Перейти к содержимому

Телесериал.com

Новый фанфик - 2

новый фанфик
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 46
#21
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 6. Прелюдия к очень долгому путешествию.

Пейдж удивленно взглянула на хмурого Лео, тяжело облокотившегося на обеденный сто в ожидании завтрака. Хранитель пришел на утреннюю трапезу впервые за два дня, не решаясь оставлять Прю наедине с судьбой. А теперь он был тут, чему была неизменно рада Пайпер, бойко гремящая тарелками и чашками в глубине кухни, откуда доносились странно-вкусные запахи, которые сливались с запахом гари, исходящего с противоположной стороны.
- Лео, - Пейдж плюхнулась на стул рядом с Лео и слегка потормошила спрятавшего лицо на сложенных на столе руках Хранителя.
- Что? – невнятно спросил он, вскидывая голову. На щеке нелепо отпечаталась манжетная пуговица с бледно-зеленой рубашки, а сам Хранитель смотрел на мир чуть покрасневшими усталыми глазами с красненькими уголками слезника. – Пейдж?
- Я думала, что Хранители могут вовсе не спать. – Поерзала Пейдж на стуле, пытаясь скоротать за разговором с зятем томительное ожидание завтрака.
- Я не хочу спать, - отрезал муж ведьмы, выпрямляя спину и откидываясь на высокую жесткую спинку. – Я просто устал…
Младшая ведьма покивала головой, потом все же решилась задать мучивший ее вопрос:
- Ты бросил Прю? Оставил ее без присмотра?
- Нет, что ты! – Лео бросил полный ожидания взгляд налево, где уже весело скворчал на сковороде бекон. - С ней Энди… - он повернулся лицом к Пейдж: - Ее нельзя оставлять одну. За последние два дня ее уже чуть не убило окном, чуть не задушило в ванной, утром она чуть не обварилась кипятком, потом чайник загорелся… кошмар.
- Так вот откуда дымом тянет… - протянула Пейдж, еще сильнее принюхиваясь. И правда, сладковатый дымок пропитал одежду Хранителя.
- Да… - Лео тоже принюхался и поморщился: - Пришлось тушить…
Пейдж улыбнулась, глядя на его кислую физиономию, недовольную жизнью, и поспешила поделиться с ним последними новостями.
- Ты видел, с кем я познакомилась? – начала она, для удобства развернувшись лицом к Лео. – Я встретила эльфа. Честно, настоящего эльфа.
- Странно, - Лео наклонил голову, тоже оборачиваясь лицом к ведьме. – Обычно эльфы не появляются в человеческом мире. Они слишком замкнутая раса, да к тому же они недолюбливают людей.
- Недолюбливают? Нет, Элард был довольно вежлив…
- Вежливость – это еще не показатель всепоглощающей любви. – Твердо завил Хранитель, глядя, как меняется у Пейдж выражение глаз: от наивно-восхищенного до грустно-подозрительного – и продолжил. – Он не объяснил, что он здесь делает?
- Сказал вкратце. В общем, его хотели повесить…
- Повесить? – переспросил Лео. И тут же пояснил: - Это довольно нераспространенный вид казни у эльфов. И если его действительно хотели… хм, вздернуть, это значит, что он – убийца.
- Нераспространенное? – в который раз за сегодняшнее утро удивилась Пейдж. – У них что, уровень криминала на нуле?
- Да. Да и зачем им это? Они не люди, он живут очень мирно, ненавидят всю эту суету… если дело дошло до убийства, то значит произошло что-нибудь серьезное…
- Может, любовь? – Предположила Пейдж. Воображение тут же нарисовало великолепного Эларда, усердно лезшего к высокому окну башни, где по идее томилась его возлюбленная. На спине у новоявленного Ромео висело нечто, смахивающее на лютню, и она то и дело комично лупила его по бокам, мешая покорять высоту. Озвереешь от такого…
- Вполне. – Покосился Хранитель на странную улыбку на губах ведьмы. – А ты не спрашивала?
Пейдж отрицательно помотала головой, стараясь одновременно отогнать назойливое воображение.
- Завтрак. – Объявила подкравшаяся сзади Пайпер, и тихо стукнула тарелками об стол. Пейдж и Лео единодушно замолчали, и приступили к долгожданному завтраку.

- Ты еще здесь? – тихо спросила возвратившаяся из душа Фиби, когда увидела, что Коул все еще лежит в кровати. – Мы же…
- Тш. Я могу уйти в любую минуту, не беспокойся. – Не открывая глаз, горячо возразил демон, раскинувшийся на разобранном шелке двуспальной кровати.
- Надеюсь, ты не попадешься на глаза сестрам. – Покачала головой ведьма, направляясь к гардеробу. Коул наконец открыл глаза и повернул голову, чтобы взглянуть на любимую ведьму. На душе у него было тихо и спокойно, он уже сомневался, что еще раз испытает такое чувство после смерти… но нет. Вот он и она, снова в месте, как и положено. Все прекрасно… за исключением того факта, что они скрывают свои чувства.
Коул хотел стать постоянностью в жизни Фиби, а не изредка навещавшим ее любовником. Он хотел завтракать с ней в окружении ее сестер, быть семьей.
- Фиби, я хочу семью… - вслух произнес он свои мысли, и замер, не ожидая от себя такого предательства.
- Что? – Фиби в нерешительности выглянула из-за раскрытой дверцы шкафа, за которой она скрылась минуту назад. В опущенной руке сиротливо покачивались мятые до невозможности джинсы.
- Ничего… - буркнул демон, отворачиваясь. – Я пойду, а то… сама понимаешь…
И прежде чем Фиби успела возразить, он исчез. Мягко опустилось на кровать приподнятое его телом одеяло…

Пайпер привычно похлопала ладонью по двери, ведущей в комнату Фиби.
- Завтрак. – Заявила старшая сестра и поинтересовалась: - Фиби, ты идешь завтракать?
Дверь незамедлительно распахнулась, и на пороге появилась Фиби с натянутой улыбкой на бледном лице. Выглядела она несмотря на ранний час очень расстроенной.
- Доброе утро, - поприветствовала она, несмело протискиваясь вперед. Пайпер посторонилась, пропуская сестру настороженно поинтересовалась:
- Ты привидение увидела?
- Нет, - удивленно вскинулась Фиби, в нерешительности замерла перед лестницей, уходящей вниз. – С чего ты взяла?
- Я же вижу, - вздохнула Пайпер и направилась к ней; немного подтолкнула сестру, и они вместе зашагали по ступеням.
- Нет, ничего не случилось. – Попыталась оправдаться Фиби, уже по пути на кухню. - Просто… погода наверное…
- Придумай что-нибудь поумней, - фыркнула ее старшая сестра. – Ладно. Поторопись, а то Лео и Пейдж тебе ничего не оставят.
- Спасибо, - искренне поблагодарила Фиби Пайпер и поспешила сесть за стол.
«Надо сказать ей, хотя бы ей… - тоскливо думала про себя ведьма, ковыряя вилкой омлет. – Кому еще можно довериться, если не Пайпер?»
Но что-то останавливало ее. Маленький голосок сомнения подсказывал, что сейчас не лучшее время. Надо подождать… чуть-чуть, совсем не много, но подождать. Но Коул… он и так много скрывался, и он не может ждать, когда она будет готова. Не может он так долго быть в тени, на заднем плане. Это просто несправедливо со стороны Фиби прятать его. Только вот время… время уходило, тягуче-медленно, пересыпаясь белым песком в высоких часах… а момент все никак не подворачивался.
«Пайпер сейчас и так нелегко. Вся эта суета… - думала Фиби. – И Прю… сейчас самое главное – это Прю».
Опять… опять этот мерзкий вопрос: сестра или Коул. Фиби устала выбирать. Она не раз делала этот выбор, один раз предпочтя спасти сестру, второй – встать на сторону бывшего мужа. Но от этого не стало легче… как только на делала выбор, что-то неизменно менялось в ее душе, и она изо всех сил тянулась к брошенному, теряя обоих…
- Ты будешь есть или нет? – послышался у нее над ухом голос Пейдж.
- Да, – вздохнула Фиби, и еще усерднее стала теребить вилкой бекон, намешанный с поджаренным яйцом.
- Пойдем сегодня после в парк в обеденный перерыв? – спросила младшая сестра, краем глаза наблюдая, как нож в ее руках ерзает по тарелке.
Фиби отрицательно помотала головой. Коул еще вчера вечером предложил ей в обед сходить в суши-бар неподалеку от парка Золотые ворота…
- Нет, извини. Много работы…
Пейдж понимающе пожала плечами и отвернулась.
«Опять я вру… - тоскливая совесть метнулась в душе ведьмы. – Ну сколько можно…»

- Что случилось, Пайп? – Лео нежно обнял стоявшую у плиты жену. Сзади доносилось тихое бренчание вилок о посуду, еле слышно шипел закипающий чайник, который поджидала Пайпер.
- Ничего. – Ведьма закрыла глаза и откинула назад голову, утыкаясь затылком в плечо мужа.
- Брось, я же вижу, что ты беспокоишься… - прошептал ей в ухо Лео. – Если это из-за Прю, то можешь не волноваться. Уж кто-кто, а Энди не даст ей умереть, ты же знаешь.
- Знаю, - сказала Пайпер, не открывая глаз. – Я не о ней беспокоюсь… Хотя, нет. И о ней тоже, но…
- Фиби, - угадал Хранитель, укладывая голову ей на макушку. – Она странная в последнее время.
- Странная, - подтвердила ведьма. – Что-то произошло, я уверена. Я думаю, это все из-за обряда. Тем не менее, мне нужно посоветоваться с Прю.
- Посоветоваться.
- Ну ладно, - вздохнула Пайпер. – Не посоветоваться, а расспросить как следует. Подбросишь?
- Не сейчас. – Лео немного отодвинулся назад, и ведьма открыла глаза, выныривая из теплых объятий. – Мне бы поспать часов, этак, до... семи. Зато я смогу присмотреть за детьми. – поспешно прибавил он, чувствуя, что Пайпер эта идея со сном не по душе.
- Да, во сне. – Едко заявила жена Хранителя, но смягчилась: - Ладно уж, иди спи.
Засвистел чайник, оповещая, что вода уже закипела. Горячий белый пар вырывался из узкого носика и устремлялся вверх, к потолку.
Пайпер вздохнула и начала доставать чашки…

Утро понемногу будило город. Ласковое солнышко робко выглядывало из-за россыпи пышных, как пена на торте, кучевых облаков, стаей клубящихся над землей. Лениво и величаво они плыли куда-то на юг, подгоняемые порывами теплого, почти летнего, ветра.
По обеим сторонам улочки, носившей гордое название Оксфорд-стрит начинали открываться магазины. Сонные англичане неторопливо открывали витрины, выставляли манекены. Лондон предстал перед Коулом во всем великолепии нового дня. Новостройки уже почти вытеснили из центра столицы высокие дома викторианской эпохи, и теперь город блистал на солнце прозрачными крышами домов и огромными окнами высоток.
У самой площади Сиркус уже стояли лотки, около которых переминались с ноги на ногу заспанные цветочники, успевшие опрыскать великолепные букеты свежей водой. Россыпи огненно-желтых крупных нарциссов, ало-кровавые лепестки плотных бутонов нераскрывшихся роз…
- Возьмите цветы для девушки, - услышал Коул голос англичанина. Демон обернулся: высокий, рыжий ирландец с широкою улыбкой протягивал ему букет из дюжины сверкающих капелью росы роз на длинных ножках. Пьянящий сладкий запах поплыл, смешиваясь с горечью корицы из булочной напротив.
- Спасибо, - Коул осторожно принял из рук мужчины букет, неловко пристраивая его на левую руку, и сунул другую в карман темного пальто.
- У меня только доллары, - виновато сказал он, и извлек на свет только несколько помятых купюр с изображением мертвых президентов.
- Не стоит, - замахал длинными руками ирландец, задорно смеясь. – Просто так. Для девушки ведь, как никак.
- Спасибо, - еще раз поблагодарил и, не оглядываясь, зашагал вперед.
Город расцветал с каждым новый лучиком света, которые солнце бросало на ровный серый асфальт тротуара.

 

#22
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 7. Подготовка к очень долгому путешествию.

Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?
(Б. Пастернак)

Фиби неторопливо поднималась по лестнице в свой офис, стойко игнорируя жужжащий где-то слева битком набитый сотрудниками редакции лифт. Еще один пролет прошел незаметно – мыслями ведьма была где-то далеко. Время. Ей действительно не хватало времени, чтобы подумать, и она старалась его найти, выкроить из плотного графика повседневных дел.
Началось все с утренней пробежки, на которую у нее вот уже два года никак не хватало времени. Не обращая внимания на удивленно вздернутые брови Пайпер, завидевшей ее утром в спортивном облачении, ведьма усердно оббежала почти весь квартал, даже заглянув в парк – излюбленное место любителей утреннего спорта. Пейдж хотела от нечего делать увязаться за сестрой, но та решительно сбежала, явно желая остаться одна. И она была одна, лишь наедине со своими мыслями и переживаниями… Целых полтора часа.
Приехав на работу, она поставила свою машину в дальний ряд, чтобы было дольше добираться до офиса – снова время, и снова одни лишь мысли о Коуле.
И теперь она неторопливо поднималась вверх, не замечая ничего вокруг себя…
- Фиби! – как чертик из табакерки выскочила прямо перед ее носом Элиза, потрясающая пухленькой папкой в увешанной браслетами руке. – Ты опять опаздываешь?
- Не.. что ты… - с трудом скроила дружелюбную мину Фиби. Именно сейчас ей как никогда раньше захотелось остаться одной.
- Иди к себе, - смилостивилась вдруг начальница.
Ведьма слабо кивнула и проскользнула внутрь холла, заставленного столами ее коллег-репортеров.
- Фибс. – окликнула Элиза, уже замершая перед первой ступенькой лестницы.
- Что? – Фиби, вздохнув, с покорность обернулась, явно ожидая внепланового поручения.
- Тебя там ждет сюрприз. – Широко улыбнулась начальница, и поспешила вниз, бойко стуча короткими каблучками о мраморные плиты лестницы.
«Опять, - с горечью подумала Фиби.
Она быстро прошагала к противоположному концу холла, где находился ее кабинет, пытаясь не замечать суетящихся коллег. Вот она, спасительная дверь, которая отделит ее наконец от сумасшедшего не дающего ей покоя мира…
Ее офис был все таким же, каким она его привыкла видеть – темный прохладный полумрак и свет, полоски света, пробивающиеся через линейку опущенных жалюзи – кроме одной детали. На столе громоздкой охапкой лежали цветы. Ровно двенадцать ледяных ароматных бутонов роз, нелепо расчерченных полосками света… Фиби осторожно подошла поближе.
Бережно сдвинутые бумаги лежали на краю стола, освободив место для утреннего подарка. А под длинные покрытые шипами ножки были заботливо подложены несколько белых листов бумаги. В середине, почти незаметная среди темно-зеленых резных листков виднелся квадратный кусочек картона, блистающий золоченым теснением.
Ведьма взяла его в руку, на миг ощутив холодные мокрые листья, и перевернула.
Аккуратный почерк, резкий наклон строки, три слова…
«Я тебя люблю…».

- Где Фиби? – Пейдж проскочила на кухню, застав там только кормившую с ложечки младшего сына Пайпер.
- Ну, ты бы еще до обеда возилась! – ухмыльнулась Пайпер. Крис тоже заулыбался, уловив настроение матери, и протянул ручки к занесенной над столом ложечке. – Она убежала, уже давно. Сейчас, наверное, на работе уже…
- Она же… блин, - Пейдж сердито плюхнулась на стул рядом с сестрой.
- Тш. – Пайпер приложила палец к губам, и кивнула головой в сторону малыша. – Не ругайся.
Пейдж в послушном приторном ужасе захлопнула рот ладонью. Крис весело засмеялся, попутно пытаясь проглотить кашу.
- Пейдж. – Старшая сестра состроила недовольную мину. – Иди займись делом. Кстати, где это белобрысый… как его там?
- Элард, - фыркнула Пейдж. – Он пошел прогуляться. Если не заблудится, то будет к обеду.
- А если заблудится? – скептически глянула на нее Пайпер.
- Если заблудится, то позвонит, – ответила ее сестра, помахав в воздухе маленьким мобильным. – Я дала ему свой старый «Сименс»…
- Вы уже решили, как ты его доставишь домой?
- Что? - Пейдж замерла в попытке встать со стула, и снова обреченно шлепнулась на него.
- Лео тебе не сказал разве? – Пайпер удивленно покосилась на сестру, пытаясь все же не оторвать бдительных глаз от сына, начавшего ловко увертываться от ложки с кашей.
- Что сказал?
- Ты должна этого… Эларда проводить домой, ему здесь не место. Лео что-то говорил мне насчет портала… наверняка он тебе сказал, но ты забыла! – воскликнула ведьма.
- Ничего он мне не говорил, - явно обиделась Пейдж. – Ладно, пойду сама найду мерзавца, пусть он скажет все это, глядя мне в глаза.
- Эй-эй! – прикрикнула Пайпер, когда ее младшая сестренка спешно унеслась из дома, окруженная вихрем белого и непривычно яркого света.

- Ты опять курил… - вздохнула Прю, уловив наполовину выветрившийся запах горьких сигарет. Она осторожно подошла к окну, но не решилась даже дотронуться до белого дерева рамы.
- Бэйн, открой окно пожалуйста…. – тихо попросила она, отходя подальше и пропуская жениха вперед.
Тот послушно потянул верх раму, та легко поднялась и замерла на нужной высоте.
- Не подходи к ней, ладно? – попросил он и повернулся спиной к раскрытому окну, откуда доносились звуки просыпающегося города.
- Я и не подхожу… - протянула ведьма, потом встрепенулась: - Не меняй тему. И почему ты опять в старой рубашке, я же погладила тебе выстиранные…
- Уже иду, - шутливо поднял руки вверх Джессоп в знак поражения. – Где они?
- Где и положено, в шкафу, на верхней полке.
- Ты чудо. Я мигом…
И он ушел, оставив Прю одну наедине с распахнутым окном. Она в нерешительности стояла, облокотившись спиной о кухонную стойку, боясь что-нибудь сделать. Страх неожиданно страшной волной накатил на нее, стало холодно… Она одна, просто одна.
Солнце показалось из-за веток дерева, кинуло лучи в квартиру, осветив кухню. Матово и холодно блеснул лежащий на столе у окна широкий нож… Прю поежилась, острое лезвие смотрело в ее сторону, угрожающе мерцая.
- Прю, - вывел ее из оцепенения голос Бэйна. Он появился в дверях, застегивая воротничок белой отутюженной рубашки, такой домашний, все еще со встрепанными ото сна волосами. Прю оглянулась через плечо: нож лежал на прежнем месте, но лезвие смотрело куда-то вбок…
- Лео будет за тобой присматривать, ведь так? – спросил он.
- Да, не беспокойся за меня, - ведьма подошла к нему, осторожно обогнув край стола. – Придешь на обед.
- Конечно, – он успокаивающе дотянулся до ее губ. – Кстати, классный галстук.
- Да, тебе идет, - Прю взглянула на широкую красную «удавку», захлестнувшую белый воротничок. – Возвращайся скорее…

Пейдж появилась в коридоре дома, где жили Прю и Бэйн. Она наугад нашла это место, ориентируясь больше на присутствие Прю, нежели Лео.
- Лео, - тихо позвала она. Голос дрогнул и тут же замер, не долетев до противоположного конца длинного коридора с множеством дверей.
Тем не менее, ее зов был услышан.
- Пейдж, - раздался знакомый голос, и из-за поворота вывернул Энди. – Что ты здесь делаешь?
- Ищу Лео, - Пейдж от неожиданности сказала правду, хотя до этого явно намеревалась соврать, если вдруг обнаружит, что Лео кто-то сменил на посту.
- Я его заменяю. – Хранитель подошел поближе, ковровая узкая дорожка смягчала шаги, и он подошел почти неслышно. – Что-то произошло?
- Нет… то есть да. – Пролепетала ведьма, - Он хотел что-то мне сказать, но не успел, видимо…
- Насчет эльфа?
- Да, откуда ты?..
- Я все знаю, - усмехнулся Энди и сунул руки в карманы брюк. – И Лео просил рассказать тебе, если я увижу тебя раньше него. Пойдем в сторонку… - он жестом пригласил ее подойти поближе к стене, к маленькой нише, скрытой тенью едва выступающими стенами.
Пейдж послушно засеменила за ним.
- Эларда нужно отправить домой, а как же иначе? – тихо заговорил Хранитель. – Для того, чтобы попасть в параллельный мир нужно либо быть демоном… - Энди зачем-то подержал паузу, - … либо знать, где находится нужный тебе портал.
- И где этот портал?
- Знаешь городок Харлоу?
Пейдж кивнула. Конечно, она там и познакомилась с Элардом.
- Стоун-стрит, 23… хотя Элард наверняка знает это место, он ведь именно через этот портал попал сюда. Там будет Сторож, - продолжил инструктаж Хранитель. – Заплатите пошлину…
- Пошлину? – прервала его ведьма, недоуменно взмахнув ресничками.
- Пошлину. – Подтвердил Энди. – А что в это такого? Это тоже ведь своеобразная граница… так вот, больше сотни ему не давай, поторгуйся, он вряд ли будет очень ужа настойчив, насколько я его знаю… Потом ты должна любезно вернуть гостя на место, и, по возможности, уладить конфликт.
- Конфликт? Скорее отмазать его от смертного приговора… - хмыкнула Пейдж. – А что, он действительно убийца?
- Да, - пожал плечами Хранитель. – Ну, ты там разберешься…
- Знаешь, что я больше всего не люблю в Хранителях? – спросила ведьма после минутной паузы, повисшей в коридоре. И, не дожидаясь ответа Энди, ответила сама: - Это утаивать нужную информацию. Я же вижу, что ты чего-то недоговариваешь. И это... это просто подло!
- Подло? – равнодушно пожал плечами мужчина, и несмело улыбнулся, - Нет, что ты… поверь, я знаю не больше чем ты. А теперь тебе пора…

На плите закипал суп, распространяя по кухне запах вареной курицы и базилика, слащаво смешавшегося с имбирем. Обед был уже почти готов, и Прю позволила себе раскинуться на диванчике в маленькой гостиной, и лениво полистать журнал.
Гостиная – маленькая комнатка с единственным окном, где находился помимо дивана и притаившегося в уголке кресла, телевизор и большой, до потолка книжный шкаф, сплошь заваленный классикой. Здесь было все, чем увлекался жених ведьмы: от поднадоевших за годы учебы сонетов Шекспира до затейливых рассказов Боккаччо.
Снова в руках Прю оказался поднадоевший уже журнал «Bride». До свадьбы осталось шесть недель, а она еще даже платье не выбрала, все никак времени не находила… Пайпер уже поклялась вывести ее в город на выходные с целью потратить большую кучу денег, пробежав по всем бутикам всего Чайнатауна, забежать в Ноб-Холл и, даже заглянуть в Сосалито – городок по ту сторону моста Золотые Ворота…. Наполеоновские планы ведьма сломали события последних дней, а именно – неумолимая угроза, нависшая над старшей Зачарованной…
Услышав победоносный свист закипевшего чайника, ведьма сорвалась с места, откинув помятый журнал с ненавистными платьями. Через три минуты, когда ароматный чай в высокой чашке приятно дымился на столе, обнаружилось, что в доме нет хлеба. Чертыхаясь сквозь зубы, Прю села на стул и стала застегивать высокие сапоги, молния тихо жужжала, совершая путь от подошвы до середины стройной икры. Уже приоткрыв дверь, она остановилась. Ключи.
Прю вернулась в гостиную, где на маленьком столике рядом с телевизором лежал маленький белый ключ, насаженный на брелок с изображением медведя - Смоки. Ведьма засунула ключ в плотно прилегающий задний карман джинсов, и направилась к раскрытой двери, но замерла на полпути.
В дверях стоял Энди, разведя руки в разные стороны и касаясь ими дверного проема. Он был несколько сконфужен, о чем красноречиво говорил его взгляд, успешно избегающий прямого взора ведьмы.
- Я не выпущу тебя, - тихим хриплым голосом заявил он.
- Энди, - выдохнула Прю, не зная, что ответить.
- Ты даже не представляешь, как тебе опасно находиться на улице… - помолчав, добавил Хранитель, и поднял лицо. Почти прозрачные голубые глаза стали невыразительными, чересчур спокойными, безразличными…
- Хлеба нет, я в булочную собиралась… она тут недалеко… - растерялась ведьма, не решаясь шевельнутся.
- Я схожу. – Энди повернулся к ней широкой спиной, чуть слышно скрипнули черные ботинки, когда он разворачивался. – Закрой дверь, а то… мало ли что…

Букет ярко-алых свежих роз стоял, заботливо поставленный в белую фарфоровую вазу, занятую у хитро прищуривавшейся Элизы, на столике рядом с пачками нераскрытых еще писем, и почти полностью скрывал от нежданных посетителей ведущую колонки «Спросите, Фиби».
- Фиби, - в офис всунулась растрепанная голова Ребекки. – Мы идем на обед, или опять у тебя аврал?
Фиби наклонилась влево, чтобы букет не загораживал ее помощницу, и улыбнулась:
- Нет, иди одна. У меня много работы сегодня.
- Давай я тебе чаю принесу, - виновато попросила ее помощница и, не дожидаясь ответа, скрылась.
Через минуту она вернулась, держа в руках горячую кружку с дымящимся «Ахматом».
- Держи. От кого цветы? – наивно хлопая ресницами, спросила Ребекка, кивая на букет роз. – Новый поклонник.
- Скорее, старый, - созналась Фиби, и замолчала, наслаждаясь горячим чаем.
Бекка, осознав, что больше ее начальница ей ничего не скажет, разочарованно исчезла за дверью. Ведьма довольно сощурилась: она только что дала тему для бесконечных сплетен и пересудов, минимум на месяц.
- Теперь о тебе поползут разные слухи… - раздался веселый голос у Фиби за спиной. Она крутанулась на кресле и столкнулась с Коулом, немного попятившимся, чтобы не быть задетым. Демон радостно улыбался и украдкой поглядывал на дверь – видимо, следил, чтобы никто его здесь не застал.
- Тебе понравились цветы?
- Да, замечательные. Спасибо, - Фиби протянула руку, подзывая Коула поближе. Тот послушно вложил протянутую кисть в свою широкую ладонь и опустился на корточки. Теперь он смотрел на ведьму снизу вверх, едва касаясь расставленными коленями ее ног.
- Давай убежим… - горячо зашептал он, поднимая вверх лицо. – Хотя бы на час, на два… но давай убежим.
- Куда? – Фиби наклонилась к нему, положив руки на широкие плечи демона. Он потянулся еще повыше и коснулся лбом ее лба, прядь ее темных волос упала ему на висок.
- Куда? – повторила ведьма.
- Я знаю одно место… - зашептал Коул. Слова сливались с его дыханием, он говорил что-то еще, но Фиби не слышала. Она замерла, стараясь растянуть сладостный миг. Ту робкую одинокую минуту, когда в мире не существовало больше никого, кроме них двоих. Все смолкло вокруг: только его дыхание, свет его прекрасных глаз и трепет ресниц…. Шелест губ и тихие слова, звуки его голоса, зовущего куда-то, куда-то далеко… Фиби почувствовала, что падает, темнота на миг обволокла все вокруг, и ведьма закрыла глаза. Главное, что он рядом.
Когда Ребекка снова заглянула в кабинет Фиби, чтобы осведомится, не передумала ли она насчет обеда, ее уже не было. Только одуряющий запах сладких роз наполнил все вокруг, смешался с ароматом тонких духов…
Ветер неслышно влетел внутрь, заворошил бумаги, которые веером осыпались друг на друга, и затих…

 

#23
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 8. Начало очень долгого путешествия.
У любовной истории со счастливым концом нет шансов войти в легенды…
(Циничный менестрель)

Элард со скучающей миной пнул обутой в запыленный ботинок ногой придорожный камень. Тот подскочил и, вздымая маленькие брызги дорожной пыли, закатился в траву. Примятые листики шелохнулись, и тотчас же стих треск кузнечика. Полуденное солнце нещадно светило ему на голову, и темная кепка доставляла больше неудобств, нежели защиты от палящих лучей. От настырного солнца спасал лишь козырек, да и то не очень хорошо: после двадцати минут скитаний по Харлоу щеки эльфа покраснели, а кончик носа постоянно чесался. И всю дорогу Элард скулил под нос ругательства на непонятном Пейдж языке, которые сводились лишь к одному – эльфы не любят солнце.
- Это тебе не тенистые эльфийские кущи… - протянула Пейдж, оборачиваясь. Эльф демонстративно остановился посередине дороги и сунул руки в оттопыренные карманы, дожидаясь, когда же ведьма наконец обратит на него внимание.
Девушка закатила глаза и торопливо прошагала к Эларду. Тот поежился и уткнулся взглядом травянисто-зеленых глаз в дорогу.
- В чем опять дело? А если будешь стоять на солнце, будет еще хуже, пошли… - заявила Пейдж и отвернулась, ожидая что эльф последует за ней.
- Нет, - отрезал Элард, и неожиданно плаксивым тоном застонал. – Не хочу-у…
- Я понимаю, что ты боишься, что тебя... хм, приговорят. – Ведьма вернулась к застывшему как изваяние гостю из другого мира и положила руку ему на плечо. – Но я обещаю: все будет хорошо.
Элард замер, с удивлением посмотрел на тонкую женскую кисть, покоящуюся у него на плече, и поспешно спрятал свое раздражение под маской недовольства…
- Пошли, - рука ведьмы скользнула вниз по его руке, сначала по обтянутому белой футболкой плечу, потом по гладкой руке, и остановилась на его запястье.
- Пошли, - Элард вдруг послушно ринулся вперед. Пейдж, не ожидая этого, отпрянула вперед и через секунду уже бодро шагала за эльфом, глядя на его прямую спину, ровно разделенную линией позвоночника.
Эльф шел впереди, и Пейдж не видела его раздраженного лица. Он потирал запястье, до которого дотронулись пальцы девушки…

Энди сжимал в руке шуршащий пакет, в котором лежал еще теплый багет, и торопливо поднимался по накрытым ковровой дорожкой ступеням. Коридор оказался пустым – никого. Хранитель остановился у квартиры Джессопа и решительно протянул руку, легко ударил костяшками по деревянной облицовке… секунды тишины, сердце замерло на миг… где-то в глубине квартиры послышались легкие шаги, кто-то прижался к двери. Энди даже сквозь дверь мог различить каждое движение женщины: вот она поднимается на цыпочки, прижимается телом к двери и, заглядывая в темный кружочек глазка, кладет мягкую ладонь на холодную ручку двери…
- Это я, - хрипло сообщил Хранитель и демонстративно прошуршал пакетом.
Звонко щелкнул замок, звякнула тугая цепочка и закачалась в воздухе, стукаясь металлическими звеньями о косяк, дверь открылась.
- Энди… - выдохнула в напряженную тишину Прю. – Спасибо.
- Мне не трудно, - Энди протянул ей пакет, тот протестующе зашуршал.
- Все равно спасибо. Зайдешь на обед?
- Нет, что ты… - попятился Хранитель и обернулся. – Твой… жених… идет.
И он исчез, осветив унылый коридор серебристым светом, на секунду слившимся с нежно-золотыми лучами дневного солнца, падающими через высокое окно в глуби холла, у самой лестницы.
Послышались тяжелые шаги где-то внизу, и через минуту на верхнюю ступеньку вступил Бэйн.
- Прю? – он удивленно вздернул темные брови, увидев ждущую его невесту.
- Жду тебя, - виновато улыбнулась Прю. – Обед готов…
- Ты ходила в булочную? – Бэйн положил тяжелую руку ей на плечо, и они вместе зашли в квартиру.
- Нет. Это… Лео купил.
- Лео? Молодец, я знал, что он позаботится о тебе.
- Конечно. – Прю прижалась к жениху, когда тот коснулся губами ее виска:
- Я тебя люблю.
- Я тоже… тебя люблю.

- Так что ты решила со школой? – спросил Лео. Он полулежал на диване и внимательно наблюдал, как Вайат, сидя на полу, водит карандашом по листу бумаги.
- Я? А ты не собираешься поучаствовать? – Пайпер на секунду сощурила теплые карие глаза и посмотрела на мужа, расположившегося рядом с ней.
- Я не это имел ввиду, - вывернулся ее муж. – Я внимательно выслушаю твое предложение и приму окончательное решение…
Пайпер без разговоров схватила мягкую бежевую подушку и кинула в Хранителя. Тот поймал ее на лету и отправил на пол, ведьма фыркнула и отвернулась.
- Может, отдать его в художественную школу? – спросила Пайпер через несколько минут, когда на белом листе бумаги, над которым трудился ее сын, появился вполне красивый домик, чем-то похожий на особняк Холлиуэлов.
- Мы еще с обычной не определились, а ты… Тем более, рано ему еще, может, лет через шесть-семь… - Лео тоже вытянул шею, чтобы увидеть рисунок, скрытый локтем Вайата.
- Бейкер-Хай. – произнесла Пайпер.
- Что? – не понял Хранитель и оторвался от созерцания шедевра сына.
- В паре кварталов отсюда школа, где мы учились, Бейкер-Хай. А недалеко от нее, в паре метров есть начальная школа, мы в ней тоже учились когда-то. Прю предложила устроить Вайата туда. – пояснила ведьма.
- Я не против, - ленивым голосом протянул Лео, но, увидев многозначительный взгляд жены, забеспокоился: - Школа близко, он даже сможет сам домой добираться…
- Пусть только попробует, это не повод для тебя забрасывать ребенка, - прошипела Пайпер.
- Я не это имел ввиду, - Хранитель вскинул руки вверх, чтобы очередная подушка не попала ему в лицо. Бежевый пуфик пролетел у него над головой и задел хрупкий столик на темных витых ножках. Ваза с цветами покачнулась, но не упала, лишь на пол соскользнули несколько лепестков стоящего в ней букета роз.
- Если ты не это имел ввиду, то ты и пойдешь улаживать формальности… - подытожила ведьма, крайне недовольная промахом.
- Но… я же с таким трудом выкроил время… я не могу завтра, - запротестовал ее муж и сел, бросив встревоженный взгляд на затихшего вдруг Вайата.
- Никто не говорит про завтра. Сегодня сходишь, - и она обратилась к сыну: - Вайат, покажи, что ты там нарисовал?
- Домик, - ответил мальчик и протянул матери листок с рисунком.
Лео вздохнул и взял из рук жены творение сына:
- Дай мне посмотреть.

Дневное солнце продолжало нещадно палить, городок Харлоу выглядел унылым и безлюдным. Еще более унылым его делала пожухшая, почти желтая трава, клочками росшая по обе стороны асфальтированной дороги, скрытой под толстым слоем горячей дорожной пыли. Оглушительно и исступленно стрекотали кузнечики, резкие звуки, казалось, рвали воздух, разрывая на части привычную тишину знойного дня.
- Это точно здесь? Ты ничего не перепутал? – Пейдж наклонилась к маленькому окошку домика, на крыльце которого остановился Элард. Окошко зияло черным мраком, белела лишь коротенькая занавесочки, навешенная с той стороны.
- Точно, - хмуро ответил эльф. Он задумчиво почесал покрасневший от солнца нос. – Я отсюда пришел. Стучи.
Пейдж послушно постучала в серый монолит двери. Рука ударилась о жесткое дерево, гулко стукнули костяшки. Никто не ответил, и ведьма обернулась к нервно почесывающемуся эльфу.
- Никого дома нет… - уныло подытожила она.
- Нет, слышишь? Кто-то идет… - отмахнулся Элард.
Ведьма замерла, прислушиваясь. Сердитый треск кузнечиков перекрывал все звуки, и, даже если бы кто и топал с той стороны двери, она бы не услышала. Но вот дверь с легким скрипом распахнулась, и в темном провале нарисовалась высокая худая фигура. Сторож оказался большого роста худым парнем лет двадцати в протертых джинсах и висящей на костлявых плечах белой футболки с каким-то логотипом местной футбольной команды. «Харлоу Буллс» вперед» - гласил лозунг, аккуратно вышитые на груди парня. Сторож присвистнул и вступил на крыльцо, оставив позади себя прохладу темного дома. На его лицо пролился солнечный свет, и Пейдж увидела, что он действительно молод – лет двадцать, а то и девятнадцать. Высокие скулы, едва тронутая усиками верхняя губу и карие веселые глаза. На голове – короткий ежик светлых волос, странно контрастирующих со смуглой загорелой кожей лица.
- Да? – неожиданно низким голосом осведомился он, разглядывая гостей: Пейдж – с завидным любопытством, оценивающе, на Эларда взглянул лишь раз – скользнул глазами по острым ушам, оттопыренных с обеих сторон кепки, и потерял к нему всякий интерес.
- Нужно отправить его домой… - ведьма растерянно обернулась и указала пальцем на стоящего чуть поодаль Эларда.
- Естественно, - кивнул паренек и, развернувшись, потопал обратно в дома, гулко стукая сандалиями по деревянному настилу пола.
Пейдж проследовала за ним, сзади неслышно вступил за порог Элард.
Глаза отказывались привыкать к непривычной после солнечного дня темноте дома.
- Проходите, - послышался откуда-то издалека голос Сторожа. Ведьма в нерешительности остановилась, боясь, не видя ничего, натолкнуться на мебель или стену. Эльф раздраженно пихнул ее в спину, и, направляя ее перед собой, пошел вперед. Вторая комната оказалась намного светлей. Тихо гудел на полу кондиционер, перекачивая упоительно холодный воздух, наполнявший дом, паренек деловито сидел за столом и разглядывал какие-то наваленные стопкой бумаги.
- И тут один бюрократы… - прошептала про себя ведьма, старательно наблюдая, как Сторож выводит серым грифелем карандаша сегодняшнее число. Паренек не расслышал, а вот эльф фыркнул то-то одобрительное и скорчил недовольную мину, когда девушка обернулась на звук.
- Имя. – Привычно-деловитым тоном потребовал Сторож.
- Пейдж Ме… - Пейдж почувствовала легкий толчок в спину и оборвалась на полуслове.
- Не надо фамилии, - пояснил Элард и покачал головой. – И имени достаточно. Элард, - обратился он в свою очередь к пареньку.
Тот кивнул и вопросительно глянул на посетителей. Ведьма вздохнула, она до последнего надеялась, что тот забудет про деньги, и вытащила бумажник. Когда Сторож взял стодолларовую банкноту и спрятал ее в заднем кармане брюк, он кивком казал не неприметную дверь в углу комнаты.
Эльф величаво поблагодарил его, кивнув головой, и направился к порталу. Ведьма поспешила за ним. Элард взялся за холодную ручку и потянул ее на себя. Дверь без звука отворилась, из черного проема потянуло холодом и неожиданно дымом, послушался легкий шорох, похожий на шуршание гулявшего в лесу ветра. Ведьм и эльф почти одновременно шагнули в темный прямоугольник междумирья… пустота и глухая подушка тишины, опустившаяся на лицо…

Фиби неспешно опустилась на одиноко стоящий у ее рабочего стола крутящийся черный стул. Перерыв закончен, и здание редакции стало понемногу оживать, за дверью послышался возмущенный голос Элизы, отчитывающий кого-то за нерасторопность, где-то совсем рядом раздался веселый смех Ребекки, а вот и она сама…
Сконфуженная помощница заглянула в кабинет Фиби.
- Фиби, - и она протянула ей еще одну толстенькую пачку писем. – Только что Фред принес, они задержались на почте… Извини.
- Ничего, - ведьма приняла из рук Бекки письма от читателей. – Я разберусь… с Фредом.
- Не надо, я уже на него покричала… Виданное ли дело – нарушать сроки. Ну ладно. А ты ходила на обед? Я забегала к тебе, но тебя не было на месте.
- Нет, я просто выходила на минутку. – Покривила душой Фиби.
- Ну ладно.
Ребекка исчезла.
Фиби откинулась на спинку стула и скользнула взглядом по разбросанным на столе бумагам… по букету ярких бутонов роз, возвышающихся над вазой… томный запах цветом заполнил офис и кружил голову, отвлекая от работы. В мыслях она была еще вместе с Коулом, а старой гостеприимной Англии, где на провела обеденный перерыв вместе с любимым демоном…

 

#24
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 9. Очень долгое путешествие. Гостеприимство.
Я сейчас вспоминаю тебя - мне нужна тишина.
Нет, не мертвая тишь, а живое молчанье природы,
Бесконечный закат и зеленая в небе луна,
И в муаровой мгле чуть застенчивых звезд хороводы.
(Андрей Белянин)

Пейдж взвизгнула, когда под ногами не оказалось опоры, она неистово вывернула голову, чтобы найти землю. Но везде было только голубое безмятежное небо… секундная невесомость, и безжалостная сила притяжения потянула ее к земле. Небо качнулось, уходя куда-то влево, ноги поднялись выше головы, и ведьма увидела макушки светло-зеленых деревьев, качающихся в такт ветру. Мгновенно осознав, что это значит, она обхватила голову руками, прикрывая лицо, и почти в тот же миг что-то болезненное хлестнуло ее по животу, по ногам… потом по рукам, судорожно обвивавшим голову… длинные хлесткие ветви больно не сдержали ее падения, и она неумолимо приближалась к твердой земле… удар был не сильным, по крайней мере, не таким, как ожидала Пейдж. Она неожиданно мягко плюхнулась в высокую траву.
Когда девушка сумела поднять потяжелевшую голову, и осмотреться, ее взору предстал дивный лес. Душистая трава, перемежающаяся с соцветиями неизвестных растений, необычайно светлые высокие деревья с изрезанными узорами листьями и небо. Небо было видно отовсюду – сквозь ветви деревьев, казавшихся такими густыми, просвечивала бархатная светлая синева небосвода…
«Здесь наверное, так красиво на закате, - машинально подумала Пейдж. Она уже начала подниматься, и уперлась ладонями в мягкую землю, скрытую под широким травяным ковром, как тут неведомая сила уложила ее назад – что-то жесткое уперлось ей в спину, чуть пониже лопаток, и прижало к земле. Ведьма замерла, и, переведя дыхание, попыталась оглянуться. Давить перестало, и девушка повернулась набок.
Над ней навис высокий мужчина, эльф. Длинные прямые волосы, необычайно черные, как будто смола, застывшая на жарком солнце, угольные брови, сдвинутые к сморщенной переносице – и длинный прямой нос, кончик которого немного изгибался. Длинные ноги обтягивали узкие белые лосины, заправленные в короткие сапоги, немного стоптанные, они-то и портили общее впечатление… а в остальном, как решила Пейдж, вполне традиционный представитель своей скрытной расы. Воинственный представитель, о чем наглядно свидетельствовал длинный кинжал, висящий у него слева на поясе. Длинная узкая ладонь эльфа меланхолично поглаживало обнаженное лезвие, странно переливающееся всеми оттенками зеленого в цвете таинственного светлого леса.
- Кто ты? – почти безразлично подал голос эльф и наклонился к лежащей ведьме. Пейдж разглядела его глубокие черные глаза в обрамлении почти таких же темных ресниц, нервно подрагивающие тонкие губы, бесцветные, почти белые. И ровный овал лица казался белоснежным пятном, в великолепии спускавшихся на высокий лоб темных прядей волос.
- А… вы кто? – неожиданно для себя выпалила Пейдж, и, пораженная, уставилась на эльфа.
- Страж леса. – Ответил на ее вопрос незнакомец, и повторил: - Кто ты?
- Пейдж. – Ведьма приподнялась на локте, но подняться не решилась – уж слишком красноречиво пальцы эльфа сжались вокруг рукояти кинжала, когда она пошевелилась. – Я… не местная.
- Я знаю, - холодно заявил страж. – Ты привела беглеца. Где он?
- Не знаю, - честно ответила девушка. Элард шагнул в портал на секунду раньше нее, и, вполне возможно, что время здесь течет по-другому, и даже секунда разницы могла обратиться часом.
- Она врет, - раздался второй голос, где-то сверху, над ее головой, и Пейдж закинула назад голову, чтобы рассмотреть второго пришельца. Но увидела лишь слабую тень, коснувшуюся ее лица и ослепительную голубизну неба.
- Думаешь? – спросил Страж
- Да, - заявил второй голос.
- Нет! – тут же воскликнула Пейдж. – Я правда не знаю, куда он смылся…. Может, поищите?
- Надо отвести ее в город, к Уиндермиру. Он и решит, что с ней делать…
- Уиндермир? – ведьма заерзала по мягкой земле. Судя по тому, что она слышала о Уиндермире от Эларда, эта встреча не сулила ей ничего хорошего…
Темноволосый эльф взглянул на нее полным пренебрежения взглядом и дернул кинжал. Лезвие с легким шорохом выскочило их кольца на поясе, заменявшего ножны, и мягко легло в его ладонь.
- Поднимайся! – скомандовал он ведьме, и нацелился острием ей в лицо.
- Ну уж нет… - тихо сказала про себя девушка, медленно растворяясь в бледном свечении.
Когда эльфы опомнились, на поляне уже никого не было.
- Хранитель! – зло выкрикнул темноволосый. Кинжал сверкнул в воздухе и вонзился в землю, наполовину скрывшись в примятой траве.

Прю тихо сидела на кровати, поджав под себя ноги. Где-то за стеной тихо шумела вода – Бэйн был в душе. Ведьма не отрываясь смотрела в окно, туда, где виднелась серая мгла океана.
Ласковый закат качался тонкой полоской над волнами, негромко рокотали недовольные камни скал, когда вечерний шторм надвинулся на побережье. Под тонкими слоистыми облаками метались птицы, крикливыми голосами заглушая шум воды… тонкие, пронзительные вскрики чаек навевали какую-то ни на что не похожую меланхоличную грусть. Далекое, теплое прошлое, согретое лучами смелых надежд и неохватных стремлений, мечты… Сейчас Прю хотелось туда, к беспечному шуму волн, к остывающему песку берега. Просто пройтись, посидеть на берегу, почувствовать ветер на лице. Это неуловимое ощущение свободы, беспечности, уже почти забытое, такое недосягаемое.
Хлопнула дверь, и раздалось тихое покашливание Бэйна…
Прю отвернулась от окна, и обратила свой взгляд на комнату. Тихий, неприятный полумрак, наваждение дневного зноя и удушья… как же ей надоела эта квартира! Уже пять дней она безвылазно сидит здесь, наедине с пыльными книгами, мечется на кухне в томительном угнетении одиночества. И скучает. Скучает по сестрам, по племянникам – маленькому бойкому Крису и серьезному Вайату… скучает по прогулкам и городу.
- Скучаешь? – улыбаясь, спросил Бэйн, встревая в ход ее мыслей. Прю вздрогнула, услышав это слово, и подняла грустные глаза на жениха.
- Немного…. – ответила она.
- Бедняжка, - искренне посочувствовал он, садясь рядом. Кровать тихо заскрипела, когда он опустился на мягкий матрац. Прю немного пододвинулась к нему, чтобы быть поближе…
- Обещаю, что когда все наладится, мы будем слоняться по городу суток трое, не меньше… - с лукавым огоньком в глазах заявил Бэйн. Его невеста лишь улыбнулась: «когда все наладится…»
- Когда все наладится… - повторила она. – Это лучше, чем «если все наладится…». Ты ведь об этом подумал сперва, да?
- Нет. – Неожиданно соврал Джессоп, прижимая Прю к себе, теплая рука легла ей на талию и придвинула еще ближе.
- Ты боишься? – ведьма уткнулась лицом в его плечо, избегая прямого взгляда теплых карих глаз.
- Чего мне бояться? – Бэйн нервно рассмеялся. Немного неискренне, слишком натянуто и неловко, даже голос предательски дрогнул, оборвался натужным хрипом. Он закашлялся, судорожно и отрывисто. Прю почувствовала, как задрожало его тело в натужных порывах удушья, все тише и тише. Наконец, он успокоился, только немного прерывистое дыхание вырвалось из его рта, грудь судорожно вздымалась.
- Ты слишком много куришь… - прислушиваясь к его выравнивающемуся дыханию, сказала ведьма.
- Не… - неуверенно протянул Бэйн. – Наоборот, я стал меньше курить. По сравнению с тем, сколько я выкуривал, когда… - он замолчал. Они редко говорили на эту тему: просто решили забыть прошлое, выкинув из жизни годы, проведенные им в тюрьме; он решил сменить тему: - Ты уже выбрала платье?
- Да. Но хочу все равно посоветоваться сначала с сестрами…
- Хорошо. Давай пригласим их на ужин? К нам?
- Думаю, будет лучше, если мы займемся этим попозже. Когда все уладится… - тихо ответила его невеста. – ты не против?
- Нет. Как ты пожелаешь.
Бэйн повернул голову к открытому окну, провел рукой по мягким волосам любимой. За окном догорал огонь заката. Печальный горизонт темнел, расставаясь с солнцем, океан казался черной бездной, густой и непроглядной…

- Ты все уладил? – Пайпер подняла глаза на вошедшего в ее спальню мужа. Лео ласково улыбнулся расположившейся среди атласных подушек жене, тихо прикрыл дверь.
- Конечно, а ты сомневалась?
- Немного… - сощурилась ведьма. Хранитель вздохнул и присел рядом с ней.
- Хорошая школа, - заявил он, - учителя такие приятные… И Вайат очень понравился миссис Гибсон…
- Миссис Гибсон? Она там директор? – перебила его Пайпер, усаживаясь. Она откинулась спиной на подушки и, подтянув ноги, обхватила их руками. Лео улыбнулся, когда она, как маленькая девочка, положила подбородок на колени, ловя каждое его слово.
- Да, ты у нее училась?
- Она вела у нас английский, я ее хорошо помню…. Она была самая молодая, только что из университета.
Лео кивнул.
- Да, и она помнит тебя. Видела бы ты, как она обрадовалась, когда узнала, что Вайат – твой сын… в общем, я все уладил, и с первого сентября он пойдет в школу.
- Ну вот и прекрасно, - выдохнула его жена, улыбаясь, и протянула к Хранителю руки. – Иди сюда…
- Пайпер, - Лео виновато покачал головой и поцеловал ведьму, когда ее руки обхватили его за шею. – Извини, но сегодня я сменяю Энди… Я не могу оставить Прю, верно?
- Верно, - согласилась Пайпер. Она равнодушно откинулась назад, оттолкнув мужа. – Иди давай, не трави мне душу…
- Я люблю тебя, - заявил Хранитель и исчез, призрачно мерцая в полутемной комнате яркими песчинками света.
Пайпер вздохнула. Снова она одна…

Коул стоял в саду, окружавшему особняк Холлиуэлов на Прескотт-стрит. Вечер сменился ночью, тревожно загорелись фонари, цепочкой пронизывающие длинные улицы города. Мимо проезжали машины, все реже, и реже… темный асфальт пятнами освещали бегущие лучи фар. Коул скрывался за широким кустом нераспустившихся еще роз, прижимаясь спиной к шершавой кладке фундамента дома. Он время от времени тоскливо глядел вверх, туда, где на втором этаже ярко светился прямоугольник окна комнаты Фиби.
Мужчина терпеливо ждал, когда все в доме уснут. Он поглядел на светящийся в темноте циферблат часов на правом запястье: «0:09». Становилось все холодней, резкий ветер, налетающий откуда-то с океана, пронизывал его насквозь, а наверху все так же равнодушно горел свет… но вот свет в окне потух, видимо, Фиби уже легла спать. Через пару минут погас и свет в комнате Пайпер – окно, слева от окна Фиби, тоже потемнело. Коул выждал еще две минуты, и исчез, легко растворившись в темноте.

Лео появился в коридоре кондоминиума, где жил Джессоп. Его равнодушно встретил пустой коридор, освещенные несколькими тусклыми светильниками, расположенными в нишах на левой стене.
- Энди. – тихо позвал Хранитель.
- Я здесь, - отозвался Энди, появляясь из-за угла. – Что случилось?
- Я пришел тебя сменить… все в порядке? – поинтересовался Лео, глядя на непривычно бледное лицо мужчины. – Ничего не произошло?
- Нет… нет… - в задумчивости протянул Энди и, тряхнув головой, уже более уверенно заявил: - Все в порядке…
- Тогда иди. Отдохни.
- Ладно. – Энди махнул рукой и направился к выходу.
- Ладно… - эхом повторил Лео.
Он несколько минут просто стоял у двери, неуверенно переминаясь с ноги на ногу, потом подошел к окну. Маленькие шторы были раздвинуты, окно выходило на улицу, оживленную днем и почти безмолвную сейчас, ночью. Хранитель тяжело облокотился на подоконник и выглянул наружу: над городом чернело небо, переливаясь тонкой сеточкой из мерцающих звезд. Смотря на ласковый свет призрачных звезд, Лео думал об оставленной жене…

Ласковое утреннее солнце робко заглянуло в комнату Фиби, пробиваясь сквозь сомкнутые шторы. Длинный узкий луч заскользил по лицу ведьмы. Она проснулась. Мягкие подушки окружали ее, ведьма повернулась на бок, и бросила взгляд на стоящие часы… пол седьмого. Прислушавшись к звукам, доносящимся с первого этажа, она уловила голос Пайпер и тихий смех племянников, значит, они уже поднялись. С чего бы это? Воскресенье, еще даже нет восьми… прогулка в парке… Фиби еле слышно застонала.
- Фиби… - послышался голос Коула у нее над ухом. – Ты в порядке?
- Коул, - ведьма рывком обернулась, очутившись нос к носу с заспанным демоном, приподнявшимся на локте. – Ты еще здесь?
- Я же сказал, что могу уйти в любой момент… - проворчал он, и с недовольным видом снова улегся рядом с ведьмой.
- Коул… - Фиби перешла на шепот, и принялась трясти его за плечо. – Пайпер сейчас придет… ты же не успеешь одеться.
- Ладно, ладно, - Коул лениво потянулся и сел. Поднявшись, он встал напротив окна, и в комнате стало темнее, длинная тень упала на кровать.
Девушка смотрела на очерченный солнцем силуэт возлюбленного, натягивающего штаны. Когда он повернулся к ней, мучительно наморщив лоб, она не смогла сдержаться от улыбки. Коул, засунув ноги в расшнурованные ботинки, вздохнул и упал животом на кровать, старательно пытаясь поцеловать на прощание ведьму.
- Рубашка… - Фиби протянула ему смятую белую рубашку, неаккуратно сброшенную на пол, и погладила его по щеке.
- Спасибо, - демон заерзал по одеялу, сминая его, пытаясь подобраться поближе.
- Иди… - сказала ему ведьма. – Слышишь? Это, наверное, Пайпер…
- Ухожу-ухожу… - промурлыкал Коул и, накинув рубашку на плечи, исчез.
Фиби вздохнула и попыталась разгладить одеяло там, где он лежал…
- Фиби, доброе утро! – раздался голос Пайпер, и она вздрогнула от неожиданности. – Завтрак на столе…
Дверь распахнулась, и в проеме показалась старшая сестра, облаченная в короткий халат.
- Иду, иду! – Фиби соскочила с кровати и проскользнула мимо сестры. – Доброе утро. Что на завтрак?
- Все, что пожелаешь, - заявила Пайпер, глядя, как ее младшая сестра спускается вниз по лестнице, на ходу затягивая пояс от халата.
- Здорово, - донесся до нее голос Фиби уже откуда-то снизу.
- Да… - Пайпер улыбнулась, наконец-то ее сестра проснулась в хорошем настроении. Она уже хотела спуститься вниз и расспросить ее о причине столь резкой перемены, но тут ее взгляд снова скользнул по комнате Фиби, и она замерла.
На спинке высокого стула, стоящего напротив стола, висело длинное, явно мужское, черное пальто.

 

#25
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 10. Очень долгое путешествие. Истина где-то здесь.

Пейдж окинула взглядом небольшую рощицу, где она оказалась после того, как сбежала от Стражей. Повсюду рос папоротник – гигантский, он почти доставал резными макушками листьев ей до пояса, и ей приходилось раздвигать его руками, чтобы пройти вперед. Деревья вокруг были еще выше, стройные осины трепетали на ветру серо-зелеными листьями, а нижние ветки покачивались довольно низко, иногда перемежаясь с устремившимся в небо папоротником.
На веточку взобралась маленькая белочка, обхватив лапками серый ствол дерева, и с любопытством стала изучать ведьме. Огромный пушистый хвост свесился вниз, когда белочка приподнялась на задние лапки, сверкая черными бусинками глаз. Пейдж остановилась, не решаясь двинуться с места, чтобы не спугнуть любопытствующую зверушку. Она часто видела белок в разных парках в Сан-Франциско, но то были серые, маленькие создания, которые быстро выжили завезенных из Англии рыжих белочек. А сейчас на нее огненно-рыжая зверушка, вертевшая из стороны в сторону черным носиком.
Где-то неожиданно громко крикнула птица, ветки слева от Пейдж качнулись, тяжело ударяясь о траву. Белка рыжей молнией скользнула вниз, и скрылась под зеленым покрывалом травы.
Ведьма пошла вперед, надеясь в скором времени натолкнуться на Эларда, или хотя бы более миролюбивого, чем Стражи, эльфа. Проблуждав по лесу еще полчаса, она вышла на небольшую опушку. Откуда-то доносился едва ощутимый запах гари, слабый, смешанный с запахом свежей травы и диких лесных цветов. Когда Пейдж пересекла полянку, она наткнулась на черную горку пепла, неумело замаскированную сорванными ветками; теплый дымок слегка вился над пепелищем – видимо, здесь недавно кто-то устраивал привал.
- Смотри-ка, кто к нам заглянул! – раздался вдруг насмешливый голос у нее за спиной. Пейдж судорожно оглянулась; сзади нее стоял высокий рыжий парень, поигрывая коротким ножиком в широких ладонях.
- Да уж, - игриво заявил второй мужчина, появляясь из перелеска сбоку от нее. Он, широкоплечий, с длинными серыми волосами, с треском вылез из объятий деревьев, скрывавших его. Резкий хруст веток под его ногами подействовал немного отрезвляюще, и ведьма резво начала пятиться назад: вряд ли эти два типа были готовы ей помочь.
- Смотри-ка, - вдруг прищелкнул языком рыжий, так же резво наступая на девушку. – Человек! И что это забыла прекрасная леди в эльфийском лесу?
Второй громко засмеялся, старательно пытаясь обойти жертву сбоку, чтобы отрезать ее путь к отступлению. Пейдж хотела что-то ответить, как-то отреагировать, но тут произошло что-то странное. Рыжий, который был в паре метров от нее, застыл на месте, и, не моргая, смотрел куда-то за ее плечо. Его длинное лицо ощутимо побледнело, так что стали заметны многочисленные оранжевые точки веснушек, щедро рассыпанные у него по носу и щекам. Второй тоже остановился, и как-то затравленно бросил взгляд на кусты, откуда и появился.
Ведьма обернулась, ожидая увидеть, по меньшей мере, медведя, так напугавшего двух лесных разбойников, каковыми эти два типа, несомненно, являлись. Но это был не медведь.
У нее за спиной грозно стоял Элард.
Первым бросился бежать рыжеволосый. Он, испуганно оглядываясь, устремился в сторону леса, откуда вышла Пейдж. Через пару секунд его долговязая фигура скрылась в прозрачном сплетении папоротника. Слева качнулась ветка: второй разбойник укрылся за непролазной стеной сушняка, и еще некоторое время был слышен треск сучьев, ломающихся под его ногами.
- Убить тебя мало! – воскликнула Пейдж, наступая на пятившегося Эларда. – Бросил меня тут одну…
- Я не мог иначе, - бойко принялся оправдываться эльф, видя, как в глазах ведьмы зажегся огонек безумия. – Они бы меня поймали…
- Ага, ты предпочел, чтобы поймали меня, а не тебя. – Ведьма остановилась, глядя на хлопающего ресницами эльфа, старательно пытающегося придать лицу маску раскаяния.
- Ну… - он в притворном замешательстве пошевелил ногой, обутой в кроссовок, по траве.
- Хватит паясничать! – не выдержала девушка. Элард поднял на нее глаза и искренне, виновато улыбнулся, и Пейдж смягчилась: - Ладно, забыли. Что теперь будем делать?
- Разве не ты у нас лидер? Это ведь ты уговорила меня вернуться. – Логично возразил ей эльф.
Ведьма смутилась.
- Я не думала, что здешние так агрессивно настроены…
- Ты имеешь ввиду тех парней? Кстати, лучше пойдем отсюда, а то… мало ли. – И он двинулся вглубь леса, Пейдж поспешила за ним, продолжая разговор.
- И парней тоже. Кто они?
- Обычные разбойники, дикари. – Элард дернул плечом. Он шел впереди, руками раздвигая низко нависшие ветки и папоротник, путавшийся под ногами. – Они полукровки, потому и агрессивные. Для эльфов они – парии.
- Изгнанники? – удивилась девушка.
- Да. Эльфы, вообще-то не любят людей, но бывают и исключения. – Произнес Элард, с отвращением отбиваясь от очередной ветки, настырно лезшей ему в лицо.
- Ты хочешь сказать, что эти парни… от них отказались? И что их бессердечные отцы изгнали их в лес? – поразилась Пейдж.
- Не совсем. Эльфы равнодушны к женщинам. А вот эльфийки… они-то и увлекаются наиболее смазливыми представителями человеческой расы.
- Совсем равнодушны? – не поверила ведьма.
Элард остановился, и обернулся к Пейдж.
- Я не это имел ввиду, - тихо и вкрадчиво произнес он, глядя прямо в карие глаза девушки. – Пойдем.
Следующие полчаса они шли молча. Рощица сменилась беспролазными зарослями: вокруг замелькали тяжелые лапы елей и вьющийся вокруг кустов терновник. Острые шипы расползались по земле, умело скрываясь под беспорядочно росшей травой, и Пейдж то и дело спотыкалась, когда попадал ногой в росшую из земли тугую петлю…

Фиби сидела на стуле, поджав под себя левую ногу, и пила горячий кофе, изредка бросая взгляды на экран телевизора, расположившегося в углу кухни.
- Необычайное потепление как лавина обрушилось на южную часть штата… - вещала с телеэкрана симпатичная блондинка, водя рукой по карте.
- Ну, наконец-то, - вздохнула Фиби, радуясь, что наконец-то наступило настоящее лето.
- Наконец-то, - в унисон ей повторил маленький Крис, сидя на высоком стульчике слева от тети. Он, не отрываясь, смотрел, как она пьет кофе.
- Я готов! – из-за двери выскочил Вайат, радуясь предстоящей прогулке вместе с тетей.
-Я тоже… - ответила Фиби, поднимаясь и отставляя чашку. – Пайпер! – позвала она сестру.- Мы уходим.
Ведьма подхватила Криса на руки, в этот момент на кухне показалась Пайпер.
- Не забудь про шапку… - рассеянно напомнила она сестре, и опустилась на корточки, чтобы застегнуть на Вайату желтую куртку.
- Не забуду… Коляска на улице?
- Да. – Старшая Зачарованная поднялась, еще раз критически оглядела старшего сына. - Вроде все… И еще кое-что. Фиби, когда вернешься, нам надо серьезно поговорить…
- О чем? – Фиби вышла на крыльцо, легко сбежала по ступенькам, и усадила Криса в коляску, присела около него и надела маленькую синюю шапочку на племянника. За ней последовала Пайпер, ведущая за собой Вайата.
- Потом… - сказала она. – А сейчас идите развлекаться.
- Непременно, - ведьма улыбнулась старшей сестре и толкнула впереди себя коляску. – Вайат, ты где?
Мальчик поспешно пристроился сбоку от тети, и взял ее за руку.
Пайпер бросила последний взгляд на идущих по тротуару детей и сестры, и поспешила домой. Закрыв за собой дверь, она поднялась в комнату Фиби – на стуле по-прежнему висело черное пальто, забытое Коулом. Чувствуя себя неуютно в пустой светлой комнате, ведьма слегка отодвинула стул и сняла пальто. Оно оказалось тяжелым, и она положила его на не заправленную кровать, чтобы получше рассмотреть. Ничем не примечательная вещь, на внутренней стороне воротничка оказался аккуратный лейбл «Marks & Spencer», английская марка. Вздохнув, Пайпер опустила руку в широкий карман, пальцы ее мгновенно нащупали картонный прямоугольник, оказавшийся при ближайшем рассмотрении визитной карточкой, на которой стояло имя Фиби и телефон редакции газеты «Зеркало залива».
Второй карман оказался пустым, если не считать распакованную пачку жевательной резинки.

Тишину, грозно нависшую в квартире Бэйна Джессопа, прервала громкая трель. Прю с радостью кинулась к телефону, бросив книгу на диван. Последние полчаса она сидела в гостиной и перечитывала «Американскую трагедию», что не очень-то способствовало поднятию настроения, и она откровенно скучала, изредка зевая, и перелистывала страницы, не дочитывая до конца. Все и так было понятно... оживший телефонный звонок приободрил ее, вернув в реальный мир, и она с надеждой подняла трубку.
- Прю, - послышался голос Пайпер, несколько взволнованный и нервный. – Я тебя не отвлекаю?
- Нет, что ты, - поспешила заверить сестру Прю, усаживаясь обратно на диван. – Честно говоря, я просто откровенно скучаю… заняться нечем. Так что стряслось?
- Раз так, - немного повеселел голос Пайпер. – Тогда мне нужен твой совет.
- Неужели. Наконец-то ты вспомнила, кто из нас старшая сестра и советчица… Ладно, выкладывай, какие проблемы?
- Сегодня утром Фиби проснулась с неожиданно хорошим настроением… а, когда она ушла завтракать, то я обнаружила у нее в комнате мужское пальто… даже не знаю, что думать.
- А чего тут думать, - отозвалась старшая Зачарованная. – Думаю, Фиби, чтобы скрыть своего поклонника, выпихивает его утром в окно. А разве она ничего тебе не сказала по этому поводу?
- Нет, я не стала ее спрашивать, она сейчас с мальчиками пошла гулять в парк. Меня беспокоит одно – зачем ей скрывать своего поклонника?
- Не знаю, - задумалась Прю.
- Признаюсь, я даже думала о Коуле… - нерешительно сообщила Пайпер. – Но… вроде бы он мертв? Прю, ты же была на обряде, что тогда случилось?
- Честно говоря, я не совсем поняла, что произошло… Фиби сказала, что не успела, но Клиффорд довольно странно себя вел. Он, кажется, упомянул, что обряд завершен, логически завершен. Что это может значить?
- Ну вот, все мои страшные опасения оправдались, - едва слышно простонала в трубку ведьма. – Что же нам теперь делать?
- А что делать? Фиби же хотела этого, вот и получила желаемое. Я не понимаю, Коул ведь вроде бы на нашей стороне…
- Ты его плохо знаешь, - твердо сообщила Пайпер. – И тебе повезло. Я видела его злым, видела, и могу сказать, что не жду с его стороны ничего хорошего.
Прю не ответила, но потом нерешительно возразила сестре:
- Знаешь, Фиби уже большая девочка, и вся ответственность, как бы то ни было, ляжет на ее плечи. Если ей понадобится наша помощь, или совет… она попросит, не сомневайся. А сейчас, думаю, не стоить делать трагедии из того, что она ничего не сказала нам. Она наверняка просто не может найти подходящего момента…
- Поражаюсь твоей проницательности, сестренка, - хмуро пробормотала Пайпер.
- Спасибо, - старшая сестра радостно улыбнулась. – Я старалась…

- Куда мы идем? – спросила Пейдж у Эларда. Они плутали по лесу уже около двух часов, практически бесцельно, как думала ведьма.
- Нам надо в город, но мы обойдем его, и проникнем не с главного входа, а с боковой тропинки…
- Проникнем? – фыркнула девушка, и добавила про себя: - Не нравится мне это слово… Нам еще долго идти?
- Нет. И не кричи пожалуйста, - не оборачиваясь, заявил эльф.
- Ладно, - Пейдж перешла на шепот. – Пока мы не пришли, ты можешь мне рассказать, что все-таки произошло? Ты действительно кого-то убил?
Элард не ответил. Несколько минут они шли молча. Под ногами начало мелькать нечто, отдаленно напоминающее заросшую тропинку, явно заброшенную. Слева и справа попадались ровные овалы булыжников, призванные, видимо, как-то выделить дорогу.
- Так ты мне ответишь или нет? – не выдержала наконец Пейдж и остановилась. – Элард!
Эльф прошел еще несколько шагов, потом остановился, осознав, что ведьма больше не идет за ним. Он обернулся, длинная ветка, которую он до этого отвел рукой, упала ему на голову, взъерошив белоснежные локоны. Пейдж увидела, как потемнели его всегда светлые глаза, и уже ожидала, что он скажет сейчас что-то резкое, но эльф неожиданно сел на стоящий чуть поодаль от дороги валун и кивнул головой, всем своим видом говоря, что он готов открыть правду.
- Да, я убил. – Сказал он. Пейдж подошла к нему и присела рядышком на камень. Он оказался на удивление теплым, весь покрытый изумрудным мхом, он, видимо, нагрелся за день на солнце. Элард продолжил, когда ведьма коснулась его плечом: - Я убил эльфа, отца моей невесты…
- И за что же ты прирезал своего будущего свекра? – осведомилась девушка, она и ожидала нечто подобное… этакий рассказ о неудавшейся любви среди враждующих семейств.
- Не прирезал, а зарубил, - хмуро поправил Элард. – Отцовским мечом, когда эта… этот… наглец сообщил мне, что нашел для доченьки другого жениха.
- Может, было бы проще просто сбежать, прихватив невесту? – заметила Пейдж, косясь на эльфа. Тот горько усмехнулся:
- Я об этом тогда не думал… у меня что-то в голове щелкнуло, и я сразу полез за оружием, когда он начал смеяться, искренне радуясь, что он избавится, наконец, от надоевшего женишка…
- Этот называется «действовать в состоянии аффекта», и что решил суд?
- Суд? Не было суда, они даже поленились сообщить об инциденте Светлейшему.… Это наш правитель, - пояснил погрустневший эльф. – Просто стали петлю налаживать… еще бы, я прикончил родного братца нашего дражайшего мэра…. У тебя есть план? – немного помолчав, спросил он.
Пейдж задумалась. Прошла длительно-томительная минута.
- Есть такое место, где бы ты мог скрыться? – наконец выдавила она.
- Да, - Элард поднял голову, и лучезарно улыбнулся своим мыслям: - Я понял… Пейдж, ты должна помочь нам бежать!
- Конечно, должна, - проворчала ведьма. – Надеюсь, что обойдется без лишней крови…

 

#26
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 11. Очень долгое путешествие. Отступление.
На одной ноге стою на самом краю.
Что здесь делаю, не помню – просто стою…
Может, в небо улечу у всех не виду.
Только не толкай, а то упаду.
(«Планка»)

По дорожкам и лужайкам разносился тягучий звук гитары, чьи-то умелые пальцы с едва ощутимым скрипом скользили по грифу, перебирали жесткие металлические струны. Четверо молодых музыкантов собрались вокруг одной из лавочек на центральной аллее городского парка «Золотые ворота», и, обремененные лишь ремнями, поддерживающими гитары, играли знакомый мотив. Вокруг понемногу стягивался народ: на соседних скамейках расположились несколько пожилых старушек, рядом крутились дети, восхищенно глядящие на парней, теребящих струны и тихо подпевающих. Вот остановились две молодые женщины, и замерли, прислушиваясь. Невдалеке облокотился о ствол высокого дерева мужчина в костюме и при галстуке, он развернул газету, и, слегка покачивая головой в такт музыке, погрузился в чтение, чуть заметно улыбаясь и поглядывая на растущую толпу.
Фиби тоже остановилась чуть поодаль, чтобы быть подальше от основной массы людей. Крис приободрился, и уставился на представление, позабыв про купленную тетей машинку, которой он до этого увлеченно играл, возя ее по внутренней стороне коляски. Старичок в кепке немного заслонял вид, и ведьма с племянником видели только одного из играющих – на вид ему было лет семнадцать, но лицо его скрывалось под длинными волосами, падающими на лицо, когда он опускал голову и вздергивал плечи, одновременно поддерживая спадающую лямку и поднимая гриф, чтобы взять минорный аккорд. Музыка то затихала, когда парни мягким перебором теребили струны, то снова набирала громкость. Где-то издалека раздался поначалу тихий, но постепенно обретающий силу девичий голос. Вот показалась девочка, худенькая, закутанная в черную куртку; она подпевала музыкантам, стараясь не смотреть на публику, и слегка притоптывала ногой в такт. Она стояла с краю, совсем рядом с Фиби, и пела.
- Тетя… - Вайат тихонько потеребил Фиби за рукав, показывая, что он вернулся, и протянул, показывая, брикет с мороженым, упакованный в яркую бумажку. Он бегал за эскимо к ларьку, расположившемуся на одной из южных аллей, и теперь, видно от бега, стоял с горячими пунцовыми щеками, переводя дыхание. Мальчик с удивлением стал разглядывать музыкантов, держащих гитары, изредка поглядывая на замершего младшего брата и заинтересованную тетю.
- Хорошо играют, - тихо сказала Фиби, немного наклоняясь к Вайату, чтобы он ее услышал.
- Здорово, - согласился мальчик.
Вайат посмотрел сначала на четырех парней, потом его взгляд обратился на поющую девочку, и, наконец, утратив интерес к действу, сын ведьмы принялся рассматривать собравшихся людей.
Супружеская чета, уже немолодая, безмолвно стояла, держась под руку, около них; еще один старичок в кепке, немного заслонявший весь вид. На той стороне дорожки вокруг лавочки столпилась стайка детей, весело лопочущие мальчишки с разбойно растрепавшимися волосами, и застенчивые девочки, скромно выглядывающие из-за спин матерей. И тут его взгляд упал на одиноко стоящую в тени дерева фигуру мужчины, скрывающего лицо за газетой. Угловатые тени падали ему на грудь, были видны только его нервные руки, сжимающие листы утренней газеты «Пост», и лишь время от времени он поднимал глаза – два черных пятна, скрытые темнотой. Вайат вздрогнул, когда тяжелый взгляд неизвестного человека скользнул по нему. Скользнул – и тут же исчез. Незнакомец снова скрыл лицо за газетой.
Вайат обернулся – его тетя и брат стояли все там же, у бордюра, отделяющего асфальтированную дорожку от блестящей травы засеянного газона. Крис качал ножкой в такт музыке, Фиби тоже смотрела на музыкантов, уже заканчивающих играть пятую мелодию. Тихий ветерок прошелестел над вершинами деревьев, из-за кудрявых белых клочьев облаков выглянуло солнышко и залило парк ярким светом. Мальчик снова повернулся к неизвестному мужчину. Он, вопреки его ожиданиям, все еще стоял там, скрытый деревьями; солнечные лучи заставили его отступить еще дальше и прижаться спиной к дереву, чтобы оставаться в тени.
- Может, пойдем? – спросил Вайат, обратившись к тете, и для надежности потряс ее за рукав короткой куртки.
- Конечно, милый, - рассеянно отозвалась ведьма, и, с трудом оторвавшись от музыкантов, толкнула коляску. Крис протестующе вскрикнул, но Фиби ему лишь улыбнулась: - Они уже заканчивают, дорогой. Пойдем еще погуляем.
- Заканчивают, - авторитетно заявил Вайат, когда младший братик посмотрел на него полными недоверия глазами.
И они втроем поспешили уйти. Вайат шел позади всех, держась как можно ближе к тете. Когда они были уже довольно далеко, он все же не выдержал, и обернулся. Мужчина все еще был там – большая призрачная тень укутала его под деревом, и он каменным изваянием продолжал стоять, прячась от света.

Прю остервенело боролась с желанием позвонить сестрам, а телефонная трубка молчаливо лежала на столике у дивана и терпеливо ждала своего часа. Тихая квартира уныло молчала, нигде ни звука, только слышно тихое жужжание кулера в раскрытом ноутбуке, специально купленном Бэйном, чтобы скрасить одинокие дни заточения своей невесты.
Ведьма раздраженно прикрыла глаза и поудобнее расположилась на диване, подложив под голову неудобную диванную подушку, слишком жесткую, чтобы на ней спать. Пару минут она лежала, пытаясь ни о чем не думать, чтобы поскорее уснуть – единственное спасение от скуки и раздражения, накопившегося за это утро: Бэйн ушел, вопреки ее уговорам взять выходной и остаться с ней дома, и она осталась одна. Мирный шум маленького вентилятора немного успокаивал, убаюкивал, но сон все равно не шел. Прю очнулась и села, вздрогнув от неожиданного шума – где-то на улице послышались раскаты сирены…
Распрощавшись с мыслями о спокойном сне, ведьма направилась на кухню, захватив с собой ноутбук. На кухне было солнечно – окно как раз выходило на восток, и утреннее солнце вовсю светило, заливая лучами комнату. Дверной проем утонул в тени – слишком светло было здесь по сравнению с мрачной гостиной. Прю осторожно уложила компьютер на стол, и повернувшись к плите, щелкнула кнопочкой электрочайника. Тот согласно зашипел, моргнув красной лампочкой. Ведьма уселась за стол, развернула ноутбук так, чтобы свет из окна не слепил монитор, и, пару раз стукнув по твердому тачпеду , разложила очередной, уже десятый за сегодня, пасьянс…
Чайник закипел ровно через три минуты, и, тихо щелкнув, автоматически выключился. Прю поднялась, с готовностью бросив карты, и поспешила налить себе чашку чая с ромашкой, прикупленной Пайпер еще в ее прошлый визит. Легкий аромат поплыл по кухне – терпкие травы, заботливо подсушенные ведьмой, сохранили замечательный запах, не говоря уж о вкусе. Перед глазами мгновенно появилось лицо младшей сестры, и Прю с наслаждением сделала первый глоток. Резкий, крикливый звон телефона оборвал спокойную тишину и безмолвие квартиры – ведьма, не ожидая, вздрогнула, отчего чашка в ее руке дернулась и наклонилась в сторону. Тяжелая кружка накренилась, и ее пришлось поддержать рукой; почти бросив ее на стол рядом с ноутбуком, Прю отдернула руку, тряся обожженными пальцами, и одновременно подалась вперед, чтобы снять телефонную трубку, и запнулась, неосторожно зацепив высокую ножку стола. Тот пошатнулся. Горячий чай выплеснулся на черную клавиатуру, кружка, звякнув, упала на пол и покатилась куда-то в угол, по пути разливая остатки лепестков ромашки, перемежающихся с чаинками… Прю зажмурилась, когда громко хлопнули сожженные микросхемы внутри компьютера, и покачнулась, пытаясь схватиться руками за уплывающий куда-то влево стол. Едкий запах паленой пластмассы разлился по кухне, тоскливо выбиваясь сквозь приподнятое окно на улицу. Ведьма инстинктивно отступила назад, наткнулась спиной на кухонную стойку, что-то громко зазвенело у нее за спиной: это кухонный шкафчик с громким треском лопнувших петель сорвался вниз. Он оглушительно ударился о деревянную стойку, и дверца распахнулась, выгибаясь под неимоверным углом. На пол посыпалась посуда – белые тарелки с жалобным звоном разлетались на мелкую фарфоровую крошку, застилая пол, за ними полетели чашки. Они не разбивались, и лишь с противным скрипом скользили по полу, расставаясь с хрупкими ручками… Вслед за посудой последовали ложки и вилки, и вот с тихим бряцаньем упал нож. Широкое лезвие стрелой ткнулось в пол, как раз туда, где мгновение назад стола ведьма, и упало на бок, оставив на полу белый выщербленный след.
Прю отскочила назад, оказавшись между столом и рушащимся кухонным гарнитуром. Наверху над ее головой что-то угрожающе затрещало. Она обернулась, и инстинктивно выбросила руки вперед, прижимая к стене второй собиравшийся упасть шкаф. В квартире повисла тишина, прерываемая лишь легким шорохом катающейся по полу кружки где-то под столом… Все замерло. Зачарованная оглянулась через плечо, туда, где еще пару секунд назад непрестанно звенел телефон: черный аппарат молчал. Она вздохнула. Шкаф чуть подрагивал, но сила ведьмы держала его в прежнем состоянии; сама она стояла как раз под ним и раздумывала над своим незавидным положением: вряд ли она успеет отбежать в сторону, когда опустит руку…

Лео отложил в сторону журнал, и немного приподнялся в широком желтом кресле, где до этого вольготно расположился. Кресло наряду с двумя другими стояло в холле дома, где жил Джессоп, обставленном по стилю гостиной. Напротив скучала пожилая бабушка, выполнявшая функции охраны, она-то то бойко вывязывала, мельтеша блестящими спицами, не замечая, впрочем, расположившегося около нее Хранителя. Она только с удивлением подняла глаза, когда упал журнал, громко хлопнув глянцевыми страницами о кожаную мебель: но никого там не обнаружила. Списав все на ветер, она снова углубилась в вязание, а Лео поднялся, и поспешил наверх. Пробежав один пролет, он остановился, как только исчез из поля зрения старушки, и поспешил к ведьме, мерцая белым ореолом огней.
- Прю, - позвал он, появляясь в темной гостиной квартиры Бэйна.
- Я тут, - мгновенно отозвался тихий голос, и Хранитель поспешил на зов.
- Ты в порядке? – бросил он на ходу, и замер в дверях кухни, нерешительно обозревая круг разрушений.
- Нет, рука устала, - пожаловалась ведьма, бросая на Лео усталый взгляд через левое плечо. – Может, поможешь мне?
- Конечно.
Муж ведьмы быстро подошел к ней и, не сводя голубых глаз с дымящейся клавиатуры ноутбуке, встал рядом с Прю, обхватив рукой ее плечо. Светлое сияние окутало две фигуры, и в тот же момент тяжелый шкаф рухнул на пол, подняв крошечную белую фарфоровую пыль в воздух.

- Ты видела того мужчину у дерева? – спросил Вайат у тети. Фиби вместе с племянниками расположились в маленьком кафе на окраине парка, скрытого за высокими кустами живой изгороди, отделяющей его от людной аллеи. Большой белый навес собрал под себя совсем немного народу, кроме них на другой стороне, сидела лишь одна девушка, мерно попивающая кофе и что-то бубнящая в трубку телефона, услужливо поддерживаемого плечом у левого уха.
- Нет, - покачала головой ведьма, украдкой наблюдая за Крисом, аккуратно цедившем через длинную трубочку сок. – А что такое с ним?
- Он мне показался странным, - доверительно пожал плечами Вайат. – Мурашки по коже… И взгляд у него такой… тяжелый, как будто насквозь видит.
- Странный дядя, - согласилась Фиби, внутренне холодея. Неужели, демон? В людной парке, полном детей… - Крис, допивай быстрее, и пойдем домой.
Она задумалась, не зная, что предпринять: если Вайат, чьей интуиции она безоговорочно привыкла верить, увидел демона, то перед ней стоит очень сложная задача. С одной стороны, появление демона среди огромного скопления людей ведет к одному – к чьей-либо смерти, но с другой стороны, подвергать опасности племянников, гоняясь за силами зла вмести с ними… Оживший мобильный телефон, завибрировавший на дне ее сумки, заставил ведьму вздрогнуть. Крис тихо хихикнул, когда тетя подскочила, и снова уткнулся в стаканчик. Вайат продолжал хмуро смотреть куда-то в сторону – туда, где виднелась серая дорожка асфальта, на которой время от времени показывались люди.
- Да, - ведьма поднесла к уху извлеченный из сумки телефончик, на дисплее которого появился совсем незнакомый номер.
- Это я, - раздался чуть хриплый тихий голос Коула. – Скучаешь?
- Еще бы, - выдохнула Фиби, настороженно глядя на притихших мальчиков. – Я в парке, с…
- … племянниками, - закончил за нее демон. – Я знаю.
- Следишь за мной? – усмехнулась ведьма.
- Да, - авторитетно подтвердил Коул. – У тебя голос дрожит. Что-то случилось?
Фиби сглотнула. Ей до сих пор было немного не по себе после заявления Вайата о подозрительном мужчине, рассматривающем его.
- Нам… Вайату повстречался странный человек, он, ну ты понимаешь…
- Демон? – оценил ситуацию Коул. – Где он? Давай я проверю.
- На центральной аллее. Вайата, - тетя оторвалась от телефона, и окликнула мальчика. – Ты видел его… он стоял около тех музыкантов?
- Да, - племянник обернулся к ней и покивал головой, глядя на нее чистыми голубыми глазами. – С кем ты разговариваешь?
- С одним другом, он поможет, - улыбнулась ему Фиби и вернулась к Коулу.
- Значит, я тебе просто друг? – с тихим смешком спросил тот.
- Не передергивай, - вздохнула ведьма. – И… будь осторожен.
- Буду. – Коротко ответил мужчина, и секундная тишина сменилась очередью коротких гудков.

 

#27
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 12. Очень долгое путешествие. Двойные проблемы.

Элард и Пейдж тихо сидели на маленьком, ровно срубленном пенечке в окружении высоких деревьев с разлапистыми ветвями. Слева от них вилась заросшая тропинка, перемежающаяся ровными камнями, призванных обозначить границы лесной дороги. Тихо шумел лес – в листьях шелестел теплый ветер, поднимая высокие травинки и раскачивая тонкие веточки, нависшие над головами ведьмы и эльфа.
- Тихо как-то… - очнулась, наконец, от грустных мыслей Пейдж. Последние пять минут она думала об Эларде и о его бедной невесте. Тихая трескотня птиц сопровождала их разговор, но вот уже прошло несколько минут, как над эльфийской рощей нависла тишина.
- Стран… - Элард качнул в ее сторону головой, тряхнув белоснежными волосами, но договорить не успел. Он согнулся пополам, и упал вперед, уткнувшись лицом в высокую траву, как от удара сзади. Ведьма дернулась, и обернулась, ей в лицо мгновенно полетели брызги пахнущей чем-то пряным водички… она чихнула, опустив лицо, и чья-то рука схватила ее сзади. Открыв глаза, она увидела перед собой красивое лицо Стража, чьи губы искривила дерзкая усмешка…
- Пойдем, - грубо сказал голос, и ее дернули наверх, поставив на подгибающиеся ноги.
- Ты жива? – глухо выдохнул над ее ухом Элард. Его тоже поставили на ноги.
- Жива, - лениво отозвался один из Стражей. – Пока что… только вот перемещаться твоя Хранительница больше не будет.
- Она мне не Хранительница. – Зло и отрывисто кинул ему в лицо Элард, и дернулся, но две пары рук крепко держали его, не давая возможности освободиться. Всего Стражей было шестеро: двое – темноволосый и еще один, опознанный по голосу – были уже знакомы Пейдж, они-то и держали Эларда вместе с еще двумя Стражами – почти одинаковыми, с песочного цвета волосами. За спиной ведьмы стояли еще два эльфа, один, как она успела рассмотреть, был коротко подстрижен, что было редкостью для этой древней расы, а второй – наоборот, с необычайно длинными волосами, завязанными в хвост. Длинноволосый улыбнулся краешком рта, когда Пейдж посмотрела в его сторону, но сразу же отвернулся, мгновенно потеряв всякий интерес к ее особе.
- Пойдем, - темноволосый дернул Эларда за плечо, и потянул его за собой. – Тебя не забыли, будь уверен.
Пейдж тоже толкнули в спину, и она направилась вслед за остальными, пристально охраняемая сзади конвоем из двоих эльфов.
- Чем вы меня обрызгали? – ведьма все же решилась нарушить напряженную тишину; они шли уже довольно долго, но никто еще не проронил ни слова.
- Сказать? – послышался голос у нее за спиной, адресованный, видимо, темноволосому, который был за главного. Главный чуть заметно пожал плечами, как бы неохотно выражая свое согласие. Тогда эльф продолжил. Это был Страж с волосами, забранными в хвостик, как поняла Пейдж. – Это настой архилима и чертополоха, он лишает Хранителя силы.
- Архилим? Никогда не слышала о таком… - покачала головой ведьма, моментально перебрав в уме все знакомые ей травы. Таким набралось очень много, но о странном архилиме ей было ничего не известно. Она повернулась к эльфу в надежде, что тот расскажет ей чуть больше. Но, потеряв из виду узко-вьющуюся дорожку, споткнулась и, взмахнув руками, сбилась с размеренного шага. Идущий впереди темноволосый мгновенно развернулся, выдернув из-за пояса длинный нож, три других Стража тоже развернулись, принуждая к этому и Эларда.
- Черт! – раздраженно произнес главный, и со скучающим видом засунул блеснувший на солнце холодной сталью. – Поаккуратнее. Следи за дорогой.
Пейдж снова оглянулась назад, но натолкнулась только на непроницаемые лица конвоиров. Сочтя все вопросы излишними, она поспешила вперед, старательно обходя подозрительные корни, пересекавшие тропу.

Коул неторопливо прогуливался по широкой центральной аллее парка, пристально всматриваясь в лица прохожих, ища наиболее подозрительные. Все было спокойно: чинно гуляющие старички, бегающие дети под присмотром строгих родителей, то и дело окрикивающих наиболее озорных, мирные парочки, расположившиеся под сенью тенистых деревьев… никого подозрительного. И никаких музыкантов. Только на одной из лавочек сиротливо сидел молодой паренек и сосредоточенно настраивал гитару, уверенно вертя колки. Рядом с ним примостились еще два инструмента – по-видимому, это был один из тех, о ком говорила Фиби. Демон остановился, не зная, что дальше делать, и собирался уже развернуться, но тут его внимание привлекла едва заметная тропинка, пересекающая главную дорожку под острым углом: она вела куда-то внутрь смятых кустов живой изгороди, уже успевшей обрасти колючками.
Оправив белую рубашку, Коул направился именно туда, в темный закоулочек парка, скрывающийся от посторонних глаз за темными ветками поросли. Он с трудом протиснулся сквозь покрытые шипами ветки, и оказался в небольшом закоулочке, отгороженном с одной стороны высокой кирпичной стенки какой-то старенькой постройки, с другой – темной изгородью и черной кованой оградой, призванной ограждать территорию парка. Демон закашлялся, когда посмотрел в сторону старой выщербленной стены: через вбитый между кирпичами черный металлический клин была перекинута веревка, стягивающая за ноги висящего вниз головой парня. Длинные русые волосы копной свисали вниз, закрывая лицо, руки беспомощно висели, тонкие запястья, изогнувшись, лежали на асфальте, а на бывшей когда-то светлой рубашке по всей груди расползлось алое пятно. Коул, преодолев желание немедленно скрыться, подошел поближе к убитому парню и присел около него на корточки. Его лицо оказалось почти на одном уровне с лицом мертвеца; демон осторожно, будто боясь повредить, дотронулся до лежащей на земле кисти и осмотрел пальцы – коротко подстриженные ногти и жесткие подушечки пальцев… вот и музыкант, развлекавший достопочтенную публику каких-то пятнадцать минут назад. Когда Коул поднимался, то увидел, что рубашка на груди была разрезана. Он дернул ее за чистый край, и она с трудом оторвалась от мертвого тела, стянутая уже засыхающей коркой крови. На распоротой ткани четко обозначился символ – перевернутая пятиугольная звезда, обозначенная лишь острыми углами: рубашка была похожа на аккуратно вырезанную из бумаги снежинку, собранную, казалось, из мелких частиц мозаики, каким-то чудом державшихся вместе.
Коул вздохнул и поспешил исчезнуть – сзади него послушался треск кустов, кто-то сюда шел. Оказавшись чуть вдалеке от неприятного места, он облокотился на изгородь, и стал хладнокровно наблюдать за происходящим. Трое полицейских в темно-синих рубашках с короткими рукавами и блестящими овалами значков на груди ломились сквозь непролазные ветви кустов, откуда-то издалека слышались приглушенные голоса. Демон напряг слух, изо всех сил пытаясь разобрать слова, тонувшие в шуме парка.
- Вот, я его так и нашел… - кротким баритоном сказал мужчина.
- Какая мерзость! – воскликнул бас. Послышался кашель.
- Вот черт!
- Если позволите, я пойду. Не очень-то приятная картина, - сообщил все тот же баритон, и кусты снова заколыхались. На тропку вступил высокий светловолосый мужчина в черном длинном пиджаке. Даже слишком длинном, он опускался почти до середины бедра; темный галстук выглядывал из-за отворота, а когда мужчина немного повернулся, то Коул заметил толстую белую цепочку, перекинутую через шею под пиджаком, и длинный крест, с едва различимым тиснением по краям.
- Священник… - сквозь зубы процедил демон и проводил взглядом удаляющегося мужчину.

Пайпер неслышно подошла к двери комнаты Фиби, где несколько минут скрылась ее сестра, и постучала – тихо, но требовательно. Пришедшие с прогулки мальчики почти мгновенно заснули, даже Вайат не стал привередничать, заснул, как только голова коснулась подушки…
- Фиби… можно?
- Конечно, - раздался из-за двери голос. – О чем ты хотела поговорить?
Старшая сестра зашла, привычным взглядом окинув комнату. Фиби сидела на заправленной кровати и безмолвно смотрела на вошедшую Пайпер. Она устало вздохнула, и пододвинулась, уступила место сестре рядом с собой.
- Как погуляли? – издалека начала Пайпер. Фиби нервно развернулась к ней лицом, поджав под себя ногу, и чуть откинулась назад, облокотившись на руку.
- В принципе хорошо, если не считать одного… хм, инцидента. О чем ты хотела со мной поговорить?
Пайпер опустила глаза, не решаясь посмотреть прямо в лицо младшей сестре, и постаралась вспомнить все слова, которые хотела сказать еще утром.
- Мы не должны скрывать ничего друг от друга, верно… - она подняла глаза.
Фиби, не моргая, смотрела на нее, но привычная полуулыбка исчезла с лица, и выражение глаз стало более настороженным. А Пайпер наконец собралась с духом, и спросила прямо:
- Где Коул?
- Не знаю, - мгновенно выпалила ее сестра, и отодвинулась, сминая покрывало, влево, подальше от нее. – А что?
- Брось, Фибс, - вздохнула Пайпер, устало проводя ладонью по лицу. – Я знаю…
- Что знаешь? – тихо, с опаской, спросила Фиби, не смея поверить в то, что ее старшая сестра разоблачила ее и Коула.
«Неужели… неужели, он ей рассказал? – мелькнула у нее в голове безумная мысль. – Нет. Этого не может быть. Мы же…»
- Фиби, - Пайпер положила руку ей на плечо, и ведьма вздрогнула. Всем телом, как от удара. – Что с тобой?
- Ничего… - промямлила Фиби, отгоняя безрадостные мысли. Она удивленно посмотрела на сестру, странно встревоженную ее реакцией на прикосновение, и почувствовала себя неловко; - Извини меня.
Она чуть улыбнулась, и охотно пододвинулась назад; прижавшись к Пайпер плечом, она склонила голову:
- Я совсем не своя сегодня. Сначала этот мужчина, встревоживший Вайата…. Потом ты.
- Мужчина, встревоживший Вайата? – мгновенно встрепенулась Пайпер, с удивлением подняв брови. – Почему ты…
- Не стоит, - отмахнулась Фиби. – Может, просто ложная тревога. Как ты узнала, что… Коул жив?
- Да уж конспиратор из тебя никакой, - успокоилась старшая ведьма, и улыбнулась сестре. – Он пальто оставил, видно, спешно пришлось уйти.
- Да уж, – покачала головой Фиби, виновато опуская лицо. – Я хотела сказать раньше, только…
- Я понимаю. Все нормально, если, конечно, он не жаждет нашей смерти.
- Все будет по-другому в этот раз, я обещаю.
- Знаешь, а я тебе верю.

Бэйн с трудом поднимался по лестнице. Жестокий кашель, казалось, выбивал из него жизнь, тугими всплесками жгучей сухоты заполняя легкие. Джессоп замер на площадке между первым и вторым этажом, и облокотился на маленький выступ у стены, обозначенный деревянной полоской бордюра, и его тело снова согнулось в очередном приступе. Что-то большое, казалось, билось внутри него, разрываясь на части, пыталось выйти наружу… дыхание перехватывало, на глазах выступили злые слезы бессилия. Все закончилось почти неожиданно, как и всегда. Минуту Бэйн стоял, прислушиваясь к своим ощущениям: дышать стало легче, только во рту было необычайно сухо и ощущался непривычный вкус чего-то приторно вязкого. Мужчина поднес руку к лице, и провел тыльной стороной ладони по горячим высохшим губам: на коже появилась длинная смазанная красная полоска, видимо, он случайно прикусил губу или язык… Но боли в прикушенном месте он почему-то не чувствовал.
Одернув пиджак и воротничок рубашки, оплетенный красной полоской ткани – развязанный еще по дороге домой галстук, Бэйн продолжил подниматься по ступенькам наверх. Он опирался рукой на широкие полированные темно-вишневый перила, и медленно, шаг за шагом, считал ступени, боясь, что если он будет двигаться быстрее, то снова начнет задыхаться.
Он остановился около двери своей квартиры, и дернул ручку. Оказалось заперто. Подумав, он достал ключ, и со звонким щелчком провернул его в замке, потом толкнул дверь плечом, и оказался внутри. Пройдя пару шагов, он очутился на пороге кухни, и замер, с ужасом обозревая разгром. Некогда висевшие на стене шкафы с посудой лежали на полу, усыпав плитку осколками фарфора и хрусталя, рядом со столом блестели металлическими лезвиями ножи, покрытые чем-то черным. Бэйн, не отводя глаз от них глаз, подошел поближе – под его ногами хрустнули куски разбитой посуды, пол, ставший необычайно скользким, поехал вниз, но он удержался. Приглядевшись, он почти радостно выдохнул: застывшая черная, как ему показалась, кровь оказалась просто сгустками чайной гущи, видимо, ножи упали в лужицу чая… вот неподалеку лежит и чашка с отколотым краем, на дне ее чернела та же смесь чаинок и потемневших лепестков цветов.
Бэйн выпрямился в полный рост и еще раз обозрел кухню. Затем почти мгновенно подскочил к телефону и снял трубку, прислонил ее к уху. Ровный длинный непрерывный гудок встормошил тишину, стало немного уютнее. Силясь унять непроходящую уже несколько часов дрожь в руках, мужчина начал набирать номер Холлиуэлов, желая как можно быстрее удостовериться, что с Прю все в порядке. Он был уверен, что она у своих сестер.

 

#28
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 13. Очень долгое путешествие. Побег.

Фиби с трудом оторвала голосу от подушки, как только послушалась радостная трель ее мобильного телефона. Заметив светящиеся цифры на часах у столика, показывающие, что уже без пятнадцати шесть, она потянулась к ездившему по гладкой деревянной поверхности телефону, но тот оказался довольно далека, и ей пришлось привстать, что не прибавило ей хорошего настроения. Обеденный сон затянулся, и теперь голова, неимоверно тяжелая, требовательно просилась назад, на мягкую подушку, подальше от назойливых звуков и света, пробивающегося сквозь не плотно прикрытые шторы. Несколько вялых лучей собиравшегося уже заходить солнца скользили по центру комнаты, поглощая приятную темноту, столь желанную в данный момент.
Ведьма потянулась, и упав на живот, все же схватила заливающийся мобильник. На экранчике высветилось имя Коула, и она словно очнулась ото сна. Судорожно нажав маленькую зеленую кнопку, она прижала телефон к уху, вся превратившись в слух:
- Коул, ты в порядке?
- Да, со мной все нормально, - прозвучал уверенный голос демона. Он говорил громко, и Фиби показалось, что он уже где-то рядом. Она все же решила уточнить.
- Где ты?
- Я в парке, выслеживаю… потенциального убийцу. – Неприлично равнодушным тоном заявил Коул.
- Кого-то убили? – почти шепотом спросила ведьма. Неужели то, чего она боялась…
- Да, думаю, Вайат был прав, тут действительно замешан демон.
- Кого убили?- повторила Фиби, голос предательски дрогнул. В парке было полно детей, подростков… неужели кто-то погиб?
- Парня, музыканта. – Пояснил Коул. – Простите.
- Что? – не поняла ведьма.
- Это я не тебе, - доверительно пояснил демон, и Фиби была уверена, что он улыбался, говоря это. Но вот его голос снова потерял живость. – Думаю, что убил не демон, скорее – похоже на работу его… хм, ученика. А может какое-то тайное жертвоприношение. Не знаю. Но на жертве была выре… была буква «а». Может, проверишь в Книге? Много там демонов на «а»?
- Без проблем. – Фиби подскочила и неловко перевалившись на спину, села и свесила ноги на пол.
- Тогда перезвони. Люблю тебя, - попрощался Коул.
- Я тоже. – Вздохнула ведьма, и, прихватив с собой замолчавший телефон, выскользнула из своей комнаты.

- И куда это мы спешим? – Раздался голос Пайпер, и Фиби застыла, положив руку на ручку двери, ведущей на чердак. Старшая сестра с тревогой смотрела на нее, положив руку на круглый деревянный шар, украшавший перила лестницы, а левая нога уже стояла на первой ступеньке – ведьма уже была готова ринуться на помощь.
- Тебе нечем заняться? – жалобно покосилась на нее Фиби, и улыбнулась, демонстрируя ослепительно белые зубы.
- Нечем. – Отрезала Пайпер, довольно сурово, и сделала второй шаг навстречу младшей Зачарованной. Но увидев в карих глазах сестры слабый огонек сгорающей надежды на спасение, тут же миролюбиво пояснила: - Детки спят, а в клубе сегодня дел не так много. Помочь?
- Ну… - протянула Фиби, но все-таки решилась. – Надо помочь Коулу. Он, кажется, напал на след какого-то демона…
- Коулу так Коулу, - тряхнула длинными темными волосами ведьма. – С кем мы имеем дело?
- По словам… Коула, - младшая сестра немного помедлила, прежде чем произнести при сестре это имя, но, заметив, что та никак особенно на него не реагирует, уже более спокойно продолжила. - … имя демона начинается на букву «а», так было написано на жертве. Думаю, на «а» не так много демонов высшего уровня. Попытаемся найти?
Сестры прошли на чердак. Через высокое падал нож солнечного света, и было видно, как клубятся около подставки с Книгой Таинств маленькие пылинки, выплетая необычайный танец. Пайпер досадливо махнула рукой, как будто отгоняя назойливых мух, и торжественно прошествовала к Книге. С трудом подняв довольно тяжелый старинный фолиант, она поспешила к диванчику, где уже пристроилась ее сестра, расположив на коленях большую книгу в красном переплете – одно из пособий, доставшихся им от Школы Магии.
- Ну что, начнем? – спросила Фиби.
Пайпер вздохнула, окинула взглядом еще одну высокую стопку превосходящих по размеру их семейную Книгу томов, и положила руку на теплую обложку, на которой был вытеснен резной символ триединства. Он изменился, ведьма только сейчас заметила. Вместо трех лепестков появилось четыре, и на лице Пайпер появилась улыбку, она вспомнила Прю.

Лео вместе с Прю оказались в гостиной дома на Прескотт-стрит. Все вокруг было залито светом – дневное солнце требовательно проникала сквозь высокие окна, украшенный по периметру цветным витражом, отчего лучи принимали причудливые цвета, переливаясь то желтым, то зеленым: полосатый узор покрывал бежевый ковер и темный столик, одиноко стоящий около дивана.
- Вот ты и дома, - заключил Хранитель, оглядывая комнату. – Подожди здесь, я предупрежу Пайпер.
- Конечно, - Прю устроилась на диване, подкинув под голову одну из мягких подушек, лежащих с краю. Взгляд ее скользнул по стене, где стоял высокий сервант, на полках которого стояли разного размера фотографии, оправленные в рамки. На верхней полочке среди хрустальных фужеров стояла свадебная фотография Пайпер и Лео, полочкой пониже расположились снимки детей – совсем еще маленьких Криса и Вайата. А в глубине, почти скрытая блестящей вазой, виднелся край старой фотографии, видимо, чья-то рука соизволила убрать ее подальше, хотя некогда она красовалась на виду.
Прю поднялась и подошла поближе. Осторожно просунув руку внутрь, она достала старый снимок. На нем были запечатлена она вместе с Энди, снизу красными цифрами сияла дата: седьмое марта 1989 года. Ведьма с трудом оторвалась от пронзительных серых глаз, взирающих на нее с глянцевой карточки, и сунула фотоснимок на место, чтобы больше не бросался в глаза…
Неожиданно резко зазвонил телефон. Непривычно было слушать этот звук, почти забытый ей, и оттого сильнее забилось сердце.
- Алло, - произнесла она в трубку, холодная пластмасса коснулась щеки.
- Прю, это я, - донесся до нее голос Бэйна, необычайно хриплый и напряженный. – Ты в порядке.
- Да, все нормально. Меня Лео спас, - Прю прикусила нижнюю губу, неожиданно представив себе, что он подумал, когда увидел разгромленную кухню. – Ты рано вернулся…
- Пришлось уйти пораньше. Неважно себя чувствую. – Пояснил ее жених. – Мне приехать?
- Приезжай, - согласилась ведьма.
- Сейчас же вызову та… - Джессоп вдруг замолчал, и Прю услышала, как он тихо кашляет, зажимая рукой трубку, чтобы она не слышала его слабости. – Такси, - он снова вернулся к разговору, и голос звучал еще суше. – Жди...
- Жду… - проговорила Прю. На душе вдруг стало тоскливо и противно, к тому же настойчивое чувство беспокойства поселилось где-то в груди, прямо под сердцем.

Пейдж недоуменно пыталась разглядеть сквозь густые заросли эльфийского леса долгожданный город Элрин, который ждал расправы над поникшим Элардом, - еще несколько минут назад кто-то из сзади идущих охранников сообщил, что они уже «почти» пришли»: оставалось лишь около сотни метров до «цели». Но прошло уже больше четверти часа, и ведьма уже начала потихоньку сомневаться в своих математических способностях…
«Или у них другая система счисления? – в ее голову забредала и такая мысль, но она ее тут же отгоняла. – Они же упомянули метры, а не что-то другое…»
Из задумчивости ее вывел голос Эларда, тихий, но все-таки твердый. Он с насмешкой остановился, пропустив прошедших по инерции конвоиров на два шага вперед, и, мимолетом глянув на ведьму, язвительно кинул пару фраз в лицо темноволосого Стража. Судя по всему, он говорил по-эльфийски – Пейдж не уловила сути, но по интонации, по глухому шипению окончаний слов поняла, что это был отнюдь не комплимент. Элард еще раз бросил взгляд на ведьму и, увидев ее настороженный непониманием взгляд, тут же перешел на вполне понятный всем английский…
- Надумал провести нас окольными путями? Неужели опять хочешь, чтобы все почести тебе достались, а, Аррас?
- Заткнись, - свирепо прошептал Аррас так, что Пейдж с трудом расслышала его слова.
- Может, он и… - вдруг неожиданно тихо выпалил один из Стражей, стоящий позади ведьма. Пейдж обернулась, как только темноволосый вперил гневный взгляд суженных глаз куда-то над ее плечом. Эльф с забранными в хвост длинными волосами опасливо смотрел на Стража, сжав бледные губы.
- Эвиал, - произнес Аррас, стараясь придать застывшей маске лица наиболее безразличное выражение. – Так надо. Поверь. И ты, Кэр, - теперь он посмотрел на второго стража, стоящего за Пейдж. – Оставь свое раздражение. Такой был приказ, Джайлз и Дэкуэн были, они могут подтвердить, что Уиндермир просил привести пленных именно через западные ворота, чтобы не привлекать большого внимания. Джайлз?
Один из эльфов со светлыми волосами, сжимающий левое плечо Эларда, коротко кивнул и красноречиво посмотрел на второго, стоящего с другой стороны.
- Да, - вымолвил Дэкуэн, поймав мимолетные предупреждающий взгляд брата. Братьями окрестила их Пейдж – уж очень они были похожи: высокие с правильной формой лица и высоко подтянутыми скулами. Две пары прозрачно-голыбух глаз взирали на мир с почти идентичным выражением абсолютного спокойствия, а матово-блестящие волосы цвета зреющей пшеницы были откинуты за плечи. Только вот в плечах стоящий слева от Эларда Джайлз был шире, этой своей «косой саженью» он и выбивался из ряда стройных атлетичных собратьев, остановившихся сейчас на узкой тропинке, ведущей к дальним воротам города.
- Идем, Аррас. Надо торопиться, может, успеем до ужина. – Подал голос молчащий доселе шестой эльф. Он пристроился с краю, и наблюдал за короткой перепалкой из тени низко свисающих веток раскидистого дерева. Теперь, вынырнув из скрывающей его полутьмы, он первым зашагал вперед.
Аррас рассеянно взглянул в его сторону, словно позабыло его существовании и так же рассеянно кивнул. «Братья» подхватили слабоупирающегося Эларда под локти и пошли вслед за удаляющимся эльфом. Аррас двинулся следом, задумчиво рассматривая что-то впереди.
Пейдж почувствовала легкое мимолетное прикосновение, и тоже отправилась в путь, мимоходом оглянувшись. Эвиал печально покачивал головой, отчего его волосы, забранные в хвост, покачивались, как хвост у кошки, а другой Страж, Кэр, пронзительно смотрел ведьме прямо в глаза. Два темных зрачка на бледно-молочном лице казались бездонными точками удаляющейся пустоты. Пейдж отвела взгляд…
Через несколько минут ходьбы она решилась снова обернуться к своим конвоирам.
- А как зовут шестого эльфа? – Задала она мучивший ее вопрос, и старательно обратилась во внимание, не желая пропустить ни звука, будь то ответ на ее вопрос или слово отказа.
- Натан. – Послышался негромки голос Кэра. – Он стоит во главе Стражей, а Аррас – его правая рука, его названый брат.
- Брат? – переспросила ведьма, - А Джайлз и… этот, Дэкуэн… тоже братья?
- Нет, - на этот раз голос подал Эвиал. – Отец и сын…
Шагающий впереди Аррас раздраженно дернул плечом, и слегка обернулся. Стражи позади Пейдж мгновенно замолкли, и ведьма осталась одна, наедине с кучей вопросов, тесным клубком запутавшихся в стройном ряду мыслей.

Чем ближе ведущие пленных Стражи подходили к Элрину, тем сильнее упирался Элард. То ли и вправду не желая так быстро оказаться в родном городе, то ли просто зля поймавших его эльфов. Каблуки пыльных черных ботинок упирались в податливую землю тропы, вырисовывая две вихляющие борозды ярко-серой пли, смешанной с разным мусором – от упавших ягод до звериной шерсти, переплетенной с тоненькими веточками кустарника. Джайлз и Дэкуэн стали идти медленно, на пути отвоевывая каждые десять сантиметров дороги о сопротивляющегося пленника. Пару раз они попросту пинали его по лодыжкам, и когда ноги его подламывались, они просто тащили его на весу. Выходило гораздо быстрее.
Кэр изредка, с опаской, поглядывал на Пейдж – он из последних сил надеялся, что вторая пленница не станет капризничать, и они закончат свой путь спокойно.
- Да перестань! – не выдержав, крикнул Аррас. В этот момент Элард как раз умудрился всунуть носок ботинка под петлю корня растущего неподалеку дереве, похожего на дуб, и двое стражей, вцепившихся в него, ухнули вниз, согнувшись пополам. Джайлз оказался более неуклюжим, он упал на четвереньки, утопив ладони рук в толстом слое мягкой, рыхлой земли, но тем не менее, он тут же подтянулся и занял надлежащее ему положение, прожигая гневным взором коварного пленного эльфа. Элард с напускным равнодушием посвистывал, медленно водя носком ботинка в тесном плену дерева и пожимая плечами.
- Перестать что? – наивно-спокойным голосом спросил он у сжавшего губы Арраса, чья рука снова скользнула на рукоять висящего на поясе кинжала.
- Прекращая ломать комедию! – прошипел взбешенный эльф. – Хватит! Веди себя достойно, хоть раз в жизни.
- Почему это раз? – ехидно похлопал темными ресничками Элард. Его красивое лицо озарила прекрасная добродушная улыбка, на миг взгляд его лучащихся счастьем и весельем глаз остановился на Пейдж. Та, не сдержавшись, робко улыбнулась в ответ. – Один раз я уже повел себя достойно, прирезав этого ублюдка.
Последнее слово, произнесенное елейным приторным голоском, окончательно взбесило Арраса. Он с тихим лязгом выдернул кинжал и замахнулся. Серая полоса стали мелькнула в воздухе, размазанным пятном блеснув на фоне листвы, и ткнулась в том место, где секундой раньше улыбчиво сияло лицо успевшего вовремя присесть эльфа. Элард плюхнулся на землю, утягивая за собой конвоиров. Светловолосые одновременно и синхронно упали на колени, не ожидая такого поворота событий. Мельком отметив едва заметное движение Арраса, замахнувшегося для второго удара, пленник, дернув в воздухе ногами, сделал кувырок через голову, попутно вывернувшись из рук Стражей. Темноволосый жертвой беспощадных законов физики полетел вниз, вминаясь грудью в пыль, и длинный кинжал по рукоять ушел в тропу.
Пейдж, воодушевленная зрелищем откатившегося в сторону и вскочившего на ноги Эларда, сама от себя не ожидая, громко взвизгнула и пнула начинающего подниматься Стража в самое уязвимое место… Едва удержав равновесие от такого маневра, она вспугнутым медведем ломанулась сквозь раскачивающие ветки, где еще мгновение назад скрылся беглый пленник. Последнее, что она видела, обернувшись напоследок, - это растерянная физиономия Кэра, кривящего губы, и ухмылка удержавшего его погони Эвиала.

 

#29
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 14. Кульминация очень долгого путешествия.

Но если хоть где-то задержались лучи,
Если б солнце могло породить огонь свечи,
Отражаться в воде, но здесь лишь мутные лужи…
Блестеть в зеркалах… мне нужен хоть кусок стекла.
Свет в моих глаза, хотя этого мало.
Но поздно, солнце ушло – время не стояло…
(Каста)

- Пайпер, Фиби… - позвал Лео сестер, распахивая перед собой дверь, ведущую на чердак. В глубине комнаты, залитой тонкими мерцающими лучами, в клубах серого облака пыли, поднимающихся от пыльных книг, на старом продавленном диване сидели Пайпер и Фиби, неторопливо перебирая выцветшие страницы магических томов.
- Лео, - Пайпер подняла голову, и заметила в дверях застывшего мужа, старательно махающего рукою перед лицом – пыль и солнечный свет мешали ему как следует рассмотреть жену. Он подошел поближе, и невольно щурясь, наклонился, уперся руками в стоящий у дивана столик, и уткнул любопытный взгляд в раскрытую книгу.
- Что ты тут делаешь? – не отрываясь от желтых страниц, вопросила Фиби. – Ты не должен быть с Прю.
- Прю внизу, в гостиной, - покачал головой Лео. – Было бы неплохо, если бы вы спустились к ней. Она… немного подавлена.
- Что случилось? – Пайпер захлопнула книгу, отчего еще ворох пушистой пыли поднялся вверх, и, повисев у балок несколько секунд, начал оседать.
- Небольшое происшествие… - Лео отпрянул назад, когда его жена поднялась с дивана и грозно прищурила глаза. – Но… иди и спроси ее саму.
- Спрошу, - Пайпер качнула головой. – Фиби, идешь?
- Не… - протянула ее младшая сестра, не отводя глаз от книги. – Лучше еще поищу. А с прю я потом поболтаю.
- Ладно.
Пожав плечами, старшая ведьма вышла с чердака. Еще некоторое время Лео прислушивался к звуку ее шагов на лестнице, но потом все стихло, и он поспешил опуститься на диван рядом с увлекшейся чтением Фиби. Мягкий диван прогнулся, и ведьма недовольно поморщилась, когда почувствовала, что съезжает набок.
- Что же ты ищешь? Я могу помочь… так или иначе. Фибс?
- Демон. Кто-то решил вызвать демона, принеся в жертву человека. И имя демона начинается на «А». Как думаешь, таких много? – Фиби наконец-то подняла глаза и вопросительно посмотрела на зятя.
- До чертиков, - «успокоил» ее Хранитель. – А кандидатура уже подобрана.
- Да, есть парочка… Вот, - ведьма отложила толстый том в черном переплете, и взяла другой, просмотренный ею ранее. В нем среди страничек виднелись белые листочки бумаги, выполнявшие роль экстравагантных закладок. – Аббадон…
- Демон смерти и разрушения… - прервал ее Лео, задумчиво подперев подбородок рукой. И, поймав взгляд Фиби, приосанился: - Продолжай.
- Абраэль…
- Суккуб… - поморщившись, снова замолвил словечко Хранитель.
- Агреас…
- Способен вызывать землетрясения…
- Алат…
- Нападает на детей, заражает их болезнями…
- Вот гадость, - Фиби передернулась, перед ее глазами мгновенно всплыло личики улыбающихся мальчиков. – Ангрихон…
- Князь лихорадки. Насылает жар… - Лео потер переносицу. А Фиби продолжала:
- Андрас. Вне подозрений. Дальше – Армеллин.
- Армеллин, что-то знакомое… Не знаю, давай дальше. – Хранитель досадливо махнул рукой. «Спрошу у Старейшин» - решил он.
- Асмодей…
- Нет, точно не он. Он приходит сам, демон блуда.
- Атракс. – Фиби перелистнула еще несколько страниц, и остановилась на последней.
- Хм. – Лео задумался, и помолчав с минуту, покачал головой. Ведьма вздохнула и взяла вторую книгу, где сиротливо белела лишь одна закладка.
- Ашмай, - она с надеждой посмотрела на зятя.
- Зеленый демон, покровитель дураков. Нет, вряд ли он кому-нибудь понадобится.
Фиби пожала плечами, задумчиво отодвинула от себя пыльные магические трактаты, и откинулась на спинку дивана.
- Остались невыясненными Атракс и Армеллин. Может, надо подняться к Старейшинам?
- Не думаю, что это хорошая идея. Лучше я побуду здесь, вместе с Прю…
- Лео! – Фиби хлопнула Хранителя по колену, и он ощутимо вздрогнул, не ожидая такого коварного удара. – Прю же не одна, она с нами. Иди наверх, а мы с Пайп присмотрим за старшей сестренкой.
- Надеюсь на вас, - подумав, сообщил тот, нервно почесывая ушибленное место – уж очень сильно Фиби его приложила. – Тогда, я постараюсь побыстрее..
- Давай-давай, - ведьма напутственно покивала головой.
Лео последний раз окинул чердак рассеянным взглядом, и его фигура начала таять в почти незаметном среди солнечного света свечении.

Маленькая церквушка у окраины главного парка города стояла в тени высоких деревьев, заслонявших небо с вяло текущими по нему белыми клочками облаком. Высокие ступени из желтоватого камня вели вверх к тяжелой, массивной двери с двумя большими кольцами вместо ручек. С боков дверь опоясывали резные железные пруты, заканчивающиеся на концах тремя лепестками; чуть выше двери расположилось круглое окно, сплошь испещренное разноцветными стеклышками витража. Оно казалось необычно темным из-за того, что черные ветки деревьев почти заслоняли его от солнца; верхушку часовни украшал старый потускневший остроконечный купол, покрытый черной черепицей, нелепо выщербленной по краям.
Коул вступил на первую ступеньку и замер. По тихой улице мимо него прошла пара подростков. Двое веселых парней в джинсах проскользнули мимо него, чуть не задев его плечо; они удивленно покосились на странного мужчину, застывшего на ступеньках церкви, в которую уже давно никто не ходит. Что-то вроде скептической усмешки исказило их молодые лица, Коул не успел их рассмотреть, как следует – парни уже отвернулись. Вот их полосатые футболки мелькнули пару раз, и исчезли – они свернули на соседнюю улицу.
Демон потер щеку, ощутив под ладонью колючую кромку небритой щетины. Слишком уж все странно, даже немного жутко. Яркое солнце, чистое небо… и тут эти два лица, изуродованные злыми ухмылками. А может, и не злыми. Может, ему просто показалось… «Нервы», - шепнул себе мужчина, и тихо улыбнулся, с трудом растягивая сжатые губы. – «Ни к черту».
Вздохнув, он оправил воротничок рубашки и поспешил к призывно блестящему дереву дверей. Остановившись, он взялся рукой за холодное железное кольцо, и неспешно потянул его на себя. Дверь с легким шорохом открылась, и в лицо Коула ударил резкий запах горячего воска и затхлой воды. Вдалеке, разрезая темноту, светилось несколько капелек огня, видимо, уже догорающего – служба была утром. Первое, что бросилось в глаза – необычайная темнота, заполнившая все вокруг. Высокие спинки черных лавок рядами чертили полосы, слегка блестя под крошечными точечками свечей, вдалеке вместо привычного иконостаса была навешена черная ткань, волнами прикрывающая маленький столик, где раньше стояли образа. Черные углы зала еще больше отдалились, и казалось, что помещение не четырехугольное, а овальное; какое-то странное чувство приближающейся клаустрофобии охватило Коула. Он почувствовал себя неуютно в мрачно-призрачном зале, под надвинутыми стенами и утопающем в небе куполом, чернота обступила со всех сторон.
В дальнем левом углу послышалось шевеление, еле слышно звякнуло что-то металлическое.
- Здравствуйте, - негромко окликнул демон священника, чья высокая статная фигурка показалась слева от прикрытого тканью иконостаса.
- Добрый день, - послышался в ответ бесцветный напряженный голос. – Извините, но церковь сегодня закрыта.
- Да, я знаю… - поколебался Коул и неторопливо двинулся к священнослужителю. Тот замер и оглянулся, видимо, ища пути к отступлению. – Я из полиции. Хочу задать вам пару вопросов насчет утреннего убийства.
- Я.. я уже все рассказал, - торопливо сообщил священник. – А с кем я имею честь разговаривать?
- Инспектор Тернер, - не моргнув глазом, соврал демон. Он ловко проскользнул через узкий проход между лавок и оказался рядом с одетым в черные ризы мужчиной и стал беззастенчиво его разглядывать: блондин с прямыми волосами, отросшими после давней стрижки – они маленькими локонами спускались куда-то под белый воротничок. У щек – аккуратно подстриженные полоски-бакенбарды, прикрывающие изломанные морщинки, идущие от уголков рта, а глаза… Коул пристально вгляделся в две карие точки, но не увидел ровным счетом ничего, если не считать маленького отголоска горящей свечи, стоящей на столе справа от него.
- Отец Иоанн, - священник пожал протянутую руку, и повторил: - Я уже все рассказал инспектору Джонсону, он приходил около двух часов назад.
- Да, я знаю, - покривил душой Коул. – Но возникла еще пара вопросов.
- Ладно, - пожал плечами Иоанн. – Только вам придется подождать несколько минут, мне необходимо ненадолго отлучиться.
Он величаво развернулся и, не оглядываясь, прошел в маленькое помещение, отгороженное хлипкой дверью – молельню. Демон устало посмотрел по сторонам и присел на ближайшую скамью. Она была холодная, и он поднялся через минуту, почувствовав, что холод уже пробирается к его желудку. Прошло еще десять минут, и Коул начал мерить шагами отведенное перед иконостасом место, то вплотную приближаясь к двери, за которой скрылся священник, то уходил в дальний темный угол, по пути старательно огибая резной стол со стоящими столбиками желтых свечей. Спустя еще пятнадцать минут, изнывающий от смутного подозрения, мужчина все же решился постучать. Тонкая, словно из картона, дверь звучно откликнулась на стук его кулака, но из-за нее по прежнему не доносилось ни звука.
- Черт, скотина, - выругался Коул и толкнул дверь плечом. Его ожидания оправдались – комнатка оказалась пуста, лишь красноречиво зияло распахнутое окно. Легкий ветер задувал внутрь, вороша раскиданные по полу чистые листы бумаги, запах зреющих акаций легкими вьющимися струями заполняли молельню, и робкий запах листвы смешивался с каким-то приторно-сладковатым чадом, нависшим под потолком. Все убранство комнаты составлял просто деревянный стол со стулом и высокий шкаф из черных досок. К нему-то и направился демон, уже догадываясь, что он там найдет.
Дверца поддалась не сразу, но Коул, уперев носок левого ботинка в ее нижний угол, с треском выломал миниатюрный замочек, и она распахнулась. Что-то тяжелое и темное повалилось на демона, и тот предпочел отпрыгнуть в сторону. Из темноты выпал высокий плотный мужчина и ударился о пол, отчего голова гулко стукнула о деревянную кладку, и труп предстал перед Коулом в полном своем виде. Широкое и довольно красивое лицо трупа застыло, стянутое непривычной маской безразличия, на груди на блестящем шнурке тускло мерцал полицейский значок, немного погнутый и заляпанный бурыми пятнами подсохшей крови.
- Здравствуйте, инспектор Джексон, - поздоровался Коул, оглядывая разрезанную в клочья рубашку на груди убитого. – Рад познакомиться… - он поджал губы и с досадой прикрыл глаза, не в силах больше смотреть на мертвеца.

Пейдж тяжело дыша опустилась на траву, прислоняясь спиной к поросшему зеленым мхом дереву. Вот уже час они с Элардом, как зайцы, мчались по эльфийским кущам, желая оторваться от возможной погони. Погони не ожидалось, но эльф упрямо тянул ведьму-хранительницу вперед, списывая отсутствие врагов на зрительное недомогание вышеупомянутой ведьмы. Пейдж поначалу сопротивлялась, потом плюнула и решила последовать совету Эларда, который, как лис, старательно кругами бегал по лесу, видимо, запутывая следы.
- Эльф… они как собаки. По следам идут… - прерывисто втолковывал он девушке, старательно ломая перед собой ветки, а потом намеренно-незаметно сворачивал с намеченного пути. И вот, час спустя, он, усталый и взъерошенный, кучей одежды свалился в кусты, так что присевшей Пейдж были видны только его вздрагивающие ботинки с размочаленными толстыми шнурками и прилипшей к подошве землей.
- Ну ты и гад… - наконец, высказала она своему «проводнику» то, что накипело. – Бегать по лесу, задрав хвост, как белка… Ой, кажется, сердце прихватило. – Она картинно приложила измазанную в чем-то зеленом руку к левому боку и тихо застонала.
- Тебе кажется, - мрачно заявил из кустов Элард. – Зато мы оторвались…
- От кого? Погони-то не было. – Воскликнула ведьма. – Очнись!
- Не было… - согласился эльф. – Погони не было, просто хотелось оказаться подальше от Арраса. Кстати, здорово ты его пнула, прими мое искренне спасибо. Теперь он тебе этого не простит, и при ближайшей возможности обязательно попытается тебя как минимум сжечь… а как максимум – порезать на кусочки и съесть.
- Съесть? – Пейдж оторвалась от дерева и, опустившись на корточки, поползла к Эларду, дабы взглянуть в его «бессовестные очи». – Я не знала, что эльфы – каннибалы…
- Это образное выражение. – Кусты зашевелились, и к паре ботинок добавилась еще измазанное бледное лицо беглого пленника. Девушка разочарованно попыталась найти в зеленых глазах хоть маленький намек на стыд, но, ней найдя оного, почесала нос и философски заявила:
- Во всем плохом надо видеть что-то хорошее.
- Именно, - откликнулся знакомый голос, и из-за дальних деревьев показался Эвиал, призывно размахивающий руками. – Эй, ты куда?
Он удивленно покосился на вскочившую на ноги Пейдж, сжимающую в руке большую палку. Видимо, она решила без боя не сдаваться.
- Пейдж, брось ты эту гадость. Там муравьи… - лениво растягивая слова, обратился к ней Элард. – Эвиал – мой старый друг, не бойся.
Ведьма взвизгнула и выронила «оружие», на ходу почесывая руку.
- Они не ядовитые? – вопросительно поглядела она на эльфов, и те закачали головами, мол «были бы рады, но нет».
- Эх, видел бы ты лицо Натана, когда он вернулся на шум и увидел скособоченную физиономию Арраса, целующегося с землей… Это было что-то!
- Да-да-да… - промямлила Пейдж. – Они случайно нас не ищут.
- Нет. – Эвиал помотал головой, отчего длинный хвост его прямых волос закачался из стороны в сторону. – Они послали вас искать меня и Джайлза. Но я его спровадил. Так вот… какие у вас планы?
- Будем делать революцию, - загадочно прошептал Элард собрату и подмигнул Пейдж.


 

#30
Bel-ochka
Bel-ochka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Мар 2006, 13:31
  • Сообщений: 1176
  • Откуда: Ярославль
  • Пол:
Глава 15. Итоги очень долгого путешествия. Трофеи.

Если друг оказался вдруг и не друг и не враг, а… эльф! Не в рифму, но там вообще сплошные проблемы…
(А. Белянин)

Пайпер сбежала вниз по лестнице, и, старательно семеня по скользким доскам пола, непокрытым ковром, пересекла маленькую прихожую. Затормозив у двери, она неловко ударилась о полированный косяк плечом, и, замерев на секунду, продолжил свой путь – более степенно и неторопливо. Ее старшая сестра сидела на маленьком бежевом диванчике к ней спиной, но сразу же обернулась, как только заслышала торопливые шаги Пайпер.
- Прю, ты как? – метнулась ведьма к сестре, и, не давая ей подняться, заключила в объятия. – Жива?
- Вроде бы, - Прю провела рукой по длинным волосам Пайпер, и чуть-чуть отодвинулась назад, чтобы лучше ее рассмотреть. – А ты все та же…
- Да ладно тебе, не так уж долго мы не виделись, - улыбнулась младшая сестра, и откинулась на подушки.
- А где Фибс, - метнув быстрый взгляд на дверной проем, будто надеясь сейчас увидеть Фиби, Прю вопросительно взглянула на Пайпер.
- Ей, наверное, стыдно. – Сообщила та с довольным видом сытой кошки. – Из-за Коула. Вот и хочет оттянуть неприятную минуту вашего душевного сестринского разговора. Да ничего, скоро ей станет еще хуже, и она прибежит раскаиваться, ты же знаешь…
- Знаю, - подтвердила старшая ведьма.
Разговор прервал настойчивый звонок в дверь, резкий и слегка дребезжащий, будто давящий на кнопку палец неожиданно задрожал.
- Это Бэйн, - встрепенулась Прю, и метнулась открывать.
- Стой, - крикнула ей вслед Пайпер, но та уже скрылась за стеной, и ведьма поспешила за ней. – Осторожно, пол скользкий. Я сегодня ковер сняла…
Ее объяснения прервал гулкий удар упавшего тела. Трясясь от неожиданно нахлынувшего ужаса, Пайпер, неуловимо вписавшись в очередной поворот, вылетела в прихожую и, схватившись за маленький столик, затормозила – ноги не желали останавливаться, скользя по гладко отполированному паркету.
- Я жива, - слева от Пайпер появилась Прю, стремительно вывернув из дверного проема. Она торопливо потирала правый бок: - Черт тебя угораздил именно сегодня чистить ковры!
Старшая ведьма преодолела расстояние, разделявшее ее и входную дверь и нетерпеливо рванула ее на себя.
- Бэ… - она замерла на полуслове, начинающая светиться ласковая улыбка начала таять по мере того, как она поняла, что это был нее ее жених. Черная высокая тень метнулась к ней навстречу, заслоняя светлое полотно неба. Перед Прю возникло широкое серое лицо со злобно оскаленными клыками и, прежде чем она успела поднять руки, ей под ребро змейкой скользнуло жесткое жало ритуального ножа. Скользнуло внутрь – и тут же отпрянуло назад, готовясь для второго удара. Но его не последовало – Пайпер дернула сестру за плечо, опрокидывая ее на пол, и вскинула руки. Воздух покачнулся еле заметным теплым маревом, и демон разбился на облако серой пыли, вспыхнув маленькими искрами глаз; грязновато-переливающееся облако стало медленно оседать на порог, устилая крыльцо и прихожую комнату.
- Пайпер, - Прю посмотрела на руку, которую она инстинктивно прижимала к ране. Пальцы были в липкой пелене темно-бордовой крови, точно такое же пятно медленно, но неумолимо расплывалось по белой обтягивающей футболке, устремляясь вниз. Пайпер упала на пол к привалившейся к стене сестре, на ходу захлапывая дверь.
- Тихо, - прошептала она, не решаясь дотронуться до кровоточащему пятну. – Сейчас позову Лео. Все будет хорошо. Только не шевелись, ладно?
С этими словами Пайпер поднялась на ноги и на едином дыхании взбежала вверх по лестнице, исчезая за поворотом маленького коридорчика.
Прю осталась сидеть на полу, сосредоточено пытаясь отогнать наползавшую змеей боль. Тело, казалось, превратилось в один большой оголенный нерв, жестокое томление боли сосредоточилось где-то внутри живота, разрывая ее на части; легкое жжение переросло в какое-то необычайно болезненное онемение… она старалась не дышать. Опустив глаза вниз, Прю увидела черно-красный разорванный кусок ткани и широкое пропитанное ее кровью пятно, быстро ползущее вниз – кровь светло-багровыми ленивыми мазками покрыла открытый живот и окрасила пояс светлых джинсов. Томительно оцепенение прервал резкий звук шагов.
Прю дернулась всем телом, словно желая податься навстречу сестрам, но мир вокруг начал шататься и смазываться. Как в далеком сне она увидела встревоженные карие глаза Фиби и растерянное лицо Пайпер. Потом все исчезло, и она смогла уловить только размытый овал чьего-то лица отчаянно пытавшегося заглянуть ей в закрывающиеся глаза….

Уиндермир сидел у себя в кабинете. Огромное помещение с высоким потолком освещалось светом, проникающим сюда через множество огромных распахнутых окон, тянувшимся почти от потолка до самого пола. Резные сеточки прозрачного хрусталя украшали ставни и искрились сотнями огоньков, улавливая блики невидимого за облаками солнца. Стоящий посередине длинный стол с резными ножками, вогнутыми куда-то вниз, по периметру был украшен тончайшей резьбой, изображавшей то ли изогнутые ветки, то ли длинные лианы, сплошь покрытые крошечными соцветиями….
Старый эльф устало облокотился на стол, упираясь локтями в искусно вырезанную трудолюбивыми эльфами картину и стал слегка покачиваться на стуле с высокой спинкой. Томительный послеобеденный час уморил мэра города, и сейчас он отчаянно, но безуспешно пытался бороться с зевотой. Уиндермир уставился в окно, слегка покачивающее ставнями в такт слабо вьющегося ветра. Окно выходило в роскошный сад, украшенный чудовищно-большими георгинами, чем-то напоминающими разноцветные лопухи и шипастыми ветками тернового куста, в изобилии росшего на этой окраине эльфийского леса… Не справившись с собой, эльф наконец зевнул.
- Тебе скучно? – раздавшийся за его спиной ехидный голос Эларда заставил старика вздрогнуть. Уиндермир развернулся вместе со стулом, ловко поворачиваясь на одной ножке, и гневно окинул взглядом гостя.
- Элард, ах ты… - задохнулся эльф и попытался вскочить на ноги.
Опустившиеся на его плечи руки мягко усадили его на место, а вкрадчивый женский голос ласково промурлыкал над ухом:
- Ну что вы, дедуля, в вашем возрасте вредно так волноваться… вы знаете, что такое инфаркт миокарда?
Пейдж начала с любопытством оглядывать свою «добычу». Старому эльфу на вид было лет этак под пятьдесят, хотя на самом деле, как думала она, он разменял уже не одну сотню… Длинные растрепанные волосы неопрятными прядками опускались на хилые плечи, и из под серо-седых локонов по бокам топорщились два больших и острых, как у добермана, уха. Когда Уиндермир обернулся, чтобы посмотреть, кто это держит его, ведьма разглядела два мутноватых глаза, остро ощупывающих ее лицо, и немного нависающий над губой длинный нос.
- Ты обзавелся Хранительницей? – протянул старый эльф, брезгливо пытаясь спихнуть пальцы ведьмы со своих плеч. Однако Пейдж крепко вцепилась в «жертву», стальной хваткой захватив эльфа в плен.
- Вроде того, - мягко увильнул от ответа Элард. Он критически оглядел зал, и взгляд его остановился на маленьком шкафчике у противоположной от окна, через которое они проникли, стены.
- Кэр, - тихо промолвил он. – Посмотри противоядие для Пейдж.
Неуловимым движением из темноты выскользнул Кэр и, подойдя к своеобразному секретеру, распахнул резные дверцы. Полочки шкафа были сплошь заставлены разнокалиберными баночками с резкими запахами, перебивающими друг друга. Эльф оглушительно чихнул, когда посмел сунуть нос на верхнюю полку, где в маленьких коробочках была рассыпана серебристая пудра.
- Как оно выглядит? – недоуменно помотал он головой, и в раздумье почесал нос. Обернувшись, он поймал на себе разочарованный взгляд Эларда.
- Я думал, ты знаешь. – Вымолвил эльф, и вопросительно-виновато посмотрел сначала на притихшего Уиндермира, а потом – на хлопающую ресницами девушку. – Ты же был, когда…
- Я тогда не знал, что Аррас хочет обезвредить Хранителя, иначе я бы подглядел…. Так что делать? Пейдж?
- Пейдж? – повторил за Кэром Элард. – Может, ты посмотришь?
- А этот….- Пейдж чуть заметно кивнула головой в сторону взлохмаченной макушки правителя эльфийских кущ.
- А куда он денется… - резонно ответствовал Кэр, уходя обратно в тень ветвистого дерева, кидающего тень в зал, откуда он и появился. Ведьма опустила «пленника» и направилась к шкафчику, набитому зельями. Старый эльф небрежно подвигал плечами и остался вполне доволен – самодовольная ухмылочка озарила его мерзкое личико. Впрочем, после мимолетного грозного взгляда Эларда, улыбка стерлась с его губ, как песочный замок под натиском морского прибоя…
Пейдж привстала перед шкафом на цыпочки и заглянула на самую верхнюю полку, решив обследовать содержимое, начиная с верхов. А наверху покоились покрытые бело-розовым порошком маленькие коробочки, на которых аккуратная рука старательно надписала названия. Чтение осложнялось тем, что веселый писарь сделал свои заметки на недоступном простым людям эльфийском языке, но кое-где чуть пониже витиеватых узоров букв чернели маленькие буковки латиницы. На глаза Пейдж попалось название «Centaurea cyanis», в котором она мгновенно узнала василек. Догадавшись, что в коробочках не что иное, как сушеные соцветия или пыльца, ведьма переместила свое внимание на полочку пониже. Разнокалиберные бутылочки призывно сверкали ей из темной глубины стеклышками горлышек и хрустальными шариками крышечек.
И хотя девушка имела весьма смутное представление, что же из себя представляет противоядие, она с увлечение начала перебирать снадобья, пытаясь отыскать знакомые названия, но даже если такие не находились, она со светящимся взором вглядывалась то в мутное стекло сиреневой пробирочки, внутри которой одиноко стояла веточка неизвестного растения, то в ровную серую гладь пузатой бутылочки, где на дне перекатывался упитанный жучок. Вскоре Пейдж почувствовала знакомый пряный запах – маленькая неприметная бутылочка с бесцветной жидкостью очутилась в ее руках. Вынутое из тесного полумрака шкафа зелье, попав на теплые лучи солнца, заискрилось: синие, желтые искорки перемежались с червлено-багровыми разводами на казавшейся теперь перламутровой поверхности.
- Вот он…. – прошептала Пейдж, руки ее чуть дрожали, и казалось, что ставшая вдруг скользкой бутылочка вот-вот выскочит из судорожно сжатых пальцев, и разобьется тысячей мокрых осколков на полу.
- Да, это он, - подтвердил Кэр и подошел к ведьме. Взяв из ее рук пузырек, он критически осмотрел его со всех сторон: - Знаешь, можешь взять себе. Вряд ли ему… - эльф кивнул на скрючившегося на стуле Уиндермира. - … понадобится. И вообще. Бери все, что надо. Они не разобьются, стекло заговоренное…
Кэр торжествующе улыбнулся, увидев враз погрустневшего старика, и протянул Пейдж пузырек и извлеченный из-за пазухи маленький холщовый мешочек, наподобие школьного рюкзака.
Ведьма кивнула, и смело кинула настой против Хранителей.
Следующие пять минут она с ажиотажем опустошала полки, отыскивая наиболее запыленные зелья и засовывая их в подсунутый эльфом мешок.
«Идеальный подарок для Пайпер, - заключила она, оглядывая самую запыленную баночку. – Пусть гадает, что там намешано…»
Уиндермир тихонько поскуливал, глядя как его бесценные запасы, собиравшиеся не одно столетие исчезают в бездонной сумке девушки. Элард, прикрывающий распахнутое окно, дабы пресечь все попытки бегства со стороны мэр, стоял поодаль и незаметно улыбался, втайне гордясь Пейдж.

Коул появился прямо на крыльце дома сестер Холлиуэл на Прескотт-стрит. Солнце все так же лучилось теплом на непокрытом облаками небом, хотя было уже далеко за полдень. Знойный ветерок покачивал зеленеющие ветки растущих по обеим сторонам улицы деревьев, и демон одернул туговатый воротничок рубашки, подставляя горло теплому воздуху. Проведя рукой по чуть влажным от пота вискам, он поспешил внутрь.
Около трех часов он тщетно пытался отыскать беглого отца Иоанна, но тот как сквозь землю провалился (эту теорию Коул тоже охотно проверил и счел неубедительной). Обыскав по пути еще две часовенки, три парка и около восемнадцати летних кафе, он пришел к выводу, что скрыться священнику кто-то помог. И имя этого «кого-то» он сейчас собирался выяснить у Фиби.
Не постучавшись, он открыл дверь и зашел в теплую прохладу большого дома. Было тихо, если не считать несколько приглушенных голосов из гостиной, среди которых Коул мгновенно узнал голос Фиби. В прихожей царил беспорядок – маленький столик опрокинут, и круглобокая синяя ваза нелепо прильнув к стене, валяется на полу. Неподалеку от двери на бежевых обоях стены темнели небольшие подсыхающие пятнышки. Наклонившись, демон почувствовал еле ощутимый запах крови, неподалеку на светлом деревянном настиле виднелось еще несколько темных бусинок…
Разогнувшись, Коул поспешил в гостиную, но, опомнившись, замер на полпути. Его здесь не ждут… только если Фиби все уже не рассказала. А вот и она…
Коул заглянул в гостиную, стараясь держаться в темной глубине прихожей. И Фиби его заметила. Она вскочила с дивана, где до этого мирно сидела, и подскочила к демону.
- Фиби, - выдохнул тот, когда ведьма обхватила его за шею, и потянула внутрь комнаты.
- Привет, Коул, - кивнула ему Пайпер, когда Коул встретился с нею глазами. – Приятно снова тебя здесь видеть.
Кроме Пайпер и Фиби в комнате находился еще один мужчина. Он сидел в мягком кресле около молчаливо потухшего камина, уже несколько месяцев как не зажигавшегося, и задумчиво тер подбородок, оценивающе посматривая на гостя.
- Это Энди, наш Хранитель. – Младшая сестра внесла ясность. – Энди, а это Коул.
- Приятно. – Кивнул головой Трюдо.
- Взаимно, - ответствовал Коул и покосился на диван. На нем лежала Прю, чьи прикрытые пледом плечи тихонько вздрагивали в такт мягкому дыханию. Пайпер сидела около старшей сестры, нервно теребя край клетчатого теплого одеяла…
- Это ее кровь в прихожей? - спросил демон, кивая на старшую ведьму.
- Да. – Фиби покачала головой. Она присела на второе пустующее кресло жестом пригласила Коула сесть рядом с ней. Он сел и приобнял сидящую на подлокотнике ведьму. Странное чувство… как будто вернулся домой.
- Ты дома, - чуть наклонившись, прошептала ему на ухо Фиби, словно услышав его мысли.


 



Похожие темы
  Название темы Автор Статистика Последнее сообщение

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей