Перейти к содержимому

Телесериал.com

Новый фанфик - 2

новый фанфик
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 46
#1
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Сестры

Часть первая

Глава 1. Закон сохранения Хранителей.

- Лео, я на твоей стороне, ты же знаешь.… Но эта ситуация.… Столько всего придется исправить, да и временно прошло немного! Могут быть последствия. – Торопливо говорил Дарстен. Дарстен был одним из самых старых Старейшин, он много повидал и уже пережил несколько поколений Хранителей. Он, как и полагалось, был одет в белоснежные ризы, и, как строгий блюститель и даже создатель правил, немного критично смотрел на джинсы Лео.
- Я все понимаю и спешу вам заверить, что все буде происходить под моим личным руководством, - пытался уверить его Лео, в то же время, стараясь принять как можно более солидный вид. «Зря я не надел мантию старейшины»- думал Лео и продолжал: - И всю ответственность я беру на себя.
- Ты и так уже взял на себя слишком много ответственности за чужие судьбы и жизни. Окажется ли тебе по силам эта ноша?
- Несомненно. – Отозвался Лео, краем глаза отмечая движение сзади себя. Когда он явственно почувствовал, что кто-то стоит-таки у него за спиной, то он сразу же рывком обернулся и увидел Нела. Нел, ученик Дарстена, криво усмехнулся и позволил себе вопросительно взглянуть на учителя. Его довольно милое лицо некрасиво скривилось.
- Нел. Не стоило так пугать Лео, - улыбаясь, укорил Дарстен ученика и обернулся к Лео: - А ты найди Дэвида, он будет тебе помогать.
- Дэвида? – поразился Лео. – но он же еще… мальчишка, если можно так выразиться! Он не сможет…
- Сможет, Лео, сможет, – заверил его Старейшина. – А он поможет. – Ты можешь идти, Нел, останься.
Лео столкнулся взглядом с Нелом и, развернувшись, зашагал прочь. Но, зайдя за колонну, он остановился и услышал тихие голоса Нела и Дарстена.
- Учитель, разве не нужно было дать ему Хранителя поопытней?
- Нел, не стоит критиковать мои решения. Ты поймешь вскоре.
- Неужели…. Неужели вы хотите, чтобы… план Лео сорвался?!
- Нет, что ты. Я надеюсь на него.
- На план? Или на Лео?
Но Лео не дослушал ответ Старейшины и поспешил разыскать Дэвида. Нашел он его почти сразу же.

Дэвид сидел прямо на мраморном белом полу, прислонившись спиной к колонне. Он выглядел лет на тридцать, на самом деле ему было уже за пятьдесят. Дэвид был Хранителем уже двадцать лет, но до сих пор еще не сталкивался с демонами. За все время службы у него было двое подопечных, которые умерли больше года назад. С тех пор Дэвид сидел без работы. Он был прекрасно обучен, знал все правила и умел давать советы, но дальше теории дело не заходило. Дэвид еще при жизни был полнейшим пацифистом, а уж став хранителем, он вообще не хотел причинять кому-либо вред, даже демонам. Он был худ и высок. Его темные волосы были коротко подстрижены, а бледно-зеленые глаза в окаймлении длинных ресниц всегда смотрели дружелюбно. Он был одет так, как и положено было Хранителю в Храме Света – белая накидка с капюшоном.
- Дэвид, – тихо позвал Лео, стараясь не привлекать внимание других.
- Да, – отозвался тот, поднимаясь. В левой брови была маленькая дырочка – след от колечка.
- Я на тебя рассчитываю, - сказал Старейшина, протягивая руку.
Дэвид руку пожал, но с некоторым недоумением – с чего бы старейшине так панибратски здороваться с каким-то хранителем? Все-таки Лео теперь не его «коллега», а «босс». Лео направился в дальний угол Зала, и хранитель последовал за ним. С одной стороны, он опасался, что не сможет помочь Старейшине, опираясь на свою неопытность. Но, с другой, Лео был хранителем самих Зачарованных, а где Зачарованные – там и… приключения.

- Что может быть лучше вечной жизни? – пробормотала Пейдж, рассматривая выцветшие букву на страницах Книги Таинств.
- Это был философский вопрос, или я должна уже за тебя волноваться? – воскликнула Фиби, проскальзывая на чердак.
- Нет… - засмеялась Пейдж. – Как ты можешь так тихо проскальзывать незамеченной?
- Это мой дар… - отозвалась Фиби, обходя сестру сзади и заглядывая ей через плечо. – Что-то случилось?
- Да нет. Ничего серьезного. – Мотнула головой Пейдж. – Просто хотела узнать кое-что о…
- О будущем? – сообразила Фиби.
- Нет, о прошлом. – Серьезно заявила младшая сестра и закрыла Книгу. – Не расскажешь?
- Конечно, расскажу, что знаю. Спрашивай! - велела Фиби, усаживаясь на диван и закидывая ногу на ногу. Пейдж села рядом.
- Хорошо, слушай. Я тут копалась в Книге и нашла между страниц фотографию. Там были вы с Пайпер и Прю и еще какой-то мужчина. Выглядели вы как семья, - сказала она и показала сестре фотография. Фиби с удивлением взяла ее и увидела себя, Пайпер и Прю с Энди. Эта фотография была сделана, когда Прю только окончила школу – Фиби вспомнила тот летний день, когда Гремс в очередной раз вытащила свой старый фотоаппарат и соизволила запечатлеть на пленке счастливую молодежь. У Пайпер была смешная густая челка, закрывающая лоб, сама Фиби счастливо сияла зубами со скобками, Прю была серьезна как никогда, за руку она держала Энди с идиотской стрижкой.
- Это… первая любовь Прю. – Выдохнула Фиби, освобождаясь от воспоминаний. – Он умер уже давно. Демон убил его.
- Извини. – Опустила Пейдж голову, и, глядя в грустные глаза сестры, понимая, что напрасно спросила.
- Все хорошо, просто я уже забыла о нем. – Виновато проговорила Фиби, - знаешь, давай закроем эту тему. Все это было очень давно, и прошлого не вернуть.
- Ладно, тогда я пойду, прогуляюсь и проветрю голову, - согласилась ее сестра и вышла из комнаты. Фиби проводила ее рассеянным взглядом и еще раз взглянула на улыбающиеся лица Прю и Энди.

- Пайпер. Пайпер. – Тихо позвал Лео, открывая дверь в комнату жены.
- Тихо, - прошипела в ответ Пайпер, недобро улыбаясь, - разбудишь Криса, я тебе шею сверну…
- Ладно, тогда пойдем в гостиную, поговорим, - зашептал в ответ Лео, вытягивая шею, чтобы взглянуть на спящего сына, но тут же был выставлен за дверь железной рукой жены. Как только дверь закрылась, Пайпер заговорила во весь голос:
- Что? Что? Что?! Что случилось такого необычного, что потребовалось беспокоить меня?
- Это серьезно, прекрати скандалить, - усмехнулся Лео и приобнял жену. Она успокоилась:
- Извини. Просто не люблю, когда меня отвлекают от детей.
- Да, я понимаю, - отозвался Лео. – Но все очень серьезно. Выслушай меня. Скоро сюда придет хранитель, он помогает мне в одном деле. И с ним будет кое-кто очень важный. Я прошу тебя, позаботься о них. Дэвид, тот, что хранитель, он полный, как это сказать… новичок в делах с демонами, а ему уже навязали нового подопечного, из которого он должен воспитать хранителя.
- И я должна помогать ему в этом? В смысле, воспитать хранителя? У меня есть уже два будущих хранителя, я еле справляюсь, если бы не Пейдж… попроси ее, а?
- Пайпер, я прошу всех вас позаботиться о нем. Но тебе с ним будет легче, ты его уже знаешь.
- Знаю? – не поняла Пайпер, но Лео уже оставил ее, заставив на секунде прикрыть глаза от яркого света.

- Осторожно надо! – воскликнул Дэвид, задев спиной хрупкую вазу, которая незамедлительно превратилась в груду осколков на полу. Он только что научил своего нового подопечного перемещаться и теперь страдал от его неумелых попыток правильно приземляться.
- Извини, я не хотел, - отозвался Энди Трюдо. Он стоял на чердаке Холлиуэлов и смотрел на Книгу Таинств.
- Ладно, - Дэвид поднялся и легким движением руки восстановил вазу, - пойдем к сестрам.
- Иду. – Энди еще задержался на секунду, с трудом отрывая глаза от Книги, и пошел вслед за хранителем.
Энди спускался по лестнице и его взгляд постоянно цеплялся то за фотографии на стенах, то за мебель, никогда им не виданную в доме Холлиуэлов. Перескочив через две последние ступеньки, он быстро подскочил к окну и отодвинул занавески – на улице светило солнце, зеленые деревья качались на ветру, мимо проехала машина.
- Весна, - одернул его Дэвид, по его лицу было видно, что он недоволен такому любопытству своего воспитанника.
- Извини еще раз. – Понял его Энди. – Мне можно увидеть сестер?
- Да, пошли.
- Подожди, - остановился Энди и подошел к фотографии Вайата в окружении Зачарованных. – Кто это?
- Это сын Пайпер.
- Хорошо, пойдем?

- Энди! – Пайпер радостно обняла друга детства.
- Пайпер! Ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть. – Энди заключил Пайпер в свои объятия.
- Неужели это ты? Просто не верится! – Пайпер радостно улыбнулась и повела Энди на кухню.
- А у вас почти все, как прежде.
- Да, в этом доме редко что меняется, – отозвалась Пайпер, наливая две чашки кофе – себе и Энди.
- А где Фиби?
- На работе. Представляешь, Фиби нашла работу.
- Просто чудеса! – засмеялся Энди. – А где Прю?
Этот простой вопрос ошеломил Пайпер: «Неужели Лео не сказал ему? Все. Я его убью!»
- Она умерла, - собравшись с мыслями, тихо ответила она. – Уже давно.
Энди замер, потом сильнее сжал чашку и вымученно улыбнулся:
- Извини меня, я не знал.
- Ничего, я уже смирилась с судьбой. А вот смиришься ли ты?..
Энди не ответил и допил кофе.

- Это странно, что мы видим Энди. – задумчиво произнесла Фиби. Она сидела за столом вместе с Пайпер и Пейдж.
- Да, я рада, да и Прю тоже была бы рада… - Пайпер уже поняла, что разговора о Прю им не избежать.
- По тебе не заметно, - проворчала Пейдж, откинувшись на спинку кресла.
- Да, Пайпер, почему ты такая… Что тебя волнует? – поддержала сестру Фиби.
- Я говорила с ним. И одна вещь показалась мне подозрительной. Видите ли, он спросил меня, где Прю, - так же тихо и задумчиво ответила Пайпер.
- По-моему, это вполне нормальный вопрос, - недовольно скривилась Фиби.
- Нет, не так. – Пайпер, наконец, подняла глаза и пристально всмотрелась в сестер. – Разве он не знал? Он же умер! И они, так или иначе, должны были встретиться. И Энди ее не видел, значит, она…
- Она не умерла? – поняла Пейдж.
- Я знаю, как узнать наверняка. Лео!!!
- Лео!! – поддержали сестры Пайпер.

- Я понятия не имею, - оправдывался Лео, пятясь. – Я ничего не знаю! Я же не имею право встречаться с усопшими!
- Ах, с «усопшими»? – недобро переспросила Пайпер, руки ее были по-прежнему в опасной близости от Лео. – Я тебе сейчас такую «усопшую» жизнь устрою!
- Тихо, Пайпер, - остановила сестру Фиби. – Может он и правда не знал?
Лео тут же быстро закивал головой. Но Пайпер не желала мириться.
- Как это не знал? Он ведь теперь Старейшина! Он обязан знать!
- Но я ничего не знаю! – воскликнул Старейшина. – Я тоже считаю, что все это странно. Я могу подняться и спросить…
- Ладно, иди. И не опаздывая к ужину, – согласилась Пайпер.
- Что это было? – улыбаясь, спросила Фиби у сестры, когда Лео ушел.
- Маленький семейный скандальчик. Привыкайте.
- Да, напомните мне обо всех прелестях предстоящей семейной жизни, если я хоть когда-нибудь заикнусь о замужестве! – высказала свое мнение Пейдж. – Не думаете, что пора обратиться к кому-нибудь за помощью?
- Да. – Согласилась Пайпер. – Давайте спросим того, кто должен был знать обо всем с самого начала. А единственный человек, кому доподлинно известно, что случилось с нашей сестрой, это…
- Грэмс! – догадались Пейдж и Фиби.
- Именно. О, Боже, как же я ненавижу эту призрачную обманщицу!
Поднявшись на чердак, Зачарованные приступили к приготовлению. На полу, образовав круг, стояло двенадцать тяжелых свечей, горевших ярко-оранжевым пламенем. Рядом с кругом стояли Пайпер, Фиби и Пейдж. Выждав пару секунд сестры быстро переглянулись и в унисон произнесли заклинание, которое знали наизусть:
- Услышь меня сейчас, услышь мой зов, дух из другого времени, пересеки великую границу.
Мириады ярких белых, голубых и синих огоньков вихрем закрутились в кругу из свечей. Осыпаясь на пол мелкой блестящей крупой и тут же исчезая, они выхватили из пределов времени дух бабушки Зачарованных.
- О, Пайпер! Фиби, Пейдж! То случилось, девочки? – чересчур весело вопросила Грэмс, с деланным удивление косясь на сердитые лица внучек.
- Что случилось? – приторно-ласково переспросила Пайпер, Фиби прищурилась, а Пейдж с нетерпением ждала ответа – ее жгло любопытство: как на этот раз выкрутится Грэмс?
- Если это насчет вашей сестры, то я ничего не знаю. - Быстро ответила Грэмс, и Зачарованные переглянулись…

- Дарстен! – позвал Лео. Никто не ответил, лишь мелкие клочки тумана продолжали деловито путешествовать по воздуху, не обращая внимания на шум. – Дарстен!
Нет ответа. Лео поспешил вглубь зала, туда, где туман полностью застилал пол и свет, казалось, исходил прямо от пола.
- Дарстен! – снова позвал Лео.
- Не кричи, он занят. – Отозвались из-за его спины. Лео обернулся и увидел Нела. – И вообще, лучше уходи. Тебе надо…
- Я сам знаю, что мне надо делать. – Прервал его Лео, - и не тебе меня учить. Где Дарстен?
- Он на Земле, – сказал Нел. По его лицу было видно, что слова Лео его задели. – И не смей со мной разговаривать в таком тоне, я уже почти Старейшина. И у меня достойный учитель…
- Почти, - хмуро проговорил Лео, опять не давая ему закончить фразу. Нел покраснел, его бледное лицо исказилось, прядь волос скатилась на лоб, разделив его на две равные половинки.
- Не стоит, Нел. Иди, оставь меня с Лео, - прервал их беседу появившийся из ниоткуда Старейшина. Это был Марвин, старый друг учителя Лео. Нел развернулся и зашагал прочь, через несколько секунд он скрылся в белом мареве.
- Не сердись на него, Лео, - рука Марвина легла на его плечо, - он хороший человек и прекрасный ученик. Просто он немного горд.
- Гордость – грех. – Почему-то тихо ответил Лео.
- Да, ты прав. Но гордость возможно преодолеть. Сложно, но возможно.
- И ты считаешь, он сможет это сделать? – не понял Лео и взглянул прямо в лицо Марвину. Марвин выглядел лет на двести: длинные, до плеч, белоснежно-седые волосы, длинный нос, искривленный и с горбинкой и бесконечные морщинки вокруг глаз и на щеках. Глаза его, огненно-карие смотрели насмешливо и даже лукаво.
- Конечно, мы же его выбрали, - отозвался он. – Что ты хотел спросить у Дарстена?
- Это насчет Прю. Мы узнали, что ее нет в списке мертвых.
- Да, конечно, ее там нет.
- Так где же она? На Земле? – воскликнул Лео, силясь прочитать ответ в темных глазах старца.
- Она там, где должна быть. И не на Земле, скорее над Землей. Или, если точнее сказать, она над всем.
- Так как нам ее найти?
- Вам просто необходимо понять суть времени и пространства, суть пересечений линий судеб и рока…
Лео вернулся домой, пытаясь разобраться в мыслях. Марвин поставил перед ними задачу, которую они должен решить сами. Как вернуть Прю?

- Ты узнал что-нибудь? – накинулись на Лео Пейдж и Фиби с Пайпер.
- Да, - покривил тот душой. – Я видел Старейшину, и он сообщил мне, что Прю правда не пополнила собой ряды умерших. Но он ничего вразумительного не сказал о том, где она. Постоянно говорил про линии судеб и время. Может быть, это важно. Нам всем надо подумать.
- Да, ничего вразумительного. Вот почему я не люблю Старейшин, - фыркнула Фиби. – Ну ладно, мне пора. Я обещала Энди прогуляться с ним.
- Осторожно, Фиби, можешь влюбиться. – Засмеялась Пейдж и даже Лео с Пайпер улыбнулись.
- Ха! – тоже хихикнула Фиби. – Вы все с ума сошли. Он мне как брат.
Когда Фиби и Пейдж, решившая тоже прогуляться, ушли, Пайпер и Лео остались одни.
- Знаешь, мы вызывали Грэмс… - тихо сказала Пайпер, обнимая мужа.
- Да? – он погладил жену по темным мягким волосам и заглянул ей в глаза. – И что вы от нее узнали?
- Ничего, о чем бы мы не догадывались. Она сказала, что Прю нет в числах «мертвых».
- Знаешь, я думаю, мы найдем способ вернуть ее, - сказал Лео и прикоснулся к ее щеке. Так они простояли еще пару минут, прежде чем сумели разорвать объятия. Потом вместе, рука об руку, они прошли в детскую.

Глава 2. Кого боялись халдеи .

Энди тихо шел по темному переулку. Странные зыбкие тени, струившиеся по грязным стенам убогих домов, возникали из ниоткуда и растворялись, как только их находил пристальный взгляд. Тревожно и надрывно замяукала кошка, шорох крыльев невидимых птиц разорвал ночной воздух.
Стараясь не касаться спиной грязных стен, Хранитель шел по следу. След был оставлен болью – здесь недавно проходила раненая женщина. Энди все сильнее чувствовал ее боль, последние остатки кровоточащей силы, казалось, пропитали воздух, придав ему привкус запекшейся крови.
Пройдя еще несколько кварталов, он увидел то, что искал. Молодая женщина сидела за плохо пахнущими мешками и еле слышно стонала. Энди тихо и быстро подбежал к ней и, оглядываясь, тут же сел рядом. Девушка вздрогнула и отшатнулась, и тут же стон снова вырвался из ее груди. Энди мягко обнял ее за плечи и положил вторую руку ей на живот – его слегка дрожащие пальцы едва коснулись кровоточащей раны.
Подавив все эмоции и стараясь отвлечься от постороннего шума, он еле слышно зашептал ей что-то утешительное, и руку его окутала серебристая дымка. Это неяркое свечение тут же проникло сквозь кровь и плоть в тело ведьмы, восстанавливая пораженные участки. Через несколько секунд от огромной рваной дыры в ее теле не осталось и следа.

- Как все прошло? – быстро спросил Дэвид, едва завидев выходящего из переулка Энди. В его голосе чувствовалось волнение, которое хранитель тщетно пытался скрыть.
- Хорошо. – Коротко отозвался Энди.
- Хорошо – это не отлично, - грустно подытожил Дэвид. – Почему не отлично?
- Потому что ранение было необычное, – объяснил его ученик. Стал тихо накрапывать дождь, но Носители Света шли по темной улице, не обращая на него внимания.
- Это был не энергетический шар, - продолжал Энди. – Скорее, клыки. Зверь или что-то в этом роде. Это ведь серьезно? Что будем делать?
- То, что положено в таких ситуациях – обратимся к Зачарованным.
Энди позволил себе улыбку, а Дэвид даже сумел довольно громко похохотать, чем безумно напугал бездомных кошек, которые черными тенями бросились врассыпную – подальше от незнакомцев.
Внезапно из глухой темноты за углом заброшенного дома послушалось приглушенное рычание. Хранители вздрогнули и замерли, стараясь сдержать громкое дыхание. Энди увидел, что лицо Дэвида перекосилось, и маленькая дырочка у брови неестественно изломалась. Страшный рык снова заглушил шум капель дождя – казалось, большая собака отгоняла незнакомцев, посмевших вторгнуться в хозяйский дом.
Энди тронул рукав наставника – весь его вид говорил об одном: надо уходить как можно скорее. Но Дэвид лишь сердито стряхнул его руку и осторожно пошел туда, откуда уже, как гром, гремел свирепый рык неведомого чудовища. Энди невольно пошел за ним, стараясь не дышать слишком громко, чтобы не спровоцировать существо. Как только Дэвид заглянул за угол, яркий неестественный свет горящих злобой красных глаз, застелил темноту ночи. Рык на секунду заглох, и Хранители едва успели переместиться, избегая встречи с огромными клыками чудовища.
Яркий голубой свет на секунду ослепил глаза существа, и оно с тихим шипением отползло назад в темноту, бормоча проклятия и поджидая новую жертву.

Пейдж листала Книгу Таинств, она искала чудовище с горящими красными глазами и двадцатисантиметровыми клыками. Пайпер сидела рядом, на старом диване, у нее на коленях расположился Вайат, весело листающий книгу со сказками – он подражал своей тетушке, но об этом еще никто не догадался.
- Ничего нет, - вздохнула Пейдж. – Ничего о злобной псине.
- Тогда ищи демона, меняющего обличия. – Не глядя на сестру, сказала Пайпер.
- Не умничай! – предупредила ее сестра, но все же начала новый поиск.
Результата она достигла только через двадцать минут. Вайат к тому времени уже укладывался спать, и Пайпер была с ним, поэтому насладиться радостью находки Пейдж пришлось в одиночестве. Все же она не удержалась и вслух, чисто от переполнявшей ее гордости, зачитала:
- «Телал, он есть исчадие Ада; тому, что высоко, падением угрожает, внизу же великие смуты творит; он яд в желчи богов; он похищает себя у неба, великие дни, он падает с неба, как дождь: он чадо, землею взращенное; вокруг башен высоких, зданий просторных, тенится, кружится он; он проникает из одного дома в другой, и удержать его дверями нельзя, нельзя запереть и замками. Он есть тот голос зловещий, который людей, проклиная, преследует повсюду».
- Ух ты! – воскликнула Пайпер, появившись в дверях. – Это просто целый мешок с бедами.
- Не смейся, это серьезно. Энди с Дэйвом еле ноги унесли.
- Ну ладно, ладно. – Пайпер снова присела на диван. – Там написано, как его победить?
- Да, написано, что изгнать его может Мардук , ну тот, помнишь, в школе проходили.
- Помню. Но, думаю, пора позвать Лео.
Лео появился сразу же – он вошел на чердак и сел рядом с Пайпер, сообщив, что дети благополучно уснули. Узнав в чем, проблему, Лео, даже не совещаясь со Старейшинами, выдал все, что знал о древних богах Вавилона:
- К помощи Мардука прибегали с основном халдейские лекари, когда хотели избавиться от Телала. Не исключено, что именно Телала видели Энди с Дэвидом, я значит, и дух Мардука где-то рядом. А чтобы призвать его, необходимо вместилище…
- То есть тело? – не поняла Пайпер, а Пейдж вздернула брови.
- Да. Но не мертвое, нет. Просто на время. Предлагаю Энди или Дэвида, они наверняка запомнили существо, так что Мардук быстрее его найдет.
- Логично. Но, думаю, Фиби стоит ввести в курс дела, - серьезно кивнула Пейдж.
- Может, не стоит, - вмешалась Пайпер и поймала вопросительный взгляд Лео. – Она так замоталась с работой, что времени у нее просто не хватает.
- Вот и поможем ей развеяться, - отозвалась сестра.
- Лучше не надо, она сама сможет развеяться, когда захочет, а сейчас не стоит ее беспокоить.

Энди недолго сопротивлялся и вскоре был усажен на колени посередине пятиконечной пентаграммы, утыканной свечами. Яркое пламя плясало в его глазах, а вся его фигура казалась выточенной из непоколебимого камня. Пайпер и Пейдж уже стояли около Книги, готовясь читать заклинание. Оно было переведено с древнего мертвого языка их прапрабабушкой, рифмы не было, но суть и волшебная сила слов сохранилась:
- Того, кто околдовывает его, злой лик, злой взгляд, злой рот, злой язык, злые губы, вредный яд, о, сын духа воды, закляни его! Сын духа воды, закляни его!
Свирепый ветер закружил вокруг Энди, окутав его золотистой дымкой алого огня. Захлестнувший его порыв впился ему в рот, проникая вглубь его тела, которое инстинктивно дернулось, как от удара, в сторону. Вихрь утих так же неожиданно, как и начался, оставив обессиленного человека в круге с погаснувшими свечами. Знакомые сестрам черты Энди застыли, оставив место восковым щекам и горящим живым алым огнем глазам.
- Мардук? – тихо спросила Пейдж, недоверчиво глядя на бывшего хранителя.
- Да… - прошипел в ответ бесцветными губами Мардук.
- Что-то он плохо выглядит… - прошептала Пейдж, обращаясь к сестре.
- Если бы ту столько веков неприкаянно летала по мирам, выглядела бы еще хуже. – Откликнулась та и затем обратилась к воскресшему божеству, которое как раз силилось подняться с колен, - Как вы себя чувствуете?
- Хорошо, - почти весело отозвался Мардук, наконец-то поднимаясь во весь рост. – Немного укачало по пути, но так, в принципе, все нормально!
- Хорошо, что у него есть чувство юмора, - шепнула Пейдж сестре.
- Да, - ответила Пайпер. – Обычно древние божества на редкость сварливы и озлобленны…
- А еще сварливые божества хорошо слышат, - откликнулся Мардук, оглядывая себя с ног до головы. – И может случайно покалечить пару болтливых ведьм.
Сестры прикусили язычки…

Дэвид торопливо обегал лужи, стараясь сохранить новые лаковые ботинки с острыми носами в относительной сухости. Дождик не лил, как это было ночью, а едва заметно моросил, заставляя случайных прохожих морщиться и поднимать воротники. Хранитель на секунду задержал свой взгляд на молоденькой девушке, перебегающей дорогу. Скользнул - и тут же забыл о ней, пытаясь как можно быстрее добраться до места.
Мардук шел за ним след в след, то и дело, принюхиваясь к незнакомым запахам людей. Намокшие цветы в цветочной лавке ароматом вскружили его голову, и он поймал себя на мысли, что не чувствует больше Телала. Но вот, опять мерзкий привкус появился во рту. Телал был здесь вчера ночью, и только утреннее блеклое солнце смогло разбавить смрад его сущности. Мардук то и дело ловил на себе взгляды людей, с изумлением смотрящих на нее. Божок смутился и перестал так явно принюхиваться.
Фиби и Пейдж шли чуть поодаль, рядом с ним вышагивал Дэррил, потревоженный их утренним звонком. Он должен был, если что-то пойдет не так, отвлечь прохожих. Моррис постоянно оглядывался, мелкий дождик не досаждал ему, лишь неприятное предчувствие тревожило его. Он постоянно ловил себя на мысли, что смотрит в упор на Энди, и тут же отводил глаза, стараясь сконцентрироваться.
Прохожих становилось все меньше, как только они приближались к бедным кварталам города. Это было отличное место для Телала, здесь царило страдание и боль, нищета, казалось, привлекала зло. Фиби почувствовала остатки злой, демонической, энергии, осевшей когда-то на выщербленных кирпичных стенах домов. Приблизившись к тому месту, где Дэвид и Энди ранее видели Телала, Мардук остановился и втянул ноздрями влажный воздух. Втянул и закашлялся – в воздухе явно чувствовался запах дешевых сигарет, вызывающих изжогу даже у опытного курильщика.
- Он был здесь, - тихо сообщил Мардук, - я его чувствую.
- А я чувствую запах крови, - отозвался Дэвид. – Хотя, это может быть кровь той девушки, которую Энди исцелил вчера.
- Нет, это запах свежей крови. – Мардук зашел за угол и направился к покосившейся двери подъезда. Дождь размочил ее, и косяк разбух, не давая двери полностью открыться. Пришлось втискиваться в подъезд по одному. Мардук пошел вперед, за ним Дэвид, потом Фиби и Пейдж, а последним, оглянувшись напоследок и расстегнув кобуру, вошел Дэррил.
Древний дух уже привык к новому сильному телу и без труда одолел три этажа, остальные же заметно отстали. Запах злого Телала просто резал нос, глаза заслезились, а огромное отвращение разлилось в душе.

Телал лежал на грязном полу, неровное зловонное дыхание с хрипом вырывалось из полуоткрытой пасти, откуда торчали неимоверно грязные и большие клыки. Округлые бока со свалявшейся шерстью то и дело вздымались, сильные длинные лапы лежали без движения, а черный нос трепетал в такт вдыхаемому воздуху. Тут же носа его коснулся едва ощутимый запах Силы, зверь встрепенулся и в миг вскочил на сильные ноги, когти неприятно чиркнули по дощатому полу. Едва переведя дыхание, злой дух почуял невероятно знакомый в то же время ненавистный всему его существу запах. Это был Мардук, это неприятно удивило Телала, заставило его тело неумолимо сжаться, мускулы стянулись в комок.
Мардук вошел, и встретила его мощная когтистая лапа, отбросившая тело далеко в угол комнаты. Проехав спиной по старым выцветшим обоям, Энди выбил головой мутное стекло и вывалился наружу, туда, где дождь стучал по крышам мусорных бачков, в грязный переулок. В дверях появились Дэвид и Фиби с Пейдж.
Дэвид, едва завидев чудовище, заскользил по стене, уходя в глубокий обморок. Пейдж отреагировала быстрее. Она, с силой направила в чудовище старый стул, который в облаке света тут же впечатался в искаженную от ярости морду и откинул зверя на несколько метров назад. Фиби захлестнула волна гнева и ярости, исходившая от монстра. Она поглотила собой дикую неуправляемую силу, исходящую от него и направила ее по своим жилам, заставляя энергию скапливаться на кончиках пальцев. Черно-красная волна той самой древней силы Телала огненным потоком поплыла из ее рук, направляемая в чудовище. Энергия выплеснулась ему в лицо, и, подобно расплавленной лаве, выжигала шерсть и глаза. Неописуемый вой заставил всех невольно зажмуриться, Фиби потеряла связь с Телалом и тоже зажала уши руками.

Дэвид легко вскрикнул, даже не стараясь заглушить рев чудища, и пришел в себя. Моррис не выпускал из дрожащих пальцев револьвера. Пейдж подалась вперед и оттащила Хранителя подальше от вопящего зверя, который клубком горящей шерсти метался по дальней стене комнаты. Злая сила огня выжигала его тело, неуправляемый стон вырывался из его пасти, когда Мардук вбежал в комнату. Вид его был ужасен – высокий лоб Энди рассечен, кровь не застывала, разбавленная дождевыми каплями, губы трясутся от быстрого бега, а грязная одежда вся вымокла. Несколько минут все смотрели на корчащегося монстра.
- Как бы все тут не загорелось… - прошептала Пейдж. Но старые обои и не думали воспламеняться, демонический огонь выжигал лишь тело древнего монстра. Пейдж случайно посмотрела на Дэвида и поразилась – в его широко открытых глазах плескалось пламя ужаса, окруженное отблесками горящего Телала.
- Теперь я, - сказал Мардук, приближаясь к мечущемуся чудовищу. Его руки поднялись, и в них заиграло ярко-синее пламя – отблеск Силы духа воды. Яркий свет тут же поглотил фигуру Телала, заслонив собою жар огня. Белое облако поглотило монстра, оставившего после себя предсмертный вопль, от которого еще целые стекла задрожали и с грохотом вывалились наружу.
- Вот черт! – в тишине голос Дэррила звучал оглушающе.

- Вот это да! – промолвил Моррис, уже выйдя на улицу. – Что это было?
- Это был демон. – Пояснила Пейдж и снисходительно улыбнулась. Дэвид, тихо шатаясь, выполз за ней. Глаза его слезились от тусклого дневного света, а от всего пережитого голова шла кругом, то и дело сбивая координацию движений.
- Нет, – отмахнулся инспектор и по-детски уставился на Фиби и показал на свои руки. – Что это было?
- Фиби – эмпат, - ответила за сестру Пейдж, - она просто приняла в себя сущность демона и поразила его его же силой.
- Да, это было просто здорово, - сказал Мардук и потрепал за плечо хранителя, - Эй, ты как?
- Уже лучше... – тихо ответил тот.
- Черт! – снова воскликнул Дэррил и пошел разгонять толпу зевак, привлеченных жуткими воплями издыхающего Телала.
- Да, Пайпер много потеряла! – решила Фиби и направилась к оставленной в паре кварталах машине.
Куцые тучки расступились, уступив солнцу дорого, и теперь оно ласково озаряло улички Сан-Франциско ярким сентябрьским светом. Дождь прекратился, и мокрый асфальт начал подсыхать, уступая теплу начинающегося дня.

Пайпер встретила «героев» приготовленным обедом, искупающим отсутствие завтрака. Вскоре вся семья уселась за стол в гостиной, Дэррил убежал по своим делам, но Дэвид и Мардук остались.
Древний божок сильно соскучился по еде, и поэтому буквально набросился на стол. Дэвид же, пребывая еще в состоянии затяжного шока, ел мало и неохотно.
- И тогда Мардук шагнул вперед, поднял руки, и Телал прекратил свое существование, - рассказывала Пейдж Пайпер ход «военных» событий. Пайпер лишь покачала головой и укоризненно посмотрела на Фиби. «Зря ты вмешалась, - читалось в ее глазах, – надо было предоставить это Мардуку, а самой только прикрывать Пейдж, а не лезть на рожон». Фиби поежилась, но лишь улыбнулась в ответ. Улыбка вышла жалкая, но она все же смогла растопить гнев сестры.
После обеда Пейдж поднялась на чердак. Мардук был готов отправляться назад, но задержался ненадолго, чтобы посмотреть невиданный ему ранее телевизор. Пайпер отправилась вместе с Дэвидом к Старейшинам: Хранитель сам вряд ли мог объяснить все, что случилось. Фиби же полетела на работу, чтобы поскорее расправиться с новой колонкой.
Солнышко радостно светило в окно, Пейдж стояла спиной к витражному окну и читала Книгу Таинств, когда Мардук тихо вошел и закрыл за собой дверь.
- Что-то ищешь? – спросил он.
- Нет, просто так… - улыбнулась ведьма.
- Если что-то хочешь спросить – спроси, не стесняйся. Пока я тут, я могу помочь.
- Я тут думала о Прю, нашей сестре… - Пейдж закрыла Книгу и отошла от окна.
- Да, я знаю, – оборвал ее древний дух, - И знаю, что вы стараетесь вернуть ее к жизни. Да, знаю, все знаю и, если ты хочешь совета, то я охотно подскажу…
Пейдж ошарашено оглянулась – никого кроме него нет. Неужели это он, он – древний бог, понимающий и осторожно соблюдающий саму суть равновесия и искусство невмешательства – предлагает ей вмешаться в их жизни?! Пейдж кивнула, выдавив жалкое подобие улыбки. Мардук улыбнулся в ответ, отчего глаза блеснули синим светом.
- Знай, Пейдж. – Тихо заговорил он, - Время – ничто. Время – лишь пыль под ногами великих, время – средство, а не постоянная, которую трогать нельзя. Запомни, время может помогать, оно упруго и может принимать множество форм и искажений… - Голос его затих и дрогнул на последнем слове. – Мне пора, уже время пришло. До свидания…
Сильное тело Энди упало на пол, сияние окутало его, и дух Мардука тихо растворился, проходя частицами сквозь пространство. Энди застонал и тихо начал подниматься. Пейдж подбежала к нему и потянула за руку, помогая встать.

- Мне и раньше приходила мысль о времени, - сказал Лео, закинув ногу на ногу. Он сидел в кресле и молча слушал Пейдж.
- А что именно? – поинтересовалась Фиби, сидевшая в одном кресле с Пейдж. – Поделись соображениями.
- Может, стоит обратить ход событий? – вмешалась Пайпер, стоявшая около камина.
- Нет, исключено! – покачал ее муж головой. – Нельзя, это слишком кардинальное решение.
- Это что-то простое, что-то, о чем мы даже не задумываемся, это… - не успела договорить Фиби, Пейдж ее опередила:
- У нас под носом.
- Именно, думаю, стоит спросить у Книги, - Лео вопросительно посмотрел на жену.
- Пейдж! – попросила та, и сестра ловко подхватила появившуюся Книгу. Едва семейная ценность была бережно уложена на столик, страницы затрепетали под невидимыми порывами ветра. Через несколько секунд листы замерли, а Зачарованные прочли: «Как вернуться в прошлое».

Сообщение отредактировал Bel-ochka: Вторник, 02 января 2007, 18:54:43

 

#2
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Вот еще две главы. На здоровье.


Глава 3. Правда о ведьмах.

Зимние дни летели быстро, так же быстро, как осыпались с деревьев почерневшие листья с деревьев. Теплые камины согревали людей холодными ночами. Да, в Сан-Франциско сохранилось еще немало домов с печными трубами. И иногда по вечерам можно было заметить еле видимую тоненькую струйку дымка из-под крыши какого-нибудь старого дома.
В доме Холлиуэлов был камин, но его уже давно не топили. Не было нужды, центральное отопление достаточно обогревало жилище ведьм.
В один из долгих осенних вечеров Пейдж, как обычно, сидела у нетронутого огнем камина, рядом с желтой лампой, с книжкой в руках, укутанная клетчатым пледом. Именно так она и сидела, пока ее не потревожили. Лео, виновато улыбаясь, окликнул ее.
- Чего тебе, презренный? – лениво осведомилась ведьма, стараясь, чтобы зевок получился как можно более презрительным.
- Есть маленькое дельце, поможешь?
- А у меня есть выбор?
- Нет, - согласился Лео, - ты – моя последняя надежда.
- Что надо делать?
- Необходимо спасти одну вещь.
- Вещь? Ты чего, с ума сошел? Ладно бы человека.… Но вещь?! – праведно возмутилась Пейдж.
- Выслушай. Необходимо доставить сюда один артефакт, золотой браслет с рунами. Правда, есть одна загвоздочка.
- Какая? – безнадежно выдохнула Пейдж.
- Эта штуковина сейчас в Англии. В 13 веке нашей эры, а точнее – в 1221 году.
- Думаю, тебе это дорого обойдется, - прошипела ведьма, отбрасывая плед.

Заклинание оказалось очень простым, даже сестер звать не пришлось. Дэвид хотел увязаться за Пейдж, но она ему не позволила, высказав в краткой форме все, что она думает о припадочных и слабонервных Хранителях, которые наверняка будут ее отвлекать. Лео согласно кивнул, и участь Дэйва был решена. Со спокойной душой Старейшина наблюдал, как ведьма растворяется в воздухе.
Местечко, где оказалась Пейдж, с трудом можно было назвать жилым. «Ничего себе! Неужели средневековые люди жили в таком, пардон… неблагоприятных условиях?!» - думала она, оббегая наиболее неаппетитные кучки хлама и отбросов.
Внешне она ни чем не выделялась из толпы: обыкновенная горожанка с темными волосами, закутанная с серо-мутный плащ (Лео достал откуда-то из своих запасов). Необычным было только одно – чистота. Люди все время косились, оглядывая чистое лицо и шелковистые волосы. Пейдж то и дело ловила на себе завистливые взгляды девушек.
Лео дал ей достаточно информации, чтобы она определила, где именно находится пресловутый браслет с магическими формулами. Тот же Лео снабдил ее деньгами – два десятка неровных золотых кругляшей с неулыбчивой физиономией монарха. Пейдж поплутала по тесным улочках между низких и кособоких домиков и остановилась у так называемой гостиницы, зазывающей постояльцев звучной вывеской: «Хромой козел».
Подивившись про себя странному названию, Пейдж осторожно переступила порог заведения. Ничего схожего с обычными гостиницами в штатах. Грязноватые лавочки по углам, стол и стойка с кучей бутылок мутного вида за спиной у неулыбчивого хозяина. Вышеупомянутый «бизнесмен», едва завидев красотку, тут же улыбнулся улыбкой во все шесть гнилых зубов, заставив ведьму вздрогнуть.
- Добро пожаловать! – продолжал он ухмыляться, выходя из-за стойки и, хромая, направился к девушке. «Так вот почему гостиница так называется!» - догадалась Пейдж, радостно улыбаясь своей догадке. К несчастью, «козел» принял загадочную ухмылку на свой счет и распушил перья.
- Прошу, прошу, молодая госпожа! – хриплым голосом заорал хозяин и схватил Пейдж за руку. – Вам комнатку? – Пейдж сглотнула и резво кивнула. – Прошу, направо от входной двери. Потом налево и вы увидите дубовую дверь. Проводить?
- Сама справлюсь, - отмахнулась, Пейдж и бросила ретивому хозяину «Хромого козла» монету, блеснувшую в воздухе.
Мужик спокойно отступил и, ласково улыбаясь, затрусил к себе за стойку с алкогольными напитками. «Странный какой-то и явно уголовный тип! – подумала Пейдж, отворяя дубовую дверь и оглядывая надежные косяки и скудное убранство комнаты – Порядочные портье так не улыбаются…»

Пейдж проснулась посреди ночи оттого, то по комнате шныряли незнакомые люди. Двое здоровых и не очень приятно пахнущих бугаев рылись по комнате в надежде найти, чем бы поживиться.
- Эх, глупая женщина! – захрипел один, - совсем вещи с собой не носит, воровать нечего!
- Может, до нас их кто-то своровал, - предположил второй. Пейдж слушала тихо и не шевелилась.
- Не может такого быть! Мы же заплатили за право красть первыми, хозяин других не пустит, – продолжали нагло болтать преступные элементы, не обращая внимания на то, что ведьма грозно села в кровати, уперев руки в бока, а грозный взгляд – в непрошеных гостей.
- Эй, кто-нибудь! Спасите! Помогите! – не выдержала Пейдж, надеясь испугать грабителей. Но те ее проигнорировали:
- Может ее арабам продать? Там, в порту?
- Эй, помогите! – еще громче завопила ведьма. – Убивают!!!
- Нет, не возьмут, кричит больно громко, - решил второй. – Давай себе оставим. Раз кричит – значит, страстная…
Пейдж от изумления захлопнула рот и внимательно ждала ответа первого
- Нет, - наконец-то решил он. – Самим-то есть нечего. А еще и эту кормить… Лучше продадим!
Тут Пейдж не выдержала. Осмотрев скудно обставленную комнату, она остановилась на старом перекошенном стуле, который по мановению ее руки сбил с ног первого и пригрел ножками по лбу второго. Больше мебели в комнате не наблюдалось, а ночные гости уже вытаскивали старые зазубренные ножи, поэтому ведьма, не забыв плащ, выбежала из комнаты, приперев снаружи дверь каким-то столиком. Пробегая мимо стойки, она увидела, что хромой хозяин поедает из глубокой темной миски какую-то крупнозернистую кашу. Не успел он опомниться, как плошка оказалась у него на голове, а милой постоялицы и след простыл.

Пайпер в нерешительности замерла перед витриной магазина. Приближался новый год, пора веселья и подарков – но ей было не весело. Мало того, что Лео заслал куда-то Пейдж, предварительно ничего не обсудив с нею, так еще она не знала, какой подарок выбрать для сестер.
На витрине красовались засыпанные пластмассовым снегом керамические новогодние домики, плюшевые эльфы и всякая Рождественская мишура – все, что было необходимо типичной семье в новогоднюю ночь. Вздохнув, Пайпер решительно шагнула в глубь магазина.
За стойкой скучала молодая девушка, устало жующая жвачку. Едва Пайпер вошла, она откинула раскрытый журнал и внимательно уставилась на будущую покупательницу в ожидании. Ведьма не спеша прошлась вдоль рядов в игрушками, и вскоре остановилась около кассы.
- Могу я вам что-нибудь посоветовать? – спросила девушка за стойкой.
- Да, пожалуй, - улыбнулась ей Пайпер. – Я ищу подарок для сестры.
- Для сестры? – невольно переспросила продавщица и отпрянула. – Подождите минуточку, я позову владелицу… - с этими словами она спешно ретировалась, скрывшись за темной дверкой в самом угла помещения, оставив покупательницу наедине с самой собой. Но не прошло и минуты, как дверца распахнулась, и оттуда выпорхнула пожилая дама неопределенных лет и с улыбкой направилась к Пайпер. Ведьма ее хорошо разглядела, лишь когда она подошла поближе к окну – это была женщина лет сорока, с немного седеющими волосами и бесчисленными кольцами на исковерканных артритом пальцах. Кроме того, на шее у владелицы магазина болталось множество медальонов, испещренных рунами. Все эти руны были знакомы Пайпер – там была руны Воды, Огня, Солнца, в общем, знаки природы и света. Не было ни одной руны Тьмы, что немного обрадовало ведьму.
- Добро пожаловать, миссис Холлиуэл. – Пропела хозяйка торговой точки.
- Здравствуйте, - отшатнулась Пайпер и уточнила. – А откуда вы знаете мое имя?
- А, это же очевидно, - улыбнулась женщина, и ведьма улыбнулась в ответ. – Вы – Зачарованная, я вижу вашу ауру, она светла как никогда. К тому же у вас на пальце обручальное кольцо, значит вы – Пайпер Холлиуэл. Если позволите, я помогу вам подобрать подарок для сестры.
- Спасибо, - поблагодарила Пайпер. – Мне просто необходима ваша помощь. Моя собственная фантазия иссякла два года назад.

Фиби снова скомкала черновик и точным броском отправила его в угол офиса. За окном, выходящим на не самую чистую улицу города, сновали по своим делам занятые люди, постоянно спешащие. Тусклый вечерний свет плохо освещал рабочий кабинет, и поэтому яркая лампочка под потолком горела что есть сил, не давая усталым работникам газеты окончательно ослепнуть от плохого освещения. Дверь с рельефным непрозрачным стеклом была закрыта, но Фиби видела, как бегают туда - сюда ее коллеги в поисках материала для статей или рекламодателей для новых выпусков. Иногда она ощущала отдаленный шелест эмоций, когда кто-нибудь из работником испытывал сильные чувства. Несмелая радость, обида, горечь или веселье других людей немного выводило ее из себя, мысли рвались в голове и путались – колонка не получалась…
Неожиданно в самом углу кабинета из вихря яркого синего света появился Лео. Лампочка мигнула, но не погасла, как этого ожидала Фиби. Лео шагнул к ее столу.
- Не получается? – осведомился он, с философской ухмылкой отбрасывая ногой скомканную бумагу.
- Лео, если у тебя что-то важное – то выкладывай, если нет – отвянь, без тебя тошно.
- Дело важное и серьезное. Что мне подарить Пайпер?
Фиби оторвалась от принтера, куда она засовывала новую кипу бумаг для печати:
- Да, дело сложное. И от него зависит твоя жизнь. Но, извини, ни чем не могу тебе помочь. Сама не знаю, что купить сестрам.
- Плохо. Очень плохо. Я так на тебя надеялся, - посокрушался Лео и хотел уже сгинуть, но ведьма его остановила, окликнув:
- Стоять! Куда?! Ответь-ка мне на приватный вопрос – где Пейдж? Я ее целый день не видела, на нее не похоже.
- Ну, я попросил ее об одолжении, она согласилась помочь. – Пояснил Лео.
- Что за одолжение? – Фиби отложила бумаги и прикрыла ноутбук, показывая, что тема эта будет раскрыта до конца.
- Ну, я попросил ее достать одну вещь. Вернее, это нужно не мне, а Старейшинам, кстати, они сказали, что это задание – еще одна подсказка для вас. – С невинным видом промолвил Лео и исчез прежде, чем Фиби его задержала.
Лео ушел, оставив ведьму в раздумьях. «Что помешало Старейшинам сказать нам все как есть – без дурацких подсказок и намеков, - думала она. – Ох уж этот их нравоучительный нрав – лишь бы преподать урок! Никакого понимания, просто мрак».

Пейдж шла по узкой лесной тропинке, оскальзываясь время от времени на мокрой от прошедшего около часа назад дождя. Вокруг носились пичужки, щебечущие на разные лады, и густой лес ветками загораживал яркое средневековое солнце, не видевшее еще всех благ цивилизации. Весело насвистывая неизвестный никому мотивчик, она вскоре вышла на опушку.
Вдали послышался стук топора о дерево. Пейдж остановилась, но потом довольно быстро побежала на звук. Среди старых покрытых мхом и чагами деревьев, стоял высокий темноволосый мужчина, мерно опускающий старый ржавый топорик в осыпающуюся сухую кору вековечного дуба. Он был странно одет – непривычно чисто, а в траве, в паре шагов от него лежал черный плащ, сильно смахивающий на плащ Пейдж.
- Эй! – осторожно окрикнула его Пейдж.. Человек замер, словно лиса, узревшая курицу, но топор не опустил. – Извините… - немного тише произнесла она. Топор красноречиво поблескивал, - …что отвлекаю…
- Что надо-то? – неожиданно звонко вопросил мужчина, уперев руки в бока.
- Э… а не подскажете, где здесь деревня Донки? – скромно потупилась ведьма. – Я заблудилась…
- А зачем вам, госпожа ведьма, нужна деревня? – прищурился брюнет.
Пейдж оторопела. Потом сглотнула и, ища глазами пути отступления, дерзко возразила:
- С чего вы взяли, что я… ведьма?
Мужик хохотнул и кинул орудие труда в кусты. Потом пожал плечами:
- Ну, дак… положено мне знать. Научили ведь меня отличать ведьму от демона и… соответственно от смертного. Мне ли не знать!
- Кто ты? – напрямую спросила Пейдж, переводя дыхание: «Если сразу не бросился и не загрыз, то значит не опасен».
- Я-то? Я живу тут… - он махнул рукой куда-то вглубь леса.
- Тут? – не поверила девушка. Мужчина подошел поближе, и она смогла его рассмотреть. Он был высокий, даже очень – метра два, не меньше – определила Пейдж. Глаза были какие-то странные, яркие и блестящие, так что было трудно определить их цвет. Густая шевелюра курчавилась, и кое-где, среди смольно-черных локонов проблескивали золотые ниточки седины.
- Именно тут. – Подтвердил мужчина, поблескивая чистыми белоснежными зубами из-под тоненькой щеточки чернявых усов над верхней губой. – И я могу вас проводить…
- Если вам не трудно… - промямлила Пейдж, но руку ему не подала, хотя он протянул ей свою. – Но кто вы?
- Я лишь часть природы, - загадочно улыбнулся незнакомец, и едва уловимым движением крепко схватил ведьму за руку, сжав ее ладонь в своих жестких пальцах. Пейдж успела только вскрикнуть.

Фиби шла по ярко освещенной вечерней улице, вглядываясь в переливающиеся новогодними огоньками витрины. Колонка была незакончена, и лишь пара черновиков покоилась сейчас у нее на рабочем столе. Сама же она сейчас бегала по городу в поисках подарка сестрам. Вскоре роскошные магазины центральной улицы стали уходить на убыль, тротуар становился все более пустынным – Фиби шла на 25-ую улицу, где располагался ее любимый антикварный магазинчик.
Продавец, моложавый парень двадцати лет, приветливо ей кивнул.
- Привет, Джон, - улыбнулась ему Фиби. Джон был старшим сыном Сьюзан, владелицы магазинчика и старой приятельницы сестер. Магазинчик был маленький, но пользовался больших спросом у тех, кому поздней ночью или рано утром могли бы понадобиться молотый двукорень, сушеные саламандры или мандрагора. Иными словами, в средневековье такое место называлось бы «Кухня чернокнижника».
Джон вышел из-за стойки:
- Что-то для вас, мисс Холлиуэл?
- Да, конечно. Джон, у меня к тебе важное дело.
- Что такое? – нахмурился парень, приготовившись к самому худшему. Фиби оглянулась и заговорщицких тоном спросила:
- Сестры сюда еще не заходили?
Джон тоже оглянулся и тихо, шепотом, ответил:
- Нет.
- Хорошо, - выдохнула Фиби. – Мне нужен подарок для моих обожаемых сестренок. У тебя есть что-нибудь необычное?
- О! – протянул Джон. Конечно, у него было кое-что необычное. – Пойдемте, у меня есть одна очень занятная вещь, правда, не знаю, что скажет мама… Но ладно! Вы-то с не договоритесь!
И Джон двинулся в маленькое помещеньице за стойкой. Фиби последовала за ним. Парень подошел к старому шкафу и стал передвигать какие-то коробочки, так он добрался до верхней полки. Встав на цыпочки, он сначала заглянул на самую верхнюю полочку, забитую книгами, и потом начал шарить на самом шкафу. Фиби стояла сзади и наблюдала, как темный ежик его прически покрывался взбудораженной пылью.
- Во! – воскликнул Джон, вытаскивая маленькую пыльную коробочку. Фиби приняла ее из его рук, и откинула крышечку из картона.
На бардовом бархате в маленьком углублении лежал медальон, а рядом с ним еще один. Они тускло блестели в свете стоваттной лампочки, болтавшейся под потолком. Две сплетенные буковки “S” весело искрились изумрудами.

Пайпер вернулась домой с двумя огромными пакетами в руках. Ногой закрыв входную дверь, она прошествовала на кухню, оставила покупки на столе, и побежала на второй этаж, по дороге скинув сапоги. Теплая кофта из белого мохера была брошена на застланную кровать, а четыре небольшие коробочки, приобретенные часом раньше, отправились в нижний ящик комода с одеждой, туда, куда кроме нее самой никто не заглянет. Ну, может только Пейдж…
Лео появился как всегда без стука.
- Как прогулялась? – широко улыбнулся Хранитель.
- Вполне, - Пайпер села на кровать. – А ты? Выяснил что-то новое?
- И да и нет. В общем-то, нового ничего нет, и я еще не уверен, как мы должны использовать заклинание.
- Старейшины молчат?
- Ты же их знаешь! – Лео присел рядом, обнял жену, прижался к ее щеке. – Они не говорят. Может, и сами не знают?
- А может, просто неуверенны?
- Да, возможно. Я все-таки постараюсь разузнать как можно больше. Но я еще не видел Дарстена, а очень хотелось бы послушать его совета.
- Да… - Пайпер закрыла глаза. – Кстати, где Пейдж?

Пейдж почти бежала за новым знакомым. Он не тащил ее за собой, но ведьме не хотелось потерять его из виду: вокруг нее были только деревья, скрытые высоким, до плеча, кустарником; повсюду встречались грозди ягод, иногда – красных, блестящих, иногда – синих или желтых. Под ногами путались немыслимо сплетенные корни, а впереди белела спина давнишнего «лесоруба». Чудесная деревенька Донки, по словам нового знакомого, была с двадцати минутах ходьбы, но бежали они уже около получаса, и Пейдж с нетерпением ждала хоть какой-то перемены в пейзаже, обозначающей, что цель ее многострадального пути наконец-то достигнута.
Лесоруб остановился так резко, что Пейдж, запнувшись за корешок, налетела на него, обхватит руками спину.
- Тс! – прошипел парень, поднимая ведьму на ноги.
- Извини, - прошептала в ответ Пейдж.
- Ничего, - так же шепотом ответил он, и показал рукой на росшие впереди кустики с темными ромбовидными листьями. – Там деревня. Тебе надо найти старушку Изабелл. Она знахарка и живет где-то на окраине.
- Спасибо, - Пейдж подошла поближе к живой заросли и отодвинула ветку. Показался маленький, почти пустынный дворик и несколько низеньких домиков с крытыми соломами крышами. Рядом, на середине двора, был каменный колодец со скрипевшим ведерком. – Даже не знаю, как мне тебя поблагодарить.
- Не надо меня благодарить. Я рад был помочь тебе, ведь я редко нахожу себе собеседника.
- Да? - ведьма обернулась и встретила его взгляд. Здесь, в тени деревьев, его глаза обрели цвет. Они были фиолетовыми. Темно-фиолетовыми, в окаймлении черных ресниц. – Кто же вы? – Не выдержала она.
- Я часть природы, как я уже сказал. – Ответил мужчина, почесывая бок. – Знаешь, лучше не говорить никому, что ты видела меня. Скажи, что сама нашла дорогу, а то ведь догадаются, что ты ведьма, если расскажешь обо мне.
- Почему?
- Потому что только ведьмы могут видеть леших, коим я и являюсь. Ну ладно, заболтался я, там еще у меня работы по горла, - и новоявленный леший имел честь откланяться и быстро исчез среди листвы. Пейдж кинула взор ему вслед, вздохнула и пошла к людям.
«Я это еще кое-кому припомню!» - подумала она, когда жесткие ветки хлестнули ее по щеке, оставив красную полоску.

Фиби спешила домой. Машина легко въехала на маленький прямоугольник асфальта перед гаражом. Авто Пайпер уже стояло там, почти впритык к закрытой двери гаража, где стоял зелененький «жук» Пейдж с приоткрытой крышкой капота и сожженными свечами. Хлопнула дверца, пикнула сигнализация, и средняя сестра уже отворяла витражную дверь, ведущую в особняк. В сумочке у нее лежала маленькая бордовая коробочка, тщательно завернутая в красную оберточную бумагу заботливым Джоном…
Черные сапожки Пайпер лежали около обувницы, рыжие платформы Пейдж сиротливо пылились рядом с ними. Вскоре к ним присоединились и низкие кожаные сапоги Фиби. Сама ведьма уже бежала наверх, дабы утаить купленные сестрам подарки. Коробочка упокоилась в ее шкафу рядом с другими купленными ранее подарками для семьи и друзей. Переодевшись в старые джинсы, Фиби пошла искать сестер. Пайпер была в комнате: из-за закрытой двери ее спальни раздавались ее голос и голос Лео, и сестра решила ее не беспокоить. Комната младшей ведьмы пустовала, и Фиби отправилась на чердак.
На чердаке в низком старом кресле расположился Энди. На коленях у него расположилась внушительного размера и веса Книга Таинств. Он поднял голову, когда вошла Фиби.
- Привет, незнакомец, - улыбнулась она, подходя к старому другу.
- Привет. – Ответил он, перелистывая еще одну страницу.
- Что делаешь?
- Ищу ответы на все мои вопросы, - Энди пожал плечами.
- Нашел? – Фиби присела рядом на диван и заглянула в раскрытую семейную реликвию.
- Да, как ни странно. Многое стало ясно. Вот, - он указал на Барбаса, чью скривленную физиономию очень реалистично изобразила Пейдж акварелью. – Книга на многое пролила свет.
- Да, да, да… Барбас! Мерзкий тип. Я думала, ты ищешь способ… ну…
- Да, - Хранитель кивнул, – я ищу способ вернуть Прю. И, должен признаться, у меня уже есть одна идея.
- Идея? То есть ты придумал, как ее вернуть? – Фиби пододвинулась поближе, готовая выслушать.
- Что-то типа этого. Старейшины дали подсказку, кажется, я знаю, как ее использовать. А сейчас извини, они меня зовут.
Энди ухмыльнулся и исчез в белом сиянии. Книга упала на кресло, страница затрепетали.
- Вот так всегда! – вздохнула ведьма.

Энди шагал по залу, раскинувшемуся на недостижимое расстояние. Черные ботинки с туго завязанными шнурками осторожно ступали на белый с голубыми прожилками мрамор, перешагивая куцые облачка, двигающиеся по полу. Несколько фигур, облаченных в белые одежды, прошли рядом с ним, о чем-то разговаривая в пол голоса. Энди прошел в середину Зала, туда, где возвышались исписанные золотым барельефом высокие створки ворот. На ступеньках Хранитель замер, потом сделал неуверенный шаг вперед и протянул руку к золотому узору.
- Эй! – окликнул его кто-то, и Энди, отдернув руку, повернулся. К нему шел Нел, недовольно хмуря угольные брови из-под белого капюшона, нависавшего надо лбом. – Что тебе надо?
- Я ищу Дарстена, - ответил Хранитель.
- Все его ищут. Он занят. Если бы он был свободен, ты бы сразу его нашел, - скривил губы Нел и развернулся, чтобы уйти.
- Стой, подожди, - Энди догнал его и тронул за плечо. – Ты близок с ним, я знаю. Помоги мне, пожалуйста.
- Я не буду тебе помогать, - тряхнул головой Нел, и откинул капюшон. Растрепал волосы ладонью с ухоженными ногтями и как-то смущенно произнес: - Мне жаль, правда. Но я не могу, я дал слово учителю. И Дарстену. Ты должен сам догадаться.
- Я догадался, - Хранитель посмотрел в сторону, потом на Нела. – Мне просто нужно знать, правильно ли я понял намеки Старейшин.
- Что ты узнал? – спросил тот и пошел к колоннам, махнув Энди рукой, чтобы тот следовал за ним.
- Книга раскрылась на той странице по желанию Старейшин? Да. Если это так, то я понял. Можно использовать заклинание, чтобы вернуться в прошлое и… вытащить ее оттуда. Так?
Нел кивнул.
- Но есть несколько вопросов, которые надо решить, - продолжил Энди, улыбаясь про себя. – Заклинание переносит ведьму именно в день желаемого момента прошлого. Что будет, если оно перенесет нас позже или раньше установленного времени? Конечно, можно вернуться и попробовать снова. Но есть ли гарантия, что такое не повторится?
- Да, - кивнул Нел. - Можно подправить заклинание, вписав не только дату, но и час. Ты пойдешь сам?
Энди кивнул.

Пейдж шла по узкой петляющей тропинке, проделанной, кажется, пьяной толпой (тропинка иногда раздваивалась). Вскоре показалась маленькая избушка, покрытая неровными клоками желтого, с черными вкраплениями, сена. Из маленькой кривой трубы, возвышавшейся на фут над крышей, струилась тонкая полоска дыма – пахло чем-то приятным.
«Чабрец», - отметила про себя Пейдж.
Ведьма подошла поближе и осторожно постукала костяшками пальцев о жесткую дубовую дверь, прикрывающую вход в пристанище деревенской знахарки. Дверь не замедлила распахнуться, чуть не задев Пейдж. На пороге возникла милая бабушка в голубом платке, аккуратно завязанным под подбородком; из-под небесного цвета ткани выбилась прядь белоснежно-седых волос. Серые глаза внимательно смотрели на Пейдж несколько секунд, и на морщинистом лице возникла широкая улыбка, растянув тонкие бесцветные губы.
- Заходи, детка, - проворковала старая ведьма, пропуская Пейдж вперед.
- Спасибо… - ответила так, входя внутрь.
В котле на печке тяжело булькал отвар из чабреца, на стенах сушились странного вида растения. Многие экземпляры гербария старушки были уже знакомы Пейдж, и она облегченно вздохнула.
- Извините, что потревожила вас… Мэм, - неловко произнесла Пейдж, оторвавшись от созерцания растений, и повернулась к старой знахарке.
- Да ничего, детка! – задорно воскликнула старушка, похлопав себя по карманам белого фартука. – Я всегда рада помочь сестре.
- Тогда не могли бы вы…
- Дать тебе то, за чем ты пришла? – лукаво вздохнула старая ведьма, и довольно ловко засеменила куда-то вглубь избушки.
Пейдж осталась одна. Она сначала подошла к котелку, вдохнула сладкий аромат варева, потом принялась разглядывать непонятного вида растение, свисавшее около пресловутого зелья.
- Это чернобыльник , - раздался голос за ее спиной. Ведьма подошла к ней и, протянув руку, оторвала маленький жухлый листочек от растения и сунула его Пейдж.
- Когда он свежий, можно выдавить масло, а сушеный – в чай или в какую настойку. – Пояснила она, увидев, как загорелись глаза у гостьи, - Он довольно редкий в наших краях. Мне привез его знакомый колдун с севера. Чернобыльник очень редкий, да к тому же обладает массой полезных свойств.
- Каких? – спросила Пейдж, вертя в тонких пальцах слабо пахнущий тмином листочек.
- Если его сжечь, то дым может вызвать очень яркие видения у начинающих ведьм; а у опытных – целые провидческие страницы из прошлого. Если его вымочить, то чернобыльник – прекрасное чистящее средство для магических предметов: он очищает от отрицательного накопления зеркала, кристаллы и чашы. Но чернобыльник очень редко заваривают. Конечно, он очень полезен для тех, кто хочет открыть свои тайные врожденные способности – чернобыльник их пробуждает – но он может послужить причиной проявления и наследственных заболеваний. Бери, - ведьма отвязала тонкий стебель растения от веревки, натянутой из угла в угол, - у меня есть еще.
- Спасибо, - «зачарованная» аккуратно завернула растение в предложенную старушкой тряпочку.
- А вот и то, за чем ты пришла сюда. – Ведьма сунула в карман гостьи черный мешочек с чем-то тяжелым, - Не смотри, пока не вернешься, а то исчезнет.
С этими словами ведьма подняла ладонь и дунула на нее. С ее руки сорвалось облачко серой пыли прямо в лицо Пейдж. Молодая ведьма зажмурилась на миг от неожиданности, и потом, открыв, наконец, глаза, обнаружила, что стоит под широким деревом в парке Голден Гейтс. Сан-Франциско встретил Пейдж Меттьюс холодным ветром и радостным перезвоном рождественских колокольчиков.

Глава 4. Назад.

Лео с нескрываемым удовольствием рассматривал золотой браслет с красивыми выгравированными рунами и с двумя зелеными камешками около застежки.
- Для чего он? – Пейдж положила руку зятю на плечо, и поднялась на носочки, чтобы лучше рассмотреть драгоценную вещь из-за его широкого плеча.
- Для тебя. – Лео подал ей на ладони браслет. – Это твой рождественский подарок от меня.
- Ха! Значит, я сама себе принесла подарок? – возмутилась ведьма, но взяла браслет с широкой ладони.
- Нет, - улыбнулся он и пожал плечами. – Я ведь подсказал, где тебе его искать. Кстати, он обладает массой полезных свойств. Например, улучшает сон, избавляет от изжоги. И от сглаза он сберегает.
- Ну ладно, так и быть…- вздохнула Пейдж, состроив недовольную мину, но по глазам Лео понял, что подарок пришелся ей по душе. – Хоть изжоги у меня не будет и на том спасибо. С паршивой овцы… дальше сам знаешь.
- Знаю. И спасибо за чернобыльник.
- Не обольщайся! Это твой подарок на рождество. – Ехидно заметила ведьма. Лео засмеялся:
- Все равно я тебе благодарен.

Энди стоял на чердаке около треножника с книгой. Около него слева стояла Пайпер, а справа – Фиби. Вот по лестнице зашлепали тапочки Пейдж, и вскоре сама она появилась в дверях.
- Ну что, все готовы? – воскликнула она, занимая позицию около Фиби.
- Да, - кивнула старшая сестра. – Если все получится, Прю успеет на праздничный обед.
Новый хранитель Зачарованных улыбнулся, подошел к горящей свече и обмакнул в пламя листок бумаги, на котором заранее Фиби вывела дату смерти своей старшей сестры, а чуть ниже – «9:00». Черное пламя сгоревшей бумаги с легким запахом полетело по чердаку. Энди тихо прошептал заклинание, и оно захватило его легкой вуалью белого света, и понесло вглубь времени. Догорающий кусочек листка упал на ковер. Фиби быстро шагнула к нему и наступила на тлеющую бумагу.
- Будем надеяться, что все будет хорошо. – Тихо произнесла Пайпер.
- Конечно, все будет хорошо! – Пейдж обняла сестры за плечи, прижалась виском к ее виску.
Фиби смотрела на сестер, так трогательно прильнувших друг к другу, и подошла к ним, обхватив обеих за плечи и прикоснувшись лбом к их волосам:
- Он все сделает правильно.

Осень 2001 года была ветреная и холодная. И хотя солнце изо всех сил светило, оно не приносило тепла. Энди Трюдо, Хранитель Зачарованных, появился на чердаке особняка на Прескотт стрит, 1329. В знакомое ему чердачное окно, отделанное чистыми разноцветными кусочками стекла по периметру, пропускало солнечный свет утреннего солнца – и приятно менял оттенок теней, бродящих по деревянному полу чердака, покрытому несколькими старыми, кое-где вытертыми, коврами. Сестер не было дома, не было дома и их Хранителя Лео – он это знал: Пайпер и Фиби в деталях расписали ему то ужасное утро, принесшее смерть в их дом.
Энди глянул в окно – вот и сестры. Прю и Пайпер вышли из машины, ведя за собой мужчину в белом халате, доктора Гриффитса, вот они уже в доме. Снизу послышались их голоса. Хранитель, не теряя времени, сбежал в низ по ступеням, спустился в гостиную.
- Вас что, подослала моя бывшая жена? – взвизгнул мужчина, Прю хотела ему возразить, но тут увидела спускающегося с лестницы мужчину и замерла.
- Энди? – спросила она, недоуменно подняв брови. Пайпер тоже уставилась на друга детства.
- Да, у нас мало времени, - сообщил Энди, подходя ближе и разглядывая Прю. Она изменилась с тех пор, как он видел ее последний раз в девяносто девятом: длинные волосы, пронзительный взгляд и дерзкая улыбка. – Ты должна пойти со мной.
- Что? – воскликнула Пайпер.
- У нас демон. – Покачала головой Прю.
- Я знаю, но ты должна пойти со мной. Я пришел из будущего, чтобы спасти…. Тебя, - Хранитель замялся, уж больно банально звучала фраза про вестника из будущего, пришедшего ради спасения.
- Меня не надо спасать. Все под контролем, - старшая ведьма отошла на шаг назад, поближе к доктору.
- Что все это значит? – хрипло спросил тот.
Сестры не ответили.
- Мы разберемся с демоном, и… - начала Пайпер, но Энди ее остановил:
- Нет! Ты разберешься с демоном, но не Прю.
- Что ты имеешь в виду? - тихо спросила Прю. Кажется, она уже поняла, что все это значит.
- Ты… умрешь, если не пойдешь сейчас со мной.
- Я не брошу сестер, - промолвила ведьма, и взяла Пайпер за руку.
- Прю… - начала та.
- Нет, не брошу.
- Прю, ты ничего не сможешь сделать, - Энди подошел поближе, но Прю отступила на шаг и замерла.
- Что такое, Прю? – спросила Пайпер.
- Холодно. Повеяло холодом… это значит… Фиби! Заклинание! – закричала старшая сестра.
- Черт возьми, Прю! Она не придет! – воскликнул хранитель, и сделал попытку схватить ее за руку, но Прю увернулась и побежала в коридор. Пайпер последовала за ней.
Вихрь распахнул двери, послышался звон разбивающегося стекла, и громкий хрип прокатился по дому: демон был здесь. Энди побежал к сестрам, но тут Шакс нанес удар, и отлетевшая Пайпер повалила хранителя на пол. Рядом с ними упала Прю. Их троих накрыло битой стеклянной крошкой и щепками. Энди закашлялся, посмотрел направо – там лежала Пайпер, закинув руку на лицо ладонью вверх, из носа ее текла красным густым потоком кровь, пачкая подбородок и шею. Слева неподвижно лежала Прю, ее висок залила кровь.
Послышался звон стекла из гостиной – это демон уничтожил того, за кем так долго охотился, и за кого отдали свои жизни ведьмы. Ветер начал стихать, на ковре в гостиной опали кружившиеся в воздухе листья. Они накрыли ковер и паркет грязной паутиной, украшавшей улицы города. Разбитые входные двери с треском захлопнулись, осыпав ковер битыми кусочками мозаичного стекла.

Лео уже собирался уходить, когда неожиданно в зале, окруженном белым туманом, появились те, кого он уже несколько часов искал – Марвин и Дарстен.
- Лео, - мягко окликнул его Марвин.
- Да, - обернулся хранитель. – Я искал вас, чтобы задать один вопрос, терзающий меня.
- Говори, - разрешил Дарстен и чуть склонил голову набок, изображая яркий интерес. Но по глазам его было видно, что ему уже известно все, что хочет ему сказать Лео.
- Это насчет Прю, – уточнил Лео, - Что будет с ней дальше? Если она вернется?
- Ты хочешь спросить, что будет с силой Трех? – поднял брови Дарстен.
- Ты боишься, что сбудется то, чего боялась Патриция? Что четвертая сестра разрушит эту Силу? – улыбнулся Марвин и покачал головой: - Да ничего не будет.
- Как это? – не понял Хранитель Зачарованных.
- Они сестры, - пояснил Дарстен. – Их кровная связь велика. Сколько бы их ни было – они все связаны едиными узами. И если – если – между Прю и Пейдж возникнет такая же связь, как между ней и, допустим, Пайпер, то думаю, это не может плохо отразиться на Силе Трех.
- По-другому и быть не может, - быстро сказал Лео, но потом замялся: - Хотя… вы ведь не исключали и тот вариант, что они…
- Поссорятся? – усмехнулся Марвин и, откинув капюшон, покачал головой с длинными белоснежными волосами. – Есть такой вариант, но… вряд ли. Извини Лео, но, знаешь, не переживай сильно.
И Марвин, положив хранителю руку на плечо, медленно зашагал прочь, куда-то вглубь зала, оставив его наедине с Дарстеном.
- Как там Дэвид? – спросил Старейшина.
- Дэвид? – Лео неопределенно мотнул головой. – Он в порядке. Правда, пропал на несколько дней, но потом вернулся. Он довольно… мил. Помогает пополнять гербарий сестер.
- Рад, что он оказался полезным.
- Спасибо. Можно еще один вопрос?
- Да, конечно. Но давай быстрей, а то здесь скоро будет Нел.
- Хорошо. Когда Прю вернется, что нам сказать людям, простым смертным?
Дарстен усмехнулся:
- Лео. Если Прю вернется, этот вопрос не будет занимать первый номер в списке ваших проблем. Если она вернется живая, разве необходимо сестрам будет устраивать ей… хм, похороны? Подумай сам.
- Спасибо. – Сказал Лео. За его спиной появился Нел.
- Как все прошло? – спросил он.

- Лео! – крикнул Энди, всей душой желая, чтобы тот услышал его. Хранитель поднялся на колени и склонился над Пайпер, положил руку ей на шею: тяжело пульсировала, проталкивая кровь. Развернувшись, он заглянул в лицо Прю, положил ей руку на лоб, откинув намокшую прядь, дотронулся до бардовой кожи на горле – пульс еще бился.
«Лео, где ты?» - Энди почувствовал, что Хранитель зачарованных не успеет вовремя прийти и исцелить сестер. Он положил ладони на лицо Прю, прикрыв ей глаза и сосредоточился, почувствовал, что свет затопляет все его существо, устремляясь к его любимой женщине, заполняя ее и исцеляя. Крошечные лучики света проникли глубоко в ее тело, заполняя поврежденные участки, останавливая внутреннее кровотечение.
Когда он убрал от нее руки, Прю спала – безмятежно и непробудимо, Энди решил, что так будет лучше. Хранитель поднялся с пола и направился к столику в прихожей, под его ботинками хрустела стеклянная крошка, забиваясь в черную жесткую подошву. У столика он нашел лист бумаги и ручку, чтобы написать послание Лео, но этого не понадобилось.
Лео материализовался прямо перед ним, и Энди поймал его удивленный взгляд.
- Энди… - начал Хранитель, но другой его остановил:
- Пайпер. Помоги Пайпер.
Лео увидел два неподвижных тела у входа в гостиную – своей жены и ее сестры. Побежав к ним, он тут же склонился над Пайпер, накрыл ей лоб теплой ладонью и замер, исцеляя ее. Энди подошел сзади и опустился на корточки, хрусталь и стекло противно заскрипели. Он отодвинул руки Лео от Пайпер:
- Не надо, чтобы она проснулась, - сказал он.
- Что ты тут делаешь? – Лео перестал лечить жену и обернулся к гостю.
- Я пришел забрать Прю.
- Зачем?
- Я вмешался в прошлое, я не могу повернуть назад. Я должен доделать дело до конца, иначе будущее изменится навсегда. А ты должен помочь мне: объясни сестрам, что Прю ушла.
- Ушла?
- Просто ушла, скажи им, что она бросила их. Нет.- Энди поднялся, Лео поднялся за ним. – Скажи, что она обязана была уйти.

Пайпер, Фиби и Пейдж были еще на чердаке. Прошло около получаса после того, как исчез Энди, и они уже собирались уходить. Пайпер уже открыла дверь, ведущую на лестницу, и посередине комнаты, прямо напротив раскрытой Книги возник белый рой искрящихся светлячков, принявших через несколько секунд очертания двух людей. Сестры еще несколько минут стояли неподвижно, наблюдая, как облако света пытается вырвать у непокорного прошлого их старшую сестру и нового Хранителя. Наконец, свет отступил, оставив на полу Прю Холлиуэл и склонившегося над ней Энди.
- Слава Богу! – вырвалось у Фиби, когда она подбежала и упала на колени, тоже склонившись над сестрой. Пейдж и Пайпер тоже подошли и присели около Прю.
- Тихо, - прошипел Хранитель. – Она спит. Не надо ее будить, она должна привыкнуть к этому времени.
- Давай тогда перенесем ее в спальню, - прошептала Пайпер.
- В какую? – рассеянно спросила Фиби. Она долго разглядывала спокойное лицо спящей сестры – такое, как она и запомнила.
- В мою. – Пайпер поднялась на ноги, чуть шатнулась, и Пейдж схватила ее за руку, не дав упасть.
Энди поднял ведьму с пола и осторожно понес легкое, почти невесомое тело вниз, в комнату Пайпер, которая когда-то была комнатой Прю. Зачарованные двинулись за ними, друг за другом спускаясь по лестнице, Пейдж шла рядом с Пайпер, все еще держа ее за руку.
Хранитель осторожно уложил Прю на кровать, сбоку подошла Фиби и стянула с сестры черные сапоги на квадратном каблуке, вышедшими из моды лет пять назад.
- Я побуду с ней, - шепотом сообщил Энди и обернулся. Пайпер кивнула, и они с Пейдж тихо вышли из комнаты направились на кухню.
- Я посижу здесь, - прошептала Фиби и присела на краешек кровати, рядом с бедром спящей сестры. Энди сел прямо на пол у изголовья, положил руки на мягкое ванильное покрывало и стал всматриваться в лицо ведьмы.
- Напоминает сказку о спящей красавице, - улыбнулась Фиби. Она осторожно взяла руку сестры в свою ладонь – она оказалась холодной.
- Хочешь, поцелую? – улыбнулся Энди. Фиби хихикнула, а Хранитель только вздохнул.
- Ты ее любишь? – после минутного молчания спросила ведьма.
Он немного помолчал, а потом ответил:
- Да.
- Тогда что тебя остановило тогда? Ну, в прошлый раз?
- Не знаю. Наверное, страх.
- Ты боялся Прю? – недоуменно подняла брови Фиби.
- Нет, - покачал головой Энди. – Я боялся не Прю. Скорее… всей этой беготни… Знаешь, что я сказал ей за несколько месяцев до… смерти? Я ей сказал, что когда-нибудь я захочу иметь нормальную семью, без всяких там фокусов и магии. А сейчас эта мечта у меня пропала. Я вижу ее бессмысленность.
- Через это проходят все.
- Да, я не спорю. Глупо ведь надеяться на то, что все это исчезнет в один момент. Глупо мечтать о том, что никогда не сбудется.
- Это мечты, - подтвердила Фиби. – Большинство из них никогда не сбудутся. Но надежда уходит последней. Посмотри на Пайпер, хотя бы. Вот уже сколько лет она лелеет мечту, очень, между прочим, схожую с твоей, и ничто не может отобрать у нее эту мечту. Да… помню, много раз эта мечта выходила нам всем боком…

- Что будет теперь… со мной? – спросила Пейдж. Они вместе с Пайпер тихо сидели за кухонным столом и пили горячий чай, приправленный какими-то травками.
- Что? – подняла на сестру глаза Пайпер.
- Ну, - смутилась младшая ведьма. – Ведь теперь Прю вернулась и я…
- Не говори глупостей! – воскликнула ее сестра. – Ты наша сестра, и ничто этого не изменит. Ты же… наша кровь, ты наша семья. Мы тебя так просто не отпустим!
- Спасибо. А что, если я не понравлюсь Прю?
- Глупости. – Снова заявила Пайпер. – Она тебя полюбит. Ты ведь немного напоминаешь Фиби в молодости.
- Тогда у Пейдж серьезные проблемы! – раздался голос за их спинами, это вошла Фиби, оставившая пост у кровати спящей сестры. – Прю меня ненавидела.
Пайпер посмотрела на сестру, пытаясь придать взгляду самый угрожающий оттенок. Ничего не вышло, и она рассмеялась:
- Ладно, не ври. Она тебя любила и всячески опекала, просто ты тогда была… неблагодарной.
- Фиби была неблагодарной? – переспросила Пейдж.
- Вот и неправда! – отмахнулась Фиби.
- Хотелось бы видеть… - тихо смеясь, промолвила самая младшая ведьма из рода Холлиуэл.

Энди тихо сидел на полу, положив голову на подушку – лицом к лицу с Прю – и рассматривал знакомые с детства черты. Черные густые ресницы чуть подрагивали, мягкая прядь упала на лоб. Хранитель осторожным движение убрал волосы с ее лица, положил руку на теплую щеку ведьмы.
- Прю. – Тихо прошептал он. – Ты похожа на спящую красавицу.
Он пододвинулся еще ближе и коснулся носом ее носа. За дверью раздались шаги, и Энди быстро отпрянул от ведьмы, оставшись сидеть на полу. Дверь тихо щелкнула замком и открылась, на пороге стоял Лео. Секунду он тихо смотрел на спящую женщину.
- Как все прошло? – наконец спросил он.
- Все хорошо, - быстро произнес Хранитель. – Все прошло гладко.
- А-а. Где Пайпер и девушки?
- На кухне.
- Ладно. – И дверь закрылась. Энди облегченно вздохнул и перебрался с пола на кровать, сел рядом с Прю и взял ее руку. С минуту он держал ее узкую ладонь с своих пальцах, потом медленно наклонился к ее лицу. Но поцеловать ему ее не удалось – с кухни послышался звон разбитой посуды и громкие вскрики. Хранитель метнулся из комнаты.

Внезапно возникший у входа в кухню демон издал протяжный рык, заставивший вздрогнуть и сестер, и Лео. Это был высокий статный мужчина в белом одеянии, наподобие риз, с пушистыми локонами цвета пшеницы; его лицо с высокими скулами и тонким аристократическим носом обтягивала зеленоватая кожа, испещренная морщинами. Демон воздел вверх руки, и между ладоней с длинными пальцами показалась белая стрела молнии, незамедлительно отправленная в сторону Зачарованных.
Пайпер вскрикнула и повалилась на пол, подмятая бросившимся спасти ее мужем. Фиби откатилась влево, вжавшись спиной в холодильник, с которого незамедлительно посыпались магнитики и прикрепленные листочки бумаги с содержательными наставлениями. Пейдж соскользнула со стула и оказалась под столом, а новоявленный демон, довольный результатом, ринулся в гостиную.
- Прю! – вскрикнула Пайпер и, оттолкнув Лео, выбежала за ним. Она почти нагнала его, но тот одним движением ладони откинул ее. Лео кинувшийся вслед за ней, не успел ее подхватить, и ведьма ударилась спиной о стену, обрушив полку и столик у прихожей, рассыпавшийся веером бумаг и счетов; на пол полетел, звякнув на последок, и телефон. Хранитель упал рядом с женой, пытаясь как можно скорее привести ее в чувство.
Фиби помогла выбраться Пейдж из-под стола, и она вместе, перешагнув через ноги их сестры, бросились в гостиную, где исчез демон.
- Поднос! – крикнула Пейдж на ходу.
Странный гость уже поставил ногу на первую ступеньку лестницы, ведущей на верхний этаж, как тяжелый металлически поднос ударил его по голове, примяв кудри. Демон злобно обернулся, и снова поднял длинные руки, как Энди, спускавшийся сверху, толкнул его в спину и повалил на пол, перепрыгнул через тело и пинком обрушил на гостя журнальный столик, стоящий в углу комнаты. Раздался звон стекла, треск дерева и хрип демона.
Энди отскочил к Фиби и Пайпер, встав между ними и демоном.
Демон поднял голову, окинул комнату взглядом и исчез, не оставив после себя никаких следов. Просто исчез, как когда-то мерцали демоны высшего уровня, к коим его сразу же и отнесли Зачарованные.

 

#3
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Еще едве главы


Глава 5. Герцог Преисподней.

Прю проснулась, но несколько минут лежала с закрытыми глазами, не решаясь их открыть. Во-первых, она не знала, где она, а ,во-вторых, она не знала, что произошло. Последнее, что она помнила – это Энди, невесть откуда взявшийся в их гостиной. Тот самый Энди, которого она похоронила больше двух лет назад, теперь каким-то чудом воскрес, и теперь вернулся. Но зачем? Разум подсказывал ей несколько вероятных вариантов. Либо это демон, играющий на ее чувствах, либо…
Прю открыла глаза. Она находилась в комнате Пайпер. За окном между полосой раздвинутых штор было видно темное небо и тусклые окна соседнего дома. Мимо проехала машина, тихо прожужжав мотором.
Ведьма осторожно села и, свесив ноги с кровати, огляделась. Что-то тут изменилось: другие обои, новые тумбочки у кровати, фотографии… Прю медленно взяла одну из фотографий, стоящих на столике. На ней были сфотографированы Лео и Пайпер с ребенком на руках. На второй фотографии улыбался маленький мальчуган лет трех с голубыми глазами и золотистыми волосами.
«Что происходит?» - подумала Прю и, вскочив, положила руку на дверную ручку.
В коридоре никого не было. Ведьма тихо прошла по стенке и вступила не верхнюю ступеньку лестницы, положив руку на отполированные перила.
- Прю! – вдруг вскрикнули за ее спиной, и она от неожиданности вздрогнула и рывком обернулась. И ее тут же сжала в объятиях Фиби.
- Фиби… - прошептала Прю, узнав голос младшей сестренки.
- Да, да…- тихо проговорила в ответ та, прижимая старшую сестру к себе, как бы боясь, что та вдруг испарится или исчезнет.
- Не надо… меня сжимать. Ты меня задушишь! – Прю аккуратно освободилась от объятий и взглянула Фиби в лицо. – Что… что случилось? Что с тобой?!
Фиби смутилась.
- Мы ровесницы, вот что. Добро пожаловать в будущее!
- Да… ты другая, и прическа…
- Нравится? – Фиби взяла сестру за руку: - Пойдем к Пайпер и Пейдж, мы тебе все-все-все расскажем.

Пайпер и Пейдж лежали рядом на застланной кровати и мирно смотрели телевизор. Старый боевик скорее усыплял, чем притягивал к себе интерес, и Пайпер уже мирно дремала, положив голову на плечо младшей сестры. Пейдж же пыталась время от времени поймать ход сюжетной линии, но безрезультатно – через пару минут глаза слипались и ведьма уже мирно впадала в дрему.
Неожиданно дверь в комнату отворилась, и на пороге возникла Фиби:
- Не помешаю?
Пейдж встрепенулась, рассеянно кивнула, устремив взгляд на сестру. Пайпер же продолжала мирно посапывать, когда в комнату вошла Фиби, а за ней – Прю. Когда вошедшие сестры уселись на краешек кровати, Пейдж выжидательно посмотрела на новообретенную старшую сестры, и протянула ей ладонь. Прю ответила мягким рукопожатием и чуть заметной улыбкой.
- Давайте разбудим Пайпер. – предложила Фиби…

- Это демона в Книге нет… - твердо заявил Энди, закрывая Книгу Таинств.
- Зато здесь есть. Кажется, я нашел… - медленно проговорил Лео, не отрываясь от старой потрепанной книжки, принесенной из Школы Магии. Энди подошел к Хранителю и сел рядом на протестующее заскрипевший старый диванчик.
В книге нашлось краткое описание напавшего демона и даже впихнута картинка, выполненная тушью. На этом скетче, выполненном на пол страницы, был изображен сидящий на корточках мужчина с красивым лицом и завитыми локонами. Позади у него жалко свисали поломанные крылья, в руке у него извивалась длиннозубая змея, а на голове, уместившись в ворохе кудрей, была корона с резными зубчиками.
- Это Астарот , - начал читать Лео. – Астарот, прозванный Великим Герцогом Преисподней, в некоторых случаях появлялся в образе человека, а в остальных – как падший ангел, которым он и является. Некогда прекрасное лицо обезображено, а крылья потускнели…
- Да, потускнели… - тихо проговори Энди. – Да их ему как будто выкручивали…
- …Астарот может открыть затерянное прошлое и предсказать будущее. Ему также был известен смысл всех искусств людей и колдунов.
- Это значит, что он знает в чем секрет самых загадочных творений человечества? – откинулся на помятую спинку дивана бывший полицейский.
- Да, он наверняка знает тайну Моны Лизы, - подтвердил Лео. – Только что-то не хочется у него спрашивать…
Муж Пайпер поднялся, положил книгу на полку книжного шкафа, где умостились и бесконечные пузырьки и склянки – пустые или наполненные разноцветными зельями – и такими же потрепанными книгами, какую держал в руке Лео.
- Сообщим сестрам сейчас то, что узнали? – осведомился Энди, заложив ногу на ногу.
- Нет, не надо, - отозвался Лео. – Давай лучше утром, пока не горит…
И Лео исчез в ярком клубе сверкающего света, оставив своего «напарника» одного.
Энди еще долго сидел один на чердаке, оперевшись на старую спинку дивана, обтянутую коричневой в цветочек тканью, и смотрел в широкое окно, из которого виднелись крыши соседних дом и дальние огни небоскребов. Все мысли его были сейчас в далеком прошлом…

Утром в тишину дома Холлиуэлов нарушил звонок в дверь. Фиби, оказавшаяся в этот момент на кухне, поспешила открыть дверь непрошенному гостю. На пороге стоял Дэррил уже поднявший руку, чтобы позвонить еще раз.
- Привет, - радостно поздоровалась Фиби, пропуская Морриса в дом.
- Доброе, - хмуро ответил тот, оглядев ведьму в розовом коротком халате, имевшую неосторожность подняться в столь ранний час. Дэррил прошел в гостиную, следом за ним поспешила Фиби, сильнее утягивая скользящий пояс на шелковом халате.
- Что случилось? – поинтересовалась ведьма, предлагая инспектору присесть.
- Два убийства сегодня за ночь. На Мэнхолл-стрит нашли двух мертвых женщин. Утром соседи снизу увидели у себя на потолке красное пятно – это кровь просочилась сквозь старые перекрытия. Когда вскрыли дверь квартиры сверху, там обнаружили двух женщин двадцати и двадцати трех лет – обе заколоты ритуальным кинжалом. Крови было прямо по колено – псих нанес им около сотни ударов на двоих. Не думаю, что человек на такое способен.
- Ты плохо знаешь людей. – Холодно ответила Фиби. – Уверен, что это… демон?
- Да. Женщины были ведьмами. На кухне их квартиры чересчур много было трав и склянок с неизвестным содержимым, они наверняка ведьмы.
- Полиция обнаружила зелья? Но тогда…
- Нет, не беспокойся, - Моррис поправил синий галстук, подтянув маленький узелок. – Я взял зелья, они не пойдут на экспертизу. Кстати, я принес парочку, может, они вам что-нибудь подскажут… - с этими словами он достал из кармана пиджака три маленьких бутылочки с содержимым разных цветов, и протянул их ведьма.
- Спасибо, - машинально поблагодарила Фиби и унеслась на кухню, спеша поскорее выяснить, что за зелья готовили убитые женщины.
На лестнице раздались шаги, и Дэррил обернулся, чтобы поприветствовать Пайпер или Пейдж. Но Пейдж уже успела убежать на работу, даже не позавтракав, а Пайпер еще сладка посапывала на плече у мужа. А по лестнице, спеша насладиться новым утром новой жизни неторопливо спускалась Прю. Моррис подскочил, едва не задев столик:
- Прю? – вопросительно глянув на ведьму, спросил он разом севшим голосом.
- Дэррил? – с некоторой неловкостью произнесла та, подходя к полицейскому.
- Ты… ты… Фиби! – он попытался дать задний ход, но помешал столик.
- Что? – откликнулась Фиби с кухни.
- Ничего! – прокричала ей в ответ Прю и обратилась к Дэррилу: - Извини, что напугала. Но разве тебе еще не сказали?
- Что не сказали? – Дэррил все таки заметно успокоился и убрал руку с кобуры, висевшей у пояса.
- Я воскресла. – Пожала плечами ведьма.
Дэррил вздохнул и протянул руку, чтобы убедиться, что это не злостный мираж, а настоящая Прю Холлиуэл стоит перед ним и улыбается. Рука наткнулась на ее ладонь, прохладную и мягкую, и Дэррил притянул ее к себе и обнял ведьму.
- Надеюсь, это не на время? – выдавил он, прижимая девушку к себе.
- Надеюсь, навсегда, - ответила Прю, когда Моррис ее отпустил. – Рада тебя видеть.
- О, Боже! – выдохнул коп и плюхнулся на диван, Прю уселась рядом, не переставая улыбаться. – Боже, сколько потрясений за последний месяц! Сначала Энди, потом ты… Вы меня с ума сведете скоро!
- Мы стараемся, - скромно подтвердила ведьма.
- Готово! – раздался голос Фиби с кухни, и Прю с Дэрилом поспешили ознакомится с результатами ее исследований.

Пейдж тоскливо перебирала счета. Костер энтузиазма, разгоревшийся с утра в ее душе, плавно стихал под большим количеством неразобранной почты. Она уже две недели работала секретаршей в фирме по торговле недвижимостью, носившей непроизносимое название, и вот уже две недели на нее сваливали всю без исключений почты, стараясь, чтобы временный работник был постоянно загружен работой.
- Кейт! – раздался голос мистера Рэндола, начальника отдела, в котором работала Пейдж, и ведьма, скорчив недовольную мину, пошла на зов.
- Кейт! – прикрикнул лысеющий грубиян, покачиваясь в мягком кресле. – Где моя почта?
- Вот, - Пейдж быстро протянула ему два тонких конверта. – И меня зовут Пейдж. Пейдж, а не Кейт.
Но Рэндол лишь досадливо махнул на нее рукой и вцепился в долгожданное письмо. Пейдж вздохнула и поспешила выйти из кабинета «большого босса». Но работать дальше ей не дали – радостно вибрируя, ожил ее мобильник, на экранчике которого высветился номер Фиби.
- Привет, сестренка, - радостно отозвалась Пейдж, пытаясь обуздать в себе ярость, разбуженную грубостью начальника. – Как дела?
- Приезжай домой, - ответила Фиби. – Срочное дело, Дэррил нас ждет.
- Уже там! – заверила сестру Пейдж и, с наслаждением кинув ненавистную почту на пол, поспешила испариться излюбленным методом Хранителей.

- Вот и ты! – воскликнула Фиби, когда Пейдж материализовалась на кухне.
- Привет, - поздоровалась ведьма с Дэрилом. – Что случилось?
- Убили двух ведьм, думаю, это демон. – Ответил сидящий рядом с Прю Моррис. – Было бы неплохо, если бы ты сходила на место и посмотрела следы. Мэнхолл-стрит, дом 23, третий этаж. Квартира опечатана, но для тебя это не проблема.
- Ладно, я быстро, - заверила всех Пейдж и поспешила исчезнуть.
- Ну вот, опять…- досадливо проговорила Фиби, когда Прю отправилась будить Пайпер и Лео.
- Что «опять»? – не понял Дэррил.
- Ты не заметил? С тех пор как вернулась Прю Пейдж ведет себя очень странно. Она с ней в комнате со вчерашнего дня не провела и минуты.
- Думаю, это легко объяснить… - начал Моррис.
- Нет, не может этого быть. Сегодня мы почти всю ночь вчетвером обсуждали сложившуюся ситуацию, и Пейдж была очень счастлива, что наконец-то встретилась с Прю. И ничего такого не было. Может…
- Ей надо привыкнуть, Фиби.
- Да, но…
- Не торопи их, пусть они привыкнут друг к другу, надо им дать больше времени побыть вместе. Может, попросить их заняться этим демоном?
- Думаю, ты прав, - рассеянно заметила Фиби, проводя рукой по столешнице.
Минуту они сидели молча, думая о чем-то своем, потом Моррис нарушил молчание:
- А ты выяснила, что это за зелье?
- Да, конечно. Эти три разных зелья: одно на уничтожение демона высшего уровня, я не знаю какого, а остальные два – приворотные.

Прю осторожно постучала в дверь сестры, но она не отозвалась; аккуратно приоткрыв дверь, ведьма заметила спящую сестру, мило сопящую в ворохе мягких подушек. Лео рядом не было. Решив не будить сладко спящую Пайпер, Прю притворила дверь и уже хотела уйти, как заметила, что дверь в детскую приоткрыта. В
В детской был Лео, он держал на руках маленького Криса, завернутого в голубое одеяльце.
- Доброе утро, - прошептал Лео, увидев вошедшую ведьму. – Пайпер спит?
Прю кивнула.
- Хочешь подержать? – спросил зять, слегка кивая на спящего ребенка.
- Да, - отозвалась Прю и осторожно приняла из рук Хранителя племянника. Маленький Крис мило улыбнулся и захлопал длинными ресничками вокруг голубых глаз, казавшихся большими на крошечном лице мальчика.
- Привет, - прошептала ведьма, и малыш, что-то прогулькав, завозился в конверта из легкого одеяльца.- он просто прелесть, - сказала Прю зятю.
- Да, я знаю, давай я его возьму, ему пора завтракать. – Лео забрал у старшей ведьмы рода сына и пошел на кухню.
Прю осталась в комнате. Маленькая детская, была переделана мастером на все руки из гардеробной сестер. Шестиугольное окно делало комнату очень светлой, светлые обои на стенах с изображением крошечных медвежат, две кроватки – Вайата и поменьше для Криса – стояли рядом, на полу всюду лежали плюшевые игрушки всех видов – от зайчиков и мишек до странного вида кенгуру, примостившегося у торшера.
Прю подошла к кроватке, где спал Вайат. Несколько минут она смотрела на спящего племянника с золотистыми кудрями и маленьким вздернутым носиком. Он был очень похож на Лео – и цветом волос и цветом глаз, ведьма заметила это еще на фотографии – у Вайата было очень мало от матери.
Прю встала и пошла на кухню, где уже собралась почти вся семья.
- Прю, - прильнула к сестре Фиби, - давай ты пойдешь и поможешь Пейдж, а? Она конечно, и сама справится, но ты…
- Подстрахую ее? – поняла Прю. – Ладно, мне сейчас как никогда не помешает лишний адреналин в крови.
- Тогда вперед, - объявила ведьма, - Лео!
Лео согласно передал сына Фиби и, приобняв старшую зачарованную за плечи, ушел, осветив и без того светлую кухню белым светом.
Фиби и Дэррил обменялись взглядами, но ничего не сказали, втайне надеясь, что все будет хорошо.

Пейдж появилась в квартире убитых ведьм. Пол в гостиной был начисто вымыт, нигде не было ни пятнышка крови. Шторы были задвинуты, и не освещенная утренним солнцем комната выглядела жутко – темные силуэты громоздкой мебели и темные провалы дверей. Ведьма тихонько ступая, прошмыгнула на кухню, пытаясь высмотреть хоть что-то, изобличающее умерших девушек. Обычный холодильник некогда задорно жужжащий, а теперь застывший, неубранная посуда – две чашки из-под кофе с темными подтеками, капающая из крана вода. Пейдж потуже закрутила кран, чтобы больше не слышать мерзкий звон разбивающихся о мойку капель.
Ведьма поднялась на носочки и заглянула на верхнюю полочку кухонного шкафа. Там было пусто, только на самой полке остались темные кружки, оставленные скорее всего пузырьками с зельями, заботливо вынесенными Дэрилом. Со вздохом опустившись, Пейдж снова вернулась в большую комнату. На пол упала широкая полоса света, тяжелая штора шелохнулась, и ведьма рывком развернулась – никого. Сердце неловко замерло и забилось быстрее.
- Кто здесь? – спросила Пейдж в пустоту. В ответ ей раздалось злостное шипение, Пейдж снова крутанулась через плечо. Из-за широкого кресла вышла темная фигура, что-то шипящая.
- Демон? – ни к кому не обращаясь поразилась ведьма. Демон что-то хрюкнул и выступил из тени. Пейдж сразу же опознала в нем вчерашнего гостя, напавшего на сестер. Бойкие кудри демона задорно топорщились, а рот перекосился. Девушка отметила, что, если бы не ужасная кожа, демон мог бы считаться красавцем, а если бы не болезненная худоба – то мог бы сойти и за миленького ангелочка с чудесными золотистыми кудряшками. Несостоявшийся «ангелочек» тем временем думал совсем не о своей внешности – он занес руки над головой, вскрикнув, кинул в ведьму молнией. Пейдж успела неловко отскочить и покачнулась, а молния взорвалась в полуметре от ее ног, окатив ее волной рассыпавшегося старого паркета – темного, пропитанного кровью убитых ведьм.
Комната внезапно озарилась светом, и демон, зажмурившись, закрыл глаза руками, покачнулся и неловко задев штору, сдернул ее на пол. Солнечный свет разлился по квартире. А рядом с Пейдж появилась Прю.
- Спасибо, Лео! – крикнула она в потолок и улыбнулась Пейдж.
- Прю! – подбежала та к сестре. – Тут демон!
- Этот? – Прю взмахнула рукой, и тяжелое кресло припечатало шипящего демона к стене. Потом достала из кармана джинсов маленькую бутылочку и незамедлительно швырнула ее в демона. Бутылочка с зельем попала под кресло, и там разбилась, окутав демона беловатым дымком. Прекрасный «ангел» замычал, потом попытался вырваться из плена, но не преуспел и обмяк, прижатый к стене со старыми обоями.
- Что это за зелье? – спросила Пейдж, когда они с Прю осторожно подошли к демону с двух сторон.
- Это старый рецепт, он отбирает у колдунов силу мерцать и перемещаться, - пояснила старшая зачарованная. – Фиби уже готовит зелье на уничтожение.
- Так вы узнали, что это за демон? – вопросительно взглянула на сестру ведьма. Она откинула ногой сорванную штору, и раздвинула до конца другу, что занавешивала вторую половину широкого окна. Утреннее солнце ласково поднялось из-за горизонта и вызолотило крыши ближайших домов и кроны деревьев.
- Да, узнали.

Фиби азартно взмахнула рукой, кинув в весело журчащий котелок пучок зверобоя. Зелье довольно ухнуло, желтоватый дымок заклубился над поверхностью варева и вскоре заполнил всю кухню, так что пришлось наблюдающему за работой ведьмы Дэррилу подниматься и распахивать окно над раковиной, выходящее во внутренний дворик.
- Еще немного соли, и готово, - объявила Фиби и щедро, от души, сыпанула в кастрюльку пригоршню соли.
- Знаешь, я почти уверен, что это зелье способно уничтожить демона, - проговорил Моррис, подходя к ведьме и всматриваясь из-за ее плеча в зеленовато-серое варево, призванное избавить человечество от еще одного мерзкого порождения тьмы.
- Ха! – заявила Фиби. – Подай-ка лучше баночки, они вон там, на верхней полке.
- Сколько штук? – Дэррил отошел к крайнему ящику и потянулся наверх, туда, где стояли маленькие чистые прозрачные баночки.
- Восемь или десять, - ведьма выудила из-под столешницы черпак и пояснила: - Про запас.
Вскоре сваренное зелье было разлито по баночкам и заткнуто пробками.
- Энди! – позвала Фиби их Хранителя.
- Что? – спросил Энди, появляясь около стола с остатками трав и банками со специями. Он был немного взъерошен, белая футболка прилипла к мокрому телу, - было видно, что Хранитель зачарованных как никогда сейчас нуждался в отдыхе.
- Что произошло, где ты был? – Фиби жалостливо произнесла она, оглядывая мужчину.
- Наведался в Подземный мир, - ответил тот, наливая стакан воды и тут же его залпом осушая. – Очень, должен признать, гостеприимное место…
- Да, Хранителей там не любят. – поддакнула ведьма. – Тебе надо передохнуть, но сначала отнеси зелье Прю и Пейдж, ладно? Наверняка, оно им скоро понадобится.
Энди окинул взглядом кухню, потом взял три пузырька с зельем, и ушел, сокрытый роем света.

- Ну что, скажешь нам что-нибудь? – осведомилась Пейдж у демона, легонько пнув прижимающее его к стене кресло. Демон в ответ сначала зашипел, но потом почти членораздельно подал голос.
- Что вам надо, ведьмы… - искривил рот Герцог Преисподней.
- Давай мы тебе зададим пару вопросов, и за это ты умрешь почти безболезненно… - елейным голоском пропела младшая ведьма.
- Задавай, - покорился судьбе пленник, зло поблескивая глазами.
- Первый вопрос. Зачем ты напал на нас?
- Мне приказали, - лаконично ответил демон. – Дальше.
Пейдж удивленно вздернула брови, и переглянулась с сестрой, изумленная повелительным тоном плененного демона с лицом бывшего ангела.
- Повежливей, - сухо произнесла Прю, сдвинув брови. Кресло четь ближе подъехало к стене, с силой вжимая в стену Астарота.
- Хр… - захрипел тот.
- Второй вопрос, - продолжила между тем Пейдж. – Кто тебя послал?
- Неужели сами не догадались?
- Кто тебя послал? – холодно повторила вопрос ведьма.
- Вы же умненькие ведьмы, вы сами догадаетесь, когда придет время…. Следующий вопрос!
Пейдж снова поглядела на Прю, ища поддержки, но та лишь еле кивнула головой, как знак продолжать допрос.
- Ладно, - передернула плечами младшая сестра. – Ты умеешь предсказывать будущее?
- Да, - ответил демон и пожал плечами, насколько позволяло кресло. – Я не могу открыть вам ваше будущее, вы слишком сильны, чтобы… чтобы я мог что-то предугадать…
- Мы тебе верим, - отозвалась Прю, - А как насчет прошлого?
- Я знаю ваше прошлое. Отпустите меня, ведьмы, - вдруг тихо проговорил Астарот. – Зачем вам убивать меня сейчас? Я даю слово, что не предприму больше попыток вас убить…
Пейдж на всякий случай отошла на пару шагов и встала рядом с Прю.
- Ты что, - начала она немного дрогнувшим голосом. – Сообщаешь нам, что исправился и что больше так не будешь? За дур нас держишь?
- Нет. Но я думаю, что уничтожить вы меня можете, когда захотите. А в обмен на жизнь я вам помогу. Знаете такую сказочку про зверюшек – «я тебе еще пригожусь!». Пейдж, ты должна знать, ты же два дня назад читала эту историю Вайату.
Сестры встретились взглядом. Ледяные голубые глаза смотрели прямо в темные карие. Пейдж первая отвела взгляд и невольно улыбнулась. Прю положила руку на плечо сестре…
Когда в комнате в облаке яркого света возник Энди, его там ожидали только Прю и Пейдж.
- Демон не нападал? – отрывисто спросил Хранитель, протягивая сестрам баночки.
Сестры переглянулись и покачали головами:
- Нет.
Ничто так не связывает людей, как общая тайна…

Глава 6. Любовь по-французски.

Вечер погрузил во тьму город, празднично горели рождественские витрины поздних магазинов, лишенных и редких посетителей. В доме Холлиуэлов на Прескотт-стрит тепло горел свет, сестры Холлиуэл еще не спали.
- Вайат, - прикрикивала на сына Пайпер, тщетно пытаясь уложить его спать. Мальчик лишь смеялся и сдергивал темно-синее одеяльце, дергая ногами с белых носочках.
- Вайат, - вторил ей Лео, склонившись над кроваткой Криса. – Прекрати безобразничать.
В комнату заглянула Пейдж:
- Фиби звонила, - сообщила она сестре и ее мужу, укладывающих детей, - сказала, что задержится.
- Тш! – отозвалась ведьма, и Пейдж поспешила исчезнуть в своей комнате.
Прю расположилась в комнате Фиби, в которой и раньше имели честь располагаться подружки и соратницы-ведьмы после шумных вечеринок или не менее шумных схваток с демонами. В одиннадцать к ней заглянули поочередно Пайпер, а потом – Лео, пожелав ей спокойной ночи.
Около часа в дверь постучали – тихо, но настойчиво.
- Да, - отозвалась Прю, отрывая голову от подушки. – Кто там?
- Это я, - дверь открылась, и в дверном проеме показалась голова Энди. – Можно?
- Да, конечно, - Прю села в кровати, одернув короткую маечку. Хранитель смущенно присел на край кровати. Потом ничтоже сумнящеся пододвинулся поближе, сел прямо напротив ведьмы.
- Что произошло? – поспешила спросить старшая Зачарованная.
- Ничего, - пожал плечами Энди. – Я что, не могу просто так заглянуть к тебе и пожелать спокойной ночи без всякого повода?
- Не думаю, что поняла тебя правильно, - произнесла Прю и почувствовала, как холодок пробежал по спине.
- Я просто пришел пожелать тебе спокойной ночи, - повторил он и медленно потянулся к ее лицу. Она замерла, не в силах отвести взгляд от его голубых глаз. И…
Дверь распахнулась, на пороге нарисовалась Фиби, Энди мгновенно отпрянул и вскочил на ноги.
- Фиби! – хрипло промолвил он, - ну ты меня напугала.
- Извини, - ведьма скинула пиджак и бросила его на стул, потом обернулась к притихшим Прю и Энди: - Я вам помешала?
- Нет. – Быстро ответила Прю.
- Нет, – не отстал от нее и Хранитель. - Я… пришел пожелать Прю спокойной ночи. – Он наклонился и неловко коснулся губами щеки сидящей в кровати ведьмы. – Ну, я пожалуй, пойду. Спокойной ночи, Фиби.
И Энди скрылся за дверью, плотно прикрыв ее.
- Правда не помешала? – Фиби недоверчиво покосилась на дверь, потом на сидящую сестру.
- Нет, - повторила та и откинулась на подушку. – Ты слишком много работаешь.
- Мне нравится работать, - отозвалась ее сестра, и ухмыльнулась про себя.

Обыкновенное рабочее утро в редакции газеты «Зеркало залива» началось с катастрофы: пора уже относить очередной макет в печать, а шесть статей еще не готовы. Провинившиеся репортеры мухами кружили по офисы, отпихивая друг друга от ксерокса и компьютеров.
Фиби устало просочилась в распахнутые двери редакции и, осторожно обходя суматошных коллег, побежала к себе в кабинет. Она скинула белую куртку, повесила ее на спинку крутящегося кресла и подняла жалюзи. За окном была все та же оживленная улочка, которую она привыкла видеть вот уже не один год. Утренние люди группками и по одному перебегали дорогу, заглядывали в едва открывшиеся магазинчики – все заняты своими делами. Витрины, которые меньше недели назад просто сверкали всем арсеналом украшений для Рождества в красно-золотых оттенках, теперь немного потускнели. Что делать, рождество прошло, на дворе 30 декабря, и скоро Новый Год. Фиби задумалась, когда ее компьютер вывел на экран повседневное приветствие, появился вид на Мост Золотые ворота – обои на рабочем столе.
- Фиби, ты уже тут? – в кабинет заглянула Ребекка, помощница Фиби.
- Да, я уже здесь, - улыбнулась той ведьма.
- Я почту… принесла, - промолвила Бекка, втискиваясь в комнату. Она откинула рукой длинный светлый локон со лба и протянула «боссу» стопочку ровно сложенных конвертиков.
- Спасибо, - Фиби покосилась на странно побледневшую девушку. – Ты в порядке? Присядь-ка лучше.
Бекки устало опустилась на стул около ведьмы и закрыла руками лицо, потом посмотрела на Фиби:
- Мне нездоровиться, уже второй день – чувствую себя… слабой, - вздохнула помощница и пожала плечами. Светлый шарфик, кутавший ее шею сполз с левого плеча, обнажив тонкую белую шейку. Фиби вздернула брови вверх, и сердеце у нее на секунду замерло – на шее у Ребекки, там, где сильно выступала синеватая вена переливался ярко-синий синяк. Не просто синий – ультрамариновый, ведьма такого еще не видела. Она протянула руку. Бекка по-другому истолковала этот жест и подняла шарф, снова укутавшись. Девушка с таким выражением лица скользнула по ужасной метке, что Фиби поняла, что она одна из присутствующих видит странную отметину.
- Ладно, я пойду… еще много надо сделать, - Ребекка легонько махнула рукой и вышла.
- Пока, - проговорила ведьма ей вслед и кинулась к телефону.

- Алло, - Лео поднял трубку звонившего телефона. Вайат весело пробежал рядом с ним, остановился и уцепился за штанину. Тут подоспела Пайпер.
- Вайат, - драматическим шепотом прошептала она сыну, - Завтрак!
Но мальчик только хихикнул и скрылся, ярко блеснув тучей огоньков.
- Твоя школа! – Пайпер злорадно посмотрела на мужа и удалилась.
- Да, - Лео вернулся к телефону.
- Лео, - послышался голос Фиби. – Немедленно! Что ты знаешь о синих пятнах?
- Синих? Синяках? – не понял Хранитель.
- Нет, такие синие пятна… - и ведьма рассказала ему о Ребекке.
- Хорошо, - пообещал Лео. – Я попробую выяснить. А ты будь с ней поаккуратнее – мало ли что…
- Поцелуй за меня детишек! – попрощалась ведьма с зятем.
- Непременно, - ответил тот и отправился на кухню, откуда слышался смех и звон посуды. Энди возник прямо перед ним, и они столкнулись плечами.
- Ты был у старейшин? – спросил Лео.
- Да, - ответил его напарник, - ничего нового…
- А у нас кое-что новое, - поморщился муж ведьмы. – Надо бы узнать кое-что. Посмотри в библиотеке о демонах, оставляющих синие метки, такие светящиеся синия пятна.
- Без проблем.
- Удачи, - Лео скрылся за дверью на кухню, а Энди, недолго думая, побежал наверх.
Остановившись возле комнаты Фиби, он постучал костяшками пальцев по двери.
- Да, - раздался голос Прю, и Хранитель вошел.
- Доброе утро.
- Доброе, - ответствовала ведьма, спешно оправляющая белую футболку. На ней уже красовались светлые голубые джинсы младшей сестры, немного вытертые на коленях.
- Там… дельце одно. Иду в «библиотеку». Составишь мне компанию?
- Конечно, с радостью, - несколько рассеяно ответила Прю и пошла вслед за Энди.
Вместе они поднялись на чердак, и Хранитель снял с полки два толстых, в десять сантиметров шириной, тома и положил их на маленький столик у дивана. Прю уселась и облокотилась на обтянутую старой материей спинку, и пододвинула к себе верхнюю книжку:
- Что ищем? - улыбнулась она.

Пайпер держала на руках маленького Криса, и осторожно его покачивала – влево-вправо. Лео сидел напротив Вайата и следил, чтобы сын сам съел всю кашу. Мальчик азартно орудовал ложкой и не сводил глаз с довольного отца. Его мама изредка посматривала на эту умилительную картину, втайне радуясь тихому семейному счастью.
«Тихое семейное счастье» нарушила Пейдж, ворвавшаяся на кухню с громогласным воплем: «Проспала!». Плюхнувшись на стул, она потребовала и себе завтрак, на что старшая сестра возразила, что, во-первых, лишние калории могут отрицательно сказаться на здоровье, а, во-вторых, если кто-то поторопится и ограничит себя в приеме пищи, то сможет еще успеть на работу. Пейдж возмутилась и заявила, что здоровый семейный завтрак – вот то что ей надо, а работа – это дело десятое.
Таким образом, Вайат уже воодушевленно взирал не только на отца, но и на улыбающуюся тетю, радостно поедающую горячую свежесваренную кашу.

- Вот, смотри… нет, не то. Все, здесь ничего нет, - вздохнул Энди и отложил книгу, потом обратился к Прю, что-то увлеченно читавшей: - А у тебя как?
- Вроде бы нашла, - лицо ведьмы просветлело. – Смотри.
Энди пододвинулся поближе, коснулся бедром ее бедра и обнял рукой ее плечи. Прю не отстранилась и пододвинула книгу, где был изображен акварелью голубо-ультрамариновый шар, напоминающий комету. Около рисунка был и текст, выведенные рукой каллиграфа:
«Азема - Суринамский злой дух, своего рода аналог вампира. Он принимает облик старика или старухи, у него красные глаза, большие пальцы на ногах загнуты. Перед охотой Азема снимает с себя кожу, складывает ее и прячет под циновкой - маттаматой. Освободившись от кожи, он может превратиться в голубой светящийся шар и летать по воздуху. Он может проникать в дома через любые щели. Азема сначала пробует кровь человека. Если она горька на вкус, человек спасен. Если же кровь сладка, вампир будет приходить снова и снова. Жертв Азема можно легко узнать по красным или голубым отметинам а местах, где вампир сосал кровь. Оградить себя от Азема можно, сделав свою кровь горькой с помощью определенных трав и снадобий. Можно так же рассыпать рис или кунжут за дверью, смешав их с когтями земляной совы. Согласно легендам, Азема должен будет собрать все зерна, прежде чем он сможет напасть на жертву. Из - за когтей совы Азема будет ронять зерна и не справится с этой задачей до рассвета. Солнечные лучи убьют Азему, так как на нем нет кожи. Если в ком - нибудь подозревают Азему, то стараются разузнать, где он прячет свою кожу. Если ее посыпать солью или перцем, Азема не сможет снова надеть ее и умрет».
- Никогда не горел желания встречаться с вампирами, какими бы они ни были, - вздохнул Энди.
- Ты боишься вампиров? - спросила Прю, не поднимая головы, и перевернула страницу – но там уже был отрывок, посвященный Фенке, злобно ухмыляющейся с рисунка великанше. Ведьма со вздохом перелистнула назад.
- Не особо, но встречаться не больно охота.
- И мне тоже, но что поделать… - Прю подняла глаза и встретила взгляд голубых глаз хранителя. Губы его растянулись в светло улыбке.
- Что поделать… - тихо повторил он ее слова.
- Энди, - почти простонала ведьма, отстраняясь. – Нет, не стоит. Чего ты хочешь от меня?
Вопрос, казалось, поставил его в тупик – Хранитель не ответил, и она продолжила:
- Ты ясно дал мне понять, что… не хочешь так жить.
- Это было в другой жизни, - ответил Энди, и попытался взять ведьму за руку, но она встала.
- Это было не так уж и давно, – холодно ответила Прю и вышла, оставив его в одиночестве.

Фиби вернулась домой к обеду. Предупредив Элизу, что колонка будет качественнее выглядеть, только если будет написана непременно дома, ведьма подхватила сумку и уже спустя двадцать минут стояла на пороге родного дома.
- Нашли что-нибудь, - крикнула Фиби с порога, расшнуровывая высокие кожаные сапожки.
- Не кричи, - показалась Пайпер, - дети спят. Да, нашли.
- Ну и…
Фиби уверенно прошагала в гостиную и плюхнулась на диван, выжидательно уставилась на сестру, ожидая информации. Пайпер подала ей тяжелую книгу, раскрытую на нужной странице, и пару минут Фиби напряженно вчитывалась в причудливые закорючки букв.
- Понятно, - произнесла она наконец. Пайпер присела рядышком. Фиби посмотрела на сестру: - Что делать?
- Думаю, сначала надо избавить Ребекку от этого… монстра, а потом уничтожить, - четкий план уже сложился в голове ведьмы в определенную последовательность действий.
- Приготовишь зелье?
- Да, все необходимое у нас есть, а рецепт очень простой… - пожала плечами Пайпер и поднялась, направляясь на кухню. Фиби подскочила и спешно зашагала за ней.
- Что нового на семейном фронте? – осведомилась младшая сестра, усаживаясь за стол и наблюдая за Пайпер, достающей из шкафчика разнокалиберные баночки и пару пучков засушенных растений.
- Все в порядке, дети спят, Лео тоже решил вздремнуть…
- А Прю?
Пайпер неопределенно покачала головой и высыпала почти пакетик черного перца в еще не закипевшую воду:
- Не знаю точно, но сегодня она какая-то странная. Они были с Энди на чердаке, и после этого она не выходила еще из своей комнаты.
- Вчера он тоже навещал ее перед сном, - протянула Фиби.
- Да? – ведьма тряхнула головой, пытаясь убрать прядку волос, закрывшую глаза.
- Как думаешь, у них что-нибудь может получиться? – но Пайпер не успела высказать свои соображения по этому поводу.
- Что получится? – Прю тихо подкралась сзади, и Фиби вздрогнула от неожиданности и круто развернулась.
- Ты меня напугала! – почти правдоподобно вскричала она, а Пайпер только неопределенно хмыкнула. Прю улыбнулась и присела рядом.

- Так что у вас там должно получиться?
- Зелье, - проникновенно соврала младшая ведьма, пытаясь сделать вид, что не замечает укоризненного взгляда Пайпер, - могу я с тобой поговорить наедине? – обратилась она к Прю. Пайпер лишь кивнула, давая понять, что не обидится, если сестры посекретничают без нее, и Фиби с Прю ушли в гостиную и расположились на диване. На столе покоилась книга, и старшая сестра легким движением ладони захлопнула фолиант.
- Что ты хотела обсудить? – вопросительно посмотрела она на сестру.
Фиби немного помолчала, потом набралась решимости:
- Что у тебя с Энди?
- В каком смысле? – немного отшатнулась Прю, но в глазах ясно читалось, что она прекрасно знает ответ на этот вопрос.
- В прямом, - отрезала Фиби. – Вчера вечером он был у тебя в спальне, сегодня – вы вместе с ним провели все утро вдвоем.
- Это еще ничего не значит. Он просто пришел пожелать мне спокойной ночи, - попыталась оправдаться ведьма. – А сегодня утром я помогала ему найти…
Младшая сестра отмахнулась.
- Еще не известно чем бы закончился тот поцелуй на ночь, если бы я вовремя не пришла.
Прю хмыкнула, но ничего не сказала, а Фиби продолжила:
- А сегодня вы, похоже, поссорились?
- Фиби, - ведьма выгнула бровь, но сдалась: - Ладно. Да, мы поссорились, если можно так сказать. Он сказал, что хочет вернуть наши прежние отношения, а я… - Прю махнула рукой.
- Почему ты отказалась? – заерзала Фиби.
- Неужели не ясно. Сейчас у него нет выбора, а тогда был и он его сделал – мы расстались, потому что он мечтал об иной жизни. А теперь, когда его мечта накрылась, он бросился ко мне с распростертыми объятиями, потому что… да у него теперь нет выбора!
- Ты не права, - заявила ведьма, пододвигаясь поближе.
- Фиби, не тебе советы мне давать…
- Именно, что мне! Я, между прочим, даже неплохо на этом зарабатываю теперь, так вот – ты не права.
- Давай, разубеди меня, - несколько насмешливо промолвила Прю, но Фиби уже разобралась в ситуации и была полна решимости во что бы то ни стало снова воссоединить старшую сестру и Хранителя:
- Неужели ты думаешь, что он стал бы предлагать тебе начать все заново, если бы не любил тебя?
Прю не ответила, лишь вздохнула, давая понять, что и сама это прекрасно знает.
- Ты тоже его любишь, поверь, я эмпат, и прекрасно знаю, как выглядит любовь.
Прю снова промолчала.
- Неужели ты не хочешь дать вашим отношениям еще один шанс? – продолжала Фиби, заглядывая сестре в голубые глаза, которые та старательно отводила. – Чем ты рискуешь? Если ничего не получиться, то ты…
- Снова останусь одна с разбитым сердцем, - закончила за нее Прю, но потом почему-то улыбнулась и довольно весело сказала: - Ладно, я согласна. Пойду и скажу ему… все.
И она ушла. Фиби слышала, как сестры взбежала по лестнице на второй этаж.

Пейдж и Фиби появились в темном коридоре дома, где жила Ребекка. Было уже почти десять часов вечера, и сквозь занавешенное окно холла кондоминиума ярко блистали ранние звездочки.
- Ты взяла порошок, стирающий память? – снова спросила сестру Фиби.
- Да, - раздраженно прошептала та, - ты уже спрашивала. И зелье я тоже взяла. Оба – и против нашей бескожей старушки, и то, которое делает кровь непригодной в пищу…
- Тш… - шепнула Фиби, когда на лестнице внизу послышались шаги, - Пойдем!
И сестры, окутанные светлым свечением, легко просочились сквозь дверь квартиры помощницы Фиби. Мягкие тени скользили по комнате, выхватывая из темноты тот или иной предмет интерьера. Фиби с Пейдж тихо приоткрыли дверь, ведущую в спальню – в кровати спала девушка. Осторожно, стараясь не шуметь, Пейдж достала из кармана маленький пакетик с розоватой пылью – усыпляющей пыльцой хранителей, любезно, но все-таки настойчиво отобранной у Лео. Легкий взмах – и щепотка волшебной пыли мягко легла на лицо Ребекке.
Удостоверившись, что невинная спит довольно крепко, сестры присели на маленькое креслице за шкафом, и стали поджидать. Ведьмы надеялись застать демона на месте преступления, когда тот придет за очередной порцией крови – на этот раз, соленой. Фиби успела незадолго до окончания работы заманить помощницу к себе в кабинет и напоить чаем, призванным сделать кровь горькой.
Так прошел час, настенные часы в соседней комнате пробили одиннадцать. Пейдж тихонько уже дремала, положив голову на плечо сестре. Но вот с легким шипением сквозь стекло закрытого окна в комнату проник голубой светящийся шар величиной с футбольный мяч. Миг – и мяч принял очертания человека: маленькая, сгорбленная фигурка, что-то шепча про себя глухим басом, наклонилась над спящей. Сестры затаили дыхание.
Демон принюхался и закудахтал – видно, почуял, что кровь изменилась и теперь ему не по вкусу. Слабо простонав, фигурка снова приняла очертания шара и неторопливо, величественно, направилась к выходу. Но не к окну, а к двери, немело удивив ведьм. Когда шар скрылся за дверью, Фиби дернула Пейдж за рукав, и обе они проскочили в другую комнату, а через пару секунд – оказались в коридоре. Над ковром, в метре от пола, величаво плыл по направлению к лестнице голубой светящийся шар. Сестры бегом ринулись за ним, когда тот на секунду остановился у двери с номером «20» и неторопливо вплыл в квартиру.
Пейдж и Фиби остановились, и через секунду просто перенеслись вслед за демоном. Они оказались в слабо освещенной квартире, а прямо перед их носом уже стоял демон, принявший облик человека – вернее, того, что напоминало человека. Тоненько вскрикнув, Пейдж ногтем подцепила крышечку зажатого в ладони зелья и рывком плеснула в демона. Азема взвизгнула и начала таять – сначала оплавилась голова, потом плечи и все тело – и вскоре перед сестрами предстала лишь лужа, которая, впрочем, очень скоро стянулась и превратилась в едва заметное пятнышко.
- О… - простонала Пейдж, судорожно выдыхая. – Я успела ЭТО рассмотреть! Все, теперь точно ночью не засну.
- Ничего, - Фиби погладила сестру по плечу. – Сейчас придем домой, выпьем валерьяны и заснем… может быть.
- Что это за квартира, - произнесла младшая ведьма, оправившись от шока.
- Не знаю, - пожала плечами ведьма. – Пойдем, посмотрим.
Как оказалось, в этой квартире и обитала Азема: на полочках шкафа в гостиной нашлись тучи пузырьков и баночек с чем-то красным, явно имевших гемоглобиновое послевкусие. А около кровати, прямо на полу, медленно тлела снятая демоном кожа.

- Энди, - тихо позвала Прю. Она сидела в спальне Фиби на своей кровати. Около нее на тумбочке лежал старый альбом, полный школьных фотографий сестер.
Энди появился почти сразу же. В облаке яркого света, как и положено хранителю, он показался Прю рыцарем из банальной сказки о спасении принцессы из лап несносного дракона.
- Да? – Энди мягко улыбнулся, и Прю похлопала рукой рядом с собой, приглашая его присесть.
Хранитель воспользовался ее предложением, и уселся рядом, слегка повернувшись к ней.
- Извини, - первой начала Прю, стараясь не отвести взгляда от его светлых голубых глаз.
- За что?
- Я тогда нагрубила тебе, прости. Просто… не знаю, что на меня нашло, – и ведьма все-таки опустила глаза.
- Прю?
- Да?
- Я тебя люблю.
- Я тоже тебя люблю.
- И я вас люблю! – воскликнула растроганная сценой признания Фиби, только что появившаяся в комнате.
- И я, - лукаво поддакнула Пейдж.

 

#4
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 7. Ночная смена.

Незачем задавать вопросы,
Нет возможности
Объяснить чувства:
Вчера было хорошо,
Сегодня стало холодно и грустно…
(Fi$t)

Клуб «Р3» празднично мерцал синими неоновыми огнями. Внутри гремела музыка – выступали «Goldfinger», невесть каким образом заманенные опытной Пайпер за столько короткий срок.
Маленький угловой столик освещала стоящая на краю у стены лампочка в резном красном абажуре, отчего на светлой стене в такт музыке покачивалось бледно-кровавое пятно. Острые звуки гитары, казалось, отзывались эхом во всех уголках зала, где под музыку танцевали, выпивали, смеялись хорошо одетые люди, решившее провести самый лучший в их жизни вечер и ночь.
Энди, одетый в серый костюм, увенчанный черной рубашкой и красным, несколько вызывающим, атласным галстуком, неторопливо поглядывал на часы и помешивал трубочкой почти допитый коктейль. Прю опаздывала уже на сорок минут, но врожденная галантность и искренняя любовь заставляла его сидеть и терпеливо дожидаться ведьмы.
К столику подскочила Пайпер с еще одним коктейлем в руках – уже с третьим – и, поставив его перед другом, поспешила его обнадежить:
- Она уже едет, - заверила ведьма, и скрылась в толпе.
Энди подпер подбородок ладонью и бросил тоскливый взгляд на танцующих.

Пейдж сидела за рулем своего зеленого «жука», невесть каким образом оживленного умелым Лео. Прю сидела рядом, разглядывая себя в маленькое зеркальце.
- Нормально? – наконец спросила она у младшей сестры.
Та кивнула, хотя точно не знала, что имела ввиду сестра под этим вопросом: успешный макияж или их дальнейшую поездку в клуб.
- Он еще там, как думаешь? – вдруг спросила Прю.
Пейдж повернула голову, но ее сестра на нее не смотрела – лишь рассеяно следила за стоп-сигналом едущей спереди машины.
- Конечно, куда же он денется. – С усмешкой, достойной лучшего применения ответила Пейдж, и еще минут десять сестры провели в тишине.
Опустившаяся неловкая пауза была прервана Прю:
- Ты на меня злишься? – неожиданно спросила она.
- Нет, что ты! – растерялась Пейдж, оставив попытку перестоиться в соседний ряд. – За что я должна быть зла на тебя?
- Не знаю, - пожала плечами ведьма. – Потому и спрашиваю.
- Нет, не злюсь. Да и с чего?
- Не знаю. – Снова ответила Прю. – Просто ты моя сестра… и я хочу, чтобы мы все-таки доверяли друг другу.
- Я тебе доверяю, - рассмеялась младшая ведьма. – Знаешь, Пайпер и Фибс очень много про тебя рассказывали, я практически все о тебе знаю. Ты, если честно, была моим идеалом. Ну, в смысле магии – я старалась равняться на тебя.
- Лестно. Даже очень, - улыбнулась ведьма.
«Жук» свернул на соседнюю улочку, ловко проскочив под мигающий зеленый свет светофора. Еще немного – и еле слышно заскрипели тормоза. Машина остановилась у входа на стоянку клуба «П3» и тихо заехала внутрь, встав в незанятый крайний бокс. Прощально мигнули желтые стоп-сигналы…

- Наконец-то! – воскликнула Пайпер, едва завидев Пейдж. Младшая сестренка виновато улыбнулась и поспешила навстречу ведьме.
- Где ты шлялась? – не успокаивалась владелица клуба. – Бедный парень уже начал топить свое горе в… коктейле! Вы что, весь город объехали?!
- Не весь, я только половину, - попыталась отшутиться Пейдж, но Пайпер уже поволокла ее к стойке. – Надо же было ее протащить по магазинам… Обновить гардероб…
- Другого времени не нашли? – трагическим шепотом возопила ведьма, подталкивая сестру к стойке. – Ты что, забыла, что обещала заменить Шона?
- Нет, - Пейдж безропотно встала на место бармена и проводила старшую ведьму чуть грустным взглядом. В дальнем углу она заметила Энди, быстро вскочившего на ноги перед Прю и помогающего ей сесть.
- Хоть у кого-то многообещающий вечер… - тоскливо подумала ведьма.
- Эй, крошка! Не нальешь мне чего-нибудь? – раздалось за плечом у новоявленной барменши. Пейдж развернулась и уже готова была достойно (и с возможным применением холодного пива, в изобилии томившегося под стойкой) охладить пыл грубияна… но вся ее злость испарилась, когда она узнала в посетителе Глена.
- Как жизнь? – весело улыбнулся друг детства, занимая место на высоком стуле около кассы, чтобы быть ближе к Пейдж. – Заделалась барменом? Смена профориентации?
- Еще чего! – фыркнула ведьма, почти профессионально метнув бокал с мартини в жаждущие руки посетителя в синем пиджаке. – Просто сестренка попросила заменить бармена. Как ты тут оказался? Я думала, ты… с женой?
Глен досадливо махнул рукой, давая понять, что тема если не исчерпана, то хотя бы закрыта не некоторое время. Холодная рука ревности и обиды, на миг сжавшая сердце Пейдж, разжалась.
- Так что вы хотели бы сегодня выпить? – улыбка заиграла на ее лице.
- Все что угодно, лишь бы прекрасная барменша скрасила мое одиночество завтра за обедом… или за ужином. Как ты думаешь, что больше нравится ведьмам – обед или ужин? – Глен подмигнул и достал из кармана черной куртки бумажник, достал пару купюр взамен предоставленного бокала с коктейлем.
- Обед, плавно перетекающий в ужин. – Заявила Пейдж. – А потом и в завтрак…

- А ты не будешь пить? – спросила Прю, кивая на принесенные Пайпер пару бокалов. Энди отрицательно покачал головой:
- Я и так уже хлебнул лишнего.
- Тогда и я не буду, - ведьма отодвинула коктейль. – Не люблю пить в одиночестве.
Темной тенью к столику подскочила Пайпер, улыбающаяся, насколько позволяли мускулы лица:
- Что-то принести? – почти искренне осведомилась она. – Еще коктейль?
- Ты намерена меня споить, это точно. – Притворно вздохнул Энди. А Прю поморщилась:
- Пайп, у тебя нет других дел?
- Покорно принимаю твой тактичный намек и с чистой совестью отваливаю! – заверила ее сестра и успешно затерялась в толпе.
- Иногда она переигрывает, - трагическим шепотом заявил Хранитель, нагнувшись через столик поближе к ведьме. Та тоже подалась вперед:
- Я знаю, – прошептала Прю в ответ.
Пайпер встала около Пейдж, болтающей о чем-то с каким-то парнем, и прекрасно видела, как целовались ее старшая сестра и их новый Хранитель.
- Лео! – подумала она, бросив косой взгляд на лучившуюся Пейдж и весело улыбающегося парня, - Как мне тебя не хватает!
Как будто услышав ее зов, зазвенел мобильник в кармане. Пайпер ловко выудила его, одновременно доливая до краев стакан с виски. На широком экранчике, под аккомпанемент еле различимой в шуме людей музыки, показалось имя: «Лео».

Пайпер вышла через черный ход и оказалась на железном крылечке. Стальная дверь за ней прикрылась, щелкнул замок. Одинокий тусклый фонарь лениво кидал желтоватый свет на стальные ступени и маленькую пластинку справа от двери с названием клуба, но маленькие черные буковки при таком освещении было практически невозможно прочитать. Как только за Пайпер захлопнулась дверь, басы музыки заглохли, и тишина окутала ведьму. Где-то еле слышно просигналила машина, вот еще одна промчалась по ту сторону от отгораживающего территорию клуба забора. Легкий холодноватый декабрьский ветер прошелестел по земле, ледяным дыханием овеял ноги.
- Лео, - сказала Пайпер в пустоту. Через несколько секунд фонарь вздрогнул, и около нее закружился клубок света, которые принял через мгновение облик двух Хранителей – Лео и Дэвида.
- Привет, Пайпер, - отозвался Дэвид, отпуская руку Лео.
- Привет, - кивнула Пайпер и с укором посмотрела на Лео. Она предпочла бы, чтобы муж явился один.
Лео, прочитав что-то грустное в ее взгляде, подошел к жене и обнял ее , слегка коснулся губами ее лба:
- Все в порядке?
- Да, - ответила ведьма: - Что случилось?
- Я пойду пока, а вы… тут… в общем, я… - Дэвид разразился целой тирадой кашля и проскользнул за железную дверь клуба, исчез в нарастающем грохоте музыки, закрыв за собой дверь. Замок снова щелкнул.
- Дорогая, - начал Лео. – Ты ведь не любишь… вампиров?
- Вампиров? – Пайпер отодвинулась от мужа. – Только этого нам не хватало!
- Нет-нет, - Хранитель покачал головой. – Все не так плохо, но я хочу, чтобы этим занялись именно Зачарованные. Мало ли что. А так я буду уверен на все сто процентов, что… вампиры больше не объявятся.
- Ладно, - ведьма снова прислонилась к мужу. – А сейчас найдешь для меня свободную минутку?
- Да, - улыбнулся Лео. Он нежно погладил жену по голове, по темным собранным в хвостик волосам. Пайпер вздохнула и уткнулась носом ему в плечо…

Фиби сидела на диване и читала давно уже надоевший журнал. Дети уже мирно спали, даже Вайат, наверняка почувствовав, что тетя не в лучшей форме, уснул почти сразу, не капризничая. А уже потрепанный журнал, расхваливающий очередную линию одежды, был годен лишь для того, чтобы навеивать сон, и ведьма уже готова была заснуть прямо в гостиной, на маленьком диване среди бежевых подушек.
Как только веки закрылись, и Фиби уже была готова отбыть в царство Морфея, в комнате появился Дэвид. Яркий свет Хранителя резанул по глазам, и ведьма с неохотой их разомкнула и в оцепенении уставилась на внешний раздражитель, нервно теребящий рукав серой куртки.
- Дэвид? - наконец выдавила Фиби.
- Ага, - Хранитель энергично закивал головой. – Я тебя разбудил, извини, а?
- Ничего, - ведьма потянулась и села прямо. Хлопнула рукой около себя: - Садись.
Дэвид покорно умостился рядом и замер, не зная, с чего начать разговор.
- Ты видел моих сестер? – смилостивилась ведьма.
- Да, они в клубе были, но уже идут домой, - с готовностью ответил парень. Закончить он не успел – мягко хлопнула входная дверь, и Пайпер с Лео появились в комнате.
- Привет! – радостно улыбнулась Фиби, которая была рада наконец-то видеть сестру дома.
- Фибс, - отозвалась ведьма. – Дети?
- Спят.
- Отлично, и вам спокойной ночи, - и Пайпер пошла к себе в комнату, потянув Лео за руку.
- Спокойной ночи, - успел попрощаться Хранитель.
- Вот нахалы! – вздохнула Фиби и снова обратила свой взор на Дэвида. Тот немного смутился. Но не успел он открыть рот, как снова послышался звук закрывающейся двери.
- Фиби, не спишь еще? – появилась дверях Прю, за ней встал Энди, чему-то улыбающийся и что-то тихо мурлычущий себе под нос. – А… Спокойной ночи, - поспешно сказала старшая ведьма, когда Хранитель потянул ведьму за собой наверх.
- Еще одни, - сквозь зубы прошипела им вслед Фиби. Дэвид виновато улыбнулся.
- Там еще Пейдж… - осторожно начал Хранитель. – Но она вряд ли заявится домой раньше утра…
- Ладно, не важно. Пойдем на чердак. Что там у тебя?- и Фиби поплелась на чердак, тяжело опираясь на перила. Дэвид поднимался вслед за ней, пытаясь привести мысли в порядок – вампиры интересовали его сейчас куда больше, чем разногласия сестер.

- Существуют тысячи разновидностей вампиров. Одни из них пугаются света и забираются в норы, другие обращаются в прах от малейшего соприкосновения с лучами солнца, третьи – свободно разгуливают даже днем… - Дэвид расхаживал взад-вперед по чердаку, заложив руки за спину, как самый настоящий профессор. Его лекция о вампирах с интересом была выслушана Фиби, сидевшей на диванчике с раскрытой книгой на коленях. А Хранитель продолжал:
- … Вампиризм в большинстве не бешенство – при укусах и поцелуях не передается. Но есть и исключения. Например, темные вампиры, поклоняющиеся своей королеве. Они превращаются в летучих мышей, ну… Вы с ними уже встречались. Но не все вампиры такие: лишь где-то… одна треть всех вампиров питаются кровью. Ну, или испытывают необходимость в крови. Для остальных кровь – это как энергетический коктейль. Они испытывают почти такие же чувства, что и человек, ее пьющий. Такие вампиры используют кровь лишь в редких случаях, когда они находятся на грани смерти – не удивительно, но кровь восстанавливает их силы… это как своеобразное переливание.
- А с чем мы сейчас имеем дело? – поинтересовалась Фиби, когда Дэвид сделал перерыв в своей лекции, чтобы наконец-то вздохнуть полной грудью.
- Ну, это обычный вампир. Кровь не пьет, света не боится… Он, кстати, есть в книге. Вернее, не он, а его вид.
Ведьма послушно уставилась в раскрытую книгу.
«Данаг, - гласила заковыристая надпись красными чернилами. – Филиппинский вампир. До 15 века вполне мирно сосуществовал с людьми, но после одного случая 1478 года, когда была убита молодая девушка, его род был изгнан и подвергся …» - Дальше прочитать было невозможно: уголок странички был неаккуратно выгрызен какой-то шаловливой мышью.
- Был изгнан и подвергся… э, - Фиби подняла глаза.
- И подвергся уничтожению, - закончил предложение Дэвид. – Особняк дома Данаг был сожжен крестьянами, сами члены старинного аристократического рода подверглись… хм, как ни странно, утоплению. Кажется, уничтожили не всех, остатки рода путешествовали по миру. Но их осталось уже не много, они «нелегалы». Сейчас их в мире около четырех, и вот один решил скрасить своим присутствием Сан-Франциско.
- Как нам его найти?
- У него есть метка. У каждого вампира рода Данаг есть некая метка – на левом плече маленький феникс. Это символ бессмертия их рода, он накалывается, когда вампир встречает кого-то из своей семьи…

- Что это? – Пейдж провела тонким пальчиком по темному пятнышку на плече Глена. Темная комната изредка освещалась огнями проезжающих внизу машин. Длинные белые шторы вздувались пузырем под порывами ветра. Ночь понемногу отступала, давая шанс утру разбудить жителей города: небо стало прозрачным и уже теряло все свое сумрачное величие.
Пейдж приподнялась на локте и дотронулась до лампы, стоящей около двуспальной кровати на столике. Лампа от прикосновения зажглась и осветила молодых людей, на потолке белым кругом разлился свет.
- Что это? – ведьма еще раз провела пальчиками по плечу друга. Маленькая птичка с огненным хвостом, искусно вытатуированная на загорелой коже. – Давно сделал?
- Да, - Глен закинул руку за голову. – Лет пять назад.
Пейдж вздохнула и прижалась к парню, Глен погладил рукой ее шелковистые волосы.
Бледный, как улыбка сказочного вампира, рассвет робко кинул первые прозрачные лучи в комнату. Лампа погасла, погрузив комнату в изящный розоватый сумрак… Последний день уходящего года.

Утро было в самом разгаре, когда на кухню спустилась Пайпер с Вайатом. Лео неторопливо шел за ними и сел за стол, наблюдая за женой и сыном. Через десять минут спустившаяся Прю застала всех уже сидящих за столом и поедающих завтрак. Толстая утренняя газета разделилась на две неровные части между мужем и женой.
- Доброе, - поприветствовала старшая ведьма и села около племянника. – Газетку, пожалуйста.
Пайпер с готовностью передала сестре часть отпечатанных листов. Еще несколько минут прошло в молчании, тишину нарушила Прю.
- Может, мне съехать? – ее вопрос встретила стена безмолвности.
- Что? - Лео шлепнул газетой по столу. – Зачем это?
- Обсудим это потом, - заявила Пайпер, увидев сонную Фиби.
- Что вы обсудите потом? – вопросила ведьма, присаживаясь рядом с сестрами.
- Очередной семейный совет отложим до того момента, когда вся семья наконец-то соберется в полном составе, - не поднимая глаз от колонки новостей, отрезала Пайпер. Прю лишь вздохнула и тоже уткнулась в газету.
Остаток утренней трапезы прошел практически в тишине, если не считать смеха шалившего ребенка и оклики его грозной матери-ведьмы. Когда в дом ворвалась Пейдж, все уже разбрелись по своим делам: Пайпер отправилась в клуб вместе с Вайатом, Лео «ушел» наверх, а Прю с Энди куда-то исчезли. Одни лишь Фиби и Дэвид уныло рылись в тяжелых пыльных томах, именно за этим занятием их и застала младшая ведьма. Солнце радостно освещало довольно большое пространство чердака, а в озорливых лучиках весело кружилась пыль, неловко смахнутая со страниц старинных книг.
- Кто нас хочет убить? – буднично поинтересовалась Пейдж, подходя поближе и заглядывая сестре через плечо.
- Вампир. – Обернулась Фиби, оценивающе взглянула на сестренку: - А где это ты ночуешь, а? Уж точно не дома…
- Ну… - Пейдж сжала губки, сделала вид, что что-то подсчитывает в уме: - В общих чертах, вечер прошел просто замечательно, чтобы я еще отказывалась Пайпер помогать ей в клубе…
- Может, поможешь нам? – встрял в разговор Дэвид, подняв голову от книги. Короткий ежик смешно топорщился, в темных волосах играло солнце.
- В последний день года? Увольте! – ведьма быстренько прикинула что-то в уме, и развернулась на каблуках так, что доски невольно скрипнули. – На мою помощь можете рассчитывать только в крайнем случае.
С этими словами он выскользнула из дома, растворившись в бледном свечении.
- Ты об этом пожалеешь! – крикнула в шутку сестре Фиби, но та ее уже не услышала.

Пейдж впорхнула в квартиру, которую снимал Глен. Светлые шторы казались невидимыми в водопаде солнечного света, окно распахнуто, и холодный ветер гуляет по комнате, разбрасывая бумаги, лежащие на столике у двери.
- Глен? – позвала ведьма, и сердце невольно сжалось. Никто не ответил. Пейдж заглянула в ванную – никого, только бежевое полотенце сиротливо лежало на полу, там, где его пару часов назад оставил парень.
- Глен… - снова позвала ведьма. И снова лишь тишина в ответ. Вздохнув, Пейдж настроилась на худшее: Глен пропал. «Может быть, его похитили?» - закрался в ее сознание вопрос, но она тут же его отогнала.
Пейдж подошла к входной двери, толкнула. Дверь не открылась – заперто.
- Черт! – Пейдж хлопнула ладонью по лбу, рассмеялась. Парень просто вышел куда-то, запер дверь снаружи. Ведьма вернулась в комнату, огляделась и принялась за уборку: через полчаса постель была аккуратно заправлена, все полотенца оказались в сушке, осталось только одно – приготовить обед, но холодильник, как ни странно, был пуст. Как только дверца холодильника с мягким хлопком захлопнулась, в двери заворочался ключ. Момент – и на пороге возник Глен. Сбросив с ног тяжелые черные ботинки, он увидел Пейдж. На секунду на его лице отразилось замешательство, но потом губы его растянулись в широкой улыбке. Ведьма улыбнулась ему в ответ:
- Гулял?
- Да, - кивнул парень. Он втащил в квартиру большие сумки с покупками, прикрыл дверь: - Ездил в центр за подарками.
- За подарками? – Пейдж подошла ближе.
- Да, я и тебе купил, - похвастался Глен, вынимая сверток. – Это книга. Я знаю, на первый взгляд, довольно банальный и неинтересный подарок, но… я думаю, тебе понравится. Она о магии.
- Спасибо, - ведьма прижалась к любимому, потом быстро отпрянула и, выхватив свой подарок, унеслась в другую комнату. Когда Глен последовал за ней, он застал ее за разворачиванием сокровенной книги о магии. Вот, когда красная оберточная бумага неаккуратным комком упала на кровать, на солнце блеснули золотистые буквы на обложке книги. «Вампиры», - гласила надпись. Пейдж затаила дыхание.

 

#5
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 8. Ночной разговор.

Фиби устало отложила старый фолиант.
- Я больше не могу, - вздохнула ведьма. – Мы тут целый день торчим. А это, между прочим, последний день уходящего года.
- Подумаешь, - фыркнул Дэвид. – Еще один год. Ну и что? Это ведь не твой последний год, их еще будет уйма, успеешь насладиться.
- Ни в чем нельзя быть уверенным, - философски покачала головой Фиби. – Ты откуда знаешь?
- Я не знаю, - легко отозвался Хранитель. – Я просто оптимист. Давай переберем еще по книге и отдохнем.
- Еще по книге? – улыбнулась Зачарованная, - Ни за что. Пойдем вниз, там уже Пайпер готовит праздничный ужин.
- Откуда ты знаешь?
- По запаху чую, - Фиби поднялась с мягкого кресла, в котором просидела почти весь день в поисках информации о неведомом вампире. – Пошли, наплевать на книги, никуда они не денутся.
- Ладно, - Дэвид бросил прощальный взгляд на стопку томов, лежащих на полу, и поплелся за ведьмой.
Длинный стол уже стоял в гостиной, белая скатерть накрахмаленными краями почти касалась пола. Лео полулежал на диванчике и с увлечением смотрел телевизор, Вайат, одетый в красный свитер, сидел около отца и дремал. Фиби бросила взгляд на зятя и прошествовала на кухню. Пайпер хлопотала у плиты, что-то увлеченно помешивая, Прю тонкими кружками резала овощи, что-то тихо напевая себе под нос.
- Помощь? – вопросила Фиби, только сейчас заметив Энди, копающегося в ящиках с приправами.
- Как выглядит кориандр? – спросил Хранитель, ни к кому лично не обращаясь.
Никто из ведьм не успел ответить. Высокая банка с молотым корнем мандрагоры выскользнула из рук мужчины и звонко треснулась о плитку. К счастью, она не разбилась, лишь сероватый порошок запорошил кухню. Прю, сидящая к эпицентру ближе всех, чихнула.
- Беги. – Шепотом посоветовала Фиби Энди. Тот не преминул воспользоваться советом, и уже через две секунды на кухне остались только чихающая Прю, смеющаяся Фиби и злобно сыпящая проклятиями Пайпер.
- Кого убили? – флегматично спросил Дэвид, заглядывая через плечо стоящей в дверях Фиби.
- Чуть не убили, - Прю чихнула еще раз, нож выскочил из тонких пальцев и плашмя упал на полм. Ведьма охнула и наклонилась за ним, и тут же разразилась новой порцией кашля – толченая мандрагора была повсюду. Пайпер всплеснула руками и бросилась помогать старшей сестре.
- Пошли отсюда, пока нам не досталось, - Фиби дернула хранителя за рукав, тот покорно последовал за ней.

- Ну, Глен, - Пейдж прижалась к щеке парня теплыми губами: - Ну, пожалуйста, пойдем к нам на ужин.
- Пейдж, - Глен вздохнул и попытался заглянуть в карие глаза ведьмы: - Не думаю, что это хорошая мысль.
- Это хорошая мысль, - заверила его ведьма и снова потянулась к его губам. – Ну, ради меня!
- Хорошо, - Глен сдался под градом легких поцелуев.
- Вот и ладненько! – Пейдж оторвалась от своего занятия. – Тогда я пойду, может, сестричкам нужна моя помощь? А ты… чтобы в десять был у нас!
Глен на секунду зажмурился от яркого света. Когда он открыл глаза, ее уже не было. Он положил руку на покрывало там, где она еще была минуту назад – ничего.
- Черт, - выругался парень и дотронулся рукой до татуировки на плече. Ничего хорошего этот ужин ему не сулил.

Фиби устроилась поперек кресла, закинув стройные ноги на подлокотник. Почти рядом, за стенкой, что-то бубнил телевизор, тем спал Вайат на руках у отца. Где-то вдалеке слышались крики Пайпер и оправдывающийся голос Энди. Изредка гневные тирады прерывались кашлем Прю.
- Не возражаешь? – голос Дэвида заставил Фиби вздрогнуть. Она открыла глаза, посмотрела на Хранителя, тот держал в руках толстый семейный альбом. Ведьма кивнула, и он уселся в кресло напротив нее, положил фотоальбом на низенький столик, отделяющий его от ведьмы, осторожно перевернул первую страницу…
Почти все фотографии были подписаны чьей-то заботливой рукой, лишь на последней странице скопились отдельные фото, которые были по какой-то случайности не вклеены в альбом. Дэвид поднял первую – Пайпер с красными от вспышками глазами, забракованная фотография. На следующей Хранитель увидел знакомое лицо. Статный темноволосый мужчина ласково обнимал Фиби за плечи, улыбался.
Дэвид нахмурился – это был демон, и он его встречал.
- Фиби, - хрипло поинтересовался он, - кто это?
Фиби кинула взгляд на Хранителя, протянула руку и взяла фото. На гладкой глянцевой поверхности отсвечивали блики лампы, так что с первого взгляда трудно было определить, что на ней было запечатлено. Ведьма привстала, внимательно всмотрелась в лица двух счастливых людей. С минуту она молча их разглядывала, Дэвид тоже тихо сидел и ждал, потом не выдержал:
- Это демон.
- Я знаю, - довольно резко ответила она и протянула назад фото. – Коул, мой бывший муж. Но не беспокойся, он тебя не побеспокоит… и никого больше не убьет, потому что он сам уже мертв.

Глен мялся у двери, ведущей в особняк Холлиуэлов. Ласковый свет окон его не прельщал, он бы предпочел обойти этот дом стороной, но… Пейдж. Именно Пейдж, эта красивая ведьма, которую он знал с самого детства, каким-то образом подтолкнула его к этому шагу.
- Она меня околдовала, - прошептал Глен и протянул руку к темной кнопочке звонка. Замер на секунду, потом усмехнулся: - Ну не убьют же они меня!
И смело нажал на звонок.
Дверь почти сразу же распахнулась, и на пороге появилась Пайпер. С секунду она вглядывалась в гостя, потом улыбнулась.
- Проходи, Глен, - она пропустила парня в дом.
- Спасибо, - Глен прошел в холл. В доме витали вкусные запахи, где-то бубнил телевизор, на кухне звенели тарелки и чашки. Кто-то взвизгнул, послышался звон разбиваемого фарфора.
- Пейдж! – рявкнула ведьма и унеслась на кухню разобраться в происшедшем и выявить виновника.
Пейдж не заставила себя долго ждать, и не успела Пайпер скрыться на кухне, она уже обнимала своего парня. Белая вязаная кофта пахла тонкими чувственными духами, и Глен зажмурился от знакомого запаха – чайная роза, едва заметный, но чарующий аромат…
- Привет, Глен, - поздоровался Лео, зажигая свечи на праздничном столе. Три тонкие длинные белые свечи с бледными язычками пламени бросили лучики пронизывающего света на хрусталь, отозвавшись в нем тысячами ответных бликов.
Глен сел на предложенный стул рядом с Пейдж. Справа от него, во главе стола, сидел Энди, напротив – Прю и Фиби с задумчивым Дэвидом. Рядом с Пейдж слева расположилась Пайпер, только что уложившая детей спать, напротив Энди – Лео.
- Как обстоят дела? Ну, по поводу… - обратился Лео к Дэвиду, когда две бутылки коллекционного вина были уже торжественно распиты в честь нового года, а еды на столе значительно поубавилось. Прю о чем-то тихо шепталась с Энди, Фиби тоскливо доедала салат и изредка бросала взгляды на недавно воскресшую старшую сестру.
- Что? – встрепенулся Дэвид, помотал головой, выходя из оцепенения и поднял глаза на Лео: - Ты имеешь ввиду вампира?
Громко звякнула вилка, за столом воцарилась тишина, даже Прю замолчала и укоризненно посмотрела на Хранителя. Глен закашлялся и нагнулся за упавшим столовым прибором. Пейдж нахмурилась.
- Может не стоит говорить о делах во время семейного праздника? – Пайпер встала и, положив руки на плечи мужа, встала за его спиной: - Дэвид, думаю было бы намного лучше, если бы мы не стали обсуждать наши… хм, дела в присутствии гостей.
- Ничего, ничего, - неискренне рассмеялся гость в лице Глена. – Меня не смущает… то, чем вы занимаетесь. Так что там о вампире? – Он обратился к побледневшему Дэвиду. Пейдж вздохнула и потянулась за очередной порцией жаркого.
- Вампир как вампир, - пожал плечами Хранитель. – Он недавно в городе, уже инициированный, то есть… - он запнулся и посмотрел на Фиби. Та не возражала против поднятия этой темы, и Дэвид продолжил: - … он уже встретился с кем-то из своего клана и теперь его легко найти…
- Клана? – вздернул брови Глен. Он сидел прямо и внимал каждому слову.
- Да, у них клан, который практически уже вымер… В общем, если встретишь кого-нибудь с наколотым на левом плече фениксом, дай нам знать…
- Так вы его еще не выследили? – гость откинулся на спинку стула, расслабился, и даже позволил легкой улыбке скользнуть по лицу.
Фиби отрицательно покачала головой:
- Нет. Несмотря на то, что мы весь день копались в книгах, даже без перерыва на обед… есть конечно один способ, но…
- Фиби, ты еще не пробовала жаркого? – прервала Пейдж речь сестры и протянула ей большое блюдо: - Ты должна попробовать! Обязательно!
Фиби пожала плечами и принялась за еду, а Пейдж лишь укоризненно посмотрела на своего парня. Глен виновато улыбнулся в знак того, что больше так не будет, и что вообще его никто не интересует так сильно, как сидящая рядом с ним ведьма.

- Значит, вы не нашли способ найти этого вампира? – Прю поставила на стол стопку грязных тарелок. Торжественная встреча Нового Года уже подошла к концу, стрелки на старинных бабушкиных часах обе замерли на цифре «один». Царила тихая ночь, но окна на первом этаже особняка на Прескотт-стрит все еще ласково горели.
- Мы же вроде договорились не затрагивать эту тему. – Фиби присела на краешек стула.
- Да ладно, если уж подняли тему, то… - старшая сестра села рядом с ней.
Фиби вздохнула:
- Способ есть, конечно. Завтра я займусь зельем, с помощью которого можно выследить кровопийцу, но это все завтра, а сейчас – спать!
- Неужели тебе и завтра на работу? – удивилась Прю, поднимаясь вслед за сестрой.
- Да, что поделаешь… - притворно повздыхала ведьма в ответ, потом ухмыльнулась: - Ничего, у меня ведь гибкий график, я успею выспаться.
- Спокойной ночи, - пожелала сестре старшая Зачарованная и повернулась к груде немытой посуды. Она уже собиралась приняться за внеплановую уборку, и даже успела надеть синий фартук Пайпер, как на кухне появился Энди. Галантно постучав, он прикрыл за собой стекленную дверь кухни.
- Помощь, мисс?
- Да, пожалуйста, счет, - пошутила ведьма.
- Брось, завтра вымоешь!
- Спасибо, - съязвила Прю и отвернулась. – Нет бы помочь предложил…
- О, - выдохнул Хранитель, приобнимая женщину за талию. – Если меня тут заметит Пайпер, да еще с тарелкой в руках, то она меня убьет.
- Ты уже мертв, - отозвалась Прю и замерла. Сердце кольнул упрек. – Извини.
- Ничего, пойдем, а?
- Пошли… - ведьма прижалась к Энди, и они исчезли, охваченные ярким белым сиянием.
Светлые звезды рассыпались по небу, темная листва деревьев что-то нашептывала ветру… Новый день нового года вступил в свои владения.

Фиби лежала на широкой кровати, натянув одеяло до подбородка. Звезды смотрели на нее через открытое окно, черное небо успокаивало. Ведьма не могла уснуть, что-то неловко шелохнулось у нее в душе, как только она снова взглянула в лицо Коула. Странное ощущение пустоты затопило сердце, тоска сжимала горло, мешая дышать и заставляя сердце биться беспорядочно и часто.
В дверь тихо постучали.
- Да, - тихо откликнулась Фиби. Она не надеялась, что ее услышали и уже собиралась сама встать и открыть, но дверь открылась, и в комнату осторожно зашла Пайпер. Ее младшая сестренка откинулась на подушки.
- Ты уже спишь? – тихо поинтересовалась старшая ведьма.
- Нет, не могу уснуть. Что-то стряслось.
- Ничего, - Пайпер покачала головой и села рядом с Фиби на кровать. Включенная маленькая настольная лампа призрачно осветила ее лицо. – Пришла пожелать тебе спокойной ночи и… кое о чем спросить.
- О чем? – Фиби вздохнула, она уже знала, о чем пойдет их ночной разговор.
- Что с тобой? – напрямик спросила Пайпер. Ее сестра нервно сжала в руках край бежевого стеганого одеяла, но все-таки ответила, сказала правду, ничего не скрывая.
- Это Коул. Я опять о нем думаю.
- Фиби, - взгляд ведьма скользнул по лицу Фиби, остановился на ее руках, все еще судорожно сжимающих край одеяла. – Надеюсь… ты это переживешь. Как пережила однажды… Простынешь ведь, холодно…
Пайпер встала, подошла к окну. Неловко покачнувшись, закрыла его, одернула шторы. Потом подошла к Фиби, виновато улыбнулась, и вышла из комнаты, одернувшись на пороге:
- Спокойной ночи…
- Спокойной ночи. – Тихо прошептала ей вслед Фиби.
Спустя полчаса она все-таки уснула.

Пейдж и Глен шли по ночному городу. Улица пустовали, лишь изредка мимо них проезжали машины. Высокие фонари скупо бросали свет на мокрый тротуар – недавно прошел дождь, и теперь ведьма и ее парень часто останавливались, обходя лужи. Они уже подходили к высокому двенадцатиэтажному кондоминиуму, где снимал квартиру Глен, когда ласковый рассвет бросил первые робкие блики на улицы города. Лужи засверкали, матово блестя в восходящем солнце нового дня, которое виднелось на горизонте узкой ярко блестящей полоской.
- Надо же, мы прогуляли всю ночь, - заметила Пейдж, когда они остановились на бетонных ступеньках у самой двери.
- Да, - Глен покачал головой, - последний раз я так долго гулял с девушкой в десятом классе.… Зайдешь ко мне? Или домой побежишь?
- Я не хочу домой, - ответила ведьма. – Пойдем к тебе, может быть, удастся выспаться…
- Может, - согласился парень и достал ключ.
Пейдж первой поднималась по ступенькам, Глен шел за ней. Она не видела, как он улыбался своим мыслям, он был просто счастлив.

 

#6
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 9. Золотое облако.


Спелая слива разломилась по бороздке, холодный липкий сок потек по пальцам. Слива была переспелая, как и все другие, покоящиеся в плетеной корзиночке – сладкая и ароматная. Корзиночка стояла в опасной близости от края облака, готовая чуть что, сорваться вниз, в светло-голубую бездну.
Большое белое облако, как самая легкая в мире перина, легко удерживала двоих людей, не давая им провались внутрь и запутаться в белом тумане. С виду – обычный сгусток воды и пара, но на самом деле, укрепленное магией, самое обычное облако становится замечательным местом для наблюдения за небом. Его-то и облюбовали Прю и Энди.
Они сидели на нем, почти по пояс проваливаясь в белое зыбкое кружево. Пушистые комочки поднимались высоко в небе, когда кто-то из них двигался. Внизу крошечными точками виднелись города, узкой косой вырисовался штат Калифорния.
- Смотри… - Энди ткнул пальцем куда-то вниз, и Прю опасливо заглянула за край облака. – Самолет.
Внизу, под ними медленно и величаво проплыла «железная птица». Довольно близко, можно было даже разглядеть сомкнутые пластин закрылок. Хранитель присвистнул, как мальчишка, которого впервые родители привели на аэродром. Прю улыбнулась, заметив мечтательную улыбку у него на лице. «Мальчишки…», - подумала она, пододвигая корзинку к себе и беря еще одну сливу.
- Вкусные… - похвалил Энди, тоже запуская руку к сливам.
- Да, здорово.
Самолет стал опускаться все ниже и ниже, скоро он превратился в маленькую точку.
Энди вздохнул и повернулся к ведьме, та ответила ему улыбкой и положила голову ему на плечо.
- Досидим здесь до заката? – тихо спросил Хранитель.
- Да…

- Фиби! – закричала Пайпер, заходя на кухню.
- Не кричи так, - поморщилась та в ответ, Пайпер смутилась:
- Извини. Я думала, ты еще на верху. Как зелье?
- Готово, вон в той баночке. – Фиби вытянула указательный палец и показала на сиротливо стоящую у края раковину баночку с красным содержимым. Пайпер подняла ее и критически осмотрела со всех сторон, принюхалась…
- Что там намешано?
Фиби философски пожала плечами:
- Дэвид смешивал.
- Дэвид! – почти в унисон крикнули сестры, и Хранитель, не заставив себя долго ждать, почти в ту же секунду появился между ними. Он с трудом сфокусировал взгляд на банке, было видно, что он только что вынырнул от Морфея.
- Что там намешано? – старшая сестра потрясла перед носом у парня баночкой, жидкость, похожая на густое желе, опасно заколыхалась.
- А какая разница? – немного отодвинулся от нее Дэвид, но сзади стояла Фиби, и отвертеться от вопроса не удалось.
- Там есть корень мандрагоры… ну, как и в большинстве зелий, - начал он, поглядывая на потолок, видно, вспоминая, что же он туда намешал. – Еще двукорень, зеленый папоротник, и… кровь.
- Что? Но это невозможно… - оторопела Пайпер. Дэвид был Хранитель, и любые раны в момент затягивались, так что добыть капельку крови было нелегкой задачей.
- Мою, - заявила Фиби в ответ на удивленно вздернутые брови сестры. – Во время обряда мы выльем эту… хм, кровь, и вампир вскоре появиться здесь.
- Чтобы тебя убить? – догадалась старшая ведьма.
- Ну, - Фиби слабо улыбнулась, а Дэвид снова уткнулся в потолок. – Вы же будете рядом. А кровь – лишь приманка, он будет искать меня по запаху крови, а вы… будете меня прикрывать.
- Надеюсь, вы знаете, что делаете, - прошипела Пайпер, выразительно посмотрев на Хранителя.

Чердак осветился маленькими трепещущими огоньками свеч. Тринадцать свеч стояли по периметру стола, посередине стояла медная тарелка с высокими краями, в сверкающей глубине ее мелькали тени. Фиби и Пайпер встали на колени по разные стороны маленького низкого столика, а Дэвид сел неподалеку на корточки, готовый вмешаться в любой момент.
Фиби с легким скрипом открыла крышку и кивнула Пайпер. Ведьма начала читать написанное заранее на клочке бумаги заклинание, а Фиби выплеснула зелье в тарелку. Бардовая масса неохотно лизнула край посудины, потом заколыхалась.
- Тень из мрака
Услышь мою кровь,
Пусть придет он,
Творитель кошмаров
И разрушитель снов…
Пламя свечей окрасилось зеленым светом, мигнуло и в момент погасло. Едкий дымок ручейками завился к потолку, рассеивая вокруг аромат горячего воска. Пайпер уже потянулась, чтобы заглянуть в тарелку, и тут свечи вспыхнули вновь. Длинное оранжевое пламя взвилось вверх, закрутилось в тугую петлю, и ударилось о дощатый потолок, рассыпав сноп искр. Мгновение – и все успокоилось. Ветерок прошелестел над головами ведьма, бумажка упала из руки Пайпер и закрутилась по полу, качаемая воздушным потоком.
- Все, - хлопнул в ладоши Хранитель. Ведьмы вздрогнули от резкого звука, и ошеломленно уставились на него. Первой очнулась Фиби. Она помотала головой, стряхивая оцепенение, и попыталась встать. Это ей удалось после того, как Дэвид протянул ей свою холодную ладонь, и рывком поставил на ноги.
- Получилось? – ведьма облизнула пересохшие губы.
- Да, все в порядке, - заверил ее Дэвид, подталкивая к креслу. – Теперь надо ждать, он может ворваться в любую минуту.
- А где Прю? – подала голос Пайпер. Она неловко поднялась, покачнулась, и ухватилась за стоящий рядом книжный шкаф.
- Как всегда… - пожал плечами Хранитель и чуть заметно улыбнулся краешком рта.
- Надо бы ее предупредить. – Посмотрела на него Фиби.
- Стойте, - вдруг промолвила старшая ведьма, когда ее сестры вместе с Хранителем уже собирались уйти. – А что, если он нападет не на Фиби, а на другую сестру? Мы ведь все…
- … сестры, - закончила Фиби. Дэвид замер, лицо его стало похоже на застывшую маску.

Глен пошатнулся. Воздух вдруг сгустился, комком залез в горло, мешал дышать. Легкие с трудом пытались протолкнуть в легкие скользкий комок, кровь ударила в голову. Казалось, виски сжали неведомые ладони, стягивающие голову. Он закрыл глаза, потому что остро вспыхнувший свет ножом чиркнул по глазам, ударил в мозг. Глен зашипел, комок ушел вниз, дыхание судорожными толчками восстанавливалось, по спине катились холодные капли. Чашка упала со стола, задетая неудержимым махом напряженной руки, разлетелась белыми фарфоровыми комками. Парень ухватился за кухонную стойку, судорожно сжал ее край, так, что широкие костяшки пальцев побелели, жилы на ладонях надулись, грозя лопнуть и залить квартиру теплой густой кровью… Ноздри ловили каждый виток запахов, ища тот неповторимый привкус крови, горчайший и в то же время неумолимо сладкий, как тростниковый сахар.
- Глен, - позвала Пейдж, встревоженная звуком бьющейся посуды. – Ты в порядке?
Глен зажмурился, резкий и острый голос ударил в уши, запах манил его к ведьме, он почти чувствовал ее кровь на своих губах… она здесь!
- Пейдж, - он рывком метнулся на голос, но ноги отказались ему подчиняться, и он упал на колени прямо в осколки. Нечеловеческий хриплый вопль вырвался из его груди…. На пол брызнули бардовые капли из порезанных колен, послышались легкие шаги спешившей к нему ведьмы….
- Глен, - она метнулась к нему, падая рядом на колени. Она каким-то чудом не задела острые холмы разбитой чашки, длинные волосы упали на глаза. – Глен, - снова обратилась она к парню. Он скрыл лицо в ладонях, упираясь лбом в кафель пола, окровавленные колени блистали кусочками фарфора.
- А! – отпрянул Глен, когда рука ведьмы почти коснулась его плеча. Он бросился назад, падая на спину, головой ударился о дверцу шкафа, наверху звякнула посуда. Пейдж в оцепенении смотрела на друга детства. Он менялся на глазах: темные пряди намокли от пота и обхватили лоб, губы исказились в неимоверной усмешке, из-под верхней губы показались два белоснежных клыка.
Секунда – и он с шипением метнулся к девушку, стремясь как можно скорее получить то, чего хотело все его существо вампира. Пейдж неимоверным усилием вскочила, и Глен, не сумевший подняться на ноги, упал на живот, жесткие пальцы скользнули по голым ногам девушки. Ведьма взвизгнула и засветилась в ярком хороводе света. Вампир коротко и зло взвыл, прижимая вытянувшиеся пальцы к покрасневшим и слезящимся глазам.
Когда он открыл глаза, Пейдж не было рядом. Лишь пьянящий запах его собственной крови наполнял кухню. Но другой, еще более сладкий аромат манил его…

- Фиби! Пайпер! – на чердак ворвалась Пейдж. Ведьма с удивлением посмотрела на старших сестер: бледная Пайпер подперла плечом шкаф с книгами, Фиби присела на краешек кресла и ошеломленно смотрела на Дэвида. Хранитель лицом походил на покойника.
- Пейдж? – вопросительно взглянула на сестру Фиби. Короткий синий халатик Пейдж красноречиво придерживался ее рукой. Дэвид, и так белый, пошел трупными пятнами.
- Вампир, - младшая Зачарованная перевела дыхание. Она медленно подошла к старенькому диванчику и неторопливо села. Сердце было готово выскользнуть из груди, от лица, казалось, отхлынула вся кровь.
- Кто он? Он… ты в порядке? – Пайпер, пошатываясь, подошла к ней и уселась рядом.
Пейдж кивнула, на глазах блеснули первые слезы.
- Милая… - Пайпер обхватила сестру за плечи и притянула к себе. Младшая сестра зарыдала, уткнувшись носом в плечо старшей сестры. Фиби бросила испепеляющий взгляд на Хранителя и тоже перебралась на диван. Ведьма положила руку на теплые волосы младшей сестры. Пайпер что-то успокаивающе шептала…
Дэвид тихо вышел с чердака и беззвучно прикрыл за собой дверь. Немного постояв и поглядев вниз на угрожающую высоту лестницы, он ушел.

День клонился к вечеру, солнце уже упрямо подбиралось к тонкой черте горизонта. Облака окрасились прощающимися золотыми лучами. Казалось, все облако было сплетено из мельчайшей золотой крошки. Прю сидела, свесив ноги вниз, в пугающую высоту неба, черный сапожок слегка покачивался. Энди лежал рядом с ней, обхватив рукой ее тонкие холодные пальцы. Он был почти скрыт под пуховой поверхностью облака, черные волосы вызолотились солнцем.
Холодное на фоне теплого солнца свечение хранителя было почти незаметно. И только когда облако покачнулось под весом Дэвида, ведьма и ее хранитель обернулись. Дэвид, тяжело переваливаясь, пытался подобраться поближе к ним, но ноги его тонули в мягкой глубине облака.
- Прю, - почти крикнул он, неловко взмахивая рукой. – Срочно!
- Что случилось? – Прю развернулась, подобрала ноги. Энди тоже очнулся от легкой дремы, рывком сел. Корзина с несколькими оставшимися сливами покачнулась и сорвалась. Она довольно долго еще виднелась в небе, постепенно уменьшаясь, потом скрылась в далеком океане.
- Пейдж!- Дэвид отчаялся пробраться дальше. – Вампир напал!
Энди среагировал быстро: он за руку притянул к себе ведьма и, прижав к груди, исчез вместе с ней. Дэвид остался на облаке. Он с сожалением бросил взгляд на горизонт, на золотое пятно солнца… внизу неслышно шумел океан, где-то там, далеко-далеко летали птицы.

- Это Глен… Глен. Это Глен… - шептала Пейдж, пытаясь утереть слезы рукавом. Пайпер и Фиби сидели по разные стороны от нее и обнимали ее за плечи, и ведьма металась между ними, то прижимаясь к плечу Пайпер, то склоняясь к Фиби.
Прю и Энди появились прямо напротив них, и ведьма тут же упала на колени перед плачущей сестрой. Она неловко положила руки на колени Пейдж, и та со всхлипом обняла сестру за шею.
- Все хорошо… - прошептала Прю, гладя самую младшую свою сестренку по голове…
Пайпер и Фиби поднялись и пошли к выходу.
- Мы встретим его, если он сюда придет, - пообещала Пайпер, оборачиваясь к обнявшимся сестрам. Пейдж только всхлипнула в ответ, но Энди согласно покачал головой, и ведьмы скрылись за дверью.
- Мне он никогда не нравился, - заявила Пайпер, как только они с Фиби оказались одни в темной гостиной. Приближался вечер, и косые тени поселились в доме.
- Мне тоже, особенно, когда он женился на той… как ее звали?
- Джейн?
- Джина?
- Джули? – засмеялась старшая сестра, но смех вышел жалким и неуверенным, и ведьмы проскользнули в гостиную.
- Будем его ждать?
- У нас нет выбора. – Заявила Фиби и уселась поудобнее в ворохе мягких подушек.

Глен, закутанный в черное пальто, брел по городу. Прохожие шарахались от него в сторону. Пошатывающаяся фигура медленно шла к дому на Прескотт-стрит. Туда, куда измученного жаждой вампира, тянула аромат заговоренной заклинанием крови. Туда, где, сидя на темном чердаке рядом со старшей сестрой, плакала ведьма.

 

#7
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 10. Смерть во благо.

Пейдж заснула. Она лежала, свернувшись калачиком, под клетчатым пледом, которым ее накрыла Прю. Длинные темные бороздки из черной туши делили лицо на три ровные части. Старшая ведьма еще долго сидела около нее и гладила по голове, дожидаясь, пока младшая сестра уснет.
Удостоверившись, что Пейдж крепко спит, Прю спустилась вниз. Около лестницы ее ждал Энди, он прислонился спиной к косяку.
- Все в порядке? – спросил он. Она вместо ответа прижалась к нему, обняв. Они долго так стояли, пока наконец не услышали стук в дверь.
Ночь уже вовсю властвовала в городе: в доме зажглись теплым светом светильники и люстры, окна занавешены. За окном не было ничего видно – ни звезд, ни луны, лишь черная бездна холодного неба нависала над Сан-Франциско.
В дверь снова постучали – требовательно и настойчиво. Прю отстранилась от Хранителя, Пайпер и Фиби, не дождавшись вампира, разбрелись по своим комнатам, и вся ответственность за защиту дома от опасного гостя легла на плечи Энди и его любимой.
Прю осторожно подошла к двери, прислушалась к звукам, доносящимся с улицы. Тишина. Ведьма неуверенно повернула ручка, и дверь распахнулась – Глен бросился вперед. Петли вывернулись, дверь с хрустом врезалась в стену, стекла посыпались градом, тонкая облицовка из дерева треснула. Вампир метнулся к ведьме, та в ответ вытянула руки и сомкнула их на шее парня. Ощеренные в гримасе длинные зубы клацнули в пяти сантиметрах от ее лицо, жесткие пальцы тоже потянулись к горлу ведьмы. Энди подбежал сбоку, в руках он сжимал первое, что попалось ему под руку – старинный стул с высокой спинкой, стоящий мирно в углу прихожей вот уже не один год. Хранитель с размаха опустил стул на спину вампира, придавившего собой ведьму, стул громко треснул, спинка отвалилась и осталась в руках у бывшего полицейского. Вампир громко зарычал от боли, выпустил горло ведьмы и постарался лягнуть Хранителя, но тот ловко отскочил. Прю, воспользовавшись тем, что Глен отвлекся, быстро отодвинулась назад и вскочила на ноги. Горло горело, около ключиц растянулись на светлой коже три темно-бурые кровоточащие царапины. Взмах руки – и сломанная спинка стула, перетянутая коричневой тканью, ударила вампира в грудь.
Глен упал, сбитый с ног. Энди бросился к покачнувшейся ведьме, подхватил ее под руки и не дал упасть. На грохот сбежались Пайпер и Фиби, же облаченные в короткие халатики. Сзади них, перепрыгивая через две ступеньки сразу, спешил Лео, тоже встрепанный, видимо, только что проснувшийся.
- Что здесь… - Пайпер осеклась, но, быстро и правильно оценив ситуацию, тут же заморозила время. Прю снова покачнулась в руках застывшего Энди, Лео замер одной ногой на ступеньке, а на Глена не подействовало. Секунду он сопротивлялся чарам ведьмы, стараясь изо всех сил отогнать от себя оцепенение, потом вскочил на ноги – разъяренный и опасный. Пайпер взмахнула руками еще раз, взрыв красным цветком разукрасил грудь вампира, но не причинил ему особого труда.
Пайпер бросилась в сторону, когда в нее полетела изувеченная спинка многострадального стула. Хранители зашевелились, как только Пайпер снова взмахнула рукой. Фиби толкнула в сторону Лео, в сторону которого полетела высокая ваза стоявшая на столике рядом с телефоном. Прю вытянула руку, и неведомая сила отбросила Глена к разбитой двери. Энди тут же перехватил ее рукой поперек живота и исчез в сфере белого света, не дав ей и слова сказать.
Пайпер ругнулась сквозь зубы, когда вампир схватил столик и метнул го в ведьм. Силы зачарованных причиняли ему мало вреда, оставалось надеяться на случай. И случай подвернулся.
Слева от Глена раздалось свечение, и появился Дэвид. Обезумевший от света вампир бросился на Хранителя, стремясь разорвать тому горло. Фиби воспользовалась ситуацией: в руке блеснуло матовое лезвие ритуального ножа. Миг – и оно по рукоять ушло в левый бок Глена, раздался противный хруст. Парень выпустил горло посиневшего Хранителя, и медленно повернулся к ведьме. Фиби рванула рукоять атама, стремясь загнать его еще глубже, потом резко двинула лезвие вверх, так, чтобы нанести как можно более глубокую рану. Вампир вздрогнул и потянул руку к ведьма, но та вытащила нож и отпрянула.
Глен начал оседать. Медленно и плавно он сполз по стене, задевая собой оставшиеся в двери стекла. Фиби тяжело вздохнула и посмотрела на руку. Рука, по кисть окрашенная темной кровью, все еще сжимала атам с простой черной ручкой. Оружие Коула.

- Что ты делаешь?! – воскликнула Прю, отталкивая от себя Энди. Тот отшатнулся, что-то жалкое мелькнуло в его взгляде:
- Прю… - начал он.
- Верни меня! – прервала его ведьма и схватила его за руку, истерически всхлипнула, - Верни! Сейчас же!
- Нет, - твердо заявил Хранитель. Они находились среди Старейшин, и некоторые из них, с натянутыми на глаза капюшонами, уже начали на них коситься. – Я тебя не верну, - Энди покачал головой.
- Почему? – тихо спросила Прю, хотя уже догадывалась, что он ответит.
- Я не хочу…
- Я должна…
- Я знаю…
Минутное молчание.
- Прости меня, а? – протянул Энди. Он сел прямо на пол и потянул за собой ведьму, та согласно уселась рядом с ним. Хранитель заглянул в ее бездонные зеленые глаза. Сейчас они были зеленые, он заметил, такие же глаза были у нее, когда они вдвоем сидели сегодня на облаке.
- Прощу… может быть. – Улыбнулась ведьма.
- Я повел себя как ребенок… - начал оправдываться Энди. – Вдруг мне что-то стукнуло в голову, что ты… можешь погибнуть, и я бросил все, лишь бы унести тебя подальше от опасности. Может, я и перестарался?
- Ничего со мной не случится, - сказала Прю, дотрагиваясь рукой до его щеки. Ее пальцы кольнула маленькая щетина. – Тебе надо побриться…
- Уже один раз случилось…
- Это не повториться.
- Я надеюсь на это, - Энди поцеловал ее хрупкое запястье, скользнул губами по тонким пальцам. – Я люблю тебя. Люблю больше своей жизни…

Тело вампира медленно начало тлеть. Сначала едкий черный дым показался из-под темного распахнутого пальто, потом робкие язычки пламени лизнули бледное лицо и острый нос, перебрались на темные пряди волос, медленно пожирая тело. Яркий столб почти черного пламени в миг забрал то, что более не принадлежало этому миру.
Пайпер стойко осмотрела место битвы. Двери разбиты, одна створка качается на нижней петле под опасным углом, грозя окончательно отвалиться. Рядом валялись обломки старинного стула: спинка с расщепившимися краями, четыре вывороченные ножки и сиденье со сползшей обивкой.
- Бабушкин стул. – Вздохнула ведьма.
- От Энди одни проблемы, всю посуду перебил, мебель сломал… - посокрушалась Фиби, поднимаясь с пола. Она держала в руках синюю вазу, украшенную сложным узором из позолоченных линий, уже пустую – все нарциссы вывалились, и на них сверху упал Лео, превратив чудесные цветы в невзрачную кучу мусора.
Хранитель с трудом поднялся, прощально хрустнули зеленые длинные стебельки. Пайпер закатила глаза.
- Пейдж… - напомнил Лео, красноречиво поглядывая наверх и не менее красноречиво потирая поясницу.
- Сейчас скажем ей или завтра утром? – Фиби осторожно поставила вазу на пол, около поверженного столика.
- Нет, давай утром. Она и выспится, и, может быть, будет трезвее смотреть на… ситуацию.
- Ладно, тогда до утра, - ведьма махнула ладошкой и зашагала наверх. Пайпер направилась за ней, на прощанье обернувшись к Лео:
- Лео, милый… убери здесь все, а?
Хранитель вздохнул, хотел было возмутиться, но передумал. Дети наверху спят, а ругаться с женой по пустякам не хотелось. Все равно она сильнее.

Пейдж поднялась раньше всех. Она вошла в пустынную кухню, освещенную робким утренним светом, поставила чайник. Щелкнул электроподжиг. Ведьма уселась на стул, положила голову на руки и затихла. В голове вихрем проносились события прошлого дня… замечательное сказочное утро, ужасный день, вечер – провал… Сколько же она проспала? И что случилось с Гленом? Он… жив?
«Навряд ли…» - прошептал ее внутренний голос, и к горлу подступил комок. Глаза же на удивление остались сухими – не слезинки. – «Сестры знают свое дело. Если он вампир, то его уже…». Все слезы Пейдж выплакала еще вчера, вчера, вместе с Пайпер и Фиби, вместе с Прю. И одна, лежа утром на кровати, она рыдала, пока не рассвет не окрасил небосвод успокаивающей дымкой нового дня.
Вода закипела, пар начал подниматься все выше, вылетая струей из чайника. Пейдж оторвала лицо от сложенных рук, глаза защипал непривычно яркий свет – утро. Она подошла к плите, сняла чайник… В синюю чашку полился кипяток. Он поднимал, ворошил лежавшие на дне листочки ромашки. По кухне поплыл слабый цветочный запах.
- Доброе… - осеклась Прю, вбегая на кухню. Она остановилась, настороженно поймала взгляд сестры.
- Доброе утро.- Тихо ответила Пейдж, накрывая чашку блюдцем, чтобы лечебный чай заварился.
- Чаелечение? – догадалась старшая сестра. – Не переусердствую. Слишком много ромашки, и будешь весь день ходить как… как я в свое время.
Пейдж улыбнулась.
- Тебе налить?
- Да, давай, - кивнула Прю. – Мне тоже не помешает… прочистить мозги.
- Прочистить… да, если можно так выразиться. А что у тебя случилось?
- Тебе интересно? Думала, тебе и твоих проблем хватает… - удивилась ведьма, потом назмурилась6 – Извини.
- Ничего, - Пейдж пожала плечами. – Выкладывай, что накипело.
- Энди. Он странный, будто каждая минута, что мы вместе проводим – последняя… Я понимаю, он очень переживает из-за того, что произошло. Но ведь не стоит жить прошлым…
- У вас все будет хорошо, - заявила Пейдж. – А чай уже наверняка настоялся.

- Глен мертв? – спросила с ходу Пейдж, как только на пороге кухни появилась Пайпер. Ведьма замерла, как от удара в спину. Она была не готова сообщить младшей сестре такую новость. Прю чуть заметно сощурилась и слабо кивнула, выглядывая из-за плеча Пейдж, как бы давая понять, что сестра готова к ответу.
- Да, - выдохнула Пайпер. – Милая… - она хотела подойти и обнять сестру, но Пейдж поднялась и отошла к холодильнику.
- Мне надо побыть одной… - твердо и спокойно сказала она и ушла, растворившись в солнечном свете.
- Пайп, ей надо побыть одной, - покивала головой Прю в ответ на жалостливый взгляд сестры. – И если тебя удивляет такая мелочь, что она ушла из дома в тапочках и халатике, то…
Пайпер лишь махнула рукой.
- Иди буди Фиби, а то она опять опоздает на работу, и Элиза будет вне себя от радости!
Прю послушно вышла из кухни.

Фиби ночью мучили кошмары. Ей снился вампир. Он бежал за ней по темным переулкам, впереди нее метались призрачные тени людей, а сама она задыхалась. Она задыхалась от бега, всю ночь – безумный бег, безумный стук бьющегося сердца. Казалось, еще немного, и оно вырвется наружу, поломав ребра. Ноги промокли, безумное чувство холода охватило тело, сзади рычало существо, уже потерявшее свой человеческий облик. Фиби его не видел – лишь черное угрожающее мельтешение у нее за спиной, заставляющее въедливое чувство страха проникать и порабощать душу. Безумная гонка, казалось, никогда не кончится, и тут… она попала в чьи-то мягкие руки, обхватившие ее и скрывшие от чудовища. Теплая кожа лица, синие, как горное озеро, сверкающие глаза. Сильные руки сжимали атам, готовый защитить ведьму от всего на свете…
- Фиби! – Прю потормошила сестру за плечо. Фиби проснулась, сон оборвался, распался на тысячи невесомых кусочков, растворился в затопившем комнату свете утра. – Проспишь, - настаивала старшая сестра, продолжая трясти ее за плечо.
- Прю… - выдохнула ведьма. – Я иду… уже проснулась… - заверила она, отодвигая руку сестры.
- Завтрак ждет, - напоследок сообщила Прю, выскальзывая из комнаты.
- Хорошо… - произнесла в закрывшуюся дверь Фиби и откинулась на подушки. Мягкий солнечный свет струился сквозь неплотно задвинутые шторы…
Ведьма поднялась, накинула легкий розовый халатик, и уже собралась спуститься вниз к завтраку, но у самой двери остановилась. Вчера вечером она поднялась к себе в комнату и, неизвестно зачем, выдвинула нижний ящик шкафа, сунула нож в стопку чистого белья. Тот самый нож, который попал ей в руки в 2001 году, когда Коул первый раз покинул ее, тот самый, который пропал три года назад… И вот, вчера он снова вернулся, вернулся и уверенно лег в ее ладонь, когда обезумевший вампир был готов всех убить. Если кинжал все еще там, то это был не сон…
Фиби отворила белую дверцу шкафа, присела, выдвинула нижний ящик. Ровные стопки чистого белого белья выглядели нетронутыми. Ведьма зажмурилась и сунул руку между двумя уложенными простынями. Ничего. Рука скользнула ниже…
Тонкие пальцы дотронулись до холодного лезвия.
- Коул… - прошептала Фиби, доставая атам. Солнечный лучик проскочил вдоль матового лезвия, блеснул острием и скрылся. Облако закрыло солнце, и город погрузился в светлую тишь.

Пейдж оказалась в квартире Глена. Из большого высокого шкафа была вывалена вся одежда, видимо, вампир старался найти там что-то, но скрутившая одержимость торопила его… На кухне все осталось по-прежнему: белая щепа фарфора и длинные, до самого коридора, мазки крови – вампир полз на коленях, не в силах подняться, кроваво-красные осколки валялись в около входной двери, они казались застывшими капельками кровавого янтаря.
- Пейдж… - окликнули ее, и ведьма обернулась, готовая защититься от неведомого врага. Но это был лишь Дэвид. Хранитель виновато посмотрел на подопечную, заглянул на кухню.
- Зачем ты здесь? – сухо спросила ведьма. Хриплый голос отозвался легким жжением в горле, ведьма сама себя не узнала.
- Взять кровь… мало ли, еще один появится… - Дэвид извлек из кармана банку, наглухо закрытую крышкой. Пейдж поморщилась, пропустила Хранителя мимо себя, а сама пошла в спальню. Там она села на не заправленную кровать, дотронулась до холодной простыни… Слезы одна за другой начали катиться по щекам, будто организм полностью восстановился после вчерашнего, и теперь усиленно желал компенсировать утренний недостаток слез. Слезы не скатывались вниз, они словно застывали на горящих щеках Пейдж, ее бил жар.
- Я все… - раздался голос Дэвида. Он только что вымыл с мылом руки, после того, как отскреб застывшую кровь от кафеля, и теперь старался вытереть ладони о черную куртку, порванную на локтях. Он открыл дверь в спальню, где, как он видел, скрылась ведьма, и столкнулся с ней. Она неловко налетела на него, тут же сделала шаг, оступилась, но Хранитель схватил ее за руки чуть повыше локтя, и неимоверным усилием не дал упасть. Девушка схватилась за него, вжалась лицом в потрепанную куртку, пахнущую какими-то травами, и зарыдала. Дэвид оторопело смотрел на прижавшуюся к нему девушку, не решаясь даже дотронуться до нее. Но, справившись с собой, он положил холодные и мокрые руки ей на голову, провел по волосам.
- Все будет хорошо… - хрипло произнес он. Ведьма его не слышала, да и он вряд ли понимал свой необычно тихий голос…

 

#8
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 11. Дорогое удовольствие.

От исчезновения одной-единственной женщины в мире не остановится ничего, кроме сердца одного-единственного мужчины.
(В. Шекспир)

Фиби давно не была на кладбище. Темная громада склепа почти вся скрывалась за черными ветками опустившихся к земле раскидистых деревьев. Черная металлическая дверь просела – осенью были частые дожди – и теперь не желала открываться. Фиби с трудом отомкнула ее, протиснулась в щель. Из склепа повеяло чем-то холодным, но таким знакомым… ведьме почувствовала себя снова вернувшейся домой. Пусть с этим место были связаны и не лучшие ее воспоминания, но… это место она все равно считала родным. Ее бывшее прибежище, где она часами просиживала, когда Коул пропадал, и где она радостно обнимала любимого, вернувшегося, чтобы увидеть и поцеловать свою ведьму. Пусть мимолетно, пусть лишь на минуту или две, но главное – увидеть, напомнить ей, что есть на свете кто-то, кто ее любит…
Ступеньки показались очень крутыми, и Фиби спускалась вниз, придерживаясь за холодные бетонный стены, огораживающие ее. Темное помещение встретило ее тишиной. Ведьма продвинулась дальше по стене, где-то там был выключатель… Через минуту склеп осветился металлическим светом трех светильников. Одна лампочка мигнула и с шипением погасла – здесь уже давно никто не бывал. Посредине стояло высокое надгробие с выбитыми на крышке и на боках словами о вечной памяти. Около него на полу виднелась неровная выбоина, след от старого обмана…
Ведьма подошла к крышке надгробия и положила ладони на ледяную поверхность, стараясь ощутить… хоть что-то… видения не последовало.
- Коул, - прошептала она имя в пустоту. Сколько раз она произносила это имя, а теперь оно казалось ей чужим. Как неловкое слово, вырвавшееся в самый неподходящий момент…
- Мэм. – Раздался голос у ведьмы за спиной. Фиби вздрогнула, и быстро засунула руки в карманы, оглянулась. Мужчина медленно преодолел последние ступеньки и выступил в освещенное место. На вид ему было лет пятьдесят – и это при тусклом электроосвещении. Седоватые залысины красноречиво говорили о его возрасте, но яркие голубые глаза казались единственно живым лучом света на темном, испещренном морщинами, застывшем лице. И он дико ей кого-то напоминал…
- Мэм, - повторил он, подходя к Фиби. – Могу чем-то помочь?
- Нет… - замялась ведьма, разглядывая незнакомца.
- Тогда… простите, вы – родственник? Родственница Коула?
На секунду ведьма растерялась. Теперь она поняла, на кого так был похож незнакомец. На Коула. Если бы Коул мог стареть, то он бы годам к шестидесяти выглядел именно так.
- Простите, - ошарашенная женщина стремительно обошла мужчину, прижалась спиной к холодному бетону стены. – Я… нет-нет… что вы…
Фиби бросилась к выходу, стремительно проскочила через распахнутую дверь. День встретил ее свежим воздухом и ярким солнцем. Было немного холодно, да и пейзаж на кладбище был как всегда унылый – лишь одинокие надгробия, да еще изредка встречаются маленькие склепы, наподобие того, откуда Фиби так стремительно сбежала.
Ведьма скользнула в тень деревьев, туда, где голые ветки деревьев смогли бы хоть немного скрыть ее от внешнего мира. Она не могла выкинуть из головы эти пронзительно-синие глаза незнакомого мужчины. «Как у Коула, - проносилось у нее в голове. – Как у него…. Что это значит?»
Фиби вышла на аллею. По обеим сторонам, отгороженные покосившейся оградкой, стояли старые замшелые плиты – это была самая старая часть городского кладбища, его сердце. Изредка встречались маленькие темные скамейки, зачастую сломанные, рядом обычно покоилась гора мусора – груда облетевших листьев. На эту дорогу почти не заглядывали дворники, и старый выщербленный асфальт быль сплошь усеян черными листьями, грязными и неприглядными. Ведьма шла по этой дорожке, все дальше и дальше. На пути ей никто не повстречался, кроме одного старичка, старательно сметающего листья с покосившегося памятника… видимо, жена…
Вот впереди показалась очередная скамейка, и Фиби поспешила сесть. Откинувшись на темную спинку, сколоченную наспех и неровных длинных досок, она наконец-то смогла спокойно подумать. Кто был этот человек?
«Не надо было убегать, - с горечью подумала она, пожалев о своем мимолетном порыве. – И чего я так пугаюсь, когда кто-то произносит имя моего… бывшего мужа?» Но она и сама уже знала ответ. Все здесь, все, до единого порыва ветра, до единого шороха листвы – все пробуждало в ней воспоминания о Коуле. Она, кажется, ощущала его присутствие, или ей только казалось? Фиби поежилась, неожиданно резкий порыв ветра поднял волну старой листвы.
«Надо вернуться», - решила Фиби. Она, судорожно сжимая ремешок своей сумочки, поднялась и направилась назад, к склепу. Ветер кидал ей вслед листья, стирал ее след с темной аллеи, заметал следы присутствия…

- Давай уедем, - неожиданно предложил Энди. Он лежал на заправленной кровати в номере одной из многочисленных гостиниц города. Днем он и Прю как и раньше жили с сестрами, а по ночам перебирались в этот маленький уютный номер, чтобы не стеснять сестер.
Прю откинула с лица мокрые волосы и присела рядом с Хранителем. На ней был новый белый пушистый халат, точно такой же был и на мужчине.
- Куда? – осведомилась ведьма.
- Куда-нибудь… выбирай, и заявляю тебе – какое бы место на земле ты ни выбрала, я в одно мгновение доставлю тебя на место!
Прю радостно рассмеялась, посмотрела на ухмыляющегося Энди. Да, он не шутил.
- Мне необходимо посоветоваться с глобусом, - сделав серьезное лицо, заявила ведьма. Хранитель с кислой миной отвернулся, сделал вид, что обиделся.
- Нет, правда, - дернула его за халат Прю. – Мне сначала нужно посоветоваться с сестрами. Ты же понимаешь…
- Понимаю, - Энди вздохнул, сел, отчего большая двуспальная кровать немного прогнулась. Хранитель поднялся, - Я скоро вернусь. – И отправился в ванную.
Прю тоскливо посмотрела ему вслед. Что-то с ним было не так: он начал ее даже пугать, слишком навязчиво было его внимание, слишком ласковыми слова и чересчур искренняя забота и ласки… А, может быть, она просто отвыкла от мужского внимания? Ведьма откинулась на мягкие подушки, уперлась глазами в белый потолок…

Энди поймал в зеркале свое отражение: постарел, еще как. И морщины вокруг глаз, и тонкие губы рта, старик, ничего не скажешь.
- Когда же ты начнешь по-настоящему жить? – спросил он у своего отражения. Светлые зеленоватые глаза неотрывно смотрели вглубь зеркальной поверхности. Хранитель отвернулся, он присел на край стоявшей у раковины тумбочки, около нее на вешалке висели его джинсы. Он запустил руку в карман и достал маленькую темно-синюю коробочку, осторожно, двумя пальцами, поднял крышку, так с легким тихим щелчком раскрылась. Ярко заблестел крупный, на четыре карата, бриллиант, переливаясь всеми гранями. Удовольствие за три тысячи долларов – подарить возлюбленной такое чудо с россыпью крупных алмазов в золотой оправе.
- Не сейчас, - решил Энди, косясь на дверь. Он засунул коробочку назад в карман брюк и вышел из ванной комнаты.

- Лео, - за спиной хранителя появился Энди. Лео обернулся, он как раз выходил из детской. Дети были уложены, поцелованы на ночь и благоразумно оставлены в покое.
- Энди, - недоуменно отозвался Лео: в такое время Энди предпочитал проводить время с Прю, вне дома.
- Мне нужен совет.
- И именно поэтому ты явился ко мне в этих милых тапочках и шикарном халатике. Он что, женский? – Хранитель приподнял край слишком короткого одеяния и задорно улыбнулся. – Розовый тебе к лицу.
Энди покраснел и стал похож на пресловутый халатик Прю, перепутанный в темноте с его собственным.
- Прекрати издеваться! – прошипел он, дергая мужа ведьмы за футболку и утягивая его вниз, в гостиную. Лео покорно поплелся за ним.
- Я хочу сделать Прю предложение, - заявил Хранитель, усевшись на диван. Халатик распахнулся, и Энди смущенно закинул ногу на ногу.
- Тебе не надо спрашивать моего разрешения, - философски улыбнулся Лео, вольготно развалившись в кресле напротив. – Я ж не ее отец… даже если кто-то утверждает обратное…
- Прекрати хохмить, - огрызнулся нерешительный «зять». – Я же серьезно спрашиваю. Я не знаю, где и когда лучше всего предложить ей выйти за меня.
- Дам тебе совет из личного опыта, - наклонился к нему Лео. – Ни в коем случае не делай этого в ванной или в туалете. И никогда не предлагай ведьме руку и сердце, если за ней в этот момент охотится демон. Пойми, ведьмы в такой момент очень мало думают о личной жизни, все больше заботясь о спасении мира. Откажет – и даже не поймет, что смертельно разбила твое сердце…
- А ты сам… - начал Энди, но его прервал голос Пайпер.
- Лео, - довольно громким шепотом позвала она, стараясь одновременно не разбудить детей и быть услышанной мужем. Хранители замерли в оцепенении.
- Иду, - наконец совладал с собой Лео и, подскочив, помчался на зов.
- Подкаблучник, - выдохнул ему вслед Энди и поспешил ретироваться из дома. Он появился в ванной гостиничного номера. Вспышка яркого света отразилась в зеркале, на миг заполнила собой всю комнату.
- Энди… - раздался голос Прю, и дверь распахнулась. Закутанная в простыню, ведьма с удивлением покосилась на коротенький халатик из розового шелка, который доходил ему до середины бедра. – Ты… чего?
- Ничего, - отрезал Хранитель, широким шагом выходя из маленькой комнатки. Он подхватил на руки засмеявшуюся ведьму и вытолкнул из ванны. Белая простыня упала на пол, артистичными складками застилая кафель…

- Пайпер? – Лео подскочил к жене.
- Где ты был? – поинтересовалась Пайпер.
- Потом расскажу, ничего срочного, - махнул рукой Хранитель. – А что у тебя случилось?
- Детей уложил? – уточнила ведьма. – Ладно. Ты не мог бы поискать Пейдж. Знаю, не стоит раньше времени беспокоиться, но… не мог бы ты…
Лео кивнул и закрыл глаза. Несколько секунд ему потребовалось, чтобы мысленно представить Пейдж… Он медленно продвигался, дом за домом аккуратно «прощупывая» каждый дом в городе, сначала – в городе, если ее нет, то придется искать по всей стране. Лео замер. Вот она, все спокойно, все тихо, она спит…
- Она в порядке, сейчас спит. Где-то в центре города, - выдохнул Лео и приобнял Пайпер за плечи. – Не стоит беспокоиться, все хорошо… Дэвид рядом с ней, я попросил его присмотреть за ней, пока все не образуется, не войдет в привычную колею.

Фиби вернулась домой. Она вернулась тогда в склепе, но никого там не обнаружила, и теперь она, усталая, со слезящимися от долгой работы с компьютером глазами, возвращалась домой. Она тихонько прикрыла дверь, скинула высокие сапоги. Ведьма, осторожно ступая, прошла наверх. По дороге она заглянула в детскую. Через неприкрытую дверь пробивался неяркий свет – в комнате у мальчиков горел ночник, потому что Вайат боялся спать в полной темноте.
Убедившись, что племянники спят, Фиби проскользнула к себе в комнату. Подойдя к своему письменно столу, она без раздумий открыла дверцу шкафа, где хранились ненужные старые бумаги. Там, на самом низу, лежал альбом. Старый альбом, который Фиби оформила сразу же после свадьбы с Коулом. В нем на синих матовых страницах были ее заботливой рукой подклеены фотографии: Коул, Фиби, они вместе… Ведьма уселась на пол, положила тяжелый фотоальбом себе на колени. Вот он, тот, кто снился ей по ночам, кто безраздельно завладел ее душой… Да, тот человек, которого Фиби видела в склепе, был вылитый Коул. Глаза – пронзительные глаза с особенным, ни на что не похожим, блеском.
- Коул, - повторила Фиби вслух. Это уже вошло в привычку – звать его по имени, как будто он был рядом, мог услышать и незамедлительно прийти…

Пейдж спала. Спокойный ночной сумрак заполнял комнату, тьма, казалось, упругой дымкой заполнила все вокруг, ни единого лучика света – только мрак, окруживший всю квартиру. Дэвид сидела около ведьмы, изредка касаясь рукой ее холодного лба.
Хранитель бессмысленно смотрел во тьму, пытаясь время от времени различить хоть какой-нибудь предмет в комнате, иногда он бросал это бессмысленное занятие и снова клал ладонь на лицо ведьмы, проводил пальцами по ее волосам. Он смотрел на спящую Пейдж и вспоминал свою мертвую жену, т бывшую когда-то такой же молодой и красивой, как эта ведьма.

 

#9
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 12. И невозможное возможно.
… смерть же понимается не как переход в пустоту, но как переход в другую реальность с потенциальной возможностью возвращения…
(А. Парфенова, танцующая с Ауте, расплетающая Сновидения и обрекающая на Жизнь)

Фиби выскользнула из дома рано утром, когда сестры завтракали. Что-то промямлив улыбающейся Пайпер, она проскользнула сквозь дверь и поспешила к машине. Черный джип Пайпер аккуратно выехал от дома и свернула на дорогу, ведущую к центру. Фиби щелкнула по радио, и салон заполнила музыка, стало немного веселее.
- На Клейм-драйв в такой час уже громадные пробки, - заверещал ди-джей, когда прозвучал последний аккорд. – Так что любителям работы следует воспользоваться объездным путем…
Въедливый, слащавый голос невидимого парня болезненно отдавался в голове. Радио затихло, и Фиби не понадобилось отнимать руки от нагретого на солнце руля – с ее возросшей эмпатической силой любая аппаратура понимала ее без слов.
Хотя именно сейчас она ни за что не смогла бы правильные слова, вряд ли ей удалось бы связать более двух слов. Немилосердно болела голова, казалось, что на нее надели тугой черный мешок, мешавший одновременно и видеть, и думать. Малейшее движение головы отзывалось мгновенной болью, расползающейся подобно жидкому огню по всему лицу. Мигрень… Ведьма сосредоточенно вела машину, стараясь не замечать, что скорость продвижения постепенно сходит на нет, впереди черной блестящей змейкой застыла цепочка машин. Нарастало гудение, нетерпеливые водители изо всех сил давили на руль, прекрасно понимая, что пробка от этого не рассосется. Фиби почувствовала сразу их всех – всех, от нервно перебирающих наманикюренными пальцами по рулю бизнес-леди, до хныкающих малышей и нервно ругающихся и курящих мужчин.
- Что за черт! – воскликнул водитель поравнявшейся с ней черной «тойоты». Он, полнеющий мужчина сорока лет, в ярости забил кулаком по рулю, гудение усилилось, сливаясь в неимоверную какофонию. «Пусть все знают… пусть все знают, что я тут! Что Я тут, что мне не нравится!» - Фиби даже не пришлось ничего делать, чтобы почувствовать его. Мысли водителя сами пробились в ее голову, заполнили разум. Ведьма стукнула ладонью по сигналу, джип издал пронзительный гудок, на мгновение оглушивший ее.
- Гудят и гудят… за каким чертом гудят! – зло крикнул водитель соседней машины. Он выкрутил руль, и медленно перевалился в соседний ряд, продвинувшись вперед ровно на два метра.
Фиби в изнеможении опустила руки на руль, положила на них голову. Нещадно пекло солнце, кондиционер слабыми редкими толчками перекачивал в кабину воздух, который мгновенно терялся, уходя сквозь опущенные стекла. Поднять стекла означало бы задохнуться, а так оставался хоть какой-то шанс выжить. Головная боль на удивление быстро отступила, видимо, испугавшись слишком громких звуков, снаружи было душно и слишком светло.
Рядом остановился синий «форд», но Фиби уже нажала на педаль газа – колонна машина начала медленно оживать, и она не заметила сидящего в «форде» старого мужчину с удивительно красивыми синими глазами…

- Куда Фиби так умчалась? – спросила Прю у Пайпер. Рядом за столом уже сидел Лео с маленьким Крисом на коленях, около матери носился Вайат, требуя завтрак вне очереди.
- Вайата, сядь за стол, - устало попросила Пайпер, переворачивая блинчики.
- Вайат, иди сюда, - позвала Прю, и племянник подбежал к нем, взобрался на колени. – Сейчас будет завтрак. Кстати, Пайп, почему он не ходит в детский сад?
- Мы решили, что безопаснее оставлять его… на домашнем воспитании, - ответил за жену Лео, и Крис на его коленях только радостно улыбнулся, показав два недавно прорезавшихся зубика. Вайат задорно засмеялся, увидев смешного младшего братика, Прю тоже не смогла сдержать улыбку.
- Да, - подтвердила Пайпер. – Вряд ли воспитатели в саду смогут его защитить от нападения демона.
- А что с Фиби? - вспомнила старшая сестра.
- У нее болит голова, - просто ответил Хранитель.
- И из-за этого она предпочла провести утро в душном офисе вместо того, чтобы спокойно отдохнуть дома? – не поверила Прю. Лео лишь сокрушительно кивнул в ответ, показывая, что так все и есть.
- Забудьте, - отрезала Пайпер и обратилась к Прю: – Может быть, ты найдешь время, чтобы погулять с Вайатом?
- Конечно, все равно Энди на… работе, и мне нечем заняться.
- Решено. – Подытожил Лео. – Маленького разбойника сваливаем на тебя.
Вайат улыбнулся, когда отец потрепал его по светлой голове. Задорные искорки голубых глаз мальчика сверкнули.

- Фиби, колонка… - завела Элиза, как только Фиби переступила порог редакции. Первый позыв ведьмы был спрятаться за дверью с рифленым стеклом и красной надписью “Bay Mirror” от назойливой начальницы. Голова болела, но не так, как утром: лишь легкая пульсация в висках и ломота в области лба, свидетельствующая о том, что мигрень не отступила, а лишь затаилась.
- Да, да, да… - устало затараторила Фиби, пробираясь к себе в кабинет. Сослуживцы радостно приветствовали ее, а она лишь устало улыбалась им в ответ. Темный кабинет озарялся редкими полосками света, пробивающегося сквозь не до конца задвинутые жалюзи, и темные полосы разукрасили стол, шкаф с бумагами и два высоких стула дымчатой полосатостью. Ведьма опустилась на стул напротив компьютера, потянула за беленькую веревочку слева от окна – жалюзи с тихим шорохом прикрылись, единым монолитом выступив на борьбу со светом. В офисе стало на удивление тихо и темно, даже дышать стало намного легче. Полутьма обволакивала, и боль в голове понемногу отпускала.
Через несколько часов Фиби наконец-то отложила очередное письмо и взяла телефонную трубку. Она уже все утро откладывала этот звонок, рассчитывая, что случится что-то необычное, что, например, тот странный мужчина, которого она видела в склепе, вдруг неожиданно появится прямо тут. Но нет, никто не появлялся, даже Элиза не заходила, решив, видимо, оставить ценного сотрудника наедине со своей головной болью.
- Дэррил?- спросила Фиби, когда длинные тягостные гудки прекратились.
- Фиби, - мгновенно узнал ее инспектор Моррис. – Что стряслось?
- Почему, как только я тебе звоню, ты сразу же думаешь, что что-то обязательно стряслось?
- Это уже аксиома, - почти неслышно выдохнул Дэррил на другом конце провода. – Так что?
- Мне нужно найти одного человека…
- Демона? – деловито осведомился коп.
- Нет… не знаю, - замялась ведьма. – Вряд ли. Так я подъеду к тебе через час?
- Давай, я у себя.
Фиби вздохнула, отложив трубку в сторону. Хотя, кто еще, кроме полиции, поможет найти ей смертного? И не стоит пока беспокоить сестер: Пайпер увлечена домом, Прю – Хранителем, а Пейдж… Пейдж сейчас лучше вообще не трогать.

Пейдж проснулась, когда день уже был в разгаре. Солнце нещадно палило сквозь легкие шторы, погода была не зимняя. Ведьма потянулась, такое ощущение, что спала она целую вечность. Голова была на удивление легкой, а мысли кристально чистыми. Тишина в незнакомой квартире обрушилась на нее, стало вдруг не по себе.
«Где я? – пронеслось у нее в голове. Пытаясь отогнать от себя ощущение чего-то слишком, чересчур знакомого, ведьма прошагала на кухню. Чистый стол, все аккуратно убрано и расставлено.
Пейдж не узнала квартиру, хотя и чувствовала некое странное чувство неумолимой знакомости. Не решаясь проводить лишние минуты в чужой квартире, она отправилась домой.

- Что ты сделал? – Энди дернулся, недоуменно посмотрел на Дэвида. Темные брови удивленно взлетели вверх, даже узкие зрачки, казалось, расширились.
- Сонный порошок… - устало отозвался Дэвид. – И что? Я сделал то, что должен был сделать. Обезопасил ее.
- О кого? От ее самой?!
- Да не кричи ты так, - махнул рукой Хранитель. – На нас уже оборачиваются.
И правда, несколько степенных старейшин уже начали искоса поглядывать на двух Хранителей, нарушающих тишину их поднебесья.
- Лео тебя убьет. – Неуверенно потянула Энди. – Почему ты с ним не посоветовался прежде, чем стереть память Зачарованной?
- Я уверен, что он меня поддержит. Он сам не раз такое проворачивал.
- Проворачивал! – передразнил Дэвида Хранитель. – Она рано или поздно все равно вспомнит. И тогда неизвестно, Лео тебя убьет или Пейдж приложит к этому делу свою руку.
Дэвид угрюмо посмотрел на Энди, но ничего не сказал, лишь качнул в ответ головой. Он все равно был уверен, что поступил правильно.

Прю прогуливалась по парку «Золотые ворота». Голые черные ветви деревьев ничуть не портили внешнее убранство городского парка, наоборот, он приобрел какой-то особенный, неповторимый шарм. Казалось, парк меняется под стать настроению, пытаясь угодить всем сразу, и теперь нелепо застыл, изредка шелестя ветками и черной травой, как бы не решаясь вздохнуть полной грудью. Людей было не много, пара молодых людей, сидящих на лавочке и о чем-то спорящих, две женщины с детьми, резвящимися на качелях, и еще парочка старшеклассников, весело проводящих беззаботное время каникул.
Вайат послушно шел рядом, старательно обходя лужи, даже не пытаясь ни сбежать, ни нашалить. Видимо, стеснялся незнакомых людей. Прю держала его маленькую ладошку, неторопливо шла по длинной аллее.
- Хочешь, присядем? – спросила ведьма, указывая на свободную лавочку.
Вайат кивнул, и они поспешили сесть. Прямо перед ними, через дорожку, стояла детская горка. Трое мальчиков четырех лет и одна маленькая девочка, лет трех, в громкими визгами, съезжали по ней и плюхались на землю, прямо в ворох опавших листьев. Вайат, не отводя глаз, следил за ними.
- Можешь тоже пойти поиграть, только не уходи далеко, - словно прочитала его мысли Прю. И мальчик унесся к ребятишкам, которые с радостью приняли его в свою кампанию.
Прю мирно сидела на лавочке, радом голосили дети, а мысли ее были только об одном человеке. Ее беспокоил только Энди, вернее, его временные отлучки. Конечно, она видела, как страдала Пайпер, когда только начала встречаться с Хранителем, но она не подозревала, что будет так больно. Ее грело только одно – те крупицы времени, которое Энди ей уделял, были самыми счастливыми в ее жизни.
- Прю? – негромко позвали за ее спиной.
Ведьма обернулась. К ней неторопливо подсел высокий мужчина. Длинный нос, темные блестящие волосы, довольно длинные, доходящие доплеч, карие глаза. Кто-то неимоверно знакомый, парень из «той жизни». Незнакомец скованно улыбнулся, закинул ногу за ногу и в пол-оборота развернулся к ведьме. Черная рубашка на груди распахнулась, на солнце блеснул длинный золотой католический крест.
- Прю? Ты же умерла, - мужчина поймал на себе удивленный взгляд женщины, и ответил тем же.
- Мы… знакомы? – пролепетала она.
- Хотя, что тут удивительного? – казалось, не услышал ее вопроса мужчина. – Ведьмы всегда найдут способ… Не так ли? А меня, как видишь, уже выпустили. Я честно отсидел положенный срок и вышел на свободу с чистой совестью. – Мужчина горько рассмеялся.
- Бейн? – осенило Прю, она с большей жадностью стала вглядываться в его лицо, конечно, как же она могла забыть?
- Неужели, не узнала? – голос Бейна понизился до шепота, она наклонился к ней, чуть заметно покачнув головой в сторону детей. – Сын или дочь?
- Племянник, - отрезала Прю, и Бейн снова расслабленно откинулся на спинку старой лавки.
- Успел, - невесть зачем брякнул он.

Фиби кивнула Дэррилу, тот привстал из-за стола, махнул ведьме рукой. Они вдвоем протиснулись в маленький кабинет, там стояли только стол с компьютером, три стула и огромный, с железными стеллажами, до потолка, шкаф. Солнечного света не хватало – окно выходило в темный кирпичный переулок – и нас столе горела лампа.
- Тим, - позвал инспектор. Немолодой лысеющий Тим обернулся:
- Давайте, я свободен пока.
Фиби присела около Тима, по другую сторону от эксперта сел Моррис.
К концу часа у ведьмы на руках был почти точный портрет человека, с которым она столкнулась в склепе – единственная ниточка, ведущая ее к бывшему мужу.
- Как только я выясню, кто он, я тебе позвоню, - Дэррил взял свежеотпечатанный лист из принтера, взмахнул им.
- Спасибо, - промолвила ведьма, пятясь к выходу. Темное неприятное помещение осталось позади. Фиби выскочила в коридор, минуя несколько столов, за которыми вольготно попивали кофе полицейские. Через несколько минут Дэррил вышел к ней.
- Тим не расскажет никому, что ты приходила, - он прислонился к стене рядом с ней. Прямо напротив них висел плакат с десятью фотографиями чем-то отличившихся полицейских. Фото Моррис тоже там было.
- Я знаю, он небезразличен к магии, у него жена - ведьма.
- Откуда ты… - Дэррил осекся, рассмеялся. – Забыл, ты же все обо всех знаешь. Ну ладно, я пойду, пока меня кто-нибудь не хватился…
Моррис скрылся за дверью, и Фиби осталась одна.
- Поеду домой, - тихо решила она. С неохотой она отошла от стены, приятно холодящей ей спину.

 

#10
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 13. Очевидное и невероятное.
Весь мир – театр, и ведьмы в нем актрисы.
(Вольная трактовка крылатой фразы)

Пейдж непонимающе посмотрела на сестру и Хранителя, удивленно выдохнувших, когда она появилась.
- Никогда меня в тапочках не видели? – съязвила младшая ведьма. Пайпер поперхнулась, Лео хрипло рассмеялся, не сводя глаз с упомянутых тапочек.
- Ты как? – осведомилась старшая сестре.
- Нормально, - отмахнулась Пейдж и потянулась к чайнику. – Сейчас выпью чаю, и мне станет еще лучше.
- А… как же… он? – ведьма переглянулась с мужем.
- Кто он? – не поняла Пейдж и подняла глаза на супругов: - Да что вы какие странные сегодня?
И с этими словами она ушла в гостиную, осторожно держа за ручку горячую чашку со свежим чаем. Пайпер хотела остановиться ее, но поймала предостерегающий взгляд Лео, и остановилась. Когда Пейдж удалилась, Хранитель обернулся к жене:
- Кажется, я знаю в чем дело.
- В чем? Кстати, ты психические расстройства умеешь лечить?
- А что? – повелся Лео.
- Кажется, у Пейдж проявляются все зачатки шизофрении, - съязвила ведьма. – Крыша поехала, - пояснила она Лео, когда тот распахнул рот.
- Без шуток, - посерьезнел вдруг Хранитель. – Похоже, тут замешан Хранитель. И сонный порошок, стирающий память.
- Дэвид, - прозорливо предположила Пайпер, и Лео кивнул.

- Тебе помочь? – заглянула Пейдж в комнату Фиби. Ее старшая сестра лежала на застланной кровати с журналом в руках.
- Только попробуй, - вяло огрызнулась та и указала рукой на место рядом с собой: - Присаживайся, давай. Выкладывай, что накипело.
- Почему все ведут себя так, будто что-то случилось? Я что-то где-то пропустила.
Фиби наконец оторвала глаза от глянцевых страниц, удивленно посмотрела на младшую сестричку.
- Еще одна, - сквозь зубы прошипела Пейдж и плюхнулась рядом с Фиби, заглянула через плечо: - Что читаем?
- Так, ничего, - Фиби перевернула страницу. – Просто ищу способ расслабиться.
- И как, помогает?
- Да не очень. Все равно не могу перестать думать о нем, - неожиданно произнесла Фиби, и тут же пожалела. Она же не хотела говорить сестрам о том, что произошло за последние два дня.
- О ком? – Пейдж затаила дыхание, ожидая услышать знакомое имя.
- Я не знаю, как его зовут, - Фиби не покривила душой, кроме Коула она еще думала о том мужчине из склепа. – Но скоро надеюсь узнать.
- Ага, - младшая ведьма весело толкнула сестру плечом.- Кто-то попался ведьме на удочку?
Фиби улыбнулась и тоже в ответ пихнула Пейдж. Но ничего не ответила.

Бэйн шел рядом с Прю, изредка кидая взгляд на Вайата, шедшего по другую сторону. Они шли по Прескотт-стрит по направлению к дому Холлиуэлов. Ведьма торопилась – они гуляли на два часа больше положенного, и, видимо, Пайпер не оставит сей факт без внимания. А еще рядом был старый друг, человек, которого она, казалось бы, уже навсегда выкинула из своей жизни. Бэйн Джессоп размеренно мерил размашистыми шагами тротуар, неловко нависло молчание. Потемневшее небо было уже готово разразится долгожданной после утренней жары порцией холодного дождя, облака низко опустились над землей, худые, без листьев, деревья начали прогибаться под короткими порывами ветра.
Вот показался особняк Холлиуэлов, красноватые доски почти полностью скрывались мельтешащими ветками деревьев, росших в палисаднике сестер.
- Беги домой, - Прю толкнула створку двери, и мальчик поспешил внутрь. Ведьма обернулась к Бэйну. Он стоял на самой нижней ступеньке и виновато поглядывал на свои черные ботинки, темные волосы трепетал ветер, и, когда он поднял голову, первые капли дождя упали на его лицо.
Он дернулся, и перескочил на две ступеньки повыше, под спасительную крышу маленького крыльца.
- Дождь, - прошептала Прю, когда мужчина неожиданно подскочил к ней, несколько удивленный и смущенный. Они оказались рядом, и ведьма смогла рассмотреть наконец золотой крест, висящий у него на шее. Огромный, длиной с палец, он тускло мерцал, две капли дождя повисли около четырех некрупных, в два карата, бриллиантов. По горизонтальной планочке причудливо извивались буквы, стройными иероглифами складываясь в предложение. Ведьма подняла руку, пальцы ощутили холодный металл.
- Что это? – спросила она. – Что здесь написано?
Бэйн помедлил немного, дав девушке рассмотреть украшение, потом поднял ладонь и положил ее сверху, накрыв ладонь Прю.
- Это от моей мамы…. Нашел, когда разбирал вещи в старом доме, - он вздохнул. Прю оторвалась от созерцания креста, и подняла глаза наверх, к его лицу. Мужчина затаил дыхание, он был на голову выше, и только теперь смог рассмотреть ее лицо. Она была так близко, Прю могла рассмотреть все капельки бушевавшего позади них дождя на его ресницах…

- Мама! Я дома, - мальчик ворвался в комнату матери ураганом синего света, Пайпер вздрогнула и уронила зеркальце. Оно плюхнулось на кровать и затерялось в складках одеяла.
- Вайат, - она положила ладонь на голову сына, когда тот подбежал, чтобы обнять мать. – Почему вы так долго?
- Мы встретили старого друга, - повторил мальчик фразу тети. Он запрокинул голову, и мать взглянула в его смеющиеся голубые глаза:
- Какого друга?
Ответить Вайату не дал стук в дверь.
- Пайпер, - показалась в комнате голова Энди, и через мгновение показался весь Хранитель. Ведьма удивленно смерила его взглядом: кто-то нагладил ему стрелки на черных брюках, а белая рубашка топорщилась накрахмаленным воротничком.
- Пайпер, - повторил Хранитель. – Ты Прю не видела? Ищу ее…
- Она только что пришла, наверное, на кухне сидит…. – Пайпер недоверчиво покосилась на друга.
- Ладно, пойду. Увидимся, - бросил он, выходя за дверь.
- Увидимся, - автоматически повторила Пайпер.

- Наверное, мне пора….- прошептал Бэйн. Он стоял вместе с Прю на крыльце, а за их спинами тяжелыми струями стекала дождевая воды. Дождь хлестал по дороге, грозясь разбить асфальт, тяжелые капли летели отовсюду, отскакивая от земли. Изредка громкий стук капель прерывал грохочущий рык грома, ливень захватил власть в городе. Машины стремительно летели вперед, не решаясь остановиться, свет фар еле-еле пробивался сквозь густую пелену дождя, вдалеке тихо слышались отголоски автомобильных гудков.
На улице было уже темно, небо нависло так низко, что даже ранний вечер в мгновение превратился в непроглядную ночь. На крыльце особняка зажегся фонарь, видимо, это Фиби или Пайпер, проходя мимо, щелкнули выключателем.
- Да, пора… - Прю с трудом отвернулась и направилась к двери. За ее спиной тяжело вздохнул Бэйн.
- Прю, - позвал он, и она с готовностью обернулась, снова поддавшись соблазну. Он так близко, гораздо ближе сейчас, чем… Энди. Что-то перевернулось внутри нее, когда она про себя произнесла его имя. Энди, он ведь наверное, уже дома, ждет ее… но так будет не всегда: он будет уходить, пропадать… Бэйн рядом, такой родной и милый, такой красивый и дорогой…. И он близко, он здесь и сейчас…
Она нерешительно сделала шаг к нему.
- Прю, - дверь распахнулась, из дома повеяло теплом. Теплый свет упал на крыльцо, сразу стало как-то не по себе, будто посредине ночи включили свет – и очаровательный своей загадочностью сон внезапно отступил, как отступила спасительная тьма. На пороге стоял Энди.
- Прю, - повторил он, уже намного тише. Его взгляд остановился на незнакомце. – Кто это?
- Бэйн Джессоп, - представился «незнакомец», протягивая широкую ладонь. Хранитель недоверчиво пожал ее, все еще не спуская настороженного взгляда с Прю. Ведьма отошла от Бэйна и встала рядом с Энди.
- Энди. – Ответил Хранитель, и опустив руку, демонстративно спрятал ее в карман наглаженных черных брюк. – Что здесь происходит?
- Бэйн уходит, - взяла слово Прю, и Джессоп торопливо кивнул. Он подтянул воротник куртки, плотнее закрывая шею, и выскользнул под стену холодного дождя. Спустя пару мгновений он исчез из виду, тьма поглотила его, оставив на прощание лишь аромат дорогого одеколона.
- Пойдем. – Энди развернулся и зашел в дом. Прю последовала за ним, смотря ему в спину.
Небо прорезала яркая змейка молнии, и через секунду по небосклону прокатилась волна громового рокота, заглушившая на мгновение все звуки.

Утро холодно встретило город. Бледная полоска на сияющем небосклоне обозначила наступление нового дня. Окно в офисе Фиби блестело редкими каплями прошедшего дождя, раскрытые жалюзи не давали достаточно света, и в комнате прочно обосновалась ночь, не желая уходить на смену утра.
Фиби протянула руку, нащупала маленькую кнопочку выключателя – зажегся свет. Небольшая люстра над е головой наконец-то согнала тьму, четко обрисовав тени лежащих на столе писем. Ведьма кинула сумку на маленькое креслице, стоящее в углу. Помимо сумочки там еще расположилась ее старая куртка, забытая однажды, два блока карандашей, доставленных на прошлой неделе, и еще куча всякого хлама: от оберток от жвачки до счетов за телефон.
Ровно в девять раздался телефонный звонок. Фиби взяла трубку, привычно бросив: «Алло!»
- Фиби, я нашел этого человека, - раздался голос Дэррила.
- Здорово,- откликнулась ведьма. Тонкие пальчики скользили по клавиатуре, вот и новый абзац. Она с трудом оторвалась от работы, и только тут полностью осознала весь смысл случившегося.
- Что?
- Тот человек, помнишь? Я нашел его.
- Давай, я пишу! – Фиби подтянула одной рукой стопку чистых листов для принтера, другой рукой нашарила в столе ручку, предварительно прижав телефонную трубку к уху плечом.
- Тот человек – Клиффорд Тернер, работает в муниципальном банке Сакраменто. Пятьдесят четыре года, женат, двое детей… Подробнее? Дальше будет еще интереснее.
- Да-да… все что знаешь… - поторопила его ведьма.
- Хорошо. Клиффорд Трой родился 15 января 1951 года, сейчас живет с Сакраменто, проездом в Сан-Франциско… приехал сюда по делам. Женат, его жену зовут, как ни странно, Констанс, у них двое детей – Кристофер, старший мальчик двадцати с лишним лет и дочь Ребекка. А вот тут самое интересное, ты записываешь?
- Угу, - ведьма кивнула, карандаш строчил по бумаге. Странное сочетание имен – Конни и Клиф – нисколько не удивило ее, она редко верила книжкам. Тем более, литературе двадцатых годов*.
- … Его отца звали Кларк Трой, он умер в 64 году. Деда его звали Кларенс, тоже Трой, он родился в 1900 году и умер тридцать лет спустя. А вот его прадеда звали Кристиан, и он в то время носил фамилию Тернер, он родился в 1874 году в семье известного мецената…
- Бенжамина Тернера? – наугад ляпнула Фиби.
- Именно, - Дэррил закашлялся. – Выходит, прадед того, кого ты видел, - родной брат… Ну, сама знаешь кого…
- Коула?
- Именно, - смущенно ответил Моррис. – Фиби, я думал, что имя твоего бывшего мужа – табу…
- Ничего, все в порядке, - заверила его ведьма. Большое спасибо, может, скажешь его адрес или телефон, мне нужно с ним как-то связаться.
- Он остановился в гостинице Мэнор, это в центре. Знаешь?
- Знаю. – Фиби вскочила и стала поспешно собирать вещи – она больше не собиралась работать, в сумочку полетел телефон, ручка, два письма из разряда «личное», то есть счета, приходившие ей прямо в офис, - А в Сакраменто?
- Стрей Хилл авеню, дом пятнадцать. Ты что, едешь в Сакраменто?
- Если не застану его в гостинице, то придется, - Фиби поудобнее перехватила трубку. – Не волнуйся, попрошу Пейдж. Так или иначе, спасибо, Дэррил, ты мне очень помог. До встречи.
- До встречи, - отозвался Моррис. Трубка полетела в сторону прикорнувшего в углу кресла, и ведьма выскочила за дверь.

- Что случилось? – шепотом спросил Лео у Пайпер. Он только что застал жену за неприятным занятием – она, пригнувшись и приложив ухо в двери комнаты Прю, подслушивала.
- Тш-ш-ш! – зашипела она на супруга. Тот пожал плечами и присел на корточки около нее, и тоже прислонился к двери.
- Там тихо, - сообщил Хранитель через минуту.
- Без тебя знаю, - отмахнулась от него ведьма. – А десять минут назад там было нечто!
- Пейдж, - невинно предположил Лео.
- Смешно,- не оценила его Пайпер. – Там Прю и Энди ругались… А теперь тихо. Интересно, кто кого убил?
- Наверняка она его. Ведьмы это любят, убивать своих Хранителей.
- Ха, - Пайпер поднялась, оторвавшись наконец от темно-вишневых досок облицовки. – Подумаешь! Тебе ведь все равно, а я хоть душу отвела, и то ладно.
Лео пожал плечами, но ничего не сказал. Он все еще таил обиду за прошлую ссору с женой, когда Пайпер оборвала его на середины фразы, просто-напросто взорвав.
- Чем занимаетесь, люди? – вопросил голос Пейдж, Пайпер и Лео подпрыгнули. – Подслушиваете?
- А-а-а… нет, - улыбнулся Лео, сообразив, что они прижались к двери комнаты Пейдж.
- А ты снова совершаешь набег на холодильник? – попыталась пристыдить младшую сестру Пайпер, но та даже не поморщилась. Вздохнув, старшая ведьма пошла вниз, на кухню, готовить завтрак.
- Так что вы там пытались выслушать? – Пейдж поймала Лео за рукав, когда тот уже готов был развернуться и уйти. – Что я дома не ночевала или…?
- Нет, - нехотя сообщил Лео. – Прю и Энди ругаются.
- Ну и что? – пожала плечами ведьма. Не все же им поцелуи и ужимки, пора бы уже и поругаться. Так вроде все приличные пары делают. А насчет чего ругаются?
Хранитель лишь пожал плечами, философски присвистнув.

* Лоренс. «Любовник Леди Чаттерлей»

 



Похожие темы
  Название темы Автор Статистика Последнее сообщение

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей