Перейти к содержимому

Телесериал.com

Пока ты рядом...

Последние сообщения

Сообщений в теме: 6
#1
ИрсеN
ИрсеN
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Дек 2004, 15:32
  • Сообщений: 31
  • Откуда: Пенз.обл., г.Кузнецк
  • Пол:
По хронологии эта работа – продолжение «Возвращения – 2»

***
Майкл уже прошел Оружейку, когда услышал за спиной тихий взволнованный голос:
- Майкл … Майкл, посмотри на нее…
Он оглянулся, увидел в дверях Вальтера, взгляд которого был устремлен на что-то позади Майкла. Он молча ждал объяснений.
- Посмотри … посмотри на нее, - уже настойчиво произнес Вальтер, кивая куда-то за спину Майкла. Он оглянулся. Отдел работал в обычном ритме, хотя и немного нервозном, учитывая последние события. Одни куда-то спешили, другие работали за компьютерами, за столом для брифингов шел инструктаж очередной группы… Все как обычно.
Вон и Биркофф напряженно смотрит на экран компьютера, набирает команды на клавиатуре, успевая при этом еще и жевать что-то. А рядом, за одним из столов, перед огромным виртуальным экраном, он увидел Никиту. Перед ней быстро пробегали какие-то данные, одни разворачивались, задерживались на несколько минут, исчезали, сменяясь другими, - Никита отсматривала базы данных, готовясь к операции.
-…Она как выжатый лимон, - услышал он опять Вальтера, - Ничего и никого не хочет слушать… Надолго ее хватит? – в голосе старика Майкл услышал неподдельную тревогу.
- …Сколько?
- Что … «сколько»?
- Сколько она уже так работает?
- Да… как ты уехал… по-моему, уже трое суток. Без перерыва.
Майкл молчал. Его не было в Отделе трое суток - ему необходимо было отлучиться.

* * *

Вернулся он только сегодня утром и столкнулся с Никитой по дороге в командный пункт, куда она сама шла, узнав о возвращении группы Майкла.
Они остановились напротив друг друга, и им было достаточно просто посмотреть в глаза, чтобы прочитать в них все, что они хотели бы сказать друг другу. «…Ты вернулся … живой … значит, все хорошо… я счастлива», - говорили ее лучистые глаза. « …Как ты здесь, без меня? Все в порядке?» - спрашивали его.
Он отметил про себя, что она выглядит очень бледной, усталой.
- …Сэр, мы ждем вас, - услышал он.
Вот так всегда. Предстоял «разбор полетов» и много еще дел на очереди, надо было идти. Майкл замешкался: они даже словом не успели обмолвиться! Но Никита, видя, что он хочет задержаться, быстро произнесла:
- Все хорошо… иди. Увидимся позже.
Тогда уже у него возникли сомнения в правдивости ее слов, но … хотелось верить ей, да и выяснять было некогда – дела сразу навалились, закружили. Потом он ее почти не видел. И мысленно отложил выяснение на более подходящее время. Видно, что устала… но ведь держится.

* * *

…А тут со своей тревогой Вальтер. Майкл привык к такому отношению старика к Никите. Она его любила, он все время заботился о ней, как о дочери, несмотря на ее положение - и когда она была просто оперативницей, и когда стала Шефом , и сейчас… Это Майкла устраивало. Он сам был привязан к старику, хотя и не афишировал это. И понимал, на чем основывается его привязанность: у них было нечто общее – они оба любили Никиту. Каждый по-своему.
…Не удивительно, что Вальтер так тревожится. Майкл пригляделся к Никите. На первый взгляд – ничего особенного. Сидит перед экраном, почти не двигается, подперла подбородок ладонью, глаза слегка прикрыты. Только взгляд следит за сменой данных и рука двигает мышкой.
Но темные круги под глазами, потухший взгляд, скупые движения, ни тени улыбки на обескровленных губах, обострившиеся черты лица – взгляд Майкла быстро выхватил то, чего поначалу, при возвращении, не увидел: «Понятно… она старалась виду не показывать, держалась. И все стало видно теперь, когда она думает, что на нее никто не смотрит…»
…- Майкл, - услышал он голос Вальтера, - только ты можешь на нее повлиять… тебя она послушается.
Ничего не ответив, Майкл ушел к себе. Вальтер уже давно не обижался на такое поведение Майкла. Он слишком хорошо его знал. Знал, что Майкл все видит и слышит, знал, что его слова , его тревога приняты к сведению и меры будут приняты, хотя и необязательно сразу.

* * *

…Никита смотрела на сменяющие друг друга файлы, какие-то останавливала, раскрывала, на чем-то заостряла внимание и … двигалась дальше. Хотя голова была занята предстоящей операцией, но она умудрялась параллельно думать и еще о чем-то, не связанном с работой. Она очень устала. Последние дни были заняты миллионом дел, которые она выполняла, как ей казалось, механически. Как и сейчас. Тренировки, брифинги, планирование операций, анализ информации, контроль, инструктажи и так далее, и так далее – конца- краю не видать! И этой деловой рутиной прикрывалась тревожная обстановка в Отделе: Первый отдел, а главное , люди – в опасности. Иначе их с Майклом здесь бы не было.
Никита вдруг почувствовала, что ее собственная тревога сегодня убавилась. Почему? Ах, да! Майкл в Отделе. Он вернулся несколько часов назад, живой, невредимый – и она хоть по этому поводу перестала волноваться. Они уже виделись, он посмотрел в ее глаза внимательным, заботливым взглядом… Черт, скольких усилий стоило ей вести себя как обычно, не показать зверской усталости, не волновать его… Наверное, удалось: он ушел заниматься своими делами. С тех пор она его не видела.
Цифры бежали и бежали, и Никита поймала себя на мысли, что уже по второму кругу все перепроверяет. Но ей это было нужно – чтобы план был идеален.
И тут ее руку с зажатой в ней «мышкой» накрыла чья-то рука. Она очнулась, подняла голову и еще до того, как увидела лицо склонившегося к ней Майкла, знала, что это он. Его прикосновение ни с чьим не спутаешь.
Он стал двигать ее рукой вместе с «мышкой», раскрыл общий план предстоящей операции и спросил, обращаясь к Бикоффу:
- На какой стадии разработка плана, Биркофф?
Биркофф, не понимая, что происходит, заикаясь от неожиданности, ответил:
- Да… уже все готово… ждем только последние данные… Никита перепроверяет…
Она задохнулась от возмущения – что это значит? Майкл ей не доверяет?
- Майкл, это моя операция. У меня все под контролем, - и попыталась выдернуть свою ладонь из-под его руки. Но он, казалось, не заметил ее усилий, как и не слышал ее слов, продолжая двигать ее руку своей рукой, знакомясь с планом операции.
- …Когда ты последний раз отдыхала? – услышала она у самого уха. До нее не сразу дошло, что вопрос обращен именно к ней. Никита замерла. О чем это он? Она искоса смотрела на его невозмутимое лицо, склонившееся к ее плечу, видела его глаза, пристально следящие за происходящим на экране, и молчала. А мозги лихорадочно работали: почему он об этом спрашивает?
Но она знала, что не ответить нельзя – невозмутимость его напускная. Он ждет.
- Не… не помню… сегодня ночью.
- Сколько?
- Что – «сколько»? – как и Вальтер, переспросила она.
Он остановился, отпустил ее руку, повернул голову и посмотрел ей прямо в глаза:
- Сколько часов ты спала?
«Ну какое это имеет значение!» - хотела было возмутиться Никита, но, столкнувшись с серьезным, внимательным взглядом , осеклась и притихла. Он ждал.
- Ну… часа четыре… я не знаю точно.
- Ты лжешь, - услышала она тихий, спокойный голос.
- Нет, это правда…
«Ну вот, - подумала Никита, - и не солжешь, когда он так смотрит… насквозь видит. Чего он хочет? И вообще, какое это имеет значение – сколько я спала?! Быстрее все сделаем – быстрее станем не нужны здесь!»
То же самое, кроме последнего, она и вслух сказала. Майкл сразу выпрямился и, не глядя на Никиту, спросил у Биркоффа:
- Что осталось сделать по плану?
- Подготовить группу… инструктаж Никита хотела сама…
Майкл перебил его:
- Проведут инструктаж и без неё. Тем более это не ее обязанность.
И повернувшись к ошеломленной Никите, закончил:
- Поднимись в Башню, я скоро приду – мне надо поговорить с тобой.
И, видя, что она не согласна, пытается возразить, повторил еще раз, медленно чеканя слова:
- Я сказал – поднимись в Башню и подожди меня.

* * *

…Биркофф и Майкл молча смотрели на удаляющуюся Никиту, которая вся была воплощенным возмущением. Глаза метали молнии, губы упрямо сжаты. Биркофф смотрел на происходящее и не понимал причину неудовольствия Майкла. Ему хотелось втянуть голову в плечи и вообще куда-нибудь испариться – ничего хорошего это не предвещало. «Но… это ведь Никита! – остановил он себя, - Майкл ничего ей не сделает… Его что-то волнует в ней… Интересно, что она натворила?»
И вздрогнул, услышав над собой спокойный голос Майкла:
- Все готово к её операции?
- По-моему…да… Да.
- Проследи за подготовкой ее группы. Сколько еще есть времени?
- Можно… не очень торопиться. Часа четыре…пока ответят на запрос и предоставят последние данные…
- Хорошо. И… понаблюдай за Никитой. Но не давай ей никакой информации. И вообще: никого туда не впускай и не выпускай ближайшие часы.
Биркофф удивился:
- Майкл, ты же сам хотел с ней…
- … Поступающие данные перенаправляй на мой компьютер, - перебил его Майкл,не дослушав.
Биркофф молча проводил взглядом неторопливо удаляющегося Майкла и только тогда облегченно перевел дух. «Странные они… Да и всегда такими были, когда дело касалось их отношений… Хотя очевидно и понятно одно, и этому стоит позавидовать, - они любят друг друга… Что же случилось? - он покосился на боковой экран, где Никита раздраженно мерила шагами комнату в Башне в ожидании Майкла. - …Будто арестована».

* * *
…Никита вышагивала от стены к стене. «Ну, где же он? - раздраженно думала она. - Время идет, мне некогда… И почему именно в Башне?».
Она остановилась, осмотрелась. Башня представляла собой этаж с комнатами повышенной, так сказать, комфортности. Для чего их использовали? Для многого… В этой комнате было довольно уютно… Теплые цвета, мягкая мебель… картины на стенах … вазы с цветами, красивая посуда… фужеры на тонких ножках в баре с неплохим набором вин… Всё располагало к покою, доверительности… внушало чувство безопасности. Мягкий свет, льющийся из скрытых в стене светильников, легкие тюлевые и тяжелые бархатные занавеси на окне... Ненастоящем, конечно… Но полное ощущение, что сейчас отодвинешь вуаль, взглянешь в окно и увидишь море огней ночного города… Если забыть, конечно, что находишься на много метров под землей.
«И все же … здесь уютно, - подумала Никита, присаживаясь на край мягкой, роскошной постели, - тепло… тихо… будто и не в Отделе…». Она в бытность свою Шефом не любила бывать здесь. Слишком тягостные мысли и болезненные мечты навевало это место… Уж очень оно похоже на любовное гнездышко, где хотелось бы побыть с кем-то близким… Господи, Майкл! Его все нет!
Она откинулась назад, на постель, погладила теплое, нежное на ощупь покрывало. Усталость навалилась на неё мгновенно, веки налились тяжестью… Она позволила себе расслабиться, все отошло на второй план… Откуда-то полилась медленная красивая мелодия… Или это ей мерещится? «Неважно, - подумала Никита, - …Майкла пока нет… я могу немного полежать…». Она повернулась на бок, подтянула колени к груди, завернула на себя край покрывала и… заснула.

* * *

…Биркофф, бросив в очередной раз взгляд на монитор, увидел свернувшуюся калачиком Никиту и опять углубился в работу.
-… И давно она так? – опять тихий голос Майкла над головой. «Господи, что за привычка – подходить бесшумно! Так и дураком стать недолго», - подумал, вздрагивая, Биркофф, а вслух сказал:
-…Минут сорок. Ходила, ходила, а потом… вот, - он кивнул на экран.
Посмотрев несколько секунд, Майкл ушел, небрежно бросив через плечо:
- Можешь теперь отключить монитор.
Биркофф оторопел.
«Что происходит? Но, кажется, он доволен увиденным. Тогда зачем же он …» - и тут его осенило: « Ну, Майкл! Вот дает! Преклоняюсь, стратег и психолог! Где бы еще её так быстро сморило? И правда - должна же она хоть когда-нибудь отдыхать! Ходила тут, как привидение, и никого не слушала. Уж как Вальтер старался – и то больше, чем на десять минут, не мог её от работы оторвать! Да, только Майклу это под силу… Но ведь каким способом – разозлив, ничего не объяснив! А с ней и нельзя иначе – упрямая! Так и было всегда… ничего не изменилось», - с грустной улыбкой подумал Биркофф, но тут же поправил себя: « Изменилось – они вместе, и это главное… А Никита проснется и всё поймет».

* * *

Прошло несколько часов. Никита спала как убитая, ни разу за это время даже не пошевелившись – сказывались долгие часы работы без отдыха. Между тем работа кипела. Биркофф, получая данные, направлял их на компьютер Майкла, наблюдал за идущей полным ходом подготовкой группы Никиты. Вальтер суетился в оружейке, снаряжая очередную группу…
Биркоффу со своего места было хорошо видно Поднебесье, где сейчас находился Майкл. Он видел его напряженную фигуру перед экранами, видел, как он, почти не поворачивая головы, выслушивал донесения оперативников, коротко отдавал приказы, ни на секунду не прерывая работы – Майкл сейчас осуществлял общее руководство и координировал работу всего Отдела. И так уже более трех часов. Иногда лишь позволял себе помять руками затекшую шею, потереть глаза...
«Двужильный, что ли… Только утром вернулся и ни на минуту не отвлекся. Не считая, конечно, разговора с Никитой. …Нет, видно, что тоже устал. И ему не мешало бы отдохнуть…» - подумал Биркофф, опуская глаза и возвращаясь к работе.
Когда он через несколько минут опять посмотрел на балкон, Майкла там уже не было. Удивленный, он обвел глазами зал и увидел только спину Майкла, скрывшегося в коридоре, ведущем к лифту.

* * *
…Майкл расслабленно прислонился к прохладной стене лифта и закрыл глаза. Эта минута отдыха была ему очень нужна сейчас, пока его никто не видел.
Как всегда, он не должен был иметь и тем более показывать свои слабости. Только теперь это намного сложнее: два года жизни в другом мире не прошли даром… Знали бы в Отделе, о чем думает временами непробиваемый Майкл… Он усмехнулся. Не поверят – чего-чего, а сентиментальности за ним не наблюдалось. Что ж, придется и дальше поддерживать на публике это убеждение-заблуждение.
А сейчас, наедине с собой, он мог позволить себе думать о том, что давало ему силы жить и работать здесь, в Отделе. Эти мысли, воспоминания подпитывали его силы лучше, чем отдых.
Он вспомнил их дом, уютную гостиную с диванчиком у камина, где по вечерам они с Никитой любили посидеть, разговаривая, порой споря или смеясь... Вспомнил Адама, его смех, раздававшийся по всему дому… Сердце защемило. Сейчас казалось, что это было в другой жизни (хм, какой уже по счету?). В той жизни у них всё есть, они ничем не связаны, никуда не спешили, предоставлены сами себе и сами решали, что им делать – новое ощущение для них обоих, привыкших к планам и приказам. Но к хорошему быстро привыкаешь, как известно.
Они много путешествовали. Могли в одночасье собраться, взять Адама и сорваться куда-нибудь на уик-энд – в Париж или Венецию, на какие-нибудь острова, к морю… Весь мир был к их услугам. И там все дни проводить вместе, наслаждаясь покоем, свободой, друг другом.
За время работы в Отделе они тоже побывали во многих уголках мира – как известно, для Первого отдела нет границ. Но тогда все эти места были для них на одно лицо – другие заботы их туда приводили. Теперь же можно было остановиться и посмотреть на мир неспеша, другими глазами, с другой стороны.
А иногда они могли провести весь вечер в каком-нибудь ночном клубе и отрываться там чуть не до утра. «Отрывалась», конечно, только Никита – это в ее характере - от души и до изнеможения. Майклу же было достаточно наблюдать за ней, видеть ее счастливой и безмятежно веселящейся, замечать обращенные на нее восторженные – мужчин- и завистливые – женщин- взгляды и с гордостью осознавать, что эта слегка взбалмошная красавица – только его…
Но чаще они любили вечерами оставаться дома, особенно когда на улице холодно и сыро, сидеть у горящего камина. Они могли даже не разговаривать – им не было скучно друг с другом в любом случае. А чаще разговоры были вовсе не нужны, за них разговаривали их руки, губы, их тела…
Они будто наверстывали упущенное, используя все возможности, которые давала им теперь жизнь, торопились изведать всё, чего были лишены долгие годы…
Из задумчивости вывел его остановившийся лифт. Двери разъехались, выпуская Майкла в небольшой коридорчик с мягким, заглушающим шаги ковром. Открыв одну из дверей, он вошел в просторную, погруженную в полумрак комнату. Поначалу Майкл ничего не увидел и подумал было, что здесь никого нет. Но когда глаза привыкли к темноте, заметил свернувшуюся калачиком фигуру на кровати. Он тихо подошел и наклонился над ней: Никита безмятежно спала. В такие моменты она была похожа на маленькую девочку, трогательную и беззащитную.
Майкл прислушался. Она ровно дышала, грудь её равномерно поднималась и опадала. Белокурые волосы, аромат которых его всегда так волновал, разметались по покрывалу. И сразу же возникло сильнейшее желание – послать всё к черту, зарыться в них лицом, глубоко вдохнуть этот волнующий аромат и забыться… Еле удержавшись от соблазна, он осторожно присел на край постели. К сожалению, он не для этого пришел. Хотя…
Никита лежала спиной к нему, лица её не было видно, и ему пришлось наклониться над её плечом, чтобы его увидеть. Губы слегка приоткрыты, будто просят поцелуя, глаза закрыты, на щеке – тень от ресниц на пол лица… Спящая красавица…Устала… Что ей снится? Пусть это будет что-нибудь хорошее… хотя бы во сне. В этой жизни, к которой он хочет вернуть её из сна, хорошего пока мало… Господи, так не хочется её будить!
Он осторожно коснулся нежной кожи щеки.
Вот сейчас распахнутся эти синие бездонные глаза… Взглянув в них в первый раз когда-то там, в белой комнате, он сразу утонул в этих голубых озерах – раз и навсегда, сам того еще не понимая. Тогда Никита была похожа на испуганного, взъерошенного, колючего зверька…Очень красивого зверька, попавшего в ловушку, не доверяющего никому на свете, не желающего смириться со своим положением. Что-то похожее на сочувствие шевельнулось тогда в душе Майкла - чувство, которое, как он думал, уже не способен испытывать ни к кому из своих подопечных, и не только. Это удивило и даже озадачило его тогда.
И он вечно будет помнить, как, усилием воли отбросив это непрошенное чувство, после её внезапного и отчаянного выпада, когда она уже лежала под ним, прижатая к полу его руками, он сказал ей жестокие слова:
- Когда нападаешь сзади, бей по почкам – это деморализует противника… Считай это первым уроком.
Сказал спокойно и жестко, давая понять – другого ей теперь не дано в этой жизни, отнимая последние надежды и иллюзии…
Теперь же, глядя на спокойно спящую Никиту, Майкл подумал, что и всей жизни не хватит, чтобы вернуть ей их. Он постарается, ему совсем это не трудно. Он готов и хочет делать это всю оставшуюся жизнь. Но это потом, когда они вернутся в свой мир. А пока … они в Отделе. И это реальность, с которой приходится мириться.
Как не хочется возвращать спящую красавицу в эту реальность! Майкл улыбнулся – есть возможность сделать хотя бы это, как в сказке, соблюдая сказочные законы – разбудить её поцелуем, а не как тогда, в белой комнате – инъекцией.
Он наклонился к её лицу. Первый поцелуй пришелся куда-то в ухо, потом поцеловал её в щеку, дотронулся до уголка губ…почувствовал, что она зашевелилась. И продолжал покрывать легкими поцелуями всё её лицо.
- М-м-м… Майкл… где ты был… Я заснула?… Господи, как хорошо… А сколько прошло времени? – спрашивала, постепенно просыпаясь, Никита.
- Ты… спала… почти… четыре… часа, - чередуя каждое слово с поцелуем, прошептал Майкл.
- Неужели? …Теперь ты доволен, хитрец мой?
Он остановился. Никита легла на спину и подняла глаза. Майкл полулежал рядом, опершись на руку, и смотрел на неё сверху вниз. Чертики плясали в её ясных глазах, и такая же лукавая улыбка играла на губах.
Он улыбнулся в ответ, потянулся к её губам и, задержавшись у них, дразня, поинтересовался:
- Когда ты поняла?
- Что ты и не собирался со мной разговаривать? Не сразу… Когда задумалась – почему в Башне?
- Я всегда знал, что ты у меня умная… и упрямая… Надо же было что-то с тобой делать... Ты мне нужна живая и здоровая, - и губами коснулся её губ. Они раскрылись в ответ на его прикосновение, Никита уже сама потянулась к нему. Поцелуи становились всё более и более страстными.
-... У нас совсем немного времени… - глухим, прерывающимся от еле сдерживаемого возбуждения прошептал Майкл и, когда почувствовал, что Никита остановилась, закончил:
- …но оно есть.
Ответом был пламенный, даже требовательный поцелуй.
Мир постепенно исчезал: и Отдел, с его вечными делами и суетой, и проблемы, которые они должны решать, и люди, ради которых это делается… Сейчас, в эти минуты, было важным одно: они нужны друг другу, им очень друг друга не хватало эти дни. И остановиться было всё труднее и труднее…
Руки Майкла скользили по её телу, жар которого он ощущал даже сквозь ткань. Он сводил с ума, отгонял все мысли и желания, кроме одного… Тело было таким знакомым, родным, так привычно и волнующе трепетало в его руках, отзываясь на его ласки…
Он оторвался от её губ и стал прокладывать дорожку из поцелуев по шее Никиты, остановился на бьющейся жилке в углублении ключицы, продолжил путь ниже, в ложбинку между грудей… Ладонь нежно сжала полушарие её левой груди, большим пальцем поласкал напрягшийся сосок… Желание с новой силой накатило, туманя сознание… Майкл застонал. Не удержавшись, расстегнул губами верхние пуговки блузки, так же губами отодвинул ткань, обнажив другую грудь, и слал целовать, лаская, сосок правой груди… Это затягивало в омут… Он почувствовал, как тело Никиты в ответ на эту ласку выгнулось дугой. Она закусила губу, сдерживая стон, руки вцепились в плечи Майкла. Напряжение росло, каждый из них оттягивал момент, когда надо будет остановиться, думая, умоляя: «Ну… ещё минутку… ещё одну…!»
Звук вызова стал для них спасением. На экране монитора у двери появилось озабоченное лицо Биркоффа, который произнес:
- Майкл, Никита, через тридцать минут – брифинг, группа готова и ждет.
И тут же отключился.
Они одновременно взглянули друг на друга, увидев себя как будто со стороны, представив, что здесь сейчас происходило и что могло ещё произойти, и …Майкл, качая головой, усмехнулся, а Никита же рассмеялась. Всё ясно и без слов.

* * *

- Какой воспитанный… включил только одностороннюю связь, - кивнув в сторону экрана, заметила Никита. Она уже встала с постели, приводя себя в порядок: поправила одежду, стала застегивать блузку… Глядя на это простое, привычное движение, Майкл опять почувствовал нарастающее возбуждение, но теперь с ним справиться было легче. Он ещё полулежал на постели, наблюдая за Никитой, и получая удовольствие просто от созерцания того, как она легко двигается по комнате, как золотятся в неярком свете её слегка растрепанные волосы, создавая вокруг головы сияющий ореол… И поймал себя на мысли, что многое сейчас бы отдал, чтобы оказаться с ней дома, да где угодно, но подальше от этого места…
…Она подняла руки, приводя в порядок волосы, от чего блузка на груди натянулась, обнажился плоский живот… Спокойно созерцать всё это и далее Майкл уже не мог. Он поднялся с кровати, подошел сзади к всё ещё стоящей у зеркала Никите, склонил голову к её плечу и молча смотрел в зеркало на её отражение. Не прерывая своего занятия, она грустно улыбнулась его отражению. «Как жаль, что мы здесь, а не где-нибудь далеко… Где никого нет», - говорила её улыбка, вторя его мыслям.
Потом обняла его одной рукой за шею, не поворачиваясь, и тут же почувствовала, как его руки, горячие, сильные, сомкнулись на её талии. Майкл привлек её к себе, и она положила голову ему на плечо… Так они и стояли некоторое время, глядя на своё отражение, чувствуя друг друга телами, слыша стук сердец, ощущая всё ещё сильное, нерастраченное желание…Это продолжалось всего несколько секунд, а им показалось – вечность. И всё равно было мало…
-…Нам пора, - услышал Майкл тихий голос Никиты, возвращающий из вечности в реальность. Он вздохнул, с сожалением выпуская любимую из объятий.
Она направилась к двери, и, когда дверь уже была открыта, на пороге, почувствовала, как его сильная рука притянула её за талию, ощутила его губы на своем плече и услышала шепот у самого уха:
-… Запомни, где мы остановились…
Не оглянувшись, чтобы не показать смущение, она пошла вперед, и счастливая улыбка играла на её губах. Не только из-за прямого смысла его слов, но больше из-за скрытого… Он говорил этими словами, что всё у них будет, и всё будет хорошо. Они всё смогут, всё преодолеют, со всем справятся. Пока они вместе, пока будут рядом. Так было, так есть и так будет!


 

#2
бяка
бяка
  • Новичок
  • Pip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 30 Июл 2005, 16:16
  • Сообщений: 9
  • Пол:
эх! хорошо то как :D
 

#3
terra
terra
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 5 Июл 2005, 11:31
  • Сообщений: 104
  • Пол:
Отличный фанф. Спасибо, Ирсен!
 

#4
Ellen
Ellen
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 14 Июн 2005, 20:29
  • Сообщений: 634
  • Пол:
:cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry:
 

#5
Ирсен
Ирсен
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 3 Янв 2005, 19:05
  • Сообщений: 211
  • Откуда: Пенза
  • Пол:

Просмотр сообщения ELEONORA (Среда, 08 декабря 2004, 21:56:07) писал:

:cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry: :cry:
*переполошилась* ПОЧЕМУ????? :surprised:
 

#6
Гость_terra_
Гость_terra_
  • Гость
*переполошилась* ПОЧЕМУ????? "

----------------------------
Ирсен, да это она от щщщщщастья!... :p
 

#7
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
Просто песня!
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей