Перейти к содержимому

Телесериал.com

Шестой литературный конкурс - РАССКАЗЫ

читаем =)
Последние сообщения

  • Тема закрыта Тема закрыта
Сообщений в теме: 13
#1
настюха
настюха
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Апр 2006, 11:00
  • Сообщений: 1904
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Выставляю фанфы:




УЗКАЯ ГРАНЬ.


Have you ever been lost in a different world?
Where everything you once knew is gone
And you find yourself powerless
With everything that exists
You’re numb.
® Brian McFadden - Demons


Глава 1
Breaking ties

Фото/изображение с Телесериал.com

You and I
Truth and lies
I have been fooling myself too long
You and I
Breaking ties
How could we be so right and so wrong?
®Oceanlab – Breaking ties


2010 год
Побережье Сан-Франциско…

Устало бредущий по береговой линии Фриско, человек. Загребающий ногами, еще горячий песок. Позволяющий волнам, снова и снова, обрушиваться на него тысячами брызг. Отчаянно пытающий поймать взглядом, или хотя бы запомнить вот этот – сиюминутный момент. Момент полного отречения от мира. Вот только какого?! В его жизни, их было отнюдь не так мало, как хотелось бы.
Демон с душой?! Аватар?! Призрак?! Или просто человек?!
Когда-то он уже проходил через все это. Ради нее, естественно - оставлял, где-то позади себя все. Все что убивало его. Заставляло «играть» придуманные для него роли. Лишало единственной мечты. В тот момент он впервые почувствовал себя свободным. Правда, это во многом надуманная свобода вскоре сменилась грузом прошлого. И того бесчисленного количества ошибок совершенных в нем. Тогда он потерял все, но по возвращению у него был хотя бы какой-то выбор. Сейчас не было даже последнего.
Ставки были слишком высоки, и неверный ход мог стать концом всего.
- Очередной вопрос без ответа – усмехнулся Коул, покачав головой – как будто мне и так проблем в жизни мало…
7 лет назад было проще.
Вновь обретенное небытие не стала новым «откровением». Уже не пугала, черная, разъедающая его изнутри пустота, обрушившаяся на него, едва он оказался в пустоши. И боль от вереницы лиц, проносившихся перед ним, едва только он закрывал глаза, скорее делала сильнее, чем убивала. Хотя какая вереница?! Засыпая и просыпаясь, он видел только одно лицо. Впрочем, тогда это уже мало, что могло изменить. Ему предлагали выбраться. И далеко не раз - очередные, «демоны – смертник», по всей видимости, не представлявшие - что их будет ждать за пределами пустоши. Зато он представлял – и собирать свое тело «по частям», как это было в прошлый раз, не хотелось совсем. Ко всему прочему, возвращаться было не к кому. Мосты были сожжены, разве что не до основания – умирать же, третий раз, от ее руки.… Ну, это было бы по-крайней мере глупо.
А год спустя все изменилось – правда, в который раз не обошлось без «помощи» Холливэллов. Конечно, если помощью можно было назвать, появление 20-летнего косвенного родственника, почти сразу же увязавшегося за Тернером. Крис за пару недель, нескончаемых разговор и намеков о прошлом и будущем, сумел сделать практически невозможное. Во-первых – узнать каков «на вкус» кулак Коула Тернера. А во-вторых – заставить последнего искать лазейки. Любую возможность выбраться оттуда.
И он нашел. Пару дней спустя – брешь в небытие дала ему шанс, вырваться на свободу. Вот только путешествие…
- Странно, не правда ли Коул – Крис сел рядом с тяжело дышавшим Тернером – еще год назад ты был человеком. А теперь даже не можешь к ней прикоснуться. Она этого просто не почувствует.
- Откуда ты…
- Я иногда бываю у них. Присматриваю за Уаетом. Наблюдая за родителями и тетушками. Я привязался к ним за этот год. К тому же…
- Какого черта ты тогда мне ничего не сказал? – огрызнулся Тернер, смотря на парня – ты думаешь мне мало того что я за последние несколько лет пережил, да? Ты хочешь, что бы я для полного «счастья» смирился теперь с ТАКОЙ своей формой в мире живых?
- Ну, зато теперь у тебя появился стимул – словно не слыша последней тирады Коула, продолжил Крис.
- Холливэлл, ты, что в виду отсутствия девушек и постоянного солнца над головой, совсем с ума сошел? – Тернер, казалось впервые за последний год, улыбнулся, не забыв, правда, вместе с этим покрутить пальцем у виска, но это были уже мелочи – я мертв, и ТАМ, я даже не призрак. Так – неизвестная субстанция. А у моей бывшей жены, меж тем «прекрасная» жизнь и новые отношения. Какой тут к черту стимул, а?
- Вернуться в ИХ мир, тем кем ты был рожден – Крис поднялся с песка, и расправив плечи, наконец-то произнес то что держал в себе, с того времени как попал в небытие – дядя.
Коул в ответ только покачал головой. Все в его жизни не, слава богу.
Весь следующий месяц он занимался исключительно одним и тем же. Выбирался из пустоши. Раз, за разом увеличивая время пребывание. Превозмогая боль. Пытаясь назло всем, вернуть себе то, что потерял когда-то. И, в конце концов, небытие покорилось ему.
- А как же ты? – Тернера, отделяло от свободы всего лишь одно движение, но он никак не мог отделаться от мысли, что просто не может оставить парня здесь.
- Это ваш мир – Крис покачал головой, словно отвечая на еще не заданный вопрос – твой и ее. Родителей. Тети Пейдж с мужем. Бесчисленного количества моих двоюродных братьев и сестер. Но не мой.
- Это не справедливо – процедил сквозь зубы Коул – какого черта? Почему ты не можешь уйти вместе со мной?
- Просто потому что – усмехнулся Крис, пожав плечами – магия крайне редко дает адекватные ответы на свои поступки, не так ли?
Коул так ничего и не ответил ему. Да и что он мог сказать ему? Мотивы Криса были понятные ему как никому другому. Вот только почему-то легче от этого не становилось никак. Да, для спасения сотен – иногда приходиться кем-то жертвовать. Но почему-то именно сейчас, он хотел поступить с точностью – да – наоборот. Правда, он забыл только одно – решать что-то он просто не имел права. Все, роли, увы, были уже давно прописаны. Ему оставалось только одно – сделать один единственный шаг вперед. Что бы уже через пару секунд оказаться в богом забытом городе, где-то на юге Италии.
Хотя спустя неделю, Италия осталась для него лишь приятным воспоминанием. Таковыми же были и последующие полгода его жизни. Он метался от города к городу, от страны к стране, в нелепых, по большому счету попытках, найти то самое, свое место. Где можно было бы остаться, и попробовать начать жизнь с нуля. Но время шло, города и лица прохожих менялись, а чувство отвращения и полной несовместимости именно с этим местом, никуда не исчезало.
В конце концов, все закончилось, наверно, так как и должно было закончиться изначально. Попытка убежать, хотя от себя, для начала – полностью провалилась. Сан-Франциско, встретил «беглеца» подходящей погодой – стеной проливного дождя. И ветвистыми, расколовшими иссиня-черное небо над его головой, молниями. Ему наконец-то была дарована та самая пресловутая «новая страница». Все что будет дальше, теперь зависело только от него.
Прежний уклад жизни, вернулся как-то почти незаметно. Все та же работа, вновь обретенная, пусть и не без помощи магии (все-таки даже ему было крайне трудно объяснить, где без малого год, пропадал ведущий юрист компании). Все те же, осколки воспоминаний, в виде пентхауса, в котором он по возможности старался проводить как можно меньше времени. И ввиду «последнего возвращения к корням» это получалось почти само собой. Погоню за демонами, мало того что прознавшими о его восстановление в ранге живых, так еще и вбившими в свои головы, что «Неплохо было бы не без его помощи, вернуть преисподние былую мощь», никто не отменял. Просто сила Хозяина, для него не была тогда первостепенной задачей. Так что мало кто из них возвращался в свой «дом обетованный». К тому же снова оказаться в ловушке из теодеритов, слыша при этом очередное заклинание от зачарованных, не хотелось совсем.
Впрочем, встретиться с сестрами ему все же пришлось. Чуть погодя. На последней стадии операции «Пайпер привет! Ты как, умереть случайно не хочешь?», начало которой положила, казалось бы мало что значащая встреча, с «другом» из его прошлой жизни. ДеМонд вообще был достаточно странной фигурой в подземном мире, привлекавшей чрезмерное внимание. Но в тот момент он каким-то невообразимым способом умудрился заставить почти половину преисподние желать ему скорейшей смерти и отправлять лучших демонов, для того что бы он эту смерть нашел. Какая нелегкая занесла всю эту компанию в Италию, где в тот момент находился Тернер, было так и не понятно. И так как делать факт своего возвращения в мир живых, достоянием общественности Коул, не хотел, они с Дрейком довольно быстро нашли общий язык. Демоны к концу дня, почили в бозе, все без исключения. ДеМонд получил хотя бы пару дней полного спокойствия. А Коул… Тернер предпочел исчезнуть из Италии.…В конце концов, теперь у него был для этого предлог.
После этого они виделись только дважды. В первый раз, когда Дрейку понадобилась помощь.
Прозябание столетие в роли демона, пусть и не убивавшего за свою жизнь не одного человек, стала для него сродни камня на шее. Выход в тот момент он нашел только один, и надо сказать весьма специфический. ДеМонда, захотел стать человеком. Ему было даже не важно, что в конечном итоге, кроме силы, ему придется отдать, за столь мимолетное ощущение полной свободы от всех и вся. Хотя это в тот момент Коула тоже мало волновало. Ему и своих проблем хватало с лихвой. Он просто свел Дрейка с колдуном. И сразу же поспешил ретироваться. Второй раз они встретились, уже полгода спустя.
Когда помощь была нужна Коулу, решившему поставить окончательную точку в отношениях с сестрами Холливэлл. И к своему удивлению, сделать это оказалось до боли просто. Понадобились всего лишь терновые демоны, специально заставившие сестер открыть на них охоту, и ранившие Пайпер только в тот момент, когда сам Коул, стоял недалеко от них. Впрочем, без Дрейка, в роли неожиданного и что самое главное вовремя «упавшего» на голову Пейдж, преподавателя по литературе в Школу Магии тоже не обошлось. Ну и, конечно же, небытие. Красивая сказка. Хорошо продуманное и поставленное представление. Дабы уже никакие мысли о его «появление» не пришли ни кому в голову. Скорее всего, не пришли.
Тернер по возвращению Пайпер в мир живых, официально стал «старым другом», и все закончилось, так как он и хотел. Пайпер вернула себе мужа, и получила наконец-то шанс, построить семейную жизнь, без вмешательства высших сил. А Фибс. Ей он смог подарить всего лишь возможность на нормальные отношения в будущем, при этом отлично понимал, что мог бы сделать в тот момент для нее что-то большее. Но тогда бы пришлось снова «появиться». А это уже смахивало на мазохизм. Или по-крайней мере издевательство над ней. Легче было просто закрыть эту страницу в их жизни. Легче было просто уйти. Что он, собственно говоря, и сделал.
Попытавшись, не смотря на все свое прошлое и настоящее, начать хотя бы, отчасти, нормальную жизнь. Не получилось…
Игра в «хорошего Коула Тернера» даже по его меркам закончилась достаточно быстро.
Просто очередным вечером, гоняясь за ничем не примечательным демоном, прознавшим о его присутствие в городе, они с Фиби, сами того не желая встретились. Сестрам, как выяснилось позже, парень тоже успел разнообразить последние пару месяцев.
Глупо получалось, как-то… Несуразно… Больно…
Нарушить молчание, обрушившееся на них, едва демон превратился в пепел, тут же осевшие на одежде, так и не получилось. Они просто стояли и смотрели друг на друга, боясь, казалось сделать лишнее движение. Да и, в конце концов, что можно было сказать – «Привет! Давно не виделись. Как дела?». Нелепость, ей богу. Но и уйти, так что бы после не вспоминать об этом они тоже не могли.
И как не странно, первый шаг к пропасти сделала Фиби. Быть может сама, тогда еще не понимая этого.
- Ты все-таки жив – прошептала ведьмочка, спрятав лицо в ладонях.
- Как видишь, небытие не слишком любит меня - грустно заметил Коул, покачав головой.
- И давно…ты…в… городе – каждое новое слово давалось Фиби с большим трудом. Она все еще не могла свыкнуться с мыслью, что это действительно ОН. Что это не дурной сон.
- Слишком долго, что бы понять, что попытки вернуть тебя не приведут не к чему хорошему - Тернер сложил руки на груди, и как могло показаться, весьма некстати улыбнулся – и слишком мало, что бы начать новую жизнь. Если ты об этом Фибс.
Фиби буквально вцепилась в край своего пиджака. Волна боли, снова накрыла с головой. Фибс. Опять. Все тем же мягким, спокойным тоном, способным, как и раньше, свести на «нет», всю ту ложь, что она когда-то придумала для себя. И в очередной раз помочь, поверить, что сказки со счастливым концом все же существуют. Но, увы. Для неё. Для него. Для них – позволить сиюминутному желанию взять вверх она уже не могла. Слишком больно потом будет падение в реальность. Оставался только один, уже не раз, спасавший ее шаг – забыть. Или хотя бы попытаться, сделать это. А значит…
Значит, надо было снова с корнем вырывать, хотя бы зачатки надежды на воссоединение. Начинать очередное противостояние сердца и разума.
- Старая песня на новый лад – поднимая на Тернера глаза, протянула Фиби, с иронией – как будто такие как ты меняются. Снова сила всего подземного мира не дает покоя? Или на этот раз ты избрал тактику, жертвы обстоятельства? Поведаешь притчу о том, что Хозяином ты стал по доброте душевной, дабы сестры Холливэлл не погибли смертью храбрых. Что вернулся месяц спустя, что бы просто жить, а не ломать мне жизнь! Или в этот раз у тебя будет новая версия всем известных событий?
Тернер только грустно улыбнулся в ответ. И всего лишь на секунду прикрыл глаза, в попытке хотя бы себе ответить на неразрешимые пока вопросы.
- Можешь быть спокойно Фибс – хмыкнул Коул, принимая правила ее игры – вселенскому спокойствию семьи Холливэлл, и уже тем более твоему, моя персона не угрожает. И уж если быть до конца откровенным, по-моему, у кого-то уже началась паранойя.
- Прости что? – переспросила немного ошалевшая от последнего высказывания Фиби.
- Я что сильно похож на 20-летнего подростка, жаждущего вернуть объект своего вожделения? Тебе самой не смешно, а? Почему я, по-твоему, после трех лет спокойной жизни должен пытаться тебя возвращать?
- Потому что ты меня любишь Тернер – констатировала Фиби, улыбнувшись – и не упустишь не одной попытки сделать меня своей. Даже после всего того что было. Или скажешь что это не так?
- А ты все такая же самоуверенная – насмешливо протянул Коул – хотя знаешь,… Правда, все же, у каждого своя. И если тебе так удобнее думать….
- Тоже мне философ нашелся – пробормотала почти не слышно Фиби, исподлобья наблюдая за неожиданно напрягшимся Тернером – что такое Коул? Какой-то демон, занял твое место, пока ты тратил свое драгоценное время на меня? Или у тебя наконец-то созрел дьявольский план?
- И этот человек обвинял меня в сумасшествие - с легкой иронией в голосе произнес Коул, не отводя от Фиби, взгляда, чем явно начинал выводить ее из себя – впрочем, да Фибс. Дьявольский план «Как не встретиться с сестрами Холливэлл и остаться в живых, хотя бы до следующего года» у меня все-таки созрел. Так что прости, но я исчезаю. Если захочешь закончить наш милый разговор, или потренировать руку в убийстве бывшего горячо любимого мужа, ты знаешь, где меня найти, родная.
Не смей меня… – начала было Фиби, но Тернер успел переместиться раньше, чем конец предложения слетел с ее губ – черт. Ненавижу, когда он так делает.
Но, уже секунду спустя, все ее хладнокровие, и наигранная уверенность в себе, сменилось все тем, же опустошение, преследовавшее ее последние несколько месяцев. И так желаемого возвращения на круги своя не получилось. Разве что к опустошению присоединилось тоска. Всепоглощающая тоска, бороться с которой уже не было сил. Да и желания, если быть до конца откровенной.
- Какая ирония – сказала сама себе Фиби, смотря на то место, где еще пару секунд назад стоял Коул – хотела как лучше, а получилось как всегда. Господи, ну во что я опять ввязалась из-за него?
Он все-таки умудрился перевернуть ее почти идеальный мир вверх тормашками. Хотела она того или нет.
Снова.


Глава 2
A Beautiful lie

Фото/изображение с Телесериал.com

It's a beautiful lie
It's a perfect denial
Such a beautiful lie to believe in
So beautiful, beautiful
That makes me…
®30 Second to Mars – A beautiful lie


Последующие две недели были по большому счету никакими. Все попытки вернуть свою жизнь, в привычное русло были обречены на провал изначально. И чем больше проходило времени, тем больше она начинала понимать, что это становиться, похоже, на сумасшествие. Навязчивые, изрывающие последние остатки души мысли о нем, не давали покоя. Перекрывая, вытесняя собой все – работу, уже окончательно разлетевшуюся на части личную жизнь, и сестер. Естественно последнее давалось тяжелее всего. Черт с ней с работой, которая все больше начинала походить на каторгу. Черт с ней с личной жизнью - она уже приняла тот факт, что нормальных отношений с кем бы то ни было, у нее уже не будет. Но сестры…
Понятно было, что общение, состоящее из разве что:
- Привет девочки!
- Пайпер спасибо за завтрак.
- Я на работу, буду поздно - повторяющее из-за дня в день, ни к чему хорошему не приведет. Что однажды они просто решат с ней поговорить, и выяснить причину, уже ставшей привычной для нее тоски, отсутствующего взгляда, когда они обсуждали очередную проблему и желания все время быть одной.
И что тогда?
Рассказать, что встретилась с бывшим мужем? Что снова СТОЛЬКО об этом молчала? Или снова врать? Списывая все на неудачный брак с Дексом, и почившие мечты о материнстве?
Признаться честно не хотелось не того, не другого. С лихвой - на всю жизнь - хватило «придуманной истории о не любви», тянувшейся до сих пор. Впрочем, и оставлять, так как есть тоже было нельзя. Ведь если «бойкот» от Пейдж, еще как-то можно было пережить, надеясь, что у младшей сестры, от появления нового возлюбленного просто «снесло крышу», и она активно ищет на ком можно выместить буйствующий гормоны, то вот тяжелый взгляд Пайпер, вкупе с то и дело, пробегающими недвусмысленными вопросами, был поменьше мере предвестником ОЧЕНЬ большой бури. Вполне возможно сделавший бы её персоной нон грата, в собственной семье на долгое время.
Хотя, в итоге старшая сестра сама и спасла положение…
- Фиби, что скажешь? – Пайпер, готова была поклясться, что уже третий раз задает один и тот же вопрос, что бы снова услышать все тот же ответ. Тишину - Холливэлл, ты меня слышишь?
- Ты что-то спросила Пайп? - Фиби наконец-то перевела на сестру взгляд и виновато улыбнулась – извини я, сегодня «летаю». Ты что-то хотела?
- Да не то что бы. Просто мы с Лео и детьми, хотели на пару дней съездить куда-нибудь, отдохнуть. Устроить себе предрождественские каникулы. Ну, вот я и подумала, что может ты, захочешь с нами? А то ты в последнее время какая-то… странная. Не от мира сего, словно.
- Знала бы ты причину моей странности Пайп – мысленно вырвалось у Фиби – впрочем, почему бы не согласиться. Отдых вдали от Тернера и возможность хоть немного разобраться со своей жизнью, не такая плохая штука. Для меня по-крайней мере.
- Фибс.… Отзовись – Пайпер, в очередной раз провела перед лицом неподвижной, снова «улетевшей» в свои мысли сестры, рукой – Ты поедешь? Фиби?!
Средняя Холливэлл в ответ только кивнула головой, тем самым, неосознанно пока ставя точку в уже так приевшейся ей главе собственной жизни.
Все что случилось позже, как говориться – уже история.

***
Край света. Небольшой островок, затерявшийся где-то в водах Индийского океана. Сплетающий в себе, казалось бы, частички всего и вся. Так не похожий на всё, что было увидено ранее. Дарящий до селе невиданное спокойствие, чувство полного отречения от своих проблем. От жизни, которой жил «до», и к которой уже явно не захочется возвращаться «после» - таким уже 4 с половиной века предстает пред всеми приезжающими Тасмания.
- Надо будет не забыть – сказала сама себе Фиби, открывая дверь, ведущую на балкон, и слыша из соседнего номера задорный смех сестры – больше никогда в жизни не соглашаться на авантюры Пайпер. Я, конечно, хотела сбежать от Тернера, но Тасмания.… Это круто даже для меня.
Коул… Фиби почти без сил опустилась в кресло, стоящее неподалеку и закрыла лицо руками. И снова одно его имя полоснуло по, казалось бы, уже успокоившемся сердцу. Как? Как, черт возьми, можно было его забыть? Когда он с просто завидным постоянством врывался в ее жизни. Так или иначе. Появлялся и проносился по ней, заставляя снова чувствовать ее вкус. Пусть проклиная, ненавидя, его. Пусть. Пусть даже создавая для себя, новый мир, целиком и полностью сплетенный изо лжи, в которую так хотелось верить. Но, все, же заставляя жить, а не выживать.
Правда после он «уходил» - не забывая при этом сжечь дотла её и без того не живую душу. Снова забирая с собой сердце. Ну, или то, что от него оставалось к тому моменту.
А ведь когда-то она была согласна идти за ним в пекло. Гореть вместе с ним, забывая про все, что ее окружало и создавало. И сейчас, встретившись с ним в Сан-Франциско, она неожиданно для себя вдруг поняла, что дай им кто-нибудь еще один шанс…
- Дьявол – Фиби вцепилась ногтями в кожаную подлокотники кресла, не в силах принять то, что еще пару месяцев назад показалось бы бредом сумасшедшего – это не честно. Я не могу… Мы…
- Фииббиии – раздался откуда-то сбоку слегка нервный возглас Пайпер, заставшей сестру, в мягко говоря, странном состояние – с тобой все в порядке?
- А что сильно, похоже? – резко отозвалась Фиби, поднимая на сестру тяжелый взгляд. Впрочем, о сказанном он почти сразу же пожалела. В конце концов, в проблемах связанных с Тернером, Пайпер не была виновата – пфф.… Прости Пайп, я сегодня слегка не своя.
- Это еще слабо сказано – ошарашено произнесла Пайпер. В последние пару лет понятия Фиби Холливэлл и злоба – были прямо противоположны друг другу. А тут такое – знаешь что сестричка. Пошли-ка, сходим, прогуляемся. Да и поговорим заодно. А то еще немного, и ты начинаешь на людей бросаться.
- А как дети? – Фиби спросила первое, что пришло в голову, в бесцельной попытке уйти от экзекуции, носящей гордое название «разговор по душам со старшей сестрой».
- С ними Лео, вообще-то – Пайпер всем видом показала, что обманные трюки, все так же не действуют, и поговорить им все же придется. Так или иначе – пойдем Фибс. Тебе это точно не повредит.
- Будем на это надеяться – прошептала Фиби, выходя на пару с сестрой, из номера.
Пляж, на котором они оказались часом позже, встретил их разве что полной тишиной, разрываемой лишь глухим рокотом волн, шуршащим под ногами, и еще не успевшим отдать морю все свое тепло песком, да едва ли виднеющимся вдалеке силуэтом, казалось бы застывшим на одном месте. Наверно так было даже лучше. Все-таки говорить с сестрой о чем-то личном, ловя при этом странные взгляды, находящихся рядом людей не хотелось.
- Фибс, ты не подумай – начала Пайпер, разрывая тишину – что я вмешиваюсь в твою личную жизнь, или что-то в том же роде. Но ты последние несколько недель сама не своя. Мы почти не разговариваем. Ты все время проводишь или на работе, или у себя. У тебя что-то случилось, родная?
- Да не то что бы – устало, протянула Фиби, смотря себе под ноги – просто… Развод с Дексом, очередные демоны, жаждущие нашей скорой смерти, да и вообще… Я просто устала…
- От чего-то или от кого-то? – поинтересовалась Пайпер, переведя взгляд, с показавшейся знакомой фигуры, стоящей теперь уже невдалеке, на сестру.
- Скорее от кого-то конкретного – еле улыбнулась Фиби.
- Оу, это становиться интересным. И кто же это?
- Вот вы с Лео – произнесла Фиби, словно не слыша последних слов сестры – ты не боишься его потерять, Пайп? Не боишься что после всего что у нас случилось, высшие силы не придумают для нас очередную «пакость» из-за которой он снова пострадает. Или наши любимые старейшины, затеют любимые игры…
- Кккакиеее игры?
-Такие – Фиби неожиданно остановилась на месте, и внимательно посмотрела на Пайпер – тебе разве не кажется что кто-то «наверху» явно забавиться. Издевается, говоря «Эй, я подарил тебе мужчину, с которым ты готова была прожить всю свою жизнь. Понравилось, да? Ты счастлива? А теперь давай-ка я заберу его у тебя. Посмотрим, как ты будешь выживать без него». Забывая правда при этом добавить, что изредка он все же будет напомнить о нем – что бы добить уже окончательно.
- Фиби – Пайпер, не с того не с сего, вдруг наступила на сестру – ты что ОПЯТЬ ВИДЕЛАСЬ С АНГЕЛОМ СМЕРТИ И НИЧЕГО НАМ НЕ СКАЗАЛА?
- Нет – улыбнулась Фибс – хотя… Ты знаешь, я могу сказать, что встретилась с его призраком. Отчасти.
-У ангела смерти нет… - начала было Пайпер, но тут ее взгляд неожиданно переместился с Фиби, на фигуру, появившуюся сзади нее – впрочем, я кажется, даже знаю как этого «призрака» зовут. Привет!
Последовав за взглядом сестры, исключительно для того что бы убедиться что она окончательна сошла с ума, Фиби, неожиданно… встретилась с укоряюще - лукавым взглядом бывшего мужа.
- Привет Пайпер.
- Ну, привет еще раз Тернер.
- «Привет Тернер»?! – переспросила Фиби, смотря на сестру – и это без «Исчадье ада снова на свободе», «Сила Хозяина в который раз не дает покоя?», «Как ты выбрался?». Господи – ты кто? И что ты сделала с нашей старшей сестрой?
- Между прочим, не все Холливэллы страдают паранойей – пробубнила Пайпер, делая вид, что не слышит вопросов сестры – как некоторые…
- Я - Фиби, сделала было несколько шагов по направлению сестры, но внезапно остановилась – хотя нет, с тобой я поговорю позже. А вот ты - вполне естественно теперь «подушкой для битья» был выбран Тернер, – какого черта тебе ТУТ надо? Ты что меня преследуешь, да? Или тебя заняться в этой жизни больше нечем?
- Вообще-то у меня отпуск - попытался возразить Коул – да и…
- Конечно у тебя отпуск – перебив Тернера, неслась дальше Фиби – и поэтому из всего разнообразия мест, где можно отдохнуть, ты выбрал именно ЭТОТ остров и приехал сюда именно в то время когда мы все оказались тут? Думаешь, я поверю в ТАКИЕ совпадения?
- Кстати насчет всех…Лео, ведь в курсе? - совершенно игнорируя, последние выпады Фиби, обреченно поинтересовался Тернер, смотря на Пайпер.
- Да. Ну, ты же понимаешь…
- И?
- Как видишь все вроде бы хорошо….
- А?
- Нет…
- Почему? – не скрывая удивления, спросил Коул.
- Сам разбирайся Тернер. Сам – Пайпер развела руки в стороны, и довольно-таки издевательски улыбнулась.
- У сестер Холливэлл, по-моему, уже в крови желать моей скорой смерти – пробормотал Коул, покачав головой.
- Слушайте, прекращайте говорить загадками – взвилась Фиби, переводя взгляд с сестры, опустившей глаза вниз, на Коула, потирающего шею - что случилось?
Пайпер с Коулом молча, переглянулись.
- Я уже начинаю терять терпение – протянула Фиби, нервно улыбаясь – ребят, лучше скажите. Иначе хуже будет обоим.
- И вот не надо так на меня смотреть Тернер – произнесла Пайпер, на корню давя попытки Тернера переложить весь разговор о небытие, и его участие в этой истории, на ее плечи взглядом «Пайпер.… Не поможешь, а?» – не я всю эту кашу заварила. Так что давай парень – глубокий вдох и.… Импровизируй…
Отведя, как казалось, казнь от себя, Пайпер теперь не без интереса наблюдала за казалось бы, впервые в жизни, попавшим в подобную ситуацию Коулом.
- И? – в очередной раз спросила Фиби, практически прожигая взглядом Тернера – думаешь, оттого что ты молчишь, мне что-то станет ясным, а?
- Ну… Я… Мы – Коул отчаянно пытался подобрать слова, совсем не представляя с чего можно было начать ЭТОТ разговор, что бы ближе к его концу, не получить зелье в грудь, и очередное «лестное звание» от бывшей жены – я….
Положение спас неожиданный звонок его мобильного. Схватившись за него, словно утопающий за соломинку, он даже не посмотрел, кто звонит. Просто расслабленно улыбнувшись, сказав напоследок разве что «Это по работе. Извини», переместился с пляжа. Оставляя ошарашенную Фиби, и явно непечатно ругающуюся на него Пайпер, наедине.
- Снова на меня все свалил – сквозь зубы проговорила Пайпер – изверг.
- Мне сегодня кто-нибудь, что-нибудь объяснит? - Фиби уже признаться, не ожидала услышать ответ. И уже даже была готова к тому, что Пайпер, сославшись на неизменное «Кажется, я все-таки что-то забыла в номере», последует примеру Коула - Пайпер?!
- Фибс, ты не принимай на свой счет, но я когда-нибудь самолично убью твоего бывшего мужа – воскликнула Пайпер, но заметив вытянувшееся лицо Фиби, тут, же себя поправила – поверь мне, есть, за что… Ты помнишь ту историю со старейшинами, Лео, и Дрейком? Я ведь тогда почти умерла и ….

***
- Как ты посмел?
Коул сидевший в тот момент, в небольшом уютном ресторанчике, расположившемся вблизи пляжа, и до сего ведший, исключительно деловой разговор со знакомым юристом, невольно встрепенулся от крика, раздавшего у него над ухом.
Не надо было быть гением, что бы понять, кто это был.
- Как ты, черт возьми, посмел? – снова спросила Фиби, смотря на невозмутимого Коула – и только попробуй увернуться. Тебе сила Трех, покажется детским лепетом, по сравнению с тем, что я с тобой сделаю.
- Да я, собственно говоря, и не собирался – улыбнулся Коул, переводя взгляд с взвинченной бывшей жены на явно оживившихся посетителей ресторана – только может, не здесь поговорим. А то на нас и так уже все смотрят.
- Мне совершенно все равно кто и как на это смотрит - наступая на Коула, произнесла Фиби – Дьявол. Тернер, кто дал тебе право влезать в мою личную жизнь?
- А может лучше, было бы сказать остатки «личной жизни» – поправил жену, Коул.
- Между прочим, не без твоей помощи они стали таковыми – огрызнулась Фиби.
- Ну конечно не без моей помощи – невесело засмеявшись, ответил Коул - я же в вашей семье всегда виноват во всех смертных грехах. А уж в твоей неудачной личной жизни и подавно. Ты же у нас ангел небесный, без единого греха. Или на этот раз у тебя будет красивая легенда? Ты жертва обстоятельств, а муж - сволочь все равно во всем виноват?
- А я как вижу, святой великомученик Коул Тернер недолго горевал по жене – Фиби окинула взглядом, сидевшую рядом с Тернером «знакомую» - нашел новую «любовь до гроба», или просто заделался эскортом?
- Вообще-то она по работе – заметил Коул, поднимаясь из-за стола.
- Естественно – воскликнула Фиби, всплеснув руками – Тернер не смеши меня. Какая работа? Хотя нет задам вопрос по интереснее - с кем ты тут работаешь? Кенгуру обратилось за помощью? Или нашел себе родственную душу в лице тасманского дьявола? Хотя, быть может секс у нас теперь идет как внеурочная работа?
- Эй, я бы попросила - одернула ведьмочку, девушка – я вообще-то замужем.
- Во-первых, я бы тебя «милая» моя тоже о многом попросила – раздраженно сказала Фибс, повернувшись к девушке – а во-вторых, мне искренне жаль твоего мужа. Тернер слегка повернут на объектах своего обожания, и не остановиться не перед чем, пока не затащит его в постель. А потом с тем же упорством, поломает жизнь. Оно тебе надо?
Крик девушки «Да, не нужен мне ваш Тернер», по-крайней мере для Фиби в тот момент отошел на второй план. Коул помог.
- Ты все-таки меня любишь. И все также чертовски сексуальна, когда злишься - Тернеру уже самому было все равно, что весь ресторан, отложив свои дела, наблюдал за их перепалкой. Он, сам того по началу не желая, включился в так любимую ими когда-то игру «Кто кого первый выведет из себя?».
- А тебе никто не говорил, что ты слишком много о себе возомнил? Я не злюсь. И поверь мне, даже не ревную тебя к ЭТОМУ. Ты мне просто безразличен.
- Конечно, безразличен – согласился Коул, довольно улыбаясь – а то, что видел весь ресторан, пару минут назад наверно называется «Фиби Холливэлл – столб?». Хотя может задать вопрос, куда более интересный – зачем было разводить демагогию на тему «Как ТЫ посмел?», если ты ко мне ничего не чувствуешь?
- Да…Да…Я… - явно переставшая держать себя в руках и по всей видимости, мало понимавшая что в тот момент творит Фиби, схватила с ближайшего столика, бокал с красным вином, и недолго думаю плеснула его в лицо Коула – остудись Ромео.
- Это вообще кто? – смотря то вслед уходящей едва ли не под аплодисменты женской половины ресторана Фиби, то на странно улыбающегося Коула, поинтересовалась девушка.
- Жена – обреченно ответил Тернер.
- Эмм. Ты же вроде как говорил, что не женат…
- Знаешь, до сегодняшнего дня я тоже так считал – задумчиво пробормотал Коул, смотря на девушку – извини, но похоже нашу встречу придется слегка перенести.
Ответить, более или менее адекватно, на это, по сути своей, абсурдное заявление, она так и не смогла. Тернер успел скрыться в фойе ресторана, раньше. Так что все «охи и ах», вкупе с заявлением «Вот и верь после этого мужчинам», остались разве что ей самой.
- Эй – Коул, успел перехватить, уже собирающуюся уйти Фиби, прямо на пороге – ты ничего объяснить не хочешь?
- Ненавижу – повернувшись к нему лицом, и даже не пытаясь вырвать руку, медленно, словно специально растягивая каждую букву, произнесла Фиби – ты слышишь, ненавижу. Ты что и, правда, получаешь удовольствие, разрушая мою жизнь?
- Я не - начал было Коул – я…
- Давай закончу за тебя Тернер – голос Фиби сорвался на крик – ты не хотел, да? Ты всегда не хочешь, но при этом умудряешься мастерски ломать, все к чему прикасаешься…. Думаешь, я робот? Или считаешь, что во мне остались хоть какие-то чувства, после твоей последней смерти? К кому бы то, не было? Ты думаешь мне самой нравиться быть ТАКОЙ – красивая обертка и ничерта внутри? Убирайся, слышишь.… Пошел вон из моей жизни – дай мне, наконец, вздохнуть спокойно…
- Фибс – улыбнулся Коул. Теплой, озорной. Совсем мальчишеской улыбкой.
- Не смей меня так называть Тернер – процедила сквозь зубы Фиби - понял? Не имеешь еще никакого права…
- Ты до сих пор меня любишь – то ли спросив, то ли ответив сам себе, на так долго мучивший его вопрос, произнес Коул.
- Самое страшное что да. После всего, что мы сделали друг другу. Люблю. И проклинаю себя. За это..
Закончить предложение, высказав ему все, и бросив напоследок уже так привычное - «Не судьба», не получилось. Опять «помог» Тернер. Неожиданные прикосновения его холодных губ, спутало все. Эмоции в тот момент просто взяло вверх.
И было все равно, что руки помимо воли начинали обвиваться вокруг шеи, прижимаясь к нему настолько сильно, что кожей могла ощутить биение его сердца. Что уже не могла, разомкнуть казалось бы за секунду, отяжелевшие от желания веки. Что уже начинала с жадностью ловить, каждый новый поцелуй. Каждое новое прикосновение его рук. От которых по телу уже начинали пробегать электрические разряды, заставляющие с каждой секундой просить чего-то большего. Снова нарушать данные себе когда-то обещания. Вступая на узкую, словно лезвие бритвы, грань их страсти. Когда уже сгубившую.
В какой-то момент ее тело вдруг обмякло и Тернеру, пришлось сильнее прижать ее к себе, не давая возможности упасть. Но…Всего лишь пара секунд…. И ее пальцы, до сего путавшие его волосы, заскользили по плечам, спускаясь к воротничку рубашки… Расстегивая верхние пуговицы..
Еще мгновенье – и…
- Нет.… Подожди… Я, так не могу - тяжело вздохнув и облизав набухшие губы, явно просящие продолжить это безумство, Фиби уткнулась головой в грудь бывшего мужа, в попытке создать хоть какое-то расстояние меж их тел – отпусти.… Пожалуйста…
- Не могу – Коул осторожно прикоснулся к макушке губами, секунду спустя добавив – без тебя.
- Коул – протянула Фиби – не надо… Мы пробовали. Ничего не получилось… Я, не хочу.… Нет, я не переживу еще одной твоей смерти.… Отпусти…
- Ты же сама этого не хочешь – прошептал Коул, нехотя ослабляя объятия.
Фиби, отойдя от него на несколько шагов, понуро покачала головой.
- Не хочу. Я.… Наверно мне легче свыкнуться с реальностью, чем снова собирать свою жизнь и мечты по кусочкам. Сейчас по-крайней мере.
Тернер, как-то совершенно безучастно кивнул в ответ.
-Я…Я наверно лучше пойду Коул – медленно произнесла Фиби, повернувшись к бывшему мужу спиной.
- А как насчет пари? – Тернер выпалил первое, что пришло в голову. Не особо задумываясь о том, что будет дальше. Просто пытаясь задержать ее здесь. Рядом. На минуту. На секунду. Да черт с ним, хотя бы на мгновенье. Фиби как оказалась, восприняла, все это всерьез.
- Ты что вслед за мной решил сойти с ума? – вопросом на вопрос ответила Фиби, застывшая на месте – после ВСЕГО…. Ты думаешь, я соглашусь на пари. С тобой? Я конечно в безвыходной ситуации, но не настолько же…
- А почему нет? – улыбнулся Коул, довольный результатом своих действий – не беспокойся, никаких устоев семьи Холливэлл, я нарушать не буду. Просто если выиграю я, то мы с тобой получим еще один шанс.
- А если выиграю я? – поинтересовалась Фиби, засмеявшись – или такой вариант у тебя не предусмотрен?
- Я уйду из твоей жизни. И поверь не этот раз уже насовсем – невозмутимо ответил Коул, смотря на бывшую жену – ну давай Фибс. Ты в любом случае, выиграешь больше, чем проиграешь.
Фиби едва слышно вздохнула и покосилась на протянутую руку.
- И снова выбор – пронеслось у нее в голове, когда она перевела взгляд с руки на самого Тернера – как же ты любишь ставить меня перед неразрешимыми дилеммами. И что мне теперь делать?! Снова все забыть? Или…
Ответить, пусть даже самой себе она уже не смогла. Просто почувствовала, как начинаю переплетаться их пальцы. И внезапно поняла что одна, она отсюда уже не уйдет. Он не даст…
- Будь, что будет – мысленно сказала она сама себе.

***
Вообще первой мыслью, которая пришла ей в голову, едва она с третьего раза, открыла глаза, была одна – похоже, я умерла. И, по всей видимости, смерть была долгой и мучительной. Болело все. Начиная от головы и заканчивая теми мышцами, о существования которых она до сего дня не подозревала.
Попытка худо-бедно сесть в кровати, удалась, с 4 раза. Попытка же вспомнить, вчерашний день, пусть даже отрывочно, проваливалась раз за разом, уже на начальном этапе. Она отлично помнила разве что тот момент, когда они с Коулом, переместились их ресторана, все же что было после…
Хм…
В голове всплывали только какие-то рваные кусочки мозаики: люди, лица, она с Коулом, отрывки каких-то разговоров, вроде как Пайпер с Лео, пощечина, что-то ОЧЕНЬ похожее на поцелуй, еще одна пощечина и…
По всей видимости, дальше был здоровый и крепкий сон, потому что в голове была пустота.
А уж думать о том, каким образом она оказалась в своем номере, почему кто-то не выключил воду в ванной, и какого черта на ней спрашивается, не было одежды, не хотелось и вовсе.
- Что бы я еще раз в своей жизни согласилась на что-то предложенное Тернером – очередная попытка, ощутить под ногами твердую поверхность, наконец-то увенчалась успехом, и теперь Фиби пыталась найти хотя бы какую-нибудь часть своей одежды – господи. Такое чувство, что мы с ним вчера выпили мировой запас алкоголя. Оу, думается в зеркало мне сегодня лучше не смотреться.
Последнее предложение она сказала уже сама себе, когда была одета и стояла перед дилеммой: посмотреть в зеркало и скорее всего, остаться в номере, что бы ни пугать людей, или же спуститься вниз и найти Пайпер с Лео. Для начала…
Выбрала второе. И почти сразу же пожалела об этом.
- Ты… Ты… - начала было Пайпер, не давая младшей сестре, только-только подсевшей к ним за столик, сказать хоть что-то – ты…
- А? – ошарашено спросила Фиби, смотря на сестру
- Пайпер хочет сказать, что с такими как ТЫ мы больше не разговариваем – закончил за жену мысль Лео.
- Почему? – едва не подавившись кофе, поинтересовалась Фиби – что я сделал то?
- Что?! – взвилась Пайпер – что?! Мало того что ты вчера… Вчера…Так еще и кольцо.… Нет, ты мне объясни, как ты могла, а? Три года, говорить всем и вся, что ничего не осталась, и за одну ночь….
- Какая ночь? Что могла? Какое кольцо?
- Радость моя, опусти свои глаза на свою левую руку – ехидно заметила Пайпер – много нового увидишь.
Фиби скорее на автомате, чем осознанно опустила глаза вниз и…
Безымянный палец левой руки украшало довольно таки милое…обручальное кольцо…
- Я его убью - едва ли не заорала Фиби, влетая в номер – я…
Но неожиданно ей взгляд замер в одной точке. Где-то в районе журнального столика, стоящего недалеко от кровати. И нет, там не стоял обнаженный Тернер. Там находилось кое-что пострашнее. Небольшая бумажка. Размером чуть больше альбомного листа, когда-то уже сломавшая ей жизнь. И, похоже, решившая сделать это еще раз.
- Свидетельство о заключение брака - медленно, словно зачитывая самой себе приговор, проговорила Фиби, буквально впиваясь взглядом в бумагу. В попытке найти хотя бы одну зацепку, способную перевести все ЭТО в простую шутку.
Но нет – она была почти точной копией, той, что им выдали почти 4 года назад.
- Тернер – сдерживаясь из последних сил, дабы не разорвать, злосчастное свидетельство, Фиби ворвалась в ванную – Коулридж Бенжамин Тёрнер, а ну тащи сюда свою задницу. Иначе ей-богу, твоя жизнь оборвется раньше, чем ты думаешь.
- Вообще-то я еще под душем – раздался из душевой кабины, усталый голос Коула.
- Мне все равно, что ты моешься – Фиби, в рекордные сроки, преодолело расстояние, отделяющее ее от теперь уже мужа, и с силой дернула на себя дверь душевой кабинки – выходииии…. Ой!!!
Мысль о том, что люди вообще в одежде редко когда моются, пришла к ней, как и полагается - с некоторым запозданием. Скажем так, когда уже сам Коул, повернулся к ней лицом с вполне закономерными вопросом «Что именно сейчас?», и предстал перед ней во всей своей «красе».
- А я совсем забыла, какой ты по… – начала было Фиби, взгляд которой, начал медленно скользить от лица Тернер, все ниже и ниже, и в определенный момент заставил резко сократить словарный запас – оууу!!!
- Ты сегодня, однако, не многословна Фибс – улыбнулся Коул, смотря на выдающую пока одни только междометья жену – ты можешь уже решишься, а? Или ко мне в душ, или в номер? А то я тут немного замерз…
- У тебя ЭТО называется «немного замерз»? – по всей видимости, уже сама не понимая, что говорит, поинтересовалась Фиби - ты... однако… Оууу!
- Холливэлл - Коул, воспользовался секундным замешательством жены и все-таки закрыл дверь, не забыв перед этим, с уже рвущимся наружу смехом, сказать - иди отсюда…
Устало, и быть может, слегка обиженно вздохнув, Фиби, развернувшись на 180°, пошла обратно в номер. «Ждать».
Впрочем, это продолжалась недолго. Спустя пару минут после увертюры « Ты мойся, мойся… Я тут постою, подожду.… Посмотрю», Коул показался в спальне. Полуобнаженный. С одним лишь полотенцем, повязанным вокруг талии…
- Если с него свалиться, это чертово полотенце, я за себя не ручаюсь – подумала в тот момент Фибс, стараясь сделать при этом, максимально спокойное лицо, дабы Тернер не заподозрил ее в подобных мыслях – господи Холливэлл, куда тебя потянуло?
- Так о чем ты хотела поговорить?
- Вот об этом – Фиби протянула Коулу, бумагу и подняла на него глаза – я не знаю, как мы с тобой вчера умудрились это сделать, но факт остается фактом Тернер. Мы...
-Что мы? - Коул, явно не понимал, к чему клонит Фибс.
- Мы поженились, что еще – ухмыльнулась Фиби – и я…
- Подожди.. Стоп.. Как поженились? – казалось даже Коул, был слегка шокирован ТАКИМ новостями – мы не могли… Я ничего не помню.. Ты.… Как?
- Тоже мне открытие века сделал – пробубнила Фиби, вырывая из рук мужа свидетельство – не помнит он.… Думаешь, я что-нибудь по.…Подожди, так это не ты сделал? Мы что в здравом уме и трезвой памяти….
Тернер озадаченно посмотрел на жену:
- Ты знаешь, я конечно тоже в «тяжелой» ситуации, но не на столько что бы сначала нас женить, а потом зачем-то себе, же устраивать частичную амнезию…
- Ладно, оставим этот разговор на потом – Фиби бросила свидетельство на кровать и снова повернулась к Тернеру – как быстро ты сможешь оформить все бумаги на развод?
- Хотя, кто бы это не сделал, ему надо сказать спасибо – пробормотал Тернер, словно не замечая последних слов жены.
- Какое «спасибо», Тернер. Мне нужен развод – взвилась Фиби, смотря на более чем довольное выражение лица мужа - я не хочу второй раз наступать на одни и те же грабли Коул.
- Ну, я же выиграл вчерашнее пари - отозвался Тернер, с некоторым опозданием – так что все нормально. Правда все получилась, чуть раньше, чем я задумал. Впрочем, это уже мелочи. А насчет развода – нет. Да и зачем… Мне и так хорошо…
- Что? – Фиби на секунду показалось, что она ослышалась – ТЕБЕ ХОРОШО? А ТО, ЧТО МНЕ НЕ ХОРОШО, ЭТО НИЧЕГО? Тернер, не выводи… Ты их, подпишешь – даже если мне понадобиться еще раз тебя убить…
- Нет – протянул, уже увереннее Коул, довольный тем, что смог застать Фибс, врасплох – Фибс, ты не получила его от меня в прошлый раз, не получишь и в этот.
- А если я заставлю тебя подписать эти бумаги?
Неожиданно быстро сократив, расстояние между ними Фиби, теперь была настолько близко, что могла почувствовать, как участилось его дыхание, когда она медленно, едва касаясь его кожи, подушечками пальцев, начала повторять, путь струек воды, скользивших по его груди, и спустя пару секунд исчезающих под полотенцем. Доводя мужа до почти безвольного состояния. Ведь едва «до края» оставалось всего ничего, она, лукаво улыбнувшись, снова и снова начинала все сначала…
- Ты не думаешь, что я тоже захочу все? – поинтересовался Коул, перехватывая ее руки.
- А я разве против? – Фиби, задорно засмеялась, и пока Тернер находился в замешательстве, выбралась из его «объятий» - только подпиши бумаги. И всё…
- Не начинай играть со мной Фибс - Тернер внимательно посмотрел на нее исподлобья - я все равно выиграю, и получу своё.
- Неужели? – Фиби игриво подняли брови – а если я сделаю вот так?
«Вот так», означало расстегивание последней пуговицы на кофты. Все дальнейшие действия, сопровождались, все тем же, медленным, просто-таки издевательским расстегивание пуговиц. Она остановилась разве что на последних трех, да и то, для того бы сказать, явно из последних сил, сдерживающему себя Коулу:
- А если я скажу что под ней ничего нет? Ты тоже выиграешь?
Картина после, наверно на всю жизнь, запечатлелась у нее в голове. В медленной съемке. Когда Коул, едва ли не с криками «Холливэлл, не смей», рванул в ее сторону, и всего за какой-то метр, до нее, когда она сам уже, почти осталась без кофты, споткнулся об вещи. То ли ее, то ли его, и теперь уже со совсем другим криком летел на нее.… Через пару секунд, прижимая ее свои телом к кровати.
- Господи Тернер, сползи с меня… Ты же меня раздавишь…
Естественно, что именно в этот момент, по закону подлости в номер зашла сестра. С «невинным» вообще-то предложением…
- Фибс, я тут хотела извинииии – Пайпер, перенявшая, по всей видимости, привычку младшей сестрички врываться в помещения, без стука, впервые в жизни, не знала, куда провалиться от стыда – иииии…. Как я оказывается не вовремя….
- Пайпер это не то, что ты подумала – едва ли хором, выдали Коул с Фиби.
- Ну конечно не то – Пайпер, посмотрела на Тернера и покачала головой - я как понимаю Коул, ты совершенно случайно запнулся и упал губами ей на грудь, да? А ТЫ… ТЫ – взгляд Пайпер, плавно переместился на Фиби.
- Ну что опять?
- Руки из-под полотенца убери, а – улыбнулась Пайпер, наблюдая за действиям сестры - знаете.. Я наверно лучше пойду отсюда. Развлекайтесь, молодожены…
Последнее что она услышала, перед тем как закрыть двери, стала, уже привычная, по-крайней мере для двух этих сумасшедших фраза:
- Да сползи же ты с меня Тернер.


Глава 3
Made of love

Фото/изображение с Телесериал.com

Just try to save me
There’s nothing you can change
There’s no explaining
And no one to blame
®Ferry Corsten – Made of love


Два дня спустя
- О, ну конечно – Фиби вместе с уже порядком уставшей Пайпер зашли в особняк, продолжая разговор, начатый еще на Тасмании – ты хочешь, что бы я ей все рассказала? Вот так с наскоку, да? Что бы она его потом убила, и…
- Кого я там опять должна убить? – раздался откуда-то сбоку явно недовольный голос Пейдж.
Фиби на пару с Пайпер, почти уверенные, что вначале 7, Пейдж, будет еще спать, и они спокойно, смогут обсудить всю ситуацию, синхронно схватились за сердце.
- Ты знаешь сестричка – Пайпер прислонилась к стене, и наконец-то подняла на младшую сестру глаза - если ты хотела нашей скорой смерти, могу поздравить, ты ее почти добилась. Зачем же так пугать, то?
- Зачем так пугать? – переспросила Пейдж, с недоумением смотря на девочек – вы, что дома делаете? Вы же на неделю уехали. У меня вообще-то планы были.… С Генри… Сегодня… Дома…
- У нас с Лео, тоже, знаешь ли, были планы – Пайпер, покосилась на Фиби – а некоторые, понимаете ли, со своей неустойчивой личной жизнью заставляют возвращаться раньше.
- Эй, я же не виновата, что так получилось - обиженно произнесла Фиби, сложив руки на груди – у меня у самой нет огромной радости от всего этого…
- Естественно Фибс. Ты знаешь по тебе, это было очень заметно. Особенно в последний день, когда, у вас коса на камень нашла. И вы таки выдали двойную программу по доведению друг друга – и этюд « Я запнулся и упал губами на грудь», и зарисовку «Ты спишь на диване. И точка. Только эй.… Куда.… Куда.… Хотя если ты опустишь руки ниже, я, быть может, и соглашусь», успели осуществить. Тебе что из этого больше «не понравилось»? - уже не обращая внимания на ошарашенную Пейдж, поинтересовалась Пайпер.
- Э, я что-то пропустила?
- Да как тебе сказать - усмехнулась Пайпер, кивком показывая на открывающуюся дверь и заходящего мужа и…
- Вытянувшееся лицо Пейдж, с явно начинающим дергаться левым глазом, в ответ на мирно шествующего вслед за Лео, Тернером, запомнили все. Без исключения. Ну а мелко дрожащие губы, и почти предсказуемое желание, запустить в Тернера, первым, что попадется под руку, когда он совершенно спокойно подошел к ее старшей сестре со словами «Фибс, у меня для тебя есть новость. И она тебя явно не понравиться», было разве что приятным дополнением. «Будничным» напоминанием о прошлом.
- Боюсь что в ближайшие недели две, не получиться ничего – не замечая увещеваний Меттьюс, продолжил Коул.
- Почему? – практически безжизненным голосом, поинтересовалась Фиби, смотря на мужа.
- Рождественские праздники, сама понимаешь – Коул пожал плечами – в городе никого нет. А сам я этим заниматься не могу. Так что…
- Так что мне встречать новый год в роли «миссис Коул Тернер» – подытожила Фиби – какая «прелесть»…
- Тттернер? – заикаясь, произнесла Пейдж, влезая в разговор ребят – мамочки. Он живой…
- И это поверь мне еще не самое страшное – закончила за сестру мысль, Фиби.
- А у нас появилось что-то страшнее здравствующего Коула Тернера? – задала вполне резонный вопрос Пейдж, переводя взгляд с Пайпер на Фиби.
- Ну как тебе сказать – Фиби слегка замялась, и едва разборчиво пробормотала - познакомься, это Коул Тернер.
- Она там, что на голову упала, да? – отходя на всякий случай, на шаг назад, спросила Пейдж, смотря на уже откровенно смеющихся Лео с Пайпер.
- Пейдж ты меня не дослушала – Фиби, набрала в легкие побольше воздуха – Это Коул Тернер. Мой муж.
- Бывший? – с надеждой в голосе поинтересовалась Пейдж.
- Если бы – устало вздохнула Фибс, и в подтверждение своих слов показала младшей сестре обручальной кольцо. Такое же было на левой руке Коула.
Единственное что смогла выдать Пейдж, в повисшей после тишине было разве что:
- Ну что могу сказать. Нас впереди явно ждут увлекательные две недели.

***
Надо было отдать ей должное. Слова оказались практически пророческими. Быть может только не в том контексте, в котором хотелось бы.
К концу первой недели, уже даже Пейдж, готова была признаться, что у нее начинается паранойя. Вкупе с дежа вю. Все. То есть вообще все, порой даже слова, повторялось «от и до». Напоминая, об истории, случившейся три года назад.
Фиби снова «сгорала» на работе, проводя остатки свободного времени, или у себя, или в прогулках, и сводя разговоры с сестрами до:
- Фибс на нас демон напал!
- Еще пара строчек, и я помогу вам его уничтожить!
Ну и естественно не забывая избегать Тернера. В попытках то ли столь изящно подвести его к разводу, не пренебрегая даже, казалось бы совсем не подходящими в этом случаем «Мы с тобой никто друг другу».
То ли в попытках окончательно вычеркнуть его из своей жизни.
Правда первое, не получалось вовсе – сам Коул просто категорически отказывался подписывать бумаги на развод, и любой, мало-мальски связанный с этой темой разговор, переводил, на нейтральную тему. Да и сорванное им «Люблю», висело над ней, теперь как дамоклов меч, практически сразу же превращая все обвинения и угрозы в его стороны в обычный набор слов. Не имеющих под собой никакой основы.
А второе…. Второе как не странно она получила. Тернер исчезнуть то исчез на пару дней. Дав возможность Фиби, все окончательно для себя решить.
Только вот то к чему она «итого» пришла, увы, не помогло совсем.
Все это почти не жалея, перечеркнул всего лишь один вечер. Подаривший ей, как она тогда думала давно забытую, надежду. Надежду на то, что получить уже не надеялась.
- Господи эта женщина не отстанет от меня, даже на том свете – вздохнула Фиби, отрываясь от письма читательницы и поднимая голову на стук в дверь – Элиз, ну я же сказала что… Коул?!
Тернер, смотрел на нее, прислонившись к дверному проему, чуть склонив набок голову, и как-то странно, улыбаясь.
- Привет.
- Привет? – ведьмочка вскочила из-за письменного стола и подошла к мужу – ты, где пропадал? Ты хоть представляешь, что я себе тут надумала? Ты… Ты.. Зла на тебя уже не хватает…
- Ну, во-первых – было заметно, что Тернер немного опешил, от «такой» встречи - меня не было всего три дня. Во-вторых, у меня были дела, которые я должен был решить. И.,… Неужели у Фиби Холливэлл проснулись какие-то чувства к мужу?
- Еще чего – бросила Фиби, через плечо, внутренне коря, за то, что позволила чувствам снова взять вверх – просто нет желания в свои 30 второй раз становиться вдовой. Сначала разведись со мной, а потом делай с собой что хочешь…
Коул тяжело вздохнул.
- Ты все туда же.
- Я просто хочу свободы Коул – Фиби присела на край стола, и подняла на него глаза – и отсутствия каких-либо обязательств. Перед тобой в первую очередь.
- Как хочешь – протянул Коул – впрочем, давай оставим этот разговор. Я собственно не за этим сюда пришел. Как насчет ужина?
- Тернер – ведьмочка сокрушенно покачала головой, понимая, что такие как Коул, по всей видимости, и правда не меняются - то, что у меня на руке кольцо, еще не значит что я твоя.
- Холливэлл – подыгрывая ей, лукаво улыбнулся Тернер – не страдай паранойей. Это всего лишь.… Ну, скажем прощальный ужин, для нашей семьи.
- Если бы это было так Коул. Впрочем, если бы даже я согласилась.… У меня колонка и босс, который жаждет ее увидеть…
- Если ты про Элиз, то все нормально. Я договорился - она отпускает тебя, и, похоже, даже готова подождать колонку до завтра.
- Как? – поднимая на мужа, ошарашенные глаза, поинтересовалась Фиби – как ты умудрился уговорить, Чингисхана, то есть Элиз, на это? И ради бога, все подробности – я тоже так хочу!
- Лучше тебе не знать этого Фибс, поверь мне – губы Коула растянулись в легкой улыбке, когда он наблюдал за тем как Фибс, выключив компьютер, начала собираться. Как всегда маленьким «вихрем».
– Все. Я готова.
Тернер только покачал головой в ответ.

***
Полумрак уютного зала ресторана. Переливающееся всеми цветами радуги в свете пламени, двух свечек, едва ли освещающих столик за которым они сидели, шампанское. Впервые за долго время, совершенно искрение улыбки, подаренные только потому, что были рядом друг с другом . И длинный-длинный, разговор, по сути своей, не о чем. Отрывки воспоминаний о прошлой жизни. Воспоминаний о прошлой, но явно, не прошедшей любви.
- Не напоминай - Фиби в который раз откинулась на спинку стула, и снова зашлась смехом – я на всю оставшуюся жизнь запомнила то путешествие на юг Франции. И твое «Фибс, а без одежды ты все-таки смотришься лучше».
- Но ты и правда тогда лучше смотрелась без одежды - возразил ей Коул, не отводя взгляда от жены.
Он уже почти забыл, насколько заразителен был это чистый, живой смех, заставляющий тебя, против своей воли улыбаться.
- А как на нас тогда все смотрели – продолжала Фиби, с головой уходя в воспоминания – ты помнишь тех двух, неожиданно появившихся на пляже людей. Какие у них были лица.… Знаешь, по-моему, когда мы с Джейсоном… – Фиби вдруг закусила нижнюю губу, и подняла на Тернера глаза – прости, я не то сказала…
Коул едва заметно улыбнулся, и покачал головой.
- Все нормально Фибс. Глупо было думать, что за последние два годы у тебя никого не было.
- Да.… Было – неожиданно повторила Фиби, взгляд которой на секунду замер в одной точке – а как же ты?
- Ну, знаешь, небытие не особо располагает к каким-либо рода знакомствам – расслабленно ответил Коул, радуясь что разговор перешел на эту тему.
- А я могу задать тебе один вопрос?
- Если он не будет связан с нашим разводом, пожалуйста – отшутился Тернер, явно не подозревая, что хочет узнать ведьмочка.
- Как.… Как ты выбрался оттуда? – немного замявшись по началу, поинтересовалась Фиби.
- Давай не будем поднимать эту тему – несколько резко ответил Коул.
- Почему?
- Мне просто не хочется вспоминать это.
- Тернер – Фиби, осторожно накрыла его ладонь, лежащую на столе, своей – если ты хочешь, что бы у нас что-нибудь получилось.… Хоть что-нибудь - лучше расскажи…
- Оу, у нас появились какие-то отношения – Коул, попытался перевести разговор с болезненной для него темы на что-то более нейтральной – а помниться, еще пару дней назад я был «дьяволом во плоти, поломавшим всю твою жизнь».
- Им и остался – улыбнулась Фиби – и, кстати, обманные трюки давно не действуют.
Коул тяжело вздохнул, и откинулся на спинку стула:
- Да там ничего собственно рассказывать. Я предал человека. При всей своей чертовой, неограниченной силе, я так ничем и не смог помочь ему. В итоге - я оказался жив, а он мертв. Ничего нового…
- Прости – пробормотала Фибс - наверно и, правда, не стоило поднимать эту тему.
Молчание после этих слов обрушилось как-то само по себе. Переводить все это в шутку, дабы начать новый виток разговора было бы кощунством. А возвращаться к единственной, связывающей их на данный момент теме «Как мы поженились, и почему не можем до сих пор развестись», не хотела уже сама Фиби.
Положение «спас», как не странно Коул.
- Танец? – неожиданно поднявшись из-за стола, он протянул жене руки.
- Ты хочешь, что бы я потеряла остатки чувства собственного достоинства? – вопросом на вопрос ответила Фиби, отчаянно борясь с желание, снова ощутить его прикосновения.
- Мы давно с тобой потеряли куда больше – осторожно сжимая ее ладонь, произнес Коул.
Теперь уже она не смогла ничего ответить. Возразить было нечем, да и медленная музыка, разливающаяся по залу, почти сразу же накрыла ее с головой. Заставляя за какое-то мгновение забыть обо всем, и прикоснувшись головой к его плечу, ощутить нарастающее влечение тел, горячие руки, нежно держащие ее за талию. Секунда спустя, уже начинающие ласкать плечи, спину. С каждой секундой спускаясь все ниже и ниже. Даря, доводящие до исступления прикосновения. Заставляя почти бессознательно прижиматься к нему, и искать его губы. Что бы сорвать, очередной, похищающий дыхание поцелуй.
- Фибс, я не кусаюсь. Честно – Тернер, начала чувствовать что Фиби, пытается выбраться из его объятий.
- Я знаю – прошептала ведьмочка, из последних сил, держащая себя в руках.
Ощущая его тяжелое, прерывистое дыхание у виска.
- Тогда чего ты боишься? – Коул осторожно обхватил ее лицо руками, заставляя, пусть даже так их взгляды встретиться.
- Я… Я – Фиби, попыталась отвести взгляд в сторону, понимая что еще пара секунд, и взор темно-синих глаз, окончательно лишит ее силы воли – Тернер не надо.… Это глупая затея…
- Какая именно? – Коул, осторожно прикоснулся губами к ее щеке.
Ответить «Мы», уже не получилось. За секунду, до этого, в голове, пронеслась одна единственная мысль: - К черту все – и она уже более чем осознанно сделала шаг в пропасть.
Впиваясь в губы мужа. Яростно. Жадно. Пытаясь отдать всю боль, все одиночество, что накопилось за последние время. И тут же ощущая, словно в диссонанс ей, нежные, ласкающие прикосновения его губ. Дразнящие ее. Медленно спускающиеся от уголков ее губ все ниже и ниже. Заставляющие обвивать руками его шею, и позволяющие, переносить их из ресторана в пентхаус.
Где было уже так привычно, выгибаться от сводящих с ума прикосновений Коула, стягивающего с нее одежду и обжигающих кожу. Задыхаться под его ласками, чувствую, как начинает закипать кровь. Извиваться от бесконечных, необузданных, жадных поцелуев, покрывавших каждую клеточку ее тела. Отзываться на едва уловимые, прикосновения подушечек пальцев, очерчивающих контур тела. Тихим стоном, умоляя не останавливаться. Постепенно начиная чувствовать нарастающее внутри томление – от мимолетной встречи с неестественно голубыми глазами мужа, нависшего над ней. От едва уловимого шепота. От его дыхания, тянущегося вслед за влажной дорожкой поцелуев, и вызывающего очередную волну желания.
Желанием снова и снова ощущать, ладони на разгоряченной коже. Сжимать до онемения пальцы, срывать с его губ хриплый стон, и до крови царапать, обнаженную спину, замирая, только тогда когда наконец-то начинаешь чувствовать тяжесть его горячего тела. Медленно начинающего двигаться в том же что и она ритме…
Всего секунда. И очередной взрыв эмоций, мешающий боль с желанием, накрывает с головой.

***
Уже многим позже, когда вся эта история пришла к своему логическому завершению, и оставила Фиби один на один с так и не разрешенными вопросами, она вдруг поняла что именно, тогда допустила ошибку. Нет, они допустили ошибку. Ночь, проведенная вместе, и практически целый день после, посвященный только друг другу, попросту притупили ориентиры. Подарили обманное ощущение полной свободы. И едва только они, расслабились – убили последние надежды. На этот раз уже на все.
- И все-таки тот спор выиграл я – вечером того же дня, произнес Коул, появляясь вместе с Фиби в особняке.
- То есть ты не помнишь, как мы с тобой поженились, но помнишь, что выиграл спор – переспросила Фиби, смотря на мужа – у тебя оригинальная память родной. И вообще, ты, что чисто теоретически не можешь проиграть, да?
- Не в этой жизни Фибс – улыбнулся Коул – и кстати…
- Вы где были? - раздался из другого конца дома слегка нервный голос Пейдж – мы с Пайпер, тут чуть с ума не сошли, разыскивая вас….
- Мы говорили – многозначительно протянула Фиби, переводя взгляд с Коула на Пейдж.
- Сутки подряд? – невинно улыбнувшись, поинтересовалась Пейдж.
- Ну – немного замявшись, начал Коула – мы сначала говорили. Потом я наклонился. Она потеряла равновесие. И как-то случайно упала на меня.
- Да – поддерживая «легенду» мужа, продолжила Фиби – а потом внезапно влетел ураган и унес нашу одежду.
- А потом неожиданно выключили свет – закончила Пейдж, уголки губ которой уже начали подрагивать – я знаю эту милую легенду, ребят. Можете вздохнуть спокойно.
Коул с Фиби молча, переглянулись.
- А откуда ты… - начал было Коул.
- Вообще-то не только у тебя Тернер была бурная молодость - Пейдж подмигнула зятю, и перевела взгляд на Фиби – а вот ты.. Знаешь, тебе лучше Пайпер на глаза в ближайшие несколько недель не появляться…
- Все настолько плохо?
- Ты помнишь Перл Харбор?
Фиби с Коулом сами того не замечая, синхронно кивнули в ответ.
- Так вот он ничто по сравнению с тем, что вчера подняла Пайпер, когда ты не ответила ей на 7 звонок. Она разве что в прошлое не отправилась, что бы узнать что с тобой…
- Прошлое – задумчиво пробормотала Фиби, внимательно смотря на сестру – прошлое….Пейдж ты гений!
Теперь уже Коул на пару с Пейдж ошарашено смотрели на бубнящую себе что-то под нос Фиби.
- Я конечно рада, что мои умственные способности признали. Но с какого перепуга-то? – удивилась Пейдж.
- Фибс, это же не то о чем я думаю? – Коул практически умоляюще посмотрел на жену – может лучше не надо?
- Еще чего – усмехнулась Фиби, с вызовом смотря на мужа - я, во-первых, хочу узнать, как мы с тобой умудрились пожениться. А во-вторых, поставить тебя на место. Доказав что спор выиграла все-таки я.
- Ну, тогда я за книгой, а ты за зельем – обреченно констатировал Коул, перемещаясь на чердак.
- Эй – прокричала Фиби, смотря на потолок – так не честно.

Сообщение отредактировал настюха: Суббота, 10 января 2009, 02:30:23

 

#2
настюха
настюха
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Апр 2006, 11:00
  • Сообщений: 1904
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Вполне возможно, ее «гневная речь» была бы продолжена, но раздавшийся с чердака крик, и чуть позже услышанный звук, явно упавшего, после долго «полета» тела, сделать это не позволил.
- Родной, с тобой все нормально?
- Фибс. У меня для тебя две новости. Плохая и хорошая, с какой начать?
- Ну, давай с плохой.
- Боюсь, что вашего кресла большего нет. В данный момент я лежу на его «останках».
- Тогда какая хорошая? – Фиби уже даже не скрывала подступавший хохот.
- Можешь радоваться – я все-таки плохой. Книга до сих пор не подпускает меня к себе.
- Я все-таки обожаю его – сквозь смех, пробормотала Фиби, поднимаясь на второй этаж – Пейдж, если что мы будем ближе к вечеру. Думаю, путешествие не займет много время.
Пейдж оставалось только покрутить пальцем у виска. Тернеры…
- И что мы тут делаем? – шепотом поинтересовалась Фиби, осматривая номер, в котором прожила последние 3 дня, перед отъездом – за каким чертом мне пустой номер. Я думала, заклинание перенесет на церемонию. Ну, или на…
Закончить предложение ей помещали. Точнее помещала. Она сама. В прошлом естественном. Переместившаяся откуда-то вместе с Коулом, и в тот момент, активно стягивающая с него рубашку.
- Ты тоже этого видишь?
- Да – Фиби, отвела взгляд в сторону, предпочитая смотреть на ночной небо, нежели на ЭТО в собственном так сказать исполнение.
- Эй – раздался возмущенный голос Коула, глаза которого Фиби прикрыла рукой – я-то за что?
- Если я скажу, что ты был тогда великолепен, ты успокоишься?
- Более чем – ответил Коул, и недолго думаю, спросил – и сколько нам еще стоять ТАК?
- Учитывая события прошедшей ночи?! Часа полтора. Хотя…
И снова закончить предложение она так и не смогла. Правда, на этот раз ей помещали показавшиеся в номере Лео с Пайпер…

- Какое путешествие? – все то же семейство Уаеттов, пыталась вызнать у Пейдж все подробности – когда?
- Часа пол назад, наверное – пожав плечами, ответила Пейдж – может раньше. Я как-то на время особо не обращала внимание.
- Лео, как ты думаешь, а далеко можно убежать за 10 минут? – поворачиваясь к мужу спросила Пайпер, мысленно уже представляя, какая «катастрофа» обрушиться на нее, из-за чрезмерной «гениальности» Пейдж.
Примерно в то же время, Фиби увидела, как ее старшая сестра, при помощи всего лишь одно зелья, и совсем даже не попадающего в рифму заклинания, разрушила, ее только-только начавшуюся «семейную жизнь».
В Сан-Франциско Коул с Фиби возвращались уже поодиночке.


***
- Фиби ну выслушай же меня – Пайпер, уже битый час пыталась достучаться до сестры, закрывшейся у себя в комнате – я же могу все объяснить.
- Ничего не хочу слышать – раздалось из-за закрытой двери.
Пайпер прислонилось лбом к двери. Боги, вчера было легче. После возвращения из прошлого, она…
Ну, мягко говоря, рвала и метала – и это даже не в переносном смысле. В Пайпер, между попытками объяснить, почему она, сделала то, что сделала, летело все, что попадалась Фиби под руку. И нет, конечно, заморозить все это дело, Пайпер труда особо не заставляло, и дом к ночи по большому счету обошелся малыми жертвами. Но вот вкупе с криками Фиби «Как ты, черт возьми, посмела это сделать?», выглядела все это достаточно устрашающе.
Сегодня в этом плане было куда «сложнее». Фиби попросту заперлась у себя в комнате, отказываясь выходить, и запускать ее к себе. И, по всей видимости, для большего нагнетания атмосферы, она еще и молчала. Не говоря не только с Пайпер, но и с Пейдж.
- Фибс, ну выйди. Пожалуйста – Пайпер не знала, какими еще увещеваниями можно было вытащить сестру из комнаты – господи Фибс, ну я себя чувствую идиоткой, разговаривая с закрытой дверью.
- Ты? – взвилась Фиби, вылетая из комнаты – ты себя чувствуешь идиоткой? Хочешь сказать, что это ТЫ вышла замуж за человека, которого пыталась забыть последние три года, только из-за прихоти сестры, и ее чекнутого мужа? Которым, видите ли, показалась что жизнь Фиби Холливэлл слишком «сера и однообразна», так ты изволила выражаться. Знаешь что моя родная, сначала, переживи то, что я пережила, а потом давай мне советы, хорошо?
- Мой муж не чекнутый – обиженно возразила Пайпер.
- Да, Пайпер ты права - протянула Фиби – Лео не чекнутый. У вас вся семья больная на голову. Вам как в шкафу было сидеть ты мне скажи? Хотя лучше ответить как ты до такого додумалась, а? Ладно бы Пейдж или Коул. Там хотя бы на временное помешательство можно было бы списать. Но ты…
- Я пыталась помочь – вставила свои «пять копеек» Пайпер .
- Хорошо помощь – заставить меня практически жить с Тернером. Заставить поверить в то, что я вышла за него замуж. Заставить…
- Что заставить? - удивленно поинтересовалась Пайпер, не понимая, почему вдруг сестра замолчала.
- Не бери в голову – Фиби махнула на сестру рукой – это мои проблемы. Это всегда только мои проблемы.
Возразить против этого Пайпер уже не смогла. Все-таки захлопнувшаяся прямо перед лицом дверь, хороший аргумент, что бы замолчать.
- Тоже мне Мать Тереза нашлась – пробормотала Фибс, садясь в кресло и подтягивая к себе ноги.
Как-будто ей и без явно начинающей сходить с ума старшей сестры, и Коула, проблем в жизни было мало. Хотя, сейчас она уже сама с собой начинала спорить, о том была ли у нее эта самая пресловутая « нормальная жизнь» вообще. Ведь вереница однообразных, и правда почти серых будней разбавленных демонами, неожиданно разросшимся семейством, и работай, которая в какой-то момент стала отдушиной, мало чем походило на то, что она когда-то себе представляла.
Впрочем, надеяться на то, что ее жизнь, когда-нибудь станет хотя бы чуть похожей на так любимую ею сказку о Золушке, уже, увы, не приходилось. В ее реальности, зло все-таки победило добро. И вместо дочери подарила ей, «незаживающую» рану. Вечное проклятье, к самой себе в первую очередь. Потому что приходило понимание того что, что всего одна ошибка. Всего один выбор, сделанный когда-то голосом разума, а не сердца, стоил ей всего.
Руки Фиби помимо воли потянулись к рамке с их совместной фотографией. Еще секунда и подушечки пальцев заскользили по ее стеклянной поверхности, медленно прорисовывая силуэты. Светившиеся безграничным счастьем глаза. Мальчишеская, озорная улыбка. Когда-то они травили душу, убивали изнутри, ведь каждый раз, видеть ЭТОТ момент перед глазами, а потом снова и снова, день за днем, погружаться в мир, где не было ничего, было просто выше нее.
А еще, помимо всего этого - ей была подарена историю о том «Как Золушка убила, свою любовь… подарила ей надежду… и убила вновь». И о да, были еще «принцы». Бесконечная череда этих самых принцев, пусть и затронувших ее сердце. Но не тронувших ее душу. Как это сделал он.
Нет, она любила Джейсона. Смогла полюбить Дрейка. Даже Лесли занял какое-то место в ее сердце. К тому же Джейсон вернул ее в мир людей, а Дрейк смог доказать что ее сердце, все еще готово любить, что оно еще готово биться с кем-то в такт. Но, Тернер…Он был просто Тернер. Демоном. Хотя в свете последних событий, скорее, человеком, вместившим в себе все – что она так любила и ненавидела одновременно. Ставший вечным камнем преткновения для нее. Для ее души. Ведь она отлично понимала, что жизнь с ним похоже на хождения по острию ножа, но отказаться от этого уже не могла. А быть может просто не хотела. Пусть даже понимая что когда-то кто-то из них должен был сорваться. В последний раз сорвалась она. А «упал» он.
И сейчас – сейчас все повторялось. Очередная грань. Очередной шанс, который она когда-то с таким остервенением вырывала у судьбы. Оказавшийся, правда, в конце концов, не больше чем иллюзией. И как странно было, осознавать, что бросить уже так привычное «Ты демон. Ты зло», было просто некому.
Он оказался такой же жертвой обстоятельств, как и она.
- И поэтому ты сейчас сидишь в своей комнате как истукан, и размышляешь о сущности бытия - неожиданно сказала сама себе Фиби – вместо того что бы использоваться моментом.
Противостояние голоса разума и сердца, на этот раз закончились быстрее чем она ожидала.
- Коул – протянула Фиби, в телефонную трубку, заранее скрещивая пальцы на руках – привет! Да..Слушай, как ты смотришь на предложение, встретиться и поговорить… Сегодня, скажем в 6?
Полной победой второго…

***
- Угадай кто? – раздался над ухом Коула, голос.
- Фиби?!– Тернер, конечно, прекрасно знал, кто это было, но упустить шанс подтрунить дочь не мог.
- Папа – девочка наконец-то вышла из-за спины отца, и, прищурив большие карие глаза, посмотрела на Коула – я, что так похоже на маму?
- Иногда даже больше чем думаешь – улыбнулся Коул, смотря на наигранно обиженную дочку.
- А я вообще-то все слышу – Фиби, в который раз поправила, красную вязаную кофту, из-под которой, словно дразнясь, оголялся выпирающий животик, и, сложив руки на груди, посмотрела на мужа и дочь.
- Я что снова ушел в свои проблемы и «рванул» вперед? – поинтересовался Коул, поднимая на жену глаза.
- Успокойся - Фиби подсела к мужу, и немного устало улыбнулась – я на 8 месяце Тернер. Для меня сейчас даже улитка быстро перемещается. Не то, что ты, на пару со своей дочерью.
- Моей? – переспросил Коул – господи, что Эни опять сделала, а?
- Я к воде – произнесла Эни, перемещаясь от родителей.
- И я даже не буду спрашивать, от кого она переняла эту замечательную привычку – пробормотала Фиби, покачав головой – а что она сделала? Тебе как – начать с перемещение всех тропиков к нам домой, или лучше рассказать тебе про демонов которых она вызывала, и которые в конец убили мою колонку?
- И это все? – облегченно вздохнул Тернер.
- Что значит «И ЭТО ВСЕ?» - взвилась Фибс, стукнув мужа по плечу – я ее двое суток, между прочим, писала. Ты знаешь, что Элиз теперь со мной сделает?
- Как всегда – ухмыльнулся Коул, обнимая Фиби - ничего.
- Коул – Фиби, положила голову ему на плечо и почти сразу же заметила еще пока свежий шрам, на шеи – Тернер, ты опять взялся за старое?
Коул, устало вздохнул, но так ничего и не ответил.
- Родной, ну есть же сестры.…
- Какие? – поинтересовался Коул, смотря на жену – беременная Пайпер? Или Пейдж, которая в последний раз с криком «Тернер, помоги», спряталась у меня за спиной, и весь удар все равно пришелся на меня. Нет, уж спасибо. Лучше я один.
- Есть еще я – протянула Фиби, лукаво улыбнувшись.
- Холливэлл даже не мечтай. Мы с тобой уже обсуждали. Пока ты беременна, никаких демонов в принципе. Хватит с меня дочери родившейся на месяц раньше срока, из-за того что ее мамочке вздумалось побегать за очередным «великим злом».
- Тернер – обиженно надув губы проворчала Фиби - я беременная, гормонально неустойчивая ведьма. С таким диапазоном сил, что даже Хозяин бы побоялся ко мне приближаться. Ты представляешь, какого в ТАКОМ состояние сидеть дома?
- О, отлично представляю – блаженно улыбнувшись, сказал Коул – С утра в душе. На работе, днем. И особенно ночью. В спальне.
- Еще скажи, что тебе это не нравиться – пробормотала Фиби.
- Ты все-таки неисправима – засмеялся Коул – и, кстати, сегодня мы, к сожалению, идем на обед к Пайпер.
- Не надо – Фиби, прикрыла рот рукой – мой живот еще не отошел от последней экзекуции старшей сестры. Нам что этого уже никак не избежать?
Тернер, только отрицательно покачал головой.
- Ангина? Грипп? Или может быть наше любимое «Мы таааккк давно не были друг с другом»? – поинтересовалась Фиби, поднимая на мужа глаза – ну хоть что-то….
- Использовали – обреченно ответил Коул – месяц, две недели, и кажется пару дней назад. Так что придется идти…
- А если я жить хочу? – спросила Фибс – или мое слово теперь не учитывают?
- Я тоже хочу Фибс – Коул, поднялся с песка, и протянул жене руку, помогая подняться - но ничего не поделаешь… Это беременная Пайпер…
Фиби улыбнулась и посмотрела на мужа, с уже удачно устроившейся у него на руках дочерью, активно пытающейся что-то прошептать ему на ухо.
Скажи ей пару лет назад, что всего лишь один телефонный звонок, перевернет все вверх тормашками - и новый день, она встретит уже в роли официальной миссис Коул Тернер, прибавив правда к этому ссору с сестрой на тему «Как.… Как могла не позвать меня на собственную свадьбу? Ну и что, что третью? Ну и что, что без церемонии? Ну и что, что на другом континенте и ночью? Фиби…», следующим утром, и парой месяцев спустя, новость « Тернер, хм.… Кажется, ты скоро станешь папой», ну она скорее бы всего отмахнулась от человек. Все-таки крайне редко у сестер Холливэлл встречались ТАКИЕ семейные хэппи-энды.
Впрочем, все, как говориться бывает в первый раз.
Тернер, молча, перевел взгляд с идущей рядом, и что-то бубнящей себе под нос, жены на уже окончательно заснувшую на плече дочь.
И все-таки наверно выбор был. Для них, по крайней мере. Ведь еще 4 года назад, когда так неожиданно открылась вся правда об их «свадьбе», они могли бы просто плыть по течению. В очередной раз, сославшись на «Не судьба», и «Осточертело наступать на одни и те же грабли», просто уйти из жизни друг друга. Даря так необходимое, в то время спокойствие. Но они выбрали другой путь – отличный от всего, что было раньше.
Меняя, казалось бы, все, что их окружало. Поднимая под себя все, уже начинающие претить прописные истины. Ломая очередные маски, которые так щедро в свое-то время, им раздавала жизнь. Идеалы, которыми жили раньше. Заставляя наконец-то чувства брать вверх – обнажая при этом свою душу. То единственное что отнять у них так и не смогли. Показывая, кто и что они есть на самом деле.
И неизбежно, находя в конце своего пути ту самую узкую грань - между любовью и ненавистью.
Подарившую им, быть может чуть больше чем они когда-то просили.


 

#3
настюха
настюха
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Апр 2006, 11:00
  • Сообщений: 1904
  • Откуда: Москва
  • Пол:
ВСЁ-ТАКИ ДОГНАЛА…


Действие разворачивается в неизменённом будущем, уже после событий 6.10. Вайет остался в своём времени, но что его ждёт…


*Лёгкий звон шагов* Любой звук в этом помещении отдаётся тяжелым, глухим эхом. Словно сквозь толщу реальности пробивается отголосье мира. Звуки, запахи, краски - поблёкли, оставив серость, а ещё реже - Тьму. Мир погрузился в страх и безразличие. Он сделал этот мир таким.

*Лёгкий звон шагов* Он ещё помнил тот мир, когда не было ни Лорда, ни Повелителя, ни Мастера Эскалибура. А был Мир, Жизнь, Гармония. Была семья… Он, конечно, любил то, что создал. Но признавал, что раньше был абсолютно счастлив. Маленький ребёнок был абсолютно счастлив в своём личном Раю. Но всё меняется… Детки вырастают…

*Лёгкий звон шагов* Так ходить умеет лишь она, только она и никто другой. Он столько раз уже встречался с ней лицом к лицу в бою. Столько раз… Но неизменно из каждого их противостояния выходил победителем.

*Лёгкий звон шагов* После стольких встреч с ней он разучился различать людей. Он не делил их на "добрых" и "злых". Это ему не требовалось. Зачем?! Этот вопрос всегда сопровождал его, всю его сознательную жизнь. Когда семья перестала давать ответы, он стал искать их в других местах, и у других людей. И не всегда людей.

*Лёгкий звон шагов* В этом мире не осталось приверженцев лишь одной стороны. "Добрые" научились убивать, а "злые" - жалеть. Мир поменялся, сменив полярность позиций. Но никто этого не заметил, приняв как очередное последствие Власти.

*Лёгкий звон шагов* Сейчас он жалеет… Наверное, впервые в жизни, он жалеет, что так поступил, так поступал. Что поставил людей, каждого из них, перед выбором - или ты, или тебя… Третьего в этом мире было не дано. Однажды он видел казнь юной девушки. Это была первая жертва, которая поразила его, затронув, казалось, уснувшую душу. Эта девчонка, которую вели на "эшафот", совсем не стеснялась в выражениях. Она кричала, проклинала, но не просила, не умоляла. Она кляла его за то, во что превратилась Жизнь. Вайет запомнил её, её слова. Когда она стояла на возвышении, он увидел её глаза - смирившиеся, но не побеждённые. Перед самой смертью она сказала: "То, чем мы жили, было ужасно. Но это не ад. Ад намного страшнее. Мы продали Рай, подаренный Богом. Мы купили билет в Ад, в котором нас всех теперь ждут. Будь проклята Магия, дающая Силу на то, чтобы воевать". Через секунду глаза её потухли, но слова долго отдавались в умах людей глухим набатом.

*Лёгкий звон шагов* Он знает, кто это идёт. И она знает, что он знает. Но всё равно идёт. Ей не нужна неожиданность. Она всё равно догонит. Сейчас или позже.

*Лёгкий звон шагов* Он раздаётся всё ближе и ближе. Она близко. Она идёт за ним. Почему он не уходит, почему не спасается, не пытается что-то сделать. Зачем?!

*Лёгкий звон шагов* Зачем?! Опять этот вопрос. Но он не задаёт его самому себе лишь потому, что в противодействиях сейчас не было никакого смысла. Она идёт за ним. Она обязательно придёт за ним.

*Лёгкий звон шагов* Он никогда никого не боялся. Никогда и никого. Всегда старался испугать первым. "Лучшая защита - нападение". Он усвоил это простое правило, возведя его в ранг жизненного кредо. Вся его жизнь состояла из нападений. И вот к чему это привело. Как сказала та девочка, они потеряли Рай. Они именно потеряны, для мира, для жизни, для самих себя. Они здесь, они нигде. Им нет места ни в Раю, ни в Аду.

*Лёгкий звон шагов* Он никогда не был ей полностью подвластен. Но только не сейчас… А всё потому, что он её ждёт. И это ожидание убивает. Время творит самые страшные вещи с человеком, заставляя жалеть о том, что ты ещё жив.

*Лёгкий звон шагов* Прервался, оборвавшись у самых его дверей. Он оглянулся, обведя взглядом комнату. Просторное сумрачное помещение с многочисленными фонарями, широкий стол, окно. Вайет помнил, что в самом нижнем ящике стола лежит она. Самая дорогая вещь, напоминавшая, практически кричавшая, о старом мире. Том мире, когда он был всего лишь сыном/племянником/братом/кузеном. Фотография. На ней запечатлён его пятнадцатый день рождения. Он помнит тот день, помнит каждого из изображённых на ней. Но никто из них не знает, что Вайет сохранил эту фотографию. Создавая музей Зачарованных, он выбросил все вещи, максимально очеловечивающие семью. А на той фотографии он улыбался. Ведь ещё не знал, что спустя год погибнет мама. Улыбался Крис, не знающий, что через пару лет будет планировать налёты на брата и его приспешников. Улыбался отец, не подозревающий, что он умрёт почти сразу же после жены. Улыбалась тётя Фиби, она ведь даже не подозревала, что однажды увидит судьбоносное видение, которое будет стоить ей жизни. Улыбалась тётя Пейдж, которой предстояло умирать от яда чёрного Хранителя на глазах у собственных детей. Улыбались и остальные Холливеллы, не знавшие, что с ними сделает Война. Они все улыбались. Улыбались… А почему бы им и не улыбаться?! Тогда было счастье, тогда была Жизнь.

*Тишина* Окно занавешено плотной шторой. Он не раздёргивал эту ткань уже столько месяцев. Зачем?!

*Тишина* Зачем?! Он и так знал реальность. Знал, потому что сам создал её. Такой, какой хотел бы видеть. Вот только…

*Тишина* Беззвучье убивает. Он ненавидел тишину. Но сейчас это не имеет никакого смысла. Ничто не имеет…

*Тишина* Он вдыхает воздух и с лёгкой усмешкой на губах переводит взгляд на дверь. Её идеально чёрная поверхность зловеще блестит. Это конец… Он понимает.

*Тишина* Заканчивается.

*Протяжный скрип* Жизнь замедляет свой бег. Он опускает голову, не смотря на ту, которая входит. Одинокая слеза раскаяния скатывается по щеке.

*Протяжный скрип* И снова тишина. Но лишь на мгновение. Он чувствует её действия. Именно чувствует. Так же, как и сегодня понял, что умрёт.

*Тишина* Знания, сила, предчувствие, интуиция. Это всё наследие магов. А не было бы семьи, не было бы и этого Ада. Ада, который он познал. Ада, куда он отправится. Он пытался устроить Ад на Земле для тех, кто погубил его счастье, но вышло всё не так. Сломал Рай, оставив его ошмётки на память людям; но и не достроил Ад. Заставил их всех остаться между.

*Тихий щелчок* Мгновение…

*Звон* Как хлыст, рассекающий воздух.

*Едва различимый треск*

Боль…

И это уже не игра в догонялки. Это пришла она. Пришла, чтобы забрать с собой навсегда.
Она всё-таки его догнала. Она. Смерть…

*Тишина* навек.

 

#4
настюха
настюха
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Апр 2006, 11:00
  • Сообщений: 1904
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Фото/изображение с Телесериал.com

ЛИШЁННЫЕ ВЕЧНОСТИ.


Vol. 1.
Лишенная неба.


И звон разбитой мечты… И холод беспрерывных метаний… И крики коршунов, кружащихся над мертвой любовью… Все как в том самом сне. В том самом видении. Видении, которое являлось ко мне сквозь ночь во сне.
Небеса — и кружит ворон.
В небесах.
Небеса — и изламывают крылья ворону, в последний раз.
В небесах.
Обрушиваются не землю обрывки призрачных иллюзий. Больше никогда не пылать им в небосводе. А чувства... Как прекрасны. В золотисто-алом зареве заката, окаймленном тонкими, сверкающими витражами надежд.
Блестит одинокий угасающий лучик, освещая горизонт в последний раз.
А ворон кружит над землей. Кружит с окровавленными крыльями — снова и снова.
В небесной тишине.
Назло.
Небесам.
Жди... Скоро я присоединюсь к тебе в вечности. Рано или поздно.
Назло.
Небесам.
Игра противоположностей.
Игра противостояний.
Да и черт с ними.

Сколько угодно может быть проявлено предрассудков. Сколько угодно могут тебя лишать вечности. Сколько угодно — разлучать со мной. Я уже перестала бороться с этим.
Я — не смирилась с судьбой.
Я просто нашла другой путь. Нашла случайно, как случайное прикосновение лепестков озарения.
Я все равно буду с тобой. Ты не понимаешь. Они не понимают. Никто не понимает.
Но я уже умираю. Я — неизлечимо больна.
Это не рак и не смертельно-разрушительный вирус.
Моя болезнь куда более неизбежна.
Смертность.
Я смертна — и этим сказано все.
Я умираю — каждую секунду. Новый вздох — новое потерянное мгновенье, которое не вернется больше никогда.
Я смертна — и никто не сможет вылечить этот порок сердца.
Я смертна — а, значит, я буду с тобой.
В вечности.
Всегда, сколько я себя помню, я хотела быть свободной. Просто - свободной.
От предубеждений, от долга, от всего.
Магический мир манил нас, он искушал, он звал. Но я уже тогда была иной. Меня манило небо. Бескрайняя синева. Хотелось распахнуть крылья и лететь туда, где уже парит ворон. Где легко и морозно. Стать вечностью с тобой в бескрайнем тёмно-синем небосводе. Но судьба не отпускала. И мир не отпускал. И крылья заключил в оковы, заставив неправильного, одичавшего ангела жить на земле. Ну что ж… Наверное, таков был мой рок.
Жить для других, не для себя. Вносить в их души свет, не в силах совладать со своею собственной тьмой.
И потому я любила лишь тех, кто этой любви просил. А не любить вообще - не умела и вовсе. Что проку? Ведь тот, кто не дарит любовь - жалок. Бессилен — оттого и зол. Он собственными руками выкладывает мрамором свой путь в никуда.

И первым двум я подарила силу. Ту силу, что бережно хранила в своём сердце. Она помогала мне выжить, продолжать свой путь земной даже тогда, когда казалось: и ангелы оставили меня. Рядом с ними я была слабее, чтобы Они стали сильнее. Та сила была им нужнее, нежели мне. Они был первыми, кто отдал свои сердца мне. Они отдали свою жизнь в моё распоряжение, доверяя безвозмездно, они подарили мне свои души и мечты в обмен на силу. Они стали единым целым со мной. Силой Трех. Любовь сестринская.
Второй я подарила доброту. Ту маленькую искру, что согревает нас всегда. Поддержку и понимание, которое так нужно было ей для того, чтобы принять свое предназначение. И в вечном маскараде жизни, она всегда носила беспечную маску, окруженная многими людьми, но вечно одинокая. Она под маской тайно звала… Того ангела, что подарил бы ей доброту, не прося ничего взамен, не притворяясь ни другом ни влюблённым. Сестру. Любовь бескорыстная.
А третьему дала я утешенье. Ту светлую, невинную заботу и ласку, что он не знал. Я выслушать готова была всегда. И помочь. Все, что угодно — только бег времени не способны замедлить никакие благие намерения. У него был лишь год — а со мной и подавно меньше. Я была рядом. В последние минуты его существования. Но знала, что та любовь, что он себе придумал, была всего лишь сном. Иллюзией, что помогала ему жить. Мной. Любовь поддерживающая.
Четвертым двум я стала матерью. Советчицей и родственной душой. Я подарила им свои оборванные чувства и инстинкты, все то, что не могло воплотиться в жизнь с моим ребенком. Я отдала им жизнерадостность и навсегда нарушила свой покой. Оставшись в памяти - навеки. Любовь материнская.
Мой пятый ангелом был. Хотел утешить он моё сердце, а после — покорить мою любовь. Но он обжегся больно. Я растворилась в воздухе, не понимая и не принимая его идеальный мир; но навсегда осталась звездой в небе. Тем путеводным светом, что выведет его из любой беды.
Любовь сочувствующая.
А шестой был чернее ночи. Он никогда не знал ни ласки, ни доброты, ни снисхождения. Привык бороться за жизнь на смерть. Чужую смерть. И всё чего хотел, он непременно был уверен, что получит. То было - до меня. Войдя в его жизнь, я подарила ему свет. Кусочек своей души, что всегда будет верить в него. В то, что нет абсолютного зла. В то, что свет есть и будет в его душе. И этим светом навсегда останусь Я. Тем желанным осколком Неба, что он так и не получил, а потому навсегда запомнит. И среди многих искать будет всегда лишь меня. Любовь вечная.
Я подарила им лучшее, что было у меня. Частицы моей души. Они останутся навечно в их сердцах. Им не забыть… К счастью иль сожалению — не знаю. Но я уйду. Когда-нибудь — уйду. И только легкая улыбка и мои тихие шаги станут последними «прощай».
Никаких сожалений.
А сон всё снился… Небо… Крики ворона… Я на земле… Снег и холод… Ворон - Он… Его черты лица я не забуду никогда. В толпе среди тысячи лиц я искала его. Слишком долго искала. Я верила, я знала, ожидала, что он придет. Не знала зачем, не знала когда, но ждала. Ему я отдала себя, свой свет и душу до конца. И он пришел. Он – Демон. А я… всего лишь свет, всего лишь человек, всего лишь смертная. Я полюбила. Впервые.
И как в замедленном старинном кинофильме — мелькают кадры жизни. Моей.
Последний поцелуй. Он сладкий, обжигающий, страстный, ласковый, долгожданный и горький…
Небрежно, острым жестом брошенное зелье растекается под твоими ногами, раня душу, пронзая сердце.
Я дрожу от холода. Ночное окно открыто — и сон незакончен опять.
Мороз.
И алые розы на снежном фоне. И алая кровь стекает с ладоней на треснувшее стекло фотографии. Навек запечатленное счастье на мертвой картинке.
А по плечам рассыпались темные волосы. Последний вздох холодного воздуха принёс небывалое облегчение. Воспоминания не хотят прерываться вместе со сном.
Одинокая слеза скатилась из любимых глаз.
А я всё смотрела на Него. Не веря, что убила.
А на моих губах застыла улыбка. Сбылся мой сон, моя мечта.
А почему так больно? Так сжимается сердце. От холода, вестимо. От вечной зимы.

Но я умру — однажды. И вспомнив всё, что раньше было, я пойму, что не напрасно жила на свете.
Порваны будут оковы. Я улечу в небо. Нельзя Тьме любить. Он не имел на это права. И чтоб темнее сделать его душу, Тьма приказала мне убить его. Я стала его ангелом смерти. Уж лучше так… Я сама убила свою любовь. Тьма не позволила любить нам, она убила бы обоих. Теперь он будет жить со светом и вечностью в сердце. Моим светом. Ему дарю свою любовь и душу. И это дар мой и проклятие ему.
И за все это они однажды лишили меня неба.
Лишили мечты.
Но я — смертна.
Я улечу в небо за вороном. Я— свет. Свободна. Я— Фиби.

Vol 2.
Лишенный ада.


И звон разбитой мечты… И холод беспрерывных метаний… И крики коршунов, кружащихся над мертвой любовью… Все как в том самом сне. В том самом видении. Видении, которое являлось ко мне сквозь ночь во сне.
Ад — и кружит лебедь.
В Аду.
Ад — и изламывают крылья светлому лебедю, в последний раз.
В Аду.
Обрушиваются в бесконечность обрывки последних надежд. Больше никогда не пылать им в преисподней. А чувства... Как невероятно страстны. В золотисто-алом зареве заката мне виднелись не виражи, а пылающий ад.
Последний луч, столь редкий в этом царстве.
А лебедь кружит над землей. Кружит с обломанными крыльями — снова и снова.
Под бой ритмично-рваных дальних всполыхах огней в лаве.
Назло.
Аду.
Жду... Скоро ты присоединишься ко мне в вечности. Рано или поздно.
Назло.
Аду.
Игра притяжения.
Игра азартного магнетизма.
Да и черт с ними.

Сколько угодно может быть проявлено предрассудков. Сколько угодно могут меня лишать вечности. Сколько угодно — разлучать со тобой. Я не перестану бороться с этим.
Я — не смирюсь с судьбой.
Я найду новый путь. Не знаю как, не знаю где, не знаю, сколькой кровью заплачу за это.
Я все равно буду с тобой. Ты не понимаешь. Они не понимают. Никто не понимает.
Но я уже не существую. Без тебя.
Это как рак или смертельно-разрушительный вирус.
Даже не так.
Моя болезнь куда более неизбежна.
Вечность.
Без тебя.
Я бессмертен— и этим сказано все.
Ты умираешь — каждую секунду. Новый вздох — новое потерянное мгновенье, которое не вернется больше никогда.
Я бессмертен— и никто не сможет вылечить этот порок сердца.
Я бессмертен — а, значит, я должен был попытаться быть с тобой.
В смертности.
Всегда, сколько я себя помню, я хотел быть свободным. Просто - свободным.
От предубеждений, от вечности, от «коллег по работе», от всего.
Демонический мир манил нас, он искушал, он звал. Но я уже тогда был иным. Меня манило небо над Адом. Бескрайняя огненная синева. Хотелось отрастить крылья и лететь туда, где уже парит лебедь. Где легко и морозно. Стать единым целым хоть на миг с тобой в бескрайнем обагренном кровью небосводе. Но судьба не отпускала. И мир не отпускал. И крылья заключил в оковы, заставив неправильного, одичавшего демона жить на земле. Ну что ж… Наверное, таков был мой рок.
Жить для себя, не для других. Вносить в их души смерть, не в силах совладать со своею собственной тьмой.
Наверное, потому она любила лишь тех, кто этой любви просил. А не любить вообще — не умела и вовсе. Что проку? Ведь тот, кто не в силах любить - жалок. Бессилен. Бессмыслен в своем неудавшемся существовании. Он собственными руками выкладывает мрамором свой путь в никуда.

И первым двум она подарила силу. Ту силу, что бережно хранила в своём сердце. Она помогала им выжить, продолжать свой путь земной даже тогда, когда казалось: и ангелы оставили ее. Рядом с ними она была слабее, чтобы Они стали сильнее. Та сила была им нужнее, нежели ей. Глупая. Они был первыми, кто отдал своё сердце ей. Они отдали свою жизнь в ее распоряжение, доверяя безвозмездно, они подарили ей свои души и мечты в обмен на силу. Они стали единым целым со ней. Силой Трех. Сестры, что сказать.
Второй она подарила доброту. Ту маленькую искру, что согревает нас всегда. Поддержку и понимание, которое так нужно было ей для того, чтобы принять свое предназначение. И в вечном маскараде жизни, она всегда носила беспечную маску, окруженная многими людьми, но вечно одинокая. Она под маской тайно звала… Того ангела, что подарил бы ей доброту, не прося ничего взамен, не притворяясь ни другом ни влюблённым. Сестру. И пусть мне не понять, как можно отдавать себя той, что свои интересы все равно поставит выше.
А третьему дала ты утешенье. Ту светлую, невинную заботу и ласку, что он не знал. Ты выслушать готова была всегда. И помочь. Все, что угодно — только бег времени не способны замедлить никакие благие намерения. У него был лишь год — а со тобой и подавно меньше. Ты была рядом. В последние минуты его существования. Но знала, что та любовь, что он себе придумал, была всего лишь сном. Иллюзией, что помогала ему жить. Тобой. И все мои усилия обернулись прахом.
Четвертым двум ты стала матерью. Советчицей и родственной душой. Ты подарила им свои оборванные чувства и инстинкты, все то, что не могло воплотиться в жизнь с нашим ребенком. Ты отдала им жизнерадостность и навсегда нарушила свой покой. Оставшись в памяти - навеки. Как жаль, что это счастье выпало не нам.
Твой пятый ангелом был. Хотел утешить он твое сердце, а после — покорить твою любовь. Упрямый пацифист, он так обжегся больно. Ты растворилась в воздухе, не понимая и не принимая его идеальный мир; но навсегда осталась звездой в небе. Тем путеводным светом, что выведет его из любой беды. Даже несмотря на то, что он не заслужил и этой малости.
А шестой был чернее ночи. Он никогда не знал ни ласки, ни доброты, ни снисхождения. Привык бороться за жизнь на смерть. Чужую смерть. И всё чего хотел, он непременно был уверен, что получит. То было - до тебя. Войдя в его жизнь, ты подарила ему свет. Кусочек своей души, что всегда будет верить в него. В то, что нет абсолютного зла. В то, что свет есть и будет в его душе. И этим светом навсегда останешься Ты. Тем желанным осколком Адского Неба, что он так и не получил, а потому навсегда запомнит. И среди многих искать будет всегда лишь тебя. Любовь вечная.
Ты подарила им лучшее, что было у тебя. Частицы твоей души. Они останутся навечно в их сердцах. Им не забыть… К счастью иль сожалению — не знаю. Шестым был я. Но я уйду. Уже скоро — уйду. И только легкая улыбка и мои тихие шаги станут последними «прощай».
Никаких сожалений.
А сон всё снился… Небо в багровых тонах… Крики лебедя… Я на земле… Снег и холод… Лебедь - Ты… Твои черты лица я не забуду никогда. В толпе среди тысячи лиц я искал тебя. Слишком долго искал. Я верил, я знал, ожидал, что найду тебя. Не знал зачем, не знал когда, но ждал. Тебе я отдал себя, свою тьму и душу до конца. И я нашел тебя. Ты – Ангел. Неправильный, лишенный неба ангел. А я… всего лишь тьма всего лишь демон, всего лишь бессмертный, обреченный на одинокую вечность. Я полюбил. Впервые.
И как в замедленном старинном кинофильме — мелькают кадры жизни. Моей.
Последний поцелуй. Он сладкий, обжигающий, страстный, ласковый, долгожданный и горький…
Небрежно, острым жестом брошенное зелье растекается под моими ногами, раня душу, пронзая сердце.
Я дрожу от холода. Ночное окно открыто — и сон незакончен опять.
Мороз.
И снежные розы на алом фоне преисподней. И заледенелая кровь стекает с ладоней на треснувшее стекло фотографии. Навек запечатленное счастье на мертвой картинке.
А глаза отражают весь мир. Последний вздох холодного воздуха принёс небывалое облегчение. Воспоминания не хотят прерываться вместе со сном.
Одинокая слеза скатилась из любимых глаз.
А я всё смотрел на Нее. Не веря, что убила.
А на ее губах застыла улыбка. Сбылся мой сон, моя мечта.
Я больше не обречен на одиночество.
А почему так больно? Так сжимается сердце. От холода, вестимо. От вечной зимы.

Но я умру — и скоро. И вспомнив всё, что раньше было, я пойму, что не напрасно жил на свете.
Порваны будут оковы. Я улечу в небо. Нельзя Тьме любить. Я не имел на это права. И чтоб темнее сделать мою душу, Тьма приказала мне убить Ее. А я не смог. И был наказан. Она стала моим ангелом смерти — и моим наказанием. Уж лучше так… Она сама убила свою любовь. Тьма не позволила любить нам, она убила бы обоих. Теперь она будет жить с тьмой и смертностью в сердце. Моей тьмой. Ей я дарю свою любовь и душу. И это дар мой и проклятие ее.
И за все это они однажды лишили меня ада.
Лишили жизни.
Но я — буду жить в вечности. Я буду ждать ее.
Я улечу в небо за лебедем. Я— тьма. Я свободен. Я— Коул.


 

#5
настюха
настюха
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Апр 2006, 11:00
  • Сообщений: 1904
  • Откуда: Москва
  • Пол:
УЗНИК.

Ненавистный, безликий серый цвет окружал его со всех сторон. Пол, потолок, обивка дивана, маленькие подушечки, разбросанные по софе – их сшила Эмили, еще в первом классе, теперь он не мог вспомнить их истинного цвета. Все это было в серой гамме. Даже обои стараниями младшей кузины раскрашенный в веселый розовый цветочек, (это отлично помнил, поскольку сам пытался с ней бороться, но она перекрашивала заклинанием обои каждый раз, когда появлялась в старинном особняке, а, в конце концов, наложила на стены заклинание не позволяющее стирать этот цвет в течение нескольких лет) постигла та же участь.
Только раз в день на несколько секунд можно было отвлечься, от окружающей его серости. Это были считанные мгновения, но они давали Уаету силы для нового витка существования, помогал не сойти с ума, служил своеобразными часами теперь его время измерялось с помощью обыкновенных спичек. Их на всякий случай хранила мама в ящике разделочного столика. Если новая спичка появилась, прошел еще один день здесь, в тюрьме, куда его заточили Старейшины.
Мужчина в несколько шагов преодолел расстояние, отделяющее его от кухни. Лихорадочным движением открыл ящик стола. Схватил, коробок спичек. Резкое, ставшее уже привычным движение и долгожданный свет разрезает ненавистную серость. Секунда, вторая, Уает жадно впитывает тепло свет, стараясь запомнить, отпечатать этот миг в памяти, чтобы потом воскрешать этот образ, в те секунды, когда станет совсем плохо, например, ночью после того как настигнет очередной сон, о прошлом, которое было таким счастливым, о настоящем, которое он создал, о будущем, которое никогда не наступит. Спичка горит уже целых пять секунд. Своеобразный рекорд - обычно маленький лепесток пламени гаснет во второе-третье мгновение. Это тоже элемент той игры, что навязали ему стариками в золотых мантиях. Так они пытаются сломить его, но ничего не выйдет, они просчитались - решив показать свои власть над своим пленником, они дали Уаету его главное оружие – желание бороться. Еще Там, в прошлой жизни, где он был властелином даже дети знали если темный Избранный, так назвали его еще шесть лет назад демоны, чего-то желает, он обязательно своего добьется.
Огонек затрепетал и погас, словно от легкого дуновения, хотя такого в этом измерении это было невозможно. Это мужчина знал доподлинно: на уроках в школе рассказывали о свойствах тюрьмы, придуманной в незапамятные времена Старейшинами для хранителей-отступников. Или их подопечных.
Тут ничего не менялось без воли тюремщиков, или по заданному ими сценарию. Мужчина точно знал что ветра быть не может и все же не смог совладать с собой - машинально оглянулся по сторонам в поисках источника иллюзорного порыва. Зря, пожалуй, с этой комнатой было связанно больше всего воспоминаний. Тут он варил свои первые зелья, а дядя Альберт – муж тети Пейдж, так глупо умершей от стрелы темного хранителя, делал ей предложение. Мама умерла здесь же, не сумев добраться до телефона и вызвать скорую. На крыльце парень, совсем еще мальчишка выстрелил в могущественную ведьму, когда она отказалась отдать обручальное кольцо.
Старший из двух сыновей Холливел, потом нашел его. Это было самое первое убийство, совершенное Избранным, и честно говоря, даже теперь спустя почти десяток лет, осознавая к чему это привело, Уает ни о чем не жалел.
Уает бросил пустой коробок обратно. Надо уйти отсюда как можно скорее пока воспоминания не завладели им окончательно.
Быстрым шагом, да что там, почти бегом узник добрался до гостиной, надеясь, что смена обстановки, поможет затолкать воспоминания в самый укромный уголок памяти, туда, где им самое место. Но от себя не убежишь, взгляд натыкается на старую фотографию. Три улыбающиеся женщины, а по разные стороны от них гордость семьи – первые мальчики в роду Холливел за последние три века. Темный избранный чуть усмехается глядя на хмурое лицо Криса. Брат всегда был таким - неразговорчивый погруженный в себя положивший всю свою сознательную жизнь на то, чтобы превзойти его. Однако все его попытки были напрасны. В их семейной борьбе всегда побеждал старший. Сражались ли они за любовь родителей, или за тему доклада по магической истории, однако, мелкий, кажется так и не понял этого простого правила с упорством, не снившимся даже Сизифу, Крис продолжал втягивать его в противоборство. Возможно, поэтому он и не убил надоедливого родственника, хотя у него и было несколько шансов.
Взгляд скользит дальше. Тетя Пейдж, как всегда задорно улыбающаяся. Ни одна фотография не запечатлела ее грустной или хмурой, по крайней мере, на памяти Уаета. Он грустно вздохнул. За своих любимых учеников могла жизнь отдать, что, в конце концов, капризная судьба и потребовала. Ведь стрела предназначалась совсем не ей, а всего лишь какой-то девчонке, совсем слабенькой ведьме.
- Зачем тетя? – иногда он разговаривал с их фотографиями. Он сам не знал зачем это все. Но иногда после такого разговора становилось легче. Ненамного, ведь в глубине души он понимал - мама и Пейдж в Раю там, куда ему хода никогда не будет. Да и в ад его не примут, если на то пошло, отнюдь не потому что он хранитель, нет. Просто отсюда из этой тюрьмы никуда не деться его тело и душа застряло в измерении, откуда нет выхода на землю.
– О чем ты думала, когда спасала эту Риву? И как ты могла бросить меня, своих сестер, детей, мужа-старейшину, тот еще образец святости скажу я тебе! Но до сих пор он остается единственным из всех Старейшин, которого я уважал.
Вторая тетя - Фиби. Она еще жива, и все еще пытается бороться со своим «неразумным» племянником. Год назад, как он слышал пыталась организовать оппозицию. Но ничего не вышло, после событий в Кёльне, те немногие кто еще осмеливался заговорить о его несправедливости, попрятались в свои норы. Будь у него немного времени и слуги схватили бы ее, но нет, Старейшины, не те слабаки, что присягнули ему на верность в древнем германском городе, а другие из прошлого заточили его сюда, разрушили все его планы.
Уает больше не в состоянии был видеть эти лица. Они заставляли его вернутся туда куда не было возврата. И даже если бы, вдруг кто-нибудь сказал ему что возвратиться можно, он едва ли отважился бы на это. Они наверняка бы осудили его за путь, который он избрал. И это стало бы для него приговором. Всю жизнь эти женщины подбадривали его обсуждали ставили оценки, всю жизнь Избранный старался стать похожими на них, великих ведьм, которые помогали обычным людям. Но каждый раз, вспоминая, куда привел их путь, Уает не мог сожалеть о своем выборе. Или убьешь ты или тебя. К осознанию этой истины он пришел, когда умерла самая молодая из триады Зачарованных.
- Я не должен поддаваться. Крис и Старейшины именно этого хотят. – Воспоминание о брате, реальном, том. Что сейчас слоняется в прошлом помогли. Обида (ведь больше никто не мог рассказать этим шутам в мантиях, о будущем и о нем) напополам с яростью( ты многое позволял себе Крис и пару раз даже по-крупному подставлял меня, но такой удар в спину это уже слишком братец, и ты ответишь!) – два сильнейших чувства помогли выпутаться из сетей прошлого. Он должен действовать. Сейчас. Замечательная тактика остается только один вопрос: как?
И словно знак свыше знакомая книга свалившаяся с потолка. В буквальном смысле. Семейная реликвия Зачарованных, оставленная минут десять назад на чердаке, приземлилась точно у ног узника
- Эй поосторожней! А если хотите меня убить почему бы не взять фолиант поувесистей?
В ответ шелест страниц. Заинтригованный Уаетт поднял сборник заклинаний, как в шутку называла книгу Эмми. С помощью магических огней, до боли знакомым почерком выведена всего одна фраза
Тебя привела сюда не смерть, а надежда. Поняв это ты освободишься.
«Ложь» - первая же мысль «Старейшины опять издеваются. Этим маразматикам мало заключить меня в клетку. Им приятно смотреть на мои мучения»
Но надежда вспыхнувшая с новой силой, не давала просто отмахнуться. Почерк при таком способе общения подделать нельзя. А значит это действительно мама пытается подсказать. Возможно ли духу сотворить нечто подобное? За двадцать четыре года своей жизни Уает уяснил одно – когда имеешь дело с магией нет ничего невозможного. Да о таких случаях неизвестно, однако это ровным счетом ничего не значит. Ведь ни один узник не покидал своей тюрьмы.
Уает улыбнулся. Теперь у него есть Цель - надежда и вера. И он выберется отсюда. Ведь если темный Избранный чего-то желает он всегда добьется желаемого, но если он верит, что Цель близко он добьется своего намного быстрее.

*не соблюдено обязательное условие (слово "противостояние" в тексте не упоминается)
 

#6
настюха
настюха
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Апр 2006, 11:00
  • Сообщений: 1904
  • Откуда: Москва
  • Пол:
БЕЗ НАЗВАНИЯ*


Где-то там, между адом и раем, есть замок – воздушный замок наших грёз.
Там играет джаз, и стоит бутылка хорошего вина. Там горят свечи, и прохладный ветерок, врываясь через распахнутое окно, пытается их задуть.
Там идёт дождь только тогда, когда мы захотим под ним побегать. И светит солнце тогда, когда мы хотим загорать.

Идём! Всё замерло и ждёт только нас.
Дай руку! Одному туда не войти. Врата замка распахиваются только тогда, когда мы держимся за руки.
Смотри! Всё вокруг именно так, как мы того хотим. Давай выпьем. Тост? За нас. За нашу любовь. И чтобы не думать не то что о следующем дне – о следующем мгновении. Жить только настоящим, данным моментом, вот этой самой секундой, когда я смотрю в твои глаза, и больше не нужно ничего.
Мы можем летать, ты знаешь? Просто прижмись ко мне покрепче, потому что мы взлетим только вместе. Так странно устроены крылья у влюблённых – они летают только когда держат друг друга в объятьях.
Давай упадём? Нас обнимет море. Откуда здесь море? Это же замок наших грёз, здесь есть всё, чего бы мы ни пожелали.
Здесь нет только одного – противостояния добра и зла, нет морали, нет обязательств перед кем бы то ни было. Здесь никто не указывает нам, что делать. И никто не называет с десяток причин, почему мы не можем быть вместе.
Мы свободны как никогда! Хочешь – нас понесут облака, хочешь – приласкают волны. Я сейчас завидую волнам, обнимающим тебя так крепко… но они потеряют тебя через секунду, когда ты выйдешь из воды, прекрасная и соблазнительная. Ты идёшь по песку, и ветер растрепал твои мокрые волосы, а платье ещё плотнее облегает тело. Ты улыбаешься луне. И мне. Убегаешь от меня, но только затем, чтоб я тебя догнал.
Это особая игра, исход которой уже предрешён: мы всё равно окажемся наедине в комнате с плотно задёрнутыми занавесками, камином, парой бутылок вина и расстеленной кроватью.
Ты ходишь белыми, я – чёрными. Мы одновременно ставим друг другу мат. И стираются границы между клетками, и мы уходим в параллельный мир. Фигуры в стороны, тут нет ничего, никого, кроме нас и наших желаний!
Ты – моя червовая дама. Я – твой пиковый король. И у каждого из нас пара тузов в рукаве. Довольно игр по чужим правилам, пора придумать свои. Мы не пешки, мы король и королева. И теперь мы в своём замке – замке грёз.

Камин медленно пожирает наши лица: фотография чернеет и вскоре исчезает совсем. Так скоро и мы сами исчезнем, сгорим в пламени нашей страсти. Не нужно, чтобы кто-нибудь нас помнил. Не нужно, чтобы кто-то о нас знал. Всё не важно, всё ничтожно…
Вино разлито на ковре, пламя в камине разыгрывает для нас спектакль театра теней на стене. И мы уже не играем. Мы реальны, как никогда. Пусть кто-то и считает нас сумасшедшими.

Воздушные замки рушатся. Грёзы рассеиваются. Но любовь вечна. А потому этот замок будет стоять всегда. И там всегда будет джаз и вино. Всегда – пока мы держимся за руки…

 

#7
настюха
настюха
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Апр 2006, 11:00
  • Сообщений: 1904
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Фото/изображение с Телесериал.com


FACE TO FACE.
*(Лицом к лицу)


Секс - совратит
Страсть - заставит изнывать
Любовь - вскружит голову
Боль - уйдёт...



***

Свет луны был единственным, что освещало личико спящей зачарованной, храня на прекрасных чертах безмятежность и покой. Её не хотелось беспокоить, она была слишком прекрасна, чтобы нарушать её сон. Но у этой сказки давно наметился плохой конец…
Сильные руки мигом распахнули пиджак, сбрасывая его с плеч. Пристальный взгляд, насыщенный стальными искорками порока и изжитой надежды коснулся равномерно вздымающейся груди, проводив всего лишь один сладкий вдох.
Расстегнув рубашку, бросив её под стать пиджаку, он шагнул вперёд, в унисон вздёрнув брови.
Это было не более, чем игрой, ожившей в его сознании, когда очередное громкое «нет» безмолвно слетело с губ, вместе с лёгкой рукой, отправившей склянку под ноги. Слишком просто, чтобы быть правдой. И слишком больно, чтобы не верить в это. От неё можно было ожидать другого? Нет, если созданная игра велась по твоим правилам, а не чужим, в которых ты должен был проиграть.
Расстегнутый ремень негромко звякнул, покидая тело. Каждый мускул был в колоссальном напряжении, замирая в ожидании бродившей похоти. Она нещадно копила её в нём, не представляя, что будет, когда он в конец сойдёт с ума… От жажды, от правды… От её страстной ненависти, занявшей место любви. Сейчас это не имеет значения, сейчас есть только одно – игра.
Раскованно опустившись на кровать, демон потянул одеяло, накинув его часть на себя. Маленькое тело ведьмочки покоилось рядом, и не прошло секунды, чтобы он не коснулся его, нарушая самый горький запрет.

Тонкое одеяло скользнуло по груди Фиби, не нарушая покой её безмятежного сна. Сладко, спокойно, словно уверенный океан, ночь накрывала её тело спокойствием. Волшебный свет, окутавший волшебную девушку… Она было нежной и щемящей, её тёмные волосы в беспорядке разметались по подушке, мелодия тихого дыхания заставляла сердце закипать от боли.
Но в какую-то их лёгких секунд умиротворённое сознание вспыхнуло тревогой. Это заставило Фиби резко распахнуть глаза, сливающиеся с цветом ночи, и уставиться в темноту.
Прикосновение…
Напряжённо сомкнув бровки, она медленно повернула голову в сторону и… несдержанно вскрикнула. Маленькое сердце взволнованно забилось в панике, казалось, светлая душа бедняжки кричит и вырывается наружу от подступившего страха… страха??
Она не привыкла бояться ночных кошмаров!
Но как объяснить то, что в её шёлковой постели с запахом женственности лежит тот, кого не существует?!
Большие круглые глаза неотрывно исследовали привычные черты, синий взгляд… обнажённые плечи!
Сон медленно испарялся, словно эфемерная дымка гипноза.
Очнувшись, Фиби шарахнулась в сторону, и её ласковое лицо изменилось в один миг.
-Какого чёрта?!

Мгновенно настигнув своим телом, словно обезумившей зверь, но это всего лишь маска наваждения, Тёрнер поймал зачарованную за ручку, дико притянув к себе.
Когда-то им снились одни и те же сны, а когда они не становились реальностью, она ласково царапала его торс коготками, и на её личике можно было увидеть улыбку…
Всё это исчезло, сошло на нет, а теперь один бред!
Их взгляды встретились; ненависть, заставляющая сжимать её губы, пахла так сладко, что он пожелал бы умереть в конец, чтобы перестать дышать этим.
-Привет, деточка… - блуждающий взгляд гудел на маленьком тельце, разогревая его беспечным огнём, навсегда застывшим в его сердце. – Я вернулся.

Фиби на секунду опустила веки. Казалось, она больше никогда не услышит эти слова, но она ошибалась. Она так надеялась на это, и даже пустая кровать по ночам не была такой холодной, как в кино… но.
Но он снова здесь, а разве могло быть иначе? Его душа была выше рая и ниже ада…
За жалкие песчинки времени скопив сил, девушка резко вырвала свой локоток и, её пылающие глаза, ставшие ещё темнее, пронзили сердце демона в который раз.
-Что ты делаешь в моей постели?? – прошипела она; её сбившееся от непонимания дыхание тревожило красивую грудь и гладкую ткань, покрывающую её.

-Я думал, как дать тебе знать, что я всё ещё жив… - демонстративно отодрав от неё глаза, демон устремил их в сторону, столь напряжённо сведя брови, что терпкое лукавство на его физиономии не могло быть незаметным для неё. – И решил, что этот способ, как ни что другое, посеет в тебе желание снова меня убить! О… да!

Всё ещё недоверчиво и удивлённо глядя на него, Фиби подобрала ножки и машинально натянула одеялко повыше.
-Не знаю, что ты задумал на этот раз, но у тебя ничего не выйдет, Коул, - впервые за долгое время произнеся его имя, девушка невольно изменилась в лице и сдавлено выдохнула. Она не знала, что за игру он затеял, но это пахло опасностью, а ей так хотелось отдохнуть…

-Конечно, - в его словах отчётливо слышалось сопротивление, и при всей бездонной власти своей силы, против неё он был бессилен.
Всё было так на удивление просто. Вокруг были глухие стены, она не оставила ни одной двери для выхода, заперев их все. И сейчас она желает, чтоб он ушёл. Куда? Если вокруг всё закрыто.
-Я уже давно проиграл в этой игре, Фиби, – заглянув в её глаза, Тёрнер качнул головой, пристально глядя двумя осколками боли. Ещё недавно эта игра называлась «любовь», теперь это ничтожная ненависть и его попытки вернуться в прошлое. Чей-то обман и ложь… скрытый под занавесом страха. – Тебя удовлетворяет твоя победа?

-Ты воскрес, чтобы задать мне этот вопрос? – девушка плавно перевела взгляд с его лица в сторону и ядовито дрогнула в уголках губ. Рядом с ним её тело насыщалось ощущением власти, свободы, ведь она могла сделать всё, а он ничего. Он мог считать себя самым сильным демоном, другие могли слагать о нём легенды, но всё это было ложью. И это знали лишь двое: он и она.
Его не было меньше месяца, и за это время она не успела научиться жить без тревоги. Но сейчас его взгляд был жалким, и скажи она лишь слово – он мог не заметить, как по его щеке скатилась одинокая слеза; она была бы сильнее и громче океана слёз.
Он сумасшедший. Он пришёл, чтобы впитать в воспалённое сознание новую боль?..
Вновь посмотрев на него, Фиби приподняла подбородок. Он имел силы смотреть на неё и видеть, как она была прекрасна в эту минуту и всегда.
Чувствует ли он, что она больше не его? Чувствует ли, что больше не имеет права прикасаться так, как раньше? Обнимать в постели?.. Ощущать на своей коже её запах?..
Чувствует ли, что она медленно и мучительно уничтожает его именно в эту минуту, заполненную оглушительной тишиной? Уничтожает, просто смотря…
Размеренно, наклонившись вперёд, Фиби приблизила своё лицо; её глаза скользили по его чертам, храня равнодушный интерес.
Интересно, о чём он думает сейчас?
Тонкая улыбка и болезненный поцелуй – её губы коснулись его, убивая беспощадной игрой. Это не было нежностью, страстью, заботой; это было мукой, но такой сладкой…

Словно разорвавшийся снаряд, блёклый вкус губ ударил по его сознанию, заставляя вкушать с неудержимой страстью. На его лице пролегла морщина давящего желания, изводя столь нещадно, что глухой рык отчаяния встретился с её улыбкой, желая отнять… Отнять и оставить одинокой. Но вряд ли даже чья-то тень падёт на неё.
Он позволяет с собой играть. Зачем? Почему? А может потому, что знает, насколько яд этой муки отравляет и её, внутри неё.
Этот желанный укол мог разнести в одночасье адреналин по всей крови, делая неудержимым, яростным. Ей это нравилось; она любила, когда её тело плавало в экстазе оргазма терпко и долго… А он любил ощущать её своей, покрывая своим запахом.
Каждую ночь пот этих мыслей пропитывал сознание, делая сумасшедшим, сколько раз ему ещё нужно умереть, чтобы избавиться от этого? Почему он НЕ МОЖЕТ умереть?!
-Да… - горячее дыхание обожгло её губы, сбившейся ритм был загнан и подавлен. На миг он не поверил, смотря в её глаза. Но стоит ли верить тому, чего итак нет?
Сомкнув ладонь на её запястье, демон притянул зачарованную к себе, впитывая её яд. Он его не погубит.

Не закрывая глаза, Фиби мучительно скользила своим язычком по его. Он мог думать, что всё в его руках, но это было не так…
Она беззвучно смеялась, он мог почувствовать это во вкусе её губ. Она помнила, какие поцелуи сводили его с ума; сейчас она дарила именно такие, потому что он не прикасался к ней невыносимо долго. Дольше, чем был способен вынести…
Его пальцы жгли нежную кожу, а его жадность ощущалась в тяжёлом дыхании. Ещё чуть-чуть – и он не выдержит.
Она поймала эту секунду и резко оторвалась, оставив его губы приоткрытыми в ожидании нового наслаждения, но его не последовало.
Освободив ручку, девушка стёрла ладошкой его поцелуй и безразлично отвела взгляд.
-Убирайся. Коул.

-Поэтому ты решила поцеловать меня? – вздёрнул брови Тёрнер, со скептической ухмылкой проводив её движение.
Они не слишком разные, разделяет их лишь то, что один пытается скрыть свою любовь, а другой нет. Но она найдёт более весомый предлог, чтобы солгать об этом.
В его глазах уже давно застыли отголоски боли, он просто научился смешивать их с чем-то другим, отличным. Что имеет право жить в нём, когда он смотрит… желает… мечтает…

-Тебе не надоело это? – Фиби поражённо усмехнулась, вернув яркий взгляд к его лицу. Он получал отказы, насмешки, пощёчины, он хотел умереть, умирал, страдал, питался своей болью, но сейчас он снова здесь. Ради чего? Ради того, чего уже нет? Чего он добился, придя сюда? Пусть думает, что этот был поцелуй был для него прощальным.

Поднявшись с её постели, демон прошёлся в сторону, став спиной. Он прекрасно знал и понимал, что замкнутый круг этой истории уже не разомкнётся. И каждое её слово, она оказалась даже способной на касание губ… будет очередным уколом прекрасной розы, которую он сожмёт в своей руке, ощущая впившиеся шипы.
Он желал прекратить… но не в его власти было избавить себя от этого. Может это во власти времени? Но даже оно над ним не властно…
Между ними давно пролегли разные дорожки, добро и зло… Они оказались способным полюбить друг друга… между адом и раем.
-У меня нет другого выбора, Фиби, - обернувшись к ней, Коул опустил взгляд. Он был стеклянным и наполненным блеском слёз, и ни одна из них не была столь тяжкой, чтобы одиноко скатится по щеке… - Я люблю тебя.

Медленно встав на ноги, девушка отвела глаза, чтобы не видеть и не ощущать того, что ощущал он, смотря на неё. Она и не могла…
-Что мне сделать, чтобы ты оставил меня в покое? – произнесла она, внимательно взглянув из-под покрова темноты.

-Отними у меня душу, - качнув головой, он едва дрогнул в уголках губ, забрав взгляд с пола и вернув снова к ней. Сейчас он не пытался скрыться или играть, он говорил правду. Он не нашёл ключик к её сердцу, она предпочла выбросить его в бесконечную бездну своего сердца, но он нашёл ключик к себе. Бесконечной жизни, затесавшейся среди невозможного. Обретя сначала любовь, а потом потеряв её. И кого он должен проклинать? Себя? Подземный мир? Небеса? Судьбу? Нет… Это слишком ничтожно, чтобы искать ответ, который навсегда останется внутри тебя. Внутри разделённой души.

-Тогда ты меня убьёшь, - Фиби бросила ему эту острую правду и отвернулась, опустилась на край кровати, подняв личико к окну. Он не дал ей ответ, это означало, что он предпочитает оставаться её вечной тенью. Он пытался бороться с этим, но сильный демон оказался слишком слаб даже для смерти. Вздохнув, ведьмочка провела пальцами по волосам.
Наверное, этот короткий разговор был единственным глотком правды между ними двумя за последние месяцы. Но всё же его хотелось оборвать как можно скорее…
-Уходи, Коул… просто уходи.

Только она могла убивать, каждый раз оставляя жизнь и надежду.
А зачем он пришёл? Чтобы в очередной раз убедиться в этом. Нет. Чтобы убедить в этом её. Она нещадно пыталась бросить ему в лицо новые укоры, элементарно не понимая, что для него это ничего не значит, не имеет значения. И если он тут - это действительно значимо, и он отдаёт себе отчёт в том, что идёт по лезвию опасной игры, ощущая ядовитый вкус тени поцелуя на своих губах, способный его убить.
Безмолвно развернувшись, демон терпко проводил её взглядом, мгновенно растворившись, уходя туда, где противостояние с самим собой не изменит его одиночества.

***

В эту ночь Фиби не надеялась уснуть, поэтому даже не пыталась. После того, как ушёл Коул, она думала о многом, пыталась понять себя, его, но понимала лишь одно: она больше не хочет видеть его рядом, даже если он будет всего лишь неощутимой тенью.
Она провела не один час, просто смотря в окно, и на её глазах на улицу спускался рассвет, рисуя светло-розовые полоски на бесцветном небе. В ту минуту, когда её будильник обычно звонит два раза, она неожиданно заснула, обняв подушку двумя руками…
Заснула ненадолго, и спустя пару часов уже спускалась по лестнице, безвольно следуя за пленительным ароматом свежего горячего кофе.
На кухне была только Пейдж, её рыжие локоны сразу бросились в глаза не выспавшейся Фиби, которая тяжело опустилась на свободный стул и тут же потянулась за чашкой сестры.
-Привет… - выдохнула она, сделав большой глоток.

-Привет, - Пейдж долгим взглядом посмотрела на сестру, моментально узнав причину её жажды кофе. Развернувшись, она налила себе новую чашку, вновь взглянув на сонную сестричку. – Не выспалась?

-Почти не спала, – согласилась девушка и тут же отняла у неё вторую чашку, быстро насыщая себя свежезаваренной бодростью.

-Эм…Фиби, это был последний кофе! – воинственно выставила ручки Пейдж. – Куда тебе столько кофеина?

-Мне нужно занять рот, чтобы ничего не говорить... - пробормотала ведьмочка, осушив чашку. Тут же настороженно затихнув, она кашлянула и отвела напряжённый взгляд.

-Что?... – Пейдж поймала лукавое личико сестры, удивлённо задрав бровки. - Что не говорить?..

-Что было ночью, - выдохнула Фиби и вновь поражённо сомкнула бровки, вскочив со стула. С её языком творилось что-то странное: он опережал её мысли на доли секунд, произнося то, что она бы ни за что не сказала сама. - Я пойду.

-Фиби! – воскликнула Пейдж, тут же направившись за сестрой. Причины её странной откровенности ей были не понятны, но очень хотелось узнать. – А… о чём ты? Что-то случилось?

-Коул приходил... чёрт!! Что со мной?! - Фиби ошеломлённо развернулась на 90 градусов и распахнула глаза, уставившись на Пейдж. Казалось, что она не может себя контролировать, и слова сами льются из неё.

-Коу… Что?? – растерянно застыв, Пейдж поражённо замерла, только в следующую секунду поняв значение этих слов. Но этого не могло быть!! – Он был призраком? Духом? Ветром… Снова пытался пойти с тобой на контакт? - беспорядочно заметавшись по гостиной, ведьмочка обессилено вскинула ручки, задрав голову. - Этого не может быть! Как он находит лазейки! Пайпер, Лео!!

Сбито следя за юркой сестрой, Фиби нахмурилась, пытаясь словить секунду и вставить хоть слово. Ей бы и самой хотелось знать. каким образом этот демон постоянно проникает в её жизнь...
-Он был самим собой, - наконец брякнула она, машинально проследив за взглядом сестры в потолок.

-Он что-то сделал?... – снова уставившись на сестру, Пейдж округлила глаза, вспомнив про странное поведение Фибс. Коул Тёрнер не стал бы просто так появляться, значит он что-то задумал! Но Лео ничего не говорил о демонической активности, и их с Пайпер до сих не было.

-Нет, он... ничего не сделал, только разделся и лёг в мою кровать, - Фиби обессилено прислонила ладошку ко лбу и смешно захныкала, плотно сжав губы.

-Если он ничего не сделал, тогда что с тобой? – решив опустить последнюю часть услышанного, Пейдж скептически покосилась на зачарованную, картинно скиснув при мыслях… - Вы…?

-Нет! - искренне, а иначе и быть не могло в последние минуты, воскликнула Фиби, вскинув подбородок. - Мы не спали! Я просто поцеловала его...

Ничего не понимая, Пейдж прошла вперёд, бухнувшись на диван. Все мысли смешались в один тугой комок, ведьмочка пыталась найти всему объяснение, но его элементарно не было.
-Он тебя заколдовал, иначе бы ты не стала его целовать… - мельком глянув на сестру, с которой было явно что-то не то, она передёрнула плечиками.

-Нет, я сама... я хотела его унизить, - Фиби растеряно оглянулась по сторонам, словно пыталась найти того, кто заставляет её говорить только правду. Говорить то, что она бы не стала говорить. Внезапно встрепенувшись, она изменилась в лице и закатила глаза. - Коул...

-Ты его поцеловала чтобы унизить?... – удивлённо встретив эту правду, от которой её сестра ещё недавно бежала как от огня, а сейчас… сейчас «охотно» совершала, Пейдж ещё больше округлила глаза, откинувшись на спинку. – Пайпер… Лео! У нас проблемы!

Не дожидаясь новых вопросов, на которые придётся отвечать, Фиби тут же выбежала из дома, успев схватить по дороге ключи от машины. Она знала, кто виноват!


***

В этот раз лифт поднимался как никогда медленно, словно специально играл на нервах Фиби. Мир сошёл с ума… или это она?
По дороге к дому Тёрнера она призналась копу, что не оплатила штраф, и ответила Элиз, что прогуливает работу. Её нервы были на пределе, её зубы были сжаты, она нервно топталась на одном месте, беспрерывно смотря на мигающие кнопочки этажей.
Наконец двери раскрылись, и девушка тут же влетела в знакомый холл, завертев головой по сторонам.
-Коул!

Ему показалось, что он ослышался. По крайней мере, Коул Тёрнер лишь вздёрнул брови, тяжело выдохнув. Он уже давно перестал верить своим глазам, ушам и мыслям. И с его разумом играл вовсе не Барбас, неет… дело было куда хуже…
Обездвижено сидя в светлом кресле, демон подцепил палочкой остатки китайской еды, изучая содержимое пакетика. Его выдавала лишь макушка беспорядочно взъерошенных волос. И он прекрасно знал, зачем Фиби пожаловала сюда. Но неужели она правда здесь??

Обогнув комнату по периметру, девушка остановилась напротив демона, смотря в его лицо сверху вниз. Она давно перестала его жалеть, и пусть его глаза были воспалённые от боли, она смотрела упрямо и жёстко. Она была такой же, как раньше... хрупкой и сильной, её нежные черты пахли до дрожи сладко, а её голос убивал.
-Когда ты, наконец, успокоишься?!

-Я не могу быть спокойным, даже если захочу, когда рядом ты… - мельком взглянув на ведьмочку, заставив себя опустить глаза, потупив их, Тёрнер заметно выдохнул, обмякнув на спинке кресла. Его будничный тон ничем не выделялся, в отличие от её голоска, но… Что он сказал?...

Неприметно удивившись его словам, Фиби тут же отмахнулась от своих мыслей и упёрла руки в бока. Её взгляд нещадно пронзал тело демона, забираясь в его сердце. Она была прекрасна и даже не подозревала, насколько её красота губительна для него.
-Прекрати нести чушь! – процедила ведьмочка, резко вырвав у него из рук еду и отбросив в сторону. – Что со мной??

-Я не имею понятия, что с тобой, - закинув ногу на ногу, Тёрнер исподлобья уставился на ведьмочку, не в силах заставить себя отбросить испепеляющий взгляд, желанно скользящий по ней. Его сводила с ума любая её улыбка, и он похотливо впитывал её ненависть, мечтая, чтобы она обратилась в любовь. – Но я хочу тебя.

Закатив глаза, Фиби повернулась спиной и раздражённо скрестила ручки. У него хватало наглости говорить об этом, когда с ней происходит такое! И как он ПОСМЕЛ говорить ей об этом??
Даже не видя его, она могла ощутить, куда направлены его глаза, как они скользят по её телу, по каждой линии, огибая её...
-Что ты сделал со мной, отвечай?!

Закрыв на миг глаза, Коул оторвал от неё взгляд. Его мысли были намного громче слов, но они не должны быть слышимыми.
-О чём ты? – распахнув веки, он снова впился в неё изучающим взглядом. – Я не сделал с тобой ничего, чего хотел бы… - усмехнулся под конец Тёрнер. Правда была такой лёгкой и естественной, что удержать её было едва возможным… совсем невозможным.

-Придержи язык, Коул, - Фиби оглянулась на него, её глаза вспыхнули чёрным огнём, сжигающим заживо. Её огонь был горячее и убийственнее огня из ада. Её красота была светлее, чем облака в раю. - Из-за тебя я не могу лгать!!

-Что? – Тёрнер уставился на ведьмочку, с естественной усмешкой проводив её слова. Это было похоже на шутку, но сейчас Фиби вовсе была лишена чувства юмора. Панику в шоколадных глазах зачарованной он отчётливо различал и знал, порывистая ярость на её губах была ему знакома.
Вмиг его взгляд сделался серьёзным, а глаза автоматически упёрлись в одну точку, удалённую от неё. Но тишина длилась не слишком долго… - Теперь понятно, почему я говорю то, о чём думаю. – резко посмотрев на ведьмочку, он поднялся выпрямившись во весь рост. Явное напряжение на лице было заметным и не решалось сходить. Пройдя в сторону, он стал к ней спиной, смотря по сторонам. Это правда не была нужна им обоим.

-Что?! - на этот раз удивилась Фиби и даже подалась вперёд, словно пытаясь получше расслышать его слова. Она напряжённо сдвинула бровки, прожигая молниями своих глаз затылок демона. Несколько секунд в тишине - и она не выдержала, шагнув вперёд и схватив его за рукав. Резко развернув Тёрнера к себе лицом, она вскинула подбородок. - Ты не можешь врать?! А я тебе не верю!

-И ты пришла сюда, чтобы сказать мне об этом? – его спокойный взгляд пытался вывести её из себя ещё больше. Но вряд ли он способен играть в эту игру долго… - Красивые глаза… - Тёрнер облизал сухие губы, со вздохом подняв голову поверх макушки Фибс.

Задрав бровки, ведьмочка тут же выдохнула и отошла от Тёрнера, на секунду опустив веки. Её аккуратная фигурка казалась до боли родной в этих холодных стенах, которые помнили всё хорошее и плохое между ними наравне. Фиби медленно отстранялась в сторону, её запах был особенным; он останется здесь и когда она уйдёт, будет напоминать о её любимых чертах, мелодичном смехе… красивых глазах. Такой он её помнил, такой хранил её глянцевый блеск фотографии, которая осталась единственным обрывком прошлого, затерявшимся здесь.
Взглянув на полку камина, Фиби вновь посмотрела на Коула, и в её взгляде мелькнула догадка.
-Хорошо, - размеренно произнесла она, задумав для него проверку. Её губки иронично дрогнули. – Ты, кажется, намекал мне на секс? Так скажи, о чём твои тайные мысли?

Развернувшись к девушке, Тёрнер иронично вздёрнул брови, облокотившись на спинку кресла.
-Ты пришла ко мне, чтобы узнать, почему не можешь лгать?... – демонстративно и повторно прозвучало из его уст, издевательски дрогнувших в ухмылке. Проведя ладонью по лицу с заметной щетиной, Коул на миг отвёл лукавые глаза, тут же вернув их, словно его посетило озарение. Но оно было таким секундным и играющим, что он не стеснялся его обнажить перед ней. – Или ты соскучилась по горячему сексу, о котором меня сейчас спрашиваешь?

-Я пришла, чтобы убедиться, что ты виноват, - произнесла она, недовольно смотря в его сторону. Её губы тут же плотно сжались, а мысли невольно возвратились ко второму вопросу, стоящему сейчас в глазах наглого демона. Зажав ладошкой рот, ведьмочка возвела молящие глаза к потолку и бессильно промычала. – У меня давно не было секса…

Невыносимо зажмурив глаза, Коул чувственно свёл брови… Его сознание пронизывало множество ниточек одной картинки. Желанной…Страстной… Недоступной… Она отравляла разум, подчиняя себе каждое утро и день… И с этой красотой не могло не существовать уродства.
-Я думаю о тебе каждую ночь... – когда он молчал, была ложь, а сейчас правда… и он не мог молчать о том, что изливается внутри столь яростно и терпко, что он сгорал. - Дьявол! Я хочу тебя, Фиби! – дыхание моментально потеряло ритм, это было тяжело. – Я никогда не скрывал от тебя свои желания и любил, как хотел… но я всегда боялся причинить тебе боль, – он посмотрел на зачарованную, потерянно качнув головой. – Тебе нужен человек, а тебя хочет демон.

Решительно отвернувшись, девушка облокотилась ладошками о спинку дивана и опустила личико, тяжело дыша. Когда он говорил с ней о сексе, его голос становился низким и острым, она больше не могла его слушать!
-Замолчи… - пробормотала ведьмочка, пытаясь выкинуть из мыслей каждое слово. Резко рванув к лифту, чтобы не обронить ненужную правду, Фиби нервно надавила пальцем на кнопку вызова, и затем ещё несколько раз, ведь лифт был далеко. – Чёрт!

Резко обернувшись вслед за ведьмочкой, Тёрнер вскинул голову, испепеляя её спинку ощутимым взглядом. Его боль была всегда при нём, и об этом знала она. Но свою она искусно спрятала внутри, скрывая от него, говоря «не люблю»…
-Неужели ты сейчас бежишь, потому что хочешь этого, Фиби?!

-Не смей задавать вопросов! - ведьмочка зажала уши руками и размашисто шагнула в лифт, тут же зажмурившись. Его слова кружились в её голове, требуя ответа... сейчас, немедленно, ей нужно всего лишь разжать губы...
С силой ткнув в кнопку первого этажа, девушка вжалась в угол и, перед тем, как двери захлопнулись, из её измученных уст вырвалось жалкое, едва слышимое и слабое "да"...

Проводив взглядом закрывающиеся двери, Коул опустил глаза, остановив их. Всё было слишком просто и сложно одновременно, чтобы сорваться с места и искать причину вокруг.
Он не привык к случайностям и помощи «сверху» - это было бы слишком легко. Но сейчас было именно так, а так не бывает. Никогда.
Приблизившись к камину, демона коснулся рукой рамки с фотографией – единственного светлого пятна вокруг таких же стен, тускнеющих вслед за его глазами. Они уже давно были грустными, наверное, ей это нравится.
Пальцы автоматически коснулись стеклянной поверхности, а взгляд, сотни раз видевший одно и тоже, замер. И это не менялось день изо дня…
Сколько стоит одно мгновение, чтобы попасть в него и вернуть назад?!
Найдётся ли то, что можно будет разбить, разорвать и сжечь?!
Вряд ли в эти секунды нужна душа…
Закрыв глаза, он обернулся назад, а его ладонь разжалась… безмолвно позволяя хрупкому стеклу разбиться, сломав мир их двоих.



***



Поспешно пробираясь сквозь толпу в известной редакции, Тёрнер обогнул вертящихся журналистов, возникая перед открытой дверью кабинета зачарованной. Он не думал о том, что ей скажет, его язык делал всё за него. Впрочем, когда в попытках узнать истину этого недуга, он проболтался наперед демону, что убьёт его, это уже перестало быть шуткой.
-У меня есть очередной повод, который должен выглядеть убедительно, чтобы увидеть тебя, – едва в его мыслях пронеслась фраза, которую он должен был сказать, Коул растерянно вздернул брови, озадаченно уставившись на ведьмочку. Он сказал совсем другое…

Фиби подняла скисший взгляд и подпёрла подбородок кулачком, безынтересно посмотрев на явившегося, как всегда, не во время демона. Она знала, что рано или поздно он появится перед ней с очередной идеей фикс, в этот раз разница была лишь в том, что, не имея другого выхода, он сам сказал об этом.
Её шоколадные глаза несколько секунд буравили Коула, прежде, чем девушка устало выдохнула и махнула ладошкой в его сторону.
-Закрой дверь, пока я не сказала Майклу, что не люблю, когда на меня пялятся целый день такие, как он, - невыносимо заслонив пальчиками веки, Фиби опустошённо простонала. – Правда утомляет!

В унисон её словам, демон обернул голову назад, мгновенно найдя перед открытой дверью типа, который неотрывно смотрел на Фиби.
-Я быстро отобью у него желание смотреть на тебя, – закрыв дверь, Тёрнер приблизился к столу девушки, упираясь на него руками, нависнув над ведьмочкой.

Подавшись назад, едва он возник перед её лицом, ведьмочка невольно улыбнулась. Улыбка была хитрой и ироничной, а взгляд мгновенно ожил, сбросив пелену усталости.
-Вау, - протянула она, оглядывая непривычно демонстрирующего ревность Тёрнера. - Это что-то новенькое.

Порывисто отпрянув от стола, Коул судорожно выдохнул, закинув голову назад. К этому было трудно привыкнуть, и едва ли возможно. Какого чёрта слова срываются сами?!
Опустившись на стул перед девушкой, он перевёл взгляд на неё, нервно скрестив руки. О чём он проболтается в следующую минуту, было загадкой даже для него. Но ещё хуже было наблюдать, как собственная легенда катится псу под хвост, и как на неё будет реагировать она, узнав о всех бесах невозмутимого демона - вопрос….
-Ты бы не вышла за меня, узнай…что… - напряжённо сведя брови, Тёрнер на миг зажмурил глаза. Его ревность была горячей лавой, которая изжигала изнутри. Она не видела её и не знала, насколько это давящее чувство гложет его изо для в день… - что я способен убить каждого, кто… - заставив себя на секунду замолчать, сведя зубы, Коул усмехнулся, махнув ладонью в сторону двери. – Кто посмотрит на тебя!

Удивлённо задрав бровки, Фиби медленно поднялась из-за стола и, подойдя к двери, закрыла её, оборвав взгляд заинтересованного в неё Майкла.
Откровенность Коула была ей на руку, отличный шанс узнать всё, что он так упорно скрывал от неё столько времени.
Оказывается, он ревнивец…
Усмехнувшись, девушка пожелала упрекнуть его в жестокости, вновь растоптать, но, лишь открыв рот, поняла, что скажет совсем другое…
-Я бы вышла за тебя, - закатив глаза, ведьмочка опустилась на край стола, плотно сжав губки.

-Сейчас это уже не имеет значения, - произнёс Коул. И это была неумолимая правда…
Он безжалостно нажимал на собственные раны, не боясь нового кровотечения. Но другая правда тоже не терпела отлагательств. – Ты узнала, почему это с нами происходит?

-Ещё не пробовала, - брякнула девушка, недовольно буравя взглядом стену напротив. Если он спросит ещё что-нибудь, ей придётся его убить! Неожиданно рассмеявшись, девушка загадочно покосилась на серьёзного демона и поднялась на ножки. Это была потрясающая возможность вывести его из себя и поднять себе настроение. - А ты бы согласился быть со мной, если бы условием было "никакого секса"?

-Нет, то есть… - с усмешкой подняв взгляд на зачарованную, Коул уставился на неё, скептически скиснув. «Никакого секса»? – Почему ты спрашиваешь??

-Издеваюсь, - ответила развеселившаяся девушка, пленительным взглядом с танцующими чёртиками да дне смотря на Тёрнера. Чёрные зрачки почти сливались с цветом глубоких глаз, завораживая. - Значит, нет?..

-Нет, - не проявляя ни капли сочувствия, живо повторил он. Казалась, эта игра устраивает их обоих. Но что будет, когда кто-то зайдёт дальше этой правды…? - Тебе доставляет удовольствие «издеваться», говоря со мной о сексе?! - терпко и желанно смотря на неё, усмехнулся демон. Его взгляд плотно скользил по её личику, позволяя себе падать… слова невольно растягивались, становясь более сладкими… - Ты неподражаема, Фиби. Но меня заводит в тебе не это, а то, с каким желанием ты пытаешься со мной бороться, оставаясь одна холодными ночами.

-Зато теперь я знаю, что во мне тебя привлекает только секс, - нарочно растянув колкое слово, мелькающее в сознании демона образом её обнажённого тела, желающего ласки, ведьмочка приподняла бровки, с вызовом смотря на него. Он сам ответил на этот вопрос и ему нечем оправдать себя, ведь он не может лгать. – А как же всё остальное?

-Фиби, тебе не нужна моя любовь, но ты о ней спрашиваешь… - сомкнув брови, Тёрнер тряхнул головой, усмехнувшись. Вряд ли он когда-нибудь её поймёт… - Я люблю тебя, но нет секса - нет отношений. Всё просто, - переведя на зачарованную правдивые глаза, он лукаво дрогнул в уголках губ, поднявшись. – Когда меня не было, ты жаловалась, что этого секса нет.

-Потому что с тобой я кончала каждую ночь, - произнеся последнее слово, девушка повернулась спиной и несдержанно качнула головой, улыбнувшись от несуразности и комичности этого разговора. Это напоминало детскую эстафету, но правила в этой игре были взрослыми. - Интересно... ты всегда показывал всё, на что способен?

Приблизившись к девушке, Тёрнер дёрнул её за ручку, развернув к себе. Непредсказуемое притяжение между телами властвовало над разумом. Ей удаётся сохранять его крупинки, а не стремительно терять, подобно ему?... Он всегда на шаг впереди, но победа достаётся только ей…
Дерзкое движение зазывало к себе, соприкоснув слишком ощутимо и чувственно. Было плевать, что для неё это… ад или рай, это сладостная мука, которая изживает их обоих…
-Пошли отсюда, - срывающиеся слова встретились с её кожей, нежно обжигая. Его пальцы сжали её ягодицы, подтягивая к себе.

Повержено сомкнув бровки, Фиби громко задышала. Её тело вспыхнуло в одну секунду, и она не могла пошевелиться. Возбуждение было быстрым и горячим, и ей оставалось лишь ощущать его в каждой клеточке…
Машинально схватившись ладошками за плечи Коула, ведьмочка отвернула личико, пытаясь заставить себя сказать… сказать, чтобы он не прикасался к ней, чтобы он уходил, чтобы он не смел больше никогда…
Задохнувшись ослепляющей жаждой, она нашла в себе силы оттолкнуть его, но её губы пылали, а глаза были закрыты… стянутая блузкой грудь высоко вздымалась; маленькая фигурка девушки едва уловимо подрагивала от возбуждения.

Это не могло его остановить и охладить, каждое дыхание горячего тела говорило и пахло о другом. Она разрывается, не рискуя об этом говорить, но больше не понадобится слов...
Схватив за бёдра, Тёрнер порывисто прижал её к стене. Её тело встретилось с глухим скрипом двери, едва не срывая закрытые жалюзи на ней.
От окружающего мира их отделяла всего одна преграда, но между ними их было во много раз больше.
-Ты никогда не умела молчать, деточка! – сомкнув зубы, он хищно впился в неё взглядом, в силах разорвать, но это не будет так быстро… Ладони демона сильнее сдавили её, машинально поднимаясь вверх. Размеренное дыхание сменилось сбитым хрипом, она играла на его безумии, оставаясь безнаказанной… Она попалась.
Колкий взгляд, ласкающий словно острое лезвие ножа, плавно опустился на сжатую грудь, соприкасающуюся с его торсом. Его тело изрыгало жалкую попытку овладеть ею, ударяясь каждый раз, но лишь ещё больше загораясь от возбуждения, раскалывая каждую клеточку от дикости жажды и наполняющего адреналина.

Чувствуя пульсирующие толчки желания внутри себя, Фиби медленно подняла туманный взгляд к лицу Коула – его черты казались размытыми…
Он был так близко впервые за много месяцы… почти год. Сейчас его взгляд был ощутим…
Ему не нужны были её слова, достаточно было понять, что она хочет – и она не могла сопротивляться.
Её хрустальное тело трепетно дрожало рядом с ним, она хотела убежать так же отчаянно, как взорваться осколками звонкого оргазма в его руках… и она не могла лгать даже себе.
Отклонив голову, Фиби безвольно простонала; в этом хранилась её беспомощность на грани со злостью, её нежность, слившаяся с жаждой, её удовольствие… и вечное стремление мучить.
Не спеша согнув и подняв ножку, девушка разлепила веки, мутно касаясь взглядом зрачков демона. Чувственно, резко, колко прислонившись к нему, она закусила губу.
-Ты так долго не был во мне… что кончишь прямо сейчас… - хрипло прошептала она.

-Я кончу в тебя! - его голос смешивался со стоном отчаяния, путаясь с пьянящим безумием. Он был готов на всё и не мог только одного – отпустить её.
Разорвав ткань на её груди, Коул возвысил хрупкое тело любимой над собой, сильными руками стягивая с её ягодиц одежду. Всё было медленно… вожделённой лаской очищая каждый изгиб её прекрасного тела, ни на день не покидающего его мысли, от всего… от чужого прикосновения и глаз, он ни на миг не отпускал от неё насыщенный похотью взгляд, желая видеть каждую воспламеняющуюся искру…
Заставив маленькое тело изогнуться, демон сильнее прижал к себе, истязая каждый уголок её светлой души, окуная в вожделённую похоть ада.

Медленно опустив веки, Фиби сковано провела ладошками по его шее, ощущая каждое вымученное временем прикосновение. Её тело застыло в невесомости, сознание застилал туман, и она не могла его развеять, не могла вырваться и убежать, потому что не могла лгать… и ей это нравилось.
Пальцы сами нащупали пуговицы на рубашке демона, от лёгких касаний замирало сердце, она делала это сама, она дарила ему себя, сейчас, здесь, у стены своего кабинета…
Её кожа пахла, как всегда, пленительно и ярко, красивый изгиб тонкой шейки уходил в обнажённое декольте. Её ногти скользили по его торсу вниз, глубокое дыхание упиралось в ожившую жёсткость, а обречённое возбуждение охватывало каждую клеточку…

Тонкая ткать покинула её тело на совсем, едва он вытянул её ручки вверх. Пальцы с вожделённой жаждой обнажили красивую грудь, питаясь прикосновением к ней. Он был слишком голоден и безумен, чтобы оставить в покое хоть дюйм райской похоти на её дрожащей коже… слизывая её языком…
Стремительный поцелуй неудержимо коснулся её губ, грязно уводя в страх мыслей существующих сейчас в одной голой правде. Распятое тельце ведьмочки поддерживало его игру, принимая каждый толчок дикой жажды, сокрытый в срывающемся дыхании и ритме тела.
Сильнее… с каждым разом…
Ощутимее… едва ли не задыхаясь…
Резко взорвав её тело жёстким прикосновение твёрдой плоти, демон закинул голову назад, обречённо сливаясь в одно целое.
Он не получил и секунды свободы, умирая от давления бьющей силы, стремящейся в неё. Эта игра была слишком убийственна, но сейчас это абсолютно ничто…
Глухой рык порождал оголённый нерв жажды на исказившемся в похоти лице… её тело питало его, насыщая дикостью, едва ли не изживая от поступавшей эйфории оргазма, и он не останавливался, получая это…

Чувственно сжав его в себе, Фиби опустошённо выдохнула, отзывчиво дёрнувшись в его руках. В любую секунду сюда могли войти люди, но это её не волновало, хотелось ощущать неповторимое, горячее, эйфорическое наслаждение всегда…
Тонкий разряд невыносимого удовольствия мгновенно пронзил её тело, заставляя сильнее сжать ладонями плечи Коула. Воздух накалялся и обжигал лёгкие, но этот огонь был ничтожен, по сравнению с огнём его жажды, с которой она столкнулась так близко и резко, ещё не понимая, что это не удастся забыть…
Ощутимо скользнув по нему и задрожав от новой волны похоти, девушка безрассудно сжала его губы своими, кусая до крови, растворяя в яростном поцелуе глухие стоны, которыми дышала её обнаженная фигурка, зажатая у стены. Влажное лоно горело и томилось в ожидании жадных ударов, тонкие пальцы впивались в тёплую кожу его спины, царапая и умоляя…
-Ещё… - нетерпеливо выдохнула она, не отпуская поцелуй…

Сомкнув пальцы на сексапильных ягодицах, за мгновение скользнув до них от жарких бёдер, Тёрнер с остервенение раскинул её ножки, глубже входя в неё. Жёсткая плоть томилась от заполняющего адреналина, мгновенно распыляясь в крови…
Терпкое прикосновение изводило раскалённую кожу, стирая капельки пота друг друга. Её маленькое тело плавилось в его руках, а убийственная сила поражала с каждым хриплым рыком. Его член истекал внутри неё, насыщая своим семенем. Она сделала его зверем, вечно желающим её. И сейчас, когда она говорит «ещё», это так ничтожно для него…
Демон судорожно свёл брови, на его лице выступила напряжённая вена, он едва ли не задыхался, пытаясь сдерживать каждый животный инстинкт своего тела. Но с каждым разом это было всё бессмысленнее, он настигал… загонял…изводил…
Резко распахнув веки, ожив за долю секунды, встретив её взгляд острым лезвием голубых глаз, Коул сжал её грудь, впитывая похотливый запах с кожи…
Рельефное тело била дрожь, бешенным ритмом истязая её красоту, а раскалённая плоть не прекращала гореть, насыщая собой…

Повиснув на нём желанно и жадно, впитывая каждую капли спермы, девушка приглушённо простонала; её тело подрагивало от ударившей волны оргазма, это было так быстро, так ярко, так сладко, что казалось сном…
Пелена наслаждения, заслонившая сознание, только начинала развеиваться, но отпускать твёрдые мышцы не хотелось, его кайф приносил ей тепло и забирал с собою все страхи, ненужные мысли, проблемы…
Уткнувшись личиком в его плечо, Фиби тяжело и сбивчиво дышала, её ногти покалывали его кожу, её бёдра сжимали внутри раскалённую плоть, пульсирующую в ней…
Всё было в тумане…
-Чёрт… - её шёпот был хриплым и грудным, а твёрдые соски всё ещё касались сильного торса. – Отпусти, Коул…

Заставив себя остановится, но продолжая бессознательно поражать её тело толчками жажды, медленно затихая, Тёрнер сомкнул губы на её коже… обжигая загнанным дыханием…
Столь близко к друг другу они не были невыносимо долго. Она позволила пропасти возникнуть между ними, но сейчас их не разделял и глоток воздуха…
-Я не могу.

-Что?.. – Фиби выдохнула, путая пальцы в его волосах, громко и удовлетворённо дыша. Скользя личиком по его шее, она вновь сжала внутри его плоть. – Почему?..

Хрип вместо дыхания ласкал её слух, срываясь с его губ… Рядом с ней он не мог быть спокойным, только безумным…
-Хочу тебя!... – жадный вдох снова сошёл с уст, обвивая вместе с руками вкусное тело. Он впился в её губки, пальцами растирая обнажённые контуры ведьмочки. Импульсивно прижав к себе и без того сжатое тельце, Коул стремительно подался в неё, глубокими толчками отнимая минутное спокойствие.


 

#8
настюха
настюха
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Апр 2006, 11:00
  • Сообщений: 1904
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Появившись в нескольких метрах, Коул невольно завалился на кровать, поймав рукой фигурку зачарованной. Отклонив девушку к себе, он колко прислонился губами к её шейке, вдохнув аромат её тела. Не спавшее желание мгновенно охватило мысли, не позволяя от себя избавится.
-Привет, малышка… - его рука заскользила по телу ведьмочки, а рельефное тело застыло в напряжении, скрытое чёрной тканью.

Сонно встрепенувшись, Фиби сквозь сладостную пелену сновидений узнала терпкий голос и распахнула глаза, резко повернув головку в сторону демона. На несколько секунд застыв с поражением на лице, она вскоре опомнилась и осмысленно уставилась на Коула.
-Ты с ума сошёл?? Что ты здесь делаешь?! – накрыв его губы ладошкой, девушка нахмурилась.

Сведя брови, Коул опустил демонстративный взгляд на ручку Фибс, усиленно
закрывающий его рот. Сняв её своей ладонью, демон вздёрнул брови, с явным лукавством на лице бросив взгляд на её тельце.
-В своей постели мне стало одиноко…

-Когда мне одиноко, я засыпаю, - Фиби неприметно тряхнула волосами и перевернулась на бок, подперев ручкой голову. Её глаза изучающи скользили по контурам демона, а мысли заставляли губки иронично подрагивать. Если ему стало скучно, она его развеселит. – Не можешь забыть то, что произошло вчера?

Откинувшись назад, Коул обкатился на кровать, пристально смотря на зачарованную.
-Секс с ведьмой, которая хочет убить меня, ненасытный экстрим даже для меня, - усмехнулся Тёрнер.

-Я не собираюсь тебя убивать, - призналась девушка, забавно сморщив носик. Отведя загадочный взгляд в сторону, она задумчиво вдохнула воздух и задержала дыхание.

Безмолвно кивнув, Коул опустил голову. Его не волновал сам факт того, что она это делала. Волновало, что будет дальше…
-В подвале, когда я завладел нексусом… - его взгляд неудержимо и прямо устремился на её личико. – Ты говорила правду?

Мгновенно изменившись в лице, Фиби обречённо выдохнула и кисло посмотрела на демона. Теперь у неё не получится соврать...
-Нет, я хотела сделать тебе больно, хотела, чтобы ты ушёл, - произнесла она, легко передёрнув бровками.

-Тебе действительно легче без меня? – Коул качнул головой, выдохнув. Его глаза инстинктивно устремились вверх, а слова были более утверждением, чем вопросом. У неё была свою жизнь, и не будь в ней его, будет другой… У него нет такой перспективны, а даже если и есть, она ему не нужна.

-Я... не знаю, - Фиби опустила веки, мученически сомкнув бровки. Она правда не знала, что будет лучше для неё, но, видимо, это знал он...
Она пыталась выбросить из жизни всё, что связано с ним, иногда страстно желая этого, иногда до дрожи боясь. Но всегда не спя по ночам и думая, думая думая...

-Но нас тянет друг к другу, и будь всё иначе, ничего бы не было, - его голос сделался хриплым, а близость неумолимо сократилась. Наклонившись к зачарованной, он слабо коснулся её губ, прикрыв глаза.

Со вздохом отстранившись, ведьмочка взглянула в его лицо, медленно рассматривая наизусть знакомые черты.
-Ты ещё можешь встретить ту, которая не будет знать о тебе всё то, что знаю я, и она сумеет быть для тебя той, кем не смогла стать я.

-Жаль, что в жизни всё иначе… - заглянув в её глаза, он невесело усмехнулся, поднимаясь. Мгновенна маска стёрлась с его лица, едва он стал спиной. Шрам от этого укола останется на нём навсегда, впрочем, как и остальные.
Его контур начал стремительно терять свою чёткость, сливаясь с бесцветным воздухом, растворяясь...
Она не знает и доли правды, которая в нём живёт день изо дня, заставляя встречать рассвет по утрам. Но даже она не способна что-то изменить… Тогда, какой смысл что-то говорить, делать, менять?
Он знает, что даже вернись он назад, и измени одну ложь, это ничего не изменит. Каждый из них навсегда останется поодаль друг от друга, и вспыхнувшая в одночасье страсть не сможет изменить ловушки этой судьбы. Она у них разная. И когда по ночам в её душе будут тлеть остывшее угли, рядом окажется другой, он сможет не дать им остыть, как остыла она.


***

Спустя неделю.

Был тёплый день, за окном моросил дождь, улицы пестрили разноцветными зонтиками. Настроение было под стать погоде: дождливое и тихое…
Но утром ей захотелось встать пораньше и вплести в волосы цветы, нежно-белыми лепестками искусственной красоты сплетающиеся с оттенком кофточки. С последней улыбки своему отражению прошло не больше часа, и она уже поднималась в знакомом лифте, прислонившись спиной к стене. Её взгляд скользил по носкам высоких тёмно-коричневым сапог, а мысли витали далеко…
Сейчас она была как никогда светлой и ясной, как джазовый рассвет, и он мог влюбиться ещё сильнее…
Ступив в просторную гостиную, Фиби подняла подбородок и нерешительно посмотрела в большое окно: было совсем рано для визита, но она могла выпить кофе и здесь.

Энергетический шар пролетел в миллиметре от головы увернувшегося Тёрнера, врезавшись в светлую стену. Она была идеальной… пока на ней не нарисовалась чёрная сажа.
-Чёрт! Ты испортил мою гостиную! – злостно выдал Коул, мгновенно оборачиваясь к демону. Вскинув руку, он отправил того в стену, разбив несколько хрупких статуэток в последствии. Его не очень волновало сколько всего он разрушит в этой жалкой схватке, но слова сами летели под стать демону.
Быстро поднявшись, демон зачерпнул рукой воздух, образовывая огненный шар. Его одежды и облик говорили о принадлежности к высшему звену демонической иерархии, шаткое существование которой ещё сохранялось. Но не успел он сорвать огненный заряд с ладони, как точно такой же уничтожил его.
Выдохнув, Коул сделал мелкий шаг вперёд, переведя взгляд на чёрное пятно, оставшееся на полу. Внезапно остановившись, демон тут же обернулся назад. Этот взгляд он бы смог почувствовать всегда.
-Фиби… Что ты здесь делаешь?

С трудом оторвав глаза от места, где ещё секунду назад стоял опасный демон, ведьмочка медленно, словно распускающийся бутон, приподняла головку и посмотрела на Тёрнера. Она рассчитывала не на такое начало дня, но природу подземного мира ей одной не изменить…
-Зашла… в гости, - поморщившись от неприятного запаха горелой плоти, она махнула ладошкой перед лицом. – У тебя есть кофе?

Удивлённо оглядывая зачарованную, Коул вздёрнул брови, скрестив руки. Его взгляд опустился вниз, но ей всё равно приходилось задирать личико, чтобы увидеть его. Причины её визита для него были более, чем непонятны, но тем не менее она здесь. Покачнувшись не мысках ботинок, Тёрнер прищурил один глаз, буравя её так, словно он стал плохо видеть.
-Ты здесь…чтобы выпить кофе?... – хмыкнул он. – Слабо в это верю, Фиби, – произнёс он, отступая на кухню. – Что случилось?

-Проснулась и решила тебя проведать, - девушка пожала плечиками и повернулась вслед за ним в сторону кухни. Ей не приходилось лгать, потому что она не могла этого сделать, но даже если бы могла, сейчас не стала бы этого делать. – Мне показалось, что тебе не понравились мои слова про новую жизнь.

Остановившись, Коул обернулся к ведьмочке, потерев ладонью сморщенный лоб. Тусклый взгляд демона коснулся лица зачарованной, но он так же быстро угас, покидая её черты. Он посмотрел на неё, чтобы убедиться, что это не ложь. Но он совсем забыл, что лгать она сейчас как раз и не может.
-У меня была жизнь, которую я хотел. Большее её нет, а другая мне не нужна, – отсёк Тёрнер, идя вперёд, - Ты это хотела услышать?

-Нет, - Фиби вздохнула и сделала размашистый шаг вперёд, звонко цокнув каблучками по глянцевому полу. - А что ты чувствовал, когда я была с кем-то?? То есть...

Резко остановившись на месте, Тёрнер прислонился спиной к стене, подняв на неё потемневшие глаза. Мысли об этом отравляли разочарованием и терпким ядом ревности. Похоже, эту боль она расчетливо добавляла в его кровь, но об этом потом.
-Я чувствовал ревность, боль, осознавая, что навсегда потерял тебя, – на его губах пролегла тень горькой усмешки. Она об этом спрашивает, но неужели она не знает... - Твоя игра удалась на ура, Фиби, – не отрывая от неё горящий безумием взгляд, он сделал непримиримый шаг вперёд, настигая с каждым мгновением удаляющихся секунд.

-Я не играла, я просто пыталась убежать, я хотела быть собой и вычеркнуть из жизни всё зло! - ведьмочка сомкнула бровки, медленно отступая назад и зная, что эта правда осознанная и она принадлежит ей... и на одну секунду ему, ведь у неё нет иного выбора. - Хватит винить меня в том, что я устала! Я больше не могла жить в страхе, что однажды всё кончится, и это может быть ещё больнее, чем каждую ночь просыпаться в холодном поту из-за кошмарного сна! Любовь должна приносить счастье, а нам она принесла лишь разочарование! Да, Коул, бороться со злом оказалось намного легче, чем бороться с самой собой!

Опустив голову, он повернулся к ней спиной, закрыв на миг глаза. На сей раз выбора больше не осталось, между ними нет страхов, которые прячутся в её душе, есть правда… Изменила ли она что-нибудь? Нет. Какая разница, что теперь он знает, почету так, а не иначе… Он бы всё равно узнал, пройди немного времени, но это оказалось намного быстрее. И эта правда не даёт свободу, она лишь оставляет осадок пепла…
Он не станет спрашивать её, ставя в очередной раз перед пропастью, всё уже решено.
Уйдя в сторону, Коул засунул руки в карманы брюк, подняв голову. Горький глоток воздуха снова заставил дышать…
-Больше тебе не придётся бороться с самой собой, Фиби. Ты хотела, чтобы я ушёл, - обернувшись, он поднял глаза, предпочитая сейчас лгать, но это невозможно… - Я уйду. Дай мне только время.

Резко отведя влажный взгляд, девушка проглотила рвущиеся наружу слова и сделала машинальный шаг назад. Он так решил, и он говорит правду. Что остается ей? Кивнуть и покинуть его сейчас.
Опустив веки в знак согласия, Фиби взглянула за окно – дождь усилился, он будто желал разбить стекло и ворваться внутрь вместе с холодным ветром…
Тишина казалась оглушающей и тяжёлой, она заставляла слушать лишь свои мысли, кричащие в сознании что-то неразборчивое и навязчивое.
Развернувшись к лифту, ведьмочка протянула ручку, чтобы нажать на кнопку, но внезапно остановилась.
-Ты ведь мог задать мне любой вопрос, и я бы не сумела солгать, - неожиданно произнесла она, не оборачиваясь.

-Я знаю, что ты ответишь, - обернув к ней голову, произнёс Тёрнер. – Ты не хуже меня знаешь, что это ничего не изменит. Я хочу, чтобы ты любила, Фиби. И эта любовь не была бы для тебя болью или разочарованием, - сомкнув брови, Коул потупил болезненный взгляд, резко поймав глоток воздуха, зажмурив глаза. – Я правда этого хочу, детка.

Продолжая стоять к нему спиной, девушка опустила веки, ощутив себя замкнутой меж стен, откуда не найти выхода. Оказывается, это так просто... не лгать и говорить ему правду. Это легче, действительно легче... спрашивать то, о чём раньше боялась, отвечать, смотря в глаза, но только дышать всё сложнее и сложнее...
-А ты хочешь обнять меня на прощание?

Приблизившись к зачарованной, Коул коснулся её локотка, медленно развернув к себе, ещё не до конца понимая, что это действительно точка… Да и нужно ли это понимать?
КАК это понять??
-Если что-то… - неопределённо пожав плечами, он попробовал улыбнуться, но его лицо так же не было способно лгать, впрочем, этого больше и не хотелось делать. – Возможно, я услышу…

Кивнув, Фиби отвернула личико и прерывисто вздохнула, избегая его взгляда, ещё не зная, что он будет ей сниться… всегда.
-Всё, что было между нами… я никогда не забуду, - тихо прошептала она трепетным голосом, ощущая, как уголки её глаз теплеют от слёз. – И, наверное, никого не полюблю так сильно. Ты должен знать…

-А я не полюблю больше никого. Никогда, - он коснулся ладонью её личика, заглянув в блестящие шоколадные глаза двумя осколками тающего льда, улыбнувшись её красоте.
Душа разрывалась на части, а горький осадок разъедал всё внутри, эта любовь была проклятьем и даром. Она навсегда будет жить в уголках их сердец, спрятанных друг от друга.

Привстав на носочки, девушка положила ручки на его плечи, тихо всхлипнув. Ей больше не нужна эта ложь…
-Знаешь… что я придумала?.. – безрассудно прошептала она ему на ушко, словно их мог кто-то услышать. – Нет, я тебе не скажу… ты узнаешь. Только не забудь обо мне через год, - слабо дрогнув в уголках губ через слёзы, Фиби отстранилась, и её пальчик коснулся кнопки лифта.
Ступив внутрь, она опустила дрожащий взгляд, и расстояние забрало её безжалостно быстро…


Спустя год.

«Привет»…
-Привет… - шепнула девушка, закрывая глаза и представляя его. Она чувствовала себя другой, а вокруг всё было по-прежнему. Менялась она, но лишь внутри, а её губы всё так же улыбались, и улыбался взгляд.
Она не знала, почему думала, что скажет ему при встрече, и повторяла всего одно слово, хотя рассказать нужно было так много, и одновременно ничего.
Он мог уехать отсюда, он мог забыть про её обещание, он мог забыть про своё…
Но она знала, что в этот день он как никогда одинок.
Не нужно было много слов, чтобы он ощутил себя счастливым хотя бы в тот миг, когда она скажет ему «привет» и улыбнётся.
В ладонях была зажата красивая коробка с алой ленточкой, она бережно держала её, и ей не приходилось прятать дрожащие руки за спину.
Она изменилась… и он наверняка заметит это; заметит, но не скажет об этом, просто будет смотреть, чтобы никогда не забыть.
Секунды тянулись мучительно долго, сводя с ума. Она терпеливо ждала, провожая каждую и не жалея об этом. И почему-то волновалась…
Длинные волосы бросали тень на её лицо, позволяя каплю уединения. То, что произошло год назад, могло быть минутной слабостью, но эта слабость владела ею долгие месяцы, которые оборвались сегодня утром. И вечером двери лифта раскрылись, впервые за столько времени.
Здесь всё было так же, как и в её памяти, но она не смотрела по сторонам, и её шаги были тихими, они почти не нарушали тишину этого места.
Остатки этого дня неумолимо утекали, но обещание исполнилось. Фиби остановилась…

Он представлял её нещадно много и думал почти каждую ночь, когда сон должен был накрыть его. Накрыть и увести далеко отсюда. Туда, где его желания будут призрачно ощутимыми, а сладость мечтаний ещё более незыблемой. Он не пытался смириться или забыть, он просто ждал… И каждая частичка этого времени отразилась на его мужественном лице, навсегда оставаясь неизменной.
Когда ей грозила опасность, она не знала, что каждая схватка окончится её победой. Он не пытался быть тенью, которая преследует её, отнимая воздух. Он был слишком далеко отсюда, там, где ад - это слишком низко, а рай - слишком высоко… И каждый день, когда он встречал рассвет на островке жизни между концом и началом своего существования, грустная улыбка растапливала серьёзное лицо, с вызовом встречая ослепляющие лучи.
Он не мог изменить своей сущности и стремился попасть лишь туда, где каждый день он не будет сходить с ума, окружая себя пустотой.
Она бы сказала, что он смирился… Но в нём всегда будет жить демон, который однажды восхитился полётом ведьмы; в нём всегда будет существовать человек, провожавший тусклым взглядом лица остальных.
Он будет любить, он будет помнить… а демон навсегда останется безумным, обретая мнимое спокойствие пока её нет.
Слишком долго…
Но всё ещё жив…
Этот замкнутый круг невозможно прервать, так будет всегда. Даже, если кто-то из них принадлежит раю, а другой аду… потому что они всего лишь между.

Она медленно ступала вперёд, следуя за шёпотом своей интуиции. Тот, кто ей нужен был рядом, их разделяли всего несколько шагов, которые она непременно пройдёт, затаив дыхание. Сегодня всё могло закончиться раз и навсегда, и она была к этому готова. Чьё-то одиночество, застывшее в воздухе, мешало ей свободно дышать. Всё это время они были близко и одновременно далеко друг от друга. Он сдержал обещание и ушёл из её жизни, теперь её очередь сдержать своё.
Аромат её духов медленно возвращался в каждый уголок этого места, хранившего всё хорошее и плохое, что навсегда останется в памяти.
С каждым следующим шагом волнение возрастало, а сердце билось всё тише и тише, словно боялось выдать её присутствие. Фиби прижала коробку к себе и свободной рукой провела по прямым длинным волосам, обрамляющим её побледневшее от ожидания лицо. Она была уже так близко, что могла развернуться и убежать, но за те дни она успела понять одно – правда всегда лучше, какой бы она ни была. И сейчас правда была одна: она не хочет сбегать, она ждала год.
Дойдя до крайней из комнат, Фиби коснулась ладонью гладкой стены и на секунду закрыла глаза. Один вздох должен был придать ей сил, чтобы повернуться в сторону и увидеть его…
Она осторожно подняла веки и ощутила покалывающий холод в кончиках пальцев. Сжав кулачки и продолжая обнимать подарок, девушка не спеша повернула голову налево, и её тело пронзили тысячи разрядов.
Тогда она не думала, что этот вечер может быть так далеко от мгновения, когда она ушла. Но он наступил неожиданно, и только увидев отражение своих мыслей так близко, она поняла, что всё изменилось…
Неизменна лишь пустота.
-Привет… - едва слышно произнесла Фиби, и её губы неловко дрогнули, а напряжение внутри рассыпалось на тысячи звенящих одиночеством осколков.

Замершая фигура демона мгновенно ожила, едва её голос раздался так близко, что его мысли беспорядочно спутались в один комок, переворачивая ВСЁ. Её тихие шаги отражались у него в сознании, и он ждал… опустошённо замерев в жалкой покорности, считая, когда эти секунды исчерпают себя, и он увидит её.
Не случайно, не потому, что так нужно, а потому что она сама этого хочет…
Их разделяло жалкое расстояние, но холод пройденного времени по-прежнему морозил кожу, изнывая от жажды прикосновения к ней… Почему она не позволила произойти этому раньше? Чего ждала?... Сейчас её губы могут лгать, и он не услышит правду, впрочем, она и не нужна…
Глоток воздуха замер в его лёгких, проникая ничтожно медленно. Её запах снова отчётливо витал вокруг, обвивая его. Коул закрыл глаза всего лишь на миг, впитав этот аромат, тревожащий тело и ум… Он не чувствовал его слишком долго.
Напряжённый взгляд мгновенно настиг её, замечая каждую изменившуюся чёрточку. Он не мог это остановить, так же, как и желание приблизиться к ней, коснуться…
Гложущий внутри крик разрывал на части, мешая тысячу чувств. И только одно было властно над всеми ними.
Дёрнув девушку к себе за ручку, Коул опустил голову, не отпуская кристального взгляда от её личика. Неужели она думала, что сможет избежать этого, когда пришла сюда? Никогда.
-Привет, - дыхание мгновенно сбилось, а пристальные глаза заскользил по губкам ведьмочки, он был дьяволом, который съедал её.

Растеряно улыбнувшись, Фиби приподняла личико навстречу его взгляду, и несколько секунд в безмолвии пролетели почти незаметно. Она могла прочитать в его глазах каждую бессонную ночь, каждую не упавшую слезу, каждую частичку грусти, живущую в одной большой мечте. А что видел в её глазах он?..
Медленно приподнявшись, чтобы достать тёплыми дрожащими губами до его щеки, девушка ощутимо обняла его, скользнув ладошкой по широкой спине. Разорванный противоречиями поцелуй задержался на его коже чуть дольше, а согревающий шёпот коснулся слуха.
-С днём рождения… - Фиби вновь посмотрела на него, протянув коробку.

Сомкнув ладонь на её талии, он чуть приподнял девушку к себе. Прикосновение её губ не могло сделать жарче и без того горящее тело демона; находясь с ней так близко, оно могло лишь уколоть… заставить вспомнить отравляющее безумство и тут же потерять её, томясь от предательской близости.
Его ладонь заскользила по её телу, позволяя себе чувствовать каждый плавный изгиб. Перед его глазами тут же образовалась обманная дымка обнажённого тела, растворяясь в унисон её ощутимому дыханию…
-А я хотел сам выбрать подарок… - его губы едва дрогнули, а взгляд сделался ещё живее и насыщеннее.

-Этот откроешь, когда я уйду, - тихо произнесла девушка, дотронувшись пальчиками до его лица, на миг пошатнувшись от нереальности ситуации. Сделав глубокий вдох и осторожно дрогнув в уголках губ, она вновь обняла его, прикоснувшись щекой к широкой груди. – Он тебе понравится, - немного отстранившись, Фиби сделала шаг назад и облизала губки. – Подожди… прошёл целый год. Но я пришла…

-Этот год прошёл для меня чуть быстрее, но это уже детали, - усмехнулся Тёрнер, его лукавый взгляд коснулся её за долю секунды, тут же сойдя. Интересно, как быстро для неё пройдут другие года, если так мгновенно пробежал этот?
Пусть это потеряло значение для неё, но его это ещё волнует.
Сделав несколько шагов назад, Коул стал к ней спиной. Он судорожно втянул воздух, и его лицо исказилось немыслимым напряжением, а глаза невольно закатились. Тряхнув головой, он сглотнул, снова обернувшись к ведьмочке, как ни в чём не бывало смотря. Спокойствие давалось нещадно трудно, но он продолжал его играть.
-Как ты…?

Пожав плечиками, она посмотрела в сторону и безмолвно качнула головой. Даже дыхание казалось испытанием, каждый вздох натыкался на стену пустой тяжести, сдавившей грудь. Приходилось задавать себе вопрос… «ради чего?»…
-Всё нормально, - наконец ответила девушка, не зная, что сказать. Это оказалось сложнее, чем ей казалось. – А ты?..

-Тоже, - неброско кивнул Тёрнер, прислонившись плечом к стене. Коул перевёл взгляд на зачарованную, хотя хотел не просто смотреть. Если бы он мог читать её мысли, то непременно бы заглянул в них. Отвечая на свои вопросы, которые ещё недавно потеряли смысл, когда всё казалось кончено. Она заставила смирится с этим, но вряд ли это чувство ему знакомо. – Что-то изменилось за это время?

-У Пайпер родился мальчик, - Фиби неловко отвела взгляд и прошлась в сторону, не желая стоять на одном месте. - Мы продолжаем бороться со злом. У меня всё по-прежнему...

-Я знаю, но я не об этом спрашивал, - Тёрнер цепко проследил за её фигуркой, по-прежнему обездвижено стоя.

Кивнув, девушка остановилась у двери и коснулась её.
-Да, я понимаю, - напряжённо обронила она. - Ты всё узнаешь, обещаю. Но... давай погорим позже. Просто пойми меня, сейчас мне лучше уйти. Не забудь про подарок. С днём рождения...
Не оборачиваясь, ведьмочка быстро вышла из комнаты, и вскоре звук её шагов совсем стих.

-Фиби… - стремительно сорвавшись с места, желая задержать, Коул внезапно остановился.
«Просто пойми меня, сейчас мне лучше уйти…»
Опустив взгляд, демон качнул головой. Понять… Если бы это было так просто. Звук её шагов быстро стих… Она пришла, чтобы поздравить его с днём рождения? Да, только не о таком подарке он мечтал. Впрочем, это лучше, чем зелье под ноги.
Усмехнувшись, Тёрнер взял в руки пёстрый подарок, срывая обёртку. Коробка оказалась пустой, разве что там нашлось место для ключа от номера в гостинице и конверта с запиской.


***

Каждый день этого года был для неё мыслями о следующем. В тот момент, когда Коул её отпустил, что-то оборвалось и поменялось в её сознании местами. Это могло быть плохим или хорошим началом конца, но это была правда, зависшая где-то между их душам; его принадлежала аду, её – раю, но их союз смешал все границы в одну, стирая чёрно-белые краски. Он больше не был тем, кем являлся до встречи с ней – с ней он познал добро. Она больше не была той, кем являлась до встречи с ним – с ним она познала зло. Они оказались за гранью привычных ощущений, и там они были лишь вдвоём. Но она покинула его, не желая больше бороться, ведь когда ты не светлый и не тёмный, тебя презирают и те, и другие.
И он остался один. И не важно где, не важно кто вокруг или вовсе никого, важно одно – она, но её нет.
За этой чертой, где по одну сторону тьма, а по другую свет, нет больше ничего. Нет никого. Только он. Меняя маски, он пытался дотянуться до неё, но не смог. И лишь когда повернулся спиной, чтобы уйти из её жизни, всё это пронеслось перед её глазами, как один миг. Именно так…
Этот год должен был всё расставить по своим местам, но временами казалось, что он запутал всё ещё сильнее. Каждый из них мог решить для себя всё раз и навсегда, но она оттягивала это решение день за днем… И когда пришло время, всё обернулось неосознанным сердечком в углу записки, которую она положила в белый конверт.

Красивый номер был на самом верхнем этаже, из окна открывался завораживающий вид на залив и звёздное небо, уходящие за горизонт, такой же чёрный, как глаза Фиби.
Она была в красивом платье, на столике стояла бутылка вина, два бокала, фрукты. Его день рождения ещё не закончился, он исчезнет с последней каплей.
Свет исходил лишь от нескольких свечей, согревающих воздух тёплым дрожащим пламенем. Так же тихо дрожали мысли девушки, пока она смотрела в окно и иногда на часы.

Он появился в отдалённом углу номера, и в глаза сразу бросилась одинокая фигурка зачарованной, освещаемая слабым огнём свечей. Это наполняло обстановку дымкой ожидания, которое непременно хотелось нарушить. Это заставляло каждую клеточку трепетно напрягаться, а после раскалываться от сковавших тисков. Он не смог от них избавится спустя год, и вряд ли сможет когда-нибудь… Это невозможно изменить и так же понять.
Невольно втянув её аромат, который рассеялся вокруг, Коул сделал несколько шагов вперёд.
Этот подарок он запомнит навсегда.
-Привет, - приблизившись к девушке, он коснулся ладонью её руки, поднеся к своим губам и не отрывая взгляда от её личика, оставил едва заметный поцелуй.

Проводив его жест слабой улыбкой, Фиби отвернулась от большого окна и сделала несколько аккуратных шагов в сторону небольшого столика. Последний раз они вместе пили вино после свадьбы…
Неприметно тряхнув волосами, скрывающим от него обнажённую спинку, девушка остановилась возле одного из стульев и обернулась к Коулу. Они знали друг о друге всё, но сейчас казалось, что она боится, как на первом свидании…
-Ты знаешь, как я старалась завоевать твою симпатию тогда? – неожиданно произнесла Фиби, невольно дрогнув в уголках губ, но тут же её взгляд изменился. Теперь он проклят своей любовью.

На секунду задумавшись, Коул отлепил от неё взгляд, демонстративно возвысив его к потолку. И тогда и сейчас, он замечал каждый изгиб в ней, каждую деталь, каждый взгляд глаз и тень улыбки…
-Обнажённым декольте? – неброско дрогнул в уголках губ демон, накрыв её волной голубых глаз. Он мог смотреть на неё, как не был способен ни один из смертных и ни один из демонов. И когда в их постели становилось жарко, этот жар не покидал и на утро.

-Нет, - она слегка рассмеялась, но затем забавно сложила губки. – Но вообще-то это была только часть плана. Если бы ты видел моё лицо, когда я говорила с тобой по телефону… а рядом бегали сёстры… - прикрыв ладошкой глаза, словно скрываясь, она усмехнулась. – Тогда мне казалось, что ты не замечаешь ни декольте, ни намёки, ни меня.

-Мне приходилось тяжело, - протянув последнее слово, Коул потупил смеющийся взгляд, но тут же поймал им ведьмочку. Только одному богу было известно, какого было придумывать объяснение, почему они не могут быть вместе, появляясь с часовым опозданием на свидание, а после составлять очередной сорванный план. – У меня на хвосте была Триада, а в постели ты.

-Как же ты решился переспать с ведьмой? - иронично сложив бровки, Фиби опустилась в кресло за столик, и Коул остался за её спиной.

-Я хотел тебя, - тряхнул головой Тёрнер. Остановившись около столика, он открыл бутылку вина и наполнил оба бокала. – И ты сама пришла объяснить кое-что… – протянув ей один, Коул пристально заглянув в глаза ведьмочки, дрогнув в вожделённой улыбке. Казалось, в нём до сих пор существует этот кусочек прошлого, навсегда делая недоступным часть души, сохраняя её столь неподвластной, но настолько же желанной.

-У меня получилось, - Фиби улыбнулась, обнажив зубки, и снова отвела взгляд, словно каждый раз убегая. Задумчиво проведя пальчиком по краю бокала, ведьмочка наклонила голову. Этот вечер казался каким-то особенным, в животе порхали бабочки, как в детстве. Подступающая ночь таила в себе какую-то тайну, никому из них неизвестную. – Тогда всё было по-другому, я была другая.

Изменился ли он с тех пор? Конечно. Влюблённый демон предпочёл пропасть, чем власть и трон своего мира, неумолимо пропадая в ней с каждым её поцелуем. Но эта цена слишком мала, чтобы говорить о ней.
-Я тоже, - протянул Коул, взяв бокал за ножку. Этот разговор приносил умиротворение в мысли и панику в сильное тело - она об этом не знает. – Но я никогда не жалел о том, что произошло. Если бы был выбор… - Коул на миг отвёл взгляд. Если бы был выбор, он бы изменил только одно – потерю любимой и сына. – Я бы ничего не изменил.

Поднеся свой бокал к его, девушка аккуратно прислонила их, и тонкий хрусталь жалобно звякнул. Цвет её глаз утопал в полумраке красивой комнаты, но они смотрели прямо и спокойно, находя едва уловимые изменения в лице мужчины.
-С днём рождения…

Дрогнув в уголках губ, Коул опустил взгляд, после стремительно подняв его, захватывая в свой порок и её. Прислонив к губам стенку бокала, он сделал глоток терпкого напитка, ощутимо глотая кусочек красоты перед собой...
-119 день рождения, - демон сомкнув брови, чувственно скользя взглядом по обнажённым плечикам, уходя вниз. Всё остальное было лишнем, а значим только одно…только она…

-Какой ты старый, - ведьмочка улыбнулась и отпила из своего бокала. Весёлые искорки в её глазах растапливали тяжёлый лёд, даруя лёгкость. Сегодня она была необыкновенной. – А сколько тебе в земном паспорте?

-34, - вздёрнул брови Коул, забавно сощурив глаза. – Вообще-то по меркам демонов это маленький возраст. Большинству демонов высшего уровня лет за 300-400…

Засмеявшись, девушка дёрнула из грозди одну виноградинку и бросила в смешного демона. Её личико светилась так ясно и искренне, как не было уже давно. И он не видел её такой давно…
Ей было легко и спокойно, почему-то напряжение отпустило, и думать о плохом не хотелось. Казалось, она выбросила из сознания несколько тёмных лет…
-По сравнению с тобой я ребёнок!

Инстинктивно уклонившись от летящей ягоды, Коул тут же устремил пронзительный взгляд на зачарованную, оставаясь безнаказанным.
-Нет, ты королева, - он чувственно свёл брови, в этот миг поймав её ладошку.

Облизав губки, девушка опустила глаза на их переплетенные пальцы и поставила на столик свой едва тронутый бокал.
-С этим словом у меня плохие ассоциации, - напряжённо, но мило улыбнулась она, подняв взгляд. – Жаль ты больше не говоришь только правду, иначе я бы спросила у тебя, почему ты любишь блондинок, - она улыбнулась чуть шире.

-Говорят, противоположности притягиваются, - усмехнулся Тёрнер, иронично исказившись в лице. Тема блондинок его волновала меньше всего, но это интересовало Фибс, и от этого было ещё забавнее. Внезапно его лицо изменилось, становясь слишком серьёзным, он наклонился к ведьмочке, не отпуская её ладошку. – Но, Фиби… я прошу тебя, никогда не крась волосы в рыжий цвет.

-Обещаю, - она рассмеялась, становясь в этот момент абсолютно очаровательной и беззащитной. – Кстати… Пейдж сейчас блондинка!

-А мне нравится сейчас брюнетка, – хищно сомкнув зубы, Коул с вызовом вздёрнул брови, дёрнув её за ручку к себе. Каждая секунда, когда он дышал ею, заставляла забывать обо всём, больше ему не о чем было помнить. Это всё походило на сон с ещё более сладким концом. И он желал этого, как ничто другое… каждый её взгляд, изгиб тела, прикосновение пальцев и губ… Всё слишком пьяняще… даже её взгляд, который не оставляет возможности быть трезвым.
Встретив её глаза, словно наткнувшись на непреодолимую стену бездны перед собой, Коул опустил её ручку вниз, скользнув взглядом по вкусным губам… в этот миг она ощутит его дыхание, разогревающее её кожу…

Резко поднявшись на ножки, девушка втянула воздух, успев поймать в его глазах искры. Она отошла в сторону и скрылась в темноте. Казалось, все улыбки были обманом…
Но через секунду воздух наполнила красивая мелодия, зазвучавшая для них…
Маленькую фигурку Фиби вновь охватил свет от пламени свечи, девушка сделала плавный шаг вперёд.
-Хочешь потанцевать со мной?

-Этого хочешь ты, - облизав губы, Тёрнер выпрямился во весь рост, протянув девушке ладонь. Скользящий взгляд нежно обволакивал страстную фигурку в сковывающей темноте. – Сейчас я готов осуществить каждое твоё желание…

-Вау…- загадочно улыбнулась Фибс, вложив в его ладонь свою ручку и став ближе. Теперь их тела разделял только тонкий слой воздуха, а хитрый и смешливый блеск в чёрных глазах казался волшебным. – Как на счёт новой машины?

-Порш подойдёт? - протянул Коул, дрогнув в уголках губ, обняв ведьмочку за талию.

-Это была шутка, - она изогнула бровки и опустила ладошки ему на плечи. Медленная музыка обволакивала их движения, делая чувственными и тесными. Близкий запах девушки был сладким и родным, и всё это вместе напоминало несбыточный сон, но происходило наяву. - Хочу кое-что спросить... но это ничего не значит. Ответишь честно?

Согласно кивнув, Тёрнер опустил вторую ладонь на её тело, медленно и едва ощутимо царапая пальцами скрытые контуры, идя в унисон её размеренному дыханию, ощутимому лишь на своей коже. Наклонив голову к девушке, он повернул лицо чуть в сторону, коснувшись её.
-Да…

-В тебе есть то, что может причинить мне боль, даже если ты этого не хочешь? - ведьмочка приподняла личико и заглянула в его глаза, скользнув кончиками пальцев по ткани его пиджака.

Отведя взгляд, Коул выдохнул, чуть отстранившись. Однажды он едва не убил её, и это было всего лишь заклятие демоницы. Врать ни себе, ни ей, он не мог. Её жизнь дороже.
-Да, - произнёс он, подняв глаза. От этой правды он не мог убежать. В нём больше нет Бальтозара, но навсегда останется часть тёмный души, наделённая никому не подвластной силой зла.

Сомкнув бровки, Фиби опустила голову, прислонившись щекой к его телу. Ритмы их сердец сливались в один, это казалось приятнее успокаивающей мелодии. Но тревожные мысли вновь отравляли душу, и от этого хотелось избавиться.
-Теперь я жалею, что спросила, - вздохнула она, остановившись. - Может, тебе удастся поднять мне настроение?..

Демон порывисто коснулся её губ, и на его лице пролегла заметная морщина напряжения. Сладость её губ была сродни самому падшему аду, о его пороке оставалось только мечтать, одновременно стремясь и покидая…
Но чувствует ли она эту дрожь, когда он прикасается к ней?... Иногда блёкло и едва ощутимо, а иногда столь страстно, что его ладони покрывает тёплый огонь, переходя на неё…
Отпустив её на миг, Коул заглянул в тёмные глаза зачарованной; на фоне ночи они были бесподобны, отражая блики появляющихся звёзд в открытом окне… Холодный ветер был ничтожен для него, не смея заглушить её мысли или подарить нить одиночества. Рядом с ним всегда будет жарко, и его взгляд никогда не позволит безмолвно уснуть.

Встретив его взгляд, Фиби внимательно проводила каждую каплю волнения, отразившуюся на его лице. Это было так знакомо, но раньше она предпочитала просто не замечать, и даже его слёзы заставляли поворачиваться спиной.
-Я понимаю, что тебе тяжело, ты боишься. Наверное, это невозможно вынести… И сейчас я лишь сильнее запутываю тебя…

Накрыв пальцами губы ведьмочки, он дрогнул в слабой улыбке, не позволяя ей продолжить. Его страхи всегда останутся с ним, и не должны касаться её. Никогда. Перестало ли быть для неё это столь незаметным? Возможно… Но…
-Я с этим справлюсь, - кивнул Тёрнер. Иначе он не мог и не умел. В его словах всегда была уверенность, и с ним не страшно было порхнуть даже в бездну ада. Однажды она так и сделала. Но невозможно сохранить и пронести крупицу сердца там, где всегда будет мрак.

Кивнув, ведьмочка спокойно положила головку ему на грудь и опустила веки. Волнующая, но плавная музыка неповторимо сливалась с её настроением; казалась, она была тенью этой ночи. Волшебной и единственной, где каждый миг был отражением снов и самых смелых мечтаний. Сейчас всё существует, всё настоящее и ни капли лжи. Легко улыбнувшись, Фиби ощутимо вздохнула, не открывая глаз.
-Тебе нравится мой сюрприз?..

-А ты как думаешь? – Тёрнер на миг отстранился, найдя её глаза. И едва этот вопрос сошёл с его уст, а взгляд нашёл её личико, демон обвил маленькое тельце руками, нежно прислоняя к себе. Сейчас она была хрупкой и сладкой, не обременяя себя на маски вранья. Знал ли он, что спустя время, они будут вот так просто говорить и млеть от близости друг друга? Этот сон был в одном из его кошмаров, когда частички души покидали…

-У меня есть ещё один, - Фиби дрогнула в уголках губ и отошла на шаг в сторону. Её ладошка сжала ладонь Коула…
Потянув его за собой, девушка утонула в темноте, в абсолютно тишине едва различимо переливались звуки музыки. Её аккуратные шаги стали тише, едва красивые туфли остались в стороне. Открыв дверь, ведьмочка таинственно развернулась и закусила губу, дёрнув бровками…
Более романтичной сказки не было во всём мире, и эта принадлежала им двоим. Этот праздник должен был запомниться надолго.
Ароматы цветов и вина, лепестки алых роз в горячей воде… и ОНА, спускающая с маленьких плеч своё красивое платье…

Ощутимо вдохнув наполненный притягательными нотками порока и желания воздух, Коул сделал размеренный шаг вперёд, держа вожделённый взгляд на обнажённых участках её кожи…
Её пальцы медленно скользили, играя на его нервах и терпении, но это было слишком прекрасная игра, чтобы её останавливать, так же, как и она…
Скатывающая лавина невидимой дрожи граничила с горячим адреналином, застывшим где-то в крови; он стремительно врывался в каждую клеточку, застилая ум обжигающей агонией жажды - только смотря.
Расстояние неумолимо сократилось. Нельзя было остановить…
Оторвав от зачарованной взгляд, он метнул его на ванну позади. Эту ночь ОНА не забудет никогда.
-По-моему, есть что-то ещё, о чём не знаю я… - низкий шёпот его голоса едва нарушал тишину, сталкиваясь с ней. Губы мгновенно тронула хищная улыбка, неощутимо касаясь её…

Неопределённо качнув головой, ведьмочка медленно повернулась спиной и сняла трусики. Её обнажённое тело лишь на секунду открылось его глазам, и уже в следующую скрылось в ароматной воде, обволакивающей каждую чёрточку воздушной белой пеной.
Подняв чарующий взгляд к лицу Коула, девушка расслабленно отклонилась на спинку, смотря на него и безмолвно ожидая. Её коленочки выглядывали из воды, они были влажные и только подсказывали, что может ждать его ниже.
Подняв на ладошке пену, Фиби сдула её в сторону демона и широко улыбнулась.
-Зависит от тебя.

Сбросив с плеч пиджак и всё остальное, Тёрнер выпрямился во весь рост. Сильное тело демона кричало о гнетущей жажде, не обретая свободы. Свободы от неё у него не было никогда. Напряжение в каждой мышце ярко отражалось на его загорелой коже, рисуя рельефный рисунок. Его запах смешивался со сладким ароматом цветом, навсегда оставаясь в её мыслях… Даже, если его не станет, сможет ли она забыть?... Ласку его рук, отравляющее желание губ… убивающий глоток оргазма, объединяющий их тела в один сбитый комок натянутых нерв…
Зайдя в воду, он развёл согнутые ножки девушки в стороны, опускаясь сверху. Пристальный взгляд голубых взгляд морозно обжигал личико девушки, находя её губы и спадая на грудь…
-Мы ничего не ели… - дрогнув в улыбке, он сомкнул брови, закусив губу. – Значит, в качестве ужина будешь ты.

Медленно проведя пальчиками по его торсу вверх, Фиби коснулась ладошкой шеи Коула и подняла глаза. Одно движение её ресниц убивало скованной в коротком взгляде силой волшебства. Ей не нужно быть ведьмой, чтобы зажигать магию одним словом, достаточно лишь одной улыбки…
...и он был у её ног.
-Ты думал о том, что будет, когда наступит утро?

-Эта ночь ещё не закончилась, - напомнил демон, опустив к ней лицо.
Вода обволакивала лишь часть её тела, открывая его для него. И каждая черта, плавная линия этой красоты отражалась в его сознании эхом безумия, накаляя каждую клеточку. Медленно, томно… это превосходило всё…

Ласково обняв его, девушка наклонила к себе, и её влажная кожа передала часть своей нежности и тепла.
-Она не закончится никогда, - шепнула Фиби, подарив ему один сладкий поцелуй.

Продолжив движение губ, не давая остановиться, растягивая и этот миг… демон чувственно схватил влажные бёдра, сковывая их у самого начала. Мокрые ладони зашли по всему обнажённому телу, с остервенением вкушая похотливый стон с её улыбки…
Его бросило в жар, но тёплая вода затушила лишь малый накал слов, застывших коркой льда в сознании. Она лучше… Она вкусней… И даже тысячи лет навсегда оставят боль желания, сродни языкам огня, лижущих в унисон её плавным изгибам, с каждым разом похотливее…
Она может спутать или убежать, снова и снова забывая… А что останется сейчас?...
-Навсегда… - блуждающий взгляд ощутимо коснулся груди, зачерпнув вместе с капелькой стекающей воды тень её красоты.
Дорожка колких поцелуев рухнула на нежный изгиб, отнимая спокойствие у трепетного тела. Дыхание…
Терпкий запах, окутавший её – теперь она пахнет им…
Эти минуты, растекающиеся ознобом горячей страсти, плавились в истоме двух тел, желанно отдавающихся друг другу. Он мог бы убить, но любил… мучительно сладко отравляя её добро, лаская издыхающий в пороке трепет горячей влаги на её теле, беря его напряжённой жёсткостью в каждой клеточке…
Она чувствует, насколько это горячо?...
Раз… Дрожь сильного тела заставила молить, едва он прикоснулся к ней, зайдя играючи спокойно твёрдой плотью. Чувствуя… её… Ещё!… Сильнее!…
Ахх….
Резко распахнув глаза, облизав губы, носившие её вкус, Тёрнер опустошённо закинул голову назад, снова настигая стремительным накалом неудержимого огня в зрачках. На устах пролегла улыбка, это была бы победа, будь концом, но…
Всё только началось…
Кричащее напряжение сводило с ума, не позволяя быть ни в раю, ни в аду, только между, потерянно следую своему инстинкту…
Ей понравится быть распятой злом…
Томно изжигая нарастающей плотью, ощущая, как приливающая кровь, насыщенная адреналином, заставляет кричать, он свёл зубы, сбито прорычав в её кожу… Она была его.

Хотелось смеяться и плакать одновременно, но комок натянутых ощущений не позволял девушке вспомнить глоток своей правды. Это было и не нужно…
В первую же секунду, когда он оказался в ней, она была готова закричать и взорваться от удовольствия. Но он сжимал её губы, и раствориться в нём можно было без остатка…
Этого хотелось!
Не выдержав, Фиби чувственно дёрнулась ему навстречу – он был жадным и желанным, но ждать… ждать казалось невыносимой мукой, она хотела всего и сразу!
Её брови сомкнулись от удовольствия, которое невозможно было вынести – оно убивало, бросало об землю и поднимало к небу, оно опустошало и тут же наполняло новой тягой к нему… к нему!
Жёстко ударяясь бёдрами о него, наполняя комнату сладкими стонами, позволяя ему владеть, девушка сбивчиво обхватила его руками и столкнулась так колко и неподвластно словам, что её личико исказилось от несдержанности… кончить… сейчас!
Её ногти впивались в его кожу, судороги хрупкого тела были в его руках, сахарный голос врывался в мысли…
Голова кружилась, а перед глазами не было ничего ясного… она знала только одно – это будет продолжаться всю ночь!

Неудержимо двигаясь, разжигая новые порции стремительно огня, разливающегося в ней, Тёрнер прикоснулся губами к её коже, резко подхватив маленькую фигурку к себе. Их тела страстно питались друг другом, неотрывно следуя за каждым вымученным движением губ…
Это нельзя было назвать лаской, она была слишком горячей. Она убивала, не оставляя мыслей о сне или конце. Это мог быть только вечностью… Их. Настолько же сладкой и порочной, как каждая её лживая улыбка, когда она говорит «прощай»… Это неподвластный никому ад, и он настолько прекрасен, что рай находится от него слишком высоко. Она упала туда вместе с ним…
Не прекращающиеся комки оргазма заставляли кончать, пропитывая её тело одной влагой.
Его сильные руки подхватили тельце ведьмочки, устремляя вертикально себе. Она скатилась по его торсу, сталкиваясь своей грудью, мгновенно оказываясь насаженной на пульсирующую плоть. Дикий комок вожделенного рыка сорвался с уст демона, едва она оказалась в его власти. Он потушил его в её губах, обхватывая неизбежным поцелуем.
Ладони скользили по распылённым бедрам, заведено двигая сексапильные ягодицы, сдавливая их пальцами. Любое движение её тела отдавалось пронзительным криком твёрдого накала внутри неё, разливаясь жизнью, которую она однажды предпочла прекратить.

Их сладкий танец и нежная встреча осталась в прошлом, как и всё, как и всегда, когда они оставалась одни, и их тела были сумасшедше близко… Их секс убивал все ласковые улыбки и неправдивые слова, оголяя одну простую правду – они всегда хотели ЭТОГО. Они всегда хотели друг друга. Они могли ждать, они могли изнывать, молить, требовать… мог пройти год, месяц или всего один час, но страсть пожирала их обоих.
Глубже…
Сильнее…
О да…
Всё будет хорошо.
Опьянённая улыбка разбивала блаженство на красивых чертах, смешавшаяся лавина их запахов возбуждала вновь и вновь; да…
Терпко, грязно, волшебно, бесконечно…
Она сжимала его внутри, заставляя новые капли окроплять влажное лоно, и это заводило сильнее. ТАКУЮ её он ждал давно…


***

Утро…

Пробивающийся сквозь плотные шторы свет нещадно ударил в глаза.
Коул медленно разлепил веки, хотя сон покинул его секунду назад. Мысли оглушительно ударили, подобно барабанной дрожи; от них было невозможно избавиться, так же, как и от бродившей истомы в теле. Она успокаивала, тревожа мысли одновременно.
Вокруг до сих пор витал её запах, напоминая о себе скомканной постелью, являющейся продолжением ночи. Так было, когда они были вместе…
Закрыв глаза, он машинально заскользил рукой по пустой половине кровати, тут же резко мотнув голову в сторону. Никого.
Поднявшись на руках, Коул опустошенно взглянул перед собой…
Пожалуй, этого стоило ожидать. Но… как он мог так долго жить этим сном, чтобы не ощутить её потерю.
Напряжённо сомкнув брови, демон провёл ладонью по исказившему лицу… Словно боль, правда ударила столь мгновенно и колко, что была способна стереть всю ложь. Он слишком запутался, чтобы что-то различать между ними… чтобы понять её... Он не понимал и не хотел понять.
О ней напоминал лишь вдвое сложенный листок на подушке.

«Привет…
Сейчас ты, наверное, спрашиваешь себя, почему меня нет рядом… Но так нужно. Когда ты заснул, обнимая меня, я долго думала, я думала о тебе. Я спросила тебя, что будет на утро, но ты ответил, что ночь ещё не закончилась… ты просто не хотел думать о будущем. Но у нас нет будущего, Коул…
Ты ведь и сам это понимаешь.
Я знаю, как это больно, мне тоже больно. Ты видишь мои слёзы и не можешь прочитать размытые буквы, но ты чувствуешь, что я хочу тебе сказать.
Ты сказал, что можешь ранить меня, но я больше не хочу страдать. Я не хочу, чтобы страдал ты, поверь.
Я никогда и никого не буду любить так, как я любила тебя, эта любовь душила меня, я жила в страхе, ты ведь знаешь, что это такое…
Наверное, мне не стоило приходить к тебе… ведь за год изменилось так много, Коул. Я выхожу замуж…
Пожалуйста, прости меня. Но не ищи встреч… всё кончено, и мы больше не будем вместе. Умоляю, уезжай отсюда… ради меня.
Я никогда тебя не забуду, Коул. И сейчас так трудно уходить, но я должна. Я хочу поцеловать тебя на прощание, но боюсь разбудить…
Прощай, милый…
Ты всегда был моей самой большой мечтой…»



***

Резко открыв глаза, Тёрнер мгновенно оторвал спину от постели. Быстрый взгляд метнулся вперёд, подобному острому копью стрелы он врезался в стену, неистово прожигая её. Ровное дыхание было в миг нарушено, изводя жадным хрипом отчаяния. Холодный пот морозил спину, обдуваемую свежим ветром с балкона.
Стоп.
Пентхаус?...
Замотав головой, демон выставил руки назад. Он умирал… страдал… любил… но этот отрезок его жизни оказался лишь частью его несостоявшейся реальности.
-Фиби… - видя ведьмочку рядом с собой, Коул напряжённо сомкнул брови, удивлённо вздёрнув их. Замерев, он приоткрыл рот, чтобы сказать, но…

Сонно приоткрыв глаза, девушка сладко втянула воздух и часто заморгала. Один звук его голоса, встревоженного и неожиданного, вселил в неё тревогу.
Приподнявшись, ведьмочка успокаивающе коснулась тёплой ладошкой его спины и ласково поцеловала в плечо.
-Что случилось?.. – прошептала она, заглянув в его лицо. Вокруг было тихо и спокойно. Это был их дом. – Приснился плохой сон?..

-Или сейчас я сплю, - хмыкнул Коул, с обожанием глядя на неё. Качнув головой, он закрыл лицо ладонями, втянув воздух… он пах ею.
Развернувшись к зачарованной, Тёрнер взглянул на её обнажённые плечи, а после на одеяло, которое скрывало его.
-Мы…? – вопросительно приподняв одну бровь, он смешно скривил лицо. То, что было правдой, сейчас рассеивалось, как туман, оставляя разве что после себя несколько следов… Наверное, он в конец сошёл с ума, если это происходит. Ещё вчера демоница танцевала на его коленях, желая занять место Фиби в его сердце. Жаль, что ни одна из них не знает, что это невозможно. А сейчас… сейчас она рядом. Когда эта история завершилась, оставляя за собой счастливую концовку, когда её губы касаются его кожи?...

-Что с тобой?.. – удивлённо приподняв бровки, девушка внимательно посмотрела в его глаза, блестящие на фоне темноты. Казалось, его подменили…
Тот миг, когда, очнувшись, она встретила его губы, так нежно и трепетно забирающую её боль, она не смогла сказать «нет»… она этого не хотела. Он был её мужчиной…
Прислонившись к нему, Фиби, уткнулась личиком в его шею и заманчиво вдохнула родной запах. Он вселял уверенность и разливал любовь по её венам. – Люблю тебя…


-Ничего, - отмахнувшись, он дрогнул в уголках губ. Этот секрет останется с ним навсегда. Обняв ведьмочку за талию, Коул поднял взгляд к её глазам, коснувшись губами маленьких пальчиков. – Я тоже…
Откинувшись назад, Тёрнер выдохнул, прислонив к себе девушку. – Просто… мне приснился секс, но я им только что занимался, - усмехнулся он, неуверенно взглянув на зачарованную.

Улыбнувшись, ведьмочка пробежала пальчиками по его торсу и обняла, замерев в тепле и ощущении умиротворённой нежности.
-Интересно… что было бы, если бы ты ушёл на секунду раньше, чем я увидела тебя?.. – тихо спросила она, скользя взглядом по невидимым в ночи предметам.

Промолчав, демон лукаво взглянул на зачарованную, искусно сомкнув брови, словно его охватила озабоченность и напряжение, но его лицо было слишком родным для неё, чтобы она не раскусила в этом иронию или маску слишком плохой игры.
Он знал.
Но с каждым родным вдохом рядом с собой и биением сердца, ответ удалялся слишком быстро…
Стоит ли всё это того, чтобы однажды проснуться, как от дурного сна, поняв, что всё это ничто?...
А чьё-то прикосновение губ, навеки значимое и неизменное для тебя, станет единственным глотком жизни. Ты будешь вставать каждый раз по утрам, мечтая вдохнуть эту жизнь. И только однажды, когда чужая картинка покажет тебе, чего можно лишиться… ты будешь просыпаться каждый раз, словно от дурного кошмара, понимая, насколько ты ничтожен, находясь под властью этого огня. Ты не в раю и не в аду. Ты просто между. Там, где можешь ощущать родное прикосновение рук и сгорающую апатию губ… теряя ум и теряя себя…
Это может быть очередным наваждением или завитком красивой истории, но существует только одно неизменное в тебе – твоя любовь…

 

#9
настюха
настюха
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Апр 2006, 11:00
  • Сообщений: 1904
  • Откуда: Москва
  • Пол:
А ПОКА МЫ БУДЕМ ВМЕСТЕ


Я куда-то бежала по ночному лесу, будто за мной кто-то гнался. Постоянно оборачивалась, из-за чего я слишком часто спотыкалась и даже падала. Сил не оставалось…
Неожиданно кто то резко схватил меня за запястье. Я дернулась в сторону, но вырваться было невозможно. Хватка была железной, рука холодной.
Попытки разжать пальцы, впивающиеся в руку закончились ничем. Наконец, я посмотрела в лицо человека и замерла.

Я много слышала о том, как человек может предать самого себя, но никогда не думала, что подобное произойдет и со мной. Порой мы так ослеплены чувствами, и тогда совершенно не ведаем, что творим. Ненависть, любовь, боль, страх… Но мало кого это может оправдать. Ни к чему придумывать лишние отговорки. Собственную совесть это вряд ли успокоит.
После того, как я стала ведьмой, я часто боялась перейти на другую сторону, боялась свой темной половины и все же совершила тот отчаянный шаг. Ох, уж это вечное противостояние добра и зла.
Раньше я часто слышала и видела как даже самые хорошие, светлые создания могут превратиться в чудовищ, но никогда не подставляла себя под образы в этих историях. Хотя этого следовало ожидать… Ведь я далеко не идеальна. Пожалуй, даже очень далеко. Интересно, после смерти я попаду в Рай?


-Коул… - с облегчением и шумным выдохом вырвалось у меня. Но это облегчение за одну секунду сменилось на легкий страх. То, как он глядел на меня… Это было необычно. Я не помню, чтобы он хоть раз смотрел на меня с такой обжигающей ненавистью. Такого не было… Никогда. Ни при каких обстоятельствах.
-С тобой все в порядке? - чуть дрожащим голосом спросила я.
Его губы дрогнули в странной усмешке.
-Ты только вслушайся в свой вопрос. Могу ли я быть в порядке?
Он дернул меня за руку, потянув за собой.

Я осторожно ступала по сырой траве. Недавно моросил довольно мерзкий дождь… Сейчас он уже закончился, но холодные капли порой падали на меня с веток деревьев.
-Фиби!
Я обернулась на зов Пейдж. Сестренка находилась примерно в пятидесяти метрах от меня и выглядела весьма измотанной, наверное, как и я.
-Нашла? - в моем голосе было столько надежды… Еще бы! Мало кому захотелось бы сейчас находится в мрачном лесу в такую-то погоду и я не являюсь исключением.
-Нет, - Пейдж быстрым шагом направилась ко мне - Может поедем домой?
Я твердо покачала головой и добавила:
-Если хочешь возвращайся домой.
-И оставить тебя здесь одну? - она округлила глаза. Ни за что!
Я слабо улыбнулась ей, благодарная за помощь, но от чего то на миг мне правда захотелось остаться одной.


Я не сопротивлялась… Да и это было невозможно по многим для меня причинам. Он отводил меня глубже в лес, в том направлении, откуда я бежала. Но на этот раз я не чувствовала той опасности. Было скорее полное недоуменнее относительно поведения этого демона. Пару брошенных украдкой взгляда, после я почти не могла оторваться от созерцания его лица. Оно манило, притягивало, вызывало трепет и полностью обезоруживало.
Неожиданно он остановился. Все движения были резкими, а действия спонтанными. Но последнее отпадало сразу… Он был великим стратегом, всегда все планировал, предугадывал каждый шаг любого…Только я не могла знать наверняка, что с ним было и стало за долгие годы.
Он склонился над моим лицом, прижав одной рукой к дереву. Интересно… каково выражение моего лица сейчас? Наверняка вся эта загнанность и удивление были вырисованы на нем с особой яркостью. Особенно я в этом убедилась, когда с губ Коула сорвался странный смешок.
Я повернула голову в сторону, отводя взгляд. Трусиха…

Мы все время ходим по краю. Неосторожный жест, непродуманный шаг может столько изменить.
Как легко оказывается сорваться. Ты можешь упасть и разбиться быстро, почти ничего не почувствовав при этом. А можно падать долго, болезненно, осознавая, но не имея возможности остановить это. С каких это пор я стала столько размышлять об этом?
Лицемерная лгунья. Я влюбилась в ту игру, что вела с Ним. Это ужасно.
Прошло столько времени с его смерти и вот начались подобные размышления…


Тяжелая рука спустилась с моего плеча на талию. Задерживаясь время от времени, будто отмечая каждый изгиб.
Стало не по себе. Это нравилось, но…
Мой не совсем уверенный шаг в сторону и его твердая рука, удерживающая меня на месте.
-Неужели…
Что это значило? И с чего эта странная насмешка в глазах? Вопросы, вопросы…Невозможно!
-Отпусти.
-Нет.
-Зачем ты делаешь это?
-Я же злой. Ты сама говорила.
-Говорила… - на автомате повторила я, даже не сразу осознав это.
Словно загнанная в угол кошка.
Он не убирая рук наклонился к моему уху, касаясь губами мочки, щекоча дыханием. Мой личный дьявол. Я закрыла глаза, безрезультатно начиная попытки успокоить мысли и дыхание.
-Хватит, - я снова дернулась вперед, но Тернер будто намертво пригвоздил меня к этому чертову дереву.
-Тебе же нравится… - этот горячий шепот нанес новый сокрушающий удар над рассудком.
Как странно, что это все происходит в эту черную годовщину.. Я боялась задать свой главный вопрос, еще больше страшась ответа на него.

-Может ты просто купишь новую? - робко предложила Пейдж.
Я усмехнулась. Конечно, она не помнила. Несомненно купить новую золотую цепочку с подвеской я могла… Но знать бы еще где можно купить все то, что связано с ней?
-Прости, Пейдж. Она очень много для меня значит.
Во взгляде моей младшей сестры что-то промелькнуло… Может наконец поняла, какая именно это была цепочка.
-Давай еще раз разойдемся, - предложила я, предполагая, что так будет быстрее.
-Ммм… хорошо, - сестренка кивнула и направилась в противоположную от меня сторону.
Глубоко вдохнув свежий воздух,, я снова зашагала. Игра красок леса завораживала, подталкивала к размышлениям, к мечтаниям… Но нужно было сосредоточиться. Я остановилась, пытаясь вспомнить, были ли мы здесь с Пейдж на прошлой прогулке? Кажется, да… С этой мыслью я уходила все глубже, внимательно всматриваясь под ноги.


Глаза закрыты, голова повернута в сторону, грудь тяжело вздымается… Я хотела сказать ему, что он обманывает сам себя, но боялась, что голос выдаст и тогда он сможет вдоволь позабавится. Кто себя обманывает - это еще вопрос.
Взяв за подбородок, он повернул мое лицо к себе. Не видя его, я все же чувствовала этот взгляд… Колкий, проникающий.
Чуть теплая рука легла на щеку, очерчивая каждый контур, пальцы задержались на немного подрагивающих губах.
Он поцеловал меня. Нежно в щеку, едва ощутимо волосы, после снова спустившись к губам. Медленно и страстно, то углубляя поцелуй, то будто отстраняясь.
Только я хотела обнять его за шею, зная что прокляну себя за это после, как все внезапно оборвалось.
-Фиби…
Такое странное чувство… слышать свое имя в его произношении. Я открыла глаза. Той холодной ненависти во взгляде как не бывало. Только безграничная любовь, обожание, которое я не заслужила и боль.
-Мы с тобой похожи больше, чем сами об этом думали.
Коул прав.
-И кто бы мог подумать, что окажемся запертыми вместе…здесь.
О чем он говорит? Я не могла отвести от него глаза.
Я так скучала…
-Я тоже, - произнес он, будто прочитав мои мысли - Прости, что так вел себя сначала… Ты не должна быть здесь. Так неправильно.
-О чем ты? Где именно «здесь»?
Боже, что с моим голосом. План своего поведения сорвался в миг.
-Ты не помнишь? - его права рука снова бережно легла на мою талию.

Чересчур погруженная в свои мысли и поиски, я совершенно забыла о времени и своем местоположении. Я остановилась.
-Пейдж!
Мой крик отозвался гулким эхом среди высоких деревьев.
Я лихорадочно соображала, пытаясь решить куда мне идти.
Черт! Вдобавок ко всему быстро темнело. Просто потрясающая ситуация.
Я быстро, почти срываясь на бег, пошла в обратном, как мне казалось, направлении. Накатывала не прошенная паника. Подумать только, зачарованная ведьма боится заблудится в лесу и остаться тут на ночь. Периодически выкрикивая имя сестры, я продолжала бежать, уже не глядя себе под ноги.
За одним поворотом, которого явно не было, когда я шла полчаса назад, моя скорость не являлась плюсом. За одним поворотом я не заметила небольшой, но все-таки внушительный, обрыв. В один миг земля ушла из-под ног, я громко вскрикнула и тут же острая безжалостная боль пронзила все тело.


Я подняла на Коула испуганный взгляд. Я отчаянно боялась и пыталась не принимать страшный факт. Я знала, где он был. Я знала, где теперь находилась и я. Меж двух миров.
-Нет… Но.. Не может быть.. Как же.. Я ведь… - слова никак не хотели вязаться в предложения - Старейшины никогда бы… Я…
-Есть более высшие силы, чем Старейшины, которые все решают, - мрачно сказал он, накручивая на палец локон моих волос. Я почувствовала в его голосе горечь… Разумеется он не желал мне такой участи.
Стало трудно дышать, внутри все похолодело, сердце забилось сильнее… А может это только иллюзия? Ведь я… умерла. Задыхаясь, не чувствуя наворачивающийся слез… только его руки, его присутствие.
Неужели меня не найдут? Не спасут… И что тогда?
Отчего то в первую очередь перед глазами встал образ Пайпер. В ее руках была наша общая фотография: Пейдж, я и она. Что станет с ними?

Я судорожно вдохнула и медленно опустилась на землю, прижав колени к груди, закрыв лицо руками.
Как могла моя жизнь оборваться вот таким абсолютно не сверхъестественным случаем?
Я застонала. От отчаяния, от бессилия, от разъедающей боли. Не напрасны были те мысли… Я не заслужила путевки в Рай.
Он что то говорил мне, но я не понимала ни слова, находясь в непонятном для самой себя состоянии. Отняв руки от лица, я устало вытянула ноги и покачала головой. С моих губ сорвался короткий истеричный смех.
Коул обнял меня за плечи, привлекая к себе. Я не заслуживала этого, но так было правда легче.
-Скажи… Почему ты при встречи вел себя… - неуверенность кричала в каждом моем слове. Но я не могла молчать, боялась этой тишины.
-Иногда от этого одиночества начинаешь сходить с ума. Я сначала подумал, что это не ты, а очередное издевательство, - хмыкнул он, тяжело вздохнув - Ты меня меняешь.
-Это было правильнее… - глядя прямо перед собой, тихо сказала я.
-Да-да, конечно, - только усмехнулся он.
Вдруг мой взгляд зацепился за один предмет, лежащий прямо под моими ногами.
-О… Я ее искала, - та самая потерянная цепочка с кулоном теперь уже покоилась на моей ладони.
-Ты искала? - я успела заметить как дрогнули уголки его губ и промелькнувшее тепло во взгляде.
На несколько минут между нами повисла тишина. Мне было невероятно странно и даже как то нереально находиться в таком положении. Этот лес, ставший для меня проклятым и одновременно спокойным местом, рядом Он.
Будто в годовщину его смерти, кто то решил все исправить для нас обоих, но своим, своеобразным образом.
-Я все исправлю. Это какая то ошибка, - твердо сказал он.
Я лишь едва слышно выдохнула. Паника и отчаяние прошли и как ни странно, я верила ему… И пусть даже у нас ничего не выйдет, вряд ли я буду убиваться.
Разве плоха перспектива провести остаток с Тернером? Не думаю. Даже если этот остаток продлится вечность.
А пока мы будем вместе…

Сообщение отредактировал настюха: Суббота, 10 января 2009, 17:26:18

 

#10
настюха
настюха
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Апр 2006, 11:00
  • Сообщений: 1904
  • Откуда: Москва
  • Пол:
МЕЖДУ АДОМ И РАЕМ.



- Коул?
- Да?
- Где мы?
- Не знаю, возможно, начинаем сгорать в аду. Здесь горячо. Слишком жарко для человека, и даже для демона. Да, мы точно в аду.
- Как думаешь, почему мы здесь?
- Потому, что совершили ошибку. Предали.
- Кого?
- Нашу Любовь…

_________________________________________________

Между адом и раем существует тонкая грань, очень тонкая. Настолько, что ты даже не заметишь, если переступишь ее. И тогда все – твой маленький мир отразиться в противоположную сторону, и редко когда ты сможешь вернуть все на круги своя.
_________________________________________________

- Мы выберемся?
- Отсюда?
- Да.
- А ты хочешь этого?
- Чего?
- Выбраться. Ты хочешь вернуться обратно?

_________________________________________________

Человек имеет право на выбор, на свое собственное мнение. Даже приговоренный имеет право на последнее желание. Человек может хотеть всё, что угодно. Но в первую очередь, он должен хотеть жить…
_________________________________________________

- Не з…
- Только не говори, что не знаешь! Ты должна знать, понимаешь?! Должна!
- Тернер, я никому ничего не должна! Когда же ты это усвоишь?!
- Ты должна себе, понимаешь? Человек должен бороться! Выдержать все испытания, подготовленные заранее; победить в этой игре на смерть, противником в которой является жизнь; и жить, просто жить…
- А я не могу, Коул! Я не могу! У меня больше нет сил, чтобы противостоять этому!
- Неужели ты не можешь их найти?
- …
- Подумай о Пайпер, Лео, мальчиках, о Пейдж, в конце концов! Неужели ты думаешь, что Прю хотела, чтобы ты была такой?
- А какая я, Тернер? Какая?! Скажи!
- Тебя легко можно сломить! Как палку!
- Скажи, ты никогда не думал, что я устала? Просто устала?!..
- А может ты просто сдалась?

_________________________________________________

Сдаваться – значит быть слабым.
Сильные всегда идут до конца, чего бы это им не стоило.
_________________________________________________

- Кому, Тернер? Кому я сдалась?!
- Себе.
- …

_________________________________________________

А сдаваться самому себе еще больший признак слабости…
_________________________________________________

- Ты помнишь тот день, когда сказала, что будешь идти до конца? А я помню. Ты была уверена в своих силах.
- Ты тоже говорил, что никогда не бросишь меня.
- Ах, так значит, это Я тебя бросил?! Ну уж нет! Мазохизмом я, конечно, немного отличаюсь, не спорю. Но не настолько, чтобы мучиться от боли, которую причинил бы мой уход от тебя. Знаешь, кто ты, Фиби? Знаешь, кем ты стала?
- Кем?! Ну, кем?! Говори же!
- Бессердечной куклой, у которой виноваты все, кроме неё самой!

____________________________________________________

Человек, который не думает ни о чем и ни о ком, кроме себя, называется эгоистом. Он упорно идет к своей намеченной цели, уничтожая на своем пути все, что мешает.
А если… если нет цели? Если нет ничего, к чему можно и хотелось бы стремиться? Что происходит с человеком тогда?
Правильно, он становится просто бездушной марионеткой. Без чувств. Без эмоций.
____________________________________________________

- Как ты смеешь…!
- Представь себе, смею.
- Ты думаешь, мне было легко?! Ты думаешь, мне ничего не стоило каждый день надевать маску безразличия и притворяться, что «жизнь прекрасна»? Черта с два!
- А кому легко, Фиби? Кому легко в этой жизни?!
- Я была словно между двух стихий, между водой и огнем, между черным и белым… Между адом и раем. Я не знала, куда ступить, в каком направлении двигаться. Я боялась повернуть в сторону…
- Раньше ты не боялась этого.
- Коул, раньше я была другой! Понимаешь?! Я была наивным ребенком!
- Но тебе это не мешало, знаешь!

____________________________________________________

Человек рождается на свет, еще ничего не зная об окружающем мире. Он взрослеет, узнает что-то новое. Он ошибается, падает; но все равно потом поднимается и, научившись смотреть под ноги, идет дальше. Он не боится жить так, как хочет; ему ничего не мешает…
____________________________________________________

- А почему мы говорим только обо мне? Давай поговорим о тебе!
- Нет смысла.
- Почему?
- Потому, что я знаю свои ошибки; знаю, где я был неправ; знаю, что я сделал неправильно.

____________________________________________________

Признание своих ошибок – это достоинство.
Достоинство человека, которому не безразлична жизнь.
____________________________________________________

- А я, значит, не знаю. Так получается?
- Почти.
- Это так мило.
- Твой сарказм сейчас никому не нужен.
- Извините.
- Перестань.
-…

____________________________________________________

Человек отшучивается и спорит, когда знает, что неправ. Такова его природа, и изменить ее никто не в силах.
____________________________________________________

- У тебя еще осталась наша фотография?
- Допустим.
- Фиби, мне нужен конкретный ответ: да или нет.
- Ну хорошо. Да, у меня еще осталась наша фотография. Доволен?
- Да. И я уже сказал, твой сарказм сейчас никому не нужен.
- Зачем тебе она?
- Просто интересно.
- Просто так ты ничем никогда не интересовался.

____________________________________________________

Что значит выражение «просто так»?
Это значит бескорыстно.
Некоторые интересуются чисто для себя.
Но чаще всего человек интересуется с определенной целью. Он знает, что будет делать дальше. Особенно, если игра стоит свеч.
____________________________________________________

- Ты должна выбраться отсюда, из этого замкнутого пространства.
- О, Господи! Только не начинай снова, умоляю!
- А что? Что я такого начинаю? Тебе разве не надоела такая жизнь? Жизнь на грани, полная безразличия. Неужели ты не хочешь начать все заново, с чистого листа?
- С чистого листа все равно не получится. Чтобы добраться до середины книги, необходимо сначала прочесть первые страницы.
- Переверни страницы. Просто пропусти, пролистай. Начни свою главу. Неужели не заманчиво?
- Я не думаю, что мне хватит сил. Я слишком вымотана.
- С тобой бесполезно разговаривать.
- С тобой тоже.

____________________________________________________

Люди упрямы по своей натуре. Некоторые не хотят ничего менять в жизни, потому что упорно твердят, что устали.
А некоторым наплевать на это. Они двигаются вперед, не оглядываясь назад.
____________________________________________________

- Мы здесь застряли надолго.
- С чего ты взял?
- Интуиция.
- Ты так ей доверяешь.
- А ты разве нет?
- Я…


____________________________________________________

Если человек потерял веру в себя, он уже по пояс в зыбучих песках. Выбраться он сможет, только если научится верить по-новому.
____________________________________________________

- Ты знаешь о такой вещи, как противостояние?
- Да.
- А, по-моему, нет.
- Почему?
- Потому что у тебя его просто нет. Я вижу это.
- Ни черта ты не видишь!
- Тогда почему ты не пытаешься ничего сделать, а?!

____________________________________________________

Противостояние – это огромная сила.
Не каждый ею обладает, и не каждый может понять, что это такое.
Противостоять, значит бороться.
Противостоять, значит стремиться.
Противостоять, значит просто жить. Не существовать. Жить.
____________________________________________________

- Я докажу тебе.
- Что ты мне докажешь, Фиби?
- Посмотришь.
- А тебе не надоело еще доказывать, а? Может, пора начать действовать, а не бросать в лицо пустые обещания?
- А, может, хватит уже меня упрекать?
- Смотрите, кто заговорил!
- Мне надоело! Надоело слушать твои нравоучения и прочее! Я устала! Я хочу действовать так, как хочется мне!
- И чего же тебе хочется? Скажи!
- …

____________________________________________________

Прежде, чем разбрасываться словами, продумайте ваш ответ. Иначе потом может быть поздно.
____________________________________________________

- Ну? Я жду.
- Чего ты ждешь?
- Когда ты скажешь мне, чего хочешь. Чего твое сердце хочет.
- Сейчас сердце хочет, чтобы ты помолчал хотя бы минут пять и дал мне сосредоточиться.
- Ну-ну.
- …

____________________________________________________

Пустые отговорки еще больше указывают на то, что человек не знает, чего он хочет.
____________________________________________________

- Ты уже десять минут молчишь.
- Я думаю.
- О чем?
- Обо всем…
- А поконкретней?
- О жизни в целом. Подумай, ведь не каждому это дано… Кто-то живет меньше, а кто-то вообще всего несколько секунд… Я… Я поняла, что… что хочу жить. Не тратить драгоценные секунды жизни на однотонные дни. Я возьму отпуск. Я поеду куда-нибудь, возьму сестер… Я соскучилась по прошлой жизни, как бы я не отгораживалась от этого. А еще я…
- ???
- Я… соскучилась… по тебе.

____________________________________________________

Признаться сложно.
Но это первый шаг на пути к исправлению.
____________________________________________________

- Странно, что ты это признала.
- А разве я не должна была?
- Нет, почему? Просто я не ожидал от тебя такого.
- А чего ты от меня ожидал?
- Много чего. Например, очередного зелья в спину.

____________________________________________________

Больно, когда указывают на твои ошибки.
Особенно, если ты сам их знаешь. Словно ты второй раз наступаешь на те же самые грабли.
____________________________________________________

- Зря ты так. Ты меня не знаешь.
- Поверь, знаю.
- Я не вижу.
- Попробуй увидеть.

____________________________________________________

Люди иногда совсем не замечают происходящего вокруг, поглощенные своими проблемами. У них просто нет на это времени.
____________________________________________________

- Черт возьми, сколько мы будем здесь находиться?!
- Сколько хочешь этого ты.
- Не поняла. Что ты имеешь в виду?
- Ты сама себя здесь заточила. Нас. Это место находится, как ты сама сказала, между адом и раем. Ты могла выбраться отсюда в любой момент. Надо было просто захотеть…

____________________________________________________

Человек не может выбрать себе судьбу, но он имеет право вмешаться в нее.
Он может сам выбрать путь, которому будет следовать.
Он – хозяин своей жизни.
____________________________________________________

- Ты… ты…. Я… у меня… У меня нет слов! Я в шоке!
- А чего ты ожидала? Думала, это я все сам подстроил, да?
- …
- Ну конечно. Кто бы сомневался!
- А что, я не права?
- Я тебе уже сказал, ты сама могла выбраться отсюда! Но ты этого не хотела! Понимаешь, не хотела! Тут уж я бессилен.

____________________________________________________

Поэтому удивляться некоторым событиям временами просто бессмысленно.
____________________________________________________

- Что мне надо сделать, чтобы выбраться?
- Начать жизнь заново.
- Ты имеешь в виду, умереть?
- Нет, это совсем не обязательно. Просто… просто измени свой образ жизни. Как ты говорила? Уедешь, возьмешь отпуск, поедешь с сестрами куда-нибудь… Попробуй.
- Нет.
- Что значит «нет»?!
- Нет, значит – нет, я не возьму сестер.
- Почему?
- Я хочу поехать с тобой.
- …

____________________________________________________

Тайные желания скрыты где-то глубоко внутри наших сердец. Там, куда добраться иногда бывает очень и очень сложно.
Но чудеса бывают, и некоторым удается добраться до самой глубинки сердца.
Главное, не пропустить этот поворот к маленькой дверце; не застрять посередине двух миров, между адом и раем; просто двигаться так, как подсказывают чувства.
И тогда все, чего ты желаешь, случится.

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей