Перейти к содержимому

Телесериал.com

Изменяя судьбы

Фанфик в жанре фэнтези
Последние сообщения

Сообщений в теме: 54
#21
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Адам поднялся в Поднебесье к Майклу. Шеф Отдела стоял у окна и смотрел на то, как внизу кипит жизнь организации. Но Адам слишком хорошо знал этот взгляд отца и был уверен, что Майкл не видит ничего из происходящего за окном. Мыслями глава организации был далеко.
- Тебя можно поздравить, – сдержанно произнес Майкл.
- Спасибо, – в том же тоне ответил его сын.
- Сколько времени ты возглавлял Отдел?
- Почти пять лет.
- И ты ни разу не усомнился в правильности своих действий?
Адам насторожился.
- Почему ты спрашиваешь об этом?
Майкл посмотрел прямо на него.
- Потому что все это неправильно. Ты не должен был попасть в Отдел. И что я за отец, если допустил такое?
Сквозь отчужденность в голосе мужчины прорезались эмоции – печаль и сожаление.
- Ты сделал все, что мог.
- Но недостаточно.
- Думаешь? Ты потерял любимую женщину и остался с маленьким сыном на руках. И после этого тебе еще удалось возродить остатки Отделов. Благодаря тебе удалось уменьшить потери, хотя «Кристальное небо» планировало полное уничтожение. Если бы не ты, никто бы не выжил. И я в том числе. Единственный человек, которого нужно винить во всем, – это Эдвин. И я убью его за то, что он сделал.
- Нет, – взгляд Майкла был холоден и решителен. – Мы убьем его вместе. Я, ты, Ева и Никита.
- Думаю, мы можем рассчитывать и на других союзников, – сказал Адам, меняя тему. – На Биркоффа и Вальтера.
- Почему они?
- Они достаточно умны, чтобы не сбежать от нас, когда узнают нашу тайну, и уже показали себя верными друзьями, которые могут подобную тайну хранить. Кроме того, Вальтер уже догадывается, что к чему.
- Да, ты прав.
Они немного помолчали, просто глядя друг на друга.
- Нам нужно больше времени проводить вместе, – сказал Адам. – Как насчет совместного ужина у нас дома? Скажем, в среду.
- Я бы с радостью. Но у Шефа Отдела есть определенные обязанности.
Молодой человек кивнул.
- Понимаю. Не стоило и спрашивать.
- Все в порядке, – уголки губ Майкла дрогнули в подобии улыбки. – Вы с Евой всегда можете присоединиться к нам с Никитой. Мы ужинаем у меня, в Башне. Обычно в восемь.
Адам улыбнулся.
- Как скажешь.
- И еще, Адам… Можешь считать меня старомодным, но я бы хотел знать: у вас с Евой все серьезно?
- Прости? – было видно, что молодой человек никак не ожидал этого вопроса. – Почему ты думаешь, что между нами что-то есть?
- А разве нет?
- Нет. То, что мы пришли вместе из будущего, не значит…
- Тогда ладно, – не стал настаивать Майкл.
Адам покинул кабинет отца в задумчивости. Уже дважды ему намекали на то, что он и Ева вместе. Почему? Память услужливо подсказала ему воспоминания. Вот Ева видит, как его ранит агент Коллектива. Ее глаза наполнены невиданным ужасом и страхом потери. Вот девушка бережно перевязывает ему рану в фургоне. Осторожно берет за руку в изоляторе.
Адам прикрыл глаза. Неужели все действительно так, как предположил его отец?
Этот вопрос молодой человек задал Еве, когда тем же вечером они отдыхали в гостиной. «Мы ведь не были просто друзьями в твоем мире?» Эти слова были произнесены просто и спокойно, но Ева на несколько мгновений замерла. Потом, скрыв волнение за раздраженным взглядом, она ответила:
- Мы не были любовниками, если ты об этом.
Адам покачал головой.
- Ты ведь понимаешь, что я не только это имел в виду.
Ева вздохнула и отвела взгляд.
- Мы любили друг друга и собирались пожениться, когда закончится война.
Это было очень деликатное и одновременно откровенное признание. От него что-то в комнате неуловимо изменилось. Песня, доносившаяся из музыкального центра, будто стала глуше, страница журнала, который листала Ева, перевернулась с более длинным шуршанием, уютно дымящийся в бокале Адама кофе внезапно показался более сладким, а огонь в камине на какое-то время затих.
- Ева, я… – Адам хотел было подойти к девушке, но она преувеличенно бодро встала с кресла и жестом прервала молодого человека.
- Расслабься. Я ведь не собираюсь давить на жалость, и ты не обязан испытывать ко мне какие-либо чувства только потому, что они были когда-то в другой жизни. Да и не у тебя даже. Поэтому закончим на этом. Согласен?
Ее собеседник вовсе не был согласен. Этот разговор очень много значил для него, и Адам не хотел делать вид, что это не так. Но он щадил чувства Евы и понимал, что для нее будет лучше, если они оставят все как есть и не станут ворошить прошлое.
Дождавшись ответного кивка, Ева коротко улыбнулась молодому человеку и вышла из гостиной. Адам смотрел ей вслед, пока она не скрылась за поворотом лестницы.
Странная штука – жизнь. Адам и Ева оказались единственными, кто мог восстановить нарушенный порядок истории. Они были командой. Их действия были согласованными и слаженными. Но вот чувства по отношению друг к другу – слишком разными. Ева искренне любила того Адама, который когда-то предложил ей выйти за него замуж. Однако рядом с ней был другой Адам, испытывающий к ней только дружескую симпатию.
Почему все не могло быть иначе?

Сообщение отредактировал Gambetta: Воскресенье, 13 февраля 2011, 08:24:52

 

#22
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Вечера среды Ева ждала с каким-то особенным трепетом. Одно дело – рассказать правду Майклу и Никите, имеющим непосредственное отношение к Кристине и изменению реальности. И совсем другое дело – посвятить в тайну друзей только потому, что они заслуживают честных ответов на свои вопросы. Но все оказалось легко.
Едва переступив порог, Вальтер воскликнул:
- А, значит, вы – путешественники из будущего?
Позади оружейника стоял смущенный Биркофф. Правильно поняв вопросительно-ироничный взгляд Евы, молодой человек произнес:
- Я передал Вальтеру то, что ты говорила о себе, и он рассказал о результатах проверки генных кодов.
- Ясно. И… что вы думаете обо всем этом?
На что посерьезневший Вальтер, видимо, решив сразу расставить все точки над «i», сказал:
- Ребята, мы не разбираемся в путешествиях во времени или в чем-то таком, но я уверен, что у вас были серьезные причины оказаться здесь.
- Вы собираетесь помочь нам уничтожить наших врагов? – спросил Биркофф. – «Красную ячейку», «Кристальное небо» и других?
- Миссия за миссией, – подтвердил Адам.
И потом, словно заключив негласный договор, все четверо перестали касаться темы сверхъестественного. Они говорили о жизни, о мире, обсуждали музыку и компьютерные программы, дизайн дома и покупку мебели. Об Отделе и операциях не было сказано ни единого слова. Это был просто вечер в кругу друзей, и от осознания этого было спокойно и светло.
Эти совместные вечера с тех пор стали довольно частыми. После того, как Никитой была начата программа по увеличению свободного времени сотрудников Отдела, Вальтер и Биркофф смогли выбираться к новым друзьям раз в три недели.
И еще в жизни Адама и Евы были часы, которые они проводили с Майклом и Никитой. Сначала, как и в компании Вальтера и Биркоффа, они пытались говорить на нейтральные темы, но любая нить беседы, в конце концов, сводилась к разговору о будущем, как далеком, так и ближайшем.
Однажды вечером, после того, как Адам и Ева ушли, Никита внезапно обронила:
- Ты веришь во все это? Не в смысле, веришь ли им, – уточнила она в ответ на вопросительный взгляд Майкла. – А тому, что все это реально. Неужели однажды у нас действительно будет свобода… и дочь? Сейчас это даже представить трудно.
- Я верю в то, что так и будет, – сказал Майкл, обвив руками талию Никиты. – Но и тогда нам потребуется время, чтобы все осознать.
Женщина крепко обняла его.
- Надеюсь, мы справимся с Коллективом. Это будет сложно, но…
Майкл мягко приложил указательный палец к губам Никиты.
- Хватит об этом. Сейчас есть только мы.
И он приник к губам своей возлюбленной умопомрачительным поцелуем. Мир, который еще мгновение назад окружал их, исчез так же быстро, как и тревоги о будущем. Все сомнения были отброшены вместе с одеждой, от которой двое влюбленных освобождались быстро и нетерпеливо. Они оба жаждали близости, дарившей им успокоение и забвение от реальности. Они любили друг друга. Страстно и яростно или медленно и томно, соблазняя друг друга. Нежные прикосновения сменялись горячими объятиями, казалось, что все чувства раскалены до предела. Майкл и Никита были вне реальности, и, когда их маленький мир взорвался и рассыпался на части, мужчина и женщина распахнули глаза и посмотрели друг на друга. И вдруг произошло нечто невероятное. Признание одновременно слетело с их губ, а потом Майкла и Никиту накрыла волна безграничной нежности. Одинокая слеза прочертила дорожку по лицу Никиты, и Майкл тут же поймал соленую каплю губами, проведя поцелуями по щеке возлюбленной.
Потом они лежали обнявшись. Женщина медленно запустила пальцы в волосы любимого, он в ответ поцеловал ее ладонь.
- Скажи это еще раз, – тихо попросила Никита.
Взгляд мужчины стал необычайно серьезным и глубоким.
- Я люблю тебя.
Успокоенный вздох и сладкая, расслабленная улыбка были ему ответом. Через две минуты Никита уснула. Ей снилась прогулка в парке, залитом солнцем. Рядом был Майкл, а чуть поодаль, оживленно что-то обсуждая, шли Адам и маленькая Кристина. Все было хорошо.

Сообщение отредактировал Gambetta: Пятница, 04 февраля 2011, 20:05:12

 

#23
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
С тех пор, как Ева и Адам прибыли из будущего, прошло четыре месяца, и с каждым днем путешественники во времени приближались к завершению своей миссии. Разведка постоянно обнаруживала новые данные относительно врагов Отдела, и не было ни дня без операций против будущих членов Коллектива. То, что раньше казалось невозможным, теперь становилось реальностью: Первый Отдел действительно был способен уничтожить своих главных противников за каких-то полгода. На совещаниях руководителей всех отделов Пол Вульф, глава Комиссии Надзора, то и дело хвалил Майкла за безупречную работу и наивысшие во всех отношениях показатели. К поздравлениям присоединялись и Шефы других Отделов, хотя в глубине души каждого из руководителей жила зависть. Черная зависть к Майклу Сэмюэлу, самому молодому из глав их системы. Все были наслышаны о том, что он чуть ли не с первой своей операции был негласно зачислен в претенденты на пост Шефа. И, конечно, многие знали о романе Майкла с Никитой, сначала запретном, а потом – опять-таки негласно – разрешенном. И то, что этот талантливый молодой мужчина получил и власть, и право открыто встречаться с возлюбленной, добавляло уважения к нему со стороны его коллег. И одновременно с уважением – зависть. Сам же Майкл, разумеется, замечал настроения глав других Отделов, но не это беспокоило его. Он знал, что на его работе нет ничего постоянного. Все было слишком хорошо, и это не могло продолжаться вечно.
Середина августа была отмечена крупным вмешательством «Красной ячейки» в дела Отдела. Террористами была почти полностью уничтожена латвийская группа. Все оперативники, кроме Ирины Киренской, агента четвертого уровня. Женщину захватили в заложники, и было необходимо освободить ее до того, как она выдаст информацию об Отделе.
Спасение Киренской было поручено группе, которую возглавляла Никита, и в которую уже традиционно входили Адам и Ева. На этот раз, из-за повышенной сложности задания, группа была увеличена до тринадцати человек.
Пленница содержалась в подвале посольства Казахстана в столице Таджикистана Душанбе. Чтобы освободить оперативницу, Ева проникла в здание через канализационный люк. Ее продвижение координировала Никита, следящая за ходом задания из фургона.
- Иди на восток по центральному тоннелю. До главного хода пятьдесят метров. Подвальный воздуховод – не охраняется, противников нет.
- Вижу воздуховод.
Ева подошла к решетке с частыми стальными прутьями и вынула из кармана газовую горелку. Послышался шипящий звук: прутья решетки плавились медленно, газовая струя, соприкасаясь с металлом, высекала из него искры, что было похоже на бенгальский огонь.
Никита докладывала:
- Группы периметра, оставаться на позиции. Ева, противник на месте.
Резким движением Ева сняла решетку и быстрым шагом направилась по коридору. В небольшом помещении за внутренней лестницей здания девушка сняла с себя снаряжение оперативника, под которым оказалась форма государственной служащей.
В подвале было трое противников. Один – видимо, охранник – стоял у входа, двое других играли в шахматы, негромко переговариваясь по-русски. Когда Ева вышла из укрытия, охранник тут же заметил ее.
- Как ты сюда попала?
Он был тут же оглушен ударом в солнечное сплетение, а играющие – быстрыми и точными ударами о шахматную доску.
В соседнем помещении, похожем на склад и более темном, на полу застекленного цилиндрического сооружения сидела женщина, в которой Ева без труда узнала Ирину Киренскую. Оперативница медленно подняла голову. При взгляде на Еву на изможденном лице женщины появилось выражение отчаянной надежды.
- Никита, она здесь, – сообщила девушка, направляясь к Киренской. – Она жива. Похоже на дистанционный допрос.
Ева выстрелила в стекло, но пуля отскочила, оставив только след от удара.
- Она за пуленепробиваемым стеклом.
Знаками киренская показала, что не выдала Отдел. Ева внимательно смотрела на нее в течение нескольких секунд. Тяжелое, сбившееся дыхание, нездоровый цвет лица и большие, испуганные глаза загнанного олененка – все в облике Ирины буквально молило о спасении.
- Ева, что ты думаешь? – услышала девушка в датчике голос Майкла. Шеф Отдела торопил ее, но сейчас она не могла принять быстрое решение.
- Она утверждает, что еще не давала сведений.
- Что ты рекомендуешь?
Ева помедлила, а потом решительно произнесла:
- Нужно освободить ее. Она невиновна.
Поток надежды, хлынувший из глаз пленницы, был ощутим почти физически. Ева не сдержалась и улыбнулась Ирине. В этот же миг Никита приказала первой группе периметра действовать.
Стекло, с которым был бессилен справиться пистолет, поддалось автоматам. Киренскую удалось освободить быстро. Сложнее оказалось выбраться из здания. Когда группа уже была на пути к канализационному выходу, раздался скрежет, как будто от цепей. И сразу же с трех сторон от группы упали железные решетки, окружив оперативников почти полностью и отрезав пути к отступлению. Единственным не загороженным выходом оказался восточный путь, но с этой стороны в помещение ворвались агенты «Красной ячейки». Началась перестрелка.
- Адам, что происходит? – тревожно спросила Никита.
- Решетки. Нас окружили. Не можем выйти.
Так захват Киренской оказался лишь уловкой «Красной ячейки», в которой знали, что на освобождение ценного оперативника Отдел отправит своих лучших агентов. И теперь самые надежные оперативники, включая двоих путешественников во времени, попали в ловушку.
- Вторая группа, действуйте.
Другая половина агентов, возглавляемая Дэвенпортом, проникла в здание с западной стороны.
- Биркофф, почему мы не знали о решетках?
- Они новые, Никита. Или секретные, которые не смогли определить наши сканеры.
- Адам, обстановка?
- Пытаемся расчистить путь. Нас осталось трое.
Группа Дэвенпорта прибыла к месту битвы, приняв часть огня на себя. Но это по-прежнему был неравный бой, который мог закончиться поражением для Отдела.
С пулей во лбу рухнул МакДэниэл, со стоном упала, схватившись за пробитую грудь, Ирина Киренская. Ева обернулась к ней как раз в тот момент, когда глаза оперативницы, замерев, потухли. Те же самые глаза, которые совсем недавно молили девушку о пощаде.
Это был всего лишь эпизод битвы. Он длился только мгновение, но за это мгновение успел все изменить. Ева достала волшебную палочку.
Словно в удушливо-липком, холодном кошмаре, Адам видел, как его благородная подруга, защищающая и обычный, и магический мир от зла, Воин Света, одно за другим обрушивает на СМЕРТНЫХ проклятия из СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЙ реальности. Из палочки в руке Евы вырывались то синие, то огненные вспышки, и каждую из них сопровождал глухой удар, похожий на раскат грома.
Кроме Адама, еще двое выживших оперативников были свидетелями применения магии. Сначала и Дэвенпорт, и Сноу от шока не могли двинуться с места, но потом, вслед за бросившимся на помощь Еве Адамом, резко – сказалась военная выучка – продолжили биться.
Адам прикрывал Еву, яростно вступая с противниками в рукопашную, выбивая у них оружие, стреляя без остановки. Несмотря на то, что молодой человек столько времени провел в битвах, он никогда не упивался войной. А вот сейчас он должен был стать беспощадным, чтобы не позволить Еве убить проклятиями слишком многих людей.
Все закончилось через десять минут. Последние противники были повержены, и Адам застыл, глядя на Еву так, словно впервые видел.
- Надо выбираться, – наконец сказал он, бросив мимолетный взгляд на ошеломленных Сноу и Дэвенпорта. Адам сделал шаг по направлению к Еве, но тут она пошатнулась и рухнула на пол без сознания.

Сообщение отредактировал Gambetta: Понедельник, 28 февраля 2011, 16:17:39

 

#24
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Когда Ева очнулась, вокруг нее был свет. Много света. Вслед за пониманием того, что она еще не умерла, пришло осознание, что она находится в медблоке Первого Отдела. Девушка слышала голоса врача и медсестры, но не прислушивалась. Просто смотрела в потолок, желая навсегда исчезнуть. Все равно после того, что она сделала, ей не будет покоя.
- Как вы себя чувствуете? – обратился к ней доктор.
- Я… нормально.
- Вашему организму нужен отдых, – наставительно произнес мужчина. – Обследование показало, что вы сильно утомлены и не спали несколько суток.
- Нет, я спала. Но все несколько сложнее.
- Может, нам объяснишь? – услышала Ева непреклонный голос. Повернув голову, она увидела вошедших в помещение Майкла, Адама и Никиту. Шеф Отдела отпустил врача и медсестру, и повторил Еве:
- Объясни нам все.
Девушка закрыла глаза и надолго замолчала. Было похоже, что она просто не хочет отвечать, но, разомкнув веки, она грустно, неизбывно горько посмотрела на Майкла и сказала:
- Ты был прав, Майкл. Мы никогда бы не уничтожили Коллектив за полгода. Это просто невозможно было сделать обычными способами. И я решила…
- … ускорить процесс? – с сарказмом произнес Адам. Он был вне себя от злости и сдерживал эмоции из последних сил.
- То, что я делала, называется проекцией, – ответила Ева, проигнорировав тон Адама. – Ночью, когда я засыпала, часть меня отделялась от тела и отправлялась на поиски информации и нужных нам людей. В виде бесплотного духа легче проникать в чужое сознание, узнавать тайны, а потом передавать сведения нашим разведчикам.
- Значит, фантастический успех разведки – это твоих рук дело? – полу утвердительно спросила Никита. Однако, к ее удивлению, Ева отрицательно покачала головой.
- Не буду лукавить: я сыграла в этом свою роль. Но в те дни и ночи, когда мне был необходим отдых, разведка работала полностью самостоятельно.
- Я все понимаю, правда, – тихо произнес Адам. – Но ты должна была сказать мне. Вместе мы бы нашли другой выход.
- Другого выхода не было, Адам.
Никита оборвала спор собеседников:
- О чем вы говорите?
Ева перевела дух.
- Волшебникам нельзя колдовать в обычном мире. Каждое применение магии среди людей ослабляет нас. Но самое худшее происходит, когда волшебник начинает использовать свою силу против людей. Это аморально и непростительно. То, что я сделала в посольстве, – это великий грех, за который мне никогда не расплатиться. Но по-другому тогда было нельзя. Я не могла позволить нам погибнуть. Слишком многое поставлено на карту.
На несколько мгновений наступило молчание, которое никто не хотел нарушать. То, что сказала Ева, и то, КАК она это сказала, заставило всех троих ее собеседников внутренне содрогнуться.
- Что с Дэвенпортом и Сноу? – спросила Ева, нарочно меняя тему.
- Они видели твою магию в действии, – ответила Никита. – Но они будут молчать. От этого зависит их жизнь и карьера, а люди их склада не станут жертвовать всем понапрасну.
- Отдел уже меняется, – с легкой улыбкой заметила Ева. – В прежние времена их бы устранили.
Никита произнесла в том же тоне:
- Вы меняете будущее, мы – настоящее. Думаю, все закономерно.
- Но наша общая миссия подходит к концу. На следующей неделе будет нанесен решающий удар «Кристальному небу». Потом мы с Адамом вернемся в свое время, а вы здесь завершите то, что мы начали вместе.
- И это все? – спросил Майкл.
Он внимательно посмотрел на Адама, и в его глазах промелькнула тоска. Молодой человек чуть улыбнулся. Отец и сын, как это было всегда, поняли друг друга: скоро им придется проститься.
- Но прежде мы сделаем еще кое-что, – произнес Адам.
- Да, это так, – продолжила Ева. – Мы должны перевезти Елену и маленького Адама в более безопасное место. Чтобы ни Эдвин, ни кто-либо еще из врагов не смог их найти.
Майкл уверенно кивнул. Его прошлое, настоящее и будущее удивительным образом сходились в одной точке, в одном событии. И до этой встречи оставались считанные дни.

Сообщение отредактировал Gambetta: Пятница, 18 февраля 2011, 22:48:08

 

#25
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Елена стояла у прикрытого окна в конторе своего поверенного и задумчиво смотрела сквозь стекло на опадающую листву. В это время года в Италии еще не было холодно. Стояла та приятная пора, которую называют золотой осенью. Хотя в воздухе уже таилось предчувствие холодов, он был еще свеж и чист.
Поверенный Елены, мистер Рейнольдс, вел ее финансовые дела и был ответствен за сохранность вложений, которые когда-то были сделаны Майклом. Но еще он был одним из немногих друзей Елены, кому она доверяла. Этот высокий худощавый человек с посеребренными сединой висками и бородкой знал, какую трагедию пережила Елена, и сочувствовал этой женщине. Давая ей советы, утешая, ободряя, он стал для Елены опорой и в некотором роде заменил ей потерянного отца. А иногда Елене даже казалось, что каким-то образом через мистера Рейнольдса за ней и Адамом наблюдает Майкл. Правда, она тут же отметала эту лишенную всякого смысла догадку.
В открывшейся двери смежного с конторой кабинета показался мистер Рейнольдс.
- А, Елена! Проходи, присаживайся.
- Вы хотели меня видеть. Что-то серьезное?
- Да, и очень. Понимаешь… – мистер Рейнольдс сосредоточенно сжал пальцы рук в замок. – Твой отец был влиятельным человеком, и теперь, когда его нет, его сторонники ищут тех, кто причастен к его убийству. Коллеги Салло Вачека думают, что за его убийством стоишь ты.
- Я?! Но зачем мне?.. Я не понимаю. И как вы узнали?
- Не важно, откуда мне это известно. Тебе угрожает опасность, Елена. Тебе и маленькому Адаму. Ты ведь мне доверяешь?
- Целиком и полностью, мистер Рейнольдс.
- Тогда послушай меня. Я настаиваю на том, чтобы вы переехали отсюда.
- Но куда?
- Туда, где вы будете в безопасности. Я знаю место. Тихая деревня на юге Англии. Тебе и Адаму там понравится.
Елена надолго замолчала. Ее одолевали сомнения. Они заполняли ее сознание мутной пеленой, и женщина поняла, что они задушат ее, если она будет сопротивляться им в одиночку. Поэтому она решила снова довериться мистеру Рейнольдсу.
- Адам пошел в детский сад, – начала она. – У него только-только появились новые друзья, наша жизнь совсем недавно начала налаживаться, и…
Мистер Рейнольдс успокаивающе накрыл ее ладонь своей.
- Менять жизнь сложно. Но иногда наш выбор весьма невелик.
Через десять минут, обговорив с поверенным детали, Елена покинула контору. Мистер Рейнольдс достал из кармана телефон и набрал номер.
- Все в порядке, сэр. Завтра же Елена и Адам уедут из города.
- Хорошо, – ответил Майкл. – Отличная работа, Рейнольдс.
Шеф Первого Отдела положил трубку и обернулся к стоявшей рядом Никите.
- Ты уверен, что хочешь сделать это? – спросила женщина.
Майкл наклонил голову.
- Я не должен знать, куда они переезжают, для их собственной безопасности. Но я хочу в последний раз увидеть маленького Адама.
- Ты поедешь один?
- Нет, – раздался голос молодого Адама. Юноша только что поднялся в Поднебесье и с решительным видом остановился в пяти шагах от Майкла. – Решается наша судьба. Ты должен позволить мне быть там, отец.
Веки Майкла дрогнули. Молодой человек впервые назвал его так, и уже по этому мужчина понял, насколько для его сына важно поехать с ним.
- Никита, – обратился Майкл к своей заместительнице, – ты возглавишь Отдел, пока меня не будет. Самая главная планируемая операция – захват «Кристального неба» и полное уничтожение их базы. Доработай план: у нас нет права на ошибку.
- Будет сделано, – коротко сказала Никита.
- Адам, мы с тобой едем в Сало.
 

#26
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Сало, Италия

Подъезжая по улочкам итальянского городка к дому Елены, Майкл ожидал увидеть небольшой коттедж, утопающий в золоте растущих рядом деревьев. Белые оконные занавески в стиле кантри, во дворе – аккуратные клумбы, на которых среди цветов притаились забавные декоративные гномики. Этот дом и место вокруг него были самим воплощением тихой и спокойной семейной жизни. Так их описывал мистер Рейнольдс, и именно это представало перед внутренним взором Майкла.
Но реальность оказалась немного другой. На подъездной дорожке возле дома стояла черная машина полиции. Двое полицейских разговаривали с какой-то женщиной на террасе, но это была не Елена. Майклу хотелось подойти к ним и все прояснить, но он понимал, что этого делать никак нельзя: женщина, скорее всего, была подругой Елены и видела его на фотографиях в доме. Об этом же подумал и Адам, и обернулся к отцу. В глазах молодого человека ясно читался вопрос.
- Иди, – сказал Майкл. – Постарайся все выяснить.
Когда Адам подошел к собеседникам, Майкл достал бинокль и принялся внимательно наблюдать за разговором.
Несколько месяцев, которые Майкл провел с Адамом из будущего, многое рассказали ему о его взрослом сыне. В частности, то, что Адам очень походил на самого Майкла двадцати пяти лет. Та же импульсивность и эмоциональность, такое же отчаянное рвение изменить мир. Но, несмотря на то, что перенес молодой человек, его лицо было живым, его взгляд не стал пустым и отрешенным, как когда-то предрекал Эдвин.
Однако сейчас Майкл видел совсем иное – то, что он втайне боялся когда-нибудь увидеть на лице своего сына. С каждым словом, которое произносил говоривший с Адамом полицейский, что-то таяло во взгляде молодого человека. Его лицо становилось безжизненным, как будто оно постепенно лишалось всех эмоций.
Адам обратился с парой коротких вопросов к женщине. Она то качала головой, то всхлипывала, и отвечала так же односложно.
Вскоре Адам вернулся в машину. Он устало опустился на сиденье и бесцветно произнес:
- С мамой произошел несчастный случай. Пьяный водитель сбил ее. Она отправлялась делать последние покупки перед отъездом и оставила маленького Адама под присмотром своей подруги. Мама мертва.
Ни один мускул не дрогнул на лице Майкла, только сердце внезапно сжалось и пропустило удар.
- Ты знал, – в голосе мужчины почти не было сомнения. – Знал, поэтому и поехал со мной.
Адам ответил глухо и тихо:
- Нет. Но я догадывался. И все равно оказался не готов к этому. Поехали. Нам нужно вернуться в Отдел.
***
В дороге говорили мало: оба осознавали бессмысленность любых слов сейчас. Единственным подобием разговора был звонок Майкла Рейнольдсу. Поверенный Елены и по совместительству агент прикрытия тоже не понимал, что произошло, но обещал все выяснить и предоставить Майклу отчет. Главным образом Шефа Первого Отдела интересовало, была ли гибель Елены на самом деле несчастным случаем. Но единственный человек, который наверняка знал все о смерти Елены, находился в Отделе.
Ева помогала Никите с тактическим планированием, когда они обе были вызваны Майклом в Поднебесье. В офисе главы Отдела их ждали хмурые Майкл и Адам.
- Что произошло? – спросила Никита.
- Елена погибла.
- Что?.. Но как? Почему?
- Думаю, на эти вопросы может ответить Ева.
Все обернулись к девушке.
- Ее сбила машина, так? – осторожно произнесла она.
- Да, – сказал Майкл. – Объясни, почему и кто из врагов добрался до нее.
- Никаких врагов не было, Майкл. Это был несчастный случай. Знаю, на нашей работе совпадений бывает крайне мало, но, как ни жаль, это был именно несчастный случай. И отомстить за него не удастся.
- Но ты знала, что это произойдет, – почти прошипела Никита. – Мы могли бы предотвратить это, однако ты выбрала молчание.
- Я ничего не выбирала! Мы здесь только для того чтобы предотвратить вмешательство Эдвина в ход истории. Но Елена умерла своей смертью, вызванной естественными причинами, а не сверхъестественными. Предотвращать это мы не имели права.
- Скажи нам всю правду, – произнес Майкл.
Он медленно приблизился к Еве. Его взгляд был почти неестественно холоден, и Адам, почувствовав угрозу, преградил Майклу путь.
- Не обвиняй ее, – сказал молодой человек, заслонив собой девушку. – С мамой произошло то, что должно было произойти. Я догадывался о подобном, хотя и не знал, что это случится так скоро.
- Тогда почему ты молчал?
Губы Адама сжались в тонкую полоску. Он не знал, как сказать правду. Вместо него это сделала Ева:
- Елена должна была погибнуть. Ее смерть позволит вам забрать маленького Адама в свою семью.
И Майкл, и Никита были поражены. Они не считали Отдел всесильным, но, когда им стало известно о будущем, в их сознании очень естественно укрепилась мысль, что Елена и Адам тоже будут счастливы и защищены. Что однажды уже повзрослевших Кристину, Еву и Адама сведет вместе одно событие. Никита и Майкл догадывались, что этим событием станет борьба между террористическими группировками. Но им и в голову не приходило, что Кристина и Адам будут с детства знать друг друга, вместе расти, играть, ходить в школу. А теперь тот мир, за который Майкл и Никита боролись эти четыре месяца, перестал казаться идеальной реальностью и безоблачной мечтой.
- Вы сознательно принесли Елену в жертву, – произнесла Никита. – Но, Адам, она твоя мать!
- А то я не знаю! – вспылил молодой человек, и в его голосе зазвучали чувства – боль и усталость. – Но в мире есть люди, жизни которых важнее многих других жизней. В данном случае это ты, отец и Кристина.
- Вот как? Одна смерть, приемлемая жертва – и «они жили долго и счастливо»? Думаете, мы сможем, помня все это…
- Вы не будете помнить, – негромко прервала Ева.
Майкл перевел взгляд на девушку.
- Объясни.
- Общаясь с нами, вы узнали то, что должно быть пока скрыто от вас, но это было необходимо, чтобы мы могли вместе выполнить нашу миссию. Однако вы не связаны со сверхъестественным миром и не имеете права оставить себе такие знания. После разгрома «Кристального неба» мы с Адамом вернемся в 2020-й год, а ваши воспоминания о нашем приходе сюда будут стерты Высшими Силами. Для вас не будет ни магии, ни наших разговоров о том, что вас ждет, и об изменении реальности. Эти месяцы останутся в вашей памяти как обычные дни сотрудников Первого Отдела – Шефа и его заместительницы. Мы перестанем существовать для всех в этом времени, кто запомнил нас достаточно и мог бы заметить наше исчезновение. От Пола Вульфа, Мэдлин, Вальтера и Биркоффа до наших соседей и почтальона. Разумеется, тех, кто знает только маленьких Адама и Еву, это не коснется. Как не коснется и нас. Наши знания не могут нарушить естественный ход истории, поэтому мы будем помнить все.
- Что теперь будет с маленьким Адамом? – спросила Никита, невольно приложив ладонь ко лбу. Голова раскалывалась, в висках пульсировала боль.
- Его поместят в приют, где он останется до февраля 2001-го. Накануне своего ухода из Отдела вы узнаете о гибели Елены, а, обретя свободу, заберете Адама и будете воспитывать, как подобает настоящим родителям.
В кабинете повисла давящая тишина. Карты были раскрыты, и настойчивое желание узнать правду сменила растерянность. Та самая, которая наступает, когда выясняется большая тайна. Когда не можешь говорить, потому что сказано слишком много. И все же это молчание нужно было разорвать, чтобы растерянность не стала еще больше.
- Давайте просто выполним это задание, – произнес Адам. – Наша миссия еще не окончена.
Все четверо переглянулись. У них оставался один день, чтобы вернуть истории ее привычный ход. День, который изменит их судьбы.

Сообщение отредактировал Gambetta: Понедельник, 28 февраля 2011, 16:31:08

 

#27
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Пьер Моррис, глава террористической организации «Кристальное небо», чувствовал себя отвратительно. Дела шли настолько плохо, что иногда он сам не понимал причин своих неудач. И это было хуже всего, потому что, зная, в чем просчет, его можно было бы избежать в дальнейшем. Но как быть, если первый неправильный шаг теряется в череде поражений и отследить его невозможно? Последние месяцы за «Кристальным небом» по пятам следовал Отдел, постоянно нарушая планы Морриса. Такое пристальное внимание озадачивало и Пьера, и его заместителя Джулиана. Конечно, противостояние их организации Первому Отделу всегда было открытым, но сейчас словно злой рок преследовал их, и от этого нельзя было скрыться.
Сигнал, полученный главным компьютером базы, неприятно прорезал воздух. Пьер кинулся к командному центру.
- Что там, Эндрю?
- Пока неизвестно, – ответил подчиненный Морриса. – Выясняем.
Сигнал не прекращался. Наоборот, с каждым разом все усиливался. Внезапно Эндрю вскинул голову.
- Вражеский объект приближается по воздуху. Скорее всего, вертолет.
- Первый Отдел, – пробормотал Моррис. – Когда они окажутся в радиусе действия нашего оружия?
- Через две минуты.
- Уничтожить их. Живо!
Отряд «Кристального неба» выбежал из здания, чтобы встретить врагов огнем из винтовок, но в тот момент, когда террористы взорвали вертолет, он был пуст: оперативники Отдела уже были на земле и стремительно приближались к базе противников.
Враги встретились в открытой битве. В это же время Эндрю, главный в работе с компьютерами «Кристального неба», обнаружил еще один сигнал тревоги.
- Сэр, – обратился Эндрю к Пьеру. – Угроза безопасности входов X, Y, Z. Я не могу получить доступ к шлюзам.
К Моррису и Эндрю нервной походкой подошел Джулиан.
- Нужно задержать Отдел ловушками, – произнес он.
- Не удастся! Они блокированы, – воскликнул Эндрю, и собеседники впервые услышали в его голосе панику.
База «Кристального неба» располагалась в здании заброшенного завода, построенного в годы Второй мировой войны. Он имел три подземных хода, которые предшественники Морриса предусмотрительно оснастили ловушками: путь противникам должны были преграждать переворачивающиеся плиты и открывающиеся клапаны с удушающим газом. Моррис лично приложил руку к созданию новых ловушек – обманных камней и скрытых в стенах стальных прутьев, которые проткнули бы непрошенных гостей насквозь. Все это больше напоминало охранную систему средневековых замков, но все понимали, что предосторожность никогда не помешает.
А теперь даже эта последняя возможность отбить атаку оказалась упущена: Биркофф действительно был лучшим хакером, а разведка Первого Отдела в этот раз превзошла саму себя, и три группы оперативников, возглавляемые Никитой, Адамом и Дэвенпортом, уже были на подходе к основному помещению базы «Кристального неба».
Однако бой и снаружи, и внутри здания был яростным. Отдел нес потери не многим меньшие, нежели их противники.
При обсуждении плана нападения на базу Никита предлагала обойтись малой кровью и просто взорвать здание, но Адам настоял на открытом захвате.
- Речь идет о полном уничтожении организации, и мы должны быть уверены, что никто не выжил, вы понимаете?
- Для уничтожения их подстанций потребуется еще больше людей, – заметила Никита. – Нужно привлечь к этому заданию и другие Отделы.
- Мы сможем сделать это, – ответил Майкл. – Главное – одновременность и оперативность действий.
То, что происходило в этот жаркий день конца августа на базе «Кристального неба», было одновременно и завершением, и началом. Первому Отделу понадобился час, чтобы справиться с противниками, и столько же – объединенным группам из других Отделов, которые напали на подстанции террористов в Китае, Аргентине, Германии и Мексике. С того дня организация «Кристальное небо» прекратила свое существование.
Но было и начало – взрыв, который прогремел в завершении операции. Адам наблюдал за ним уже с безопасного расстояния из-за дерева, и вдруг его словно парализовало, а потом по телу разлилась такая острая боль, что молодой человек едва не закричал. Он пошатнулся и вынужден был опереться о ствол дерева. Боль, похожая на частые уколы острыми иглами, вскоре сосредоточилась в его голове. И тут произошло немыслимое: воспоминания начали мелькать перед глазами Адама. Испуганный взгляд ребенка, прячущегося на груди отца от звуков выстрелов, оружие вперемешку с книгами в комнате со стенами цвета холодного металла, подрагивающая рука подростка, впервые взявшего пистолет, – все закружилось в каком-то невероятном калейдоскопе.
И внезапно все прояснилось. Боль прекратилась так же быстро, как и началась, а воспоминаний словно стало вдвое больше. Да так и было на самом деле, потому что мир, о котором Адам тосковал последние месяцы, становился реальностью и для него.
Прикосновение ладони Евы к его щеке вернуло Адама из состояния прострации.
- Ты в порядке? – спросила девушка.
Молодой человек не отвечал. Он мимолетно посмотрел на удаляющихся к фургону оперативников, отметив краем сознания, что его транс длился не меньше минуты. Ева встретила его взгляд, в котором было удивление, неверие и еще что-то незнакомое до этого момента. А потом Адам крепко обнял ее и поцеловал со всей страстью, на которую был способен. Но через несколько секунд Ева отстранилась.
- Адам, я уже говорила тебе: ты не обязан испытывать ко мне какие-либо чувства только потому, что…
- Ты не поняла. Я все вспомнил. Нашу семью, ежегодное празднование Рождества и дня рождения Кристины, школьные каникулы в Альпах, тебя, нас…
Сердце Евы на миг замерло, а потом понеслось вскачь. Она так и порывалась обнять любимого человека, поцеловать, стереть легкими прикосновениями усталость с его лица. Потому что теперь у нее было право на это. Но в этот миг она почувствовала себя так, словно ее вдруг перенесли на Северный полюс. Все тело сковал лед, она не могла пошевелиться.
- Что с тобой? – тревожно произнес Адам.
- Мои воспоминания тоже частично меняются, – Адам заметил, что голос девушки прозвучал приглушенно. Наверняка и она в эту минуту видела картины из прошлого.
Их окликнул Дэвенпорт.
- Ребята, вы готовы?
- Да, – не глядя ответил Адам. – Сейчас подойдем.
Он прикоснулся к щеке девушки, сознательно повторяя ее жест, который привел его в себя. И Ева тоже будто пробудилась.
- Ты в порядке?
Ведьма иронично выгнула бровь. Это было так знакомо Адаму и само по себе было ответом: да, с Евой все хорошо.
- Дежа…
- … вю, – согласился молодой человек, а потом добавил: – Идем к нашим. В Отделе поговорим.
Но разговора в Поднебесье с Никитой и Майклом почему-то не получилось. Ева и Адам были взволнованы, и не нужно было обладать даром телепатии, чтобы понять причину этого.
- Вы все-таки вместе, – заключила Никита, глядя на молодую пару.
- Вместе, – подтвердил Адам. – И все наконец-то встало на свои места. Теперь мы должны вернуться в наше время.
Майкл серьезно посмотрел на него.
- Когда?
- Завтра.
Они устали. Это было видно по глазам, и то, что огромное бремя свалилось с плеч этих четверых, еще больше показало, насколько им нужен отдых. Они договорились встретиться следующим утром в том же порту, где Адам и Ева появились из временного портала.
- Коридор может открыться только там, где он впустил нас в это время, – пояснила Ева.
Она и Адам попрощались с Майклом и Никитой, но не сразу покинули Отдел. Они направились к Вальтеру и Биркоффу, которые не иначе как чувствовали, что наступает миг расставания, поэтому ждали Адама и Еву в оружейной.
- Ну что, красивые? – со смешком произнес Вальтер. – Вы справились с этим, сделали невозможное.
- Да, это так, – ответила Ева. – Дело осталось за малым.
Биркофф отвел глаза, потом снова поднял их на Еву. Он хотел сказать что-то, но не решался. Заметив его смущение, Ева вопросительно улыбнулась. И Биркофф выдавил:
- Значит, это прощание?
За то время, которое он и Вальтер были знакомы с Адамом и Евой, они успели привязаться к путешественникам из будущего, а проницательному Вальтеру то и дело приходилось одергивать Биркоффа, потому что юноша постепенно влюблялся в Еву. Конечно, это было неудивительно, ведь после Никиты Ева была самой красивой девушкой в организации. Но она и Адам не могли остаться с ними надолго, и теперь это стало особенно очевидно.
- Мы больше не увидимся, – мягко ответила Ева. – Но я рада, что встретила таких друзей.
Адам сердечно пожал руку Биркоффу, а Вальтеру сказал:
- Присматривай за ними. Им всегда будет нужна поддержка, – молодой человек не назвал имен, но все поняли, что он говорил о Майкле и Никите.
- Обещаю, – произнес оружейник.
В этих минутах прощания была грусть. Но, в конце концов, как мало значила она по сравнению с тем, ЧТО удалось изменить Адаму и Еве! Поэтому, провожая их взглядом, Вальтер улыбался. Когда пара скрылась за поворотом, он ободряюще похлопал по плечу Биркоффа и вернулся к работе, прикрыв печаль деловитостью. Все было к лучшему.

Сообщение отредактировал Gambetta: Пятница, 04 марта 2011, 19:16:40

 

#28
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Прохладным утром следующего дня Майкл и Никита ждали Адама и Еву в порту. В это время суток местность была пустынна, что было очень кстати. Мужчина и женщина молчали, но на этот раз тишина не давила на них. Майкл был рад видеть легкую улыбку на губах Никиты и сам дышал свободно и расслабленно, чего он зачастую не мог себе позволить в Отделе.
Ева и Адам вышли из переулка, и Майкл с Никитой двинулись им навстречу. Обе пары остановились в двух шагах друг от друга.
- Что ж… – начала Ева. – Мы наконец-то сделали все, что могли.
- Но террористы будут всегда, верно? – откликнулась Никита.
- Уже не такими сильными, чтобы объединиться. В той реальности, которую мы с вами создали, Коллектива больше нет.
- А ты уверена, что нельзя сделать так, чтобы мы все помнили? – спросила женщина.
Ева опустила голову.
- Это магический закон. Непреложный.
- Но за эти месяцы мы узнали многое, что я хотела бы помнить.
- И многое, что я хотел бы забыть, – сказал Майкл. – Смерть Елены…
Он почувствовал, как напряглась Никита. Он всегда чувствовал ее состояние. Сейчас она ревновала. Не к Елене, которой больше не было, а к прошлому, которое не отпускало его, и с чем Майкл не мог ничего поделать.
Мужчина посмотрел на своего сына. Глаза Адама сказали гораздо больше, чем слова, и Майкл оценил это. Молодой человек не скрывал, что ему тяжело прощаться. Тайна, связывающая их четверых, была той причиной, по которой любое притворство уже было бессмысленно.
- Вы расскажете Кристине о том, что произошло здесь? – спросил Майкл.
Взгляд Адама посветлел.
- Да. Она узнает обо всем.
- А то свечение… – Никита прищурилась. – То, что я видела в своем сне вокруг Кристины. Она ведь…
- Избранная, – произнесла Ева. – И ее жизнь никогда не будет обычной.
Майкл увидел, что Никита на мгновение прикрыла глаза. С тех пор, как его возлюбленная увидела тот сон, они много раз говорили об этом. О том, что Кристина, скорее всего, связана с магией. И теперь Майкл не мог сказать с уверенностью, что почувствовал, когда Ева подтвердила его с Никитой догадки. Вернее, какие чувства были в нем сильнее, – гордость за свою дочь или непонимание того, почему ребенок, рожденный не в сверхъестественной семье, получил магическую силу.
- Спасибо, что сказала нам, – ответил Майкл. – Пусть даже через несколько минут мы все забудем.
Ева молча улыбнулась, отошла к ближайшему доку и достала из кармана волшебную палочку.
- Sha mi-an-dain! Gesh-tuig mi-an-dain! Zi mi-an-dain!
Воздух начал искажаться и завибрировал. Из ниоткуда появились сияющие круги портала времени.
Глаза Майкла чуть расширились. Он впервые видел действие магии. Никита невольно коснулась рукой его пальцев.
- Впечатляет, – тихо сказала женщина.
Майкл с усилием перевел взгляд с портала на Адама. Отец и сын знали, что слова не нужны, и одновременно протянули друг другу руки. Рукопожатие было крепким. Это был жест двух союзников, которые завершили одно большое дело.
Никита обняла Еву.
- Передавайте привет Никите и Майклу будущего.
Девушка кивнула и отошла к порталу, а через несколько секунд к ней присоединился Адам. Молодые люди в последний раз посмотрели на Майкла и Никиту. Такими мужчина и женщина запомнились им – стоящими рука к руке, глядящими на них со смесью грусти и благодарности.
А потом временной коридор вобрал в себя Адама и Еву, перенося их в 2020-й год.

Конец второй части

Сообщение отредактировал Gambetta: Пятница, 04 марта 2011, 20:22:56

 

#29
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
Часть третья

Вернув все на свои места, Адам и Ева возвращаются в будущее, где история творится уже руками Избранной и ее врагов. Армия Света сталкивается со Злом в вечном противостоянии, жертвы бесчисленны, и каждый миг приближает войну к ее завершению. Именно в это время Темные пробуждают древнюю разрушительную силу, способную уничтожить мир. И тогда Армия Света принимает единственно верное решение.

Все, что будет всегда, – твоя семья.

Предместье Лондона, Великобритания
Апрель 2020 г.


Перемещение было легким. То, что Адам и Ева увидели, когда прибыли в свое время, было именно тем, что они и ожидали увидеть, – величественный замок, возвышающийся на холме. От места, в котором открылся временной коридор, до здания было метров двести. К замку вела лестница из красного мрамора, которая была без перил, но их заменяла живая изгородь – две аккуратные линии розовых кустов. Бутоны только начали набирать цвет, и от одного взгляда на эти цветы, у которых впереди была целая жизнь под свежим ветром и теплым солнцем, Еве стало спокойно. Она уверенно расправила плечи.
- Идем, – сказал Адам. – Нужно убедиться, что мы все сделали правильно.
Замок Винтернейн, построенный в конце XII века вздорной и вечно ссорящейся семьей магов Чендлеров, почти девять веков спустя по иронии судьбы стал оплотом Добра в борьбе со Злом, символом мира и надежности между союзниками – Воинами Света и Дивизией. Проходя под высоким сводом центральной арки, Адам невольно затаил дыхание. Он помнил, как впервые вошел в эти двери, как не мог оторвать взгляда от каменных изваяний, расположенных по всей окружности главной залы. Этими изваяниями были статуи владельцев замка – от самого первого, Августа Чендлера, до последнего потомка рода – Вильгельма, погибшего в самом начале войны с Темными Силами. Оглядев многолюдную залу, Адам про себя улыбнулся. Винтернейн снова становился частью его жизни.
К главной зале вели четыре внутренние лестницы здания, и поэтому огромная комната фактически была местом скопления всех обитателей замка. Сюда приходили, чтобы поговорить, сбившись в небольшие группы, или для того чтобы посидеть возле каминов, которых в помещении было два – у северной и у южной стены. Некоторые спускались в залу с книгой, располагались на диване или кресле и читали. Конечно, все это можно было делать и в других комнатах, но главная зала была особенной. Ева помнила, как Мерлин однажды назвал эту комнату вместилищем энергии и информации. С раннего утра и до позднего вечера, а иногда и до глубокой ночи в главной зале не смолкали голоса. Она была самой живой в замке, и чем крепче Воины Света были связаны со смертью, тем больше они подсознательно стремились к спокойному и мерному течению времени главной залы. Здесь они могли почувствовать себя живыми и такими обычными. Словно не было никогда войны и разрушений.
Многие из находившихся в зале были не просто боевыми товарищами Адама и Евы, а их настоящими друзьями. Хотя не все они были людьми. В глубине комнаты, в тени возле камина, сидел с задумчивым видом вампир Энджел. Увидев Адама и Еву, он слегка кивнул им и рассеянно улыбнулся. Он размышлял о своем и явно не был настроен говорить.
Мари-Виктуар, молодая волшебница, отделилась от группы магов, беседующих у окна, и подошла к Еве и Адаму. Ее лицо казалось изумленным.
- Где вы были? Совет уже давно начался.
- Какой совет? – заинтересованно спросил Адам.
- Высших магов с представителями Дивизии.
Адам и Ева не мешкая отправились на третий этаж замка, где располагался зал совещаний. Отворив дубовую дверь, они вошли в помещение. Головы участников совета повернулись в их сторону, и у Евы перехватило дыхание: во главе большого овального стола сидел Мерлин, верховный маг Армии Света. Он внимательно и с едва заметным удивлением смотрел на вошедших. А в центре правой стороны стола, чуть склонив голову набок, сидела Кристина Сэмюэл. Она тепло улыбнулась Адаму, и от этой улыбки что-то дрогнуло в душе молодого человека.
- Кристина!
Он чуть было не бросился к ней, но сдержался, понимая, что время для приветствий и крепких объятий еще не настало. Ева тоже была взволнована, несмотря на то, что она лучше умела скрывать свои чувства. Молодые люди заняли свои места за столом совещаний и постарались сосредоточиться на работе.
Совет говорил об успехах Дивизии в сражениях, о том, что остатки террористических группировок «Серебряный взрыв» и «Ночная кобра» скрывались в горах Румынии и в финских лесах. Врагов необходимо было найти и уничтожить в ближайшее время. Беспокойство вызывал магический фронт. Светлые Силы были близки к победе, но то, что Темные неожиданно прекратили боевые действия и залегли на дно, было плохим знаком. Так уже было когда-то. И в прошлом Светлые дорого поплатились за свою беспечность. Нельзя было допустить прежних ошибок.
Адам и Ева говорили мало, тщательно выбирая слова, потому что ситуация того времени, в которое они вернулись, была им не вполне знакома.
После совета Кристина подошла к Адаму в коридоре.
- Ты немногословен сегодня и вообще ведешь себя странно. Как и Ева.
Вместо ответа Адам крепко обнял сестру. Девушка на несколько секунд растерялась, но потом обняла его в ответ.
- Я тоже рада видеть тебя, Эд.
Когда объятия разжались, Кристина перевела взгляд на Еву.
- Ева, может быть, ты объяснишь…
Но тут же оказалась стиснута в объятиях подруги. Минуту спустя Адам тихо сказал:
- Нам надо поговорить.
В больших зеленых глазах Кристины блеснула настороженность. Девушка знала этот тон брата и поняла, что разговор не будет легким.
Они расположились в беседке неподалеку от замка. Сюда не доносился посторонний шум, который был явно лишним здесь, среди стройных колонн в греческом стиле. Только ветер тихо шелестел листвой деревьев, а где-то вдали раздавалось пение птиц.
- Значит, вот так, – сказала Кристина спустя полчаса и попыталась улыбнуться. – Вы работали с моими родителями и вместе смогли изменить историю.
- Да, – кивнула ее подруга.
- Какими они тогда были?
Ева помедлила, прежде чем ответить:
- Сильными и стойкими, как и всегда. Они не сразу поверили нам, но, когда это произошло, сделали все, чтобы спасти тебя и мир будущего.
- А вы рассказали им, что здесь они…
- Нет. Прости, Крис. Им бы все равно не удалось ничего изменить.
Кристина сглотнула. Она поняла, что не может говорить. А, если все-таки решится что-то сказать, голос выдаст ее слабость.
В этот миг девушка почувствовала на своем плече руку Адама.
- Долгое время для меня существовала только другая реальность, и я не знал… об этом. А, когда узнал, понял, что мы не должны им ничего говорить. Мы правда не могли.
- Я понимаю, – слишком поспешно и резко ответила Кристина. И потом, уже спокойнее: – Даже вы не могли это изменить.
Девушка до боли вонзила ногти в ладонь. Тогда, два года назад, был точно такой же теплый весенний день. Она приехала во Францию повидать родителей, но вместо родного дома увидела обломки и гарь. Она помнила, как, почти обезумев, бежала к руинам. Над ними еще вился дым – взрыв произошел всего пару минут назад. Кристина пробиралась по обломкам, и в ее сердце безумствовала надежда, что они живы, что еще не все потеряно. Но, достигнув места, где когда-то находилась гостиная, девушка осознала, что приехала слишком поздно.

Сообщение отредактировал Gambetta: Среда, 04 января 2012, 12:03:52

 

#30
Gambetta
Gambetta
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Окт 2010, 19:02
  • Сообщений: 111
  • Откуда: г. Новосибирск
  • Пол:
***
Ева застала Мерлина на восточной башне Винтернейна. Глаза мага, которые останавливались то на одной точке горизонта, то на другой, были признаком того, что мысли волшебника тоже перескакивали с одной на другую.
- Рассказывай, Ева, – дружелюбно произнес Мерлин не оборачиваясь.
Еще недавно девушка не обратила бы внимания на то, что Мерлин, не глядя, безошибочно угадывает тех, кто подходит к нему. Она так привыкла к этому, что уже воспринимала эту особенность как нечто само собой разумеющееся. Но несколько месяцев назад – или жизнь назад? – Ева своими глазами видела, как верховный маг погиб от заклятия Эдвина в другой реальности. И сейчас, когда Мерлин так по-прежнему почувствовал присутствие Евы, девушка издала короткий смешок облегчения и радости.
- Это долгий рассказ, – произнесла Ева, останавливаясь рядом с Мерлином.
Девушка говорила, глядя за линию горизонта, и события, лица и чувства последних дней снова вставали перед ее мысленным взором. Ей не нужно было смотреть на Мерлина, чтобы знать, что он поймет все. Впервые за долгое время она могла говорить, не осторожничая, не опасаясь случайным словом раскрыть лишнее.
- Я видела, как ты погиб, понимаешь? Темная энергия с огромной силой обрушилась на тебя, и ты не смог выстоять против натиска.
- В каком-то смысле так и было, – подтвердил Мерлин. – Я действительно погиб. Но это был другой я. Мерлин из той реальности, которую знал Адам.
Ева взглянула на волшебника. Странно, но было похоже, что он нисколько не удивился ее рассказу. В его взгляде читалось любопытство, интерес и успокаивающая ласковость. Девушка почувствовала жжение в глазах. Она хотела сказать, что после смерти Рауля ди Анжелис Мерлин стал для нее вторым отцом, что потерять его было страшно и горько, что, увидев его в зале совета, она на несколько мгновений забыла, как дышать. Но, оставаясь верной принципу «Миссия прежде всего», Ева произнесла:
- Теперь твоя очередь говорить. Что тебя беспокоит?
По ответному взгляду Мерлина Ева поняла, что не ошиблась: маг все понял правильно, даже то, что так и не было сказано. Но он тоже ставил войну на первое место и не мог позволить себе быть излишне сентиментальным.
- Думаю, ты заметила, что на совете не было деверлингов.
- Конечно. Их отсутствие меня удивило, ведь мы подписали соглашение.
Мерлин сузил глаза.
- Это не их мир и не их планета. Они еще не до конца уверены в том, что сделали правильный выбор.
Ева нахмурилась. В династии деверлингов, правителей Соединенного Королевства Лоун на планете Элона, из поколения в поколение передавались тайные знания. Внешне эти смертные ничем не отличались от земных людей, но в их крови текла очень сильная магия, волшебство тех времен, когда мир был еще молод, а простые смертные становились богами. Деверлинги могли стать ценными союзниками Светлых Сил, но жители Элоны слишком много воевали, слишком много было крови и потерь в их многомиллионной истории. И убедить их снова вступить в войну оказалось непросто. Только угроза распространения Зла в случае победы Темных Сил стала весомым доводом для подписания соглашения. Но теперь деверлинги снова как будто были в нерешительности, и это внушало беспокойство и страх.

Сообщение отредактировал Gambetta: Суббота, 02 апреля 2011, 16:49:48

 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей