Перейти к содержимому

Телесериал.com

Серые Хранители

Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 14
#1
Ива
Ива
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Окт 2010, 20:29
  • Сообщений: 133
  • Откуда: Киев
  • Пол:
Название: Серые Хранители.
Автор: Ива
Бета: нет
Рейтинг: РG
Жанр: AU
Дисклеймер: все персонажи, кроме Энджи, принадлежат "Зачарованным" Аарона Спеллинга и Ко.
Пейринг: Крис, Энджел, Пайпер, Пейдж, Фиби, Лео, Коул и прочие.
Предупреждение: Крис сын Коула и Фиби, у Пайпер и Лео, помимо Вайета, есть дочь.
Саммари: Из 2026 года перемещаются в прошлое два человека – полуангел Пруденс Энджел Холливелл и полудемон Кристофер Перри Тернер.
Статус: в процессе
Комментарии: http://www.teleseria...showtopic=22489

Сообщение отредактировал Ива: Пятница, 30 декабря 2011, 16:43:47

 

#2
Ива
Ива
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Окт 2010, 20:29
  • Сообщений: 133
  • Откуда: Киев
  • Пол:
Это мой первый фик по фэндому "Зачарованные", прошу строго не судить. Хотелось бы узнать, стоит продолжать это недоразумение или стереть из компьютера и памяти?

Вместо эпиграфа:
...Я в прошлое сбегу, ступая осторожно,
А под ногами пол от пыли бархатист.
Когда вот так желать, то многое возможно.
Жизнь заново начну, взяв самый чистый лист.

Любимый не предаст и не ударит в спину,
Быть сильной наконец уже не нужно мне.
Мир сплетен, склок и дрязг спокойно я покину,
Едва случайный луч укажет дверь в стене.

Я буду слушать жизнь, слагать баллады буду,
Я научусь стрелять из лука на скаку.
Я многое смогу и многое забуду;
Лишь тех, кто дома ждёт, забыть я не смогу...
Мария Быкова, Лариса Телятникова "Орден Белой Вороны"

Глава 1. Решение.

Мужчина лет сорока на вид задумчиво и немного печально смотрел на спящую в кресле девушку. Густые темные волосы, когда-то длинные и ухоженные, а сейчас криво обстриженные выше уровня плеч, спутанными прядями обрамляли худое, болезненно бледное лицо. Было видно, как под веками мечется взгляд, иногда девушка вздрагивала и шипела сквозь зубы, словно от боли. Он хотел перенести ее на кровать, в ее комнату, но боялся побеспокоить.
Они все еще боялись, что она снова сорвется…
– Как она? – Мужчине не надо было оборачиваться, чтоб узнать говорившего. Собственного сына он чувствовал даже на другом конце Земли.
– Так же. Но, по крайней мере, сейчас она спит, – тихо ответил он, поворачиваясь и кивая в сторону выхода.
– Думаешь, она справится?
– Она сильная, – будто бы безразличное пожатие плеч, но взгляд устремлен вперед, чтобы даже самый родной человек не догадался, что на самом деле он чувствует.
– Однажды она чуть было не сошла с ума. Не стань она тогда валькирией, она бы умерла. Не мне тебе рассказывать об особенностях эмпатии.
– Ее зовут Прю Холливелл. Это имя к чему-то да обязывает, – он, наконец, повернулся лицом к сыну, глядя ему в глаза. – Не знаю, о чем думала в свое время Пайпер, возможно, действительно о красивых глазах, но дело совсем не во внешнем сходстве. Энджи очень похожа на свою тетю характером, она справится. Да, ей было трудно после смерти матери, но не будь она эмпатом, проблем бы не было вовсе.
– Но она эмпат.
– Это не повод считать ее сумасшедшей. Возможно, ее дар слишком силен для нее, но за шесть лет она научилась пользоваться им в полной мере и не подчиняться ему. Ей было тяжело справиться с этим тогда, но не теперь, Крис. Тебе так трудно поверить в нее?
Молодой парень опустил глаза и покачал головой. Рука против воли хозяина потянулась к волосам – взъерошить их, как это любила делать сестра.
– Дело не в этом. Просто я вряд ли когда-нибудь смогу забыть тот день… Ты же понимаешь?
Да, он понимал. Очень хорошо понимал, он и сам отлично помнил тот день, через несколько дней после похорон Пайпер, когда Энджи, совершенно не умеющая хоть сколько-нибудь блокировать свою новоприобретенную способность, чуть не покончила с собой, перехватив эмоции какой-то девчонки, страдающей от безответной любви. Счастье, что Хранительнице, пусть даже и наполовину, для смерти нужно что-то большее, чем неумелая попытка перерезывания вен. Хотя звонок до смерти напуганного Виктора еще долго будет сниться ему по ночам. Как и Крису – безжизненное тело кузины.
– Такого больше не повторится.
– Умер ее парень.
– Она не из тех, кто будет страдать из-за любви, лелея свою боль, когда вокруг гибнут тысячи невинных.
– Да, она из тех, кто будет кидаться на амбразуру, закрывая их своим не особо-то мощным телом, – фыркнул Крис.
– Я, по-твоему, толстая? – обсуждаемая девушка, все еще бледная, стояла в дверном проходе, насмешливо сверкая зелеными глазищами. Единственное, что портило впечатление, – синяки под глазами, которые списывали на нет все ее показушное веселье. – Дядя Коул, твой сын снова меня обижает!
– Предлагаешь мне его выпороть? – задумчиво спросил мужчина, переводя дух: если Энджи начинает вот так вот, с ехидством говорить, значит, все плохое позади и можно подумать о деле.
– Как вариант, – кивнула она.
– Нет, это не честно! Пап, ты должен был поддержать меня хотя бы из мужской солидарности, тем паче, я ее толстой никогда и не называл! Вот дистрофичкой – всегда пожалуйста! Ай! – Крис наигранно поморщился от боли и схватился за затылок, по которому сестра легонько стукнула.
– Между прочим, дядя должен защищать меня, как истинный джентльмен… А ты все равно меня обижаешь.
– Истинная женщина – скандал может раздуть из чего угодно!
– Знаете, молодые люди, скандал уже раздули, прям на весь мир, и что-то мне подсказывает, что женщины к этому имеют весьма косвенное отношение. Может, обсудим, как нам теперь с этим разбираться?
Энджел погрустнела.
– Кайл предлагал исправить саму причину.
– Убить Вайета? Я тоже предлагал, и не надо драться! – Крис шутливо закрыл руками голову, помня, как его сестренка относилась к подобным предложениям.
– Нет, выяснить, вследствие чего он стал злым и убрать того, кто в этом виноват, – девушка, не обратив внимания на кривляния брата, пристально смотрела на Коула. – Ты же догадываешься, что это не так просто?
– Зло и добро не передаются генетическим путем, – буркнул тот.
– А магическим? И тебе известны даже способы такой «передачи». Генетические в том числе.
– И что ты от меня хочешь? Я понятия не имею, как можно было обратить во зло парня, который имеет врожденную защиту от этого самого зла. Ты все еще веришь, что он не сам выбрал такой путь?
– Это ты и Крис выбрали свой путь. Это Бьянка выбрала свой путь. Это сестры Дженкинс выбрали свой путь. Я, в конце концов, видела уйму таких «перевоспитавшихся» личностей, и на сто процентов уверенна, что Вайет не сам решил стать…
– Маньяком? – ехидно уточнил Крис.
– Дело не в этом, – быстро вмешался Коул, заметив, что Энджи уже открыла рот для ответа. – Как бы там ни было, мы не знаем, что послужило причиной столь резких изменений. Если бы Пайпер связывала вам силы, то было бы легче определиться, но сейчас…
– 48 часов, – задумчиво протянула девушка, проводя пальцами по волосам, тут же запутавшись в них, она озлобленно дернула рукой и зашипела от боли. – Ладно, об этом можем забыть, так как этого не было. Я точно знаю, что у Вайета были периодически «срывы», когда он переставал контролировать себя и говорил всякий бред, типа того, что он сделал сейчас законами. Но это было редко… Причем мне кажется, что его превращение в Хозяина произошло из-за смерти Зачарованных. После смерти мамы я почти с ним не виделась, вначале он учился, да и я была занята проблемами со своим даром – вы помните это, – а потом мы повстречались уже на похоронах дедушки и тогда он уже не был в полной мере Вайетом. Да и учитывая, сколь быстро он завоевал мир, готовиться он начал еще раньше.
– После смерти Пайпер в подземном мире начались волнения, – подтвердил Крис, вспоминая то время. – Но ни о каком Хозяине тогда речи не шло – иначе я бы вмешался сразу.
– Вода камень точит, – философски пожала плечами девушка. – Он мог готовить свою армию и втихую. А тебе все-таки не очень-то доверяют, слишком хорошо ты успел наследить уже тогда.
– Ты думаешь, что сила Зачарованных служила своеобразным барьером? – спросил Коул, не отвлекаясь на ничего не значащие детали.
– Вполне возможно, ты же сам мне рассказывал о законах равновесия. Сила Трех служила противовесом злу и, пока была жива хоть одна из Зачарованных, баланс держался. После смерти тети Фиби Вайет стал все больше отдаляться от семьи, это даже мама заметила, но списала на переходной возраст.
– Но мы все равно не знаем точной даты. Нельзя вернуться в прошлое просто так и жить там несколько лет, ожидая непонятно чего.
– Мы – не знаем. А что если было нечто такое, о чем мне просто не рассказывали в виду возраста? Тетя часто развлекала меня историями из их с сестрами жизни, по ее словам, Вайета не раз пытались обратить во зло, но Зачарованные или Лео всегда успевали… А что если не всегда? Что если одна из попыток обернулась удачей? Ведь точно проверить, повлияло ли зло на человека, может лишь шаман, а сестры ни за что не обратились бы к тому, кто настолько близок к демонам…
– Я уже знаю, что она предложит, – трагическим голосом произнес Крис.
– Я тоже. Но, милая, это ты делаешь без нас.
Энджел захлопала ресницами, спешно делая умоляющее выражение лица.
– И как я сама смогу вызвать духа, если они не горят желанием приходить?
– Ничего, думаю, твоя мать не откажется поговорить с дочерью. Пора уже, – хмуро заметил Коул.
– Скорее снова придет тетя Прю. Или тетя Пейдж, что, на самом деле, сути не меняет. Вряд ли это случилось до нападения титанов.
– Вот видишь! Уже приблизительные временные рамки устанавливаются! Между 2004 и 2016, потому что после я бы заметил столь резкое изменение магического поля рядом с тобой.
– Спасибо большое, я не собираюсь торчать в прошлом двенадцать лет!
– Эй, ты что, всерьез собираешься в прошлое? – внезапно забеспокоился Крис, только сейчас понявший, что сестра в кои-то веки говорит именно о том, что планирует.
– Не я одна, – хмыкнула ведьма, разворачиваясь, и махая рукой на прощанье. – Если что, я у себя, привожу себя в порядок. Беспокоить в экстренном случае.
Крис перевел взгляд на отца.
– Ты?..
– Вообще-то, ты, – с усмешкой заметил Коул. – Сила Бальтазара не очень-то поможет, а если мою магию засекут сестры – то еще и навредит. А тебя они не знают, да и сил у тебя побольше. Как раз достаточно, чтоб исполнить роль Источника всего зла и уничтожить всех, кому такой расклад не понравится. Заодно и Энджи подстрахуешь, боюсь представить, что она может устроить Лео, если тот что-то не то скажет…
– А моим мнением поинтересоваться, конечно, нельзя?
– Крис, – Коул очень серьезно посмотрел на сына. – Ей это надо, понимаешь? Иначе она и правда полезет воевать в первых рядах, что приведет к еще одной скоропостижной смерти. Прю после смерти возлюбленного стала одержима борьбой с демонами, а у Энджи всегда был пунктик по этой части – Пайпер все же зря не связала детям силы. Уже нельзя просто отправить ее в Вальхаллу, чтобы о ней позаботились воительницы, и нет Виктора, который может ее утешить. А из кровных родственников остались только вы с Вайетом, и сильно сомневаюсь, что второй захочет поговорить с сестрой по душам. Скорее, вытащит эту душу и будет хранить как память. Даже беречь, пожалуй. Ты же не сможешь помочь ей здесь, в этом времени. Тут уже ничего не исправить, она каждый день будет чувствовать не свою боль, не свою смерть, не свое отчаяние, не свой страх. Она каждый день ощущает радость демонов – дикую, животную, неуемную. И как бы она не блокировалась от этого, без нормальных человеческих эмоций она сойдет с ума – рано или поздно. Когда-то я пытался изменить мир. У меня не вышло, возможно, был не достоин. Но вас будет двое, и вы достаточно упрямы, чтобы бороться даже за то, чему не суждено сбыться, – с горечью закончил он, вспомнив ту давнюю попытку вернуть Фиби. После той своей смерти он не вмешивался в жизнь семьи Холливелл. До дня, когда его сын привел в дом десятилетнюю девочку, встреченную им в подземном мире. Девочку, которая смотрела на него зелеными глазами Прю Холливелл, и, упрямо вздернув подбородок, заявила, что она могучая ведьма и смогла бы справиться с этим демонишком и сама, без посторонней помощи. «Демонишко» оказался высшего уровня, победить его можно было лишь несуществующей силой Трех, редким зельем или силой его сына. На худой конец – Вайета Холливелла. Но Энджи с тех пор стала частой гостьей в их доме, и о появлении у нее кузена и дяди сообщила только горячо любимому дедушке, который к магии имел очень отдаленное отношение, а потому принял новых членов семьи с радостью.
Увы, исчезновение Коула не принесло счастья ни Фиби, ни Пейдж или Пайпер.
Но у Энджел и Криса больше шансов исправить свои судьбы. Они молоды, упрямы, они еще не разучились верить в счастливые концы и добрые сказки. Кроме того, у них прекрасная мотивация. Если не изменить прошлое, в будущее можно не возвращаться. Его попросту не будет.


Энджел задумчиво посмотрела на туфли. Единственная ее обувь на высоких каблуках, они мирно пролежали в коробке несколько лет. Впрочем, до сих пор были впору. Одевала она их всего раз, на выпускной, куплены они были для него же, по настоянию дедушки. К сожалению, тот так и не дожил до этого события.
Решив, что Крис все равно расширит пространство в ее относительно небольшом походном рюкзачке, она всунула туда коробку.
Как бы там ни было, вещи ей пригодятся, так же как и деньги, зелья и ингредиенты для них, связи и место жительства. На небесах вместе со Старейшинами она и пятнадцати минут не выдержит, яркий белый свет действовал на нее, словно красная тряпка для быка. И без того нелегкий нрав становился совсем уж невыносимым. В такие минуты даже дядя Коул не рисковал соваться под руку, хотя он был сейчас одним из немногих людей, кто был ей по-настоящему дорог. И чье мнение она ставила выше собственного.
– Может, сразу возьмешь весь шкаф? – насмешливо спросил Крис, стоящий в дверном проеме.
– Вряд ли тебе будет удобно его тащить на себе, – заметила Хранительница, вертя в руках старый блокнот с песнями. – Расширь пространство, будь другом.
Крис хмыкнул, но сделал, что просили.
– Зачем тебе столько? И вряд ли у тебя будет время петь песни.
– Мы будем там жить больше года, причем при самом благоприятном раскладе. Для этого нам понадобятся и вещи, и деньги. Петь песни, я, конечно, не собираюсь, но вот продать тексты мне никто не помешает. В случае, если у нас все получится, я их даже не напишу повторно, а если нет – то они тем паче мне не надо будут. Я все решила. Вернемся где-то за месяц до нападения титанов, чтобы успеть подготовиться. Ты будешь строить демонов, исполняя свои прямые обязанности, а я в то же время постараюсь помирить кланы Монтана и Кэлловэй, Ричард женится-таки на Оливии, у нас появятся союзники в прошлом, и можно будет не нервничать по поводу зелий.
– Я и так не особо нервничаю… – протянул Крис.
– Ну, я абсолютной силой не владею и предпочитаю действовать по старинке, – спокойно ответила Энджел, кидая в рюкзак охапку одежды. – К тому же я просто не хочу терять связи с Ричардом. Вайет рассказывал, что тот был лучшим учителем в школе магии, да и за годы войны я, как ни странно, успела заметить, что в зельях Ричард разбирается лучше даже, чем мама.
– Угу. А еще тебе просто хочется подработать купидоном.
– Может быть.
– К слову, деньгами я смогу нас обеспечить.
– Спасибо, фальшивомонетчество меня не привлекает. Будет обидно, если нас посадят по какой-то нелепой статье из-за того, что ты создал некачественные купюры. – Энджел повернулась лицом к брату, скрестив руки на груди, пристально посмотрела в его глаза. – Тебе тоже следует собраться, потом обсудим план действий с твоим папой и ворвемся в музей Зачарованных.
– А туда нам зачем? Ты представляешь, какая там охрана? Нас засекут моментально, даже моя сила не поможет!
– Моя поможет. Скрыть наше присутствие я смогу, не знаю, правда, как долго у меня получится держать барьер и одновременно управлять своей астральной проекцией, чтобы Вайет ничего не заметил, но мы должны успеть произнести заклятие перемещения во времени. Только так мы сможем сохранить свои способности в прошлом.
– А Книгу Таинств Вайет нам принесет на блюдечке, по традиции, с голубой каемочкой, да? Еще и платочком беленьким вслед помашет.
– Нет, но я уже написала заклинание призыва Книги, должно подействовать.
– Нравится мне это твое «должно»!
– Крис! У нас сейчас нет выбора, как ты не понимаешь? Отряд «Серых Хранителей», вероятно, единственный, у кого есть шанс спастись, из всего Сопротивления! Да и то, мало кто из нас согласится спасти свою жизнь, перейдя на сторону Лорда.
– Ты драматизируешь. Я мог бы попытаться…
– Ваши силы приблизительно равны. Только на стороне Вайета тысячи демонов, колдунов, магических существ, да и простых людей. Он может в любой момент забрать силы у кого-то из них, и что тогда? Ты не выстоишь против всех. Никто из нас не выдержит открытой войны. Он лишь смеется над нашими попытками борьбы, даже не принимая их всерьез. И правильно делает, потому что это все безнадежно. Только в сказках добро побеждает зло.
– Ты стала говорить его словами. Не знал, что тебя так легко сломать, – медленно проговорил Крис, пристально глядя на сестру, будто впервые видя.
– Не сломать, – покачала она головой. – Но в этом времени мы не выиграем войну. Он уничтожил Трибунал, Крис. А это что-то, да значит.
– Ты права. Значит. Поэтому, – он сделал паузу, собираясь с мыслями, и наконец, серьезно и твердо произнес: – Если у нас не получится спасти его, я его остановлю. Может, это и неблагородно – убивать относительно беззащитного младенца, но я все-таки демон. И я не позволю истории повториться. Надеюсь, ты это поймешь.
Крис, резко развернувшись, вышел из комнаты, оставив Энджел одну. Девушка опустила голову, глядя на пол, и размышляя над словами брата. Она понимала его, в чем-то даже поддерживала. Но в отличие от него, она знала Вайета, другим, каким он когда-то был.
Ей всегда было легко сходиться с людьми, если это были всего лишь приятельские связи, ни к чему, по сути, не обязывающие. По-настоящему близких ей людей можно было пересчитать по пальцам. Мама, дедушка, тетя Фиби, Вайет. Потом появились дядя Коул и Крис. Была еще Бьянка – но с ней они познакомились лишь пару лет назад, уже борясь в Сопротивлении. Валькирии Фрейя и Мист. Вот, собственно, и все. Разве что Ричарда и Кайла можно отнести к близким друзьям, но сейчас, во время войны, по-другому нельзя. Каждый должен доверять тому, кто стоит рядом. Доверять и доверяться. Без этого никак.
А раньше… Вначале умерла тетя Фиби. Энджел тогда впервые задумалась о злой насмешке судьбы, дающей ей новые силы, будто в обмен на близких людей. Через несколько дней после смерти тети, десятилетняя Энджи научилась перемещать предметы взглядом. В день своего четырнадцатилетия она получила дар эмпатии. В этот же день умерла мама. Через несколько дней после смерти дедушки у нее появилась сила астральной проекции. Спустя еще неделю, она не выдержала и отправилась в Вальхаллу.
Вернули ее оттуда в реальный мир Крис и Коул, показав, во что превратился Вайет. Возможно, именно тогда она и потеряла брата. А может, еще раньше.
Между ними всегда была связь, не такая сильная, как между Зачарованными, но достаточно крепкая, чтобы чувствовать друг друга. Ее поначалу даже удивляло, что Вайет, так настойчиво предлагающий ей перейти на его сторону, не пытался просто использовать магию. Ведь уже было такое – когда Прю выдали замуж за колдуна и привлекли на сторону зла одновременно остальных сестер. Только потом Эндж поняла, что он пытался. Но к тому времени ее уже защищала эмпатия, а до того… Видно, было что-то еще, что-то, из-за чего на нее не подействовала магия, наложенная на старшего брата. Что-то, что не давало ей встать на противоположную сторону, никогда, даже яд магических существ на нее не действовал! Тогда она об этом не задумывалась. Тетя Прю, в конце концов, тоже была менее всех подвержена влиянию зла. А ее, Энджел, назвали в честь сильнейшей из Зачарованных. Так почему бы нет? Почему бы ей хоть в чем-то не превосходить своего всемогущего брата? Дважды Благословенного, Избранного ребенка, того, кому самой судьбой было суждено бороться со злом. Того, кого это зло все же навернуло на свою сторону.
И где-то в глубине души, в том уголке, который она скрывала даже от себя самой, зрело удовлетворение. «Вот, дорогие мои родители, любуйтесь, кем стал ваш драгоценный сыночек! Главный пример для подражания. Вы так хотите, чтобы я вела себя подобным образом?»
Но, несмотря на это, она никогда не желала смерти Вайету. Это приводило к длительным спорам с Крисом и многими членами Сопротивления, но он был ее братом. Родным и близким человеком. Тем, кем она восхищалась, кого обожала, кто был ее другом и защитником, за кого, не раздумывая, отдала бы жизнь.
Этого ничто не могло изменить. Ни разница в возрасте и силах или интересах, ни нынешняя вражда. Ни даже зависть – легкая, белая, почти не ощутимая. Не к магической силе – нет, Энджел всегда знала, что Вайет могущественнее, и считала это правильным, чем-то постоянным. Мужчина должен быть сильнее женщины, в любом случае и при любых обстоятельствах. Не зря же мужской пол называют сильным? Да и потом, ей всегда вполне хватало проблем со своими силами, пусть их и не особо много, но зато каждую она отточила до уровня совершенства. А потом, после знакомства с Крисом, все стало еще проще – ведь тот совсем не уступает Вайету в силе, значит, все дело действительно в поле. Оба они – первые в роду Холливелл мужчины, соответственно, и сил у них больше. Все честно, никаких проблем. Но зависть была. К тому, что у Вайета, в отличие от нее, был отец. К тому, что он мог произносить это слово вслух, а она лишь с одиннадцати лет стала делать это мысленно, да и то по отношению к бывшему мужу тети. Родной же, биологический, как она говорила, папочка был ей абсолютно чужим человеком, незнакомым, а оттого и не важным для нее. Но было больно и очень обидно, особенно в детстве, лет до четырех, когда она еще не понимала, почему Вайет может вызывать Лео, а она – нет. И это чувство мрачного удовлетворения от всей жуткой ситуации, в которой оказался их мир, было адресовано не Вайету, а именно Лео. Великолепному Старейшине и непревзойденному Хранителю легендарных Зачарованных. Который так любил своего единственного сына, золотого мальчика, что регулярно забирал его к себе на небо, и даже настоял на необходимости посещения Вайетом школы магии, хотя мама и была против. Который никогда не находил времени для дочери – а зачем? Ведь она, в отличие от Вайета, не была желанным и долгожданным ребенком. Она вообще получилась случайно, по ошибке. Да и родилась исключительно из-за принципов мамы, уверенной в недопустимости абортов. Но все же, она, в отличие от Вайета, не отдала приказ уничтожить Старейшин. И отчаянно пыталась спасти выживших, рискуя даже не своей жизнью, а жизнями тех, кого так отчаянно пытались уничтожить Зачарованные, кого так легко вычеркнул из своих памяти и мыслей Лео.
Но Лео давно уже мертв. А Вайета она все еще хочет вернуть. Потому что никогда не сможет выбрать между ними с Крисом, они оба ее братья, оба ей дороги.
И это самая сильная мотивация из всех возможных. Чего бы ей это не стоило, она должна спасти брата… чтобы другой ее брат его не уничтожил.


«Врываться» в музей не пришлось. Они тихо и спокойно вошли туда вместе с экскурсантами, не привлекая к себе лишнего внимания. Энджел осторожно отвела от них зонды проверки магических способностей и крепче сжала руку Криса. Оба нервничали, несмотря даже на то, что все их действия были сто раз обговорены, вначале с Коулом, а потом и с остальными «Серыми Хранителями». Девушка чувствовала легкую слабость, но все же старалась сдерживать эмпатический барьер. Подобные фокусы она научилась делать относительно недавно, и ей еще было сложно долгое время скрывать себя от посторонней магии. А сейчас она скрывала и Криса, который намного превосходил ее силой, да к тому же был чужим этому дому. Вся надежда была на то, что Вайет, занятый подавлением восстания где-то в центре Европы, не слишком заинтересуется легкими магическими вибрациями в Сан-Франциско. Восстание, кстати, возглавлял Коул, он следил так же и за астральной проекцией Энджел, которая должна была помелькать перед глазами брата и успокоить его. Кроме нее, эмпатов в этом мире не осталось, а значит, и ставить блоки на чье-то присутствие было не кому.
– Подожди, – Крис задержал задумавшуюся кузину на кухне, делая вид, что рассматривает обстановку. – Дождемся, пока дом опустеет и поднимемся на чердак, – тихо произнес он, тут же резко развернувшись и швырнув огненный шар в только что появившегося демона.
– Пойдем в подвал, – предложила Энджел, слегка удивленно глядя на кучку пепла. Отстраненно она подумала, что следует потренироваться с длительным «раздвоением личности», а то в следующий раз Криса рядом может и не оказаться.
– Ты его не заметила, – утвердительно сказал Крис, садясь на ступеньку.
– Голова болит, – пожаловалась девушка, садясь рядом и облокачиваясь о брата. – Сложно контролировать два тела одновременно.
– Зато полезно, – улыбнулся парень, обнимая сестру. – Можешь отключиться ненадолго, я разбужу, когда все уйдут.
Девушка что-то согласно пробурчала в ответ, тут же обмякнув в его руках.
Крис ждал, чутко прислушиваясь к звукам наверху.
Ему было сложно уходить из этого мира – пусть серого, пустого, безрадостного, но такого привычного. Сложно прощаться с любимой девушкой. Пожалуй, только из-за расставания с Бьянкой он и противился идее сестры. Вот только ведьма-феникс неожиданно поддержала план Энджел и даже почти убедила Криса в необходимости такого поступка. Почти.
При мысли о Бьянке на душе стало теплее. Она будет ждать его. И в его силах сделать так, чтобы свадьба их состоялась уже в другом будущем. Том, о котором так мечтает его невеста – светлом, чистом, пусть и не безоблачном, но какое бы оно ни было, хуже уже не выйдет.
Захлопнулась входная дверь. Демоны-охранники последний раз прошлись по дому, проверяя, все ли в порядке. В подвал они не заглянули, Вайет четко дал понять своим слугам, что сюда им хода нет.
Крис легонько потряс за плечо сестру.
– Уже? – спросила она, открыв глаза.
– Да. Ты готова?
– Всегда, – Энджел улыбнулась, как всегда, не разжимая губ, и поднялась на ноги.
Они быстро поднялись наверх. Крис на всякий случай держал в ладони огненный шар, хотя знал, что в любом случае успеет зажечь его. Все же огонь всегда успокаивал его, не зря Энджи шутливо называла его пироманом.
– Голограмма, – поморщился полудемон, проведя рукой по изображению Книги Таинств. – Не мог он сделать чего-нибудь пореальнее?
– Какая разница, – отмахнулась Хранительница, доставая из кармана джинсов листочек бумаги. – Хоть бы подействовало, – прошептала она, начав читать заклинание:
Я взываю к силе древней –
Помоги нам в сей же час,
Пусть Книга перенесется в наше пространство
И откроется для нас!

– М-да… С ритмом тебе надо поработать. Да и рифма не очень-то, – насмешливо заметил Крис.
– Какая разница! Главное, что все получилось.
Энджел, оставив заботы по поиску нужного заклятия на Криса, отошла к стене и, достав мел, начала чертить трилистник.
Крис задумчиво листал Книгу, вырывая из нее некоторые листы и сжигая их. Заметившая это девушка только пробурчала что-то неодобрительное себе под нос, но не отвлеклась от своего занятия.
– Вот и оно, – усмехнулся Крис, проведя взглядом по заклинанию перемещения в прошлое. Заложив пальцем нужную страницу, он быстро пролистал Книгу до конца, вырвав еще несколько заклятий. Некоторые он, аккуратно сложив, вкладывал себе в карман, а некоторые (и таких было большинство) – сжигал.
– Готово, – Энджел отступила на пару шагов назад, любуясь своим творением. – Читай уж, варвар.
– Чего сразу варвар? – вяло возмутился Крис.
– А нечего книги портить!
– Да ладно, если все получится, Книга останется в целости и сохранности, а если нет… – он замолчал, красноречиво разведя руками.
Энджел, вздохнув, подошла к нему ближе, и повернула к себе Книгу.
Услышь слова мои,
Осуществи мечту.
В прошлое отправь меня,
Пусть я найду то, что ищу!

Трилистник послушно зажегся ярко-голубым светом. Крис привычно вырвал страницу с заклятием из Книги и сжег ее в руке, одновременно с этим другой рукой взяв Эндж за запястье и потянув ее в сторону открывшегося проема. И очень удивился, когда послушно идущая рядом с ним сестра замерла перед самим переходом и вырвала свою руку.
– Что еще не так? – закатил глаза Крис, понимая, что с женщинами ни одно дело не пойдет так, как надо.
– Книгу надо убрать! – огрызнулась Энджел, задумавшись над тем, как именно это следует сделать. В конце концов, она просто взмахнула рукой, отдавая Книге мысленный приказ убраться туда, откуда ее столь бесцеремонно выдернули. Послушно зашелестев страницами, Книга закрылась и исчезла.
– Вот теперь, вперед в прошлое, – усмехнулась ведьма, входя за руку с братом в портал, и убирая блоки вместе с астральной проекцией из покинутого ими времени.

Сообщение отредактировал Ива: Четверг, 21 октября 2010, 16:19:43

 

#3
Ива
Ива
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Окт 2010, 20:29
  • Сообщений: 133
  • Откуда: Киев
  • Пол:
Глава 2. Планы и их крах.

Остановилось время, замерло в себе.
Стрелки на часах стоят на месте.
Шанс все изменить, наперекор судьбе,
Данный, чтоб исправить все и вместе.


Крис присвистнул.
– А Вайет следил за порядком значительно лучше, – сказал он, оглядываясь.
– Ну, ты и сравнил! То музей, а это жилой дом все-таки, – заметила Энджел, с улыбкой глядя на такой знакомый чердак, освещенный лучами заходящего солнца. Она уже отвыкла от этого света и тепла, было удивительно приятно снова оказаться здесь, даже зная, что все это не ее.
– Хм? – Крис приподнял одну бровь. – А разве не ты говорила, что Пайпер просто помешана на чистоте и порядке?
– Угу. А еще на вкусной и относительно здоровой пище, – девушка подошла к Книге Таинств и аккуратно погладила ее по обложке, словно здороваясь.
– Может, пойдем домой, пока нас никто тут не заметил? – Крис уже увидел все, что могло его заинтересовать, никаких воспоминаний, связанных с этим местом, у него не было, а значит, он откровенно скучал.
– А я и так дома, – несколько нахально заявила Энджел, улыбнувшись брату.
– Да? Так давай дождемся сестер, скажешь это им. Гарантирую – узнаешь о себе много нового и обязательно интересного.
– Вот уж спасибо! Предпочитаю хранить светлые воспоминания о своей семье как можно дольше.
Крис еще раз улыбнулся и подал Хранительнице руку, за которую та тут же вцепилась.
Пейдж, зашедшая на чердак мгновением позже, уже ничего не увидела.


Они решили жить в пентхаусе Коула. Среди не наделенных магией людей он пользовался дурной славой, среди наделенных – тем более. Беспрепятственно сюда могли попасть лишь демоны высшего уровня и Зачарованные. Но и первые, и вторые предпочитали не вспоминать о квартире последнего Источника.
Собственно, поэтому Коул и предложил молодым людям остановиться именно здесь, где их гарантированно не станут искать.
Во время обсуждения деталей их путешествия было много споров, дело чуть было не дошло до драки, когда Коул запретил Энджел отправлять Лео в Вальхаллу. Конечно, она прекрасно понимала, что Зачарованные все равно найдут своего Хранителя, даже если она его на Марс забросит, но в то же время ей совершенно не хотелось общаться с отцом. А в том, что Лео не позволит ей спокойно занять место Хранительницы прославленных ведьм, она была уверенна на сто процентов. Единственной причиной, по которой она согласилась с планом дяди, было его длительное знакомство с ее отцом. Коул имел возможность узнать Лео куда лучше, чем она сама, и в результате она сдалась, благоразумно решив, что тот знает, о чем говорит.
Крис же, в свою очередь, ужасно не хотел занимать пустующее место Источника. Его откровенно напрягала идея захвата власти в подземном мире, и слухи, которые разойдутся вслед за этим. Всем было известно, что Источник всего зла окончательно и бесповоротно уничтожен Зачарованными. Теперь же из ниоткуда появится странный парень, сам себя короновавший. Парень, владеющий силами Источника, поселившийся в его квартире, и запрещающий трогать Зачарованных, что само по себе нонсенс. Стоит ли упоминать о том, что о нем к тому же никто никогда не слышал?
Еще больше пугала вероятность, что слухи дойдут и до Коула из этого времени. Вмешивать во всю эту ситуацию его и маленького Криса единодушно отказались все, кроме самого Коула. Но тут уж сдался он – спорить с Энджи, которая ради него самолично уничтожит собственную гордость и семейное упрямство, он мог легко, но идти против мнения полусотни людей и нелюдей из «Серых Хранителей»… это совсем другое. Его банально задавили количеством.
В результате долгих пререканий, переругиваний и битья мебели был составлен приблизительный план действий, первыми пунктами в котором шли: установление тоталитарного режима среди демонического населения необходимой территории, привлечение на свою сторону Провидицы, установление дружественных отношений с кланами Монтана и Кэлловэй, а также составление договора о невмешательстве и взаимопомощи с аватарами.
Дальше начиналась война с титанами.
Некоторые предлагали уничтожить колдуна, оживившего их, однако большинство выступило против. Если смог кто-то один, значит, сможет и другой. Так пусть лучше все произойдет под контролем со стороны Криса и Энджел, нежели непонятно когда и где. Так оно безопаснее. Да и Лео нужно Старейшиной сделать как можно быстрее, чтобы он освободил пост Хранителя для дочери.
Все, что касалось действий молодых людей после, оставалось в их власти. Старшее поколение надеялось на благоразумие младшего, но не особо рассчитывало на него, зная сумасбродный характер Энджел, которая, как истинная женщина, делала то, что ее левая пятка захочет. Нет, временами она становилась серьезной и собранной, но такие периоды обычно заканчивались скандалом, величина которого была прямо пропорциональна длительности данного отрезка времени. Вся надежда оставалась на Криса и на его авторитет. Или, в крайнем случае, силу. Таким образом, Энджел должна была контролировать Зачарованных, а Крис, в свою очередь, – саму Энджел. В результате все оставались довольны. А кто нет – того не спрашивали.
Основной проблемой же оставалась невозможность следить за изменениями в будущем. А после победы над титанами измениться должно было очень многое.
В том варианте развития событий, который знали Крис и Энджи, война с титанами длилась больше полугода, большая часть Старейшин была уничтожена, а о магии стало известно всем. Чистильщики стали просто не нужны медленно восстанавливающемуся магическому обществу и распущены на вольные хлеба. Наиболее достойных из выживших Хранителей спешно переводили в чин Старейшин, а из подходящих людей делали Хранителей. Не менее пострадавшие демоны, страшась древних пророчеств, воскресили Занку, который довольно быстро навел порядок в подземном мире и занялся миром земным. К счастью, потерявшие еще одну сестру Пайпер и Фиби, остались, тем ни менее, сильнейшими ведьмами в мире, и вовремя успели дать отпор распоясавшемуся демону. Во время всех этих проблем мир лихорадило, люди не знали, чего еще им ожидать, магические создания полезли наружу, перестав скрываться ото всех, политики рвали на себе волосы, а журналисты захлебывались восторгом. И тогда же пришли аватары со своими планами по улучшению грешного мира. Поначалу их идеи захватили многих – оставшиеся в живых сестры Холливелл согласились помочь аватарам изменить действительность. Но на полпути их остановил смертный агент ФБР, заключивший договор с Занку. И Кайл Броуди, сумевший сохранить мир пусть и безумным, но привычным и правильным, стал первым человеком, награжденным Старейшинами за сделку с дьяволом. Через четырнадцать лет именно его назначили Хранителем последней ведьмы из рода Мелинды Уоррен. К величайшему сожалению этой самой ведьмы, ее старшего брата посчитали достаточно сильным, чтобы обойтись без ангельской помощи.
А еще через два года мир содрогнулся от новой войны. И она уже не щадила никого, шанс спастись получили лишь сдавшиеся и покорившиеся. Только спустя год у кучки выживших Старейшин и Хранителей появилась возможность организовать более-менее сильное Сопротивление. А по прошествии еще полугода был собран лучший его отряд – «Серые Хранители». Ангелы пустого серого мира. Мира, в котором не осталось места для ярких цветов, счастливого смеха, добрых сказок и приятных снов. Мира, которым правил страх, в котором все решала сила – разрушительная, непобедимая, уничтожающая все светлое на своем пути.
В этом новом мире магию проклинали – наедине и лишь в мыслях, чтобы никто не услышал. В этом новом мире жили отчаявшиеся люди. Надежда действительно умирает последней. Первой же умерла вера.
И эту веру должны были вернуть Крис и Энджел. Два получеловека, в которых все еще жила любовь.


– Ай-йо! – Эндж тихо шипела сквозь зубы, распростершись на полу.
Крис заинтересовано выглянул из кабинета, радуясь возможности передохнуть.
– По соседству с нами живет парашютист, чьи эмоции ты перехватила? – ехидно уточнил он, наблюдая за процессом поднимания.
Девушка, перевернувшись на живот, встала сначала на четвереньки, потрясла головой, в надежде отключить прыгающие перед глазами звездочки, потом, поняв благодаря кому они вообще зажглись, выругалась и наконец, поднялась на ноги, вцепившись на всякий случай в стену.
– Злой ты, и меня не любишь, – произнесла она, едва смогла мыслить цензурно.
– Почему? Очень люблю! – ничуть не раскаялся Крис, насмешливо глядя на сестру. – Ты хотела сообщить, откуда свалилась. Ни за что не поверю, что ты разучилась перемещаться, так что надеюсь услышать захватывающую историю с погонями, драками и полчищами демонов.
– Да ну тебя, – обижено буркнула ведьма, усаживаясь на диван. – Я пыталась левитировать.
– Э? – Парень ошарашено посмотрел на нее, и все же решил сесть рядом. – По-моему, у тебя такой силы не наблюдалось, разве нет?
– Да, нет, какая разница? – Энджел схватилась за голову. – Хранители умеют левитировать, умеют исцелять и слышат этот дурацкий звон колокольчиков! И если с последним я еще как-то разберусь – уж Зачарованных-то в любом случае услышу, то что делать со всем остальным? Меня же раскусят в два счета! И ладно, если ведьмы, выкручусь, а Лео мне что сказать? Недоработка, да? Хранители в будущем слабые пошли, недоучек стали в прошлое отправлять, остальных жалко, да? – Девушка вскочила с дивана и пометалась по комнате, замерев к концу своей пламенной речи возле окна.
– М-да… Не учли, – пробормотал Крис, которому сейчас было явно не до того, что будет потом. Его больше беспокоило, что делать сейчас. Особенно, если Энджи вдруг решит научиться не только летать, но и исцелять – а становиться подопытным кроликом, пусть и для любимой сестренки, не хотелось совершенно.
– И это все, что ты можешь сказать? – фыркнула Хранительница, поворачиваясь к нему лицом. – Нам надо что-то делать!
– Конечно, – покладисто согласился парень, – ты хотела отправиться к Ричарду в гости и поговорить с ним по душам. Оливию, если ты помнишь, скоро убьют, а это в наши планы никак не вписывается.
– Вот! – она торжествующе подняла указательный палец. – Я от нервов даже о друге забыла! А ты не хочешь меня утешить!
– Утешаю, – Крис подавил тяжелый вздох, чтобы не дать Энджи лишнего повода для скандала, на который она, видимо, нарывалась. Отстраненно он подумал о том, что такое настроение у нее слишком часто бывает в последнее время, что не может не пугать. Даром что она слабее, не может же он всерьез с ней биться? – Ты сильная, умная, обязательно что-нибудь придумаешь. А для начала встретишься с Ричардом. Потом, уладив вопрос противостояния Монтаны и Кэлловэй, мы вместе решим твою проблему. Левитация, думаю, и вовсе не важна, не так уж часто ею Хранители пользуются. А ты всегда можешь переместиться сама или переместить нужную тебе вещь. Вот с исцелением сложнее, но я уверен, что у тебя все получится, – монотонно говорил он, подходя к девушке и обнимая ее.
– Крис, мне не пять лет, я не нуждаюсь в таком тоне, – хмуро заметила она, представляя сцену своего разоблачения. Сияющий Лео, возмущенно взрывающая что-то рядом с ней Пайпер и прикрывающая ладошкой телефонную трубку, чтобы всего этого не услышала начальница, Фиби. Реакции Пейдж она предугадать не могла, но предполагала, что та обязательно ляпнет что-то саркастическое в своем стиле и закатит глаза, поражаясь человеческой глупости.
– А иногда кажется, что пять, – улыбнулся демон, чмокнув сестру в макушку.
– Спасибо за комплимент, – Энджел мягко отстранилась и направилась к себе в комнату. – Я всегда знала, что ты меня очень уважаешь.
– Дурочка, я тебя не просто уважаю, ты моя любимая сестричка! – хохотнул Крис, тоже поворачиваясь к входу в кабинет.
– Я твоя единственная сестричка, – донеслось до него в ответ перед тем, как дверь в спальню девушки захлопнулась.


Энджел с интересом смотрела на ворота, ожидая, когда ее впустят на территорию клана Монтана. Взгляд был фирменный – в свое время она долго вырабатывала его перед зеркалом – и призван он был исключительно действовать на нервы того, кому предназначался. Подумать о том, есть ли нервы у неодушевленного предмета, Энджел не захотела, так же, как и нажимать на звонок. Не то чтобы это требовало каких-либо серьезных усилий с ее стороны… Но делать этого не хотелось. К тому же она впервые стояла перед особняком, и ей положительно нравилось то, что она видела. Да и вообще ей было настолько легко в этом времени, она буквально питалась окружающими эмоциями – обычными человеческими проблемами, маленькими радостями, страстью, любовью, нежностью… Даже зубная боль приносила некое ненормальное удовольствие – потому что это было нормальным, правильным, привычным. Естественным. И она упивалась этим миром, этим временем, каждым мгновением своей жизни здесь – слишком сильно она соскучилась по яркому свету солнца, по беззаботной ругани на улице, по выхлопным газам проезжающих мимо машин… Ей было в новинку скрывать свою магию от людей, понимая, что для них магия – не более чем выдумка, пустышка. И это было здорово.
– Можно поинтересоваться, чего Вы ожидаете? – вежливо уточнил открывший ворота Ричард.
– Собственно, как раз этого! – лучезарно улыбнулась Энджел, без приглашения проходя к особняку.
– Девушка, а Вы адресом не ошиблись?
– Нет, я собиралась попасть именно к тебе. И пожалуйста, не называй меня на «Вы», я чувствую себя старухой!
– Ты вообще кто? – Ричард медленно выходил из себя, что с ним бывало довольно редко.
– Энджел, я Хранительница, – протянула она ему руку, стоя уже возле входа в дом.
– Ричард, – он с сомнением покосился на ее ладошку, но все же аккуратно пожал ее. – И что Хранительница здесь делает? Неужели Старейшинам надоели наши милые междусемейные перестрелки?
– Не знаю, как на счет Старейшин, я к ним отношения не имею. Почти, – добавила она, подумав. Все-таки отец на момент ее зачатия уже им был. – А эти «милые междусемейные перестрелки» надоели тебе, насколько мне известно. И потом, ты же не хочешь, чтобы твоя любимая умерла?
– Причем здесь Оливия? – напрягся колдун.
– Может, пройдем в дом? – заметила Энджел, флегматично проследив взглядом за врезавшимся в стену энергетическим шаром. – А то тут как-то не очень удобно.
– О, а ты нуждаешься в приглашении? – Ричард, сделав пару шагов, открыл дверь, пропуская девушку вперед, вошел вслед за ней.
Энджи с любопытством оглядывалась по сторонам, стараясь сравнить свои впечатления от дома с рассказами Ричарда из будущего. Сравнивалось плохо – видимо, мужчина испытывал не так много позитивных эмоций к этому месту.
– В общем, дело обстоит так: я прибыла из 2026 года, где очень хорошо тебя знала. Поэтому с уверенностью могу заявить, что если мы не прекратим вражду между вашими семьями, то Оливия умрет, и очень скоро.
– И ты прибыла только ради того, чтобы этого не допустить? – с сомнением поинтересовался Ричард, ничуть не поверив сказанному.
– Нет, не ради. Это второстепенно, но ты мой друг и я не хочу, чтоб ты потом страдал. К тому же война таки прекратилась, после смерти Оливии, но тебя это не очень утешило.
– Хм… И что же ты предлагаешь?
Энджел нахмурилась, она чувствовала его недоверие, но еще больше раздражал этот саркастический тон.
– Послушай, ты же сам хочешь мира, разве нет? Так почему бы не поверить мне и не исправить то, что так отчаянно поддерживают твои и ее родственники? Я знаю, что тебе нечего боятся, пока ты не практикуешь магию, но ее ситуация иная.
– И кто же ее убил?
– Понятия не имею, – отмахнулась девушка. – Ты ничего не знал об этом – но факт остался фактом. Она умерла, потом стала призраком… К тому моменту, как она обрела покой, о вражде было забыто, и твоя семья, и Кэлловэй перестали использовать магию. А ты напротив начал. Ты даже преподавал в школе магии – учил юных оболтусов правильно готовить зелья. Насколько мне известно, неплохо учил.
Она смотрела в его глаза и, даже зная, что это нечестно, придавала ему веру в саму себя. Эмпатия умеет подчинять, но ей не нужно было его подчинение – только доверие. И она пыталась передать ему собственные воспоминания об их знакомстве, уже в Сопротивлении, о годах дружбы в «Серых Хранителях», о доверии – как иначе, если завтра можно умереть?
– Что ты предлагаешь? – спросил он, наконец.
Энджел торжествующе улыбнулась.
– Для начала поговорить с Оливией. Думаю, вам следует по-быстрому расписаться, чтобы не оставить родственникам выбора. А я в это время поработаю с вашими семьями, и венчание вы запомните на всю жизнь! Праздник должен быть шикарным.
– Не думаю, что тебе удастся убедить в чем-то маму, она…
– Я знаю, – перебила Ричарда девушка. – Но я смогу убедить в чем угодно кого угодно – я эмпат, очень сильный, так что с этим проблем не возникнет.
– Эмпат и Хранительница в одном лице? – удивился тот, даже не побеспокоившись о том, что она, скорее всего, и его так «убедила». Но прекратить вражду было важнее.
– Я обязательно расскажу об этом вам с Оливией после того, как разберусь с вашими проблемами, – пообещала Эндж, театрально прижав руку к сердцу. Это вполне соответствовало их с Крисом планам – им и правда нужны были союзники, которым можно было доверять.


Крис чувствовал себя странно. Очень странно.
Стоя в дурацком черном балахоне перед кучкой демонов высшего уровня, но больше всего боялся наступить на низ этого недоразумения, каким-то злым шутником названного одеждой, и упасть в чертовой бабушке. А что? Ниже самое пекло, может, и бабушка там есть чья-то.
А еще инстинкты, выработанные годами, в голос вопили, что следует поубивать всех и смыться.
Радовало только отсутствие Энджел, хотя оно же и напрягало. Сестра обещала прийти, хотя бы в качестве астральной проекции, а обещания она выполняла. Хоть в чем-то же надо было и ей остаться постоянной? Впрочем, видимо, она решила изменить своим привычкам.
Крис еще пытался решить – к добру это или худу, когда женская фигурка в таком же черном балахоне подойдя к нему, склонилась в намеке на поклон. Из-под капюшона блеснули озорные зеленые глаза. Энджел (или ее проекция – кто разберет?) встала за его спиной молчаливой статуей презрения ко всем присутствующим.
– Итак, – Крис постарался сделать голос в меру торжественным, но одновременно – проникновенным. – Я собрал вас здесь, чтобы предъявить свои права на власть.
– Да кто ты вообще такой? – донеслись до парня злые выкрики демонов, некоторые зажгли огненные или энергетические шары, поигрывая ими, надеясь его испугать. Крис мысленно усмехнулся – зрелище было больше забавное, чем пугающее.
– Источник истинного зла, – прошипела Энджел, гася все возмущения своим даром. Многие демоны схватились за головы, почувствовав резкую боль в висках.
– Чем докажешь? – дерзко спросил один из близстоящих.
– Этим, – резко произнес Крис, создавая свой огненный шар, состоящий из нескольких колец, и кидая его в особо возмущавшегося демона. Остальные тут же смолкли, глядя на импровизированный факел. Все они уже видели подобные шары. Все они знали, что это оружие Источника.
– Это еще не показатель, – намекнула какая-то демоница слева.
– Понимаю, – склонил голову Крис. – Что я должен сделать, чтоб вы признали мое право на власть над вами? – он отстраненно подумал, что Энджел выбрала излишне пафосный, а оттого очень глупый сценарий беседы.
Среди демонов послышалось множество выкриков, кто-то говорил о головах Зачарованных, кто-то – об убийстве Старейшин, некоторые намекали на захват школы магии, но таких, впрочем, было меньшинство.
– Верни нам Гримуар, и клянусь, я признаю тебя Хозяином! – громче всех выкрикнул тот же парень, что требовал доказательств.
Демоны замолкли. В пещере установилась чуткая тишина, было слышно как прошуршал балахон Энджел, когда она вышла из-за спины Криса и повернулась к нему лицом, выжидающе глядя на него.
– Я достану Гримуар. И поклянусь на нем во время своей коронации! – Крис схватил сестру за руку и исчез в столбе пламени, оставив своих будущих подопечных обдумывать случившееся.
Переместились они в другую пещеру, чуть уютнее предыдущей, если это вообще возможно в подземном мире.
Крис восторженно рассмеялся, скидывая капюшон.
– Как тебе удалась заставить их это сказать?
– У меня была хорошая мотивация, – скромно опустила глазки долу девушка. – Потребуй они Зачарованных, я не родилась бы.
Парень только покачал головой. План был стар, как мир – запустить в стан врагов несколько своих людей, чтобы они говорили то, что нужно. Энджел умело сагитировала парочку демонов, из тех, кто был на их стороне во время войны, и раздала каждому его реплики. Обошлось, к счастью, без репетиций. Неделю назад сама Эндж, Крис и эти самые «их» демоны начали распускать слухи о наглеце, решившем занять место Источника. Слухи дополнялись, увеличивались и ширились по просторам подземного мира. Криса выставляли то фантастически сильным демоном, то колдуном-самозванцем. Но пришли многие. А в следующий раз их будет еще больше – присутствующие на первом собрании обязательно расскажут остальным о его итогах. А Гримуар будет, Крис его достанет хоть в аду.
Увы, но сейчас им было известно лишь о том, что эту Книгу Лео бросил в жерло вулкана.
И поэтому теперь будущий Источник стоял возле входа в пещеру Провидицы Киры, которую настоятельно советовала посетить Энджел.
– Я пока пойду, с этим ты и сам справишься, – сказала она, улыбнувшись. – На счет демонов не волнуйся – ты их очень впечатлил. Даже я тебя почти испугалась, ты был столь… представительным, – насмешливо закончила девушка, перемещаясь.
Крис фыркнул и неуверенно покосился на вход в жилище Провидицы. Память говорила, что с женщинами, предсказывающими будущее, лучше не пересекаться. Но в то же время, заручиться поддержкой вещуньи важно, она может увидеть нечто, связанное с Вайетом.
– Входи уж, красавчик, я не кусаюсь, – послышалось с той стороны пещеры.
Крис осторожно вошел, оглядываясь по сторонам. В центре стояло странного вида приспособление, которое он тут же окрестил раковиной. Ну, в самом деле, кто ей воду таскает? Ее же менять нужно, чтоб не застоялась…
– Что ты хочешь узнать, милый? – насмешливо спросила весьма симпатичная и молодая на вид девушка. Впрочем, Крис не обманывался – ей могло быть и двадцать, и двести.
– Ты же Провидица, неужели не можешь сказать мне, что я ищу? – чуть более резко, чем собирался, спросил он.
– Ты ищешь не то, за чем пришел, – пожала она плечами, ничуть не обидевшись. – Я могу показать тебе, – наклонившись и не отводя от него испытующего взгляда, она провела рукой над водой.
Крис вздрогнул, увидев Бьянку в том же черном костюме, в котором она была, когда еще служила Вайету. Только он был уверен, что вода показывает его будущее, а не прошлое – девушка лежала на уже знакомом ему чердаке, а из груди ее выглядывал обломок дерева.
– Ты боишься этого? – вкрадчиво поинтересовалась Провидица. – Или, может, ты ищешь…
Следующую картину он часто видел в своих кошмарах – безжизненное тело Энджел, распластавшееся на полу ванной комнаты в дедушкиной квартире, из перерезанных на запястьях вен по каплям вытекает жизнь… Он хорошо помнил этот день. Тогда он познакомился с Вайетом – хмурым, таким же испуганным, как и он сам, парнем, почувствовавшим боль сестры. Потом было много споров, когда Виктор утверждал, что Энджел следует связать свои силы, а Вайет кричал, что тогда ее, последнюю ведьму женского пола из рода Холливелл, убьют и он не успеет прийти на помощь. Крис молчал – он знал, что магия может быть проклятием, но знал так же и то, что Эндж не выдержит долгое время без своих способностей.
– Прекрати, – почти прорычал он. – Мне нужно знать, где найти Гримуар!
Кира мелодично засмеялась.
– Ну, так смотри, красавчик, – еще один взмах руки – и перед его взором проносится сотни картин, объединенных черной, полной зла Книгой. Последняя показала нужное место, каковое Крис постарался запомнить получше.
– Спасибо, – без всякой признательности сказал парень, разворачиваясь, чтобы уйти.
– Вода не показывает мне будущего двух людей, – донеслось ему в спину. – Один из них – ты. А другой – Вайет Холливелл. Значит ли это, что вы равны по силе, или это символ вашей вражды – я не знаю. Но тебе следует быть осторожным, если не хочешь кончить, как твои предшественники.
– Говори об осторожности моей сестре, – бросил он, перемещаясь из пещеры.


Энджел боязливо выглядывала из-за дивана, не решаясь выйти и встать перед появившимся посреди гостиной человеком. Применить против него свою силу ей даже в голову не приходило, как и позвать Криса.
– Может, все же перестанешь прятаться, и поговорим, как цивилизованные люди? – относительно дружелюбно предложил Коул, подкидывая на ладони энергошар.
– Ага, только шарик свой убери, человек цивилизованный, а то мне жалко любимую футболку, – не вставая с места, предложила девушка.
Коул фыркнул, но шар погасил.
– Итак?
– А ты уверен, что хочешь вмешаться? – уточнила Энджи, вылезая из своего укрытия, но не решаясь посмотреть мужчине в глаза.
– Вполне, – довольно сказал тот, скрещивая руки на груди.
– Ну… А как же сын? – все еще пыталась найти выход ведьмочка.
– А откуда тебе о нем известно? – нехорошо прищурился Коул.
– Хм. Как бы тебе сказать… – Энджел тоскливо посмотрела в окно, понимая, что Крис был прав, и с женщиной никакое дело не пойдет так, как надо было. – Тебя устроит ответ о том, что я предсказательница и видела твоего Криса?
– Не очень, – тем же странным тоном ответил он.
– Ладно. Только пообещай, что узнав правду, ты тут же уйдешь к себе домой, и ни во что не будешь вмешиваться? – не выдержала она, прекрасно понимая, что никогда не умела толком врать. А уж дяде Коулу – вообще никак врать не умела!
– Посмотрим по обстоятельствам.
Эндж закатила глаза, думая, что неумением хранить секреты она точно пошла в тетушку Фиби. Из-за нее уже третий человек узнает их с Крисом историю. Скоро такими темпами весь магический мир будет в курсе.
А еще ей было обидно, вот прям чуть ли не до слез. Ведь все решили, все предусмотрели – и на тебе, то вспомнилось, что она исцелять не умеет, то Коул как обычно нарушил все планы, явившись в свою бывшую квартиру. И почему? Какие-то нехорошие эманации он уловил, видите ли! Кто из них двоих эмпат, чтоб эманации улавливать? И кому оно вообще надо? И чего ему дома с сыном не сиделось, спрашивается? Все ж нормально было!
– Ладно. Твой сын живет здесь со мной, – честно призналась она, наконец, подняв взгляд на дядю. Удивленное донельзя выражение его лица порадовало, но не очень. С грустью подумалось о реакции Криса. – Я не в том смысле! – возмутилась девушка, почуяв эмоции мужчины. – Я имею в виду, что мы тут живем, в этой квартире, в разных комнатах, потому что другого места жительства у нас нет, а это предложил ты, и кто ж знал, что ты сюда заявишься, – зачастила она, и только произнеся последнюю фразу, поняла, что сказала. – Ты знал! – ошеломленно выдохнула Энджел. – Ты проверяешь, нет ли здесь кого-нибудь, и поэтому почувствовал, что в пентхаусе появились жильцы! Ты знал, поэтому и сдался! Черт!
– Вообще-то я ничего не знал, и до сих пор не знаю, надо отметить, – спокойно произнес Коул, ничуть не впечатленный тирадой девушки.
– Конечно! Но ты из 2026 – знал! Прибила бы! – засмеялась она, слегка испугав таким резким скачком в настроении привыкшего ко многому демона. – Я тут сожительствую с твоим взрослым сыном, можешь даже дождаться его, но не рекомендую, он меня прибьет за выбалтывание стратегически важной информации, – слегка успокоившись, закончила Энджел.
– Ты из будущего? – недоверчиво переспросил Коул, внимательно глядя на девушку каким-то странным изучающим взглядом.
– Ну да, я же сказала, – беспечно пожала она плечами.
– И как же тебя зовут?
– Энджел. Можно просто Эндж.
– Неужели? – уточнил он все тем же тоном, и только тут Хранительница поняла, что его беспокоит. Он смотрел на нее – двадцатилетнюю, со встрепанными темными волосами и косой челкой, лезущей в глаза, в широких рэперских джинсах со множеством кармашков и черной футболке с логотипом «битлов». Но видел он при этом красивую тридцатилетнюю женщину, аккуратно накрашенную и, как всегда, красиво одетую. Женщину, на которую она была одновременно и похожа, и нет. Женщину, в чью честь ее назвали.
– Мое полное имя Пруденс Энджел Холливелл. Я полуангел.
Все. Карты розданы, игра начата. И назад пути уже нет.
Потому что и тайны как таковой тоже нет.
Осталась только надежда, что он кивнет и уйдет, постаравшись забыть обо всем этом – не думать. Хотя бы ради сына, который вырастет замечательным человеком, самым лучшим, верным, добрым, заботливым, сильным, смелым, справедливым… Вырастет, потому что у него всегда перед глазами будет пример для подражания.
Коул так и сделал.
Последний раз смерив ее взглядом, он исчез.
Она знала, что он вернется. Потом, когда здесь будет и Крис. Вернется, чтобы услышать всю историю от начала и до конца.
Но не знала, как сможет это рассказать.
Чем можно оправдать то, что они сейчас делают? Поиск Гримуара и его возвращение демонам, восстановление централизованной власти в подземном мире, частичное невмешательство в войну с титанами…
И что делать, если следующий визит Коула совпадет по времени со встречей с аватарами?
А самое главное – как до всего этого дожить, оставшись при своем уме, если Крис будет явственно против всей затеянной ею игры?


Кхм... Как обещала, постаралась выложить пораньше, поэтому наверняка пропустила кучу ошибок - если кто что заметит, укажите, пожалуйста.

Сообщение отредактировал Ива: Пятница, 18 марта 2011, 17:14:08

 

#4
Ива
Ива
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Окт 2010, 20:29
  • Сообщений: 133
  • Откуда: Киев
  • Пол:
Глава будет длинной, поэтому выкладываю вначале первую часть, а завтра-послезавтра выложу вторую, в которой уже появятся Зачарованные, Лео, титаны и сопутствующие им проблемы.

Глава 3. Действия. Часть 1.

Играя музыку, кружатся
листья,
И в танце медленном уходят
души.
А кто-то грустно улыбнется
письмам,
Что не отправлены и так
не нУжны…
А кто-то в клочья разорвет
сердце,
Считая, что уже слишком
поздно,
И резким взмахом закроет
дверцу
В мир, где яркими были
звезды.
Играя музыку, летит
вера,
Она здесь сделалась такой
лишней.
Всегда последняя, теперь –
первой
Уйдет надежда, и не
напишет…
Энджел опустила крышку фортепиано, резко оборвав песню. Не любила она ее, но музыку когда-то давно написал Коул, и слова пришли сами, да так и звучали назойливым речитативом, пока она не решила спеть родившуюся песню. Крису она нравилась, а самой Эндж всегда напоминала о том мире, которого они не знали. Было странно снова начать играть, пальцы словно чужие стали… Когда-то ее учил этому дядя Коул. Сейчас казалось, что это все было в прошлой жизни, которая так и осталась в тумане – том призрачно-сером мире, словно и не ее… Она надеялась, что тот мир так и останется сном – кошмарным, но всего лишь сном. Для нее и для Криса – один сон на двоих. Но лучше так, чем если все повторится…
Крис совсем скоро должен вернуться домой – уже с Гримуаром. Эндж разрывалась между нетерпением и опасением. Она не боялась брата, слишком хорошо его знала, и при желании могла буквально вить из него веревки, но желания этого не было. Больше всего она боялась разочаровать его, не оправдать надежд, возложенных им на нее.
Собственно, главное – убедить его, что все идет, как надо.
Поэтому с момента ухода Коула Энджел занялась бурной деятельностью. Самым положительным моментом было то, что благодаря этому она смогла исправить еще один их недочет. А именно – свою внешность. Не кардинально, конечно, ее все в себе устраивало, но сестры запросто узнают ее, если она явится к ним, не подготовившись к этому предварительно. Если уж Коул заметил ее поразительное внешнее сходство с Прю, то Пайпер и Фиби, которые жили с ней под одной крышей на протяжении многих лет, догадаются мгновенно. Ошибутся, естественно, но от этого легче никому не станет. Так что Энджел, скрепя сердце, пришлось заняться собой всерьез. На магию она не рассчитывала – заклинанием она могла поменять себе внешность, но кто знает, сколько эта личина продержится? Тем более что чары всегда можно снять насильственным путем. Зелья привлекали своей непредсказуемостью, но ей же и отпугивали. Ее никто не узнает, используй она их, – она сама себя не узнает, но мало ли как они могут сработать? А если она ошибется в расчетах? Нет, слишком велик риск. Так что, подумав, Эндж решила выбирать меньшее из зол и просто покрасить волосы. Ну, и линзы купила на всякий случай. Вроде почти ничего не изменилось – а в зеркале отражался совсем другой человек. Если учесть, что стиль одежды у нее радикально отличался от тетушкиного, все складывалось просто замечательно.
После возвращения из салона, где ее волосы привели в более-менее приличное состояние, Энджел решила освежить в памяти кулинарные познания. Когда-то мама учила ее готовить, сейчас пришло время вспомнить это и сделать вкусный ужин. Готовя, Эндж не забыла планировать свой будущий монолог. Крис, конечно же, будет вмешиваться, но если она займет его едой и сможет говорить достаточно быстро, то ему волей-неволей придется выслушать все ее аргументы, а потом уж начинать ругаться. Аргументов, по правде говоря, было не так уж много. Скорее, их вообще не было – за исключением того, что Коул сам явился, никто его не приглашал. А то, что она врать дяде не умеет, Крис и сам знает. Осталось только убедить саму себя в своей правоте и вспомнить, что такое слезы, чтобы в случае чего давить на жалость.
В ожидании прихода брата Эндж и вспоминала далекие годы юности, когда она еще любила петь. Когда она могла это делать.
– Энджел? – сдавленно поинтересовался только что появившийся в комнате Крис.
Девушка резко развернулась к нему лицом, с досадой откинув лезущую в глаза прядь темно-медных волос и поспешно улыбнулась.
– Тебе не нравится? – она встала и, сыграв на разнице в росте, заглянула брату в глаза, всеми силами делая вид, что очень расстроена этим фактом.
– Да нет, нормально вроде… Только это зачем?
Энджел уперла взгляд в потолок и пару раз качнулась с пятки на носок. Потом, пожав плечами, махнула рукой в сторону кухни.
– Я там тебе ужин приготовила, сейчас быстренько на стол накрою, а ты пока – в душ. И брось ты этот мешок, чай не сбежит! – выдернув из рук малость ошалевшего от такого напора Криса мешок с Гримуаром, она подтолкнула брата в сторону ванной комнаты, а сама улетучилась на кухню, занявшись сервировкой стола.
Умывшийся Крис был тут же усажен за стол, Энджел щедро пододвинула к нему все наготовленное, от чего стол выглядел эдакой горкой из разных блюд, и сама уселась напротив, чинно сложив ручки на коленях и все тем же преданным взглядом сверля нервничающего брата.
– Энджи, что-то случилось? Ты сегодня снова пыталась левитировать? Нет? Может, на тебя демоны напали? Или ты тренировалась? – Крис переводил обеспокоенный взгляд с еды на девушку, но ужинать явно не собирался, что безумно расстраивало эту самую девушку.
– Всегда ты та-а-ак… – сказала она, плаксиво растягивая слова. – Ты меня не лю-у-у-убишь… Ты меня не цени-и-и-ишь… А я так стара-а-а-алась…
– Эндж? – глаза Криса становились все больше, а тревога в них достигла апогея. – Тебе совершенно не идет тон обиженной пятилетней избалованной девчонки, так что рассказывай лучше все по порядку.
– Ага, а я что, не могу просто так любимому братику ужин приготовить, да? – уже своим привычным слегка саркастичным тоном сказала она. – Я что, и поволноваться за него не могу, да?
Крис поспешно поднял руки, признавая поражение и одновременно прося ее замолчать.
– Ладно, согласен, был не прав, ты можешь… – подтверждая свои слова, он схватил вилку и пододвинул к себе поближе любимую лазанью.
– Кри-и-ис? – через какое-то время окликнула его Энджел. – А ты меня любишь?
Парень поперхнулся и кивнул, взгляд его снова стал обеспокоено-подозрительным.
– А… ты меня сильно любишь? – на всякий случай уточнила она, догадываясь, что «любимый братик» закопает ее прямо тут, на кухне, в бетоне, исключительно для того, чтобы вернуть себе уравновешенное состояние.
– Сильно, – вздохнул Крис, откладывая вилку. – Что ты уже натворила?
Эндж почти натурально покраснела и опустила взгляд в пол.
– Понимаешь… – начала она.
– Пруденс Энджел Холливелл, не тяни кота за хвост, он не ящерица!
Девушка сверкнула глазами на брата, и глубоко вздохнув, зачастила:
– Сегодня приходил дядя Коул, он сам появился, я его не искала, не звала и не приглашала, но он следит за тем, чтобы в доме никого постороннего не появлялось, а тут нас аж двое, вот он и решил проверить, а я что сделать могу? Он пришел, поиграл энергошаром, я вначале пробовала спрятаться, но ты же его знаешь – бежать бессмысленно, а диван не очень надежное укрытие от демона высшего уровня. Ну, а потом он начал задавать вопросы, типа того, кто мы такие и откуда такие наглые появились, а я же не умею ему врать, я хотела промолчать, попросила не вмешиваться, даже о маленьком тебе напомнила, только он почему-то уходить не захотел и так на меня смотрел, так смотрел… Ну прямо как тогда, когда мы с Дэном кабинет химии взорвали в порядке эксперимента по смешиванию науки и магии. И мне пришлось сказать, что мы из будущего и что я с тобой тут живу по его же собственному предложению. Я потом-то поняла, что он еще там, в 2026-м все спланировал, он же знает свои привычки, верно? Вот он и решил, что раз уж мы в прошлом будем, то пусть он же за нами и присмотрит там, а то мало ли что случиться может, мы ведь такие непредсказуемые, совсем еще дети, особенно по сравнению с ним самим. А потом он ушел, но пообещал, что вернется, и тогда мы ему все в подробностях расскажем, потому что ему интересно, что такого случилось, что его сын в компании со своей кузиной, которую вообще-то знать не должен, вернулся в прошлое на двадцать с лишним лет назад. И на самом деле это даже хорошо, что он пришел, потому что он тут же заметил, что я очень сильно на Прю похожа, и из-за этого я решила перекрасить волосы. Вначале я думала в блондинку окраситься, но потом вспомнила, сколько ты знаешь на эту тему анекдотов и выбрала темно-рыжий. Да и быть блондинкой с моим-то именем и будущей должностью – чересчур по-моему, Зачарованные тут же неладное заподозрят, и потом, я не люблю штампы. Я еще линзы купила, голубые, в них мои глаза бирюзовыми становятся. И если еще макияж будет темным – черные тени там, тушь… – то меня вообще не узнать, а уж с Прю сравнивать совсем смешно. Так что я сама не виновата, наоборот, максимум пользы извлекла из ситуации, а твой папа всегда был перестраховщиком, думаю, на нем так расставание с тетей Фиби сказалось, но это уже не важно, потому что он в любом случае вернется за объяснениями и захочет с тобой познакомиться. – Энджел облегченно выдохнула и уже спокойно закончила: – Вот.
Крис какими-то шальными глазами смотрел на сестру и по нему было видно, что больше всего ему хочется сказать что-то вроде «А?», глаза его были круглыми, а брови поднимались все выше и выше в процессе выслушивания монолога сестры. Он слегка потряс головой, пытаясь как-то укомплектовать разбегающиеся мысли и глубокомысленно посмотрел на девушку, сложив руки на груди. Энджел не очень понравился его взгляд – такой исследовательский интерес всегда ее настораживал. Она снова опустила глаза, изображая крайнюю степень раскаяния. Даже покраснела на всякий случай.
– Знаешь, блондинкой тебе было бы намного лучше. Не потому, что они дуры, а потому, что они наивны и болтливы. Вот как ты, например. Меня только одно интересует – ты точно сможешь быть Хранительницей Зачарованных? Ты же им все тайны выдашь в первые же пять минут разговора!
– Не правда, – пробурчала девушка, смущаясь уже по-настоящему. – Маме я врать умею, а теткам тем паче, от тети Фиби я заблокируюсь, а тетю Пейдж вообще живой и не знала никогда, тут проблем не будет…
Крис покивал с важным видом, а потом встал и вышел из кухни. Не успела Эндж забеспокоиться, как он вернулся, неся в руках увесистый фолиант в золотой обложке.
– Вот, – торжественно произнес он, вручая ей книгу, девушка слегка вздрогнула, ощутив ее вес, и порадовалась, что телекинез делает ее намного сильнее физически, чем есть на самом деле. – Владей и изучай. Подробно. Вдумчиво. Внимательно… Ну, как античную мифологию или Книгу Таинств, – привел он примеры.
– Это что? – хмуро поинтересовалась она, думая над тем, сколько лет жизни уйдет на детальное штудирование этой милой книжечки.
– Правила, – радостно пояснил Крис и, заметив недоумевающий взгляд сестры, выразился более четко: – Правила Старейшин, Светлых Хранителей, добрых ведьм и прочих существ, не относящихся к темным.
– Врешь, – отмахнулась Энджел. – Для этого она слишком маленькая.
Прикинув объем этой «маленькой» книжки, Крис ласково улыбнулся.
– Не волнуйся, каждый раздел вмещает лишь пару страниц, но при чтении скрытая информация проявляется. На самом деле, она должна быть раз в десять толще, ведь там даны еще и разъяснения, почему именно что-то запрещается, а что-то – наоборот. Но такой талмуд никто бы просто не поднял… Между прочим, книга эта в единственном экземпляре, хранилась до вчерашнего дня в библиотеке школы магии, откуда я ее позаимствовал на нужды страждущих, то есть, нас. В основном правила изучают только ангелы и Старейшины, и они же объясняют их своим подопечным. Поэтому их сборники законов гораздо тоньше, но тебе этого будет явно мало… В общем, советую тебе начать просвещаться прямо сейчас, особое внимание удели разделам «Правила Светлых Хранителей» и «Законы перемещения во времени». Тебе будет полезно.
Энджел уже с откровенным ужасом смотрела на фолиант.
– Тут даны все объяснения?
– Ну… – Крис смутился. – Не все. Некоторые вещи считают и так понятными. Вроде того, почему ангелам нельзя заводить романы с подопечными.
– И почему? – невольно попалась на крючок девушка.
– Потому что рождаются всякие ненормальные! – хохотнул Крис, снова принимаясь за еду.
Энджел думала было обидеться, но потом вспомнила Вайета, причину их возвращения в прошлое, тетю Пейдж, которая так сильно не любила папу Криса, подумала, как она сама выглядит со стороны… И согласилась.
С тяжелым вздохом ведьма поднялась со стула, стоя в обнимку с книжкой она некоторое время размышляла о превратностях судьбы, но потом, опомнившись, решила, что знания лишними не бывают – к тому же, теперь можно будет аргументировано пояснить Зачарованным, почему она не имеет права рассказывать о прошлом. Хорошо так пояснить – с учетом всех глав, пунктов, подпунктов и исключений.
Вот только как она все это выучит, если до нападения титанов осталось всего две недели?


По правую руку от Криса стояла Кира. Провидица насмешливо всем улыбалась, и довольно щурилась. Демоны довольно бурно встретили возвращение, казалось, навечно потерянного Гримуара, и согласились провести церемонию коронации сразу. Конечно, нашлись и недовольные – ну да когда что-либо проходило без них? Остальные признали Криса Хозяином, и, так как их было большинство, он успокоился.
– Сделай лицо попроще, – прошептала Провидица, взглянув на новоиспеченного Источника всего зла. Сейчас Крис действительно пугал.
– Кто придумал делать церемониальный наряд таким тяжелым? И почему сама церемония такая длинная?
– Такова традиция, – пожала она плечами, против воли улыбнувшись мучениям сильнейшего демона мира.
– А Хозяин имеет право менять традиции? – заинтересовался он.
– Хозяин имеет все права. Пока он способен приносить доказательства своей власти.
– И какие же доказательства нужны? – снова помрачнел Крис.
– Головы Зачарованных подойдут, – усмехнулась Кира.
– То-то папочка так быстро сложил свои полномочия, – парень мрачно посмотрел на одного из демонов, чей голос выбивался из хора остальных. Благодаря Энджел он неплохо разбирался в музыке, и очень не любил, когда кто-то фальшивил при пении.
– Что ты сможешь сделать?
– Скажу, чтоб никто сестер и ребенка не трогал, потому что у меня на них свои планы. Вряд ли кого-то это удивит – все, кто спешил убить ведьм, уже горят в аду. Я не буду повторять чужие ошибки, и спокойно со всем разберусь.
– Не всем понравится такой приказ, – девушка озабочено нахмурилась.
– У них уже нет выбора. Клятва произнесена.
– Пусть так, – кивнула она. – Но не забывай, что твоя клятва несет для тебя не одни только права. У тебя есть обязанности – и от них так легко не отказаться.
– Я знаю, кто должен будет умереть, – пожал плечами Крис. – Не думай, что я запрещу подданным развлекаться в свое удовольствие.
– Но сможешь ли ты убить? – Кира перевела взгляд на парня. – Убить невинного?
– Ты не знаешь, на что я способен, – отрезал он.
– Да. Я не видела тебя. Но я знаю твою сестру. Ее жизнь – защита невинных… Поймет ли она твою беспощадность?
– Она знает, что я не бабочек коллекционирую. Эндж сама настаивала на необходимости моей коронации, поверь, какой бы инфантильной она не казалась, ей прекрасно известно, что такое жестокость.
– Меньшее зло, – фыркнула Провидица. – Тебе не кажется, что вы заигрались в богов?
– Иногда это неизбежно, – Крис с трудом сдержался от ликующей улыбки, когда демоны наконец замолкли. – Тьма – старше Света. В этом ее главное преимущество.
Он поднял руки, приветствуя своих подданных. Теперь все в его власти: эти демоны, многих из которых он лично уничтожил в будущем, этот мир, который не знает, что такое истинное Зло, эта жизнь – а ее так легко обрубить одним движением пальцев…
Но, как бы там не сложились обстоятельства в дальнейшем, Вайет не получит эту армию – потому что здесь и сейчас эти могущественные и независимые демоны стоят на коленях перед ним, Крисом. Цепные псы своего Хозяина. Не более чем бездушные марионетки, находящиеся в прямом подчинении того, кто был рожден, чтобы править ими.
Если план Эндж провалится… Вайету не выжить. Мир должен остаться таким, каким он есть сейчас. Цена же не имеет никакого значения.


Энджел внимательно читала книгу, доедая остатки вчерашней шарлотки. Некоторые правила ее удивляли, некоторые вводили в ступор, а иные – просто смешили. Но в целом все это было довольно познавательно.
Около получаса назад звонил Ричард, пригласивший ее и Криса на свою свадьбу с Оливией. Эндж досадливо поморщилась, вспомнив сколько сил угрохала, чтобы примирить семьи своих друзей. Теперь она точно знала, что упрямство следует измерять в «монтанах» или «кэлловэйах», а не ослах. Бедные животные не обладают человеческой твердолобостью. Эндж тогда и эмпатию применяла, и зелья, и заклинания, и просто убеждать пыталась… Помог маленький локальный Армагеддон в ее исполнении. Гостиная особняка древнего рода Кэлловэй оказалась разрушенной подчистую, все присутствующие изрядно напуганы, а сама Эндж, уже тогда злая, как сто демонов, с припорошенными обсыпавшейся штукатуркой волосами, была просто в ярости. Вернувшиеся влюбленные были благословлены обеими семьями, и выпровожены в дом жениха. Энджи же с мрачным удовольствием думала, что при всей своей многолетней мини-войне ни клан Монтана, ни клан Кэлловэй ни разу не видели по-настоящему разъяренных ведьм. Иначе с чего бы они так испугались? Вот ею маму бы им показать и то, как эта конкретная Зачарованная скандалить умеет! Вот бы они все побегали! Вмиг в грехах бы каялись и головы пеплом посыпали. Хотя взбешенный эмпат, как показала практика, – это тоже очень, очень неплохо.
Девушка перевернула страницу, с тоской подумав, что такими темпами ее с этой книгой так и похоронят.
– Кхм-кхм, – раздалось из-за спины вежливое и слегка недоуменное покашливание.
Эндж, не отвлекаясь от чтения, махнула рукой на стул напротив, приглашая незваного гостя чувствовать себя как дома. Хотя он, впрочем, дома и находился.
– Привет, дядя Коул, ты снова не вовремя, Криса нет дома. В холодильнике еда, присоединяйся.
– Да я, собственно, к тебе, – Коулу вдруг стало неудобно. Как-то не вязалось это спокойствие девушки и с той бурей эмоций, что бушевала при первой их встрече в ее глазах. – Тебе, кстати, идет рыжий. Энджел, верно?
– Угу, – она подвинула к себе чашку с кофе, сделала глоток, поставила чашку на место и ткнула пальцем в какое-то место на странице, вызывая дополнительное пояснение. – Что ты хотел узнать? Если о нашем прошлом и своем будущем – то это лучше к Крису, еще одной книги я не выдержу!
Коул решил за лучшее промолчать, не вникая в суть сказанного, чтобы не мучить свои и без того кипящие мозги.
– Где Крис?
– В подземном мире, – честно сказала она.
– Прости?
– На коронации он, – объяснила девушка более понятно, подняв глаза на дядю.
– Чьей? – внутренне холодея, уточнил тот.
– Своей, естественно, чьей же еще?
– Вы что с ума посходили? – взорвался демон. – Не понимаете, какой это риск?
– Дядя? – Энджел недоуменно посмотрела на мужчину, применяя свой дар для его успокоения. – Не нервничай, мы все знаем, все понимаем, а Крис уже взрослый мальчик и глупостей не наделает.
– Крис – может быть, но Источник, которого он сейчас впускает в свою душу…
– Крис сильнее Источника, не забывай это.
– Он демон, – Коул покачал головой. – Он демон, а любого демона Источник способен подчинить себе.
– Он демон лишь на одну четверть, – отмахнулась девушка, снова возвращаясь к книге. – И, можешь не сомневаться, ты его хорошо воспитал. Он справится.
– Будь он моим ребенком – возможно. Но он наследник Источника, в нем течет Его сила, Его власть.
– Поверь, – Энджел серьезно смотрела в глаза дяде, гоня от себя мысли о том, что тот может быть прав. – Поверь, мы вполне осознаем риск. Но Крис все же твой сын, именно твой и ничей больше. Он не сорвется, как бы не хотел этого Источник. К тому же… то, что мы хотим исправить, гораздо страшнее, чем даже если Крис сдастся.
– Что может быть страшнее всемогущего и непобедимого демона на престоле Хозяина подземного мира? – риторически поинтересовался Коул.
– Всемогущий и непобедимый ангел на престоле Повелителя всего мира… – прошептала Эндж, опуская взгляд.
– Что? – демон отчаянно желал, чтобы все это ему послышалось.
– Это мы и пришли изменить, – тихо сказала девушка, не решаясь посмотреть ему в глаза. Сейчас не имели значения ни правила, ни предполагаемый ответ за нарушение оных. – Так называемый Дважды Благословенный покорился злу и захватил мир. И в том мире – нашем мире – не имели значения никакие законы, кроме тех, что одобрил Он, никакие чувства, кроме тех, которыми питаются демоны, никакие силы кроме Его… Добра и Зла не существует – так он говорил. Самозваный король, убивающий мир и все его население. Ты боишься, что Крис подчинится злу, текущему в его жилах? Бойся. Только я верю в Криса, я знаю его – лучше тебя нынешнего. Он никогда не допустит такого – когда с неба падают не капли дождя, а кровь, когда солнце скрывает бушующее пламя и оно никогда уже не возвращается на небосклон. Когда смена дней и ночей заметна только по часам, потому что мир круглые сутки серый, будто занавешенный туманом. Сейчас на планете проживает почти семь миллиардов человек, а через двадцать с небольшим лет их было меньше двух. Этому виной не только Вайет – были и до него масштабные войны, но при нем… Почти нетронутыми остались только африканские аборигены – за их души много не платят, а соблазнять их чем-то гиблое дело. Ты боишься за сына, но Крис никогда не станет таким… Хотя бы потому, что он видел, чем все это может закончиться.
Коул молчал. Он понимал, что в будущем должно случиться нечто ужасное, если он сам отправил туда сына и – подумать только! – племянницу. Но чтобы все было настолько…
Эмпат не только ощущает чужие эмоции, он еще и эманирует свои собственные. И сейчас мужчина очень отчетливо представлял картину того, о чем ему говорила Энджел.
– Так называемый? – наконец спросил он, просто чтобы не молчать.
– Мне известны обстоятельства появления Криса на свет, – коротко улыбнулась девушка, поняв, что ее воспоминания слишком давят на дядю и запирая их в дальнем уголке сознания.
– Вот как… Получается, я тебе сильно доверял.
– Ты был мне отцом, – пожала она плечами, возвращаясь к прерванному чтению. – Тебе лучше подождать Криса, он расскажет все, что сочтет нужным. Он не очень мной доволен, – призналась ведьма, подняв на мгновение глаза. – Говорит, что я слишком болтлива.
– Это у вас семейное, – улыбнулся Коул, вспомнив Фиби.
– Угу. Но почему-то все полагают, что я должна быть такой, как Прю – взрослой, серьезной, собранной… Ну, ты понимаешь о чем я, – Энджи смешно наморщила носик. – Можно подумать, мне мало того, что я обладаю ее силами, ее внешностью и названа в ее честь! Могу я иметь что-то свое?
– Конечно, – мужчина кивнул, ему показалось, что девушка сейчас говорит не с ним, а с тем Коулом, которого она знала в будущем. Ощущение было довольно странное. – Но я, пожалуй, пойду, мне ребенка из садика забрать нужно. Я вернусь позже, когда Крис вернется и мы с ним обсудим все остальное.
Энджел улыбнулась ему на прощение.
– Захвати с собой малыша в следующий раз, ладно? Давно хотела увидеть маленького Криса.
– Обязательно, – ответил Коул, перемещаясь.


Свадьба была… красивой. Крис до сего момента был лишь на двух бракосочетаниях – когда женился друг его отца, еще до войны, и на свадьбе у одного ведьмака из «Серых Хранителей». Впрочем, последнюю свадьбой было назвать трудно – скромный праздник, присутствовали все члены их отряда, а венчал молодых один из трех выживших Старейшин. Было очень красиво, но в то же время как-то грустно, ему тогда все время вспоминалась фраза «пир во время чумы». Отчасти так оно и выглядело – попыткой скрыться за фальшивым весельем.
Эндж о чем-то разговаривала с сияющей Оливией, судя по заговорщицким взглядам и смешкам обоих девушек, те готовили что-то не очень приятное для остальных.
Счастливый Ричард подошел к нему, сияя улыбкой на молодом лице – так непривычно было видеть его таким! Крис невольно накладывал этот образ на тот, что был так хорошо известен ему – и не находил общего. Его старший товарищ всегда был сосредоточен на деле, редко улыбался, а лицо его пересекал страшный шрам, чудом не задевший глаз – еще со времен защиты школы магии.
– О чем задумался, парень? – Монтана легонько ударил его в плечо.
– Да так. Беспокоюсь, что могут устроить две не самые слабые ведьмы для придачи празднику уникальности.
Ричард покосился на шушукающихся девушек и слегка побледнел.
– Нет, Оливия же не будет срывать собственную свадьбу? – немного неуверенно сказал он, подзывая официанта с напитками.
– Срывать – нет, но освежить… – Крис взял бокал с коньяком и чокнулся с Ричардом. – Женская логика – страшная вещь, а в исполнении моей сестры – и вовсе нечто непостижимое.
Уже не такой светящийся молодожен залпом осушил свой бокал и непроизвольно потянулся за вторым, с некоторой боязнью наблюдая, как Энджел отходит от Лив и направляется в сторону танцующих нимф. Оливия, в свою очередь, подбежала к лепреконам.
Крис философски пожал плечами и подтолкнул Ричарда к танцплощадке.
– Иди к супруге, отвлеки ее, сам знаешь, как с девушкой общаться. А я пока постараюсь обезопасить общество от Энджи.
Монтана понятливо подошел к жене, обнял ее, и, увлекая в танец, начал нашептывать на ушко какие-то глупости.
Сам Крис, подумав, все же приблизился к нимфам, которые тут же его обступили и начали хихикать. Мужественно поборов желание заткнуть их, а лучше – вообще окаменить, он схватил за руку намеревающуюся сбежать сестру.
– Ты что уже задумала?
Нимфы, все так же невыносимо хихикая, удалились. Энджи сделала вид, что никуда и не собиралась, честно посмотрела брату в глаза и положила другую его руку себе на талию.
– А что я должна была задумать? – спросила она, подстраиваясь под медленную музыку. – Крис, ты если уж вышел танцевать, так не стой памятником своему упрямству!
Парень послушно сделал шаг, смиряясь с навязанной ему ролью.
– Вот скажи, почему ты не можешь вести себя, как все нормальные люди?
– Ты сам сказал, что мы – полуангелы – ненормальны.
– И ты вместо того, чтобы опротестовать этот вывод, решила его подтвердить? Вполне в твоем духе.
– Да ладно тебе, – засмеялась Энджи, отталкивая парня от себя. – Ну что за свадьба без похищения невесты?
– Ты с ума сошла? Какое похищение? – Крис почти испуганно прижал сестру к себе, жалея, что не может так поступить и с ее астральной проекцией.
– Эй, задушишь! – возмутилась та, пытаясь вырваться. Поняв бесперспективность этого, девушка успокоилась и зашептала брату: – Ну чего ты, все же нормально, мы с Лив обо всем договорились – вечером, когда гости окончательно захмелеют, я перенесу их с Ричардом на Кипр, где она хочет провести медовый месяц. Им обоим не шибко хочется оставаться рядом с родственниками, а те могут воспротивиться такому решению…
– То есть, ты решила похищать сразу обоих?
– Угу. Что я, изверг какой, влюбленных разлучать?
– Знаешь, иногда я начинаю сомневаться, кто из нас демон.
– Это ты пытаешься меня обидеть, да? – прищурилась девушка.
– Это я пытаюсь предупредить тебя, чтобы все закончилось отправкой молодоженов в отпуск.
– Обещаю, все этим и закончится, – Энджи положила руку на сердце и быстро смылась с танцплощадки, оставив Криса на попечение нимф. Она ни в чем его не обманула – праздник закончится похищением новоиспеченных супругов. А вот что будет до того, чересчур ответственному братцу знать не обязательно.
Зря она что ли всю ночь зелья готовила да утром с разными магическими созданиями, включая троллей и гоблинов, договаривалась? Свадьба ее друзей должна быть яркой и запоминающейся, она такой и будет.
А всякие мелочи вроде взорвавшегося торта никого не будут волновать, если Эндж правильно рассчитала, это случиться уже после того, как торт порежут и раздадут каждому по кусочку… Правда, добавки взять не получится…

Сообщение отредактировал Ива: Суббота, 06 ноября 2010, 20:12:34

 

#5
Ива
Ива
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Окт 2010, 20:29
  • Сообщений: 133
  • Откуда: Киев
  • Пол:
Глава длинная, использовано много моментов из эпизодов, но не все - только те, где был Крис. Сейчас там Энджи, так что некоторые диалоги поменялись.
Пишу, видимо, для одной Книгоманки - спасибо за то, что читаешь и комментируешь, это здорово помогает.

Глава 3. Действия. Часть 2.

События всегда идут по накатанной колее, являясь единственно возможным результатом тех или иных действий.
А потом, огладываясь назад, в закрытое плотной тканью занавесок прошлое, приходит понимание неизбежности человеческой (да и не только) судьбы.
И хочется все изменить, переиграть по-своему, как кому удобней… А можно ли?
Отчего все так стремятся вставить в рассказ о своей жизни слова «если бы»? Как можно знать, что было бы, если…? Может, ничего б и не было?
Как знать…
В такие моменты понимаешь, насколько ничтожен человек, даже маг, перед великим и неподвластным самому Богу Временем…
Временем, которое не вернешь назад, которое не заставишь плясать под свою дудку, потому что оно все равно сильнее. Нет, не сильнее даже, – могущественнее…
Время всегда бежит очень быстро, когда отчаянно хочется его задержать. Вот еще чуть-чуть, пожалуйста, остановись, дай… подготовиться? решиться? суметь?
Это так странно, так несправедливо – играть свою роль по чужим правилам.
Так больно осознавать, что твой собственный выбор используют против тебя.
Но уже ничего не поделаешь – водоворот событий затягивает все глубже, и единственное, что тебе остается – постараться не сломаться. Не поддаться безумству стихии.
Это так банально.
Это так неожиданно.
Просто есть задание и время, необходимое для его исполнения. И какая разница, достаточно ли этого времени? Хозяин не спрашивает. Его не интересуют подобные мелочи. Ему необходимо лишь полное повиновение. Ведь Он осмелился поставить Себя выше Времени.
А что, если задания нет, а сроки поджимают? Что, если нужно спешить, чтобы… Чтобы что? Кто ответит на вопрос, которого на самом деле и не существует?
И что будет, если опоздаешь?.. На каких-то несчастных пару минут… Сломаешься, забудешь, не успеешь?.. Не поймешь, насколько это важно?
Сколько жизней заберет Время, такое беспощадное к мелким человеческим страданиям?
Ведь оно от них не зависит… А мы?..
И что будет, если человек захочет поменять это время по своему усмотрению? Какая кара ожидает тех, кто нарушает правила самого мира, наглецов, переписывающих историю? Что будет ждать их потом: забвение, ад, или, напротив, память? Вечная память о том, что они так хотели изменить…
Энджел не знала. Иногда ей становилось жутко при мысли о том, что будет после выполнения их с Крисом миссии. Иногда она надеялась на то, что их простят и поймут – ведь мир, который они покинули, был обречен на погибель. Но она боялась предполагать. Потому что за некоторые вещи судят не Старейшины и даже не Трибунал, а само мироздание. Кто знает, как оно отнесется к подобным играм со Временем?
Девушка пыталась забыть о том, что когда-нибудь им придется вернуться. Отстранено понимала, что все может быть вовсе не так, как они спланировали, и что даже убийство Вайета может не спасти мир, но не хотела думать об этом. Иначе ее гипотетическое сумасшествие станет реальным.
– Медитируешь? – Крис насмешливо смотрел на нее, облокотившись о дверной косяк.
– Жара – предвестник возвращения титанов, – объяснила Эндж свою позу посреди гостиной. – Я пытаюсь услышать, когда тетя Пейдж решит переместиться и пригласить Мету в гости.
– А предыдущих Хранителей ты почувствуешь? – заинтересовался парень, подходя ближе.
– Я по-твоему похожа на Старейшину? – Энджел приподняла бровь. – Главное – Пейдж, все, что было до нее, нам известно. Кстати, не забудь предупредить своих подопечных, чтоб не высовывались из подземелий.
– Я уже предупредил.
Энджел задумчиво посмотрела на брата, садясь в более удобную позу.
– Что тебя мучит?
– Я просто вспомнил… Когда я был двухмесячным зародышем я уничтожил весь Совет, в который входили самые могущественные демоны, а с ними вместе и Великана, поглощающего миры… Неужели сейчас я не могу попробовать…
– Забудь об этом, – девушка строго заглянула ему в глаза. – Титаны – не демоны, не Старейшины и не маги. Они появились до магии, до человечества! Твои силы для них – легкая щекотка. Их способны уничтожить только боги. Или сам мир.
– И все же, боги смертны. Тоже смертны, Эндж! Значит, чисто гипотетически…
– Чисто гипотетически они тебя съедят и не подавятся! Ты – не бог! Да, ты обладаешь огромным могуществом, но титаны – высшие существа. Они не владеют магией, они подчиняют силы природы. Магия для них – почти то же самое, что для нас цирковые фокусы.
– Добрый день, молодые люди, – Крис спешно обернулся и расплылся в улыбке, глядя на отца. Энджел приветливо кивнула и снова закрыла глаза, принимая позу лотоса.
– Если вы жаждете общения, то идите в другую комнату. Будет обидно, если тетю снова убьют просто из-за того, что меня отвлечет шум и я не успею вовремя прийти к ней на помощь.
– Прости? – Коул растерянно смотрел на девушку.
– Не обращай внимания, – бросил Крис, направляясь к кухне. – Она пытается услышать, когда Пейдж будет переноситься. В нашем будущем она была третьим пропавшим Хранителем, а мы с Эндж надеемся, что после нашего вмешательства эта цифра остановится на двух.
– А разве Старейшины не почувствуют пропажи своих подопечных? Насколько мне помниться, они регулярно собирают всех наверху, когда что-то идет не по их задумке…
– Насколько известно мне, все это так и есть. Но я все же не Хранительница, и звона в ушах не слышу! – огрызнулась Энджел, приоткрыв один глаз и зло глядя на мужчин. Те со смешками вышли. Девушка вздохнула, принимая прежнюю позу и собираясь с мыслями.
Многие события проходили мимо нее. Обрывки чувств, мыслей, надежд и разочарований. Они видела это, она жила этим. Но искала и ждала совсем другого.
Она не Старейшина. Она даже не может называться настоящей Хранительницей.
Но она эмпат – возможно, самый могущественный из существующих.
Она связана с этим миром прочнее, чем кто-либо еще. Она дышит им, живет им – и в такие моменты он живет в ней.
Всегда блокировать свою силу – это больно. Это странно, не видеть, не слышать, не знать, не чувствовать… Но это единственный способ остаться собой. Сохранить себя в потоке чужих мыслей и эмоций.
Это трудно. Но иногда выбор делают за тебя. Энджел смирилась с этим уже очень давно, зная, что иначе просто не выживет.
Эмпатия – это дар и проклятие одновременно. От нее сложно защититься, ее почти невозможно заметить. Что такое чтение мыслей? Что такое ощущение чужих эмоций, чувств, рвений, желаний? Всего-навсего потеря себя. Причина, по которой так легко сойти с ума. Очень легко сжечь чужой мозг в попытке защититься, но очень трудно не подчиниться собственному безумию, не дать в конце концов сжечь и свой разум… Ведь это хуже смерти, это существование, лишенное всякого смысла, это один-единственный момент, растянутый на целые годы… Годы без дара, без мыслей, без чувств. Даже без самых примитивных порывов. Эмпатия – это риск. Всегда. И степень его зависит лишь от силы дара.
Силу людям дарят не Старейшины.
Силу преподносит мир.
И этот мир позволяет эмпатам видеть себя. Читать себя – если они это умеют.
Энджел умела.
И ждала.


– Я так понимаю, вы осведомлены о причинах столь резких перемен климатических условий? – спросил Коул, когда они вышли из комнаты.
– Титаны, – Крис беспечно пожал плечами.
– Замечательно, – мужчина хмыкнул. – Вы рассказали мне все о войне с Вайетом и совершенно случайно забыли сообщить о подобной мелочи.
– Это действительно мелочь, – Крис честно посмотрел в глаза отцу. – Нет, правда. К тому же, это не наше дело – с титанами воевать будут Зачарованные.
– Они не смогут, – озабочено нахмурился Коул. – Титаны…
– Да, я знаю, Энджи мне уже рассказала, что магия их не победит. Но божественная сила – вполне.
– Риск, на который Старейшины не пойдут.
– Пойдут, если часть из них убьют.
– Вы хотите?..
– Не хотим, мы вынуждены. В прошлый раз погибли почти все Старейшины, сейчас Эндж постарается сделать так, чтобы большинство выжило. Но мы не можем спасти всех, кто-то должен умереть, иначе я даже боюсь представить, как все обернется для нас в измененном будущем.
– Эффект мотылька? – понимающе кивнул Коул. – Пусть так. Но сестры не поймут этого. Необходимая жестокость не вписывается в их разумение структуры мироздания.
– Значит, им придется смириться.
– Вероятно… Ладно, это потом, – он нахмурился, глядя на сына. – Энджел эмпат, верно?
– Заметил? – Крис улыбнулся. – Она привыкла не сковывать дар при нас.
– Когда-то Прю получила эмпатию. Не без моей помощи, – признался Коул, – но ее это тогда чуть не убило.
– Но она не была эмпатом, Прю была лишь смертной, а таких дар быстро сводит с ума.
– Энджел тоже смертная. Пусть она будет трижды ведьмой и полуангелом, она смертная.
– У Фиби скоро появится дар эмпатии, – Крис пожал плечами.
– Настолько сильный? – приподнятая бровь и внимательный взгляд. Крис невольно пожалел, что отец так хорошо читает его мысли по совсем незаметным посторонним признакам.
– Нет, слабее. Знаю, что ты скажешь. Смертным нельзя обладать эмпатией в полной мере? Но Энджи давно получила эту силу. Да, она чуть не сошла с ума, но ведь справилась? Выжила. Да и сейчас частично ее сила заблокирована.
– Чем?
– Зельем. Ричард Монтана приготовил, не без помощи темной магии, но оно помогает.
– И ты пытаешься уверить меня в том, что все под контролем?
– Да. Энджел выпила зелье еще в четырнадцать лет, тогда она чуть было не покончила с собой, перехватив чужие эмоции, дедушка очень испугался и хотел, чтобы она связала свои силы. Вайет выступил против, это ведь опасно – Эндж ведьма из рода Холливелл, демоны все равно продолжили бы на нее охоту. Сама Энджи хотела отказаться от магии, ей было очень плохо из-за всего этого… Тогда я предложил частично притупить эмпатию. Не полностью заблокировать эту силу, а лишь уменьшить, чтобы Эндж могла контролировать ее.
– И до сих пор не случалось накладок? – с сомнением поинтересовался Коул.
– Нет. Конечно, временами бывает сложно, но Энджи справляется, она научилась подчинять свой дар, как никто. Основная проблема была в том, что в нашем прошлом ей не с кем было посоветоваться об этом, эмпатов к тому времени не осталось, нам следовало еще тогда обратить на это внимание, но мы не сочли это важным…
Крис замолчал, вспоминая то время. Сейчас, оглядываясь назад, можно было признать, как они сглупили. Признаков надвигающейся катастрофы было множество, но они, привыкшие к только-только установившемуся равновесию, не захотели их замечать. Почему? Наверно, боялись признаться, что еще одной магической войны мир просто не выдержит. Так много всего произошло с момента возвращения титанов и до смерти Пайпер, что мелочи, вроде исчезновения эмпатов никого не волновали. Считалось, что уязвимые к посторонним чувствам существа просто не выдержали накала страстей в связи с обнаружением магии простыми людьми и постепенно утратили свою силу. Так же как и чистильщики. Многие могущественные магические организации перестали функционировать – как это никого не насторожило? Энджел права, Вайет не мог стать злым просто так, с наскока. Он и не стал абсолютным злом – он просто поставил себя выше добра или зла. Но все… На захват мира требуется время, и у него оно было. В детстве отравленный злом, он имел достаточно возможностей осуществить свои планы. Магией перестали восхищаться. Люди уже не хотели обучаться ей, как было после свержения титанов. Ее боялись и ненавидели, потому что сбывшаяся сказка оказалась кошмаром, проснуться от которого не получалось. И мир, ставший холодным и серым, медленно погибал. Сегодня была дата, известная каждому ребенку в их времени, день, который никогда не забывался, въевшийся в память лучше собственного дня рождения – день, когда начался конец. Титаны были пережитком древних времен, когда людей не существовало. И они положили начало закату человеческой цивилизации.
– Мне показалось, или вы действительно снова ругались? – поменял Коул тему, видя, как его сыну тяжело вспоминать о прошлом – которое для него самого может стать будущим.
– Ты просто не вовремя приходишь, – улыбнулся Крис. В прошлый раз Коул пришел очень даже вовремя, иначе они с Эндж запросто разнесли бы весь пентхаус в щепки. Тогда он пытался отчитать взбалмошную девчонку за тот цирк, в который она превратила свадьбу Ричарда и Оливии. Розовые бабочки в зеленый горошек сильно ударили по его нервам, хотя до них парню казалось, что он видел уже все.
– Я заметил. В чем причина на этот раз?
– Да так. В этот раз мы поменялись ролями и Энджи отчитывала меня.
– Было за что? – Коул заглянул в холодильник и очень обрадовался наличию в нем холодного пива.
– Я просто поинтересовался, хватит ли моих сил уничтожить титанов, – Крис протянул отцу два бокала, хитро улыбнувшись, когда тот приподнял бровь в притворном сомнении.
– Тогда я вынужден признать, что в чем-то Энджи разумнее тебя, она хотя бы в серьезных вещах руководствуется головой, а не другим местом.
– Из которого шило торчит? – с усмешкой заметил парень, вспомнив их с Энджи шутки по этому поводу несколько лет назад.
– Именно, – Коул хотел еще что-то добавить, но их прервал крик из гостиной:
– Началось!
Выбежавшие из кухни мужчины увидели только яркий белый с голубыми всполохами след переноса.
Пейдж вызвала Мету.


Энджел переместилась на чердак как нельзя более вовремя, успев еще во время переноса столкнуть Пейдж со своего пути. Обе девушки не очень удачно упали на пол, предварительно врезавшись в стену.
– Не смотрите ей в глаза! – крикнула Эндж, вскакивая на ноги и подбегая к столу с зельями, где уже стояла Фиби, кидавшая в Мету все подряд. Пейдж за спиной, ругнувшись, бросила в женщину-титана те зелья, что держала в руках. Никакого существенного результата, как Эндж и предполагала, это не принесло, но, по крайней мере, Мета поняла, что эту добычу схватить не так-то просто и перенеслась из дома.
– Вы в порядке? – взволнованно спросила Хранительница, оглядываясь на теть.
– Ты вообще кто? – тут же спросила обиженно потирающая ушибленный локоть Пейдж.
– Эндж. Энджел Перри. Я… – девушка замялась, перед глазами появился так и не дочитанный фолиант с правилами. – Я из будущего.
– Чего?
– Из будущего, – терпеливо повторила Энджел, начиная сомневаться, что Мета ничего не повредила тетушкам. – Я пришла, чтобы его изменить.
– Зачем? – подозрительно поинтересовалась Пейдж.
– Например, чтобы спасти твою жизнь, – огрызнулась девушка, думая, что мертвой ей эта тетя нравилась больше. Гораздо больше.
– Что у вас тут происходит? – поинтересовалась зашедшая на чердак Пайпер, и тут же, не давая никому и слова сказать, переключилась на Энджел. – Ты еще кто?
– Это Эндж, она из будущего, – вмешалась Фиби, думая, что третий раз их гостья ответит как-то нехорошо.
– Двадцать с хвостиком лет вперед, – добавила девушка, чтобы напомнить себе, что перед ней сейчас не мама, а Пайпер. Просто Пайпер.
– Она друг или враг?
– Пока не знаем, – ответила Пейдж.
– Эй! – возмутилась Энджел. – Я же спасла тебе жизнь!
– Это ты так говоришь, – заметила средняя сестра, безразлично пожав плечами.
– Ну, знаете! – девушка даже задохнулась от возмущения. Конечно, она знала, что это будет нелегко, но все-таки… – В моем прошлом – вашем не состоявшемся будущем – Пейдж превратилась в статую и была убита Метой. Она стала третьим пропавшим Хранителем. Сила Трех в этот день перестала существовать и титаны создали мир, в котором вам вряд ли понравилось бы жить. И я вовсе не обязана была бросать все свои дела, чтобы исправить это и не услышать даже «спасибо» в ответ!
– Спасибо, – хмуро ответила Пейдж, ничуть не впечатленная этой тирадой. – Стоп, как это в статую? – внезапно опомнилась она.
– Очень просто, – ехидно отозвалась Энджел, поворачиваясь к тете. – На самом деле многие статуи в музеях – это всего лишь заколдованные люди. Мета обладает способностью окаменять взглядом, как, например, Горгона Медуза из греческой мифологии, – привела она доступный для тетушек пример.
– Кто тебя направил? – прищурилась Фиби.
– Я не могу сказать, – Эндж почти с сожалением покачала головой, и, увидев нехороший взгляд тети, поспешно добавила: – Не потому что не хочу. Просто по правилам я не имею права даже сообщать вам, откуда прибыла. Все, что я говорю здесь, в прошлом, о будущем может неотвратимо подействовать на мир.
– Третьим Хранителем? – спросила более внимательная Пайпер. – Но ведь пропал только один…
– Уже нет, – покачала головой девушка.
– Лео! Лео! – Фиби вздрогнула от громкого возгласа старшей сестры, и отошла поближе к пришелице из будущего. Что-то в этой девчонке с темно-рыжими растрепавшимися волосами и лукавой, с примесью грусти, улыбкой было до боли знакомое, но что именно ведьма не могла понять.
Пайпер подавила облегчение, увидев появившегося мужа.
– Прости, я пропустил встречу, но… – начал оправдываться тот, заметив жену.
– Забудь об этом! У нас проблемы посерьезнее.
– Что произошло? – тут же стал он серьезным.
– Лео, сколько пропало Хранителей? – быстро спросила она, не дав тому опомниться.
– Двое, поэтому меня и вызвали.
– Теперь вы мне верите?
– А ты еще кто такая? – спросил Лео, только сейчас заметив новое действующее лицо.
Девушке отчетливо захотелось порычать. Или повыть на луну – это тоже, говорят, помогает.
Но, на ее счастье, ответить она не успела – внизу послышался шум разбитого стекла и все тут же устремились туда. Эндж, оставшись на чердаке в одиночестве, оглянулась и махнула рукой Книге Теней, словно приветствуя старого друга. Та зашелестела страницами в ответ и девушка довольно улыбнулась, подумав, что хоть кто-то в этом доме рад ей даже безо всяких объяснений. В следующее мгновение она поспешила вслед за семьей, решив не отрываться от коллектива, хотя в отличие от них, догадывалась, кто мог прийти в такое время в дом Зачарованных.
И едва подавила улыбку, заметив кучу магических созданий. Один из гномов подошел к Зачарованным.
– Извините, мы заплатим за это, – он указал на разбитую вазу и перевернутый стол. Заметив прячущую в кулак улыбку Энджел, махнул ей рукой. – О! И ты здесь!
– Привет, – она радостно щурясь смотрела на погром.
– Вы знакомы? – тут же повернулась к ней Пайпер.
– Да, познакомились на свадьбе у семейства Монтаны, – гном тут же развернулся и отошел, а к Эндж подлетела приветливо что-то щебечущая фея. Девушка снова не сдержала улыбку, вспомнив зеленых фей и розовых троллей. Многих усилий стоило уговорить их на это, но в конце концов магические существа решили, что такая психоделика – неплохая месть для колдунов.
– Какой свадьбе? – спросила Фиби.
– Монтана, один из магических кланов, – пояснил Лео, переводя хмурый взгляд на Энджел. – Причем практикующих темную магию.
– Практиковавших, – дернула плечом девушка, не обратив внимания на подозрения отца. – Они теперь помирились с кланом Кэлловэй и отказались от магии. А Ричард мой давний друг, он во вражде вообще не участвовал. Понятно, что появившись в прошлом я обратилась к нему за помощью. Как мне жить в чужом времени без поддержки товарищей? – она подняла бровь.
– Ты не ответила, кто ты, – Лео помог Пайпер загонять нимф в оранжерею.
– Энджел Перри, Хранительница из будущего, – снова повторила девушка, жалея, что не повесила на себя бейджик с именем и статусом.
– Хранительница? – тут же повернулась к ней Пайпер.
– Ох, ну а как бы я переместилась к вам на чердак? – риторически вопросила девушка, закатив глаза. – Ладно, Пейдж я снесла собой, но Фиби-то видела мой способ перемещения!
– Я как-то не обратила на него внимания, – ведьма коротко улыбнулась, подгоняя гномов.
– Странное у тебя имя, – заметил Лео. – Особенно учитывая профессию.
– Все претензии к маме, – пожала плечами девушка. – Она как-то не подумала, что я могу стать Хранительницей.
– Эй, повежливее! Мы не ваши домашние животные, – возмутился тот.
– Вы – наша головная боль, – Пайпер была раздражена. – И поаккуратнее там, чтобы соседи не увидели!
Фиби восторженно застыла, глядя на полуобнаженного оракула, входящего в оранжерею. Пейдж ударила ее локтем, приводя в себя.
– Фиби, сосредоточься!
Пайпер с Лео начали закрывать дверь, Эндж взвизгнула, распахивая ее, зло глянув на свою будущую мать.
– Вы наверх хоть иногда смотрите? – девушка дала возмущенной фее влететь в оранжерею и сама закрыла дверь, проверив, все ли туда вошли.
– Извини! – крикнула Пайпер вдогонку фее, и повернулась к Энджел, скрестив руки на груди: – Что тут вообще происходит?
– Вы не заметили? – вместо девушки отозвалась эльфийка-няня, вошедшая в комнату из столовой. – Мир в опасности. Что-то ужасное происходит и все это чувствуют.
– Титаны? – Фиби задумчиво нахмурилась.
– Скорее всего, – кивнул Лео.
– И вы пришли сюда, думая, что мы их остановим? – Пейдж уперла руки в боки.
– А кто, если не вы? – насмешливо посмотрела на нее Энджел.
– Вы всегда оставляете малыша без присмотра? – Няня сердито взглянула на Пайпер и Лео, услышав детский плач наверху.
– Нет! – хором произнесли все три Зачарованных.
– Кажется, ему надо сменить подгузники. Я об этом позабочусь.
– Стой! Ты не няня! Мы тебя не взяли! – Пайпер переключила свою злость от ситуации на эльфийку.
– Нет, это я от вас отказалась. Но я могла бы побыть няней недолго. – Она повернулась к лестнице и исчезла.
– Она только что сама себя наняла? – удивлению Фиби не было предела.
– Как у вас, оказывается, весело! – Энджел искренне радовалась всему происходящему. В ее доме редко бывало так спокойно во время угрозы.
– Тебе нужно пойти последить за ней, – повернулась Пайпер к Лео, проигнорировав сестру и гостью из будущего.
– А Старейшины? Я должен сказать им, что Титаны ожили.
– А Энджел им не может сказать? Она же Хранительница, – предложила Пейдж. – Да и я могу слетать.
– Не стоит, – покачала головой Энджел. – Они знают, что это титаны.
– Откуда? – повернулся к ней Лео.
– Старейшины их чувствуют, – девушка серьезно посмотрела на него. – Они знали, что титаны оживают с самого начала.
– Так, – опомнилась Пайпер, поворачиваясь снова к мужу, – ты – к няне. Ты присмотри за нашими магическими гостями. Собери их где-нибудь в подвале или где-то еще, – дала она указания Фиби. – А мы с вами посмотрим, что можно сделать.
Махнув рукой Пейдж и Энджел, женщина начала подъем на чердак.
– Энджел, если ты действительно за нас, почему бы тебе не сказать, как избавиться от титанов? – Пейдж было откровенно лень снова искать что-то в Книге.
– Вы не можете уничтожить их.
– Даже Силой Трех? – недоверчиво оглянулась на нее Пайпер.
– Даже ею. Титаны появились раньше магии, поэтому она им не может причинить сколько-нибудь весомого урона. Единственный способ, который нашли Старейшины, чтобы избавиться от них 3000 лет назад – это вселение огромной силы в смертных. Силы гораздо большей, чем у вас.
– Они могут это сделать опять.
– Не после того, что случилось, – покачала головой Энджел, присаживаясь на диван. – Когда смертные поймали Титанов, вся сила перешла к ним. Они стали богами и заставили мир поклоняться им. Старейшины поклялись, что никогда они этого больше не сделают.
– Подожди, – Пейдж помассировала виски. – Ты говоришь о греческих богах? Зевсе, Афине, Афродите? Они были смертными?
– Мифология упустила эту часть. И это была не единственная ошибка, кстати, – и, предупреждая вопросы, пояснила: – Я когда-то очень интересовалась этим вопросом.
– Ладно, – смирилась Пайпер. – Я одного не понимаю, если Титаны разгуливают на свободе, зачем им убивать Хранителей?
– Потому что им нужна их сила перемещения, – Энджел спокойно смотрела в глаза матери, пытаясь натолкнуть ее на нужные мысли.
– Сила перемещения? – недоуменно переспросила Пейдж. – Они же и сами переносятся? Что в конце концов они хотят сделать с…
– О, господи! Лео! – Пайпер испуганно расширила глаза, догадавшись, чего им не сказала Энджел и выбежала с чердака.
– Что? Что я пропустила? Что она только что поняла?
– Ничего хорошего, – девушка печально отвела взгляд от тети, отчаянно надеясь, что ее поймут.


Эндж разглядывала предметы на полке, пока Пейдж и Фиби занимались сложением заклинаний и приготовлением новых зелий взамен использованных.
– Что ты делаешь? – к девушке подошла средняя Зачарованная.
– Рассматриваю. Знаешь, вы навсегда сохраните этот хлам, – заметила она с улыбкой.
– Мы были знакомы? – Пейдж было непривычно думать о том, что она могла быть знакома с девушкой, впервые встреченной сегодня.
– С тобой – нет, – качнула головой та, поворачиваясь лицом к тете. – Тебя должны были сегодня убить. А Фиби и Пайпер я знала достаточно неплохо.
– Ты знала, что Титаны охотятся на Старейшин, ведь так? Почему ты нам ничего не сказала? – Фиби вопросительно смотрела на нее, и Эндж опустила голову.
– Я вам сказала, что не могу открыть некоторые вещи. Их вы сами должны понять.
– Даже, если есть риск, что это может привести к ужасным последствиям?
– Ты не знаешь, что такое ужасные последствия, Фиби, – ответила она. – Но они наступят, если бы я сказала вам все сразу.
– Так, что происходит? – с порога спросила Пайпер. – Лео не появляется, не отвечает мне. Я зову его уже пять часов.
– Я правда не знаю, – Энджел отошла к дивану.
– Вообще-то, я уверена, что ты знаешь.
– Слушайте, вы хотели, чтобы он отправился к Старейшинам. Не я! – девушку выводило из себя такое отношение семьи. Она знала совсем других Зачарованных. Неужели на них так повлияла потеря еще одной сестры, что они стали совершенно другими людьми? – Ладно, хорошо. Может я и знаю. И, если я права, то ему нужно побыть одному.
– Знаешь что? – раздраженно сказала ей Пайпер. – Мне это надоело. Иди туда и приведи его обратно. Хватит игр.
– Хорошо, я пойду, – покладисто согласилась Эндж, закрываясь маской безразличия. – Но на вашем месте я бы занялась чем-то более важным, чем бессмысленные разборки личных проблем. Мир на грани и не время для споров.
Энджел, последний раз окинув взглядом сестер, переместилась.


– Лео, – позвала девушка сидящего на коленях мужчину. Не хотела она перемещаться сюда. Странно было видеть чужое горе, и понимать, что придется нарушить это мгновение, не дать ангелу отойти от потери, а заставить его действовать. Еще сложнее было осознание того, что это ее отец – человек, виденный ею три раза в жизни. В прошлой жизни…
Мужчина встал и направился к ней. В глазах всегда спокойного Хранителя горел огонь, злость боролась с болью.
– Почему ты не сказала?! Почему дала этому случиться?!! – он схватил девушку за плечи и встряхнул ее.
– Полегче! Сломаешь!
– Почему?!! – Лео кричал, сдерживая рыдания.
– Потому что они должны были умереть! – заорала в ответ Энджел. – Это должно было случиться, чтобы ты смог сделать то, что должен!
– О чем ты говоришь? – он оглянулся назад, где везде были трупы Старейшин. – Они все погибли. Их нет.
– Нет, – Эндж мягко освободилась от хватки и успокаивающе положила ладонь на плечо мужчины. – Не все. Многим удалось скрыться на Земле, но титанам не понадобится много усилий, чтобы достать их там. А ты все еще можешь остановить их. Ты можешь уничтожить титанов.
– Как?
– Я думаю, ты знаешь как.
– Это слишком опасно, – покачал головой Лео. – Старейшины не позволяют делать этого.
– Да, но сейчас нет Старейшин, которые могут тебя остановить. Поэтому они должны были умереть. Они бы не позволили тебе сделать этого. До самого конца, когда их осталось около дюжины – только тогда они решились… Но к тому времени было уже поздно. Спаси будущее ради своей семьи. Ради сына.
– Это безумие.
– Возможно. Но это единственный шанс. Тебе придется это сделать, у тебя есть причины, Лео. У нас обоих есть.
– Это говоришь ты… Откуда я знаю, что ты не управляешь ситуацией ради своего собственного будущего? Так же, как ты управляла всем остальным.
– Ты не можешь этого знать, – согласилась она. – Но разве у тебя есть выбор? Будущего не будет, если ты не предпримешь что-то.
– Я не знаю. Даже, если бы я верил тебе, если бы захотел это сделать… я бы не смог. Я не Старейшина.
– Тогда тебе нужно им стать.
Лео с ужасом посмотрел на нее. Энджел вздохнула и присела, махнув рукой Лео. Тот занял место рядом и девушка тихим голосом начала рассказывать:
– Сегодня Пейдж должна была умереть. Это был последний день существования Силы Трех – и крах власти Старейшин. Титаны убили их – не всех, многие спаслись, почуяв их приближение. Война длилась восемь месяцев – люди узнали о магии, демоны и ведьмы боролись на одной стороне, но ничто не могло помочь против древнейших существ нашего мира. Титаны – дети Земли и Неба, как говорят легенды. Их сила дана им этим миром, они управляют стихиями природы, они первые боги… Но их время прошло. Они архаичные существа, старше человечества. Они дикие, необузданные – как и сама природа. Поэтому первые Старейшины свергли их, поэтому титаны ненавидят Старейшин. Как все могущественные существа, они не любят, когда им указывают, когда и сколько власти они имеют право получить. Тогда Старейшины вместе с Советом высших демонов создали силу, равной которой не было и наделили ею людей. Так появились боги, но даже они не в состоянии были уничтожить титанов. Я могла предотвратить это, да. Я могла убить демона, который разбудил титанов. Но что бы стало с миром, если бы титаны очнулись позже? Чем дольше они спали, тем злее становились, и тем сильнее это отображается на мире.
Лео слушал внимательно, недоверчивость его медленно таяла, он кивнул.
– Если бы они очнулись позже, откат от их пробуждения мог бы уничтожить планету.
– Верно.
– Но причем здесь смерть Старейшин?
– Законы перемещения во времени. Мой брат называл это «концепцией меньшего зла». Кто-то должен умереть, это нечто вроде дани для мира. Ты себе не представляешь, как иссушила мир война с титанами. И пара десятков Старейшин – это малая плата за нашу Вселенную. Знаю, тебе кажется это дикостью, жестокостью… Но если бы они не умерли все могло сложиться гораздо хуже. Ты же Хранитель с многолетним стажем, Лео! – Энджел заглянула ему в глаза, не рискуя применять свой дар. – Ты знаешь правила. Я отвечу потом перед судьями Трибунала и самим миром – потом, когда изменю историю. Если бы они не умерли… – она замолчала, собираясь с силами. – Есть люди, которые в будущем – моем прошлом – заняли их место. Сильные, умные, достойные люди. Но чье место они займут, если бы Старейшины выжили? Для каждого есть свое время, для каждого – свой путь. Они уже прошли свой, смирись с этим. Пора дать дорогу другим – не менее важным в игре нашего мира. Иначе бы создалась временная петля, мне некуда было бы возвращаться, а вам…
– Негде жить, – закончил Лео, кивнув. Он понимал эту странную пришелицу из будущего, и его пугало это. В ней было что-то знакомое, что-то неуловимо родное. И ее улыбка – чуточку лукавая, немного смущенная, с примесью боли и грусти – была ему знакома. Очень хорошо знакома.
– Верно. Я просто не могла поступить иначе. Теперь ты мне веришь?
– Нет, – улыбнулся он. – Но теперь я понимаю, чего ты боялась.
– Это уже неплохо.
– Тебя послали Старейшины?
– С чего ты взял?
– Я не знаю тебя в этом времени, значит, ты одна из новообращенных, тех, кто «занял освободившееся место». Так хорошо знать правила можно только если действуешь по указаниям Старейшин, при этом у тебя должна была быть хорошая практика и замечательный учитель.
– Ты почти угадал, – кивнула она. – За вычетом учителя. В моем времени осталось лишь трое Старейшин, которые и спланировали мое поведение здесь, в прошлом. Не то чтобы над этим думали они одни, но они все же главнейшие.
– Трое? – холодея, переспросил Лео. – Ты же говорила, их было около дюжины…
– После войны с титанами – да. Но потом были другие войны, другие проблемы. Ты пойми, многие хотят захватить власть, победить добро. А что может быть проще, чем убить носителей этого добра? Остальные тут же сломаются, без Старейшин мир станет другим. Титаны были началом конца. Они стали первыми, но не последними. Но все началось именно сегодня, поэтому я появилась сейчас, а не позже. Поэтому я должна изменить ход событий, независимо от того, перед кем мне придется отвечать за это. Сегодня мир покатился по узкой тропинке, в финале которой – смерть. Титаны появились до человечества и очнулись, чтобы стать предвестниками конца человеческой цивилизации.
– Господи, – Лео спрятал лицо в ладонях. – За что нам это?
– Я не знаю, – Энджел пугливо прикоснулась к его руке. – Но у тебя есть шанс этого не допустить.
– Я не могу, ты же знаешь, какой это риск…
– Знаю. Но еще я знаю, что будет, если ты не сделаешь этого. Лео, ты сильный человек, ты очень светлый и добрый, неужели ты позволишь нашему миру самоуничтожиться? Выжившие Старейшины не придут к тебе на помощь, потому что им сейчас нужна твоя помощь. И ты знаешь, как им помочь, как защитить их. И как уничтожить титанов.
Лео кивнул.
– Но это слишком трудно принять.
– Всегда страшно принимать ответственные решения. Но ты справишься, я верю в это. И не только я.
– Ты права, – он встал. – Наверно, пора вернуть миру богов.
– Наверно, пора, – улыбнулась она, глядя на отца снизу вверх.


Энджел появилась посреди гостиной.
– Ну как? – бросился к ней Крис. Коул стоял чуть в стороне, держа на руках младенца, при виде племянницы он подошел ближе.
– Все в порядке, я уговорила Лео использовать силу богов. Думаю, он мне доверяет, в отличие от сестер.
– Хоть кто-то, – хмыкнул Крис, подумав, как иногда странно складывается их жизнь.
– Угу, – девушка с улыбкой сделала «козу» ребенку, который радостно загукал в ответ. Энджи, тут же забыв о том, что ей вообще-то лучше не рисковать с астральной проекцией сейчас, засюсюкала с малышом.
– Энджи, ты уверена, что выросла из пеленок? – насмешливо спросил Крис.
– Но ты такой хорошенький, когда маленький, не то, что…
– Вам не кажется, что сейчас не время? – поинтересовался Коул.
– Да, наверно, – согласилась девушка. – В общем, все пока идет по плану, скоро Лео наделит Зачарованных божественной силой и они надерут титанам…
– Мы поняли, – кивнул Крис. – Будь осторожней и не выболтай там все тайны.
– Ага, обязательно.
– Удачи тебе, – прошептал Коул глядя на тающий в воздухе силуэт.
– Беспокоишься?
– Она же моя племянница, – улыбнулся мужчина. – Ты не хочешь проведать своих демонов?
– Не очень, – рассмеялся Крис. – Я их предупредил, чтоб не высовывались, а если найдутся идиоты, сунувшиеся титанам или богиням под руки, то это исключительно их проблемы.
Коул с улыбкой посмотрел на ребенка в своих руках. Даже не верится, что из него вырастет этот стройный серьезный юноша, с такой легкостью говорящий о демонах, как о своих подданных.


Энджел было странно так легко общаться с отцом. Это пугало и настораживало, то, что этот человек стал ей так близок за пару минут разговора, человек, которого она видела лишь три раза в своей жизни и которого никогда не считала отцом. Лео.
А оказалось, что с ним легко. Она чувствовала, что он доверяет ей, даже не пользуясь даром. И это было удивительно – столь приятно оказалось просто… говорить. Почти доверительно. Почти искренне. Она поймала себя на мысли, что улыбается, когда он снова показался перед ней, держа в руках урну.
– Лео!
– Это Пайпер… – прошептал он.
– Не сейчас.
– Но я ей нужен.
– Не так как миру. Ты должен оставаться тут, что бы ни случилось.
– Хорошо. Тогда ты иди. Иначе девочки не поймут.
– Удачи! – кивнула она, перемещаясь в особняк.
– Ты? Где Лео? – Эндж снова надела маску, чтобы не показать разочарования от такой встречи.
– В безопасности. Пока…
– Что значит «пока»?
– Пока вы будете сражаться с титанами.
– Ты же сказала, что нашей силы недостанет для этого?
– Скоро узнаете.
– Что это значит? – не выдержала Пейдж.
Энджел с улыбкой следила за происходящими метаморфозами. Сейчас она могла видеть то, о чем столько читала, о чем столько слышала раньше… И все-таки это было удивительнее, чем любой рассказ. Это было то, что она называла волшебством.
– Вот что это значит, – девушка расплылась в улыбке, радуясь, словно дитя.
– Что случилось? Кем мы стали?
– Вы – Богини!
– Ты хочешь, чтобы мы сражались с Титанами в этой одежде?!!
– Это не просто одежда. Она дает вам новые силы, – отстраненно девушка подумала, что Крис в чем-то прав. Женщины – хоть конец света, хоть начало, а они думают о шмотках.


Крис задумчиво смотрел в окно, когда рядом появилась Энджел.
– Где дядя? – спросила она, оглянувшись.
– Ушел домой вместе с маленьким мной, – он повернулся к сестре. – Как у тебя дела?
– Ужасно! – девушка устало упала в ближайшее кресло. – Силы подчиняют их, но дело даже не в этом. Фиби стала богиней любви и умчалась на какой-то аукцион, Пейдж возомнила себя Аресом и отправилась уничтожать твоих демонов, а Пайпер ничего не согласна делать без Лео, она вообще ни о чем, кроме него, не думает!
– Почему Аресом, а не Афиной? – засмеялся Крис.
– Потому что Афина хоть иногда думала, – хмуро ответила Хранительница. – Я не предполагала, что все может быть так запущено! Те Зачарованные, которых я знала, не давали демонам захватить власть даже без Силы Трех, а сейчас передо мною три женщины, которых больше волнуют личные проблемы, чем существование нашей Вселенной. Женщины, слишком слабые, чтобы думать самостоятельно, привыкшие действовать, как им скажет их Хранитель и бегающие за советами к Старейшинам по каждой мелочи!
– Если они хотят Лео, дай им Лео.
– Я не могу. Не сейчас, когда это так опасно!
– Но риск не уменьшится и потом. Ты знаешь, чем может грозить промедление.
– Ладно… Пайпер уже, вероятно, нашла своих непутевых сестер и вернула в родной дом. Пойду, посмотрю, можно ли как-то настроить их к битве…
Крис проследил за огнями перемещения, испытывая странную грусть и почти детскую обиду.
Он не привык быть в стороне, когда что-то происходит, а сейчас вынужден был сидеть взаперти, когда идет война.
Он понимал, что не может заменить сестру, даже если бы хотел. Он мог принять ее внешность, подделать ее силу, но никогда не смог бы так просто общаться с теми, кто желал ему смерти, когда он еще и родиться не успел. Ему было больно – понимать, что его смерти желала родная мать. Хотя какая она родная? Она же так и не родила его… Ему всегда было интересно, что такого он сделал, еще не успев родиться, в чем была его вина? В том, что он сын демона?
Это было больно. Очень больно. И они с Эндж когда-то давно сделали огромную глупость, пытаясь понять причины таких поступков Зачарованных. Даже возраст не мог служить им достаточным оправданием, но все это уже было… Было! Тогда, когда тринадцатилетняя ведьмочка очень заинтересовалась, почему тетя Фиби, рассказывающая с большой охотой о прошлом, никогда не упоминала, что была замужем? Почему в их семье ни разу не было сказано, что Вайет должен был быть вторым мальчиком, а не первым? Почему?..
Они и узнали. И пятнадцатилетний Крис отчетливо понял, что ведьмовской магией лучше не пользоваться – дороже выйдет. Потому что заклятие, найденное Энджел где-то в старых записях матери и переделанное под ситуацию, подействовало очень хорошо. Даже слишком.
И Крису тогда было очень больно. За что его ненавидели? Это же не он пил тоник Провидицы, наслаждаясь жидким злом. Это не он не позволил отцу отдать демонические силы волшебнику. Это не он откинул добро ради любви… Не он! Так почему? В чем его вина? В том, что он не позволял плохо отзываться об отце? Папе, который никогда не бросал его, не отказывался от него, в отличие от дорогой и доброй «мамочки»? В том, что он уничтожил весь Совет, не дав им убить мать и «тетушек»? В том, что он был сыном Источника всего зла и единственной женщины, которую тот любил?..
Это было очень больно – тогда. А потом пришла обида – жгучая, но какая-то злая, жестокая.
Потом, когда Вайет уже захватил мир, и Крис с невольной грустью подумал, чем лучше его этот «ангел»? Он хорошо – до сих пор хорошо! – помнил сказанные когда-то Пайпер слова, обращенные к мужу: «Ребенок Фиби был демоном, а наш – ангел». Так чем же этот «ангел» лучше? Тем, что подвел мир к гибели?
…Энджел, помнится, тогда восприняла это острее. А может, тогда она просто не умела скрывать свои мысли – да и сейчас не умеет. Она боялась встретиться с семьей, понимая, что наговорит им такого, чего они никогда не простят друг другу. Коул, сквозь зубы ругаясь детской глупости, отвел ее к дедушке, а Виктор уже сам разговаривал с Пайпер, объясняя, почему ее дочь оказалась у него и почему должна остаться на пару недель…
А Крис справился. Потому что у него был отец, и мать… она оказалась не так уж и важна. Только иногда нет-нет да и проскальзывало что-то мрачное в душе. Демон оказался лучшим отцом, нежели Старейшина…


– Пайпер, мне нужна помощь, – твердо сказала Эндж, заходя в спальню матери.
– Извини, но это моя комната, и ты не можешь входить сюда, когда захочешь.
– Да, я знаю, но ты нужна сестрам. Они сейчас думают над тем, как победить титанов. Но я не знаю, сколько у них еще времени.
– Я думала, что тебе нужна моя помощь, – Пайпер положила Вайета в кроватку, не заметив, каким взглядом следила за ее действиями Энджел.
– Да. Нужна. Мне нужна твоя помощь, потому что она нужна им. Вообще-то им нужен Лео. Слушай, может ты просто пойдешь и поговоришь с ними?
– В чем дело, Эндж? Всезнающая не может ответить на вопросы?
– Да! Да! Если тебе от этого легче – да, я теряю контроль, потому что я вижу повторение истории, но всем на это наплевать!
– Кажется, ты запуталась.
– Пайпер, если это поможет, то я понимаю это. Понимаю. Правда. Тебе нужен Лео. Твоим сестрам нужен Лео. Но, если вы не остановите титанов, то…
– Ты забыла про ребенка. Ребенку тоже нужен отец!
– Отлично, но если ты сейчас увидишь мужа, то очень скоро ты увидишь что-то более страшное, чем…
– Нет ничего страшнее, чем потерять семью!
– Тогда сосредоточься! – Эндж вышла из себя. – В том мире, где я живу нет семей! Я потеряла свою мать, когда мне было четырнадцать, а отца и вовсе никогда не знала! И я еще считалась счастливым ребенком из благополучной семьи!
– Это не моя вина.
– Пока не твоя.
– Так вот в чем дело. Ты винишь нас в том, что с тобой случилось?
– Я просто пытаюсь достучаться до вас! Используйте Силу Трех! Используйте силу богинь! Спасите мир от ада, в который он неотвратимо превращается!
– Если ты этого хочешь, то я скажу еще раз, и, может быть, ты меня услышишь. Нам нужен Лео. А теперь, извини. Мне нужно подогреть бутылочку.
Энджел проследила за выходящей Пайпер взглядом, полным отчаяния. Потом подошла к кроватке Вайета и склонилась над ним. Малыш поднял ручку, пытаясь ухватить девушку за короткую прядь, упавшую той на лицо.
– Не волнуйся, – прошептала она, погладив братика по голове. – Я не позволю тебе стать злым.


– Что ты делаешь?! Ты выдашь нас! – шепотом возмутился Лео, когда Энджел появилась рядом с ним.
– Ш-ш-ш! Это идея.
– Ты почувствовал это? – услышала девушка голос одного из титанов.
– Кто-то появился, – согласился второй.
Энджел вышла из-за колоны, обращая на себя их внимание. Отшатнулась, пропуская мимо себя огненный шар и повернулась к Лео.
– Уходи! Ты нужен Пайпер! Я отвлеку их!
И, быстро, пока титаны не засекли Лео, переместилась в подземный мир.
Никто не говорил, что демоны не должны пострадать.
Появившись в одной из пещер, она помахала ручкой присутствующим демонам и быстро переместилась наверх, подыскивая безлюдные места. Заскочила в мамин клуб, на секунду задержалась в Сахаре, переместилась на северный полюс и вздрогнула, почувствовав отсутствие слежки.
– Энджел! Где бы ты ни была, тащи сюда свою задницу! – крик матери ввинтился в уши, но Эндж не рискнула перемещаться. Не сейчас, когда титаны идут по ее следу – пусть они и задержались…
– Все в порядке, Эндж, – спокойный голос Лео был чуть более привлекателен. Появилась надежда, что мать ее не сразу убьет.
– Лучше бы была катастрофа! Вы приведете титанов прямо сюда!
– Что случилось с моим мужем? – не дала ей опомниться Пайпер.
– Что-то удивительное, – девушка пожала плечами, послав Лео улыбку.
– Знаешь, оставь свои шуточки! Ты знала, что Старейшины погибнут. Ты оставила наверху Лео одного. Ты знала, что все это случится!
– Это правда?
– Я тебе уже объяснила, – она удивленно приподняла бровь. Похоже, она все же переоценила Лео.
– Что бы ты там не думала, тебе нужно остановиться.
– Пайпер, никто этого не выбирал! Это выбрал Лео. То что он сделал для нас – это чудо, но оно ничего не значит по сравнению с тем, что ему предстоит. Теперь он получает награду, шанс стать…
– Не смей произносить это!
– Миру нужен источник добра! – перекричала Энджел мать. – Ты знаешь кого-нибудь, кто подходит для этого больше Лео?
– Послушай, может в твоем мире это и круто, но не здесь!
– В моем мире это необходимо! – огрызнулась Эндж.
– Лео не… не Старейшина, ясно?! Потому что Старейшины не живут на Земле. Не могут иметь семью! – она повернулась к Лео. – Просто скажи ей, что ты не Старейшина.
– Я не уверен, что могу это сказать, – Лео опустил взгляд.
– Я думаю, тебе нужно вернуться к сестрам, – тихо сказала Энджел, чувствуя себя не в своей тарелке.
– Нет. Нет, пока ты не скажешь ей.
– Они ждут тебя.
– Энджи права, – вмешался Лео. – Тебе нужно вернуться к Пейдж и Фиби.
– Нет, пока ты не скажешь это!
– Титаны могут прийти в любую секунду! – сорвалась Энджел, понимая, что сейчас мать может получить свою силу, только разозлившись. Видимо, поэтому они с Фиби и справились тогда – они были в ярости от смерти Пейдж. Это дало им силу, превышающую божественную.
– Я сказала нет!!! – Эндж испуганно смотрела на мать, направившую на нее руку. В следующую секунду она уже летела в другую сторону, и, ударившись, потеряла сознание. Единственным, что радовало ее, было то, что все-таки мама сейчас размажет титанов ровным ковриком. Главное, чтобы Крис не вздумал вмешаться, почуяв ее боль.


Титаны были уничтожены. Эндж, сидя на ступеньках перед домом, щурилась, глядя на солнце, а в душе впервые за долгое время царило умиротворение.
Все было хорошо. И Крис, находящийся в подземном мире, и дядя Коул, сейчас читающий своему сыну сказку, они понимали это. И Энджел чувствовала их – даже находясь за тысячи миль, чувствовала… Это было здорово.
– Ну, что Старейшины решили со мной делать? – спросила она, подняв глаза на заслонившего солнце Лео.
– Ты была главной темой обсуждения. Мы точно решили, что ты не можешь вернуться в будущее.
– Я догадывалась. Временная линия исказилась, но исправлено еще не все. Я же говорила, произошло очень много всего – а значит, мне нужно время, чтобы это изменить.
– Старейшины проголосовали и решили сделать тебя Хранительницей Зачарованных, – улыбнулся Лео.
– Они так решили?
– Это награда за то, что ты помогла победить титанов, – кивнул он. – Но потом… мне кажется, ты знала, что так будет. Я не могу забыть того, что ты сказала мне. Старейшины из твоего будущего, вероятно, предвидели, что сделают в прошлом.
Энджел, смущено улыбнувшись, опустила глаза.
– Заботься о них, Эндж. Они самое дорогое, что у меня есть, – сказал Лео, перемещаясь.
– И у меня тоже, – тихо прошептала девушка. Посмотрев по сторонам, она последовала примеру отца. В конце концов, не только Зачарованные являются ее семьей.

Сообщение отредактировал Ива: Пятница, 18 марта 2011, 17:00:30

 

#6
Ива
Ива
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Окт 2010, 20:29
  • Сообщений: 133
  • Откуда: Киев
  • Пол:
Прошу прощения за то, что так долго не обновляла, но времени просто катострафически не хватает. Меня так загрузили... Жуть.
Но мне очень стыдно! 8-)
Я разбила главу на две маленькие части. Первую выставляю сейчас, а вторую - когда допишу. Надеюсь, что скоро :)

Глава 4. Крис Перри. Часть 1.

Алишер ругалась сквозь зубы, пытаясь утихомирить Краса. Совсем еще крошечный – не более полуметра – василиск, напротив, всеми силами старался вырваться из рук женщины, выражая свое желание шипением и царапанием. Крис отстраненно подумал, что малыш пошел в «мамочку» – найденный Энджи в бытность свою яйцом, он уже больше месяца был ее любимцем и воспитанником. И, как и девушка, совершенно не умел вести себя тихо и покладисто.
– Тресни его, пусть вырубится! – не выдержал напряжения Дьян.
– А как ты его потом в сознание приводить будешь? – огрызнулась Алишер.
– И заодно себя, – хохотнул Кайл, присаживаясь рядом с Крисом. – Прю тебя за своего зверька заживо сварит.
– Ты что здесь делаешь? – хмуро поинтересовался Крис у новоприбывшего.
– Решил, что вам может пригодиться помощь Хранителя, – парень беспечно пожал плечами, забирая у демоницы Краса и ласково гладя того около гребешка. Василиск, довольно щуря глазки, притих, только изредка издавая звуки одобрения.
– И как у тебя это получается? – уважительно присвистнула Алишер, глядя на эту картину со смесью зависти и облегчения.
– Подход знать надо, – усмехнулся Кайл.
– То-то я смотрю, какие у вас идиллические отношения с его хозяйкой, – заметил Крис, которого сейчас меньше всего интересовали причины любви Краса к Хранителю.
Алишер и Дьян синхронно усмехнулись. Броуди же только поморщился.
– Давай не будем о печальном. Почему до сих пор никого нет? – решил он поменять тему.
Крис нахмурился.
– Не знаю, должны были прийти еще минут двадцать назад… Ненавижу ждать!
– Тебе повезло, что ты не живешь в Средневековье, парень, – Алишер насмешливо покосилась на командира. – Из тебя вышел бы фиговый офицер.
– Ты так гордишься своим истинным возрастом? – поднял бровь Перри, вглядываясь в плотный туман впереди.
– Энджел права – временами ты бываешь ужасно грубым, – вздохнула демоница.
– Тише! – не обратил внимания на ее слова Крис, знаком показав, чтоб остальные пригнулись. Кайл крепче прижал василиска, ожидая команды отпустить его.
Дьян достал из карманов несколько бутылочек с зельями, передав некоторые товарищам.
– Они должны быть где-то здесь, – послышался хриплый мужской голос.
– Так и есть, – откликнулся кто-то и Дьян, подскочив, кинул в говорившего зелье.
Крис махнул рукой первому мужчине выскакивая из засады и выпуская энергетические лучи в двух демонов.
– Три, – нехорошо усмехнулась Алишер, кидая зелье и создавая огненный шар. – Ой, уже пять!
В укрытие спрыгнули два мужчины, одному из которых, тому самому обладателю хриплого голоса, на вид можно было дать лет пятьдесят.
– ЗдорОво, – приветливо кивнул Кайл.
– Вы ожидали слежки? – спросил тот, что был помоложе.
– А как иначе? – пожал плечами Хранитель. – Только идиот мог поверить, что Вайет не заметит вашего исчезновения.
– Я надеялся, что сумел замести следы, – откликнулся старший мужчина, покачав головой.
– Кайл! – крикнул Крис, уничтожая очередного демона.
– Пятнадцать! – раздался смех Алишер.
Броуди поднялся и выпустил из рук Краса. Тот радостно запищал, озираясь вокруг. Около дюжины демонов, оглянувшихся на писк, превратились в камень.
– Уходите, – в полной тишине напряженный шепот Криса прозвучал набатом.
– А ты? – оглянулся на него Дьян.
– Сейчас здесь будет Вайет, – ответил Крис, струей огня уничтожая новоиспеченные статуи.
Алишер с сомнением посмотрела на командира, но подчинилась приказу и исчезла в легком мерцании воздуха, захватив с собой Дьяна.
– Пошли, – Кайл снова взял Краса, прижав его к себе одной рукой, а вторую протянув мужчинам.
Крис остался в одиночестве.
Он знал, что Вайет не спустит им с рук уничтожение лучшего своего отряда ловчих, так же как и не простит предательства Корвина Вона. Бывший глава несуществующего уже клана Ищеек и его сын обладали уникальным талантом – чувствовать любое проявление светлой магии, что здорово помогало Повелителю в поиске выживших ангелов и прочих сопротивленцев. Вот только Корвин, на беду Избранного, никогда не испытывал недостатка в разуме и мало верил сказке об уничтожении его клана Старейшинами. Найдя способ связаться с Сопротивлением, колдун договорился о перемене стороны. Крис вызвался возглавить небольшой отряд, посланный на встречу, чтобы Воны добрались до штаба живыми и по возможности здоровыми. Большую группу взять было нельзя, ведь она привлекла бы к себе внимание сразу, места, чтоб спрятаться, здесь было немного. Собственно, так оно было и лучше, их троица давно сработалась, и Кайл мог не волноваться. Хотя, как казалось Крису, тот переживал не так за них, как за свои нервы, на которых так любила играть Энджи. Впрочем, он оказался кстати, утихомирить Краса сам Крис сейчас был просто не способен.
Время привычно стало густым и текучим, словно мед. Окружающий мир послушно раскрасился в яркие тона – алый, зеленый, синий, желтый. Тонкие нити сил можно было даже потрогать, они были осязаемы для него сейчас. Но даже он не в состоянии был их уничтожить. Интересно, а Вайет может?..
Всполох грязно-фиолетового цвета неприятно резанул глаза, Крис резко выбросил вперед руки, выпуская голубые лучи чистой силы – энергетические лучи, оружие, данное ему еще до рождения, сильнее которого в его арсенале просто не было.
Вайет едва успел поднять руку в защитном жесте, Крис невольно подумал, что тот все-таки достоин звания Избранного, немногие могут вот так сразу после перемещения сориентироваться. Повелитель зло усмехнулся и кинул в противника энергетический шар, от которого Крис легко увернулся, но посланная одновременно с ним телекинетическая волна его достигла. Пролетев пару метров, демон упал на землю. Крис поморщился, весь воздух выбило из легких, но времени, чтобы отдышаться не было, поэтому, легко перекатившись по земле, он послал в приготовившегося к атаке парня огненный шар, и тут же, вдогонку, еще один энергетический луч. На этот раз Вайет не успел выставить щит, луч попал ему в плечо, отчего тот пошатнулся, и, с трудом удержавшись на ногах, с ненавистью вызвал Экскалибур.
Крис нехорошо улыбнулся, поднимаясь на ноги, и протянул правую руку ладонью вверх.
– Экскалибур, – насмешливо произнес он, с удовлетворением глядя, как меч вырывается из руки Вайета и летит к нему.
– Ко мне! – приказал тот, справившись с недоумением.
Крис засмеялся. Это сильно напоминало ему перетягивание каната, только вместо веревки был меч. Выкинув вперед другую руку, он пустил в противника очередной луч, и вновь призвал меч. Вайет уклонился, и в свою очередь бросил в Криса сразу несколько энергошаров, которые тот отбил Экскалибуром.
– Ты думаешь меня победить? – фыркнул полуангел, вновь создавая защитный купол. – Не боишься надорваться, братец? – последнее слово он буквально прошипел, Крис же только досадливо поморщился.
– А ты?
Отбросив бесполезный меч в сторону, Крис ударил в щит лучом. Голубой свет становился нестерпимо ярким, но он не отводил взгляда. Вайет шокировано смотрел на уменьшающийся купол, пытаясь произнести какое-то заклятие, но это невыносимое сияние мешало сосредоточиться. Выкинув руку вперед, он попытался отвести энергетический луч в сторону с помощью телекинеза, но Крис тут же выпустил еще один из другой ладони. Свет стал на мгновение ослепительно белым, а потом Тернер почувствовал, что летит куда-то в сторону, и в следующую секунду наступила тьма.



– Подъем! Танки горят! – ввинтился в уши ехидный голосок Энджел. – Беги тушить!
– Ох, – простонал парень, пряча голову под подушку. – Ты своих подопечных так же будишь? Тогда я понимаю, за что они тебя не любят…
– Нужна мне их любовь, – фыркнула девушка, отбирая у брата подушку, а заодно и одеяло. – Они не того полу.
– Ага, а я того, да?
– Нет, ты не того. Ты этого, – улыбнулась Энджел, пытаясь растормошить отбивающегося парня. – Ну, Крис, просыпайся! Я сейчас к твоему папе и маленькому тебе улетаю, а тебе надо собраться и в подземный мир. Кира хотела о чем-то поговорить… Крис!
Демон, быстро переместившись за спину сестре, легонько подтолкнул ее вперед, так, чтобы она упала в так заботливо отнятую подушку. Не дожидаясь новой порции возмущений, Крис тут же скрылся за дверью ванной.
– Завтрак на плите! – донеслось ему вдогонку, и на краю сознания пронеслась мысль о том, что Энджи все-таки очень полезная в хозяйстве вещь. Хоть и вредная в больших дозах.
Довольно улыбаясь, парень встал под душ.


Странно, что все сложилось именно так. Иногда Крис задумывался, что было бы, убей он Вайета, когда была такая возможность. Иногда… он жалел о том, что этого не сделал.
Кира грустно улыбнулась, словно прочитав его мысли.
– Ты волнуешься.
– Ты тоже, – безразлично пожал он плечами.
– Да. Только причины у нас разные…
Девушка устало вздохнула и нахмурилась, глядя на спокойную водную поверхность. Крис подошел ближе, чтобы узнать, что ее обеспокоило.
Алые всполохи и темнеющее небо. Панические крики людей. Нервная дрожь и желание скрыться, спрятаться от этого ужаса… Судный день?
– Это лишь один из вариантов будущего, – тихо произнес Крис, следя за мечущимися людьми.
– Конечно. Но пока это наиболее вероятный вариант, – Кира отвернулась от воды и взглянула на своего Хозяина. – Тебя ищут. Я видела аватаров.
– Вот как? Долго же они думали…
– Ты их ждал, – кивнула Провидица, проведя рукой над водой. – Смотри.
Мир разительно изменился. Светлый, без следа зла, обиды или недовольства, он вызывал восторг и желание защитить, уберечь от всего, что может нарушить эту сказку.
– Это будет после их прихода? – прошептал парень, подаваясь вперед.
– Да, – девушка кивнула. – Но ты ведь не допустишь?
– Не сейчас, – покачал он головой и с интересом взглянул на нее. – Откуда ты знаешь?
– Энджел, – бросила она, отходя вглубь пещеры. – Меня настораживают перемены в ней.
– Она не изменилась, – фыркнул Крис, расслабляясь.
– Скоро… Что-то случится. Она боится за тебя, и стремится к чему-то, чего я не понимаю.
– Это ее обычное состояние, – он улыбнулся и, махнув Провидице рукой, переместился.
– Обычное… – прошептала Кира, снова склоняясь над водой. Навстречу ей выплыло знакомое до обморочного страха лицо.
Лицо ее будущего убийцы.


Если убегать от себя невозможно, то почему иногда так сильно хочется сделать это? Зачем бороться со своей сущностью, осознавая, что победа будет принадлежать ей?
По сути, Крис всегда противился своей силе. Сражался против нее, боясь, что однажды это могущество покорит его.
Он давно знал свое предназначение – свое проклятие.
Он был Источником всего зла не по собственному выбору, но он стал им еще до рождения.
До определенного момента он боялся этого. Боялся, что в одно мгновение может лишиться всего из-за той давней клятвы. Клятвы, данной Провидицей от его, Криса, лица.
Потом перестал.
Потом началась война.
Он до сих пор не знал, какая его половина – та, что принадлежала Хозяину, или та, что была им самим, – воспротивилась тирании Вайета первой.
Ему было все равно.
Просто он вдруг стал цельным, перестал разрываться между двумя противоположностями. И стало очень легко.
Какое-то время он наслаждался такой жизнью, своей свободой, даже не смотря на то, что мир сходил с ума, а среди умирающих людей были и его друзья. Но ему было слишком хорошо, он чувствовал себя, осознавал себя как одно целое. Он боролся против того, что возмущало обе его половины, оба его начала. Он бросался в бой, словно бешеный, он жаждал крови и получал ее, он мстил и упивался этой местью.
Вероятно, он бы обезумел тогда, если бы не остановился.
Но вскоре он встретил Бьянку, и эта девушка, принадлежащая к клану прирожденных убийц, изменила его. Так же как и он – ее.
Тогда перед ним появилась цель, впервые за всю свою жизнь Крис знал, чего он на самом деле хочет.
И тогда же он узнал, что значит бояться. Не за кого-то, и не что-то. Бояться чего-то эфемерного, такого нереального, казалось бы, действа… Конец мира? Боже правый, что за глупость!
Все меняется, когда глупость становится законом, а не исключением.
Все меняется, когда Страшный Суд вершится на глазах миллионов, пока еще живых, существ.
Все меняется, когда боги гибнут, забирая с собой и веру…


– Крис! – возмущенный голосок любимой отвлек его от нудной, но необходимой работы.
– Да, Бьянка? – парень улыбнулся, подняв голову и заглядывая в теплые карие глаза.
– Ты снова копаешься в этих бумажках… – обвиняющие нотки были настолько наигранны, что сама феникс не сдержалась от улыбки.
– Никто не сделает этого лучше меня, – он пожал плечами, усаживая девушку себе на колени. – У нас нет провидцев, значит, надо заменять их всеми подручными средствами.
– Ты – не средство.
– Конечно, – он поцеловал Бьянку в макушку и улыбнулся, уткнувшись в мягкие волосы. – Но я рядом.
– Неужели никто не может заняться вычислениями вместо тебя? Ты уже сутки не выходишь из кабинета!
– Ты же знаешь, что я разбираюсь в этом лучше других. А нам следует избегать любых, даже самых незначительных, ошибок.
– Ты чего-то боишься, – проницательно посмотрела девушка на своего возлюбленного.
– Что-то происходит… – он перевел взгляд на стол, где были разложены несколько схем и графиков. – Что-то скоро случится, важное и… страшное.
– Насколько страшное? – Бьянка напряглась, готовая хоть сейчас отправится в бой.
– Если я не ошибаюсь… – он крепче прижал девушку к себе, и, судорожно вздохнув, продолжил: – Если я не ошибаюсь, приближается конец света.
– Апокалипсис уже был остановлен несколько раз, – феникс перевела дух, но озабоченность парня не дала ей успокоиться окончательно.
– Это не просто Апокалипсис. Это гибель нашего мира, понимаешь? Если судить по различным признакам, в скором времени Земля просто взорвется от переполняющих ее разрушений. Это не будет зависеть ни от демонов, ни от Старейшин… Это решение самой Природы.
– Но это же… Это невозможно! Вот так просто, ни с чего…
– Есть с чего, милая. Слишком много войн и разрушений было в последние годы, и наш мир решил, что он нам не нужен. Вайет не сумеет остановить это, он просто не в состоянии!
– И… сколько нам осталось? – огромные серьезные глаза пристально смотрели на него, и Крис никогда еще не чувствовал себя таким беззащитным.
– Время еще есть. Несколько лет, может, десяток. Не знаю.
– Это можно как-то исправить?
– Миром? – Крис пожал плечами. – Я не знаю. Возможно, Старейшины что-то придумают. Я объясню все подробнее на совещании, но не знаю, что из этого выйдет.
Они замолчали, сидя в объятьях друг друга.
Крис прижимал к себе девушку, виня себя в том, что она здесь… Ей было бы намного безопаснее, останься она в отряде Гончих, под покровительством Повелителя… Теперь же ей нет пути назад. А пути вперед, видимо, нет уже ни у кого из них.
Его размышление прервал стук в дверь.
– Входите, – Бьянка поспешно соскочила с его коленей, встав рядом.
– Крис, ты уже закончил? – в кабинет прошел симпатичный парень с длинными седыми волосами.
– Да, Дьян, уже все готово.
– Плохие новости? – ведьмак довольно хорошо успел узнать своего командира, чтобы прочитать по его лицу все необходимое.
– Куда хуже, чем ты можешь представить, – хмуро заметил Крис, вставая и собирая свои заметки. – Отец вернулся?
– Да, только что. Все уже собрались в зале совещаний, я за тобой пришел.
– Отлично, – он протянул Бьянке руку. – Пойдем.



– Здравствуй, – рядом с погрузившимся в свои мысли парнем появились трое.
– Вы не слишком пунктуальны, – Крис вальяжно откинулся в кресле, исполняющем роль трона.
– Ты ждал нас? – седоволосый мужчина сделал шаг вперед. Крис с внутренним удовлетворением заметил, что тот заинтересовался.
– Давно. Признаться, я удивлен, что вы так долго не приходили.
– Видимо, ты нас с кем-то путаешь, – спокойно сказала строгая темнокожая женщина.
– Вас? Ну что вы! Вас ни с кем не спутаешь даже при большем желании. Разве можно не заметить аватаров?
– Откуда ты нас знаешь? – прищурился стоящий впереди мужчина, пытаясь поймать взгляд Криса.
– Я? Уже и не помню, – он усмехнулся. – Мы знакомы с моего рождения, а впрочем, вы знали меня еще до него. Ведь только благодаря вам я жив.

Сообщение отредактировал Ива: Понедельник, 08 ноября 2010, 20:35:27

 

#7
Ива
Ива
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Окт 2010, 20:29
  • Сообщений: 133
  • Откуда: Киев
  • Пол:
Поздравляю всех с Новым Годом, желаю всем улыбок, веселья, хорошего настроения - одним словом, счастья! :rose:
Побольше здоровья, верных друзей, успехов в учебе, работе и личной жизни, творческого вдохновения и, конечно, хорошо отметить этот праздник! :drink:


Кроме того, мне безумно стыдно за то недоразумение, что я сейчас высталяю и за то, что я так долго вообще не писала... Надеюсь исправиться в следующем году :shuffle:

Глава 4. Крис Перри. Часть 2.

Энджел дрожала, обняв себя руками и огромными глазами смотрела куда-то перед собой. Крис подумал, что она сейчас заплачет, но сестра только все так же испуганно отводила взгляд, пытаясь что-то сказать непослушными губами.
Вероятно, ее все увиденное впечатлило даже больше, чем его. Странно.
Крис действительно пока ничего не чувствовал. Совсем ничего. Все словно застыло где-то в области сердца, захолонуло… И всё. Ни боли, ни разочарования, ни страха, ни грусти. Ни даже сожаления…
– Можно поинтересоваться, что вы уже натворили? – раздался спокойный отцовский голос. Пожалуй, только Крис мог услышать в нем тревогу или тщательно скрываемое облегчение. Развернувшись, подросток увидел отца, облокотившегося на письменный стол и пристально глядящего на них. Крис открыл рот, чтобы ответить, что всё в порядке, но не смог издать не звука. Горло будто сдавила невидимая веревка, глаза жгло огнем, и жаркая волна пронеслась по телу, остановившись в области живота неприятным, тянущим осадком.
– З-з-зачем? – послышался дрожащий голос Энджи. Снова обернувшись к ней, Крис заметил, что она все так же трясется, но взгляд сестры теперь сфокусирован на его отце. – П-почему они эт-т-то сдел-лали?
Коул нахмурился, не понимая. Перевел взгляд с сидящего неестественно прямо сына на сжавшуюся в комок племянницу и обратно.
– Что вы натворили? – повторил он вопрос, подходя к ним ближе.
– П-п-память… – выдавила Энджел. – Мы см-м-мотрели в-восп-поминания…
– Чьи? – чуть резче, чем хотел, спросил Коул, садясь на корточки рядом с племянницей и заглядывая ей в глаза. Ему совсем не нравилось такое состояние обычно спокойной и уравновешенной девочки.
– Крис, – выдохнула она, резко беря себя в руки. – Мы хотели узнать, почему тетя не упоминала о нем, почему я ничего о вас не знала до встречи с Крисом. Мы написали заклятье – переделали старое мамино, она тогда хотела вспомнить все о них с Лео, а мы сделали так, чтобы увидеть все воспоминания, связанные с Крисом… Почему они хотели его уничтожить? – прошептала Энджел, отчаянно стараясь не потерять вновь самообладание, она не отрываясь смотрела в глаза своему дяде, чтобы не глянуть случайно на кузена, и Крис знал, слишком хорошо знал, почему она так боится пересечься с ним взглядом.
– Они не хотели, – мягко сказал Коул, обнимая племянницу и переводя глаза на сына. – Фиби никогда бы не убила своего ребенка.
– Она..! – начала было Эндж, но демон прервал ее, успокаивающе проведя рукой по волосам.
– Она бы не стала. Это вина Сир – от начала и до конца.
– Проще всего обвинять тех, кто не может ответить на обвинение, – горько прошептала девочка, опуская взгляд.
– Как я мог родиться? – неожиданно для себя самого спросил Крис. – Я убил себя и Сир, мы видели это, так как я все-таки родился? Моя сила уничтожила всех членов Совета, и в том числе тело, в котором я находился, но сейчас я жив, я мыслю, я чувствую… Почему? В детстве я никогда не применял магию без повода, я контролировал свой дар, но мы видели, что это не всегда было так, и что моя сила контролировала не только меня, но и тех, в ком я был. Как это могло случиться? Почему ты ничего не рассказывал?
Коул тяжело вздохнул. Он знал, что рано или поздно придет время для этого разговора, но все же надеялся, что это будет не так. Не сейчас!
– Энджи, тебе пора домой. Пайпер уже, наверно, с ума сходит от волнения, – тихо сказал он, выпуская племянницу из объятий.
– Я не хочу туда, – прошептала она, вцепившись в рубашку демона и отчаянно глядя на него. – Я не могу…
– Она волнуется, – мягко повторил Коул. – Ты сейчас не в себе, но твоя мать…
– Я не могу! Не могу, не могу, не могу… – Энджел крепко обняв себя за плечи, нервно качала головой. – Не могу видеть ее…
– Они будут тебя искать.
Девочка подняла глаза на дядю, перевела взгляд на брата, и понимающе кивнула.
– Я тогда буду у дедушки. Я… – голос сорвался, Энджи всхлипнула, и бросилась к Крису, обнимая его, уткнулась лицом в плечо. – Ты мой брат, мне все равно, как и почему, я тебя люблю, ты мне – родной, – прошептала она, легонько прикоснулась губами к щеке кузена и переместилась.
Крис чуть недоуменно посмотрел на то место, где только что сидела сестра.
– Она же ничего не..?
– Она просто переживает из-за тебя, – успокоил его отец, пересев к нему, и прижав сына к себе. – И знает, что сейчас нам лучше побыть наедине.
Крис поднял голову, выжидающе глядя на отца. Странная отстраненность не проходила, но так было даже лучше. Он же мужчина, он не имеет права на слезы…
– Так как..?
– Вы видели все воспоминания, которые так или иначе касаются тебя, верно? – полуутверждающе спросил Коул, давая себе время, чтобы разобраться с мыслями.
– Ну, – Крис хмыкнул и выдавил усмешку, – процесса зачатия мы не наблюдали, если тебя это интересует.
Коул одарил сына диким взглядом и встал. Отойдя в сторону бара, достал початую бутылку виски и отхлебнул прямо из нее. Крис удивленно покосился на отца, но промолчал.
– Я имел в виду свою смерть. Вы видели ее? – спросил мужчина, придя в себя.
– Да, – Крис кивнул, – но ведь в этом-то как раз тайны и не было.
– Потому что тайне не в этом, – вздохнул Коул. – Тогда, после физической смерти, душа моя не умерла – потому что она у меня БЫЛА. Любовь к Фиби задержала меня в аду… Для демонов не такой уж большой выбор, знаешь… Обычно все уходят, остаются лишь их силы. Их магия. Демоническая, суровая, разная, но неизменно направленная на зло, магия. Когда Фиби отказалась воскрешать меня, я отчаялся. И тогда же случайно выяснил, что могу собирать эти силы – силы погибших демонов – и управлять ими. Собрав достаточное количество магии, я вернулся в мир живых. Звучит странно, понимаю, но… Как есть. Тогда я еще на что-то надеялся. Пытался вернуть Фиби, не понимая, что потерял ее. После понял, что бессмертен и, вероятно, сошел с ума. Пытался уничтожить себя сам и с помощью Зачарованных, вобрал в себя Нексус, чтобы умереть вместе с ним, но это было бесполезно. Самый легкий путь был избавиться от приобретенных сил. И один раз мы попробовали – смешно, но мне помогла Пейдж. А в результате, силы перехватил Барбас.
– Демон страха? – нахмурился Крис. Всю эту историю он уже слышал, без подробностей, правда, но предпочитал молчать, давая отцу возможность выговорится, подойти к так давно скрываемой теме.
– Да, он… Тогда сестры решили, что никто, кроме меня, с моими силами не справится. И вернули их мне… Собственно, после этого я и пытался покончить жизнь самоубийством в особо изощренной форме. Довольно быстро я понял, что неуничтожим. Вскоре это поняли и еще кое-кто… Некие существа, называющие себя аватарами. Они предложили присоединиться к ним – и это было заманчиво, безумно заманчиво! Они умели красиво говорить и обещать то, что было нужным. Вначале я отказался. Потом – согласился.
– Это когда ты создал свою реальность? Энджи как-то выяснила, что тебя тогда вроде как «совсем» убили. Думаю, она банально вызвала дух Пейдж…
– Да. Своя собственная реальность, где я – Бальтазар, где Пейдж мертва, а Фиби – моя супруга… Оказалось, этот мир был всего лишь искусно наведенным мороком. Всего-навсего мираж… Впрочем, он многое для меня значил. В этом искусственном мире Фиби сказала то, чего бы никогда не решилась сказать мне в настоящем – что нам, возможно, просто не судилось быть вместе. И я смирился. А после этого моя дражайшая супруга бросила в меня уничтожающее зелье и в вместе со своими сестрами прочла заклинание… В конце концов, в тот раз было даже не обидно. На самом деле, говорят, что человек ко всему привыкает, демон, видимо, – тоже. К смерти можно привыкнуть, Крис. Хотя я искренне надеюсь, что тебе не придется получать подобный опыт.
Крис сжал зубы, чтобы не сказать что-то резкое и не вполне цензурное.
– Это очень занимательно, но на мой вопрос не отвечает, как думаешь?
– Конечно, – Коул хохотнул, насмешливо глядя на надувшегося подростка. По крайней мере, он сейчас обижен, а не зол. – Но, на самом деле, отвечает. Я принял условия аватар, но и выдвинул собственные. Когда мы меняли реальность, я уже был одним из них – и они не могли себе позволить меня потерять. Меня вытащили из огня, выходили, и я выжил, но уже как Бальтазар. Сильный демон, но далеко не всемогущий. Впрочем, тогда мне это не требовалось. Я был вполне доволен своей жизнью. Тем более что аватары выполнили МОЕ условие. Неужели ты еще не понял, чего я мог у них попросить, будучи уже не вполне здоровым психически, но, несмотря на это, собой?
– Меня, – Крис почти безразлично пожал плечами. Этот вопрос был по сути риторическим. Парень всегда знал, что он самое важное в жизни отца, в каком бы состоянии тот не находился, первое, о чем будет думать Коул Тернер – жизнь и благополучие его сына.
– Тебя, – мягко согласился Коул. – Ты даже не представляешь, сколько сил они вложили в это. В твое воскрешение, если это слово применимо в твоем случае, в то, чтобы о твоем появлении никто не узнал… Твое рождение было тщательно спланировано и продумано до мелочей. Мы решили прикрыться сыном Пайпер – о Вайете было сказано достаточно пророчеств, а великие и могучие Зачарованные сглупили, не став связывать силы плода. Собственно, нам невероятно повезло. В день рождения Вайета не должно было бы случиться ничего экстраординарного, но проведя в этот же день в мир тебя, мы совершили чудо.
– Исчезнувшая магия?
– Ты только представь! Демоны стоят в автомобильных пробках, ангелы общаются с подопечными по телефону, а ведьмы в это время шаманят что-то с помощью архаических средств и рецептов… Это было бы определенно весело, если бы я не нервничал так сильно из-за твоего появления в нашем грешном мире. На самом деле все произошло довольно легко… По крайней мере, никто не кричал и не падал в обморок. Тебя провели аватары – аккуратно, почти нежно, чтобы не повредить ни твоему разуму, ни твоим магическим силам. И передали с рук на руки мне – уже младенца. Маленького, визжащего, требующего что-то младенца… Я тогда чуть не оглох. Аватары на удивление быстро разобрались с ситуацией и поспешно смылись, пожелав удачи. Единственным минусом всего нашего плана было признание Вайета Дважды Благословенным, чего, естественно, не случилось на самом деле. Половина этого Благословления досталась тебе. Магия же исчезла исключительно ради тебя. Конечно, рождение Вайета было бы как-то отмечено, даже в том случае, если б аватары отказались от помощи мне, но вряд ли это отразилось на ком-то, помимо семьи Холливелл. А вот чтобы безопасно провести тебя в мир, пришлось потрудиться и временно «отключить» магию. Чтобы избежать нежелательного вмешательства. Этим, опять же, занимались аватары.
– О! – Крис какое-то время молчал, пытаясь осмыслить новую информацию. – То есть, фактически, я – человек из пробирки?
Коул, казалось, был в шоке от такого вывода.
– С чего ты взял?
– Ну… Ведь чисто технически, меня ввели в мир с помощью магии. Мне не пять лет и я знаю, что детей не в капусте находят, поэтому странно осознавать, что меня вроде как именно в капусте и нашли, – парень пожал плечами, смущенно глядя на отца.
– Кхм, – прокашлялся Коул, покосившись на все еще неубранную бутылку виски. – Вообще-то, нет. То есть, тебя действительно, ввели в мир с помощью магии, но при этом зачат ты был вполне традиционным способом. Это трудно объяснить… Ты не умирал, как я. Умереть в физическом плане может лишь тот, кто родился, а ты этого сделать не успел. Поэтому ты остался существовать – не знаю точно, в каком из миров, но ты был где-то рядом. Всегда. Ты развивался в одном из отражений нашего мира, как любой плод развивается в материнской утробе. Ты не перестал быть моим и Фиби сыном только потому, что не был рожден, как человек. Ты просто… появился чуть позже, чем тебя ожидали.
– Целый мир в качестве утробы? Папа, я не настолько эгоцентричен, – насмешливо заметил заметно успокоившийся подросток.
– Ох, ну конечно! Как бы там ни было, благодаря подобному развитию ты смог взять под контроль свои силы и успокоиться. Ты спрашивал, почему контролировал свою мать и Сир? Это не твоя вина, Крис. Ты лишь пытался защитить свою семью – вначале меня, а потом, когда Сир забрала тебя у Фиби, – свою мать. Да, ты выбрал весьма… разрушительный способ… Но чего еще ожидать от первого мальчика в семействе Холливелл? Думаю, именно твои феноменальные способности и не дали тебе погибнуть вместе с Сир, вовремя перенеся тебя из ее утробы в наиболее безопасное место. Полагаю, тебе не очень понравилось находиться в животе у Фиби…
– Это мы видели. Еще бы мне понравилось – мажут какой-то холодной гадостью, что-то пытаются выяснить, сюсюкают, при этом оскорбляя тебя и переживая, что я – демон. Себя-зародыша я понять могу. Даже Энджел поняла.
– Ты ей расскажешь? – спокойно спросил Коул, пользуясь случаем, чтобы поменять тему.
– Вероятно. Она сказала, что я всегда буду ее братом, а значит, сколько бы я не ждал, она вытерпит. Иногда мне кажется, что она начисто лишена любопытства.
– О, значит, идея пересмотреть чужие воспоминания принадлежала тебе?
– Ну… отчасти, – покраснел Крис.
– Ох, и в кого ты-то таким уродился?
– Ну… Учитывая, кто меня воспитывал… Ай! – Крис исподлобья посмотрел на отца, потирая затылок.
– Не забывай, что тебя старше более чем на век, и всегда могу вспомнить о ремне! – самодовольно ухмыльнулся демон.
– Ага, впервые за пятнадцать лет и тебя случится просветление? Ай! Ну в этот-то раз за что?
– За несделанное домашнее задание! Давай, бегом, а то еще вспомню прегрешения!
Крис недовольно поморщился, но покорно отправился в свою комнату. Впрочем, долго он там не просидел.



– Ты из будущего, – уверенно заявил седоволосый аватар, подходя к Крису. – Сын Бальтазара, верно?
– Почти сразу догадались. Снимаю перед вами шляпу, – насмешливо произнес Крис, отвесив присутствующим шутовской поклон. – Отец говорил, что аватаров трудно обмануть.
– Аватар, – поправила единственная в их компании женщина, чуть поморщившись.
– Я в курсе, – фыркнул демон. – Мне мой вариант больше нравится.
– Я так понимаю, что ты отказываешься от сотрудничества с нами?
– Нет, – посерьезнел парень, пристально глядя на лидера. – Но сейчас не мое время, как вы понимаете.
– Но в будущем, как мы понимаем, ты тоже не с нами.
– Не потому, что я не хотел. Вы вмешались слишком рано, нескольких из вас убили… Стоит ли мне продолжать?
– Слишком рано – это когда?
– Скоро, если начинать отсчет от этого времени.
– Почему ты говоришь об этом нам? – прищурилась женщина.
– Потому что я вам обязан жизнью, как бы банально это не звучало. Потому что мне импонируют ваши идеи. Потому что в случае, если у меня не получится изменить будущее так, как было запланировано, будет лучше, если вы измените мир.
– Все так серьезно?
– Куда серьезней, чем вы можете представить. У меня пока есть два плана. Второй – устранение причины перемен у будущем, но… этот вариант имеет свои минусы. Первый предпочтительнее.
– Второй – убийство?
– Да. Более того, убийство ребенка, вам небезызвестного.
– Вайет Холливелл… Выходит, не такой уж он и ангел?
– Как оказалось, – Крис развел руками. – Но дело не только в этом. Если я его убью, пошатнется Равновесие… Как бы мне ни нравился этот вариант, я отлично понимаю, чем все может обернуться. Пока я здесь демоны в моей власти, но когда я уйду…
– Они вновь будут искать лидера. Не трудно догадаться, что потребуется сделать следующему претенденту на место Хозяина.
– Вы понимаете, – кивнул парень. – В случае, если что-то пойдет не так… Я прошу вас вмешаться.
– Что взамен?
– Я. Мои силы. Разве этого не достаточно?
– Ты здесь не один, – седовласый покачал головой, пристально глядя на Криса. – Ты могуществен и мы будем рады видеть тебя в своих рядах, но для изменения мира нам нужна будет помощь ведьм.
– Не обязательно ведьм, так ведь? Мой отец поможет.
– Только отец?
– Я не могу решать за кузину, – зло сощурился демон, предупреждающе зажигая огонь в глазах.
– Значит, кузина… Полагаю, одна из будущих ведьм Холливелл?
– Последняя ведьма, если быть точным. Мы с Вайетом не в счет.
– Вот как. Что ж, понимаю. Мы не будем вмешиваться. Подождем, пока ты вырастишь… Но в случае, если наша помощь потребуется вам скоро… Тогда ты должен будешь уговорить не только Коула, но и свою кузину. И, если это возможно, еще ведьм. Все нужно сделать быстро, иначе ничего не выйдет.
–Я подумаю об этом, – Крис заставил себя успокоиться и глубоко вздохнул. – Мы сможем еще как-нибудь встретиться и просто поговорить?
– С удовольствием, – улыбнулся лидер аватар, исчезая.


Странно, что самые могущественные люди нашего мира на самом деле имеют меньше, намного меньше свободы, чем все остальные. Эти люди являются слугами собственного могущества. Им запрещено многое из того, без чего остальные просто не могут прожить. Любовь, дружба, взаимопонимание, доверие… все искренние чувства. Но самое главное – они не должны быть слабыми. Иначе они рискуют потерять всю свою власть…
Крис медленно шел по направлению к старому полуразрушенному зданию. Что такое быть Источником Всего Зла? Приказывать демонам не трогать якобы Избранного младенца?..
Какая же это все глупость!
От начала и до конца.
Власть держится на силе. Уважение, вера, любовь – это ничего не значащие вещи, на самом деле слабак никогда не станет лидером, каким бы хорошим человеком он ни был. Сила – это главное. В чем-то Вайет был прав.
Но только в деталях.
Могущество должно быть разумным. Меньшее и большее зло? Чем они отличаются друг от друга? Количеством трупов?..
Парень встал в дверном проеме. Несколько минут… Всего лишь несколько мгновений…
В первый раз? В последний?
Глупо.
Отец говорит, что кровь не имеет значения. Эндж твердит, что характер важнее генов. Бьянка сказала, что любовь изменила ее…
А он? Да что он!
Выбора по сути нет. И никогда не было. Потому если ты демон, твой путь предопределен, и никому не важно, как ты будешь жить или сколько невинных убьешь.
Потому что ты – демон.
А значит, гореть тебе в аду.
В здание, осторожно ступая, вошли мальчишки. Крис видел, как они подбегали сюда – к проклятому, как считается, дому. Что они пытаются друг другу доказать? Смелость? Мужество? А разве это важнее жизни?
С руки срывается огненный шар и один из мальчиков падает замертво. Второй, шедший впереди, испуганно оборачивается и начинает кричать. Крис поднимает руку… И бессильно опускает ее, поведя на прощанье ладонью, стирая ненужные воспоминания. Заснувший подросток перемещается ближе к своему дому… Родители найдут. Понервничают, но найдут.
Тело другого мальчика тоже будет найдено… Позже, полицией. Наверняка будет найдено.
И неважно, сколько людей придут на похороны. Не имеет значение, сколько жизней он должен был спасти…
Сейчас он мертв. Так и не ставший Светлым Хранителем ребенок.
Крис бросил последний взгляд на невинного.
Это было даже слишком просто.
В первый ли раз? В последний ли?
Убивать на войне – это одно. Совсем другое – бездушно обрывать жизнь беззащитного человека просто так, выполняя чей-то каприз…
Просто чтобы сохранить свою власть.
А стоит ли она этого?


Что по сути значит выбор? Каждый ответит на этот вопрос по-разному. Для некоторых это лишь одна из возможностей, для других – судьба. Для кого-то это право, а для кого-то – обязанность. Ясно только одно: выбор есть всегда и у всех!
Пусть даже если он превращается в рок… И не изменить, не переделать. Ведь это твой собственный выбор. Ты сам так решил. И ничего не изменить…
…даже если он становится проклятием…
…меткой, которая вырезана ножом по коже…
…единственной приемлемой дорогой…
…жизнью…
…и, как это ни обидно, – смертью…
И, что самое страшное, в этом некого винить. Ведь это только твой выбор…
Свет и Тьма.
Жизнь и Смерть.
Добро и Зло – как это ни банально.
Каждый делает свой выбор. Каждый.
До конца – каким бы он не был – идти по выбранному пути… Но это так сложно. И многие сбиваются, обманывая других и самих себя…
Но выбор сделан и ничего не вернуть.
Никому не вернуться.
Если стал палачом, стоит ли жалеть об этом?


Кира задумчиво смотрела на него, баюкая в руках бокал.
– Чего ты так боишься?
Крис растерянно поднял глаза на девушку.
– Прости?
– Ты нервничаешь, переживаешь из-за чего-то… Ты почти испуган.
– Ты же сама меня предупреждала из-за сестры!
– Но ты не о ней сейчас беспокоишься, – проницательно заметила девушка.
– Возможно, не о ней, – согласился Крис.
– И все же?
– Ты в любом случае не видишь моего будущего, – отмахнулся парень. – Когда придет Алишер?
– Меняешь тему? – Провидица приподняла бровь, но ответила на вопрос: – Через минут пятнадцать. Что за история с тем ведьмаком?
– Дьян Мироу… Мы были знакомы в будущем, – нехотя ответил парень.
– Мироу… Хм. Слышала. Сильные маги… Но ты не всех своих друзей из будущего ищешь. Это прерогатива Энджел.
– Дьян и Алишер – это не друзья, – резко сказал Крис. – Мы были командой. Лучшей из лучших.
– Были, – переспросила Кира, делая наконец глоток вина.
– Да. До смерти Дьяна. Теперь я хочу выяснить, почему он умер.
– Не проще ли было это сделать в твоем времени?
– Он умер на наших глазах. Просто… разлетелся брызгами воды. Никто ничего не понял, никто даже отреагировать не успел! Но, что самое ужасное, он был к этому готов. Ожидал чего-то подобного… Не знаю. Мы решили, что дело в каком-то проклятии, или что это связано с его родом…
– Ты уверен, что это не просто убийство, – заметила демоница. – Но ты не спасаешь его сейчас. Мироу – добрые маги, помощи демонов они не приемлют.
– Кто сказал, что помогать будут демоны? – удивился Крис наигранно. – С семьей говорить отправится Эндж.
– Заиграетесь вы, Крис.
– Я знаю, – он беспристрастно встретил серьезный взгляд Провидицы. – Но мы уже начали. Нет разницы – остановиться сейчас или потом. Нас все равно осудят.
– Вопрос в том, какова будет мера наказания, – покачала головой Кира.
– Это уже не играет роли. Главное, чтобы у нас все получилось. А потом… – он пожал плечами. – Если Трибунал настолько же узколоб, как Совет Старейшин, то да, нам не повезет. Ну а если они все-таки умеют мыслить масштабно… Что они нам сделают? Хуже, чем было, в любом случае не станет.
– Пусть так. Пусть.
Она отвернулась, отставив в сторону бокал с вином и поднялась на ноги. Крис равнодушно наблюдал за плавными действиями девушки, думая о чем-то своем.
– Только знаете, мой Повелитель, Вы даже не пытаетесь спасти свою душу. Трибунал – ничто. Есть вещи и похуже ада, не забудьте об этом.
Кира вышла из пещеры, переместившись к себе. Крис прикусил губу и откинул голову назад, глядя на каменный потолок.
Конечно, есть вещи хуже. Но что ему до этого? Уже поздно что-либо менять. Маятник качнулся…


– Всю жизнь считал, что Алишер – мужское имя, – задумчиво произнес Крис, не отрывая взгляда от книги.
– Да, я тоже что-то такое слышал, – как бы между прочим заметил Дьян.
– Эндж, ты права, твой брат ужасный грубиян! – фыркнула Алишер, подпиливающая себе ногти.
– О, ты только это заметила? – Энджел зло взглянула на Кайла, забирая у него Краса. – Кого из вас мне убить за кражу несовершеннолетнего василиска?
– А во сколько у василисков наступает совершеннолетие? – на пол со стуком упала левитируемая Дьяном картина.
– Какая разница! – взъярилась ведьма. – Крас маленький, а вы своими… поступками нарушаете его психическую систему и…
– Прю, он василиск. Какая психическая система?
– А ты вообще молчи! Хранитель чертов! – Эндж тут же переключилась на Кайла, резко развернувшись на каблуках. – Ты-то чего туда сунулся?
– Помочь, – лаконично ответил парень, демонстративно закатив глаза.
– А она нужна кому-то, помощь твоя? Тебя просили?
– Энджи, ты чего? – Крис поднял искренний недоумевающий взгляд на сестру. Нет, ну в самом деле, полчаса назад чуть не рыдала, упрашивая его убраться по-тихому и не добивать Вайета, а теперь буянит…
– Чего я? Чего я?! Крис, да вы… Прибила бы! – полухранительница быстро вышла из комнаты, громко хлопнув дверью, словно и вправду опасалась, что иначе убьет всех ненароком.
– Ну вот, – фыркнула Алишер. – Я же предупреждала.
– Да ладно, – Дьян зевнул. – Подумаешь, Эндж поорала чуток… Перебесится. А вот серьезно, чего у тебя имя мужское?
– Р-р-р… – Пилочка для ногтей воткнулась в спинку кресла, чудом не задев ведьмака. – Еще один подобный комментарий, и вас прибью я!
Демоница встала и, одарив мужчин презрительным взглядом, вышла.
– Сегодня какие-то магнитные бури? – удивился Крис.
– Дурдом, а не штаб, – проигнорировал его вопрос Броуди, тоже покидая комнату.
Крис с Дьяном только переглянулись, и, синхронно пожав плечами, вернулись к своим прежним занятиям.



Сон не шел. Крис задумчиво пялился в потолок, искренне пытаясь считать овец, баранов, людей и даже ангелов.
Сон упрямо не хотел приходить к нему в гости, а настроение и без того было не ахти каким веселым.
Крутились в голове обрывки воспоминаний, прошлое и будущее, вчера и завтра… Так много всего, так все неправильно, так больно!
Столько смертей. Разных – но Крис не мог вспомнить ни одной естественной, кроме дедушкиной. Столько страхов.
Когда-то можно было смеяться и верить, что все будет хорошо, а теперь…
– Крис? – тихий голос Энджел разорвал вязкую тишину спальни. – Почему ты не спишь?
– Бессонница, – пробормотал парень. Разговаривать с сестрой не хотелось. Слишком чутко она реагирует на любое настроение, слишком быстро все замечает…
– Что-то случилось, – девушка, не обращая внимания на его выражение лица, приблизилась к кровати.
– С чего ты взяла? – он фальшиво удивился, переводя на нее взгляд.
– Ты… изменился.
– Эндж, я сейчас не в настроении для задушевных бесед, давай потом, а?
– Вай тоже был не в настроении, – прошептала она, садясь рядом.
– Я не он.
– Тогда поговори со мной, – умоляющие зеленые глаза встретились с голубыми. – Просто скажи, что тебя беспокоит.
– Эндж, ты сама говорила, что я не сорвусь, как он, так какое имеет значение…
– Крис, я уже потеряла одного брата, не обратив внимания на его эмоции, я не хочу лишиться еще и тебя! – перебила она его, встряхнув для верности за плечи. – Ты не понимаешь, что ты делаешь? Не замечаешь, что сознательно лишаешь себя выбора? Разрушаешь свою душу, веря, что другого пути нет? Крис, не имеет значения, что ты делаешь, важно лишь то, как ты к этому относишься!
– Не имеет значения? – Крис перехватил руки сестры, крепко, до боли сжав тонкие запястья. – Ангел, верно? Тебе не придется бороться за свою душу, пока ты сама ее не уничтожишь своими поступками, но у меня ситуация другая! Демоны не попадают в рай, если спасают невинных. А какова судьба демонов, убивающих их, ты и сама знаешь.
– Знаю, – спокойно кивнула она. – Отпусти, пожалуйста, мне больно.
Крис, выдохнув сквозь зубы, выпустил ее руки из своей хватки, откинувшись на подушки.
– Дьян умер из-за того, что убивал людей. Какое-то древнее заклятье, род Мироу может уничтожать только демонов, в случае же, если они причинят вред людям, даже одержимым, «с лица Земли смоет их вода святая», – презрительно процитировал парень. – Никому нет дела до того, что убитые им люди – подонки похлеще многих демонов. Никому нет дела…
– Тебе есть, – нежно заметила Энджел. – И мне. Этого не случится, Крис. Уже нет.
– А что на счет тебя? Не боишься, что Трибунал притянет тебя к ответу за..?
– Ну и пусть, – девушка лукаво усмехнулась, укладываясь рядом с братом и стягивая к себе одеяло. – Толку думать о том, чего еще не случилось, Крис? Мы можем банально не дожить до того момента, когда Трибунал должен будет решить наши судьбы.
– Я боюсь, – прошептал парень, обнимая ее. – Источник Всего Зла… Это было даже смешно. Но… Знаешь, когда убиваешь невинных, ничего не чувствуешь. Все так же, как и тогда, дома… В чем разница? В том, что теперь это ребенок, рожденный творить добро, а не зло? Так чем я лучше Вайета?
– Тем, что ты делаешь это по необходимости. Тем, что платишь жизнью одного ради спасения тысячи. Крис, мы пошли на это, зная, что нам предстоит. Мне страшно, что Зачарованные могут догадаться, кто я. Страшно, что у меня ничего не получится, и что ты убьешь Вайета. Я безумно боюсь потерять тебя… И теряю. Ты замыкаешь в себе, как когда-то он, я неделями тебя не вижу, ты что-то выясняешь, что-то делаешь, а потом не можешь спать по ночам, потому что тебя мучает совесть, но, Крис, это не твоя вина! Не ты стал причиной того, что мы здесь, потому что наш мир обречен на уничтожение. Не ты развязал войну, забравшую жизни миллионов людей. Сейчас ты просто пытаешься исправить ситуацию, как и я, и дядя Коул… Это не так уж трудно – выговорится. Твой отец убивал. Я убивала. Моя мать – тоже. И твоя. Каждый раз это влияет на душу, что бы ты ни говорил. Если бы ты ничего не чувствовал, ты мог бы спать спокойно.
– Это только слова, – Крис закрыл глаза. – Только слова, Эндж.
– Не думай об этом, – девушка развернулась в его объятьях, легла лицом к лицу, осторожно и бережно прикоснулась ладонью к щеке. – Этого не будет с тобой. Ничего этого не случится. Я обещаю.
Целительный свет, вышедший из ее ладошки, согревал, казалось все тело.
Хотелось верить.
Нужно было знать… Ведь всего этого не будет, правда? Будущее обязательно переменится…
– Просто не отдаляйся от меня, – прошептала Эндж, свернувшись клубочком в его руках.
– Никогда, – тихо сказал он в ответ, ласково убирая упавшую ей на лицо прядь темно-медных волос.
Девушка почти неслышно засопела, прижавшись к брату, и Криса окутала волна нежности и безграничного доверия. Маленький пушистый котенок. Наверно, сестра всегда была такой. Совсем не похожа на гордую Алишер, которая в его представлении была гибкой, пластичной кошкой вроде пумы. Опасной и быстрой, красивой в своем смертоносном великолепии. Бьянка… Бьянка была львицей. Готовая защищать своих близких до последнего, так и не прирученная толком. Да и можно ли ее приручить?
А Энджел… Из трех самых важных для Криса женщин, сестра единственная была мягкой домашней кошечкой. Котенком, который любит играть, зачастую производя своими играми неимоверные разрушения, которому так отчаянно нужна ласка и поддержка. И при этом этот котеночек запросто пустит свои коготки в ход, если ему что придется не по вкусу… А уж выпросить прощения у этого создания…
Крису не раз приходило в голову, какой бы была сестра, не получи она свою эмпатию. Коул говорил, что она стала бы копией Прю. Дедушка с ним соглашался. А Эндж… Она только улыбалась в такие минуты, пытаясь казаться безучастной, но Крис знал, что ей больно. Всегда было больно. Потому что ей не дали возможности стать собой. Слишком сильно, почти кардинально ее изменила магия. Дар, который никогда не был ей нужен.
Так же как и самому Крису – его могущество. Что за удовольствие иметь силу, способную покорить тебя? Постоянно бороться с собой, чтобы не сорваться, не дать спящему внутри злу вырваться на свободу. Теперь уже поздно думать об этом. Но иногда…
Если ничего этого не случится, можно ли успеть связать его магию?
Боги, но как же хочется просто отпустить свое прошлое!
И проклясть настоящее…


Мне хочется забыть про это слово – ДОМ,
Про то, что мы с тобой когда-то ДОМА были;
Чтоб ветер пел для нас – для нас двоих – о том,
Сколь просто и легко мы прошлое забыли.
Мария Быкова "Смотри - бледнеет ночь, смотри - горит восток..."


Еще раз прошу прощения и поздравляю всех с праздником!!! :kiss:

Сообщение отредактировал Ива: Пятница, 18 марта 2011, 17:11:22

 

#8
Ива
Ива
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Окт 2010, 20:29
  • Сообщений: 133
  • Откуда: Киев
  • Пол:
Это не глава и на самом деле это можно даже не читать.
Собственно, шаги в сторону - это зарисовки о происходящем в еще неизмененном будущем. Этот посвящен Алишер, следующий предназначен Вайету, потом еще кому-то из героев, оставшихся в умирающем мире.
Это то, чего не узнают Крис и Эндж.
Это то, чего так и не случилось.
Это вкус отчаяния под языком, это запах безумия в воздухе.
Это бред умерших.

Шаг в сторону
Шаг первый. POV Алишер

Каждый – враг,
Каждый – друг.
Мы опасные.
Назад шаг
Сделан вдруг.
Вновь ненастие…

Темно. Наверно, глупо удивляться этому сейчас, после всего… Чего я, собственно, ожидала?
«Жизнь полна загадок и неожиданностей…»
Не помню, где взяла эту фразу. Может, прочла в какой-то книге, а может, услышала на улице. Какая разница?
Но почему-то последнее время эти слова приходят на ум чаще всего.
И сейчас – в чуткой ночной тишине – снова вспомнилась.
Моя жизнь… Ее нет.
Говорят, что существуют какие-то этапы… Глупости. Есть только количество лет. Один год – один этап.
Легко. По шаблону.
Право человека. Право на жизнь.
Да пошло оно все!..
Легко. Просто жить. Принять то, что позволили… И убить в себе все остальное.
Это только иллюзия. Иллюзия жизни.
Существование…
Когда же я вырвусь из этого замкнутого круга?! Когда?..
Ненавижу. Это так… больно? Давно не произносила этого слово… Почти забыла о нем… Но оно самое верное, самое правильное и точное.
Я очень устала от всего этого… фарса…
Меня достало все это! Просто достало! НА-ДО-Е-ЛО!!!
Ну почему все это происходит именно со мной? Почему я?..
Это больно. Страшно. До безумия. До боли в висках. Словно тисками сжали…
Вечная пытка. Предсмертная агония.
Бег на месте? Нет.
Бег назад.
Безумная попытка вернуть время.
И жить, теряя все, что имеет хоть какое-либо значение…
Да, мне, черт побери, жаль их!!!
Жаль… И себя тоже жаль…
Я очень устала… Нет, не так.
Я сошла с ума. Уже.
Я эгоистка, да. Правда. Сумасшедшая самовлюбленная дура.
Ни одного светлого пятна в черной пыли «жизни».
НЕНАВИЖУ!!!
Слышишь ты, Повелитель чертов, ненавижу тебя! Это все твоя вина – от начала и до конца, только твоя!
Вероятно, я сошла с ума, впрочем, не удивительно. Даже странно, что продержалась так долго.
Сколько же? Ах да, 452. Точно.
Ну, почти, нескольких месяцев не хватает…
А хотя… В философию я уже ударилась. Как любил шутить Дьян, это первый признак сумасшествия. Он, правда, говорил немного не так… Что-то об уезжающей крыше и компенсации за ее преждевременный уход… Нет, не вспомню.
Не хватает его. Странно.
Когда впервые увиделись, я думала, что этот хрупкий мальчик после первой же операции сломается. Ан нет, выдержал.
Даже плен у Вайета, этого Повелителя самозваного, пережил. Поседел, но выжил.
Я аж загордилась им. Сильный мальчик оказался.
Ведьмак.
Крис – другое дело. По крайней мере, к нему отношение изначально иное было. Не то чтобы я уважала полузнакомого юнца, но… Ну, в конце концов, с Бальтазаром встречалась и прежде. Так что к его сыну заочно некие положительные чувства присутсвовали.
Команда… Крис фыркал и говорил, что без нас троих «Серых Хранителей» не было бы. Старейшинам подобные замечания очень не нравились, помнится… Особенно этой, рыжей… Марии. Впрочем, этой дамочке вообще мало что нравилось. С Эндж они все время грызлись.
Эндж тоже… Ох. Когда увидела, сразу поняла, что с этой инфантильной девчонкой ничего путного не сделаешь. И не ошиблась же! Ну, почти. Сильная она ведьма, упрямая. Горда-а-а-ая… Жуть. Но с ней интересно. Забавная. Характер не сахар, ну да не мне осуждать…
Кто его знает, как она себя чувствовала, борясь против родного брата.
А Мария… Мдя. И как она только Старейшиной стала? Или до всей той заварушки с титанами она поспокойнее была?
Черт… И почему на краю гибели в голову ерунда какая-то лезет?
Странно понимать, что скоро умрешь. Дико как-то.
Особенно для меня. Демоницы. Скольких я сама убила? Уже и не вспомню.
Да и какая разница?

Когда Роланд почуял неладное, было слишком поздно.
Мы с Бальтазаром сражались рука об руку, словно несколько веков отрабатывали движения.
Мария визжала, будто ее резали заживо и кидалась молниями во все стороны, даже не пытаясь целиться. Роланд перенес часть наших в одно из укрытий, понятия не имею, куда именно. К счастью, наверно.
Тогда все остро почувствовали, как не хватает Кевина. Старейшины в теле подростка… И полугода не прошло с момента его гибели, никто так и не осознал, что больше провидцев на нашей стороне не осталось. Светлые, добрые…
Белые и пушистые, да.
Дураки все.
И я за время общения с ними как-то деградировала.
На что мы все надеялись?
Чего ждали?
А ради чего сопротивлялись?..
Скольких мы убили?
Я даже не помню, в какой именно момент Бальтазар… нет, Коул… Закричал и начал гореть. Помню только холодные голубые глаза напротив и ненависть, такую, какую ранее ощущала лишь к своему «отцу».
Тогда же словно в мозгу что-то клацнуло.
В следующий момент я поняла, что визжу не хуже Марии, да и огненные шары мои летят все в одном направлении.
Как же я надеялась, что хоть один из них попадет в цель! Что если не убьет, так хоть ранит…
Глупо, глупо…
«Ты помнишь меня, Тень?»
Я смотрела на него – человека, ведьмака, полуангела…
Я видела – демона, Хозяина, Безлицего…
Я смотрела на сына Зачарованной и видела своего отца.
И ненавидела обоих.
Дьян, Кевин, Коул…
За каждого.
Алишер, Деймон, Джил…
За себя.
«Ты помнишь меня, Тень?»
А я могу тебя забыть?

Безумная гонка.
По сути, вся наша жизнь – гонка. И ее цель – успеть, опередить других, оставить всех позади… И никто не понимает, зачем это, собственно, надо? За чем таким особенным все мы гонимся?
Пытаемся догнать собственную жизнь…
Я вот не успела.
А Вайет – успел. Уже за это он достоин уважения.
Предатель…
А кто я? Как назвать тогда меня?
Все мы по-своему предатели…
Ведь предать – значит не оправдать доверия того, кто тебе верит, того, кто рядом.
Предать можно только друзей, только родных и близких людей.
Я предала свою кровь, свою сущность. Демоница, склонившаяся перед Старейшинами… Это даже почти смешно.
А Вайет? По сути, он сделал то же самое. Предал себя. Свою семью – ведь у него она еще была. Тогда была.
Теперь мы, наверно, равны.
Впрочем, вряд ли. У него еще есть вера. Или упрямство – как сказать. Разницы нет. Я знаю, что мне не выжить при любом раскладе, а он пока не готов смириться со смертью.
Жаль, что я не в состоянии убить его лично, ведь он единственный, кто заслуживает такого конца, что бы не говорила Энджел и остальные ангелы… Мне его не жаль.
И себя не жаль.
Такие, как мы, должны умирать. Таких не должно быть.
Лучше быть искренней, настоящей, лучше ненавидеть всех и быть ненавидимой всеми, ведь тогда и предать будет некого.
Пусть. Не мне говорить о предательстве.
Вспомнить стоит о мамочке любезной, которая выкинула шестимесячного ребенка на помойку, поняв, от кого родила. И о так называемом папаше…
Как же я была счастлива, когда Зачарованные его убили! Готова была даже Сир благодарить!
Хорошо все-таки, что я так мало на него похожа. Если бы не Али…
– Жива еще? – грубый голос вырывает из плена своих мыслей.
– А ты хотел бы видеть меня мертвой, Мэррой? – радуюсь, как дитя, что сарказму удалось заглушить боль. Даже сейчас я не сдамся.
– Ты слишком многих наших убила, Тень. Да, я был бы рад видеть тебя мертвой, – спокойно соглашается мужчина, которого когда-то я называла другом.
– Да. Многих. Но в отличие от тебя, Мэррой, я не склонилась перед этим… Избранным… Приятно называть Хозяином светлого мага?
– А тебе приятно прислуживать Старейшинам?
Хрипло смеюсь. Черт бы тебя побрал, Мэррой. Черт бы тебя побрал…
– Никогда не стану ничьей слугой.
– Вот как… Гордая. Конечно! Убил бы, тварь! – сколько же злости…
– Так убей, – спокойно соглашаюсь. Как там говорят? С психами не спорят?
– Не велено. Ты должна увидеть…
– Что? Смерть Старейшин? Будто это имеет значение для меня.
– Вашего Сопротивления больше нет, Тень. Или как там тебя теперь зовут? Алишер?
– Это мое имя.
– Надо же. Всю жизнь считал, что…
– Считай, что хочешь, Мэррой, – устало произношу, отворачиваясь. Как же меня достали подобные разговоры… – Только подальше от меня.
Сколько же мне тогда было?.. Шестнадцать? Семнадцать? Почему ты тогда умер? Почему меня тогда занесло на Кавказ?
Ах да, жезл… Я искала жезл…
– Не бойся, Тень. Тебе не долго осталось. В этот раз никого из вас, предателей, не вытащат.
– Кто из нас двоих предатель? Я, по крайней мере, служу истинному Хозяину. А вот ты – неудавшейся пародии на демона. Вайет даже клятвы не принес!
– Но он сделал то, что твой «истинный Хозяин» не повторит. Мы правим этим миром! Мы, демоны, устанавливаем правила, а не эти напыщенные ангелы!
– Сколько пафоса, Мэррой. Прямо как злодей в третьесортном боевике. Только недолго вам осталось править, мой дорогой наставник. Ваши правила приводят мир к гибели.
– Ты можешь говорить все, что тебе хочется, – он безразлично пожимает плечами. Вспомнил, кто ты, Мэррой? Вспомнил о гордости? Или – гордыне? – Ты все равно скоро умрешь. Я попросил Повелителя оставить тебя напоследок… Предательство должно быть наказано. Сопротивленцев убьют, но им есть чем гордиться – они сражались за свою свободу. Они заслужили достойный конец. Ты – нет. Как и прочие демоны, примкнувшие к этим светлым…
– Вот только оскорблять их не надо! Не забывай, что твой Повелитель – светлый! И даже не скрывает свое происхождение.
– Вот именно, Тень. Хочешь узнать, кого завтра убьют?
Я поднимаю взгляд. Глаза Мэрроя красные, с черными щелками зрачков. Когда-то я его боялась. Тогда я была всего лишь ребенком, а сейчас… Сейчас он мне противен. Как и остальные. Те, кто пошли за Вайетом навстречу собственной гибели. Зло должно руководствоваться разумом, а не животными инстинктами. Мы – демоны, а не звери!
Он произносит имя.
Как же я вас всех ненавижу, тварей…
Усмехается, видя в моих глазах бессильное отчаяние.
Гореть тебе в Аду, Мэррой, мой друг и наставник. И пусть пламя будет жарче. Как только можно жарче!
Уходит, насвистывая какую-то веселую песенку себе под нос.
Хоть бы у вас все получилось, Крис, Энджи. Пожалуйста, Господи, если ты существуешь, отзовись на мою мольбу, услышь демоницу, и сохрани демона! Помоги ангелу своему, если не можешь протянуть руку падшему…
Хоть бы всего этого не было…

Ты столько раз спасала наших, вытаскивая из плена Вайета ангелов и ведьм…
Но в этот раз никто не может помочь тебе.
Прости нас, Бьянка.

Каждый раз,
Каждый век.
Да, мы демоны!
Жди свой час,
Человек…
Все вы грешные…

 

#9
Ива
Ива
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Окт 2010, 20:29
  • Сообщений: 133
  • Откуда: Киев
  • Пол:
Думала написать чуть больше и выложить завтра, но поняла, что настроение главы ну совсем никак не назвать праздничным.
Собственно, события главы развиваются за кулисами одноименного эпизода.
Здесь снова много Энджел, еще больше диалогов, потому что как-то у меня совсем ничего не писалось кроме них.
Еще в конце маленький шажок в сторону Вайета. Очень маленький и незначительный.
Иррационально надеюсь, что вам понравится, мои дорогие!
Поздравляю всех с наступающим Новым Годом и Рождеством! Пусть следующий год будет счастливее предыдущего и приносит только радость и свет в ваши жизни!

Глава 5. Представь, что меня нет

Послушай, родная, я точно знаю: мы выстоим!
Мы сами себе назначаем границы возможного.
Ты только держись, не сдавайся, борись за истину,
Пусть даже кому-то она и кажется ложною…
Ольга Громыко

Когда солнце садится за горизонт, небо пылает. Этот огонь мягкий и нежный, совсем не пугающий, не ввергающий в неконтролируемое состояние паники. Этот огонь никому не вредит, он настолько теплый и светлый, что хочется купаться в нем.
Когда-то небо пылало иначе. Тогда огонь был кроваво-алого цвета, и жар от него доносился до земли. Тогда… Тогда было страшно. Тогда было много криков и слез, боли от ожогов и дикого отчаяния. Почти звериного.
Тогда гибли ангелы.
Их крылья не падали на землю пушистым снегом.
Их нимбы совсем не были похожи на маленькие солнца.
Но их кровь была такой же красной и соленой, как и кровь простых смертных.
А их магия – она никого больше не способна была исцелить.
Их любовь умирала вместе с ними…
– Крис? – Энджел осторожно коснулась его плеча, привлекая внимание. Обеспокоенный взгляд, нахмуренные брови…
Наверное, все правильно.
Жалеть не о чем.
И все ведь хорошо, разве нет?
Все идет по плану…
Только что-то дергает внутри, цепляет за сердце, не отпуская, не позволяя расслабиться.
Словно что-то важное отобрали. Нагло, дерзко, буквально из-под носа увели самое дорогое.
Но что?..
– Как там сестры? – Крис тяжело сглотнул, снова отводя взгляд на окно.
– Нормально, – она беспечно пожала плечами. – Лео хочет подсунуть мне еще одного подопечного, я пока сопротивляюсь. Что с тобой?
– Я не знаю, – он провел ладонью по лицу, будто стирая вязкие капли. Воды? Крови?
– Мы справимся?
– Конечно.
Все теряется в хитросплетениях слов, мыслей, фраз. Фальшивая самоуверенность, лживое упрямство.
Перед кем играть – сейчас? Когда рядом человек, знающий тебя едва ли не лучше тебя самого?
И – зачем?
Хотелось бы, чтобы было иначе.
Но, вероятно, для них уже можно только так.
– Иди спать, Эндж. Кира говорит, что завтра трудный день.
– А подробнее?
Крис растерянно дернул плечом.
Энджел, последний раз смерив его взглядом, ушла в свою комнату. Конечно, она не заснет так рано. Найдет себе какое-нибудь занятие, полночи будет о чем-то думать, искать ответы на собственные вопросы, пока не отключится…
Ему же тем более не до сна.
Ночь – время демонов, верно?
Это все кажется такой глупостью. Здесь, в этом времени многое кажется глупостью.
Но…
Все потом, все завтра.


Поворот, последний, если она не ошиблась в подсчетах, осторожная поступь сменяется почти бегом, в голове будто молоточки стучат: «Быстрее-быстрее-быстрее!» Не так уж много времени у них в запасе. Резко остановилась, будто налетев на невидимую стену, услышав голоса.
Знакомые до боли.
– Что значит – уничтожены? – Вайет злится. Это привычно и почти правильно, Вайет всегда злится, когда что-то идет не по плану. Раньше планы были общими. Теперь – только его.
Энджел судорожно глотает воздух, приникает к стене, стараясь даже дышать как можно тише, хотя вряд ли находящиеся за дверью мужчины заметят ее в темноте коридора.
– Это были Хранители, Повелитель! Мы ничего не могли сделать, они просто бросили в нас какую-то дрянь и переместились вместе с людьми! – оправдываясь, глотая буквы, спеша… умоляя?
Девушка закрыла глаза и криво усмехнулась. На языке возник привкус горечи. Когда-то эта фраза казалась ей шаблонной, наигранной… Когда-то она вообще не понимала, как такое может быть. Теперь – понимает. Вкус полыни, запах вереска…
Мир, в котором правит Вайет – бесцветен и никчемен. Он полон собой, и ничего ему не нужно. Он поглощает других и радостен этим. Он уничтожает себя и довольствуется отсрочками.
Мир, которым правит Вайет – никому не нужен, всеми проклят, ненавидим, как и его Повелитель.
– Хранители, – маг потянул это слово даже не с презрением – Энджел показалось, будто ее с головы до ног тщательно вымокали в грязи. – Светлые Хранители, которые были уничтожены почти два года назад? Или, быть может, кто-то из Темных Ангелов решил сменить сторону?
– Я не знаю, – в голосе печально знакомого высшего демона страх. Вайет любит, когда его боятся. – Повелитель, они словно тени! Мы и не видели никого, пока брошенное ими зелье не взорвалось. Они… серые, сливающиеся с окружающим пейзажем. Абсолютно незаметные. Ловкие и стремительные. Мы не знаем даже, сколько их на самом деле было! Но они перемещались, как светлые ангелы.
– Серые, значит, – теперь Вайету было смешно. А Энджел – страшно. Как никогда в жизни. Короткий вскрик сгорающего заживо демона ударил по нервам. – Серые Хранители… Уроды, даже оправдываться не умеют.
Вайет быстрым шагом направился к двери – слишком быстрым, Энджел не успевала спрятаться. Ей оставалось только бессильно прижиматься к стене и молча молить всех известных богов – от Энки до Иисуса, – чтобы брат ее не заметил. А ведь раньше она ни в одного из них не верила…
Вайет прошел мимо, даже не глянув в ее сторону. Прошел, лишь чудом не коснувшись рукой – и не увидел?
От накатившего облегчения потемнело в глазах.
Времени разбираться в произошедшем не было, она точно знала, что не унаследовала от Лео ничего, кроме возможности перемещаться, а значит…
Впрочем, ничего это не значит.
Сейчас главное – встретиться с Бьянкой и вытащить Дьяна.
О новооткрывшихся способностях можно будет подумать после, на досуге.



Энджел не знала, почему сейчас ей вспомнился именно этот момент. Может, просто снова захотелось стать невидимой? Впрочем, она так и не научилась делать это специально. Внушение всегда было самой сложной задачей для нее.
– То есть как не умеешь? Ты ангел или кто?
– Ангел! Начинающий, – поморщилась девушка. На самом деле, это все было весьма глупо. А оправдания, придуманные Крисом, еще глупее. – Исцелять людей очень сложно, нужно время, чтобы этому научиться.
– Время, да? Начинающий ангел? У меня просто слов нет! – Пейдж покосилась на раненое плечо. По мнению Энджел, такая царапина не должна была бы причинять никаких неудобств. Собственно, если бы она возникла не из-за борьбы с демонами, найденными самой Энджел, ей бы вообще не пришлось сейчас оправдываться.
– Я могу перевязать ее. Знаешь, обычные лекарства тоже неплохо помогают. Или можно сделать зелье, чтобы все зажило быстрее, как думаешь?
– Я думаю, что в будущем все с ума посходили, – сердито заметила вошедшая Пайпер, несущая в руках аптечку и небольшой тазик с водой. – Не понимаю, раз уж там все так плохо, то почему послали какую-то Хранительницу-недоучку? Неужели не нашлось никого получше? Или на твою миссию в прошлом возлагали так мало надежд, что отправили кого не жалко и от кого все равно пользы никакой?
Энджел растеряно замерла. Не то чтобы она ожидала хорошего к себе отношения – вернее, надеялась на него, но после почти двухмесячного общения с молодыми Зачарованными поняла, насколько это глупо. И она знала, что Пайпер сейчас сердита, и что помимо всего прочего, она именно Энджел винит в расставании с Лео. Это было нормально. Это было естественно и вполне закономерно – ни на что иное и рассчитывать было нельзя, но… От разумных объяснений легче не становилось.
Крис прав, логика – не ее стезя.
А чувства Пайпер обжигали. Даже скорее, сжигали заживо.
– Ты понятия не имеешь, о чем говоришь, – прошептала она наконец. – Ты вообще ничего не знаешь о том, что там творится! Ты не имеешь никакого права говорить о…
– Так расскажи нам, – перебила ее Пейдж. – Мы ничего не знаем – объясни, в чем проблема?
– В том, что это против правил, – нахмурилась девушка. – И я уже не первый раз говорю об этом.
– Ну конечно, ты ведь… – начала Пайпер, но Энджел не собиралась снова выслушивать оскорбления. Или намеки на них.
– Я позову Лео и он тебя исцелит, – бросила она Пейдж, перемещаясь наверх.


– Как ты? – взгляд Вайета озабоченный, а голос слишком дрожит. Волосы непривычно растрепаны, да и сам брат… не похож на себя.
– Нормально, – Энджел слегка повела плечами, нахмурилась, приподнимаясь на локтях. – Почему я в постели?
– Что последнее ты помнишь? – Вайет проигнорировал вопрос, напряженно глядя на нее.
– Что? – она недоуменно посмотрела в его глаза, но тут же, откинувшись на подушку, начала послушно вспоминать. – Ты меня разбудил. Поздравил с днем рожденья и смылся, – в голосе прозвучала наигранная обида. – Потом я умылась, оделась… пошла вниз… Голова болела, очень, но она уже давно болит, – задумчиво пробормотала она. – Ой, нет! Я попыталась переместиться на кухню с комнаты, но у меня не вышло, поэтому я и пошла по лестнице!
– Что значит – не вышло? – Вайет подался вперед, Энджел снова удивилась его непонятному поведению.
– Просто не вышло. Последнее время силы меня вообще плохо слушаются, мама должна была узнать у отца, что происходит, – она замолчала, внезапно вспомнив. Беспокойство брата вдруг стало понятным, но лучше бы… Лучше… – Вайет, а где мама?
– Прю… Пожалуйста, продолжай вспоминать.
– Где мама?
– Прю…
– Вайет!
– Она… ее… Прю, прошу тебя! – Вайет, всегда сильный, всегда уверенный в себе Вайет, болезненно скривился и закрыл руками лицо. – Рассказывай дальше, – глухо пробормотал он.
– Я звала отца. Вайет, он же ее исцелил? Он же… – вцепилась в его руку, потянула к себе, вглядываясь в лицо. Ее начинало трясти, но это ведь не могло быть правдой? Все же хорошо! Ведь отец… и Вайет… Они умеют исцелять, все должно быть хорошо!
– Старейшины не способны воскрешать, – тихо и как-то жестко сказал брат, притягивая ее к себе и утыкаясь лицом в темные волосы. – Прю, пожалуйста…
– Что? – Может, Вайет сошел с ума? Чего он от нее хочет? Какое вообще все это имеет значение, если мама… если…
– Рассказывай дальше, Пруденс.
– Зачем? – когда она начала плакать?
– Мне нужно знать, что тогда случилось! Прю…
– Я… спустилась. Мама говорила с дедушкой по телефону, они договаривались, когда ему приходить, потом… – судорожно вздохнуть, стараясь успокоиться. Вайету нужно знать. – Мы позавтракали, я мыла посуду, мама… – снова глотнуть воздух, – ушла в гостиную…
Не выдержав, Энджел уткнулась лицом в рубашку Вайета, дышать становилось все труднее, что-то сдавливало горло, голова немилосердно болела.
– Прю, что с тобой было?
– Я не знаю, не знаю! Вайет, просто там что-то упало, я побежала к маме, а она… Я не видела, кто это был! Я ничего не знаю! Не заставляй меня…
– Прю… Что ты чувствовала? Пожалуйста, это очень для меня важно.
– Больно… Было очень больно, доволен? – резко оттолкнуть от себя, вырваться из объятий, зло посмотреть на брата, вытирая слезы с лица. Вайет только вздохнул, поднимаясь.
– Твой день рождения был три дня назад.
– Что? Но…
– Мне пришлось тебя… Я прибыл тогда вместе с отцом – почувствовал твою боль и испугался. После того, как… – он сглотнул, – выяснилось, что маму нельзя исцелить… Ты… Прю, демон был уничтожен тобой сразу, как ты бросилась к маме. Я не уверен, но… Понимаешь, у тебя появилась новая сила. Из-за нее ты не могла… пользоваться прежними, как раньше. И из-за нее у тебя болела голова.
– Какое это имеет значение? Вайет, причем здесь вообще… – увидев, что у нее снова начинается истерика, брат подошел ближе, прижал к себе.
– Прю, ты не подпускала нас к себе. Твои силы вышли из-под контроля. У тебя пошла кровь… Ты не была ранена! Не была! Я не знаю, откуда появилась та рана… Такая же, как у мамы, – только сейчас девочка заметила, что брат тоже дрожит. – Отцу нужно было тебя исцелить, но мы не могли даже подойти к тебе, и я… Мне пришлось… воспользоваться своими способностями против тебя. Чтобы ты потеряла сознание. Потом я связал твои силы – это временно, мы все вернем, но… Прю, пожалуйста, давай подождем хотя бы… Хотя бы до похорон.
Вайет тоже плакал.
Вайет не был похож на себя.
Вайет связал ее силы.
Вайет говорил о похоронах мамы.
Энджел крепко зажмурилась, мечтая, чтобы все это оказалось кошмаром.
Потому что мама никак не могла умереть. Потому что Вайет не может так спокойно говорить об этом.
Это неправильно. Это невозможно.
Ну почему она не умеет исцелять?!!



Это было глупо. И вела она себя по-детски, и прекрасно это осознавала, и Коул, вероятно, мог бы развеять все ее обиды – если бы она пошла к нему. Но он был на работе, маленький Крис у Киры, взрослый Крис отсыпался, и будить его было бы слишком уж эгоистично.
А больше ей никто помочь не в состоянии.
Именно поэтому Хранительница сидела в одиночестве в парке, сжимая голову руками и пытаясь отогнать воспоминания.
– Привет, – Лео присел рядом.
– Привет. Снова.
Он глубоко вздохнул и покачал головой.
– Ты просто не умеешь быть милой, верно?
– Не знаю, никогда не пробовала.
– Все же тебе стоит. Знаешь, ангелы должны быть терпеливыми и доброжелательными.
– Темные Ангелы тоже?
– Ну, мы с тобой к ним вроде бы не относимся.
– Иногда мне жаль, – признала Энджел.
– Нам нужно поговорить.
– Снимаешь меня с должности?
– Не думаю, что это поможет, – улыбнулся Лео. – Девочки весьма возмущены твоим поведением.
– Не сомневаюсь, – сухо ответила она.
– С ними сложно, я знаю. И они привыкли ко мне, поэтому не хотят принимать кого-то другого в качестве своего Хранителя. Не только тебя, понимаешь? В иных обстоятельствах меня бы это радовало.
– А чем эти отличаются?
– Тем, что я тебе верю, – просто заметил мужчина. – Я часто нарушал правила ради семьи Холливелл. И никогда не жалел. Но, возможно, именно я виноват в том, что сами они к правилам относятся несколько… безответственно. Поэтому не понимают, почему так важно хранить будущее людей в тайне от них.
– Дело ведь не в этом!
– В первую очередь именно в этом, Энджел. Доверие – очень важная вещь при работе с подопечными.
– По правилам, подопечные в большинстве случаев вообще не должны быть в курсе наличия у себя Хранителей.
– Но не тогда, когда эти подопечные – могущественные и опытные ведьмы.
– Чего ты от меня хочешь, Лео? Сказать, что я недостаточно хороша для них? Спасибо, мне это уже сообщила твоя супруга.
– И я не согласен с ее мнением, – он проигнорировал удивленный взгляд девушки, продолжив так же спокойно говорить: – Да, ты не умеешь исцелять и общаться с людьми – и не нужно спорить, Энджел, это так. Но ты прекрасно осведомлена в области теории – так, как невозможно научиться за пару дней. И я уверен, что тебя послали не просто так. Поэтому я хочу услышать – почему ты? Не ложь и не отговорки, мы оба знаем, что ответ на этот вопрос ничего не изменит в структуре мироздания.
– Чем тебя не устраивает версия Пайпер? О том, что я и в будущем бесполезна?
– Дай подумать… Своей несостоятельностью? – Лео хитро прищурился. – Давай не будем спорить об очевидном.
Девушка пожала плечами, опустив голову. Лео терпеливо ждал ответа.
Энджел было сложно признаваться – не важно даже в чем именно – ему.
Ее отец, которому она никогда не была нужна.
Человек, который сейчас, в этом чужом для нее времени, поддерживает ее. Пожалуй, единственный, кто стоит на ее стороне, не зная всей правды.
– Я ангел только наполовину. Как Пейдж.
– И Вайет, – Лео хорошо справился с удивлением. Она почти позавидовала – у самой так легко не получалось. А что он ошарашен, чувствовалось очень даже хорошо.
– Куда уж мне до Вайета! – фыркнула она без малейшего огорчения. – Всю жизнь меня учили быть ведьмой. Знаешь, охота на демонов, зелья и заклинания… Поэтому здесь, в прошлом, я полезнее, чем обычный Светлый Ангел. Кроме того, я лучше всех осведомлена о прошлом семьи Холливелл, что весьма полезно, учитывая обстоятельства. В случае, если бы меня сняли с должности, или изначально не позволили стать Хранительницей Зачарованных, я способна сама позаботиться о защите Вайета. Тайно. Вполне естественно, что при такой постановке вопроса, времени обучить меня всем особенностям профессии не было. Да и как можно научить чему-то, что не было унаследовано?
– А может, было? – задумчиво пробормотал Лео. – Исцеление – это не так и сложно. Достаточно малого – умения любить и способности направлять эту любовь на благо. Пейдж, я уверен, вскоре научится делать это самостоятельно, пока же она может лишь помогать кому-то. И у тебя, как мне кажется, те же проблемы. Больше тренировок – и все получится.
– Если ты снова намекаешь на еще одного подопечного…
– Нам действительно не помешала бы помощь. Ты единственный ангел, у которого только трое подопечных. Это немного несправедливо, как думаешь?
– У меня их четыре.
– Ну да, Вайет, конечно, самый грозный охотник на демонов в семье, – серьезно заметил Лео.
– Знаешь, вовсе не обязательно надо мной издеваться.
– Да я и не начинал. Но раз уж ты заняла мое место, могла бы взять и всех моих бывших подопечных, – он говорил без горечи и обиды. И не испытывал их, в отличие от Пайпер. Энджел мягко улыбнулась.
– Боюсь, у меня правда не будет на них времени. От того, что я неожиданно стала Хранительницей, я не перестала быть ведьмой.
– Предлагаешь дать тебе Хранителя? – рассмеялся Лео.
– Нет уж, спасибо! Мой пока еще жив и ангелом становиться не собирается!
– Твой? – Лео приподнял бровь.
– Черт! Ты же знаешь, что я не могу рассказывать о будущем!
– Неужели есть еще что-то, чего ты не рассказала?
Энджел сердито засопела.
Лео переместился, тихонько посмеиваясь, а она…
Ей было хорошо.
Просто… спокойно как-то. Словно разговор с Лео непроизвольно снял весь груз с души.


Время, время, время… Его всегда не хватает на что-то действительно важное. И как медленно оно тянется, когда занимаешься какой-то ерундой!
Крис сердито покосился на отца. Коул только ехидно улыбнулся и поощрительно махнул рукой. Ну конечно, ему-то весело!
Нехотя парень вернулся к абсолютно бессмысленной, с его точки зрения, работе.
– Это полезно для истории, – и это должно было его утешить?
– Для какой? – саркастически уточнил он. Нет, лично на Энджел он не злился – в конце концов, она занималась тем же. Но вот на всю ситуацию в целом – очень даже!
– Несостоявшейся, – фыркнул любимый папочка, пощекотав животик сидящего на его коленях малыша. Крис-младший весело засмеялся, захлопав в ладошки. Ему внимание отца явно нравилось.
Старший Крис только страдальчески закатил глаза, продолжая вспоминать подробности своей жизни.
По сути, задача была не так уж сложна – описать все произошедшие в будущем события, упомянув так или иначе контактирующих с Вайетом демонов, составить хронологическую таблицу… В общем, ничего сложного. На самом деле.
Но насколько же это нудно!
Энджел-то все равно, она в любом случае собиралась что-то такое сделать. Любит она пустое бумагомарательство. Коул видел в этой ее черте еще одну схожесть с Прю Холливелл – когда-то старшая Зачарованная именно так догадалась о его демонской природе.
Но вот Крису данный ген явно не передался.
– Все, – он отодвинул ноутбук и потянулся. – Больше никого не помню.
Коул взглянул на монитор.
– Синим отмечены те, кто на нашей стороне?
– Угу, – кивнул Крис, вставая и направляясь на кухню. Чай. Большая чашка крепкого горячего чая – что может быть лучше? – Красным – активные помощники Вайета, зеленый для тех, с кем мы сталкивались, но которые не приносили больших неприятностей, а черные цифры под некоторыми именами – даты смерти.
– Ой, – Энджел закусила губу. – А я другие цвета взяла.
– Не розовый, надеюсь?
– Крис! – оскорбленная в лучших чувствах ведьма передала ему ощущения маленького его.
Коул только усмехнулся, увидев покрасневшего взрослого сына, но предпочел не комментировать ситуацию.
– Раз уж вы все равно завтра бездельничаете, будете сидеть с ребенком.
– А если меня вызовут подопечные? – Энджел подняла голову от своих табличек и удивленно посмотрела на Коула, явно не понимая столь резкую смену темы.
– Сильно в этом сомневаюсь. Насколько я их знаю, они будут строить из себя самостоятельных личностей, пока совсем не прижмет. На завтра ведь никаких катаклизмов не запланировано?
– Нет, – Крис, получивший наконец-то вожделенный чай, довольно вздохнул. – Если завтра кто высунется – сам убью. Надоели уже. И так с сегодняшними новостями чуть не поседел, слава всем существующим и выдуманным богам, что мои в этом не замешаны.
– «Твои»? – Коул приподнял бровь, Крис дернул плечом. Да, его. Его демоны. Его подданные. Что в этом такого?
В любом случае, ни один из них не способен оживить дракона.
Да и кто способен? Опять, наверно, правительство решило разбавить скучные будни народа и создать сенсацию из ничего. Или проверка робота нового. Причин-то масса может быть. Вплоть до коллективных галлюцинаций.
– Здорово, – улыбнулась девушка, довольно щурясь. – У меня появилась возможность почувствовать себя старшей сестрой – что может быть лучше?
Крис мог бы ей ответить. Правда, мог бы.
Но сейчас он был слишком расслаблен, чтобы спорить с кем-либо.
В самом деле, Хозяин тоже имеет право на отдых!


Утро началось с падения. Вернее, падением закончился сон. Очень-очень долгим таким падением в гиену огненную.
Энджел открыла глаза, пытаясь понять, не был ли сон пророческим. До сих пор ничем подобным она не страдала, но мало ли? Пейдж вон тоже периодически что-то этакое видит, а потом всякие титаны оживают.
– Но в любом случае, до смерти нам надо дожить*, – успокоила она саму себя, поднимаясь с постели.
Какое-то странное ощущение неправильности происходящего не давало ей покоя все то время, что она приводила себя в порядок и готовила завтрак.
Когда неожиданно появившийся посреди гостиной Коул передал ей с рук на руки малыша Криса и корзиночку со всем необходимым, подозрения начали обретать смутные формы.
На рабочем столе как попало валялись бумажки с какими-то таблицами – некоторые распечатанные с компьютера, некоторые исписанные почерком самой Энджел, кое-где были заметны внесенные Коулом исправления, но в целом все это было лишено всякого смысла. Бессистемные воспоминания о несостоявшемся будущем.
Ребенок на ее руках вцепился в прядь волос, потянул на себя, и зашипевшая от боли девушка отвлеклась от своих мыслей на более насущные проблемы.
К тому моменту, как взрослый Крис соизволил присоединиться к воспитанию самого себя, Крис маленький был умыт, накормлен, снова умыт, переодет, развлечен всеми известными Энджел способами и усажен перед телевизором.
– Тебе не кажется… – начал Крис, задумчиво глядя на экран.
– Что ты совсем обнаглел? Нет, не кажется, я в этом уверена!
– Ты же сама хотела побыть нянькой? – непонимающе уставился на нее брат. – Я не о том. Что-то такое витает в воздухе, не заметила?
– Нет. Ребенка я уже мыла – и это как-то дико. Нет, я конечно, рада получить на тебя компромат, но это немного слишком даже для моих нервов.
– Я не о запахах сейчас, – парень слегка покраснел, но быстро взял себя в руки – в обоих смыслах этого слова. Маленький Крис уютно устроился на его коленях и заворожено уставился на иллюзорных дракончиков перед собой.
– На самом деле… Знаешь, у меня такое ощущение, что я что-то забыла. По крайней мере, совершенно не имею понятия, зачем нам эта куча макулатуры, – она указала рукой на захламленный стол.
– Интересный вопрос, – кивнул Крис. – Но у меня более глобальные сомнения. Зачем мы здесь?
Энджел поперхнулась воздухом и недоуменно уставилась на брата. Нет, в самом деле, можно же было найти вопрос поумнее.
– Дай-ка подумать. Изменить будущее?
– Дай-ка подумать, – скопировал он ее тон. – А зачем?
– Чтобы избежать войны. Крис, ты вчера, видимо, переработал. Иди отдохни, а?
– Энджи, какой из войн? Мы уже уничтожили титанов, значит…
– Допустим, не мы, а Зачарованные, – вставила она.
– … остальных войн тоже не должно быть, – привычно проигнорировал ее реплику парень.
Энджел задумалась.
Это имело смысл, но… Конечно, войны все равно будут. Это даже не обсуждается. Вопрос в том, насколько эти войны серьезны? Ведь Свет и Тьма между собой сражаются вечно – причем вполне даже серьезно, не просто так ведь Стражи Бездны беспрерывно в шахматы играют. Никому не дано остановить это – кроме, пожалуй, аватар.
А из этого вытекает…
– Добрый день, молодые люди, – вздрогнув, Энджел обернулась к одному из упомянутых сдуру аватар. Тот как раз поймал в руку посланный Крисом огненный шар и с нечитаемым выражением лица впитал его. Эмпат прекрасно осознала, что подобная теплая встреча только позабавила одно из самых могущественных существ в мире.
– Что-то я уже не уверен в том, что день добрый, – пробурчал Крис, поудобнее перехватив ребенка. Тому новый дядя определенно понравился – он тянул к нему ручки и глотая буквы требовал какую-то «удь».
– Я так полагаю, у вас пробелы в памяти, – учтиво осведомился новоприбывший, взмахом руки создавая сад с небольшим озерцом и маленьким солнцем посреди гостиной. Крис со стыдом понял, что ребенок хотел чуда. Каковое и получил, впрочем. Он посадил маленького себя на пол и тот довольно оглядел свой собственный временный мирок.
– Сложно сказать, учитывая, что мы не помним, что именно мы забыли, – Энджел, судя по взгляду, хотелось присоединиться к малышу, но возраст не дал. Любит она считать себя взрослой – совершенно беспочвенно, надо сказать.
– Позволите напомнить?
Крис отрывисто кивнул, а в следующее мгновение схватился за голову, в которой словно фейерверк взорвался.
– Вайет? – прошептала девушка, зачарованно уставившись в стену. – Но… Как?
– Чистильщики, – коротко и малопонятно пояснил аватар. – Вайет Холливелл вызвал дракона – вполне естественно, что они решили его… стереть.
Крис, подпрыгнув, снова включил телевизор, целенаправленно ища новостной канал.
– Разве они не должны были вернуть все в тот же день?
– Они и вернули. Но от этого мы сумели вас оградить.
– Вот оно, – прервал разговор Крис, отбросивший пульт в сторону. Вчерашняя сводка новостей. Никаких следов дракона.
– Так, – Энджел потерла виски. – Так. Я хочу услышать полную версию событий.
– Вайет Холливелл оживил дракона, увиденного в телевизионной программе, – начал аватар. – Чтобы исправить нанесенные сказочным существом повреждения, Чистильщики стерли все связанные с ним события из человеческой памяти. Зачарованные, что-то заподозрив, наложили заклятие, вследствие чего прожили вчерашний день заново. Чистильщики дали им шанс исправить ситуацию своими силами, и ведьмам удалось заставить Вайета убрать дракона туда, откуда он его достал, но так как они уничтожили лишь следствие, а не причину, мальчика все равно забрали. Полагаю, сегодня будет интересный день, учитывая, что ведьмы помнят все произошедшее.
– Мы прожили вчерашний день дважды? – захлопала глазами Энджел.
– Нет, только твои подопечные! – Крис схватился за голову. – Может, Чистильщики не так уж и неправы? Вайета действительно лучше обособить от общества, особенно если его семья неспособна научить его контролю над силами!
Все непроизвольно посмотрели на Криса-младшего. Ребенок спокойно играл, создавая маленькие копии животных для своего живого уголка природы.
Конечно, иногда у него тоже случались всплески магии, которые потом приходилось улаживать Коулу, но по сравнению с тем, что натворил Вайет… По крайней мере, ни разу Коулу не пришлось прибегать к помощи аватар в воспитании сына.
– Это не выход, ты же знаешь, – тихонько сказала Хранительница. – К тому же… Не нравится мне все это.
– Что именно? – вежливо уточнил аватар.
– Чем вообще занимаются Чистильщики?
– Берегут тайну о существовании магии от простых людей, – чуть удивленно отозвался мужчина.
– Нет, я неправильно вопрос задала, – отмахнулась Энджел. – Я имела в виду…
– …кто им говорит, когда нужно вмешаться? – продолжил за нее сосредоточенный Крис. – Почему…
– …они ничего не сделали, когда Зачарованные уничтожили Шакса в прямом эфире… – Энджел смотрела брату в глаза, и, как когда-то давно, они с легкостью продолжали мысли друг друга.
– …в результате чего сестрам пришлось обратиться за помощью к Хозяину, и Прю умерла…
– …и зачем тогда вообще нужны Чистильщики?..
– …если и у Тьмы, и у Света есть свои способы сохранения секретов?..
– Чистильщики вмешиваются тогда, когда без их помощи не справиться. В случае с Вайетом единственным выходом было вернуть время назад, как и тогда, с Шаксом, – аватар говорил спокойно и уверенно, но в его душе Энджел чувствовала нарастающее смятение. – Здесь бы не помог ни стирающий память порошок ангелов, ни либрисы. Слишком много людей узнало.
– В том-то и дело, что не узнало! – взорвалась девушка. – Необъяснимых вещей в мире множество, одной больше, одной меньше – никому нет дела. Дракон? Я вас умоляю! На сказочную рептилию это не пойми что меньше всего было похоже! Скорее уж на банального динозавра. Его появление можно было аргументировать чем угодно. Причем здесь магия? А даже если и она – в нее миллионы людей верят! Да, зачастую безосновательно, но верят! И появление дракона никак ни на кого не повлияет. Кто верил – убедиться, кто нет – найдут другие, более рациональные объяснения! Тем более что в этот раз никто понятия не имел, откуда дракон взялся. Никто не видел собственно колдовства!
– По какому принципу Чистильщики определяют, когда им вмешиваться, а когда нет? – Крис растрепал волосы. – Кто стоит над ними?
– Никто, – покачал головой аватар. – Чистильщики – абсолютно нейтральная организация, они не повинуются ничьим приказам, их и самих, если быть честными, не так уж много – меньше дюжины.
– Но откуда тогда столько силы?
– Когда-то был заключен договор между светлой и темной сторонами – подобный тому, что касается охраны Пустоты. В Средневековье, когда маги окончательно уверились в необходимости сокрытия своих способностей, создание новой, никому не подчиняющейся организации казалось наилучшим выходом. Согласно договору, ни добрая, ни злая магия не могут навредить Чистильщикам, а они властны брать столько сил у обеих сторон, сколько им требуется для выполнения своей миссии.
– Жаль, что я никогда ими не интересовалась, – признала Энджел. – Актуальный в этом времени вопрос.
– Да… Но на Вайета их наверняка кто-то навел! Чистильщики не имеют права нарушить равновесие сторон, а без Вайета…
– Останешься ты.
Какое-то время Энджел с Крисом просто смотрели друг другу в глаза. Тема была болезненной для обоих, хотя и касалась напрямую лишь юноши.
Добро и Зло. Равновесие, Баланс… Куча красивых названий и завуалированных определений человеческой подлости. Так или иначе.
Светлый ведьмак, полуангел Вайет. Рожденный защищать Добро. Предназначенный творить это Добро – для всех. А в результате…
Темный колдун, демон – на четверть по крови и на пятьдесят процентов по магии. Крис. Сын не просто демона – сын Хозяина. Зачатый при помощи темных ритуалов, взращенный на зелье Зла, призванный стать величайшим демоном и правителем Подземного мира.
Может, все именно из-за этого и произошло? Раз уж существует баланс, то кто-то из них двоих должен был стать злым? Просто потому что.
Только вот Коул не согласился с уготованной его сыну участью.
И – повернулось все с ног на голову, и скроила судьба новые пути для обоих Благословенных Магией.
Но Равновесие одного мира – не то же самое, что Равновесие Вселенной. А со вторым все в порядке. Вроде бы.
И не имели Чистильщики ни малейшего шанса не знать, чем способно обернуться исчезновение одного из двух могущественнейших магов. Для второго из них, в частности.
– Всему есть причина…
– И все с кого-то начинается.
– Или кем-то заканчивается.
– Думаешь?..
– Почему бы и нет? Их время уже прошло.
– Мы потом не отвертимся.
– Потом это будет не важно.
Крис кивнул. Сдержанно улыбнулся.
Если миру наплевать на них – то почему их должен заботить этот мир?
– Вы уж извините, но я не вполне понял, о чем вы, – аватар переводил взгляд с одного на другого и выглядел довольно озадаченным.
– Мы? Да так. Просто подумали, что было бы неплохо избавиться от Чистильщиков за их ненадобностью.
Мужчина побледнел.
– Вы понимаете…
– Да. Только выбора нет. Кто-то убедил их избавиться от Вайета, а это значит, что враг наш, вполне вероятно, не демон. И что он не знает о моем существовании. Не говоря уж…
– Исчезновение Вайета пошатнет Всемирный Баланс, – перебила брата Энджел. – Из этого вытекает, что Чистильщики нарушили договор. И сейчас мы в состоянии отправить их в бессрочный отпуск.
– Уничтожить?
– Нет, – девушка отрицательно мотнула головой. – Просто лишить привилегий. Сделать обычными людьми.


Тихие разговоры ни о чем длились до вечера, прерываясь на обед и развлечения для малыша Криса.
Троица замолчала, только когда по так и не выключенным новостям показали Зачарованных. Расчет сестер был верным – стерев и их, Чистильщики окончательно склонят Весы на одну из сторон. Возвращение Вайета при таком раскладе – меньшее из зол.
На этот раз аватар сразу не позволил памяти Энджел и Криса стереться.
Когда в новостях снова начали нудно рассказывать о какой-то ерунде, все трое поднялись. Крис-младший был подхвачен на руки своей взрослой версией, и через какое-то время передан под опеку одной из женщин-аватар. Та должна была следить за ребенком до возращения Коула.
Высшие демоны, заранее предупрежденные своим Хозяином, ждали в тронном зале. Кира, непривычно бледная и серьезная, ободряюще кивнула, прежде чем вернуться в свою пещеру. Этого было достаточно для ошарашенных приказом существ – Провидица подтвердила успех миссии.
Энджел, с как всегда закрытым маской лицом, крепко держалась за локоть Криса. Никто не должен был распознать в ней Светлую Хранительницу, а значит… Значит, ей лучше вести себя осмотрительней.
Чистильщики были нейтральны. И они совершили ошибку, послушав представителя одной из сторон – ошибку, стоившую им слишком дорого.
Договор действительно был нарушен ими.
И это сделало их уязвимыми для демонской магии.
Убивать было запрещено – и демоны не убивали. Собственно, их задачей было разрушение защиты доселе неприкосновенной резиденции Чистильщиков. Дальше… в бой вступали аватары.
Найти всех людей и не дать им покинуть окруженную демонами территорию – не такое уж и сложное задание для эмпата уровня Энджел.
Выяснить, кто из них ответственен за произошедшее с Вайетом, ограничить доступ к магии Добра и Зла, изменить память и отправить на Землю в качестве простых смертных… Без сучка и задоринки. Слишком легко.
Настолько, что даже не верится.
Только на сердце все равно тяжесть. Потому что ничего – ничего! – на самом-то деле не просто. И не ясно.
Зачем? И кто?
Мужчина. Пришел, обосновал, забрал ребенка, чтобы изучить уровень сил. Обещал вернуть в целости и сохранности, попросил только день – хотя бы один день времени, пока Зачарованные будут безуспешно бороться против Чистильщиков. Потом, после возращения Вайета семье, Баланс бы восстановился, как и полномочия Чистильщиков.
Лица пришедшего они не видели. Кто он – демон ли, ангел, или ведьмак – сказать не могут.
Да, он был убедителен.
Да, они были обеспокоены.
Да, Вайет может быть опасен.
Да, они считают, что риск был оправдан.
Но в чем смысл?


Вернувшись домой, Крис обессилено упал на кровать, закрыв лицо руками.
В чем смысл?
Да, он никогда не любил Вайета – не было ни одного, даже малейшего повода, его любить. Еще до того, как тот захватил мир. Они не были ни друзьями, ни даже приятелями, единственной точкой совпадения интересов была и остается Энджи, но даже так – он не желал Вайету-ребенку смерти. Выбирая между ним и спасением мира – да, конечно. Но о том, в кого этот мальчик может превратиться знал весьма ограниченный круг личностей. Ричард и Оливия, Коул, Кира, аватары – все. В каждом из них Крис был уверен. Никто из них не заплатил бы младенцем за будущее спокойствие мира. Хотя бы потому, что каждый знал границу между просто злом, и злом абсолютным, сжигающим самого своего носителя.
Никто не рассказал бы другим.
Выходит… Кто-то хотел избавиться от угрозы, даже не будучи уверенным в том, что угроза существует.
Но кто? И почему?
В который раз за последние дни Крис мысленно поблагодарил отца за то, что тот спрятал его от магического мира. Обезопасил от подобных подозрений, куда более оправданных, чем в случае с Вайетом. Защитил от чужого вмешательства в судьбу. Подарил… свободу выбора? Наравне со спокойным и счастливым детством.
Нужно будет сделать это вслух. Нужно будет сказать отцу, как он ему, Крису, дорог. Какой он замечательный.
Нужно будет. Обязательно. Позже, когда пройдет эта отупляющая усталость и мозг вновь будет способен соображать.
Может быть завтра? Если это завтра наступит…


Лео оказался на мосту.
Энджел чуть поморщилась, обнимая себя руками, раздраженно смахнула с лица растрепавшиеся от ветра волосы.
– Привет. Ты не мог позвать меня куда-нибудь… где приятнее общаться?
Мужчина усмехнулся и пожал плечами.
– Здесь всегда хорошо думается, – не обратив никакого внимания на скептическую гримасу Энджел, он продолжил: – Знаешь, Чистильщики пропали.
Девушка неуверенно на него посмотрела.
– Ты б еще сказал, что они потерялись.
– В некотором роде. Тебе что-то известно об этом?
– Сожалею, но в будущем я с ними не сталкивалась. Они исчезли во время войны с титанами – когда смертные узнали о существовании магии.
– Но в этот раз все сложилось иначе, – заметил Лео, испытующе глядя на нее.
– Да. Только в любом случае у меня бы не хватило сил уничтожить их – если ты намекаешь на это.
– Ни у кого бы не хватило, потому что магия на них не действует. Я просто пытаюсь понять.
– Здесь я тебе не помощник.
– Странно получается… В один день Чистильщики забирают Вайета, которого ты, по твоим словам, обязана защищать, а в другой – их уже невозможно найти.
– Могу повторить понятнее – я их не убивала и не была причастна к этому.
– С чего ты тогда взяла, что они мертвы?
– А почему бы иначе Старейшины не могли их найти?
– В прошлый раз они умерли? – теперь Лео был напряжен. Только и Энджел сегодня проснулась не в лучшем настроении и головомойка от несостоявшегося папочки – последнее, чего бы ей хотелось.
– Они исчезли еще до моего рождения. Никогда не интересовалась обстоятельствами этого происшествия и его деталями. Может, умерли. Титаны могли их убить, в отличие от магов.
– Ясно. Какие у тебя способности? – без перехода спросил он. Девушка слегка растерялась, пытаясь понять его логику. Читать Старейшину можно было лишь поверхностно – иначе он способен почувствовать. Не факт, конечно, но лучше не рисковать.
– Телекинез и астральная проекция. Я ведь говорила, что похожа на Пейдж.
– Скорее, на Прю, – задумчиво сообщил Лео, меряя ее взглядом. – У Пейдж только телекинез.
– Пока – да, но ведь ее силы будут расти.
– И?
– Не знаю. В моем будущем она не дожила до этого момента, – беспечный взгляд, в мыслях, набатом: «Только бы не догадался!».
– Измененная память к тебе не возвращается…
– Пока я здесь – нет. К тому же, не забывай, что я использовала заклятие из Книги Таинств. Будущее изменится, лишь когда я уберу причину своего здесь появления.
– Пока этого не случилось?
– Нет.
– Почему ты так уверенна? Без титанов…
– Событие, которое мне нужно не допустить, случилось уже после уничтожения титанов, и они никак с этим не связаны.
Энджел смотрела вниз, пытаясь отрешиться от навеянных воспоминаниями мыслей. Титаны ведь и правда никак не могли повлиять на Вайета. Они считались первопричиной событий – но не являлись. Все, что они сделали – это облегчили Вайету захват мира.
– Что тебя так беспокоит?
– Ничего, – она перевела на него взгляд. Лео не поверил – чтобы увидеть его скептичность не нужно быть эмпатом. Девушка закусила губу, прикрывая глаза. – Это очень сложно. Вот так вот все менять, не в силах изменить что-то ужасное уже потому, что иначе все станет еще хуже. Понимать, что тебя никто не отблагодарит – ведь никто и не узнает. К счастью. Зато обвинят – во всем, потому что то, что ты делаешь, очень часто выходит за границы добра. Я не стремлюсь к тому, чтобы казаться святой – знаю, что это уже невозможно, слишком большую цену я готова платить за исправление чужих ошибок. Я не жалуюсь! Честно, я просто…
– Устала?
– Да.
– Раз ты не хочешь об этом говорить, можем потренироваться с твоим ангельским наследием, – предложил Лео и усмехнулся на ее пораженный взгляд. – Ах да, совсем забыл – чуткость тоже входит в число необходимых для Хранителей качеств.
– Оу. Вот только не говори, что и с ней у меня проблемы!
– Разве нет?
– Я очень чуткая! Ты даже не представляешь насколько! – Лео тихонько смеялся, пока они переносились в особняк Холливелл. – Эй, благодаря моей чуткости мне удалось помирить кланы Монтана и Кэлловэй!
– Я даже готов тебе поверить. Честно.
– Оно и видно, – обиженно пробурчала она, пряча довольную улыбку.
– Привет-привет, рада вас видеть! – прокричала Фиби, бегущая от кухни к входной двери.
Оба ангела провели ее удивленными взглядами, после чего, переглянувшись, решили последовать на кухню, где по их ощущениям находилась Пайпер.
– Доброе утро, – немного неуверенно поздоровался с бывшей уже женой Лео, Энджел поприветствовала подопечную кивком, внезапно стушевавшись. Конечно, Пайпер уже наверняка забыла обо всем, что наговорила ей при последней встрече – но сама-то Хранительница помнит!
– Доброе, – Пайпер сосредоточенно пыталась накормить сына, обращая мало внимания на новоприбывших.
– Что с Фиби?
– Опаздывает на работу. Все как обычно, – оптимистично заметила женщина, повернув к ним лицо и улыбнувшись. – Что-то случилось?
– С чего ты взяла?
– Вы никогда не приходите вместе.
– Ну, на самом деле, да. Случилось. Чистильщики пропали, из-за чего Наверху все паникуют. Я решил проведать вас, пока есть возможность, – Лео присел рядом с сыном, тут же взяв его на руки и отвлекаясь от всего окружающего мира. – Кроме того, думал потренировать Энджел в использовании ее ангельских сил, но… Ты ведь не согласишься?
– Ранить себя? Конечно, нет, – Пайпер со смешанными чувствами смотрела на своих мужчин. Энджел ощущала ее смятение, и боль, и горечь. Даже вину и умиление. Но она знала, что в расставании родителей нет ее вины. Вообще ничьей. Кроме, разве что, судьбы.
– Нет, мы и не собирались! – начала она оправдываться, желая отвлечь мать от грустных мыслей. – Но если бы ты уже была ранена, то…
– Я надеюсь, ты сейчас шутишь, – серьезно заметила Пайпер.
Энджел со смешком кивнула.
Все было хорошо. Наверное.
У нее еще есть время.
– Я пойду, пожалуй, посмотрю Книгу Таинств. Может, найду что интересное… – ее извиняющаяся улыбка, согласный кивок Пайпер в ответ, чуть рассеянный взгляд Лео.
– Энджи? – окликнул он, когда она уже была возле дверей. – Спасибо.
Тихо и искренне.
Поднимаясь на чердак, она задумалась, сможет ли Лео сказать ей это, когда будет знать всю правду? Сможет ли хоть кто-нибудь?..


…Нельзя быть для всех идеальным, святым и праведным,
Пройти сквозь огонь, не ожегшись, нырнуть - не вымокнув.
Так сделаем то, что мы сами считаем правильным,
Оскалив клыки и шипастые крылья выметнув…
Ольга Громыко

*У моего любимого писателя Раймода Фэйста есть подобная фраза – «Никто не уходит из жизни живым». Собственно, суть та же. А Энджел Фэйста тоже любит)


Шаг в сторону
Шаг второй. POV Вайета

Если долго смотреть на огонь, можно успокоиться. Или – упокоиться. Навеки. Кому что суждено.
Мир изменен безвозвратно, и глупые попытки Прю это исправить ни к чему не приведут, даже при помощи Кристофера.
Я мог бы сказать, что мне жаль, но это будет ложью. Самому же себе лгать… Нет уж, увольте. Я не сошел с ума.
Дорогой «дядюшка» мертв. Предательница Бьянка казнена, как и Алишер… как и многие другие. Что осталось от их Сопротивления? Жалкие отбросы, привыкшие выполнять чужие приказы. С кем только связались…
А могли бы – стать великими. Просто встать рядом со мной. Я бы понял – да, конечно, Прю должна была подергаться, побороться за свою мифическую свободу, упрямство у нее врожденное. И она ангел, пусть даже только наполовину. К тому же ее эмпатия… О да, самая главная ее способность! И самая ненавистная. Дурочка. Эмпатия увеличивает ее силы в десятки раз – а она не ценит. Впрочем, пусть. Именно эмпатия в конечном счете не дала сестре встать на мою сторону. Эта глупышка потерялась в эфемерных определениях Добра и Зла, зазубренных еще в детстве при активной помощи матери и тетушки Фиби. Кто бы еще говорил! Сами-то не раз с «правой» дорожки сворачивали. Ладно бы еще тетушка Прю поучала, она, по крайней мере, действительно ни разу по своей воле на другую сторону не вставала. Всегда – долг. Перед кем, интересно? Зря мать сестру в ее честь назвала. Такая же чокнутая выросла. И умрет наверняка так же бессмысленно и рано, пытаясь спасти кого-то, кто этого не достоин.
Но пусть. У Прю хотя бы есть причины для дурости. Но Коул? Кристофер? Сами ведь демоны! Бьянка, Алишер, Дрейк… И не перечислить всех. Какой смысл им был бороться? Они могли бы жить. Владеть. А теперь…
Ладно. Их выбор. Их плата.
Посмеялись – и хватит.
Теперь в любом случае некому вставать у меня на пути.
Осталась малость – найти способ отправиться в прошлое и вернуться обратно, прихватив с собой обожаемую сестренку и кузена. Живыми или мертвыми.
Неужели она в самом деле полагает, будто я ее из большой любви в живых оставил?
Да какая в принципе разница! Вот уж чего никогда не планировал – так это разбираться в хитросплетениях логики сестрицы.
Чудесно и без нее обойдусь. Главное, чтоб она не успела в прошлом чего-то наворотить, по своему обыкновению.


P.S. Я знаю, что являюсь ленивой гадиной, и вообще жутко безответственной личностью. Но!
Основная проблема в том, чтобы заставить меня работать, дальше все пойдет по накатанной.
Поэтому, если кто хочет, чтобы следующая глава появилась быстрее - высказывайте свои пожелания. Не важно, в отзывах ли, в ЛС, в любой записи в моем дневнике или вКонтакте, ссылка на который также имеется в дневнике - просто скажите, чего бы вы вообще хотели увидеть. Потому что у меня до сих пор лишь общая концепция фика, и несколько продуманных уже моментов, а для написания главы нужны детали... Короче, если у кого есть идеи или желания - плиз, не ленитесь их высказывать. Я все учту. Я понимаю, что моя наглость не имеет границ, если вместо обычных отзывов я прошу чего-то этакого, но... Честно, я не знаю, что придумать. Творческий кризис, муза в отпуске, застой - как хотите называйте. Очень на вас надеюсь.

Сообщение отредактировал Ива: Пятница, 15 июня 2012, 19:52:56

 

#10
Гость_Валерия.
Гость_Валерия.
  • Гость
Великолепная история. Ваш Крис невероятно интересен и необычен. Ему пошло на пользу,наличии отца Коула,и в правду демон оказался лучшим отцом чем ангел. Пруденц Энджел неподражаема,немного безумна,но очень умна и добра. :talk: Коул истинный отец и дядя,в отношении него я не поняла только один момент,неужели в том будущим из которого прошли Крис и Прю,Коул погиб вместе с остатками Серых Хранителей? ООЧЕНЬ,очень жаль,что историю вы судя по всему забросили. :cry: Хотелось бы знать,как в дальнейшим сложится судьба Криса и Прю.. Безумно интересно.. :rose: ПРОДУ! ПРОДУ!
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей