Перейти к содержимому

Телесериал.com

О слабостях

Дневники вампира. Клаус и Кэролайн.
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение
#1
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 502
  • Пол:
Клаус улыбается. Этой своей обольстительной дьявольской улыбочкой, которую помнит очень много девушек. Ещё никто не устоял.
И эта скромная студенточка скоро тоже сдастся.
Они все в итоге продают душу.
Святых нет.
Студенточка нервно облизывает губы, и ей, наверное, стоит подумать получше об этой сделке, но глубокий голос расписывает радужные перспективы. Такой успокаивающий, такой надёжный.
Когда придёт пора платить, она что-нибудь придумает.
О, они все на это надеются.
Студенточка открывает чересчур напомаженный ротик, чтобы сказать заветное «да», и тут появляется она.
Золотистые волосы, кристально-чистые голубые глаза, изящная фигура и благочестивое выражение лица, от которого как-то вдруг тянет блевануть.
В общем, типичный такой ангел.
- Это не твоя территория, Кэролайн, - вежливо улыбается Клаус и пытается прожечь её взглядом.
- Теперь моя, - радостно, звонко и раздражающе сообщает ангел и переводит взгляд на девчонку.
- Ты подумала о чистоте своей души, дитя моё? – Спрашивает Кэролайн, и это звучит смешно и пафосно, особенно от неё такой молодой, лощённой и счастливой.
Но студенточка почему-то впечатляется.
- Нравится срывать именно мои сделки? Ты меня преследуешь, Кэролайн? – Несостоявшаяся жертва убежала, так что можно не тратить время на вежливость. Клаус показывает свое истинное обличье. Жёлтые глаза, чёрные вены и, разумеется, рога.
Кэролайн фыркает. Клаусу очень хочется думать, что её храбрость напускная.
Но он слышит, как стучит её сердце.
Спокойно, ровно. Она его не боится. Она никогда его не боялась.
- Мне тоже не нравится твоё общество, - безмятежно отзывается Кэролайн, - но это моя работа. И согласись, гораздо приятнее твоей.
- Правда? А как же азарт? Власть? Ты бы попробовала разок. Смущать эти юные головки, руководить ими, они же потом считают, что это бы их выбор. Это несравненно, - Клаус добавляет более глубокие нотки в голос, а Кэролайн закатывает глаза.
Его обаяние действовало на всех.
Кроме Кэролайн.
- Ты, правда, думаешь сбить ангела с пути истинного одним своим голоском?
- О, красавица, у меня есть не только голос, - Клаус снимает узкую водолазку, и Кэролайн поспешно удаляется, гневно хлопая крыльями.

Эта цель будет посерьёзней, чем молоденькие дурочки.
Мистер Джонсон почти святой. Здоровый образ жизни, спорт, благотворительность. Учтивый, вежливый, сострадательный. Не совершивший ничего дурного за все свои сорок пять лет.
Кто-то бы сказал, что склонить такого продать душу, невозможно.
Но Клаус знает, что слабости есть у всех.
У него тоже когда- то были.
Пока он о них не забыл.

Слабость Джонсона – это Мегги. Красавица Мегги 14 лет, его дочка. Белокурые локоны, лучистые глаза. Она вполне могла бы стать ангелом.
- Она вполне может стать хорошей приманкой. Как думаешь я могу её соблазнить? 14-летние девочки ведутся на элегантных парней с британским акцентом.
- Клаус, у тебя есть совесть? – спрашивает Кэролайн. Она постоянно его об этом спрашивает, а Клаус никогда не отвечает. Какая совесть может быть у демона?
Клаус думает, что именно сделать с Мегги, чтоб Джонсон забыл о правилах. Отец может на многое пойти ради дочери.

На следующий день Джонсон с дочкой исчезают. Клаус сверяется с графиком Джонсона, удивляется, но ведь всё бывает. Какие-нибудь неотложные дела.
Через пару дней он начинает их искать.
Через неделю он, сверкая глазами, преграждает дорогу Кэролайн, спокойной и невозмутимой как всегда.
- Ты знаешь правила. Я соблазняю. А ты вещаешь мораль своим звонким голосочком. Мы не прячем объект друг от друга.
Кэролайн не оправдывается, она недовольно дергает точеным плечиком, и смотрит как-то серьёзно-серьёзно, так что на секунду Клаус вспоминает, сколько ей лет.
А потом это уходит, и перед ним снова стоит счастливая и молодая Кэролайн.
- Они не объект, Клаус, - мягко так, как будто с двухлеткой. Который не понимает элементарных вещей. Но он не настроен слушать морали.
- Если ангел нарушает правила, то я тоже волен действовать как хочу. Лучше верни их по-хорошему.
Кэролайн даже не удостаивает его ответом, проходит мимо, гордо подняв светлую головку, изящная и несгибаемая как всегда. И, возможно, эта несгибаемость и вызывает в нём такую ярость.
Он хватает её за шею, длинную, очень тонкую – так легко переломить – и получает коленом под дых, а крылом по голове.
Кэролайн, гневно потрясая крыльями, удаляется, не удостоив его взглядом.
Он и забыл, какая она сильная.
Возможно, у Кэролайн слабостей нет.

Это было непросто. Но ангелы тоже имеют небольшие грешки (разумеется, кроме этой белокурой святоши). Значит, их можно шантажировать.
Так что путём шантажа он выходит на след Джонсона и его очаровательной дочурки.
Они скрывались в дешёвом отеле, а Кэролайн бдила рядом. Почти всегда.
Дальше уже было легче. Устроить мощнейшую аварию. И пока сострадательная Кэролайн мчится спасать истекающих кровью людей прикосновением своих целительских ладошек (люди как обычно спишут всё на везение и силу организма), Джонсоны в его полном распоряжении.
А Кэролайн может утешаться тем, что спасла на этой дороге несколько человеческих жизней.
Хотя его не очень должно волновать то, чем будет утешаться ангел.
Клаус, ухмыляясь, вырубает Джонсона, хватает Мегги и смывается.
Он всего лишь отвозит Мегги в лес. Это нельзя назвать подлостью. А то, что этот лес кишит чёрт знает какой нечистью, так это не его проблемы.
И если Джонсон хочет дочурку вернуть, придется запачкать душонку.
Например, убить человека.
Да, это будет самое то.
Джонсон должен убить человека в течение нескольких часов.
Кэролайн, бежит в лес спасать девчонку.
Не спасёт, конечно. Ангел в этом сверхъестественному лесу – та ещё приманка. Повезёт, если сама выживет.
Но ему на её выживание абсолютно плевать.

- Вот серьёзно, да? Платье, конечно, супер. Дизайнерское, коротенькое, в облипочку. И шпилечки – высший класс. Но тебе не кажется, что твой наряд несколько не подходит к этому месту? Кроссовки могла бы одеть раз в жизни.
Кэролайн не сочла нужным отвечать. Только всем своим презрительным взглядом сообщила, куда ему можно засунуть своё мнение о её предпочтениях в одежде.
- Я здесь только для того, чтобы увидеть, как ты ломаешь себе шею на своих шпильках. А если сильно повезёт – как пытаешься на этих шпильках убежать от какого-нибудь монстрика. И ломаешь шею.
Его вроде бы и не спрашивали, что он здесь делает, но решил внести ясность. Чтобы вдруг не подумал никто ненароком, что ему есть дело до Кэролайн.
Кэролайн продолжает его игнорировать.
Монстр, выскакивающий неожиданно (как и положено монстру) раза в два выше Кэролайн и раз в десять крупнее.
И да – Клаус постоянно забывает, какая она сильная. Кэролайн всегда побеждает. Так уж заведено.
Они находят девчонку через пару часов, после убийства ангелом нескольких монстров (Клаус демонстративно не вмешивался), и Клаус стремительно хватает ангела за шею и вырубает о близстоящее дерево.
Это даст ему пару минут форы.
Он хватает Мегги и тащит в глубь леса, к монстрам позлее и попроворнее, что бы разорвали девчонку на части, чтобы только он смог вернуть её из мёртвых обрадованному отцу в обмен за какую-нибудь жалкую жизнь.
В общем, если разобраться, ничего страшного такого и не произойдет.
Умрёт какой-нибудь придурок, Джонсон перестанет быть святошей, девчонка просто и испугается ненадолго.
И нет – он не готовит оправдательную речь для Кэролайн, это он так. Дикцию упражняет.

Мегги закрывает глаза ладонями, как-то по-детски так беспомощно, и, наверное, если бы у Клауса была совесть, он бы проникся. Но совести, слава дьяволу, нет.
На неё надвигается сразу несколько монстров, привлечённые запахом свежей детской плоти, и ничего сейчас не сможет их отвлечь от трапезы.
Ну, только ангел, освещающий нимбом пол-леса, прекрасный и беззащитный в длинном белом платье с беспомощно опущенными крыльями.
Клаус скрипит зубами. Звучно так, с чувством. Даже монстры косятся на него слегка боязливо.
А потом оставляют в покое неинтересное дитя и несутся к вкусному ангелу.
Клаус со скучающим видом, ждёт пока блондинка всех порвёт. Наверное, нужно будет придумывать другой план.
Кэролайн стоит. С неестественно прямой спиной, побледневшая и сосредоточенная. Непривычная.
И Клаус вдруг с отчётливостью понимает, что сразу девять монстров даже ей не победить, а она просто даёт девчонке фору.
И, в общем, ангелы иногда жертвуют собой. И, в общем, это даже плюс.
Он ведь этого хотел, так?
Кэролайн отбивается яростно, давая девчонке сбежать, чем та и пользуется. Кэролайн отбивается яростно, и на секунду кажется, что у неё есть шанс.
А потом оба крыла повисают рваными клочьями и один из монстров заносит когтистую лапу над её изящной и неразумной головкой.
Клаус сосредоточенно рассматривает свои окровавленные ладони, стараясь не смотреть на голову, катящуюся по земле.
Голова укоряюще смотрела на него мёртвыми глазами.
В общем, заслужил.
Монстры должны держаться вместе.
Монстры не должны спасать ангелов.
А Кэролайн воспринимает своё спасение, как нечто естественное. Как будто Клаус каждый день её спасает. Как будто, он герой. Как будто ему можно верить.
И Клаус делает то единственно верное, что должен сделать монстр в такой ситуации. Он догоняет Мегги и вырывает ей сердце.
Кэролайн смотрит недоверчиво, как будто ей почудилось, как будто сейчас он скажет, что пошутил, Мегги встанет с земли и объявит, что это розыгрыш.
Кэролайн смотрит так, как будто бы он не прогнил насквозь, как будто у него всё еще есть шанс, а он просто запутался, но стоит ей протянуть к нему руку, сказать, что всё будет хорошо, произойдёт чудо, мир перевернётся, и он перестанет быть монстром.
И Кэролайн протягивает ему руку, и он может её принять, поверив в чудо или переломать тонкие пальцы, как положено по статусу, а он делает самое неразумное, что можно придумать – он сбегает.

Джонсон убивает человека, Клаус воскрешает Мегги, Джонсон, не справившись с угрызениями совести, кончает с собой и попадает в ад.
Это было очень вкусно, и он доволен.

В ад за Джонсоном спускается ангел, нарушая все мыслимые правила.
Демоны довольно скалятся, представляя как будут пытать обнаглевшего ангела.
Клаусу плевать и не интересно, это ангел может быть кем угодно.
Хотя, кому может прийти в голову столь тупая идея, как не Кэролайн?

Кэролайн идёт по аду, гордо держа голову. Спокойно и прямо, как будто у нее есть шанс здесь не сгинуть, заражая всех своей уверенностью, что возможно даст ей лишних несколько секунд форы, прежде чем демоны опомнятся и разорвут её в клочки.
Можно надеяться, что за эти несколько секунд Кэролайн резко поумнеет и свалит, а можно быстро схватить её, зажав рот рукой, и затащить в укромное место.
Это действие даёт эффект мощного дежа вю, но ведь такого никогда не могло происходить, в распорядок его дел обычно не входит спасение ангелов.
Кэролайн смотрит устало, не пытаясь вырваться из его хватки, и Клаусу она не нравится такой слабой. Так ей не выжить.
- Ты понимаешь, что не на прогулке? Вали отсюда.
- Разве я могу уйти без Джонсона? – Удивляется Кэролайн, искренне, широко распахнув голубые глазищи, так что на секундочку, и он уверяется – ну, конечно, не может, как же иначе. А потом Клаус раздражённо вцепляется в воротник её дизайнерского (!) платья и минуту трясёт её как нашкодившего щенка.
Что было больнее – удар шпилькой в пах или страх в её глазах – можно будет обдумать потом, в более спокойной обстановке.
Кэролайн, не по-ангельски взвизгнув, убегает от него, не разбирая дороги, куда-то в самую глубь ада, и он должен быть рад – она наконец-то его боится (ура! ура!).
Клаус должен быть рад, и вся нелогичность его не радости скоро выместится на каких-нибудь невезучих грешниках, но сначала нужно отыскать слабоумного ангела, взвалить на плечо и увести из этого дурдома.
Кэролайн, каким-то чудом не наткнувшаяся на демонов, старательно ломает цепи, сковывающие Джонсона и тащит его за собой наверх.
И её невозмутимость и сила воли несколько парализуют стражей, а Кэролайн сильная и стремительная, гордо раскинув крылья, выбирается наружу и выталкивает вперёд себя Джонсона.
А потом стремительно падает вниз, увлекаемая очнувшимися стражами, ломая крылья и подбадривающе улыбаясь спасшемуся Джонсону.

Кэролайн не кричит. И это выбешивает демонов. Наверное, даже сильнее чем её победная улыбка. Но она не кричит – и это хорошо.
Так почти можно представить, что она выбралась.
Он так устал её спасать.
И он ничего ей не должен.

Когда-то ты подарил ей платье на выпускной, - говорит внутренний голос.
Клаус демон и всегда был демоном, не было никакого другого прошлого, не было ничего.
Когда-то ты её нарисовал, - говорит внутренний голос.
У демонов не может быть слабостей. У Клауса не может быть слабостей, слабости – это проблемы. Слабости – это больно.
Когда-то она вернула тебе браслет, потому что ты чудовище, - говорит внутренний голос.
Если придумал себе мир, то продолжай придерживаться легенды, не прислушивайся к голосам, и не проявляй слабости. Если хочешь оставаться сильным. Если хочешь снова научиться нормально жить. Без противного, постоянного, душераздирающего «а если бы».
Когда-то ты спас её жизнь дважды, перед этим сам её чуть и не убив, и посчитал, что вы квиты, - говорит внутренний голос.
Клаус демон и всегда был демоном, не было никакого другого прошлого, не было ничего. Вспоминать нельзя.
Когда-то она просто озарила твою жизнь своим появлением. Независимая и гордая, просто подошла к тебе, одним своим взглядом вынула сердце, перевернула не прогнившей стороной, вставила обратно, заразила своим теплом и дала кучу шансов стать не монстром. Так что вы не квиты, - говорит внутренний голос.

И, возможно, когда-то, когда Клаус ещё не был демоном, но уже был первоклассным монстром, жила была светлая девочка по имени Кэролайн, которая почему-то в него верила, хотя он никаких поводов не давал. И, возможно она давала ему шансы, которые он талантливо и виртуозно похерил. И, возможно, они оба погибли. И возможно, когда она предсказуемо стала ангелом, а он предсказуемо остался монстром, то он решил забыть свою прошлую жизнь, потому что прошлая жизнь – это справедливо ненавидящая его семья во главе с Хоуп, куча трупов и тотальное отсутствие в его жизни Кэролайн.
Но ведь это был его выбор.
Он неподражаемо талантлив в принятии неверных решений.
У демонов не бывает слабостей, - упрямо повторяет Клаус, и плевать на всё.

У Кэролайн волосы спутанные, липкие от крови, на крылья слабонервным лучше не смотреть, да и не слабонервным, в общем-то, тоже.
Кэролайн умудряется оставаться привлекательной даже заплаканная, выпачканная в крови, упорно вцепившаяся в ногу одного нелогичного демона, не бросать же его, после того как он её вытащил.
Она склоняется над ним, израненным и привычно ухмыляющимся, гневно взмахивая остатками крыльев, и мягко выговаривая за безрассудство (это она-то ангел, спустившаяся в ад).
Клаус ухмыляется и считает в уме демонов, которых он убил для неё.
Возможно, ты когда-нибудь поймёшь, что Кэролайн совсем не слабость, - говорит внутренний голос.
Фото/изображение с Телесериал.com
 

#2
Vикторина
Vикторина
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Июл 2016, 18:23
  • Сообщений: 5903
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Кэролайн очень хорошо написана.
И что бы она не делала в "Дневниках вампира", я считаю, что да, она ангел, вот такой ангел, девочка-девочка.
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей