Перейти к содержимому

Телесериал.com

Выбор.

МерМор. Миди.
Последние сообщения
Новые темы

Сообщений в теме: 21
#21
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 472
  • Пол:
Глава 8. Прощай. Ещё увидимся?

Артур выглядит встревоженным, а Моргана пытается скрыть широкую улыбку. Что-то случилось.
И плечо болит.
- Я не умер? Если я снова призрак, я кого-нибудь убью. Кого-нибудь зеленоглазого и широко улыбающегося.
- Чувак, да ты крут. Так всех разбросал. Ты супер-маг. – Теперь Артур лыбится ещё шире, чем Моргана.
Значит, магия вернулась. С чего бы это? Какое испытание я прошёл? И почему та зараза такая довольная?
И начинают возвращаться воспоминания – Мерлин заслоняет собой чёрную волчицу, за что получает вилы в плечо, глупая храбрость и самоотверженность; сквозь пелену ярости, застилающей глаза проступают перепуганные жители, отбрасываемые мощным потоком воздуха – вот она чистая магия, настоящая его, родная; волчица, гибкая и прекрасная, и Артур, вооружённый мечом, помогают магу – настоящая дружба.
Чёртово третье испытание.
Артур и Мерлин возвращаются к хижине, а Моргана робко плетётся как бы рядом, но и не совсем, как будто просто мимо проходила, и совсем к ним не напрашивается. Но она достаточно далеко, чтобы захлопнуть дверь, прежде чем она успеет зайти, и это самое правильное, что он сейчас может сделать.
Просто захлопни дверь, Мерлин. Перед этим хорошеньким носиком. Нет, просто перед носиком. Пусть не думает, что победила.
Это будет легко. Мерлин сейчас раненный, так что Артур его простит. И она достаточно далеко, нужно просто быстро захлопнуть дверь, а потом переключить внимание Артура на рану.
И Мерлин тянет на себя дверь, и все, что его сейчас отвлекает, это дурацкий яркий лоскут, на его ране. Кусок ткани, оторванный от платья. Платье сшила сама Моргана, и оно прекрасно. И оно отвратительно. Оно зелёное, и очень смахивает на то, в котором была Моргана, когда он её отравил. И Мерлин на секунду зажмуривается, чтобы избавится от неприятного воспоминания, а когда открывает глаза, эта хитрая мерзавка уже сидит на скамейке, как будто так и надо.
И Мерлину приходится с этим смириться.
И даже внутренний голос делает вид, что не заметил, как крепко вцепились пальцы Мерлина в дверь, чтобы та не захлопнулась раньше времени.

Мерлин не спит. Он чувствует на себе взгляд. Моргана смотрит на него. Изучающе. Наклоняется и шепчет – «Ты заставил меня поволноваться. Но всё же прошёл испытание.»
Мерлин милостиво даёт ей пять секунд форы, прежде чем придушить, а когда открывает глаза, Моргана уже спит на своей скамейке.

Рано утром они собирают вещи и уходят. Жители их не простят. Мерлин причитает над каждой вещью и бросает укоризненные взгляды в сторону Морганы, виновницы всех его бед.
Ага, а кто преследовал селян с боевым криком, отобрав меч у Артура, и размахивая им во все стороны? Как ещё уши себе не оттяпал.

Они идут подальше от деревни и от слухов. Артур и Мерлин перебрасываются шуточками, Моргана ласково над ними подтрунивает, двигаясь изящно, даже если уже давно пора сделать привал, и Мерлину бы хотелось не останавливаться. Потому что когда они остановятся, ему снова нужно будет делать выбор.

- И кого ты выберешь на этот раз, Мерлин? Снова Артура или на это раз меня удивишь?
Поэтому Мерлин и ненавидит привалы. Моргана снова становится слишком Морганой, а через минуту она снова невинная овечка. Мерлин должен разгадать эту загадку.
- Кто ты? Чего тебе от меня надо, зараза приставучая? Какое отношение ты имеешь к Моргане?
- А ты хочешь это знать? Ведь сейчас так хорошо. Ты ей нравишься. Лови момент.
- Тогда перестань приходить. Кыш. Убирайся. Ты мне не нравишься. Ты – злая. И слишком похожа на настоящую Моргану.
- Тогда перестань меня звать.

Да, он ей нравится. Этот видно невооружённым взглядом. Или она здорово притворяется. Кажется, недоверие к Моргане вирусом въелось в кровь. Не вытравить.
Она вплетает полевые цветы в волосы. Ей идёт. И он ей никогда об этом не скажет. Мерлин старается с ней особо не контактировать.
Хотя бы раз в жизни он обязан предпринять попытку не сорваться. Он сможет. Он же такой сильный.
Артур – самое важное. Его нужно защищать. И не такая уж она красивая. Лжец, какой же лжец.

Моргана вынимает цветы, волосы струятся по плечам волной. Она прекрасно понимает, насколько соблазнительна. – Это просто дурацкие цветы в волосах. Которые я кстати три дня не мыла, так как мы не нашли родник. И я вся пыльная, а платье измято. Возьми себя в руки, Мерлин. Ты же не должен мне доверять. И совсем не должен в меня влюбляться.
- Я в тебя не влюблён, и прекрати приходить. Я тебя не зову.
- Конечно, зовёшь. Иначе, зачем мне ещё приходить, Мерлин? Ты не даёшь мне заснуть. – И пока он пытается осмыслить эту фразу, она тянет к нему и скользит губами по щеке. – У тебя есть живая Моргана, глупый. Прекрати звать мёртвую.
Он отталкивает её грубо, надеясь, что она обидится и спрячется, выпуская милую Моргану, но та лишь смеётся.
- Когда-нибудь я просто не захочу уходить, Мерлин. И долго ли ты протянешь со мной? Зачем тебе такая стерва? Не зови. – И растерянно улыбается, не помня, как здесь оказалась.
Это уже начинает бесить.

Он не зовёт. Старается не вспоминать ничего о той прежней и наслаждаться нынешней. Живой. Она счастлива, не запугана и влюблена. В него. Это прекрасно. На этот раз он не должен запороть.
Просто не звать. Это же не сложно. Моргана так прекрасна. Так легко любоваться ею. Довольствоваться только ею. Никаких ухмыляющихся ведьм.
Моргана счастлива. Она смеётся. Смеётся над своей амнезией, над вечно насупленным Мерлином, надо всем смеётся. Мерлин бросает насторожённые взгляды, когда её смех кажется ему злорадным.
Прекрати паранойю, Мерлин. Ты не зовёшь, и она не вернётся. Просто прекрати дёргаться.
Моргана, очаровательно краснея, принимает от него цветы. Артур улыбается. Сегодня вечером он уйдёт погулять под благовидным предлогом, чтобы оставить влюблённых наедине.
Мерлин ждёт этого момента. Это то счастье, которого маг слишком долго ждал. И эта Моргана настоящая. Та, какой она могла стать.
Артур будет рядом с ним до старости. Мерлин и Моргана поженятся. Моргана нарожает ему кучу детишек, которых он будет обучать магии. Всё будет хорошо.


- Не знала, что ты веришь в хэппи-энды. – Моргана ухмыляется. Мерлину никогда так сильно не хотелось её убить.
- Я тебя не звал!
- Конечно же, звал. – Моргана тянется к нему. И он просто обязан её оттолкнуть, но он запутался и устал, и боится напугать ту милую Моргану и ещё тысяча других отговорок.
Моргана раздражающе медленно снимает платье. Она как будто даёт ему время отступить, чтобы он потом не смог говорить, что она не дала ему шанса. Но они оба знают, что он шансом не воспользуется. Он влип, когда увидел чёртову принцессу с чёртовой лошадью. И так и не смог выпутаться. Хотя, принцесса же давно изменилась.
Он пытается быть нежным, чтобы не наставить синяков милой (живой?) Моргане. Ему хочется быть грубым, чтобы причинить боль стервозной (мёртвой) Моргане. А больше всего ему сейчас хочется сбежать отсюда и больше никогда не возвращаться.
Но он не может, потому что тогда некому будет защищать Артура. Разумеется, это единственная причина. И конечно, секс с Морганой обязателен для спасения Артура.
Наверное, в его взгляде отражается вся борьба, потому что Моргана хрипло смеётся и выпускает ту милую и нежную. Живую.
Живая очень застенчива и заботлива, и ему это безумно нравится. Никаких кровавых полос на спине и отпечатков аккуратных белоснежных зубок на плече. Она потрясающая.
И он ненавидит себя. Ненавидит до чёрных точек перед глазами. Проклинает себя, представляет, как отрывает свою же собственную тупую голову. Но ничего не может с собой поделать.
И зовёт мертвую.

Магия очень тонкая штука. Другие жизни тоже очень тонкая штука.
Когда ведьма возвращается снова и снова, это само по себе опасно. Очень и очень опасно.
Но когда другая жизнь практически повторяет судьбу оригинала, может случиться непредвиденное.
Моргана умерла в 4050 году от руки Мерлина. Снова. И снова в один день вместе с Артуром.
И во Вселенной что-то взбунтовалась. Ведьма не должна была умирать так рано. Вселенной это надоело. Вселенной почему-то было не плевать на Моргану.
Она решила её вернуть. Но даже Вселенная не всесильна. Она может только давать шанс в следующей жизни. Но как воскресить оригинал?
Магия – интересная штука. Вселенная хотела вернуть Моргану. Мерлин хотел вернуть Моргану, сколько бы он ни отрицал. Мерлин очень сильный маг. Вселенная + Мерлин – взрывоопасная смесь.
Моргана вернулась. Настоящая Моргана. Пусть в теле своей следующей жизни, но вернулась. И, кажется, не собиралась уходить.

Моргана открывает глаза и смущённо улыбается. Она почти ничего не помнит о прошлой ночи. Потому что Мерлину захотелось позвать настоящую (мёртвую).
Моргана очаровательна в своём смущении. И это невинное личико вызывает чувство вины.
Я больше не буду её звать. Ради этих невинных глаз. Эта твоя принцесса с лошадью, придурок. Какого чёрта ты меняешь её на лживую, злую, мёртвую ведьму? Ведьму, которую сам же и убил.
Мерлин всем своим существом чувствует, как его внутренний разумный голос недоверчиво ухмыляется.
Но он обязан попытаться. С этой живой и милой Морганой он может быть счастлив.

- Мерлин, проснись. – Напряженный хриплый шёпот. Этот голос Мерлин в любом состоянии различит из тысячи.
Артур.
- Что случилось? Что с Морганой? Почему сразу с Морганой? Артур твоё предназначение? Мог бы и его здоровьем озаботиться. Хотя бы ради вежливости? Не ворчи на ночь глядя.
- Я слышал шаги и перешёптывания. Кажется, нас выследили. Будем уходить или драться?
Артур, блин, лишь бы драться.
- Мы уйдём, Артур, если это возможно. Не стоит ввязываться в драку. Всё можно решить миром.
Блондин недовольно фыркнул. С тех пор, как Мерлин помолодел, Артур совсем перестал его слушаться.
Я скучаю по старости.
Не ври. Не скучаешь. Старым бы ты Моргану не привлёк.
Мерлин погрозил Артуру пальцем и поднялся будить Моргану. От его лёгкого прикосновения, девушка испуганно дёрнулась и чуть не вскрикнула. Мерлин мягко зажал её рот ладонью. – Тише, милая. Нас нашли.
Моргана понимающе кивнула, а через секунду её глаза стали жёсткими. Ну, здравствуй, блин. Я так не успеваю даже соскучиться.
- Нужна помощь? Я могу их всех убить. Нельзя злить волков. Они кусаются.
- Опять ты??? Я тебя не звал.
- Разве? Ты так за меня испугался. Испугался, что я снова тебя покину. Это так трогательно.
- Я испугался за живую. То не очень долгое время, что тебя не было, я был очень счастлив.
- У тебя уши покраснели. Тебе нужно что-то с ними сделать. Они так красноречиво тебя выдают.
- Заткнись. И верни мне мою Моргану.
- И снова покраснели.
- Ребята, вы чего там возитесь? – Встревоженный голос Артура доносился до разозлённого Мерлина как сквозь вату. – Они уже близко.
Мерлин бросил на Моргану свой фирменный гневный взгляд, который ту абсолютно не впечатлил. – Мы уходим тихо, не привлекая внимания.
- Фу, это скучно. Возвращаю тебе твою тихоню. Можете бросать друг на друга умильные взгляды и держаться за ручки.
Моргана растерянно моргнула и виновато уставилась на Мерлина. – Прости, ты что-то мне говорил? Кажется, у меня опять был провал.
Что-то кольнуло кольнуло где-то в области сердца. Моргана чувствует себя виноватой, но в этих провалах виноваты он и злобная ведьма, которая не умеет умирать.
Не зови её больше. Послушайся хотя бы раз голоса разума. Не зови её больше. Не зови её больше.
Хорошо.
Лжец.

Они бежали. Моргана обратилась в волчицу, так ей легче было передвигаться. Артур недовольно сопел, что ему не дали подраться. Мерлин его игнорировал.
Мерлин чувствовал, что их догоняют. Слишком долго он жил, чтобы не уметь прислушиваться к своим инстинктам. Внутренний голос он преставал слушать, только когда тот ворчал про Моргану.
Догоняют-догоняют-догоняют. Их слишком много. И они окружают. Опытные охотники.
Сегодня кто-то умрёт.
Угадай кто? Кто-то с красивыми зелёными глазами. Кто-то кто по глупости тебе снова доверился.
Ты никогда не выбираешь Моргану.
Интересно, как умирают волки?
Да заткнись ты уже, и без тебя тошно. Почему так трудно поверить, что я могу спасти их обоих?
Хорошо, что огнестрельное орудие трудно достать. У них только вилы. Я спасу их обоих.
Когда-то ты уже это говорил. Помнишь? Глупая попытка погеройствовать, и застреленная в машине Моргана. Конечно, помнишь.

Стрелы, у них ещё есть стрелы. Это Мерлин понимает, за секунду до того, как слышат звук рассекаемого воздуха.
Мерлин уворачивается.
Артур уворачивается.
Моргана даже падает изящно. Но всё же падает. Из тонкой лапы торчит стрела. Это конец.
Можно бросить её и бежать. Тогда спасёшь Артура.
Прекрасно, мой внутренний голос считает меня законченным мерзавцем. Очень мило.
Я просто предложил.
Но ведь мысль не так уж и плоха. Моргана не может передвигаться. Придётся принять бой, и не факт, что мы победим.
Моргана в любом случае погибнет. Она всегда погибает. Считай это своим наказанием свыше.
А у Артура ещё есть шансы. У твоего лучшего друга. У твоего предназначения. Твоей судьбы.
Всегда выбирать Артура. Помнишь?
У тебя это прекрасно получалось.

Моргана обращается в человека. Поспешно поправляет полуразорванное платье, стыдливо кутается в роскошные волосы.
Только не смотреть на эту беззащитную ногу, из которой торчит стрела. Тогда ты сделаешь глупость.
Моргана ловит сомневающийся взгляд Мерлина. И робко улыбается в ответ на его виноватую улыбку. А потом понимает значение улыбки и уходит вглубь.
Женщина перед ним смотрит устало и слишком мудро для молодой девушки. И она совсем не удивлена. Мерлин всегда выбирал Артура.
Неизменно.
И это молчаливое принятие бьёт Мерлина под дых, и он просто не в состоянии сейчас убегать.
Не под этим отчаявшимся взглядом. Взглядом из его ночных кошмаров. Потому что всё то плохое, что она о нем думает – правда.
И его глаза горят золотом, и горе тому, кто посмел обидеть его волчицу.
И его ведьму. В общем, кто ему нравится больше, можно разобраться и потом. Или не разбираться.

Преследователи аккуратненько сложены в стопочку, и со сломанными ногами они вряд ли теперь доставят проблемы.
Артур, которому так и не довелось поучаствовать в драке, так как Мерлин слетел с катушек и уложил всех в пять секунд, дуется.
Моргана довольно ухмыляется, ей зрелище понравилось. И даже некоторая благодарность скользит во взгляде.
Потом она уходит.
Живая Моргана растеряно моргает и в ужасе смотрит на являющихся без сознания преследователей.
Мерлин ободряюще ей улыбается. И поспешно подавляет чувство лёгкого разочарования.
Она просто не привыкла к такому. И это прекрасно, что она не любит насилие. Разве не этого он всегда хотел от Морганы.
А мёртвая Моргана бы оценила.
И это плохо. Плохо, я сказал. Она всегда была злой.
Нет, ей просто понравилось, что ты сделал это для неё. Живой просто не понять. А с мёртвой у вас целая история.
Ага, история в которой я её раз несколько убивал, а она пыталась ответить мне тем же. Попутно отправляя на тот свет, тех кто мне дорог.
Знаешь, ты стал очень ворчливым. Наверное, это старость. Попроси Моргану связать тебе шерстяные носки.
Всё хватит, я официально с этой секунды прекращаю разговаривать сам с собой. А то Артур на меня уже как-то подозрительно косится.


- Мерлин, ты в порядке? Ты на минуту как будто выпал из реальности. – Забеспокоился Артур.
- Я в норме. Просто спорил с внутренним голосом. У меня это бывает. – Маг бережно закутал Моргану в свою куртку. – Ты испугалась, милая?
- Они в порядке?
- Очнутся. Только ноги сломаны. Ты помнишь, что они хотели тебя убить?
В испуганном взгляде появилось раскаяние. Моргана почувствовала себя неблагодарной. – Я тебе очень благодарна. Просто я растерялась.
Сейчас как-то не хватает понимающей ухмылки Морганы. Безумно не хватает. Невыносимо.
Только попробуй её позвать.
Я просто сказал.

- Мерлин, немедленно прекрати выпадать из реальности! – Разозлился Артур. – Нам уходить нужно.
Мерлин достаёт из рюкзака целебное зелье для Морганы, и они двигаются дальше. Иногда Мерлин выпадает из реальности, и Артур возмущённо сопит. Моргана странно задумчива.

В новой деревне их встретили радушно. Мерлин как маг помог возродить урожай. Артура с его мечом тоже приняли довольно приветливо, охрана всегда нужна. Староста деревни оказался очень мудрым мужчиной. Он очень внимательно выслушал Мерлина, и сказал, что не против волчицы, если она не будет никому причинять вред.
Что послужило тому причиной, опасно пожелтевшие глаза Мерлина, рука Артура, крепко вцепившаяся в рукоятку меча, очаровательная улыбка Морганы, или всё, вместе взятое – не важно.
Главное, они остались. Моргана всех очаровала, что она всегда умела делать. Через три месяца они поженились. На Моргане было белоснежное шикарное платье, которое она сшила сама. В волосах были цветы и зелёные ленты, оттеняющие глаза. Артур, естественно, был шафером.
Это был прекрасный день. И главное – все три месяца мёртвая Моргана его не беспокоила. А жива светилась от счастья. Она выходила замуж за любимого человека. И провалы в памяти её больше не беспокоили.
Мерлин смог сделать правильный выбор. Выбрать их обоих. Пусть и через столько лет.


Мерлин сонно потянулся к любимой жене. Уже пять месяцев вместе. И Моргана радовала его каждую секунду.
Моргана смотрела не как прежде. Не как мёртвая (слава Богам!) но иначе. Изучающе. Разочарованно?
- Что случилась, милая?
- Я начинаю вспоминать, что происходило во время моих провалов. С кем ты разговаривал, Мерлин? Кто это женщина?
Лги. Иначе потеряешь её. Снова. Лги до конца. У тебя всегда прекрасно это получалось.
- Милая, ну что ты такое говоришь? Тебе, наверное, приснился кошмар.
- Она внутри меня. И пытается вырваться. Ей больно, Мерлин. Она плачет. И зовёт тебя.
Лги. И не задавай никаких вопросов. Тебя не должно это волновать. Не задавай. Пожалуйста.
- Почему ей больно?
- Она тебя любит.
Пять месяцев. Пять долбаных месяцев безмятежного счастья. Эта стерва выжидала пять месяцев, чтобы раздолбать его мир. И ведь как изящно.
- Хорошо. Если вкратце, то твоя прошлая жизнь нашла путь иногда прорываться через себя. И я её знал. Но я люблю тебя, Моргана.
- Я знаю, милый. А теперь скажи пожалуйста, что ты не любишь её. Только убедительно.
- Я её не люблю. Я её не люблю. Уже давно. Я не имею право её любить. Она – убийца. Я хочу, чтобы она ушла. Навсегда. Ведь я хочу?
- У тебя уши покраснели.
Моргана резко выныривает из постели. Ночует она в комнате Артура.
Утром Артур учинил ему допрос с пристрастием. В основном, все вопросы сводились к тому, не завелась ли у Мерлина любовница.
И что сказать?
Ага, завелась. Твоя покойная сестра, которая живёт в теле моей жены. И которая периодически умирает по моей вине.
Хорошо, что психушек больше не существует. А может и плохо. Сидел бы себе тихо в смирительной рубашке, кушал бы лекарства, считал Морган перед сном.
Мерлин заверил, что любит и всегда любил только Моргану (хоть в этом не соврал), и что у них всё будет хорошо (а вот это явная ложь).
Мерлин наколдовал цветов. Всех видов. Существующих и несуществующих. И выложил ими признание в любви у входа в хижину.
Моргана грустно улыбнулась и притянула к нему руки. – Я не злюсь. Просто это не то, что я ожидала от брака.
- Прости меня, но я ведь такого не хотел. Я не специально.
- Она хочет выйти, Мерлин.
Не выпускай её. Иначе я не знаю, смогу ли попросить её уйти. Не выпускай её. Ради себя самой.
- Ты хочешь её выпустить, Мерлин. И она это знает. Безумно хочешь. Я это вижу. Признайся.
- Неправда.
- Мерлин, серьёзно, сделай уже что-нибудь со своими ушами. Они тебя выдают. И мне всё сложнее на тебя не злиться.

Иногда она вырывалась. Мерлин с ней не разговаривал, не реагировал на провокации и терпеливо ждал возвращение живой. Живая его поведение воспринимала с благодарностью.
По ночам Моргана плакала. И Мерлину совсем не хотелось знать, кто именно из них плачет.
Лжец. Какой же лжец.
Мерлин ласково провел рукой по её волосам. – Не плачь, я люблю тебя. Вас обеих.
Моргана резко встрепенулась и уставилась на него с ненавистью. – Ты снова выбрал не меня. Сначала Артур, а теперь моё жалкое подобие. И только потому? что это правильно. Ты никогда не будешь счастлив, Мерлин. Никто меня не заменит. Даже если она выглядит так же как я. Ты этого ещё не понял?
- Она не твоё подобие. Она твоя следующая жизнь. Она та, кем ты могла бы стать. Если бы немного постаралась.
- Если бы у меня был бы шанс. Если бы ты не лгал мне. Если бы ты выбрал меня.
- Я не мог выбрать тебя, мать твою! Артур моё предназначение. Я должен был защищать его.
- От меня? Я не собиралась причинять вреда твоему драгоценному Артуру, пока ты не попытался меня отравить. Тебе нужно было просто быть подобрее со мной. Тебе нужно было просто чуть-чуть за меня побороться.
- Я знаю. Только уже поздно.
- Я её утоплю. Чтобы тебе было больно. Утоплю нас обеих. И ещё тебя подставлю в нашем убийстве. Чтобы Артур посмотрел на тебя с разочарованием. Чтобы Артур посмотрел на тебя, как ты на меня постоянно смотришь.
- Ты не убьёшь себя, Моргана. Я слишком хорошо тебя знаю. Ты не можешь больше приходить. Оставь её.
- Как? Я внутри неё. Помни об этом, когда я уйду. Помни об этом, когда будешь целовать её. Улыбаться ей. Любить её. Я всегда буду внутри этого тела. Я всегда буду рядом с тобой.

Больше Мерлин не утешает её по ночам. От этого больше вреда, чем пользы. Он отстраняется. Живая Моргана от этого нервничает. Артуру передаётся её беспокойство, и он начинает ходить за Мерлином с осуждающими глазами и отрепетированными нотациями.
Недолгое, очень недолгое счастье выскальзывает между пальцев, печально улыбнувшись напоследок.
А винить в общем-то кроме себя и некого.
Если бы он сделал правильный выбор очень много лет назад. Выбрал запутавшуюся ведьму. Не подмешал бы яд в воду. Сказал бы, что маг. И плевать на последствия.
Но ведь с этим уже ничего не поделаешь.
Важную информацию, вычитанную в книгах о магии, он запихивает в самый дальний уголок памяти.
Он не сделал это ради Артура. Не сделает и ради Морганы. Его предназначение Артур. К сожалению, не Моргана.

Его брак длится уже год. Мерлин как мог пытался всё наладить. Он не реагировал на всё реже появляющуюся мёртвую и окружал любовью живую. А ещё усиленно пытался не замечать ночных рыданий.
- Спасибо тебе.
- За что спасибо, милая?
- За то, что сделал всё, чтобы сделать меня счастливой. У тебя получилось. Хоть ты и любишь её. И я хочу, чтобы ты тоже был счастлив.
- Я счастлив. Безумно. Ты великолепная жена. И я ни на секунду ни о чём не жалею. И я больше не люблю ту Моргану.
- Уши, Мерлин.
- Я сделал выбор много веков назад. Неверный. Но того уже не изменить. И я люблю тебя.
- Я – это она. Все Морганы, которых ты встречал – это она. Но она – не мы. Она – оригинал. Она – та, кого ты любил. По-настоящему. Она – настоящая. Она далеко, не лучшая. Но только с ней ты мог быть по-настоящему счастливым.
- Она – мертва. Это несколько мешает мне жить с ней долго и счастливо пока смерть не разлучит нас.
- Я помню всё, что помнит она. А она читала те магические книги. Она любила учиться.
- Нет. Этого не будет.
- Я – это она. Ты меня не потеряешь. Ты сделал меня очень счастливой. Меня никто никогда не любил. Все боятся волков. Ты тоже заслуживаешь счастье. Хоть ты так и не считаешь.
- Никогда.
- Мерлин, я знаю, чего ты ждёшь. Ты хочешь воспользоваться этим шансов если наступит конец света. Чтобы спасти человечество. Но оно как-нибудь и без тебя справился. Стряхни эту ответственность уже со своих плеч. То, за то ты себя наказываешь было очень давно. Прости себя. И будь счастлив.
- Ты слишком умная. Я тебя не заслуживаю. Серьёзно, даже не знаю. За что вдруг Вселенная смилостивилась и решила так меня наградить.
- Ты заслуживаешь её.
- Лживую убийцу, которая пыталась убить моего друга? Ну, спасибо тебе большое.
Моргана шутливо ткнула его в бок изящным кулачком.
- Через пять лет. Обещаю. А сейчас хочу сделать тебя ещё счастливей, чем ты есть. Ты это заслужила.


Эти пять лет были чудесны. Моргана светилась от счастья. Живая.
Мёртвая больше не появлялась. Добилась своего и довольно затихла. Зараза. Иногда он даже хотел отказаться от своей затеи. Но он же обещал. Им обеим.
Артур всегда был с ними рядом. Это были лучшие годы. И Мерлин был уверен, что такого больше никогда не повторится.
Маг поцеловал Моргану перед сном, а когда она заснула, взял в руки нож. Струйка крови скатилась по лезвию.
- Прощай. Ещё увидимся?

Фото/изображение с Телесериал.com

Сообщение отредактировал Шарлотта Холливелл: Четверг, 03 января 2019, 18:40:03

 

#22
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 472
  • Пол:
Эпилог. Мерлин и Моргана.

Струйка крови скатилась по лезвию. Маг еле слышно ругнулся от боли в порезанной ладони, чтобы не разбудить любимую волчицу.
И любимую ведьму. Или их обеих. И, кажется, уже поздновато думать о том, кого он любил больше.
И начал читать заклинание.
Заклинание, которое нельзя читать. По крайней мере, не из-за таких пустяшных причин. Одна человеческая жизнь – это такая малость. Нельзя читать это заклинание, чтобы спасти одну ведьму, как бы сильно ты её не любил.
Магия даёт шансы. Очень редко, но даёт.
Самый сильный маг имеет право вернуться в прошлое. Лишь однажды. После этого право переходит другому магу, самому сильному после первого. И так далее.
И остаётся только молиться, чтобы эти сильные маги были на стороне добра. Поэтому нельзя читать это заклинание.
Поэтому Эмрис, самый сильный маг, обещал себе, что воспользуется этим шансом только при конце света.
Слипшиеся от крови белокурые волосы, запавшие глаза, безжизненные руки, мир, стремительно скатывающийся к тому, с чего начинался, взрывы, войны, эпидемии – всё проносится перед глазами. Ничего из этого не заставило его изменить решение.
Победили глаза принцессы, которая слишком быстро стала злой ведьмой, потому что никто не дал ей шанса.
И Мерлин никогда себе этого не простит.
А потом заклинание срабатывает, и его засасывает в портал. Последней мыслью становится, что он мог бы перед опасным путешествием взглянуть на Артура, его предназначение и друга, а не пялиться на спящую Моргану. Это было бы логичнее. Но уже поздно.
Пока он болтался в портале, то решил, что очень сглупил. Как всегда, поддался её очарованию. Нужно возвращаться обратно. Если он ничего не изменит, то у него ещё будет шанс помочь человечеству при конце света.
И Мерлин копошится в карманах, выискивая зелье для возвращения, машинально вышагивая вперёд.
Или можно, и, правда, всё изменить. Не лечить Моргану, когда та была больна. Дать казнить Мордреда. И тогда он не потеряет Артура.
Когда Моргана со своими глазищами не маячит рядом, у него получается разумно мыслить.
Это будет прекрасно. И это не будет убийством, так как исцелять её он не обязан. Гаюс его даже отговаривал.
Артур будет с ним на долгие годы без Морганы и Мордреда и доживёт до старости. А потом Мерлин, если всё же обретёт бессмертие, будет ждать Артура в других жизнях. И если там появится Моргана, его уже не будет мучить чувство вины.
Или всё же отправиться сейчас назад и ничего не менять? Вернуться к любимой волчице и другу.
И колбочка с зельем наконец-то нашлась и крепко зажата в сильных пальцах.
И что же решить? И Мерлин машинально вышагивает вперёд и видит её. Чёртову принцессу из снов, которая ещё не успела стать ведьмой. У которой ещё есть призрачные шансы, потому что она не знакома с Мерлином.
А колбочка с зельем крепко зажата в руках. А платье на ведьме фиолетовое. И она держит лошадь за узды. И она сейчас повернётся. И ему нужно отвернуться, потому что он знает, что за этим последует. И он этого не хочет. Или хочет. Но главное – это Артур
А колбочка с зельем крепко зажата в руках. И сейчас от него зависит будущее Артура, и кому какое дело, что он дал обещание Моргане (Морганам), ведь он всегда должен выбирать Артура.
А колбочка с зельем крепко зажата в руках. И она поворачивается так изящно, этого у неё не отнять, и он, конечно, видел её десять минут назад, пусть и в спящем состоянии, так что не должен был успеть соскучиться. Но он, почему-то, соскучился.
А колбочка с зельем крепко зажата в руках. И если он одним глазком глянет на это родное проклятое невинное лживое лицо, ну что может случиться?
А колбочка с зельем крепко зажата в руках. А глаза у ведьмы чудесные. Чистые и непорочные, ещё без оттенка зелёного золота, который принесла магия. Но это ведь и неважно, совсем.
Понимаешь, Мерлин, ничего не должно зависеть от любви. Это очень глупая штука. Существуют пророчества и судьба. Существую долг и предназначение. И ты слишком стар, чтобы этого не понимать. Ничего не должно зависеть от любви. И совсем не важно, что обещают эти чёртовы глаза. Ты слишком стар, чтобы поверить в чудо. Ты слишком долго наблюдал за человечеством, чтобы поверить. Держись за то, что реально.
А колбочка с зельем крепко зажата в руках. А Моргана смотрит прямо на него, и сейчас не очень-то к месту представлять их свадьбу и зеленоглазых ушастых детишек. А и когда это было к месту?
А колбочка с зельем крепко зажата в руках. И он представляет. Представляет её в роскошном свадебном платье. Представляет детишек, которые ругают его за уши, доставшиеся им по наследству. Представляет чёртово «долго и счастливо», в которое не должен верить. Но как в него не верить, ели стоит оно посреди площади и пялится на него своими невозможными глазищами?
Тем более, что долбаная колбочка с зельем уже давно разбитая валяется у его ног, а совесть нагло делает вид, что пальцы разжались случайно.
И он шагает вперёд в поисках «долго и счастливо», хотя бы недолгого, ведь можно абсолютно честно пообещать себе, что только он чуть-чуть понаслаждается счастьем, а потом не будет спасать Мордреда и лечить Моргану.
Имеет он право на короткое счастье?

А если кто-то случайно спасётся или вылечится, можно всегда сделать вид, что лечил и спасал из-за временного помешательства, заклятия, порчи и по миллиону других причин.

Мерлин не будет ничего менять.

Будет. И даже если не существует «долго и счастливо», не существует любви и человечество сгинет в тартарары, потому что он сделал неверный выбор, Мерлин слишком стар, чтобы не понимать, что если не стоит рисковать ради своего же собственного счастья, то ради чего тогда вообще стоит. И да, ему понадобилось, неисчислимое количество веков, чтобы это понять, но он всегда слегка тормозил.


И жили они долго и счастливо.

Фото/изображение с Телесериал.com

Сообщение отредактировал Шарлотта Холливелл: Четверг, 03 января 2019, 18:44:38

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей