Перейти к содержимому

Телесериал.com

Небесно-голубое

Трагикомедия с элементами шизофрении
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение
#1
Улица
Улица
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 28 Апр 2006, 22:33
  • Сообщений: 30
  • Откуда: Моск. область
  • Пол:
Ну что, товарищи! Пробую себя! Я тут всех уже достала со своими замечаниями, по-моему, так вот теперь ваша очередь! Разнесите меня... :yes:

Название: Небесно-голубое (черновой вариант).
Автор: Улица, *Freedom*, да как угодно назовите (bucla1@yandex.ru).
Рейтинг: PG-13 на всякий случай (насилие, грубый юмор, сленг, может, еще кой-что)
Пейринг: много. А всех еще сам автор не знает.
Категория: гет.
Жанр: общий (трагедия, триллер, приключения, юмор, angst, частично POV, частично AU)
Краткое содержание: AU. Неопытная английская ведьма, убегая от демона высшего уровня, случайно попадает в портал, который переносит ее в знаменитый розовый особняк. Сестры Халливел, естественно, не могут отказать в помощи и кое-кто этим пользуется. Типично и скучно, скажете вы? А что, если портал — часть коварного плана, разработанного самим Хозяином? А что, если демон, от которого убегала англичанка, — Бальтазар? Добро и Зло, дружба и предательство, старые знакомые и новые герои, футбол, юмор, и, конечно, любовь — обо всем этом на фоне колоритных улиц Лондона и Сан-Франциско.
Предупреждение: сленг
От автора: все упоминаемые в данном произведении герои сериала "Зачарованные" являются собственностью их создателей; за вдохновение при создании образа Феликса спасибо создателям фильма "The 51st state", половина этого персонажа — ваша; все упоминаемые в фике футбольные клубы и художественные произведения принадлежат тому, кому они принадлежат; автору за это произведение денюжек не плотют, поэтому ничего он на вышеупомянутых чужих персонажах не зарабатывает. Фрида — полностью моя, с головы до пят в буквальном смысле. За помощь с фактическим материалом огромное спасибо Rai'enn!
Размещение: где угодно, только предупредите. Плагиат ненавижу, с виновниками разбираюсь долго и болезненно. Надеюсь, вы меня поймете.
И еще одно примечание: автор очень уважает понятие "авторские знаки", и любит писать по этому принципу. Будьте снисходительны, барышня очень любит Достоевского, а неправильные запятые — это заразно.
Критика приветствуется, заранее спасибо тем, кто прочитает, и особенно тем, кто черкнет пару строк. Учтите: многие сюжетные линии, возможно, будут писаться автором исключительно по просьбам трудящихся.
Еще раз спасибо и приятного чтения!

Небесно-голубое.

- Мы погрязли по уши.
- Я это учту.
("Fear and Loathing in Las Vegas")

Ice is forming on the tips of my wings…
("Pink Floyd")

Throw me to the wolves
Because there's order in the pack,
Throw me to the sky
Because I know I'm coming back.
("Red Hot Chili Peppers")

Глава 1.
Завернув за угол, я тяжело выдохнула и вжалась в кирпичную стену, да так, что лопатки больно врезались в камни. Адреналин в крови превышал норму, наверное, раза в три, моя грудь тяжело вздымалась, но громко дышать было нельзя — не на прогулке ведь.
Я постояла так еще минуты две и, когда никто не появился, позволила себе немного расслабиться. Кажется, он меня потерял. Или я его… впрочем, это на самом деле не так важно. Все еще тяжело дыша, я повертела головой и, не обнаружив никого, кроме себя, в грязном узком переулке, отошла от стены и хотела уже убираться отсюда, как… прямо перед моим носом, из воздуха, своим излюбленным способом появился демон высшего уровня Бальтазар собственной персоной. Он хищно мне улыбнулся, в очередной раз продемонстрировав ночной кошмар стоматолога, и проревел:
— Куда-то собралась, дорогуша?
Липкий ужас тотчас же сковал мою грудь и на какое-то мгновение я забыла как дышать. Демон не преминул воспользоваться моим замешательством и, сформировав на огромной красной лапе энергетический шар, бросил его в меня. Я успела воспользоваться своей силой в последнюю секунду, случайно моргнув, и шар врезался в стену буквально в нескольких дюймах от моей головы. Брызнувшие во все стороны светящиеся искры, часть из которых обожгла мне щеку, привели меня в себя. Я взмахнула рукой, отбрасывая красно-черного к стене, и сорвалась с места, собираясь выбежать на многолюдную улицу. Не тут-то было. У выхода из переулка материализовался еще один демон явно высшего уровня, поскольку он предстал перед вашей покорной слугой в своем человеческом обличье. С разбегу я чуть в него не врезалась, но в последнюю минуту сумела-таки развернуться на сто восемьдесят градусов, весьма удачно махнув рукой таким образом, что на голову напарника Бальтазара свалилась какая-то лестница, приставленная к стене неподалеку. Однако в самый интересный момент, когда, казалось, все мои проблемы были уже решены, очаровательный красно-черный монстр поднялся на… то, что у него считается ногами и, мерцнув, преградил мне путь к выходу из переулка. Я сорвалась с места и что есть силы побежала вглубь трущоб. Но долго бежать не пришлось. Уже после первого поворота я наткнулась на стенку, и осознание того, что я — в тупике, а по моим пятам следуют два демона высшего уровня, оптимизма не прибавляло. И действительно: развернувшись, я узрела перед собой Бальтазара, правда, он был один, но от этого не легче. Процедив сквозь зубы несколько ругательств, недостойных марать сию… э-э, письменную принадлежность, я снова вжалась в стену. Демон в который уже раз подряд стал строить из себя великого комика, и, что-то сострив, бросил в меня энергетическим шаром. Увернувшись, я опустилась по стенке на землю и вдруг почувствовала, что мой локоть не упирается во что-то твердое, как по идее должен, а буквально проходит сквозь каменную кладку. "Портал", — мелькнуло у меня в голове. Особого выбора не оставалось, поэтому я, отбросив еще один энергетический шар куда-то в сторону, скользнула за стенку.
Яркий белый свет ослепил меня на секунду, после чего я буквально вывалилась из портала и грохнулась на какую-то твердую поверхность, по ощущениям оказавшуюся асфальтом. Открыв глаза, я и вправду обнаружила себя на тротуаре у дороги, на которой не наблюдалось особо активного движения. То есть машин вообще не было. В этом городе, по всей видимости, стояла ночь, поскольку было темно, а чистую аккуратную улицу освещала пара ярких фонарей. Прямо напротив меня, через дорогу, горело два окна на первом этаже в симпатичном двухэтажном особнячке. Остальные дома представляли собой кромешную темноту и, саркастически подумав, что "это знак", я направилась в гости к полуночникам.

Не спалось. Бессонница мучила меня уже несколько дней подряд, побороть ее не было никакой возможности из-за дурацкой "личной выгоды", а всякие там антидепрессанты и иже с ними пить не хотелось. Поэтому я четвертую ночь подряд ворочалась в постели, старательно зажмуривая глаза и пытаясь не думать о том, что спать снова не с кем. Впрочем, я сама решила взять небольшой отпуск в отношениях с мужчинами, и это во многом шло мне на пользу: оставалась куча времени на чтение Книги Таинств, приготовление зелий, сочинение заклинаний, и, кроме этого, на много других общественно полезных вещей. Все-таки ведьма — социально полезное существо, и очень жаль, что мы не получаем льгот и материальных поощрений. Хотя и от этого я могла бы отказаться, если бы нам обеспечили… ну, скажем, заключение с демонами пакта о взаимном ненападении. Ладно, ладно, не со всеми демонами… хотя бы с некоторыми. Но только можете быть уверены, что если бы пакт и был заключен, то, спросив его в библиотеке, вы бы услышали что-нибудь вроде: "Фантастика на четвертой полке".
Я попыталась зевнуть, но после третьей неудачной попытки решила оставить это бесполезное занятие и сходить на кухню выпить сока. Все равно вставать мне завтра никуда не надо, а работа мозга напрямую зависит от работы желудка…
Цифры на незаведенном будильнике смеялись красным — 1:12. Я натянула какие-то оказавшиеся поблизости спортивные брюки, длинную широкую футболку и вышла в коридор. Во всем доме, кроме почему-то кухни, царила темнота, а в гостиной, за компанию с ней, — Крис. Мой бедный племянничек сладко сопел, подложив под голову Книгу Таинств. Совсем перезанимался, несчастный, уже в гостиной с книгами засыпает… подавив острый укол совести, я передернула плечами и повернулась в направлении кухни, как услышала звонок в дверь. Точнее, он был настолько тихим, что я бы сочла его за стук, если бы не знала мелодию звонка. В общем, в тот момент меня не особо заботили логические связки "стук — звонок", поэтому я, насторожившись, направилась к двери. Крис глубоко вздохнул и продолжил свое путешествие по царству Морфея, звуков из комнат сестер не последовало, и меня это весьма обрадовало: пусть спят, раз могут. Я подошла к двери; силуэт гостя Прескотт Стрит 1329 выглядел вполне адекватно — во всяком случае, огромного роста, рогов, хвостов, клыков или адского вида мантий замечено мною не было. Кроме того, с каких это пор демонам навещать нас цивилизованно, не привычные они. Тем не менее, потянула ручку я с некоторой опаской.

— Знаешь, Дамнатикос, это чертовски забавно — сидеть тут и смотреть, как ты распинаешься, рассказывая мне о крушении всей моей жизни.
— И в таком случае он должен будет… что? Каком таком крушении?
— Окончательном, друг мой, окончательном! Почти полстолетия мы с тобой занимались своей работой, нормальной работой, а теперь ты собираешься ввязываться в начавшуюся с основания мира бескомпромиссную, очень, очень серьезную борьбу…
— Что? Какую такую борьбу?
— Приятель, тебя, видать, изрядно приложило лестницей. Добра и Зла, конечно. Мало того, "ты собираешься ввязываться"… если бы! Уже ввязался, а обратной дороги нет!
— Правильно, ты мне еще почитай нотации. Тебя там не было, Веритас, ты не разговаривал с Хозяином и не слышал его слов. Огненные шары и пыточные инструменты почему-то не вызывают у меня рефлекса безрассудного мужества.
— А жаль. Я вообще считаю…
— Ты считаешь? А тебе не кажется, что ты плоховато считаешь? Я бы даже посоветовал тебе пересчитать еще раз, раз не доходит. Вот когда в следующий раз к Хозяину с докладом пойдешь ты, тогда и посмотрим, что ты насчитаешь.
— Ладно, шути-шути. Вот когда пойду, я поговорю с Хозяином и…
— И что?
— Э-э… Хозяин? Я… э-э… доклад еще не готов…
— Я знаю. Я пришел не за этим, а за тем, о чем говорил Дамнатикос.
— Но ведь…
— Веритас! Не забывай, что я читаю мысли. Я знаю, что вы держите нейтралитет и занимаетесь делами только Подземного Мира. Но один раз нам придется отступить от нормы. Дамнатикос, ты отлично справился со своей частью задания. Правильно, что не стал трогать ведьму. Портал доставил ее как раз туда, куда нужно. Награду получишь позже.
— Да, господин.
— Дамнатикос, следующий действуешь ты.
— Но…
— Вот план… а это — на случай, если вдруг решишь возражать.
— Д-да, господин… то есть, н-нет, господин, никаких возражений, господин.
— Прекрасно. Не забывай, что в игру вступают Зачарованные.
— Да, господин.
— Дамнатикос, а ты займешься вашими прямыми обязанностями.
— Да, господин.

На первый взгляд, опасаться было нечего. За дверью стояла девушка лет двадцати в кофейного цвета широких брюках и ассиметричной белой блузке с коротким рукавом.
— Здравствуйте, — вежливо поздоровалась она и, чуть наклонив влево голову (видимо, по привычке) приветливо улыбнулась.
— Привет, — ответила я, чувствуя некоторое превосходство, и не только возрастное.
— Извиняюсь за столь поздний… э-э… визит… видите ли, я — ведьма.
Интуиция не подвела. Я тут же улыбнулась и впустила девушку в дом. Ее темно-каштановые волосы, спускавшиеся чуть ниже плеч, слегка блеснули рыжиной в тусклом свете лампы. На левой щеке ведьмы был свежий след от ожога, а на локте — едва затянувшаяся ссадина. На ногах — белые кроссовки, ну естественно, — убегала от демона.
— Фрида, — представилась она и, снова улыбнувшись, протянула мне руку.
— Пейдж, — улыбнулась я в ответ и пожала ее руку.
— Еще раз извините меня за то, что беспокою…
— Да, нет, ничего, я все равно уже не спала. Эм… еще не спала.
Фрида чуть слышно хохотнула и глянула на меня веселыми глазами. Она вообще производила довольно приятное впечатление: с самого начала говорила шепотом, хотя я отвечала ей вполголоса, называла меня на "вы"…
— В общем… видите ли… я убегала от одного демона высшего уровня… у себя в Лондоне (я присвистнула — всегда хотелось познакомиться с традициями англичан)… забежала в один из переулков и случайно нашла портал. Он и перенес меня сюда…
— Прямо сюда?
— Нет, на тротуар по другую сторону дороги. Ваш дом был единственным, в котором горел свет… вот я и подумала, что это, наверное, не случайно…
— Правильно подумала, — улыбнулась я. — Кстати, обычно у нас никогда не горит свет в кухне. По крайней мере, по ночам. Так что, наверное, это действительно не случайно. И тебе повезло, что я не спала. Моих сестер, да и меня временами, обычно не добудишься…
— Вы не Зачарованные? — удивленно спросила она, явно ожидая услышать отрицательный ответ. Пришлось разочаровать девочку.
— Они самые, — проговорила я и Фрида схватила мою руку, снова ее крепко пожав.
— Для меня большая честь… — начала она, но я ее перебила.
— Да брось, для меня тоже большая честь. Ты англичанка?
— Ага, — кивнула она.
— Вот и славно. Пойдем, научишь меня готовить по-настоящему английский чай. И еще… Фрида?
— Да?
— Давай на "ты".

Сквозь мутную дымку сна до меня доносились отдельные звуки, явно принадлежавшие языку представителя рода человеческого, из чего я сделал вполне логическое заключение о том, что это были слова. В общем-то, этот вывод не сделал мою жизнь легче (уголок Книги Таинств все так же больно упирался в шею, правая рука отвратительно затекла, а дышать было по-прежнему сложно: даже ночью эта проклятая духота не хотела спадать), но немного успокоил меня тем, что чтение "на сон грядущий" вовсе не обязательно способствует немедленному формированию психических отклонений определенного характера у отдельно взятого индивидуума, коим я и являюсь.
Я никогда не сомневался в том, что быть Хранителем не легко. Но, увольте, хоть иногда все же полезно бывает вспомнить о существовании совести. И да, это говорит Крис, да-да, тот самый, который столько раз бессовестно обманывал своих подопечных и по совместительству родителей. В этой ситуации нет ни капли комизма, гротеска, иронии или сарказма, так что приглушенные смешки попрошу таковыми и оставить, а лучше приглушить их настолько, чтобы не мешали тут производить мыслительный процесс интеллигентным и честным в своих намерениях людям.
То есть мне.
Если бы не успокоившаяся на время ситуация в демоническом мире, я бы решил, что на сестер напала нечисть. Фиби с головой погрузилась в работу, с мужчинами встречалась изредка и только для "галочки", по-моему. Пейдж оставляла противоположный пол без внимания в течение вот уже месяца и делала это просто из принципа. Она говорит, что это оставляет у нее уйму свободного времени на занятия магические, но что-то я этого не заметил. Младшая Зачарованная чаще ходит с отсутствующим видом и раздумывает на тему "Ведьмы — как социально полезный класс в современном демократическом обществе". Я ничего не имею против политики, но, право, не в таких же количествах. Пайпер… мама полностью погрузилась в сюсюканье со своим "солнышком Уайеттом". Меня от этого тошнит, должен признать, и я никогда не позволяю гладить себя по голове, чмокать, там, в щечки или, что хуже всего, щипать за нос. Иногда приходится уступать Фиби… но только ради ее силы! А то проявятся ее эмоции по отношению ко мне на какой-нибудь Элизе… и я же в итоге останусь виноват.
К слову о вине… вине… в смысле алкоголя. Восхищаться можно было бы и потише! Такое ощущение, что Пейдж (по-моему, один из голосов определенно принадлежал ей) пригласила кого-то к себе в час ночи, они порядочно выпили и теперь вот развлекались. Я скрипнул зубами, поднялся с Книги Таинств и протер глаза, что, впрочем, не возымело почти никакого действия: свет из кухни до гостиной почти не доходил. "Сан-Франциско?!" — донеслось вдруг из гостиной восклицание, полное удивленного ужаса. Я буркнул себе под нос пару слов о вышеуказанном городе, которые точно не понравились бы любому профессору географии, поднялся с дивана и, потирая шею, направился на кухню.
Кхм.
Точнее, собирался направиться.
Только я занес ногу, чтобы перешагнуть журнальный столик, как прямо передо мной явно демоническим образом появился человек. Ну, то есть, это, конечно, был демон, но вроде как напоминал человека (формой тела точно, а остального разглядеть я не мог из-за темноты). Я был застигнут врасплох (чего стоила одна моя поза балерины, занесшей ногу для очередного па и раздумывающей: прыгать или не прыгать?), но демонический субъект сим фактом почему-то пользоваться не спешил. Я бы с удовольствием поиграл с ним в гляделки, но почему они всегда выбирают моменты, когда этого сделать невозможно? Вот сейчас, например, не то что глаз — лица противника видно не было, какие уж там игры. Поэтому я уже собирался прервать нашу с ним немую сцену (тоже мне, нашелся Станиславский), как из кухни в буквальном смысле вылетели две фигуры женского пола (одна из них, я надеюсь, была Пейдж).
— Демон! — постарался прокричать как можно тише я.
Некоторое время дамочки стояли неподвижно (видимо, их глаза привыкали к темноте), а потом одна из них (силуэт которой, по-моему, не напоминал ни одну из Зачарованных) резко взмахнула рукой, используя телекинез. Все бы ничего, но демон, поведение которого меня удивляло все больше и больше, вдруг передумал быть статуей и опустился на колени. Чья-то сила мысли досталась моей поднятой ноге, а заодно и всей правой стороне тела. Я покачнулся, задел бедром журнальный столик и живописно рухнул на пол, сопровождаемый глухим хлопком рассыпавшейся по полу прессы.
Славно. Чертова трогательность.
Спустя несколько секунд моего весьма познавательного экскурса в мир американской печатной продукции, в гостиной зажегся свет и тут же обнаружилось отсутствие демона. Ну естественно, он же не совсем идиот, хоть и немного чудаковатый.
— Крис? — Я не мог видеть лица Пейдж из-за "Дэйли Миррор", в данный момент составляющую весь обзор моего правого глаза, но она наверняка улыбалась. Готов поспорить на Книгу Таинств, она улыбалась.
Убрав газету с лица, я обнаружил, что не проспорил семейную реликвию своему призрачному собеседнику.
— Я в порядке, — буркнул я, поднявшись на ноги и положив все содержимое стола обратно.
— Э-э… извини… — произнесла та, другая, и тоже явно с ухмылкой в голосе.
Я поднял на нее глаза. Это была приблизительно моя ровесница, симпатичная такая (красивая не идеальной красотой, а удивительным обаянием, обладатели и обладательницы которого обычно плохо получаются на фотографиях), ниже меня, наверное, на полголовы, худенькая, с маленькой грудью и прической а-ля рыже-каштановая мисс Меттьюс (слова "шатенка" я не признаю).
Все это, конечно, было прекрасно, но в данный момент к делу не относилось. Спасибо хоть, что извинилась… но, во-первых, это можно было бы сделать и без усмешек, а во-вторых, неужели попасть в демона было так сложно?! Тьфу.
Ну почему всегда я?
— Это мой племянник, — совсем без оттенка гордости в голосе продекламировала Пейдж.
— Племянник? — Удивленно переспросила ведьма, посмотрела на меня, на младшую Зачарованную, потом снова на меня и сдвинула брови. Ха, мыслительный процесс пошел.
— Не удивляйся, — продолжала Пейдж, — он из будущего.
— Из будущего? — Снова переспросила мисс Я-В-Гостях-А-Значит-Имею-Право-Кидаться-Хозяевами.
Я обогнул журнальный столик (на этот раз гораздо успешнее), подошел к девице вплотную и заглянул ей в глаза. Они были похожи на мои: зеленые, только более темного, почти болотистого, оттенка, с чуть расширенными зрачками, угольно-черными ненакрашенными ресницами и густыми бровями.
— Энциклопедия "Биология", страница пятьсот шестьдесят два. — Почти прошептал я и, довольный собой, ухмыльнулся.
— Что? — Нахмурилась она и внимательно на меня посмотрела.
— Попугаи, — проговорил я и отошел на шаг.
Ведьма меня, кажется, поняла, сощурила глаза и, немного поколебавшись, протянула руку, дабы я ее пожал.
— Фрида, — сказала она с вызовом, и не пытаясь скрыть раздражение.
Вот значит как. Ну, раз уж начал… с полминуты я смотрел на ее протянутую руку, потом глубоко вздохнул, представился: "Крис" и…

…и, так и не вынимая рук из карманов, задев меня плечом, направился к выходу из гостиной! Я была вне себя. Мало того, что острит, биолог чертов, так еще и элементарной вежливости проявить не в состоянии! А не пошел бы он?!
— Вообще-то, — развернувшись, рявкнула я ему в спину, — при знакомстве принято пожимать руки!
— Де-евушкам, — протянул он, не поворачиваясь, — руки принято целовать.
И скрылся в кухне.
Черт возьми.
В ярости я что было сил стукнула несчастной рукой по дивану. Пейдж рассмеялась и дружески потрепала меня по плечу — мол, не расстраивайся.
— Он просто не выспался. — Шепнула она. — Бедный мальчик работает за четверых — себя и нас троих, — спит вон на книгах, — моя новая знакомая указала рукой на диван, где действительно лежала толстая книга, — злится и раздражается по любому поводу…
Бедный мальчик? Бедный мальчик?! Я чуть не задохнулась от возмущения. Нашли, блин, бедного мальчика!
— …вот и теперь новый демон… нужно будет выяснять… ты, кстати, не видела, как он выглядел?
— Да как я могла видеть! — Разозлилась я не на Пейдж, но на судьбу. — Мы с тобой только прибежали из ярко освещенной кухни, я вообще ничего не видела, кроме смутных силуэтов! Откуда мне было знать, что один из них окажется демоном, а другой твоим племянником!
— Спокойно, спокойно, — смеялась одна из Зачарованных, — он правда не со зла.
— Не со зла… — прорычала себе под нос я и спрятала лицо в ладонях, совсем забыв об обожженной щеке. Последняя же не преминула воспользоваться малейшей возможностью напомнить о себе, что она и сделала, начав отвратительно саднить. Я тут же отдернула руки и громко ругнулась. Потому испуганно посмотрела на Пейдж, но она лишь сочувственно улыбалась.
— Эх, был бы здесь Лео… — Задумчиво проговорила она.
— Лео? Это ваш хранитель? Хранитель Зачарованных?
— Бывший. Теперь он Старейшина... — Вздохнула Пейдж, — и приходит только когда захочет. А наш хранитель — Крис.
— Крис?! — С ужасом воскликнула я. — Но я думала он…
— Мой племянник, — кивнула младшая Зачарованная, — и по совместительству хранитель. Он сын Пайпер и Лео… из будущего, как я уже говорила.
— Это же прекрасно. — Обреченно проговорила я. — Просто чудесно.
Пейдж снова рассмеялась. Кажется, я подняла ей настроение не только своим визитом, но и перепалкой с этим ее хамоватым племянником. И хранителем…
Вот гадство! Теперь же от него не отделаешься! Так и будет язвить до бесконечности, считая, что говорит нечто жутко остроумное, вертеться под ногами со своими комментариями и якобы оригинальными репликами… Я скрипнула зубами от досады.
Внешне Крис был личностью вполне сносной, даже приятной, я бы сказала: приблизительно мой ровесник, симпатичный с точки зрения сексуальности, выше меня, наверное, на полголовы, со спортивной фигурой и глазами, похожими на мои, только оттенком зеленого поярче.
Это все было бы чертовски распрекрасно, если бы он не оказался таким язвой. И мне тоже надо было умудриться в кои-то веки попасть к нормальным ведьмам в дом и тут же использовать свою силу на их племяннике… и по совместительству хранителе. Тьфу.
Почему же всегда я?
Пейдж тем временем окликнула меня, наверное, уже не в первый раз, и тронула за руку.
— Фрида?
— Да? — Устало откликнулась я, посмотрев на нее и вымученно улыбнувшись.
— Ты устала… Будешь жить пока в комнате для гостей, пойдем, я тебя провожу. Кстати, если завтра ничего не придумаем, придется поделиться с тобой кое-какой одеждой. — Улыбнулась она.
— Спасибо, — ответила я и направилась вслед за Пейдж по коридору.
— Кстати, а что с твоим хранителем?
— Точно! — Воскликнула я и резко остановилась на месте. — Как же я раньше не догадалась, идиотка? Феликс! Феликс! — Позвала я.
Ничего не произошло. Пейдж огляделась по сторонам.
— А он человек? — Вдруг спросила она.
— Э-э… да, — я удивленно посмотрела на нее и улыбнулась, — а что?
— Ничего. Просто имя какое-то собачье.
Я рассмеялась.
— Слышал бы он тебя!
— Посмотрела бы я на него… — В тон мне ответила младшая Зачарованная.
— Может, и посмотришь… — Снова улыбнулась я и еще раз позвала своего хранителя. Безрезультатно.
— Странно, — пожала плечами я и мы вновь направились к комнате для гостей, — по идее океан не должен его остановить. Я же вроде не в параллельной реальности…
— Да, кажется, мы с сестрами существуем на самом деле.
Мы подошли к белой двери, Пейдж ее открыла и любезно пропустила меня вперед. Комната, как и весь особняк, оказалась оформлена в викторианском стиле: несколько изящных ламп на стенах, большая классическая кровать, светлые занавески, белый ковер и грациозный туалетный столик с огромным зеркалом.
— Спасибо большое, — выдохнула я.
— Да не за что, — радостно ответила Пейдж, — ладно, отдыхай, и я тоже пойду спать — ко мне вдруг вернулся сон. Спокойной ночи, — в который раз за сегодняшнюю ночь она улыбнулась и вышла из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Как только младшая Зачарованная ушла, я с тяжелым вздохом опустилась на кровать. Что-то несмотря на столь радушный прием, ситуация меня вовсе не радовала. Мало того, что портал взялся неизвестно откуда… так он еще и перенес меня к самым могущественным ведьмам, а значит, это все же было кем-то спланировано. Вот только кем? Зачем демонам переносить меня к тем, кто мне может помочь? Кроме того: почему Феликс не может ко мне перенестись? Это меня тоже очень пугало: на то, чтобы я попала в другое время, было непохоже, на альтернативную реальность тоже вряд ли тянуло… в крайнем случае — с большой натяжкой. Еще и этот Бальтазар… наверняка ведь здесь, и наверняка снова нападет. Черт. А не он ли это был буквально минут пятнадцать назад? Почему тогда не напал, а просто исчез?
От бесконечных вопросов начала болеть голова. Я уже собиралась прилечь, прямо в одежде, не разбирая кровати, но дверь тихо раскрылась и в комнату вплыл хранитель Зачарованных собственной персоной. Он жевал яблоко и был полностью поглощен книгой, на обложке которой я разглядела фамилию "Лондон". Ну-ну, я-то четырехтомник Джека Лондона знала наизусть уже лет в двенадцать.
Крис прикрыл за собой дверь, только тогда поднял на секунду глаза, заметил меня и снова погрузился в чтение. Я молчала.
— А, это ты, — наконец проговорил он через несколько минут и, не отрываясь от книги, звонко откусил от яблока.
С языка рвалась какая-нибудь колкость вроде: "А что это мы, само остроумие, делаем в клетке попугая?", но я почему-то ответила просто:
— Ну я.
На несколько минут снова воцарилась тишина, нарушаемая только чавканьем этого язвы. Он ведь нарочно. Может, даже чувствует, что у меня болит голова, вот и…
— Что ты тут делаешь? — Спросил он совершенно равнодушным тоном, будто его это и не интересовало вовсе.
— На неопределенный срок — живу. — Ответила я как можно злее, но это не возымело должного эффекта.
И снова тишина. Крис с глубоко философским видом перевернул страницу и продолжал жевать яблоко. Я почему-то была жутко напряжена, будто он был совсем неадекватным и мог броситься на меня в любую секунду.
— А-а… — протянул он своим любимым язвительным тоном, — я-то и забыл. Ты же у нас го-остья…
Я не ответила.
— Ну что ж, — он отошел от двери, открыл ее и вышел в полутемный коридор, — счастливо оставаться.
Я встала с кровати и подошла к выходу из комнаты. Крис все еще стоял там, пялясь в книгу и жуя свое чертово яблоко, видимо, задумавшись.
— Эй, слушай… — Тихо позвала я.
Он тут же обернулся и поднял на меня свои зеленые глаза, которые в полутьме казались черными. Я растерялась: какого черта он делает, где логика? То всем своим видом демонстрировал, будто меня вообще не существует и разговаривает он со стенкой, теперь вот…
А взгляд у него был тягучий, глубокий, вопрошающий. Хотелось извиниться, сказать ему не портить глаза и вернуться читать в комнату, сказать, что я вполне могла бы поспать на диване в гостиной — все-таки я его разбудила… но снова, как и с первой фразой, ничего не получилось. Язык почему-то не желал поворачиваться, теперь еще и из-за этого его взгляда.
— Что? — Почти шепотом, наконец, спросил он.
— Ничего. — Вздохнула я и передернула плечами.
Крис понимающе кивнул (а может, просто наклонил голову), повернулся ко мне спиной и исчез в сиянии голубых огоньков. Прикусив губу, я закрыла дверь и уселась на кровать, задумчиво уставившись в одну точку.
На душе остался какой-то тяжелый осадок, явно отдававший горьким привкусом несправедливости.

Сообщение отредактировал Улица: Суббота, 01 июля 2006, 20:11:46

 

#2
Улица
Улица
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 28 Апр 2006, 22:33
  • Сообщений: 30
  • Откуда: Моск. область
  • Пол:
***
Глава 2.
Феликс Кьюэлл опустился на корточки перед стеной одного из многих тупиков обширных лондонских трущоб и, сощурившись, придирчиво оглядел каменную кладку. Провел рукой по темно-бурым потрескавшимся кирпичам, ничего, по всей видимости, не обнаружил, шмыгнул носом и поднялся на ноги. Потом вдруг закричал:
— Черт тебя дери, Фрида! Ну неужели хоть раз в жизни нельзя было не вляпаться в какое-нибудь дерьмо?!
Он прибыл в то место, где последний раз чувствовал свою подопечную. Причем она была в относительном порядке (если еще учесть, что "Ливерпуль" выигрывал по ходу матча, и уступил-таки этому отвратительному "Челси"), поэтому хранитель особо не беспокоился. А теперь вот Фрида куда-то подевалась… хотя один плюс присутствует и тут: девица не подкалывает его, к тому же, он-то знает, что "Ливерпуль" возьмет еще десять реваншей…
Феликс был типичным англичанином родом из Ливерпуля, он обожал футбол и, естественно, болел за команду своего родного города. Его отношение к жизни могло вызвать зависть разве что у неисправимого пессимиста: Кьюэлл был сумасшедшим оптимистом. Как и большинство людей с подобным характером, больше спортивной игры из двадцати пяти человек и круглого пятнистого предмета он любил жизнь и все в ней — ее сумасшедший ритм, отношения между людьми, спорт и, конечно, магию. Как у любого бесстрашного, в голове у Феликса был ветер, причем преимущественно северный (резкий, порывистый, меняющий направление каждые десять минут). И даже его внешность в какой-то мере этому соответствовала: вечно взлохмаченные темные волосы, недлинные бакенбарды, крошечная золотая серьга в левом ухе, светящиеся почти черные глаза и маленькая бородка под нижней губой. Картину дополнял черный деловой костюм с ярко-красной футболкой "Ливерпуля" вместо официальной рубашки и галстука. Тут есть чему удивиться скромному магическому обывателю, но, оказывается, и такими хранители тоже бывают.
Разумеется, беда не приходит одна, и жизнь хранителю решили испортить и любимая команда, и подопечная одновременно. Феликс с досады пнул кирпичную стену ногой, чуть не сломал пальцы и взвыл от боли, прыгая на другой ноге. В этой-то интересной позе его и застал ваш старый знакомый, уважаемый читатель, — мужчина был выше Кьюэлла почти на полголовы, по виду скорее американец, чем англичанин; статный брюнет с тяжелым взглядом глубоких зеленых глаз во всем черном. Эдакий Дон Жуан XXI века.
Он подошел к хранителю сзади, тронул его за плечо и вежливо попытался заглянуть в лицо.
— Э-э… прошу, конечно, прощения… Коул Тернер, помощник окружного прокурора города…
Феликс оглянулся (прыгнул на одной ноге на сто восемьдесят градусов) и широко ухмыльнулся.
— А, ну-ну. Феликс Кьюэлл, первый заместитель главного старейшины небесной канцелярии.
Коул шутки явно не оценил.
— Ну вот и славно, Кьюэлл, что ты знаешь, кто я…
— Я просто чувствую Бальтазара.
— …поэтому не будем тратить времени на лишние формальности. Итак, у тебя пропала подопечная, я прав?
Феликс поставил больную ногу на землю, сунул в рот сигарету и закурил. Затягиваясь, он внимательно изучал лицо Коула, будто пытался прочесть его мысли.
Последний удивленно приподнял бровь.
— Хранители что, курят?
Кьюэлл еще раз затянулся и, весело сощурившись, кивнул.
— А ты откуда знаешь?
— Я же не слепой.
— Я про подопечную.
— Ах, это… какая, к черту, разница, Кьюэлл? Тебе ее нужно вернуть, мне ее нужно вернуть. Штука в том, что без тебя мне не справиться, а тебе — без меня. Поэтому придется нам сотрудничать, хотим мы того, или нет. Что скажешь?
— Сходи к психиатру, вот что я скажу. Или еще на это я мог сказать: пить надо меньше. Или: где достал такую траву, я тоже хочу.
— Слушай, Кьюэлл, — вздохнул Коул, явно еле сдерживая раздражение, — подумай рационально. У нас с тобой одна цель, достигнуть ее поодиночке мы не сможем. Неужели так сложно потерпеть друг друга пару часов?
— Тебя — да.
— Послушай внимательно, чертов хранитель. Я тут с тобой не целоваться пришел ("Слава Богу", — пробормотал Кьюэлл, затянувшись). Отказываешься — я больше не предлагаю, но учти: в таком случае тебе никогда не найти свою подопечную. Да что я рассказываю, ты и сам это прекрасно понимаешь.
Воцарилась тишина. Коул нетерпеливо прохаживался взад-вперед, засунув руки в карманы, Феликс следил за ним сверкающим ироничным взглядом, периодически затягиваясь и выпуская струйки серебристого дыма через нос. До маленькой грязной улочки, в конце которой они стояли, доносились приглушенные звуки большого города: рев моторов, сирены, голоса людей, музыка с витрин магазинов, лай собак… Лондон отвергал волшебников, выделял из общей массы, изгонял. Демоны и ангелы ему были ни к чему, он специализировался на людях.
Кьюэлл нарушил тишину.
— Зачем она тебе?
— Это важно? — Устало спросил Коул, остановившись.
Феликс кивнул и демон, поколебавшись, сказал:
— Она — мой проходной балл в Триаду. Там мне приказали ее убить в качестве… контрольного задания.
— Ты меня за идиота держишь? Я, по-твоему, сам должен привести демона к своей подопечной и позволить ему ее убить? Все правильно? Я ничего не забыл?
— Послушай… — Начал Коул, но Феликс его перебил.
— Нет, это ты послушай, чертов хозяинов прихвостень. Я даже не буду рассуждать об эстетической стороне дела, хотя мог бы, о том, что у вас человеческая жизнь находится на вторых ролях. Мне, честно говоря, плевать на это. Больше всего меня бесит, когда такие, как ты, еще имеют совесть таскаться за мной и чесать языком. Ублюдок ты, Тернер, и вся твоя Триада в придачу. Вот и подохни от руки какого-нибудь демона, который убил на одну ведьму больше.
Коул стоял, опустив голову, и закипал. Кипел, кипел, кипел… последней каплей стало упоминание о количестве убитых ведьм. Демон рванулся с места, схватил хранителя за лацканы пиджака, тряхнул и с силой прижал к стене.
— Ты чего себе позволяешь?! Немедленно заткни свою пасть и слушай меня! Если ты еще раз позволишь себе ляпнуть что-нибудь подобное, будь уверен: я найду способ прикончить тебя, слышишь?! А потом твоя тупая подопечная умрет в таких муках, о которых не слышала и средневековая инквизиция, тебе ясно? Советую еще раз подумать, прежде чем я спрошу тебя снова, потому что шансов найти ее без тебя у меня гораздо больше, чем у тебя без меня! Или ты настолько глуп, что и этого не понимаешь?!
Живые темные глаза Феликса все это время не покидала ироничная усмешка. Он нахмурился и сделал вид, что глубоко задумался, даже покивал головой для вида.
— Ну-у?! — Прорычал Коул, столь свирепо зыркнув на хранителя, что тот, пытаясь отстраниться, дернул головой, больно ударился ей о стену и попытался изобразить потерю памяти.
— Э-э… — Протянул Феликс. — Ну… я…
— Да-а?! — Демон, казалось, вошел во вкус и приблизил свое лицо к кьюэллову настолько, что они почти соприкасались носами.
Хранитель молча смотрел на него с полминуты, а потом расхохотался.
— Что? — Продолжался допрос.
— Осторожно, — заплетающимся от смеха языком пробормотал Феликс и указал глазами на сигарету, которая все еще дымилась у него во рту, — не обожгись…
Коул непонимающе на него уставился. Подумал. Потом отпустил хранителя, по-хозяйски потрепал того по плечу (Кьюэлл чуть не рухнул на землю) и снисходительно улыбнулся.
— Псих ты.

Голова шла кругом. И то, что Лео забрал с собой Уайетта, а значит, и заботы, с ним связанные, казалось просто удачным совпадением в череде сплошных проблем. Машина сломалась, а в клуб нужно было успеть обязательно, есть хотелось, а кексы пригорели, магическая жизнь, казалось, успокоилась, а тут младшая сестра…
— Послушай, Пейдж, — в сотый раз проговорила я, обжигаясь крепким кофе, — я все понимаю. Фрида хорошая девушка, ведьма и все такое. Я с удовольствием помогу ей и уничтожу демона. Но я не намерена целый день сидеть дома и ждать нападения! У меня куча других дел, правда.
Пейдж следила за мной укоряющим взглядом, сжав губы.
— Ты же знаешь — если что, я в твоем распоряжении. Только… — Я задумалась. — Не с десяти до пол-одиннадцатого, не с двух до четырех и не с пол-седьмого до восьми. После восьми вечера и в перерывах я готова уничтожить парочку-другую демонов.
— Пайпер… — начала моя младшая сестра, но я решительно ее перебила.
— И не с двенадцати до пол-первого, я занята с отчетами.
— Привет! — Весело поздоровалась Фиби и бодреньким таким шагом влетела на кухню. — Поговорила с Фридой, очень милая девушка. Сегодня идет со мной на работу.
— Что-о? — Пейдж сделала круглые глаза и нахмурилась одновременно, что сделало ее похожей на очень удивленную ведьму.
— Ну, ты же знаешь, что я пишу книгу, — продолжала Фиби, присоединяясь ко мне и глотая дымящийся кофе, — а она по образованию филолог. Надо посоветоваться по нескольким вопросам, очень уж не хочется копаться в словарях и справочниках.
— Филолог? Да она университет-то закончила? — Моя самая младшая сестра явно не желала смириться с тем, что демоны и ведьмы временно отошли на второй план.
— Ну да. Национальный Университет Ливерпуля. Она учится на последнем курсе.
— Но ведь…
— Пейдж, она прочла один вариант моей колонки в сегодняшней газете и сказала очень интересные вещи. Во всяком случае, одна вещь точно была очень интересной.
— Вот видишь, — как можно спокойней сказала я, — демоны — это последнее, что соединяет нас с этой девушкой.
— Это первое!
— Пейдж, дорогая, успокойся. Нам не помешает небольшой отдых.
— Точно! — Фиби широко улыбнулась, звонко поставила чашку на стол и дружески потрепала Пейдж по плечу. — Увидимся вечером! Пайпер, удачи в клубе! Фрида-а! — Крикнула она и так же бодро выбежала из кухни.
— Пейдж, не переживай. — Проговорила я и, улыбнувшись сестре, направилась в клуб.

Факел горел неровно и бросал рваные тени на грубый каменный пол. Линкс, пыхтя по-собачьи и хмурясь, напряженно вглядывался в пергамент средневекового вида и изредка что-то там черкал. Его лысая голова была низко опущена (казалось, демон вообще не слышал и не видел происходящего вокруг, за исключением своего пергамента) и являлась вторым источником света небольшом каменном зале, отражая пламя факела. Здесь было довольно холодно и темно, но Линкс не обращал внимания на такие мелочи: он был полностью поглощен работой, и поэтому не заметил сияния голубых огоньков буквально в нескольких шагах от себя.
Переместившись, Феликс огляделся по сторонам и не без помощи второго источника света разглядел лысого карлика, сидевшего на коленях с пергаментом в руках и замызганным грязно-желтым пером за ухом.
— Эм… кхм… — Кашлянул хранитель, пытаясь обратить на себя внимание демона, но тот не сдвинулся ни на дюйм.
— Послушай, приятель… — Продолжал Феликс. — Лично я против тебя ничего не имею, но, видишь ли, так сложились обстоя…
Не поднимая тускло блестевшей головы, карлик резко выкинул правую руку вперед; с нее сорвался маленький красный энергетический шар, от которого Кьюэлл успел увернуться в последнюю секунду, запутавшись в собственных ногах и с трудом на них устояв.
— Твою мать! — Закричал он, падая на колени и следя за очередным энергетическим шаром, просвистевшем в паре дюймов от его головы, — да ты охренел, что ли? Чуть не сжег мой пиджак и эксклюзивную футболку "Ливерпуля"!
В следующую секунду Феликс обнаружил себя сидящим у стены, напротив которой стоял лысый карлик, подбрасывающий красное сияющее нечто на ладони.
— Слушай, друг, ну я ж по делу пришел… — Заныл Кьюэлл, на что Линкс презрительно скривился.
— Проси пощады, — глухо проговорил он.
— Ты мне рассказываешь о последнем портале, что был сотворен в Лондоне, а я…
— И что же получу я? — Жестко рассмеялся демон.
— Жизнь, — материализовавшийся за спиной карлика Коул поднес к его горлу нож и добавил, — убери.
С ладони Линкса исчез энергетический шар.
— Бальтазар… — С ужасом прохрипел он.
— Ну вот видишь, какой ты умный. А теперь расскажи нам о последнем портале, сотворенном в Лондоне. О самом сильном, естественно.
— Клянусь, — дрожа всем телом, почти шептал карлик, — я не знаю… — Лезвие ножа глубже врезалось ему в кожу шеи. — Но я знаю, кто может это выяснить…
— Кто? — Изображая из себя самую что ни на есть настоящую детскую невинность, ангельским голосом пропел Коул.
— Мор…та… Мортар, — выдохнул Линкс.
— Спасибо, — тем же тоном ответил Тернер и воткнул нож в спину карлику.
Тот закричал от боли, спрятал лицо в ладонях и исчез в сияющем рыжем пламени.
— У тебя давно проблемы с головой, или только сейчас обозначились? — Раздраженно спросил Феликс, поднимаясь на ноги и отряхивая черный пиджак.
— А что? — Беспечно ответил Коул, весело сверкнув зелеными глазами.
— Ты зачем его убил?
— А что?
— Ничего. Ты из себя попугая-то не строй.
— Что?
— Зачем ты его убил, говорю! Ты уверен, что он не солгал?
— Ой, — удивленно обронил демон, — я как-то не подумал.
— Он как-то не подумал. Нет, ну вы посмотрите на это, а?
— Да ладно тебе, Кьюэлл, заодно проверим добросовестность нашего мертвого друга.
Феликс обреченно закатил глаза, пытаясь скрыть улыбку.

Дамнатикос со своим напарником Веритасом возглавляли Отдел по Контролю за Проявлениями Высших Форм Демонической Активности. В общем-то, они со стороны Зла следили за тем, чтобы баланс между Добром и Злом соблюдался. Этой работой демоны занимались совместно уже почти полстолетия, и еще ни один Хозяин не выказал ни малейшего неудовольствиями результатами их деятельности. ОКПВФДА (Очень Коварные Планы, Вынашиваемые Фиговыми Дураками-Агентами, как называли его между собой демоны, сталкивавшиеся с его работой) был очень могущественен, и в первую очередь тем, что осуществлять серьезный контроль Дамнатикосу и Веритасу помогали многочисленные заклятия. Еще ни один демон не убил невинного так, чтобы об этом не знала эта парочка, и, естественно, считалось, что лимит на смерти "жалких людишек" сильно занижен. Впрочем, напарникам это было совершенно безразлично, потому как они держали нейтралитет, и, кроме того, были неуязвимы. Общественное мнение (как и собственное) по отношению к какому-нибудь безвинно убиенному в расчет не бралось, потому что существовал Список, ревностно охраняемый Ангелом Смерти. Дамнатикос и Веритас, правда, сверялись с ним редко, но он существовал, а это уже что-то, согласитесь (вот убитые невинные, например, уже не существуют, и это сильно осложняет им жизнь).
Официально напарники были демонами, но своими силами они пользовались очень редко и только в исключительных случаях. Они не были братьями и даже не состояли в самом дальнем родстве, но годы, проведенные вместе, явно сказывались: оба были сутулыми старичками в длинных черных мантиях с гаденькой улыбочкой и взглядом, вне зависимости от ситуации выражавшем колючее презрение. У Дамнатикоса, правда, были длинные темные волосы, спускавшиеся чуть ниже лопаток, которые он оформлял в тонкую косу, переплетая ее стеблем какого-нибудь ядовитого растения (обычно росянки, потому что его заклинило на собственных славянских корнях). Он называл это своим хобби, хотя обычно подобное именуется "явным психическим отклонением и нездоровым отношением к окружающему миру".
Веритас всегда просматривал документы первым и решал судьбу провинившихся по-своему. Если его напарник соглашался, приговор приобретал письменную форму, обжалованию не подлежал и приводился в исполнение в скором времени. Если же Дамнатикос не соглашался (что бывало очень редко, потому как последний ненавидел думать, он специализировался на официальной части: составлении протокола и воплощении его в жизнь), приходилось обращаться к Хозяину, который всегда соглашался с Веритасом и называл второго сотрудника ОКПВФДА "болванистым ослом". Так как Дамнатикос обожал свои волосы, Веритас их ненавидел — как свои, так и чужие. Поэтому он принципиально не следил за своим внешним видом, никогда не брился и редко мылся. Запах обычно стоял соответствующий.
Разве мог Хозяин пожелать кого-то более ответственного для выполнения своего гениального плана?

Огромный булыжник, лежавший в очередном каменном зале, по которому то и дело шастали демоны на любой вкус, служил отличным укрытием. Хранитель и демон сидели на коленях между этим камнем и стеной, отчаянно пытаясь не высовываться и говорить как можно тише.
— Кьюэлл, ты идиот. — Горячо прошептал Коул, оглядываясь по сторонам и ища знакомое лицо. Э-э… или морду.
— А ты самоубийца. Если тебе так хочется подохнуть в цвете лет, я не с тобой.
— Да что ты уперся-то? Тебя все равно не убить.
— Да? — Съязвил Феликс, в очередной раз передернув плечами — он явно чувствовал себя не в своей тарелке. — А о Темных хранителях ты забыл?
— Причем здесь Темные хранители? — Демон настолько удивился, что даже отвлекся от зала и перевел взгляд на своего собеседника.
— Вот только не надо дурачка из себя строить. Мортар напрямую связан с Лигой Темных Хранителей. Он вообще, насколько мне известно, был одним из ее основателей.
— Серьезно? — Пробормотал Коул и глубоко задумался. — Знаешь, это даже лучше. — Сказал он после паузы. — Кажется, я знаю как с ним договориться.
— Да ты что? А не поделиться ли наш гениальный стратег своим хитроумным планом со своим бездарным учеником?
— Нет, — демон, не обратив внимания на колкость, снова поднял голову и указал глазами на одно из отверстий в грубой каменной стене зала, — вот за этой… гм, "дверью" обитает Мортар. Я попробую с ним договориться. А ты сиди и не высовывайся.
— Это еще почему?! — Феликс возмутился до глубины души и, нахмурившись, злобно посмотрел на Коула.
Тот не обратил внимания на интонацию хранителя и спокойно ответил:
— Ты не похож на демона.
— Да неужели?
— Да. Мы не смотрим футбол. — И демон растворился в воздухе.
Феликс непонимающе уставился на свою ярко-красную футболку "Ливерпуля", яростно ругнулся и собрался было уже врезать кулаком по булыжнику, но вовремя вспомнил о ноге, которая до сих пор побаливала после свидания с кирпичной стенкой. Выяснение отношений с представителем осадочной породы пришлось отложить до лучших времен.
— Ладно, — злорадно прошептал Кьюэлл, — ладно. Но она — моя подопечная.

— Крис! Кри-ис! — Прокричала я, выходя из кухни и наблюдая за тем, как мои сестры убегают от проблем. В буквальном смысле.
Хранитель сию секунду (что было очень странно, даже подозрительно) материализовался из голубых огоньков и выжидающе на меня уставился.
— Да?
— И тебе доброе утро, — злобно рявкнула я и ткнула пальцем племяннику в грудь. — Мне кажется, на нас напал демон.
— На-адо же… — Протянул он, — ты знаешь, мне тоже так показалось.
— Отлично. Есть соображения по поводу того, кто это может быть?
— Ну, демонов-женщин существует немного, а уж самых сильных из них и подавно…
— Женщин? Почему женщин?
— Вроде эта девица выглядит натурально… не то чтобы она была непривычна к своей внешности… и других признаков того, что это — демон-перевертыш тоже не наблюдается…
— Ты о чем? Какая девица? — Удивленно спросила я, подозревая что-то не то.
— Ну, вчерашняя-то.
— Фрида, что ли? – Скривилась я.
— Да, или как там ее зовут на самом деле… — Крис пожал плечами и посмотрел на меня наивными детскими глазами. Честное слово, даже Уайетт обычно смотрит серьезней.
Я обреченно всплеснула руками и закатила глаза.
— Да нет же, Крис!
— Что "нет"?
— Я не о том!
— Да? — Удивленно поднял брови мой племянник. — А мне действительно казалось… знаешь, она такая противная, вот и…
— Крис! — Громко перебила его я. — Забыли про Фриду! Она ведьма! А вот Пайпер и Фиби, кажется, забыли про то, что обладают магическими силами!
— М-да? — Равнодушно переспросил Крис и, нахмурившись, стал устало разглядывать потолок.
— Да! Фрида попала сюда через портал, наверняка созданный демоном, понимаешь? Кто-то хочет убить и ее, и нас одновременно!
— Ну…
— Что "ну"?! Послушай, я понимаю, может, это звучит странно… силой предвидения, конечно, обладает Фиби… но у меня такое ощущение, что сегодня обязательно случится какая-то гадость! Магическая гадость!
— Ну…
— Как раз в таких случаях обычно активизируются демоны! Когда необходима мотивация всех наших сил, и Силы Трех в том числе! Возможно, кто-то просто толкает Пайпер и Фиби на то, чтобы они забыли о магии! Знаешь, когда они последний раз были на чердаке?
— Ну…
— Три месяца назад! Чуть-чуть меньше! Теперь к нам за помощью приходит ведьма, причем не приходит, а попадает через демонический портал, а Фиби берет ее на работу и воспринимает только в качестве филолога! И это знаменитые Зачарованные?
— Ну…
— Пайпер может думать только о своем клубе и… Крис? — Он выглядел как-то слишком отсутствующе.
— Ну…
— На мне нет белья.
— Ну… — Он даже не слышал меня!
— Да пойми же ты! Мы должны дежурить рядом с Фридой! Желательно дома!
— Послушай, Пейдж, — Крис, наконец, перестал созерцать потолок и устало потер переносицу, тяжело вздохнув. — Мне кажется, ты зря волнуешься. Рядом с этой твоей Фридой "дежурит", как ты выражаешься, Фиби. Кроме того, демон вряд ли нападет на них в редакции, перед кучей народа. Они ведь не на весь день ушли. И Фиби с Фридой, и мама к вечеру будут дома и вы спокойно дождетесь нападения демона.
— Так ты не думаешь, что это демон отвлекает моих сестер от магии? — Свирепо спросила я.
— Знаешь, то, что твои сестры три месяца не были на чердаке означает только, что на вас давно не нападали демоны, вот и все.
— Про что я и говорю!
— Так он нападет только тогда, когда вы будете все вчетвером! До вечера можешь не волноваться.
Я, ничего не отвечая, раздраженно выдохнула через нос.
— Ладно, давай так, — улыбнулся он, — если сегодня случится что-нибудь магическое, когда ты будешь одна, я… ну, даже не знаю…
— Разрешишь мне прилюдно назвать тебя дураком.
— Хорошо, — немного поколебавшись, согласился он и, подмигнув мне, растворился в голубых огоньках.
Они все сговорились, точно. Может, это юмор у них такой? Делают вид, будто не понимают, что опасность-то прямо перед носом…
Мои размышления прервал звонок в дверь. Я удивленно посмотрела в сторону выхода из дома: Фиби или Пайпер вряд ли могли вернуться, Крис только что исчез, Лео перемещается, а ко мне прийти никто не мог. Пришлось передернуть плечами и изобразить из себя гостеприимную хозяйку.
Предварительно глянув на себя в зеркало, я открыла дверь… и чуть не упала в обморок.
От ужаса.
Крис дурак.

Мортара никогда не интересовали чужие жизни. Собственно говоря, его не интересовало вообще ничего, кроме Светлых хранителей. Вот уже несколько десятилетий подряд он добывал силы этих обитателей небес для своей Лиги. Точнее сказать, для наполовину своей Лиги. Совладельцем этой самой сильной организации, объединявшей Темных хранителей, был Таркус — сам в прошлом Темный хранитель. Сил одного Светлого хватало на один визит на небеса (добрые ведьмы часто посещали скромный Ад, так почему бы не обменяться визитами?), и поэтому каждый вернувшийся с небес был на вес золота.
И вот теперь перед ним стоял легендарный Бальтазар, предлагающий Светлого хранителя в обмен на информацию. Причем информацию, которую надо было добыть у Веритаса и Дамнатикоса, его старых знакомых еще по Академии. Дьявол, это было заманчивое предложение!
— Где он? — Глухо спросил Мортар, подняв водянисто-голубые глаза на Коула.
— Светлый хранитель?
Совладелец Лиги темных хранителей кивнул и убрал со лба серебристую челку.
— Он придет. Обещаю.
— Сначала хранитель — потом информация.
— Но… — начал Коул.
— И никаких "но", — жестко ухмыльнулся Мортар, взяв что-то с каменного постамента. — Видишь ли, — продолжал он, раскладывая "что-то", оказавшееся пятью синеватыми камнями, кругом на полу, — мне часто, слишком часто приходилось сталкиваться с предателями. Больше я не намерен допускать ошибок. Этот круг для обещанного тобой Светлого хранителя. Он придет, и я вынужден буду оставить вас наедине, чтобы добыть нужную тебе информацию. Если хоть один из камней сдвинется на дюйм — я почувствую, и узнаю об измене.
Бальтазар грозно на него посмотрел.
— Зачем ты мне это рассказываешь? Ты думаешь, я способен предать своего?
— Я думаю — способен, — серьезно сказал Мортар. — Но то, что я думаю, не важно. Важен факт. Предашь ты или нет.
Коул промолчал. На такие вещи он не отвечал.
_______________
Люди, пожалуйста, напишите свое мнение (сколь угодно кратко). Я по Зачарованным пишу впервые, очень важно знать, выдержаны ли характеры. Заранее спасибо :yes:
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей