Перейти к содержимому

Телесериал.com

Жестокость

Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 21
#11
Wika
Wika
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Июл 2008, 18:30
  • Сообщений: 192
  • Пол:
Глава 11.
Проблемы. Часть 1.

На сердце боль,
Взгляд смотрит в небо
И ждёт ответа.
Душа не верит
В то, что нету,
Тебя уже нету.

Гр. Многоточие.


Отчаяние, знаешь ли, творит удивительные вещи. Можешь мне поверить, я испытал его магию на себе.

Йон Колфер




[Прошла неделя]

Патриция сидела на подоконнике их комнаты и смотрела в небо, с которого вот уже как неделю шёл дождь. Такая продолжительность была в принципе странной для солнечного калифорнийского Сан-Франциско.
Но именно сейчас девочка ассоциировала свой внутренний мир вот с таким вот дождём. Серым, беспробудным, полным глухой грусти.

Мама пропала. Она именно пропала, а не погибла. Отец пропадает непонятно где. Сёстры постоянно ругаются.

Всё шло наперекосяк.

Дверь тихо скрипнула, открываясь от гуляющего по квартире сквозняка. До слуха девочки донёсся спор.

"опять!" - пронеслось в её голове. Она безумно любила свою семью, но уже устала что-то исправлять.
Почему она?! Кто сказал, что она должна всё это менять. Иногда хотелось закопаться куда-нибудь подальше, чтобы никого не видеть.

Патриция соскочила с подоконника и села в кресло. Вскоре она задремала.
Но она не знала, что за ней наблюдает призрак, который был крайне обеспокоен её недетским отчаянием.

* * *
А Коул сидел, удобно расположившись в кресле, и напряжённо вглядывался в Зеркало. Оно показывало девочку, среднюю дочку Фиби, которая была на грани срыва. Он всматривался в её лицо и ловил черты некогда любимой ведьмы.

В комнате с едва различимым звоном материализовалась Англесса. Выглядела она торжествующе.

- Получила разрешение?
- Да. Ты можешь отправляться прямо сейчас, - она взглянула в Зеркало, - надеюсь, это поможет.

Тёрнер встал и собрался уходить, как вдруг остановился и задал вопрос:
- А как насчёт Фиби и вампиров?
- Положительный ответ. Тебе дали свободу действий, ограниченную сохранением их жизней.

Уходя, он проговорил чуть слышно: "вампиры не живут. Они просто есть".

* * *
Патриция оглянулась. Она оказалась в странном месте.
На всю протяженность взгляда простиралась некая даль, заполненная густым переливчатым туманом. Он переливался оттенками фиолетового и от этого казался сказочным. Но холодным.

Девочка неожиданно поняла, что спит. Такое редко случалось с ней. Осознанность во сне? Редкость.
А может это неслучайно?

Она завертела головой во все стороны, надеясь найти разгадку.

Вблизи появилась фигура, которая тут же померкла. Спустя миг она снова появилась, всего лишь на мгновение.

Патриция подошла поближе к месту, где мерцала фигура. После ещё одно такого появления, стало ясно, что это был мужчина.

В следующий раз он задержался подольше - она успела услышать то, что он сказал. Это было "МАМА".

Слёзы навернулись на глаза. Она ощутила разочарование - она так много переживала насчёт мамы, что это уже начало ей сниться. Но слёдующие слова заставили её засомневаться.

Он опять появился и фраза была уже другой - "ПОСМОТРИ"

Судя по мимике лица, он кричал, но слышался только шепот. Все звуки почему-то глушились, даже не было эхо.
Она застыла - это была своего рода подсказка. Может быть, этот человек знает что-то о судьбе мамы.

Следующая фраза гласила - "КНИГА".

Патриция попыталась сосредоточиться и осмыслить эти послания. Но тщетно.

После этого девочка проснулась в своём кресле, в их детской. Над ней стояли сёстры, переглядывающиеся с тревогой на лицах.

- Мы так переживали за тебя.

* * *
А на окраине вселенной Англесса расслабленно вздохнула, потому что Коулу удалось перенести разум девочки из реальности в их мир и обратно без последствий.

Она встретила его настороженно:
- Ты уверен, что это никак не навредит ей.
- Уверен. Прослежу.
- У неё полноценная жизнь - таким нельзя бывать в Долине, она тянет из них Жизнь и магию.
- Знаю.
- И всё равно пошёл на это?
Он не ответил - только взглянул на неё и растворился в тиши.

* * *
Патриция металась по квартире. За ней едва успевали сёстры. Они не ожидали такой прыти от всегда меланхолично спокойной девочки.
Патриция буквально верх дном перевернулась все книжные полки, нашла все их книги, перелистала каждую от корки до корки. Но безрезультатно.

- Да что случилось? - Мелинда встряхнула младшую сестру за плечи, - объясни!

Девочка пересказала свой сон-предзнамение и озадачила девочек.
Спустя минуту молчания Лиз сказала:
- А может он имел ввиду Книгу Таинств.

Патриция и Мелинда застыли на месте - им такая мысль не приходила, но она оказалась до простоты гениальной.

Они тут же засуетились и попытались в разгроме, который учинила Патриция, найти видеофон. Не могли же они просто так заявиться к Холливеллам. Нет, конечно же могли, но надо соблюдать правила приличия.
Так их учила мама…

Средняя из сестёр набрала номер и стала ждать. Слышались гудки, а небольшой экранчик поддергивался из-за отсутствия соединения…

- Да.
Голос Вайета был ровным, а через секунду перед девочкой появилось изображение юного мага.
- Привет, Вайет!
- Привет, Патри, - он был, кажется, смущён и озадачен, - что-то случилось?
- Да нет, - она закусила губу - после того, что устроила Лиз в гостиной Холливелл-менора девочки с родственниками не связывались, - а вообще-то да. Мы зайдём?
- Конечно. Ждём.

Она отключила связь и усмехнулась - в поле зрения видеофона не попал никто кроме них двоих. Однако, оба высказались во множественном числе.
Она усмехнулась ещё раз и схватила сестёр за руки.

Спустя миг и розовую вспышку они оказались в гостиной особняка.

- Привет! - хрипло проговорила Патриция - на них взирали всё юное поколение Холливеллов плюс Мишель.
- Привет, - отозвалась Прю, пряча глаза.

Лиз и Мелинда одновременно смутились и опустили глаза. Повисло молчание.

Послышались шаги. К детям вышла Пайпер:
- Здравствуйте, девочки, - они промолчали, ожидая её реакции, - что-то случилось?
- Нет, что вы. Просто зашли.
- Ну, хорошо. Оставайтесь на обед.

Она ушла, внимательно оглядев каждого из присутствующих.

- Так что у вас случилось? Вы ведь не просто так пришли, - Крис посмотрел на Лиз, - особенно после…
- Крис! - Вайет прикрикнул на брата, который тут же замолчал.

Девочки переглянулись, и Лиз смущённо проговорила:
- Да мы помирились, почти неделю назад.

После этого все десять человек вздохнули расслабленно, напряжение спало, пришла привычная непринуждённость, и компания плавно переместились на чердак, который, судя по обилию подушек, пледов, в последнюю неделю был прибежищем юных магов.

Вайет внимательно выслушал рассказ Патриции и согласился, что скорее всего речь шла о Книге таинств, но и другие книги отрицать нельзя было.

Итогом этого стало то, что все дети методично просматривали магические фолианты, которых в доме обнаружилось немало, во многом потому что двое из детей уже учились в Школе, да и Прю не так уж и много осталось до поступления.

Патриция пролистывала Книгу таинств, ища хоть что-нибудь, хоть какую-нибудь зацепку. И нашла. Но в поисках мамы ей это не помогло.

Слёзы злости навернулись на глазах. Они не знают о том, что с мамой, совсем ничего. Даже магия бессильна.

Девочка яростно захлопнула Книгу и уставилась на обложку. Провела пальцем по трилистнику. Сердце пропустило удар.
И она всё поняла.
Им с детства рассказывали истории о небывалой силе Трёх, о героических буднях родителей. А сейчас никто из них и не догадался о такой простой вещи. В груди стало тепло от осознания мысли, что мама точно жива.
Она жива…

- Она жива, - тихо прошептала Патриция, привлекая к себе внимание всех, - понимаете, жива!

Она вскочила с пола и вместе с Книгой побежала вниз. Переглянувшись, дети поспешили вслед за ней.

Патриция забежала на кухню, посмотрела на сидящих там Пейдж, Пайпер и Лео.
Она прокричала в потолок:
- Папа! Папа! Папа, приди. Ты нужен.
- Патриция, что случилось? - обеспокоено проговорил Лео, но его прервало розовое свечение.

- Мама жива! - девочка со слезами в глазах смотрела на отца, который переглянулся с Пайпер и уже собрался утешать дочку, - я знаю точно. Смотри! Сила Трёх всё ещё существует!

Она указала на трилистник, лепестки которого были целы.
Все взрослые задержали дыхание, осмысливая предположение девочки.

А ведь она права…
Пайпер и Пейдж с надеждой в глазах переглянулись.

Куп посмотрел на Патриция, услышал за спиной тихий вскрик, обернулся.
Это была Мелинда, прикрывшая руками лицо. Рядом с ней Лиз улыбалась сквозь слёзы. Куп подозвал дочерей и обнял их. Всех троих. Теперь они едины, их объединяет надежда.

Наблюдавший за ними мужчина, склонил голову и переместился прочь.
Мёртвым нет места в людском счастье.


[продолжение следует…]

 

#12
Wika
Wika
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Июл 2008, 18:30
  • Сообщений: 192
  • Пол:
как я вижу, на форуме людееё.... не протолкнуться.
ну да ладно...

новая главочка, являющаяся продолжением предыдущей.
появление Коула и Прю - читайте



Глава 12.
Проблемы. Часть 2.


Мертвым можно верить.

С. Лукьяненко "Черновик".




Старый особняк в одно мгновение ожил.
Полились слёзы радости. Пайпер засуетилась на кухне, пытаясь что-нибудь быстренько приготовить, реквизировав на это всё старшее поколение семьи.

Они привыкли полагаться на свою магию. Поэтому теперь, когда эта самая магия дала им подсказку, они чувствовали подъём внутренней силы.

Пайпер ощущала, что затуманенная голова проясняется. Груз проплывших событий пока не ложился на её плечи. Сегодня была радость, оттенившая всё.


Через час за столом собралась эта многочисленная семья. Все говорили, обсуждали, кричали. Было чересчур шумно. Как раньше…
И никто не заметил отсутствия одной девочки, которой весь этот шум казался лишним.


Так часто бывает - собирается большая компания, всем весело, всем хорошо. Но один-единственный человек отстраняется от общности, чувствуя что вместе они теряют личные особенности.
Но ведь по отдельности жить нельзя. Одиночество убьет даже самого сильного человека. Надломит его, растоптав жизненные силы. Даже самые отчаянные одиночки рано или поздно стремятся к обществу.

Вместе - мы сила.
Но как объяснить это маленькой десятилетней девочке?

* * *
- Черти что творится… - произнесла Англесса, вглядываясь в Зеркало на Патрицию, которая поднялась вверх по лестнице и переместилась прочь из особняка, - а ты сказал, что Долина никак на неё не повлияет.

Тёрнер мрачно посмотрел на неё, с трудом отводя взгляд от гладкой поверхности артефакта.

- Я сказал, что прослежу.

Он растворился в пространстве, привычно обрывая разговор.

Англесса знала причину его плохого настроения. Он наблюдал за девочкой, видел мужа Фиби, видел всех её родственников, видел старинный особняк. Он видел всё это. Жизнь. Которой они лишили его. Он обречён до скончания века лишь наблюдать…

В нём жила великая любовь… которая погубила его. Теперь же внутри него великая грусть.

Проводник подумала, что у таких никогда не бывает ничего наполовину. Из крайности в крайность. Никак иначе…

А он ведь даже за Фиби перестал следить. Раньше часами просиживал у Зеркала, что-то вычисляя и прикидывая. И он ведь точно должен был знать, что случится с женщиной. И никак не помешал…

* * *
Фиби вышла из комнаты и отправилась в гостиную. Женщина спустилась вниз по широкой лестнице, буквально кричащей о том, что этот домик был построен аристократического рода людьми. На стенах когда-то висели картины, от которых здесь остались лишь рамы с потускневшей позолотой.

Она часто выходила гулять в такое время - после полудня. Клэр и Курт предпочитали спать. А она не могла всё время находиться в доме. Её душа не могла найти покоя. Она сама не понимала, чего хотела, к чему стремилась. Не знала. И это беспокоило её ещё больше.

Слишком много событий произошло за столь краткий период.
Да, у неё была отвратная жизнь, у неё не было любви мужа, у неё не было поддержки дочерей и сестёр, но она знала, что это жизнь. Просто знала.

Неизвестность пугает больше опасности. Потому что неизвестность может привести к… А вот для этого миллион и две причины. И никто их не постигнет полностью никогда.

Фиби вернулась в дом и тут же встретилась с Клэр. Девушки посмотрели друг на друга, на том и разошлись.


Так плохо на душе, когда осознаёшь, что кого-то тяготит твоё присутствие, но уходить не хочется. Некуда. Давящее чувство неприкаянности.


Демоница тоже переживает из-за того, что привычный ход жизни нарушен появлением ведьмочки.

Каждый любит стабильность. А вот проблемы, особенно их решения, напрочь рушат всякую иллюзию стабильности.


Почему иллюзию? Да потому что реальная стабильность возможно только в пределах кладбища. Ты умер, и это уже не изменится. Даже для магов. Стабильно. Как говорилось в фильме "Ворон": "Кладбище - самое безопасное место, потому что здесь все мертвы".

Но даже к иллюзии вредно стремиться. Почему? А зачем пытаться сделать себя таким, как все?! Невозможно быть как все и оставаться индивидуальностью.

Знаете, почему молодые и юные не желают вписываться в рамки общества? Просто они понимают, что толпа одинаково мыслящих людей есть стадо. Тупое и безрадостное. Бессмысленное времяпрепровождение.
Невозможно быть частью толпы и оставаться личностью.

Жизнь одна, так зачем её тратить на подражание чужим идеям, чужим стереотипам, чужим принципам.

* * *
Коул огляделся. Он перемещался не на конкретный адрес, а ориентировался на душу маленькой Патриции, которая била ярчайшим фонтаном грусти. Прямо-таки серыми волнами эмоций. Наверное, люди в радиусе пятнадцати метров чувствует неожиданную горесть.

Коул выглядел довольно романтично - оказался он на крыше высотки. И теперь стоял в своём элегантном костюме под порывами всех ветров Фриско. Он оглядел пространство вокруг себя - бескрайний Город. Мегаполис, пышущий энергией.

Эмпаты в таких местах не живут - слишком много эмоций, чересчур много. Каждое здание впитывает в себе то, что ощущают люди. Именно эмпаты сдержаны больше других - они-то знают как опасны эмоции.
Каждое здание окрашивается в свой цвет. Его условно называют аурой здания. Ведь не только живые существа обладают её.

Атмосфера, царящая в конкретном здании, подпитывается от людей и оказывает влияние опять же на них. В некоторых конкретных зданиях необычайно сложно проводить долгое время.


- Я знала, что ты придёшь.

Коул отвлёкся от размышлений и повернулся на голос. Девочка сидела на самом краю крыши, романтично "свесив ножки вниз". Сильный ветер развевал её каштановые волосы, руки были бледными от холода.

- Упасть не боишься? - проговорил он, подавая руку.
- Перемещусь, - она даже не перевела взгляд на него, продолжая вглядываться в городскую даль.

Тёрнер присел рядом, здраво сообразив, что он и так уже мертв, так что падение с высотки особо ему не навредит.
Он не знал о чём говорить с этой девчонкой. А она повернулась к нему и внимательно взглянула в лицо, улыбнулась и снова отвела взгляд.

- Я видела ваши фотографии. Вас зовут Коул.
- А тебя - Патриция. В честь бабушки.

Она стремительно повернула голову и ветер растрепал её волосы окончательно.
- А вы её знали?
- Нет, но с ней в качестве призрака встречался. Помнится, твоя мама тогда отправила одного копа в Тимбукту.

Повисло молчание, прерываемое лишь протяжным свистом ветра.
Оба вспомнили Фиби. Разную Фиби. Обоим стало грустно.

Патриция чувствовала единение с этим странным призраком, который когда-то был вместе с её мамой, поэтому она заговорила:
- Они слишком надеются на магию. Я им доказала, что она жива. А они и рады. Совсем забыли, что её нет, что она пропала без вести больше недели назад. И даже не думают о том, как можно её найти…

* * *
Лиз распахнула глаза и испуганно отшатнулась - перед её лицом столпились родственники.

- Ну? - нетерпеливо и невежливо протянул Крис, за что получил подзатыльник от старшего брата.
- Я её не чувствую. Она блокируется, - почти плачущим голосом выдала пятилетняя ведьмочка, читая во всех глазах вопрос, озвученный кузеном.

Они мгновенно отпрянули от неё и разошлись по чердаку. Эта комната давно была обжита многочисленным потомством светлых ведьм.
Именно здесь Крис и Вайет сварили своё зелье, ставшее знаменитым на всю Школу Магии. А всё из-за того, что после его "изготовления" мальчики неделю ходили разукрашенными в сизую крапинку.

Здесь дети пытались научиться управляться своими силами; силясь понять, почему они так странно распределились.
Например, сила остановки времени проявилась, кроме Прю, у Мелинды и у Генри, а взрывания предметов - только у Патриции; левитация была присуща Лиз и Генри, которому достался ещё и телекинез. Пейдж была крайне удивлена, когда у её сына проявились силы, присущие детям Пайпер, а от матери достались только силы ангельские. У Вайета, Криса, Мелинды и близняшек проявился не совсем понятно от кого унаследованный дар астрального проецирования. Пока родители не знали о наличие подобной способности у Вайета, он спокойно "засыпал" и уходил гулять. А вот близняшки поразили свою маму сильнее всех, бедная Пейдж, а с ней и остальное семейство, гадала, откуда у дочерей взялся дар вызывать в лёд. У них тогда квартира напоминала выставку ледяных скульптур. Дети нарекли этот дар "фризом".
Ну а недавно дождались и повелительницу огня.

В последние годы чердак был местом постоянных сборищ юных магов. Семеро из них плюс Мишель уже учились в Школе, так что все эксперименты проводились именно здесь, поблизости с книгой Таинств.

- Надо что-то делать, - надсадным голосом проговорила Мелинда, присевшая в старое кресло, - пока родители нечего не поняли.

Дети согласно закивали, но не знали с чего начать. Радостная новость окрылила их всех, поэтому пропажу сестры они заметили поздно.
Все попытки найти её не увенчались успехом.

- Ну, есть ещё один выход, - все обернулись на Вайета, стоящего у пюпитра с книгой, - обратиться к вашему отцу.
- Нет! - вскричали Лиз и Мелинда одновременно.
- Но она его дочь, он почувствует её.

Лиз отвернулась, пробурчав что-то про отцовские чувства, и чуть слышно проговорила:
- Но жену-то он найти не может…

Мелинда обернулась на неё, но промолчала.

* * *
Чердак осветился призрачно-серым светом и посреди комнаты под изумлённый вздох ребят материализовались Патриция и незнакомый им мужчина.

Через секундную оторопь Лиз подскочила к сестре и обняла её так сильно, что та отшатнулась и отпустила руку Коула.

Мелинда же нерешительно отступила.
Вайет на правах старшего спросил у появившегося мужчины, закрывая при этом собой Прю и оказавшуюся рядом Алиссу:
- Спасибо за возвращение Патри. Но кто вы такой? Что вы здесь делаете?
- Он знает, что с мамой, - пролепетала Патриция, пытаясь выпутаться из объятий сестры.

Повисло молчание, воздух накалился от любопытства.
Коул откашлялся и начал свою речь, подготовленную предварительно:
- Фиби пока жива, - все содрогнулись от слова "пока", но гость этого даже не заметил, - но она не может вернуться. Для этого ещё слишком рано. Должно пройти время.

Тишина разразилась громом голосов, наперебой требовавших объяснений. Коул поморщился, а Вайет, попросив молчание, спросил:
- Как долго?

- Он не имеет права сказать вам, - послышался бархатный голос позади ребят.
Вайет вздрогнул. Он узнал ту, которой он принадлежал. Не мог не узнать.
Крис и Мелинда единовременно посмотрели на старшего Холливелла и дружно закатили глаза от вида его бледности. "Первая любовь" - шальной мыслью пробежало у обоих.

- Здравствуй, Прюденс, - вполне жизнерадостно поприветствовал девушку гость.
- И тебе, Коулридж.

Тёрнер поморщился от собственного полного имени, но обратился к девушке:
- Тебя прислали Они? - он взглядом показал в потолок.
- Ну не оттуда же, - Прю вперила взгляд в пол, после чего она подошла к Коулу вплотную и развернулась лицом к детям, - Фиби не будет найдена, пока не пройдёт срок.

- То есть? Все наши поиски будут бессмысленны? - промямлил Крис, пораженно смотря на появившуюся тётю.
- Именно. Такова её судьба…
- Стоп-стоп-стоп, - замахала руками Мелинда, - какая ещё судьба? Вы хотите сказать, что по велению магии моя мама будет неизвестно где неизвестно сколько времени?
- Ну почему неизвестно где? - голос женщины прошелестел будто бриз, она многозначительно взглянула на Коула, - ты ведь знаешь, где она.

У всех присутствующих мягко сказать отпали челюсти - он знает! и молчит!

- Знаю! - холодно проговорил он и растворился в межпространстве.
- Тёрнер! - прокричала в пустоту Прю, но ответа не дождалась, - к сожалению, мне тоже пора. Мне мало что известно, - она отступила на шаг и прикрыла глаза, - должно пройти не меньше года.

Она растворилась в ярком свете, оставив детей в полнейшем шоке от свалившейся на них информации.
Переглядываясь друг с другом они не расслышали тихих шагов, отдаляющихся от чердачной двери.
 

#13
Wika
Wika
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Июл 2008, 18:30
  • Сообщений: 192
  • Пол:
Глава 13.
Жизнь.


Остается лишь порадоваться, что мы — не герои боевиков.

С. Лукьяненко "Последний дозор".



Фиби лежала в своей постели и смотрела в потолок. Странные мысли всё чаще и чаще одолевали её. Она очень много времени проводила в Долине, но теперь то место дарило ей не спокойствие и умиротворение, а боль. Казалось, боялось отпустить, потерять контроль. В неё было слишком много жизни для столь безжизненного места, как однажды сказала Англесса.

Он глубоко вздохнула и перевернулась на бок. По дому витал тяжёлый запах зелий. Вампиры готовили что-то. Спрашивать было страшно, да и не ответили бы. За прошедшую неделю, что они обосновались в Лос-Анджелесе, Курт и Клэр постоянно что-то готовили, проверяли, за чем-то уходили. А вчера ходили "на дело", вернулись нескоро, даже ничего не сказали ей.

Она пребывало в том странном состоянии, когда ощущаешь лишь отсутствие всех эмоций. Фиби чувствовала себя куклой. Красивой, разодетой - Клэр принесла ей кое-какую одежду - но всё равно куклой. Которую таскают за собой, а объяснить, зачем, не могут.

Иногда ей казалось, что так лучше - ничего не чувствовать. Хуже когда твоя душа полна эмоциями и событиями. Они просто разрывают на части. А так… тишь да гладь. Она не тревожила никого, никто не доставал ей.

Не мучил, не домогался, не приставал, не интересовался. Совсем никто. Будто про неё забыли. Её не искали. Эта чудовищная мысль била набатом в голове уже второй день. Она была на грани смерти, была в другом городе, но слабая эмоциональная связь с детьми осталась. Они радовались. Безумное счастье разливалось по её венам. И маленькая тень светлой грусти. Они что, смирились?!

Фиби вздохнула, смахивая непрошеную слезинку. Забыли…

Она почувствовала, что проваливается в приветливо распахнувший мягкие объятия туман Долины. И впервые за прошедшую неделю нисколько не противилась этому процессу.

Туман встретил её радостно, приветливо. И спустя короткий миг резкая боль в сердце отпустила, разлилась грустью по всему телу, оборачивая [Фиби] своим серым покрывалом. Туман тянул из неё эмоции. Зато стало легче. Можно заснуть.

* * *
Англесса уже была готова сорваться к подопечной, но её остановил властный жест Коула.
- Оставь. Она должна сама разобраться.

Проводник была готова спорить с ним, но не стала. Он знал Фиби Холливелл лучше других, ему стоит доверять.

А он вскоре ушёл, оставив привычные очертания уверенности.

* * *
- Фиби! Спустись к нам! - она услышала голос Клэр и исполнила просьбу.

Вампиры странно переглянулись и чересчур пристально посмотрели на женщину.
Позади них в небольшом котле что-то кипело. Зелье.
Фиби с грустью отметила, что раньше бы извелась от любопытства, но узнала бы, что именно варится там. Но сейчас было только спокойствие. Глухое, тихое, мрачно-серое.

- Может, поможешь нам, - проговорила Клэр спокойно, но было заметно, что слова даются ей с трудом. Как будто кто-то заставил её это сказать.
- Да, конечно, - легко согласилась она и подошла поближе, - что это.
- Обычное зелье… на уничтожение, - Курт замялся, смутившись.

Фиби продолжала неотрывно смотреть в серебристый глянец кипящей жидкости. Ей вспомнилось первое сваренное экспериментальное зелье, которое взорвалось и осело на всём чердаке в виде разноцветных перьев, причём куриных. Помнится, Прю зашла наверх, чтобы поругаться за взрыв, но так и застыла от вида Фиби, облепленной пёрышками.
Женщина улыбнулась воспоминаниям и тоска, застилавшая сознание чуть отступила.

Она развернулась и отошла к двери и, не оборачиваясь, произнесла:
- В зелье не хватает крови демона, которого хотите уничтожить.

* * *
- Помнит, - удовлетворённо протянул Коул.
- Так за этим ты уходил?

Он посмотрел на неё и не ответил. Да ответ и не нужен был. И так всё ясно.
- Коул, - он повернулся, внимательно выслушивая вопрос, - а эти вампиры знают, КТО даёт им указания и направляет их деятельность?
- Судьба, - с усмешкой произнёс он, отворачиваясь к Зеркалу, - кстати, сегодня будет шоу.

Проводник вздрогнула и в который раз подивилась Тёрнеру и его слегка безумным идеям. Шоу… Ну как сказать.

* * *
Фиби дошла до "своей" комнаты и прислонилась к дверному косяку.

Да что же такое? Внезапно стало как-то странно неуютно, захотелось куда-то спрятаться, пропасть, исчезнуть. Что это? Страх или… предчувствие.
Что-то произойдёт.

Знала бы Фиби, что предчувствие её не обманет. Правда осознание этого особой радости не принесёт.
И будет шоу…

* * *
Фиби проснулась поздним вечером от обострённого чувства страха, который прямо-таки бил в груди учащённым пульсом.
Она оглядела белесые стены комнатки и легка снова. Вот только почти сразу же её привлёк странный запах. Запах гари. Пожар.

[флешбек]
- Чего боятся вампиры?
- Огня, потому что от него нет спасения. Огонь убивает, не давая возможности исцелиться.
[конец флешбека]

Вспомнился разговор с Клэр и страх липким касанием приложился по затылку.
Она бежала по коридору, забыв про все свои вещи, оставленные в комнате.

Она стремительно спустилась по лестнице вниз, туда, где огонь уже бушевал вовсю. Практически у подножия обнаружилась Клэр, которая лежала на полу, кожа на ней горела. Отбросив в сторону подступившее к горлу чувство брезгливости, Фиби оттащила бессознательную демоницу на улицу, где попыталась сбить огонь. Смуглая кожа девушки местами почернела и стала непонятного оттенка.

Внезапно она распахнула глаза и схватила Фиби за руку так, что она вскрикнула.

- Он… там. Там.

Фиби мгновенно всё поняла и поспешила в дом, обуреваемый пламенем.
Она забежала внутрь, проверила кухню и гостиную. Там не было Курта. Он обнаружился только в четвёртой по счету комнате. Огонь окружил его, оставив лишь маленький пятачок спасения, границы которого неизменно сужались.

- Курт! - прохрипела она, прижимая ко рту ладонь, было нестерпимо сложно дышать, - дай руку.

Она протянула ему свою маленькую и хрупкую ладонь. Был небольшой и узенький проход между горящей мебелью, Курт бы смог пройти.

В этот момент он поднял глаза, и Фиби поняла: не сможет. Он смотрел на неё безумно напуганным взглядом.

Ему бы хоть каплю уверенности. Капельку. Или… или забрать его страх.

Женщина протянула к нему руки и напряглась. Страх, смятенье, ужас - почувствовать, распознать, зацепить. Удерживать своими силами, не дать им соскочить с эмпатического "крючка". Рвануть. Резко и стремительно. Впитать в себя чужие эмоции, мешающие здраво мыслить. Освободить.

Дальше Фиби уже ничего не помнила. Провалилась в бессознанку как раз в тот момент, когда вампир ловким движением перемахнул через круг огня и подбежал к ней.

В сознание она вернулась уже на мягкой траве. На неё пристально смотрели двое.
- Что?
- Ты спасла нас. Нас! - Клэр, казалась, не могла поверить.
- Ну да.
- Ты понимаешь, что это значит? - Курт нервно провёл рукой по волосам, - мы обязаны тебе. Мы обязаны будем отплатить тебе. Мы твои должники.

Она неясно улыбнулась и взгляд выцепил паучка, взобравшегося с земли на её руку.

Паук! Мгновенно стало жарко, тело пробила дрожь. Стало зябко. Чужие эмоции вредно вбирать в себя.

Вскоре после снятия блокировки с её сил она опробовала такое проделать. Её саму лихорадило несколько часов подряд.
Ну что ж, зато все живы.

* * *
- Все живы, - удовлетворенно произнёсла Англесса, - что ты придумаешь в следующий раз?

Тёрнер лишь улыбнулся.






Глава 14.
Истина и правда.

Какой-то единой политической программы у нас нет, да и быть не может: все мы убиваем, потому что убивают нас. Это надо понять. Всю политику у нас заслоняет по существу биология. Выжить - вот главное.

А. и Б. Стругацкие "Обитаемый остров".



Дом их стоял на окраине города, на отшибе, без соседей, но пожарных кто-то вызвал.

Фиби всегда удивляло это качество в людях - помочь не помогут, но по определённому телефончику позвонят.

Клэр и Курт после встречи с огнём выглядели "подгорелыми", поэтому разговаривать с пожарными пришлось Фиби.

Женщина машинально отвечала на незатейливые вопросы, смотря на догорающий дом. Она сидела, прислонившись к дереву - её ещё знобило от неродных эмоций. Пожарные списали это на шок и предложили проехать в местную больницу.

Через час пожарники уехали, на возвращение вампиров можно было пока не надеяться - уже рассвело.

Весь этот день Фиби посвятила своим отнюдь не самым радужным мыслям. Она думала о девочках, о муже, о сёстрах, о работе… Она исходила вдоль и поперёк всю округу.
Она даже познакомилась с ближайшей соседкой - полтора километра от особняка. Миссис Бёрджинс оказалась миловидной дамой, окружившей заботой "милую леди из сгоревшего дома". Они разговорились и расстались под вечер хорошими знакомыми.
Возвращаясь до дома, она с мучительными чувствами вспомнила Грэмс, которая всегда вот также хлопотала над девочками, хотя и была строга.

На подходе к пепелищу она заметила своих спутников, которые крайне внимательно обходили обгорелые части бывшего дома, наверное, надеясь найти что-то своё, ценное.

Они поздоровались с ней кивками и продолжили свои поиски.
Они втроём отправились в путь спустя полчаса, забрав из вещей только огромный сундук, который был магически защищён, а поэтому и не пострадал. Что в нём, Фиби так и не удалось узнать.

Оказавшись на месте, женщина едва не захохотала - второй раз перемещается и второй же раз именно в этот момент отбывает в Долину. Расхохоталась бы, но не успела…


* * *
Очутившись в знакомой до тошноты Долине, она рухнула вниз. Ноги подогнулись, отказав держать не то что тело, но даже душу. И вот она оказалась на… полом это было сложно назвать, да и как-то вообще тоже… короче, в лежачем положение.
В голове, почему-то ужасно разболевшейся, вновь замаячили мысли о прошлом и о будущем, о себе и о родных. Но [Фиби] устало от них отмахнулась и заснула тяжёлым беспокойным сном. Собственно, спать не так уж и хотелось, но странное и неприятное состояние тянуло её, мешало на чём-то сосредоточиться.

* * *
- Что… - Фиби попыталась подняться, возвратившись в собственное тело, но голова закружилась, и она снова оказалась на чьих-то коленях. Оказалось, у Клэр.
- Лежи спокойно. Мы не успели тебя поймать, и ты, падая, задел головой угол стола, лучше не шевелись.

Её голос звучал тихо и мягко. Почти ласково. Это было странно, даже с учётом последних событий. Фиби огляделась - в комнате были плотно закрыты шторы, так что она не имела понятия о времени суток. Да это и потеряло какой-то смысл.
Ведь теперь она живёт не с ангелом, а с "ночными охотниками", как их ласково величают в художественной литературе.

- Где мы теперь? Ещё в Лос-Анджелесе?
- Нет, город Берген. Норвегия. А теперь пей.

Фиби получила в руки керамическую чашку с ароматным варевом, а иначе серо-бурую жидкость было назвать невозможно, и послушно отпила из неё, морща нос в жалких попытках спастись от выступивших на глазах слёз.
После этого разум её затуманился, и она провалилась в сон.

* * *
Курт стоял у окна рядом с Клэр. Они смотрели, как на улице Фиби тренируется в боях на мечах.

- И откуда в ней столько энергии.

Зрелище было потрясающим. В отблесках заходящего солнца клинок мелькал серебряным зайчиком. А меч был тот самый, который был отвоёван у демона ещё в Сан-Франциско.

- Видна техника, - проговорила Клэр, следя за равномерными взмахами меча, - её кто-то тренировал. Причём, серьёзно. И это настораживает.
- Почему? - он не отрывал взгляда от движущейся фигурки женщины, - мало ли мастеров боевых искусств. Но техника какая-то знакомая.
- Ещё бы. Так учат драться демонов.

* * *
- Клэр? Мне нужна помощь в одном деле.

Демоница удивлённо подняла голову, но кивнула, не спрашивая ничего дополнительно.

* * *
- Да что у вас такое?!!
Голос Купа прокатился плавной волной по детской. Из таких вот волн вырастает цунами.
Девочки с минуту смотрели на него, совсем не двигаясь. Потом просто разошлись по своим углам.
- Девочки! Вы за три часа уже второй раз успели поссориться, - он присел на край кровати Патриции, которая сидела в своём любимом кресле, - из-за чего на этот раз.

Он переводил взгляд с одной дочери на другую. Поругались, как обычно, из-за пустяка, слишком знакомая реакция: Мелинда прячет глаза, Патриция втихую улыбается, а Лиз отчаянно краснеет, что вкупе с её рыжими локонами и веснушками даёт потрясающее сочетание.
Но они не расскажут. Нет. Хоть ругаются, но всё-таки у них мир. Как они его достигли, Куп не мог себе представить. Но результат был налицо: ругались они по-прежнему, но держались вместе, друг дружку выгораживая.

Он собирался уже уходить, потому что девочки успокоились. "На ближайшие пару часов" - промелькнула у Купа в голове.
Но в этот момент на кровати Лиз из белый огоньков появился жёлтый конверт из плотной бумаги.


Куп остановился, напряжённо вглядываясь в конверт. Девочки притихли.

- Надо открыть, - прошептала Мелинда.
- Ага, и ты попадёшь в ловушку, - ответила ей Патриция.
- Почему это я? Может быть, ты?
- Девочки! - голос Купа затерялся в нарастающем конфликте.
- Какая ловушка? Ты что, не видела? Огоньки были белые. Ведьминские.
- Можно их подделать, - неуверенно уже добавила Патриция, на что Мелинда лишь хмыкнула.

- Это от мамы! - воскликнула Лиз, теме временем завладевшая конвертом и вскрывающая его.

Мужчина и две девочки вздрогнули: в пять лет нет никакого чувства самосохранения.
Куп подошёл к младшей дочери и взял у неё вскрытые бумаги. Мельком пробежал глазами и без сил опустился в кресло.

Девочки недоумевали, а посему выхватили письмо из рук отца и стали читать первую страницу.
Мелинда приоткрыла от удивления рот, Патриция тихонько вскрикнула, а Лизи вслух озвучила:
- Мама передала все права на её деньги?

Мелинда вновь углубилась в бумаги. Мама передала все права пользования счетами, имеющимся у неё капиталом, в том числе и немногочисленными акциями, отказалась в пользу отца.

- Она точно жива, - проговорила тихо Патриция, - дай мне конверт, может видение будет.

Появившиеся образы заставили девочку вздрогнуть от неожиданности. Она их совсем не ожидала.

- Что ты видела?
- Маму и какую-то женщину. Они у нотариуса, подписывают бумаги, - она потрясенно взглянула на конверт, - мама какая-то странная…
- Что ты имеешь ввиду? - напрягся отец.
- Ну, по ней казалось, что она с этой девушкой по собственной воле, а не…

Продолжение застряло у каждого в мыслях. За эти дни они успели столько всего передумать, и вместе, и по отдельности. Каждого из них мучило чувство вины. Сложнее всего было Лиз, которая своими эманациями заражала прохожих. Их дом уже обходили стороной.

* * *
- Вернулись? - прозвучало в полутёмной комнате.

Клэр и Фиби переглянулись и одновременно рассмеялись.
Их смех прекратился, когда на низеньком столике из дымки появился листок бумаги.

Курт и Клэр переглянулись, не в силах что-либо сказать.
- Что это? - Фиби внимательно оглядела обоих, - почему вы так побледнели.
- Фиби… Мы не сами выбираем себе цели, - Курт замялся, переглянувшись с посерьёзневшей Клэр, - над нами кто-то есть. Он даёт нам… маршрут и цель.
- И что? - никак не могла понять Фиби, её ответила Клэр
- Это значит, что ты должна пойти с нами на следующее дело. Поэтому он передал координаты при тебе.

Повисло молчание, прерываемое лишь шуршание разворачиваемого листа.

* * *
- И кто же он - наша цель? - Фиби прошептала, напряжённо вглядываясь в здание из кустов, где они втроём заняли позицию.
- Они, их будет двое, - Клэр казалась чересчур раздражённой.
- Скажи, а каково это - убивать и не знать, что лично тебе он ничего не сделал?

Вопрос повис в воздухе. К Фиби теперь повернулись оба: и Клэр, и Курт.
Женщина выглядела смущённой под взглядами двух пар тёмных глаз. Они переглянулись и с тихим вздохом отвернулись от Фиби, так и не ответив, да она и не настаивала.

Спустя долгие минуты ожидания из здания, за которым они наблюдали, оглядываясь и прислушиваясь, вышли двое.
На вид два молодых парня. Но даже Фиби поняла, что это были демоны.

Они перегруппировались на своём наблюдательном посту. Клэр передвинулась чуть вправо.
Она выждала удобную ситуацию и выпустила энергошар в одного из парней, в то же самое время Курт поразил второго метким попаданием склянки с зельем. Но вопреки ожиданиям, демон не взорвался, а лишь отлетел к стене, где молча наблюдал за тем, как его сотоварищ догорал.

Удивительное трио (вампир, демоница, ведьма) решительно шли по направлению к поверженной цели.

Фиби осторожно подходила, замедляя шаг. Ей было страшно, ведь она впервые оказалась при выполнении "работы". Её внутреннее чутье било тревогу, но Фиби не могла понять - относительно чего.

Демон поднял на них глаза и даже не стал подниматься. Так и остался сидящим на земле, привалившимся к стене. По его губам скользнула ухмылочка, заставившая Фиби содрогнуться.

- Понятно… Пришли меня убрать? Много о вас слышал, - он задумался, но тут же продолжил, - не рассчитывал, что встречу лично.

Клэр присела и стала с ним на одном уровне:
- Зачем ты убивал ведьм?
- Ключевое слово "убивал"? - он рассмеялся, - я демон, это моя натура.
- Зачем ты убивал ведьм?
- Они хотели убить меня, - он стёр со своего лица улыбку и приблизился лицом к лицу Клэр, - всё просто: они убивают нас, мы убиваем их. Естественный отбор. Выживает сильнейший. Ни наверху, ни внизу этим не интересуются. Выживем - хорошо, поубиваем друг друга - замечательно.

Клэр поднялась и чуть отошла, жизнь вмиг притихшего демона прервалась энергошаром.

Демоница посмотрела на Фиби. Та была шокирована, поэтому не отводила взгляд от того места, где только что был разоткровенничавшийся демон.
Курт чертыхнулся про себя: этот парнишка в двух словах сумел изобразить довольно извращённую, но достойную жизни, теорию существования сил. Довольно примитивно, но на Фиби это повлияло колоссально. На что рассчитывали высшие силы, когда допускали её до дела.

Сама Фиби пыталась осмыслить простую истину, изложенную уже умерщвленным демоном.

* * *
Они вернулись домой почти с рассветом. Это был тот редкий случай, когда и вампиры, и Фиби разошлись по комнатам одновременно.

Но вот Фиби совсем не спала, она думала. Это занятие ей поднадоело, но ничего другого ей не оставалось.
Как ни странно, но ночное происшествие встряхнуло её, помогло понять, что как-то надо жить дальше.

С заходом солнца она вышла к вампирам. Те ожидали её с молчаливой решительностью. Но, на их радость, Фиби чувствовала себя великолепно.

- Куда дальше? - в её глазах загорелся огонёчек азарта.

* * *
И понеслось…
Они постоянно переезжали, останавливаясь в городах на ненормированный срок. Каждый раз они получали письма от неизвестного и следовали указаниям. Фиби не участвовала в их акциях лично после того единственного случая. Но она использовала свои знания и силы на приготовление зелий, зарядку магических амулетов, на закупку необходимых ингредиентов.

За большой промежуток времени они успели посетить Манчестер, Глазго, Ливерпуль, Лондон. Англия поразила женщину своим таинственным величием.
Амстердам, Марсель, Гамбург, Кёльн, Франкфурт-на-Майне. Они проехались по крупнейшим европейским странам. Она буквально влюбилась в Европу. Причём, тёмную Европу. Фиби узнала, где больше всего обитает вампиров, где располагаются поселения оборотней. Она даже познакомилась с одним тёмным магом.
Вот знакомство это было крайне интересным и судьбоносным:
* * *
Фиби всё меньше времени проводила на лоне Долины. В какой-то момент время пребывания там сократилось лишь до нескольких часов, когда она засыпала.
Однажды, а дело было в небольшом городке Германии, проснувшись, Фиби услышала голоса в соседней комнате. Домик, занимаемый ими, был одноэтажным, деревянным, затерянным в лесах. Поэтому, незнакомый голос привлёк её. Оказалось, это был очередной маг, вызываемый на сотрудничество.

Она прошла в комнату, не привлекая к себе внимания - её присутствие на подобных встречах не возбранялось.
Внезапно маг замер и обернулся в её сторону, внимательно прищурив глаза.

- Что-то не так? - осторожно начал Курт, поглядывая на Фиби.
- Вампиры приняли в свой дом ведьму? - маг был поражён, его голос звучал почти как визг.
- Вас что-то смущает? - ответила Клэр, угрожающе пододвигаясь к магу.

Ведьма ведьмой, а они её жизнью-то обязаны.
- Нет, - казалось, он ничуть не смутился, - просто вы, известные в Подземном мире, как несущие Справедливость, и вдруг связались с Зачарованной.
- Ну да, - холодно сказала Клэр, хотя взгляд её прожёг Фиби.

Маг замялся и, бросив ещё один взгляд в сторону Фиби, ушёл.

- Ты - Зачарованная? - спросила Клэр, в то время как Курт встал со своего места и прошёл в другую комнату, - Холливелл?
- Да, - ответила Фиби, про себя вспоминая молитвы.
- Не может быть… - глухо прошептала демоница и откинулась в кресле, разглядывая женщину.

Вернулся Курт, мрачный невообразимо. Он сед поближе к Фиби и протянул ей склянку, от вида которой она вздрогнула и унеслась воспоминаниями на далёкие месяцы назад.

[флешбек]
Дом огласила сирена.
- Демоны! - отчаянный крик Пайпер взбудоражил семейство в мгновение.

Дети были поспешно эвакуированы в кухню, на которой стояла хитрая защита: демоны не могли проникнуть внутрь, а вот ведьмаки и ведьмы могли проходить совершенно спокойно.

Пайпер прикрывала отход детей, во всю используя свою активную силу - силу взрывания. Мужская часть семьи ретировалась на кухню за зельями, которые кроме чердака хранились только там.

Демонов было не так много, но всё же три ведьмы, давно не участвующие в схватках не смогли бы долго противостоять.

Пейдж перенаправляла энергошары их владельцам. Пайпер успела пожалеть недавно купленную вазу.
Фиби же орудовала зельями, попадая в демонов, которые вспыхивали прямо на месте.
Вдруг она заметила летящую склянку, проследив траекторию её полёта, ужаснулась: пострадала бы Мелинда, выглянувшая из кухни. Не долго думая, женщина кинулась наперерез летящей склянке. А дальше была мгновенная темнота, перед которой она успела выхватить мелькнувшие глаза Мелинды, так похожие на её собственные. А зелье в пузырьке было небесно-голубого цвета.
[конец флешбека]

А теперь перед ней, в руки ставшего близким человека, лежала склянка в точности с таким же зельем.

* * *
А где-то за пределами реальности в довольной улыбке расплылся Коул Тёрнер.
Всё идёт по плану.

 

#14
Wika
Wika
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Июл 2008, 18:30
  • Сообщений: 192
  • Пол:
Глава 15.
С чего начинается жизнь?

Смерть не может так изуродовать человека. Вот жизнь - уродует. Она и меня изуродует, и никуда от этого не денешься, и не надо сопротивляться, надо привыкать.

А. и Б. Стругацкие "Обитаемый остров".


Клэр зашла в комнату женщины и положила объёмный свёрток на её кровать.
С того разговора прошло две недели. Они оказались в Берлине, где и обосновались на ближайшее время.

Фиби молча взглянула на неё, старательно удерживая себя от вопросов. Сколько же их было! Но она молчала. Во вред своей натуре, но молчала. Стоически претерпевая подобную муку.

Как ни странно заговорила Клэр:
- Одевайся. Через час выходим. Ты должна идти с нами.
- Зачем?
- Нельзя оставлять тебя в доме одну.

И, не сказав больше ни слова, она развернулась и вышла.
Фиби развернула свёрток и обнаружила там чёрное пальто-плащ.

* * *
- Почему мы не переместились? - шёпотом спросила ведьма у спутницы, та не ответила.

Спустя пару минут Фиби получила ответ на многочисленные вопросы, вертевшиеся на языке.
Они подошли к кладбищу. Курт, всё время шедший впереди них, впервые обернулся и уверенным шагом направился в глубь дорожек.

Фиби осторожно ступала по дорожке, бросая взгляды на надгробия, каждое из которых было уникально. Если это слово вообще можно применить к понятию смерти.

О, сколько смертей ей пришлось повидать и почувствовать. Сколько же было потерь… Ей всегда удавалось пережить, переступить через боль и двигаться дальше, в надежде найти цель в этом движении.

Сама смерть являлась ей высшим злом, ниспосланным человечеству. Перед смертью меркнут все демоны мира.

А сейчас… На кладбище было тихо и светло от лёгкого снега, так непривычного для выросшей в Калифорнии женщины. Здесь не было никаких звуков, только далёкий крик неизвестных птиц, пролетавших высоко над ними.

Именно сейчас смерть не казалась ей чем-то запредельным. Она сама находилась на грани уже несколько месяцев. Подобное состояние несколько изменило понимание Фиби мира, окружающего её. Всё вдруг стало проще, яснее, честнее.

"Детство заканчивается, когда понимаешь, что умрёшь" - так говорилось в одном известном фильме. С этим высказыванием сложно не согласиться. Что понимает в жизни маленький ребёнок, которого родственники привели впервые в это место. Что? А ничего; для него нет ещё пока понятия "смерть". Жизнь вечна, всегда рядом будут папа, мама, все остальные.
Понять смерть невозможно. Она непостижима, так как непредсказуема. Она может стать и благом…

Фиби остановилась рядом с Клэр, обе наблюдали за Куртом, который подошёл к одной из могил и, возложив на неё цветы, долго стоял молча, проводя пальцем по витиеватой надписи.

- Кто… там, - запинаясь, спросила Фиби, - Александра Райтхоф. Любимая?
- Дочь, - проговорила Клэр, не отрывая взгляд от фигуры Курт.

Фиби неверяще посмотрела сначала на девушку, а потом на парня. Дочь?!

- А разве у вампиров рождаются дети? - задала она вопрос, хотя ответ уже предполагала.
- Нет. Когда его обратили, ей было пятнадцать лет. Он сразу же рассказал ей об этом.
- И что дальше?
- Дальше? - Клэр посмотрела на ведьму, - она не захотела становиться вампиром. Я видела её однажды. Сразу после собственного обращения. Ей тогда было девяносто семь. У неё правнук выглядел в точности как он. Она не знала, как представить своим детям собственного отца.

Девушки замолчали. Фиби была ошеломлена. Магия лишила его семьи.
В этом нет различия между светлой и тёмной магией. Да и какая может быть разница, если в любом случае ты чего-то лишаешься ради высшего блага/зла.
Что ж, такова цена к силе?

Фиби задумалась.
- Я понимаю его, - бесцветно произнесла она.
- В чём? - не поняла Клэр, - опять эмпатия?
- Да, но я не про это. Мою маму убил демон, отец не мог воспитывать ведьм. Мою сестру убил демон. Мой муж впитал в себя силу и стал Хозяином, - она прикрыла глаза, - я его уничтожила. Магия сделала меня такой.

Они опять замолчали. Надолго.
Курт вернулся и внимательно осмотрел девушек; в их внешнем облике ничего не изменилось, но они будто бы стали ближе друг к другу.

* * *
- Завтра Рождество, - сказала Мелинда, выводя узоры на оконном стекле в их с Мишель комнаты в Школе.
- Тебя это не радует? - отозвалась юная Дженкинс.
- Нет, - она, наконец, повернулась к подруге лицом, - без мамы будет скучно. Да и Лиз хандрит по страшному. Аж жалко.
- Так ты пожалей, - она ушла, оставив девочку раздумать над сказанным.

* * *
Мелинда долго думала. Почему-то только сейчас ей очень сильно захотелось найти мелкую и поговорить с ней, больше не ссориться, больше никогда. Но… Что-то мешало. Она знала, что обещание сдержано не будет. Но дело было даже не в этом.

Тогда, ещё летом, когда Мелинда предложила девочка помириться, она не думала, что отношения с Лиз улучшаться. Прошло почти полгода, теперь они стали реже ссориться, начали понимать друг друга.

Получается, их объединило то, что случилось с мамой. То, что все они пережили, дало шанс сёстрам сблизиться.
Это и мешало ей идти на дальнейшее сближение с младшей сестрой. Мелинда до сих пор не могла спокойно говорить с ней о матери. Это и было причиной многочисленных их ссор.

После прихода Коула и Прю разговоры о матери стали запретной темой. Они просто ждали.
Патриция каждым вечером считали дни, которые прошли с того замечательного пришествия.
Элизабет мучалась больше всех. Когда было невыносимо, она уходила к близняшкам, с которыми могла говорить о чём угодно. Те понимали её и часто утешали.

Мелинда осмотрела пустую комнату и, прихватив свои вещи, вышла прочь. Коридор спального женского корпуса был пуст. Такое редко можно было встретить. Обычно здесь постоянно пробегали девушки разных возрастов. Здесь прогуливались парни, выискивая комнату своей возлюбленной.
На стенах висели рождественские украшения, как то изображения Санты, многочисленных его оленей, разнообразные ёлочки-шарики-ангелочки.

Девочка повернулась и рассмотрела на двери их комнаты пухлого ангелочка, который держал в руках барашка. Настроение сразу поднялось - представила почему-то Криса с таким барашком на руках.

Она вышла в учёбную часть и остановилась. Ей было необходимо разыскать Мишель ещё до "отъезда" домой. В коридорах творилось что-то невообразимое. Дети всех возрастов сновали туда сюда, по пути задевая её.

В толпе она заметила Криса и помахала ему рукой. Он начал пробираться к ней, тихонько расталкивая людей.

- Привет! Собралась? - он смахнул со лба чёлку и забрал её сумку.
- А твои где вещи?
- Отправил домой, - он посмотрел на вопросительное выражение на лице кузины, - что? Я не хотел изменять традиции.

Дальше они пробирались молча, было не место задавать вопросы.

- Смотри! - он указал ей куда-то и сам помахал рукой.

Они пробрались до библиотеки, где было ничуть не меньше народу.
Там они обнаружили всех представителей семейства Холливелл, которые на тот момент обучались в Школе. То есть все дети их поколения семьи, кроме Прю и Лиз. Мишель со всеми не было.

- Ну, наконец-то, мы заждались, - раздался ворчливый голосок Вайета.
- И тебя с наступающим! - с улыбкой проговорила Мелинда, - Мишель не видели?
- Ушла пару минут назад, - проговорила Алисса, присевшая на подлокотник дивана.
- Сказала, чтобы до завтра ей не звонили, - закончила сообщение Мелисса.

Мелинда кивнула в тон своим мыслям, которые прямо кричали, что подруга обиделась.


- Холливеллы! Вы что творите!
Мелинда вздрогнула. Голос нового директора, мистера Шоттинга, раздался над ними, подобно грому.

На пожилого мужчину тут же посмотрели семь пар глаз.
Старшая из дочерей Фиби оглядела свою честную компанию и чуть не расхохоталась, понимая, за что на них начал кричать директор.
Перед ними висела муха, самая обыкновенная муха, чей полёт был приостановлен. Время конкретно для этой мухи было остановлено. Генри, сдерживая улыбку, опускает голову ниже. В момент, когда пришёл директор, близняшки как раз превращали муху в кусочек люда.

- Вы прям как дети, - продолжал ворчать Вайет, - чем помешала муха?
- Ты что, не выспался что ли? - спросила Мелинда, памятуя про любовь Избранного подольше провести времени в кровати.

Он как-то странно посмотрела на неё, буркнул что-то себе под нос и отвернулся.

- Он со своей Мари расстался, - тихо прошептал ей Алисса на одно ухо.
- Ага, ещё хотел в гости позвать её, - вторила ей Мелисса.
- А ну тише! - шикнул на них Крис, сам едва не улыбающийся во весь рот.

Девчонки переглянулись и в один голос заявили:
- Конечно-конечно!
- Я что мы ждём? - проговорила Мелинда, оглядываясь по сторонам.
- Маму, - сказала Мелисса.
- Традиция, - продолжала Алисса.
- Ага, детей должен забирать Хранитель.
- Как будто мы сами не можем переместиться.

Мелинда оглядела возмущенных кузин и, заметив своих однокурсников, отошла к ним, поговорить.

Как это хорошо, знать, что твоя жизнь не одинока, что она взаимосвязана с многочисленными людьми.
Девочка случайно оглянулась и увидела их всех. Клан Холливеллов. Вайет дуется, Крис пытается его растормошить. Трое Метьюсов, которых все в Школе зовут Холливеллами, нашли предмет для развлечений и теперь изгаляются над учебником по классической литературе. Патриция сидит рядом и весело хохочет, пока не подбегает библиотекарша и не начинает на них кричать.
Нет ничего важнее жизни твоих родных.

 

#15
Wika
Wika
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Июл 2008, 18:30
  • Сообщений: 192
  • Пол:
новая глава.
время скачет - год с момента трагедии на исходе.

очень жаль, что отзывов вы, дорогие читатели, не оставляете.



Глава 16.
Год.

Можно верить и в отсутствие веры.
Можно делать и отсутствие дела…
Также скованные одной цепью
Связанные одной целью.

Гр. Наутилус Помпилиус "Скованные одной цепью".


Прошёл почти год с того момента, как она стала такой. И всё из-за зелья.
Фиби часто приходило на ум, в чём же они так провинились, что был дан приказ на их уничтожение.

Вот это не давало ей покоя уже долгие месяцы. Кто?! Кто даёт вампирам приказы. Кто?! Но на этот вопрос не было ответа.

* * *
- Фиби! Пошли!

Женщина улыбнулась зеркальному двойнику и выпорхнула на улицу. Там её ждала Клэр. Обе под удивлённым взглядом Курта пошли к морю. Купаться в море ночью!

А Курт смотрел с крыльца на веселящихся женщин и радовался. Ещё год назад он и думать не мог, что приютит ведьму, будет заботиться о ней и оберегать.
Ведьма внесла серьёзные изменения в их жизнь. Мало того, что спасла их из огня, так ещё и помогала им посредством ведьминских сил. Да кроме этого растормошила вечно серьёзную Клэр, с которой они стали невероятно близки.
Подумать только - ведьма и демоница. Сумасшедший союз. Такого в природе быть не может.

Не может? Курт посмотрел на весело плескавшихся женщин и улыбнулся. Фиби просто прекрасно выглядела в отблесках заходящего солнца.

* * *
- Уже год, - сухо произнесла Патриция, садясь между Мелиндой и Мишель.
- Отметим дату? - спросила сестра, чем заслужила неодобрительный взгляд.

И это высказывание стоило бы ей не только гневного взгляда, как от младшей сестры, так и от подруги, но именно в этот момент в комнату зашёл отец Мишель.

- Здравствуйте, мистер Райс, - дружно поздоровались сёстры Холливелл.
- Здравствуйте, девочки, - он мягко улыбнулся им и ласково потрепал дочь по голове, - по какому случаю военный совет?

Девочки переглянулись и дружно потупили глаза.
- День рождения близнецов.
- Хорошо, не буду вам мешать.

Он вышел, заставив смотреть ему вслед. Им отчего-то стало стыдно: на следующей неделе праздник, они хотели приготовить для именинниц что-то особенное, но вот уже два часа не могли придумать ничего путного.

Девочки расселись на полу гостиной в квартире Мишель.

- Странно как то всё, - задумчиво протянула Патриция, но продолжать не спешила.
- Патри? - Мелинда оторвалась от созерцания девственно чистого листа бумаги и посмотрела на сестру, - ты хоть продолжай, а то начинаешь мне напоминать Лиз.
- Почему Лиз? - неожиданно спросила Мишель.
- Она так же - начнёт разговор, потом замолкнет, так и недоговорив.

Мелинда с трудом увернулась от летящей прямо в неё подушки. Младшая сестра сидела, сведя брови в обиженном жесте, но глаза выдавали её весёлое настроение.

- Я имела в виду, - продолжила она начатый разговор, - что после маминого исчезновения всё идёт странно… Мой, Мелинды и Лиз дни рождения мы не отпраздновали никак. На свой ты, Мишель, уехала с родителями в Германию. Учебный год начался с потопа в вашей комнате, а также падения светильника в моей. На Рождество вы вообще рассорились. А нас наказали за "издевательство над школьным имуществом". За этот год мы не отпраздновали нормально ни одного события.
- Что ты имеешь в виду? - осторожно начала Мишель.
- Мне кажется, - она выдержала паузу, собирая мысли "в кучку", - мы не можем смириться с маминой пропажей. Погоди, не перебивай! Если б не Коул, у нас не было бы стопроцентной уверенности, что она жива.
- Не понимаю… - прошептала Мелинда.
- Мел, - девочка поглядела на него блестящими глазами, - со смертью можно смириться. А мы не можем, вот и мучаемся всем семейством.

Три девочки озадаченно переглядывались, пока Мишель вдруг захохотала.
- Ты чего? - обиженно спросила Патриция.
- Извини, конечно, но тебя послушай, так вы, Холливеллы, прям семейка мазохистов.

Секунда молчания, и комната озаряется смехом, визгами, криками…

* * *

Фиби внезапно замерла, закрыла глаза и прислушалась. Ветер, море, тепло, но где-то на задворках сознания теплились едва-едва чувства дочерей.
Она улыбнулась, вспоминая как когда-то глотала горькие слёзы от того, что где-то есть они, её девочки, и они счастливы. Сейчас же она радовалась за них, за то, что они живут, а не тратят жизнь на пустые попытки её поиска.

То, что искать её было напрасно, Фиби осознала ещё в Берлине. Она не знала, откуда пришло понимание - просто и внезапно в её голове зародилась догадка. Над ними кто-то стоит. Этот мифический "кто-то" не давал раскрыться секрету этой парочки на протяжении сотни лет. И сомнительно, что даже такие ведьмы, как Зачарованные смогут пробить защиту.

Она выходила из воды и радовалась тому, что девочки счастливы. Её не волновала причина счастья, просто было приятно ощущать, что твои родные живы…

Она подошла к Курту, который никак не отреагировал на её движения, и, подойдя вплотную, нависла над ним, капая водой на страницы книги, что читал молодой человек.

- Эй! - вскричал он. Фиби звонко рассмеялась и уселась рядом.
- Что за книга? По виду довольно древняя.

Они услышали сзади сдавленный смешок. На крыльце стояла Клэр и смотрела на них.

- Что? - одновременно сказали и Фиби, и Курт, переглянулись и тут же рассмеялись.
- Вы бы видели себя со стороны, - сказала им Клэр, присаживаясь на перила веранды, - сидите вдвоём на старых качелях, смотрите в одну книжку, - последние слова она практически пропела, - романтика…

Курт и Фиби переглянулись и покраснели, сдерживаясь от смеха, так и рвущегося наружу.

Фиби про себя отметила, что они слишком часто стали смеяться. Обнаружилась масса поводов.
Курт подумал, что он-то совсем не против близких отношений, но…

- Курт! Зачем ты вытащил эту книгу? - раздалось ворчливо от Клэр.
- А что с ней? - лукаво осведомилась Фиби.
- Странная история, - начал рассказ вампир, - лет двадцать назад нас поймали в ловушку. Трое ведьмаков - две девушки и парень - вручили нам эту книгу и сказали, чтобы мы не смели от неё избавляться.
- И что? Вы до сих пор с собой её таскаете?
- Откуда скептицизм, Фиби? - шутливо осведомилась Клэр, - мы хотели оставить её. Неоднократно. Но почему-то руки каждый раз неизменно тянутся за ней.

Холливелл взяла в руки толстую и древнюю книгу в руки, и ей пришло видение:
_______________________________________
Средних лет женщина, кого-то напоминавшая, сидела за столом и водила пером по страницам, изредка погружая кончик пёрышка в чернильницу.
_______________________________________

- Фиби! Фиби!
- Я в порядке, - заявила женщина и вырвалась из рук Курта.

Она поражённо посмотрела на обложку книги и открыла самую первую страницу. Там не значилось ничего, кроме надписи, сделанной косым почерком:
"Брианна Мелинда Холливелл"

* * *
- Лизи? Ты не заболела?

Маленькая девочка отпихнула руки кузена Генри и сказала неопределённо:
- Не мешай!
- Лиз, а с чего это тебе понадобилась перемещаться в библиотеку Школы Магии.

Девочка подняла голову от книги, которую пролистывала, и поглядела через медного цвета чёлку на мальчика.
- Генри. Помолчи! Не нужно привлекать к себе внимание.

Он только кивнул, отодвинулся и огляделся. Ночь, каникулы, темно, они в библиотеке с Лиз…
В дальнем углу комнаты что-то бухнуло.
… и близнецами.

Спустя пару минут примчались они обе. Шумные, заводные, а сейчас отчего-то возбуждённые.

- Лиз, мы…
- Нашли.
- Как раз то, что ты говорила.
- Всё в точности так же.

Генри покачал головой. Его сестрицы в минуты постоянно говорили вдвоём наперебой, как будто мозг у них был один на двоих.

- Замечательно! - приглушенно сказала кузина, - всё, пора домой.

Как только они очутились в освещённой комнате близнецов, то мальчик потребовал объяснений. Три девочки воззрились на него, ответила Лиз. Тем же приглушённым голосом, что и в библиотеке:
- Я знаю способ, как можно найти мою маму.
 

#16
Wika
Wika
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Июл 2008, 18:30
  • Сообщений: 192
  • Пол:
так, очередная главочка.
история подходит к логическому завершению. кроме этой будет ещё 3-4 главы. пока написала 2,5. но их надо выкладывать все вместе, сразу. так что буду пока дописывать.



Глава 17. Кто мы есть.

Воздух выдержит только тех,
Только тех, кто верит в себя.
Ветер дует туда, куда
Прикажет тот, кто верит в себя.

Гр. Наутилус Помпилиус "Воздух".



- Что?? Элизабет Пенелопа Холливелл! Почему ты нас не попросила?!
- Мел, - жалобно попросила девочка, - ты была занята. Тем более, всё уже сделано.
- Я на тя поражаюсь, - заявила Мелинда, садясь в кресло, - шлялась по Школе ночью, в каникулы, втянула Метьюсов, которых могли наказать - они ведь там учатся. И всё ради упоминания о какой-то книжке.

Элизабет отошла на шаг от сестры и уселась на пол. Медные кудри всколыхнулись и скрыли глаза. Девочка сложила руки на груди и обиженно выпятила нижнюю губу.

Мелинда расхохоталась: иногда она совершенно забывала, что её самая младшая сестрёнка совсем ещё малышка, которая хоть и управляет сложной магией, но по-прежнему остаётся шестилетним ребёнком.

- Ладно. Что за книга?
- Мы нашли только упоминание о ней, - глаза девочки блеснули радостным огоньком, - написана Брианной Холливелл.
- Стойте! - вскричала Мишель, всё это время вместе с Метьюсами находящаяся в комнате, - ваша прапрапра…
- И ещё куча раз "пра", - закончила за неё Алисса, - она отказалась от своей семьи и ушла. Никто из Холливеллов не связывался с ней.
- Да. Имеется интересная теория, - продолжила Мелисса, - что Брианна родила сына, от которого и пола ещё одна ветвь Холливеллов.
- У вас есть неизвестные родственники? - спросила тихо Мишель.
- Да, - ответила Мелинда и перешла к самой сути, - Брианна написала свою книгу заклинаний. Книгу Таинств она не могла взять с собой. Её заклинания и стали причиной разрыва с семьёй, они были темными. Тогда к этому относились не так, как сейчас. Но книга эта потеряна, её местоположение неизвестно.

Дети переглядывались друг с другом, стараясь переварить полученную информацию. На их лицах было смятение.
Только Лиз была спокойна. Взглянув на неё, Мелинда простонала - мелкая ведьмочка уже что-то придумала.

* * *
- Холливелл? Твой предок?
- Да, Клэр, да. Странная история связана с этой женщиной.
- Что за теория?

Она рассеяно оглянулась на Курта - он вообще редко о чём-нибудь спрашивал её, предпочитая молча наблюдать. О да, она видела его осторожные взгляды, которые сначала пугали её. Но она привыкла, приняла и поняла.
Она нравилась ему. Но он ни за что не пойдёт дальше взглядов и редких прикосновений. Пусть они вместе живут под общей крышей, пусть работают над некоторыми делами вместе, пусть она знает про него практически всё, пусть она спасла его жизнь, пусть…
НО! Он вампир, а она ведьма. Светлейшая ведьма современности. Ведьма, которая приняла тьму. Приняла, а не отвергла. Поняла, а не уничтожила. Помогла, а не бросила подыхать.

Известный русский фантаст писал: "Самое страшное в войне - понять врага. Понять - значит простить". А они и есть враги. Вернее не они, их силы. Мы слишком часто зависим от того, что внутри нас, что дано родителями. Можно сколь угодно говорить о своеобразности каждого человека, приводить фантастические примеры, но все мы - это отредактированная жизнью наследственность.

Если ты вампир, то ты не станешь светлым магом. Пусть за тобой будет тысяча добрых дел. Но это не растворит в небытие твоих клыков. Ведя праведную жизнь, ты по-прежнему будешь пить человеческую кровь, которую не заменит ничто.


Фиби оглянулась на Курта, терпеливо ожидающего ответ на вопрос, улыбнулась и начала рассказ о светлой ведьме, которая ради тёмного возлюбленного отреклась от семьи.

Ты не можешь изменить того, что тебе дано.
Но кто сказал, что нельзя попробовать?

* * *
- Я тебя боюсь, - поражённо прошептала Мелинда, когда увидела, как после заклинания Элизабет в её руках появилась потрёпанная веками книга.

Девочка лишь пожала плечами и присела на пол в детской, в окружении всех родственников своего поколения, прибывших на зов "купидошек" (как ласково называл девочек Вайет).

* * *
Клэр усмехнулась, но ничего не сказала. Тактично вышла, старательно пытаясь скрыть улыбку.

Она поцеловала его. Нет, она целует его, прямо сейчас. Эта парочка, соединившаяся на старых качелях, что доживают свой век на веранде домика у моря, напрочь забыла про третьего члена их группы. Не заметила, как книга соскользнула с колен Фиби и исчезла в белых огоньках, так и не достигнув пола.

Любовь в их случае была невозможна. Слишком сильные психологические и физические барьеры стояли между ними. Оба слишком моральные, чтобы сразу же перейти от непростого поцелуя к чему-то большему.

Симпатия. Обоюдная. Она выливалась вот в это. Они завтра будут жалеть и отворачиваться друг от друга. Ну и что?
Это же будет завтра…

У них есть целая ночь. Утром придёт понимание поступка, и глухой барьер встанет между ними. Но эта ночь дарит им чарующий дурман нежности и романтики. Ночь на берегу моря. Их ночь.
Серьёзные отношения? Нет! Их не будет, даже если они захотят. Желания слишком мало.

Но их это не волнует. Просто именно сейчас поцелуи и нежности - это то, что им нужно. Обоим.

Как редко выпадает нам найти безмолвное понимание. Даже если - это понимание собственной безысходности.

* * *
Приятно.
Такая первая мысль проскользнула в мозгу Фиби, когда она вынырнула из Долины, куда отправилась, как только заснула.

Приятно.
Щеки против воли запылали, и женщина огляделась. Она лежала в полном одиночестве на тех же качелях. По веранде гуляло солнце. Ярко-ослепительное.

Приятно?! Нет, это чувство внезапно было задавлено другим, более ярким и весомым.
Стало стыдно. Фиби с ужасом для себя поняла, что чувствует себя виноватой перед Купом.

Но ей было безумно приятно в те несколько часов, что они провел вдвоём здесь, на ветхой веранде.
Нет, секса не было. Она к этому и не стремилась. Просто хотелось найти успокоение в этом близком (ставшем близким) человеке. Ему тоже было одиноко. Глухая тоска пробилась через эмпатический блок ведьмы и на миг он ощутила его. Во всей красе. Такого далёкого существа, но близкого своими переживаниями. И он был нежен.
Нежный вампир…

* * *
- Фиби, - осторожно начал Курт, стараясь не прятать глаз, - пришло новое задание.
- Куда? - осведомилась она, уже привыкшая к постоянным переездам.
- Сан-Франциско.

Она посмотрела на парня и часто-часто заморгала. Фриско?! Она не ожидала. За год ощущение, что этот город - её родина, практически не выветрилось. Но возвращаться было страшно.

Она присела на мягкую софу и оказалась притянута сильными руками. Он обнимал её, поняв насколько страшно ей вернуться. Вернуться в ту жизнь, от которой она так мучительно отвыкала.
Она прикрыла глаза и уютно расположила голову на плече у Курта. Он мягко держал её в объятиях, давая призрачную иллюзию защищённости. Он понял её. Он знал её.
Рядом присела Клэр, и Фиби чувствовала её присутствие.

Они были вместе. Их столько связывает. Они вместе.
На душе у Фиби стало необычайно спокойно.

И совсем не важно, что ближе к вечеру они окажутся в незнакомом домике в пригороде Фриско вместе побережья индийского моря.
Не важно… Сейчас было спокойно.

* * *
Вечер не привнёс в семейство магов ничего хорошего.

Холливеллы были напряжены.
Особенно Вайет, который в силу возраста считал, что он в ответе за кузин. Особенно Крис, который чувствовал, что добром эта затея не выйдет.
Особенно Генри, с опаской смотревший на то, что собираются сделать кузины.
Даже Мелисса и Алисса, которые были рады попрактиковаться в магии.
Даже Патриция, которая не доверяла какой-то книжке.
Даже Мелинда, которая доверяла младшей сестре.
Но не Прю, которая мало что понимала в сложившейся ситуации.
Но не Лиз, которая была неуверенна в исходе заклинания, но безумно хотела найти мать.

Взрослые ужаснулись бы тому, с какой наивной решимостью девять детей под немигающим взглядом Мишель сели вокруг книги. Но их здесь не было.
Лиз шумно выдохнула и подняла глаза, встретилась взглядом с Вайетом, который неуверенно улыбнулся.

- Пора, - прошептала маленькая девочка, и все девять кровно родных магов взялись за руки.

Последними сцепили руки Лиз и Генри, который был против затеи. Круг замкнулся.

Лиз склонила голову к открытой книге и стала зачитывать текст.
Частичка её природной магии всколыхнулась внутри и через руки перетекала к Мелинде. Пройдя через сестру и соединившись с магией той, синеватое свечение потекло дальше. От мага к магу. От Холливелла к Холливеллу. От сестры к брату. От брата к сестре.
Закончив круг и сойдясь вновь в Лиз, свечение вспыхнуло и ослепило детей.

Придя в себя, юные маги обнаружили, что в комнате находятся все их родители, но нет Элизабет.
На её месте витал синеватый дымок.

* * *
Девочка испуганно заозиралась. Она совсем не была уверена в том, как поведёт себя заклинание. Поэтому, оказавшись посреди освещённого тусклой лампой пустого помещения, она испугалась.

Испуг её усилился, так как в комнате с отсутствие мебели присутствовали двое: парень и девушка.
"Не люди" - чётко поняла девочка. Испуганно попятилась, когда брюнетка поднялась от лежащей в углу сумки и пошла настороженно ей навстречу.
А перемещаться младшая дочь Купидона не умела…

- Лиз?!

Страшный крик потряс стены ветхого жилища. Девочка у стены приоткрыла рот, увидев её. Маму. Живую. Но такую непривычную: с короткими волосами, с чересчур загорелой кожей, со страхом на лице.

В следующее мгновение мать и дочь ревели в голос, обнимая друг друга на виду у опешивших вампиров.

* * *
- Что она сделала?! - прогремел голос Купа, нависшего над старшей дочерью, - как вы могли допустить такое?

Дети переглянулись, не зная, что ответить. Родители добрых полчаса распекали их на все лады. Они сами ничего не понимали, но страха за сестру не было. Одновременно ко всем девяти пришло понимание, что с Лиз всё будет в порядке.

Но родителям этого не объяснишь.


___________________
у меня есть коллажик к фику. но третий день не могу выставить его через Радикал. подскажите, через что ещё можно выставить.
 

#17
Wika
Wika
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Июл 2008, 18:30
  • Сообщений: 192
  • Пол:
ангелочки

мой коллажик. его надо было выставить ранее, но как получилось.

[спасибо Хэппи за ссылку]

Сообщение отредактировал Dodjia: Четверг, 19 марта 2009, 18:31:27

 

#18
Wika
Wika
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Июл 2008, 18:30
  • Сообщений: 192
  • Пол:
итак, кульминация всего фика. Но ещё не конец.
недеюсь, отзывы будут.


Глава 18. Жестокость.

Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!

М.А.Булгаков "Мастер и Маргарита".


Как же долго она ждала этого. Ждала, верила и надеялась. Свято верила и молилась.
Весь год ждала, когда же придёт она, мама; придёт и обнимет её крепко-крепко. Скажет, что всё это неправда, что она теперь всегда будет рядом.

А теперь они стояли посреди грязной и полутёмной комнаты и ревели. Громко, надрывно. Как будто высказывали друг другу всю боль, которую причинила разлука.

- Лизи, - хрипло прошептала Фиби и чуть отодвинулась, - дай, погляжу на тебя.

Девочка послушно отошла на шаг и только сейчас вспомнила, что по прибытию в комнате был ещё кто-то. Она оглянулась и увидела стоящих парня и девушку.

Она улыбнулась им. Они были с мамой. С ней всё в порядке, значит, они ей помогали.

Но…
Она просмотрела их ауры. Сияющие мёртвым блеском серые клубки нитей.

* * *
Она была безумно рада увидеть дочь, которая непонятно как оказалась в их доме. Её маленькая Лизи, которая неумолимо изменилась за год. Боже, она выросла, стала ещё прелестнее.
Потекли горячие слёзы радости, которые было невозможно остановить. Они обнялись крепко-крепко, и через плечико девочки Фиби видела друзей, которые переглядывались со смущёнными улыбками.

- Лизи, - прошептала она и не узнала свой охрипший от чувств голос, - дай хоть погляжу на тебя.

Девочка нехотя расцепила объятия и неловко сделала шаг назад. Маленькая, её маленькая дочка, с теми же медными локонами, теми же блёклыми веснушками.

Девочка чуть повернулась и посмотрела на застывших Курта и Клэр. Чему-то улыбнулась, но спустя мгновение улыбка перетекла в гримасу страха.

- Вампиры… - прошептала Лиз и невольно отпрянула назад, а потом сделала шаг вперёд.

* * *
Курт был рад за женщину, которая обрела дочь. Но глухая тоска закралась внутрь его сущности. Она должна вернуться назад, к семье. Должна… а поэтому покинет его, навсегда. И он будет даже не в праве остановить её.
Дочь… Отчего-то вспомнилась Александра, её звонкий смех и белокурые волосы.

Девочка и женщина стояли, обнявшись, и ревели в голос. От счастья.

- Лизи, - прошептала Фиби, - дай хоть погляжу на тебя.

Девочка послушно отошла и заозиралась по комнате. Её взгляд наткнулся на них.
Поразительная улыбка озарила детское личико.

Но мгновение спустя от улыбки не осталось и следа.

- Вампиры… - прошептала дочь Фиби и отпрянула назад, а потом сделала шаг вперёд.

Её большие глаза расширились, и она выставила вперёд правую руку ладошкой вверх.

Где-то сдавлено вскрикнула Фиби. Что?!

На маленькой ладошке загорелся огонёчек. Маленький, но смертоносный. Огонь…

Перехватило дыхание.
Курт почувствовал, что Клэр чуть сдвинулась, привычно, неуловимо. Теперь, сделай эта девочка попытку их уничтожить, Клэр сможет ей противостоять без опасений за своё существование.

* * *
Фиби неверяще смотрела на обернувшуюся к её друзьям дочь. Её милая девочка пустила магию в ход, и в ладони задрожал неяркий огонёк.

Она моментально вскочила с пола, на который присела, увидев только дочь, и в один миг оказалась рядом с девочкой. Год, проведённый с вампирами, научил её двигаться стремительно и бесшумно.

Она схватила дочь за руку и резко развернула к себе лицом. Сине-зелёные глаза горели. Огонёк на ладони вспыхнул и исчез.

Перед ней стояла маленькая девочка, со страхом и непониманием вглядывалась в лицо обретённой матери, которое было искажено злостью.

Девочка посмотрела на маму и чуть наклонила голову. Фиби тут же почувствовала мягкое эмпатическое касание. Девочка ласково и почти неощутимо скользнула по эмоциям матери и застыла в неверии.

Фиби отпустила руку дочери, и девочка, сев на пол, зашлась в плаче.
После чего исчезла в розовой дымке.

Розовой?!!

* * *
Лиз вздрогнула и убрала руки от лица. Сквозь слёзы она увидела лицо отца, который склонился над ней и ласково гладил теперь по щеке.

Она улыбнулась, а он прижал её к себе. В то же время комната ожила и заголосила многочисленными голосами.

Элизабет оглянулась и увидела сестёр, кузенов и кузин, Мишель и её родителей, дядю Генри, дядю Лео.

- Папа?! - она вскричала, заставляя всех вздрогнуть, - где тётя Пайпер с тётей Пейдж?

Ещё до того, как Куп ответил ей, она поняла. Поняла и во второй раз за день пожалела о том, что не имеет силы перемещения.

* * *
- Осторожно… - успела сказать Фиби, обернувшись к вампирам, перед тем как в комнате появились Пайпер и Пейдж.

Две женщины замерли, не веря собственным глазам. Перед ними стояла Фиби, их сестра.
Она была помолодевшей, с короткой стрижкой, с ярким загаром.

Она была встревожена и… не готова к встрече с семьёй.
А за ней стояли двое.

Пейдж прошептала: "Вампиры". Холодный пот прошиб Пайпер - её сестрёнка попала к кровопийцам, которые год удерживали её, а иначе, почему же она не выходила на связь.

Старшая из Зачарованных кивнула сестре-полухранительнице и кинула в вампира-парня склянку с зельем.

* * *
Конец.
Вот и пришёл конец его существования на этом свете.

Ведьма бросила прекрасно знакомое ему зелье. На уничтожение. Чудовищной силы. Прерывает жизнь практически мгновенно.
От вампира останется лишь серебристый прах.

Курт почувствовал, как что-то застучало в голове. Он закрыл глаза и, плотно сжав зубы, ждал смерти. Умирать не хотелось.

Время тянулось непозволительно медленно.

Вдруг что-то тяжёлое навалилось на него и со всей силы впечатало в стену, заставляя сползти по ней вниз.

Раздался дикий крик. Только тогда Курт открыл глаза…

…открыл глаза, чтобы поймать угасающий огонёк жизни во взгляде Фиби, которая навалилась на него своим телом.


Фиби?!!
Она опять спасла его. Спасла ценой собственной жизни. Она улыбнулась через силу, и её голова с распахнутыми от нечеловеческой боли глазами на лице бессильно опустила на грудь вампира. Он обхватил её, прижав к себе. Руки, скрестившиеся на спине женщины, ощутили что-то влажное и липкое.

Он тихо встал и поднял её на руки так, что голова безвольно перевесилась, и короткие волосы смешно протянулись к полу.

А ему не было смешно. Ведь умерла та, которую он полюбил. Хотелось выть от осознания этого.

Он поднял её и понёс к другой стене комнаты. Было уже всё равно, что где-то здесь остались ведьмы, её сёстры, её убийцы.

* * *
Она бросилась наперерез летящей склянке подобно изящной тени. Как вампир.
Клэр вспомнила, как Фиби училась вот так вот двигаться - тихо, плавно, но стремительно. Она однажды безумно испугала Курта, "возникнув" прямо за его спиной.

Склянка врезалась ей между лопаток и разлетелась тысячью осколков, брызнувших во все стороны. Судорога прошила миниатюрное тело женщины, как громовый разряд; она выгнулась, плечи практически коснулись друг друга. Без стона она рухнула на Курта, который стоял с закрытыми глазами, и снесла его, отбрасывая их обоих к стене.

Ведьма, кинувшая зелье, издала нечеловеческий крик, вторая молчала, бессильно опустив руки.

Курт обнял Фиби, и по его рукам тут же потекла кровь, капавшая на пол жуткими бордовыми каплями. Он встал и на негнущихся ногах понёс тело женщины к другой стене.

Клэр посмотрела на распахнутые глаза полюбившейся ей женщины и внутренне содрогнулась. Видеть боль и умиротворение на мёртвом лице той, кто стала тебе ближе всех, было невыносимо.
Курт бы рассыпался в прах, а ведьма умерла, но не сразу…

Слёзы злости на ведьм и обиды на себя предательски потекли по щекам.

* * *
Пайпер сдвинулась, порываясь подбежать к сестре, павшей от её руки, но вампирша сделала пас рукой, и перед ведьмами о пол разбилось два ослепительных энергоболла.

Ведьма переглянулись, но больше попыток подойти не делали. Только стояли смотрели, как парень с чёрными волосами, прядями падавшими на лицо, положил бездыханное тело Фиби у стены, рядом с чёрной сумкой внушительных размеров и отошёл обратно, так же медленно передвигая ногами.

Он остановился рядом с брюнеткой-спутницей и посмотрел на ведьм, потом на ладони, сверкающие в свете тусклой лампы от крови Фиби, потом посмотрел на свою подругу.

* * *
Они долго смотрели друг другу в глаза, пытаясь найти успокоение в близком человеке.
Привыкшие убивать, они не могли смириться с тем, что единственный человек, разбавивший их дуэт за прошедшие сто лет, погиб.

"Её больше нет!" - стальным молотком била мысль в голове Клэр.
"Её никогда больше не будет" - осознание свершившегося острым клинком резало сознание Курта.

Он протянул Клэр кровавую руку, и она приняла её, разворачиваясь к ведьмам.

Ведьма, в которой чувствовалась сила Хранителя, бросила вторую склянку в пару вампиров. Они только теснее прижались друг к другу, до боли стискивая руки.

Курт теперь не закрывал глаза. Смотреть в лицо смерти - высшая степень храбрости.


Пара мгновений и всё будет кончено. Всё и навсегда.

Время замедлилось, и с жестокостью садиста позволила насладиться последними секундами существования.
 

#19
Wika
Wika
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Июл 2008, 18:30
  • Сообщений: 192
  • Пол:
очередная глава. и опять же это не конец.
спасибо пользователю ox_i_lena за оставленный отзыв.



Глава 19. Мой крест.

Видишь, там на горе
Возвышается крест;
Под ним десяток солдат.
Повиси-ка на нём.
А когда надоест,
Возвращайся назад,
Гулять по воде,
Гулять по воде,
Гулять по воде со мной.

Гр. Наутилус Помпилиус "Прогулки по воде".



Семья…

Моя радость и моя погибель.

Я не помню мать, но знаю, что она искренне и горячо любила меня. Любила, но не смогла выжить ради своих девочек. Покинула нас, а всё из-за борьбы с демонами. У неё было три дочери, мама и Сэм. Но она всё равно пошла на риск. Может быть, безрассудство является частью такой добродетели, как чувство долга. Я так и не смогла простить её за то, что она оставила нас.

Я помню Грэмс. Женщину, с которой я брала пример. Она была и остаётся самой великой женщиной для меня. Она была строга, неимоверно строга, особенно ко мне. Мне кажется, я напоминала ей её потерянную Петти. Мы с Грэмс постоянно ругались, но я всегда любила её. Она умерла, а я ведь так и не успела извиниться за тот последний свой проступок. Не успела, сожалела об этом долгие месяцы в Нью-Йорке. Плакала в подушку и молила вернуть её; я была готова в корне измениться и отдать всё за её жизнь.

Я скорблю по Прю. Той, которая заменила нам мать. Была и строгой, и нежной; и непреклонной, и заботливой. Она учила меня жизни. За это я её ненавидела, но позже горячо благодарила. Закончила она свою жизнь, как мама. Все наши жертвы полегли на алтарь вселенского добра. Наверное, и я так умру: в борьбе. Прю всю жизнь боролась - сначала с нами, младшими сёстрами, потом с демонами. Она безмерно нас любила. И все несчастья ей принесла эта безграничная любовь и забота.

Я люблю Пейдж. Весёлую, наглую, неуёмную. Сестру. Ту, с которой у них одна и та же кровь. Ту, которая помогла вновь поверить в жизнь, когда смерть догнала Прю. Ту, которая погубила моего первого мужа. Она единственный человек, которому я готова простить всё. Всё что было, есть и будет. Она моя сестра, а значит, заслуживает прощения.

Я дорожу Пайпер. Первое моё детское воспоминание связано с неё. Она всегда поддерживала меня и не оставляла. Но она слаба. Мне так кажется. Так страшно видеть старшую сестру, такую заботливую и понимающую, в моменты стрессов и понимать, что ты сильнее, чем она. Это мне пришлось помогать ей, когда Прю умерла, это я мирила их с Пейдж, это я была рядом, когда Ангел Судьбы забрала Лео. Но она всегда будет для меня той малышкой, что подошла ко мне и попросила не плакать (мне тогда было года четыре).

Я уважаю Генри. Он стал тем лучиком, который согревал меня. Когда мне было плохо, я думала о нём, таком весёлом, понимающем, верным. Завидовала Пейдж, что она нашла такого человека. ЧЕЛОВЕКА! И он понял, как никто понял, кто и что в этом мире. И он стал лучше иного мага. Генри никогда не отказывал в помощи, когда его просили.

Я не оставлю Купа. Да, наши отношения изрядно подпортило время, но я его люблю. Он нежный, ласковый, манящий. Мой! Странно осознавать любовь к человеку, когда целуешься с другим. Как будто током прошивает ядовитое слово - измена. Мечтаю вновь увидеть Купа, посмотреть в его добрые глаза, которые всегда открывают, говорит он ложь или правду. Хочется дотронуться до щеки и уткнуться носом ему в грудь.

Я забыла Коула. Он был моим темнейшим ангелом, который освещал передо мной дорогу. Я погрузилась в сумрак нашей любви. Да, это была именно любовь. Как страшно было потом сказать это не самое длинной слово. Я любила его, долго любила. Он уходил, возвращался, снова исчезал, снова возвращался. И когда-то ушёл насовсем. Безвозвратно. Было жаль. Тогда, после его гибели, я ждала каждый миг, что он вновь появиться в моей жизни. Но он не появился, одновременно с этим стал уходит из моей души. По-тихому так выветривался, унося с собой частички моей сломленной и покалеченной души. Тогда я бы его простила, но не сейчас.

Я обожаю детей. Всех, кого знаю. Моих нежных "купидошек", отвязных Метьюсов-Митчеллов, необычных Уайтов. Они все - потомки великих ведьм и необычных их мужей - были дороги ей. Она и оказалась в подобном положении из-за желания оградить.

Что же, похоже, и она готова погибнуть не своей смертью, а за что-то. Или кого-то. А иначе быть и не может - она же ведьма.

* * *
Комната Проводника представляла неописуемое зрелище.
У самой дальней стены стоял Коул, наплевавший на свою холодность и горделивость, он пытался сдержать себя и не помчаться к Фиби прямо сейчас. Рано… Он сжал кулаки так, что костяшки пальцев побелели, а ногти впились в ладони. Он впервые пожалел, что нематериален и не может чувствовать боль. Боль физическая заглушила бы то, что творилось сейчас внутри него.

Он проклинал волшебное Зеркало, которое "передавало" все мысли женщины. И он слышал её слова о себе. Слышал…
И это уже повод, чтобы отойти и замолчать.


Англесса сидела, впившись руками в подлокотники кресла. Она тяжело дышала, а по Зеркалу уже вертлявой змейкой проскользнула первая трещинка. Она тоже слышала. И она не могла просто так оставить свою подопечную, которая находилась во власти Долины, но сама этого не осознавала.

Она коротко крикнула: "Я быстро", и исчезла, даже не повернувшись к Коулу. Он посмотрел туда, где только что сидела девушка, и пытался понять, куда та отправилась.

* * *
- Фиби! Вставай!

Женщина рывком села и огляделась. Долина. Туман. Англесса.
Последние события стали выстраиваться в логическую цепь.
Сёстры, зелье, Курт, Долина.

Захотелось вновь закрыть глаза и умереть. Она спасла Курта, но вряд ли сёстры отступят.
Её остановила хлёсткая пощёчина, заставившая оглянуться на проводника, которую за последние полгода воочию видела от силы раза три.
Та, оказывается, что-то говорила.

- Что?
- Фиби! Слушай внимательно! - Англесса была решительна, хотя и встревожена, - там продолжаются события. Ничто с твоим уходом не кончилось. Ты можешь помочь. Можешь вернуться.
- Что?!! - не верю.
- Вернуться в своё тело насовсем и больше никогда здесь не появляться.

Задумываюсь. Безумно тянет крикнуть на всю ширь и даль Долины "ДА!". Но…

- Что от меня требуют взамен?
- Фиби, - она остановилась, прикусила губу и посмотрела так пронзительно, - Ангел Судьбы разрешил отпустить тебя, только если ты…


Коул подскочил к Зеркалу в надежде, что он плохо расслышал. И это выход?!

- Да. Я согласна!

* * *
Пара мгновений и всё будет кончено. Всё и навсегда.

Время замедлилось, и позволило насладиться последними секундами жизни. Вампир живёт быстрее остальных существ. Но сейчас этот дар играет с ними дурную шутку.
Летящая склянка несколько раз переворачивается в воздухе, стремясь упокоить вампиров. Секунда, две…

Что?! Склянка меняет траекторию и разбивается о стену. Слишком далеко, чтобы поразить вампиров.
Но как это получилось?

Курт почувствовал, что Клэр впилась ногтями в его ладонь. Она даже не смотрела на него. Он проследил за её взглядом и обомлел - его вновь спасла Фиби.
Живая; бледная и шатающаяся, но живая. И она вновь оберегла его.


Ведьмы стоят на том же месте, где и раньше. Они были в глубочайшем шоке.
Фиби нетвёрдой походкой двинулась, но не к ведьмам. Она замерла перед Клэр и под изумлённый вздох ведьм крепко обняла её. Клэр разревелась. Именно так: разревелась. Уже не стесняясь никого. Двухсотлетняя демоница, полжизни назад ставшая вампиром. И она ревела, как девчонка.

* * *
Я не могу поверить своим глазам. Она, ведьма!, спасла меня, вампира, который убивал на её глазах. Она умерла, спасая меня, и воскресла, чтобы помочь.

Она остановилась передо мной и обхватила холодными руками мою шею. Стискиваю её в объятиях, снова чувствую кровь у неё на спине. А она сама тёплая, слышу, как бьётся сердце. Самая сладкая из музык. Чувствую её горячее дыхание около уха.
"Прости" - шепнула она и заглянула в глаза. В моих любимых шоколадных глазах стояли слёзы. Пропади ад, она же прощается.
За секунду до того, как она сделала шаг к сёстрам, понимаю, что она не вернётся. Хочется вцепиться в волосы и завыть как оборотень на луну. Но я всего лишь смотрю ей вслед. Зажмуриваю глаза, спасаясь от ярких голубых искорок. Открываю глаза, а её больше нет…

* * *
Вся братия перебралась в гостиную Холливелл-мэнора, где компанию из десяти детей пытались успокоить всеми силами. Они не желали отправляться спать, пока не узнают, что с Фиби. Больше всех горячилась Лиз, которую облепили и просят в сотый раз рассказать, какая стала мама.

- Ну и что тут у нас?
Виктор вошёл в комнату как раз в тот момент, когда комната озарилась роем огоньков, и появились три фигуры. ТРИ!

Дети, Виктор, Куп, Лео, Генри, Билли, Энтони - все замерли, глядя на неё. Ту, которую искали, ту, которую не хотели забывать, ту, которая жива.

Перед ними стояла худая женщина с короткой стрижкой и тёмным загаром. Она одета в чёрные просторные штаны и тёмно-синюю рубашку.

Секундное оцепенение, и под аккомпанемент рыданий Патриции и Мелинды Куп нерешительно сделал шаг вперёд.
Она подняла на него свои удивительные глаза. Волшебный и чарующий блеск которых он успел забыть за этот чудовищный год. В этих глазах искрились слёзы. Он пару раз моргнула и посмотрела на него в упор. Во взгляде скользнула нежность и радость.

Куп облегчённо вздохнул и заключил жену в крепких объятиях, ощущая, как по её щекам текут горячие слёзы. Она была такая хрупкая, как невероятная кукла. Но она была живой. Куп чувствовал её теплоту, слышал, как сильно бьется сердце, руки скользнули по спине и…
Он отшатнулся и посмотрел на свою руку. Она была в крови. Фиби лишь тихонько помотала головой и потянулась к губам мужа.

Они так и стояли вместе, боясь отпустить друг друга, не замечая того, что творилось вокруг. Пайпер грелась в мягких объятиях мужа, который с тихой улыбкой наблюдал за сестрой жены. Их мальчики утешали Патрицию и Лиз, которые не могли остановить слёз. Мелинда вместе с Прю сидели рядом с ошеломлённым Виктором и втроём молчали, изредка переглядываясь. Словами их состояние было не выразить. Близнецы прижимались к матери, которая роняла солёные слезинки на плечо мужа, куда уткнулась сразу же по возвращению.

А дальше началась суматоха.
Фиби в приказном порядке переодели и уложили в постель. Сил сопротивляться у неё уже не было. Она заснула сном без сновидений, впервые за год не отправляясь в Долину. Рядом с ней осталась Пайпер, которая на пару с Купом просидела у постели женщины практически до утра. Пейдж была отправлена домой, на неё слишком сильно повлияли события. Детей чуть ли не силой увели супруги Райс, расположив всех у себя дома. Билли понимала, что всем Холливеллам нужно переосмыслить свершившееся.

Рассвет в Сан-Франциско ознаменовал приход нового дня, который привнёс какое никакое, но спокойствие в эту семью.
 

#20
Wika
Wika
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 12 Июл 2008, 18:30
  • Сообщений: 192
  • Пол:
предпоследняя глава.


Глава 20. Не забуду.

Чужого не бери,
Своё не отдавай.
Зажмурься и умри;
Люби и умирай.
Скажи и притворись,
Скажи, что ерунда.
Скажи и поклянись,
Что любишь навсегда.

Гр. Тату "Люди-инвалиды".


Когда Фиби проснулась, она приподнялась на кровати и огляделась - это была комната Вайета. Они всегда поражались, как он использовал в интерьере тёмные краски. Помнится, боялись за его "светлость". Но все экспертизы показывали, что мальчик ни на грамм не был Тёмным.

События промчались в её голове, заставляя задуматься, как она прямо там, в гостиной, не упала в обморок.

За окном разливался закат, оставляющий на небе кровавые отсветы. Фиби коротко вскрикнула и подскочила к зеркалу. От быстрого движения к горлу подступила дурнота, но женщина не обратила на неё внимания. На бархатной коже спины, покрытой ровным слоем шоколадного загара, замысловатой паутинкой расходились мелкие рубцы. Значит, ангельского лечения было недостаточно. Фиби вздохнула и оглянулась на открывшуюся дверь.

Её взгляду предстал Куп, который несколько растерялся, не увидев супруги в постели. Она подошла к нему и обвила руками шею.

- Я так боялся, что ты снова исчезла, - зашептал Куп.
- Прости, - она отвечала тихим шёпотом, - я больше тебя не оставлю.

Они вместе спустились вниз и застали семейство Пайпер за ужином. Фиби крепко прижималась к мужу и с улыбкой оглядывала каждого из присутствующих. Пайпер светилась от счастья и будто бы помолодела. Лео ласково уговаривал Прю, которая совершенно не изменилась, съесть такую "вкусную" кашу. Крис улыбался от уха к уху и, не стесняясь, смотрел на тётку. Фиби повернулась к племяннику и озорно показала ему язык, но вспомнила, что ей уже далеко за тридцать, и смутилась. Вайет сидел лохматый и не выспавшийся, хотя был уже вечер. Понятно, ему ведь пришлось, наверное, спать на диване в гостиной. Фиби протянула руку и нежно провела по его голове, пытаясь усмирить выбившуюся прядь. Он вздрогнул, но тут же расплылся в довольной улыбке.

Они решили отправиться за девочками на машине - самочувствие не позволяло Фиби перемещаться. Женщина ехала по родному городу и не уставала замечать, что он остался прежним. Как будто не было этого года. Не было…
Фиби прикрыла глаза, воспоминания нахлынули непрошённой волной. Она не забудет никогда того, что случилось, что было. Она не забудет их.

Дверь им открыла Билли. Она была одета в домашний халатик яркой расцветки. На лице её появилась ярчайшая улыбка. Она приложила палец к губам и повела супругов за собой.

Девочки обнаружились в гостиной. Там они сидели на полу вчетвером и корпели над каким-то плакатом. Белый, пока что чистый, лист тянулся по длине всей комнаты.

Лиз вздрогнула и повернулась, в тот же момент поднимаясь и устремляясь к матери.
Вскоре она стояла, окружённая дочерьми, которые не хотели отпускать её. Они наперебой ей что-то рассказывали. Про силы Лиз, про Школу, про однокурсников… А Фиби всё слушала и любовалась ими. Но что-то не давало ей покоя. Она знала, что именно, но не хотела решать эту проблему сейчас.

* * *
- Курт, - осторожно постучалась Клэр и зашла внутрь комнаты, - ты…

Она застыла в безмолвии. Он сидели на голом полу комнаты и проводил неизвестно откуда взявшимся осколком стекла по левой руке.
Он поднял на неё глаза, и девушка сглотнула. Стало страшно от одного его взгляда. От той тоски, что он заключал в себе.

- Не надо… - мягко прошептала она и присела рядом, обхватывая его за плечи и отбирая осколок.
- Мне казалось, - голос его был безжизненным, - что эта боль вытеснит воспоминания о ней. Я ошибся, - он посмотрел на неё через плечо, - мне уже ничто не сделает больно.

Клэр только сильнее сжала его в своих объятиях.

* * *
Весь вечер Фиби думала о них. О Курте и Клэр. О тех, кто стал такими близкими, такими родными для неё.
Спать ложилась она с теми же тревожными мыслями. Даже ощущение безопасности не дало сразу уснуть.
В душе была давящая пустота.

* * *
А затем потекли дни. Фиби очень много спала, возвращая себе потерянные силы.
С Пейдж случился нервный срыв. Она сильнее всех переживала тот факт, что они с Пайпер виноваты в том, что испытала Фиби. Женщина осунулась и впала в глухую меланхолию. Ничто не помогало. Дети были в растерянности, Генри чуть ли волосы не рвал на себе, Пайпер не знала, как помочь младшей сестре. Спасла её Фиби, после трёхчасового разговора с которой, Пейдж заметно успокоилась. Холливеллы вздохнули облегчённо.
Генри тогда поклялся сделать для Фиби всё, что ей потребуется.

Он чувствовал, что Фиби что-то гложет. Нет, ощущали это все, но именно Генри хотел разобраться, в чём дело.
Сёстры не могли выведать у средненькой, о чём же она так печалится.

А Генри однажды понял. Понял, когда в третий раз за прошедшую с её возвращения неделю увидел чуть примелькавшуюся машину у Холливелл-мэнора.
Молодой мужчина оглянулся на дом и решительным шагом подошёл к машине, открыл дверь и сел.

На него смотрела девушка, брюнетка, фигурой напомнившая Фиби в прежние годы.

Она заговорила первой, внимательно оглядывая мужчину:
- Вы сели в мою машину.
- Вы следите за Фиби, - выдал Генри абсолютно спокойным тоном.

Девушка прикусила губу и отвернулась на дорогу. Потом снова повернулась к Митчеллу.
- Неужели так заметно?
- Генри, - он протянул ей руку, которая она приняла, вглядываясь в него, - зачем?
- Клэр. Я обязана ей.
- Что?
- Она спасла мне жизнь.

Генри откинулся на спинку кресла и задумался. Это была та вампирша, вместе с которой жила Фиби. Лиз сказала ему, что парочка вампиров была необычной и по-доброму относилась к ведьме. А Пейдж дополнила картину своим рассказом о том, как была повержена Фиби и что происходило дальше.

У Генри всё это сложилось воедино, и он посмотрел внимательно на собеседницу.
Клэр замерла, видя, что мужчина что-то придумал.

* * *
Был вечер.
Они, смеясь, поднялись на свой этаж. Фиби оглянулась на мужа и прошла вперёд, в гостиную. Дома оставались девочка, ей не терпелось их увидеть. После воссоединения каждое расставание казалось ей адом.

Они зашли в квартиру и застыли. В кресле сидела никто иная, как Клэр. Напротив неё, на диване рядком сидели девочки.
При виде вошедших вампирша-демоница встала. Куп метнулся к детям и обнаружил во вменяемом состоянии только Лиз, которая с интересом наблюдала за встречей Клэр и Фиби.

- Что с ними? - спросил Куп, едва не срываясь на крик.
- Гипноз, - одновременно ответили ему Клэр, Фиби и Лиз.

Куп ошарашено смотрел за тем, как его вновь обретённая жена подходит к той, что зачаровала детей, явившись без предупреждения, и останавливается в полуметре от неё. Он хотел вскочить, но маленькая рука дочери удержала его.

- Папа, - прошептала она, - у вампиров свои законы. Она не может навредить маме, - девочка склонила голову, - да и не хочет.
Мужчине оставалось только вздохнуть и попытаться вывести из транса старших дочерей.

* * *
Фиби подошла так близко, насколько могла и вгляделась в девушку. Та была по-прежнему серьёзной. Но за этой личиной скрывалась усталость, которая явно проскальзывала во всех черточках лица.

- Привет, - сказала Клэр, но Фиби не спешила отвечать. Она смотрела и пыталась разгадать причину прихода.
- Привет, - наконец, прошептала она, - зачем ты здесь?
- Помоги ему.

Фиби поняла. Эти два слова открыли ей глаза на то, что скрывала демоница.
Если она просит помощь, значит, дело серьёзное.

Повернувшись, Фиби наткнулась на выжидающий взгляд мужа, посмотрела на часы. Они показывали восемь вечера.

- Куп, - она замялась и тут же выпалила всё разом, - мне надо уйти с ней. Я вернусь на рассвете.
- Что?! Но Фиби…

Их взгляды столкнулись, и Куп растаял от той мольбы в знакомых шоколадных глазах. Мольбы не давать сейчас никаких пояснений.

В комнате появились Билли и Мишель как раз в тот момент, когда Фиби уверенно вложила свою руку в ледяную ладонь Клэр.
Они растворились в воздухе, оставив ничего не понимающих магов.
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей