Перейти к содержимому

Телесериал.com

Время любви (V часть)

фанф по "Однажды в сказке" \ Регина&... \ 16+
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1435
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:
Жанр: романтика/приключения/юмор
Рейтинг: R
Действующие лица: Регина, Шляпник и др.
Время действия: спустя два года после фанфа «Время прощения»


Время любви.


Глава 1.


Стоя на балконе Королева с нежной улыбкой наблюдала за юным всадником, лихо преодолевающим искусственные препятствия на буром жеребце. За два года в Зачарованном Лесу её сын выучился хорошо держаться в седле, метко стрелять из арбалета, командовать солдатами, а также увлёкся картографией.
— Генри не узнать,– послышался за спиной Регины уверенный мужской голос.
— Давно надо было вернуться сюда…– отозвалась Миллс и после некоторой паузы спросила:– С какими вестями пожаловал?
— Остатки огров, оттеснённых на северо-запад укрылись в Синих Горах. Без помощи местных проводников нам не обойтись, но, сама понимаешь, никто ни за какие деньги не хочет туда идти. А посылать армию…
— Не надо,– перебила Королева, по-прежнему не оборачиваясь к собеседнику.– Огры теперь слишком малочисленны и если будут нападать, то уже не организованно. Отныне пускай с ними разбираются охотники за головами. Назначь сто монет за каждого убитого огра.
— Значит, войска отзываем?
— Оставь в ближайшем форте взвод на неделю-другую.
— Хорошо.
Регина махнула рукой Генри, поднявшего жеребца на дыбы и красующегося на нём.
— Полагаю, это он не для тебя,– насмешливый мужской голос вернулся Королеву в реальность.– Видишь, девушек справа в роще? Весна… время любви… А Генри скоро пятнадцать.
— Ну, что за привычка портить момент,– досадливо нахмурилась Миллс.– Ты - советник по государственным вопросам, а не по личным. Вот и занимайся своими обязанностями.
— Редж, он не сможет остаться маленьким мальчиком. Смирись.
— Кто бы говорил… Ладно, закрыли тему. Что у нас с новыми колонистами?
— Поселение почти в полсотни домов. Был там лично. Большинство драконийцы, несколько смешанных семей.
— Не поняла,– обернулась к советнику Королева.– Они что, не успели переселиться - сразу обзавелись семьями у нас? Неужели, действительно весна так действует?
Мужчина негромко рассмеялся.
— Тебе бы тоже не помешало поддаться весеннему настроению. А что до драконийцев, то семьями они обзавелись ещё до прибытия к нам.
— Джеф, я должна из тебя по слову вытаскивать? Не пугай меня, с кем это драконийцы теперь «смешиваются»? Грейдмар захватил какой-то из миров?
— Нет-нет,– поспешил развеять сомнения Шляпник.– Чудовищный Конунг пока никого не трогает и, как докладывают наши шпионы, вроде и не собирается. Просто Дракония и Солнцедалье… в общем, браки между населениями этих миров теперь не редкость.
Королева изумлённо повела бровью и отвернулась от Джефферсона, облокотившись на перила балкона. Генри уже не было на «полосе препятствий», он подъехал к девушкам, гулявшим в роще.
— Странно,– задумчиво пробормотала Редж,– они же не так давно воевали. Вражда забыта?
— Д-да.
— Ты что-то недоговариваешь?
— Нет.
— Раньше ты врал лучше.
— Тяжело без практики,– чуть усмехнулся Шляпник, подходя ближе к Королеве.– С тех пор, как мы простили друг другу все обиды, я ни разу тебя не обманывал.
— Тогда зачем пытаешься сейчас?
Джефферсон осторожно накрыл рукой ладошку женщины и слегка сжал. Редж перевела на Шляпника удивлённый взгляд.
— Что с тобой?– озадаченно спросила она, высвобождая ладонь.
— Ничего… Я лучше пойду.
— Стоять!– приказала Королева.– Рассказывай! Сейчас же!
— Ну-у… это непроверенная информация… только с чужих слов…
— Что за информация? О чём? Или о ком?
Джеф замялся, было видно, что он очень не хочет продолжать тему.
— Я жду!– поторопила Регина.
— Это о Солнцеяре…
— Меня он не интересует.
Джефферсон согласно закивал и собрался уже было удалиться, но на балкон вышел начальник стражи и, поклонившись, доложил:
— Ваше величество, послы из Солнцедалья. Просят принять лично.
Регина без единой эмоции на лице переварила информацию и, выдержав паузу, ответила:
— Завтра в полдень.
— Среди них принц Огнеслав.
Женщина удивлённо посмотрела на офицера. В эти два года из Солнцедалья прибывали несколько раз послы (в основном по вопросам связанным с колонистами), но среди них никогда не было представителей царской семьи.
— Тогда послезавтра,– нахмурился советник Королевы, но та неодобрительно глянула на Джефа.
— Я сейчас приму их, проводите в тронный зал,– распорядилась Редж и, когда начальник стражи ушёл, хмуро обратилась к Шляпнику:– Ты знаешь, зачем он явился?
— Представления не имею. Но ждать чего-то хорошего от их семейства не приходится.
— А что там за информация была о Солнцеяре?
— Я… разговорился с колонистами… Меня тоже заинтересовали смешанные семьи драконийцев с солнцедальцами… В общем, они сказали, что Боргильда - кузина Грейдмара - первой падала такой пример…
— Какой пример? Вышла замуж за солнцедальца?– не совсем уловила (или не хотела улавливать) суть разговора Королева.
— Именно.
— А причём здесь Солнцеяр? Или…– Регина резко замолчала, ошеломлённо уставившись на потупившегося советника.– Солнцеяр женился на Боргильде?!
Джефферсон медленно кивнул, не поднимая глаз на Королеву. С трудом сдержав вздох, Миллс быстро отвернулась от Шляпника.
— И когда он женился?– едва слышно спросила Регина, зябко ёжась и обхватывая себя руками.
— Как оказалось, ещё два года назад…
— Два года?! Не может быть!
Регина почувствовала себя преданной. Да, она сама два года назад оттолкнула Солцеяра, но тут же жениться на другой… Как он мог?! Мерзавец!..

Глава 2.


Джефферсон по обыкновению стоял позади трона Королевы, и точно ястреб зорко следил за двором, большую часть которого, кстати, составляла молодёжь возраста Генри. Да, Регина делала всё, чтобы сыну было не скучно и комфортно в Зачарованном Лесу.
В тронном зале была и Грейс в окружении своих подружек, и Шляпнику почему-то очень не понравился её взволнованный вид.
Между тем церемониймейстер громогласно объявил:
― Посол Солнцедалья, принц Огнеслав.
В зал неспешно вошёл семнадцатилетний юноша, хотя на фоне местной молодёжи он смотрелся мужчиной. Достойный и истинный сын Солнцедалья.
Позади него шла свита из трёх человек, а за ней дюжина лакеев несла четыре тяжёлых сундука, которые поставили перед ступенчатым тронным подиумом и открыли.
― Гуманитарная помощь,– тихо хмыкнул Джефферсон, наклонившись к Королеве.
По залу прокатился восторженный ропот, огромные сундуки были до отказа набиты драгоценными камнями и золотом.
― Его величество царь Солнцедалья передаёт вашему величеству скромный подарок в честь приближающегося дня летнего солнцестояния!– объявил Огнеслав и слегка поклонился.
― Ваше высочество, Королева признательна вашему отцу,– сдержанно поблагодарил за Регину Джефферсон, видя, что та медлит с ответом.– Хотя в Зачарованном Лесу этот праздник не отмечается так широко, как в Солнцедалье.
― Отец это знает и потому прислал цирковые и театральные труппы для организации празднеств. Он рассчитывает, что вы позволите колонистам из Солнцедалья сохранить некоторые старые традиции и обряды на ваших землях.
― Какой чуткий правитель,– хмыкнул на ухо Регине Шляпник.– Ну, просто мечта простого люда. Переселенцы, небось, и покидать Солдцедалье-то не хотели…
― В Зачарованном Лесу нет гонений ни на иные религии, ни на иные традиции,– сухо объявила Королева, внимательно глядя на принца.– И вашему отцу это известно.
Огнеслав добродушно улыбнулся, и Регина сразу почувствовала некоторую неловкость за столь холодный приём. В конце концов, она сердилась на Солнцеяра, а не на его сына.
― Вы можете остаться на праздники и убедиться в этом лично,– добавила Королева уже более дружелюбным тоном.
― С превеликим удовольствием! Однако не это главная причина, по которой я прибыл в качестве официального посла… к вам, ваше величество.
― Я слушаю,– Редж откинулась на спинку трона, словно готовясь к длительной беседе.
― Я хочу жениться,– оповестил Огнеслав.
Королева не смогла сдержать улыбку, прямота и непосредственность юноши подкупали.
― Что ж, похвально. А как со всем этим связана я?
― Это политический брак, и я хочу получить согласие правительницы Зачарованного Леса, поскольку вряд ли найду поддержку и понимание у отца невесты.
Регина невольно обернулась к Джефферсону. Тот стоял бледный и напряжённый, пронзая Огнеслава недобрым взглядом.
― Это он про тебя, что ли?– шёпотом спросила Королева.– Ты не дал ему согласие на руку Грейс?
― Насколько мне известно, они не встречались в эти два года,– так же тихо ответил Джеф.– Но если он говорит о Грейс - согласие он получит только через мой труп!
― Повремени с трупами, у нас не такая большая армия, чтобы воевать с Солнцедальем.
Пока Королева перешёптывалась с советником, придворные оглядывались по сторонам в поисках возможной невесты.
― Ваше величество не может не оценить выгодность такого союза для Зачарованного Леса,– решил поторопить Регину Огнеслав.
― Вы до сих пор не назвали имя вашей избранницы,– иронично напомнила Миллс.
― У неё всё то же имя - Грейс.
Двор тут же загудел, обсуждая кандидатуру счастливицы. А вот отец оной явно не желал такого счастья дочери. Джефферсон уже приготовился к отпору, но Королева его опередила.
― Оставьте нас одних!– громогласно приказала Королева подданным и страже.
Огнеслав обернулся к своей свите, кивком головы повелевая всем уйти.
― Я постоянен в своих пристрастиях,– заявил принц Солнцедалья, когда в тронном зале остались лишь они с Региной и Джефферсоном.
― Постоянен?!– возмутился Шляпник, спускаясь по ступеням тронного подиума к юноше.– Тебя не было два года, а теперь ты снова явился морочить голову моей дочери!
― Да, я обещал отцу не встречаться с Грейс до её шестнадцатилетия, которое, кстати, через два месяца,– спокойно отозвался Огнеслав.– Этого времени как раз достаточно для подготовки свадьбы.
― Не будет никакой свадьбы! Ни через два месяца, ни позже!
― Мы с Грейс любим друг друга!
― Что за чушь?! Она вообще забыла о тебе!
― Это вряд ли,– скептически улыбнулся солнцедалец.– Мы два года отправляли друг другу послания, пользуясь услугами русалок. Вы бы это знали, если бы каждый раз, когда Грейс пыталась заговорить обо мне, не прерывали её. Собственно поэтому я пришёл просить руки вашей дочери не у вас, а у Королевы Зачарованного Леса.
Редж, внимательно наблюдавшая с трона за мужчинами, повелительным жестом велела замолчать обоим.
― Огнеслав,– обратилась она к принцу,– пожалуйста, сходи за Грейс. Я хочу послушать её.
Солнцедалец радостно кивнул и едва не бегом отправился за девушкой.
― Что ты делаешь?!– рассердился Шляпник, уперевшись кулаками в бока.– Ей пятнадцать! Кого ты собралась слушать?! Она ничего не понимает в этих вопросах!
― Не более часа назад ты говорил мне, что Генри не сможет остаться маленьким, и я должна смириться,– напомнила Регина, поднимаясь с трона.
― Это разные вещи!
― Разные! Но чего ты хочешь?! Чтобы твоя дочь сбежала из дома с этим парнем?! Поверь, она так и сделает! Я ещё помню, как сама пыталась бежать с Дэниелом, невзирая на материнские запреты! А уж моя мать была пострашнее тебя!
Шляпник ошарашенно уставился на Миллс. Только сейчас до него дошёл весь ужас нависшей угрозы.
― И что мне делать?– Джеф без сил опустился на ступени подиума, обхватив голову руками.– Я не могу снова потерять мою девочку…
Королева с трудом сдержала вздох. Хотя Шляпник и простил её за тридцатилетнюю разлуку с дочерью, но Редж по-прежнему чувствовала себя виноватой.
― Послушай,– присаживаясь на ступени рядом с Джефферсоном, обратилась Королева,– мы можем поставить условия Огнеславу - переселиться в Зачарованный Лес. Он - третий принц и на трон Солнцедалья не претендует. Пускай управляет твоими землями на западе, всё равно ты постоянно при мне и бываешь там лишь от случая к случаю. Заодно очистит Синие Горы от огров.
― Я поражаюсь твоему рационализму,– мрачно пробурчал Джеф, исподлобья глянув на женщину.– Думаешь, мне будет легче отдать Грейс этому беспутному солнцедальцу, если он останется в Зачарованном Лесу и будет служить нам?
― Мне,– поправила Королева.– Он будет служить мне!.. И кто тебе сказал, что он беспутный?!
— Я хорошо знаю его отца!
— Я знаю его отца намного лучше, чем ты, но не считаю это поводом обвинять во всех смертных грехах Огнеслава! Всё-таки его мать была из Лукоморья… благовоспитанная, порядочная женщина, сумевшая заставить самого Солнцеяра изменить древний закон о многоженстве. Огнеслав похож на отца только внешне, внутренне он похож на мать, поверь!
— Тебе легко говорить, это не твоя дочь!
Королева резко поднялась на ноги, с высока глядя на мужчину.
— Ты сомневаешься, что я желаю Грейс добра?.. Хорошо, разбирайся со Огнеславом сам! Но когда твоя дочь сбежит с ним, не приходи ко мне за помощью!
Гордо вздёрнув подбородок, Регина покинула тронный зал через заднюю дверь.

Глава 3.


Джефферсон нашёл Королеву в её покоях. Сидя на подоконнике, она листала какую-то толстую магическую книгу с множеством закладок и скрепок. Шляпник подошёл к Редж и замер, не сводя с женщины пристального взора.
— И что тебе понадобилось?– после более полутороминутного игнорирования Джефа поинтересовалась Миллс, не отрывая взгляда от книжки.
— Хотел извиниться…
— Хотел - извиняйся.
На губах Джефферсона появилось подобие улыбки:
— Я знаю, ты хорошо относишься к Грейс и не дашь её в обиду… Прости меня.
Королева оторвала взор от истрёпанных страниц и внимательно посмотрела на мужчину.
— Я подумаю,– прохладно отозвалась она, положила фолиант на подоконник и спустилась на пол.– У вас ко мне всё, господин советник?
— Редж, ну, ладно тебе… Я пришёл с миром.
Шляпник протянул женщине руку. Королева придирчиво посмотрела на раскрытую ладонь, но через некоторое время всё-таки пожала её.
— И чем закончился разговор с дочерью и Огнеславом?– спросила Миллс.
— Пока ни чем. Сказал, что ответ дам завтра.
— А что Грейс?
— Похоже, влюблена,– с досадой ответил Джефферсон.– Я действительно был плохим отцом, не хотел разговаривать с ней на взрослые темы, не хотел замечать, что её мысли кем-то заняты.
— Джеф, не кори себя. Ты не плохой отец, просто слишком любящий. Тяжело примиряться с тем, что дети вырастают… и мы перестаём быть главными в их жизни…
Редж подбадривающе сжала плечо мужчины.
— Перестаём,– горько вздохнул тот и вдруг обнял Миллс, уткнувшись лбом в её плечо.
«Надеюсь, ты не собираешься плакать»,– хотела поддеть Джефферсона Королева, но в последний момент сдержалась и даже слегка похлопала мужчину по спине. Хотя всё это было как-то неловко. После всего, что они пережили, конечно, Редж и Джеф не могли стать добрыми друзьями, но (не считая детей) у них не было в этом мире более близких знакомых.
Мужчина вдруг поднял голову и напряжённо посмотрел на Королеву.
— Наверное, со стороны я сейчас выгляжу глупо,– натянуто улыбнулся он.
— Ничего. Безумному Шляпнику простительно.
— Вы очень добры, бывшая Злая Королева.
Губы Редж чуть приоткрылись в улыбке, и мужчина невольно перевел на них взгляд, но, правда, тут же спохватился и, замотав головой, сделал шаг назад.
— О-у…– лукаво протянула Миллс, поняв, что произошло,– в последний день весны ты тоже решил поддаться общему любовному настроению?
— Да какое там настроение?– отмахнулся Джефферсон.– Тем более с тобой…
— Хамишь!
— А?.. Нет-нет, прости… Я не имел в виду, что ты… как женщина… ну-у… то есть… В общем, я в том смысле, что мы с тобой, как два старых боевых товарища…
— Джеф, замолчи,– недовольно покачала головой Королева,– каждая следующая реплика хуже предыдущей.
— Да я же просто…
— Просто не продолжай!– перебила Регина и жестом указала советнику на дверь.
Мужчина удалился, а Королева тотчас направилась к зеркалу и принялась придирчиво разглядывать своё отражение. Представители противоположного пола ещё никогда не называли её «старым товарищем»! Неужели пора волноваться?
Нет, она по-прежнему была безупречна от макияжа до каблуков туфель. Вот только выражение лица какое-то холодное, отчуждённое.
— Последний день весны…– вдруг задумчиво прошептала Королева.
Внезапно послышался звук открывшейся двери и быстрые шаги. Регина резко обернулась и увидела решительно приближающегося Шляпника.
— Я действительно хам,– виновато хмурясь, заявил он.– А ещё идиот.
— Самокритично…– только и успела сказать Королева перед тем, как Джефферсон закрыл её рот поцелуем.
Тёплая волна прокатилась по телу женщины, настраивая на весенний мотив и даря приятные (во всех смыслах) ощущения.

Что это было? Помрачение? Попытка вернуться в прошлое? Или возможность почувствовать себя привлекательной, желанной?
В любом случае, это было как-то неправильно, странно.
Редж открыла глаза и перевела взгляд на лежащего рядом Джефферсона. Тот смотрел на неё с задумчивой лёгкой улыбкой.
— Давай сразу договоримся: это ничего не значит,– сухо предупредила Миллс.
Улыбка тут же сползла с губ мужчины, но он промолчал.
Королева поднялась с постели, оборачиваясь в простыню.
— Просто последний день весны,– неловко повела плечом Редж.– Только пойми меня правильно…
— Не беспокойся, всё в порядке,– медленно кивнул Шляпник и, встав с кровати, принялся собирать разбросанную по полу одежду.– Не забудь, что у тебя вечером встреча с главой корабельных верфей.
— Мы разве договаривались на сегодня?
— Нет, мы договаривались на вчера. Но я заставил его ждать, пускай понервничает - будет сговорчивей.
— Огнеслава ты по этой же причине заставил ждать?– усмехнулась Редж и, не дожидаясь ответа, удалилась с ванные комнаты.

Глава 4.


«Два великих правителя всегда могут договориться… Обсудим?»– предложил Грейдмар и с этого всё началось.
Солнцеяр получил сердце Регины, вернул ей, но это не спасло их отношений - Королева не захотела быть с ним. Она по-прежнему не доверяла царю, не видела в нём перемен, не считала способным на неэгоистичные поступки.
В ту роковую ночь, когда Регина сказала Солнцеяру «нет», проведение решило вновь организовать солнцедальцу встречу с Чудовищным Конунгом. На этот раз царь попросил Грейдмара не забирать у Королевы её волшебную яблоню. Поначалу дракониец пришёл в негодование, но позже разговор как-то естественно переключился на торг, а закончился сделкой - политическим браком.
Сейчас Солнцеяр уже не помнил, с чего всё началось. Кажется, Грейдмару хотелось гарантий, что царь не будет мстить ему за войну с Солнцедальем, и, конечно, на слово Конунг верить не собирался. Таким образом залогом мира стала его кузина - Боргильда. В тот момент Солнцеяр был так зол на Регину (а главное - абсолютно убеждён, что Королева окончательно вычеркнула его из своей жизни), что с каким-то самозабвенным мазохизмом согласился на брак с Боргильдой. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что такой политический союз был выгоден и для царя Солнцедалья.
Два мира медленно, но верно проникали друг в друга, отбирая всё лучшее и совершенствуя старое. Вначале Солнцеяру было даже интересно заниматься нововведениями, во всяком случае - это давало возможность не думать о Регине. Но два года - большой срок, царю наскучили «новые игрушки» и вообще всё, что было связано с Драконией.
Когда же Огнеслав заговорил о женитьбе и визите в Зачарованный Лес, в сердце Солнцеяра ядовитой змеёй вползла тоска и поселилась там на правах абсолютной хозяйки.
Царь с балкона смотрел на заходящее солнце, приближалось время, когда магия «покидала» мир. Солнцеяр любил эти минуты, они словно забирали с собой все невзгоды и трудности. Даже дышалось сейчас по-другому.
— Красивый закат,– послышался за спиной голос младшего сына.
— Два дня…– чуть повернул голову к Огнеславу отец.– Ты быстро. Надеюсь, это не означает, что ты отступился?
— Вовсе нет. Через два месяца я женюсь на Грейс.
— Неужели, Шляпник согласился? Признаться, не ожидал.
— Я не рассчитывал на его согласие. Сразу обратился к Королеве с прошением. Решил, что добиться политического брака легче, чем расположения отца Грейс.
Услышав про Регину, Солнцеяр тотчас обернулся и удивлённо посмотрел на сына.
— И Редж убедила Шляпника согласиться? Однако…
— Конечно, мне будет стоить это нескольких армий с годовым провиантом и переселения в Зачарованный Лес, но… зато я получил любимую девушку!
— Переселение?– нахмурился царь и недовольно поджал губы.
Огнеслав лишь развёл руками:
— Мир меняется. Боргильда переехала в Солнцедалье, и драконийцы стали нашими приятелями. Я перееду в Зачарованные Лес, и ещё два народа станут ближе друг к другу.
— Мы и так к ним близки: половина населения Зачарованного Леса - наши колонисты,– скептически заметил Солнцеяр.
— Кстати, я должен вернуться назад, пока солнце не село. Обещал Регине остаться до празднования летнего солнцестояния.
— На три недели?.. Зачем?!
— Я не виделся с Грейс два года!– напомнил Огнеслав.
Отец понимающе улыбнулся. Он был рад за сына. Далеко не всем удаётся добиться любимой женщины. И если ради этого надо чем-то пожертвовать (к тому же не столь значительным), то глупо раздумывать!
— Разумеется. Делай, как считаешь правильным,– Солнцеяр похлопал сына по плечу.– Ты давно уже взрослый мужчина, и я не оспариваю твоих решений… конечно, если они не идут вразрез с моей политикой.
— Слушай, у меня закончились волшебные бобы… Грейдмар не хочет снова поделиться с родственниками?
Губ царя коснулась лукавая улыбка:
— Учись магии - будешь перемещаться с помощью мозаики Солнечной Пещеры.
— И это говоришь ты?!– изумился сын.– Ты же ненавидишь магию!
— Тебе пора, а то солнце скоро сядет.
— Ну, вот опять… Как только заходит речь о том, почему ты не любишь магию, ты тут же меняешь тему.
Отец несколько секунд внимательно смотрел на Огнеслава, а потом спросил:
— Ты оставил «маяк» в том мире? Я открою тебе портал…
— Среди даров, что я преподнёс Регине, несколько вещиц с мозаикой Солнечной Пещеры. Я подумал, вдруг ты захочешь кого-нибудь навестить в Зачарованном Лесу,– многозначительно поведал принц.– Или это тоже запретная тема?
— Именно,– сухо отрезал царь и проложил портал в Зачарованный Лес.– Поторопись, горизонт не отодвинется перед солнцем!
Едва Огнеслав исчез, отец ушёл с балкона в комнату. Мысли снова вернулись к «запретной теме», а точнее - к обеим «запретным темам». Регина тоже сыграла свою роль в том, почему Солнцеяр ненавидел магию: из-за сделки с Румпельштильцхеном он почти полвека ничего не знал о Королеве. А в результате - череда последовавших событий свела его с Шахерезадой, единственной женщиной, которую он смог полюбить после бесследного исчезновения Редж. И эту женщину он был вынужден убить, чтобы спасти Огнеслава. Кроме того магия Одолища навсегда связала душу колдуна с душами его жертв. Служили ли они ему в подземном царстве или все вместе скитались по Лукоморью, а может и по другим мирам? Солнцеяр не знал и тем сильнее мучился от бессилия и чувства вины.
Мужчина встряхнул головой, отгоняя прочь мрачные мысли. А за окном красная корочка солнца уже почти скрылась за горизонтом.
«А что, если действительно навестить Регину»?– вдруг подало робкий голос подсознание.
— Нет! Потом будет во сто крат хуже, чем сейчас,– одернул себя царь.– Хотя кого я обманываю? Я задыхаюсь в собственном мире! Сыновья выросли и живут своей жизнью, а я… меня уже давно ничто не радует!

Глава 5.


Было около одиннадцати вечера, когда Регина вошла в свои покои и ощутила постороннее присутствие.
— Джеф?– неуверенно спросила она, проходя в центр комнаты.
— Ого! Королевскому советнику дозволено находится в апартаментах её величества в двенадцатом часу ночи?
Из-за колонны в дальнем углу вышел мужчина. Миллс уже собралась было применить магию и проучить наглеца, но застыла словно парализованная, увидев Солнцеяра.
Между тем царь приблизился к Регине и, пожирая её взглядом, покачал головой:
— Проклятье Тьмы! Как же хороша!..
Не дожидаясь, пока женщина придёт в себя, Солнцеяр жадно впился поцелуем в её губы. Однако ответом на порыв мужчины стали толчок в грудь и хлёсткая пощёчина.
— Это того стоило,– согласно кивнул царь и довольно улыбнулся.
— Да неужели?– огрызнулась Редж, уничтожающе глянув на солнцедальца.
Всё её существо кипело от возмущения, но где-то в глубине души предательский голосок ядовито заметил: «Этот никогда не скажет: «старый боевой товарищ», не будет колебаться целовать или нет. С ним рай или ад, но только не серые будни».
— Готов повторить,– хитро сощурился Солнцеяр,– по тем же расценкам. Или можно что-нибудь посущественнее за более дорогую плату…
— Ночь любви и казнь наутро?– съехидничала женщина.
— Договорились!
Царь тут же притянул к себе Регину, заключая в стальные объятия и с необузданной страстью припадая губами к её шее. Королева вдруг поняла (а скорее - почувствовала), что Солнцеяр говорит на полном серьёзе. Гремучая смесь желания и страха, едва не помутила рассудок Редж, к счастью, воспоминания о Боргильде вовремя отрезвили.
Миллс растворилась в пурпурной дымке и материализовалась уже за спиной мужчины.
— Что такое, жена тебя не удовлетворяет?
— Какая жена?– оборачиваясь, хрипло спросил Солнцеяр.
— А у тебя их несколько? Снова завёл гарем?
— А-а-а… ты о Боргильде. У нас с ней чисто политический союз.
— Что ты говоришь?– на губах Регины появилась недоверчивая усмешка.– Экономику и финансы в постели обсуждаете?
— Спроси уж прямо: спим мы вместе или нет?
— Меня это не интересует!
— Врёшь,– снисходительно покачал головой Солнцеяр.– Если бы я только что не держал тебя в объятиях и не чувствовал твоего желания - я бы ещё мог поверить, но теперь…
Мужчина медленно направился к Королеве, не сводя с неё горящего взора.
— Так давно ты не спишь с Боргильдой?– сухо спросила Редж, отступая.
— Никогда.
— Теперь твоя очередь врать?– хмыкнула Королева, не оглядываясь огибая письменный стол.
— Я не вру.
— О, не надо… Я помню, как ты её обхаживал в замке Грейдмара. А не успела я отправиться в Зачарованный Лес, как ты на ней женился!
«Зато тебе не пришлось отдавать Грейдмару свою яблоню»,– хотелось ответить Солнцеяру, но он сдержался. Нет, заставлять любимых людей чувствовать себя хоть в какой-то мере виноватыми - последнее дело.
— Хранители Света!.. Это ревность?
— Это уличение тебя во лжи!– огрызнулась Королева, обходя очередной предмет мебели.
— Женитьба - не повод спать с женщиной. Впрочем, можешь думать, как угодно. Я не собираюсь оправдываться.
— Да уж, оправданий от Солнцеяра не дождутся даже Хранители Света!
— Если твоя язвительность - это защитная реакция, то от меня защищаться не надо. Я тебе не враг.
Королева вдруг остановилась и холодно посмотрела на мужчину:
— А кто ты мне?
Царь тоже остановился. Сердце тревожно колотилось, и это было приятно. Вновь чувствовать, переживать, ждать… Вновь жить! Вот, чего Солнцеяру так не хватало последние два года.
— Тот, кто тебя любит. Всегда любил.
Регина с трудом сдержала дрожь. Она знала, что Солнцеяр подобными словами не разбрасывался. Она помнила его первое признание… тогда, в кафе «У Бабушки»… момент, конечно, был паршивый, и Миллс не поверила царю, но сам факт объяснения в любви не мог не поразить. Ведь до этого Солнцеяр всегда учил её не поддаваться чувствам! Не любить! И Королева долго помнила эту науку…
От ответа Регину спас стук в дверь.
— Исчезни,– шёпотом приказала женщина.
Солнцедалец растворился в воздухе, как и не бывало.
— Войдите,– разрешила Королева.
Дверь открылась, и в комнату неуверенно вошёл Шляпник.
— Я просто увидел свет в твоих окнах,– словно оправдываясь, произнёс он,– решил спросить, может, что нужно?
— Нет, Джеф, спасибо,– сдержано ответила Регина, опасаясь, что Солнцеяр, хоть и «испарился», но мог вовсе не покидать её покои.
— Слушай, я тут подумал…
— Джефферсон, давай поговорим завтра,– быстро перебила Миллс.
— Почему?– искренне удивился советник.– Раньше ты занималась государственными делами в любое время и в любом месте… Это из-за того, что произошло позавчера?
— Джеф!– в голосе Королевы зазвенел металл.– Если ты не понимаешь намёков, то скажу просто: выйди вон!
Глаза Шляпника изумлённо округлились. Он перевёл взгляд с Миллс на дверь её спальни, а затем снова на женщину. Однако Редж продолжала смотреть на Джефферсона с непреклонной суровостью.
— Ладно, поговорим завтра,– капитулировал мужчина и покинул апартаменты Королевы.
Редж огляделась по сторонам, ожидая появления Солнцеяра, но тот не давал о себе знать. Вместо чувства облегчения женщина почему-то ощутила разочарование.
Вздохнув, Регина направилась в спальню, но замерла на пороге, как только открыла дверь. Поверх покрывала на её кровати лежал царь Солнцедалья, закинув руки за голову.
— А я уж думал, мне придётся снова выкидывать твоего бывшего любовника в окно,– скептически заметил Солнцеяр.
— А с чего ты взял, что он бывший?– с вызовом спросила Королева, заходя в комнату и хлопая дверью так, что висевшее на стене зеркало рухнуло на пол и разбилось.
Солнцеяр тут же оказался на ногах, и Редж с трудом подавила в себе желание отступить на несколько шагов назад. Тёмный взгляд царя прошил женщину насквозь.
— Так ты снова с ним?– сквозь зубы спросил солнцедалец.
— Моя личная жизнь - не твоё дело!– в тон мужчине процедила Королева.– Наглый сукин сын! У тебя в Солцедалье жена! Вот и проваливай к ней! А ко мне не смей больше заявляться!
— Не волнуйся! Больше такой глупости не совершу!.. И моего сына в свой мир ты не получишь!
Полоснув по Регине уничтожающим взглядом, Солнцеяр быстро направился к двери.
— Стоять!– окликнула Королева, когда до неё дошёл смысл последней фразы.
Однако мужчина и не подумал даже замедлить шаг, поэтому Миллс с помощью магии опередила его, оказавшись прямо перед дверью.
— Ты с ума сошёл?!– зашипела на царя Регина.– Причем тут Огнеслав?! Что вы творите?! Я Джефа с трудом уговорила отдать Грейс твоему сыну, теперь против этого брака ты?!
— Я не против брака, я против того, чтобы мой сын жил в мире, где ты правишь!– ответил Солнцеяр и попытался отодвинуть женщину в сторону, но та отбила его руку.
— Не смей ломать жизнь Грейс и Огнеславу! Обиделся на меня - не отыгрывайся на детях!
Мужчина изумлённо уставился на Регину:
— В каком смысле - ломать жизнь? Я не собираюсь их разлучать. Я просто забираю их в Солнцедалье.
— К-как?.. Подожди… Ты не можешь…
— Ошибаешься. Могу.
— Но как же Джеф?..– в ужасе прошептала Королева.– Она его дочь! Их нельзя разлучать…
— Ничего, ты его утешишь!
Гневно сверкнув глазами, Редж со всего размаха влепила Солнцеяру пощёчину. И в ту же секунду кулак мужчины врезался в дверь слева от головы Миллс. Деревянная обшивка жалобно захрустела. А может захрустели кости пальцев…
— Хватит! Я тебе не мальчик для битья!– злобно прорычал царь.– Всю душу из меня вынула! За столько лет ни разу не сказала, что любишь!.. А не любишь - так отпусти!
Несколько секунд Редж не сводила с Солнцеяра немигающего взгляда, отчаянно борясь с подступавшими слезами.
— Разве я держу?– наконец, спросила она и не узнала свой сдавленный голос.
— Держишь!.. На привязи!.. На поводке!.. Вздохнуть не даёшь!.. Жить не даёшь!..– задыхаясь, выпалил солцедалец.– Ненавижу тебя!.. Отдай мне эту ночь, а потом можешь казнить!
Руки Солнцеяра сомкнулись за спиной Королевы, крепко прижимая её тело к телу мужчины. Миллс порывисто вздохнула, чувствуя, как напрягается каждая клеточка организма и замирает в предательском ожидании. С дикой жадностью губы царя впились в рот женщины, вспоминая давно забытый вкус. А ещё через мгновение Редж впечаталась спиной в дверь и оказалась намертво придавлена к ней телом Солнцеяра. Ладонь мужчины лихорадочно отыскала разрез сбоку на платье и, нырнув в него, крепко сжала бедро Миллс.
— О, боже…– выдохнула Королева, понимая, что не может больше удержаться на ногах.
Впрочем, падение ей не грозило, солнцедалец так вжал Регину в дверь, что упасть теперь можно было только вместе с оной. Между тем царь спустил платье женщины с плеч, одержимо терзая поцелуями ключицы, шею, ложбинку между соблазнительных округлых холмиков. И столько отчаянья и желания было в этих ласках, словно царь и, правда, собирался умереть на рассвете.

Глава 6.


Дикая страсть. Танец любви

Ночь напролёт. Грёзы мои.

Грёзы его. Сладкая дрожь.

Только не утро… только не дождь!


Медовая нега растеклась по телу, наполняя слабостью каждую клеточку организма. Тёплая мужская рука опоясывала живот, словно тугой кушак, и это было так приятно, что не хотелось шевелиться.
Безумства ночи яркими воспоминаниями тревожили сознание. А ведь Королева почти забыла, каким может быть Солнцеяр… Да, «яростное солнце» - самое подходящее описание для мужчины нынешней ночью.
За окном уже рассвело, но вставать не хотелось. Не хотелось думать о том, что будет дальше. Не хотелось ничего.
Ладонь Солнцеяра вдруг скользнула с живота на грудь женщины.
— О чём думаешь?– шёпотом спросил он.
— Ни о чём…– отозвалась Регина, не открывая глаз.
— Правда?
Солнцедалец приподнялся на локте и, склонившись над Королевой, легонько подул ей на лицо. Редж поморщилась, но глаза так и не открыла.
— Пойдёшь за меня замуж?
— Ты снова решил собрать гарем?– без особых эмоций поинтересовалась Миллс.
— Ты же знаешь, я давно отменил многожёнство. Расторгну брак с Боргильдой.
— А что скажет Конунг?
— Это не твоя проблема,– полушёпотом ответил Солнцеяр, перемещая ладонь с груди женщины на её лицо.– Пойдёшь за меня?
— Не знаю…
Пальцы мужчины разомкнули губы Королевы, а кончик языка проник в рот, осторожно изучая территорию.
— А так?– с хрипотцой спросил царь.
— Я же наскучу тебе через пару лет… Чего доброго убьёшь…
Солнцеяр добродушно рассмеялся, сгребая женщину в охапку и переворачиваясь на спину.
— Что-что, а скука мне с тобой не грозит! Убить, правда, могу… Если изменишь!.. А ты собралась мне изменять?– царь подозрительно сощурился, крепче прижимая к себе Регину.
— А ты собрался хранить мне верность?.. Не смеши! Сколько у тебя сейчас любовниц? Десять? Двадцать? Полсотни?
Солнцеяр недовольно поморщился:
— Это совсем другое! Я тебе говорил, что не сплю с Боргильдой… Поэтому получаю удовольствие на стороне.
— А что, со мной будет по-другому?– недоверчиво усмехнулась Королева, уперевшись локтями в грудь мужчины.– Ты же всё равно не сможешь без «удовольствий на стороне»!
— Смогу. Поверь, я знаю.
— Откуда?.. О-у…– Редж вдруг посетила неприятная догадка.– Ты о Шахерезаде? Ну, конечно… Ради неё ты поменял законы. Был ей верен. Признал её детей. Ещё что-то?!
Миллс вырвалась из объятий царя, перекатываясь на свою половину кровати. Под ложечкой противно засосало.
— Редж, ты что?– оторопел Солнцеяр, садясь на постели.– Ты ревнуешь к покойной?
— Вот ещё!.. Мне дела нет до твоих женщин.
— Какое совпадение - мне тоже нет дела до женщин! Ни до одной, кроме тебя!
Внезапно в дверь спальни постучали.
— Редж, можно?– послышался голос Джефферсона.
— Нет!– быстро откликнулась Королева.
— Это важно! У нас проблемы!.. Ты одна?
— Что за вопрос?! Разумеется!– ответила Регина и бросила предупреждающий взгляд на Солнцеяра.
— Похоже, что-то случилось с Огнеславом!
Царь мгновенно перевёл напряжённый взгляд на дверь.
— Они с Грейс должны были встретиться на рассвете,– продолжил Шляпник.– Но он не явился. В покоях, отведённых солнцедальцам, его нет, а прибывшие с ним крепко спят под действием какого-то дурмана!
Солнцеяр мгновенно оказался на ногах, «оделся» с помощью магии и быстро подошёл к двери, распахивая её.
— Где покои солнцедальцев?!– сурово спросил царь у Джефа.– Показывай!
Сказать, что Шляпник был ошарашен - не сказать ничего. Джефферсон уставился немигающим взглядом на царя и даже приоткрыл рот от изумления. Солнцедальцу пришлось отодвинуть его в сторону, чтобы выйти в гостиную королевских покоев.
Регина тоже поспешила одеться при помощи магии и при помощи же оной мгновенно привела постель и комнату в порядок.
— Ты оглох?!– окликнул Джефа царь, открывая дверь в коридор.
— Он что здесь делал?– шёпотом спросил советник, когда Королева проходила мимо него.
— П-просто официальный визит правителя дружественного государства,– тихо ответила Миллс.– И мне не нужны проблемы с Солнцедальем! Немедленно найди Огнеслава!
— Так где я его найду?!– возмутился Джефферсон, догоняя Регину.

Солнцедальцы, сопровождавшие принца, по прежнему крепко спали, кто на диване, кто на креслах, а один - под столом, на котором лежали игральные карты и стояла початая выпивка.
Солнцеяр понюхал их бокалы и даже немного попробовал, правда, тут же выплюнул.
— Сон-трава с примесью бардакуша,– мрачно объявил он.
— Сон-трава?– Регина непонимающе развела руками.– В Зачарованном Лесу такая не растёт.
— В Солнцедалье тоже.
— И что это значит?– насторожился Шляпник.– У нас гости из других миров? Откуда?
Реплика советника осталась без ответа. Осматривая покои гостей, Регина вдруг остановилась у одного из зеркал, на котором висел шнурок с содержащим какой-то знак серебряным кругом.
— Солнцеяр,– окликнула Королева,– разве это солнцедальевский амулет?
Царь быстро подошёл к женщине и посмотрел на зеркало.
— Это чароврат… Охраняет от Чёрных Чар.
— Чароврат?– тоже приближаясь к зеркалу, поинтересовался Шляпник.– Я встречал такое только в Лукоморье…
Солнцеяр взял амулет в ладонь и перевернул, взглянув на оборотную сторону. Там было выдавлено число «16».
— И что это значит?– осторожно спросил Джеф.
— Значит, что у тебя будут неприятности, если с моим сыном что-то случилось,– царь недобро глянул на Шляпника.– Почему, как только он оказывается рядом с твоей дочерью, на него сваливаются проблемы?!
— А может, всё как раз наоборот?..
— Прекратите!– оборвала Регина.– Вашим детям вряд ли понравились бы такие разговоры! Сейчас воспользуемся поисковой магией, и всё решим!
Однако, как только Королева произнесла заклинание, амулет в руке царя засветился. Почувствовав сильнейший ожог, солнцедалец разжал пальцы, и в этот момент «чароврат» вспыхнул синем пламенем. Регину, Джефа и Солнцеяра отбросило в разные стороны гостиной.
— Ты что, заклинания перепутала?– выбираясь из-под обломков стола и отряхиваясь, ехидно спросил Шляпник.
— Нет, это чароврат,- ответил за Регину царь.- Инородную магию он всегда воспринимает, как «чёрные чары».
Королева поднялась на ноги и осторожно подошла к лежащему на полу амулету.
— В магии Лукоморья, как всегда, миллион исключений из правил,- недовольно заметила она.- И каков радиус действия этой штуки?
— В данном случае, полагаю, эти покои,- Солнцеяр приблизился к подзеркальнику, перебирая на нём шкатулки.- Но, как ты правильно сказала, всегда есть исключения. Замкнутое каменное пространство.
Солнцедалец взял малахитовую шкатулку, высыпал её содержимое на стол и поместил внутрь «чароврат». После этого царь открыл портал.
— Ты куда?- обеспокоенно спросила Регина.
— К Огнеславу. В его перстне фрагмент мозаики с алтаря Солнечной Пещеры.
— Кто тебе сказал, что перстень у Огнеслава?- хмуро поинтересовался Шляпник, настежь открывая дверь, возле которой стоял.
Это была спальня, и в её центре красовалась магическая воронка.
— Проклятье Тьмы!- выругался Солнцеяр, убирая портал и быстро проходя в соседнюю комнату.
Чтобы найти перстень даже не пришлось применять магию, он лежал в гордом одиночестве на журнальном столике.
Королева вновь произнесла заклинание поиска, но в этот раз ничего не произошло.
— В Зачарованном Лесу Огнеслава нет,- тихо проронила она.- Обычный поиск сквозь миры не действует. Надо кое-что помощнее, но компоненты у меня, кажется, есть… Дай мне время до вечера.
— А если его нет?- в глубокой задумчивости выдавил царь.
— Ты что-то знаешь? Кого-то подозреваешь?
Мужчина ничего не ответил, но в следующее мгновение в спальне появился новый портал.
— Солнцеяр!- окликнула Редж, когда царь направился к магическому кругу.- Куда ты?
Солнцедалец вновь проигнорировал вопрос, и Королева попыталась задержать мужчину, чтобы получить объяснения. Она не представляла ничего более ужасного, чем потеря ребёнка, и очень хотела помочь Солнцеяру.
Регина ухватила царя за запястье, но тот очевидно не ожидал, а потому шагнул в портал.

Глава 7.


Королева быстро огляделась по сторонам. Они с царём были в комнате, точнее - в спальне. По убранствам и декору стало ясно, что это дворец Солнцеяра. «Кружевные» ставни из резной кости были закрыты, но сквозь них сочился свет и падал на постель, где кто-то мирно спал.
— Зачем ты пошла за мной?– полушёпотом спросил царь.
— Я просто хочу тебе помочь найти сына,– тоже тихо ответила Редж, переводя взгляд со спящего на Солцеяра.
— Я сам найду. А если ты волнуешься, что у меня претензии, раз он пропал в твоём замке…
— Ну, что ты несёшь?! Я волнуюсь за Огнеслава, а не за то, будут ли у тебя ко мне претензии!
— Я сообщу тебе, когда его найду.
— Ты не хочешь принимать помощь от женщины или конкретно от меня?– сухо спросила Королева.– Магические способности никогда не бывают лишними. Уверена, я пригожусь тебе…
Редж вдруг замолчала и указала на зеркало. Теперь, когда глаза привыкли к тусклому освещению, женщина обратила внимание на амулет, висевший там.
— Тоже чароврат?– шёпотом поинтересовалась Миллс.
Солнцеяр подошёл к зеркалу, снял амулет, после чего щёлкнул пальцами, и все ставни на окнах отворились.
— Нет, колохорт,– разглядывая оберег, отозвался мужчина.– Символизирует двойственную систему мировосприятия: взаимосуществование Света и тьмы, Жизни и смерти, Правды и кривды… Лукоморцы используют такие обереги, когда просят Богов разрешить спор.
— Всё это ты знаешь от Шахерезады?
Во взгляде царя появилась толи печаль, толи задумчивость.
— Да, она рассказывала много историй… особенно любила про Лукоморье,– солнцедалец перевернул оберег.– И здесь число «16». Всё это очень странно…
— А мы где сейчас? Ты куда открыл портал? И мы будем будить того, кто на кровати?
— Это Велерад. Я использовал в качестве «маяка» его перстень.
— Это тот, что на подоконнике?– уныло кивнула в сторону окна Королева.
Солнцеяр сделался мрачнее тучи. Он тотчас направился к постели и откинул покрывало.
— Тьма на века-а-а…– ошалело выдохнул он, глядя на обнажённую светловолосую красавицу.– Какого чёрта?!..
Регина не успела рассмотреть женщину, но поспешила «надеть» на неё традиционную солнцедальевскую рубашку и шаровары. Вряд ли любовнице Велерада захотелось бы предстать нагишом перед царём Солнцедалья.
Между тем Солнцеяр бесцеремонно встряхнул женщину за плечи и несколько раз хлопнул по щекам, как показалось Редж, сильнее, чем требовалось.
— Велерад, ещё пять минут…– сладко протянула блондинка.
— Ни пяти секунд!– прорычал царь, и от его голоса женщина тут же проснулась и приняла сидячее положение.
— Солнцеяр?– обалдело захлопала она глазами.
Регина с трудом сдержала изумлённый возглас. Она, конечно, видела эту женщину лишь раз, но не запомнить кузину Чудовищного Конунга было невозможно. Поджарая, спортивного телосложения, красивая, эффектная, знающая себе цену…
— Боргильда?– в той же тональности язвительно передразнил царь, а потом гневно зашипел:– Какого чёрта ты в постели моего сына?! Что ты себе позволяешь?!
— Тише! Услышат слуги,– женщина соскользнула с кровати, на всякий случай по другую её сторону.– Нам с тобой не нужна огласка…– Боргильда вдруг перевела взгляд на Регину и непонимающе поморщилась:– А зачем ты привёл сюда Королеву Зачарованного Леса? И где Велерад?.. А сколько времени?!
Женщина изумлённо уставилась за окно, где уже вовсю сияло солнце.
— Очевидно, её тоже опоили снотворным,– обратилась к Солнцеяру Регина, но царь пребывал в такой ярости, что ничего не расслышал.
— И как давно это продолжается?!– кивнув на постель, процедил сквозь зубы обманутый муж.
— Какая разница?
— Отвечай, когда я спрашиваю!
— Три месяца,– стараясь не казаться испуганной, ответила Боргильда.– В конце концов, у нас с тобой фиктивный брак! У тебя за два года сотня любовниц сменилась! А я живу, как в монастыре!
— И в этом монастыре ты не могла найти себе для утех никого, кроме моего старшего сына?!
— Это тебе нужны женщины для утех! А мы с Велерадом любим друг друга!
Оказаться свидетелем ссоры супругов, конечно, не самое приятное, но ещё прискорбнее было для Редж узнать о многочисленных похождениях Солнцеяра. Впрочем, разве она не предполагала этого?.. Вот и она сама вошла прошлой ночью в ту сотню «любовниц для утех». Королева с трудом подавила желание исчезнуть в пурпурной дымке.
— Кто знает о вашей связи?– прохрипел царь, убийственным взглядом пронзая Боргильду.
— Никто!.. Не волнуйся, твоя репутация не пострадала! Мы с Велерадом покидали спальни друг друга ещё до рассвета… Кроме сегодняшнего утра… Не знаю, как вышло…
— Сон-трава с майораном,– послышался голос Королевы.– Ну, или как вы говорите: с бардакошем. А бадьян перебил прочие запахи.
Солнцеяр резко обернулся. В порыве гнева он совсем забыл, что они с Боргильдой не одни. Царь напряжённо посмотрел на Регину. Та стояла возле стола с наргиле, осторожно принюхиваясь к крышечке сосуда.
— Перед сном оба курили?– обратилась Миллс к Боргильде.
Блондинка медленно кивнула.
— «Букет» для наргиле составляют личные слуги или есть специальный персонал?– в этот раз Регина адресовала вопрос уже Солнцеяру.
— По-разному.
— Яромир тоже вечером с нами курил,– осторожно призналась Боргильда.
— Как Яромир?!– грозно сверкнул глазами царь.– Ты же сказала: никто не знает про вас с Велерадом!.. Хранители Тьмы!.. Целая семья предателей!
С досады заскрежетав зубами, Солнцеяр быстро направился в покои среднего сына. Женщины настороженно переглянулись и поспешили за царём.
В спальне Яромира было пусто. Солнцеяр сразу направился к зеркалу и обнаружил там третий амулет.
— Солонь,– с какой-то отчуждённостью проронил мужчина.– Древний Солнечный символ. Защищает человека и предметы от Тёмных Сил. Ещё один лукоморский оберег.
— Оберег - это же хорошо…– с надеждой толи спросила, толи сказала Боргильда.– С твоими сыновьями ведь не должно ничего случиться?
— А что значит число «16» у лукоморцев?– быстро сменила тему Регина.
— Да много чего. Это одно из Священных Чисел. 16 лет составляют Единый Круг - Сварожий Круг… на нём 16 небесных созвездий. Девушка может выходить замуж только после 16 лет, так как до этого она Вестница, познаёт Весть, а после становится Невестой – перестаёт вестовать. Через 16 Высших Миров должен пройти человек по Златому Пути Духовного Развития и Совершенства. Каждое шестнадцатое лето – священное…
— Я так понимаю, все дороги ведут в Лукоморье,– заключила Регина.– Отправляемся туда.
— Я с вами!– встрепенулась Боргильда и почему-то вопрошающе посмотрела на Королеву, а не на Солнцеяра.
Царь изумлённо вскинул брови, переводя взгляд с одной женщины на другую.
— Кто сказал, что я кого-то из вас возьму?! Обойдусь без такой подмоги!
Солнцеяр испарился в оранжевой дымке.
— Я отлично стреляю, владею мечом, укрощаю драконов!– заявила Боргильда Регине.
— Поздравляю, можешь подать заявку на участие в троеборье,– с иронией пробормотала Королева, подозревая, что в отсутствии своей супруги, Солнцеяр мог бы и не отказаться от помощи.
— А ещё в Драконии выращивают волшебные бобы, и у меня всегда имеется неприкосновенный запас.
— С этого надо было начинать.
— Послушай, мне все равно, что у тебя с моим мужем,– примирительно заметила блондинка,– нам не обязательно конфликтовать. Я люблю Велерада и хочу его найти. Ты хочешь помочь Солнцеяру. Почему бы нам не объединиться?

Глава 8.


Регина огляделась по сторонам. Они с Боргильдой вышли из портала прямо перед огромным старым дубом. Вообще-то Королева планировала появиться в другом месте, но в Лукоморье с волшебством было сложно: на каждое магическое правило приходилось десять исключений. Если не знаешь хоть одно - обязательно под это исключение и угодишь! В общем, применять магию к магии здесь было опасно для жизни - этот урок Редж хорошо усвоила в прошлый раз. А ещё: каждый второй предмет у Лукоморье был магическим или находился на пропитанной магией территории, или активизировался магией, или… И так до бесконечности.
Пока Миллс вспоминала про законы Лукоморья, Боргильда с интересом разглядывала толстенную золотую цепь, опоясывающую дуб.
— На этом поводке дракон, что ли, сидеть должен?– поинтересовалась она, протянув руку к цепи.
— Не трогай!– окликнула Редж, но было поздно.
Ладонь драконийки намёртво прилипла к цепи. Королева не смогла сдержать улыбки, вспомнив, как сама когда-то совершила такую же ошибку.
«Боже… как же это было давно,– вздохнула про себя Регина.– До Солнцеяра… до Сторибрука… до этого проклятого заклинания… Как было просто… Вернуться бы в те времена, и всё исправить… Стоп! Нет! О чём это я?! Благодаря всему этому у меня есть Генри! Никаких исправлений! Никаких сожалений!»
После нескольких неудачных попыток отклеиться Боргильда перевела взгляд на Королеву, собираясь попросить помощи, но, заметив улыбку на её губах, возмутилась:
— Полагаешь, это весело?!
— Поверь, когда прилипает другой - да,– кивнула Редж.
— И что теперь? Должен прилететь дракон? Будет битва?
— В Лукоморье только один дракон - Змей Горыныч. И, уверяю тебя, ему не до нас.
Тем временем из листвы, вышагивая по цепи, явился белый кот.
— А почему не чёрный?– изумилась Королева.
— Пффф!..– фыркнул котяра.– Думаешь так просто из поколения в поколение рождаться только чёрными?! Передо мной двенадцать раз коты учёные были чёрного цвета!
— Он что, говорит человеческим языком?– шёпотом спросила Боргильда у Регины.
— Он, между прочим, ещё и человеческую речь разумеет,– лязгнул зубами кот.– И на чужое добро не зарится! Так-то!
Королева перевела взгляд в густую зелёную листву и дружелюбно улыбнулась:
— Яга, покажись!
— Какая Яга?! Мой голос что, похож на голос этой старой карги?!– послышался возмущённый ответ.
— А кто ты?
— А ты?
— Гости иноземные,– уклончиво отозвалась Королева.
— Что иноземные - я понял, когда из волшебного вихря вышли! Мы тут тоже щи не лаптем хлебаем!
— Что хлебают?.. Чем хлебают?– не поняла Боргильда.
Регина отмахнулась, мол, значения не имеет.
— Из Солнцедалья. Слышал о таком?– спросила Миллс, опуская голову, поскольку шея уже начала затекать.
— Ах, и вы оттуда!.. Принесла ж нелёгкая! Чего вам всем дома не сидится?!
Женщины взволнованно переглянулись.
— Ты ещё кого-то сегодня встретил из Солнцедалья?
— Вчера!
— Как вчера?– в один голос переспросили Регина и Боргильда.
— Как-как?!.. Вот как вас! Только тот оказался поумнее и цепь златую трогать не стал!
«Ох, уж это Лукоморье со своими исключительными законами,– скептически хмыкнула про себя Миллс.– Даже со временем у них бардак!..»
— Слушай… как тебя там?..– просительно обратилась к прятавшемуся на дереве драконийка,– прости за цепь… Отклей меня, пожалуйста.
— Енаха меня величают! А тебя, беленькая, как кликают?
— Боргильда. Так что, отпустишь?
— Я бы рад, да сам связан,– хохотнул Енаха.– Этот, из Солнцедалья, вчерась удружил… так и провисел здесь всю ночь! Если твоя подруга меня освободит, то я освобожу тебя!
Боргильда бросила вопрошающий взгляд на Регину.
— Что?..– оторопела та.– Подруга - это я?.. Я на дерево?..
— Кроме тебя здесь все обездвижены,– пожала плечами драконийка.
— Может Солнцеяр был прав, что не хотел тебя брать с собой?
— Он и тебя не хотел брать!
— Пререкание - не лучший способ уговорить меня лезть на дерево!
В ветвях послышалось кряхтение и несколько мелких сучков и листьев упали на землю.
— Милые барышни, вы не могли бы уговариваться чуток быстрее?– попросил Енаха.– Все конечности уже затекли.
Королева осмотрела ствол дуба, примеряясь с какой из сторон будет проще залезать на него.
— Нож возьми,– окликнула Боргильда,– у меня в сапоге. Как ты верёвки срезать будешь?
— Ну, уж лезвие-то я бы себе как-нибудь наколдовала,– огрызнулась Миллс, и тем не менее подошла к блондинке и вынула из-за голенища её сапога крепкий охотничий нож.
Всё-таки дуб был волшебным, Регина не хотела рисковать, колдуя в нескольких метрах над землёй.
Лазить по деревья оказалось не таким простым занятием, но вот спускаться вниз было ещё сложнее. Енаху-то Королева спустила быстро - просто перерезала верёвку, на которой тот был подвешен. Самой же пришлось изрядно постараться.
— Как же нелегко жить без магии,– заключила Миллс, оказавшись наконец на земле.– Боргильда, ты мне должна!..
Драконийка лишь улыбнулась в ответ. А Енаха лежал у подножия дуба, покорно ожидая, когда с него срежут путы.
— Теперь ты,– обратилась Королева к лукоморцу,– если хочешь, чтобы я тебя освободила - рассказывай, что произошло? Не просто же так тебя связал Солнцеяр?
— Конечно, не просто!.. Он меня обворовал! Я не хотел давать ему волшебный клубок, вот он и подвесил меня на дерево!
— Насколько я знаю, волшебный клубок не твой, а Яги.
— Яга давно перестала исполнять свои обязанности! На ступе не летает! Гостей не встречает! В печь не сажает!– Енаха озорно улыбнулся, лёжа на боку и пялясь на стройные ножки Королевы, обтянутые чёрной кожей.– Ладно, про печь я пошутил… Но она действительно сбежала! Никто её в Лукоморье давно уж не видал! Говорят потому, что у неё с дядькой Черномором шуры-муры… Живёт у него под водой, а на поверхность и не собирается!
— И поэтому ты решил присвоить её волшебные вещички себе?– усмехнулась Редж, присаживаясь на корточки и крутя в руках нож прямо перед лицом Енахи.
— Не присвоить, а позаимствовать! Очень мне надо кое-кого найти! Ну, просто страсть как надо!
— Регина, да освободи ты его наконец!– не выдержала Боргильда.– Ты что, Солнцеяра не знаешь?! Если б он видел в нём хоть малейшую угрозу - убил бы и время не тратил на подвешивание!
Енаха быстро закивал, с благодарностью посмотрев на блондинку. Миллс разрезала верёвки и указала на Боргильду.
— Теперь твоя очередь её освобождать.
Лукоморец перевернулся на спину, растирая затёкшие конечности и разминая косточки.
— Чтобы освободиться, надо всего лишь загадку отгадать,– поведал Енаха, с трудом принимая сидячее положение.
— Какую загадку?!
— Да любую… Заклинание такое на этой цепи. Пока загадку не отгадаешь - не отлепишься! Вот например: «От поясницы до ног семьдесят пять дорог»! Что это?
Боргильда и Регина недоумённо переглянулись. Ответа не было ни у той, ни у другой.
— Мы не знаем,– нахмурилась Королева.
— Это понёва.
— Что такое понёва мы тоже не знаем!
— Ещё бы! Откуда вам знать?!.. Женщины, а явились в Лукоморье в штанах!
— Ты что, издеваешься?!– убийственно глянула на Енаху Регина.
Широкое лезвие ножа тут же очутилось под подбородком лукоморца, вынуждая того поспешно встать на ноги. Енаха оказался невысоким, даже на пару дюймов ниже Королевы.
— Ну, ладно-ладно,– смущённо улыбнулся он.– Давайте, что попроще… «Стоит град на восток широкими дверьми. Около его много воинства, у каждого воина по копью. Идет род Адамля, отнял у них всё имение. Вышнему слава, земному также»!
— Это попроще?!– возмутилась Боргильда, которой уже порядком надоело «держаться» за цепь.– Может тебя назад на дерево подвесить?!
— Я второй раз туда не полезу,– быстро предупредила Миллс.– Лучше я его просто убью!
— Эй-эй! Вы чего какие агрессивные?!– захлопал глазами Енаха, отступая на пару шагов назад.– Это от недостатка ласки и любви! Хотите я вас с добрыми молодцами познакомлю?
— Слушай, сводник, я тебя сейчас с ножом познакомлю, если простую загадку не загадаешь!
— «Два раза родился, ни разу не крестился, всем людям пророк»,– втянув голову в плечи и прищурив один глаз, тихо выдавил лукоморец.– Это простая… Очень простая… Правда… Это же петух!
Боргильда шумно выдохнула, угрожающе качая головой:
— Ты бы лучше про дракона загадал, а не про петуха!
— Эээ… Ну-у-у… О! Вот!.. Тремя языками от рождения владеет!
— Это что, по-твоему, про дракона?!
— Змей Горыныч!– встрепенулась вдруг Миллс, решившая уже было, что придётся отгадывать лукоморские загадки весь день.
— Правильно!– не меньше, а то и больше всех, обрадовался Енаха.
Боргильда отняла руку от цепи и поскорее отошла подальше от дуба.
— А почему лукоморский дракон тремя языками владеет?– полюбопытствовала она.
— У него три головы,– пояснила Королева, возвращая драконийке нож.
— Что ж, девицы-красавицы, был рад знакомству, но мне пора догоняться свой клубочек,– весело подмигнул женщинам Енаха.– А вы всё-таки по Лукоморью бы в таких нарядах заморских не расхаживались. Лихие люди в раз кошели ваши проверят. А то и не только кошели…
— А ну, стой!– приказала Королева.– Что ты там про клубочек сказал? Он ведь у солнцедальца, который тебя подвесил… Ты знаешь, как найти его?
Енаха воровато покосился по сторонам и осторожно кивнул.
— Как?!– в один голос спросили женщины.
От неожиданности лукоморец вздрогнул, а потом хитро покачал головой:
— Ишь какие!.. За так не скажу!
— Мы заплатим! Золотом!– пообещала Боргильда.
— Это у вас в Солнцедалье золото дороже дорогого, а у нас в Лукоморье есть вещи поценнее!
— Толком скажи, что ты хочешь?– потребовала Регина.
На щеках Енахи появились озорные ямочки, а в голубых глазах запрыгали чёртики. Лукоморец сделался просто само очарование.
— По поцелую от каждой красавицы!
— Что-что?– переспросила Королева.– Да ты обнаглел! Я тебя сейчас на ленточки порежу, и ты всё так расскажешь!
— Порезать, конечно, можешь… вот только помирать буду - не скажу!.. Два поцелуя и никакого торга!
— Боргильда, поцелуй его два раза,– капитулируя, велела Миллс.
Драконийка ошарашенно уставилась на Регину:
— А почему я?!
— Потому что ты мне должна!
Хмуро глянув на Королеву, Боргильда вздёрнула подбородок и подошла к лукоморцу. Чуть наклонившись, поскольку Енаха был ниже, женщина дважды поцеловала его.
— Ммм… как сладко…– расплылся в довольной улыбке лукоморец и повернулся к Регине:– Теперь ты!
— Что?!– возмутилась Миллс.
— Я сказал: от каждой красавицы!
— Ты сказал: два поцелуя!
— Что от каждой красавицы - я сказал раньше!
— Регина!– оборвала перепалку Боргильда.– Да поцелуй ты его! Ничего с тобой не случится!.. Не волнуйся, Солнцеяру мы не расскажем!
— Причём тут Солнцеяр?– недовольно поджала губы Королева.– Запомни раз и навсегда: у меня с ним ничего нет!
— Тогда тем более - поцелуй… и отправимся, наконец, дальше!
Качая головой и не веря, что делает это, Регина приблизилась к Енахе и поцеловала в губы. К своему удивлению Королева отметила, что это было приятно.
— У меня есть серебряное блюдце и наливное яблочко,– сообщил лукоморец медовым тоном.
— Ты решил поделиться с нами завтраком?– фраза, предполагавшаяся как язвительная, прозвучала вдруг из уст Регины почти безобидно.
Енаха задорно рассмеялся, и женщины, глядя на него, не смогли сдержать улыбки.
— Это волшебное блюдце,– пояснил лукоморец,– катаешь по нему яблоко и появляется изображение того, кого загадаешь. Правда, есть один недостаток…
— Ну, как же в Лукоморье без этого?– хмыкнула Королева.
— Если человек в незнакомой тебе местности или, скажем, в избе чужой - поди пойми, где он!

Глава 9.


Серебряное блюдце и, правда, показало Солнцеяра, он подъехал на коне к болотистой местности, спешился и продолжил путь пешком, ведя жеребца в поводу.
— Мы отстаём от него на день,– с досадой заметила Регина.
Произнеся несложно заклинание, Королева наколдовала трёх лошадей.
— Больше,- возразил лукоморец, убирая блюдце и яблочко за пазуху широкой льняной рубахи.– Этот ваш Солнцеяр стащил у меня ещё и волшебного коня!
— А у кого его стащил ты? У Кощея?
— Нет, я же сказал, что всё позаимствовал у Яги. Конь действительно в своё время был Кощеевым, но когда Марья Моревна поймала Бессмертного, его коней забрала Яга.
— И насколько волшебные кони быстрее обычных?– поинтересовалась Боргильда.
— Насколько бурная река быстрее ручья!
— А где другие Кощеевы кони?
— Один точно был у Марьи Моревны, а другие - не знаю. Охотников до чужого добра на свете много.
— Тебе виднее,– усмехнулась Королева.– Слушай, Ехана, а ты случайно не заимствовал у Яги кольцо Змея Горыныча?
Лукоморец встрепенулся, изумлённо уставившись на Регину:
— О! Да ты никак решила полетать?
— Ну, так что? У тебя кольцо?
— Это будет стоить тебе медового поцелуя…
Енаха ещё не успел закончить фразу, а Миллс уже накрыла его рот губами, нежно и сладко целуя.
— Ну, коли так… покажу, где кольцо…– выдохнул лукоморец, когда Редж отпустила его.– Поехали… Только наряды бы вам сменить, очень уж привлекают внимание.
— И как мы в твоих понёвах верхом поедем?
— В одежду стрельцов нарядитесь! И волосы под шапки заправите… А к стрельцам разбойники приставать не будут. Денег у служивых всё равно нет, а шею наломать могут!
Королева вопросительно глянула на Боргильду, та пожала плечами, мол, возражений не имеет.
— Ну, ладно, рассказывай, как одеваются стрелки в Лукоморье.
— Не стрелки, а стрельцы,– поправил Енаха и легко хлопнул Регину по бедру.– Сюда штаны чёрные или синие… прямые… узкие в коленях…
— Эй!– осадила Миллс, перехватив руку лукоморца.– Давай на Боргильде показывай! Мне так удобнее «шить» будет!

Через четверть часа волшебного пошива драконийка так двинула Енахе по шее, что тот кубарем пролетел по траве футов двадцать.
— Ты чего?– удивилась Королева, отрываясь от расстановки пуговиц и петлиц на кафтане Боргильды.
— Чего?!.. Этот похотливый сладкоежка уже всю меня залапал!
— Не волнуйся, мы не скажем Велераду,– весело поддела драконийку Регина.– Енаха! Ну, что?.. Костюм достаточно похож?
— Точь-в-точь,– поднимаясь на ноги, довольно закивал лукоморец.– Вот только мы не оговорили нижние сорочки…
— Именно потому, что они нижние. Никто их не увидит.
— А как же я?!..
— В смысле?– строго изогнула бровь Миллс.
— Я тоже хочу себе новенький костюм стрельца!
— А-а… Но это тебе будет стоить двух…– Королева умышленно сделала паузу, предлагая Енахе отгадать продолжение.
— Поцелуев?!– встрепенулся тот.
— Часов молчания!– ехидно осадила Редж, волшебным образом тоже облачаясь в красный костюм стрельца.
— Подряд или с любыми промежутками в течение дня?
Боргильда рассмеялась, с сочувствием посмотрев на Миллс. Путешествие с лукоморцем обещало стать незабываемым.
— Хоть как-нибудь,– обречённо покачала головой Королева.
— Хорошо-хорошо! Только можно мне светло-синий кафтан, как у Яновских стрельцов? А шапку малиновую!
— А ещё что тебе?
— Сапоги жёлтые, как у вас!.. И саблю! Мне тоже надо саблю!.. И петлицы должны быть чёрными! Не малиновыми!
Регина медленно выдохнула, смиряя эмоции, и наколдовала всё вышеперечисленное.
— У меня ощущение, будто я целую лукоморскую армию вооружила и обмундировала… Какая разница у кого какого цвета петлицы или сапоги?! Зачем вообще так много цветов?!
— А что, у вас в Солнцедалье полки по цветам не отличаются?– удивился Енаха.– А если драка в корчме?.. Или стенка на стенку?.. Как узнать, кого бить?!
— Какая ещё стенка?– с любопытством переспросила Боргильда.
— Забава такая: встают в два ряда и мутузят друг друга.
— Зачем?
— Я же сказал: забава!
Женщины скептически переглянулись и, не говоря больше ни слова, сели на лошадей.
— А что не так-то?!– не понял лукоморец и даже слегка насупился.

Три новоиспечённых стрельца уже полдня ехали то рысью, то шагом, давая отдохнуть лошадям. Боргильда нашла животных весьма неприспособленными к долгим переходам. Она и быстроногих, выносливых единорогов-то не очень жаловала, а уж с драконами лошадей и сравнить нельзя было.
— Это последнее селение на пути,– указывая на нестройные ряды изб на горизонте, объявил Енаха.– Надо лошадей накормить, напоить… да и самим подкрепиться бы не помешало!
— А долго ещё до избушки Яги?– поинтересовалась Королева, которой не очень хотелось задерживаться.
— До избушки-то недолго, но когда возьмём кольцо Горыныча, вы ведь тем более не захотите останавливаться, а там ещё треть суток до пещеры Змея. Если я не утолю голод и хотя бы пару часов не отдохну - то скоро свалюсь с седла!
— Хорошо, корчма - так корчма,– сдалась Регина.– Только никаких драк и стенок на стенку!
— Ну, что ты,– обезоруживающе улыбнулся Енаха.– Вы не думайте, что у нас в каждой корчме то и дело дерутся! Лукоморцы вообще-то добрый народ!

Глава 10.


Настойчивый крик петуха заставил, наконец, Королеву открыть глаза. Луч раннего солнца осторожно прокрался в щель между неплотно закрытыми ставнями, освещая небольшую комнату. Регина не сразу вспомнила, как сюда попала, но когда вспомнила - резко села на постели, придерживая одеяло на груди. Словно зеркальное отражение, почти одновременно с Миллс, точно в такой же позе оказалась Боргильда.
Женщины ошарашенно переглянулись и синхронно перевели взоры на Енаху, сладко спящего между ними. На несколько мгновений в комнате повисло безмолвие, и даже петух за окном вдруг умолк.
— Он… нас… опоил?– неуверенно, к тому же полушёпотом, спросила драконийка.
— Медовуху пили все вместе,– сипло ответила Королева.
— Красны девицы поутру рано встают, молодцу Енахе спать не дают,– нараспев промурлыкал лукоморец и прошёлся теплыми ладонями по обнажённым спинам женщин.
Регина сделала пас рукой, и в следующую секунду Енаха, в чём мать родила, вылетел в окно вместе со ставнями и разбившимся стеклом.
— Предлагаю… никогда не обсуждать эту тему,– напряжённо выдохнула Миллс.
— И побыстрее убраться отсюда,– поддержала Боргильда, обматываясь простынёй и поднимаясь с кровати.– И наколдуй нам какую-нибудь одежду. Только не стрелецкую!
Королева щёлкнула пальцами, и обе женщины оказались в дорожных серо-чёрных костюмах и плащах. Переглянувшись, они одновременно кивнули друг другу и направились к двери. Обе женщины чувствовали, что общая тайна связала их странными узами сотоварищества.
Регина дёрнула ручку двери и вздрогнула от неожиданности. По ту сторону проёма стоял широко улыбающийся упитанный хозяин корчмы.
— Енаха прислал спросить: не желаете ли вы завтрака?– добродушно объявил тот.
Женщины (опять одновременно) ухватили толстяка за плечи, втащили в комнату и швырнули на пол.
— Так это ты помогал Енахе?!– грозно процедила Королева.– Ты что-то подсыпал нам вчера в еду?!
— Что вы!.. Что вы!..– замахал руками хозяина корчмы.– У меня самая хорошая еда в округе!..
— Почему же ты вчера так странно переглядывался с Енахой?!– продолжила допрос Боргильда.– И даже не спрашивал, что мы хотим! Принёс «как обычно»!
— Енаха мой завсегдатай! Я знаю, что он любит! И девицы его никогда не жаловались!
— Девицы?– мрачно переспросила Регина.– И часто он здесь бывает с девицами?
— Да частенько! Это ж Енаха!
— И что в нём такого особенного?!
— Как что?.. Да люди молятся ему, чтобы страсть в отношениях не ослабевала… чтобы сила у мужей не пропадала… чтобы жёны душой прикипели!.. Он знает, как разжечь потухший огонь любви! Он знает, чем соблазнить неприступные сердца!.. Когда он говорит, люди очаровываются!.. Это ж похотный бес! Это Енаха!
— Похотный бес?– судорожно вздохнула Редж, прикрывая рукой глаза.– Вот мерзавец…
— Его речи, как сладкий мёд… А того, кто действительно разделит с ним мёд (или как вы - медовуху), переполняет неудержимая страсть! Желания, затуманивают разум и…
— Ладно-ладно! Мы всё поняли!– поспешно оборвала толстяка Боргильда.
— Нет! Вы не понимаете! Енаха дарит людям радость! Любовь!
— Угу… много и разной,– скептически выдавила Миллс.– «Восстанем вместе, натуралы и геи. Держитесь друг друга, сегодня ночью спите вместе»! [прим.: строки из песни "Sexual Revolution"]
Хозяин корчмы и Боргильда озадаченно уставились на Королеву.
— Идём!– окликнула драконийку Регина и направилась к выходу.
— А кто заплатит мне за окно?!– встрепенулся толстяк, наконец, приняв сидячее положение.
Миллс пропустила фразу мимо ушей, ответила Боргильда:
— Милашка-бес! Он же твой постоянный клиент…

Едва женщины сели на своих лошадей, как перед ними вырос Енаха.
— Вы без меня не найдёте кольцо Горыныча!– быстро предупредил он, пока Регина не воспользовалась магией.
— Проваливай отсюда, иначе я сделаю тебя калекой!– пригрозила драконийка.
— Помилуйте, за что же?! Сами весь день меня вчера целовали, принимали ласку, улыбались!.. А теперь казните за то, что я исполнил ваши желания?!
— Тише ты!..
— Я допускаю, что, возможно, поторопил события. Но это же не повод выгонять меня из компании!
— Поторопил?!.. Наглец!
— Не сердись, красавица. Я ж без злого умысла… Только во славу самого прекрасного чувства! Любви!..
Регина, всё это время не принимавшая участия в диалоге и внимательно наблюдавшая за бесом, вдруг отметила, что голос Енахи действительно действует как-то по-особенному: успокаивает, располагает, смягчает.
— Умолкни!– строго приказала Королева.– Говорить будешь, только если тебя спросят. Понял?
— Ага,– закивал бес, расплываясь в широкой улыбке.– Так мы снова вместе?!
— Только до места, где спрятано кольцо Горыныча.
— И как я получу тогда назад свой волшебный клубок?!
— Тебе, кажется, велели молчать!– прикрикнула на Енаху Боргильда.– Так что заткнись и садись на лошадь!

Через пару часов «экспедиция» пересекла нескольку лугов, оврагов и въехала в густой лес. На тайной поляне, скрытой от посторонних глаз, стояла высокая изба на обрубленных пнях, а вокруг торчало множество колов с черепами животных. Здесь стояла гробовая тишина, и даже ветер не шевелил крону деревьев.
— Избушка на куриных ножках,– чуть усмехнулась Регина.
— Не на куриных, а на курьих,– недовольно поправил Енаха, забыв про запрет говорить.
— Какая разница?
— Для вас иноземцев - никакой, вот и сочиняете про нас небылицы! Куриные - это ноги курицы, а курьи - значит окуриваемые. Сваи обрабатывают дымом, коптят, чтобы они выдерживали влагу. Так что ножки обкуренные или курьи ножки! А вовсе не куриные!
— Как скажешь,– безразлично пожала плечами Королева.– Так что же кольцо Горыныча в избе?
— Нет, я вас сюда на гулянья привёз,– шутливым тоном ответил Енаха.
Боргильда подъехала вплотную к бесу и крепко ухватила того за ухо:
— Хватит умничать! Отвечай, когда спрашивают!
— Ай!.. Больно же!
— Не так больно, как будет, когда я его отрежу!
— Да в избе! Конечно, в избе кольцо! Что непонятного?!
Лукоморец дёрнул голову в сторону и схватился за ухо, обиженно косясь на Боргильду. Между тем Редж объехала строение кругом и подозрительно посмотрела на беса.
— Так здесь же нет ни дверей, ни окон!– озадаченно заметила она.
— Ну, так волшебная ж изба! Надо заклинание специальное знать!
— И?..
— И всё,– заверительно закивал Енаха.
— Да заклинание-то какое?!
— А-а-а… За так не скажу!– насупился лукоморец.
— Неужели за поцелуй?
— Сейчас поцелуешься с моим кинжалом!– пригрозила драконийка, кладя руку на рукоять клинка.
— Возьмёте меня с собой дальше,– потребовал Енаха,– пока Солнцеяра не найдём!.. И пока он не отдаст мне клубок!
Боргильда вопросительно посмотрела на Регину и указала взглядом на свой кинжал, предлагая пустить его в ход. Заметив это, бес пришёл в отчаянье:
— Давайте!.. Пытайте!.. Режьте!.. Мне уж всё равно!.. Если я не получу клубок, жить мне незачем!
— Дался тебе этот клубок,– покачала головой Миллс.– Для чего он тебе?!
— Елезуду найти - жену мою!
Женщины изумлённо уставились на Енаху.
— У тебя ещё и жена есть?– первой пришла в себя Регина.– А что с ней случилось?
— Похитили?– нахмурилась Боргильда.
— Лучше б похитили…– вздыхая, пробубнил лукоморец.– Сама сбежала…
Бровь Королевы иронично изогнулась:
— Теряюсь в догадках - с чего бы?
— Вот и я тоже!
— Может оттого, что ты блудливый кот?
— Я - похотный бес! И она знала это, когда выходила за меня замуж! Что я могу сделать, если натура у меня такая?!
—То есть, не стесняясь изменять жене - это в порядке вещей?.. Нет, ну, ты видала такой экземпляр?– ухмыльнулась Боргильда и посмотрела на Регину.
— Видала,– скептически отозвалась та, одарив драконийку многозначительным взглядом.
— У нас с Солнцеяром совсем другая история… Просто политический союз. Мы свободны от клятв верности друг другу.
— Чего же он тогда взбеленился вчера утром?
— Только из-за сына. Какому нормальному родителю такое понравится?
— Всё равно Солнцеяр такой же блудливый тип,– отмахнулась Регина.
Боргильда с трудом подавила улыбку:
— Так перевоспитай его. Уверена, если кто-то это и может, то только ты.
— А, по-моему, это невозможно.
— А ты пробовала?
— Простите, красавицы, что прерываю вашу интереснейшую беседу,– осторожно вклинился в разговор Енаха,– но давайте, от греха подальше, не будем задерживаться на этой поляне… Заберём кольцо, а после продолжите обсуждать, как отучить от блуда чужого мужа, примерная жена которого увлеклась его сыном… Ничего не напутал?
— Заткнись!– в один голос зашипели на беса женщины.
— Молчу-молчу!
Лукоморец закрыл рот двумя ладонями и скорчил виноватую физиономию.
— Произноси заклинание,– приказала Королева, кивнув на жилище Яги.
— «Избушка на курьих лапках, веретянных пятках! К лесу воротись глазами, а к гостям воротами»!

Глава 11.


Из леса с избой Яги Енаха вылетел быстрее дротика, Регина с Боргильдой едва не упустили беса. Тот объяснил свою поспешность нежеланием столкнуться с Лешим, но по всему было видно, что лукоморец чего-то недоговаривает. Впрочем, женщинам было не до тайн Енахи.
До пещеры Змея Горыныча они добрались без приключений и ещё засветло. Лошадей Регина отпустила. Можно, конечно, было наколдовать, чтобы они исчезли, но злоупотреблять магией в Лукоморье не хотелось.
— И где дракон?– нетерпеливо поинтересовалась Боргильда, раздавая всем быстро сделанные ею факелы.
— Должен скоро вернуться,– отозвалась Редж, заходя в пещеру.– По крайней мере, раньше у него было такое расписание.
— А когда ты здесь была раньше?– встрепенулся бес, следуя по пятам Королевы.
— Несколько десятилетий назад… Словно в прошлой жизни.
— Почему ты говоришь об этом с таким сожалением?
— А ты не слишком любопытен?
— Может я смогу помочь. Я - лекарь душ.
— А я думала: угодник тела.
Бес весело рассмеялся, но сразу нашёлся с ответом:
— Одно другому не мешает. А порой помогает.
— Ты, лекарь-самородок, я, кажется, приказала тебе молчать… Вот и помалкивай.
— Как скажешь. Только не советую Горыныча ждать в пещере, он учует человеческий запах.
— Мы будем ждать с другой стороны. Пещера сквозная, а тот выход узок для дракона,– отозвалась Редж, и в этот момент один из черепов под её ногами противно треснул.– Тьма на века!– непроизвольно сорвалось с губ Королевы.
— Да уж, чёрт ногу сломит!– хмыкнул Енаха, ухватив Миллс свободной рукой за талию, дабы поддержать.
— Отойди!.. Ещё раз так сделаешь - я тебе и ноги, и руки сломаю!
— Я ж помочь хотел…– обиженно протянул бес и тут получил по затылку от Боргильды.
— Тебе сказали: без твоей помощи обойдутся,– жёстко объявила драконийка,– вот и не лезь!
Енаха недовольно фыркнул и лишь пожал плечами.
— Регина,– обратилась к Королеве Боргильда,– я не очень поняла, зачем мы будем ждать дракона с другой стороны пещеры, если он туда не пролезет?
— Мы там подождём пока он уснёт и тогда наденем ему на коготь кольцо. Это сделает его послушным.
— Тебе не кажется, что мы и так потеряли слишком много времени? Может он засыпать будет несколько часов… Или вдруг у него бессонница случится?
— У тебя есть другой план?– с вызовом спросила Королева.
— Есть, я же с детства знакома с драконами. Отдай кольцо мне, я надену его, как только он войдёт в пещеру.
— Да он убьёт тебя раньше!
Боргильда снисходительно покачала головой:
— За свою жизнь я убила семь драконов и восемнадцать приручила! Одна, без чьей-либо помощи. А ещё, если помнишь, у меня кузен любит обращаться в дракона. Думаешь, с ним легко было играть в салки?
Королева некоторое время испытывающе смотрела на Боргильду, но потом всё-таки решилась - достала из походной сумки кольцо (по размеру как обруч для головы) и протянула драконийки.
— Учти, если Горыныч тебя убьёт…– Редж угрожающе покачала головой.
— Тогда Солнцеяр будет свободен,– весело подмигнула Королеве Боргильда и забрала кольцо.– А теперь идите, прячьтесь.

Да, видимо, Боргильда недаром родилась и росла в Драконии. Змей Горыныч даже не успел полностью вползти в пещеру, когда кольцо оказалось у него на когте. В ловкости драконийка могла посоперничать с леопардом, а уж в храбрости и подавно.
— Вот это спроворила!- пришёл в восторг Енаха, приближаясь к Боргильде.- Марья Моревна не сделала бы лучше!
— Кто такая Марья Моревна?- поинтересовалась драконийка у Королевы.
— Лукоморская воительница. Сам Горыныч её боится. А ты действительно здорово управляешься с драконами,- оценила Регина.- Что ж, пока ещё не совсем стемнело, давайте отправляться в путь.
— Девицы-красавицы, а вы случайно из корчмы мои блюдце с яблочком не прихватили?- осторожно поинтересовался Енаха.- Ну-у… мы могли бы посмотреть не изменил ли путь Солнцеяр. Может он уж пересёк болота? И нам туда не надо?
— Что, встреч с кикиморами ты тоже боишься? Поди, и там нашкодил чего-нибудь?
— Почему сразу нашкодил? Просто за вас переживаю… не любят кикиморы, когда на их территорию забредают… топят чужаков.
Боргильда встревожено глянула на Королеву:
— Надеюсь, Солнцеяр осторожен.
— Не волнуйся, его кикиморы не тронут,- скептически заметила Регина.- Разве что зацелуют до смерти.
— Да, кажется, я о Солнцеяре волнуюсь больше, чем ты.
— Тебе и положено.
— Тогда что в Лукоморье делаешь ты?
— Теряю даром время с двумя любителями поболтать!- огрызнулась Миллс.
Драконийка печально покачала головой, с сочувствием глядя на неё. Затем Боргильда вынула из свой сумки серебряное блюдце и катнула по нему наливное яблочко. Енаха и Регина подошли ближе, рассматривая появившееся изображение.
— Чёрт! И где это он?– нахмурился лукоморец.
— Какое-то плохо освещённое помещение. И мебели нет… Похоже на каземат.
— Ну, это уж точно не у кикимор. Я не знаю, где это…
— Я знаю,– останавливая наливное яблочко, заявила Регина.– Полетели!
— Куда?– в один голос спросили Боргильда и Енаха.

Глава 12.


До Белого Озера Горыныч доставил своих седоков всего за пару часов. Ещё полчаса ушло у Регины на то, чтобы провести всех через три слоя морока и не повредить его оболочку. Видимо, Кощею очень не хотелось, чтобы кто-то нашёл его жилище, но и бросать насиженное место он не стал.
Ничего с прошлого раза в подземелье у Бессмертного не изменилось. Во всяком случае, Регина не заметила. Памятую о том, что у лукоморского колдуна «патент» на превращения в лягушек, Королева обратила охрану каземата в тараканов.
— Будь осторожна с волшебством на территории Кощея,– полушёпотом предупредил Енаха.– Он частенько и ночью бодрствует, так что может почуять чужую магию.
— Ну, сказал бы раньше, что ты желаешь сам разобраться со стражей,– усмехнулась Редж, открывая первую келью.– Пусто…
За следующими тремя дверями тоже никого не оказалось.
— Не похоже на Кощея,– озадаченно заметила Королева.– Где толпы похищенных красавиц, ждущих выкуп?
— Должно быть, Марья Моревна на какое-то время отбила у Бессмертного желание похищать девиц,– предположил Енаха.– Он сам провёл у неё в плену не одно десятилетие… Ну, так говорят.
Регина отворила дверь последней кельи и облегчённо выдохнула. Солнцеяр был здесь, сидел на деревянной лавке, подобрав под себя ноги, и невидящим взглядом смотрел в потолок. На солнцедальце был лукоморский кафтан, расшитый драгоценными камнями, красные сапоги и золотой обруч на голове.
— У кого-то бессонница,– чуть улыбнулась Боргильда, тоже обрадовавшись, что поиски были не напрасны.– Только что это он тут прохлаждается?
— Солнцеяр?– осторожно позвала Королева, подходя к мужчине.– Ты как?
Драконийка встала рядом с Региной, в её взгляде застыл тот же вопрос.
— Нормально,– безучастно пожал плечами царь.
— Ты нашёл сыновей?– нетерпеливо поинтересовалась Боргильда.
— Нашёл.
— И?!..
— Они в порядке.
— Про клубок спросите,– зашептал Енаха, притулившийся за спинами женщин.
От неожиданности Регина и Боргильда обернулись и даже расступились.
— Что?..– смущённо спросил бес.– Дайте мне клубок - и я исчезну. Вы же тоже в этом заинтересованы.
— Солнцеяр, тебе ведь больше не нужен волшебный клубок, раз сыновей ты нашёл,– выдвинула предположение Миллс, которой совсем не хотелось задерживать болтливого лукоморца.– Отдай клубок Енахе.
— Кому?– задумчиво спросил царь и, наконец, перевёл взгляд на беса.
Боргильда кивком головы указала на лукоморца:
— Вот этому вредному типу, которого ты подвесил на дубе.
Солнцеяр несколько секунд безразлично смотрел на Енаху, а потом отстранённо спросил:
— Кто это вообще такой?
— Я, наверное, пойду… вам сейчас не до меня…– разворачиваясь, пробормотал бес.
Однако Боргильда ухватила его за шкирку и дернула назад:
— Это Енаха. Он утверждает, что ты отобрал у него волшебный клубок и Кощеева коня.
— Ну-у… может, я не совсем так выразился,– очаровательно улыбаясь, захлопал глазами бес.– Просто я претендовал на эти вещи.
— Коня и клубок дала мне Яга,– равнодушно отозвался Солнцеяр.
На губах Королевы появилась заученная улыбка.
— Извини нас,– сказала она солнцедальцу и, схватив Енаху за ухо, утащила к двери.– О чём ещё ты наврал, маленький паршивец?!
— И кто тебя подвесил на дубе?– тихо зашептала Боргильда, присоединившись к Регине и бесу.– И если ты ещё раз «не совсем так выразишься», я тебе нос сломаю…
— Н-не надо ничего ломать,– сипло выдавил лукоморец, хватаясь за ухо, которое держала Миллс.– Ну, не мог же я сказать, что меня Яга подвесила…
— А про Солнцеяра ты откуда узнал?
— Так я уже висел, когда он из портала вышел… Я видел, как Яга ему клубок и коня дала…
— Мне вот интересно: и за что это на тебя Яга осерчала?– ухмыльнулась Редж, устало качая головой.
— Ну, за что, за что?..– Енаха перевёл взгляд с одной женщины на другую и виновато улыбнулся.– Все вы, женщины, за одно и тоже на меня сердитесь…
— Ну, ты и поганец! Так ты поэтому торопил нас в лесу у жилища Яги? Она вовсе не у Черномора?
— Да кто же её знает - где она?!
— Проваливай отсюда!– велела Боргильда, отвесив бесу подзатыльник.
Лукоморец сощурился и втянул голову в плечи, а потом осторожно приоткрыл один глаз и спросил:
— Так клубок я не получу?
— Получишь… по шее… если не исчезнешь!
— Знаешь, почему в тебе столько агрессии?..
Развить свою мысль Енаха не успел - драконийка вытолкала его в дверь.
Женщины многозначительно переглянулись, точно прочитав мысли друг друга. И даже больше - точно у них были одни и те же мысли на двоих. После чего обе одновременно направились к Солнцеяру. Он сидел всё в той же позе, уставившись в невидимую точку пространства.
— Очевидно, его опоили или околдовали,– выдвинула предположение Боргильда.
— Или у него депрессия,– нахмурилась Регина, пощёлкав пальцами перед лицом мужчины.– А может и то, и другое… Солнцеяр! Ты помнишь, что с тобой произошло в эти дни?
— Помню.
— Ты сказал, что нашёл сыновей. Где они были?
— На свадьбе,– прикрывая глаза, глухо отозвался царь.
— На какой свадьбе?!– в один голос спросили женщины.
Вместо ответа солнцедалец указал рукой куда-то вверх.
— Если мы в подземелье, то свадьба, видимо, была в тереме,– заключила Боргильда, вопросительно глянув на Королеву.– Но когда мы заходили, всё было тихо.
Регина задумчиво закивала, перевела взор на царя и ещё раз осмотрела его наряд.
— Солнцеяр, а почему ты так разодет? Ты тоже был на свадьбе?
— Угу.
— И я так понимаю, свадьба закончилась, но не всех гостей оставили в комнатах наверху, да? Ты что-то натворил?
На губах мужчины появилась горькая усмешка:
— Женился не на той…
— Как женился?! На ком?!
— Что значит - женился?!– прибавила в копилку вопросов драконийка.– Ты ещё со мной не развёлся! У нас же был уговор - никакого гарема!
Солнцеяр, наконец, поднял взгляд на женщин, поочерёдно рассматривая то одну, то другую.
— Вы что тут вообще делаете?– вдруг спросил он.
— Да вот тоже на твоей свадьбе хотели погулять,– язвительно бросила Королева, чувствуя нарастающее раздражение.
— На моей?.. Нет, это не моя.
— Ты же только что сам сказал, что женился!– вспылила Боргильда.– Если не ты, то кто?!.. Кто-то из твоих сыновей?!
— Моя жена…
Регина ошарашенно глянула на драконийку, но та лишь пожала плечами и покрутила пальцем у виска.
— Сварожий круг…– между тем продолжил солнцедалец,– шестнадцать лет…
— Шестнадцать лет?– подозрительно переспросила Королева.– Ты что, о Шахерезаде говоришь?
Брови Богильды изумлённо поплыли вверх:
— Она же умерла!
— Солнцеяр, её кто-то воскресил с помощью магии?– в голосе Регины появилась тревога.
Уж кому-кому, а Королеве было доподлинно известно, как опасно возвращать усопших в мир живых. А главное - после воскрешения человек уже не был прежним.
— Кто-то?!..– фыркнул появившийся в дверях Енаха.
— А ты какого чёрта вернулся?– недобро глянула на беса Боргильда.
— Так я выйти не могу! Морок вокруг терема!.. Кстати, похоже, наверху было какое-то празднество. А теперь все спят мертвецким сном!
— Так ты знаешь, кто воскресил Шахерезаду?– быстро спросила Королева.– Ну, то есть Еньку…
Енаха оживился и даже немного прошёл в келью.
— Это какаю такую Еньку, а?
— Ению Желановну,– уточнила Боргильда, вспомнив рассказы Велерада о матери.– Вообще-то она родилась в Лукоморье, но после семнадцати лет жила в Солнцедалье.
— Это вы про дочку Яги, что ли?!
— Кто кому вопросы задаёт?!– возмутилась Регина.– Отвечай, кто воскресил её!
— Так у нас только один колдун способен на такое. Владыка и хранитель мира мёртвых - Кощей Бессмертный!
— И зачем Кощею её воскрешать?– непонимающе пожала плечами драконийка.
Королева медленно перевела взгляд на царя, неприятная догадка колючим холодом раскатилась по телу.
— Солнцеяр, а за кого Шахерезада замуж-то вышла?– осторожно спросила Миллс.
— За Кощея,– глядя сквозь Регину, пробормотал солнцедалец.
— Я уже ничего не понимаю…– покачала головой Боргильда, присаживаясь на лавку рядом с мужем.– Шестнадцать лет Шахерезада провела в мире мёртвых, потом её воскресил Кощей?.. Да ещё и женился?.. Он что, для этого похитил её детей? Чтобы принудить к браку?
— Или он их похитил, чтобы отомстить тебе?– коснувшись плеча Солнцеяра, спросила Королева.– Или и то, и другое?
Царь чуть мотнул головой:
— И не то, и не другое. Мозг предприятия - Шахерезада. Вскружила голову Кощею… обещала выйти замуж, если освободит её из мира мёртвых…
— Что-о? И этот усохший старикан туда же? Он же уже ни на что не способен!
— Любовь творит с людьми чудеса,– многозначительно заметил Енаха, но тут же прикусил язык под испепеляющим взором Регины.
— А Велерад и братья?– напомнила Боргильда.– Что с ними?
— Сыновей Шахерезада вроде как на свадьбу забрала…
— Забрала?– неуверенно переспросила Королева.– В смысле - пленила?
— В смысле - пленила их души… они решили остаться в Лукоморье с ней.
— Как это?!– вздрогнула драконийка, уставившись на мужа.– И Велерад?!
— Этого не может быть!– запротестовала Регина.– Они же не малые дети! У каждого своя жизнь!.. Даже у Огнеслава! Он не мог забыть Грейс!.. Солнцеяр! Приди в себя! Здесь же не обошлось без магического принуждения! Шахерезада вовсе не та невинная, бесхитростная Енька, которую ты знал! Мир мёртвых делает людей совершенно другими!
Енаха кашлянул, неловко улыбнувшись:
— Прошу покорно простить, но в данном случае, мир мёртвых сделал дочку Яги как раз собой. Каждая женщина их рода рано или поздно перерождается и становится стражем между Явью и Навью - мирами живых и мёртвых. Теперь Ения как бы одновременно и живая, и мёртвая… Такова сущность их рода.
— Да мне плевать!– возмутилась Боргильда, вскакивая с лавки.– Велерад здесь не останется!
Драконийка непроизвольно сжала рукоять клинка, висевшего на поясе. Она уже готова была кинуться наверх и сражаться.
— Спокойно,– осадила Боргильду Королева,– никто здесь не останется. Но простым оружием Кощея Бессмертного и его новоиспечённую супругу не победить. Здесь нужна магия, вот только в Лукоморье у меня с ней некоторые проблемы. И мне бы очень не помешала помощь Солнцеяра.
Драконийка оглянулась на мужа и удручённо покачала головой:
— О чём ты? Сейчас он не может помочь даже себе!
— Ну-у… если он не просто в депрессии, а околдован, то я могу попытаться что-нибудь с этим сделать…
— В Лукоморье нельзя применять магию к магии!– встрепенувшись, напомнил бес.– Это может привести к непредсказуемым последствиям!
— У кого-то есть другие идеи?
Боргильда ещё раз посмотрела на супруга и вдруг обратилась к Регине:
— Слушай, а тебе обруч на его голове ничего не напоминает?
— Недоделанную корону, на которую поскупились дать побольше золота?
— Кольцо, которое усмирило Горыныча.
Миллс чуть наклонилась, внимательно разглядывая золотой обруч на голове Солнцеяра, а потом решительно сняла его. И в тот же самый момент Королева ощутила небывалую слабость, что-то холодное и тёмное ворвалось в её сознание.

Глава 13.


Магическое воздействие, сковывающее волю, исчезло. Сознание прояснилось, и в него стремительным потоком ворвалась реальность. Солнцеяр бросился к Регине без чувств лежавшей на полу кельи. Склонившиеся над Королевой Боргильда и Енаха посторонились, уступая место солнцедальцу.
— Регина!– позвал царь, хлопая женщину по щекам.– Редж!.. Очнись!
— Это не естественный обморок, здесь такие методы не помогут,– задумчиво потёр подбородок бес.
— Ты, умник,– огрызнулась Боргильда, строго посмотрев на лукоморца,– если что-то знаешь - говори конкретно. А в очевидных комментариях здесь никто не нуждается!
— Чего тут может быть конкретнее? Волшебный обруч - Кощея. Попытаетесь нейтрализовать его колдовство - сделаете только хуже. На поклон к Кощею надо идти…
Драконийка перевела вопросительный взгляд на супруга, хотя очень сомневалась, что тот может пойти к кому-то «на поклон».
— Так говоришь - они там все спят?– переспросил у беса Солнцеяр, и в его глазах блеснули недобрые огоньки.
Подхватив Регину на руки, царь быстро направился к выходу из кельи. Боргильда и Енаха поспешили следом. Однако перед самой дверью женщина приостановилась и задержала беса.
— Только попробуй что-нибудь ляпнуть при Солнцеяре про нас с Региной,– угрожающе предупредила драконийка.– Елезуда станет вдовой. Понял?!
— Почему все обо мне такого скверного мнения?!– возмутился Енаха.– Я просто люблю женщин… и вовсе не хочу доставлять им неприятности! Напротив - лишь удовольствия…
— Я тебя предупредила!

Отыскав наверху первую свободную опочивальню, Солнцеяр уложил Редж на постель и, повернувшись к Боргильде и Енахе, приказал:
— Одну её не оставлять!
— Не волнуйся,- опуская ладонь на рукоять кинжала, отозвалась супруга,- буду охранять твою Королеву, как драконы Огненный Каньон.
Царь внимательно посмотрел на женщину, затем материализовал из воздуха длинный меч и протянул Боргильде.
— Так… на всякий случай.
— А мне оружие?- встрепенулся Енаха.
— Ему не давай,- быстро предупредила драконийка,- а то ещё сам поранится.
Бес недовольно фыркнул, но спорить не стал. Впрочем, внимания на это никто не обратил.
Солнцер ещё раз взглянул на Регину и быстро покинул комнату.
— Престранные у вас отношения,- ухмыльнулся Енаха, подходя к основанию кровати.- Ты его жена, охраняешь его пассию, а любишь его сына.
— Да, всё запутанно…
— А что мешает распутать? Всё просто: он - с Редж, ты - с его сыном.
— Он скорее убьёт меня, чем позволит быть с его сыном,- горько усмехнулась Боргильда.- И меня бросить не может, иначе мой кузен объявит войну Солнцедалью.
— А кто твой кузен?
— Правитель Драконии. Несколько лет назад наши миры уже воевали. Были жуткие потери с обеих сторон, но Солнцедалью пришлось хуже.
Енаха задумчиво потёр подбородок, а потом вдруг встряхнул головой, отгоняя прочь мрачные мысли.
— Будущее в будущем! Надо жить настоящим моментом! Вот, например, для меня настоящий момент прекрасен! Что может быть лучше, чем смотреть на красивую женщину с мечом и на красивую женщину во сне?!
— Болтун,- добродушно откликнулась драконийка и даже слегка улыбнулась.

Солнцеяр осторожно открыл дверь в опочивальню новоиспечённой хозяйки терема и бесшумно скользнул внутрь. Шахерезада спала на высокой кровати с множеством подушек. А вот муженька рядом не было. Царь заглянул в смежную комнату. Так и есть: это была мужская половина. Плотно прикрыв дверь, солнцедалец подошёл к постели бывшей супруги и, наколдовав кривой кинжал, приставил лезвие к горлу женщины.
Ения открыла глаза и несколько раз недоумённо моргнула, видимо, не сразу поняв, где сон, а где реальность.
— Говорить будем полушёпотом,– объявил Солнцеяр, присаживаясь на край постели и при этом продолжая удерживать клинок у шеи бывшей жены.– Попробуешь кого-то позвать или применить колдовство - зарежу.
— Ты освободился?– не веря своим глазам переспросила Шахерезада.– Как?
— Кое-кто помог… и теперь у этого человека проблемы.
— Ещё бы!– усмехнулась дочка Яги, снисходительно глянув на мужчину.
Нахмурившись, Солнцеяр надавил на кинжал:
— Какое заклинание было на обруче? Что станет с человеком?
— Будет без сознания, пока не получит «живую воду».
— Где её взять?!
— Яхонтовый мой, тебе не кажется, что пора убрать нож от моего горла?– возмущённо повела соболиной бровью Шахерезада.– А то я могу осерчать, и твой спаситель затеряется между Явью и Навью.
— Между Явью и Навью затерялась ты!– мрачно процедил мужчина, даже не ослабив давление кинжала на горло Ении.– Думаю, «живую воду» в Лукоморье я отыщу без особых проблем, а вот если избавлюсь сейчас от тебя, то у меня вообще не будет никаких проблем!
— Тогда у тебя будут большие проблемы с моим мужем!
Солнцеяр скептически покачал головой:
— Это не та причина, которая сможет удержать меня от убийства! Попробуй ещё раз.
Шахерезада нервно сглотнула. По виду солнцедальца было ясно, что он отнюдь не шутит. Да и что стоило такому, как он, убить женщину? Тем более, которая была его супругой. Похоже, над жёнами Солнцеяра висело какое-то роковое проклятье.
— Ты потратишь не одну неделю на поиски «живой воды»,– тихо обронила Ения,– я могу её дать тебе ещё сегодня до заката.
— Уже лучше. Прибавь к этому обещание снять чары с наших сыновей!
— Какие чары?!- возмутилась женщина.- Это сыновья любовь! Они здесь по доброй воле!
— Расскажи ещё кому-нибудь!- сильнее давя на кинжал, прохрипел царь.- Я видел следы волшебства!
— Я не зачаровывала детей! Это были всего лишь охранные обереги!
— Ещё бы! Ты ведь прокладывала портал через мир мёртвых! Ты рисковала жизнями наших сыновей, чтобы затащить их в Лукоморье! Это ещё одна причина для твоего убийства!
— Я знала, что делаю! Им ничего не угрожало! Клянусь!
Солнцеяр непреклонно покачал головой:
— Я больше не верю твоим клятвам. Ты пытаешься разрушить нашу семью. Ты ломаешь жизни собственных детей!
— Ты был с ними столько лет!- воскликнула Ения, и в её тёмных бархатных глазах сверкнули слёзы.- Теперь моя очередь!
— Нет никакой очерёдности! Они выросли. Огнеслав скоро женится. Велерад… в Солнцедалье у него есть любимая женщина. Если б они не находились под воздействием чар, то сказали бы тебе, что не могут остаться в Лукоморье!
— А Яромир?- с надеждой спросила Шахерезада.
— Что - Яромир? Остался бы он с тобой в Лукоморье по собственной воле? Я не знаю. Но если бы он так решил, я не стал бы препятствовать.
— Это только слова!
— Я - не враг собственным детям! Пусть Яромир выберет сам.
— Не враг, говоришь?- Ения с усмешкой посмотрела на бывшего супруга.- Я в курсе - кем является любимая женщина Велерада. Странно, что она до сих пор жива… Или уже нет? Или политическая сделка для тебя теперь важнее собственного самолюбия? Что с тобой, Солнцеяр?! Я не узнаю тебя!
— Я… изменился. Как-то раз я уже делал такое ради тебя. Помнишь? Любовь способна на многое.
— Ты заговорил о любви… Да, действительно ты изменился.
Мужчина вдруг убрал кинжал от горла Шахерезады, отбросил его на пол и задумчиво посмотрел в окно.
— Да, но не только любовь к женщине меняет меня. Но и любовь к детям. Я… готов простить Боргильду… и пожелать им с Велерадом счастья. По всем законам Солнцедалья!
Глаза женщины расширились от изумления:
— Ты серьёзно?!
— Клянусь Солнцем!.. Енька!– царь внезапно повернулся к бывшей супруге и ухватил её за плечи.– Ты ведь тоже любишь наших детей! Не могло пребывание в мире мёртвых изменить это! Не могла так измениться ты! Ты же из лукоморцев! У вас всё по-другому! Навь не убила твою любовь, я вижу это!
Солнцеяр встряхнул женщину за плечи.
— Чего ты от меня хочешь?– сипло выдавила Шахерезада, закусывая губы.
— Чтобы материнская любовь взяла верх над эгоизмом. Позволь детям самим решать, где и с кем они хотят быть.
Ения печально опустила глаза и чуть слышно спросила:
— Но они могу хотя бы остаться на пару дней?
— Мы все останемся на пару дней,– улыбнулся царь.– Надо же догулять твою свадьбу!
— Обещай, что не будешь возражать, если кто-то из сыновей решит задержаться дольше!
— Если всё будет честно, без магии - обещаю.
— Что ж… ладно. Будем считать, что мы договорились.
— А как насчёт Кощея?
— А что Кощей?– самодовольно ухмыльнулась Ения.– Ты же сам сказал: любовь способна на многое! Что я ему скажу, то и будет делать!
Царь Солнцедалья весело рассмеялся, одобрительно качая головой.

Шахерезада, как и обещала, сняла чары с сыновей и с помощью Солнцеяра слегка подправила им воспоминания о «приглашении» на свадьбу. Пир продолжился, на этот раз уже и с новыми гостями. Даже Енаху не отпустили. Правда, обещали подарить волшебный клубок по окончании торжеств.
Перед закатом в гости прибыла Василиса Прекрасная и передала от Яги для дочери «живую воду». Ения, как водилось у лукоморцев, сразу усадила её за стол (причём рядом с Яромиром).
— Держи,– Шахерезада передала склянку с волшебной водой Солнцеяру.– Иди, буди свою любовь.
— Скажи-ка мне, а что, кроме такой красавицы, доставить тебе «живую воду» было некому?– тихо поинтересовался царь, глядя на Василису и Яромира, не сводившего взгляда с лукоморской девицы.
— Ты сказал, что нельзя применять магию. Я и не применяю. Всё честно.
Солнцеяр лишь усмехнулся и направился в опочивальню к Регине.

Мужчина обошёл кровать, присел рядом с Королевой и осторожно убрал тёмный локон с её лба. Окропив Редж «живой водой», Солнцеяр наклонился к лицу женщины и запечатлел на её губах долгий поцелуй.
— Когда ты перестанешь ходить в мою спальню, как в свою?– сквозь поцелуй поинтересовалась Регина.
— Видимо, когда у нас будет одна спальня на двоих!
Солнцеяр чуть отстранился и с улыбкой посмотрел на Королеву.
— То есть - никогда?
— То есть - очень скоро.
Редж приподнялась на локтях, оглядываясь по сторонам:
— А что стало с казематом? Мы вообще где? И где Боргильда?
— Боргильда с Велерадом в трапезной… празднуют свадьбу Ении и Кощея… ждут и нас присоединиться, но…– взгляд Солнцеяра сместился на декольте рубашки Регины,– думаю, никто не заметит, если мы немного задержимся.
— Празднуют?.. Вас что здесь, опоили всех?! Околдовали?!– Королева быстро прикрыла ладонью вырез рубашки.– Солнцеяр!
Мужчина разочарованно вздохнул, переводя взгляд на лицо Редж.
— Опоили?.. Не-е-ет. Всё в порядке. Мы с Шахерезадой пришли к пониманию, сняли чары с детей и немного подправили им память.
— Что? Вот так просто?.. Раз - и ничего не было?! И ты простил её?!
— Ну-у, вы же со Шляпником нашли силы простить друг друга. Почему мы с Енькой не можем?
— Но не в один же миг!
— Так и она не на тридцать же лет разлучила меня с сыновьями.
Редж хотела что-то возразить, но не нашлась - что. Тема была слишком болезненна для неё.
— Прости,– вдруг извинился Солнцеяр, поняв чувства женщины.– Неуместное сравнение.
— А что Кощей Бессмертный?– поспешила сменить тему Регина.
— А что он? Он - счастливый молодожен. Енька крутит им как хочет. В общем, всё в порядке.
— И никто никого больше не собирается задерживать в Лукоморье?
Царь отрицательно покачал головой:
— Нет, разве что мы сами немного задержимся на время празднеств.
— Для чего? Смотреть на эту…
Регина не успела закончить фразу - мужчина закрыл ей рот жадным поцелуем. Его ладонь тут же нашла руку Королевы, убирая её от груди.
— Солнцеяр! Ты что, обалдел?!– возмутилась Редж.– В этом доме у тебя и бывшая жена, и настоящая, а ты пристаёшь…
— А я пристаю к будущей!– отрезал царь, накрывая женщину своим телом.
Сорвавшийся с губ Королевы скептический смешок был мгновенно уничтожен поцелуем. Руки Солнцеяра скользнули под рубашку Редж и остановились на груди, крепко сжимая её. По телу женщины пробежала томительная дрожь, хотя Королева и пыталась изо всех сил не поддаться соблазну.
— О-т-п-у-с-т-и…– выдавила Регина и едва не задохнулась, почувствовав колено мужчины у себя между ног.
Впрочем, Солнцеяр её не слышал, спускаясь цепочкой поцелуев вдоль шеи к груди женщины.
— Так нечестно…– сдавленно прошёптала Королева.
— А разве мы когда-то играли честно?
Мужчина чуть приподнялся, с озорной улыбкой глядя на Редж, и вдруг резким движением разорвал на ней рубашку вместе с кружевным бельём.
— Проклятья! Солнцеяр!– зашипела женщина, обжигая царя недовольным взглядом.– Я не люблю, когда ты так делаешь!
— А так?..
Мужчина обхватил губами сосок Редж, лаская языком и слегка прикусывая. Ответом Солнцеяру стал порывистый стон и участившееся дыхание. Руки царя прошлись вдоль соблазнительного женского тела, спустили с Регины брюки и крепко сжали ягодицы. Королева напряглась, выгибаясь навстречу мужчине, подчиняясь его воле, растворяясь в его любви.

Она опять сделала это! Уступила Солнцеяру!.. Но ведь она знает, что их отношения ни к чему не приведут. Тогда зачем? Почему она снова и снова позволяет сердцу взять верх над разумом? Что в этом мужчине особенного? В нём же недостатков несоизмеримо больше, чем достоинств! Он деспотичный, нетерпимый, самовлюблённый, эгоистичный, яростный! Он всегда берёт, что хочет! Он не гнушается коварства, жестокости, блуда! Его настроение может измениться в один миг! В гневе он готов убить кого угодно, даже тех, кого вроде бы любит!
— Не думай так громко, моё солнце,– усмехнулся царь, лёжа на боку и внимательно рассматривая Королеву.
Регина открыла глаза и повернула голову к мужчине.
— Хорошо. Но значит, мне не надо тебе объяснять, что: то, что произошло в Лукоморье - останется в Лукоморье?
Царь с театральной обречённостью закатил глаза и криво ухмыльнулся:
— Давно мы не обсуждали бесперспективность отношений.
— Солнцеяр, я серьёзно!
— Хорошо, всё останется в Лукоморье,– беспечно пожал плечами солнцедалец,– но при одном условии…
Редж чуть нахмурилась и вопросительно повела бровью.
— У нас ещё два дня в Лукоморье,– пояснил царь, расплываясь в многозначительной улыбке.– И ты их не будешь портить!
— Я не…
Королева не успела закончить фразу, Солнцеяр стремительно закрыл ей рот поцелуем, наваливаясь сверху и устраиваясь у Редж между ног.

Глава 14.


Регина не очень запомнила свадьбу, большую её часть они с Солнцеяром провели в опочивальне. Это было время любви… Безумной. Нежной. Страстной. Красивой. Всепоглощающей.
К концу пребывания в Лукоморье Королева начала понимать, что зря согласилась на «одно условие». Теперь она не знала, как объясняться с Солнцеяром. Вряд ли он после такой любовной рапсодии спокойно уйдёт.
Однако царь Солнцедалья снова удивил Редж. Он ни словом не обмолвился о «перспективах», ни одним взглядом не дал понять, что не хочет расставаться, а ещё самолично открыл портал в Зачарованный Лес для Королевы и Огнеслава.
— Увидимся на свадьбе,– похлопал царь по плечу сына.– И не задирай Шляпника. Он - Безумный.
Обнявшись с матерью и, тоже попрощавшись до свадьбы, Огнеслав шагнул в портал.
— Ты там пригляди за нашим сыном,– попросил Королеву Солнцеяр.– Всё-таки я не доверяю Джефу…
— Пригляжу,– пообещала Регина, обводя всех провожающих (а их на дворе было дюжины две) прощальным взглядом.
— Солнца твоему дому,– улыбнулся мужчина.– Или как говорят здесь: мира твоему дому. Тоже увидимся на свадьбе.
Королева улыбнулась в ответ, хотя настроение было совсем не весёлое. Солнцеяр мог бы хоть ради приличия изобразить толику грусти! Впрочем, о чём это она? Солнцеяру ведь просто не давало покоя, что ему каждый раз приходилось ломать её сопротивление. И вдруг: никакого противоборства, возражений… Видимо, двух дней вполне хватило, чтобы пресытиться. Вот Редж и стала просто очередной любовницей царя Солнцедалья.
Отогнав прочь навязчивые мысли, Королева вздёрнула подбородок и с самым гордым видом проследовала в портал.
— И это всё?– изумлённо уставилась на супруга Боргильда.– Ты просто отпустил её?! Она пошла за тобой в Лукоморье, чтобы помочь спасти сыновей, а ты…
— Не шуми, яхонтовая,– прервала драконийку Ения.– Солнцеяр знает, что делает.
Царь Солнцедалья перевёл лукавый взор на бывшую жену, и они обменялись понимающими улыбками.
— Вообще-то, я тоже не понял, что он делает?– нахмурился Велерад.
— Давайте разбираться с проблемами по порядку,– Солнцеяр похлопал сына по плечу.- Сначала, я думаю, нам троим следует навестить Грейдмара…
— Кого?.. Зачем?!
— Ты что, до сих пор не сделал предложение Боргильде?– строго повёл бровью отец.
Драконийка напряглась, попеременно переводя взгляд то на Солнцеяра, то на его старшего сына. И тут она почувствовала на себе взор Ении. Мать Велерада смотрела на неё придирчиво-оценивающе, и от этого становилось не по себе.
— Предложение твоей жене?– взволнованно переспросил сын.
— Именно. Ты же не думал, что мы вернёмся в Солнцедалье, и ты продолжишь тайно встречаться с ней?
— Ты расторгнешь брак?.. Ты отпустишь её?..– боясь поверить в реальность происходящего, спросил Велерад.– Правда?

Генри сидел за столом в кабинете матери, внимательно изучая бумаги, которые подавал ему Джефферсон. Увидев эту картину, Королева в изумлении остановилась, и шедший позади Огнеслав, едва не налетел на неё.
— Мама?– отрываясь от бумаг, улыбнулся Генри.– Вернулись? Как прошёл визит?
Редж едва не переспросила: «Какой визит?», но вовремя перехватила взгляд Шляпника.
— Визит?.. Хорошо прошёл визит. Спасибо. А ты чем занят?
— Делами королевства,– ответил за Генри Джефферсон.– Мы не знали, как долго вы пробудете в Солнцедалье с официальным визитом, а жизнь в Зачарованном Лесу не может останавливаться в отсутствие Королевы.
— Что ж, это правильно,– одобрительно кивнула Регина.– Генри, будь добр, проводи Огнеслава к Грейс.
Кивнув, сын быстро поднялся из-за стола, приблизился к матери, обнял и вместе с солнцедальцем покинул кабинет.
— Ты сказал ему, что я отбыла с официальным визитом в Солнцедалье?– переспросила Королева, подходя к Шляпнику.
— А что я должен был ему сказать?– недовольно буркнул Джеф.– Что послы Солнцедалья были одурманены, их принц бесследно исчез, а ты вместе с Солнцеяром (оказавшемся тем утром в твоей спальне) шагнула в портал в неизвестном направлении?
— Действительно, звучит не очень… А что ты сказал своей дочери?
— Это же: вам с Огнеславом пришлось срочно отбыть в Солнцедалье.
— Ну, и прекрасно,– улыбнулась Королева.– А как Генри справлялся с государственными делами?
— Вполне приемлемо.
— Джеф, а почему в твоём тоне я слышу недовольство?
Шляпник нахмурился, скрестив руки на груди и исподлобья глядя на женщину.
— Может потому, что я тобой недоволен?
— О-у… А поподробнее. Что не так?
— А ты полагаешь, что всё нормально?!– возмутился советник.– Тебя не было две с половиной недели!
— Как две с половиной?.. Чё-ё-ёрт! Это всё из-за Лукоморья. Там время течёт по-другому.
— О! Вы ещё и в Лукоморье были! Прекрасно!.. А русалку ты прислать не могла или иным образом хоть какую-нибудь весточку передать?! Я не знал, что думать! Может ты погибла!
Королева не смогла сдержать лукавую улыбку:
— Ты волновался за меня? Как это мило.
— Зато ты ни о чём и ни о ком не волновалась! Конечно, совместные приключения с Солнцеяром! Банально и старо!
— Джеф, это были вовсе не приключения!– возмутилась Регина.– Мы искали его сыновей! Их похитили!
— Нашли? Спасли?
— Да.
— Сколько при этом раз вы с Солнцеяром переспали?
— Что-о-о?..
— Только не ври, что ни разу,– недоверчиво ухмыльнулся Шляпник.
— Джеф! Как ты смеешь?!.. И это вообще не твоё дело!
— А тебя не смущает, что он женат? Что его это никогда не смущало - понятно! Но ты-то… Он отвратительно на тебя влияет!
Королева пришла в негодование. Может, если бы советник не озвучил её собственные мысли, Редж и не отреагировала так остро, но по сути Джеф сказал правду.
— Кто тебя назначил блюстителем моей нравственности?!­– зашипела Регина.– Тебе нечем заняться?! Я придумаю тебе дело!.. После свадьбы Огнеслав и Грейс поселятся в твоих землях, а в Синих Горах до сих пор обитают огры! У тебя есть месяц, чтобы истребить их остатки!
— Туда просто надо отправить армию…
— Вот ты её и возглавишь!
— То есть при дворе тебе советник не нужен?– с вызовом спросил Шляпник.
— Генри будет мне помогать. Пришло время обучать его.
— Значит, ссылка?– с каким-то непонятным удовольствием усмехнулся Джефферсон.– Что ж, я знал, что рано или поздно это случится.
— Ты сам виноват!
— Было бы странно, если б виноватой, хоть раз, оказалась ты.
Шляпник натянуто улыбнулся и поспешил покинуть кабинет. Проводив мужчину напряжённым взглядом, Редж присела на край столешницы и, зябко обхватив себя руками, прикрыла глаза. Эти несколько дней с Солнцеяром совершенно вывели её из строя, а ведь она почти перестала вспоминать его, почти обрела душевное спокойствие в Зачарованном Лесу вместе с сыном… Ну, почему каждый раз Солнцеяр врывается в её жизнь и превращает в хаос мысли, чувства, желания?! Разве она не способна противостоять ему?! Нет, этому необходимо положить конец!
Или это уже сделал Солнцеяр?..

Глава 15.


Месяц приготовлений к свадьбе пролетел незаметно. Во всяком случае, для Джефферсона. Синие Горы были очищены от огров, замок советника и близлежащие земли приведены в порядок, сделаны запасы еды и вина на много дней празднеств.
И как не дискомфортно Шляпнику было это признавать, но Огнеслав оказал ему немалую помощь, особенно в истреблении огров. А узнав ближе принца Солнцедалья, Джеф поймал себя на том, что стал терпимее относиться к предстоящему браку. Главное было - счастье Грейс и, похоже, Огнеслав действительно мог дать ей это счастье.
С Королевой Джефферсон тоже помирился. Правда, оба теперь избегали говорить о Солнцеяре, зато с двойным усилием взялись за обучение Генри. К счастью, юный принц был вовсе не против.
— А знаешь, Сторибрук (и вообще тот мир) действительно расхолаживают подростков. В нашем мире дети взрослеют быстрее,– тихо заметил Джефферсон.
Они с Региной сидели за столом в приёмном зале и наблюдали, как Генри вёл переговоры с наместником южных земель.
— Полагаю, ты сейчас не только о Генри, но и о Грейс,– шёпотом отозвалась Редж.– Смирился, наконец, что скоро она станет замужней дамой?
— В любом случае, выбора у меня нет.
— Он тебе и не нужен. У родителя выбор может быть только в пользу детей, то есть выбор их стороны.

Как и полагалось самым почетным гостям, Королева приехала на свадебную церемонию последней. А вот Генри, в отличие от матери, прибыл ещё накануне. И как выяснилось, не он один - Солнцеяр и Шахерезада тоже.
— Почему ты не сообщил, что он заявился ещё вчера?– строго спросила Джефферсона Регина, пока он провожал её в зал для церемонии.
— Прости, я не знал, что это для тебя так важно,– с напряжёнными нотками в голосе отозвался советник.
— Почему они прибыли раньше?
— Редж, они родители жениха. Разумеется, им хотелось убедиться, что всё в порядке.
— Они появились вместе? Из одного портала?
— Ну, да…
Королева иронично скривила губы:
— И Кощея Ения, конечно, не прихватила. Он ведь и сегодня не прибыл, да?
— Он не покидает свой мир… как-то связано с магией Лукоморья…
— Конечно-конечно.
— Что с тобой?– шёпотом поинтересовался Джефферсон.– Ты как будто ревнуешь?
— Мне дела нет до похождений Солнцеяра, просто я не доверяю Шахерезаде. Сначала она навлекла на свою семью проклятье Идолища, потом пыталась похитить детей и сделать из их отца овощ!
Укоризненно глянув на Редж, Шляпник крайне неодобрительно покачал головой:
— Тебе ли судить её?
Королева собралась уже было поставить Джефферсона на место, но перед ними открылись двери зала. На лицах обоих, как по команде, появились широкие улыбки. Не говоря больше ни слова друг другу, Королева и советник прошли в центр и заняли свои места в первом круге, опоясывающем свадебный подиум.
Церемония началась.

— Хватит коситься на Регину,– чуть слышно одёрнула бывшего супруга Ения.– Забыл, почему я здесь, с тобой?!
— Чтобы отдохнуть от своего Бессмертного?– попытался отшутиться Солнцеяр.
— Между прочим, я тоже рискую!.. Кощей бывает очень обидчив!
— Прости-прости, я сознаюсь, что умышленно ввёл тебя в искушение, но… обещаю себя контролировать. Для меня Регина больше не существует.
— Именно. Пара часов удовольствий не стоят счастливой жизни. Не забывай об этом!
— Енька, я всё помню… И спасибо, что ты со мной.
— Как я могу отказать отцу своих детей?– лукаво улыбнулась женщина, и в её глазах на мгновение появилась грусть.

Редж, внимательно следившая за церемонией, ловила себя на том, что не слышит ни одного слова, а краем глаза постоянно наблюдает за Солнцеяром и Шахерезадой. Эта парочка то и дело перешёптывалась и обменивалась такими многозначительными взглядами, что не оставалось сомнений в их вновь вспыхнувшем романе.
— У них раздельные покои?– вдруг поинтересовалась Королева.
— Конечно, они же ещё были не женаты!– ошеломлённо посмотрел на женщину Шляпник и снова повернулся к Грейс и Огнеславу.
— Да я про Солнцеяра с его бывшей!
— Какой из них?
— Что значит, какой?
— Боргильда тоже теперь его бывшая,– не сводя восхищённого взора с дочери, отозвался Джефферсон.– Если б ты прибыла раньше и успела с ними пообщаться, то была бы в курсе.
— И Грейдмар это позволил?!
Сказать, что новость ошеломила Редж - не сказать ничего. Солнцеяр всегда получал, что хотел, невзирая на трудности! Захотел Боргильду в жёны (неважно, по политическим соображениями или нет) - получил, захотел расторгнуть с ней брак - не остановил даже Чудовищный Конунг! Что дальше? Отберёт у Кощея Бессмертного его жену?! Как он ухитряется всегда выходить победителем?!
— Ну, не сразу. Сначала пришёл в бешенство. Но, в конце концов, Боргильда выйдет замуж за наследника Солнцеяра, так что Грейдмар смирился. Интересно только: на время или как? Не захочет ли он после свадьбы сестры поторопить кончину Солнцеяра?

Официальная церемония плавно перетекла в пиршество с представлениями, танцами и множественными развлечениями.
Полсотни круглых столов в саду замка ломились от изобилия яств и вин. За центральным расположились молодожёны, их родственники и представители королевских семей Зачарованного Леса и Солнцедалья.
К слову сказать: Боргильда встретила Регину, словно лучшую подругу, и даже обняла, чем в некоторой степени смутила Королеву. Конечно, совместные злоключения в Лукоморье сблизили их, но всё равно Миллс не ожидала таких проявлений чувств. Дружественные отношения были давно забыты Региной.
— Яромир, а ты когда планируешь вернуться в Солнцедалье?- поинтересовался царь.- Или тебя вдохновил пример младшего брата?
Ения бросила испепеляющий взгляд на бывшего мужа, но Солнцеяр никак не отреагировал. Между тем Яромир с нескрываемым восхищением посмотрел на свою спутницу - Василису Прекрасную - и неопределённо пожал плечами:
— Я хочу пока погостить в Лукоморье.
— Всё справедливо,- строго заметила Шахерезада,- Велерад живёт у тебя, Яромир у меня!
Над столом повисло неловкое напряжение. И вдруг Боргильда обратилась к Регине:
— У нас с Велерадом тоже скоро свадьба. Я хотела тебя попросить быть моей Солнечной Спутницей.
— Кем?- не поняла Королева.
— Очевидно, что-то типа подружки невесты,- тихо шепнул Регине Джефферсон, сидящий по соседству.
— Та, кто передаёт луч Солнца невесте, чтобы она начала с него рождение новой семьи,- ответила за Боргильду Шахерезада.- Очень ответственная миссия. Такую, обычно, доверяют сестре или ближайшей родственнице.
Солнцеяр мрачно глянул на Ению и жёстко сказал:
— У Боргильды из родственников только Грейдмар, так что она может выбирать в Солнечные Спутницы, кого сочтёт нужным.
— А я разве спорю? Я просто говорю, как это важно. Не только для церемонии, но и правильного настроя на семейный лад.
— Пойдём-ка, потанцуем,- скорее приказал, нежели попросил Солнцеяр и, крепко ухватив Шахерезаду за локоть, поднял и вывел из-за стола.
Посмотрев на Велерада, Боргильда опечаленно покачала головой:
— Твоя мать против нашей свадьбы… это уже становится невыносимо!
— Не бери в голову,- вдруг подала голос Грейс,- с родителями так бывает. Правда, папа?
Джефферсон вздрогнул, а Регина не смогла сдержать смешок. Впрочем, она и не пыталась.
— Боргильда, я буду Солнечной Спутницей, и с твоим новым браком всё будет в порядке,- тонко улыбнувшись, заверила Королева.
Миллс поймала себя на том, что ей приятно делать что-то наперекор Шахерезаде. Как она ни пыталась быть равнодушной к этой лукоморке, но антипатия неизменно брала верх.
— Можно тебя на минутку?- поднимаясь из-за стола, попросил Джеф.
Королева проследовала за советником на одну из аллей. Проходя мимо помоста, где танцевали пары, она попыталась отыскать взглядом Солнцеяра с Енией, но их там не оказалось.
— Скажи мне откровенно,- останавливаясь в пустом переходе, вдруг попросил Шляпник,- ты решила, наконец, обзавестись подругой или просто хочешь позлить Шахерезаду? Может не стоит так откровенно демонстрировать свою ревность?
— Я не ревную к ней Солнцеяра. Она просто не нравится мне сама по себе,- безразлично пожала плечами Регина.- С некоторых пор я не люблю тех, кто воскресает. Тебе ли не знать!
Мужчина шумно выдохнул, устало качая головой:
— Сколько ещё ты будешь припоминать мне Дэниела?
— Видимо столько же, сколько ты мне будешь припоминать Грейс.
— Я уже давно не припоминаю тебе её! Может пора сделать некоторые темы запретными?
— Хорошо,- просто согласилась Королева.- Только к этим двум темам предлагаю добавить ещё третью - Солнцеяра. Я не хочу от тебя слышать никаких комментариев на этот счёт.
Джефферсон внимательно посмотрел на женщину и после продолжительной паузы медленно кивнул.
— Это всё, ради чего ты просил с тобой прогуляться?- иронично поинтересовалась Редж.- Можем возвращаться?
— Нет, я позвал тебя не за этим… Это по поводу Грейс…
Шляпник смущённо отвёл взгляд, подбирая слова.
— И?..
— Понимаешь, на некоторые темы отцу сложно говорить с дочерью… Надо было раньше обратиться к тебе, но… я думал, что смогу сам… Хотя, конечно, не слишком удобно просить тебя…
— Джеф, можно к сути? О чём ты не смог поговорить с Грейс?
— О первой брачной ночи,- тихо выдавил Шляпник и осторожно покосился на Королеву.
На губах Регины появилась скептическая улыбка:
— Ты шутишь? Ты серьёзно полагаешь, что с Грейс надо это обсудить?
— А твоя мать не говорила с тобой об этом, когда ты выходила замуж за Леопольда?
— О чём тогда говорила со мной мама - лучше не знать… Но давай не будем сравнивать ситуации. Грейс ни к чему не принуждали, она вышла замуж по любви, и Огнеслав готов носить её на руках.
— Но Грейс едва исполнилось шестнадцать. Она ещё так юна,- сдерживая тяжёлый вздох, напомнил Джефферсон.
— Зато Огнеслав уже давно мужчина. Поверь, с Грейс всё будет в порядке. В любовных делах солнцедальцам нет равных. Они способны…
Миллс резко замолчала, поняв, что её понесло куда-то не туда. К тому же лицо советника сделалось неестественно бледно, а в глазах застыл испуг.
— Совершенно верно,- вдруг послышался в нескольких шагах от пары голос Ении.- Не волнуйтесь, Жеферсон, мой сын будет прекрасным мужем вашей дочери, в том числе в опочивальне.
Шляпник перевёл растерянный взгляд на Шахерезаду, но так и не нашёлся, что ответить.
— Вы позволите переговорить с Королевой наедине?- пользуясь замешательством Джефа, быстро поинтересовалась лукоморка.
Шляпник тупо кивнул и поспешил ретироваться, оставив женщин одних.
Сложив руки на груди, Регина вызывающе-вопросительно посмотрела на Ению.
— Так значит, ваше величество считает, что солнцедальцам нет равных?- усмехнулась Шахерезада.- Ты только по Солнцеяру судишь или знала ещё кого-то из Солнцедалья?
На лицо Королевы легла каменная маска, по телу прокатилось неприятное тепло.
— Что тебе надо?- сухо спросила Редж.
— Уберечь тех, кого люблю… от тех, кто мне не нравится. Вы с Боргильдой мне не нравитесь.
— Я опечалена,- красиво очерченная бровь Регины дерзко изогнулась.- Если это всё - не задерживаю.
— Нет, не всё!.. Хотела, чтобы ты знала: я не так давно стала свидетельницей примирения Енахи с женой. Помнишь лукоморского похотного беса?.. Вот он вас с Боргильдой не забыл. Признаваясь жене в блуде, упомянул самыми первыми.
Миллс с трудом подавила в себе желание метнуть в Шахерезаду какую-нибудь молнию или огненный шар.
— И что дальше?- нагло усмехнулась Редж.- Я - не Боргильда, замуж за твоего сына не собираюсь. Мне дела нет до собранных тобою сплетен. И до тебя тоже.
— Смело. Очень. Интересно, будешь ли ты такой же смелой, если эти сплетни дойдут до Солнцеяра?
Губы Шахерезады расплылись в ядовитой улыбке.
— Моя личная жизнь не касается ни тебя, ни Солнцеяра.
— Нынешняя может и не касается, однако в то время ты была с ним, но посмела изменить! Догадываешься, в какую ярость он придёт?!
Да, Миллс догадывалась. На память тут же пришли жёны царя, казнённые по доносам об изменах. Она, конечно, не была ему женой, но разве это Солнцеяра остановит? В гневе он всегда себя плохо контролировал.
— Его душевное состояние - не моя забота,– холодно ухмыльнулась Регина.
— Правильно. Это моя забота. Поэтому держись подальше от Солнцеяра.
Королева обвела Шахерезаду снисходительно-насмешливым взглядом и неспешно направилась обратно к праздничной площадке.
За столом почему-то сидел только Солнцеяр.
— А где все?– поинтересовалась Миллс.
— Шляпник ещё не возвращался, а наши сыновья, очевидно, где-то уединились со своими девушками.
— Наши?– озадаченно переспросила Королева.- Что, и Генри?
— Да.
— С кем?!
— Ты меня спрашиваешь? Я по твоей милости с Генри фактически не знаком,– напомнил мужчина, обводя Редж тяжёлым взглядом.
Королева предпочла проигнорировать последний комментарий. Взяв со стола бокал с вином, она сделала пару глотков.
— Ты снова с Джефферсоном?– вдруг спросил царь.
Миллс поперхнулась и закашлялась, возвращая бокал на стол.
— По-моему, это неуместный вопрос.
— Просто поддерживаю дружескую беседу. Так значит, да?
— Мы никогда не были с тобой друзьями. Не переоценивай наши прежние отношения.
Солнцеяр изумлённо повёл бровью и, поднявшись со своего места, пересел в кресло рядом с Королевой.
— Что это с тобой? Что-то случилось?
Редж уловила так хорошо знакомый терпкий аромат сандала и мирта с примесью пряного дыма наргиле. Этот запах всегда вызывал у Миллс вполне определённые ассоциации, но сейчас они были совсем некстати. Особенно если учесть запрет Шахерезады на близость с Солнцеяром: так и тянуло сделать наперекор наглой лукоморке.
— Нет, всё отлично!– надменно отозвалась Королева.– Просто в отличие от тебя я не цепляюсь за прошлое и оцениваю его адекватно.
— Это ты сейчас о чём?
— О ком!
— И о ком же?
С противоположной стороны стола послышалось покашливание, Солнцеяр и Регина одновременно обернулись, там стояла Шахерезада. Вид у неё был крайне недовольный и даже угрожающий.
— Именно…– тихо шепнула солнцедальцу Королева и насмешливо обратилась к Ении:– Простудилась? Позвать лекаря?
— Не стоит отнимать у него время по пустякам. Он может пригодиться для чего-нибудь поважнее. Правда?
— Для чего?– недоумённо поинтересовался царь, переводя вопросительный взгляд с одной женщины на другую.
— Кажется, Ения Желановна не лучшего мнения о заморских чародеях,– глядя прямо в глаза Шахерезаде, недобро улыбнулась Королева,– считает, что они по малейшему поводу и без повода применяют магию, вырывают сердца, отправляют в мир мёртвых… Хотя, должна заметить, что в таких случаях лекари уже не помогут.
Солнцеяр повернулся к Редж, разглядывая её с нескрываемым интересом.
— Разве из заморских чародеев здесь не только мы с тобой?
— Вот и я удивляюсь, кого же она опасается?– усмехнулась Миллс, не сводя пронзительного взгляда с лукоморки.
— Кх… Редж, можно обсудить с тобой пару вопросов?
— Солнцеяр!– недовольно одёрнула Шахерезада.
— Политических вопросов, дорогая!– царь одарил бывшую супругу самой лучезарнейшей улыбкой.– Политических!

Регина и Солнцеяр уединились в замке в кабинете Джефферсона. Хотя строгостью и официальностью помещение похвастать не могло. И мебель, и утварь явно были собраны по разным мирам - не отличались ни единым стилем, ни цветовой гаммой, ни фактурой.
На правах Королевы Зачарованного Леса Редж опустилась в кресло за столом. Солнцеяр встал напротив, оперевшись ладонями на столешницу и буравя женщину въедливым взглядом.
— И?..– поторопила Миллс, поскольку пауза слишком затянулась.
— Солнышко, скажи-ка мне: с чего это тебе вздумалось угрожать Еньке? Вы что-то не поделили?
— Я? Угрожать? Никогда,– даже не пытаясь скрыть сарказм в голосе, возразила Королева.– Это - во-первых. А во-вторых,– Регина подалась вперёд, облокотившись на стол,– «солнышками» будешь называть своих любовниц.
В глазах царя на мгновение блеснули насмешливые огоньки, но Редж хватило этого, чтобы почувствовать, как её начинает переполнять возмущение. Нет, она никогда не научится не реагировать на Солнцеяра: для неё он, как огонь, подбирающийся к пороху.
— Ты забыла, для любовниц у меня есть другое название - «женщина»?– улыбнулся царь.
Не сдержавшись, Миллс замахнулась, чтобы влепить солнцедальцу пощёчину, но он словно ждал этого - крепко ухватил Королеву за запястье.
— За что?!
— Ты сотни раз так называл меня! Значит, для тебя я была просто любовницей?!
— А кем ещё, Редж?!
Миллс вновь попыталась ударить Солнцеяра, но и вторая её рука оказалась поймана мужчиной.
— Четверть часа назад ты сказала, что никогда не была мне другом,– жёстко напомнил царь.– Кем же ты была?!
— Отпусти меня!– процедила Редж, тщетно пытаясь вырваться из рук мужчины.
— Сначала ответь! Я хочу знать, кем ты была?! И кем быть хочешь?!
— Никем!.. Я хочу тебя вообще больше никогда не видеть!
— Правда?! Тогда чего ты так разозлилась?!
— Ты разве не знаешь, что Злая Королева - моя вторая сущность?! А может первая!
Ответить Солнцеяр не успел, внезапно отворилась дверь кабинета и внутрь вошли Ения и Джефферсон.
— Я тут подумала, как Королева будет решать политические вопросы без своего советника?– язвительно обратилась к сцепившейся парочке Шахерезада.– И, видимо, не ошиблась, раз дело дошло до рукоприкладства.
Редж холодно глянула на солнцедальца и тихо зашипела:
— Пусти уже… Не заставляй свою «дорогую» волноваться…
Солнцеяр нехотя разжал пальцы, освобождая запястья женщины.
— Политические вопросы бывают довольно острыми,– подходя к Шахерезаде и приобнимая её за плечи, с чувством поведал царь.
Насмешливо подмигнув Шляпнику, солнцедалец вывел бывшую жену в коридор и плотно прикрыл за собой дверь.
— Ну, и что это было?– Ения предостерегающе покачала головой.– Ты же обещал.
— Просто хотел узнать о её чувствах.
— Узнал?
— Да.
— Мать моя, Яга-старушка… Она нас всех убьёт!
— Ты-то чего беспокоишься?– улыбнулся Солнцеяр, целуя Еньку в щёчку.– Ты же уже наполовину мертва!
— Зато на другую половину жива!.. Пока ещё.

Глава 16.


— Это что?– заходя в кабинет Королевы, изумлённо поинтересовался Джефферсон.
В центре комнаты на постаменте из резной слоновой кости находился огромный золотой шар с искусно выгравированными картинами.
— Видимо, Солнце - всея всего в Солнцедалье,– скептически отозвалась Регина.– А вообще, это приглашение на свадьбу.
— Велерад решил не отставать от младшего брата? В царской семье не успели закончиться одни празднества - начинаются другие.
— Ну, я думаю, в любом случае, затягивать с браком им бы Грейдмар не позволил.
— А приглашение ты должна будешь взять с собой?– весело спросил Шляпник.
— Нет, я должна буду взять свиту.
— Для чего?
— Мне свадебные традиции Солнцедалья так же не знакомы, как и тебе. Боргильда даже не сообщила, что мне нужно будет делать в качестве Солнечной Спутницы.
— Не волнуйся, мам, ничего особенного,- заходя в кабинет, добродушно заверил Генри.- Извините, что прерываю вашу беседу, но Боргильда дала мне поручение, и я спешу его исполнить.
— Тебе?.. С какой стати?
— Ей и так неудобно, что она попросила тебя об одолжении, так что некоторые организационные моменты она попросила, чтобы я взял на себя.
— Например?- вопросительно повела бровью Королева.
Сын дважды хлопнул в ладони, и в кабинет вошли две горничные, аккуратно занося небесно-голубое платье из множества газовых тканей, расшитое белым бисером.
Узрев такое великолепие, Джефферсон присвистнул, а Редж изумлённо уставилась на изысканно-роскошный туалет.
— Это твоё платье для первого дня свадьбы,- пояснил Генри.- Ну, если, конечно, ты не против… Но если тебе что-то не нравится…
­— Шутишь?- перебила мать, походя ближе и рассматривая свой наряд.- Меня смущает только одно обстоятельство…
— Какое?
— Не затмит ли моё платье наряд невесты?
— С Боргильдой я всё согласовал, так что можешь быть спокойна.
— Генри, дорогой, когда ты научился разбираться в одежде?- в самой нежной улыбкой на губах поинтересовалась Редж.
— Я много чему научился, мам… В наших мирах дети взрослеют быстрее.
Королева настороженным взглядом обвела сына:
— В каких - наших?
— В Зачарованном Лесу… Ну, и в некоторых других, по которым мы путешествовали после Сторибрука. Я, кстати, подобрал тебе и украшения: из сапфиров и жемчуга. Посмотришь?
— Ты решаешь за меня государственные задачи, организационные моменты на церемониях, проблемы выбора гардероба. Мне уже начинать беспокоиться о том, что же дальше?
Генри расплылся в весёлой улыбке, подошёл к матери и крепко обнял её.
— Дальше, всё будет прекрасно!
— Точно,- задумчиво хмыкнул Джефферсон,- глазом моргнуть не успеешь, как пойдут внуки…
— Ну, в отличие от Грейс, Генри пока заводить семью не собирается,- возразила Редж и вдруг усомнилась в своих словах.- Генри! Ты ведь не собираешься?
— Не волнуйся, мам, у меня ещё нет постоянной девушки.
Королева бросила на Шляпника взгляд полный довольства:
— Вот видишь! Какие внуки?.. Постой, Генри! Что значит - постоянной? То есть - имеются непостоянные?!
— Мам, мне пятнадцать!- скептически напомнил сын.- Ты не забыла?
— Только в этом месяце исполнилось!.. О, мой бог… Пятнадцать!.. Генри, нам надо с тобой серьёзно поговорить…
— Мне кажется, ты немного опоздала. Я уже знаю всё, что можно, нельзя или требует размышлений и времени.
Регина неуютно поёжилась, от слов Генри стало как-то не по себе.
— Боюсь спрашивать, кто тебя просветил…- хрипло выдавила мать.
— Тогда не спрашивай! Пойдём посмотрим, какие я выбрал тебе украшения!
Тревожно глянув на Джефферсона, Королева поспешила вслед за сыном. В голове завертелись сотни разных вопросов, но Редж не представляла, как задать их Генри, не выдав свою обеспокоенность и не заставив его испугаться чрезмерной материнской опеки. Однажды она уже пережила период, когда сын начал отдаляться и вообще отвернулся от неё. Он, конечно, такого не помнил, но Регина забыть не могла. И не хотела, чтобы это повторилось когда-либо.

— Ты готова отправиться на свадьбу?- заходя в комнату матери, поинтересовался Генри.
Сам он был в скроённом по-солнцедальевски тёмно-зелёном костюме, расшитом золотом. Редж невольно залюбовалась сыном.
— Ты очень элегантен и роскошен,- мягко улыбнулась она.
— А ты… такая… такая, что невозможно глаз отвести,- закивал Генри.- Ты должна прибыть чуть раньше, Боргильда уже ждёт тебя… Я с остальными тоже скоро буду.
— Да уж, Боргильда до сих пор не сообщила, что от меня требуется.
— Только одно: быть красивой!.. Нет, два! Ещё счастливой!- сын весело подмигнул и достал из кармана волшебный боб.- Я открою для тебя портал…
Миллс оторопело уставилась на сына:
— Что?.. Откуда у тебя боб?
— Боргильда дала. Ей из Драконии периодически поставляют.
— Но нужно иметь хоть какой-то опыт, чтобы точно открыть портал!
— Ты доверяешь мне?- с напускной строгостью поинтересовался Генри.
— Да, но…
— Тогда никаких но! Поверь, я не промахнусь!
Юноша кинул боб и в полу тут же начала образовываться воронка.
— Мы поговорим с тобой после о том, когда ты успел научиться открывать порталы,- непреклонно заявила мать.
— Как скажешь. Ступай. И помни: быть красивой и счастливой!

Облицованные слоновой костью резные колонны, изысканные аркады, красивые полукруглые окна, белоснежные своды потолков, напольные вазы из Черногории, баснословно дорогие дракониевские ковры - видимо, все покои во дворце Солнцеяра выглядели одинаково. Только для чего Боргильде стена с коллекцией оружия?
— Во имя Света,- послышался чуть сбоку знакомый мужской голос,- ты великолепна!
Королева медленно обернулась. Перед ней стоял царь Солнцедалья в блистательном бело-золотом костюме с лёгким намёком на военный покрой. На поясе, усыпанном драгоценными камнями, висел отшлифованный до зеркального блеска ятаган.
«Невозможно хорош»,- отметила про себя Редж и тут же качнула головой, отгоняя прочь наваждение.
— А-а… мой сын немного промахнулся, открывая портал,- быстро начала объяснять Королева,- я должна была попасть в покои Боргильды…
— Всё в этом мире делается по воле Солнца,- назидательно отметил царь.- Спорить с ним невозможно.
Миллс перевела взгляд за окна и чуть усмехнулась:
— Кажется, сегодня Солнце взяло выходной. Кстати, ты мог бы заранее наколдовать для такого дня хорошую погоду.
— Я и наколдовал: дождя нет, но облачно. Самая спокойная погода для праздника - никакой магии.
— Опасаешься, что Грейдмар может что-нибудь выкинуть? Не доверяешь ему?
— Ты же знаешь, я мало кому доверяю.
— Раньше ты говорил, что не доверяешь никому,- не без иронии напомнила Королева.
Солнцеяр задумчиво покачал головой и подошёл ближе. Его тёмный прямой взгляд вдруг вызвал у Режд нервную дрожь.
— Так и было,- глухо произнёс мужчина,- но это порой мешало достижению желаемого. Так что мне пришлось учиться доверию.
— Я за тебя рада, но мне совершенно некогда слушать про твои достижения. Меня ждёт Боргильда. Извини.
Регина хотела было направиться к выходу из апартаментов, но царь преградил ей дорогу.
— Не спеши. Боргильда здесь,- Солнцеяр указал взглядом на дверь смежной комнаты.- Она - одна из тех, кому я научился доверять.
— Прости, а что Боргильда делает в твоих покоях в день свадьбы с Велерадом?- сухо поинтересовалась Миллс.
— Сегодня у них не будет свадьбы…
— Это я уже поняла! Как ты мог так поступить с сыном?!
— Ты неправильно поняла,- досадливо покачал головой Солнцеяр.- Тебе тоже следует поучиться доверять людям. По крайней мере, мне.
Регина скептически рассмеялась, словно сама мысль о доверии стоящему перед ней мужчине была абсурдна.
— В каком угодно вопросе, но только не…
— Редж!- довольно жёстко перебил солнцедалец.- Не говори того, о чём потом можешь пожалеть. В соседней комнате не только Боргильда, но все, кому я доверился ради сегодняшнего дня…
Царь громко хлопнул в ладоши, дверь за спиной Регины открылась, и тут же послышались шаги. Королеве почему-то сделалось не по себе. Медленно, даже с некоторой опаской, она обернулась и замерла точно парализованная. Из смежной комнаты друг за другом вышли: Велерад, Боргильда, Шахерезада и Генри.
— Что-о?..- бледнея, выдохнула Миллс.
— Прости,- подходя к Редж и вставая у неё за спиной, осторожно произнёс Солнцеяр,- мне пришлось скрыть от тебя подготовку к свадьбе, поскольку по собственной воле ты счастливой становиться не собираешься.
Царь бережно коснулся ладонями плеч женщины, но та резко развернулась и сделала пас руками. Инстинктивно Солнцеяр подался в сторону и только потом вспомнил, что сам же и наколдовал на сегодня погоду, при которой магия не действует.
— Я же говорила, что она нас всех убьёт,- тихо шепнула Боргильде Ения.
Между тем Регина безрезультатно попробовала ещё одно заклинание и бессильно заскрежетала зубами.
— Как ты смел втянуть в это моего сына?!- яростно зашипела она на царя Солнцедалья.
— Мам!- окликнул Генри, выступая вперёд.- Меня вовсе не втягивали! Я сам захотел помочь, когда всё вспомнил!
Королеве показалось, что её лишили опоры. Всё вспомнил? Что вспомнил? Она так старательно «оберегала» память сына о прошлом, чтобы у них было будущее…
— Что ты наделал…- едва слышно выдохнула Миллс, потемневшим взором пронзая мужчину.
— Мам, успокойся! Я не сержусь,- подходя к Регине и обнимая её, заверил сын.- Я понимаю, ты подправила мне память, чтобы я не переживал из-за гибели Майкла… И я понимаю, почему ты не вернула мне её, когда узнала, что Майкл, то есть Солнцеяр, жив.
— Правда?- недоверчиво спросила мать.
— Да, Солнцеяр мне всё рассказал.
— Да, я уже вижу, что я самый не информированный человек в этом замке.
— По крайней мере, теперь ты можешь быть спокойна, больше ничего не надо скрывать,- Генри ободряюще улыбнулся и поцеловал Регину в щёку.- Я люблю тебя! Ты у меня самая лучшая!
Мать часто заморгала, сдерживая подступающие слёзы. Слышать такие слова от сына - было лучшим подарком в жизни.
— По-моему, самое время оставить жениха и невесту наедине и пойти готовиться к церемонии,- заметила Шахерезада, направляясь к двери.
Все последовали за ней, однако Королева ухватила Ению за локоть, останавливая, а когда остальные вышли, подозрительно глянула на лукоморку.
— Я думала, ты не хочешь видеть меня рядом со своим мужем.
— Ты неправильно думала,- добродушно улыбнулась Енька.- И не путай, мой муж - самый могущественный чародей Лукоморья… к тому же бессмертный, в отличие от твоего. Так что не убей Солнцеяра ненароком.
Бросив на бывшего мужа сочувствующий взгляд, Ения высвободила локоть и покинула комнату.
— И как это понимать?- холодно спросила Регина.- Вы двое специально на свадьбе Огнеслава пытались вызвать во мне ревность?!
— Не совсем. Я хотел, чтобы ты поняла, как сильно любишь меня и желаешь быть со мной.
— Самомнение, как всегда, через край!.. Ладно, сейчас это неважно. Расскажи-ка мне, о чём говорил мой сын? Что ты ему наплёл? Почему я не вернула ему память?
Солнцеяр расплылся в широкой улыбке, раскрывая объятия и делая шаг навстречу Королеве.
— У тебя замечательный сын.
— Это я и без тебя знаю,- Редж выставила вперёд руку, останавливая мужчину.- И не трогай меня!
— Почему? Боишься, что не устоишь?
— Боюсь, что оправдаю опасения Шахерезады и убью тебя!
Царь от души рассмеялся, обволакивающим тёмным взглядом лаская женщину.
— Ты прекрасно воспитала сына, он вырос добрым, великодушным мужчиной.
— Что ты ему сказал?- цедя каждое слово, вновь спросила Миллс.
— Правду. Я потерял память, был неадекватен и напугал тебя своим поведением. Ты решила, что наши отношения уже не вернуть. Побоялась довериться, когда я всё вспомнил. От безысходности я заключил политический брак. А ты сбежала в Зачарованный Лес, чтобы никогда не видеть меня, чтобы забыть. Но наши чувства всегда были настоящими, поэтому мы снова начали встречаться. Я расторг союз с Боргильдой, чтобы быть свободным и жениться на тебе.
— Это невероятно,- выдохнула Редж.- Такая трактовка правды делает из тебя несчастную, невинную жертву! Да ты себя просто обелил!
— Тебя, кстати, тоже,- иронично заметил Солнцеяр.- Когда мне последний раз стёрли память, я жаждал убить такого манипулятора!
Королева хотела ответить что-то резкое, но не нашлась. Она до сих пор иногда чувствовала свою вину за то, что вычистила из памяти Генри его биологическую мать. И Редж до ужаса боялась, что когда-нибудь сын всё узнает.
— Солнце моё, признай уже, я разбираюсь с твоими проблемами гораздо лучше тебя,- сдержанно заявил царь.- Позволь мне делать это и впредь.
— Моя главная проблема - ты! Принимая решения, ты никогда не слушаешь, не советуешься, а то и вообще не ставишь в известность! И я знаю, что если соглашусь на брак, то так будет и дальше!
— Да, будет!- брови царя грозно сошлись на переносице.- В нашей паре мужчиной буду я! И решать все проблемы тоже буду я! Хватит! Ты в своей жизни уже достаточно побыла сильной! Пришло время вспомнить, что ты женщина!
Солнцеяр решительно шагнул вперёд, сгребая Миллс в стальные объятия, и требовательно целуя.
Да, рядом с таким мужчиной, действительно хотелось быть слабой, хотелось переложить на его могучие плечи все проблемы и ни о чём не думать. Однако даже при замутнённом сознании Регина понимала всю абсурдность желаемого брака.
— И… что же тогда… останется мне?..- едва не задохнувшись после поцелуя, сбивчиво поинтересовалась Королева.
— Быть счастливой!
— Зная нас, это невозможно!
— Редж, по-моему, ты путаешь понятия! Счастье - это не идеальная, беззаботная жизнь. Да и ты устанешь от такой через неделю, максимум - месяц! Да, не все дни будут освещены Солнцем… Да, возможно, временами нам будет хотеться убить друг друга… Но я клянусь, ты не пожалеешь о нашем браке… о нашей ЛЮБВИ!
Регина уткнулась лбом в грудь Солнцеяра и, тяжело вздохнув, шёпотом призналась:
— Мне страшно.
— Что?! Почему?!
— Рядом с тобой я действительно чувствую себя слабой. Но любовь… рано или поздно её время закончится. И я боюсь, что тогда мне уже не хватит сил стать такой, как сейчас.
— Редж! Солнце! О чём ты говоришь?!- царь оторвал от своей груди Королеву, заглядывая той в глаза.- Я понимаю, в твоей жизни из-за любви были сплошные разочарования… в том числе по моей вине. Но бояться любить - это ненормально! Так нельзя!
— Я боюсь не любви, я боюсь расплаты… За всё приходится платить… Какова будет цена любви?
— Цена любви?- Солнцеяр нежно улыбнулся, прижавшись лбом ко лбу женщины.- Какова бы ни была, я готов платить! И ты тоже!.. Помнишь? От этого луча Солнца и до долины Тьмы…
Редж чуть улыбнулась, воскрешая в памяти их с Майклом Китоном последний вечер в Сторибруке. Как же давно это было. Но как тогда было чудесно…
— …называю тебя мужем моим,- закончила клятву Регина.

КОНЕЦ


 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей