Перейти к содержимому

Телесериал.com

Всем! Всем! Всем! Наш ответ Спеллингу!

Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 266
#231
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
Честно говоря, наверное потому, что этот персонаж наиболее динамичен, он балансирует, как и все мы, грешные, на грани добра и зла. Поэтому более жизненныей, чем другие. Да и потом, красивый же мужик! Без него (вернее, без его сложных взаимоотношений с Фиби) сериал стал более пресным. Спецэффекты, конечно, хороши, но и они приедаются. А человеческие взаимоотношения всегда интересны.
А вот и продолжение.


2.
Фиби плохо спала эту ночь. Прошлое мешало ей. В ее полусне-полудреме жил Коул. Он был то смеющимся, то серьезным. Она видела его улыбку, которая заставляла лучиться уголки его глаз. Вспоминала, как любила касаться пальцами его губ, которые были то нежными, то настойчивыми, когда он целовал ее!
Когда она все же проваливалась в сон, тоска теснила ей грудь и мешала дышать. Кажется, она плакала во сне. Во всяком случае, на подушке остались мокрые пятна.
Чувствуя себя совершенно разбитой, она спустилась вниз, проглотила кофе, постаралась увильнуть от внимательного взгляда Пайпер, и помчалась на работу. Войдя в редакцию и увидев грозный взгляд Элизы, Фиби похолодела: письмо! Она совсем забыла про письмо в юридическую контору! Его надо было отдать секретарше еще вчера утром! Одна их читательница просила дать ей совет, по которому надо было посоветоваться с юристом. Мистер Этли, редакционный юрист, был в отпуске, и Элиза договорилась о консультации с мистером Картером из адвокатского бюро «Картер, Клейн и Такер». Фиби выскочила из редакции, несмотря на окрик Элизы, помчалась назад, в вестибюль, и стала судорожно нажимать кнопки мобильника.
- Соедините меня, пожалуйста, с мистером Картером, - почти заверещала она секретарше. - Мистер Картер, это Фиби Холливэл, ведущая колонки в «Бей Мирор», - тараторила она. – Мы отправили Вам письмо, - не запнувшись, соврала Фиби, - с просьбой о консультации, но дело не терпит отлагательства. Вы не могли бы принять меня сегодня в любое удобное Вам время?
Она замерла, ожидая ответа, и с облегчением услышала:
- Хорошо, мисс Холливэл. В 15 часов Вас устроит?
- Конечно!
«Фу! Слава богу!»
Фиби с деловым видом вновь направилась в редакцию. Теперь она знала, что сказать Элизе. А письмо отправит с курьером.

Переезд был скромным. Своих вещей у Коннэла было немного, а вещи его жены были убраны из квартиры еще до его возвращения из больницы мистером Уайетом. Он посоветовал Коннэлу так распорядиться, чтобы лишний раз не напоминать себе об утрате.
Миссис Дрейк, хозяйка коттеджа, оказалась привлекательной молодой женщиной с печальными добрыми глазами. Ее прямые светлые волосы мягко струились по плечам. Она была высокого роста и под просторным блузоном, который она носила с джинсами, угадывалась стройная фигура. Чувствовалось, что молодая вдова еще не совсем оправилась после смерти мужа. Все ее внимание и забота были направлены на дочь. Крохотная девчушка смешно ковыляла по лужайке, пробовала забраться на качели, что-то копала в песочнице, пока миссис Дрейк разговаривала со свои квартирантом.
Дом был большим. Широкая веранда опоясывала весь первый этаж. Чтобы как-то разделить ее на две половины, на веранде поставили большие кадки с растениями, которые свободно вились по обе ее стороны. В углу веранды на стороне Коннэла уютно примостились маленький столик и два кресла. Этот уголок скоро стал любимым местом вечернего отдыха для Коннэла. «Мой наблюдательный пункт» - с усмешкой говорил он себе.
Теперь Коннэл с удовольствием возвращался с работы. Полчаса хорошей езды и он входил в дом, брал холодный коктейль и садился в кресло на веранде. Подъезжая к повороту, Коннэл видел огни в окнах на половине хозяйки и от этих огней дом казался ему уютным убежищем. Иногда, по вечерам, не включая свет, он стоял у окна, наблюдая за тщетными попытками миссис Дрейк уговорить дочурку идти спать. Малышка придумывала разные отговорки, пыталась затевать между деревьями игру в прятки. Но потом можно было видеть, как полусонная, она лежит на руках матери, а та несет ее к дому и что-то нежно шепчет на ушко. Коннэл не был сентиментален, но эта картина трогала его. От нее на сердце становилось непривычно тепло.
Воспоминания о погибшей любви тревожили его все реже и становились не такими резкими. Они как бы покрывались тонкой пеленой печали. Время действительно лечило его рану.
И только один раз эта боль вернулась.
Однажды вечером, когда он занял свой наблюдательный пункт, расшалившаяся девчушка побежала в сторону его половины.
- Фиби, детка, иди сюда, - громко крикнула миссис Дрейк девочке.
Фиби! Ее звали Фиби! Коннэл до этого случая не интересовался, как зовут дочь хозяйки. Он никогда не слышал, как мать звала ее по имени. Честно говоря, его не интересовало, как зовут и саму миссис Дрейк. Но меньше всего он ожидал услышать именно это имя: Фиби!
Он резко встал и ушел в дом.

Идя на встречу с мистером Картером, Фиби вспоминала события вчерашнего вечера. Вся эта лирика, сопли-вопли – ерунда! Гораздо важнее другое: действительно ли Коул вернулся и чем это ей грозит? Рассказывать об этом сестрам или решать что-то самой?
Погруженная в эти мысли, Фиби пересекла вестибюль, поднялась на пятый этаж и направилась к солидной двери, рядом с которой находилась внушительная вывеска «Картер, Клейн и Такер. Юридическое бюро». Было без десяти три, когда она вошла в приемную Картера. Миловидная секретарша вопросительно подняла на нее глаза.
- Мисс?
- Мисс Холливел. Я к мистеру Картеру. Мне назначено на три часа.
- Он освободится через пять минут.
Фиби села в кресло и постаралась сосредоточиться на вопросе читательницы. Чего, в конце концов, хочет эта баба? Чтобы ей бесплатно давали советы, как законно обустроить свою личную жизнь? Конечно, обращение к юристу было перестраховкой, но после памятной истории с демоническими кознями Коула, когда читательница подала на нее в суд, Фиби старалась на всякий случай обезопасить редакцию от претензий к своим советам.
Послышался шум шагов, дверь кабинета отворилась и в приемную вышли сразу трое. Выходя, они еще продолжали разговор. Фиби поднялась из кресла и сделала шаг навстречу. Одного из этих мужчин она знала – это был мистер Картер. Второй, совсем молодой человек, был ей незнаком. А вот третий… Фиби попятилась, ноги ее подкосились и она буквально плюхнулась в кресло. Третий был …Коул!
Мистер Картер повернулся на шум и увидел Фиби.
- Мисс Холливел! Одну минуту, - извинительно произнес он. И, обернувшись к Коулу, продолжил:
- Такер, Ваше предложение остается в силе. Завтра мы обговорим детали.
Повернувшись к Фиби, Картер приветливо улыбнулся. Она машинально поднялась, не отрывая глаз от…Коула? Или - как его назвал Картер - Такера?
Тот внимательно посмотрел на нее, удивленно поднял брови. И, как при первой встрече, то ли боль, то ли тоска промелькнула в его взгляде.
Картер заметил, что она уставилась на его партнеров, и представил:
- Мисс Холливел – мистер Такер, мистер Фултер. Мистер Такер решит Ваш вопрос, мисс Холливел.
- Прошу Вас, мисс Холливел.
Такер показал Фиби в сторону своего кабинета. Она двигалась как в замедленной съемке: ватные ноги медленно шагали, глаза тупо констатировали - дверь, стол, кресло у стола.
Мистер Такер дождался, когда она сядет ( чего там «сядет» – рухнет!) в кресло и сел за стол напротив нее. Некоторое время он сидел молча. Фиби чувствовала, что он внимательно смотрит на нее. Наконец, Коннэл заговорил:
- Мистер Картер ввел меня в курс Вашей проблемы. Не думаю, что будут какие-то затруднения.
Он продолжал что-то говорить, а Фиби уставилась на ковер на полу. Опять его голос! Он звучал так знакомо! Она не могла поднять на него глаза, потому что ей казалось, что тогда произойдет что-то ужасное: она заорет в истерике, запустит в него настольной лампой или сделает еще что-нибудь кошмарное.
- Вы согласны, мисс Холливел? – услышала она.
Не глядя на него, Фиби кивнула.
- Тогда мы подготовим соответствующий документ. - Такер нажал кнопку. - Миссис Гантер, письмо для мисс Холливел.
Он повернулся к Фиби.
- Это займет две минуты.
Продолжая глядеть в пол, она опять кивнула.
Мистер Такер помолчал немного. Она чувствовала, что он разглядывает ее, стараясь делать это незаметно.
- Мисс Холливел, Вы в порядке? – осторожно спросил он.
И опять Фиби молча кивнула.
В кабинет вошла миссис Гантер, подала Такеру бумагу. Он подписал ее и протянул Фиби.
- Ваш документ.
Все еще не поднимая на него глаз, Фиби протянула руку за листом, взяла бумагу и положила ее в сумку.
«Надо заставить себя встать, - подумала она. – Это уже становится смешным». Девушка глубоко вздохнула и взглянула, наконец, на него. Лицо Коула.., то есть Такера, было в тени, но Фиби узнавала его! Нет… Это лицо было совсем другим, не тем, которое помнила Фиби. Это был не тот красивый парень с выразительными голубыми глазами и чувственными губами, которого она знала. Это был зрелый мужчина, многое переживший, привлекающий той красотой, которую дает внутренняя сила. Вокруг губ обозначились чуть заметные горькие складки. Умные глаза, казавшиеся то серыми, то черными, смотрели внимательно и серьезно.
«Это не Коул!- с облегчением вдруг решила Фиби.- Это – не он!»
У нее отлегло от сердца. Она откашлялась, улыбнулась какой-то неестественной улыбкой и чуть хриплым голосом сказала:
- Благодарю Вас, мистер…Такер.
Тот вежливо поднялся, проводил ее до двери. Он уже взялся за дверную ручку, но вдруг остановился и спросил:
- Простите, мисс Холливел, мы никогда не встречались раньше? Ваше лицо почему-то кажется мне знакомым.
Сердце Фиби екнуло. Неужели… все-таки?…
- Ннн-ет, - выдавила она. – Думаю, нет.
- Извините. Очевидно, мне показалось, - пробормотал мистер Такер.- Всего хорошего.
Фиби буквально выскочила за дверь. Как будто боялась, что он ее остановит.


Коннэл понял, что у хозяйки дома что-то не так, когда третий вечер подряд она не вышла гулять с малышкой Фиби. Вместо нее с девочкой возилась пожилая дама, очевидно, мать миссис Дрейк. Спрашивать было неудобно, но Коннэл все же решился.
Помог случай. Девочка бросила мячик и он перелетел через декоративный кустарник, разделяющий лужайку перед домом на две части. Коннэл поднял мяч и подошел к живой изгороди.
- Добрый вечер! Лови, малышка!
Он бросил девчушке мяч и обратился к даме:
- У вас все в порядке?
- Добрый вечер, - охотно откликнулась та. Было видно, что она не прочь поговорить. - Вы – мистер Такер, квартирант миссис Дрейк?
Тот кивнул.
- Я – миссис Дан, ее мать.
- С ней что-то случилось?
- Воспаление легких. Ее положили в больницу, и она попросила меня побыть с внучкой пару недель.
Малышка Фиби опять бросила мяч на сторону Такера. Она явно хотела поиграть и побегать. Бабушка же предпочитала сидеть под деревом и время от времени взывать к девочке:
- Осторожнее, дорогая, не бегай так быстро!
Девчушка подбежала к живой изгороди, вопросительно и поощряюще посмотрела на Коннэла, как бы приглашая его к игре. Такер поднял мячик, улыбнулся маленькой Фиби, и осторожно перебросил мяч к ее ногам.
С этого дня в течение двух недель, которые миссис Дрейк провела в больнице, все вечера у Коннэла проходили в возне с малышкой и в разговорах с ее бабушкой. Впрочем, разговорами назвать это было трудно. Говорила, в основном, миссис Дан, а Коннэл отделывался поддакиванием и короткими междометиями. И даже их не всегда удавалось вставлять в плавно льющуюся речь пожилой дамы.
Миссис Дан была довольна. Теперь она могла спокойно сидеть в кресле, благосклонно взирая на то, как Коннэл и Фиби играли в прятки или в мяч.
Заходящее солнце мягко гладило верхушки деревьев, звонкий смех ребенка разносился на лужайке. Все было полно покоя и умиротворения.


«Это Коул! Не знаю, как и почему, но это он!»
Фиби влетела в дом, как будто за ней гнался демон.
Пейдж, развлекавшая маленького племянника в гостиной, удивленно окликнула сестру:
- Фиби?
- Подожди, Пейдж, - крикнула та на бегу.
Не сбавляя скорости, Фиби помчалась на чердак.
Она знает, что делать! Заклинание на вызов Белтазора! Она разберется с этим чертовым демоном! Чтобы больше он не смел портить ей жизнь!
Примерно такие мысли мелькали у Фиби, пока она через две ступеньки мчалась вверх по лестнице.
Судорожно пролистав страницы Книги Таинств, она нашла нужную, на минуту закрыла глаза, глубоко вздохнула и начала читать:

Силы магии, белой и черной,
К вам я взываю!
Через свет и пространство
Доставьте мне сюда Белтазора,
Будь он далеко или близко!

По чердаку медленно проплыла тонкая дымка, пахнуло холодом…И все замерло.
Фиби огляделась вокруг. Но все было спокойно: ни крутящегося вихря, ни пламени. Вообще ничего.
Не получилось? Фиби перевела дух. Она только теперь сообразила, что, явись демон, все было бы не так просто, как ей показалось сгоряча: ни зелья, ни заклинания против него у нее не было. И кто знает, чем бы закончилась такая встреча.
Фиби села на старый стул и задумалась. Надо все рассказать сестрам. Пусть даже она ошибается, и Такер – не Коул, надо чтобы они знали об этой встрече. Тем более, что сама она так и не решила, что делать. Это – первое. Второе: через три дня прилетает Джейсон, а она - в растрепанных чувствах. И это ему никак нельзя будет объяснить. По крайней мере, так, чтобы он понял. Не скажешь же ему, что встретила бывшего мужа-демона, которого сама уничтожила три года назад. Фиби подумала, что с Коулом в этом смысле было намного проще. Он мог понять и принять все, даже самое невероятное. Будучи сам частью их мира, он жил этой жизнью. От него не надо было скрывать странности их бытия, он все понимал. И это понимание делало их отношения еще более близкими.
Фиби вздохнула. Как все перепуталось! Похоже, появление Коула отодвинуло бы ее чувства к Джейсону намного дальше, чем ей думалось. Она еще раз вздохнула и отправилась вниз, в гостиную.

Миссис Дрейк вернулась из больницы похудевшая, но с живым румянцем на щеках. По крайней мере так показалось Коннэлу, когда, поставив машину в гараж, он подошел к женщинам, оживленно болтавшим за столиком, накрытым на лужайке. Малышка Фиби, завидев его, бросилась за мячиком, а миссис Дан приветливо помахала рукой.
- Добрый вечер!
- Добрый вечер! - поздоровался он. – Рад видеть Вас, миссис Дрейк. Надеюсь, с Вами все в порядке.
Молодая женщина подошла к нему.
- Да, благодарю Вас, мистер Такер.
- Коннэл. Меня зовут Коннэл.
- Очень приятно. Дайана, - она протянула ему руку. Рука была тонкая с длинными и, казалось, слабыми пальцами, но пожатие было сильным, энергичным. – Я хотела сказать Вам спасибо за Фиби. Вы очень помогли маме.
- Проходите к нам, выпьем чаю, - предложила подошедшая к ним миссис Дан.
- С удовольствием! - Коннэл вместе с женщинами направился к столику. Но у малышки Фиби были на него свои виды. Держа мячик в руках, она подбежала к Коннэлу что-то лопоча.
В этот вечер все было прекрасным. Веселая возня с девочкой, неторопливая речь миссис Дан, рассказывающей о чудесных розах, растущих в ее саду, милая улыбка Дайаны, замечательно вкусный чай с домашним печеньем, аромат цветущих лилий, усиливавшийся по мере того, как сгущались сумерки…Никогда еще Коннэл не чувствовал такого покоя, которым был полон этот тихий летний вечер!
Маленькая Фиби задремала на руках у матери, и Коннэл начал прощаться. Девочка потянулась к нему, он взял ее на руки и понес в дом. Она крепко обхватила его шею, и он почувствовал неизъяснимую радость от объятия этих детских ручонок, от маленького тельца, доверчиво прижавшегося к нему.
Вслед за миссис Дрейк он вошел в детскую и положил девочку на кровать.
- Спасибо, - прошептала Дайана. – Спокойной ночи.
От волнения он не мог ничего сказать и только кивнул головой.

Фиби еле дотерпела до вечера.
Когда Пайпер уложила Уайета и спустилась вниз, Пейдж уже сидела на диване в гостиной, уставившись на сестру широко раскрытыми глазами.
- Не может быть!
- Это ты о чем? – поинтересовалась Пайпер.
- Да так, пустяки, - Фиби пробовала изобразить беспечность. – Похоже, Коул опять вернулся.
- Что?!
Пайпер опустилась на диван.
- Ты с ума сошла?
- Хорошо бы, - мрачно сказала Фиби. – Тогда все было бы намного проще.
- Фиби, ты в этом уверена? Это действительно он?
- Я видела его дважды: один раз у входа в супермаркет, второй – в офисе юридической фирмы. Сначала я сомневалась. Он немного изменился, выглядит старше. Но голос его я не забыла.
«И улыбку тоже», - сказала Фиби про себя.
- И что? Он говорил с тобой, понял, что ты узнала его?
- Нет. Вообще, все более, чем странно. Теперь его зовут Коннэл Такер. Он работает в адвокатской конторе. И он, похоже, не помнит меня, нас, в общем…Такое впечатление, что он все забыл. И кто он теперь – демон, Хозяин или еще кто-нибудь, я не знаю.
- А может, он только сделал вид, что не узнал тебя? Может, это очередная уловка?
Фиби покачала головой.
- Не думаю. Так нельзя притвориться. Понимаешь, он даже не удивился. Мы ведь столкнулись с ним внезапно, и он меня даже не сразу увидел.
Пайпер задумалась. А Пейдж решительно поднялась с дивана.
- Куда ты?
- На чердак. Надо найти совет в Книге.
- Совет о чем ?- Фиби уставилась на сестру.
- Ну, о том, как нам расправиться с…
- С кем?
- Ну-у..
Пейдж пожала плечами и вернулась на диван.
Фиби внимательно посмотрела на притихшую старшую сестру.
- Пайпер?
Пайпер вздохнула.
- Надо вызвать Лео, - сказала она.
- Нам самим не справиться? – Фиби с подозрением посмотрела на сестру. – Или он знает что-то, чего не знаем мы?
- Надо вызвать Лео, - твердо сказала Пайпер.
Став Старейшиной Лео уже не мог откликаться на каждый зов Зачарованных. Только в особых случаях они могли потревожить его. И, похоже, этот случай настал.


Они стояли втроем, взявшись за руки, и повторяли третий раз:

Силой трех мы взываем к тебе,
Наш Светлый хранитель,
Явись!

В середине комнаты замелькали огоньки. Они закружились в легком вихре, и появился Лео.
- Пайпер? Что-то с Уайетом? – были его первые слова.
- С Уайетом все в порядке. А вот с Фиби – нет.
- С Фиби? – изумился Лео.
- Да. Кажется, Коул опять вернулся.
- Коул?!
Лео замолчал, как будто споткнулся. Фиби внимательно посмотрела на него.
- Лео? В чем дело? Ты что-то знаешь?
- Так,- сказал он, слегка нахмурившись. - Ты его видела, разговаривала с ним? – спросил он Фиби.
- Да, Лео. Я его видела, разговаривала с ним, - терпеливо повторила за ним Фиби. – У него другое имя, он работает в юридической конторе, и он меня не узнал. Ты что-нибудь знаешь об этом? Можешь объяснить, что происходит?
- Ты уверена, что видела именно Коула?
- Я видела его два раза. Сначала я думала, что ошиблась. Но это – Коул, Лео. Я чувствую это!
Лео глубоко вздохнул и сел в кресло.
- Так, - повторил он. - Фиби, нам надо поговорить.
- Наедине?
Хранитель-старейшина обвел глазами сестер, пожал плечами.
- Да нет.
Он откашлялся, и Фиби поняла, что это будет не простой разговор.
- Мне трудно говорить об этом, Фиби. Вернее, я боюсь, что ты не так поймешь то, что я тебе скажу.
Фиби очень не понравилось такое вступление.
- Дело в том, - медленно продолжал Лео, - что Коул не погиб. Вернее, - заторопился он, услышав сдавленный возглас Пейдж и Фиби (Пайпер молчала и только внимательно смотрела на него), - его демоническая оболочка погибла, но душу Коула Тернера мы не могли отдать Аду. Это было решено Старейшинами, после того, как с помощью Коула вы остановили Бездну и спасли мир магии. Тем, что он сделал, он заслужил жизнь. Жизнь, которую, как человек, он еще не прожил. И даже после того, как зло победило в нем, старейшины не отменили своего решения. А то, что вы уничтожили его в параллельном мире, только облегчило нам задачу.
- Не хочешь ли ты сказать, - дрожащим голосом произнесла побледневшая Фиби, - не хочешь ли ты сказать…
Она не смогла продолжать и закусила губу. Пейдж смотрела на Лео круглыми, как блюдца, глазами. А Пайпер продолжала сидеть молча, все так же пристально глядя на бывшего мужа.
- Да, Фиби. Мы спасли его после того, как ты бросила уничтожающее зелье. Нам тогда пришлось здорово поработать. Я едва успел спасти его физическую оболочку, пока горела демоническая сущность Коула. Мы перенесли его на место автокатастрофы, которая произошла в это время, поместили в один из загоревшихся автомобилей, чтобы как-то объяснить ожоги. Затем нам пришлось сделать самое трудное – уничтожить память обо всем, чем он жил до сих пор. Мы переправили кучу документов, чтобы все было правдоподобным. Но с памятью было труднее всего. Он должен был забыть о том, что родился получеловеком-полудемоном, забыть все, что приключилось с ним за эти сто с лишним лет. Забыть события последнего времени.
- Забыть меня, - тихо прошептала Фиби.
- Нет, Фиби, - вздохнул Лео. – Думаю, только любовь к тебе удерживала душу Коула от окончательного демонического перерождения. Честно говоря, мы просто не знали, как поведет себя Коул-человек, если лишить его самого важного для него чувства – любви к тебе. Ты сама помнишь, что когда ты оттолкнула его, он не сумел удержаться и натворил немало бед. Нет, он не забыл свою любовь и продолжал любить жену, которая…- Лео пристально посмотрел на Фиби, - погибла в автомобильной аварии.
Она изумленно подняла брови.
- Только звали ее не Фиби Холливел, - продолжил Лео, - а Фиби Такер. Мы решили оставить в его памяти это имя, потому что знали, насколько прочно оно закрепилось в подсознании Коула.
- Значит, Коннэл Такер, - начала Пейдж..
- …Коул Тернер, - закончил Лео.- Мы дали ему новое имя, но инициалы оставили прежними, чтобы не возиться со случайными мелочами типа монограмм, меток и всего прочего. Нам пришлось поработать и над памятью людей, которые имели дело с Коулом Тернером, когда он был помощником окружного прокурора и работал в юридическом бюро. Это была очень сложная работа.
- Подожди, Лео! Давай еще раз, - проговорила Пейдж. - Ты хочешь сказать, что все эти три года в Сан-Франциско спокойно жил Коул?
- Нет. Спокойно – конечно, относительно спокойно, жил и живет Коннэл Такер. Коул Тернер не существует.
Пайпер посмотрела на Фиби. После слов Лео о том, что Коул жив, та замерла и сидела, не двигаясь. Пайпер глядела на сестру с нежным участием. Потом она осторожно взяла ее за руку.
- Фиби, милая… - прошептала она.
Фиби высвободила руку.
- Он теперь просто человек, – ровным голосом, без всякого выражения произнесла она.
- Да, Фиби, он – просто смертный. Самый обычный человек.
Лео вздохнул.
- Я понимаю, дорогая, для тебя это слишком большое потрясение. Я не мог рассказать тебе этого раньше, потому что…
Фиби подняла на него сухие глаза:
- Значит, меня он не помнит?
- Твоя фотография стоит у него на ночном столике, Фиби. Но помнит он не Фиби Холливел, а Фиби Такер. И даже не ее. Он помнит только чувства: любовь, печаль, радость. Коул не мог узнать тебя. Ведь изменился не только он. Ты тоже изменилась. Эти три года не прошли для тебя бесследно. Ты уже не та Фиби, которую он знал. Даже внешне ты изменилась. У тебя другая прическа, другое выражение глаз. Встретив тебя, он мог решить, что ты очень похожа на женщину, которую он любил – и только. Ты ведь сомневалась, Коул это или нет. А с твоей памятью все в порядке.
- И как он жил эти годы?
- После «аварии» он полгода провел в медицинском центре. За это время мы убедились, что память его очищена от воспоминаний о прошлом. Я навестил его там. Он с трудом привыкал к потере. И теперь он каждое воскресенье навещает могилу жены.
- Мою могилу? – у Фиби хватило сил усмехнуться.
- Фиби, там, разумеется, никого нет. Но так надо было сделать, чтобы все было..
- Взаправду?
- Да.
- А теперь?
- Он переехал в пригород. Снимает половину дома. Коул теперь кажется умиротворенным. Он, наконец, обрел покой, Фиби, и тебя это должно радовать.
Воцарилось молчание.
- Наверное, ты прав, Лео, - медленно произнесла, наконец, Фиби. - Это должно меня радовать.
«Только отчего-то совсем не радует», - подумала она.
- А почему вы оставили его в Сан-Франциско? – поинтересовалась Пейдж. – Ведь существовала же вероятность того, что кто-нибудь из нас его увидит.
- Конечно, риск был. Но уж очень невероятные события должны были произойти, чтобы вы встретились.
- Например, необходимость купить подарки близким, - опять усмехнулась Фиби.
Лео пожал плечами. Но вид у него был озабоченный.
- И что теперь? – Пейдж готова была действовать. – Мы оставим все, как есть, или разоблачим его?
- Что значит – «разоблачим»? – Лео недоуменно посмотрел на младшую Зачарованную.
- Ну, будем следить, чтобы он не сотворил чего-нибудь демонического, чего-нибудь нехорошего..
- Пейдж, ради бога! Он - не демон и не может сотворить ничего демонического. Он просто человек. У него нет магических сил. Если так случилось, что Фиби встретилась с ним, надо просто забыть об этом – и все!
- Ничего себе «забыть»! После всего, что он натворил – просто забыть!
Лео призвал на помощь все свое ангельское терпение.
- Пейдж, повторяю еще раз: Коула Тернера, демона, Хозяина – нет! Он уничтожен. Есть Коннэл Такер, обыкновенный юрист, работающий, как обычный человек в обычной жизни. Теперь я вижу, что это была ошибка - оставить его в Сан-Франциско, - пробормотал он. – Я не понимаю, о чем можно спорить. Никому из нас не нужен Коул Тернер. А Коннэла Такера видела только Фиби. И больше она с ним не встретится никогда. Я позабочусь об этом.
Он повернулся к Фиби и увидел, что та сидит, закрыв глаза и сжав губы. То, о чем говорил Лео, было настолько невероятным, что Фиби никак не могла привести в порядок свои мысли. Значит, Коул жив! И она этого не забудет, чтобы ни говорил Лео. Как его теперь зовут – Коул или Коннэл, особого значения не имеет. Все чувства Фиби переплелись в такой клубок, что она сама не могла разобраться, что чувствует. Страх или затаенную радость? Холодную злость или тайную надежду? Любовь или ненависть? Похоже, все разом и все вместе.
Лео присел рядом с ней и обнял за плечи: - Не волнуйся, Фиби. Он не причинит тебе вреда.
- Не сомневаюсь, - сухо ответила Фиби.



 

#232
elil
elil
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 10:42
  • Сообщений: 2977
  • Пол:
C нетерпением жду продолжения
 

#233
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
Продолжаю. Когда станет неинтересно, обязательно сообщите.У меня - длинная история.


3.
Она терпеливо дожидалась, пока Коул (будем звать его так) выйдет из конторы. Фиби уже все решила. Она должна увидеть Коула, узнать, где и как он живет. «Это нужно для того, чтобы я окончательно успокоилась, - убеждала она себя. – Я только посмотрю, действительно ли он обрел покой и не опасен ли он для меня. Тогда и мне будет спокойно».
Когда вчера вечером Лео сказал, что Коул жив, Фиби на какое-то время оцепенела. То, что не укладывалось у нее в голове и казалось невозможным, пока были сомнения, оказалось реальностью. И теперь, сидя в машине, она пробовала все это как-то осознать.
Итак, Коул жив и стал, наконец, человеком. Тот Коул, который так отчаянно любил ее, живет обычной жизнью обычного человека. Фиби вдруг почувствовала, как скверно стало на душе. Она вспомнила, как они мечтали об этой простой жизни, без демонов, без магии. Что ж, теперь у него – такая жизнь. Но без нее! За то время, пока они были вместе, Фиби привыкла к тому, что именно она решала судьбу Коула. Вплоть до решения уничтожить его. А теперь Коул существует вопреки ее воле! Он работает, встречается с людьми, разговаривает с ними, улыбается им. Может быть, он полюбил другую женщину, у него будет семья, дети…. Она почувствовала что-то вроде ревности. У него – новая жизнь и в этой его жизни для нее места нет. Так не должно быть!
«Стоп, стоп, стоп! – остановила она себя. – А чего ты, собственного, хочешь? Чтобы он вернулся к тебе? Вспомни, что ты пережила после его первого возвращения: обольщение Сирены, когда он чуть не убил тебя, эта чертова Изида, вселившаяся в твое тело с его согласия… А его козни с домом, который он пытался сделать прибежищем зла? А убийство этих идиотов-грабителей? Вспомни, как поняла, что он тебе безразличен, что ты готова даже ненавидеть его. Вспомни как после всего, что случилось, не хотела никого видеть и никому не верила? Хочешь пережить это еще раз? Скажи спасибо, что все давно прошло!»
Фиби задумалась. Голос разума, казалось, был готов остановить ее. Но заговорил другой голос – голос сердца.
«Да-да, вспомни! Вспомни, как он любил тебя, сколько раз спасал, рискуя своей жизнью! Когда тебе грозила опасность, твои сестры знали, что он пожертвует всем, чтобы найти тебя, защитить от любой беды. Вспомни, наконец, - шептало сердце, - как вы были счастливы! Будь честной с собой! Сколько раз ты спрашивала себя: а что было бы, если бы ты еще раз поверила ему? Может, ты смогла бы вернуть его добру? А ты не простила ему ничего, отвергла его, была ему не другом, а судьей! И не твоя ли нетерпимость толкала его к черте, за которой оставалось только зло?»
Она закрыла глаза и сжала голову руками.
«Господи, да что же это! Так не может, не должно быть, - думала Фиби. – Я хотела покоя для нас обоих. А сейчас, когда все получилось… Я должна встретиться с ним! –вдруг решила она. - Я не могу..!»
Ей внезапно вспомнилась «старая» Фиби, которую она вызвала из будущего перед свадьбой. Та не остановила ее, не предупредила о том, что в Коула вселился Хозяин. И только сейчас ей стало понятно – почему. В том мире, где жила эта Фиби, не вышедшая замуж за любимого человека, она была одинока и несчастна. Вечное сожаление о несостоявшемся счастье стало проклятьем ее жизни. И «настоящая» Фиби поняла, как это вечное сожаление о том, что не с ней Коул проживет свою человеческую жизнь, будет теперь преследовать ее, отравляя само существование горечью несбывшихся надежд.
Когда Коул вышел из подъезда и сел в машину, она поехала за ним. «Тойота» Коула двигалась по шоссе, потом повернула на боковую дорогу и через некоторое время затормозила у большого и красивого дома. На лужайке перед ним играли в мяч высокая светловолосая женщина и маленькая девочка лет пяти. Увидев Коула, женщина приветливо помахала ему рукой, а малышка бросилась бежать навстречу, что-то радостно выкрикивая.
Фиби замерла в машине. Душу ее раздирали противоречивые чувства: жгучая ревность к этой женщине, к которой направлялся Коул, к девчушке, которую он взял на руки и глубокая печаль, вызвавшая тихие слезы. Фиби кусала губы, старалась глубоко вздохнуть, но слезы текли и текли…
Господи! Неужели она все еще любит его?! Забылись злость, осуждение, боль. Осталось только это всепоглощающее чувство – любовь! Ей казалось, что она готова отдать все, чтобы быть на месте этой женщины, идти вот так рядом с ним к дому!…Фиби зарыдала.
«Я больше не выдержу этого!»
Она почти ничего не видела, потому что слезы заливали ей лицо, но нажала на газ. И машина рванула с места.
Горечь сменилась яростью. Ну, нет! Просто так она не сдастся. Она знает, что делать!
«Старейшины! Хранители! Что вы понимаете в нашей жизни! Что вы знаете о любви! Мы спасаем невинных, у нас предназначение! – кривила она губы в невысказанной иронии. - А как быть с этим?! Я ведь не ангел, не просто Зачарованная! Я – женщина!»
Машина неслась по шоссе, встречные автомобили шарахались в сторону, водители орали вслед что-то обидное. Фиби ничего не видела и не слышала.
Резко взвизгнули тормоза. Оставив машину у дороги, она решительным шагом направилась в дом.

Коннэл второй день не находил себе места.
Случайная встреча с этой женщиной, мисс Холливел, вызвала какое-то смутное чувство. Еще когда он столкнулся с ней у выхода из супермаркета, где покупал рождественские подарки маленькой Фиби, что-то знакомое увиделось ему в этих темных глазах, в овале лица. Мимолетное, необъяснимое волнение тенью прошло тогда в его душе.
Когда они встретились второй раз, в офисе, он сразу узнал ее. И вглядываясь в ее лицо, он понял причину своего смятения: она была похожа на Фиби! На ту Фиби, с фотографии у его кровати. Это было невероятным!
Проводив тогда эту странно молчаливую посетительницу, Коннэл долго сидел, ничего не видя. Он вспоминал глаза мисс Холливел, с каким-то испугом глядевшие на него в приемной Картера, полураскрытые от удивления губы…Она явно была изумлена, причем настолько, что не смогла даже скрыть это.
Коннэл не был обойден женским вниманием. Он знал, что красив, что привлекает слабую половину внешним видом, статной фигурой. Даже «адвокатессы», с которыми ему приходилось общаться по работе, бросали на него многозначительные взгляды. Время от времени у него бывали связи, о которых он быстро забывал. Разумеется, Коннэл понимал, что красивый и состоятельный, он был желанной добычей для многих женщин, и знал, что не только привлекает их взгляды, но и возбуждает определенные надежды. Но здесь было совсем другое. Коннэл не льстил себе предположением, что произвел столь сильное впечатление на мисс Холливел, что та растерялась. Хотя было видно, что она смутилась именно от встречи с ним, причина этого вряд ли была в его неотразимости.
Какая все же необычная, ни на что не похожая, встреча! Она внесла непонятную тревогу в его жизнь именно теперь, когда Коннэлу казалось, что в его судьбе наступил, наконец, период, который можно было назвать счастьем. Вечерами они с Дайаной и маленькой Фиби гуляли по поселку, вызывая пристальные взгляды соседок. Эти взгляды намекали, что дружба молодых мужчины и женщины, не переходящая в нечто более прочное, достойна осуждения. И хотя Дайана внешне относилась к нему ровно, не давая поводов для соседских пересудов, он чувствовал, что, будь он настойчивей, все получилось бы само собой. Но после гибели жены даже сама мысль о том, что отношения с женщиной могут перейти определенную официальную грань, казалась ему немыслимой.
А вот малышку Фиби он полюбил всей душой. Именно ее общество доставляло ему наслаждение. Он рассматривал с ней картинки, учил произносить новые для нее слова. Ему нравилось наблюдать, как она растет и становится умнее. Девочка брала его за палец и вела к заинтересовавшему ее насекомому или растению, а потом выжидательно смотрела на него. Он присаживался на корточки, и они вместе наблюдали за полетом божьей коровки или рассматривали узор на листьях, по очереди нюхали цветы. Когда он брал ее на руки, она обнимала его за шею, гладила по щекам, поворачивала голову, разглядывая то уши, то глаза. В этом общении с ребенком Коннэл получал то, чего ему не хватало в общении с окружающими: искренность, интерес к малейшим проявлениям жизни, к природе. Маленькая Фиби умела замечать то, что было важным для Коннэла, но совершенно незначимым для других.
Часто ему казалось, что с этой девочкой он заново живет ту часть жизни, которая называется детством, и о которой он ничего не помнил. И он радовался этой жизни вместе с маленькой Фиби.
А теперь эта случайная встреча с мисс Холливел, лишала его душевного покоя, грозила разрушить устоявшийся маленький мирок, в котором все было понятно и просто.


***********************************

Взяв Книгу Таинств, Фиби направилась в спальню, чтобы ей никто не мог помешать.
Она яростно листала страницы и бормотала:
- Никакой личной выгоды! Никакой! Господи, да где же оно? Вот! «Заклинание о поиске пропавшей любви».
Она постояла минуту, закрыв глаза. Потом решительно произнесла:

- Где бы ты ни был,
моя любовь, приди ко мне,
найди меня!
Я зову тебя вновь!

Фиби повторила заклинание еще два раза и замерла в ожидании.
Белый вихрь закружился в спальне. И растерянно озираясь вокруг, в центре вихря появился Коул.
- Что это? Где я?
Фиби, не мешкая, читала заранее подготовленное ею заклинание:

- Пусть память вернется к тому, кем ты был.
Ты вспомнишь все, что не сам забыл!

Коул пошатнулся, схватился за голову, застонал и замер. Лицо его напряглось, на лбу вздулись вены, глаза то закрывались, то, распахивались так широко, что готовы были выскочить из орбит. Фиби показалось, что это длилось целую вечность. Коул закрыл лицо руками, помотал головой.. Наконец, опустил руки, обвел глазами комнату…
- Кто здесь? Фиби?! Где мы?
Он шагнул к ней.
- У меня получилось? Мы – в прошлом? Ты так изменилась!
Фиби молча глядела на него, не отрывая глаз. Вот он - перед ней! Почти такой, каким она видела его три года назад в старом особняке Холливелов. Она попробовала заговорить, но спазм перехватил ей горло. Она откашлялась.
- Нет, Коул, мы не в прошлом. Мы - в будущем, - хриплым голосом проговорила она наконец.
Коул никак не мог сосредоточиться. В голове все кружилось. Существа Воплощения, новая сила, поворот к прошлому…Но Фиби говорит – будущее! Неужели что-то пошло не так? Вихрь невысказанных мыслей пронесся в его голове. Он не мог ничего понять.
- Что со мной? У меня голова раскалывается от боли! – опять схватившись за голову, чуть ли не простонал он. - Как я попал сюда, в твою комнату?
- Это я позвала тебя, Коул. - Фиби старалась справиться с волнением. – Я хочу спросить..Хочу узнать…- она вдруг растерялась, не зная, что собственно хотела сказать.
- После всего, что было, я хочу знать, любишь ли ты меня по-прежнему? – вырвалось у нее.
Коул не поверил своим ушам. Она сама позвала его! После того, как ушла от него, уничтожила, отказалась, отреклась, отступилась - позвала! И теперь она спрашивает, любит ли он ее по-прежнему?!
- Ты позвала меня сюда, чтобы спросить…- он не в силах был продолжать. Стиснув зубы, Коул, не отрываясь, смотрел на нее.
- - Разве ты сама не знаешь, насколько велика сила моей любви? - почти спокойно проговорил он. - Даже Хозяин не смог ее одолеть! И теперь ты спрашиваешь?...
Он замолчал, потому что чувствовал: еще немного и сердце его разорвется от боли.
Фиби казалось, что она задохнется от эмоций.
- Но ведь ты считаешь, что я не достоин твоей любви! - с горечью продолжил Коул.
Он опять замолчал.
- - Фиби… - через некоторое время продолжил он .- Я не понимаю, что здесь происходит. Все так странно…У меня в голове все перемешалось…Но одно я знаю точно: я хочу вернуть тебя и готов сделать все, что ты скажешь! - он посмотрел на нее взглядом, в котором читалось отчаяние. - В последний раз прошу тебя - помоги мне! Только с тобой я могу еще раз начать жить! Не оставляй меня! Фиби, я не могу и не хочу жить без тебя. Такая жизнь не нужна мне!
Фиби увидела, как лицо его исказилось гримасой боли. В ней все затрепетало. Боже мой! Неужели она, действительно, по-прежнему любит его? Ну почему, почему все так нелепо! Сумасшедшая мысль вдруг мелькнула в ее сознании: «Я должна вернуть его! Я хочу этого!» Своими руками разрушив счастье, она теперь готова была отдать все, чтобы оно вернулось. Ей захотелось коснуться Коула, почувствовать на своих плечах его крепкие руки, а на губах его нежные и сильные губы! Почему она должна отказаться от всего этого? Почему нельзя просто его любить? Так не должно быть!
Фиби провела рукой по его щеке. Он замер и закрыл глаза. Казалось, он готов стоять так вечность.
«Я – сумасшедшая» - подумала Фиби. И, как в пропасть, шагнула к Коулу.
- Коул, - судорожно вздохнула она, - вернись! Я люблю тебя!
Он, еще ничего не понимая, не веря, что это она, -она!- прильнула к нему, крепко прижал ее к себе.
- Фиби! – только и мог прошептать он.
Коул стал целовать ее сначала нежно, едва касаясь губами, а потом неистово, как после долгой разлуки. Да она и была, эта разлука! А теперь Фиби - рядом, ее руки обвивают его шею, он обнимает и целует ее! Тяжелая мужская страсть захлестнула его жаркой волной. В мгновение ока они сбросили с себя одежду и кинулись в объятия друг друга. И не было ни пропасти, еще недавно разделявшей их, ни проклятых вопросов – как быть дальше и что будет потом. Было две души и два тела, слившихся в упоительном единении.
Когда первый любовный голод был утолен, они так и заснули, не разомкнув объятий.
Ночью Фиби проснулась. Коул с открытыми глазами лежал рядом с ней. Она провела пальцем по его щеке, губам. Он осторожно прижал ее к себе.
- Фиби, - нежно поцеловав ее, прошептал он. – Какой прекрасный сон!
Она улыбнулась ему. Это было так счастливо – вновь смотреть в его глаза, в которых было странное выражение тревожной радости, чувствовать его губы, его руки, которые то крепко обнимали ее, то нежно гладили.
-Я люблю тебя, Коул – еле слышно опять прошептала она.
-Я не верю, что все это наяву, - бормотал Коул, целуя ее. – Сколько раз мне снилось, что ты рядом со мной, что я обнимаю тебя!..А потом я просыпался и видел, что рядом никого нет, что все это мне только приснилось.
Она прильнула к нему всем телом, чувствуя, как уходит сон и нарастает желание.

 

#234
elil
elil
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 10:42
  • Сообщений: 2977
  • Пол:
Читаю с удовольствием! А можно выкладывать более длинные куски? Не хочется постоянно ждать продолжения
 

#235
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:
Я просто еще раз проверяю написанное. И все равно получаются "ляпы".Кроме того, наберитесь терпения, мой единственный читатель. Через два дня я уезжаю на две недели. Остальное буду присылать потом.

4. Они заснули почти перед рассветом. Сквозь сон Фиби вдруг скорее почувствовала, чем услышала, какой-то голос. Он как будто звал ее, не называя по имени. Она проснулась. Тихонько, чтобы не разбудить Коула, встала, надела халат и пошла к чердаку. Невнятный зов доносился оттуда.
Открыв дверь, Фиби с удивлением увидела Лео. Но не живого, «настоящего», а какой-то туманный образ. Он был полупрозрачным, как мать или Гремс, когда они появлялись в ответ на заклинание.
- Лео? Это ты звал меня?
- Да, Фиби.
Он помолчал немного, а потом укоризненно спросил:
- Ты понимаешь, что делаешь?
- Ты хочешь сказать, что я не должна была возвращать Коула?
- Да!
- И это то, ради чего ты позвал меня? Тогда можешь не продолжать. Я сделала то, что давно могла сделать, если бы ты не скрыл от меня всю правду. - Фиби повернулась, чтобы уйти.
- Постой, Фиби! Давай все же поговорим, - Лео материализовался. - Ты хорошо знаешь, что в магии, как и в жизни, ничего не бывает просто так. То, что произошло с Коулом, было неизбежным. Если Коул ушел, значит, так было нужно. У него своя дорога, свое предназначение. И не тебе это менять.
- Почему ты так уверен, что его предназначение не в том, чтобы быть со мной?
- Наверное, потому, что я – Старейшина.
Фиби старалась слушать его спокойно, но раздражение и какая-то тревога поднималась в ней.
- Послушай, Фиби! – Лео старался говорить медленно и рассудительно. - Я буду с тобой очень откровенен. Очень! По крайней мере, в тех пределах, в которых это вообще возможно для меня. Пойми, получив возможность заново прожить жизнь, Коул получил и новое предназначение. Он сейчас должен находиться рядом с ребенком – маленькой Фиби. Ее имя не зря такое же, как у тебя. В будущем ей суждено стать Верховной Светлой Жрицей. Именно Коул должен стать ее наставником.
- Ты шутишь? – Фиби нервно засмеялась.- Коул, бывший Хозяин, бывший демон – наставник Светлой Жрицы? Коул - просто человек! Не ты ли так убедительно рассказывал об этом еще вчера! Да и каким наставником ей он может быть? Демоническим?
- Человеческим. Не забывай, он много пережил даже в теперешнем своем состоянии. Он приобрел то, что называют мудростью. Со временем часть его магических знаний вернется к нему, но в другом виде. Как житейский опыт. Он должен будет передать эти знания маленькой Фиби.
- Очень хорошо. Пусть передает. Я буду напоминать ему о том, что это – его предназначение. А теперь – спокойной ночи, Лео. Я хочу вернуться к Коулу, пока он не проснулся.
Фиби повернулась и направилась к двери.
- Остановись, Фиби! – голос Лео звучал требовательно и холодно. – Ты не найдешь Коула в своей комнате.
- Что?!
- Коула там нет, - Лео сказал это жестко и спокойно.
Фиби бросилась к выходу, помчалась через ступеньки вниз, рванула дверь своей комнаты…В постели никого не было. Она бросилась к ванной – никого..
В комнате замерцали огоньки и появился Лео.
Фиби села на кровать и закрыла лицо руками. Так, молча, она просидела несколько минут. - Зачем ты сделал это, Лео, - горько сказала она, опустив руки на колени, - зачем? Разве ты разрушитель, а не хранитель? Ты разрушил жизнь Пайпер, а теперь разрушаешь мою?
- Фиби!
- Что? Чем помешала вам любовь Коула и моя? Чем она помешала бы его предназначению? Да и что это за предназначение, построенное на чьем-то горе?
- Фиби, прошу тебя, успокойся! Ты несправедлива. В тебе говорят сиюминутные эмоции, а не разум. – Лео говорил спокойно и отчужденно. - Начнем с того, что ты сама отказалась от Коула. Ты разлюбила его. Ты ведь сказала ему это, когда отстояла ваш дом от демонов. Разве не так?
Фиби закусила губу.
- И разве не ты уничтожила его, Фиби? Если бы ты продолжала любить его, то старалась бы всеми силами спасти, а не убивать. Это не ты спасла его жизнь, его душу. Это сделали Старейшины. И не тебе решать, какой должна быть его судьба. – Лео в волнении заходил по комнате. - Как ты могла, Фиби, как могла ты быть такой легкомысленной! Я подозревал, что ты не смиришься, но не мог предугадать, что ты будешь так рисковать! А вдруг его сознание не выдержит такого напряжения и демоническая память вернется? Дремлющие в нем силы прорвут нашу защиту, и он окончательно станет могущественным демоном! Неужели ты хочешь этого, Фиби?
Лео помолчал, успокаиваясь.
- Теперь все придется начинать с начала – работать с памятью Коула. Встреча с тобой не пройдет для него бесследно. И для тебя – тоже. Неужели ты об этом не подумала, прежде, чем решилась вернуть его?
Фиби заплакала. И плакала она так отчаянно, что суровый взгляд Лео смягчился. Он вздохнул, присел рядом с Фиби, взял ее за руку.
- Фиби, дорогая! Я понимаю, это было для тебя слишком большим искушением. Тебе показалось, что любовь вернулась. Ты поверила в это и заставила поверить Коула. Вспомни, что ты пережила…
- Не надо, Лео! – Фиби вытерла слезы. – Ты не знаешь, не сможешь понять! Сколько раз я спрашивала себя: правильно ли поступила? Коула уничтожила не я, а другая Фиби, жившая в совсем другом мире, в другом измерении. Там все было не так! Ты же знаешь, я просто отступилась, я хотела, чтобы все шло своим чередом. Если бы Пейдж не пробилась тогда в параллельный мир, Коул остался бы жив.
- Но кто знает, кем бы он стал, Фиби! Ты же знаешь, что Существа Воплощения хотели сделать его своим. Он был так силен, что без его помощи они не смогли бы изменить мир, как хотели. Они не отпустили бы его просто так. А он решил вернуть прошлое и изменить его. Что получилось бы из этого для него, для тебя, для всех нас? И каким бы он стал, если бы ему это удалось? Мы можем только догадываться.
- Да, это была та цена, которую он готов был заплатить, чтобы вернуть меня. А я…- Фиби опять заплакала. – Лео, пойми! Именно потому, что я виновата в его гибели, я должна вернуть его! И как бы разумно ты не рассуждал сейчас, что бы ни говорил, это ничего не изменит. Я люблю его, и буду любить всегда! Мы можем быть счастливы!
Лео покачал головой:
- Не обманывай себя, Фиби! У вас с Коулом – разные дороги. И ты ничего не сможешь сделать. Иначе..,мне не легко говорить тебе это…Иначе ты лишишься своего дара и разрушишь силу трех. Подумай сама, какой дорогой ценой достанется тебе личное счастье. Сколько невинных людей погибнет из-за того, что вы не сможете помочь им.
В дверь комнаты Фиби тихонько постучали.
- Можно?- спросила Пайпер, входя.
Увидев ее, Лео поднялся.
- Я должен уйти. Побудь с ней, Пайпер.
Медленно закружились огоньки, и Хранитель-старейшина исчез.
Пайпер присела на кровать рядом с Фиби.
- Дорогая..- прошептала она и обняла сестру.
Фиби плакала, не переставая.
- Пайпер! Пайпер…- всхлипывала она.
- Тихо, милая, успокойся, - нежно уговаривала ее Пайпер. Слезы катились и по ее щекам. Она гладила Фиби по голове, как маленькую девочку.
- Я люблю его, Пайпер!
- Я знаю, родная, знаю! Но что делать? Наверное, женщинам семьи Холливел не дано испытать женское счастье. У нас – свой крест, Фиби, свой долг. Это надо принять.
- Так не должно быть! Он тоже не будет счастливым без меня!
- Как знать, Фиби! Коул столько страдал в своей прошлой жизни, что, наверное, заслужил покой. И если он сумеет достойно прожить свою человеческую жизнь, ты можешь только радоваться, Фиби.
Пайпер говорила тихо и мягко, но слезы продолжали капать на руку сестры. И Фиби почувствовала, что и сама Пайпер страдает не меньше ее. Преданность Лео долгу отняла у нее мужа, которого она так любила!
Обнявшись, они еще долго сидели вместе, оплакивая свое несостоявшееся счастье.


Коннэл разом проснулся и сел на кровати. Что это было? Какой необычный сон! Сон? Или явь? У него кружилась голова, какой-то туманный вихрь крутился в подсознании. Он ошарашено смотрел на стены своей комнаты, оглядывался вокруг.
Фиби, их поцелуи, объятия – это приснилось ему? Как странно - все было так, как бывает только наяву! Но наяву ничего этого быть не могло. Фиби нет. Ее нет уже три года, и не будет больше никогда.
Коннэл посидел немного в каком-то оцепенении. Потом встал с постели, прошел в ванную и встал под холодный душ. Под тугой струей ледяной воды мысли его стали проясняться. Но, понимая разумом, что все это ему приснилось, он никак не мог принять произошедшее, как сон. На его теле, коже, губах еще жили прикосновения Фиби, ее поцелуи. Он ощущал руками изгибы ее тела, атласную кожу, шелковистые волосы. Его губы чувствовали нежность ее губ…Разве так бывает во сне?!
«Остановись, парень! Ты, кажется, сходишь с ума. Ничего ведь не было. Тебе все приснилось. Это как фантомные боли в ампутированной руке.»
Коннэл помотал головой, прогоняя сладостные ощущения, вышел из-под душа, вытерся жестким полотенцем, растирая кожу до красноты. Одевшись, он вышел из комнаты, сел в свое любимое кресло на веранде и сидел так, наблюдая за тем, как понимается солнце.
Он попробовал вспомнить, что еще необычного было в этом сне. Но память не подчинялась Коннэлу. Как будто кто-то медленно, но неуклонно стирал все воспоминания мягкой губкой. Внезапно он вспомнил: Фиби сказала: «Вернись!» Значит, он уходил? Они поссорились? Вот откуда это ощущение вины перед ней! И все же она простила его. Ведь если они были вместе в машине, значит, они помирились. Горькое чувство вдруг заполнило его душу: лучше бы примирения не было! Тогда Фиби не попала бы в аварию вместе с ним и осталась бы жива. Почему, почему так несправедлива судьба, отнявшая у него эту любовь?
Коннэл долго сидел, отрешенно глядя на яркую синеву утреннего неба, на перистые облака, уплывающие в бездонную высоту. Солнце поднималось все выше, воздух был напоен тем утренним ароматом, когда кажется, что каждая травинка, каждый цветок источает свой неповторимый запах. Птицы в саду тихонько выводили свои нежные трели. Но ни привычное чувство покоя, которое охватывало его, когда он наблюдал за просыпающейся природой, ни умиротворение, которое, казалось, поселилось в этом уютном уголке, так и не пришло к Коннэлу. Горькое чувство потери опять заполнило его душу. Фиби! Никто и никогда не заменит ее. Чем заполнить пустоту в сердце, готовом любить самоотверженно, на всю жизнь?
И как бы отвечая ему, детский смех, как колокольчик, зазвенел в саду, проснувшемся для нового дня.

************************

Она вызвала такси и спустилась в вестибюль редакции. Несмотря на полную разбитость, колонку подготовила, макет распечатала и сдала Элизе. При этом выглядела Фиби так, что даже эта мегера участливо спросила:
-Ты в порядке?
Она ехала в аэропорт встречать Джейсона Дина. События трех последних дней все перевернули в жизни Фиби. До неожиданной встречи с Коулом она не особо задумывалась, как дальше сложится ее судьба, в том числе - какими будут отношения с Джейсоном. А теперь, пережив радость возвращения самой большой любви в своей жизни и повторную потерю ее, Фиби чувствовала себя растерянной. Сейчас ее не волновала ни предстоящая встреча с Джейсоном, ни отношение сестер к тому, что она сделала. Она просто безвольно плелась по этой жизненной ситуации, как по дороге, ведущей неведомо куда.
В то раннее утро, когда они с Пайпер проплакали в ее комнате, сестры так и заснули вместе. Требовательный крик Уайета разбудил Пайпер и она ушла к малышу. А Фиби передвигаясь, как робот, встала с постели, умылась, едва взглянув на себя в зеркало, и отправилась в редакцию. Она надеялась, что гора писем с чужими проблемами поможет ей на некоторое время забыть о собственных.
Когда Джейсон Дин, энергичный, красивый, собранный и деловитый, как всегда, увидел Фиби в аэропорту, он поразился произошедшей в ней перемене. Бледная, с темными кругами под глазами, потухшим взглядом, она была совершенно не похожа на ту озорную, улыбчивую девушку, которую он знал.
- Фиби, что-то случилось? – с тревогой спросил он, обнимая и целуя ее.
- Ничего серьезного. По крайней мере, для человечества, - ответила она с какой-то усталой улыбкой.
- А для тебя? – Джейсон вопросительно посмотрел на возлюбленную.
- Джейсон, это долгий разговор.
- Жаль, что долгий. Завтра мне придется улететь в Сидней на неделю. Но, я надеюсь, вечера нам хватит?
Фиби кивнула, еще не понимая, что собственно она может сказать Джейсону. Что она любит Коула, которого нет, которого она уничтожила? Что она поняла, как невозможно будет объяснить своему парню роковую перемену в ее жизни, в их отношениях, которую внесла она сама, вернув погасшее было чувство? Да и вообще, как долго сможет она балансировать между весьма реальным миром Дина и своим полу-мифическим положением Зачарованной? Фиби помнила, сколько проблем было у Прю с Энди, а у Пайпер - с Дэном. Как только они понимали разницу между своей земной жизнью, обычной жизнью обычных людей и каким-то таинственным миром своих возлюбленных, они уходили. Они просто не готовы были это принять. Сумеет ли принять Джейсон? В глубине души, зная деловое отношение Дина ко всему, что составляло его жизнь, она боялась, что и с ним будет также.
- Фиби, улыбнись немедленно! – шутливо скомандовал Джейсон, опять целуя девушку. – Не думаю, что есть вопросы, на которые мы не сможем ответить.
Он обнял ее за плечи и повел к автомобилю, который ждал их на стоянке аэропорта. В машине он пробовал шутить, целовал ее. Фиби понимала, что он пробует отвлечь ее от мыслей, которые так давили на нее. Но вместо благодарности, в ней поднималось раздражение. Неужели он не может понять, что ей не до шуток? Она опять вспомнила Коула, его молчаливое понимание, умение с одного взгляда увидеть ее состояние. Она уже не слушала Джейсона, вспоминая события прошлой ночи. Глаза ее закрылись, щеки загорелись румянцем, губы полураскрылись, как бы в ожидании поцелуя.
От Дина не ускользнула эта перемена.
- Фиби, что с тобой? – Он внимательно посмотрел на девушку. – Такое впечатление, что ты в каком-то своем мире, а не со мной. Или ты предвкушаешь наше свидание?
Фиби открыла глаза. Она попробовала улыбнуться, но улыбка вышла такой кривой и неестественной, что Джейсону стало не по себе. С Фиби явно что-то происходило. Он еще раз внимательно посмотрел на нее, отвернулся и уставился в окно. Похоже, этот вечер не сулил ему ничего приятного.
Выходя из автомобиля, остановившегося у его шикарного особняка, Джейсон, догадываясь, каким будет ответ, все же спросил Фиби, :
- Ты зайдешь?
Фиби покачала головой.
- Я обещала Пайпер… - начала она.
Но Дин кивнул и перебил ее:
- Я позвоню вечером. Куда пойдем?
Фиби пожала плечами.
- Все равно.

Вернувшись с работы Коннэл не сразу вышел на свой «наблюдательный пункт». После душа он немного постоял у зеркала, рассматривая себя. Он заметил, что складки у рта стали глубже, а лоб перерезала чуть заметная морщина.
«Как странно!- подумал он. – Одна ночь этих воспоминаний состарила меня больше, чем полгода на больничной койке».
После странного сна, так похожего на явь, Коннэл понял, что любовь к Фиби не ушла даже после трех лет со дня ее гибели. И то, что ее нет в живых, ничего не меняло. Даже сейчас, стоило ему вспомнить ту ночь, у него пересыхало во рту. Он прошел в спальню, взял фотографию Фиби. Коннэл вглядывался в ее лицо, в смеющиеся глаза. И перед его внутренним взглядом внезапно появилась мисс Холливел. Женщины были так похожи! Он помнил, как его сердце дрогнуло там, у лифта супермаркета.
Cходство было, действительно, так велико, что у Коннэла невольно мелькнула мысль: «А может быть, это какая-нибудь родственница Фиби?» Но мистер Уайет, навещавший его в больнице, сообщил ему, что он - единственный родственник его жены. Но, может, он имел в виду прямых родственников? Коннэл понимал, что в нем говорит надежда на реальное воплощение своего недавнего сна. Даже мысль о том, что можно увидеть, говорить с мисс Холливел, так безумно похожей на его жену, его Фиби, теплой волной накрывала его сердце.
Коннэл усмехнулся – похоже, он уже насытился покоем последних лет, и ему захотелось чего-то нового, более интересного, чем прогулки с маленькой девочкой. Вероятно, в своем прошлом, он был натурой увлекающейся и романтической, а не просто скучным законником.
Мысль о том, что где-то в Сан-Франциско живет женщина, так похожая на ушедшую любовь, теперь не оставляла его. Иногда у Коннэла появлялось желание позвонить в редакцию, найти предлог, чтобы говорить с ней, видеть ее. Он и хотел этого, и боялся. Боялся того, что при всем внешнем сходстве, мисс Холливел будет так разительно отличаться от Фиби Такер, что разочарование развеет все мечты.
Да, мечты. Теперь Коннэл часто мечтал о том, как они встретятся, как он возьмет ее за руку, посмотрит в глаза.. Эти мечты вносили приятное разнообразие в его устоявшуюся жизнь. Он по-прежнему, проводил вечера с малышкой Фиби, но перед сном часто глядел на фотографию жены, думая о мисс Холливел. И ему вдруг стало казаться, что его Фиби может воскреснуть в новой любви. Как будто новая судьба, перекликаясь со старой, стучалась в его жизнь.




Фиби собиралась на встречу с Джейсоном. Она привела в порядок волосы, выбрала вечернее платье. Но делала все это механически, скорее, по привычке хорошо выглядеть, чем желая понравиться возлюбленному.
Время от времени она обнаруживала, что сидит на постели с салфеткой или с флакончиком духов в руках, уставившись в одну точку. Нельзя сказать, чтобы она о чем-то упорно думала. Скорее, наоборот, она была в какой-то прострации: просто надо было одеться, наложить макияж, накрасить губы.
«Да. Похоже, Лео в очередной раз оказался прав, - подумала она. – Не знаю, как Коул, а я - так точно испытываю последствия от нашей встречи».
В дверь постучали.
- Входи, Пайпер!- Фиби не сомневалась, что это старшая сестра. После вчерашней ночи она смотрела на Фиби с печальной нежностью и старалась как-нибудь отвлечь ее.
Это, действительно, была Пайпер. Она присела на кровать и какое-то время молча наблюдала за тем, как Фиби ходит по комнате, бросая в сумочку то платок, то дезодорант.
- Ты сегодня встречаешься с Джейсоном? – спросила она, наконец.
Фиби кивнула.
- И ты ему что-нибудь скажешь?
- Не знаю. Наверное.
Она присела рядом с сестрой..
- Лео был прав, Пайпер. Я действительно, не представляла себе все последствия возвращения Коула. И в первую очередь, для себя.
Она помолчала.
- Понимаешь, Джейсон – хороший и я, наверное, все-таки люблю его. Но Коул…- она помолчала, подбирая слова, - Коул – единственный! И он жив. Теперь я не смогу этого забыть. Понимаешь, Пайпер, я – вся – не смогу забыть. И не хочу. Я не знаю, как быть дальше, но…
Она закусила губу. Предательская слеза все же покатилась по щеке. Фиби вытерла ее.
- Я не смогу быть с Джейсоном прежней, и он это почувствует. Объяснить ему, что произошло, я тоже не смогу. И дело не только в Коуле. Даже если я решу забыть его, остаться с Джейсоном, как долго я смогу держать в тайне самое главное: что мы - Зачарованные? Ты помнишь, как было у тебя с Дэном? Он был отличным парнем, но не смог принять это. Не думаю, что Джейсон сможет.
Пайпер слушала сестру и мысли ее текли вслед за речью Фиби. Дэн…Как все было тогда! Как боролся Лео за нее, за их право быть вместе! Ради нее он тогда не пожалел крылья. А теперь…Ее личная жизнь теперь, когда Лео стал Старейшиной и ушел, скрашивалась только присутствием Уайета. Пайпер вздохнула. Фиби мучается от того, что вернулась старая любовь. А у нее, очевидно, никогда не будет новой.
- И что же ты решила? – спросила она сестру.
- Не знаю.- Фиби помолчала. – Завтра он улетает в Сидней. И может быть, я просто ничего не скажу. Пока не скажу.
- А ночь? Ведь он, наверняка, захочет провести эту ночь с тобой, Фиби.
- Предлог можно найти. Да и потом, - пожала плечами Фиби, - мне всегда была приятна его близость И это не изменилось от того, что вернулся Коул.
- Фиби!
- Что – Фиби?! – она в раздражении вскочила с постели. - Не спрашивай меня об этом, Пайпер. Я ничего еще не решила. Да и что я, в принципе, могу решить! Уйти в монастырь, замаливать грехи Коула и свои?
- Дорогая,… - было видно, что Пайпер растерялась.
- Кстати, Пайпер, - Фиби круто сменила тему разговора. – Я хотела спросить тебя. Тогда, в гостиной, когда Лео рассказывал нам о спасении Коула, ты все время молчала. У тебя был такой понимающий вид. Похоже, тебя не удивило то, что говорил Лео. Ты знала обо всем?
Пайпер покачала головой.
- Нет, я не знала. Я просто вспомнила, как Лео сказал, что человеческая сущность Коула была всегда подавлена и он не виновен в тех преступлениях, которые творил Белтазор. И я представила себе, как это несправедливо – расплатиться своей жизнью за чужие грехи. Почему-то я решила, что Старейшины тоже это поймут. И когда ты сказала, что Коул вернулся, я подумала, что Лео не остался в стороне. На этот раз решение Старейшин было справедливым. И, думаю, не без влияния Лео.
Она замолчала. Теперь Фиби присела рядом с ней, обняла сестру.
- Ты все еще любишь его, Пайпер?
Пайпер слабо улыбнулась:
- Это, наверное, еще одна особенность женщин семьи Холливел. Мелинда, которую предал возлюбленный, прокляла его, но не перестала любить. А Гремс? А мама? Да что говорить! Ты спасла Коула, когда он был демоном! И теперь, несмотря на все, что пережила, любишь его. А разве Лео стал хуже от того, что он теперь - Старейшина?
Она вздохнула.
- Я же говорю: похоже, женское счастье – не наш удел, Фиби.

***********************************************************

Фиби издалека увидела Джейсона. К ее удивлению, за столом он был не один. Его собеседницей была довольно развязная особа, которая чему-то громко смеялась. Дама выглядела особенно вульгарной рядом с подтянутым и элегантным Джейсоном.
Нельзя сказать, что Фиби равнодушно восприняла еще одну гостью этого вечера. Правда, не будь всех событий предыдущих двух дней, ее реакция была бы намного эмоциональней. А сейчас ей просто стало как-то не по себе. Стараясь выглядеть спокойной она подошла к столику. Джейсон коснулся губами щеки Фиби, а его собеседница уставилась на девушку.
- Что тебе заказать, дорогая? – невозмутимо произнес Джейсон.
- Сухой мартини, - так же невозмутимо ответила Фиби.
- Знакомьтесь: мисс Фиби Холливел - мисс Саманта Смит.
- Очень приятно, - все так же спокойно кивнула головой Фиби.
- Как видите, у меня очень редкая фамилия, - захохотала ее визави.
Фиби пожала плечами.
Идя на встречу с Джейсоном, она готовилась к долгому и трудному разговору. То, что он пригласил к ужину еще кого-то, перечеркивало все ее планы. Эта ситуация, с одной стороны, могла помочь Фиби избежать объяснений. Или, по крайней, мере, отложить их. С другой – все-таки неприятно задевала ее. Ей захотелось встать и уйти. И она задавала себе вопрос: это – что, ревность? Значит, она все же любит Джейсона? А как же Коул? Его она тоже любит? Или она вообще может любить двоих?
«Надеюсь, хороший глоток мартини поможет разрешить это противоречие» - подумала она.
Заиграла музыка и Джейсон, извинившись перед мисс Смит, пригласил Фиби на танец.
- Фиби, это получилось случайно, - начал он сразу, как только обняв за талию, повел ее в танце. – Мисс Смит - деловой партнер. Она пришла с друзьями – они сидят за крайним столиком. Мы только что обговорили решение одной серьезной проблемы. И в весьма выгодном для меня варианте.
- Джейсон, мне ничего не надо объяснять.
- Я просто стараюсь тебя развлечь, - улыбнулся он. - Фиби, ты сегодня сама на себя не похожа. Что происходит?
- Нам надо поговорить. Но…Наверное, сейчас не самое подходящее время для разговора. Если у тебя еще дела, я могу уйти.
- Фиби! Она скоро уйдет. Я слишком редко вижу тебя, чтобы вот так отпустить.
Музыка закончилась и они подошли к столику. Мисс Смит с аппетитом обгладывала ножку цыпленка.
- Вы прекрасно танцуете, деточка, - обратилась она к Фиби. - Джейсон, у тебя хороший вкус. Твоя подружка очень привлекательна.
Чувствовалось, что мисс Смит не только хорошо закусывала, но и хорошо выпила. По крайней мере, язык у нее хоть и был явно без костей, но работал с трудом.
- Саманта, ради бога!
В общем-то, вечер был уже испорчен, несмотря на то, что через какое-то время один из друзей мисс Смит увел основательно нагрузившуюся даму.
- Теперь мы сможем спокойно поговорить. Я хочу, чтобы ты улыбнулась, Фиби.
Фиби улыбнулась. Но это была печальная улыбка. Этот незначительный эпизод как-то вдруг показал ей, насколько жизнь Джейсона далека от нее, от того, чем живет она. Медиа-бизнес и спасение невинных, деловые связи и бескорыстная помощь. Что может быть несовместимее?
Она вдруг вспомнила, как мучался Коул, не находя применения своим силам. Спасение женщины из горящего автомобиля было для него поступком, ради которого стоило жить. А Джейсон…Нет, он был добрым, этот веселый парень с жестким взглядом. Но Фиби понимала, что в бизнесе нельзя быть ни добрым, ни злым. Надо уметь четко ставить цели и также четко их добиваться. И Джейсон Дин умел это делать.
Фиби вздохнула.
- Джейсон, давай не будем ни о чем говорить. Просто посидим. Мы давно не виделись. Как твои дела?
Джейсон внимательно посмотрел на нее.
- Я, конечно, могу сделать вид, что все в порядке. И мы поговорим о том, как идут дела в Гонконге. Но я же вижу: с тобой что-то происходит. И хочу знать – что. Ты встретила кого-то и решила меня бросить?
«Да, - подумала Фиби, - деловой подход. Сразу все точки над «i»!»
- Джейсон, в моей жизни кое-что, действительно, произошло. Но это не совсем то, что ты думаешь..То есть…Это трудно объяснить…
Честно говоря, Фиби так и не придумала, какими словами она объяснит ему ситуацию. Да и как можно найти такие слова?
– Я думаю, когда ты вернешься из Сиднея, мы сможем решить все наши проблемы, - бодро закончила она.
- А у нас есть проблемы? – Джейсон, похоже, решил прояснить все до конца.
- Не дави на меня! Нельзя вот так на бегу разрешить ситуацию, которая возникла. - Фиби разозлилась, так и не поняв на кого именно - на него или на себя. – Ладно, если хочешь! Я встретила человека, которого очень любила когда-то. Безумно любила. Это ничего не меняет в наших с ним отношениях, но я пока не могу придти в себя, - выпалила она. – Для меня это было слишком большим потрясением. И если сейчас ты не будешь задавать вопросов, то к твоему возвращению из Сиднея все успокоится.
Джейсон внимательно смотрел на Фиби.
- Должно быть, это какая-то особенная встреча, если ты так реагируешь.
- Да, особенная! – с вызовом сказала Фиби.
Они помолчали. Он взял ее руки в свои ладони.
- Фиби, ты знаешь, как я к тебе отношусь. И я не хочу тебя потерять.
- Тогда давай не будем торопиться с выводами.
Джейсон улыбнулся. Оркестр заиграл блюз.
- Хорошо. Тогда давай просто потанцуем.
Рука Джейсона обнимала ее за талию. В его другой руке лежала ее ладонь. А пронзительная мелодия блюза уводила Фиби далеко отсюда. Она думала о Коуле.


В конце концов, он решился.
Черт побери, он не мальчик, чтобы ждать! Он должен ее увидеть.
«Может же юрист поинтересоваться, как дела у его клиента, - убеждал себя Коннэл. – Что такого, если я позвоню и спрошу мисс Холливел о том, как отреагировала читательница на ее совет?»
Долгие размышления были не в его духе. Он снял трубку и набрал номер. Услышав ее голос, он произнес официальным тоном:
- Мисс Холливел? Это Такер. Как дела с Вашим материалом? У читательницы претензий нет?
В ответ не раздалось ни звука.
- Мисс Холливел?
Наверное, что-то было со связью, потому что послышалось то ли шипенье, то ли хрипенье. Затем мисс Холливел несколько напряженно ответила :
- Благодарю Вас, мистер…Такер. Все прошло нормально.
- По этому вопросу у меня есть дополнительная информация. - Коннэл считал, что действовать нужно решительно.- Если Вы не возражаете, мы можем обсудить это за обедом.
- Э-э-э.., а-а-а…, э-э-э, - похоже, от такого напора девушка слегка растерялась.
- Если Вы согласны, я буду ждать Вас завтра в «Марина кафе» в пять часов.
Мисс Холливел, немного помолчав, почти прошептала:
- Хорошо. Я приду.
Коннэл осторожно положил трубку и перевел дух. Завтра он ее увидит. Осталось только решить, какая дополнительная информация по ее вопросу у него есть.


 

#236
elil
elil
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 10:42
  • Сообщений: 2977
  • Пол:
Я не сомневаюсь, что я не единственный читатель - просто единственный реагирующий. Счастливой поездки! Надеюсь по возвращении мы все-таки узнаем чем все это закончится.
 

#237
gala
gala
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2004, 07:54
  • Сообщений: 3100
  • Пол:


Это - напоследок, перед отъездом.До встречи!

5.
Фиби сидела за своим столом, застыв, как статуя. Если, конечно, так можно было назвать взлохмаченную особу, склонившуюся с ручкой над горой писем.
«Вот так. Такие дела. Это ведь не Коул Тернер захотел встретиться с Фиби, а мистер Такер с мисс Холливел. Господи! Что же мне делать? – Мысли Фиби метались по черепной коробке, вызывая головную боль.- Что мне делать?!»
Фиби была в панике. Она встала и заходила по своей клетушке:
«Встретиться с ним в новой жизни? Начать все заново? Но каким он стал? Я совершенно не знаю Коннэла Такера, не знаю, каким он стал за эти годы. Я знаю только Коула Тернера! Господи, что же делать?!»
Она села за стол и закрыла лицо руками.
«Понятно, что пригласил он меня не для разговоров о вопросах читателей. – Фиби неожиданно для самой себя улыбнулась. – Он просто захотел меня увидеть».
У нее стало тепло на сердце. Она опять видела Коула, его нежный взгляд, ощущала его губы…«А ведь я радуюсь! – поймала она себя на знакомом чувстве. – Радуюсь, что увижу его, буду с ним говорить! Господи, ну что со мной происходит?»
Она опять вскочила со стула, вышла из своего кабинетика и спустилась вниз. Фиби шагала по улице, не видя, куда идет. Ей просто необходимо было двигаться.
«Вот так-то, Лео, - с какой-то ехидной гордостью думала она, походив по улице полчаса, и возвращаясь в редакцию. – Этого ты не мог предвидеть? Это не я, нарушая все придуманные вами законы, захотела вернуть Коула. Это он через все ваши заслоны ищет меня. Такого вы не ожидали, ребята?»
Первое, что она увидела, войдя в редакцию – глаза «маленького босса». Они метали молнии.
- Какого черта, Фиби! – Элиза, похоже, раскалилась от злости. - Ты уже сдала материал? У тебя гора нераспечатанных писем, а ты позволяешь себе прогулки!
Фиби молча прошла на рабочее место.
«Хорошо, что надо переключиться, - подумала она. – Я немного остыну, да и Элиза - тоже.»
Она заставила себя вчитываться в письма, делала наброски ответов и постепенно втянулась в работу. И только время от времени сердце ее замирало от ожидания. Чего?…
******************************************************************

Вечером, гуляя с маленькой Фиби и миссис Дрейк, Коннэл был рассеян, отвечал на вопросы девочки невпопад. Его мысли все время вертелись вокруг предстоящей встречи с мисс Холливел.
- Вы в порядке, Коннэл? – Дайана внимательно посмотрела на него.
- Да, все в порядке. Много работы.
- Понимаю. Давайте вернемся и просто посидим в саду.
Они недолго посидели в креслах на веранде хозяйской половины. Коннэлу не хотелось ни о чем говорить. Дайана немного помолчав, заговорила с дочкой. Но малышка, к облегчению Коннэла, потащила его к дубу, росшему на границе двух участков. Ей нужны были желуди. Они собирали их под деревом. И он был рад, что можно отвлечься от своих мыслей, показывая маленькой Фиби, как снимается желудевая шапочка. Набрав желудей, Коннэл с девочкой вернулись к столу и принялись мастерить человечков. Этого увлекательного занятия им хватило до вечера.
Когда миссис Дрейк увела девочку спать, Коннэл прошел к себе на веранду, сел в любимое кресло. Мысли его опять вернулись к мисс Холливел. Он не знал, как ее зовут, и теперь придумывал ей имена. Элис? Сандра? Или совсем просто – Мэри?
«Фиби, - вдруг подумал он. – Фиби Холливел.»
Какое-то непонятное ощущение, промелькнувшее в подсознании, заставило его насторожиться. Фиби Холливел! Он где-то слышал такое сочетание имени и фамилии. Но где? Когда? Фиби Холливел, Фиби Холливел…Эти слова звучали где-то внутри, как знакомая мелодия. Фиби Холливел…Может быть, они были знакомы до того, как он потерял память? А теперь он начинает вспоминать? Может, она хорошо знала его и поэтому так смотрела на него там, в офисе? Или была знакома с его женой? Черт возьми! Он узнает это завтра.
Уже совсем стемнело, когда Коннэл вошел в дом. Не включая свет, он разделся и лег в постель.

*******************************************

С работы Фиби вернулась поздно. Честно говоря, задерживаться не было необходимости, но ей хотелось избежать расспросов Пейдж и пристального взгляда Пайпер. Если Пейдж могла и не обратить внимание на состояние Фиби, то от чуткой Пайпер не ускользнуло бы ничего.
Сдав материал Элизе, она еще долго сидела за столом в своем закутке, уставившись на монитор выключенного компьютера. Окунувшись в море проблем, высказанных ей незнакомыми людьми, она на какое-то время отвлеклась от мыслей о Коуле, о предстоящей встрече с ним. Но обдумать все заранее было необходимо. Фиби помнила предупреждение Лео о том, что будет, если она нарушит волю Старейшин.
Она понимала, что именно будет самым трудным при встрече с Коулом («Нет, с Коннэлом Такером, - поправила она себя. – Надо привыкать к его новому имени»): удержаться в рамках той легенды, которую дали ему Старейшины. Не проговориться, не напомнить, не выдать себя. И как это можно сделать? Говорить о погоде? Но ведь Коул («Запомни, наконец, – Коннэл! Коннэл!!Коннэл!!!») не для этого пригласил ее. Тогда о чем? О дуре-читательнице, которая, наконец, успокоилась, получив ссылку на юридическую обоснованность совета Фиби?
«Господи, как же я устала! – Фиби обхватила голову руками и закрыла глаза. – Почему у меня все так….не по-человечески?»
Она усмехнулась: «Ведьма! Вот и весь ответ: потому, что ведьма. Разве еще у кого-нибудь может быть такая ситуация, когда уничтоженный было муж возвращается в новом обличии? Хотя…Наверное, в обычной жизни тоже бывает всякое…»
Она посидела так примерно час. Потом поняла, что ничего путного сейчас не придумает, и решила положиться на интуицию: как получится, так и получится!
В эту ночь Фиби плохо спала. Она часто просыпалась от какого-то внутреннего сигнала. Как будто кто-то шептал ей: не спи!
Небо уже начинало светлеть, когда она, наконец, заснула. Но это был полусон-полувидение. Она видела Коула таким, каким встретила его когда-то – молодым, улыбчивым, но настороженным. Он шел по берегу какого-то лесного ручья, совсем небольшого - его можно было перепрыгнуть одним прыжком. Фиби бежала по противоположному берегу этого ручья, смеялась и махала Коулу рукой. Потом он вдруг остановился, повернулся к ней и стал расти, увеличиваться в размерах так, что скоро закрыл от ее нее лес, потом – небо. Его лицо стало сумрачным и грозным. С нахмуренными бровями, огнем в глазах и сжатыми губами оно нависло над ней. Фиби перестала смеяться, ей становилось страшно. Она подняла руки, как бы защищаясь от этого лица. Но оно все увеличивалось, пока осталось единственное, что она могла видеть – его глаза. В них мелькали молнии, крутились вихри, они затягивали ее, как воронка. «Нет, Коул! Нет!» - крикнула Фиби. Раскинув руки она оттолкнула это лицо, эти глаза. Раздался жуткий грохот.
Фиби резко села в постели. Грохот не прекратился. Совершенно невероятная для этого времени года гроза бушевала за окном. Окно распахнулось и портьера, закручиваясь от ветра, хлопала по подоконнику. Дождь громыхал по стеклу, и вода стекала на пол.
Фиби перевела дух. Какой сон! Он – как грозное напоминание о прошлом. Но она никогда не видела лицо Коула таким ужасным. Даже когда он был Хозяином, даже когда она сказала ему, что он ей безразличен. Тогда, в подвале их старого особняка, Фиби видела на его лице боль, растерянность, злость, наконец. Но никогда оно не было угрожающим. По крайней мере, для нее.
И все-таки на сердце было тревожно. Некоторое время лежала без сна, бесцельно глядя в потолок. Потом встала, закрыла окно и опять легла. Надо было все-таки попытаться заснуть. Несмотря на начинающийся рассвет, в комнате было темно. Гроза утихала, в воздухе пахло свежестью, и Фиби незаметно опять заснула.
В новом сне не было ничего из предыдущего – ни Коула, ни ручья. Она лежала одна на песке в ночной пустыне. Бездонное небо с невероятно яркими звездами раскинулось над ней. Фиби встала. Надо было идти. Она медленно побрела куда-то, устало передвигая ноги.. Наконец, силы оставили ее и она мягко осела на песок. Неподвижная, она лежала, ощущая себя опустошенной и разбитой.
Огромная луна заливала все вокруг серебристым светом. Звезды, соревнуясь с ней в яркости, мерцали на черном бархате неба. Прозрачный, хрустальный звон раздался вдруг в этом светящемся безмолвии. Тонкий лучик света протянулся от самой яркой звезды к Фиби, коснулся ее лица, пробежал по телу. Холодный, но мягкий свет вливался в нее, наполняя спокойной силой, несущей покой.
Она медленно поднялась, с наслаждением ощущая эту внутреннюю силу, спокойствие и уверенность. Луч звезды начал расширяться, образуя вокруг Фиби островок неяркого света. На этом островке появился туманный силуэт мужской фигуры. Он сделал шаг вперед и протянул к ней руки. И она узнала его.

*************************************

Коннэл долго не мог заснуть в эту ночь.
Когда под утро он задремал, неожиданно разразилась гроза. Лежа на кровати, он наблюдал за разбушевавшейся стихией. Потом встал и подошел к окну. Грохотал гром, молнии сверкали по темному небу. Ветер бросил струи дождя на оконное стекло, хлопнул ставнями на хозяйской половине.
Коннэл любил грозу. Ему нравилось смотреть на яркие вспышки молний. Он как будто ощущал их мощную энергию. Молнии ветвились, вспарывали ночное небо над городом, с яростью били в землю. Он любовался этой необузданной силой, предугадывая, где ударит следующая стрела небесного гнева.
Потом все стихло. Дождь, неожиданно мирный после этого яростного всплеска огненной стихии, полился с ровным убаюкивающим шумом.
Он опять лег. Уже почти рассвело, когда он все же заснул. Странный сон приснился Коннэлу в это раннее утро. Как будто он идет вместе с мисс Холливел по какой-то непонятной дороге. Это и не тропинка и не шоссе. Ровная, почти как автострада, полоса сменяется узкой дорожкой, с колдобинами и рытвинами. Девушка все время оступается, и он старается поддержать ее, не давая упасть. Наконец, он берет ее за руку, и они продолжают идти вперед, взявшись за руки, как дети. Конца у дороги не видно. Вокруг то густой лес, то туманное болото, то безжизненная пустыня, то цветущий луг, то скалы. Мисс Холливел время от времени поворачивает к нему смеющееся лицо и что-то весело говорит. Он не понимает ее слов, но от того, как она это делает, ему становится тоже весело и радостно. Они идут все дальше. Потом Коннэл оглядывается назад и замирает от недоумения и страха: жуткий кроваво-красный туман стоит у него за спиной. Не видно ни дороги, ни скал, мимо которых они только что прошли. Все еще глядя назад, он останавливается и только теперь ощущает пустоту в своей руке. Повернувшись, он видит, что мисс Холливел исчезла! Он стоит один на этой непонятной дороге, которую начинает затягивать все тот же багровый туман. Бросившись вперед, он невольно кричит:
- Фиби! Фиби, где ты?!
Холодная лапа отчаяния сжимает ему сердце. Он бежит вперед, отталкивая руками ветви деревьев, нависающих над дорогой, ставшей вдруг узкой тропой. Ветки хлещут его по лицу, по глазам. Ему ничего не видно, ноги проваливаются во что-то липкое и противное. Он понимает, что это – болото! С каждым шагом он оседает все глубже и глубже. Идти уже невозможно. Вязкая жижа засасывает его, дышать все труднее, и с последним вздохом из груди его вырывается тот же крик:
- Фиби!
Яркий свет заливает ему лицо, женский голос нежно шепчет:
- Коул….
И…Коннэл проснулся. Солнце светило ему в глаза. Любуясь грозой на рассвете, он оставил распахнутыми шторы, и лучи солнца падали прямо ему на лицо.


Фиби волновалась, как никогда. Пожалуй, только первое свидание с Коулом, тогда еще помощником окружного прокурора, вызывало в ней такое же волнение, как сегодня.
Она ничего не сказала сестрам, но Пайпер, не спускавшая с нее последнее время глаз, все же заметила некоторую нервозность, с которой Фиби выскочила утром из ванной.
- Ты сегодня так долго приводила себя в порядок, - заметила она.
Фиби молча пожала плечами. Она боялась заговорить со старшей сестрой, чтобы не проговориться. Проницательная Пайпер что-нибудь выудила бы у нее. А говорить о том, что Коул («Господи - Коннэл!!!») назначил ей свидание и она на него пойдет, ей не хотелось никому. Слава богу, что Педж занята сейчас своими сердечными делами и почти не бывает дома. Младшая сестричка, не задумываясь ни на минуту, вытрясла бы из Фиби все ее тайны.
В своей комнате Фиби долго сидела перед зеркалом.
«Как странно! - подумала она. – Всегда лишь вчера я шла на встречу с Джейсоном и мне было все равно, как я выгляжу. А сейчас, собираясь на эту безумное свидание, я хочу быть красивой, хочу покорить какого-то Коннэла Такера, как когда-то покорила Коула. Смешно! Одного и того же мужчину – одна и та же женщина!»
Она даже развеселилась, представляя, как будет чувствовать себя, помня все об их прежних отношениях, тогда как он не будет помнить ничего. Мысль об этом щекотала ей нервы. Это будет забавно!
Осмотрев себя с ног до головы, Фиби осталась довольна: огромные черные глаза блестят, алые губы готовы улыбнуться, темные волосы в неописуемом (но – моднейшем!) беспорядке, изящная фигурка в экстравагантном костюмчике соблазнительно изгибается в зеркальном стекле.
«Ну, милый, посмотрим, вспомнишь ли ты хоть что-нибудь! – озорно подумала Фиби. – Хотя, нет, - остудила она себя, - у меня были длинные волосы, и я красила их в цвет ореха. Узнавай меня заново, Коул! Господи, опять! Коннэл, Коннэл, Коннэл – запомни!».
В таком виде Фиби помчалась на работу. И – навстречу новому приключению.

 

#238
sunwalker
sunwalker
  • Мстюн
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Фев 2004, 19:14
  • Сообщений: 472
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Пол:
ЭРИН, ЛЕНА! Вы не против, если я на сайте своём опубликую ваше сочинения, но есессно, я укажу с какого сайта взято, и кто автор?
 

#239
Эрин
Эрин
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Мар 2003, 14:58
  • Сообщений: 1050
  • Откуда: Москва, Южное Бутово
  • Пол:
Погоди, Sunwalker.

Я тут сообразила нечто вроде сайта: http://www.diary.ru/~irishwitch/

Если брать, то оттуда, а то на форуме неправленное лежит.

Кстати, народ, скажите тогда, как получилось, нравится или нет.

Sunwalker, а ты где публиковать-то собрался?


Исправлено автором 18 Сен 2004, 23:00
 

#240
sunwalker
sunwalker
  • Мстюн
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Фев 2004, 19:14
  • Сообщений: 472
  • Откуда: Санкт-Петербург
  • Пол:
Да я ща этот сайт делаю. А потом обязательно покажу. Но всё равно спасибо!
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей