Перейти к содержимому

Телесериал.com

Изменяя судьбы

Фанфик в жанре фэнтези
Последние сообщения

Сообщений в теме: 54
#31
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Лондон, два дня спустя

Внезапный крик, полный ярости и злобы, пронзил воздух и нарушил тишину ночного переулка. Крик еще не успел стихнуть, когда к всеобщей какофонии звуков прибавился скрежет мечей, резкие и короткие хлопки и громкие голоса. Стычки светлых и темных магов прямо на улицах города уже давно стали частью реальности, но на этот раз все было немного иначе. Отряд колдунов-ассасинов был застигнут врасплох группой светлых магов, патрулировавших улицы. Когда Ева, возглавляющая патрульную группу, увидела врагов, они передвигали по воздуху громоздкий предмет, отдаленно напоминающий шкаф. Ассасины шли осторожно и явно не хотели оказаться обнаруженными, но встреча состоялась. Двое темных магов исчезли вместе с предметом, остальные шестеро вступили в битву с противниками.
Напряжение нарастало. В нескольких метрах над сражающимися захлопнулось окно – люди не вмешивались в магическую войну и, находясь под защитой Завесы, предпочитали сохранять видимость нормальной жизни.
Смертельное проклятие пронеслось в дюйме от Евы, едва не задев ее.
- Осторожно! – Мари-Виктуар вовремя оттолкнула подругу к стене и тут же обернулась к врагу, отразив выпад мечом.
Быстрые движения рук намного опережали мысли. Битва была столь яростной, что воины опасались задеть кого-нибудь из своих. Мир словно был пропущен через призму стекол калейдоскопа: разноцветные вспышки слепили глаза, а колдовской огонь, отражаясь от стен, освещал переулки яркими всполохами.
Внезапно небо озарилось настоящим огнем. Ева обернулась на пламя, и у нее потемнело в глазах: в вышине, рассекая воздух черными крыльями, к месту сражения мчался огромный дракон. Из его пасти вырывались огненные языки, упругое тело заслоняло луну и, казалось, полностью поглощало ее свет. Этого черного дракона звали Орлиар, и он служил Силам Зла.
Волшебники из отряда Евы молниеносно, почти одновременно ударили заклинаниями по дракону, но ни одно из них не навредило ему. Чешуя Орлиара была прочнее всех оболочек и могла выдержать любое заклятие.
Вся серьезность ситуации стала понятна, когда Дэниэл, молодой светлый маг, был сожжен дотла двусторонней атакой ассасина и Орлиара. Тогда же Ева поняла еще кое-что: Темные заметают следы. Они не хотят, чтобы предводители их врагов узнали об этой случайной стычке. Настолько не хотят, что послали Орлиара разобраться с неожиданной помехой. Пламя дракона в сочетании с атакой темных магов могло за считанные минуты спалить небольшой отряд, и тогда доложить о странном артефакте, оберегаемом ассасинами, будет некому.
- Все назад! – закричала Ева. – Отступаем!
Ее голос потонул в оглушительном грохоте – Мари-Виктуар, сотворив сложнейшее заклинание, направила на Орлиара огромную струю воды, чтобы хоть ненадолго задержать его.
- Прикройте меня! – бросила она своим боевым товарищам.
Светлые волшебники Морган и Том, прикрывая Мари-Виктуар со спины, отбивались от врагов. Ева колдовала над порталом.
Несколько секунд спустя Мари-Виктуар почувствовала, что не может больше сдерживать Орлиара. Пальцы не слушались ее и в какой-то момент просто опустили палочку, разорвав заклинание. Девушку сразу же обдало жаром: драконий огонь стремительно мчался прямо на нее. Решив, что это конец, Мари-Виктуар прикрыла глаза, приготовившись встретить смерть, но тут чьи-то сильные руки подхватили девушку, и, прежде чем потерять сознание, она увидела вокруг себя сияние магического портала.
 

#32
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Больница святого Лорена была самой крупной клиникой Лондона магического измерения. Туда-то и перенесли раненную Мари-Виктуар ее друзья. Тело девушки покрывали многочисленные ожоги, и она никак не приходила в себя. Пока доктор и медсестра хлопотали над ней, Морган позвонил жениху девушки – Теду.
Тед Люпин, долговязый, немного смешной парень, был полу оборотнем и поэтому казался странной парой для волшебницы. Но он и Мари-Виктуар любили друг друга и всеми силами оберегали эту любовь, которая в военное время стала для них настоящим сокровищем.
Жених Мари-Виктуар прибыл в клинику почти сразу после звонка Моргана. Буквально влетел в палату, но, увидев свою возлюбленную на больничной койке, перебинтованную, подключенную к капельнице и дыхательному аппарату, резко выдохнул и замедлил шаг.
Ева с грустью наблюдала через окно в коридоре, как молодой человек неровной походкой приближается к Мари-Виктуар, бессильно опускается на стул рядом с ней и заключает ее миниатюрную руку в свои широкие ладони.
- Идемте, – сказала Ева, обернувшись к Моргану и Тому. – Мари-Виктуар в надежных руках, а нам нужно сообщить обо всем Мерлину.
Они были слишком измотаны, чтобы колдовать, а Ева испытывала слишком сильную неприязнь к порталам, поэтому до Винтернейна решено было поехать в одном из автомобилей больницы.
Ева думала, что ее отряд просто сообщит Мерлину и Кристине информацию о битве, но в зале совещаний троих волшебников ждало множество людей. Здесь были и верховные маги, и агенты Дивизии одиннадцатого и двенадцатого уровней. А еще был один оперативник второго уровня, и он казался более взбудораженным, чем остальные.
- Лесли? – недоуменно произнесла Ева.
- Лесли, – ядовито передразнил молодой человек. – Как ты могла? Почему ты не сказала мне о… ней? Почему я должен был узнать обо всем от Люпина?
Ева глубоко вздохнула. Да, Лесли был безнадежно и безответно влюблен в Мари-Виктуар. Эта девушка была единственной, рядом с которой он робел, и единственной, которой он хотел обладать. Но Ева вынуждена была признаться себе, что чувства Лесли вылетели из ее головы. Только когда Морган позвонил Теду, она вспомнила… Однако встреча соперников у постели Мари-Виктуар могла только ухудшить состояние больной, и Ева хотела было сказать об этом Лесли, но перехватила взгляд Мерлина и сомкнула губы.
- Это обсудите потом, – произнес глава верховных магов. – Сначала расскажите о том, что произошло в Лондоне.
Ева, Том и Морган рассказали, сделав акцент на артефакте и вмешательстве Орлиара.
- Дракон был послан, чтобы уничтожить всю нашу группу. Если бы не Мари-Виктуар… – Том многозначительно умолк.
- Да, верно, – протянул верховный маг Флавий. – Вы увидели то, что не предназначалось для ваших глаз. Этот, как вы выразились, шкаф – приспособление, именуемое «Делетриум». Оружие Темных, которое не использовалось тысячи лет. О нем забыли, но сейчас, видимо, его решили вернуть из небытия.
- Для чего нашим врагам это оружие? – спросила Кристина.
- Девочка, с его помощью они воскрешали мертвых. Но поймите правильно: имеются в виду не зомби, а вполне живые темные маги, оборотни и прочая нечисть.
- Для того чтобы запустить «Делетриум», нужен колоссальный выброс энергии, – сказал Мерлин. – У наших врагов нет такой силы.
Флавий с сомнением покачал головой.
- Нет ли?
Лесли, внимательно наблюдавший за разговором, увидел, как Мерлин сдвинул брови в задумчивости. Оперативник впервые видел сомнение на лице главы верховных магов и предводителя Армии Света. И тут молодой человек решился. Он выступил вперед, на середину зала, и произнес:
- Мы с Адамом вызвали сюда руководство всех Отделов Дивизии, потому что необходимо объединить наши силы с Армией Света. Но решить это мы должны все вместе.
Маг Фиоре нетерпеливо взмахнул рукой.
- Мы уже давно сражаемся бок о бок, действуем сообща, вместе планируем следующие шаги. К чему твои слова?
- Лесли имеет в виду другое, – сказал Адам.
- Да, другое, – кивнул оперативник. – Часть наших агентов занята поисками секретных террористических баз. Но большинство вынуждено бездействовать и смотреть, как мир гибнет в сверхъестественной войне. Но если бы вы поделились с нами своей силой…
- Магией? – с расширенными от удивления глазами спросила Ева.
- Именно. Сделайте это и снимите Завесу с оперативников Дивизии. Если мы вступим в вашу войну, вы получите десять тысяч новых воинов.
- Многие из которых погибнут, едва начав борьбу, – весомо сказал Мерлин. – Я ценю твой энтузиазм, Лесли. Но магические способности – это не винтовки новой модели, которыми вы научитесь пользоваться после пары выстрелов. В руках простых смертных или неопытных магов заклинания могут обращаться вспять.
- Думаешь, мы не знаем? – почти прокричал Лесли. – Мы видели, как погибали четырнадцатилетние, которые даже толком не научились колдовать! Но мы можем помочь вам.
- Я согласна, – сказала Микаэла Альварес, руководитель Третьего Отдела. – С Лесли.
Ева ахнула. Еще несколько волшебников обернулись к Микаэле в немом изумлении.
- Мари-Виктуар пожертвовала собой, спасая остальных. Сколько еще ваших солдат пострадает, прежде чем вы победите?
Перси Джонсон, Шеф Седьмого Отдела, поднялся с кресла и деловито произнес:
- Мы сильно рискуем, да. Но, если вы проиграете, нам не выжить вообще. Кристина…
Девушка обернулась к Перси, который, чуть наклонив голову набок, продолжил:
- Ты волшебница, но твои знаменитые родители были из Отдела. Что бы сделали Майкл и Никита в такой ситуации?
Кристина коротко взглянула на указательный палец правой руки. На нем девушка носила серебряное кольцо, посередине которого были изображены две соединенные друг с другом ладони. Майкл и Никита подарили ей это украшение на шестнадцатилетие. «Мы всегда будем с тобой», – сказала тогда Никита.
- Кристина, как бы поступили твои родители?

Сообщение отредактировал Gambetta: Воскресенье, 05 июня 2011, 12:54:37

 

#33
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Завеса, или Щит, была единственной, но очень надежной гарантией того, что Темные Силы не смогут навредить обычным людям. Однако и простые смертные не могли нанести вред Силам Зла. Невидимая преграда поглощала все выпущенные в демонов пули и другое оружие – все это просто исчезало в воздухе, даже не приблизившись к цели.
А теперь, когда Светлыми Силами было принято, наверное, самое важное решение за последние два с половиной года, оставалось только провести ритуал.

- А потом? – ровным голосом спросил Уильям Монтгомери у Кристины.
- Будем сражаться, – такой же сдержанный ответ.
Они сидели за столом в комнате Кристины. Светильники на стенах, стилизованные под фонари XIX века, причудливо рассеивали по помещению свое сияние, и в этих бликах загорелое лицо Уильяма казалось совсем смуглым. Темно-карие, широко посаженные глаза внимательно смотрели на Кристину, а пальцы машинально постукивали по столу.
- Не люблю, когда ты так смотришь, – со вздохом произнесла Кристина и, встав из-за стола, прошлась по комнате.
- Пойми правильно, Крис. Я не против магической силы, но… это весьма радикальный шаг.
Кристина прищелкнула пальцами.
- Вот именно! Чем неожиданнее это будет для Темных, тем лучше для нас. И у нас будет что противопоставить «Делетриуму».
- И мы хотя бы чаще будем видеться, – резче, чем ему хотелось, произнес молодой человек.
Кристина остановилась и обернулась к собеседнику.
- Что, прости?
- В последнее время мы отдалились друг от друга. Может быть, это наш шанс…
- Отдалились? Уилл, идет война!
- Но с каждой одержанной нами победой ты все дальше от меня. Я уже начал думать, что нас связывал только Апокалипсис. Прости меня, Крис, – Уильям умолк.
- Ты хочешь, чтобы мы… сделали перерыв? – голос Кристины упал.
Молодой человек твердо и с какой-то болезненной решимостью посмотрел на собеседницу.
- Но, несмотря ни на что, я всегда буду на стороне Светлых Сил. На твоей стороне.
- Я знаю, – так же твердо сказала девушка, но в ее глазах появилась грусть.


От воспоминаний стало больно, и Кристина на секунду закрыла глаза.
- Кристина, – позвал Мерлин.
Девушка обернулась на голос мага. Пора было начинать ритуал.
На полу посередине главной залы стояла большая медная чаша, в которой плескался магический огонь. То голубые, то алые языки пламени взвивались на высоту в полтора метра и освещали силуэты стоящих вокруг чаши. Их было двадцать два – все семь верховных магов, еще семь их помощников, главы Отделов и Избранная.
Мерлин протянул правую руку к огню и медленно заговорил:
- Rimo nimpoino no las tu berte, rimo nimpoino ni kulae! Las tu berte, una langalaga!
Заклинание подхватили остальные. Их голоса усиливались, перекатывались, звенели, отражались от потолка и возвращались к центру залы. Внезапно раскат настоящего грома раздался сверху, и участники ритуала одновременно подняли головы к потолку. Там, под высокими сводами, сгущались тучи. Они образовывали клубящуюся воронку, внутри которой то и дело посверкивали зловещие отблески молний.
В какой-то момент одна из молний вырвалась из-за туч и устремилась прямо в середину залы – к чаше с колдовским огнем. Но столкновения не произошло: Кристина, бросившаяся наперерез молнии, остановила ее. Так они и застыли – Избранная с поднятой вверх рукой и сияющая молния, вонзившаяся в ее ладонь.
- Rebbestio diasperi! – закричала девушка.
Молния, подчиняясь своей новой хозяйке, распалась на семь лучей, которые одновременно пронзили насквозь глав Отделов.
Адам широко распахнул глаза. Когда сверкающий луч прошел через его тело, молодой человек почувствовал внезапное тепло, как будто кровь ускорила свое течение в несколько раз. Он думал, что ритуал будет болезненным, и был готов к этому. Но боли не было. Вместо нее Адам ощутил прилив бодрости. Он все сможет, все преодолеет. Ведь он… всесилен.
Чувство эйфории и ни с чем не сравнимого азарта продолжалось несколько минут. А потом исчезли лучи и клубящаяся грозовая воронка, стихли раскаты грома. Языки магического пламени в последний раз взвились к потолку и погасли.
Участники ритуала переглянулись.
- Что-нибудь изменилось для нас? – спросил Перси.
Ему ответила Ева:
- Сосредоточьтесь, и ваша новая сила сама подскажет вам, что делать.
Глава Седьмого Отдела кивнул ведьме и закрыл глаза. В следующую секунду мужчину окружил вихрь ветра вперемешку с пылью. Открыв глаза, Перси на миг растерялся, и неаккуратное движение его ладони направило вихрь в сторону Адама. Молодой человек успел среагировать и тоже выбросил руку вперед. Из ладони Шефа Первого Отдела вырвался огненный шар, который, столкнувшись с магическим вихрем, погасил его и сам рассыпался искрами в воздухе.
- Вот это здорово… – вырвалось у наблюдающего за происходящим Энджела. Вампир был обычно скуп на эмоции и сам от себя не ожидал такого порыва. Но, с другой стороны, еще никогда за всю историю существования мира не проводилось подобного ритуала. Люди сражались со своим злом, сверхъестественный мир – со своим. А теперь многое изменилось. Через своих начальников агенты самой могущественной секретной организации получили магическую силу. И, бросив взгляд на ошеломленного Мерлина, Энджел заметил про себя, что многому еще предстоит измениться.

Сообщение отредактировал Gambetta: Вторник, 24 мая 2011, 15:02:31

 

#34
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Тренировки, которые начались на следующий день для оперативников Дивизии, были не похожи на обычные упражнения в стрельбе или борьбе. На каждую из баз отделов совет магов направил волшебников, чтобы научить агентов управлять их новой силой. А сила была разной – как разрушающей, так и созидающей. Кто-то получил дар вызывать ветры и ураганы, кто-то – исцелять наложением рук. Но всех оперативников объединяло одно – их растерянность перед новыми способностями. И если более опытным агентам удавалось маскировать неловкость деловитостью и сосредоточенностью, то молодые не скрывали тревоги. И каждого оперативника, молодого и старого, не покидало ощущение, что все они попали в какую-то заколдованную страну, откуда нет возврата.
Как и все базы Отделов, территория замка Винтернейн превратилась в место для тренировок.
- У нас совсем мало времени, – обеспокоено сказала Ева, проходя вместе с Адамом между рядами тренирующихся. – Темные могут со дня на день узнать о том, что мы сделали. Их шпионы повсюду.
- А мы знаем об их планах. Мы ударим первыми и получим преимущество.
Ева слабо улыбнулась, однако ее брови были по-прежнему сдвинуты, и Адам, догадавшись, в чем дело, приглушенно произнес:
- Враги могут раскрыть наши планы, но тебя беспокоит не только это.
Ева медленно кивнула, соглашаясь.
- Я не буду притворяться, что мне нравятся все эти перемены. И не потому что не хочу делиться силой. Просто… вы стали могущественнее и уязвимее одновременно. А я… – девушка обошла Адама и остановилась, обняв его за плечи. Заглянула ему в глаза. – Я боюсь за тебя.
Взгляд Адама потеплел.
- И я боюсь за тебя. Только себе я могу полностью доверить прикрывать тебя в битве. И теперь, когда я могу защитить тебя еще и с помощью магии, я не отступлю.
Они отошли в сторону, в тень ближайшего ясеня.
- Есть еще кое-что, из-за чего я волнуюсь, Адам. Раньше использование магии в обычном мире считалось преступлением, а сейчас это необходимо, чтобы выжить. Было время, когда смертные боялись и не понимали сверхъестественное, а теперь оно стало частью их жизни. Все меняется слишком быстро, и мы можем просто не заметить, когда конец света приблизится достаточно, чтобы все уничтожить.
Адам обнял девушку и крепко прижал к себе. В объятии была нежность и поддержка, такие необходимые сейчас. Война должна была продолжиться, и воины понимали, что от последующих битв будет зависеть все.

Сообщение отредактировал Gambetta: Среда, 08 июня 2011, 17:03:04

 

#35
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Париж, три дня спустя

В пяти сотнях миль от Винтернейна, в зале для тренировок на базе Первого Отдела, Уильям Монтгомери не моргая смотрел в одну точку перед собой, пытаясь сосредоточиться. Занятия йогой, которые он посещал до начала войны, очень помогли ему теперь, когда магическая сила потребовала от него концентрации энергии и мыслей.
Неспешно вытянув руку вперед, Уильям сделал движение, словно поворачивая ручку невидимой двери. Из пальцев молодого человека заструились тонкие водяные нити, которые тут же замерзали. Уильям направил их на стену, снова повернул ладонь, на этот раз в другую сторону. Скоро стена оказалась сплошь усеяна смертоносными, острыми, как бритва, осколками.
- Неплохо. Теперь попробуй немного резче, – услышал он голос со стороны двери.
- Крис, – Уильям опустил руку и обернулся к девушке.
Ее губы тронула улыбка.
- У тебя неплохо получается, но постарайся использовать свои способности в полную силу. Ты всегда это умел.
Кристина приблизилась к молодому человеку и, взяв его руку в свою, направила ее в сторону стены. Новые осколки полетели быстрее и иглами вонзились в стену, буквально впечатавшись в нее. И тут Уильям резко развернулся и принял боевую стойку. Прежде чем Кристина поняла, что происходит, он перешел в наступление. Ледяные нити полетели в девушку, и только за счет своей натренированности она смогла отразить атаку. Сияющий свет вперемешку с пламенем полетел из ее ладони навстречу осколкам. Магические силы столкнулись и взорвались в воздухе. Однако вслед за первой волной атаки последовала вторая. Уильям снова напал с разворота и вынудил Кристину вступить в рукопашную, перемежая обычные выпады сверхъестественными.
На несколько минут небольшое белое помещение превратилось в поле битвы, и она могла показаться настоящей схваткой, но вскоре, после очередного выпада, Уильям и Кристина разошлись в разные стороны комнаты и одновременно улыбнулись друг другу.
- Ты хотела, чтобы я использовал свои способности в полную силу, – произнес молодой человек, отдышавшись.
- Я рада, что ты понял меня.
Кристина подошла к Уильяму и протянула ему руку, которую он крепко пожал. Удивительно, но после расставания они лучше стали общаться как друзья. Сейчас они больше, чем когда-либо, были соратниками и союзниками. И не возвращались к разговору о чувствах. Война была прежде всего.
Снаружи послышались шаги. Морган, который был направлен в Первый Отдел вместе с Кристиной, решительно отворил дверь комнаты.
- Поступила новая информация, – сказал маг. – Большая группировка ассасинов обнаружила себя.
- Где? – спросила Кристина.
- В окрестностях Барселоны. Разведка докладывает, что их предводителя зовут Эдвин Юстон.
Девушка отрывисто мотнула головой.
- Это невозможно. После возвращения Адама и Евы из прошлого временная петля замкнулась, и Эдвин застрял между мирами. Он мертв.
- Не все так думают, – возразил Морган.
Кристина и Уильям переглянулись.

Сообщение отредактировал Gambetta: Суббота, 28 мая 2011, 10:43:32

 

#36
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Барселона, восемь дней спустя

Пока все шло так, как предполагал Адам: Светлые Силы первыми перешли в наступление и уже больше недели сражались со Злом в открытом противостоянии. Война продолжалась. Западноевропейский фронт с центром в Лондоне боролся против испанских ассасинов, которые держали в страхе Барселону и ее окрестности.
Самым важным преимуществом Армии Света теперь была не численность, а способность новобранцев сочетать новую силу с обычными для них боевыми приемами, чего иногда не хватало другим членам магического сообщества. Нужно было правильно распорядиться этим преимуществом, и до победы тогда осталось бы всего несколько шагов.
Этой ночью, как и обычно в последнее время, город был охвачен пламенем битвы.
Энджел, мгновенно разорвав горло одному из колдунов, ненадолго задержал свои клыки на его шее. Темные всегда оставались злом, но, как бы то ни было, состояли из плоти и крови. И вампир не мог отказать себе в удовольствии полакомиться свежей кровью врагов.
Ассасины внезапно сорвались с места, будто дрогнув перед атакой объединенных сил опытных магов и оперативников Дивизии. Бросившись врассыпную, они затерялись в переулках, едва освещенных редкими фонарями.
- Они уходят! – прокричал в датчик Роберт Макрейн.
- Преследуйте, – отдал четкий приказ Уильям.
Макрейн привычным для оперативника жестом приказал своей группе продвигаться за врагами.
В быстром беге к цели теряется ощущение времени, стук сердца отдается шумом в ушах, и кажется, что реальность перестает существовать. Есть только цель. Настигнуть и устранить – а там будь что будет.
Что-то пошло не так, и Роберт не сразу почувствовал это. Просто с каждой секундой мир вокруг увеличивался, превращаясь в сознании Роберта в нечто непознанное, неизведанное, которое нужно снова и снова открывать для себя.
Члены группы Макрейна почти одновременно выбежали из переулков на площадь. Но оперативники уже не были собой. Все они превратились в детей, которыми были когда-то. Путаясь в одежде, ставшей им непомерно большой, они сгрудились вокруг своего командира, напуганные и растерянные. Кому-то было девять лет, кому-то – двенадцать, и они абсолютно не помнили о том, что еще минуту назад были спецагентами.
Темные ударили разом, из-за фонтана в центре площади, где ждали появления противников. Ассасины выпустили из волшебных палочек золотые цепи, которые опутали и сковали группу Роберта. Двенадцать детей оказались в ловушке в самом центре площади.
От замысловато расписанной узорчатой арки отделилась высокая фигура и медленно приблизилась к заложникам. Фигура была человеком или, по крайней мере, казалась таковым. Сутана священника подчеркивала бледность лица, а глаза… Посмотрев в них, дети поневоле содрогнулись. Вместо глаз на лице незнакомца зияли черные провалы в бездну, пустые отверстия без признаков жизни. И все-таки человек был живым.
Со стороны улицы послышался быстрый стук шагов, а вскоре на площадь выбежали воины, возглавляемые Кристиной.
Девушка без труда узнала священника.
- Калеб, – коротко произнесла она.
- Рад видеть тебя, Крис, – почти дружественно сказал противник.
- Вижу, ты изменился. Твои глаза.
Калеб расправил плечи.
- Первичное наградило меня. Я теперь способен на многое.
Взгляды скрестились. Две черные бездны столкнулись с зелеными глазами, и мир неожиданно снова сузился. Из тени позади Калеба вышли ассасины, Воины Света подняли палочки и приготовились к бою, а среди детей, по-прежнему скованных цепями, послышались всхлипы.
- Прикажи своим людям отступить, – очень медленно заговорил Калеб. – Иначе детишки умрут.
- Ты не убьешь их, – в тон ему произнесла Кристина.
Темный маг ухмыльнулся.
- Хочешь проверить?
Калеб, словно невзначай, сжал руку в кулак, и золотая цепь еще крепче стянула детей. Многие закричали от боли.
- Ты можешь прекратить их страдания, – сказал Калеб.
Кристина не шелохнулась и с трудом процедила:
- Чего ты хочешь?
- Сдайся нам, и мы отпустим всех твоих воинов. Даже этих, – небрежный кивок в сторону пленников.
Девушка неслышно вздохнула. Такие ультиматумы ей ставили, и не однажды. Заложники в обмен на нее. Темные Силы были готовы на все, чтобы уничтожить Избранную, и дюжина детей не была для них высокой ценой.
Избранная должна жить. Эти слова Кристина слышала слишком часто. От Мерлина, Евы, других членов магического сообщества. Девушка ненавидела эту фразу, не только потому что она ставила жизнь Избранной превыше всего, но и из-за того, что в этой фразе была правда. Все жертвы, принесенные на алтарь войны, считались приемлемыми, если при этом удавалось спасти Избранную. Впереди Кристину ожидала схватка с Первичным Злом, и девушка готовила себя к ней, но этой ночью ей снова напомнили, что путь к самой главной битве должен быть усеян трупами Воинов Света и на детях это не прекратится. Ничто не прекратится.
Калеб почувствовал колебания Кристины, и его ухмылка стала шире.
- Я знаю, ты сомневаешься. Твой отец научил тебя принимать сложные решения, но сострадание к людям, которое ты унаследовала от Никиты, для тебя тоже не пустой звук.
- Ты понятия не имеешь, что я чувствую.
- Ошибаешься. Твои родители…
- Не смей говорить о них! – голос Кристины сорвался, и, в отчаянном жесте вскинув руку, она неистово закричала:
- Estu ya liçi!
Пламя вырвалось из ладони Кристины в то же мгновение, когда Калеб резким движением затянул цепь до предела. Ослепительный багровый огонь охватил пленных, а волшебные палочки ассасинов исторгли короткие вспышки и столкнулись в противостоянии с магией Воинов Света. Битва продолжилась.
Трое светлых магов бросились на помощь детям, усмиряя огонь. Слова заклинаний мешались с детским плачем, звуки битвы заглушали все, и в первую очередь страх за собственную жизнь.
Кристина сражалась с Калебом. Темная энергия, которую колдун выпустил из рук навстречу магии противницы, то и дело издавала рокот, ее пронизывали тонкие белесые нити, дрожащие в черном потоке. Эти нити несли смерть, но ни одна из них пока не преодолела сноп Света, с которым сражалось Зло.
Свет стал ярче, и Калеб, не ослабляя внимания, все же невольно сощурил глаза. А потом что-то быстрое отделилось от того средоточия света, который окружал Избранную, и понеслось прямо на него. Что это была Кристина, Калеб понял в последнюю секунду перед столкновением, и меч, возникший прямо из воздуха, сверкнул в руке чародея. Тут же раздался удар – меч Калеба скрестился с мечом его противницы.
- Ты научилась отделяться от источника своей силы?
- А ты – материализовывать предметы.
Калеб театрально наклонил голову.
- Это дар Первичного.
Девушка чуть приподняла бровь.
- Неужели? А, по-моему, это подачка.
В следующий миг их мечи ожили в руках, и ни одно заклинание больше не было произнесено в этом поединке. Калеб и Кристина сражались… за прошлое и настоящее. И за будущее, которое каждый раз приобретало новые очертания, в зависимости от того, Добро или Зло побеждало в очередной схватке.
Когда удары стали чаще и сильнее, Калеб воспользовался моментом и выхватил спрятанный в складках сутаны нож. Кристина подалась в сторону, увернувшись от серо-стального лезвия. Краем глаза она увидела, как на площади появился Уильям, ведущий за собой подмогу. В сражении назревал новый поворот, и самое время было показать все, на что способны Воины Света.
Девушка перешла в наступление. Обманные выпады и частые уколы с последующим быстрым уходом в защиту были излюбленной тактикой Кристины. Изводить врагов до тех пор, пока они не сделают ошибочного движения – правило, которому ее научил Флавий, самый искусный фехтовальщик в Армии Света.
И в тот самый момент, когда девушка, заметив неверное движение противника, ранила Калеба в самое сердце, из-за поворота позади нее вышел человек, сверкая синими, как сапфиры, глазами. Взмахнув волшебной палочкой, он резко лязгнул голосом:
- Avada Kedavra!
Кристина развернулась. Несмотря ни на что следует встретить смерть лицом к лицу – так девушке говорил Флавий. Закрывая глаза, Кристина подумала, что она все же была хорошей ученицей. А вот настоящей Избранной она так и не стала.

Сообщение отредактировал Gambetta: Суббота, 04 июня 2011, 01:10:33

 

#37
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Когда Уильям в который раз за эту ночь услышал неподалеку смертельное проклятие, он сначала не обратил на него внимание. Молодой человек уже давно перестал считать жертв войны. Только вот на этот раз убийство было другим. Энджел за спиной Уильяма неистово закричал:
- Кристина!!!
Уильям заставил себя посмотреть в ту сторону, куда стремглав помчался вампир. Сознание Уилла упорно отказывалось связывать Кристину с гибельным заклинанием. Это было… неправильно.
И все же происходило именно это. Уилл увидел Эдвина, предводителя ассасинов, в полном вооружении и с палочкой наготове. А в пяти шагах от демона лежала неподвижная девушка с золотыми волосами. Магическое сияние не успело погаснуть в ее ладонях, и пальцы еще искрились мягким светом.
Энджел несся прямо на Эдвина. Лицо вампира было страшно, на клыках алела кровь убитых жертв, и он мчался так быстро, что Эдвин едва успел применить заклинание, чтобы отбросить его.
Как демон и предполагал, воины Кристины тут же бросились мстить за убийство своей предводительницы, и мстить беспощадно. В Эдвина одновременно полетели ледяные осколки и терновые шипы. Первые, конечно, были оружием Уильяма, благоверного Кристины. Вторые метнула одна из расколдованных оперативниц, очевидно, выплескивающая свою ненависть к тем, кто обратил ее в ребенка и пытал магическим огнем. Эдвин предпочел исчезнуть с поля битвы, тем более что главное поручение Господина он выполнил.
Уильям видел, как Эдвин растворился в воздухе. В последнем взгляде демона на него ясно читался триумф и наслаждение победой. Впрочем, это было уже не важно.
Уилл опустился на колени перед Кристиной, осторожно взял ее руку в свою.
- Она жива, – произнес он дрогнувшим голосом и тут же обратился к оперативнице: – Кэсс, теперь ты за командира. После битвы веди всех в Винтернейн.
Женщина посмотрела в сторону сражающихся. Роберт Макрейн в неестественной позе сидел, прислонившись к стене здания. Было очевидно, что он мертв. Павшие Воины Света были беспорядочно раскинуты по площади, похожие на выброшенных за ненадобностью кукол. Многие из тех, кто продолжал биться, уже знали, что Кристина пала, и стремились поскорее покончить с противниками.
- Мы справимся, – поборов неуверенность, ответила Кэсс.
Уильям кивнул ей, а потом достал из кармана портключ в форме четырехконечной звезды. Один ее конец был вдвое длиннее других и служил своеобразной ручкой. Молодой человек повернул его до отказа к соседнему лучу и произнес:
- Винтернейн.
Мир вокруг него исказился и стал вращаться. Уилл бережно взял Кристину на руки и шагнул сквозь вихрящуюся вокруг него бурю.
Через минуту он вышел из портала и очутился посередине главной залы Винтернейна. В помещении было пусто. Все воины сражались в разных странах Европы, а в замке оставались только несколько магов, которые творили в своих комнатах дополнительные охранные заклинания для замка, образуя круговой барьер.
С восточной лестницы послышались быстрые шаги.
- Клади ее на стол, живо! – раздался голос Мерлина, едва волшебник показался в зале. Было похоже, что он знал все о случившемся с Кристиной.
Уильям подчинился. Верховный маг приблизился к Кристине и провел рукой по воздуху вокруг ее тела.
- В Лондоне была битва, но я почувствовал, что произошло. «Avada Kedavra». Смертельное проклятие.
- Именно, – сказал Уильям. – Но Кристина жива.
- Потому что ее не хотели убивать сразу, – отрывисто произнес маг и, приложив ладонь ко лбу своей ученицы, зашептал непонятные заклинания.
Уильям напряженно смотрел на Мерлина, который, сдвинув брови, произносил заклятие (или молитву?).
Так продолжалось несколько минут. Потом верховный маг опустил руку, и Уильям заметил, каким усталым был этот жест.
- Нет, – упавшим голосом произнес Мерлин. – Все бесполезно.
- То есть?
Мерлин отвернулся и отошел к окну.
- От проклятия, которое поразило Кристину, обычно умирают сразу. Но Эдвину удалось преобразовать его. Конечно, этой способностью его наделило Первичное, которому необходимо, чтобы Кристина умирала медленно. День ото дня силы будут покидать ее тело, и рано или поздно она… уйдет от нас.
Уильям опустил голову.
- Ты знаешь, для чего им это?
- «Делетриум». Чтобы запустить его, нужно огромное количество энергии, а Избранная – идеальный источник силы.
- Первичное будет использовать энергию Крис для своей машины, воскрешающей мертвых, – подытожил Уильям.
Позади них послышались хлопки и шелест – Воины Света возвращались с поля битвы.
Мерлин обвел всех серьезным взглядом.
- У меня для вас печальные новости, друзья мои. И, боюсь, это только начало.

Сообщение отредактировал Gambetta: Воскресенье, 05 июня 2011, 13:39:36

 

#38
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Май 2020 г.

Адам Сэмюэл стоял на мосту, облокотившись на перила. Северный ветер трепал волосы молодого человека, но он, казалось, не замечал этого. В глазах Адама была боль, смятение и холодность.
По странной иронии, именно на этом мосту когда-то в другой реальности произошел обмен между Первым Отделом и «Кристальным небом». В тот октябрьский день погибла Никита, а вместе с ней ушла надежда на счастливое будущее для Майкла и Адама. И сейчас, как и тогда, из-за демона по имени Эдвин менялись судьбы.
К Адаму с той самой стороны, откуда двадцать лет назад шла Никита, приближалась высокая полноватая женщина. Ей было тридцать четыре года, но она казалась моложе из-за россыпи веснушек, которые были разбросаны по всему лицу. Каблуки быстро стучали по металлическому покрытию моста, алая юбка колыхалась на ветру. Весь облик женщины дышал энергией, жизнью и свободой. Странное сочетание для агента Первого Отдела.
Женщину звали Ольга Дмитриевна Фандорина. Когда-то она была журналистом, но потом ее жизнь резко поменялась, и Ольга попала на болгарскую базу Первого Отдела. Поговаривали, что эти перемены были связаны с путешествием во времени и мужем госпожи Фандориной, который будто бы пришел из XIX века.
- Ты хотел, чтобы мы встретились лично, – сказала Ольга вместо приветствия.
- Да. Обмениваться сведениями по каналам связи теперь опасно. Враги отслеживают не защищенных Завесой, а таких большинство.
Женщина прервала его:
- Я поняла. Перейдем к делу?
- Какие новости из Восточной Европы? – уже деловым тоном осведомился Шеф Отдела.
- Мы выследили отряды «Серебряного взрыва». Одни скрывались в заброшенной деревне и передавали информацию другим – тем, кто хозяйничал в горах. Они смогли заглушить частоты своих линий, поэтому мы не сразу обнаружили их.
Адам нахмурился.
- Какова вероятность, что другие террористы действуют так же?
- Семьдесят пять процентов. Мы работаем над этим.
- Потери?
- Небольшие. Не беспокойся, мы сможем остановить их. Тем более у вас, как я слышала, свои проблемы.
- Моя сестра умирает. И, если мы ее не спасем, сопротивлению конец. Нам всем конец, понимаешь?
На лице Ольги появилось непреклонное выражение.
- Вообще-то, когда я сказала «У вас свои проблемы», я имела в виду, что нас они не касаются. Болгарские и румынские агенты не обладают магической силой и не могут вступить в вашу войну.
- А если бы могли? – тихо спросил Адам.
Ольга несколько секунд обдумывала ответ.
- Когда меня завербовали, мне было двадцать. Многие из тех, с которыми я сражалась бок о бок, знали не только ту организацию, которой Отдел стал при Майкле и Никите. Мои товарищи помнили того, кто был до твоего отца. Когда-то Отдел возглавлял Пол Вульф, сильный, но жестокий руководитель. Он без колебаний отправлял людей на самоубийственные миссии, а необходимых, но непокорных лишал свободы выбора. Поэтому многие просто стали бездушными машинами для убийств. Только единицы смогли сохранить свое истинное «я».
- Как мой отец и Никита.
- Да, как они. Но, похоже, сейчас время Пола Вульфа возвращается.
Адам не сдержал изумленного «Что?…»
Ольга продолжала:
- Когда сверхъестественная армия наделила оперативников магической силой, никому из вас не пришло в голову, что большинству просто навязали эти способности. Им не позволили сделать выбор.
- Выбор? Тайно или открыто прохлаждаться под защитой Завесы? – холодно спросил Адам. – Их тренировали как воинов.
- У многих оперативников семьи, знаешь ли. Из-за миссий некоторые с собственными детьми толком не общались.
На это молодой человек не нашел что ответить.
- Я не желаю тебе зла, Адам, и понимаю, кто ведет войну, а кто лишь исполняет приказы. Но ты слишком погрузился в дела Армии Света и не понимаешь, что есть много людей, которым просто наплевать на вашу Избранную и которые не верят в ее силу.
- Тогда во что же вы верите? – Адам с какой-то отчаянной настойчивостью повысил голос.
- В то, что однажды все закончится и люди смогут вернуться ДОМОЙ. А еще… знаешь, все больше людей обращаются к Богу. Они верят, что, если не на этом, так на том свете будут вместе со своими родными.
Повисла нелегкая пауза. Разговор оказался сложнее, чем сначала предполагали оба его участника. Ольга отвернулась к перелеску, избегая взгляда своего собеседника.
- Я хочу, чтобы вы победили, но, если это произойдет, это будет только ваша победа. А мы устали, Адам.
- Ты говоришь так, потому что уже встречалась со сверхъестественным, правда ведь? Твой муж…
- Да, – отрезала Ольга. – И тех встреч мне хватило.
- Спасибо, – неожиданно сказал Адам.
Женщина непонимающе качнула головой.
- За что?
- За откровенность. И за то, что помогла мне вспомнить о других.
Короткая улыбка все же скользнула по лицу Ольги.
- Всегда пожалуйста.
Она ушла не прощаясь. Прямота была визитной карточкой Ольги, и Адам ценил это качество в ней. Ему нужны были такие сотрудники, которые поддерживали бы его связь с обычным миром, и не только в прямом смысле. Адам действительно рисковал потерять себя в мире магии, а Ольга и ее коллеги не давали ему забыть о том, что он… человек. Со сверхъестественными способностями, но изначально человек. Сын Майкла Сэмюэла.
Адам-волшебник был дезориентирован с того самого утра после барселонской битвы, когда он узнал, что произошло с Кристиной. И он по-прежнему растерянно молчал. Но Адам-Шеф Первого Отдела уже знал, что предпринять и как правильно использовать оставшееся до Апокалипсиса время.

Сообщение отредактировал Gambetta: Среда, 08 июня 2011, 14:40:35

 

#39
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
В часовне при замке Винтернейн было тихо. Дневной свет свободно проникал внутрь через высокие окна, делая помещение теплым и уютным.
Возле алтаря на низком ложе лежала Кристина, а рядом на ступени, словно неусыпный страж, сидел Уильям. Он неотрывно смотрел на девушку, в его сердце бушевал ураган эмоций, но мыслей не было. Их полностью поглотило чувство вины и отчаяние.
- Ты все еще здесь, – услышал молодой человек позади себя.
- Мерлин, – откликнулся Уилл скорее самому себе, чтобы удостовериться, что он еще не совсем мертв и способен издавать человеческие звуки.
Верховный маг молча присел рядом.
- Она не очнется только от того, что ты будешь смотреть на нее.
Уильям обернулся. Волшебник смотрел на него с тоской и немного с укором.
- А что я могу, Мерлин? Я позволил всему этому случиться. Если бы я не отдал приказ Роберту Макрейну преследовать врагов, его группа не попала бы в ловушку. С этого все началось. Эдвин только завершил начатое мной.
- Начатое Калебом, – поправил маг. – И тебе пора осознать это, иначе все, включая меня, решат, что Ева не может на тебя положиться. А ведь она преемник Кристины, и ей нужна помощь.
Уильям встрепенулся.
- О чем ты говоришь? У Кристины не может быть преемника. Она ведь Избранная.
- Адам ведет в бой Дивизию, я – верховных магов. Энджел возглавляет вампиров и оборотней. А кто может вести остальных? Молодых волшебников нашего мира. До недавнего времени это была Кристина. Теперь – Ева. И ты. Это ведь так очевидно!
Взгляд Мерлина стал острым. Ему совсем не улыбалась перспектива еще сутки приводить в чувство мальчишку – нет, волшебника, – который вздумал утопить себя в чувстве вины.
- Мы можем выбирать свой путь, – продолжал Мерлин. – Но иногда выбор делают за нас, и тогда в наших силах решать только, что делать со временем, которое нам отпущено.
В часовне надолго воцарилось молчание. Наконец Уильям произнес:
- Дай мне еще пару часов. Мне нужно это.
Мерлин встал со ступени и двинулся к выходу, но на пороге обернулся через плечо и негромко сказал:
- Не разочаруй нас, Уильям Монтгомери.
И ушел. Ему не нужен был ответ. Он и так знал, что Уилл сделает правильный выбор, но у Армии Света было очень мало времени, и это заставляло ускорять события.
Когда Уильям остался один, он снова посмотрел на Кристину. Она спала. Ему было привычнее думать именно так. Молодой человек так долго смотрел на нее, что ему стало казаться, будто Кристина улыбается. Но он сразу одернул сам себя. Нет, улыбка на лице возлюбленной ему только показалась. Ведь невозможно улыбаться, если каждая секунда зачарованного сна приближает мгновение смерти. Невозможно же?

Сообщение отредактировал Gambetta: Вторник, 06 сентября 2011, 03:47:49

 

#40
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
2017 г.

В тот день было необычайно солнечно. Вероятно, так казалось на фоне ненастья глубокой осени, но Кристина видела в этом знамение. Она чувствовала, что это свет, который ожил в ней прошедшей ночью, притянул к ее дому солнечные лучи. Для нее теперь многое было необычайным.
Демоны, напавшие на дом, давно сгорели, а их останки обратились в пыль и исчезли, но никто из семьи Сэмюэл не смог заснуть этой ночью. Сначала Майкл обрабатывал рану Никиты, а Кристина и Адам помогали ему. Все пытались отвлечься от тревожных мыслей, которые упрямо лезли в голову и не давали покоя. Все четверо членов семьи чувствовали настроения друг друга и одновременно ощутили готовность каждого к серьезному разговору.
Майкл присел на диван рядом с Никитой, их дети расположились в креслах напротив.
- Трудно поверить в то, что произошло, – начал Майкл, – но многому можно найти логическое объяснение.
- Например? – откликнулся Адам.
- Противоестественная сила наших врагов – наверняка результат приема психотропных веществ, увеличивающих выносливость.
Молодой человек покачал головой.
- Вряд ли сюда подойдет сюжет «Багровых рек»*, отец. Наши злодеи больше похожи не на монахов, а на прямых потомков Фредди Крюгера.
Последняя фраза была произнесена прежде всего для Кристины, но девушка не смогла заставить себя даже легко улыбнуться в ответ на шутку. Вместо этого она тихо сказала:
- Предположим, папа прав. Но эти враги ведь не с неба свалились. Кто они?
Она содрогнулась, вспомнив демонические лица и выражение ужаса на них, когда эти существа буквально сгорели заживо. К реальности девушку вернул успокаивающий голос матери.
- У нас с Майклом есть одна версия.
Никита посмотрела на мужа и, увидев подтверждение в его глазах, продолжила:
- Адам, Кристина, вы не всё знаете о нас.
- И это "не всё" связано с вашим умением драться, как супергерои, – утвердительно произнес Адам. – Вы что, были агентами засекреченной организации?
Брови женщины взлетели.
- Мы видели все из окна, Никита, – серьезно сказал молодой человек. – Не нужно быть гением, чтобы сложить два и два.
После небольшой паузы заговорил Майкл:
- Эти враги действительно появились не случайно, и мы должны обратиться за помощью.
На этот раз Майкл перехватил взгляд Никиты. Много лет назад они решили покончить с прошлым. Они начали новую жизнь, а само название организации Первый Отдел стало запретным. Но теперь, когда опасность грозила уже их детям, необходимо было попросить поддержки у Отдела. Эта организация была многим обязана Майклу и Никите, и они собирались использовать это.
- Мы свяжемся с нужными людьми, – сказал Майкл. – И, если этих врагов подослали наши старые противники, нам помогут.
- Может, лучше раскроете нам свой секрет? – сухо спросил Адам. Его и так раздражала неопределенность ситуации, а таинственность, с которой говорил его отец, только подливала масло в огонь.
Майкл понимал чувства сына, но не мог сказать ничего, кроме:
- Это долгая история. Днем поговорим.
- Днем поговорим, – эхом отозвалась Кристина.
Одна и та же фраза относилась к разным обстоятельствам последних событий. Мало было узнать, кто подослал убийц. Сложнее было понять силу, которая пробудилась в Кристине. Даже Майкл – невозмутимый и хладнокровный – не знал, что сказать.
Несколько часов, прошедшие с того момента, не принесли ни настоящего успокоения, ни определенности. Утром родители Кристины запретили ей идти в колледж. Сначала нужно было заручиться поддержкой Отдела, и только убедившись в полной безопасности дочери, Майкл и Никита могли отпустить ее на учебу. Майкл пытался отговорить и Адама не покидать дом хотя бы в этот день, но молодой человек был нужен в юридической конторе, где он помогал известному адвокату в сложном и запутанном деле.
- Ты ведь защищал невинных, отец? Тогда позволь мне сделать то же самое.
Несмотря на страх за сына, Майкл почувствовал и неизмеримую гордость. Ему меньше всего хотелось, чтобы работа Адама была связана с криминалом, но дух защитника людей был у молодого человека в крови, и на это нельзя было закрывать глаза.
Майкл и Никита все утро тревожно перешептывались и обсуждали что-то важное, и теперь разговаривали с кем-то таким же важным по телефону. Но это происходило в гостиной, внизу, а в голубой комнате Кристины на втором этаже был только солнечный свет и пусть мнимый и иллюзорный, но покой. Девушка стояла возле окна и смотрела, как яркие лучи солнца золотят верхушки деревьев.
Внезапно она увидела приближающегося к дому человека. Кристина заметила бы его раньше, но человек появился неожиданно, словно в какой-то момент возник из воздуха. От всего этого веяло магией, и Кристине на мгновение стало страшно. Но, чем больше она смотрела на незваного гостя, тем больше в ней крепло чувство, что он пришел с миром. Возможно, дело было в благородной осанке уже немолодого человека, в его неспешных движениях и добром выражении мудрого лица. Серая мантия и серебристая борода старика придавали ему сходство с волшебниками из детских сказок, которые Кристина так любила в детстве. Он не выглядел злодеем и – вступил внутренний голос – не был им.
При звонке незнакомца в дверь защелкали пистолеты Майкла и Никиты. Осторожно ступая, Майкл двинулся к выходу.
- Кто вы?
- Друг, – раздался голос из-за двери. – Мне нужно поговорить с вами, мистер Сэмюэл.
Майкл с неохотой впустил старика, по-прежнему держа пистолет наготове. В гостиной ждала Никита, такая же сумрачная и опасная.
- Вижу, вы подготовились к нападению. Это хорошо, – одобрительно кивнул старик. – Но это не поможет против тех врагов, с которыми вы столкнулись.
- Кто вы такой? – спросила Никита прищурившись.
- Меня зовут Мерлин. Я… как бы сказать попроще… обладаю сверхъестественной силой. И однако не такой могущественной, как та, которую вы наблюдали этой ночью. Ею обладает ваша дочь.
Кристина, спускавшаяся с лестницы, споткнулась, услышав последние слова Мерлина. Волшебник обернулся, и его светлый взгляд встретился с растерянными зелеными глазами.
- Здравствуй, дитя. Наконец-то ты пробудилась.
Следующие полчаса в гостиной происходил самый необыкновенный разговор, в котором когда-либо участвовали члены семьи Сэмюэл. Мерлин одним взглядом зажег камин и произнес, стараясь не смотреть на потрясенных зрителей:
- В вашем мире прежде не было такого, чтобы маги открыто использовали свою силу. Но все изменилось. Прошлой ночью наши враги вторглись в ваш мир.
Кристина вскочила с дивана.
- Постойте! О чем вы говорите?
Девушка едва сдерживала начинающуюся истерику. Все это было слишком для Кристины. И только посмотрев на родителей, она заставила себя успокоиться. Они также были… испуганы? Да, именно страх читался на лице Никиты, и Майклу тоже было не по себе.
- Вам трудно в это поверить, и дальше будет еще труднее, но все это реально.
- Тогда начните с того, что легче понять, – потребовал Майкл. – Как вы узнали о нас?
Мерлин устремил на него удрученный взгляд.
- Это как раз непросто объяснить. Ночью здесь произошел мощный выброс волшебной энергии. В магическом сообществе почувствовали это. Как если бы радары вашей организации засекли атомный взрыв, – счел нужным пояснить волшебник. – И я отправился сюда, чтобы поговорить с вами.
- Кем были эти… существа? – спросила Кристина все еще дрожащим голосом. – Те, которые напали на нас.
- Это демоны, – произнес маг непривычное слово. – Помимо вашего мира есть и другие реальности, где сражаются иные силы, нежели те, о которых вы знаете.
- Сказочная битва между добром и злом? – спросила Никита, нервно барабаня пальцами о подлокотник дивана.
- Реальная битва, – поправил Мерлин. – Главный враг Светлых Сил – Первичное Зло – долгое время планировал напасть на ваш мир и захватить его. Этой ночью были открыты врата, соединяющие миры, и демоны вторглись сюда. Только к утру светлые маги собрали достаточно сил и блокировали действия врагов в отношении невинных. Если Темные и успели заразить кого-то из людей своей энергией, мы пока об этом не знаем. Но теперь у нас есть надежда.
Маг перевел взгляд на Кристину.
- Дитя…
- Меня зовут Кристина.
Старик улыбнулся.
- Ты родилась 25 декабря 2001 года, верно?
- Да.
Мерлин повернулся к Майклу и Никите. Его глаза сверкали.
- В сверхъестественном мире есть пророчество. Оно говорит о том, что в первое рождество третьего тысячелетия в семье истинных воителей родится девочка, которая будет обладать невероятной магической силой. И эта сила позволит ей победить Первичное Зло.
Никита невольно сжала руку мужа. Женщина знала, что Мерлин скажет дальше.
- Эта девочка – ваша дочь. Она Избранная.
- Это невозможно, – отчеканил Майкл.
Кристина вздрогнула. Она никогда не слышала таких угрожающих интонаций в голосе отца. Майкл и Мерлин сидели напротив друг друга, и воздух между ними, казалось, накалялся все больше и больше.
- Хорошо, – медленно заговорил маг. – Вы считаете все это бредом. Но вы знаете, что вашей семье угрожает опасность. Как вы будете защищаться?
- Они помогут нам, – немедленно отозвалась Никита.
- И много они знают о том, что происходит сейчас в мире?
Мерлин впервые повысил голос. Кристина отвернулась, чувствуя такую усталость, как будто она весь день готовила реферат по истории. Этот разговор напоминал девушке дурной сон, который никак не хотел заканчиваться. Но, может, стоит открыть глаза – и она проснется?
- Нам сказали, что в мире происходят странные события, – услышала девушка тихий голос матери. – Неизвестные в костюмах чудовищ сражаются друг с другом на виду у обычных людей. А в новостях показывали взорвавшийся при невыясненных обстоятельствах лондонский мост Миллениум, клубящиеся воронкой тучи над Калькуттой и трещины в земле по всему Лос-Анджелесу.
Чудовища, разломы земной коры, Апокалипсис… Нет, это не сон.
- Вы должны довериться тому, кто знает о происходящем больше, чем они. Обычные люди не смогут вам помочь. Во всяком случае, не сейчас.
- Что вы предлагаете? – спросил Майкл.
- Сначала расскажите Кристине о Первом Отделе. Она имеет право знать, почему я назвал вас истинными воителями. А потом… Потом я расскажу вам о Школах чародейства и волшебства.


* В фильме «Багровые реки-2» («Les rivières pourpres II») монахи-убийцы использовали амфитамины, которые удваивали их силу и заглушали боль.

Сообщение отредактировал Gambetta: Вторник, 06 сентября 2011, 03:43:06

 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей