай все, как считаешь нужным.
- Ладно, Пейдж, я понял. – Демон потер переносицу.
- Коул, пойми, мы тебе благодарны, очень! – Пейдж резко обернулась и заглянула ему в глаза. – Мы благодарны… хотя и не так часто это говорим. Я не знаю… не знаю, что бы мы без тебя делали.
Коул кивнул, давая понять, что он понимает.
Он поднялся, отставил чашку.
- Спасибо…

 



Похожие темы
  Название темы Автор Статистика Последнее сообщение

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей