Перейти к содержимому

Телесериал.com

13 февраля, четверг. Новая Зеландия, Bay of the Islands, подстанция КЯ, 09:10 – … (17:10 – … м.в.)

Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 9
#1
Nika
Nika
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Июл 2003, 16:46
  • Сообщений: 884
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Тяжёлые, плотно закрытые, шторы на окнах не пропускали в помещение ни малейшего лучика света. Здесь царили тишина, полумрак и прохлада. На высокой кровати в центре комнаты лежала женщина, она смотрела в одну точку и боялась шелохнуться. Любое неловкое движение причиняло сильную боль. Катрин не помнила, как её в тяжелом состоянии доставили в сиднейскую больницу, где врачи ввели ей противоядие от укуса. Почти не помнила, как она оказалась здесь, практически всю дорогу женщина провела без сознания. Только лишь некоторые отрывочные воспоминания такие, как слова оперативника, который её сопровождал и заботливо рассказывал о том, что происходит и куда они направляются, помогали ориентироваться в произошедшем. Всё то время, которое она провела здесь, её старались лишний раз не беспокоить, только один раз зашла женщина и принесла ей еду. Но изнеможенный организм отказывался принимать пищу. Всё что сейчас хотелось Кати - это чтобы ноющая боль утихла, и она смогла заснуть.

-- Не хочешь поинтересоваться, как Катрин? – лукаво спросила Лера, когда Этьен, наконец, появился на подстанции и первым делом завалился на кухню - выпить баночку холодного пива.
-- Зачем?
-- Ммм… ну, я думала, что у вас с ней роман…
Шетардьё от души рассмеялся:
-- Не больший, чем у нас с тобой!.. Я просто с ней сплю…
-- Значит, всё-таки - больший, – подколола женщина.
-- А ты ревнуешь? – приобнимая за плечи Леру, добродушно усмехнулся Этьен. – Вообще-то, я не прочь и с тобой переспать… А?..
-- Ты забыл - я не француженка? А ты у нас специализируешься исключительно по ним.
-- М-да?.. Ну, ладно, тогда пойду специализироваться дальше…
-- Иди-иди… Только дай мне новый номер Леона.
Шетардьё, отхлёбывая пиво, достал мобильник и нашёл в списке телефон босса, показывая его женщине:
-- Я ещё сам не успел выучить его.
-- Смотри, Леон узнает, что хранишь его номер в памяти сотового, опять устроит тебе разгон, – улыбнулась Лера.
-- Если б у меня была такая уникальная память на цифры и символы, как у тебя, я бы тоже не записывал его телефоны, но это невозможно - он меняет их каждый месяц. Я только запомню новый номер, а его телефон уже либо разбит, либо потерян, либо взорван, либо… украден инопланетянами!..
-- Хватит жаловаться, моя жилетка не предназначена для того, чтоб в неё плакались. Ты мне лучше скажи, как ты объяснил Леону передислокацию подстанции, чтоб я говорила тоже самое, если он спросит…
Шетардьё махнул рукой:
-- Не спросит. Он сам утром велел передислоцироваться, так что теперь считает, что подстанция переехала сюда по его приказу.
-- Так ты его обманываешь? – иронично покачала головой Лера. – Какой кошмар!..
-- Это ещё не кошмар. Завтра сюда прилетает Харингтон… Вот это - кошмар!
-- Чёрт! А ему-то что нужно?
-- Леон провалил сделку с Абидом…
Женщина даже присвистнула от изумления.
-- Так что, – Этьен многозначительно посмотрел на Леру, – подстанция должна чётко функционировать, использовать максимальное количество ресурсов и… блестеть! Работай, а я пойду наведаюсь в мед-блок к Гизу…
-- Ты хотел сказать к Катрин! – тонко усмехнулась женщина, покидая кухню.
Шетардьё улыбнулся, провожая Леру взглядом: "Что мне нравится в шведках, так это их прямолинейность!.. Впрочем, её ножки мне тоже нравятся…"
Этьен быстро допил пиво и, взяв из холодильника ещё одну банку, неспешно направился в мед-блок.

 

#2
Nika
Nika
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Июл 2003, 16:46
  • Сообщений: 884
  • Откуда: Москва
  • Пол:
13 февраля, четверг. Новая Зеландия, Bay of the Islands, подстанция КЯ, 09:30 – … (17:30 – … м.в.)
На пороге Этьена встретил Гиз.
-- Как наша кошечка? – поинтересовался Шетардьё.
-- Противоядие ввели, но рука у неё будет болеть ещё долго, – отозвался врач. – Зайдёшь к ней?..
-- А можно?
-- Ну, она же не присмерти. Общение ей не помешает. Может хоть отвлечётся от боли.
Этьен прошёл в бокс и присел на кровать Катрин.
-- Привет, – кивнул он. – Хочешь холодного пива?.. Говорят, паук, который тебя укусил, сдох - отравился твоей кровью…
-- Так ему и надо. Тебе чего?
-- Да вот, говорят, общение тебе не помешает, – ухмыльнулся Шетардьё, потягивая пиво.
-- Врут! – буркнула женщина.
-- Это значит, что ты не рада меня видеть?! – Этьен состроил комичную гримасу.
-- На редкость верное наблюдение. Сделай из него правильный вывод.
Катрин немного изменила позу, в которой лежала, осторожно придерживая руку.
-- Видимо, яд несчастного паука только добавил тебе злости, – констатировал мужчина, смеясь одними глазами.
-- Нет, лишь её разбавил. Что там с Леоном? Их нашли?
-- Нашли, – спокойно отозвался Шетардьё, сделав большой глоток из банки.
-- И? Где они были? Что случилось?
-- Яхта взорвалась. Правда, они успели до взрыва эвакуироваться на берег, но рация оказалась повреждённой, поэтому сообщить о себе не смогли.
-- Они все в порядке?
Этьен улыбнулся, кивая:
-- Да, пауки их не покусали…
-- Очень смешно, – буркнула Катрин. – А где сейчас Пикет? Тоже в Зеландии?
-- Нет, но остался в Сиднее. Изучает тонкости австралийской хирургии…
-- В каком смысле?
-- В самом прямом, – усмехнулся Шетардьё, представляя себе загипсованного лидера «Чёрной луны». – Сейчас, наверное, пялится на медсестёр в коротеньких белых халатиках.
-- Не суди о нём по себе…
Этьен насмешливо покачал головой:
-- Напротив, я и не сужу. Я б не пялился, а уже давно гулял бы с одной из них по пляжу… Но Пикет не может себе такого позволить. Он всецело предан тебе!..
"Потому что в настоящий момент не в состоянии ходить", – добавил про себя мужчина.
"Чёрт, Эм, куда же ты влез!" – беспокойные мысли одолевали женщину.
-- Ты и о его преданности мне знаешь? – не столько спрашивая, сколько констатируя, произнесла она.
-- Ну, с этим-то проще, – самодовольно хохотнув, отозвался Этьен, вновь вспоминая полученные Пикетом повреждения.
-- И ничто-то от тебя не скрыть! – с наигранным удивлением заявила Катрин. – Всегда начеку, всегда умело плетёшь свои интриги, не хуже того паука! Выискиваешь тайны, подтасовываешь факты! Само коварство и жестокость!
То ли от высокой температуры, то ли от захвативших её эмоций глаза женщины сверкали, а на бледном лице проступил нездоровый румянец.
-- Именно! И не советую испытывать степень моего коварства и, тем более, жестокости.
-- А сам ты, неужели, ничего не скрываешь?! И нет у тебя тайн, ошибок, слабостей и ничего ты не боишься? А, Этьен?! Неужто ты такой?..
-- Так я тебе и рассказал, – расплылся в улыбке мужчина. – Впрочем, ты в таком состоянии, что вряд ли вспомнишь потом, о чём мы говорили.
-- Тем более!.. Зачем скрывать?.. Расскажи мне, что тебя мучает…
-- Хочешь побыть моим исповедником?
Лицо Шетардьё вдруг стало абсолютно серьёзным.
-- Угу, – не раздумывая кивнула Катрин.
-- Помнится, "любопытство погубило кошку", – как бы невзначай напомнил Этьен, придвигаясь к женщине поближе.
-- Я постараюсь этого как-нибудь избежать…
-- Хорошо, ты сама напросилась.
Катрин внимательно посмотрела на помощника Леона. Да, конечно, они были близки этой ночью и женщина сильно подозревала, что для Шетардьё это был не рядовой случай, но чтобы после этого открывать свои тайны… Катрин почему-то стало не по себе.
-- У меня… есть ребёнок, – осторожно наблюдая за женщиной, начал Этьен. – Сын. И вот некто узнал об этом… И теперь я вынужден сдавать ему информацию о «Красной ячейке», лишь бы мой ребёнок не пострадал…
Помощник Леона выжидающе посмотрел на женщину. Сердце Катрин тревожно забилось, боль острее сковала виски. Как же она испугалась! Страх пронзил её насквозь, казалось, что ночной кошмар происходит наяву. Женщина понимала, что от того, как она вынесет это испытание, зависит многое. Дав себе несколько мгновений, скрывая глаза под полуопущенными веками, Кати овладела своими чувствами. И мало кто мог представить: чего ей это стоило!
-- На ходу придумал? – ровным, но тихим голосом произнесла она.
-- Это почему же придумал? – вглядываясь в каждую чёрточку её лица, спросил Шетардьё.
Катрин смело подняла на него свой взгляд.
-- Не верю я в наличие у тебя отцовских чувств, да ещё такой силы, чтобы ты пошёл на предательство!
-- Что ж, по-твоему, я настолько бесчувственный?! – прищурившись поинтересовался Этьен.
-- Скорей всего… Не знаю, – честно призналась женщина. – Но как твой исповедник, грехи я тебе не отпускаю. Не вышло у тебя откровение.
-- Гм… А я думал, исповедники отпускают всё… Видимо, не зря я обхожу церкви стороной…
-- А я полагала, что ты католик, – решила побыстрее сменить тему Катрин.
-- С чего ты взяла?
-- Я видела у тебя крестик.
-- Когда это? – нахмурился Шетардьё.
Женщина иронично посмотрела на Этьена.
-- А, ну да…
Губы мужчины расплылись в довольной улыбке, без труда можно было догадаться, что он вспоминает вчерашнюю ночь.
-- Так ты верующий? – напомнила вопрос Катрин.
-- Я… крещёный.
-- Видимо, тебя никогда не допрашивали с пристрастием, да? Разве я интересовалась этим?
-- Я терпеть не могу разговоры на тему религии. И вообще, болеешь - вот и болей молча!..
-- А что это ты так ощетинился? – подливала масла в огонь стратег. – Ты же сказал, что общение мне не помешает… А может твои слабости надо искать в области религии?
-- Угу. Я проповедую Вуду, – скептически кивнул Этьен и указал на руку женщины: – И паук тебя укусил не просто так, а потому что ты вышла за круг…
-- Какой круг?
-- Магический, разумеется. Я прочертил его вокруг нашего спальника, чтоб всякие твари не мешали нам ночью придаваться страсти… Если б утром осталась в моих объятьях, сейчас бы не лежала в холодных объятьях больничных простыней!..
-- Ба! Так ты у нас ещё и колдун Вуду! Сколько открытий о тебе! – провозгласила женщина, нарочно игнорируя упоминания о прошлой ночи. – Может это твоими ритуальными молитвами Пикет теперь отдыхает в больнице?
Шетардьё презрительно фыркнул:
-- Ему не повредит.
Катрин, превозмогая боль, приподнялась, чтобы поправить себе подушки и сесть поудобнее.
-- Теперь понятно, откуда знания о травах, и ядовитых гадах, опять же… – усмехнулась стратег, поддерживая его шутку. – Только кружочек у тебя получился слабенький, раз я из него так легко вылезла.
"Это что же иносказательно?.. Намёк?.. " – повёл бровью Этьен, но вслух не стал спрашивать.
-- А какая там погода? – внезапно спросила она, тоскливо глядя на окно. – Надоело здесь торчать до чёртиков!
-- Там великолепно: солнце, белый песок, лазурные воды, зелень…
-- Ты что, издеваешься? – возмущённо перебила Катрин.
-- Издеваюсь?.. Ты же сама спросила…
Мужчина изобразил искреннее недоумение на лице.
-- Ты знаешь, что мне нельзя выходить и расписываешь всё в самых ярких красках!
-- Да?.. Тебе нельзя выходить? Кто это сказал?
-- Гиз!
-- Ну, что ж, тогда валяйся здесь, а я пойду гулять, – широко улыбнулся Шетардьё, поднимаясь с постели женщины. – Когда вернусь, обязательно поделюсь впечатлениями!.. А ты строго выполняй предписание врачей, глядишь, через месяц поправишься и выберешься из больничных казематов… может быть…
-- Да уж, вот такая моя учесть, – притворно вздохнула женщина. – А ты отдыхай, развлекайся…
-- И не сомневайся, так и сделаю.
-- Наверняка встретишь медсестер в коротеньких халатах, сможешь прогуляться с ними по пляжу… – мечтательно произнесла Катрин. – Только привези мне гостинчик, чтобы я здесь со скуки не умерла во цвети лет, а? Всего лишь пару пустяков: что-нибудь сладенькое, ну, и загорелого спасателя с пляжа прихвати. Тебе ж нетрудно, всё равно по пути, а мне развлечение на месяц болезни…
Женщина состроила несчастное выражение лица и посмотрела на Этьена.
-- Загорелого спасателя?.. А мужскую сборную по плаванию тебе не надо?.. Ну, и запросы у тебя! Обойдёшься…
-- Ах, так?! Ну, и ладно. Всё равно я твоему вкусу не доверяю. Придётся самой идти. Гиз будет ругаться, всё на тебя свалю.
-- Вот спасибо. Я-то здесь причём?
-- А кто соблазнял меня рассказами о лазурных побережьях и золотых пляжах?!
Катрин откинула одеяло, поднимаясь с постели. Этьен рефлекторно обвёл взглядом больничную одежду женщины - футболку и лёгкие штанишки - и разочарованно вздохнул.
-- Я думал, Гиз по полной программе переодел тебя в больничную пижаму с завязочками сзади…
-- У него не такой извращённый вкус как у некоторых!.. – Катрин потянулась к одежде, висящей на стуле. – Отвернись…
-- Пфф! – Шетардьё насмешливо фыркнул. – Можно подумать, я чего-то не видел… К тому же, как ты собралась переодеваться с одной рукой?..
-- Уж как-нибудь постараюсь!
-- Ну, старайся, – пожал плечами мужчина, поворачиваясь спиной к Катрин. – Понадобится помощь - не проси!..
-- Не беспокойся!
Женщина, прижимая больную руку к телу, кое-как стянула футболку. Одеваться оказалось сложнее, чем снимать одежду.
-- Я всё-таки решил помочь, а то такими темпами на прогулку мы пойдём ночью, – раздался шёпот за спиной Катрин и руки Этьен крепко обвили её талию. – Какой вид… – развязно протянул Шетардьё, перегнувшись через плечо женщины и уставившись на грудь в тёмно-бардовом шёлковом бюстгальтере. – Я помогу тебе снять брюки…
-- Будь последователен в своих решениях. Сказал, что помогать не будешь, вот и не лезь, – Катрин вывернулась из рук мужчины.
-- Это ты сказала, что сама справишься, а я же искренне предлагал свою помощь, – буркнул Этьен.
-- А я и справляюсь, – женщина, едва ни морщась от боли, натянула тёмную рубашку.
-- Вижу я, как ты справляешься, – скептически отметил Шетардьё.
-- И всё же справляюсь, так что умерь свой энтузиазм! – настаивала на своём женщина.
Мужчина, пожав плечами, плюхнулся на кровать, отвернувшись от Катрин. Та, стараясь двигаться очень осторожно, надела ленную юбку и завязала на ней завязки.
-- Всё, теперь можем идти.
-- Неужели?! – Этьен окинул женщину критичным взглядом и поправил не существующую складку на её плече.
-- Ты идёшь или продолжим дальше припираться?
Не успели они сделать и двух шагов из комнаты, как им на встречу вышел Гиз.
-- И куда это вы собрались? – строго спросил врач.
-- А Этьен сказал, что мне необходимо отвлечься и вытащил меня на прогулку. Я вот хотела у тебя спросить: можно?
-- Ну, раз всё равно собрались, то можно. Только будь аккуратна, ты ещё слаба. Вечером я приду тебя проведать. А ты, – Гиз хмурясь, указал на Шетардьё, – головой за неё отвечаешь.
Произнеся это, медик скрылся в другой комнате.


 

#3
Nika
Nika
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Июл 2003, 16:46
  • Сообщений: 884
  • Откуда: Москва
  • Пол:
13 февраля, четверг. Новая Зеландия, Bay of the Islands, побережье, 09:55 – … (17:55 – … м.в.)
Покинув подстанцию, Катрин и Этьен не спеша направились к побережью. Полуденная жара спала и в теплом прогретом воздухе появилась приятная свежесть.
-- Я хочу мороженое, – одёрнула женщина Шетардьё за рукав, указывая на лоток.
-- И что?..
-- Купи!
-- Перебьёшься, не маленькая, – бросив быстрый взгляд на Кати, отозвался помощник Леона.
-- Тебе что, денег жалко?.. Или босс не даёт тебе на карманные расходы?
-- Я просто не понял, с какой стати я обязан покупать тебе мороженое?
-- Хм, позвал на свидание и даже не хочет угостить девушку. Я, конечно, знала, что ты любезный, но что до такой степени… к тому же Гиз сказал, что ты должен быть внимателен ко мне!..
Этьен обернулся, возмущённо вскинув брови:
-- Не ври, он такого не говорил!
Катрин, глядя на его полное негодования лицо, едва удерживалась, чтобы ни рассмеяться.
-- Зато он говорил, что ты за меня головой отвечаешь! – продолжила канючить женщина.
-- И что?! Я теперь должен исполнять твои капризы?!
-- А разве нет? – удивлённо взглянув на него, произнесла стратег.
-- Ты с ума сошла! – фыркнул Шетардьё.
-- Ну, и ладно! Куплю себе сама, – обиженно буркнула Катрин, но, не выдержав изумлённого взгляда мужчины, засмеялась.
Пару минут она стояла у лотка, увлечённо выбирая сорт мороженного. Довольно улыбаясь и держа в каждой руке по мороженому, она вернулась к ждавшему её Этьену.
-- Вот, держи – произнесла женщина, протягивая ему сахарный рожок. – Может тебя в детстве не кормили сладким, поэтому ты такой вредный.
-- Много б ты знала о моём детстве?
-- Так расскажи… если, конечно, желание есть…
Катрин разглядывала разноцветные шарики мороженого, выбирая с какого начать. Затем, аккуратно губами откусила мягкую массу и с удовольствием ощутила на языке аромат клубники.
-- С чего бы это у меня появилось желание откровенничать с тобой? – снисходительно хмыкнул мужчина. – Яд паука явно нарушил твои мозговые функции!..
Шетардьё как-то странно посмотрел на своё мороженое и, чуть нахмурившись, съел его в два глотка. Кати, собиравшаяся что-то ответить на выпад Этьена, изумлённо уставилась на него.
-- Н-да… тебе покупать сладкое - только переводить продукт!.. Всё равно ты не сможешь оценить его вкус!..
-- Точно, – даже и не подумал отпираться мужчина, сворачивая к пляжу.
Золотой песок, пышная растительность, голубые прозрачные воды делали местность похожей на райские кущи.
-- Красиво, – заворожёно прошептала Катрин, на несколько секунд даже забыв о боли в руке.
-- Угу, ничего…
-- Господи… какой же ты скучный!.. Тебя вообще в этой жизни что-нибудь радует?
-- Да. Когда меня не допекают…
Шетардьё расстегнул рубашку и опустившись улёгся на песок, закрыв глаза.
Женщина скептически фыркнула, её рука нечаянно дёрнулась и один из шариков мороженого упал, причём не куда-нибудь, а на живот Этьена. Мужчина вскрикнул, почувствовал резкий холод.
-- Ты что делаешь?! – возмутился он, переводя взгляд на свой торс.
-- Извини, я случайно…
-- Случайно?! Скорее уж нарочно! – недоверчиво буркнул Шетардьё. – Что стоишь?.. А слизывать кто будет?..
-- Ну, может быть попросишь тех милых барышень? – Катрин кивнула в сторону прогуливающихся по пляжу девушек.
-- С какой это стати?
-- Больше шансов, что сработает. А нет, так справляйся сам, – женщина протянула ему салфетку и, развернувшись, направилась вдоль береговой линии.
-- И куда это ты собралась? – догнал её вопрос Шетардьё.
-- На поиски загорелого спасателя. А ты радуйся - тебя, наконец-то, перестанут допекать.
Этьен самодовольно ухмыльнулся:
-- Ты что, злишься за то, что я не пристаю к тебе?.. Ты уж тогда определись, чего ты хочешь…
Катрин оставила последнюю реплику без внимания.
"Гм… всё-таки женщин невозможно понять, – закинув руки за голову, размышлял Шетардьё. – Вчера ночью я был готов поклясться, что ею двигало желание, а не страх быть раскрытой… но, видимо, это не так… Впрочем, с каких это пор меня волнуют её чувства?.. Какая мне разница, почему она со мной спит?.. И вообще, наиграюсь - брошу её, пусть катится к Пикету!.. Шпионов «Чёрной луны» нам ещё только не хватало здесь!.."
Мужчина вдруг открыл глаза и поискал взглядом Катрин: она ушла уже довольно далеко. Выругавшись, Этьен вскочил на ноги и быстро направился вслед за ней, бормоча себе под нос проклятья.


 

#4
Nika
Nika
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Июл 2003, 16:46
  • Сообщений: 884
  • Откуда: Москва
  • Пол:
13 февраля, четверг. Новая Зеландия, Bay of the Islands, побережье, 10:30 – … (18:30 – … м.в.)
Преодолев половину расстояния, Шетардьё увидел, как к Кати подошёл какой-то парень и они стали разговаривать. Прибавив шагу, Этьен в мгновение ока оказался возле них.
-- В чём дело? – поинтересовался помощник Леона, обратившись к парню. – Солнцем голову напекло?.. Давай проваливай отсюда. Дама занята…
Не доживаясь ответа, Шетардьё взял Катрин под локоть и потащил за собой.
-- Ещё не хватало, чтоб какие-то пляжные мальчики притащились вслед за тобой на подстанцию, – недовольно лязгнул зубами Этьен.
-- Ты что ополоумел совсем?! – ошарашено спросила женщина, приостановившись.
-- Я?! Да это ты не соображаешь, что делаешь?
-- Да что такое произошло? Мне уже нельзя с мужчинами разговаривать?
-- Нельзя! Что встала? Пошли, – Шетардьё дернул её за руку, утаскивая в сторону.
Катрин вскрикнула от пронзившей её жгучей боли, в глазах всё потемнело. Силясь хоть как-то унять боль, женщина прижала руку к телу.
Первым желанием Этьена было - извиниться, но упрямство побороло пробудившееся некстати сочувствие и брови мужчины грозно сошлись на переносице.
-- Хватит стонать, подумаешь, паучок её укусил, – недовольно буркнул Шетардьё. – Тоже мне боевое ранение…
-- Отвали, – стиснув зубы от боли, процедила Кати.
-- Ну, ладно, не кипятись, – чуть более примирительно бросил мужчина. – Пошли…
Осторожно обхватив Катрин за плечи, Этьен потянул её к заливу. Закатав брюки, он набрал пригоршню воды и вылил на руку женщине, аккуратно растирая её кисть влажными ладонями.
-- Легче? – поинтересовался Шетардьё, из голоса которого исчезли всякие злобные нотки.
-- Да, немного, – тихо произнесла Катрин, наблюдая за действиями мужчины.
Этьен провёл ладонью по груди и решил уж заодно отмыться и от мороженого. Смыв с себя сладкий след, мужчина вдруг покосился на Кати и улыбнувшись окатил её фонтаном брызг.
Глядя на радостного Этьена, самозабвенно брызгавшегося в неё водой, на лице женщины непроизвольно распустилась улыбка. В такие мгновения он был совсем другим, трудно было представить, что в одном человеке сочетаются полярные качества. Словно две личности соседствуют в одном теле, сменяя друг друга, как кадры в фильме. В голове Катрин не укладывалось: неужели это один и тот же человек, который вызывал у неё такое сильное отвращение, ненависть, который был способен напугать её, как тогда в Париже?.. И в тоже время пробудить совершенно контрастные этим чувства, в которых Кати было тяжело признаться самой себе. Да и не знала она, что это на самом деле: может быть защитная реакция её организма на оказываемое давление? Скорей всего так и есть… А всё остальное - всего лишь мираж, иллюзия, отражавшиеся смятением в душе…
-- Ты пользуешься тем, что я не могу тебе ответить! – смеясь заявила женщина, уворачиваясь от брызг.
-- Это ещё почему, не можешь? – весело спросил мужчина, окатывая её новой порцией воды.
-- Ты прав, могу!
Катрин осторожно поднялась на ноги и, подойдя к кромке воды, стала в ответ плескаться водой, используя для этого то ноги, то здоровую руку.
Через несколько минут Этьен и Кати были мокрыми до нитки.
-- Я победил! – радостно объявил Шетардьё.
-- Почему это ты?! – возмутилась женщина, справедливо полагая, что соперник вымок ничуть не меньше, чем она сама.
-- Потому что!
-- Не убедительно! На тебе ни одного сухого пятнышка не осталось!
-- Ах, так?!..
Этьен бросился к Катрин, сшибая её с ног. Они оба полетели в воду, накрытые с головкой набежавшей волной.
-- Ну, теперь ты видишь, что я выиграл? – упираясь руками в дно, чтобы не утопить женщину, спросил Шетардьё.
Кати, дабы не нахлебаться солёной воды, ухватилась здоровой рукой за шею мужчины:
-- Выиграл… в бесчестном бою!.. Посмотрела бы я, как ты меня уронил, будь я дееспособной!..
-- Ну-ну, не прибедняйся… и отпусти - задушишь…
-- Если я отпущу, то упаду и захлебнусь! Давай поднимайся!
-- Подумаешь, немножко утонёшь, – насмешливо улыбнулся Этьен. – Зато никому не расскажешь, что бой был нечестным…
-- Ах, ну да, конечно… а то ведь пострадает твоя репутация непобедимого бойца…
-- Ты надо мной издеваешься? – игриво нахмурился Шетардьё.
-- Как можно?..
-- Ну, ладно же, ладно!
Мужчина набрал в грудь побольше воздуха и согнул руки в локтях, стремительно погружаясь в воду и притапливая Катрин. Женщина забилась под телом Этьена, пойманная в смертельную ловушку. Внезапно её губ коснулись губы Шетардьё, даря спасительный кислород. Не отрывая своих губ, мужчина, придерживая её голову руками, вытащил Катрин из воды. Женщина крепко ухватилась за его шею, судорожно вдохнув воздух.
-- Вот сейчас я тебя точно задушу! – хрипло произнесла Кати, всё ещё пытаясь отдышаться.
-- Это ещё за что? Я же тебя спас! – возмутился Этьен.
-- Ага, перед тем чуть ни утопив!
-- Ну, так ведь только «чуть»!
Шетардьё стал подниматься из воды, увлекая за собой женщину. Оказавшись на ногах, Катрин сделала Этьену подсечку и толкнула его обратно в воду.
-- Эй, ты зачем это сделала?! – мужчина попытался поймать её за ногу, чтобы в ответ опрокинуть в море.
-- А будешь играть по-честному! – смеясь, ответила женщина, бегом выбираясь на берег.

 

#5
Nika
Nika
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Июл 2003, 16:46
  • Сообщений: 884
  • Откуда: Москва
  • Пол:
13 февраля, четверг. Новая Зеландия, Bay of the Islands, побережье, 10:50 – … (18:50 – … м.в.)
Вода ручейками стекала с одежды, а на песке вслед за ними тянулись мокрые следы. Игравшие на пляже дети со смехом наблюдали за Кати и Этьеном, указывая пальчиками в их сторону.
-- И как же мы такие мокрые назад пойдём? Над нами даже дети смеются.
Вся эта водная баталия развеселила Катрин, навеяв что-то из детства.
-- Ну, хорошо, можем остаться ночевать на пляже, – изображая безразличие, пожал плечами Тьен. – Тебе не привыкать… может с утра ещё с каким паучком познакомишься…
-- Самый страшный паук здесь - ты!
-- А что это вы обзываетесь, мадмуазель? – в притворном возмущении поинтересовался Шетардьё, выжимая рубашку и вновь надевая её на себя.
-- Я не обзываюсь, я констатирую факты!
Мужчина лукаво улыбнулся, собираясь что-то ответить, но в этот момент струя из водного пистолета попала ему прямо в лицо. Этьен ошеломлённо обернулся на хулигана, как вдруг ещё двое мальчишек обстреляли его с разных сторон.
-- Ну, всё! – Шетардьё бросился за детьми, схватив сразу двоих в охапку и потащив в воду.
Весёлый писк, смех и вскоре уже вся детвора с пляжа бросилась к Этьену, пытаясь утопить его и заставляя забрасывать их в набегавшие волны.
Часа через пол мужчина абсолютно обессиливший выполз на берег и рухнул на песок, закрывая глаза и мечтая об отдыхе.
-- Приходи сюда завтра! – шлёпнув Шетардьё по голове надувным баллоном, сказал какой-то карапуз и умчался вслед за остальными ребятами.
-- Угу… вот только сначала обкурюсь… – испуская дух, выдавил Этьен.
-- Не поможет, – весело усмехнулась Катрин, разглядывая распластавшегося на песке мужчину.
Она сидела на земле, обхватив руками свои колени, всё это время с любопытством наблюдая за разгоревшейся «борьбой». Катрин улыбалась, видя радостный азарт, с которым дети кидались на Шетардьё. А тот, словно огромный медведь, притворно рычал на них, щекотал и отбрасывал в воду, вызывая бурю восторга. Раскрасневшиеся, довольные дети, прыгавшие на «великана» вызывали у неё умиленье.
Влажная одежда липла к телу, а вечерняя прохлада была всё более ощутима.
-- Может пойдём?
-- Никуда с места не сдвинусь… я устал, – пробормотал Этьен.
-- Если будешь лежать здесь, то простудишься. Солнца-то нет, да и песок уже далеко не горячий.
-- Сказал же, что не пойду.
-- Будешь упрямиться - позову эту ватагу ребят обратно!
-- Злая ты! – капризно заявил Этьен, приоткрывая один глаз.
-- И не сомневайся, позову. Они быстро помогут тебе подняться на ноги.
Продолжая ворчать, Шетардьё встал, и потянулся, разминая затёкшие мышцы.
-- Хватит уж тебе бурчать! Держи, – Катрин смеясь кинула ему рубашку.
-- Хочу - бурчу… А тебе вообще пора в своей лазарет, пока Гиз не спохватился!..
Мужчина стряхнул с себя основную массу песка и натянул рубашку.
-- Шикарно выглядишь, – заверительно кивнула Кати, потрепав волосы Этьена, с которых посыпался песок.
-- Это всё из-за тебя!
-- Конечно-конечно. Я виновата во всех всемирных катастрофах.
-- А кто потащил меня на этот пляж?!.. – возмутился Шетардьё. – Я вообще не собирался уходить с подстанции!..
-- Я, кто ж ещё! Пошли, я тебя вытащила, я же обратно притащу.

 

#6
Nika
Nika
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Июл 2003, 16:46
  • Сообщений: 884
  • Откуда: Москва
  • Пол:
13 февраля, четверг. Новая Зеландия, Bay of the Islands, подстанция КЯ, 12:15 – … (20:15 – … м.в.)
-- Вы где были?! – раздался грозный голос Гиза, едва Этьен и Катрин успели ступить на порог мед-лаборатории.
-- Гуляли, как ты и велел, – огрызнулся Шетардьё, не любивший, когда на него повышали голос.
-- Соображать надо! Я имел в виду полчасика, а вы где-то пропадали целых три часа, да ещё являетесь в таком виде!
-- Хватит орать! – рявкнул помощник Леона на врача. – Твоё дело - лечить больных, а не указывать, кому и куда ходить!
-- Как вас лечить, если никто не слушает предписаний?.. – немного сбавив тон, поинтересовался Гиз.
-- А это уже твои проблемы! – упрямо заявил Этьен, продолжая хмуро глядеть на медика.
-- Мои, вот я и пытаюсь их решить. А ты возмущаешься, – с трудом сохраняя самообладание, возразил Гиз.
Катрин ощущала нарастающее напряжение, она уже боялась, что Шетардьё завёлся не на шутку и теперь их ждёт грандиозный скандал.
-- Вот и пытайся, а орать нечего! – подвёл итог помощник Леона.
Гиз сделал какой-то непонятный жест в воздухе, и, шумно выдохнув, пошёл дальше.
-- Зря ты с ним так! Если что, он тебя так залечит, что пощады запросишь, – облегчённо вздохнув, усмехнулась женщина.
-- Не посмеет.
-- Ух ты! Шетардьё - гроза мед-блока! – попыталась пошутить Кати, но, встретив тяжёлый взгляд Этьена, поняла, что шутка не удалась. – Ну, и чего ты завёлся?
-- А чего он разорался?
-- Ну, конечно, ты опять не виноват - это всё Гиз со своей несдержанностью. А с тебя все взятки гладки! – скептически произнесла женщина.
-- Именно! А вот что ты ещё ко мне цепляешься?!
-- Да ничего особенного, просто не пойму, как у тебя быстро происходит смена настроений: то ты веселишься, а потом снова ворчишь и грубишь, то спокоен, через мгновение бесишься и задираешься?
Катрин сама не понимала, зачем задается этими вопросами, и какое ей дело до его переменчивого настроения.
-- А ты что, решила записаться в мои психоаналитики? – буркнул Этьен.
-- Кто знает? Тебе б не помешало, – тихо промолвила женщина, не рассчитывая, что её услышат.
-- Что?!.. – Шетардьё уничтожающим взглядом пронзил Кати. – А ну, повтори!..
-- Что повторить? – изобразила полное непонимание стратег.
-- Ты считаешь меня психом?!
-- Я такого не говорила…
Этьен подался вперёд, вынуждая Катрин отступить на пару шагов:
-- Но имела в виду! А ты не боишься такое говорить этому самому психу?!.. А что, если я действительно не сдержусь? – пальцы Шетардьё впились в плечо женщины и одним движением притянули её к Этьену. – Что тогда будешь делать?!..
Глаза мужчины недобро сверкнули, а вторая рука оказалась на горле Кати, поглаживая и одновременно с этим сжимая.
-- Думаешь, если я переспал с тобой пару раз, то у тебя появились какие-то привилегии?!.. И ты можешь грубить мне, не опасаясь последствий?!.. А может ты решила, что имеешь на меня влияние, а, Кэт?!.. Решила?!..
"Ну, вот и слетела личина милого Тьена, открывая скорпионью сущность. Так даже привычней, а то я уже недоумевать начала", – думала Катрин, разглядывая перекошенное гневом лицо Этьена.
-- На кой чёрт мне влиять на тебя? Или ты думаешь, что, переспав с тобой, мне захотелось большего?! – резко спросила женщина.
Её сердце бешено стучало, но вид продолжал быть дерзким, адреналин брызнул в кровь.
-- Твой острый язычок мне порядком надоел!!! Или ты думаешь, я буду терпеть твою язвительность?! – процедил сквозь зубы Шетардьё, его пальцы стали сильнее сжимать горло женщины.
-- А ты думаешь, я буду тебя бояться, и не сметь глаз поднять?!! – в тон ему почти прокричала Катрин. – Мне терять нечего!!! Так что вперёд, не стесняйся!!!
"Лучшее средство защиты - это нападение, дружочек"! – пронеслось у неё в голове.
-- То есть жизнь ты свою не бережёшь, да, кошечка?!
-- Беречь?! Да мой исход определен, ты лишь тянешь время! Или, Тьен, ты думаешь, что я рассчитываю на то, что, наигравшись, ты отпустишь меня с миром?!! – разъярённо выпалила женщина.
Её глаза горели бешеным блеском, в них не было страха, только лишь отчаянье.
-- Тогда на что ты рассчитываешь? – злобно усмехнулся Этьен.
-- На время! Это мой единственный союзник!
-- Союзник в чём?.. Ты рассчитываешь, что вскоре в КЯ перестанут расстреливать предателей или что я вдруг скоропостижно скончаюсь и унесу в могилу твою тайну?
-- А чем чёрт не шутит! Может и мне повезёт! Всегда ведь стоит попытаться!
-- Дерзишь?! – Этьен сильнее сжал горло Катрин.
-- Давай, Тьё! Ломай свою игрушку!
-- Не командуй! Я сам буду решать, что мне делать! – мужчина грубо притянул Кати за ворот рубашки, впиваясь жёстким поцелуем в её губы.
Женщина отчаянно пыталась вырваться из рук Шетардьё.
-- Ты не выносишь хорошего отношения к себе! – прокричала она, как только ей удалось отстраниться. – Единственный язык, который ты принимаешь - это сила! А был момент, когда мне показалось, что ты можешь быть другим!.. Глупо, правда?!!
-- Правда! – безжалостно подтвердил Этьен, вновь притягивая Катрин. – Поэтому будь послушна, не зли меня!
-- Не с той игрушкой ты связался!!! Так и не жди того, чего нет!!! – уже не помня себя от ненависти, прошипела женщина.
Шетардьё со всего размаха залепит ей пощёчину и, заломив руки за спину, впился губами в шею Кати.
-- Всё правильно, иначе ты и не можешь! – презрительно проронила Катрин, застыв словно каменное изваяние, ни на что не реагируя и даже не чувствуя боли в руке.
Этьен вдруг отчётливо осознал, что если сейчас отступит, то проявит слабость и даст женщине повод сомневаться в его жестокости. А допустить этого он никак не мог.
-- Можешь не изображать статую! Я не щепетилен в таких вопросах! – процедил Этьен, разрывая рубашку на груди женщины.
-- А мне плевать, – равнодушно отозвалась та.
-- Тем хуже…
-- Что здесь происходит?! – послышался ошарашенный голос Гиза, замершего в дверном проёме.
-- Не твоё дело! Исчезни! – ощетинившись приказал помощник Леон, бросив на медика предупреждающий взгляд.
-- Всё, что происходит в мед-блоке - моё дело, – попытался прийти на помощь Катрин врач. – Она моя пациентка и я категорически…
-- Заткнись! – рявкнул Шетардьё, подталкивая женщину к выходу. – Мы уже покидаем твой мед-блок, можешь не возмущаться!
-- Но я не разрешал…
Фраза Гиза повисла в пространстве. Медик вздохнул, прекрасно понимая, что Этьен не станет с ним считаться.


 

#7
Nika
Nika
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Июл 2003, 16:46
  • Сообщений: 884
  • Откуда: Москва
  • Пол:
13 февраля, четверг. Новая Зеландия, Bay of the Islands, подстанция КЯ, 12:50 – … (20:50 – … м.в.)
Шетардьё грубо втолкнул женщину в свою комнату и, войдя следом, запер дверь на ключ, демонстративно положив его в сейф с кодовым замком.
Катрин стало не по себе. Она чувствовала себя загнанным зверем, её намётанный глаз искал пути к спасению. Бежать было некуда: дверь заперта, а на окнах решётки.
Этьен быстро скинул с себя мокрую, перепачканную в песке рубашку и двинулся к Кати. Мужчина неминуемо приближался, заставляя её отступать назад. Нужно было хоть что-то сделать! Единственный вариант, который появился в её воспаленном сознание - это нейтрализовать самого Шетардьё. Женщина в отчаянье запускала в него подворачивающиеся под руку предметы. Её тщетные попытки вызывали лишь пренебрежительную кривую усмешку у разъярённого Этьена. Он неумолимо оказывался всё ближе к ней и тогда Катрин, надеясь на спасенье, но, понимая всю бесполезность своих действий, предприняла последнюю попытку - схватив стул и ударив им мужчину. Тот едва успел увернуться, но ножка стула рассекла ему голову. Катрин, стараясь не упустить шанс, с размаху ударила Этьена. Удары заставили его пошатнуться и отступить назад. Однако, быстро придя в себя, Шетардьё одним прыжком настиг женщину, и с силой толкнул её на пол, набрасываясь сверху и лишая возможности двигаться.
-- Ты ничтожество и мразь! – с отвращением процедила Катрин.
Зажмурив глаза, она отвернулась в сторону.
-- Я и не отрицаю, – прорычал Этьен, срывая с Кати одежду и припечатывая её к полу своим телом. – Впрочем, тебе ли жаловаться, шлюшка Пикета!

Мэт нёсся по коридору, что было сил, за ним, едва поспевая, бежали ещё двое оперативников. Он зашёл в мед-блок навестить Катрин и, не застав её там, вынудил Гиза рассказать о случившемся. Тот объяснялся путано, но и без того стало ясно, что задумал Этьен. И теперь мужчина мчался к комнате Шетардьё, опасаясь, что уже опоздал. Помощник Леона явно обезумел, и в голове мужчины проносились самые страшные картины. Но вот, наконец, и заветная дверь, Мэт не раздумывая, выпустил половину обоймы, отстреливая петли двери. Навалившись вдвоем, они с силой вышибли её, и тяжёлый кусок дерева, бывший когда-то надёжной дверью, с грохотом рухнул вниз. На долю секунды Мэт замер на пороге от представшей перед ним картины: Катрин лежала на полу в изодранной одежде с заломленными руками, а над ней коршуном навис Шетардьё. Мужчины в мгновение ока подлетели к нему, оттаскивая от женщины. Мэт схватил на руки Катрин, которая была почти в беспамятстве, и вынес из комнаты.
Возвращаясь обратно, он за несколько шагов услышал шум разгоревшейся драки. Мужчина поспешил на помощь своим товарищам, но едва он вошёл в комнату, раздался выстрел, затем ещё один и… третий. Перед глазами Мэта всё почернело, краски смешались в жуткий круговорот и внезапно застыли. Мужчина рухнул на пол, не проронив ни звука.
-- Что это? – послышался строгий голос Леры, явившейся на звук выстрелов.
Этьен спокойно убрал пистолет за пояс, обводя холодным взглядом три трупа.
-- Они ворвались в мою комнату.
-- Зачем?
-- Решили поиграть в рыцарей, – злобно усмехнулся Шетардьё, разглядывая ссадину на плече.
-- В каком смысле? – женщина чуть нахмурилась.
-- Спасали Катрин от насилия…
Казалось, Лера даже не была удивлена:
-- Ну, и как?.. Спасли?
-- Ненадолго.
-- Ну, а Леону мы, что скажем по поводу трупов?
-- Леон слишком занят своей блудливой жёнушкой, к тому же завтра прилетает Харингтон, так что ему будет не до подстанции… И вообще, я имею полное право ликвидировать кого угодно, причём за меньшую провинность, чем нарушение субординации! Ты против?!..
Женщина иронично покачала головой, вот уж чего она точно не хотела - ссориться с помощником Леона. Он был слишком неуравновешен, может именно поэтому босс держал его так близко к себе, чтобы сеять страх и безропотное послушание.


 

#8
Nika
Nika
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Июл 2003, 16:46
  • Сообщений: 884
  • Откуда: Москва
  • Пол:
13 февраля, четверг. Новая Зеландия, Bay of the Islands, подстанция, 13:45 – … (21:45 – … м.в.)
До слуха Катрин долетели звуки выстрелов, затем послышался голос помощника Леона, гадать о том, что произошло, не приходилось. "Чёрт, чёрт, чёрт! Полоумный придурок!" – женщина поднялась с кресла, в которое её заботливо усадил Мэт. От жуткого коктейля из страха, злобы и неприязни подкашивались ноги, и подступала тошнота. Эмоции били через край, она чувствовала себя виноватой в том, что Мэт со своими друзьями кинулся её спасать, видимо плохо зная помощника Леона. От этого ещё больше хотелось перерезать Шетардьё глотку! Катрин заставила себя перестать дрожать и обрести трезвое спокойствие. В её жизни было много передряг и эта далеко не самая страшная… А так некстати разыгравшиеся эмоции были совершенно не уместны.
Этьен быстрым шагом двинулся по коридору. Перед ним с грохотом раскрывались двери ближайших комнат.
Катрин окинула взглядом помещение, в котором находилась, фиксируя некоторые детали. Затем зажгла сигарету и, сделав затяжку, раскрыла дверь перед самым носом Шетардьё.
-- Если судить по грохоту, меня ищешь? – спокойно глядя на мужчину, поинтересовалась она.
-- Ты чрезвычайно догадлива! – Этьен втолкнул Кати обратно в комнату. – Далёко собралась?.. Кажется, мы ещё не закончили наш вечер…
-- Ах, ну да, конечно… – без тени издёвки озадаченно промолвила женщина.
Помощник Леона косо ухмыльнулся, входя вслед за Катрин.
-- Надеюсь, теперь обойдёмся без драк, – вопросительно повёл бровью он. – Или предпочитаешь быть избитой и не смотреться в зеркало в ближайший месяц?
К горлу Катрин подступила жгучая ненависть, мучительно захотелось отстрелить что-нибудь этому самодовольному мерзавцу. Женщина медленно вздохнула, приводя чувства в порядок и, взяв в руки пепельницу, стряхнула пепел с сигареты.
-- Зачем же? Да и ты, наверное, устал? – невинно поинтересовалась она.
-- Ничего, на укрощение твоей дерзости силы найдутся! – грозно ответил Шетардьё, исподлобья смотря на женщину.
-- Хм-м-м, ну, дерзости мне не занимать, так что сил понадобится много, – усмехнулась Кати. – Поэтому предлагаю подкрепиться. К тому же ты сетовал на то, что не знаком с моим кулинарным талантом.
Её лицо не выдавало тех эмоций, которые вызывало присутствие Этьена рядом, была заметна лишь некоторая напряженность. Пытаясь не провоцировать новую волну гнева, женщина старалась переключить его внимание.
Мужчина скептически хмыкнул и иронично поинтересовался:
-- А что, есть гарантия, что ты не подмешаешь в ужин стрихнин?
-- Ну, если ты настаиваешь, то можно и стрихнин… но я предпочитаю традиционные приправы, – пожав плечами, равнодушно ответила Катрин.
Шетардьё слегка растерялся, он явно не ожидал, что Кати будет так спокойна и не даст ему повода выйти из себя. Впрочем, Этьена это даже обрадовало: насаждать свою власть силой - было уже рутинным делом и доставляло не много удовольствия.
-- Хорошо, – почти спокойным тоном ответил мужчина. – Я бы действительно не отказался подкрепиться…
-- Тогда встретимся на кухне, – предложила Катрин.
-- Почему это? – брови Шетардьё слегка нахмурились.
-- Нет, ну, конечно, если ты собираешь идти в таком виде…
Женщина демонстративно обвела помощника Леона взглядом: он был без рубашки, в песке и засохшей крови.
-- Да, ты права. Пойду приму душ, – согласился Этьен.

 

#9
Nika
Nika
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Июл 2003, 16:46
  • Сообщений: 884
  • Откуда: Москва
  • Пол:
13 февраля, четверг. Новая Зеландия, Bay of the Islands, подстанция, 14:20 – … (22:20 – … м.в.)
Прежде чем спуститься на кухню, Катрин заглянула в свою комнату. Быстро переодевшись и приведя в порядок свой растрёпанный вид, женщина достала аптечку. Отыскав в ней небольшой пузырёк, Кати поспешно отправилась вниз.
Когда Шетардьё вошёл на кухню, она уже поджаривала на сковороде большие куски бифштекса. По комнате быстро распространялся аромат чеснока и пряных трав, будоража аппетит.
-- Говорят, что не только цианистый калий пахнет миндалём, но и другие яды тоже имеют весьма пикантный вкус… А у тебя какой добавлен?
-- Скоро ты, – произнесла женщина, откусив кусочек огурца. – Не беспокойся, яд проверенный, действует безотказно. Тебе понравится. Вот только название не помню.
-- Ни мышьяк?..
-- О! Точно, он!
-- Никакой изобретательности…
-- Зато, испытан годами.
-- Тобой?.. То есть я не первый на ком ты испытываешь?..
-- Ага, так что не беспокойся, всё пройдет гладко.
Катрин проворно резала овощи, смешивая их в стеклянной миске. Этьен сел за стол и со своего места пытался разглядеть, что готовила женщина.
-- Долго ещё? Есть охота!
-- Мясо почти готово. Ты бы спустился в подвал за вином. А я пока на стол накрою.
-- Только сел, – проворчал Шетардьё, но поднялся, собираясь идти за вином. – Ты какое вино предпочитаешь?
-- А что, в подвалах подстанции КЯ большой выбор?
-- В запасах Леона, – уточнил мужчина.
-- О! Таскаешь вино у босса?.. – Катрин насмешливо взглянула на Этьена. – На какую часть королевской сокровищницы ты ещё наложил руку?
-- Так что ты желаешь?
-- Ммм… а что там есть?
-- Из белых или из красных?
-- Из красных.
-- Шато Дюкрю Бокайу, Гран Крю Шато Фижак, Грав Шато де Фьезал, Шато д'Иссан, Шато Ко д'Этурнель, Шато Лагранж, Шато Понте Кане, Шато Потенсак, Бруйи, Кортон Гран Крю, Шабли, Шатонеф дю Пап Ле Доманиалес, Моргон, Нюи-Сен-Жорж… ну и другие… и конечно Божоле…
-- Чувствуется, ты досконально изучил погребок Леона, – не смогла сдержать язвительного тона Кати. – А Божоле Вилляж есть?
-- Найдётся, – кивнул Этьен, выходя из кухни.
Женщина быстро подошла к двери и прислушалась - шаги стихли где-то далеко в коридоре. Быстро вернувшись к плите, Катрин достала пузырёк, который прихватила с собой и капнула несколько капель на один из кусков бифштекса: "Это, конечно, не мышьяк, но тоже хорошо работает!".

Шетардьё вернулся минут через десять.
-- Ты что так долго? – раскладывая ужин по тарелкам, поинтересовалась Кати.
-- Искал твой заказ.
Мужчина поставил на стол бутылку и достал из шкафа два бокала. С глухим звуком пробка вышла из горлышка бутылки и вино, насыщённого рубинового цвета, наполнило бокалы. Женщина расставила на столе тарелки с едой, приборы и села напротив Этьена. Кати внимательно следила за тем, чтобы положить Шетардьё кусок мяса «сдобренный» снотворным, пропорция была тщательно выверена, и уже через полчаса, по её предположениям, лекарство должно было всосаться в кровь. "М-да, видимо, есть во мне что-то от Марии Медичи. Впрочем, не мешало бы у неё поучиться!" – в душе смеялась она над собой.
-- Ну, как?
-- Что «ну, как»? – подняв голову от тарелки, удивлённо пробурчал Этьен.
-- Ужин нравится? Жуёшь, а ничего не говоришь, – укоризненно склонив голову, уточнила Кати.
-- А что, ты ждёшь похвалы?.. Вкусно, вкусно…
Глаза мужчины насмешливо сощурились. Он неспешно взял свой бокал и сделал пару небольших глотков.
-- Б-о-ж-о-л-е… Всё-таки нет ничего прекраснее французских вин, – с печальными нотками в голосе проронил Шетардьё. – Ты никогда не скучаешь по Франции?
Катрин, решившая поначалу съязвить, вдруг передумала и осторожно спросила:
-- А ты?
-- Я скучаю по небу Лиможа…
-- А оно какое-то особенное?
Этьен задумчиво кивнул, погружаясь в только ему ведомые размышления. На него накатывало какое-то странное состояние умиротворения.
-- В детстве я часами мог лежать на зелёной лужайке, до рези в глазах, всматриваясь в это чистое бездонное небо, – чуть слышно проронил мужчина. – Я бы хотел быть похоронен там… в Лиможе…
Катрин с некоторым удивлением смотрела на мужчину, вот уж чего она от него не ожидала так это приступа ностальгии.
-- Да, наверное, у каждого есть места, куда хочется вернуться. С ними связаны одни из самых счастливых воспоминаний жизни, – женщина решила поддержать нахлынувшее на Этьена настроение.
-- А есть такой уголок у тебя? – поинтересовался мужчина, задумчиво вертя в руках бокал.
-- У меня их даже несколько, – мягко усмехнулась Кати, пригубив своё вино. – Но есть в Париже одно место, которое вызывает у меня трепет и напоминает о детстве - это детская карусель у подножия базилика Сакре-Кер. Она до сих пор стоит там. Правда, наверняка, это уже совсем другая карусель, не та, что так привлекала меня в детстве.
-- Что ж тебя так привлекло в обычной карусели?
-- Хотя бы то, что мне так и не удалось прокатиться на ней. Для меня она так и осталась яркой, сказочной, с поднимающимися вверх-вниз лошадками, заманчивыми огнями, но недосягаемой.
-- И в чём прелесть недосягаемости? – фыркнул Этьен.
-- Ну, не всем мечтам суждено сбыться. Да и слишком маленькой я была, чтобы самой её осуществить, а потом… потом просто не захотелось разрушать волшебный образ детства.
"И что это я с ним откровенничаю?!" – одёрнула себя Кати.
-- Сколько сентиментальности, – беззлобно улыбнулся Шетардьё, быстро хмелея от смеси наркотиков в вине и лекарства в пище.
-- Действительно, с чего бы это? – мягко усмехнулась Катрин.
-- Это всё Божоле! Вино вгоняет в тоску… а французское вино в ностальгическую тоску!.. Поэтому я предпочитаю бренди…
-- Вино не создаёт настроение, оно лишь подчёркивает уже имеющееся состояние.
-- Кто это сказал? – возмутился мужчина.
Этьена бросило в жар. Пока он ходил за вином, он успел добавить в бутылку лёгкие наркотики, но сочетание алкоголя и наркотиков на этот раз было каким-то не таким и действовало совсем по-другому.
-- Я! – чувствуя странное возбуждение, гордо ответила Кати. – Ты имеешь что-то против?!
-- Против тебя или против вина? – теряя смысл разговора, уточнил Шетардьё, пытаясь сфокусировать взгляд на сидящей перед ним женщине.
-- Против обоих!
-- А если я отвечу так, что тебе не понравится, ты меня снова побьёшь? – вдруг рассмеялся Этьен.
-- Это мысль! Говорят, на подстанции Леона одну из лабораторий всегда отводят под боксёрский ринг?.. И вы с ним вечерами там развлекаетесь?
-- Ммм… мы уже несколько дней там не занимались… он слишком занят… кх… другим видом спорта…
-- Каким? – уговаривая очередной бокал Божоле, с любопытством поинтересовалась Катрин.
-- Постельное многоборье со своей английской принцессой!.. Тьфу!
-- Кажется, ты не слишком доволен выбором босса?.. Что это с тобой? Ты часом ни ревнуешь?
-- Ну, я же потерял партнёра по спорту, – расплылся в улыбке Шетардьё. – А может быть ты хочешь размяться?..
-- Ты что же, приглашаешь меня на ринг?
Мужчина с готовностью вскочил на ноги:
-- Бери вино, я возьму еду… Идём!
-- Куда?..
-- В зал… В зал! Погоняем адреналин по крови!.. Или ты боишься?!
-- Хитро придумал! Я с больной рукой буду слишком лёгким противником!
-- Обещаю - буду тебе поддаваться, – весело подмигнул Этьен. – Пошли…
-- А какой тогда смысл?! Что это за борьба с поддавками?! Лучше уж найти тебе равносильного противника, а я с удовольствием посмотрю как тебя отметелят! – рассмеялась Катрин.
-- Может быть мне хочется повалять тебя по рингу, – забирая тарелки в одну руку, другой, обнимая женщину за талию, пояснил Этьен. – Бери вино, скрасишь своё поражение!
-- Ага, то есть ещё до игры меня обрекли на поражение! Тем более требую себе замену! – продолжала упрямиться Кати, всё же следуя за мужчиной.
-- Перебьешься! – рука Шетардьё залезла под рубашку женщины, слегка поглаживая талию. – Сомневаюсь, что у твоей замены будет такая атласная кожа.
-- С какой это стати тебя волнует кожа твоего противника? – состроив гримасу полного непонимания, удивлённо поинтересовалась Катрин.
-- Пойдём, я тебе всё наглядно объясню…
"Чёрт! Что-то у него слишком много прыти! А ведь лекарство должно уже действовать", – озадачено думала женщина, пытаясь сообразить, как выкрутиться из этой ситуации. Её саму охватило непонятное состояние какого-то нервного возбуждения, оставалось только списать его на пережитый стресс.
-- Хм, это всё слишком просто и скучно. Давай-ка, действительно устроим состязания на ринге между тобой и кем-то из оперативников. Ребята совсем «застоялись», им не помешает взбодриться, да ещё и такой редкий случай - помериться силами в дружеской борьбе.
-- Да какое мне до них дело?! – возмутился помощник Леона.
-- Да не занудствуй ты! Сам жаловался, что лишился партнера по борьбе, так вот разомнёшься, – и теперь уже Кати тянула мужчину за собой.
Как и обычно вечером в комнате отдыха собрались оперативники, закончившие свою работу и теперь развлекающие себя неспешной беседой и пивом. Предложение стратега принять участие в состязании было принято на «ура» и вся компания потянулась в зал.
Этьен заметил странное веселье, исходившее от Кати: "Кажется детка наклюкалась моего волшебного вина…".
-- Тьё, тебе неприятностей мало? – тихий, но строгий голос заставил Шетардьё забыть о Катрин и компании и повернуться к Лере.
-- В каком смысле?
-- Леон едва ни убил нас за гонки, а ты уже втягиваешь оперативников в новые соревнования. Забыл, Леон запретил любые праздники. Немедленно разгони эту толпу.
-- Да ладно, мы чуток разомнём кости…
-- Что с тобой? С каких это пор ты перестал слушаться Леона? – бровь женщины вызывающе изогнулась. – Хочешь пофорсить перед Катрин? Своди её в какой-нибудь бойцовский клуб и прими участие в тамошних соревнованиях… зачем затевать бои на подстанции?.. А если ты ещё кого-нибудь убьёшь?
-- Ммм… я буду осторожен, – заверил Шетардьё.
-- Этьен, ты доиграешься.
-- Только один бой. Обещаю. Дай мне пару минут.

 

#10
Nika
Nika
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Июл 2003, 16:46
  • Сообщений: 884
  • Откуда: Москва
  • Пол:
13 февраля, четверг. Новая Зеландия, Bay of the Islands, подстанция, 15:15 – … (23:15 – … м.в.)
Этьен вышел на ринг, где его уже ожидал сбитый оперативник. Настроение Шетардьё (несмотря на наркотики, вино и лекарства) немного испортилось. Он понимал, что Лера права и он ведёт себя глупо. "Чёрт! Какого хрена я пошёл на поводу у Катрин? – бурчал про себя мужчина. – Дурак!.."
Бой завершился, не успев начаться: при первом же выпаде оперативника Этьен отточенным быстрым движением сломал ему руку.
-- Есть ещё желающие? – зевая поинтересовался Шетардьё.
Желающих почему-то не оказалось.
-- Тогда расходимся, – строго приказала Лера.
"Ну, расходимся, так расходимся…" – со скучающим видом Катрин сползла со своего места, и, прихватив оставшееся вино, выскользнула из зала. Ей вдруг стало совершенно безразлично то, что происходит вокруг. В коридоре её нагнал Этьен, с явно недовольным видом. Женщина подняла на него взгляд и тут заметила, как исказились черты его лица, превращаясь в нелепую нереальную гримасу. Она не смогла удержать смешок.
-- Что тут смешного?! И какого чёрта нужно было всё это учинять? Из-за тебя мне влетело от Леры! – принялся ворчать Шетардьё, хмуро глядя на женщину.
И чем больше он хмурился, тем больше вызывал смех у неё.
-- Прости, я не знаю, что происходит, но твоё лицо оно… оно такое странное, – хихикая заявила женщина.
"Боже мой, что же со мной?! Какое-то слишком странное состояние для пары бокалов вина!" – пронеслась у неё мысль.
-- Я, пожалуй, пойду проветрюсь, – сунув Тьену в руки бутылку вина, Кати вышла на улицу.
-- Только не слишком задерживайся, – предупредил Этьен, ставя бутылку на перила крыльца и окидывая быстрым взглядом кофейное небо. – Я буду ждать тебя в своей комнате…
-- А?.. – Катрин обернулась.
-- Говорю, жду тебя в своей комнате…
Шетардьё сладко потянулся и поплёлся к себе, по дороге захватив ещё пару бутылок вина из бара в кабинете Леона.
В его комнате уже всё было прибрано, не осталось и следа от вечернего погрома и драки.
-- Да что же это такое? – в очередной раз зевая, удивлялся Этьен. – Надо срочно взбодриться…
Наполнив до краёв ванну прохладной водой, мужчина забрался в неё, откупорив бутылку и напевая себе под нос революционные марши. Вода приятно обволакивала кожу, даря холодок в этот жаркий душный (даже вечером) день.
Катрин вышла в небольшой сад, раскинувшийся возле особняка. На небе показались первые звёзды, в воздухе не было ни движения. Вокруг стояла умиротворяющая тишина, лишь издали доносился шум прибоя. Женщина прошлась по маленькой тропинке, выложенной из каменных плиток. Её мысли носились где-то очень далеко, образы прошлого вновь вставали перед ней. Кати ощущала какую-то странную тяжесть и леность во всем теле, ей хотелось забыть обо всех проблемах, оставить позади все нерешённые задачи и унестись куда-то далеко, где не будет всему этому место. "Как же я устала! Как мне надоела эта жизнь в вечной борьбе и страхе!" – она сама не понимала, откуда взялось это странное опьянение, вызывавшее в ней столь разные состояния: от беспричинного веселья, до апатии и безразличия. Катрин заметила между цветущими кустами чудесные качели под навесом. На удобной скамейки, составляющей основу качелей, лежали мягкие подушки. Женщина с удовольствием устроилась на них, и принялась плавно раскачиваться, незаметно убаюкивая себя, и проваливаясь в сладкую дрёму.

Так и не дождавшись Катрин, Этьен спустился в сад. Женщины там уже не было. Зато он нашёл её мирно спящей в её собственной комнате.
Холодная улыбка едва коснулась губ Шетардьё, словно он заранее знал, что Кати не придёт.
-- Что ж, ты сделала свой выбор, – тихо проронил мужчина, выходя из спальни.
Телефонный звонок застал Этьена на полпути к технической лаборатории. На дисплее высветился новый номер Леона.
-- Слушаю, – сосредоточенно сказал Шетардьё, замедляя шаг.
-- Что там с Абидом? – мрачно спросил босс (судя по шуму воды, он звонил из душа).
-- Не волнуйся. Его жену Лера проработала. Завтра утром у тебя будет одной проблемой меньше. Но только одной!
-- Что ещё случилось?
-- У нас проблемы с персоналом… но это не телефонный разговор. Расскажу завтра.

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей