Перейти к содержимому

Телесериал.com

ДНЕВНИК МИРЕЙ

Новый перевод Инны ЛМ
Последние сообщения

Сообщений в теме: 3
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22557
  • Откуда: Москва
  • Пол:
ДНЕВНИК МИРЕЙ

Автор – Aline

Перевод – Инна ЛМ

Примечание автора: фрагменты песни взяты из стихотворения американского поэта Юджина Филда (Eugene Field).

Неделя 1
25 мая 2012 г. (пятница)

Дорогой дневник,

Меня зовут Мирей Сэмюэль. Сегодня мне исполнилось 10 лет, и ты – подарок на день рождения от моей мамы. Я не просила тебя, но всё равно счастлива, что ты у меня будешь. Хорошо иметь кого-то своего возраста, с кем можно поговорить, кроме моего брата. Он такой придурок! Это и его день рождения тоже, потому что мама и папа настаивают, что мы близнецы, – но я что-то сомневаюсь! Я думаю, его перепутали в роддоме, как в том старом фильме «Big Business». ((Примечание переводчика: буквальный перевод названия – «Большой бизнес», или «Большое дело»; к сожалению, я не знаю, что это за фильм и есть ли у него общепринятое русское название.)) Мой настоящий близнец, может быть, бродит где-нибудь, гадая, где его вторая половинка! Так или иначе, моего брата зовут Жан-Мишель. Его вроде бы назвали в честь моего папы, но не точно. Понимаешь, мой папа француз, и его настоящее имя – Мишель. Хотя никто его так не называет. Даже моя мама зовет его Майклом. Я думаю, это потому, что она австралийка и считает, что английский – самый лучший язык в целом мире. Наверное, ты думаешь, что она могла бы постараться правильно произносить имя своего собственного мужа! Особенно если учесть, что ЕЕ имя тоже совсем даже не английское, оно русское. Мало того, по-русски это МУЖСКОЕ имя – Никита, как у того старого толстого типа, который был русским премьер-министром лет сто назад. Мне лично нравится французская версия папиного имени. Когда я вырасту, то буду называть его Мишель. Мы с папой часто и помногу говорим друг с другом по-французски – это наш собственный личный код. К счастью для меня, этот оболтус, мой брат, отказывается утруждать себя тем, чтобы выучить его. Он говорит, что слишком занят заботами обо всех своих «пациентах». Посмотрел бы ты, что он устроил в нашем сарае! Честное слово, он усыновил, наверное, миллионов пятьдесят всяких противных тварей – и все они, как он утверждает, нуждаются в медицинской помощи! Моя мама – его ветеринарный помощник, и я считаю, что она так же увлечена этим их проектом, как и он. Эти двое больше похожи на близнецов, чем он и я! Во-первых, мы с Жаном-Мишелем не выглядим одинаково. У меня зеленые глаза и такие же рыжевато-каштановые волосы, как у папы, только его – седые по бокам, над ушами и в одной пряди надо лбом. У моего брата голубые глаза, и волосы почти белые, настолько они светлые – мама говорит, что у нее были такие, когда она была маленькой. (Упс, кажется, это подрывает мою теорию насчет «перепутывания в роддоме»…) Так или иначе, мой брат и мама любят держаться вместе, совсем как я и папа. Большинство людей думают, что родителям следует относиться к своим детям совершенно одинаково, просто ради справедливости. Я не думаю, что это реально, а ты? Я имею в виду, у меня с папой много общих интересов, и у мамы с моим братом тоже много общих интересов, так что почему бы нам не разбиваться на пары вот так? Тем более что я знаю, что родители очень любят нас обоих.
Ну хорошо, давай я немножко расскажу тебе о себе. Я живу в большом фермерском доме, в часе езды от Монреаля, провинция Квебек. Мне здесь по-настоящему нравится, но я не уверена, не потому ли это, что я, можно сказать, нигде больше не бывала, кроме Монреаля несколько раз в году. Хотя я знаю, что здесь мне нравится больше, чем в большом городе. Ну-ка я подумаю, из-за каких вещей мне хорошо тут жить. Пожалуй, я составлю список:

1. Просыпаться по утрам от запаха кофе. (Я обожаю кофе с молоком на завтрак, особенно с круассанами!)
2. То, как солнце блестит на пыльном деревянном полу в моей комнате. (Я должна была протереть его вчера, но забыла.)
3. Играть на моей виолончели, особенно дуэтом с папой.
4. Читать детективы на крытой веранде во время грозы.
5. Заплетать маме волосы. (Они ВЗАПРАВДУ длинные и светлые, кроме нескольких седых прядей, но я ей о них не говорю.)

Пока что это всё, что пришло мне в голову, но я постараюсь добавлять к моему списку по одной новой вещи каждый день.

*************************

26 мая 2012 г. (суббота)

6. Разгадывать головоломки.

Ладно, вернусь к истории моей жизни. Я хожу в школу в маленькой деревне, Монпелье, примерно в 2 милях от нашей фермы. Моя учительница – мадам Бернар. Она очень славная. Я учусь в пятом классе, и мой самый любимый школьный предмет – writing. ((Примечание переводчика: наиболее близкий наш аналог – «родной язык», поскольку «писание (сочинений)» вряд ли является отдельным предметом.)) Им была бы музыка, но наша школа такая маленькая, что в ней нет преподавателя музыки, так что папа сам учит меня дома. Я думаю, это еще одна причина, по которой мама выбрала тебя как подарок на мой день рождения. Она говорит, что у меня талант рассказывать всякие истории. Хотя кем бы я на самом деле хотела быть – так это детективом. Они умеют наблюдать за людьми и стараются раскрыть преступления. Мне и правда нравится решать головоломки и загадки, и я люблю наблюдать за людьми и пытаться догадаться об их секретах, поэтому я думаю, что из меня выйдет действительно хороший частный детектив. Фактически я уже некоторое время практикуюсь на своей семье, пытаясь разгадать нашу собственную семейную тайну. И поверь мне, я уверена, что это БУДЬ ЗДОРОВ КАКАЯ тайна! Я читала о других семьях в книжках, и встречалась с родителями кое-кого из моих школьных друзей, и НИ У КОГО нет таких родителей, как у меня! Ты поймешь, что я имею в виду, после того, как я расскажу тебе о них побольше. Просто позволь мне пока сказать, что я думаю, что в наших жизнях происходит что-то очень странное, хотя мама и папа только посмеиваются, когда я пробую заставить их признаться. Я много раз видела эти взгляды, которыми они обмениваются, когда я задаю определенные вопросы, поэтому я убеждена, что они что-то скрывают. Кстати, о взглядах – ты когда-нибудь замечал, как мысли большинства людей ясно и целиком отражаются на их лицах? Моя мама такая же, но папа – нет. Он по-настоящему прячет свои мысли, по крайней мере большую часть времени. У него на лице появляется такое странное выражение, что-то вроде пустого взгляда, когда он не хочет, чтобы ты что-то узнала. А если он как следует рассердится, то делается совершенно спокойным, и глаза у него становятся такие безжизненные, как камни, которые я нахожу на дне нашего ручья, и он смотрит на тебя пристально и по-настоящему сурово. Говорю тебе, когда он окидывает меня ЭТИМ взглядом, я знаю, что лучше поскорее начать вести себя прилично! Ему даже не приходится ничего говорить! Хотя мой брат, похоже, никогда не обращает на это внимания. Он просто продолжает валять дурака в том же духе, пока не вляпается прямиком в неприятности. Я вижу, как это происходит, с начала и до конца – пока папа наконец не хватает моего брата, держит его крепко обеими руками, так что тот не может пошевелиться, наклоняется к нему и ОЧЕНЬ тихо говорит ему что-то на ухо. Когда это случается, даже Жан-Мишель понимает, что он «покойник»! Хотя я должна признать, что обычно папа очень даже уравновешенный. Мама, с другой стороны, совершенно непредсказуемая. Она может смеяться вместе с вами, но уже через минуту, когда события начинают выходить из-под ее контроля, она принимается орать. И не успокаивается, пока всё опять не пойдет гладко. Она прямо как собака с косточкой. Иногда это даже смешно. Мой брат, бывает, нарочно заводит ее, просто чтобы посмотреть на это шоу. Если папа дома, то он приходит и успокаивает ее. Я много раз видела, как он это делает (я уже говорила тебе, что люблю наблюдать за людьми!). Он всего-навсего молча подходит к ней и опускает руку ей на плечо. И когда она почувствует вес его руки, то просто останавливается, что бы ни делала, и кладет свою ладонь поверх его. После этого они иногда по-особенному смотрят друг на друга, и мой брат и я знаем, что теперь мы в безопасности, потому что эти двое собираются пойти в свою спальню и повесить на дверь обезьянку. Да, – я ведь должна рассказать тебе насчет обезьянки. С тех пор как я себя помню, такое бывало множество раз – когда дверь в комнату родителей закрыта и на дверной ручке висит эта мягкая игрушка. Мама сказала Жану-Мишелю и мне, что когда мы увидим обезьянку на двери, то должны стучаться, прежде чем войти, и даже тогда только если у кого-то из нас идет кровь, не меньше. Конечно же, сидящий во мне детектив просто обязан был разузнать, что происходит за той дверью! И поэтому однажды днем, когда мне было лет пять или шесть, и считалось, что я сплю, я выскользнула из постели, на цыпочках подкралась к их двери и так тихо и медленно, как только могла, открыла ее. И они были там! Совсем без одежды! И боролись на кровати! Сначала это выглядело так, словно папа побеждает, потому что он был сверху, но потом мама перевернула его, и теперь уже она стала побеждать! Хотя по его виду не похоже было, что он сердится из-за этого. На мое невезение, как раз тогда он поднял глаза и увидел меня, стоящую в дверях. Я поняла, что у меня был разинут рот, потому что я быстренько закрыла его, когда увидела, как он уставился на меня! Я захлопнула дверь и помчалась со всех ног назад в постель. Я лежала там и ждала, что они сейчас придут и зададут мне по первое число, но они так этого и не сделали. Вместо этого вечером за ужином они объяснили Жану-Мишелю и мне, что то, что я видела, на самом деле не борьба, а то, что мамы и папы делают вместе, когда любят друг друга, и что так получаются дети. Когда я спросила папу, появились ли Жан-Мишель и я от этого, он улыбнулся и сказал: «Да». Папа не очень часто улыбается, поэтому я поняла, что всё в порядке и они не собираются наказывать меня за то, что я открыла дверь. Потом я спросила, пытались ли они сделать еще детей, но мама как-то сразу погрустнела и сказала, что других детей не будет. Но папа обнял ее одной рукой и поцеловал в щеку, и она улыбнулась ему, так что я больше об этом не беспокоилась. Говоря по правде, это просто прекрасно, что мы – единственные дети в этой семье! Противно даже думать, что мне пришлось бы иметь дело с еще одним Жаном-Мишелем! Или, того хуже, с сестрой, с которой пришлось бы делить папу!

*************************

27 мая 2012 г. (воскресенье)

7. Тишину.

Сегодня воскресенье. Я люблю воскресенья. Иногда мы ездим в церковь Святой Жанны д’Арк в Монпелье, к ранней утренней мессе. Перед входом в церковь стоит статуя Жанны д’Арк. Она была знаменитым французским воином, хотя ей было всего девятнадцать лет и она была женщиной! Она носила меч и отправлялась в бой как рыцарь. Ее сожгли на костре, но она отказалась отречься от своей веры. Я бы хотела быть похожей на нее, но не знаю, хватит ли у меня смелости. И надеюсь, что мне никогда не придется это выяснять!
Я люблю ходить к мессе в 8-30, потому что это очень спокойная служба – всего несколько стариков и мы. Я думаю, папе это тоже больше нравится, потому что в одно из воскресений мы приехали к 11-часовой мессе, и он выглядел как будто раздраженным в течение всей службы. Он заставил нас сесть сзади, у самой стены, хотя Жан-Мишель и я хотели пройти на переднюю скамью, чтобы было лучше видно. Он держал руки сложенными под карманом пиджака, как делаем мы оба, когда стараемся не двигаться, и всё время тайком бросал взгляды на остальных людей в церкви, как будто старался определить, кто они такие. Когда отец Анри позвал всех к причастию, папа не пошел. Мама положила ладонь на его руку, чтобы повести его, но он только покачал головой. Иногда он не ходит к причастию вместе со всеми нами. Мне интересно почему – ведь мама всегда ходит, хотя она даже не католичка. Она сказала мне как-то, что причастие – это всё равно что приглашение на званый обед с очень хорошим другом, и отказаться пойти было бы невежливо. Я не думаю, что папа хочет быть невежливым. Но иногда ему трудно есть. Я много раз видела, как он сидит за ужином и только выпивает стакан молока. Мама раньше пилила его из-за этого, пока однажды так не доняла его тем, что он не ест ее лазанью, что он съел эту самую лазанью, только чтобы доставить маме удовольствие. Через несколько минут он, извинившись, встал из-за стола, и я слышала, как его рвало в ванной. Поэтому, когда он не подходит к причастию, мама не пытается его заставлять. Она не хочет, чтобы случилось так, что его вырвет гостией в церкви! (Отец Анри рассказывал нам, что если гостия упадет на пол, священник должен поднять ее и съесть. Интересно, должен ли он делать это и с той, которая уже была кем-то съедена.)
Отец Анри, священник из церкви Святой Жанны, очень давний друг нашей семьи. Он венчал маму и папу и крестил меня и Жана-Мишеля. Он очень славный, и иногда приезжает к нам в гости. Он был у нас на ужине в прошлый уикэнд, как раз после того, как папа вернулся из деловой поездки. Отец Анри всегда приезжает к нам, когда папа возвращается из деловых поездок, и они уходят в папин кабинет и очень долго разговаривают там. Папа часто уезжает по делам – а когда возвращается, то некоторое время выглядит другим. Я тогда стараюсь не очень внимательно всматриваться в его глаза, потому что они всегда бывают этого тусклого, безжизненного цвета. Хотелось бы мне знать, какой работой он занимается. Однажды я спросила маму, и она сказала, что он помогает людям, у которых проблемы с «секьюрити». Я спросила, что значит «секьюрити», и она сказала – «безопасность». Могу поклясться, что мой папа очень хорошо выполняет свою работу, потому что я всегда чувствую себя в безопасности, когда он рядом.
В общем, иногда папа приезжает домой, когда Жан-Мишель и я уже спим, а когда утром мы встаем, он еще спит. В такие дни он спит подолгу, и мама говорит, что он очень устает от того, что так много и напряженно работает. Как-то раз я потихоньку пробралась в спальню и увидела его в постели. Его глаза были закрыты, но под ними были такие темные тени. Его волосы казались почти черными, потому что они были все грязные и потные, и видно было, что он давно не брился. Я люблю обнимать его сразу после того, как он побреется, но иногда он забывает это делать, и я вся исцарапываюсь о его колючую щетину. Я немного постояла и посмотрела на него, но потом почувствовала, как будто в животе что-то похолодело и опустилось, и выбежала из комнаты. Мама поймала меня в коридоре, усадила и побеседовала со мной о праве других людей на уединение. Честное слово, я не имела ничего против того, чтобы ее выслушать!
В другой раз я слышала, как мама и папа разговаривали в своей комнате – очень тихо, а я стояла за дверью (детективный метод № 1). Она назвала его по имени таким тоном, как называет меня и Жана-Мишеля, когда злится на нас, и тогда он сказал: «Со мной всё в порядке». Через некоторое время я услышала, как в их ванной из душа полилась вода. Это продолжалось долго. Когда мама вышла из их комнаты с кучей белья для стирки и понесла ее в подвал, я отправилась вслед за ней (детективный метод № 2) и увидела, что, когда она свалила в стиральную машину белые полотенца, они все были в больших красных пятнах. Тем вечером за ужином мама сказала, что папа не очень хорошо себя чувствует, но скоро ему станет лучше. Я спросила, можем ли мы зайти пожелать ему спокойной ночи, но когда она привела нас, он уже спал. Лицо у него было такого странного цвета – какое-то серовато-белое. Я здорово испугалась, когда увидела его.
Как обычно, Жан-Мишель вел себя так, словно не заметил никакой разницы, но я думаю, что он тоже испугался, потому что провел весь вечер в сарае со своими «пациентами». Я старалась не думать о тех полотенцах, но у меня не получалось, я всё равно о них думала. Так или иначе, следующий день папа оставался в постели, но еще через день он спустился вниз и держался так, как будто вообще ничего не случилось. Я боялась обнимать его слишком крепко, но он сам обнял меня и поцеловал в макушку, как делает всегда, после того как приезжает домой, а потом мы целый час играли с ним дуэты. В тот вечер отец Анри приехал на ужин.

*************************

28 мая 2012 г. (понедельник)

8. Новый зеленый вельветовый школьный жакет с белой блузкой.

Сегодня началась последняя учебная неделя в этом семестре. Мы все надели зеленое и белое, чтобы это отпраздновать. Отец Анри говорит, что зеленый – цвет надежды и весны. На эту неделю у меня нет никаких домашних заданий, поэтому я могу использовать это время, чтобы писать в тебе, дорогой дневник. Вчера после церкви я так хорошо провела время. Мы все отправились на пикник, и Жан-Мишель и я бродили босиком по нашему ручью в первый раз за эту весну. Вода всё еще слишком холодная, чтобы купаться – может быть, в следующем месяце… Это был действительно чудный день. В этом году так много диких цветов – золотистых, и розовых, и оранжевых, и голубых, и фиолетовых – по всему лугу. Мы расстелили большую клетчатую скатерть и ели до тех пор, пока больше уже в нас не лезло! Мама сделала жареного цыпленка, картофельный салат, печеные бобы и два пирога – яблочный и персиковый. Для питья у нас был холодный лимонад. После ланча мы все легли на траву и стали глядеть в небо. Оно было ясное и голубое, с парой больших белых пушистых облаков высоко над нами – таких, из которых можно выдумывать всякие картинки. Мы по очереди говорили, что видим в них. Жан-Мишель увидел кролика, я – старика с бородой, а мама – пуделя. Папа сказал, что он никогда не мог ничего увидеть в облаках. Но я ему не поверила, потому что заметила, как в его глазах появляется такой необычный пристальный взгляд, когда он смотрит на них. Я думаю, он видит вещи, о которых не хочет нам рассказывать.
В общем, после нашей «игры в облака» Жан-Мишель и я отправились бродить по ручью, а мама и папа (как старые люди) просто лежали в траве и разговаривали. Когда я оглянулась на них, мама держала папину голову у себя на коленях и заправляла ему волосы за ухо, как она всегда делает, и что-то шептала ему.

*************************

29 мая 2012 г. (вторник)

9. Мягкое тянучее шоколадное печенье прямо из духовки, полное внутри горького шоколада.

Сегодня, когда я вернулась домой из школы, мама испекла мое самое любимое печенье. Я его учуяла, едва вошла в дверь. В доме было так хорошо и спокойно – как раз так, как мне нравится. Я взяла горсть печенья и большой стакан холодного как лед молока с собой на солнечную веранду и смотрела, как мама и папа возятся в саду. Они собирали овощи для сегодняшнего ужина – наверное, опять зеленые бобы и картошку. Мне так надоели и опротивели бобы и картошка! Кажется, что всё созревает внезапно и одновременно, и мы едим одно и то же на обед и ужин целыми неделями! Хотя Жан-Мишель, по-моему, ничуть не против. Он прямо живое ведро для пищевых отходов! Я не уверена, что он вообще успевает распробовать то, что засовывает в рот – оно определенно не задерживается там достаточно долго для этого, потому что он никогда толком не прожевывает еду.
После ужина я пошла в свою комнату поупражняться на виолончели. Иногда мне нравится просто сидеть и держать ее, позволяя музыке наполнять меня изнутри, как вода наполняет раковину в ванной, когда вставишь пробку в сток. Потом, когда я провожу смычком по струнам, музыка сама выливается потоком, как если бы кто-нибудь вынул пробку. Так она всегда звучит лучше, хотя я никогда не знаю точно, что за мелодия получится. Сегодня вечером это была американская колыбельная, которая называется «Прошлым вечером, детка». Я не помню все слова, но некоторые из них такие:
Last night, my darling, as you slept,
I thought I heard you sigh,
And to your little crib I crept,
And watched the space thereby.
Then bending down, I kissed your brow,
For, oh, I love you so.
You are too young to know it now,
But sometime you shall know.
Some time when in a darkened place,
Where others come to weep,
Your eye shall see a weary face,
Calm in eternal sleep.
Look backward then into the years,
And see me here tonight.
See, oh my darling, how my tears
Are falling as I write.
And feel once more upon your brow
The kiss of long ago.
You are too young to know it now,
But sometime you shall know.
((Примечание переводчика: поскольку в английском языке глаголы не меняются по родам, то невозможно определить, написана ли колыбельная от лица отца или матери (возможно, что ее автор специально не стал этого уточнять – так сказать, «родитель вообще»); это же относится и к полу ребенка. Мой выбор при переводе – «отец» – довольно условен и основан исключительно на том, что автор стихотворения – мужчина.))
Прошлым вечером, детка, когда ты спал,
Я подумал, что услышал твой вздох,
И я подошел на цыпочках к твоей кроватке
И оглядел всё вокруг.

Потом, наклонившись, я поцеловал тебя в лоб,
Потому что я так тебя люблю.
Ты слишком мал, чтобы понять это сейчас,
Но когда-нибудь ты поймешь.

Когда-нибудь, когда в том мрачном месте,
Куда люди приходят плакать,
Твои глаза увидят усталое лицо,
Спокойное в вечном сне.

Тогда оглянись назад сквозь годы,
И ты увидишь меня здесь сегодняшним вечером,
Увидишь, детка, как текут мои слёзы,
Пока я это пишу.

И почувствуй еще раз на лбу
Этот давний поцелуй.
Ты слишком мал, чтобы понять это сейчас,
Но когда-нибудь ты поймешь.

Когда песня закончилась, я подняла глаза и увидела, что мама и папа стоят в дверях моей комнаты и смотрят на меня. Мама улыбнулась и сказала: «Твой отец играл эту песню в тот вечер, когда сделал мне предложение». Я никогда об этом не знала.

*************************

30 мая 2012 г. (среда)

10. Гром и молнию в жаркий летний день.

Сегодня днем была большая гроза. Я сидела на передней веранде со стаканом лимонада и сборником детективов и наблюдала, как черные облака несутся по небу. В воздухе пахло дождем, и птицы летали близко к земле, ловя жуков, чтобы накормить всех своих недавно вылупившихся птенцов в гнездах на яблонях и персиковых деревьях в саду. Затем разразилась буря, и тяжелые капли застучали по грязи на заднем дворе и по жестяной крыше веранды. Быстрее и быстрее, пока они не стали звучать как барабаны в оркестре, который я однажды слышала в Монреале. Но я не боюсь гроз. Мама и папа же не боятся, так почему я должна? Как-то вечером, вскоре после того, как папа вернулся домой из деловой поездки, была сильная буря. Я читала у себя в комнате, а когда выглянула в окно, то увидела папу, стоявшего прямо там, под дождем, гром и молнии грохотали вокруг, а он только закинул голову назад и вытянул руки в стороны, давая дождю стекать по нему. Я знаю, какое это приятное ощущение. Потом мама вышла и крепко обняла его, и они стояли там вдвоем, промокая насквозь. Наконец она потащила его в дом, но я видела, что он на самом деле не хотел уходить. Той ночью я слышала плеск в их ванной, но не вошла, потому что на двери спальни висела обезьянка.

*************************

11. Запах кожаной куртки моего папы.

Сегодня папа и я вместе ездили на мотоцикле! Он в первый раз разрешил мне поехать вместе с ним. Это один из его подарков на день рождения мне и Жану-Мишелю (мама была не очень-то довольна!). Он сказал, что теперь, когда нам исполнилось десять, мы достаточно взрослые, чтобы соблюдать правила езды на мотоцикле без его напоминаний. Я по-настоящему горжусь тем, что он доверяет мне. У него такой роскошный мотоцикл – большой и черный, и он всегда надевает черную кожаную куртку и черный шлем, когда ездит на нем. Однажды он приехал на мотоцикле в школу, чтобы привезти мне завтрак, который я забыла дома, и все мои одноклассники стояли, раскрыв рты, и смотрели, как он отъезжает. Моя лучшая школьная подруга Сюзанна сказал мне потом, что он выглядел совсем как Черный Рыцарь на своем боевом скакуне, отправляющийся на битву. Я никогда этого раньше не замечала, потому что вы ведь не думаете о своем собственном папе как о Черном Рыцаре. Я передала маме то, что услышала от Сюзанны, и мама только засмеялась и сказала, мол, она готова поклясться, что Черный Рыцарь не был бы настолько нерыцарственным, чтобы оставлять туалетное сиденье поднятым, так что его жена провалилась туда посреди ночи!
Ну ладно, вернемся к поездке на мотоцикле. Как еще один подарок на день рождения, папа купил мне специальный фиолетовый шлем с моим именем на нем, и подходящую к нему фиолетовую куртку. Я забыла тебе сказать, что фиолетовый – мой любимый цвет. Он показал мне, как надежно держаться, обхватив его руками за талию, и мы поехали. Сначала он сделал круг по двору, довольно медленно, чтобы убедиться, что со мной всё в порядке, но потом прибавил газу и помчался прямо, по грязной дороге, ведущей в Монпелье. Я почувствовала себя так, словно лечу! Я крепко ухватилась за папу и прижалась лицом к его куртке, потому что ветер был холодный. Я обожаю запах кожаной куртки моего папы. Это его собственный, очень особенный запах – лосьона после бритья, и дыма от сгоревших в камине дров, и еще один хорошо различимый запах, который просто его. Я надеюсь, что скоро он снова возьмет меня покататься.
Завтра мне исполнится ровно десять лет и одна неделя. Я немножко удивлена, что пишу в тебе каждый день. Почему-то я думала, что у меня будет недостаточно такого, что можно рассказать тебе, но чем больше я пишу, тем больше мне хочется писать. Хотя забавно, что многое из того, что я написала, не только обо мне – а еще о маме и папе. Я думаю, это потому, что наша тайна, кажется, начинается и кончается на них. Чем старше я становлюсь, тем больше у меня появляется вопросов. И я знаю, что рано или поздно найду ответы. Спокойной ночи, дорогой дневник. Спасибо, что был моим другом (и партнером в моем личном детективном агентстве).

Пока что я заканчиваю писать.
 

#2
Natasha
Natasha
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 16 Июн 2005, 01:24
  • Сообщений: 1266
  • Откуда: Бокситогорск
  • Пол:
ЭТО ВЕЛИКОЛЕПНО!!! :yes: :cool: :yes:
Только мне кажется, что в 10 лет ребенок не может так точно описать свои мысли,... но всё может быть.
 

#3
VIOLA
VIOLA
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 Дек 2004, 20:09
  • Сообщений: 1425
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Потрясающе! :)
Просто нет слов! :) :) :)
МОИ АПЛОДИСМЕНТЫ! :) :)
 

#4
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
Потрясающие дети у наших героев!
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей