Перейти к содержимому

Телесериал.com

Цена прощения (III часть)

фанф по "Однажды в сказке" \ Регина&... \ 16+
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 3
#1
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1432
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:

Фото/изображение с Телесериал.com


Жанр: сложный!
Рейтинг: неоднозначный!
Действующие лица: Регина, мистер Голд, Грэм, Шляпник... короче - много!
Время действия: спустя н-цать лет после «Цена грёз»
Предупреждение: автор не претендует... ни на что!..

Цена прощения.


Глава 1.


Через приоткрытое окно в комнату ворвался неприятный звук клаксона и скрип тормозов. Регина нехотя открыла глаза, было воскресенье и рано вставать совсем не хотелось. Однако когда взгляд женщины скользнул по настенным часам, сон сняло как рукой. Миллс резко села на постели.
— Ты чего?– пробурчал рядом Грэм, взял Регину за запястье и потянул назад, на подушки.– Поспим ещё немного…
— Никаких «поспим»!– перебила женщина, отдёргивая руку и быстро поднимаясь с кровати.– Половина двенадцатого! Генри сейчас вернётся из похода! Быстро уходи!
— Как половина двенадцатого? Ничего себе сладкий сон…
— Я так и знала, что не следовало оставлять тебя на ночь! Да вставай же!
Пока шериф разыскивал одежду и спешно натягивал её, Регина накинула шёлковый серебристый халат и привела в порядок постель. И тут из холла послышался голос Генри:
— Мам! Я вернулся!
— В окно!– шёпотом скомандовала Миллс, быстро глянула на себя в зеркало, поправила волосы и направилась к двери.
Сын, однако, опередил её, первым влетев в комнату матери. Редж невольно оглянулась, желая убедиться, что Грэм успел уйти.
— Генри, что ты так кричишь?– давя волнение в голосе, сделала замечание Миллс.– Ты уже взрослый и должен быть сдержанней.
— Да-да, я забыл!.. Мам! Ты знаешь, как здорово было! Мы жарили на костре пастилу и сосиски, спали в палатке с Мэтом и Диком! А ещё собирали разные травы! Мисс Бланшар сдаст их в городскую аптеку, а на вырученные деньги мы купим в класс канарейку! Правда, здорово?!
— Очень,– натянуто улыбнулась Регина.
Ей всё больше не нравилось, что любые упоминания Генри о школе включали в себя Мэри Маргарет - Белоснежку.
— А давай тоже как-нибудь пойдём в поход с ночёвкой!
— Генри, вдвоём ходить в лес опасно. Вас же был целый класс, к тому же с родителями, взрослыми мужчинами.
— Давай возьмём с собой шерифа Грэма!
— Почему Грэма?– встрепенулась Регина, нервно поправляя волосы.– Что ты имеешь в виду?
— Ну, он же взрослый мужчина, к тому же с пистолетом.
— Ах, это…
— Ну, и вообще, он же охраняет тебя на всяких мероприятиях.
— Он не меня охраняет, он просто следит за порядком,– сильнее кутаясь в халат, возразила мать.
— А ты почему ещё не одета?– вдруг поинтересовался Генри.
— Ааа… я только встала… Неважно себя чувствую.
— Давай позвоним доктору Вейлу? Кстати, он тоже взрослый мужчина…
— А давай ты пойдёшь - умоешься? А с походом я сама что-нибудь придумаю. И, пожалуйста, сложи всю одежду в бельевую корзину,– велела Редж, придирчиво осматривая сына.
— Да я почти не испачкался!
— Я сказала: всё стирать. Не спорь.
Генри нехотя кивнул и направился в свою комнату.
— А может и правда сходим в поход втроём?– влезая обратно в окно, предложил шериф.
— Грэм! Ты почему ещё здесь?!– зашипела на мужчину Редж.– Я же велела тебе уходить!
— Я не мог - середина дня, полная улица народа… обязательно кто-нибудь увидел бы, как я спускаюсь с твоей крыши.
— Ладно, Генри сейчас пойдёт в ванную, выходи через дверь.
— А что насчёт похода?
Шериф улыбнулся своей самой обаятельной улыбкой и обнял женщину за талию. Лицо Регины тут же сделалось строгим.
— Никакого похода. Возьму несколько дней отпуска, съездим с Генри в дом на озере.
— Ты не поняла. Я не в смысле поездки, я в смысле нас троих… Тебе не кажется, что нашим отношениям пора перейти на новый уровень. Генри я нравлюсь. А на озере мы могли бы с ним порыбачить…
Женщина высвободилась из рук Грэма и категорически покачала головой. Никаких новых уровней не хотелось. Ей в жизни хватило и любви, и влюблённостей. Она не желала больше испытывать подобные чувства.
— Нет, мне не нравится эта идея. И вообще, сейчас - не время обсуждать это. Иди, пока Генри тебя не увидел.

Регина едва успела привести себя в порядок и переодеться, когда послышался звонок в дверь.
— Кому ещё не сидится дома в воскресный полдень?– недовольно поморщилась женщина, спускаясь на первый этаж.
Миллс открыла входную дверь и застыла в изумлении.
— Добрый день, госпожа мэр,– поздоровался доктор Вейл.– Ваш сын позвонил… сказал, что вы себя плохо чувствуете.
— Я?
— Нет?
— Ммм… мне значительно лучше.
— Понимаю,– проходя в дом, кивнул доктор.– Напряжённая работа, переутомление. Давление мерили?
— У меня нет никакого давление,– нахмурилась Редж, недовольная тем, что Вейл вторгся в её гостиную.
— Только у покойников нет никакого давления. Раз уж я здесь, давайте я вас осмотрю.
— Мистер Вейл, мой сын что-то напутал. Извините его. Я оплачу ложный вызов.
Женщина пробежалась руками по карманам жакета, потом вспомнила, что деньги там не держит и пошла уже было за сумочкой. Но тут в гостиную спустился сын.
— Генри, зачем ты отвлекаешь мистера Вейла от работы?– строго спросила Редж.– Я нормально себя чувствую.
— Но ты же вызываешь мне доктора, даже когда я протестую.
— Потому что я лучше знаю, когда и как ты себя чувствуешь.
— Мисс Миллс, скажите, пожалуйста, а когда вы последний раз брали отпуск?– вдруг поинтересовался доктор Вейл.– Вы действительно неважно выглядите.
— А я… как раз… завтра собиралась взять недельный отпуск.
— Правда?– удивился Генри.
— Д-да. И мы с тобой поедем в дом на озере. Ты будешь ловить рыбу, а я… загорать.
— Здорово!.. Но как же школа?
— Не волнуйся, мисс Бланшар мне не откажет.
Вейл с трудом подавил ироничную улыбку. Конечно, мэру города никто не посмел бы отказать.
— Но на следующей недели будет солнечное затмение! Мне нужно подготовиться!– встрепенулся Генри.– Мне нужен специальный телескоп и… такие стёклышки… тоже специальные…
— Я видел пару телескопов в лавке мистера Голда,– улыбнулся мальчугану доктор.– Хочешь, я…
— Мистер Вейл,– довольно резко перебила Регина,– не смеем вас больше задерживать.

В лавке мистера Голда обычно не было покупателей, но это его мало беспокоило. Доход самого состоятельного человека города складывался отнюдь не из торговли штучным, необычным товаром.
— Чем могу помочь?– поинтересовался Голд, выходя к прилавку из задней двери.– О! Мадам мэр с сыном… Нечастые гости.
— Здравствуйте! Нам нужен телескоп,– попросил Генри.– А ещё такие стёклышки, чтобы смотреть на солнце.
— Понимаю,– заученно вежливо улыбнулся хозяин лавки.– Молодой человек хочет наблюдать затмение в будущую среду.
— Да! Очень хочу!
— Что ж, у меня есть два телескопа и насадки из специального стекла. Как раз, чтобы смотреть на солнце.
— Нам хватит одного телескопа,– расплылась в улыбке Регина не менее вежливо и заученно.– К какому из них подходят насадки?
— Одна насадка к одному, другая - к другому.
— Тогда тот, у которого увеличение больше.
— Разумеется. Девятьсот девяносто девять долларов.
Женщина изумлённо повела бровью:
— Он что, золотой? Или волшебный?
— Ну-у… Волшебство - оно ведь разное. Галилео Галилей вполне мог бы решить так.
Регина обвела Голда холодным взглядом и, ничего не ответив, достала из сумочки кошелёк и расплатилась.
— Ладно, Генри, забирай поскорей, нам ещё вещи собирать.
— Вещи?– заинтересованно спросил мужчина.– Куда-то уезжаете?
— Нет.
— Да,– одновременно с матерью ответил Генри.– На рыбалку!
— О-у… мадам мэр увлекается рыбалкой? Кстати, у меня есть одна диковинная удочка.
— Тоже из золота?– не удержалась от колкости Редж.– Нет, спасибо.


Глава 2.


Мистер Голд дёрнул «вторник» с отрывного календаря и вдруг задумчиво потёр подбородок. Может и ему стоило взглянуть на солнечное затмение? Всё равно в этом городе можно было умереть от скуки.
Отворив окно, мужчина установил телескоп и взял специальную насадку с тёмным стеклом. Когда-то оно было волшебным. Впрочем, многие вещи в его лавке когда-то были волшебными, но в этом мире магии не существовало. Во всяком случае, не в первозданном, чистом виде. Об отдельных случаях что-то время от времени писали в газетах или сообщали в новостях, но, за редким исключением, всё оказывалось шарлатанством.
Голд навёл телескоп на Солнце, Луна уже подходила к светилу.
— И почему людей так тянет наблюдать за этими явлениями?– снисходительно усмехнулся мужчина.– Или это тоже своего рода волшебство?
Солнце сделалось чёрным со светящимся ободком по краям, и вдруг два странных луча на несколько секунд зависли в пространстве. И один из этих лучей заканчивался в окуляре телескопа Голда.
— Это ещё что такое?
Мужчина отпрянул назад, часто-часто заморгав глазами.
— Моё кольцо?..– внезапно возле прилавка послышался чей-то озадаченный голос.
— Желаете купить это кольцо?– подходя к потенциальному покупателю, спросил мистер Голд.
Посетитель резко обернулся, и время зависло. Мужчины долго, изумлённо смотрели друг на друга, не понимая, что произошло.
— Румпельштильцхен?– первым пришёл в себя гость.
— Солнцеяр?.. Что ты тут делаешь?!
Царь Солнцедалья обернулся и взял с прилавка свой перстень - тот, что когда-то дарил Регине.
— Сработал маяк,– коротко пояснил он.– И я открыл портал. Правда, точек выхода почему-то было две и одна из них - двойная.
— Кольцо и две насадки телескопа,– словно размышляя вслух, пробормотал Тёмный.– Магический треугольник… солнечное затмение… портал из мира, где магию контролирует Солнце… Это интересно.
— А где Регина?– огляделся по сторонам солнцедалец.– Неужели, ей потребовалось столько лет, чтобы сделать твоё заклинание?
— А?.. Н-нет, заклинание она сделала 27 лет назад.
— Тогда почему маяк не сработал раньше?!– нахмурился Солнцеяр.
— Да он вообще не должен был сработать,– озадаченно пробурчал Румпель.– Видимо, два стекла оказались направлены на Солнце в период затмения, а кольцо находилось в непосредственной близости от одного из них.
— Что значит, «не должен был сработать»?!
Грозный взгляд царя пронзил Румпельштильцхена насквозь, в душу закралось страшное подозрение. Сделки с Тёмным были не так просты, как казались.
— В этом мире нет магии ни ночью, ни днём.
— Что это за мир?
— Земная цивилизации. Это сложно объяснить, это надо увидеть.
— И как вы с Региной здесь оказались?– подозрительно поинтересовался Солнцеяр.
— Просто она хотела быть счастлива. В мире без магии… но с запрограммированными условиями.
— Какими-какими условиями?
Голд снисходительно улыбнулся. Как было объяснить человеку из мира с единорогами и магией, что такое программирование? А ещё Интернет, ракеты, машины и большой адронный коллайдер?
— Которые сама придумала для Сторибрука - это её город - прежде, чем отправила сюда большую часть людей из Зачарованного Леса.
— Мир без волшебства?– задумчиво покачал головой Солнцеяр.– Мир, где быстро стареют? Мир, где власть не опирается на магию?.. Разве здесь можно быть счастливым?
— Злая Королева думала, что сможет.
— И?..
— Это вопрос не ко мне,– развёл руками Голд.
— А каким образом в этом мире оказался ты?
— Ммм… скажем так: мои планы не шли вразрез с планами Злой Королевы.
Солнцедалец недоверчиво сощурился:
— Ой ли? Я скорее поверю, что её планы навязал ей ты.
— Я лишь помогал ей вернуться к полноценной жизни, после того, как она разочаровалась в людях. В том числе и в тебе, если ты забыл,– тонко усмехнулся Тёмный.
— Я ничего не забыл! Особенно, как ты обманул меня с последней сделкой!
— Обманул? Разве?– Голд манерным жестом стряхнул с лацкана пиджака несуществующие пылинки.– Я обещал, что маяк станет видим, как только Злая Королева сотворит заклинание. Но я не виноват, что в этом мире маяк не работал! Конечно, я мог бы оставить его в Зачарованном Лесу, но кого бы ты там нашёл, явившись туда?
— Заключая сделку, ты знал, что мы с Региной больше не увидимся!– жёстко отрезал Солнцеяр.
— Я, конечно, могу заглядывать в будущее… то есть - мог… но ваши отношения с Королевой меня не интересовали. К тому же ты сам перестал её ждать и женился на чёрнокудрой красавице из Лукоморья.
— Прошло пять лет!
— Спокойней. Я ни в чём тебя не обвиняю. Всё правильно, надо было жить дальше. И разве ты не счастлив со своей Шахерезадой? Разве не пренебрёг ты ради неё традициями Солнцедалья? Разве сожалеешь ты, что у вас прекрасные, умные сыновья?
— Нет, но…– царь замолчал, понимая, что совершенно запутался в чувствах.
— Ну, так зачем ты явился на зов маяка?– в голосе Штильцхена были и упрёк, и сожаление, и беспокойство.
— Потому что всё эти годы я мучился от сознания того, как жестоко поступил с ней,– Солнцеяр виновато склонил голову на грудь.– Потому что я не могу быть полностью счастлив, не получив её прощения…
Голд изумлённо уставился на царя. Да, за несколько десятков лет тот явно изменился. Румпельштильцхен помнил его совсем другим: жёстким, своевольным, всегда правым!..
— Ты явился ради прощения?– недоверчиво переспросил Тёмный.– И больше ни ради чего?
— Если Регина сможет простить - моё сердце, наконец, успокоится.
— Полагаю, твоя черноокая Шахерезада не в курсе твоих мучений?
— Я ничего не скрываю от неё.
— Правда?– удивление Голда росло с каждой секундой.– И что, может, она даже знает, что ты отправился в этот мир?
— Разумеется.
— Она настолько уверена в тебе или в себе?
Солнцеяр обвёл Румпеля недоумённым взглядом. Вопросы Тёмного были, по меньшей мере, странными. А может оскорбительными?
— Прости,– примирительно развёл руками Штильцхен.– Я живу долго и истинную любовь мне приходилось видеть не часто. Но с некоторых пор я стал сентиментален и верю, что даже самому «тёмному» из нас может повезти встретить её…
Царь слегка улыбнулся, вспоминая первую (точнее - вторую) встречу с Енией.
Маленькая девочка-подросток, которой Солнцеяр пять лет назад дал своё кольцо, вдруг призвала царя на помощь. Шагнув в портал, солнцедалец оказался на самом краю обрыва. Земля под его ногами задрожала и начала осыпаться, увлекая мужчину вниз. Однако во время падения Солнцеяр успел схватиться за корень, свисавший на склоне.
— Ну, и помощничек,– послышался над головой царя, ироничный девичий голос.
Мужчина посмотрел наверх: прямо над ним висела привязанная к склонившемуся над обрывом дереву молодая чёрнокудрая девушка. Её ноги были плотно обмотаны верёвкой, другой конец которой привязали к ветле.
— Ты кто?– изумлённо спросил Солнцеяр.
— В детстве Енькой величали, сейчас - Енией Желановной. Смотрю, память у тебя короткая.
Солнцедалец с помощью магии перенёсся наверх, на твёрдую землю.
— Ааа… ты та девчонка, что сплела мне поясок из коры волшебного дуба,– широко улыбнулся мужчина.– Тебя не узнать, выросла, расцвела. Просто красавица.
— Я буду ещё красивее, если ты снимешь меня отсюда и разглядишь не вверх ногами!
— А просить ласково тебя мама не учила?
— Моя мама - Баба Яга! Она учила меня совсем другому! Слушай, тут верёвка, того гляди, перетрётся, и я упаду прямо в реку на острые камни… если ты не поторопишься.
Солнеяр снисходительно покачал головой, понимая, что спорить со строптивицей бесполезно. С помощь магии он снял Еню с дерева, однако самостоятельно устоять на ногах та не смогла. Царь усадил девушку на траву, прислонив к стволу ветлы, и стянул с Еньки сапоги.
— А ты чего вырядилась в мужскую одежду?– поинтересовался солнцедалец, растирая затёкшие ножки девицы.– И кто тебя так подвесил? За какие грешки?
— Ни за какие не грешки!– осерчала Енька, ухватив Солнцеяра за запястья.– Не балуй, не твоя!
— Да я ж помочь хотел…
— Знаем мы такую помощь! Не тронь - говорю!
— Я понял, тебя подвесили за вредность - насолила кому-то,– ухмыльнулся мужчина и отодвинулся от дочки Яги подальше.
— Идолище Поганое со своими разбойниками-половчанами меня умирать тут оставил! Сами они идут будто на переговоры к князю Владимиру, но задумали его сына Святослава в заложники взять! А я хотела помешать их плану…
— В одиночку?
— Умник какой! Некогда было за подмогой бежать!

Глава 3.


Дорогой (пока Румпельштильцхен вёз Солнцеяра к озеру, где находился загородный дом Регины) Тёмный вкратце, как мог, рассказывал гостю о данном мире. Особенно того поразило «средство передвижения без тягловой силы животных» - автомобиль.
— Надо будет захватить такой в Солнцедалье,– решил царь.
— Если сможешь туда вернуться,– пессимистично обронил Голд.
— В каком смысле?
— Забыл? Это мир без магии.
— Если один раз получилось открыть портал, значит, получится и во второй. Надо только попросить звездочёта рассчитать следующее солнечное затмение. В городе есть звёздочёт?
— Угу. Интернетом величают. Что ж, возможно, ты и впрямь сумеешь повторить этот трюк. Будем надеяться.
Солнцеяр внимательно посмотрел на Штильцхена, словно пытался проникнуть в его мысли, а потом прямо спросил:
— Почему ты мне помогаешь?
— Я же говорил, что верю в истинную любовь,– задумчиво отозвался Тёмный.– Правда, я не верю в другое…
— Во что?
— В то, что Регина тебя простит. Не только ты, но и она тоже сильно изменилась.
Румпель остановил машину с противоположной стороны озера за большим кустарником и, взяв с заднего сиденья два военных бинокля, протянул один Солнцеяру.
— Приставляешь к глазам - и дом в нескольких шагах от тебя,– пояснил Голд.
— А почему нельзя сразу подъехать к дому?
— Я ж объяснял: Злая Королева считает, что я, как и все, ничего не помню. Я не могу себя раскрывать.
— Я вижу на мостках какого-то мальчика. Ловит рыбу,– глядя в бинокль, объявил царь.
— Это Генри - её сын.
Солнцеяр резко обернулся на Румпеля:
— Как сын?.. От Шляпника?!– и без того тёмный взгляд мужчины потемнел ещё сильнее.
Штильцхен подавился смешком и иронично посмотрел на царя. Видимо, Солнцеяр и сам не отдавал себе отчёта в том, что чувства к Регине изжиты ещё не до конца.
— Ну, что ты? Шляпника она ненавидит так сильно, что ему единственному оставила память… Весьма изощрённая, тщательно спланированная месть: дочка Джефферсона воспитывается в другой семье, счастлива там и не знает настоящего отца. Оттого Шляпник совсем обезумел… Что может быть ужаснее, когда твой ребёнок не живёт с тобой?!
Румпельштильцхен тяжело вздохнул, мысленно уносясь во времена, когда Белфайер ещё был с ним.
— То есть у Джефферсона была семья? А что с его женой?
— Она умерла ещё в том мире… во время родов.
— Надеюсь, Регина не приложила к этому руку?– с нотками тревоги в голосе спросил Солнцеяр.
— Не знаю. Всё ответы у Злой Королевы.
Царь качнул головой, словно отгоняя прочь мрачные мысли, и вновь навёл бинокль на противоположный берег. На этот раз в поле зрения оказался кусок песчаного пляжа и лежащая на полотенце женщина в весьма странной одежде.
— Регина?– осипшим голосом выдавил солнцедалец.– А почему она… не одета?
Голд изумлённо вскинул брови и тут же навёл свой бинокль на пляж.
— Она одета!.. Здесь так одеваются,– усмехнулся Штильцхен.– Это называется купальник. В нём загорают или плавают… Кстати, довольно скромный. Ты не представляешь, какая мода в этом мире.
— А что у неё с глазами?
— Это солнечные очки.
— Тоже мода?
— В том числе. Аксессуар.
— А почему волосы короткие, как у мужчины?
— Здесь многие женщины носят короткие стрижки - эмансипация,– развёл руками Голд, театрально закатив глаза.– Одеваться могут в брюки, работать - кем захотят, голосовать…
— Голосовать?– не понял Солнцеяр.
— Ну, это такая видимость свободы выбора. Неважно.
— Ладно, пойду к ней…
— Стой!– внезапно осёк Тёмный.– Машина шерифа,– и тут же пояснил:– её цепной пёс. Следит за порядком в городе. В Зачарованном Лесу был её игрушкой, здесь… в общем, тоже марионетка… Странно. Давай-ка послушаем.
— Надо подобраться поближе.
— Думаешь, я в этом мире, в отсутствии магии, узнаю новости таким способом? Научно-технический прогресс и наличие денег - не хуже волшебства,– тонко улыбнулся Штильцхен, доставая из бардачка какой-то небольшой прибор и направляя его на озеро.

Шёл третий день её отпуска, Редж и забыла, как это прекрасно - отдыхать в тишине, вдали ото всех, лишь в компании сына.
— Мам! Смотри, какого сига я поймал!– радостно закричал Генри, подбегая к матери.
Женщина приспустила солнечные очки, обводя взглядом рыбину длинной не меньше фута.
— Я запеку тебе его вечером в углях,– чуть улыбнулась Регина и вдруг обернулась, услышав звук подъезжающей машины.
Две поперечные морщинки разрезали лоб Миллс. Как смел Грэм ослушаться её приказа?! Что он здесь делал?
— Добрый вечер, шериф!– поприветствовал Генри выходящего из автомобиля мужчину.– Смотрите, какого большого сига я выловил!
— Здорово!– похвалил Грэм.– Сам? Мама тебе не помогала?
— Шутите? Мама не умеет ловить рыбу!
— Неужели, твоя мама что-то не умеет?
Между тем Регина поднялась на ноги и повязала прозрачно-голубое парео платьем.
— А почему вы приехали?– вдруг расстроился Генри.– Что-то случилось? Маме нужно ехать в город?
— Нет-нет, не волнуйся,– поспешил успокоить шериф.– Просто я объезжаю окрестности - смотрю, всё ли в порядке!
— У нас всё хорошо! Правда, мам?
— Конечно,– кивнула Регина.– Генри, будь добр, сходи в дом, налей шерифу холодного лимонада, а то сегодня очень жарко. И заодно положи в раковину свою страшную рыбину. Я ей скоро займусь.
Мальчуган быстро закивал и побежал в дом.
— Кажется, я говорила, что мне не нравится идея твоего приезда сюда,– напомнила женщина, строго глянув на Грэма.– Я думала, мы друг друга поняли.
— Я, конечно, уже соскучился… но приехал по другому поводу.
Мужчина взял в ладони руку Редж, но та тотчас отдёрнула её и отстранилась.
— Прекрати. Генри может увидеть в окно. И вообще… Что там у тебя за повод?
— Похоже, Джефферсон совсем умом тронулся,– тихо поведал шериф.– Ночью из городской аптеки были похищены почти все психотропные лекарственные средства. Следы привели меня в особняк Джефа.
— Так-так, Шляпник… решил освободиться от эмоций с помощью транквилизаторов?– Регина холодно сверкнула глазами и категорически покачала головой.– Нет, так просто он не избавится от страданий! Конфискуй у него все препараты и посади на несколько дней в камеру. И пусть доктор Вейл сделает ему промывание желудка!.. А школьникам проведи экскурсию по своему офису.
— Зачем?
— Хочу, чтобы Джеф кое-кого увидел…
Грэм удивлённо уставился на женщину:
— Кого?
— Неважно. Просто делай - что говорю.
— Если хочешь, чтобы я не задавал вопросов - придётся умасливать меня,– игриво подмигнул шериф.
— Грэм, по-моему, ты забываешься,– осадила Редж, в упор глядя на мужчину.
Выдержать её прямой, вызывающий взгляд было не просто, но шериф справился с достоинством.
— Я представлю тебя к медали,– с толикой язвительности пообещала женщина.
— От госпожи мэра я предпочёл бы более сокровенную награду.
— Я подумаю над этим. А теперь уезжай.
— Считай, что меня здесь уже нет,– развёл руками Грэм, направляясь к машине.
— Лимонад,– устало бросила вслед Регина.
Шериф обернулся, вопросительно взглянув на женщину:
— Что?
— Лимонада дождись. Что, мой сын просто так за ним пошёл?

Солнцеяр проводил машину шерифа мрачным взглядом и обернулся к Румпельштильцхену.
— Он её любовник?– сухо спросил царь.
— Тебе какая разница теперь?– в глазах Голда блеснул хитрый огонёк.
— Просто хочу, чтобы рядом с Региной был достойный мужчина. А не этот… «цепной пёс».
— Регине не нужен никто рядом, поверь. И хоть в отличие от мамочки она не вырывала своё сердце, чувства Злой Королеве чужды, во всяком случае - благие. Сам слышал, как она со Шляпником… Конечно, он её обманул, но по незнанию и искренне раскаялся. А когда попытался быть счастливым - она разрушила его семью и заставила смотреть на это.
Солнцедалец опустил голову на грудь. А чем сам он был лучше Джефферсона? Оттолкнул Регину, когда она так нуждалась в поддержке и защите, заставил вернуться к Тёмному.
— Уверен, что всё ещё хочешь просить у неё прощения?– с лёгкой усмешкой, поинтересовался Голд.
— Я должен.
— Знаешь, я бы не советовал делать это прямо сейчас. Тем более, когда с ней Генри. Даже слушать не станет. И вообще, приглядись к ней сначала. Может, потом сам передумаешь извиняться…
— Не передумаю,– решительно оборвал царь.
— Тогда, по крайней мере, морально подготовишься к разговору. Узнай её заново, Солнцеяр! Она другая!

Глава 4.


— Госпожа мэр, я говорил, что к вам нельзя!– послышался из дверей голос секретаря.
Регина оторвала взгляд от бумаг, красиво очерченная бровь строго изогнулась.
Был понедельник, утро, и она никого не ждала. После недельного отсутствия на работе требовалось вникнуть во все новые дела и в изменения в старых.
— Доктор Вейл?– удивилась Миллс.– Приём по личным вопросам у меня во вторник.
— А я не по личным, а по общественным!– с неожиданной отвагой заявил посетитель, проходя в кабинет.
— По общественным?.. Ну, хорошо. Присаживайтесь.
Мэр взглядом отослала секретаря за дверь. Расположившись в кресле перед столом Регины, доктор неуютно поёжился. Всё-таки этот кабинет в изыскано-аскетическом стиле заставлял себя чувствовать пешкой на шахматной доске под ударом чёрной королевы.
— Как… ваше самочувствие после отпуска?– вежливо поинтересовался Вейл.
— Кажется, вы сказали, что пришли не по личным вопросам.
— Так и есть,– доктор положил папку с фотографиями на стол Регины.– Вот!
— И что это?– просматривая изображение, бесстрастно спросила женщина.
— Подтопленный подвал, старая проводка, осыпающаяся штукатурка. Городской больнице 27 лет!
— Мистер Вейл, мы это уже обсуждали на городском собрании. В августе вам сделают ремонт.
— Его делают каждый год!– в сердцах выпалил доктор.– Это не решает проблему! Вы поймите, это самое важное здание в городе!
Регина откинулась на спинку кресла, скрестив руки на груди. Начинать день, тем более - неделю, с противостояний на работе не хотелось. Ещё слишком свежи были воспоминания о тихом, мирном отдыхе вместе с сыном.
— Я всё понимаю. На март будущего года запланировано начало строительства новой, современной больницы. Сейчас её построить до холодов просто не успеют, у города нет таких возможностей.
— Почему нельзя привлечь крупные строительные фирмы извне?!
— Потому что городской бюджет не позволяет.
— А если найти спонсоров?!
— Вы знаете меценатов, способных оплатить такое строительство? Я тоже - нет.
— Ну, тогда может…
— Не может, мистер Вейл,– строго перебила Миллс.– Давайте вы будете заниматься вопросами здоровья, а я - вопросами города.
Доктор разочарованно покачал головой, нехотя поднимаясь из кресла и забирая у Регины свою папку.
— Всё до случая, госпожа мэр,– удручённо покачал головой Вейл.– Не дай Бог прорвутся трубы или во время операции вспыхнет проводка. Кто за это будет отвечать?
— Не беспокойтесь, с себя вы ответственность сняли.
— Мне беспокоит не ответственность, а здоровье людей! Особенно детей! Кстати, подростковый возраст у мальчиков самый травмоопасный.
Регина медленно поднялась из кресла, грозно оперевшись руками на стол:
— Мистер Вейл, я вас услышала. Возвращайтесь к своим обязанностям.
Доктор шумно выдохнул и, коротко попрощавшись, ретировался.
— Фред!– позвала секретаря Регина.– Собери мне данные на всех самых состоятельных людей города.
— А у нас их только два: вы и мистер Голд,– осторожно напомнил молодой человек.
Ответить Редж не успела, новый посетитель оттолкнул Фреда с дороги, быстро направляясь к мэру.
— Наверное, мне следует перенести приёмный день со вторника на понедельник,– ледяным скепсисом обожгла визитёра Регина.– Фред, вызови охрану.
— Я обсчитался,– поправляя сшибленное кресло, встрепенулся секретарь и указал рукой на Шляпника,– у нас в городе три состоятельных человека, а не два.
— Сумасшедшие затворники не в счёт. Фред, охрану!
— Фред! Стой на месте!– не сводя сверкающего взгляда с Редж, приказал Джефферсон.– Пока он сходит за охраной, я тебя убью…
— Духу не хватит,– Миллс опустилась назад в кресло и небрежным жестом указала секретарю на дверь.– Ладно, Фред, обойдёмся без огласки, я сама разберусь с этим душевнобольным.
Понимающе кивнув, секретарь поспешно удалился.
— Душевнобольным я стал из-за тебя!– прорычал Шляпник, склоняясь над столом Регины.– По твоей вине я лишился жены, дочери! А теперь ты не даёшь мне забыться даже на время!
— Нет, Джефферсон, ты лишился их по своей вине,– с холодным спокойствием возразила Миллс.– А что касается забвения - ты его не заслужил. Помнится, ты когда-то молил меня о прощении… так изволь платить цену.
— Сколько я должен ещё платить?! Сколько мне смотреть на Грейс, счастливо живущую в чужой семье?! Сколько, ваше величество?!
В этот момент Регина действительно смотрелась в своём кресле, как на троне - властная, неприступная, гордая Королева.
— Столько, сколько я пожелаю,– ядовито ответила она.– А если тебе не нравится, что твоя девчонка живёт в счастливой семье - нет ничего проще, сделать эту семью несчастной. Отца сократят на работе, он запьёт, начнутся скандалы, станет побивать жену, а, возможно, и Грейс…
Услышав последнюю фразу, Джефферсон обезумел. В порыве ярости он мгновенно перемахнул через стол и, ухватив Регину за лацканы пиджака, выдернул из кресла.
— Убьююю!– зашипел он в лицо женщине, перехватывая отворот ближе к её горлу.
— Совсем спятил?!
Судорожно глотая воздух, Миллс, что было сил, впилась ногтями в запястья Шляпника. Однако тот уже не чувствовал боли, страх за судьбу дочери затмил физические ощущения.
— Убьёшь меня - потеряешь единственный шанс быть с дочерью!..– хрипло выдавила Регина.
— У меня его и так нет! Ты не умеешь прощать!
— С какой стати мне тебя прощать?!.. всех вас прощать?!.. Каждый из вас приложил руку к моим бедам и несчастиям! Не прощу никого!
— Я мог сделать тебя счастливой!– дрожа от напряжения, процедил Шляпник.– Всё могло бы быть по-другому! Но ты боялась полюбить кого-то после Дэниела! Не умела доверять людям!
— Я доверяла! Но все вокруг обманывали! И ты в первую очередь!
— Ты не единственная, кого обманывали! Это не даёт тебе право уничтожать всех и вся!
— Я сама решаю, какие у меня права! И если ты меня сейчас не отпустишь…– женщина многозначительно оборвала фразу, угрожающе сверкнув глазами.
— Тронешь мою дочь - и уже ничто не удержит меня от убийства!
В порыве гнева Джефферсон так стянул ворот Регины, что та закашлялась. В этот момент распахнулась дверь кабинета, и внутрь влетел шериф. Через мгновение Шляпник уже лежал лицом на столе, а Грэм застёгивал ему наручники за спиной.
— Кажется, прошлая неделя в камере не пошла тебе на пользу, приятель!– сурово произнёс шериф.– За нападение на мэра так легко уже не отделаешься!– Мужчина повернулся к Редж, держащейся за горло:– Прости, я приехал сразу, как позвонил Фред… Ты в норме?
— Думаешь, какой-то сумасшедший способен причинить мне вред?– усмехнулась женщина, поправляя пиджак.– Освободи его, пускай идёт. И скажи фармацевтам, что я разрешила раз в полгода отпускать ему транквилизаторы.
Грэм снял с Джефферсона наручники и вытолкал из кабинета, после чего запер дверь и неодобрительно покачал головой.
— Не надо было разрешать. Потом ему будет только хуже.
— Я знаю,– безжалостно улыбнулась Регина.
— Не понимаю…
— Я и не прошу.
Шериф приблизился к Редж, обнимая за талию и нежно целуя шею, где отпечатались следы от удушения.
— Не сейчас, Грэм,– в голосе женщины не было никаких эмоций.
— Я запер дверь.
— Я сказала: не сейчас.
— Тебя не было целую неделю… мы не встречались в пятницу…– с нотками упрёка, заметил шериф.
— И что, теперь я должна отработать прогул?
— Ну, не будь такой неприступной,– прошептал мужчина, одной рукой скользнув под пиджак Редж, другую запуская в её волосы.– Хоть чуточку стань мягче, слабее.
Не встретив сопротивления, Грэм в настойчивом поцелуе припал губами к губам женщины. Но Регина в этот момент мыслями была далеко - в гостинице «Пыль дорог». Откуда-то повеяло запахом фиалки, и Миллс увидела перед собой Джефферсона, натирающего её ароматным маслом. Воспоминания стали такими яркими, что по телу прокатилась волна возбуждения. Шериф принял это на свой счёт, быстро выправил белоснежную блузку Редж из юбки и прошёлся ладонями по её животу, останавливаясь на кружеве бюстгальтера. Женщина прикрыла глаза, позволяя своему воображению вместо Грэма видеть Джефферсона. А ведь тогда, в гостинице, была подобная ситуация: она хотела видеть Дэниела, но был Джеф.
— По-дож-ди…– глотая слоги, выдавила Регина.– На-до… выпроводить Фреда…
Миллс склонилась над столом, чтобы дотянуться до телефона, и тут Грэм не выдержал, потеряв терпение. Протяжно взвизгнула молния на юбке, и Редж почувствовала, как ткань поползла вниз.
— Да, мисс Миллс?– послышалось на другом конце провода.
— Фред, с-сходи в… в аптеку…– лихорадочно придумывала Регина, пока Грэм стаскивал с неё пиджак и блузку,– возьми что-нибудь… что-нибудь…
— Успокоительное?– услужливо помог секретарь.
— Да-да… успока…– Миллс не договорила, бросив трубку.
Шериф резко развернул к себе женщину, приподнимая и усаживая на стол. Пальцы торопливо нащупали замочек бюстгальтера.
— Не здесь!– выпалила Регина и указала рукой на кожаный диван.– Там!
— Где пожелаете, моя королева,– страстно прошептал Грэм, подхватывая женщину на руки.

— Последняя цифра четыре?– переспросил Солнцеяр.
— Да, четыре,– подтвердил Голд в телефонную трубку.– А зачем тебе её рабочий номер?
Ответа, однако, не последовало, царь прервал связь, оставив Тёмного в полной растерянности.
За пять дней, что солнцедалец гостил у Румпеля, он вполне освоился с техникой и всякого рода приборами. Так что сегодня Голд отпустил его в город одного, дав ключи от фургончика с тонированными стёклами, сотовый телефон, ну, и, конечно, бинокли, прослушки и иже с ними. Да, и ещё чёрную полевую форму спецназа.
Дверь лавки внезапно отворилась, и внутрь вошёл доктор Вейл. Штильцхен едва ли взглянул на него, перелистывая свою бухгалтерскую книгу.
— Доброе утро,– с толикой раболепства произнёс Вейл.
— А оно действительно доброе?– в голосе мистера Голда проскользнуло сомнение.– Разве вы сейчас должны быть здесь, доктор Вейл?
— Я уже был у госпожи мэр, если вы об этом.
Румпельштильцхен оторвал взгляд от журнала, ожидая продолжения.
— Всё сделал, как договаривались,– поспешил доложиться Вейл.
— Хорошо,– кивнул Голд, выкладывая на стойку пачку купюр.– Благодарю.
— Ну, если ваши просьбы не подразумевают причинение вреда здоровью, то можете и впредь на меня рассчитывать.
Доктор взял деньги, поспешно убирая их в задний карман джинсов.
— Непременно.
— А зачем вам всё это?– полюбопытствовал Вейл.
— Не хочу, чтобы кто-то нарушал план,– неопределённо улыбнулся Тёмный.
— Но вы же сами решили его нарушить.
— Кого?
— План городского строительства,– развёл руками доктор, вопросительно глядя на мистера Голда.– Или мы говорим о другом плане?
— Нет. Не о другом. Об этом. Именно об этом. Всего хорошего, доктор Вейл.

Грэм опустил женщину на диван, быстро снимая с себя форменную рубашку и футболку, в то время, как Редж возилась с пряжкой его ремня.
— О-у-у…– проскулила она, отдёрнув левую руку.– Чёрт!.. Я сломала ноготь!
— Да, это ужасно,– со сбившимся дыханием подтвердил мужчина, накрывая Миллс своим телом и горячими поцелуями терзая её шею и плечи.
— У тебя что, лосьон с фиалкой?– вдруг спросила Регина.
— Не знаю…– между поцелуями прошёптал Грэм, запуская руку под бельё женщины,– какой ты мне первый раз подарила… такой я теперь и покупаю.
«Эта дурацкая фиалка!..– застонала про себя Редж.– И этот чёртов Джефферсон!.. Мог бы сделать меня счастливой!.. Как же!.. Ненавижу его!.. Если б не магия грёз…»
Регина вздрогнула от разлетевшегося по кабинету пронзительного звонка городского телефона. А ещё через несколько секунд раздалась мелодия на её мобильном.
— Не обращай внимания,– прохрипел Грэм, приподнимаясь и расстёгивая молнию на брюках.
— А если что-нибудь с Генри?– встрепенулась Миллс, с трудом отпихивая от себя мужчину.
Тот глухо зарычал и бессильно распластался на диване, провожая Регину возбуждённым взглядом. Спокойно смотреть на неё в нижнем белье было невыносимо, хорошо хоть слегка отрезвляла холодная кожа дивана.
Когда Миллс дошла до стола, сотовый уже перестал звонить, поэтому она сняла трубку городского телефона.
— Мэрия. Доброе утро.
В трубке было тихо.
— Алло? Говорите…
— Госпожа мэр, в вашем городе беспорядок,– на другом конце провода послышался неприятный механический голос.– Людей похищают средь белого дня.
— Каких людей? Кто похищает?– изумилась Редж.
— Я!
Женщина схватилась за сердце: первая мысль была о Генри.
— Кто похищен?– с трудом борясь с волнением, спросила Миллс.
— Джефферсон Хэттер.
Регина несколько секунд пребывала в изумлении, не зная, как реагировать на такое.
— Что ж, похищен - значит, похищен!– наконец, ответила она.– Можете делать с ним, что угодно.
Не дожидаясь ответа, женщина положила трубку.
— В чём дело?– подходя к Миллс, поинтересовался шериф.
— Кажется, у нас ещё один безумец в городе!.. Какое мне дело до этого Джефферсона?!– вспылила Регина.– Пусть хоть убивают!.. Почему надо звонить именно мне?! Что за наглость?!
— Подожди-подожди, я ничего не понимаю. Объясни толком.
— Тут нечего объяснять! Меня это не касается!
— Ну, тогда продолжим с того момента, на котором остановились,– плотоядно улыбнулся мужчина, притягивая к себе Миллс.
Однако продолжать Регине уже не хотелось, настроение было испорчено. Да и почему-то сделалось всё-таки тревожно за Джефа.
— Я сказала: не касается меня,– женщина упёрлась руками в грудь Грэма.– А шерифа касается. Иди и ищи Джефферсона. Он похищен.
— Похищен? Да ладно!.. Кому он нужен?
— Он - может и никому, но его состояние… В общем, разбирайся сам!
На последней фразе Регины вновь зазвонил её сотовый.
— Сидни?– нажимая кнопку связи, удивлённо спросила женщина.
— Да, мисс Миллс,– ответил газетчик.– К нам в редакцию поступил звонок несколько минут назад. В городе орудует похититель! Преступление случилось прямо у здания мэрии! Вы можете это как-то прокомментировать?!
— Могу,– холодно процедила Редж.– Если твоя газетёнка напишет хоть строчку об этом, то следующее, что ты будешь карябать - письма из тюрьмы. Я понятно выражаюсь?
— Да, мисс Миллс, я всё понял. Извините.
Женщина прервала связь, швырнув телефон на стол.
— Что, уже репортёры пронюхали?– мрачно буркнул шериф, заканчивая одеваться.
— Ты ещё здесь?!

Глава 5.


Мерседес Регины медленно подъехал к особняку Джефферсона. Здесь было тихо и уныло, несмотря на солнечный день. Высокие лесные деревья, точно безмолвные великаны, плотным кольцом окружали дом. Прежде, чем выйти из машины, Миллс ещё раз набрала на сотовом номер Грэма, но абонент, по-прежнему, находился вне зоны доступа. Так продолжалось уже полдня, хотя автомобиль шерифа был припаркован возле его офиса. Наказав секретарю забрать Гэнри из школы, Регина решила прокатиться до того места, с которого, по её мнению, Грэм должен был начать расследование.
Женщине вдруг сделалось тревожно. Вероятно, надо было прихватить с собой револьвер, но Миллс никогда им не пользовалась и не вынимала из сейфа. Этот город 27 лет жил по её правилам, никто здесь не смел делать что-то не по плану. Её плану! А пришлых тут никогда не было, даже доставка товара, который город не в силах был произвести самостоятельно, осуществлялась лишь до границы Сторибрука.
Регина вышла из авто и, внимательно оглядевшись вокруг, направилась к особняку. Миллс стукнула молоточком по двери, но та оказалась не заперта и потому приоткрылась сама. Войдя в дом, женщина остановилась посреди холла. Он был просторный, изысканно-роскошный с высокими колоннами, широкой лестницей на второй этаж, огромной хрустальной люстрой. За всё время проклятия Редж ни разу не была у Джефферсона. Конечно, она сама «загадала», чтобы Шляпник-отшельник жил в богатстве, но навещать его до сего дня не приходилось. Да и к чему было тревожить воспоминания? Она и так знала, что Джеф жестоко страдает, а смотреть на плоды своей мести наскучило ещё в первый месяц пребывания в Сторибруке.
— Мадам… мэр?..– послышалась с лестницы несвязная речь.– Каким… ветром… в нашу глушь?
По ступеням неуверенно походкой спускался Шляпник. В одной руке он держал ножницы, в другой - стакан, с наполовину опустошённым бренди.
— Джефферсон?– оторопела Миллс.– Ты что здесь делаешь?
— Смешная шутка,– кивнул мужчина, отхлёбывая ещё спиртного и продолжая спускаться по лестнице.– Разве не ты… меня заточила… в этот… замок?
— Так тебя не похищали?! Это ты звонил мне?! Что происходит?!
— Что… происходит?..– тупо повторил Джеф, становясь напротив Регины.
— А где шериф Грэм?!
— Он - твой пёс, не мой… Тебе лучше знать.
— Ты сам придумал эту дурацкую шутку со своим похищением?– строго спросила Миллс, покосившись на ножницы в руке Шляпника.– Кроме тебя у нас безумцев в городе нет.
— Точно, в городе нет безумцев, только зомбированные марионетки!– голос мужчины вдруг сделался чистым и звонким.– А по похищениям у нас специализируетесь вы, ваше величество! Что вам стоит похитить у отца любовь дочери или любовь мужа у жены, или память… у всех?!
Регина обвела Джефферсона холодным взглядом, чуть задержавшись на шраме на шее, и сухо констатировала:
— Ты пьян.
— Нет ещё, только первый стакан,– горько усмехнулся Шляпник.– Как иначе мне забыться?
Миллс на мгновение (но только на мгновение) стало жаль Джефа. Теперь, когда у неё был Генри, она лучше понимала всю глубину своей мести Джефферсону.
— Я разрешаю тебе раз в полгода приобретать транквилизаторы в городской аптеке,– вдруг сказала Редж, хотя ещё утром считала, что это будет не одолжение Шляпнику, а дополнительное наказание.
— Какое снисхождение!..– рассмеялся мужчина, допивая бренди.– Правда, у меня уже кое-что есть… Твой полицейский пёс плохо искал!.. Зря ты ему платишь жалование!
— Прелестно. Так это ты транквилизаторы запиваешь алкоголем? Смотри не проснись завтра где-нибудь… в другом мире.
— Мне подойдёт любой мир, где нет тебя!
На последнем слове Джефферсон изо всей силы ударил стакан об пол. Осколки брызгами разлетелись в разные стороны, и один из них посёк Регине щёку. Женщина осторожно, скорее даже - не веря в произошедшее, коснулась пореза и перевела взгляд на свои пальцы. На них остался красный след.
— И это символично!– злобно сверкнул глазами Шляпник.– Ваши руки в крови, ваше величество!
— Я понимаю, завтра ты этого не вспомнишь,– с ледяным спокойствием сказала Миллс.– Только поэтому я не накажу тебя сегодня.
— Безнаказанность порождает анархию!
Джефферсон вдруг ухватил Королеву за грудки жакета и впечатал в ближайшую колонну, приставив к горлу Регины ножницы.
— А у вас есть то, что вы хотите завтра не вспомнить, мадам мэр?– злобно прошипел Джеф.
— Последние лет сорок…– прикрывая глаза, тяжело вздохнула Миллс.
Ах, если б она только могла сотворить заклятие, поворачивающее время вспять. Вернуться в день убийства Дэниела… Нет, даже ещё раньше! До появления в её жизни маленькой Белоснежки! Она бы уговорила Дэниела бежать. Может им удалось бы скрыться от её матери в каких-нибудь дальних землях… Или не удалось бы?
Лихорадочный взгляд Шляпника скользнул сначала на посечённую щеку Регины, затем в вырез её шёлковой блузки, где учащённо вздымались округлые холмики.
— Да, думаю, многие бы хотели забыть, что вы творили в эти сорок лет,– согласился Джефферсон, чертя концами ножниц дорожку от шеи к груди Миллс.– Забыть о существовании Злой Королевы… Бессердечной королевы!
Женщина вздрогнула и открыла глаза, почувствовав металлическое остриё медленно давящее на правую грудь, в области сердца. Свободной рукой Джеф расстегнул ещё две пуговицы на блузке Регины и оттянул ткань в сторону, чтобы не загораживала обзор.
— Сердце чуть левее, ближе к центру,– помогла Королева, сверля Шляпника тёмным взглядом.
— Конечно… ты ведь столько раз их вырывала…
Мужчина перехватил ножницы в левую руку, а пальцы правой поставил, как ему казалось, по контуру сердца Регины.
— Не тут,– в гробовой тишине холла слова Миллс разнеслись зловещим эхом.
Взяв в ладони руку Джефа, она переместила её на нужное место.
— Вот здесь,– с холодной надменностью объявила Королева.– Никогда не делала такого без магии. Но в этом мире, например, ацтеки могли вырвать сердце у живого врага. Попробуешь?
Регина пребывала в полной уверенности, что Джефферсон спасует, но, видимо, недооценила гремучую смесь алкоголя с психотропными препаратами. Шляпник с такой силой надавил на грудную клетку женщины, что та вскрикнула от боли и дернулась в попытке вырваться. Тут же ухватив Редж за плечи, мужчина ещё сильнее прижал её к колонне.
— Что такое?..– нервно прохрипел он.– Ты, оказывается, тоже способна испытывать боль?!
Губы Джефферсона жёстко коснулись раны на щеке женщины. Почувствовав острую резь, Миллс невольно застонала, но тут её рот плотно накрыла ладонь Джефа. А ещё через миг ладонь исчезла, и мужчина яростным поцелуем впился в губы Королевы. Регину точно парализовало, она даже не знала, как реагировать на такое.
— Всё равно не вспомню,– словно разговаривая с собой, пробормотал Джефферсон, отбрасывая в сторону ножницы и расстёгивая оставшиеся пуговицы на блузке Миллс.
Прежде чем Редж успела что-то ответить, Шляпник вновь принялся терзать её губы, а через мгновение стащил с неё жакет прямо с блузкой. Холодный мрамор колонны обжог женщине спину и вывел, наконец, из ступора.
— Ты что… что делаешь?..– пытаясь увернуться от поцелуев, просипела Регина.
— То, о чём не позволял себе думать долгие годы,– отозвался Джеф, фиксируя лицо женщины за подбородок.– А ты?.. Когда-нибудь позволяла себе об этом думать? Хоть иногда вспоминала обо мне?
— Нет,– после подозрительно долго тянувшейся паузы, заявила Королева.
— Можешь не лгать, Редж… Всё равно я не запомню…
Рука мужчины медленно прошлась вдоль тела Миллс и, приподнимая подол юбки, заскользила вверх по бедру.
«Он ничего не вспомнит завтра,– заговорщицки подначивало антисознание.– Ты же сама ещё утром хотела этого! Такого шанса может больше не быть…»
Губы Джефа по зигзагообразной траектории спустились от лица Регины к драгоценной ложбинке на груди.
«Останови его сейчас, пока ещё можешь»!– взмолился разум.
Между тем ладонь мужчины переместилась на внутреннюю сторону бедра. Миллс сжала ноги, но Джефферсона это не остановило. Преодолев сопротивление, его пальцы протиснулись под шёлковое бельё и замерли, готовые в любой миг войти в тело.
«Да прекрати же это»!– возопил разгневанный рассудок.
«Только один разок»,– со всей жалостью, на которую только были способны, попросили инстинкты.
«Он ничего не вспомнит!– вновь повторило антисознание.– Никаких последствий!..»
— Не надо,– попыталась всё-таки остановить Шляпника Королева, но её тело изогнулось в мучительном ожидании.
Джеф протиснул колено между ног Регины, раздвигая их. И тут Миллс почувствовала, как пальцы мужчины входят в неё, но с такой адской медлительностью, что рассудок едва не помутился. С губ сорвался протяжный стон, а тело сделалось мягче масла…
Дальнейшие события Королева помнила, как в тумане: сумасшедший секс прямо в холле особняка, потом продолжение в спальне Шляпника, а ещё в душе, когда она решила, что пора собираться домой, и в результате снова оказалась в постели Джефа.
В середине ночи Регина спустилась на кухню, налила в стакан бренди и бросила в него размельчённую таблетку (в сумочке у неё тоже была упаковка транквилизаторов, но не чтобы употреблять, а чтобы тренировать волю, к тому же у неё был и другой способ успокоить нервы - хоть за это спасибо Румпельштильцхену).
Миллс поставила стакан на прикроватную тумбочку рядом со спящим Шляпником, не сомневаясь, что утром он не удержится от такого соблазна.
Поправив, насколько возможно было, постель и собрав разбросанные в разных частях особняка элементы своей и Джефферсона одежды, Регина взглянула в зеркало и укоризненно покачала головой.
— Больше никогда,– приказала она себе и покинула дом.

Румпельштильцхен приготовил два тоста с ветчиной и сыром и кофе, ожидая Солнцеяра на завтрак.
— И как долго ты планируешь держать шерифа в подвале?– поинтересовался Тёмный, когда гость из Солнцедалья изволил прийти на кухню.– Ты без перерыва будешь колоть ему снотворное?
— А ты хочешь, чтобы он очнулся и увидел, кто его похитил?
— Вообще-то я не планировал показываться ему на глаза,– заметил мистер Голд, смакую кофе.– И я не понимаю, зачем ты его похитил?
— Он мне не нравится.
— Весомый аргумент. А я-то думал, ты любишь свою жену.
— Причём тут это?– не понял царь или не желал понимать.
— Ревнуешь Королеву.
— Я не ревную. Просто знаю, что Грэм ей не подходит. А главное - он мешает мне. Крутится под ногами. Мне потребуется время, возможно, не один день, чтобы выпросить прощение. Ты был прав, Регина очень изменилась.
Губы Тёмного разошлись в лёгкой улыбке:
— Так значит, это не ревность?
— Нет!
— И ты по-прежнему намерен вернуться к Шахерезаде?
— Она моя законная жена. Единственная жена.
— Я задал другой вопрос.
— Намерен,– твёрдо заявил царь.

Предупредить князя Владимира о похищении сына Еня и Солнцеяр не успели, но успели поучаствовать в освобождении Святослава. Битва с половчанами и Идолищем Поганым была славной! В пылу чужой схватки царь Солнцедалья вдруг ощутил небывалую свободу: думы не отягощали, сердце не тосковало, разум не анализировал.
Ения Желановна оказалась, как говорили лукоморцы, «не робкого десятка» - сражалась с половчанами не хуже, чем гридни из дружины князя Владимира.
— Хорошая была битва,– убирая ятаган в ножны, довольно улыбнулся Еньке Солнцеяр,– и ты была хороша!
Девушка согласно закивала, переводя дух, при этом опираясь на рукоять меча.
— Ты тоже был ничего… Вообще-то я думала, что такой важный царь-колдун и оружие-то в руках держать не умеет… А ты даже вроде кого-то убил.
Солнцеяр от души рассмеялся. Конечно, Енька не могла не видеть, как лихо он махал ятаганом, но вредность многих поколений Бабок Ёжек, видимо, давала себя знать.
— Ты просто неподражаема!
В порыве задора царь наклонился к девушке и крепко поцеловал её. И вдруг получил в ответ такую затрещину, что напрочь забыл и о недавней битве, и о хорошем настроении. Ударить его?!.. Его?! Светодарящего?! Ликоподобного?! Солнцелюбимого?! Лишь одна женщина поднимала на него руку… Только одна!
Солнцеяр глянул в чёрные глаза Еньки и… не смог ударить в ответ.

Глава 6.


Джефферсон проснулся с жуткой головной болью. Яркое солнце нестерпимо светило в окна. На глаза попался стакан с коричневой жидкостью, и сразу появилось чувство жажды. Однако движение рукой оказалось неадекватным и столь желанное бренди полетело на пол. Шляпник выругался, пошатываясь, поднялся с постели, чтобы отправиться на кухню за заменой, и тут обнаружил, что совершенно гол. Причины он, конечно, не помнил, поскольку организм был сильно интоксицирован. Зато помнил, что раньше, в подобные «уходы от реальности», просыпался полностью одетым и, обычно, на диване в гостиной.
Джеф огляделся по сторонам и, к своему удивлению, обнаружил, что его костюм аккуратно сложен на стуле, хотя должен был висеть в шкафу. А постель - для спящего мертвецким сном - не слишком хорошо заправлена.
Терзаясь разными подозрениями, Шляпник наклонился ко второй подушке и понюхал её. Тонкий аромат духов ударил в голову, причиняя ещё большие страдания.
— Женщина?– оторопел Джефферсон, нервно сглотнув.
Нет, иногда у него действительно бывали интимные отношения - с горничной, что приходила в особняк убираться, но на этой недели она должна была работать только в пятницу.
Джеф самым придирчивым образом изучил постель и обнаружил на подушке чёрный волос.
— Точно, не горничная… та рыжая…

Арчи Хоппер сидел в кабинете, изучая новый журнал по психологии, когда в дверь несмело постучали, и в проёме показалась голова Джефферсона.
— Мистер Хеттер, заходите, не стесняйтесь,– пригласил доктор.
— Добрый вечер,– кивнул Шляпник, плотно закрывая за собой дверь.
— Присаживайтесь. Хотите чаю?
— Нет, чаепитий мне в жизни хватило,– мрачно буркнул Джеф.
— Может, хотите чего-нибудь другого?
— Гипноза.
Доктор Хоппер изумлённо уставился на клиента:
— Вы хотите, чтобы я провёл с вами сеанс гипноза?
— Я так и сказал,– Джефферсон неуютно заёрзал в кресле и почему-то оглянулся на дверь.
— Для чего?
— Я кое-что забыл…

Вторник - был днём приёма мэра и, обычно, Регину это развлекало, но не сегодня. Посетителей было много, а единственное, о чём могла думать Миллс - та непростительная глупость, которую она совершила ночью.
— Госпожа мэр, вы меня слышали?– недовольно спросила бабушка Руби.
— А?.. Да, конечно… моральный облик и внешний вид молодёжи… Спасибо за неравнодушие,– любезно улыбнулась мэр.– На ближайшем городском собрании мы обсудим этот вопрос.
Очевидно, Бабуля хотела сказать ещё что-то, но у Регины зазвонил мобильный. На экране появилось изображение Фреда.
— Всего доброго,– попрощалась Миллс, разворачиваясь на кресле на сто восемьдесят градусов.
Бабушка Красной Шапочки удручённо покачала головой и покинула кабинет мэра.
— Слушаю,– нажав кнопку соединения, объявила Редж.
— Мисс Миллс, вы просили меня последить за Джефферсоном Хеттером и позвонить, если будет что-то необычное,– затараторил Фред в трубку.
— Я помню, что я просила,– напряглась женщина.– Что там?..
— Он пришёл к мистеру Хопперу.
— К кому?
— Психолог. Арчи Хоппер.
— Ах, этот сверчок…
— Смешное сравнение,– весело заметил Фред, всегда с благоговеньем относившийся к своему начальству.
— Стоп!– встрепенулась вдруг Миллс.– А что он делает у психолога?
— Не знаю. Может, пришёл на приём из-за приступа буйства прошлым утром?
«А может ещё из-за чего»,– испугалась Регина, мысленно проклиная свою вчерашнюю беспечность.
— Фред! Делай, что хочешь, но этот психолог должен быть через десять минут у меня в кабинете!– приказала мэр, отключила связь и развернулась назад к столу.
Перед ней, скромно переминаясь с ноги на ногу, стояла Мэри Маргарет.
— Мисс Бланшар, вы подслушивали?– грозно спросила Регина, обводя учительницу сына уничтожающим взглядом.
— Простите, м-мадам мэр… конечно, нет…– запинаясь, отозвалась Мэри Маргарет.– Просто вашего секретаря нет… а моя очередь… Я на приём.
— А разве у вас сегодня нет уроков?
— У младших классов экскурсии в аптеку и больницу… А я отпросилась у директора, хотела встретиться с вами… Вы всегда так заняты…
— Именно,– бесцеремонно перебила Редж.– Я и сейчас занята.
— Но это касается Генри…
Миллс взглянула на наручные часы и сухо объявила:
— У вас четыре минуты, мисс Бланшар.
Ограниченная во времени, Мэри Маргарет начала заметно нервничать, что немного позабавило Регину.
— Ваш сын… попал под влияние двух одноклассников…
— Дика и Мэта?– вспомнила вдруг Миллс про ребят, о которых рассказывал Генри после похода.
— Вы знаете?– удивилась учительница.
— Разумеется. Я же интересуюсь делами сына.
— Простите… я не имела в виду… В общем, мне кажется, вам стоит поговорить с Генри. Эти мальчики влияют на него не самым лучшим образом.
Регина строго повела бровью. Верить, что она пропустила в сыне изменения в худшую сторону, не хотелось.
— А с родителями Дика и Мэта вы говорили?
— Неоднократно.
— Ладно, мисс Бланшер, с Генри я сама разберусь. До свидания.
Мэри Маргарет растерянно кивнула и поспешно покинула кабинет. Больше посетителей, к счастью для Регины, не было. А через несколько минут появился секретарь с ничего не понимающим Арчи.
— Добрый день, мистер Хоппер,– любезно поздоровалась мэр.– Присаживайтесь. Фред, сделай нам кофе.
— Здравствуйте,– скромно кивнул психолог, опускаясь в кресло.– Простите, я не совсем понял вашего секретаря. По какому поводу вы меня вызвали к себе?
— Пригласила,– поправила Регина, обходя стол и присаживаясь в кресло рядом с Арчи.– Мне нравится, как вы работаете.
Хоппер слегка покраснел от такого комплимента и невольно потупился:
— Ну-у… работы не так много. Но спасибо.
Тем временем Фред принёс поднос с кофе, поставил его на стол и, уходя, не забыл покоситься на декольте чёрной шёлковой блузки начальницы. Редж, как и всегда, сделала вид, что не заметила этого.
— Мистер Хоппер, мы с вами деловые люди, поэтому давайте сразу к делу,– предложила Миллс.– У нас вчера произошёл в мэрии неприятный инцидент с участием Джефферсона Хеттера. К счастью, никто особо не пострадал, поэтому мы не стали вмешивать полицию. Но я попросила сегодня секретаря поинтересоваться… самочувствием мистера Хеттера. Оказалось, он пришёл к вам.
— Совершенно верно,– кивнул психолог.
— Зачем?
— О-о… ну… это врачебная тайна…
— Нет-нет, мне не нужны чужие тайны,– обезоруживающе улыбнулась Регина.– Я лишь хотела знать, как он себя чувствует после вчерашнего? Может, нужна помощь?
— Эээ… я не знаю, что произошло вчера,– неуверенно пожал плечами Арчи,– он ничего не рассказал… Если честно, он вообще забыл.
— Забыл?
— Видимо, он вчера был не в себе, раз вы говорите, что поведение было неадекватно. Он хочет вспомнить, что произошло… Вы мне расскажете? Тогда, может быть, мы с ним обойдёмся без гипноза.
Регину точно ударило электрическим током. Последствие того, что Джефферсон вспомнит прошлую ночь, было даже страшно представить. Насмешки? Шантаж? А может ещё что похуже?
— Вы хотите провести сеанс гипноза?– тщательно скрывая беспокойство, поинтересовалась женщина.
— Мистер Хеттер хочет.
— Понятно. Скажите, доктор, вы ведь обязаны защищать своих пациентов от психологических травм?
— Вне всяких сомнений,– с готовностью закивал Арчи.
— Тогда в интересах Джефферсона не вспоминать вчерашний день.
— Почему?
— Он совершил нападение на человека,– осторожно поведала мэр.– Кажется, он был под действием алкоголя и психотропных препаратов… В общем, лучше, по-моему, мистеру Хеттеру ничего не помнить.
— Но это не решит его проблемы,– возразил доктор.
Вот теперь Редж пожалела, что перед ней не Сидни, Грэм или городской прокурор. Этого сверчка не запугаешь, не надавишь и не купишь. Здесь нужно было нечто иное.
— Но, возможно, это решит мою,– печально проронила женщина.
— Простите, я не понимаю.
— Это нападение, о котором я говорила… Это была я. И как человек общественный, я не хочу огласки. Вы должны понимать. Тем более не хочу, чтобы узнал Генри и думал, что с его мамой может что-то случиться.
Арчи сконфуженно вжался в кресло:
— Но я… никому… Это врачебная тайна.
— В вас, дорогой мистер Хоппер, я ни сколько не сомневаюсь. Но вы можете поручиться за Джефферсона?
— Я… ну-у… нет.
— Вот видите? Вы должны мне помочь. Обещайте!
По всему было видно, что доктор пребывал в сомнении - как поступить. А потому Регина решила надавить на жалость:
— У моего сына сейчас сложный период. Кстати, я хотела записаться к вам на консультацию. И я не знаю, как он себя поведёт, если всплывёт история с нападением. Если не хотите помочь мне - помогите хотя бы ребёнку.
— Я хочу помочь вам… и вам, и Генри,– горячо заверил Арчи,– но мой долг помочь и мистеру Хеттеру.
— Конечно! Обязательно! Помогайте ему, но только без восстановления памяти.
— Ну, хорошо… Я попробую,– сдался психолог, беря со стола кружку и нервно отхлёбывая кофе.– А о чём вы хотели поговорить про Генри? И когда вам удобно прийти ко мне?
Ответить Регина не успела, зазвонили одновременно городской и сотовый телефоны. Извинившись перед доктором, мэр ответила на мобильный. Пока она слушала сообщение в трубке, её лицо становилось всё бледнее и бледнее. А ещё через мгновение в кабинет ворвался Фред.
— Мисс Миллс! Городская больница… Мисс Миллс! Ваш сын…– запинаясь, прохрипел секретарь, но по виду начальницы понял, что она уже в курсе событий.

Когда Солнцеяр утром парковал свой фургон напротив мэрии, мерседес Миллс уже был на месте. Вчера, после похищения Грэма, мужчина потерял Редж из вида и не смог отыскать в городе её автомобиль. А когда секретарь Регины отвёз Генри домой и остался «нянчится», стало очевидным, что Миллс будет поздно. Солнцедалец прождал до трёх ночи, но так и уехал, не встретившись и не поговорив.
Однако, мысль о том, что Редж не ночевала дома и никак не могла в это время быть с Грэмом, заставила Солнцеяра взглянуть на многие вещи по-другому. Теперь предстояло обманывать не только Румпельштильцхена, но и Королеву - мужчина понимал, что одним «прости» не отделается.
Но пока царь придумывал хитроумный план, что-то случилось… Регина вылетела из мэрии быстрее ветра и так стремительно тронула мерседес, что едва не задавила зазевавшегося дворника. Не раздумывая, Солнцеяр поехал вслед за Миллс.

«Это я виновата! Это я!..– всю дорогу до больницы твердила женщина.– Вейл же предупреждал!..»
На последнем повороте Редж чуть не врезалась в пожарную машину, вылетевшую из противоположного переулка. Миллс чудом отвернула в сторону, выехав при этом на встречную полосу. К счастью, машин там не было.
Когда она подъехала к городской больнице, весь первый этаж здания уже полыхал. Несколько человек тушили огонь из пожарных гидрантов, но это не сильно сдерживало разбушевавшуюся стихию. Подъехавшие пожарные расчёты быстро оттеснили собравшуюся толпу, разматывая с катушек «рукава» и присоединяясь к тушению огня.
— Где Генри?!– подбегая к школьной экскурсионной группе, охрипшим голосом прокричала Регина.
— Когда началась эвакуация, их с Диком и Мэтом не было с нами,– взволнованно отозвался кто-то из учителей.
Миллс бросилась к зданию, со всех сторон послышались крики предостережения, но женщина не слушала. В голове была только одна мысль - во что бы то ни стало, найти сына.
Однако перед самым входом в больницу, Вейл и один из пожарных успели схватить Регину под руки и оттащить назад. В тот же момент к их ногам рухнуло полыхающее крыльцо.
— Нельзя! Там сейчас всё обвалится!– зашипел на женщину доктор.
— Там мой сын!– отчаянно вырывалась и отбивалась Миллс.
Тем временем какой-то человек в чёрной спецформе, сдёрнул с удерживающего Регину пожарного каску и нырнул в здание.

Глава 7.


Укладывая Генри спать, Редж всё никак не могла уйти из его комнаты, держала за руку и целовала в макушку. Перед глазами то и дело вспыхивали оборванные картинки дня: рухнувшее крыльцо; выбитое окно второго этажа; прыгнувший оттуда Генри и «чёрный человек», державший ещё двоих ребят; мигалки машин скорой помощи; доктор Вейл, гипсующий ногу Генри; несущий сына на руках в дом Фред…
— Мам… ну, мам… ну, не плачь…– жалобно попросил мальчуган, виновато глядя на мать.
— Я не плачу,– покачала головой Регина, стирая ладонями мокрые дорожки с лица.
— Я больше не буду… Прости. Мы ведь только щёлкнули зажигалкой, там темно было…
— Зачем ты вообще пошёл с этими ребятами? Разве можно было уходить с экскурсии?
— Ну-у… Дик сказал, что это скучища, а Мэт…
— Генри!– довольно резко оборвала мать.– Я запрещаю тебя водиться с Мэтом и Диком!
— Но они мои друзья.
— Тебе не нужны такие друзья!
— А другие мне не нравятся!– вдруг заупрямился Генри.
— Значит, обойдёшься без друзей!
— Как ты?!
Вопрос сына поставил Регину в тупик. Впрочем, тон, которым он был задан, понравился ей не больше.
— Что, прости?
— К нам никто не приходит! Мы не можем пойти в поход, потому что не с кем! И все в городе тебя боятся!
— Ты тоже?– тихо спросила Редж, чувствуя, как сердце неприятно заныло.
— Нет… но ты иногда такая строгая…
— Генри, родители должны быть в первую очередь наставниками, а не друзьями. Я могу тебе всё разрешать, соглашаться с тобой, но тогда тебе придётся очень нелегко во взрослой жизни.
Миллс поднялась с постели сына и медленно направилась к двери. Этот день совершенно лишил её сил.
— Мам,– окликнул Генри и, дождавшись, как Регина обернётся, добавил:– спокойной ночи…
— Спокойной,– кивнула мать и взялась за ручку двери.– И я надеюсь, насчёт Мэта и Дика мы с тобой договорились.
Миллс спустилась в гостиную и налила себе из бара немного коньяка. Обжигающая жидкость разлилась по организму, а вместе с ней и относительное спокойствие.
Редж набрала на телефоне номер Сидни.
— Мисс Миллс, как ваши дела?– поспешил справиться журналист.
— Более или менее. Скажи, Сидни, ты был на пожаре?
— Разумеется. Уже готовлю репортаж в утреннее издание.
— А ты человека, спасшего детей случайно не видел?
— Ну, почему же случайно?– по голосу мужчины стало понятно, что в этот момент он расплылся в самодовольной улыбке.– Я намеренно встретился с ним. Взял интервью, завтра будет в газете.
— И кто он?
— Майкл Китон.
— Кто-кто?– изумлённо переспросила Регина, опускаясь на диван перед журнальным столиком.
— Актёр, игравший Бэтмена…
— Я знаю, кто такой Майкл Китон,– перебила женщина.– У нас в городе ещё один сумасшедший объявился?!
В трубке послышался короткий смешок:
— Да нет, думаю, просто скромник. Хотя кое-что он о себе рассказал.
— Сидни! Я должна из тебя по слову всё вытягивать?!
— Простите, мисс Миллс. Но вам тогда будет не интересно читать завтрашнюю статью,– с толикой обиды заметил журналист.
— Я успею тебя уволить ещё сегодня,– пригрозила Редж,– и завтрашняя статья вообще не выйдет!
— Ладно-ладно, не надо нервничать. Итак, у этого Майкла арабские корни. Возможно, в роду были шейхи. Раньше занимался возведением городов. Участвовал в боевых действиях в разных странах. Женат, трое сыновей. Учатся заграницей.
Женщина некоторое время переваривала информацию, пытаясь вспомнить, у кого в Сторибруке такая «легенда». Впрочем, заклятие перенесло сюда слишком много народу, а «истории» Регина придумывала лично только для тех, кто досадил ей в прошлом больше остальных. Другим жителям города, как в компьютерной игре, «легенды» выдал генератор случайных чисел.
— А где живёт этот потомок бедуинов?
— Не сказал. Но мне удалось выпросить номер его мобильного,– не без гордости объявил Сидни.
— Пробей его по базе. Скажи Грэму, я разрешила.
— До Грэма я не дозвонился. В офисе сообщили, что он выехал вчера на какое-то секретное задание и не возвращался.
Регина сделала глоток коньяка и откинулась на спинку дивана, прикрывая глаза. А ведь она совершенно забыла про Грэма. Даже ни разу не позвонила ему сегодня.
— Ладно, скинь номер моему секретарю,– попросила Миллс.– Завтра днём в мэрии наградим нашего героя - сделаешь репортаж.

— Слушай, а костюма Бэтмена у тебя нет?– поинтересовался Солнцеяр, допивая утренний кофе.– Изо всех магов этого мира, он мне понравился больше всего!
Штильцхен поднял на гостя изумлённый взгляд. Может, не стоило позволять этому солнцедальцу столько смотреть по ночам фильмов и передач? Похоже, в голове у «иноземца» был полный сумбур.
— Это не маг, а герой комикса,– пояснил Тёмный.– Я же говорил, что в этом мире фактически не существует магии.
— Фактически, но не абсолютно. Значит, тот, кто писал легенды про Бэтмена, действительно мог что-то знать о нём или видеть.
— Слушай, если ты придёшь в мэрию на церемонию награждения в костюме Бэтмена, тебя сочтут сумасшедшим и запрут в психиатрическом отделении городской больницы. Ну, если от него что-то осталось после пожара,– ухмыльнулся Штильцхен,– оно же было рядом с очагом возгорания.
Не отрываясь от чашки, Солнцеяр внимательно посмотрел на Тёмного, а потом прямо спросил:
— И зачем ты это сделал?
— Сделал что?
— Спалил половину больницы.
Румпельштильцхен расплылся в хитрой улыбке:
— С чего ты взял?
— Я видел все местные новости и по телевизору, и в газетах. Там ни слова об очаге возгорания. На месте пожара ты не был и никто к тебе со вчерашнего полудня не приходил.
— Ты забыл про ещё одно средство связи - телефон.
— Румпельштильцхен, я знаю тебя достаточно. Просто ответь на вопрос.
Мистер Голд развёл руками, признавая поражение:
— Мне нужно было подкорректировать планы нашего мэра.
— Из-за тебя могли погибнуть люди… Много людей!– нахмурился Солнцеяр.
— Ты-то чего жалуешься?– искренне изумился Тёмный.– Этот пожар сделал из тебя героя! Ты спас ребёнка Королевы! Теперь твои шансы получить её прощение существенно возросли!
— Именно! Там были дети!
— И давно ты стал таким щепетильным?! Кажется, Шахерезада сделала из тебя мягкотелого неженку!

В честь победы над половчанами князь Владимир устроил большой пир. Солнцеяр и Ения Желановна были в числе почётных гостей. Правда, Еньке быстро наскучило празднество, и она вместе с молодыми девицами и молодцами ушла гулять. Солнцеяр отправился следом.
На опушке леса недалеко от реки молодёжь разложила костры, прыгала через них, водила хороводы, играла в салки. И всё у этих лукоморцев было так просто, искренне, весело, что Солнцеяру вдруг захотелось забыть свою прошлую жизнь и жить новой. Поэтому, когда его позвали в хоровод, он пошёл, не раздумывая. Эта тёплая ночь конца весны стала волшебной, незабываемой. Чувство свободы и счастья заполнило всё вокруг, а песни лукоморцев растревожили истосковавшееся сердце.
Ближе к рассвету все пошли на реку встречать зарю, а Солнцеяр, взяв Еньку за руку, повёл девушку в противоположную сторону. Аромат берёзового леса с толикой хвои кружил голову, и весь мир казался преисполненным нежности и любви.
— Эй, солнцедалец,– изумилась Ения,– ты куда? А встречать рассвет?
— Я хочу встречать его только с тобой,– честно признался мужчина.– Я давно уже не испытывал ничего подобного… Я задыхался в своём мире. Ты отворила окно и впустила воздух! Я понял, что хочу жить! Дышать полной грудью! Мечтать! Верить! Хочу делить с тобой эти чувства…
Енька застыла на месте, огромными чёрными глазами смотря на Солнцеяра. Никто ещё не говорил ей ничего подобного.
— Ения Желановна, прости, что целовал тебя без спроса,– искренне раскаялся мужчина.– Дозволь теперь сделать это с твоего согласия.
Вздрогнув, Енька испуганно отступила назад, но упёрлась спиной в молодую берёзоньку.
— Я не обижу тебя,– мягко пообещал Солнцеяр, осторожно проводя ладонью по девичьей щеке.– Не трону, если не позволишь. Отпущу, коли передумаешь.
— Не срами меня, иноземец,– покачала головой Енька.– Тебе поцелуй - забава, а мне позор. Бог знает, что подумают люди - ушла в лес с мужчиной.
— Ты боишься осуждения? Еня! Какое тебе дело до других?! Это твоя жизнь, ты не обязана перед кем-то отчитываться!
— Ты не поймёшь. Ты из другого мира.
— Евгения. «Благородная». Шахеризада. В моём мире нет таких правил. Любые правила в нём устанавливаю я. И этот мир может стать твоим…

Глава 8.


Мэр Миллс взглянула на себя в зеркало - как всегда всё было безупречно: приталенный костюм «тройка» с юбкой чуть выше колен, белоснежная рубашка в узкую чёрную полоску и изящные босоножки на высокой шпильке. Строго, элегантно, дорого!
— Мисс Миллс, у нас небольшие изменения,– входя в кабинет начальницы, доложил Фред.– Пожарные хотят вручить мистеру Китону нагрудный значок «Почетный пожарный». Сначала они награждают, затем вы.
— Хорошо.
— Пресса, телевиденье уже в зале. Школьники, медицинский персонал, гости - тоже.
— А мистер Китон?– подкрашивая губы, поинтересовалась Регина.
— Да. Они с Виктором что-то там бурно обсуждают.
— С каким Виктором?
— Простите. С мистером Вейлом.
Женщина внимательно посмотрела на отражение секретаря в зеркале.
— Ты дружен с Вейлом?– сухо спросила она.
— Ну, да… А вы против?
Фред вдруг вытянулся по струнке, опасаясь, что вызвал недовольство начальницы.
— А если против - ты перестанешь дружить?– поворачиваясь к секретарю, усмехнулась Редж.
— Я… ну-у… Ваше мнение для меня очень важно.
— Расслабься,– поправив платочек в нагрудном кармане пиджака Фреда, снисходительно разрешила Миллс.– Мне без разницы, с кем ты общаешься.
Секретарь неловко улыбнулся. Да, ему ничего не запретили, но удовлетворения это не принесло, поскольку дали понять, что он - посторонний. И неважно, как хорошо ты работаешь и что предугадываешь все желания начальства! Неважно, что в любое время готов явиться по первому зову, забирать её сына из школы, сидеть или гулять с ним! Неважно, что можешь среди ночи поехать в мэрию, искать её серёжку, которую она сама не помнит, где потеряла! Неважно ничего!
— Фред?!– видимо, уже не первый раз окликнула Регина.
— А?.. Что?..
— Идём! Церемония сама не начнётся.

Мэр степенно проследовала в начало зала по центральному проходу, вежливо улыбаясь и лёгким движением головы здороваясь то с одним гостем, то с другим. Поприветствовав собравшихся, Миллс дала возможность прессе и телевиденью немного поснимать её.
И тут взгляд Регины остановился на первом ряду, где полагалось сидеть членам городского совета и, конечно, «герою дня». Сердце женщины пропустило удар, на лице появилась заученная улыбка, а саму Редж просто парализовало.
Фред, видя, что мэр «покинула» реальность, начал церемонию сам. В конце концов, он знал текст Регины лучшее её самой. Фред сочинял его полночи, а Миллс хватило полминуты, чтобы пробежаться по нему взглядом и вернуть назад без единого слова благодарности.
Редж, точно сквозь полудрёму, следила за происходящим: сначала что-то восторженно вещал её секретарь, потом «героя» вызвали из зала; школьники подарили ему огромные охапки полевых цветов, а кое-кто и игрушки; пожарные вручили нагрудный значок и при желании пообещали взять к себе в команду. И, наконец, Фред объявил о присвоении звания почётного гражданина Сторибрука и протянул Регине коробочку с наградой на красной бархатной подушке.
— Мисс Миллс,– тихо прошептал он,– отомрите…
Женщина медленно открыла коробку, в которой лежал отлитый из серебра свиток, запечатанный семиконечной звездой с короной в центре. Крепилась награда на пурпурную ленту, надеваемую на шею.
— Вам плохо?– ещё тише спросил Фред, на всякий случай, поискав глазами доктора Вейла.
Ничего не ответив, Регина взяла награду и подошла к царю Солнцедалья. Тот наклонил голову, пурпурная лента жёстко врезалась в шею, но Солнцеяр ни малейшим движением не выдал свою боль.
— Поздравляю, мистер Китон,– с неестественной твёрдостью в голосе произнесла мэр.– Вы поступили очень… мужественно и благородно. Спасибо от всего города… и от меня лично.
Миллс под вспышки фотоаппаратов пожала руку «герою». Правда, потом пришлось приложить некоторые усилия, чтобы вырвать её из ладони Солнцеяра.
— Редж, надо поговорить,– тихо произнёс мужчина.
— Мне не о чем с тобой говорить,– сквозь улыбку процедила женщина, позволяя фотографам сделать ещё несколько общих снимков.– И не вздумай задержаться в городе.
— Только выслушай…
— Фред,– сухо обратилась к секретарю Миллс.– Сегодня меня ни для кого нет. Ослушаешься - уволю.

— А чего ты ожидал?– хмыкнул Голд, покручивая пальцами трость.
Церемония закончилась, но в зале ещё были люди. Кто-то отвечал на вопросы прессы о вчерашнем происшествии и проявленном героизме, кто-то общался с членами городского совета, а кто-то просто ждал, когда все разойдутся.
— Ладно, пойду ломиться в закрытые двери,– нахмурился Солнцеяр и уже было дёрнулся с места, но Тёмный тростью преградил ему дорогу.
— Не сломай кости. Фред у неё только с виду безобидный.
— Если будет надо - и его отправлю спать в твой подвал!
— Потише,– понизил голос Штильцхен.– Никто не должен быть в курсе, где ты живёшь. Кстати, теперь, когда тебя знает в лицо весь город, ты должен переехать.
— Сначала Регина приказала мне убираться из города, теперь и ты гонишь?
— Приказала, говоришь? Хм…– мистер Голд злорадно улыбнулся.– Подожди-ка меня тут. Есть идея. Пойду пообщаюсь с членами городского совета.

Фред не тревожил начальницу до самого вечера. Да и она не вызывала его, не просила даже кофе сделать. Однако в конце рабочего дня поступили важные документы, и секретарь решился заглянуть к Регине.
— Можно?– постучавшись и приоткрыв дверь, спросил он несмело.
Кресло женщины было развёрнуто к окну, поэтому выражение лица мэра Фред не видел. Зато обратил внимание на пустой стакан на столе.
— Что ещё?– послышался сухой вопрос из-за спинки кресла.
— Тут проект… Стройка новой больницы. Городской совет одобрил,– быстро доложил секретарь.– Нужна только ваша подпись.
— Городской совет? На какие деньги они собрались это строить?
Регина резко развернулась на кресле и вдруг схватилась за голову.
— Что такое?! Вам плохо?!– перепугался Фред.
Женщина несколько раз глубоко вздохнула.
— Нет, всё нормально. Так что там с деньгами?
— Две трети готовы оплатить спонсоры - горожане, в том числе члены совета. Из бюджета они просят только треть суммы.
Секретарь раскрыл документацию на странице с расчетами цены и положил перед Региной. Та долго смотрела, что-то прикидывала в уме и, наконец, сказала:
— Конечно, мы не можем в этом году потратить даже столько, но… раз горожане прониклись альтруистическим настроением, нельзя отказывать им в благом деле. Я покрою разницу между тем, что бюджет дать может и тем, сколько нужно.
Миллс взяла ручку и, не перелистывая всю документацию, подписала разрешение.
— Фред, отвези меня домой,– попросила Редж, и на этот раз её слова прозвучали, как просьба, а не приказ.
— Конечно, мисс Миллс,– с готовностью кивнул секретарь, понимая, что начальница слишком дисциплинирована, чтобы сесть за руль, употребив даже небольшую дозу алкоголя.
Впрочем, большую или нет - было не понятно. Внешне Регина держалась достойно, разве что скудная мимика лица говорила о её не совсем обычном состоянии.

Задыхаясь от поцелуев, Редж теснее прижалась к мужскому телу. Нет, голова кружилась не от алкоголя, от страсти! Безудержной! Дикой! Оглушающей! Мужчине пришлось приложить усилие, чтобы отстранить Регину и добраться до пуговиц её рубашки. Прохладный воздух прокатился по обнажённому телу и… Редж резко села на постели, оглядываясь по сторонам.
Окно в комнату распахнул ветер. Собственно он и разбудил женщину. Миллс быстро включила ночник и осмотрела себя. Нет, к счастью, одежда была на ней. Значит, всё - сон. Нет, не сон! Кошмар! Кошмар, в котором она была с солнцедальцем… Как смел он явиться в её сон?! Как смел он явиться в её мир?! Зачем?! Или его тоже перенесло заклятие, просто в эти 27 лет Редж по какой-то причине не знала, где он? Ведь не знает же никто уже 27 лет про Бель. Ну, Бель-то «историю» она придумала сама, чтобы иметь козырь против Румпельштильцхена на непредвиденный случай. А «история» Солнцеяру, значит, придумалась автоматически? В конце концов, не с помощью же магии он перенёсся в этот мир? Он просто не мог знать, где сейчас Регина! Или мог?
Миллс жалобно заскулила, поднимаясь с постели и направляясь к окну. Взгляд случайно зацепился за противоположную сторону улицы, и Редж показалось, что в тени телефонной будки стоит человек. Или просто у женщины разыгралось воображение? Регина резко закрыла окно и заперла щеколду. Надо было возвращаться к дисциплинированной жизни: снять помявшийся во время сна костюм, принять душ, переодеться в ночную пижаму, взглянуть на Генри (а то вечером, отправив сиделку домой, Редж не побыла с ним и пары минут), завести будильник на 6:30, лечь на кровать и… не думать больше о Солнцеяре.

Глава 9.


— Что-о-о?!.. Что?!!– вскричала Регина, швырнув во Фреда второй экземпляр документации по строительству новой больницы.– Ты почему мне вчера не сказал, что основные спонсоры Китон и Голд?!!
Пачка листов веером окутала совершенно обалдевшего секретаря. А ещё вчера ему казалось, что Регина, наконец, оценила его. Ведь он спас её на церемонии награждения, отвёз домой, посидел с сыном, чтобы тот не чувствовал себя покинутым, когда мама, справившись о его здоровье, уединилась в своей комнате. А ещё Фред полночи провёл под её окнами и даже кидал камушки, чтобы окно отворилось получше, и Регина бы выглянула в него.
— Я не знал, что для вас это так существенно,– тихо вымолвил секретарь.
— Где второй экземпляр с моей подписью?!
Женщину просто трясло от негодования. Никто за 27 лет так не выводил её из себя! Даже Снежка с её тупой покорностью. Солнцеяр же умудрился сделать это меньше, чем за сутки.
— Отдал вчера курьеру, когда мы покидали мэрию,– втягивая голову в плечи, признался Фред.
— Найди его! Верни его! Уничтожь второй экземпляр!– ударила кулаком по столу мэр.
Секретарь зажмурился, понимая, что Регина ещё не всё знает.
— Вы ведь не читали утренних газет, да?
Женщина не сразу поняла вопрос. А когда догадалась, что он не сулит ничего хорошего, поискала глазами на столе свежую газету. Статья на первой полосе повергла её в шок. Кто-то, точнее - Солнцеяр, решил испортить ей жизнь!
На этот раз Фред встретил полетевшую в него газету, даже не вздрогнув.
— Уже начали строительство?!– вскипела Миллс, поднимаясь из кресла и направляясь прочь из кабинета.– Всю ночь закладывали фундамент?! Да я их зацементирую на этой стройке! Никакие "пожалуйста" не помогут!

Дверь в лавку Голда распахнулась с такой силой, что окна задрожали, грозясь разбиться. Румпельштильцхен оторвал взгляд от витрины и медленно перевёл на посетителя, точнее - посетительницу.
— Мадам мэр,– учтиво поприветствовал он.– Что-то случилось? Телескоп был неисправен?
— Мистер Голд,– по каждому слову Регины сочился яд,– расскажите мне, как вы оказались спонсором новой городской стройки? Вы ведь ничего не делаете безвозмездно.
— Ну-у… вчера после церемонии награждения собравшиеся были так воодушевлены героическим поступком мистера Китона, что захотели тоже сделать нечто стоящее, важное.
— Я спросила про вас, мистер Голд, а не про остальных.
— То есть мне, в стремлении сделать что-то нужное для города, вы отказываете?
Регина выжидательно молча, не собираясь утруждаться ответом на риторический вопрос.
— Увы, я уже не молод,– печально улыбнулся мужчина.– Вкладывая деньги в больницу, я вкладываю их в своё здоровье. Такой ответ вас устроит? Или дополнить его тем, что взамен я попросил у городского совета разрешение выкупить участок земли со старой больницей?.. Разумеется, когда построят новую.
— Для чего?
— А вот это уже моё дело,– покачал головой Голд, давая понять, что раскрывать карты не собирается.
— Допустим, всё так. Ну, а Солнцеяру это зачем?
Тёмный с трудом подавил снисходительную улыбку. Неужели, Регина действительно думала, что его так легко поймать? Нет, ей ещё было слишком рано знать, что он - Румпельштильцхен - вовсе не лишился памяти во время её заклятия.
— Простите, кому?
— Солнцеяру,– холодно повторила Миллс.
— Я не понимаю, о чём вы говорите.
— То есть с вашим главным партнёром по финансированию вы не знакомы? С мистером Китеном.
— Вчера после церемонии имел честь познакомиться.
Регина скептически закивала. Да, это было уже не первое её подозрение о том, что Румпель всё помнит, но сознаваться тот не собирался.
— Тогда, может, и меня познакомите? Где его сейчас можно найти?
— Простите, мадам мэр, мы с господином Китеном не настолько хорошо знакомы. Но вчера он дал мне свою визитку.
— Позвоните ему и спросите, где он сейчас,– строго велела Регина.

Сто футов итальянской элегантности и роскоши - Azimut 100 Leonardo - белым и чёрным жемчугом переливалась на солнце в гавани Сторибрука. Румпельштильцхен оказался прав: научно-технический прогресс и деньги в этом мире были неплохой альтернативой волшебству. Меньше чем за сутки яхту доставили в указанное место, откуда её и забрал Солнцеяр. Он даже успел пару часов перед рассветом попрактиковаться и пришвартоваться, не разбив причал. Хотя в реальности вести яхту оказалось сложнее, чем на компьютере.
— Позёр!– огрызнулась Миллс, глядя на 30-тиметровую красавицу, гордо носившую имя Леонарда да Винчи.
Резко захлопнув дверь мерседеса, женщина направилась на корабль.
— Не мог, как все, поселиться в доме!.. Хотя утопить тебя прямо в этом драгоценном корыте - тоже вариант!
Регина поднялась по трапу на борт и прошла в салон. Здесь были просторные обеденная и диванная зоны и барная стойка, над которой висел телевизор с огромным дисплеем.
— Солнцеяр, ты где?!– разражённо позвала Миллс.
Ответом ей была тишина.
— Не прячься, трус!
Продолжая поиски мужчины, Редж спустилась на нижнюю палубу и осмотрела каждую из четырёх кают. Но и там солнцедальца не оказалось.
Внезапно Миллс почувствовала лёгкую вибрацию - мотор яхты завели, и судно тронулось с места.
— Я тебе убью, сукин сын,– холодно процедила женщина и направилась назад в салон.

Солнцеяр отвёл яхту от берега всего метров на сто и бросил якорь, после чего перешёл с капитанского мостика в салон. Туда же с нижней палубы поднялась и Регина.
— Прости, маленькая хитрость, чтобы ты не сбежала от разговора,– захватывая инициативу, первым обратился царь.
Миллс обвела мужчину внимательным взглядом и на какое-то время лишилась дара речи. Нет, она, конечно, видела его на церемонии награждения в костюме, а не в солнцедальевских одеждах, но лицезреть сейчас великого и грозного царя в бермудах и рубашке-безрукавке с размахрёнными краями, да ещё в солнцезащитных очках в стиле «Матрица» - было абсурдно.
— Ты должна меня выслушать…
— Я никому ничего не должна!– без малейшей любезности перебила Редж.– Я приказала тебе убраться из моего города, а ты посмел ослушаться!
Мужчина передвинул солнечные очки на макушку, пронзив Королеву жгучим тёмным взглядом.
— Я никуда не уберусь, пока ты меня не выслушаешь.
Спокойствие в голосе и во всём внешнем виде Солнцеяра вызывало в Регине ещё большее раздражение. Хотелось схватить что-нибудь тяжёлое и запустить в наглеца, но женщина обуздала эмоции, понимая, что равнодушие для царя будет куда болезненнее.
— У тебя чётыре минуты,– своей коронной фразой обожгла мужчину Редж.
Царь смиренно проглотил оскорбление в виде подачки и глухо начал:
— С нашей последней встречи я многое передумал и понял. Я был слаб - подчинился законам магии вместо того, чтобы бороться за тебя. Тогда мне казалось, что я делаю всё правильно, что у нас ещё будет второй шанс. И я ждал его. Долго ждал. Верил, что смогу всё исправить, вымолить прощение и искупить вину… Но магия и тут оказалась сильнее. Магия и время… Спустя пять лет я сдался. А на днях портал к тебе, наконец, открылся. Ну-у… то есть твоё кольцо,– Солнцеяр показал мизинец левой руки, на котором был перстень-маячок,– активизировалось, и я смог проложить портал.
— Это вся твоя речь?– едва не зевая, поинтересовалась Регина.
— Прости меня…– солнцедалец подошёл к Королеве ближе.– Пожалуйста, прости.
Женщина подняла взор на потолок, делая вид, что размышляет, а потом, холодно улыбнувшись, ответила:
— Нет.
— Я понимаю, ты обижена…
— Обижена?!– осклабилась Миллс.– Обижена я бываю, когда кто-то забудет со мной поздороваться, а ты… опоил меня, поимел и собирался оставить себе в качестве игрушки! Полагаешь, я обижена?! Забыла: ты ещё меня ударил!
Виновато опустив глаза в пол, Солнцеяр сокрушённо закивал:
— Да, всё было именно так… Хотя на самом деле всё было по-другому. Но мотивы сейчас неважны. Просто знай, я раскаиваюсь в каждом своём поступке. Если бы я мог повернуть время…
— Но ты не можешь,– ледяным тоном перебила Редж.– И что значит - спустя пять лет ты сдался?
Мужчина оторвал взгляд от пола и перевёл на Миллс. В глазах солнцедальца было смятение или даже затаённый страх. И тут Регина поняла отчего!
— О-у,– выдохнула она, оскаливаясь в белозубой улыбке и одновременно припоминая рассказ Сидни,– жена и… сколько там?.. трое детей. Ну, конечно!..
— Я пять лет ничего не знал о тебе,– попытался оправдаться Солнцеяр и тут же заработал хлёсткую пощёчину.
— Редж, прости…
Вторая пощёчина обрушилась на другую половину лица.
— Женат! Дети! Полный дом счастья!– каждую фразу Королева сопровождала новым ударом.– Ещё и прощение ему подавай! Ты - идиот, что явился просить его! А ведь когда-то учил меня, что просят слабые! Что чувства - непозволительная роскошь! Что они отнимают власть!..
Регина вдруг на мгновения замерла, с ужасом глядя на мужчину. Он безропотно сносил каждую её пощёчину, не пытаясь ни ответить, ни воспротивиться. И это Солнцеяр, которого она знала? Который за меньшее мог убить? Который слово «женщина» произносил с таким презрением, что сводило скулы? Которого боялись все и каждый? Которого боялась она?
— Тряпка,– брезгливо процедила Миллс.– Поздравляю, сюда-то ты с помощью магии добрался, желая успокоить вдруг пробудившуюся совесть, а вот обратно… В этом мире нет магии! Спроси свою совесть: стоило моё прощение расставания с женой и детьми навсегда?!
— Я уверен, в следующее солнечное затмение смогу открыть портал обратно в Солнцедалье,– тихо промолвил мужчина.– Редж, я наблюдал за тобой… ты несчастна… ты одинока в этой огромной толпе своих рабов… Брось их! Я могу забрать тебя отсюда… тебя и Генри…
Бровь Королевы изумлённо изогнулась:
— И что?.. У тебя будет шведская семья?
— Какая?– не понял Солнцеяр.
— Хотя в твоём мире это обычный гарем,– с ядовитой насмешкой уточнила Миллс.– Я буду второй женой? Или наложницей?
— Нет-нет-нет! У меня нет ни наложниц, ни гарема! Шахерезада моя единственная жена.
Регине показалось, что она ослышалась. Чем больше она узнавала нового Солнцеяра, тем меньше верилось в реальность происходящего.
— Бо-о-оже,– иронично протянула Королева,– я действительно хочу попасть в Солнцедалье и взглянуть на женщину, которая заставила тебя пренебречь древними традициями. Но… нет, прости… даже это не подвигнет меня отправиться туда с тобой!
— Редж, ты всё не так поняла. Я просто хочу помочь тебе. От чистого сердца. У меня не было в отношении тебя никаких недостойных мыслей.
А вот это Миллс восприняла уже как оскорбление! Она прекрасно знала себе цену, знала, что мужчины могут смотреть на неё как угодно, но только не равнодушно!
— Серьёзно?– коварная улыбка медленно растеклась по губам Регины.– Мысли, значит, исключительно достойные?
Ладонь женщины коснулась шеи Солнцеяра и медленно переместилась вдоль торса. Даже через рубашку Миллс почувствовала, как зарельефились «заветные квадратики». А когда рука Регины скользнула в паховую область, глаза солнцедальца расширились от ужаса, и он мгновенно ухватил женщину за запястье, останавливая её ладонь.
— Что такое?– с самым невинным видом поинтересовалась Королева, коснувшись свободной рукой щеки Солнцеяра.
Её пальчик игриво очертил контуры рта мужчины. В то же время Редж приоткрыла свои губы, скользнув по ним кончиком языка.
Солнцедалец, заворожённо следивший за этой соблазнительной картиной, даже перестал дышать. В салоне яхты вдруг сделалось нестерпимо душно, хотя кондиционеры работали исправно.
«Нет, Солнцеяр,– решительно остановил себя мужчина.– Один неверный шаг - и ты действительно… потеряешь свою любовь. Навсегда».
Царь перехватил и второе запястье женщины, отводя её руку от лица.
— Редж, что ты делаешь?– хрипло выдавил он.– Остановись.
— Что, достойные мысли одолели?– в каждом взгляде, в каждом движении Королевы сквозила язвительная насмешка.
Регина вплотную придвинулась к Солнцеяру, кокетливо отклонила голову и приглашающе приоткрыла губы. Теряя волю, мужчина наклонился вперёд, горячее дыхание обожгло уста Королевы, но… поцелуя не последовало. Солнцедалец резко отпустил руки Миллс и отступил назад.
— Верный, укрощённый муженёк,– с наигранной тоской уколола Регина.– Этакий ручной мышонок… А знаешь, мне даже жаль твою Шахра… Шехру… как её там?.. твою жену, в общем,– Миллс неспешно начала обходить мужчину кругом.– Неужели, она совсем не знала тебя настоящего? Грозного, пылкого, властного Солнцеяра?!– Редж остановилась позади солнцедальца и медленно провела рукой вдоль его спины.– Или она из тех, кто предпочитает дрессированных зверьков? А, мышонок?
Женщина и сама не ожидала, что её слова возымеют такой эффект: Солнцеяр настолько стремительно развернулся и двинулся к Регине, что просто снёс её с ног. Понимая, что падает, Миллс ухватилась за рубашку мужчины, чтобы устоять, но оказалось, что солнцедалец тоже падает. К счастью для женщины, за её спиной обнаружился диван. Видел ли его царь в приступе ярости или нет - теперь сказать было трудно. Но, по крайней мере, Редж упала не на пол, тем более что Солнцеяр рухнул сверху, даже не попытавшись замедлить или смягчить падение.
Пока Миллс осознавала произошедшее, решая сопротивляться или нет, мужчина не оставил ей альтернатив: руки Королевы оказались заведены за спину и крепко сжаты ладонью царя; другой ладонью он зафиксировал её лицо за подбородок и сдавил пальцами жевательные мышцы, тем самым вынуждая Регину открыть рот. Не церемонясь, солнцедалец вторгся в него языком, нагло осваивая захваченную территорию.
Уже через несколько секунд Миллс поняла, что задохнётся раньше, чем мужчина отпустит, а, учитывая в какой ярости пребывал солнцедалец, сам он остановиться не сообразит. Однако и тут Регина ошиблась: зарычав, точно раненый зверь, Солнцеяр откатился в сторону. Крепко сдавив голову руками, он пытался отдышаться и хоть немного остыть.
С минуту в полном молчании они лежали на диване всего в паре футов друг от друга, приходя в себя после случившегося.
— Мило,– наконец, произнесла Редж, принимая сидячее положение и растирая покрасневшие запястья.– У Микки случаются вспышки агрессии?
Женщина одернула жакет, поднялась с дивана и направилась к выходу из салона, однако на полпути вдруг остановилась.
— И запомни, если завтра ты всё ещё будешь в городе - тобой займётся полиция,– не оборачиваясь, пригрозила Миллс и пошла дальше.
— До берега вплавь будешь добираться?– остановил Редж мёрзлый голос Солнцеяра.– Говоря о полиции, ты имеешь в виду своего потерявшегося шерифа Грэма?
Королева резко обернулась, пронзив мужчину испепеляющим взором.
— Так это твоих рук дело?! Ну, конечно, твоих! И зачем ты это сделал?
— Он мне не понравился. Я не понимаю, что ты в нём нашла? Тебе же не нравятся ручные мышата!– с вызовом бросил царь, поднимаясь с дивана.– А на пылкого, властного, грозного он не тянет даже со значком и пистолетом!
— Не твоё дело - что нашла! Отпусти его.
— Прости, дорогая, но придётся тебе ночи коротать в одиночестве,– безжалостно покачал головой Солнцеяр, направляясь к женщине.– Хотя ты, кажется, не слишком расстроилась его исчезновением. Позапрошлую ночь ты где провела? Или лучше будет спросить: с кем?
Вспомнив о Джефферсоне, Миллс впала в ступор. Такая реакция задела солнцедальца за живое.
— Сколько же у тебя в этом мире любовников, Редж?– поинтересовался мужчина, сверля Королеву гневным взглядом.– Или это… как ты там говорила?.. шведская семья?!
В негодовании Миллс наотмашь заехала Солнцеяру по лицу. Но на этот раз царь не смог сдержаться, тоже ответив Регине пощёчиной.
Сказать, что женщина была в шоке - не сказать ничего. Она даже боль почувствовала не сразу.
— Отлично,– ошеломлённо проронила Королева, накрывая ладонью пылающую щёку.– Любишь одну, ревнуешь другую… Ей верен, а ко мне за прощением… Такое чувство, что ты сам не знаешь, чего хочешь!
— Знаю!– раздражённо ответил солцедалец.
Стремительно наклонившись к Регине, он легко перекинул её через плечо и понёс на нижнюю палубу.
— Солнцеяр, ты что, обалдел?– колотя мужчину по спине, возопила Миллс.– Отпусти!.. Немедленно!
Пока солнцедалец нёс Редж в VIP-каюту на носу яхты, женщина пыталась цепляться за проёмы, деревянные панели, но это не слишком задерживало Солнцеяра.
— Я упеку тебя в тюрьму за нападение на мэра!– пообещала Королева.– Пожизненно!
Однако никакого действия угрозы не возымели. Войдя в каюту, мужчина сбросил Регину с плеча на огромную постель.
В отчаянной попытке улизнуть, Миллс рванула к противоположной стороне кровати, но Солнцеяр успел поймать её за щиколотку, подтягивая назад к себе. Редж извернулась и ударила мужчину другой ногой - тонкий каблук угодил ему прямо в изгиб локтя. Взвыв от боли, царь выпустил на секунду свою добычу, но тут же вновь поймал и стащил с Миллс босоножки, остервенело зашвырнув их куда-то в угол каюты. Затем солнцедалец перевернул женщину на спину и сел ей на ноги, пресекая возможность побега.
— Не смей!– зашипела Регина, перехватывая руки Солнцеяра, потянувшиеся к молнии на боку её юбки.
Какое-то время шла напряжённая борьба за застёжку.
— Порвём тебе костюм - не в чем будет возвращаться домой,– предупредил мужчина и всё-таки сумел расстегнуть молнию юбки, не сломав.
— Не трогай меня!.. Пожалеешь!
— Ты так усердно соблазняла меня, а теперь чем-то недовольна?!– солнцедалец попытался стащить с Регины юбку, но женщина вцепилась в ткань мёртвой хваткой.– Ладно, я тебя предупреждал… Сама напросилась!
Солнцеяр ухватил края ткани у разреза на боку и разорвал юбку до самого пояса.
— Ты что сделал?!– закричала Миллс, задыхаясь от негодования.– Идиот!..
— Ничего, позвонишь своему мальчику-зайчику - прикажешь привезти другой костюм!– поскольку церемониться с одеждой было уже поздно, мужчина не стал возиться с пуговицами, а просто разорвал на Регине рубашку.– Фредди ведь не болтает о маленьких секретах леди-босса?
— Да пошёл ты!..
Точно дикая кошка, готовая выцарапать врагу глаза, Королева вонзила ногти в лицо Солнцеяра. Взвыв, царь отпустил её рубашку, крепко хватая Редж за запястья. Однако в пылу борьбы женщина всё же прошлась ногтями по щекам солнцедальца, оставляя глубокие красные бороздки.
— Пантера!– свирепо прорычал Солнцеяр, переворачивая Миллс лицом вниз и стаскивая с неё жакет и рубашку.
Регина пыталась выворачиваться, но мужчина крепко сжимал коленями её бедра, не давая вырваться. После верхней одежды пришла очередь и нижнего белья. Звук рвущегося шёлка был особенно приятным. Облизнув пересохшие губы, мужчина через голову стянул с себя рубашку, отбрасывая её в сторону.
— Сукин сын! Я тебя убью!– в отчаянье прохрипела женщина, с ужасом начиная понимать, что Солнцеяра уже не остановить.– Прекрати!.. Не надо! П-п… п-пожалуйста… Пусти-и-и!
Регина услышала звук расстегнувшейся молнии, колени солнцедальца освободили её бедра, но уже через пару секунд мужчина накрыл Королеву своим телом. Миллс уткнулась лицом в покрывала, не веря в происходящее. Разве так должна была закончиться эта встреча?! Разве думала Редж, что окажется в постели человека, которого когда-то приказала себе забыть навсегда?!
— Ни за что…– прошептал солнцедалец, покрывая поцелуями плечи и спину женщины.– Ты и сама этого хочешь…
Солнцеяр запустил пальцы в волосы Королевы, надёжно ухватив их, затем медленно оторвал её голову от покрывала и слегка повернул. Прикусив Регине мочку уха, мужчина прошёлся дорожкой влажных поцелуев по щеке женщины и коснулся краешка её губ. Вторая рука солнцедальца протиснулась под тело Миллс и легла на грудь, крепко сжимая её.
— Я тебя ненавижу,– простонала Королева, прекращая сопротивляться.
— Знаю… Прости…– отпустив волосы Редж, мужчина раздвинул её ноги, устраиваясь между ними.– Скажи, что тоже хочешь!
— Замолчи уже!– огрызнулась Миллс, принимая более удобное положение.
Чуть улыбнувшись, Солнцеяр медленно вошёл в тело Королевы и замер, с удовольствием ощущая, как по каждой клеточке женщины разливается напряжение. Пальцы Регины стиснули покрывало вместе с простынями, загребая их под себя.
— Хочешь?– дразня, шепнул солнцедалец, водя языком за ушком Королевы.
— У-б-ь-ю,– пообещала Миллс, ткнув мужчину локтём под рёбра.
Довольно заурчав, Солнцеяр начал двигаться, сначала медленно, лениво, затем всё быстрее и быстрее и снова медленно. Волны страсти, гонимые то бризом, то шквальным ветром, сводили с ума и дарили любовникам волшебное наслаждение.

— Чёрт! Чёрт! Чёрт!– выругалась Регина, остановив взгляд на настенных часах над дверью каюты.
Они показывали без четверти пять, а значит, через пятнадцать минут Миллс полагалось быть дома. Сиделка сегодня не могла задержаться, а Генри ждал в гости собравшихся его навестить одноклассников.
— Где мой мобильный?!– зашипела Редж на развалившегося по-соседству Солнцеяра.
— Понятия не имею,– лениво протянул мужчина, поворачиваясь на бок и довольным взглядом обводя обнажённую Королеву.
— Найди!
Солнцедалец нехотя поднялся с постели и покинул каюту. А когда вернулся, Регина сидела на краешке кровати уже в его рубашке.
— Снимай,– велел Солнцеяр, демонстративно крутя в руках телефон,– а то не получишь.
— Идиот! Дай сюда!
Редж поднялась с постели и вырвала мобильник у оторопевшего мужчины, после чего быстро набрала номер секретаря.
— Добрый вечер. Мэрия,– послышалось на другом конце трубки.
— Фред в 16:57 ты должен быть у меня дома,– приказала Миллс.– Отпустишь сиделку, дождёшься прихода одноклассников Генри. С ними наверняка будет сердобольная мисс Бланшар. Скажи, я просила задержаться её до моего возвращения…
— Откуда?
— Слушай и не перебивай! Я испортила вином юбку на деловом обеде. В моей гардеробной возьмёшь синий брючный костюм и привезёшь на причал, яхта…– Редж запнулась, вопросительно посмотрев на Солнцеяра, но тот тоже не помнил названия,– …в общем, увидишь самую большую яхту - не ошибёшься. И туфли не забудь.
— А туфли зачем?– удивился Фред.
Солцеяр перевёл взгляд на лежащие у ног женщины босоножки. Один из каблуков был сломан. Видимо, повредился, когда царь стаскивал с Редж босоножки или когда запустил их в стену каюты.
— Мне нужны синие туфли к синему костюму - что здесь не понятно?!– раздражённо спросила Миллс.
— Простите. Всё понял… Уже еду к вам домой!
Регина прервала связь и перевела тяжёлый взгляд на солнцедальца.
— И ничего не говори!– угрожающе предупредила она, в течение всего разговора наблюдавшая, как Солнцеяр глотал и давился смешками.
— Я молчу,– закрывая рот ладонью, хохотнул мужчина.
— Вот и молчи! И оденься!
— А что, я тебя смущаю?
— Меня - нет, но Фреда, думаю, смутишь, если явишься к нему за моим костюмом голым!
Сдаваясь, солнцедалец поднял руки:
— Как скажете, ваша величество. Тогда снимай мою рубашку!
— Возьми себе другую,– распорядилась Редж.– Она что, у тебя единственная?
— Пока твой мальчик на побегушках мотается туда-сюда, мы можем ещё раз…
— Не можем!– жёстко перебила Королева.
— А я могу,– нагло ухмыльнулся Солнцеяр и двинулся к женщине, но та строгим жестом остановила его.
— Мы переспали, а не помирились,– лаконично объяснила ситуацию Регина.
Взгляд мужчины сделался ещё темнее обычного, сердце неприятно заколотилось.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Моё отношение к тебе ничуть не изменилось… И прощение ты не получишь! А-а-а… то, что было в этой каюте… называется супружеской неверностью! Возвращайся к своей жёнушке и живи с чувством вины за измену до скончания веков!

Был вечер. Шахерезада сидела на берегу Белого озера с чистейшей прозрачной водой. По периметру в водной глади отражались кусочек хвойного леса, переходящий в высокий холм, затем в болотистую местность, а дальше в луг с васильками и полевыми ромашками. Такая нетипичная природа для Солнцедалья, такая похожая на Лукоморье. Шахерезада любила это место, последнее время бывала здесь каждый день.
— Становится прохладно,– послышался нежный голос Солнцеяра.
Мужчина накинул супруге на плечи свой плащ и присел рядом.
— Спасибо,– благодарно улыбнулась женщина.
— Почему ты грустишь? Что тревожит мою любовь?
— Ничего.
— Я вижу. Дети чем-то расстроили? Или я что не так сделал?
Шахерезада отвела взгляд от озера и посмотрела на мужа.
— Нет, моё солнце. Ни ты, ни дети не могут меня расстроить, вы - моё счастье. Просто я вспоминала о доме, о Лукоморье. Там тоже есть Белое озеро на землях болотных кикимор, говорят, сам Кощей черпает силу из вод этого озера. Правда, я не бывала там…
— Так ты грустишь, потому что не была на Белом озере и не видела Кощея Бессмертного?– пошутил Солнцеяр.– Конечно, как чародей, он сильнее… зато я симпатичнее.
Женщина мягко улыбнулась и положила голову на плечо супруга.
— Прости, я знаю, ты делаешь всё, чтобы я была счастлива в Солнцедалье. И я счастлива. Правда. Просто в лукоморцах есть что-то, что тянет нас в родные края, к истокам. Это не объяснимая тоска. Может быть, так чувствует себя младенец, когда перерезают пуповину…
— Так что плохого в том, чтобы перерезать пуповину?– целуя жену в макушку, спросил царь.– Ребёнок отправляется в реальный мир. Он свободен и волен идти, куда захочет.
— Наверное, ты прав. Просто лукоморцы так устроены.
Мужчина крепко обнял Шахерезаду. Его взгляд скользнул по Белому озеру, и грусть супруги передалась и ему.
— Солнцеяр,– вдруг тихо обратилась женщина,– ты ведь сделал этот уголок Лукоморья ещё до моего появления… Иногда ты приходишь сюда на закате и долго смотришь на воду. О чём ты думаешь? Или о ком?
— Это длинная история. И совсем не такая интересная, как твои сказки.
— Как звали эту женщину?
— Да какая разница?– подавив тяжёлый вздох, пробормотал Солнцеяр и прикрыл глаза.
— Я расскажу тебе ещё одну сказку… В далёком мире, в жарком, пыльном, лишённом зелени Вавилоне жил деспотичный, грозный царь. Звали его Навуходоносор. И вот однажды женился он на молодой мидийской принцессе. Он очень любил её, а она тосковала по шелесту деревьев, свежему воздуху и зелёным холмам своей родины. И тогда этот деспот и тиран решил построить для своей жены прекрасные сады, которые бы напоминали ей о доме.
— Цари могут позволить себе любые причуды.
— Верно,– задумчиво закивала Шахерезада.– Тем более столь благородные причуды. Это был первый в истории миров монумент в честь любви! Но ревность человеческой памяти связала эти сады с именем совсем другой женщины - великой ассирийской правительницы Семирамиды. А имя мидийской принцессы забыли навсегда.
— Регина. Её звали Регина,– прошептал Солнцеяр.
— Она была твоей женой? Ты казнил её?– осторожно спросила Шахерезада, поворачиваясь к мужу и заглядывая ему в глаза.
— Что-то вроде того… Я прогнал её к людям, одно присутствие которых убивало её, убивало всё хорошее, что было в ней.
— Почему ты это сделал?
— Такова была цена магии.
Шахерезада с сочувствием смотрела на мужа, как никто, понимая его боль. Она тоже происходила из рода не обычных, смертных людей, и знала, что за магию можно расплачиваться и старением, и жизнью, и бесконечным одиночеством… и душой.
— А эта женщина знает, что ты не мог поступить иначе? Ты рассказал ей? Попросил прощения?
— Зачем?– горько усмехнулся царь.
Женщина нежно коснулась ладонью груди супруга:
— Чтобы успокоить своё сердце. И, может быть, её…
— Ах, Енька, какая же ты хорошая,– тихо шепнул Солнцеяр, притягивая к себе жену и крепко обнимая.
Взор мужчины застыл на водах Белого озера, и из глубины проступило лицо Королевы Зачарованного Леса. Нет, он имя "мидийской принцессы" не забудет никогда!

Глава 10.


Румпельштильцхен читал одну из своих старых книг, сидя в глубоком кожаном кресле. По телевизору шли вечерние новости, но мужчина убавил звук, поскольку пока не увидел для себя ничего интересного.
— Приветствую, чернокнижник,– послышался из двери голос царя Солнцедалья.
Тёмный перевёл взор на нежданного гостя, задержавшись на симметричных полосах на его лице, и сухо ответил:
— Здравствуй, индеец.
Солнцеяр неприятно поморщился:
— Кошка поцарапала.
— Расстояние между когтями у этой кошки, как у тигра,– одними глазами усмехнулся Штильцхен.– Ты зачем пришёл? Мы, кажется, договаривались не пересекаться так часто.
— Я за Грэмом.
— Что, мадам мэр повелела его вернуть? Кстати, как прошла ваша встреча?
Солнцедалец безрадостно отмахнулся, присаживаясь на диван.
— Ну-у… ты, по крайней мере, жив,– подбодрил Румпель.– Когда она из лавки поехала в гавань, вид у неё был такой, словно она хочет тебя убить.
— Тогда стоит поблагодарить Богов, что у неё не было с собой оружия.
— Так что всё-таки произошло?– захлопнув и отложив книгу в сторону, поинтересовался Тёмный.– Не представляю, как нужно было вывести Королеву из себя, чтобы она разодрала тебе лицо!
— Ты был прав,– развёл руками Солнцеяр,– я не получил её прощение.
— И что ты теперь будешь делать?
— У меня несколько месяцев до следующего солнечного затмения, так что Регине придётся потерпеть моё присутствие в городе.
— Возможно, для тебя есть способ быстрее попасть домой,– ткнув пальцем в книгу, заметил Румпельштильцхен,– если ты сумеешь покинуть Сторибрук. В общем, я сейчас изучаю этот вопрос.
— Торопишься от меня избавиться? Я всего лишь попросил купить мне яхту,– пошутил солнцедалец, хотя действительно подозревал, что Тёмному не нравится его присутствие в этом мире.
Солнцеяр ещё до появления в Сторибруке решил, что больше ни словом не обмолвится Румпелю о своих планах. С этим человеком нельзя было играть по правилам.
— Но, если честно, мне нужна от тебя ещё одна услуга,– продолжил солнцедалец.– Ты ведь хорошо знаком с Вейлом…
— Почему ты так решил?– хитро сощурился Голд.
— Я здесь уже неделю.
— Ты меня пугаешь!– истерично хохотнул Румпельштильцхен, сделав невероятный кульбит руками.– Ладно, что нужно от доктора Вейла?
— Наложить гипс Грэму, пока тот спит.
— Эээ… позволь полюбопытствовать: на какие части тела? Что ты собрался сломать нашему шерифу?
— На обе руки.
— Чтоб не лапал Регину?– тут же вырвалось у Тёмного.– Прости, прости, прости. Я совсем забыл, что ты у нас не ревнивый и кроме прощения тебе ничего не нужно.
— Именно так.

Регина явилась домой совершенно разбитая, не было сил даже на колкости в адрес мисс Бланшар. Принеся в гостиную чая с конфетами и разными сладостями для одноклассников Генри, Миллс удалилась к себе в комнату.
Да, эта неделя у Редж не задалась с самого начала. Да что неделя? Вся её жизнь в Сторибруке не задалась! А если быть совсем честной, то и того раньше… Может ей просто не суждено стать счастливой?
Прямо в костюме женщина упала на постель, уткнувшись лицом в подушки. Нет, слёз не было, поскольку не было сил даже на них. Абсолютная апатия и желание заснуть и больше никогда не просыпаться…
Миллс пролежала так, не шевелясь, около часа, пока наверх не прибежал какой-то мальчик и не крикнул через дверь, что они уходят. Регина вздрогнула, словно её ударило током. Она что, сошла с ума?! Как она могла так расклеиться?! Подумаешь, каких-то два урода испортили ей неделю!.. Она сама, кому хочешь, испортит и не только неделю, а всю жизнь! Главное - у неё есть Генри! Её сын, её радость, её любовь! Ради него, для него она живёт! Всё остальное - мишура!
Редж быстро поднялась с постели и спустилась проводить гостей.
— Спасибо за угощение, мисс Миллс,– ото всех поблагодарила Мэри Маргарет.– Генри, поправляйся. Мы тебя ждём.
— Спасибо, мисс Бланшар,– улыбнулся мальчуган и, опираясь на локтевой костыль, поднялся из кресла.– Я готов идти в школу хоть завтра, но мама не пускает…
Редж неодобрительно посмотрела на сына и покачала головой:
— Ты пойдёшь тогда, когда разрешит доктор Вейл.
— Он разрешит, если ты попросишь.
— Генри!– строго одёрнула мать и, повернувшись к гостям, любезно улыбнулась:– Спасибо, что навестили нас. Всего доброго.
Ребята наперебой попрощались с хозяйкой дома и побежали на улицу. За ними, точно наседка, тотчас поспешила Мэри Маргарет.
— Генри, так нельзя говорить,– укорила мать.– Что значит: он разрешит, если я попрошу?
— Но это правда,– насупился мальчуган.– Все в Сторибруке делают то, что ты велишь.
«Не все»,– вздохнула про себя Регина, но тут же отогнала прочь мрачные мысли.
— Возможно. Но такие вещи на всеобщее обозрение не выставляются.
— Можно подумать, этого никто не видит.
— Генри!..
— Что?!
— Молодой человек! Вы ещё не доросли, чтобы пререкаться со мной.
— Видимо, в этом городе никто не дорос,– пробурчал сын, разворачиваясь и направляясь к себе наверх.

Причём прихрамывать он сразу стал значительно сильнее, чем было ещё утром. Сердце Регины сжалось при виде этой картины.

— Генри, подожди. Я помогу,– догоняя сына, предложила Миллс.
Она взяла ребёнка под локоть, чтобы поддержать, но тот резко отдёрнул руку.
— Спасибо, я сам.
Редж осталась внизу лестницы, с бесконечной тоской во взгляде наблюдая, как Генри ковыляет по ступенькам.

Ложиться спать было ещё рано, а пойти прогуляться нельзя, поскольку Генри сейчас находился не в том положении, чтобы оставаться дома один. Не зная, как убить время, Регина позвонила на сотовый секретарю. Однако тот ответил, только после седьмого гудка.
— Да, мисс Миллс?
— Фред, я сегодня почти не была в мэрии, наверняка, там скопилось много бумаг,– начала женщина.
— Да, мисс Миллс,– в голосе секретаря появилась настороженность.
— Привези мне их домой, я хочу поработать.
— Так завтра же ещё рабочий день…
— Я в курсе, что сегодня четверг,– нетерпеливо оборвала Редж.– Но не хочу, чтобы что-то скопилось к выходным!
— Но я… мне сейчас не совсем удобно…
— Что-что?– ледяной тон женщины мог привести в шок кого угодно.
— Хорошо, я постараюсь приехать, как можно скорее.
— Через двадцать минут,– приказала Миллс и прервала связь, не давая Фреду возможности что-либо ответить.– Почему все сегодня со мной спорят?! Я что, стала слишком доброй?!
Походив немного по гостиной и более менее успокоившись, Регина набрала номер мобильного Вейла. Тот тоже ответил не сразу, но, по крайней мере, извинился.
— Простите, мисс Миллс, я на дежурстве. Что-то случилось?
— Генри хочет побыстрее пойти в школу,– объявила Редж.
— А как у него нога? Не беспокоит? Всё-таки в школе нагрузка будет больше, чем дома. Вы уверены, что можно ему разрешить?
— Это я звоню, чтобы спросить вас об этом!– недовольно заметила женщина.– Кто из нас доктор?!
— Простите. В целом, всё не так страшно, у Генри скорее трещина, а не перелом, поэтому давайте сделаем так: в выходные прогуляйтесь с ним по городу, если будет чувствовать себя нормально, то в понедельник может идти в…– Вейл вдруг оборвал фразу и сказал куда-то в сторону:– Грэм, подожди!.. Я тебя не отпускал… Извините, мисс Миллс. В общем, мы договорились, да?
— Грэм?.. Шериф Грэм?– быстро переспросила Редж.– Что он делает в больнице?
— Пытается сбежать,– иронично отозвался доктор.
— Не тратьте моё время, мистер Вейл. Я задала вопрос.
— Простите. Мистер Китон нашёл его где-то за городом без сознания, со сломанными руками. Привёз сюда. Я наложил гипс и хотел провести другие обследования, чтобы ничего не упустить.
«Дикарь! Самодур! Кретин!– выругалась про себя Регина.– Я сама тебе все конечности переломаю! Не понравился, видите ли, Грэм!.. Идиот!»
— Да уж, вы постарайтесь,– официальным тоном распорядилась Миллс.– Шериф в городе нам сейчас нужен, как никогда. До свидания.
Регина швырнула мобильник на стол и присела на диван, откинувшись на его спинку. В конце концов, что нужно было этому Солнцеяру от неё?! Неужели, он явился только за прощением?! Он же никогда ни перед кем не признавал своей вины! Его не беспокоили ничьи чувства, кроме собственных! Ну, не мог он до такой степени измениться! А если мог, то почему сейчас ведёт себя, как псих?! Он что, всерьёз думает, что, ежесекундно портя ей жизнь, приближается к прощению?! Даже то, что он спас Генри из огня, не умоляет его вины!
Мысли женщины были прерваны звонком в дверь.
— А это ещё кого несёт?– нахмурилась Миллс и пошла открывать.
На пороге стоял промокший Фред с толстой папкой. Регина глянула на небо с таким видом, словно не понимала, почему дождь пошёл без её приказа.
— Вот,– протягивая папку, сказал секретарь.
— Что это?
— Как вы просили…
— Ах, это. Ты опоздал!.. Я передумала, займусь бумагами завтра. Увези назад.
Фред оторопело уставился на начальницу.
— Что-то не ясно?– сурово спросила та.
— Но… я не опоздал… Я даже на минуту раньше приехал…
— Я сказала: увези!
Секретарь долго смотрел на Регину и, в конце концов, набрался смелости:
— Знаете что, мисс Миллс?..
— И что же?– снисходительно поинтересовалась женщина.
— Я тогда… я тогда…
— Ну-ну?
— Я тогда увольняюсь! Вот что!– выпалил Фред и вдруг вздохнул полной грудью, словно ему, наконец, дали свободно дышать.
— Нет, это я тебя увольняю!– рассердилась Регина.– Убирайся!
— Как пожелаете!
Фред резко развернулся и пошёл прочь от крыльца, потом вспомнил про документы, вернулся, вручил их мэру и снова направился к калитке. Женщина смотрела ему в спину и с ужасом понимала, что больше не найдёт себе такого секретаря: послушного, исполнительно, преданного и главное - не болтливого.
— Фред!.. Фредди, подожди,– окрикнула она молодого человека.– Слышишь?..
Секретарь нехотя остановился, но не обернулся. Регина сама направилась к нему, но, вспомнив про моросящий дождь, вернулась на крыльцо.
— Подойди,– почти мягко попросила она.
Фред медленно повернулся к женщине лицом:
— Зачем?
— Войди в дом. Не можем же мы разговаривать через улицу.
Сунув руки в карманы брюк, секретарь неторопливо прошёл в особняк.
— Хочешь чего-нибудь выпить?– любезно поинтересовалась Регина.
— Цианистого калия,– стряхнув влагу с волос, буркнул Фред.
— Шутник. Неужели, ты до такой степени на меня обиделся?
— Да вы тут не причём,– вздохнул секретарь и плюхнулся на диван.– Хотя нет - причём. Вы испортили мне свидание. И даже больше!..
— О-у… Я не знала, что у тебя есть девушка. А хочешь, я дам тебе ключи от моего коттеджа на озере? Свозишь её туда на выходные.
— Не свожу!.. Она меня бросила! Сказала, что вы для меня дороже неё…
— Фред,– Регина присела на диван рядом с секретарём, успокаивающе погладив его по плечу,– скажи мне, кто она, и я обещаю - завтра эта девушка сама вернётся к тебе. Хочешь, даже сегодня?
Молодой человек посмотрел на Миллс с таким видом, словно та не понимала простейших истин.
— Я хочу, чтобы она вернулась по собственному желанию, а не по вашему приказу!
— Хорошо, давай организуем романтическое похищение. Увезёшь её на озеро, а там вымолишь прощение…
— Не все женщины умеют прощать,– сухо проронил Фред.
Регина вздрогнула, внезапно поднялась с дивана и отошла к окну. А небо плакало всё сильнее и сильнее.
— Это правда,– прошептала женщина, уперевшись лбом в стекло.– Я не могу… простить…
— Мисс Миллс?.. Мисс?..
Фред спешно подошёл к Регине, осторожно поворачивая её к себе. В глазах женщины застыли слёзы.
— Вы плачете?– не поверил молодой человек.
— Нет… Что-то в глаз попало.
— Мисс Миллс… Р-регина…– взволнованно прошептал секретарь и вдруг наклонился и быстро поцеловал женщину.
Та часто-часто заморгала и изумлённо уставилась на Фреда.
— Ты… забываешься,– с налётом строгости произнесла Миллс.
— Да, я сегодня всё делаю не так,– вздохнул секретарь и, набравшись смелости, снова поцеловал Регину.
— Фред!– на этот раз голос женщины был по-настоящему строг.– Только потому, что и у тебя, и у меня сегодня был тяжёлый день - я тебя прощаю.
Молодой человек чуть улыбнулся:
— Вот видите?.. Вы простили. Значит, вы всё-таки умеете прощать…
Редж задумалась и снова отвернулась к окну.
— Ладно, я пойду,– неловко пробормотал Фред, глядя в спину женщине.– До свидания.
— Увидимся завтра на работе.
— Вы же меня уволили.
— Фред, хоть ты не выводи меня из себя,– с нотками недовольства произнесла Регина, всё ещё глядя за окно.
— До завтра, мисс Миллс.
 

#2
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1432
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:

Глава11.


Регина вошла в кабинет и остолбенела, у неё на столе стоял роскошный букет синих роз.
— Фред!– строго позвала мэр.
— Что, мисс Миллс?– протиснувшись между косяком двери и женщиной, спросил секретарь и по направлению взгляда попытался понять, чем недовольно начальство.
— Убери этот мусор с моего стола,– приказала Регина.– Если ты ещё раз принесёшь цветы…
— Это не от меня,– поспешил вывести Миллс из заблуждения Фред.– По правде говоря, у меня была такая мысль, но я знал, как вы отреагируете.
Женщина несколько секунд молчала, анализируя ситуацию.
— Всё равно выброси,– наконец, велела она.– А если мистер Китон снова…
— Почему мистер Китон?– не понял Фред, глядя то на Регину, то на цветы.
Миллс слегка смутилась. «Промахнуться» в третий раз не хотелось.
— А кто?
— Шериф Грэм.
Про него-то Регина как раз и не вспомнила. И даже не позвонила ему ни вчера вечером, ни сегодня утром.
— О-у… Ну, ладно… можешь оставить… Про Китона забудь.
— Я ничего не слышал,– заверил секретарь.– Кофе?
— Позже.
Женщина прошла к столу и только собиралась опуститься в кресло, как её взгляд зацепился за картинку в утренней газете.
— «Бэтмен вернулся»?– осипшим голосом прочитала Редж название статьи.
— Да, мистер Китон дважды герой,– с гордостью подтвердил Фред.– Он спас нашего шерифа! А Бэтмен его кумир!
Миллс обессилено опустилась в кресло.
— О, мой бог… Вызови мне Сидни… Живо!

Солнцеяр воровато огляделся по сторонам и нажал кнопку звонка. Как он и предполагал, дверь открыла сиделка Генри - миссис Ли - медсестра из больницы.
— Доброе утро,– поприветствовал солнцедалец.– Я - Майкл Китон.
— Да, мистер Китон, я знаю,– добродушно улыбнулась дама в старомодном платьице в цветочек.– Кто же не знает нашего героя?! Да ещё главного спонсора строительства новой больницы!
— Нет-нет, я вовсе не герой. Просто случайно оказываюсь в нужных местах.
— Совсем как Бэтмен,– заворожено пролепетала миссис Ли.
— Вам тоже нравится этот супергерой?– с не меньшим воодушевлением поинтересовался мужчина.
— О, да!.. А благодаря вам, я думаю, теперь и все мальчишки в городе захотят посмотреть фильмы про Бэтмена и купить его костюм! У моего мужа небольшой магазинчик, он уже сделал заказ на продукцию с Бэтменом!
— Что ж, теперь я буду знать, где можно прикупить костюм. Закажите моего размера?
— Конечно!
— Договорились,– Солнцеяр достал из кармана визитку и протянул даме.– Я не шутил, позвоните, когда привезут… Могу я навестить Генри?
Вместо ответа миссис Ли быстро закивала и отошла в сторону, пропуская мужчину.
— Генри! Пришёл твой ангел хранитель!– на весь дом крикнула она, провожая солнцедальца в гостиную.
— Добрый день, мистер Китон,– помахал рукой мальчуган.
Он сидел на диване перед столом с «Монополией», видимо, играл с миссис Ли до прихода Солнцеяра.
— Может чаю?– предложила сиделка.
— Спасибо,– согласился царь, желая избавиться поскорее от женщины.
Миссис Ли побежала на кухню, кипятить воду и рассыпать печенье по вазочкам. Когда она вернулась, у Генри и Китона был вид - не дать, не взять - международных заговорщиков.
— Я думаю, маме не стоит говорить о моём визите,- предупредил Солнцеяр, беря из рук сиделки чашку чая.
— Почему?– удивился Генри.
— Ну-у… я заставил вас с ребятами выпрыгнуть из окна второго этажа… ты сломал ногу…
— Да-да, маме лучше не говорить,– неожиданно поддержала миссис Ли.
— Тогда поиграйте с нами в «Монополию»,– хитро сощурился мальчуган, кивнув на разложенные на столе карточки и фишки.
«Шантаж. Мамочкин метод»,– улыбнулся про себя Солнцеяр.
— Я с удовольствием. Только я не знаю, что это?
Миссис Ли и Генри изумлённо уставились на гостя.
— Ничего, я научу,– пообещал мальчуган.

Сидни с широкой улыбкой на лице вошёл в кабинет мэра, однако, наткнувшись на её холодный взгляд, тут же сделался серьёзен.
— Мисс Миллс, здравствуйте,– мужчина приблизился к столу и нерешительно сел в кресло.
— Сидни, родной мой,– поднимаясь на ноги и беря со столешницы несколько газет, лилейным голосом обратилась к журналисту Регина,– скажи мне, что это?– Женщина подошла к Сидни и начала, зачитывая заголовки, кидать ему газеты на колени:– «Чёрный человек из огня», «Награды для почётного гражданина», «Герои ночи», «Бэтмен вернулся»… Четыре статьи о мистере Китоне за три дня. У нас в городе больше не о чем писать?
— Я не понимаю… Что-то не так?
— Станет понятнее, если я скажу: ещё раз напишешь о мистере Китоне и его следующим героическим поступком будет твоё недоспасение от смерти!
Сидни ошеломлённо захлопал глазами и быстро кивнул.
— Я рада, что мы с тобой так хорошо понимает друг друга,– расплылась в приторной улыбке Регина.
— А можно один вопрос?– робко поинтересовался журналист.
— Нельзя!.. Ступай, Сидни, поищи материал для кого-нибудь репортажа о зверюшках или детишках…
Мужчина неловко поднялся из кресла и, прихватив газеты, покинул кабинет.
Едва Регина перевела дух и вернулась к работе, из секретариата послышались пререкающиеся голоса, а затем со звоном распахнулась дверь. На пороге стоял Джефферсон, а Фред держал его под локоть и тянул в обратную сторону.
— Мистер Хеттер, когда вы уже запомните, что у меня приёмный день - вторник, а не понедельник и не пятница?– скептически произнесла Редж.
— Вызвать охрану, мисс Миллс?– поинтересовался секретарь.
Женщина несколько секунд думала, а затем сделала Фреду знак удалиться.
Одернув потрёпанный рукав рубашки, Шляпник направился прямиком к столу мэра и бросил перед ней две газеты с крупными фотографиями Солнцеяра.
— Они возвращаются ко мне, как бумеранг,– усмехнулась Редж.– Ну, и?..
— Его ведь не было здесь в течение этих 27-ми лет, да?!– во взгляде Джефа появились безумные огоньки.– Он нашёл способ открыть портал!
— Ах, ты об этом?– холодно рассмеялась женщина и вальяжно откинулась на спинку кресла.– Думаешь, если сбежишь отсюда в другой мир со своей малышкой - она тебя там вспомнит? Джеф, а ты не боишься, что память к ней не вернётся, и она будет считать тебя похитителем, укравшим её у любящих родителей?
Лицо Шляпника сделалось смертельно бледным. Угрожающе сощурившись, он медленно обогнул стол Регины. В то же время Миллс, видя надвигающуюся опасность, достала из верхнего ящика револьвер, который утром предусмотрительно извлекла из сейфа и даже почистила. Так, на всякий случай… вдруг бы «Бэтмен» решил зайти…
— Остынь!– наводя оружие на мужчину, велела Редж.– У Солнцеяра был билет только в один конец! Никто не может выбраться из этого мира! Ни он, ни ты!.. Ни даже я,– последнюю фразу женщина произнесла едва ли без сожаления.
В глазах Джефферсона застыло бесконечное разочарование. Затем блуждающий взгляд вдруг переместился на ствол револьвера. Холодное чёрное дуло словно манило к себе. Шляпник даже подался вперёд, но тут уловил тонкий аромат духов Регины. Такой знакомый аромат… Джеф быстро взглянул на волосы женщины. Не длинные. Чёрные.
Каким-то шестым чувством Миллс поняла, о чём думает мужчина. Резко отъехав от него на кресле, Регина тотчас поднялась на ноги и указала Шляпнику на дверь.
— А теперь уходи!– велела она.– И чтоб больше я тебя не видела в городе! Ты - отшельник, вот и живи в лесу.
Джефферсон замотал головой, отгоняя прочь безумные мысли. Королева в его постели? Бред! Он действительно сходит с ума всё больше…
Повесив голову, мужчина побрёл к выходу и вдруг краем глаза заметил помаду, закатившуюся между папок на столе Регины. Неуклюже смахнув ближайшие документы на пол, Джеф тут же поднял их и незаметно сунул помаду в рукав рубашки.
Бред - не бред, но если Вейл проведёт экспертизу ДНК с помады и чёрного волоса, то Джефферсону будет спокойнее. А Вейл проведёт! Он любит деньги!

После ухода Шляпника Регина занервничала. Вспомнил ли Джефферсон, что произошло в понедельник? Взгляд у него был такой, словно вспомнил. С другой стороны, если б это было так, вряд ли Джеф стал бы молчать. А может, решил пока не раскрывать карты, всё обдумать? В конце концов, чем это может ей грозить? Насмешка? Шантаж? А если она откажется вернуть Джефферсону дочь?.. А она откажется, поскольку сама бессильна в отсутствии магии. Он всем расскажет? Но он же сумасшедший затворник! Его слово, против её!.. Кто ему поверит?!
— Солнцеяр поверит,– заскулила Редж и обхватила голову руками.– Что я наделала?.. Как могла так вляпаться?.. Стоп! Какое вообще мне дело до Солнцеяра? Пусть думает что хочет! А если это доставит ему неудовольствие - тем лучше! Конечно, доставит! Он же переломал Грэму руки! Кстати, о Грэме…
Закончить свою мысль женщина не успела - зазвонил её мобильник.
— Доктор Вейл?– удивлённо спросила Миллс.
— Нет, это Грэм. Взял у Виктора телефон позвонить,– объяснил шериф.– Мой сотовый неизвестно где.
— Стоп-стоп-стоп! Ты взял у Вейла телефон, чтобы позвонить мне на личный номер?.. Грэм, ты рехнулся?!
— Не беспокойся, я в палате один, а исходящий звонок потом удалю, если ты так боишься за свою репутацию,– по голосу мужчины было понятно, что он улыбается.
— Как ты вообще держишь телефон со сломанными руками? Тем более - как нажимал на кнопки?
— Вообще-то пальцы у меня нормально работают. Не знаю, может обезболивающим обкололи. Я вообще себя хорошо чувствую. Это Виктор упрямится, не отпускает меня домой.
Редж безразлично пожала плечами. Сейчас её меньше всего заботил Грэм.
— Ты должен поймать и наказать того, кто напал на тебя,– строго велела Миллс.– Каким таким чудесным образом и где тебя нашёл этот мистер Китон? Мне он кажется подозрительным.
— Почему?
— Интуиция!
— Обязательно учту её во время расследования,– рассмеялся шериф.– Ре-е-едж…
— Что?
— Сегодня пятница,– в голосе Грэма послышались заговорщические нотки.
Конечно, Миллс знала, что мужчина намекает на их еженедельный секс, но сделала вид, что не понимает:
— И что с того?
— Думаю, сумею уговорить Виктора выписать меня из больницы. Как насчёт «городского собрания»?
— Грэм, тебе гипсы не жмут?– скептически поинтересовалась Регина, которой для полного комплекта на этой недели только ещё одного любовника и не хватало.
— Не-е-ет,– весело протянул шериф.– С ними я выгляжу, как клешня краба. Будет даже забавно. Можем поиграть, будешь рыбкой гуппи.
— Полагаешь, меня возбуждают ракообразные?
— Редж, ну, мы уже вторую неделю пропускаем,– обиженно заметил мужчина.– Я скоро, как кот, на стенку полезу!
— Краб, гуппи, кот… Ты в больнице канал «Планета животных» насмотрелся?
— Ты злая.
— Я в курсе. Грэм, если ты уже способен на подвиги, то лучше займись расследованием!
Не дожидаясь ответа, Регина прервала связь.

Глава12.


— Да, Майкл, я понял,– в трубку телефона сказал Генри.– Только она ещё не приехала. У неё по пятницам… Ой! Подожди!.. Идёт!.. Всё, давай… Пока.
Мальчуган быстро отбросил трубку радиотелефона на другой конец дивана и с самым невинным личиком уставился в окно.
— Привет,– заходя в гостиную, мягко улыбнулась Регина.– Как твоя нога?
— Хочет побегать!– недвусмысленно буркнул сын.– А ты чего так рано вернулась? Пятница же.
— Городское собрание перенесли. Говоришь: «хочет побегать»? Доктор Вейл сказал, что тебе не помешает небольшая нагрузка. Давай завтра пойдём…
— К заливу!– мгновенно перебил Генри.– А сегодня в кафе!
Женщина слегка растерялась от напора сына. Но после решила, что из-за своих проблем на этой неделе уделяла ему слишком мало внимания.
— Хорошо, давай к заливу, – согласилась Миллс.– Но только тебе нельзя купаться! Не просись завтра!
— Ладно.
— А где миссис Ли?
— На кухне,– махнул рукой в сторону Генри.– Она задремала во время ужина.
— Что значит, задремала?– возмутилась Редж.– Я ей деньги плачу не за то, чтобы она спала на работе!
Миллс уже собралась было пройти на кухню, но её окликнул сын:
— Подожди!.. Не ругай её! Это я виноват!.. Я целый день заставлял её играть со мной в «монополию». Она устала.
— Я надеюсь, ты выиграл у неё?– вопрос Регины прозвучал, как утверждение, а скорее даже, как требование.
— Разумеется!
— Ну, хорошо, я просто разбужу её и отправлю домой. А ты ступай переодеваться - пойдём гулять.
— Я мигом!– радостно пообещал Генри.
Миллс подождала, когда сын поднимется по лестнице, и прошла в кухню.
— Миссис Ли,– недовольно обратилась Редж к сиделке,– мне, конечно, неудобно прерывать ваш сладкий сон на рабочем месте, но вам пора домой.
Сиделка тотчас очнулась и испуганно захлопала глазами.
— Мне ещё раз повторить или вы слышали меня?– скрестив руки на груди, холодно поинтересовалась Регина.
— Ой! Простите… я, кажется, заснула…
— Вам не кажется. Так и есть.
Миссис Ли вскочила со стула, не зная, куда податься:
— Простите… это вышло случайно…
— Я бы очень удивилась, если б это вышло нарочно. До свидания, миссис Ли.
— Да-да,– закивала сиделка.– Всего доброго… Ещё раз извините.
Редж никак не отреагировала на слова женщины, стойко и даже безэмоционально ожидая, пока та уйдёт. В конце концов, она же обещала сыну не ругать миссис Ли. Она сдержала своё слово!

— Вы никогда не пробовали ванильное мороженое?– не поверила Мэри Маргарет.– Вы меня обманываете!
Они с Солнцеяром сидели за столиком напротив друг друга в кафе «У бабушки».
— Никогда никого не обманывал, просто вводил в заблуждение,– обезоруживающе улыбнулся солнцедалец, мимоходом покосившись на настенные часы.
— Но насчёт понедельника, я надеюсь, вы не ввели меня в заблуждение?
— Нет-нет, обязательно приду,– пообещал мужчина и знаком попросил Руби принести ещё две порции мороженого.– Дети - это святое.
— Если бы вы знали, мистер Китон, как приятно слышать такое от мужчины,– Бланшар прямо расцвела от удовольствия.– В газетах писали у вас трое сыновей, да? Взрослые? Они за границей?
— Ну, если судить по вашим меркам, то двое взрослых, а третий - одиннадцатилетний подросток.
Мэри Маргарет неловко улыбнулась:
— Да, я слышала, говорят, в арабских странах: одиннадцать лет - это уже настоящий мужчина.
— Американские дети более защищённые, им не надо взрослеть рано. В нашем мире всё совсем по-другому.
— В вашем мире? А я думала, вы хотите остаться в Америке…
— Типичное заблуждение американцев, что все хотят остаться в Америке,– добродушно улыбнулся Солнцеяр.– Моя жена научила меня любить место, откуда ты родом.
— Значит, у нас вы по делам, а потом вернётесь домой?
— Разумеется. Вот только закончу одно давнее дело…
Руби принесла два мороженых, поставила перед клиентами и забрала пустые вазочки. Всё это она проделала на автомате, ни разу не посмотрев на стол, поскольку беспрерывно строила глазки Солнцеяру.
— Спасибо,– поблагодарил мужчина, не преминув пройтись взглядом по стройным ножкам девицы.
Заметив это, Мэри Маргарет слегка смутилась и поспешила отвлечь мистера Китона от Руби.
— Значит, ваша жена сейчас тоже за границей, как и дети?
Рука Солнцеяра потянувшаяся за салфеткой застыла в воздухе. Наконец-то открылась дверь кафе, являя тех, кого ждал солнцедалец. Мужчина чуть наклонился вперёд, и его рука безвольно опустилась на стол, ближе к центру.
— Моя жена погибла,– переполненным печалью голосом ответил Солнцеяр.
— Ох, простите!– с самым искреннем сочувствием произнесла Бланшар и, желая поддержать мужчину, накрыла ладонью его руку.
— Это было… десять лет назад…– растягивая слова так, чтобы дать возможность вновь прибывшим гостям поравняться со столиком, отозвался солнцедалец.– Я уже в норме…
— Мистер Китон!– изображая искреннее удивление, воскликнул Генри и остановился напротив Солнцеяра и своей учительницы.– Мисс Бланшар?!
Регине показалось, что её поразили гром и молния. Увидеть царя Солнцедалья здесь да ещё в компании Мэри Маргарет - было настоящей насмешкой провидения! Но и этого оказалось мало! Белоснежка держала Солнцеяра за руку! У Миллс возникло непреодолимое желание - пригвоздить колом эти две ладони к столу.
— Генри! Добрый вечер! Как ты?..– участливо поинтересовалась Мэри Маргарет.
— Отлично!– закивал мальчуган.– В понедельник приду в школу!.. А вы тут мороженое едите? Можно нам с вами?
— Конечно,– ответила учительница.
— Нет!– одновременно с ней отрезала Миллс и, не давая возникнуть неловкой паузе, добавила:– Генри, ты не видишь, у мисс Бланшар свидание…
Солнцеяр с трудом подавил улыбку, внимательно наблюдая за Региной. Как она, должно быть, жалела сейчас, что не может воспользоваться магией и превратить его в какого-нибудь таракана.
— О, нет-нет!– отдёрнув руку от ладони мужчины, запротестовала Мэри Маргарет.– Мы просто договаривались с мистером Китоном о классном часе…
Учительница передвинулась вдоль диванчика к окну, чтобы освободить рядом с собой место для Генри. Мальчуган тут же плюхнулся на него, отставляя в сторону костыль.
— Мисс Миллс?– тоже подвинувшись, галантно пригласил Солнцеяр.
Несколько секунд Регина стояла, не шевелясь, под вопрошающими взглядами. Ей казалось, что весь мир ополчился против неё. Ну, как можно было очутиться в пятницу вечером, после самой жуткой за 27 лет недели, в том же самом месте, что и Солнцеяр?!
«Нет! Он не испортит мне вечер»!– решила Миллс, присаживаясь за стол.
— Так мистер Китон придёт к нам на классный час?– обрадовался Генри, с восторгом глядя на учительницу.
Этот взгляд пронзил сердце Регине, не хуже ножа. И что только её сын нашёл в Белоснежке?! Тихая, занудная дурочка! Миллс даже не сразу расслышала обращение Руби насчёт заказа.
— Мне какао с корицей и два «бабушкиных пряника»,– первым ответил Генри.
— А мне что-нибудь, что можно есть с ножом,– сквозь улыбку процедила Регина.
Солнцеяр подавился смешком, а Руби совершенно невозмутимо констатировала:
— Значит, «пятничный стейк».
Миллс в сложившейся компании чувствовала себя, как бледнолицый среди воинственных индейцев. Общаться ни с кем не хотелось, но это за двоих делал Генри, задавая бесконечные вопросы, то Белоснежке, то Солнцеяру.
Наконец, Руби принесла заказ, как и в прошлый раз на «автопилоте» выставляя всё на стол. Редж невольно проследила за направлением её взгляда, а затем за взглядом солнцедальца. Этот неисправимый сластолюбец, якобы преданный своей жене, не сводил глаз с бюста Руби, так удачно наклонившейся для демонстрации декольте.
Нож как-то сам собой оказался в руке Регины, но тут она услышала вопрос Генри.
— Правда, мама?
— Да, конечно,– коротко улыбнувшись, ответила Миллс, хотя понятия не имела, о чём речь.
Редж перевела взгляд на свой стейк, представляя, что это Солнцеяр, и решая, чтобы такое отрезать ему. И тут почувствовала руку солнцедальца на своей коленке. Женщина едва не дёрнулась, такой наглости в общественном месте ещё никто и никогда не позволял себе с ней. Между тем ладонь Солнцеяра медленно поползла вверх, сминая ткань дорогущего Регининого платья.
Миллс мгновенно поднялась из-за стола и на вопросительные взгляды Генри и Снежки быстро ответила:
— Я сейчас…
Редж проследовала в коридор с туалетными комнатами и подсобными помещениями, не сомневаясь, что Солнцеяр найдёт предлог, чтобы пойти за ней. Так и вышло, через полминуты мужчина тоже был в коридоре.
— Ты нож-то зачем прихватила?– широко улыбаясь, поинтересовался солнцедалец и встал напротив женщины в опасной близости.
— Солнцеяр, я думала, ты меня понял,– жёстко процедила Миллс, оглядываясь по сторонам.– Я запретила тебе появляться в городе! Если ты ещё раз ослушаешься, я сделаю твоё пребывание в МОЁМ городе до следующего солнечного затмения невыносимым! Не исключено, что ты вообще до него не доживёшь! В Сторибруке ты не маг, не колдун… ты - никто! А я - мэр! Ты понял меня?!
— Понял,– сухо ответил Солнцеяр, тоже быстро огляделся по сторонам и втолкнул Регину в ближайшую дверь, ведущую в подсобное помещение с множеством стеллажей.
— Ты с ума сошёл?!– зашипела на солнцедальца Миллс.
Мужчина с невозмутимым спокойствием запер щёколду на двери, включил свет и направился к Редж. Та выставила вперёд нож, однако начала отступать.
— Не подходи!– предупредила Миллс и в следующую секунду упёрлась спиной в стеллаж с какими-то коробками.– Я тебя предупредила…
Глаза Солнцеяра хищно сверкнули. Как же ему нравилась эта Злая Королева! Пожалуй, даже больше, чем прежняя Королева, образ которой он бережно хранил в сердце долгие годы.
Нож Регины со свистом разрезал пространство перед самым лицом солнцедальца. Мужчина слегка, даже с какой-то ленцой, отклонился, дабы лезвие не задело его. Царю Солнцедалья, с детских лет владевшему ятаганом и побывавшему в тысячах боях, конечно, ситуация не казалась серьёзной.
— Я смотрю, тебя так и тянет снова попортить мне лицо,– улыбнулся Солнцеяр.– Ты только сама не поранься.
Однако и Регине доводилось когда-то держать в руках клинок, так что следующий удар она нанесла без замаха, неожиданно даже для мужчины. Солнцедалец только и успел слегка повернуться. Нож скользнул по его боку, разрезав рубашку и чуть задев кожу. А вот это уже разгневало царя по-настоящему. Не церемонясь, он ухватил Редж за запястье и вывернул его, вынуждая женщину бросить клинок.
Миллс вскрикнула от боли, но солнцедалец закрыл ей рот яростным поцелуем. Вжимая Регину в стеллаж и лишая возможности вырваться, Солнцеяр просунул одну руку за спину Королевы, второй скользнул вверх по бедру, поднимая ткань платья. Женщина задёргалась, но царь держал свою добычу слишком крепко.
— Будешь сопротивляться - снова порвём одежду,– сквозь поцелуй пригрозил мужчина.– И даже если твой пронырливый паж привезёт тебе новую, вряд ли Генри поймёт, почему его мама ушла в одном платье, а вернулась в другом! Про прочих посетителей кафе я вообще молчу… И как ты говоришь: «Я тебя предупредил».
— Ты - сукин сын! Самодур!– тяжело дыша, прохрипела Регина.– Я тебя ненавижу!
— Я знаю,– нагло улыбнулся Солнцеяр, приспуская платье с плеч Королевы и бусинками поцелуев проходясь от одной до другой ключицы.
— А как же твоя жена?!.. Или покинул Солнцедалье - и можно забыть о ней?!
— Я же не спрашиваю, почему ты не живёшь с отцом Генри или зачем тебе столько любовников,– огрызнулся мужчина и больно впился губами в шею Регины.
— Рехнулся?!– оттолкнув (насколько смогла) Солнцеяра, женщина влепила ему пощёчину.– У меня синяк будет!.. И какие ещё любовники?!
Солнцедалец понял, что слишком расслабился, решив, что достаточно запугал Королеву, дабы она была послушной. Быстро оглядевшись по сторонам, мужчина утащил Редж в свободный угол, чтобы уж окончательно лишить её пространства для манёвров.
— Шериф! Секретарь!– начал перечислять солнцедалец, медленно расстёгивая ремень.– Наверное, и журналист…
— Тебе местное солнце голову напёкло?– ошарашенно выдавила Регина.– Какой журналист?.. Какой секретарь?!
— Хватит прикидываться! Я сам видел, как ты вчера целовалась с Фредом у окна в твоём доме!– разозлился мужчина и резким движением вытащил ремень из брюк.
Вот теперь Миллс стало по-настоящему страшно. Сразу вспомнились обещанные когда-то царём Солнцедалья сорок плетей. С него станется в приступе ревности запороть женщину до смерти!
— А ты видел, что через минуту он ушёл?!– всеми силами стараясь не показывать испуг, сквозь зубы процедила Королева.
— Так это был поцелуй на прощание?!
Ремень просвистел где-то слева от лица Регины и громко щёлкнул по стене.
— Нет!– зажмурившись, ответила Миллс.– Я выставила Фреда за дверь!
— Не лги! Он вышел от тебя счастливый и довольный!
На этот раз ремень ударил по правой стене. Редж на память тут же пришёл Джефферсон и сделалось очень нехорошо. Если её за какой-то поцелуй с Фредом готовы убить, что будет, когда Солнцеяр узнает о Шляпнике?.. Нет! Надо сделать всё, чтобы не узнал!
— Солнцеяр!– грозно окликнула Миллс, хотя на самом деле внутри всё сжималось от страха, и концентрация адреналина зашкаливала.– Не смей так вести себя со мной! У тебя нет никаких прав на меня!
Царь замер. С минуту он стоял, как вкопанный, приходя в себя. Что с ним делала эта женщина?! Ведь Шахерезада давным-давно открыла в нём всё самое лучшее, светлое, доброе. Он действительно стал мягче пока она была с ним… да и после её смерти тоже. Почему же рядом с Региной он превращался в неуравновешенного психа?!
— Тогда хватит уже слов,– мрачно буркнул Солнцеяр, отбросил в сторону ремень и грубо притянул к себе Миллс.

Несколько минут после секса Регина и Солнцеяр просто стояли возле стены, не решаясь лишиться опоры. То, что произошло сейчас между ними, скорее походило на войну, а не на любовь. Об удовольствие речи вообще не шло, сплошной животный инстинкт на фоне адреналинового взрыва.
— Мне было больно,– первой прервала угнетающую тишину женщина.
— Мне тоже,– глухо отозвался солнцедалец.
— Я ненавижу тебя ещё больше.
— А я тебя… люблю.
Редж осторожно повернула голову в сторону Солнцеяра, тот стоял с прикрытыми глазами, без единой эмоции на лице.
— Ты никого не любишь,– сухо возразила Миллс, расправляя складки на платье.– Ты не достоин ни меня… ни даже своей жены.
Оторвавшись, наконец, от спасительной опоры, Регина встряхнула волосами и вышла прочь из помещения.
— Не достоин - правда,– подтвердил мужчина, опускаясь на корточки и обхватывая голову руками.

— О, светодарящий! Беда!– падая на колени прямо под копыта единорога Солнцеяра, прокричал визирь.– Наша царица… ваш младший сын…
— Что?!– прорычал правитель Солнцедалья, только вернувшийся из похода с южных земель.
— Одолище!.. Лукоморский колдун… В заложниках они у него… Прости, солнцеликий!.. Не подобраться к нему без магии!.. Всю охрану дворца перебил!.. Тебя ждёт!.. Сыновья твои старшие... оба раненые...
Солнцеяр вошёл в двери приёмного зала, на возвышении среди расшитых золотом и драгоценными камнями подушек и шелков развалился огромных размеров человек. Слева от тронного ложа стояла на коленях со связанными за спиной руками Шахерезада, справа - в плетёной песочно-золотой люльке мирно спал годовалый сын правителя Солнцедалья. И над обоими заложниками сверху висели угрожающего вида огненные каплеобразные шары, соединённые между собой искрящейся молнией.
— А вот и супруг-отец!– довольно объявил Идолище Поганое.– Сейчас мы узнаем, кто он больше супруг или отец!
— Что тебе надо?– грозно спросил Солнцеяр, внимательно изучая чужеродное заклинание.
Оно оказалось ловушкой: можно было разрушить лишь одну «каплю», вторая должна была тут же упасть на свою жертву.
— Исполнение сделки от твоей жёнушки,– ухмыльнулся Одолище, принимая сидячее положение.– Правда, Ения Желановна?
Солнцеяр с ужасом посмотрел на Шахерезаду. Уж ему-то не на словах было известно, что такое «цена сделки».
— Сама расскажешь или мне?– противно ухмыльнулся лукоморский колдун.
Глотая слёзы и не смея смотреть мужу в глаза, женщина отрицательно замотала головой.
— Ещё бы!– хохотнул Идолище Поганое.– Так удружить муженьку!.. Даром что из рода Яговных!
— Что она тебе должна?– жёстко спросил Солнцеяр.
— Душу!
— Что-о?
— Да, я подпитываюсь душами тех, кто вымаливает у меня несколько лишних лет жизни. Я вообще-то собирался прийти за её душой раньше, но был в плену у князя Владимира. Не без помощи, кстати, твоей супружницы! Она, видимо, думала, что таким образом избавилась от меня навсегда и сможет не платить долг!
— Подожди, давай заключим новую сделку?– предложил Солнцеяр.
— Это ты подожди, я не всё рассказал… Может, ты вовсе и не захочешь, когда узнаешь всю правду, спасать свою ненаглядную любовь, мать твоих детей…
Царь бросил тревожный взгляд на жену, но та даже не пыталась смотреть в его сторону.
— Вся хитрость в том, что душу я получаю, только если её убьёт супруг или ребёнок,– расплылся в злорадной улыбке Одолище.– И она это знала! Но сие не отвратило её ни от замужества, ни от детей! Да, Ения Желановна?! Ты ведь знала, что обречёшь на убийство жены или матери близкого человека, м?!– лукоморский колдун перевёл цепкий взор с Шахеризады на царя.– Осталось только узнать, кто из вас её убьёт… Ты прямо сейчас или ребёнок, когда проснётся и выберется из люльки!
Солнцеяр стоял ни живой, ни мёртвый. Все его полные счастья и забвения годы жизни с Енькой в одночасье пронеслись перед глазами.
— Хотя…– встрепенулся вдруг Одолище,– может, ты выберешь - спасти жизнь своей жене, а не сыну?!
Шахерезада вздрогнула, словно её поразило молнией и, перепугано посмотрев на супруга, в отчаянье замотала головой. В этот момент проснулся сын Солнцеяра и звонко засмеялся, глядя на висящий над ним огненный шар.
— Сделай это сам,– с мольбой в голосе прошептала Шахерезада.– Ребёнок не должен быть виновен в моей гибели… Пожалуйста… Только не он!..
И Солнцеяр сделал! Убил жену, чтобы сын (случись тому узнать правду) никогда не мучился от вины за убийство. Теперь эта вина лежала на Солнцеяре, усиленная сознанием того, что душа Шахерезады никогда не найдёт покоя.
Да, спустя годы, царь Солнцедалья выследил и убил Одолище, но от этого легче не стало!

Глава13.


— Мама! Мам!..– заходя в комнату к Регине, позвал сын.– Вставай! Ты обещала, что мы пойдём гулять к заливу!
— Генри…– с трудом разлепив глаза и взглянув на настенные часы, протянула женщина,– ну, не в семь же утра в выходной…
Миллс чувствовала себя разбитой после вчерашнего вечера: вернувшись в зал, она без объяснений забрала сына и увезла домой на такси, а потом полночи не могла сомкнуть глаз. То, что произошло между ними с Солнцеяром, не укладывалось ни в какие рамки. И продолжаться так дальше не могло. Не могли в одном городе ужиться «царь» и «королева».
— Я уже завтрак приготовил,– самым жалостливым тоном, произнёс мальчуган.
— Ты включал плиту?!– сон Регины сняло, как рукой.
— Нет. Я помню правила. Мюсли с молоком.
— А-а-а… Ну, хорошо-хорошо. Уже встаю.
Умывшись и накинув поверх пижамы халат, Миллс спустилась на кухню, чтобы отведать «приготовленный» сыном завтрак. Генри позаботился обо всём - начиная с апельсинового сока и заканчивая свежей газетой. Регина взглянула на первую полосу и обомлела.
— «Бэтменовский бум»? Сидни, я убью тебя…– простонала женщина и направилась на поиски сотового.
— Алло?– зевая, произнёс мужской голос на другом конце трубки.
— Сидни, ты издеваешься?! Ты опять про Китона написал?!
— А-а-а… мисс Миллс… доброе утро… Кто, что написал?.. Не понял.
— «Бэтменовский бум»!– раздражённо процедила Редж.
— Но вы же сами сказали писать про детишек,– недоумённо начал оправдываться журналист.– Там ни слова о мистере Китоне. Просто все дети в городе теперь играют в Бэтменов.
Не желая портить себе выходной, Миллс отключила сотовый и бросила его на ближайший подоконник.

Даже в восемь утра уже было жарко и солнечно, поэтому Регина позволила себе пренебречь в субботу официозом и оделась в лёгкий сарафан василькового цвета с голубыми босоножками на платформе. Рядом с ней по пляжу, опираясь на локтевой костыль, шёл Генри в шортах и с просто перекинутой через плечо майкой.
— Только не обгори,– предупредила мать.
— Я знаю тут недалеко одно укромное местечко,– по секрету поведал Генри.– Там и тень есть, можно посидеть.
— Конечно-конечно. Ты устал, да?
— Немного. Идём.
Мальчуган взял Регину за руку и повёл за собой.
Через пять минут они оказались за небольшим мысиком с каменистым берегом и кучкой деревьев. А в сотне метрах от берега на волнах качалась красавица-яхта Солнцеяра.
— Генри,– вдруг строго обратилась к сыну Редж.– Ну-ка рассказывай, почему мы второй день подряд сталкиваемся с мистером Китеном?
— Где?.. Когда?– сделал вид, что не понимает, о чём речь Генри.
И тут от яхты отчалила резиновая моторная лодка и уже через несколько секунд уткнулась носом в камни на берегу.
— Майкл! Привет!– помахал рукой мальчуган, направляясь к Солнцеяру.
— Генри, стой!– позвала мать.– Ты куда?! Генри, вернись немедленно! Генри!..
Однако сын не слушал Регину. Обменявшись с солнцедальцем дружескими рукопожатиями, мальчуган забрался в лодку.
— Солнцеяр! Ты что делаешь?!– рассердилась Миллс, поспешив к моторке настолько быстро, насколько позволяли её босоножки на далеко не низкой платформе.
— Как она тебя назвала?– удивлённо спросил мужчину Генри.
— Понятия не имею,– пожал плечами Солнцеяр.– Мисс Миллс, вы с нами или будете ждать на берегу?
— Нет! Не смейте никуда уплывать! Я запрещаю!
— Простите, я обещал вашему сыну рыбалку,– улыбнулся солнцедалец, отталкивая лодку от берега и заходя по колено в воду, как раз по края бермуд.– Так что увидимся вечером…
— Генри, пожалуйста!.. Не бросай меня!
— Мам! Поехали с нами!– попросил сын и перевёл взор на мужчину, ожидая поддержки.
— Поедете?– сощурился Солнцеяр и, видя, что Редж молчит, вернулся к берегу.
Не дав женщине опомниться, солнцедалец подхватил её на руки и понёс в лодку.
— Не смей подкупать моего сына,– тихо зашипела на мужчину Миллс, придерживая подол сарафана, чтобы не намочить водой.
— И в мыслях не было. И не называй меня Солнцеяром.

Оказавшись на борту, Генри пришёл в ещё больший восторг от яхты.
— А какая у неё скорость?!– дёрнул солнцедальца за руку мальчуган.
— Больше 30 миль в час,– понимающе улыбнулся мужчина.– Хочешь за штурвал?
— Спрашиваешь?!.. Конечно!
— Нет-нет-нет!– встревоженно запротестовала Регина.– Мистер Китон, Генри всего 9 лет!
— Майкл,– поправил Солнцеяр.– Зови меня по имени и на «ты»… Генри уже 9 лет! Практически мужчина!
— Мы не в твоём разлюбезном Солнцедалье,– заскрипела зубами Миллс, провожая недовольным взглядом сына, который уже успел пересечь салон и огибал перегородку, торопясь скорее попасть на капитанский мостик.
— Это верно. Там бы женщины не мешали нам получать удовольствие. Более того - помогали…
Нахально улыбнувшись, солнцедалец направился на мостик. От бессилия Редж даже притопнула ногой. Как же выводил её из себя этот любвеобильный женоненавистник! И, неужели, такой действительно мог быть верен своей жене? В Солнцедалье - в смысле.
Регина поспешила на капитанский мостик. Там Солнцеяр уже заводил яхту и что-то объяснял Генри. У сына было такое счастливое выражение лица, что Миллс пришлось смириться. Впрочем, это не помешало ей сверлить недовольным взглядом двух капитанов. Спасало мужчин только то, что залив был абсолютно чист, и можно было без опаски крутить штурвал в любую сторону.
— Мама! Это так здорово!– воскликнул сын, оглянувшись на Регину.
— Генри, следи за дорогой,– осекла женщина.– В смысле - за тем, за чем положено тут следить…
— Кажется, твоей маме не помешает немного расслабиться,– подмигнул Солнцеяр и быстро покинул мостик.
— Ты куда?!– оторопела Миллс.– Не смей оставлять его одного!
Регина подошла ближе к Генри и приборной доске, хотя понятия не имела, что нажимать в случае чрезвычайной ситуации. Солнцеяр вернулся буквально через двадцать секунд, но женщине хватило этого времени, чтобы про себя помянуть недобрым словом всех предков царя до сотого колена.
— Держи!– вручая Регине стакан с виски, приказным тоном велел мужчина.
Не ожидавшая такого обращения Миллс невольно подчинилась. А капитаны, как ни в чём не бывало, продолжили захватывающее плаванье. Почувствовав себя лишней, женщина удалилась в салон и, покрутив какое-то время в руках стакан, всё-таки выпила. Но, видимо, состояние сильного стресса нейтрализовало алкоголь. Во всяком случае, расслабиться Редж так и не удалось.
Между тем яхта остановилась и бросила якорь.
— Мам!.. Мам! Мы ловить рыбу!– радостно доложил Генри, пересекая салон и проходя на корму.
— Можешь позагорать на открытой части палубы,– мимоходом предложил Солнцеяр.– Там нереально огромный лежак - колесница с тройкой единорогов развернётся!
Регина вяло улыбнулась, правда, новоиспечённые рыбаки этого уже не видели.
«В конце концов, почему получать удовольствие могут только мужчины?– возмутилась про себя Редж.– Я что, зря прихватила купальник?»

Солнцеяр едва не выронил удочку из рук, когда увидел проходившую мимо них Регину. Купальные костюмы в этом мире скромностью не отличались. Он, конечно, видел один раз Королеву в купальнике в бинокль, но это было совсем другое.
— Майкл! У тебя клюёт!– вернул мужчину из мира фантазий в реальность Генри.– Тащи!.. Тащи!
Не пользуясь лесенкой, Регина сразу нырнула в воду.
— А в вашем заливе никаких чудовищ не водится?– быстро наматывая леску на катушку, поинтересовался Солнцеяр у Генри.
— Ты про акул, что ли?
— Ну-у… да…
— Они сейчас все у берегов Флориды,– улыбнулся мальчуган.– И вообще, ни одна акула без маминого разрешения близко к Сторибруку не подплывёт!
— Наверное, здорово иметь такую могущественную маму?
Мужчина вытащил первую рыбину и бросил в ведро с водой, стоявшее поблизости.
— На самом деле - не всегда,– вздохнув, признался Генри.
— А твой отец?.. Ты с ним видишься?
— Я ничего не знаю о нём. Мама запретила говорить на эту тему.
— О, прости… Смотри, а сейчас клюёт у тебя!

Только теперь, оказавшись в воде, Регина почувствовала действие алкоголя. Поскорее вернувшись на яхту, женщина легла на открытой части палубы на том самом четырёхместном лежаке, которым хвастал Солнцеяр.
Алкоголь, лёгкое покачивание на волнах и память организма о бессонной ночи быстро погрузили Редж в дрёму.
— Майкл, ты совсем не следишь за удочкой,– одёрнул мужчину Генри.
— Просто там твоя мама… кажется, уснула… Я пойду, натяну тент, а то она обгорит.
Мальчуган молча кивнул, полностью сосредоточившись на рыбалке.
Поднявшись на площадку, где лежала Регина, солнцедалец развернул тент, предусмотренный конструкцией чудо-яхты, и несколько раз обвёл женщину бархатным взглядом. Как же соблазнительна она была сейчас, как беззащитна, кротка…
Быстро глянув на Генри и убедившись, что тот занят исключительно ловлей рыбы, Солнцеяр наклонился к Регине и едва ощутимо коснулся губами её губ. Женщина даже не шелохнулась, поэтому солнцедалец позволил себе осторожно пройтись ладонью по её груди, после чего ещё раз поцеловал Редж и вернулся к её сыну.
— Ну, что тут у нас с уловом?– поинтересовался Солнцеяр, заглядывая в ведро.– Ого!.. По-моему, более чем достаточно. Пойдём готовить обед?
Генри удивлённо посмотрел на мужчину:
— Ты умеешь готовить?
— Это же рыба! Чего там уметь?.. К тому же у меня на кухне есть толстая кулинарная книжка и куча всякой техники!
— Тогда идём!– воодушевлённо закивал мальчуган.

— Мама, обедать!– позвал Генри.
Редж открыла глаза и вздрогнула, сознавая до какой степени доверилась солнцедальцу. Как можно было заснуть в логове врага, да ещё оставить сына под его присмотром?! Но тут её взгляд упал на тент, и женщина устыдилась своих мыслей. Конечно, Солнцеяр - тот ещё тип, но ведь и у него есть дети… возможно, он даже хороший, заботливый отец.
Умывшись и переодевшись на нижней палубе, Регина поднялась в салон. Тут уже был сервирован стол на три персоны, а в центре стояло большое блюдо с кусочками рыбы, наваленной горкой.
— Это мы готовили,– похвастал Генри.– Ну, то есть Майкл, но я ему во всём помогал! Попробуй!
Мужчины в ожидании уставились на Редж. Та улыбнулась дежурной улыбкой и положила себе на тарелку один маленький кусочек.
— Выглядит… съедобно,– похвалила Миллс сына, но пробовать всё ещё опасалась.
— А ты знаешь, какая у Майкла классная штука есть на кухне! Она сама чистит рыбу и режет!
— Очевидно, какое-то магическое изобретение,– тонко усмехнулась Редж и, наконец, осмелилась попробовать обед.
— Ну, как?!– взволнованно ожидая вердикта, спросил Генри.
Миллс с трудом дожевала кусок, стараясь не морщиться и запила водой.
— Это… необычно… даже интересно.
— Вот!– подпрыгнул на стуле мальчуган, поворачиваясь к солнцедальцу.– Я же говорил, что пара ложек сахара не помещают!
Окрылённые похвалой, мужчины принялись наваливать себе на тарелки куски рыбы.
— Ну, раз вы готовили первое, то я пойду посмотрю, что можно приготовить на второе,– быстро поднимаясь из-за стола, объявила Редж.– Где кухня?
— Нижняя палуба, в сторону кормы,– отозвался Солнцеяр.

Оказавшись на кухне, Регина пришла в ужас. Эти два кока умудрились перепачкать едва ли не всю посуду и, конечно, ничего не помыли за собой и не убрали. Так что прежде, чем приготовить что-нибудь съедобное, Миллс пришлось сначала приводить в порядок помещение.
С продуктами у Солнцеяра тоже оказалось не густо, поэтому Редж приготовила два пирога: сырный и сладкий - вишнёвый. Она уже вынимала противни из духовки, когда на кухню зашёл солнцедалец.
— Ммм… пахнет фантастически,– вдыхая соблазнительные ароматы, облизнулся мужчина.– Вот уж не думал, что Королева умеет готовить.
— Зато ты, как всегда, был уверен в себе, и решил, что умеешь готовить ты!– съязвила Регина.
Солнцеяр потянулся к одному из противней рукой и вдруг получил по ней резкий шлепок.
— Не лезь!– остерегла женщина.– У тебя есть два больших блюда?
— Конечно,– обижено потирая руку, кивнул солнцедалец.
Встав позади Редж, он открыл шкаф над их головами. По спине Миллс побежали мурашки, когда она почувствовала горячее дыхание Солнцеяра на своём затылке.
— А попросить меня отойти - нельзя было?– с лёгкой хрипотцой в голосе поинтересовалась женщина.
— А нельзя было не бить меня, а просто сказать?
Солнцедалец достал из шкафа два блюда и, поставив перед Редж, удалился с кухни. Миллс несколько раз глубоко вздохнула, восстанавливая душевное равновесие. Всё-таки у солнцедальца был просто дар лишать Регину спокойствия.

Когда женщина пришла в салон, со стола уже было убрано. Миллс даже не стала уточнять, куда делась скатерть и вся посуда, подозревала - в мусорный ящик. Редж составила с подноса блюда, три стакана с молоком и чистые тарелки. Оба пирога, разумеется, уже были нарезаны.
— Молоко?– с некоторым неудовольствием спросил Солнцеяр.
— Да,– не терпящим пререкания тоном ответила Миллс, раскладывая по тарелкам кусочки пирогов.
— Молоко очень полезно,– вдруг пришёл на выручку матери Генри,– и для желудка, и для сердца… А в древнем Востоке оно считалось лучшим средством успокоения нервной системы.
— А-а-а… ну, тогда твоей маме действительно нужно пить больше молока,– с трудом оставаясь серьёзным, закивал солнцедалец и быстро добавил:– в том смысле, что работа у неё очень нервная.
Регина выдавила из себя убийственную улыбку, но ничего не ответила.
Пироги у женщины оказались очень вкусными, в тайне Солнцеяр просто восхищался способностью Королевы перестроиться под такой чужой мир. Сам он вряд ли смог бы долго жить здесь. Ну, уж точно не протянул бы 27 лет!

Пока Регина убирала со стола, солнцедалец удалился на верхнюю палубу. Обзавестись в этом мире наргиле он не успел, поэтому заменил его кубинскими сигарами - Hecho a Mano ручной скрутки. Солнцеяр, конечно, предложил бы и Генри попробовать, но подозревал, что Редж, не видевшая ещё в сыне мужчину, будет против. А ссориться с Королевой в такой чудесный день не хотелось.
«Да, надо постараться ничего не испортить»,– твёрдо решил для себя царь, сделал ещё одну затяжку и вернулся в салон.
— А где мама?– поинтересовался он у Генри, листающего журнал про яхты.
— Ещё не вернулась с кухни. Убирается. У неё всё должно быть в идеальном порядке.
— Ясно. Смотри, что у меня есть,– Солнцеяр открыл один из шкафов и достал оттуда «Монополию».– Тоже прикупил себе.
— Здорово!– оживился Генри, тут же отложив журнал в сторону.– Маму позовём?
— Куда меня позовут?– поднимаясь по лестнице с нижней палубы, поинтересовалась Регина.
— Играть в «Монополию»!
— А мистер Китон умеет играть в «Монополию»?
— Да, я его научил!– выпалил мальчуган раньше, чем успел вспомнить, что это был секрет.– Ой!..
Солнцеяр укоризненно посмотрел на женщину и, когда та проходила мимо, тихо шепнул:
— Какая неприкрытая провокация, Редж. Он ведь твой сын.
— Именно, мой,– многозначительно заметила Миллс.
— А мама-то твоя умеет играть?– с нарочитым сомнением поинтересовался у Генри солнцедалец.– Вообще-то игра не женская.
— Кто бы говорил о неприкрытых провокациях,– усмехнулась Регина, садясь за стол.
Мальчуган, видя, что мама, кажется, не собирается его ругать, решил закрепить успех лестью:
— Маму невозможно победить в этой игре!
— Неужели?– Солнцеяр тоже присел за стол.– И что же, ты никогда у неё не выигрывал?
— Выигрывал, когда она поддавалась.
— Твоя мама не умеет поддаваться,– возразил мужчина.– Поверь, ты выигрывал сам.
— Может, закончим уже болтать и начнём играть?– скептически предложила Миллс.
— Согласен. Не терпится тебя раздеть… в финансовом смысле.
— Ещё посмотрим, кто (в финансовом смысле) останется без… петушиных перьев.
— Разыгрываем, кому первым ходить,– кидая кости, объявил мальчуган.– Шесть, шесть. Похоже, мне!
Первый час игры с переменным успехом вели то Генри, то Солнцеяр, однако на втором часу их капиталы стали катастрофически таять. А ещё через час Регина обанкротила и того, и другого.
— Всё, пора домой,– взглянув на настенные часы, объявила женщина, даже не похваставшись своей победой.
Мальчуган вздрогнул, с сожалением взглянув на Солнцеяра. Расставаться с новым другом совершенно не хотелось.
— У меня на яхте четыре каюты,– вдруг объявил мужчина и подмигнул Генри.– Хочешь остаться ночевать?
— Конечно!– не задумываясь, ответил мальчуган.
— Нет, Генри,– строго остановила Регина.– Не надо злоупотреблять гостеприимством Майкла. У него наверняка были планы на субботний вечер.
Миллс предостерегающе взглянула на Солнцеяра, однако тот сделал вид, что не заметил угрозы.
— Нет, у меня нет планов. Разве что вкусно поужинать, если ты сжалишься над холостяком и ещё раз приготовишь что-нибудь поесть.
— Над холостяком?– вызывающе повела бровью Редж.– Надо же, а в газетах писали, что вы женаты, мистер Китон.
— А-а-а… газеты… склонны привирать…
— Люди тоже.
— Мам, ну, приготовь ужин Майклу,– попросил за друга Генри.– Что тебе стоит?
— Дорогой, мы не можем ночевать не дома.
— Почему?
— Потому что… потому что…– Регина отчаянно искала вразумительную причину для отказа,– ну, я даже мобильный дома забыла… а вдруг что-нибудь случится в городе…
Солнцеяр снисходительно улыбнулся и кивнул на огромный дисплей телевизора над барной стойкой:
— Если что-нибудь случится, в новостях тут же объявят. Я ещё нигде не видел, чтобы пресса работала с такой скоростью, как в Сторибруке.
«Да уж»,– вздохнула про себя Регина, вспоминая феноменальную прыткость Сидни на этой недели.

Когда Регина удалилась на кухню, категорически отказавшись от помощи в приготовлении ужина, Солнцеяр и Генри сели за шахматы.
— Удивительная игра,– заметил мужчина,– одна из самых древних. Она есть во всех мирах…
— Ты говоришь о странах?– уточнил мальчуган.
— И о странах тоже. В моей стране вместо короля и королевы играют царём и визирем.
— Визирем?
— Доверенное лицо царя. Советник. Знает многие тайны, а потому бывает очень опасен… даже для самого царя.
— Ты рассказываешь о ваших шахматах, как о живых людях,– улыбнулся Генри.
— Правила шахмат придумывали не просто так.
— Тогда почему в наших шахматах королева, а не советник короля?
— У вас совсем другое отношение к женщинам,– вертя в руках фигурку чёрной королевы, задумчиво ответил Солнцеяр.– К тому же королевы бывают не менее опасны, чем визири. Да и в оружие у женщины против мужчины выбор больше, чем у мужчин…
Генри недоумённо посмотрела на друга:
— Это ты сейчас про шахматы говоришь?
— А?.. Нет, это я про женщин. Ты знаешь, что мне нравится твоя мама?– прямо спросил Солнцеяр.
Мальчуган заговорщически улыбнулся и, наклонившись вперёд, тихо произнёс:
— Думаю, ты ей тоже нравишься.
— Почему ты так решил?
— Потому что мы никогда ещё не проводили целый выходной в гостях!
— А у вас дома кто-нибудь проводил целый день?– осторожно поинтересовался Солнцеяр.
— Иногда мои одноклассники, когда заиграемся,– пожал плечами Генри.
— Я имел в виду знакомых мамы.
— Она не любит никого приглашать. Бывает кто-то заходит, но по работе.
— Кто, например?
— То её секретарь, то шериф. Иногда прокурор или Сидни - это журналист.
Солнцеяр недовольно поиграл желваками, на желудке появилось неприятно ощущение. Однако, памятуя о вчерашнем неконтролируемом приступе ревности, мужчина постарался взять себя в руки. В конце концов, Регина точно заметила: у него нет на неё никаких прав… Пока нет!

В надвигающихся сумерках с включёнными огнями Azimut 100 Leonardo смотрелась, как волшебная новогодняя игрушка.
Оставшуюся часть вечера после ужина Солнцеяр, Регина и Генри провели у телевизора за каким-то субботним шоу. Мальчуган заснул прямо на диване между взрослыми, и царь отнёс его в одну из кают, а Редж уложила спать.
Женщина вышла в коридор, плотно затворив за собой дверь и, увидев там Солнцеяра, почему-то занервничала. Впрочем, причина была понятна. Разве она не сознавала её, согласившись остаться ночевать? Да, солнцедалец весь день был очень сдержан и даже мил, но не думала же она всерьёз, что и ночью он поведёт себя, как джентльмен.
— Твоя каюта по диагонали,– кивнув себе за спину, объявил Солнцеяр.– Полотенца, халаты и прочее в ванной комнате.
— Спасибо,– сдержанно поблагодарила Редж, осторожно обходя мужчину.
— Спокойной ночи,– пожелал тот и направился прямо по коридору к своей каюте на носу яхты.

Регине не спалось, она прислушивалась к каждому шороху, не сомневаясь, что рано или поздно Солнцеяр явится к ней. Хоть Миллс и закрылась, но замки на дверях предполагали открытие снаружи ключом.
Шло время, однако царь не появлялся. Подождав ещё немного, женщина снова надела сарафан и, не обуваясь, поднялась в салон, а оттуда на открытую часть палубы.
Редж замерла, увидев в приглушённом свете на лежаке Солнцеяра. Видимо, он только что искупался, поскольку был в плавках, с мокрыми волосами и каплями воды на теле. А вот солцендалец увидел женщину не сразу, а потому от неожиданности подавился густым дымом Hecho a Mano.
— Ты что здесь делаешь?– зачем-то поинтересовалась Регина.
— А ты?– Солнцеяр быстро принял сидячее положение.
— Я первая спросила.
— Вышел покурить.
— А я… выспалась днём,– доложилась Редж.
— Да, помню,– зачем-то оглянувшись на лежак, кивнул мужчина.– Тут…
— Да.
Возникла неловкая пауза и поскольку Солнцеяр принял выжидательную позицию, то разговор продолжила Королева:
— Ты подходил ко мне днём…
— Да,– отозвался мужчина, хотя в его реплике явно не нуждались.
— И ты целовал меня…
Солнцеяр долго молчал, глядя на Регину, а потом осторожно заметил:
— Ты же вроде спала.
— Значит, правда, целовал… мне не померещилось…
Сделав затяжку, царь бросил сигару за борт и медленно выпустил дым. В голове роились тысячи мыслей и никак не желали приводиться в порядок. А ведь растерянность была совсем не свойственна Солнцеяру.
— Извини,– наконец, произнёс он.– А впрочем, нет.
— Что?– с лёгким налётом усмешки, переспросила Королева.
— Я хотел извиниться… но вовсе не за это. И хотя я знаю, что тебе не нужны мои извинения, но всё-таки скажу: я сожалею о своём вчерашнем поведении в кафе.
— Вот так просто? И всё?
В голосе Редж не было ни упрёка, ни возмущения. В общем-то, она уже почти простила мужчине этот инцидент.
— Я вёл себя неадекватно,– выдал более развёрнутый ответ Солнцеяр.
— Неадекватно - мягко сказано. Как буйнопомешанный - будет точнее.
— Пожалуй…– согласился мужчина, виновато потупив взор.
Редж вдруг поймала себя на мысли, что верит в раскаянье солнцедальца. Да и не хотелось ей после такого потрясающего дня злиться на Солнцеяра. Сегодня он был настолько примерным в поведении, что даже не пришёл к ней в каюту. Хотя ясно, что не спал и полез ночью купаться по вполне понятным причинам. От этих мыслей женщине самой сделалось жарко.
— Да, вчера было нехорошим,– медленно подходя к солнцедальцу, подтвердила Миллс.– Но за сегодня… спасибо. Это был замечательный день…
Солнцеяр осторожно поднял взгляд на Королеву, не веря в услышанное. Впрочем, это было только начало того, во что не представлялось возможным поверить. Редж наклонилась и очень нежно, мягко поцеловала солнцедальца, опускаясь к нему на бёдра. Однако холодные ноги и мокрые плавки мужчины заставили её слегка приподняться на коленях. Солнцеяр нервно сглотнул, не смея даже пошевелиться, чтобы случайно не разрушить хрустальное волшебство. Регина снова опустилась ему на бедра, на этот раз перетерпев недолгий дискомфорт. Более того, через некоторое время эта прохлада стала даже приятна для продолжающего повышать температуру организма женщины. Редж почувствовала возбуждение мужчины и крепче обхватила бедрами его ноги.
Порывисто вздохнув, Солнцеяр упёрся ладонями в лежак позади себя. Как заворожённый он не сводил взгляда с Королевы, покорно отдав ей доминирующую роль. Руки женщины, лаская, прошлись по его плечам, груди, поиграли с тугими квадратиками торса и спустились ниже. Солнцедалец заёрзал под Редж, а когда её ладошка нырнула ему под плавки, издал то ли полустон, то ли полурык и прикрыл глаза от удовольствия. Не переставая ласкать, женщина свободной рукой притянула за шею к себе Солнцеяра и прихватила ртом его нижнюю губу, посасывая и слегка покусывая. Царь разомкнул уста, и кончик его языка несмело попросился за пределы своих владений. Редж пустила, предварительно изучив гостя.
Воодушевлённый уступкой, мужчина осторожно, словно боясь спугнуть, приспустил сарафан с плеч женщины. Его руки слегка коснулись кружева на груди Королевы. Улыбнувшись нерешительности Солнцеяра, Регина сама расстегнула бюстгальтер и сбросила его на палубу. Солнцедалец плотным кольцом рук обвил стан женщины и обжог её грудь горячими поцелуями. Наслаждаясь страстными ласками, Королева запрокинула голову. Звёзды на тёмном небосклоне кружились и фейерверками брызг разлетались в разные стороны.

Глава 14.


В середине ночи Регина и Солнцеяр разошлись по своим каютам, однако женщина ещё долго не могла заснуть. Нереально прекрасный день, чудесная ночь, но… на сердце была тревога. Весь мир, словно замер в преддверии надвигающейся грозы.
— Нет, сегодня я не хочу думать о плохом,– решила Миллс, кутаясь в одеяло.
Но по телу всё равно разливался предательский озноб.
Только перед рассветом Регина, наконец, забылась и уснула. А потому пропустила всё катание на яхте, что впрочем, совсем не огорчило оставшихся без строгого надзора мужчин.
— Может, всё-таки разбудим маму?– предложил Генри, когда они пришвартовались в гавани.– Уже полдень.
— Не стоит, пускай отсыпается,– улыбнулся Солнцеяр.– А мы можем сходить пообедать в кафе.
— Мне кажется, маме не понравится, если она, проснувшись, не обнаружит нас на яхте.
— Оставим ей записку…
— Какую ещё записку?– переспросила Редж, поднимаясь по лестнице с нижней палубы.
— Что мы пошли в кафе,– бесхитростно признался Генри.
— Ни в какое кафе никто не идёт. Мы с тобой возвращаемся домой, а Майкл…– женщина осеклась, уставившись в окно.– Мы что, в гавани?!
— Ну, да,– кивнул Солнцеяр.– А что не так?
— Надо было высадить нас там, где вчера забирал!
На губах мужчины заиграла снисходительная усмешка:
— Боишься за свою безупречную репутацию?
— Не смешно. Я надеюсь, причаливал хотя бы ты сам, а не Генри?
— Причал мы не поломали - городской бюджет не пострадает.
Редж вяло улыбнулась и кивнула сыну на выход.
Они с Генри как раз спускались по трапу, когда им навстречу попался мистер Голд. Кто больше удивился - Тёмный или Королева, сказать было трудно.
— Добрый день, мадам мэр,– слегка кивнув, поприветствовал мужчина.
— Мистер Голд?.. Что вы здесь делаете?– подозрительно спросила Регина.
— Э-э… мы с мистером Китоном деловые партнёры,– невозмутимости Штильцхена мог позавидовать кто угодно.– Если вы забыли - мы строим новую больницу.
— Строят, мистер Голд, строители, а вы всего лишь даёте деньги. Не преувеличивайте свои заслуги.
Миллс холодно улыбнулась и пошла дальше.

— Что это было?– присаживаясь на диван, поинтересовался Румпельштильцхен.– Она у тебя на яхте… У вас роман? Она тебя простила? А как же Шахерезада?
— Притормози!– остановил Солнцеяр.– Никакого романа у нас нет и быть не может. Ты знаешь, я здесь не для этого.
— Но это был бы кротчайший способ к примирению.
— Я не могу так поступить с женой, даже если бы хотел.
— А ты не хочешь?– недоверчиво усмехнулся Голд, покручивая в руках трость.– Шахерезада ведь не узнает.
— Но буду знать я. А я не хочу лгать ни жене, ни Регине.
Штильцхен пожал плечами и картинно закатил глаза:
— Значит, пытаешься действовать через её мальчишку? Старо, как самый первый мир!
— Старо, но эффективно,– улыбнулся Солнцеяр, присаживаясь в кресло напротив и закидывая ногу на ногу.– Рыбалка, катание - малец в полном восторге.
— А что его мама?
— Нет, мама рыбалку не любит,– шутливым тоном отозвался солнцедалец.– Но ради сына пришлось потерпеть.
— Странно, что она вообще разреши Генри пойти, да и сама, как я понимаю, каталась с вами,– Румпельштильцхен озадаченно потёр подбородок.
— А знаешь, что ещё странно?.. Твой визит. При том, что ты сам требовал не светить наши встречи.
— Ты не очень любезен, а ведь я помогаю тебе вернуться домой.
— Ты нашёл способ, как это сделать?!– оживился Солнцеяр.
В мечтах он уже представлял, как заберёт из этого мира Регину и Генри.

Генри был в своей комнате, а Регина готовила обед, когда раздался настойчивый звонок в дверь. Быстро ополоснув руки, женщина направилась в холл.
— Грэм?– удивилась она, открыв дверь.
— Чёрт возьми! Вы где были?!– заходя в дом и оглядываясь по сторонам, потребовал объяснений шериф.– Я уже хотел объявлять вас в розыск!
— Какой розыск? Ты чего?
— Я оборвал все телефоны! Где твой мобильник?!
Женщина растеряно пожала плечами:
— Да где-то дома… не помню, куда забросила…
Грэм достал из нагрудного кармана рубашки свой новый сотовый и набрал номер Регины. В гостиной раздалась телефонная трель.
— Вот, пожалуйста,– Миллс пошла на звук и обнаружила свой мобильный на подоконнике.
А ведь она действительно бросили его туда сгоряча после разговора с Сидни. Женщина взглянула на дисплей. Там было больше тридцати звонков от неизвестного абонента.
— Это твой новый номер?– спросила, а скорее - констатировала, Редж.– Хорошо, запомню.
— Ладно, с мобильным разобрались,– нахмурился мужчина, обводя Миллс недовольным взглядом.– А где ты была столько времени?!
— Говори тише,– остерегла Регина, на всякий случай, оглянувшись на лестницу на второй этаж.
— Где?
— Мы с Генри ездили на озеро.
— Я посылал туда патрульную машину, вас там не было!
— Я не сказала, что на местное озеро,– выкрутилась Миллс и тут же перешла в наступление:– и вообще, по какому праву ты учиняешь мне допрос?
— Я волновался! Ты исчезла, не предупредив… не взяв телефон… И Фред ничего не знал о твоих планах.
— С каких пор я должна докладывать секретарю о личных планах?
— Ну, прости-прости,– пошёл на попятный мужчина.– Просто у меня повышенная тревожность после всех этих неприятных событий в Сторибруке… Кстати, я тут сделал запрос на этого мистера Китона - ты была права - что-то с ним нечисто.
У Редж неприятно засосало под ложечкой от того, что она сама подставила Солнцеяра.
— И давно ты стал руководствоваться в расследованиях интуицией, да ещё чужой?
— Ну-у…– шериф игриво улыбнулся и недвусмысленно прошептал:– твоя интуиция вовсе мне не чужая.
Мужчина попытался обнять Миллс, но в гипсах это вышло как-то неуклюже.
— Грэм, Генри дома,– строго напомнила Регина.
— Только один поцелуй,– потребовал мужчина, упрямым взглядом буравя Миллс.
Понимая, что дешевле согласиться, чем спорить, Редж уступила. Правда, предусмотрительно отодвинулась от окна.
— Мам?..– вдруг послышался с лестницы растерянный голос сына.
— Я тебя убью,– зашипела на Грэма женщина, при этом отстраняясь от него с истинно-королевским спокойствием.– Всего доброго, шериф,– сказала она уже громко.
— Гэнри, привет!– кивнул мужчина ребёнку Редж, однако тот ничего не ответил.
— Дорогой, идём обедать,– позвала мать, когда дверь за шерифом закрылась.– Я приготовила блинчики…
— А как же Майкл?– обиженно спросил мальчуган, спускаясь с лестницы и сильно прихрамывая.
— Что ты имеешь в виду?
— Я думал, он тебе нравится! А ты целуешься с Грэмом!
— Да я не целовалась, это просто так… Он только выписался из больницы… Я проявила участие… ничего такого…
— Правда?– обрадовался Генри.
— Клянусь,– заверила Редж, театрально приложив руку к груди, хотя на самом деле пыталась замедлить сердцебиение.
— Ладно. Только не целуйся с ним больше.
— Не буду.
Миллс подошла к сыну и, приобняв его, повела на кухню.
— А почему это ты вспомнил про мистера Китона?– вдруг строго поинтересовалась Регина.
— Ну-у… он - классный!
— Классный. Но, Генри, ты должен понимать, что у него есть семья, и он скоро вернётся в свою страну.
— А может, не вернётся,– взглянул на мать мальчуган.– Его дети уже взрослые.
— Ну, а жена?..
— Он же сказал, что репортёры всё перепутали!
— Генри, мне не нравится эта тема,– остановила дискуссию Миллс.– Разговор закрыт. Садись за стол.
— Почему ты запрещаешь мне говорить об этом?!– насупился ребёнок, недовольно плюхаясь на стул.– Почему ты запрещаешь мне говорить об отце?!.. Кто он?!
— Убери локти со стола,– велела Регина, накладывая на тарелку Генри блинчики и пододвигая ближе вазочку с яблочным вареньем.
— Я не хочу обедать!
— Не хочешь - ступай к себе в комнату. И до ужина ничего не получишь.
Генри взглянул на тарелку, жадно принюхался, но упрямство всё-таки победило. Поднявшись из-за стола, он поковылял к себе в комнату.
Редж присела на стул и закрыла лицо руками. Неужели, всем родителям так же сложно со своими детьми? Или это только ей так достаётся?

Глава 15.


Если и было что-то прекрасное в этом мире, то это техника! Солцеяр не уставал восхищаться достижениями науки. Любую новую «игрушку» он готов был изучать, разбирать и пробовать на что она способна. Особенно нравились машины.
— Значит, я должен просто пересечь границу на скорости?– ещё раз уточнил царь у Тёмного.
Мужчины стояли у выезда из Сторибрука, рядом с легковым автомобилем.
— На скорости пропорциональной расстоянию между мирами и обратно пропорциональной проведённому здесь времени,– строго объявил Румпель.– Сейчас это значение равно ста тридцати милям в час.
— Может, тогда стоит провести испытание позже, когда значение снизится? Например, когда я смогу выходить из Сторибрука пешком,– хохотнул Солнцеяр.
Тёмный однако его шутку не оценил.
— Ты вообще хочешь знать, возможно ли твоё путешествие обратно в Солнцедалье?!
— Хочу-хочу,– садясь в машину, быстро кивнул царь.
— Следи за спидометром.
— За чем?
— Стрелка со скоростью,– недовольно напомнил Румпель.
— Ну, так и говори!.. Помню я!
Мистер Голд отошёл на обочину, внимательно наблюдая за тем, как Солнцеяр отъезжает, разворачивается и набирает скорость. В любом случае Тёмный оставался в выигрыше. Если солнцедальцу удастся пересечь границу, значит, его можно будет поскорее отправить домой, чтобы не испортил план Штильцхена. До появления Спасительницы и активации магии оставался год и нельзя было допустить, чтобы жизнь Регины изменилась! Всё должно идти своим ходом, как задумал Тёмный! Ну, а в случае невозможности пересечь границу, Солцеяр на такой скорости должен был разбиться насмерть - что тоже устраивало Румпельштильцхена.
— Прости, друг,– с некоторым сожалением произнёс Тёмный, наблюдая за мчащимся к границе города автомобилем.– Но в прошлый раз Регина едва не осталась с тобой. Я не могу допустить такой ситуации снова.

Регина бездумно щёлкала пультом, переключая программы. Ужинать Генри всё-таки явился, но не произнёс за столом ни одного слова, а потом так же, молча, ушёл в свою комнату.
Взгляд женщины случайно зацепился за местные новости. Передавали о жуткой аварии на границе города и показывали видео с места происшествия. Машина была изуродована, на капоте лежало дерево, знак «Сторибрук» валялся на дороге.
— Это что за умник решил покинуть мой город?– грозно повела бровью Регина.
И словно в ответ диктор вечерних новостей сообщил, что владельца автомобиля без номерных знаков установить не удалось. Более того - на месте аварии не было пострадавших, однако была кровь и следы волков. Полиция третий час прочёсывала лес, но безрезультатно. В городскую больницу тоже никто не обращался.
Новости Миллс не понравились. Никому не было дозволено покидать её город. И погибать в автокатастрофе или от зубов волков тоже!
Женщина набрала на мобильном номер Грэма и сразу спросила:
— Кто разбился на границе города? Вы нашли тело?
— Ищём,– отозвался шериф.– Пока ничего. А ты…
Дослушивать Редж не стала, прервала связь и набрала номер Сидни.
— Добрый вечер, мисс Миллс,– поприветствовал газетчик.
— А в телевизионных новостях передают, что не такой он и добрый,– скептически заметила женщина.
— Вы об аварии?
— Разумеется, я об аварии. Ты ведь, наверняка, готовишь информацию в утренний тираж. И, конечно, накопал больше, чем телевизионщики и полиция…
— Увы,– безрадостно отозвался журналист.
— Сидни! Ты мне расскажешь,– рассердилась Регина,– или я, как все, должна ждать утренний выпуск?!
— А в моём утреннем выпуске об этом не будет.
— Что?.. Почему?!
Несколько секунд газетчик молчал, а потом сухо объявил:
— Потому что госпожа мэр запретила мне писать о мистере Китоне.
Сердце Регины пропустило удар, перед глазами потемнело. Солнцеяр?.. Солнцеяр разбился?! Пытался вырваться из города и… разбился?!.. Потому что в своём заклятии она предусмотрела «несчастные случаи» для непокорных дезертиров?! Солнцеяр разбился по её вине?!..
— Сидни, что с ним? Он погиб?– с дрожью в голосе спросила Редж.
— Я не могу разглашать информацию.
— Сидни, не испытывай моё терпенье!
— Мисс Миллс, простите, но есть такие понятия, как журналистская и медицинская тайны,– по голосу газетчика было понятно, что он препирается не из вредности.
— Медицинская?– нашла зацепку Регина.– Чья?!.. В больницу ведь никто не поступал!
— Не поступал.
— У кого, Сидни?! У доктора Вейла?!
— Я вам этого не говорил.
Женщина тут же прервала связь с газетчиком и позвонила Виктору Вейлу. Тот ответил не сразу, а когда заговорил, голос был настороженный.
— Здравствуйте, госпожа мэр. Чем могу быть полезен?
— Мистер Вейл, вы сейчас где?– на всякий случай поинтересовалась Регина.
— Дома. У меня нет дежурства, если вы об этом.
— А мистер Китон где?
В трубке повисла пауза.
— Доктор Вейл, я знаю, что вы оказывали ему помощь,– надавила Миллс.– Что с ним? В каком он состоянии?
Виктор по-прежнему не отвечал, но по глухой тишине стало ясно, что мужчина прикрыл микрофон мобильника. А ещё через несколько секунд в трубке послышался голос Солнцеяра.
— Как приятно, что ты волнуешься за меня,– весело произнёс мужчина.
— Что с тобой?! Ты в порядке?!
— Конечно.
— Ну, что ты врёшь?!– возмутилась Редж, которую всё ещё не покидала нервная дрожь.– Я видела машину!
— Да, машина, кажется, немного пострадала…
— Немного?!.. Ты издеваешься?!.. А к доктору Вейлу ты на чай зашёл?!
— Практически угадала,– рассмеялся солнцедалец и вдруг резко замолчал, словно бы от приступа боли.– Любитель чая подбросил в гости.
Понимая, что серьёзно отвечать на вопросы мужчина не намерен, Регина отключила связь и поднялась в комнату сына. Тот увлечённо играл в компьютерные стрелялки.
— Генри, мне надо ненадолго отъехать, ты побудешь дома один или пригласить Фреда?– спросила мать.
— Мне не нравится Фред,– не оборачиваясь, буркнул мальчуган и начал стучать по клавишам с ещё большим усердием.
— Это означает, что побудешь один?
— А есть ещё варианты?
Редж глубоко вздохнула и терпеливо ответила:
— Миссис Ли.
— А Майкл не может со мной побыть? Ты ведь любому в городе можешь приказать.
— Генри!– терпение Регины оказалось недолгим.– Не смей так со мной разговаривать!
Мальчуган резко развернулся и, набычившись, процедил:
— Один.
Вейл открыл дверь и оторопел. Воскресным вечером на пороге его квартиры стояла госпожа мэр собственной персоной. Впрочем, через пару секунд мужчина осознал, что пришли не к нему.
— Ещё раз: здравствуйте,– кивнул он и тут же отошёл с дороги, поскольку Регина не собиралась спрашивать разрешения войти.
Квартира у Вейла была небольшая и самая обычная: кухня, спальня, гостиная и ещё одна длинная комната, похожая на медицинскую лабораторию. Там женщина и нашла Солнцеяра. Очевидно, до прихода Регины, доктор собирался делать царю перевязку, поскольку тот ещё сидел раздетый по пояс перед столом с бинтами и склянками. Миллс сразу бросились в глаза две зашитые раны на плече и груди солнцедальца.
— Мне выйти или продолжим?– поинтересовался у «пациента» Вейл, выглядывая из-за спины застывшей посереди комнаты женщины.
— Да, Виктор, оставь нас…
— Нет, доктор Вейл,– перебила Солцеяра Регина.– Делайте свою работу.
Женщина уже развернулась к двери, но её остановил весёлый голос солнцедальца:
— Что, приходила просто взглянуть на меня? Ни слова не скажешь?
Миллс подняла глаза на Виктора и медленно кивнула:
— Да, мистер Вейл, оставьте нас одних.
Доктор тактично удалился, плотно прикрыв за собой дверь. Услышав за спиной шаги, Регина обернулась и тут же оказалась в объятьях Солнцеяра.
— Ты днём так быстро сбежала, что я не успел тебя поцеловать,– шепнул он, накрывая ртом губы Королевы.
Однако со стороны Миллс не последовало никакой реакции.
— Зато успел поиграть в «Формулу-1»,– злобно ответила Редж, когда мужчина прервал поцелуй.
— О! Я видел это шоу по телевизору! Но нет,– с некоторым сожалением покачал головой солнцедалец,– они там развивают скорость до 300 км/ч! У меня не было такой возможности!..
Солнцеяр ещё не успел закончить фразу, а Миллс уже влепила ему пощёчину.
— Ты чего?– потирая скулу, обиделся царь.
— Какого чёрта тебя понесло из города?! Его нельзя покидать!
Мужчина загадочно улыбнулся. Нет, было ещё не время раскрывать карты… ни перед Румпелем, ни перед Региной.
— Я просто катался,– пожал плечами Солнцеяр и тут же поморщился от боли в руке.
— И как?!.. Накатался?!
— Редж, ну, чего ты злишься?
— Да потому, что ты мог разбиться насмерть!– зашипела на мужчину Королева.
— Не мог. В машине была новейшая система безопасности. Да и я кое-что предусмотрел… на всякий случай.
Царь улыбнулся, вспомнив, как Румпельштильцхен оглядел его (притворившегося полумёртвым) после автокатастрофы и, решив, что солнцедалец не выживет, оставил его волкам доделать дело.
— Тебе весело?!– рассердилась Регина.– Ты - самовлюблённый эгоист! Дитя, которое дорвалось до игрушек технического прогресса! Ты… ты…
— Боги Тьмы и Света! Сколько страсти!– заворожено прошептал Солнцеяр, вновь притянув к себе женщину.– Я хочу тебя! Здесь и сейчас!
— Нигде и никогда!– безжалостно объявила Миллс, отталкивая царя.
Солнцедалец отпустил Редж, поскольку та, случайно или нарочно, угодила ему рукой прямо по зашитой ране.
— Ну, ладно тебе… Я всё понял и осознал. Вообще больше за руль не сяду… Ну, по крайней мере, не буду нарушать скоростной режим.
— Мне без разницы, что ты будешь, а что не будешь. Меня это не касается,– голос Миллс вдруг стал абсолютно спокоен.
«Что ж, пришло время вернуться из мира грёз,– решила для себя Регина.– Потом обрывать отношения будет ещё больнее…»
— Как это не касается?– чуть нахмурился Солнцеяр.– Мы теперь…
— Нет никаких «мы»,– тоном, не терпящим пререканий, осекла Королева.– Я понимаю, что ты застрял на несколько месяцев в Сторибруке, жены нет, а женщина такому темпераментному солнцедальцу просто необходима. Но, будь добр, найди себе кого-нибудь другого.
«Вот значит, как мы заговорили, ваше величество?– ухмыльнулся про себя мужчина.– Ревнуем, но любить категорически отказываемся, да? Ладно, это вам не «монополия», в этой игре вы проиграете! Обещаю»!
— Кого?– обезоруживающе улыбнулся Солнцеяр.– Ты позавчера, увидев меня с Мэри Маргарет, готова была убить обоих!
— Потому что это Мэри Маргарет!.. Белоснежка! Мой заклятый враг! Выбери другую!
— Тебе не понравилось, и как я смотрел на ту длинноногую брюнетку с шикарным бюстом.
— Что?.. На Руби?– поморщилась Миллс.– Это же Красная Шапочка! Оборотень! К тому же подруга Белоснежки!
Солнцедалец насмешливо покачал головой:
— Дорогая, тебе не понравится ни одна женщина, которую я выберу. А может, ты сама для меня выберешь?
— Я?!– поразилась нахальству царя Редж.
— Ну, да. Ты же подбираешь замену себе. Это ты не хочешь продолжения наших отношений.
— Ладно,– скрипнула зубами Миллс.– У меня есть одна кандидатура на примете.
— Надеюсь, она не очень страшная?
— Нет, она красивая,– позволила себе Королева комплимент в адрес принцессы Эбигейл.– Кэтрин Нолан.
— В чём подвох?– вопросительно повёл бровью Солнцеяр.– Она старая?
— Моложе меня.
Мужчина скорчил брезгливую физиономию:
— Молодая и неопытная?
— Что значит: опытная?!– Регина упёрлась кулаком в бок, сердито насупившись.– Ты на что намекаешь?!
— Ни на что. Я просто спросил: не девственница ли она? У меня нет времени обучать робких девиц всем тонкостям любовных игр.
— Вы только посмотрите на него! И чем же это ты будешь так занят, несколько месяцев ожидая солнечное затмение?! Нет, она не девственница. Она замужем. Надеюсь, муж для тебя не является помехой?
— Ну, что ты… увести женщину у соперника - это даже приятно. Особенно у сильного соперника. Но тебе не понять,– тонко улыбнулся царь.– Ты не умеешь уводить мужчин из семьи.
— Точно. И учиться не собираюсь.
— Я понял! Она не брюнетка, да?!
Регина оторопело уставилась на солнцедальца:
— А что, твои полсотни жен и тысячи наложниц - все были брюнетками?!
— Во всяком случае, те из них, кого я чаще посещал.
— И Шахерезада брюнетка?– не смогла удержаться от любопытства Миллс.
— Надо же, ты всё-таки запомнила её имя… Да, жгучая брюнетка.
— Ты прав! Мы не сможем найти тебе женщину,– вдруг вынесла безоговорочный вердикт Королева.– Придётся тебе хранить верность супруге! Зато каким бурным будет ваше воссоединение!
Резко развернувшись, Регина вышла из комнаты, громко хлопнув дверью.
Миллс направилась прямиком к выходу из квартиры, но вовремя вспомнила о докторе. Она разыскала его на кухне. Виктор, пивший в этот момент чай, едва не расплескал его на документы, которые заполнял.
— Мистер Вейл, вы ведь обязаны хранить медицинскую тайну,– без обиняков начала Регина.
— Да, госпожа мэр,– быстро кивнул доктор, поднимаясь из-за стола.
— Считайте мой приход сюда медицинской тайной.
— Я всё понял, мисс Миллс. Мой рот на замке.
Регина для острастки обвела мужчину грозным взглядом и вдруг посмотрела на документы, которые он заполнял. К ним были прикреплены маленькие пакетики, и в верхнем лежала помада Guerlain.
— О-у,– иронично протянула Миллс,– дорогая французская косметика. Разве я повышала зарплаты врачам?
— Что?..– Виктор перевёл взгляд на стол.– Ах, это… Нет, это подработка.
— Я даже стесняюсь спрашивать: какая?– с холодной язвительностью поведала женщина.– Приятного вечера, мистер Вейл.
От растерянности доктор забыл попрощаться, тупо глядя вслед удаляющейся Регине.
— Чего она хотела?– неспешно заходя на кухню, поинтересовался Солнцеяр.
— Чтобы я помалкивал о её приходе к тебе.
— Ну, ты ведь уже хранишь не одну мою тайну,– заговорщически подмигнул царь.– Эту я тоже оплачу.
— А что мне делать с шерифом?– поинтересовался Виктор.– Он сегодня несколько раз звонил, говорит, что руки у него в порядке. А они ведь действительно в порядке, гипсы наложены на абсолютно здоровые руки.
— Видимо, я стал слишком добрым. Надо было переломать ему их по-настоящему.

Глава 16.


Миллс с сыном вышли из мерседеса, остановившегося перед школой. Регина взяла с заднего сиденья рюкзак и хотела проводить Генри до класса, но тот воспротивился.
— Я сам!
Миллс, собравшаяся уже было что-то ответить, замерла, глядя на одноклассников сына. Они все пришли в костюмах Бэтмена.
— У вас что, ввели новую форму?– пробормотала Редж.
И тут за её спиной послышался добродушный голос Мэри Маргарет:
— Нет, это я им разрешила. Сегодня же у нас в гостях мистер Китон.
Миллс резко обернулась и увидела не только Белоснежку, но и Солнцеяра в костюме Бэтмена, правда, без маски. Тот, одобрительно улыбаясь, смотрел на мисс Бланшар. И этот взгляд совсем не понравился Регине.
— Майкл! Привет!– обрадовался Генри и первым протянул руку Солнцеяру.– Жаль, что я не знал про костюм… я бы тоже переоделся.
— Ты хочешь такой костюм?– с некоторым недовольством спросила Миллс, но уже достала из сумочки телефон, набирая номер Фреда.
— Я прихватил один специально для тебя,– пожимая Генри руку, улыбнулся царь.– Пойдём в класс, там переоденешься.
От лица Редж отхлынули все краски. Это наглый солнцедалец решил испортить ей очередной день?! Или опять всю неделю?!
Мисс Бланшар и Генри пошли вперёд, а Солнцеяр задержался.
— Симпатичный костюмчик,– заметил он.– Тебе идёт чёрный цвет.
— Не такой симпатичный, как у тебя,– огрызнулась Регина.– А где это ты успел встретить Белоснежку, что идёшь с ней вместе на занятия?
— Нигде не встречал. Просто зашёл за ней домой.
Миллс едва не заскрипела зубами. Ну, конечно, раз она вчера запретила ему заводить отношения со Снежкой, то именно с неё он и начал!
— Как мило,– с убийственным спокойствием произнесла Редж.– Что ж, желаю удачи.
— Это ты про классный час? Или ещё про что-то?
— Про всё!
Женщина резко развернулась и пошла прочь, но потом вспомнила, что приехала на машине и круто сменила траекторию.
Глядя ей в спину, Солнцеяр довольно улыбался.

— К вам шериф Грэм,– доложил по аудиосвязи секретарь, хотя обычно не докладывал.
Главе городской полиции всегда было дозволено входить без высшего соизволения. Мэр ничего не ответила, но Фред и так знал, что Грэма пока можно пропускать. Да, секретарь знал многое и порой даже жалел об этом. Вот и вчера вечером, решив опрокинуть со своим другом Виктором пару бутылочек пива, он видел, как Регина выходила из его дома. Потом, уже в гостях у доктора, он столкнулся с мистером Китоном. И сразу вспомнилась фраза про цветы, которую ему начальство повелело забыть… А после нескольких заходов по «паре бутылочек» с Вейлом, тот признался, что его новый «дорогой» пациент действительно замутил с мэром. В общем, поделившись друг с другом подозрениями и сочтя выбор Миллс вполне удачным, друзья договорились больше никому об этом не рассказывать. Тем более что и тот, и другой давали Регине слово молчать.
— Доброго денька!– потирая руки и проходя в кабинет Регины, довольно улыбнулся шериф.
Не поднимая головы, женщина перевела взгляд с документов на Грэма и вдруг удивлённо уставилась на вошедшего.
— А где гипсы?
— Доктор Вейл утром снял эту дурацкую клешню.
Шериф обошёл стол Регины и присел на столешницу чуть левее кресла мэра.
— Разве переломы так быстро заживают?– недоверчиво спросила Миллс.
— Вейл сказал, что использовал какую-то новую технологию. Я не разбираюсь в медицине.
— Теперь и я тоже.
— Я слышу сарказм в твоём голосе,– чуть сощурился Грэм, взяв Редж за запястья и вытянув её из кресла.– Ты не рада, что я теперь могу обнимать тебя?
Руки мужчины сомкнулись за спиной Миллс чуть ниже поясницы.
— Я счастлива,– язвительно отозвалась Регина.
— Всё сердишься на меня за вчерашнее?.. Как Генри отреагировал?
— Запретил мне с тобой встречаться,– не удержалась от ехидства женщина.– А что ты забыл в середине рабочего дня в моём кабинете? У тебя нет дел? Ты видел утренние газеты?
— Ты про что?– плотнее прижимая бедра Регины к своим чрёслам, поинтересовался шериф.
— «СМИ предупреждают: в местных лесах появились волки, будьте осторожны»!
— Ах, это… Данные уже устарели. В вечернем выпуске будет моё интервью, что опасности больше нет. Я лично подстрелил сегодня двух и мои помощники ещё одного вчера. А, судя по следам, волков было только трое.
— Ты убил волков?– оторопела Редж, вспоминая, как по просьбе Грэма в Зачарованном Лесу издала указ не трогать этих животных.– Да ты настоящий Охотник, как я погляжу.
— Да, я такой,– расплылся в хищной улыбочке мужчина и страстно впился губами в шею Миллс.

Солнцеяр вошёл в приёмную мэра и, поприветствовав Фреда, спросил:
— Редж у себя?
— Да, мистер Китон,– кивнул секретарь.– Правда, у неё… посетитель.
Фред обвёл взглядом солнцедальца, тот был в лёгком белом костюме, но со спортивной майкой под пиджаком, на чёрном фоне которой красовалась надпись «Н.-Й. Янкиз».
— Вы увлекаетесь бейсболом?– воодушевлённо спросил секретарь.
— Да, мне понравилась эта игра,– не меньше, чем Фред, оживился солнцедалец.– Вчера смотрел видео в Интернете.
— Я тоже болею за «Янкиз»! А когда они сходятся с «Бостон Ред сокс» - это просто невероятно! Битва титанов!
— Да, это как маленькая война!– подтвердил Солнцеяр.– Мы тут с директором школы договорились создать несколько команд и устраивать сезонные турниры!
— Это здорово!.. Мистер Китон, я мог бы помогать с тренировками в выходные или после работы!
— Договорились! И зови меня Майкл.
— Отлично, Майкл!– крепко пожимая руку солнцедальцу, закивал Фред.
От избытка эмоций секретарь даже забыл предупредить начальство о приходе Китона, пропустив того сразу в кабинет. А сам Фред уже видел себя в роли тренера одной из команд. Конечно, такое не пройдёт мимо прессы и тогда… тогда его девушка, может быть, осознает свою ошибку и вернётся!

За две недели Грэм явно истосковался по ласкам. Его руки жадно скользили по телу Регины, словно стараясь наверстать упущенное.
Миллс не противилась, хотя и не любила, когда Грэм приставал к ней в кабинете, да ещё в середине рабочего дня. Но сегодня в Редж бурлила такая злоба на Солнцеяра, что она хотела отомстить ему и за Снежку, и за Шахерезаду, и за всех женщин, на которых он смотрел, как на свою потенциальную добычу или уже как на трофеи.
Поглощённые ненасытными поцелуями и петтингом, Регина и Грэм не сразу расслышали звук закрывшейся двери. Первой пришла в себя женщина. Быстро отпрянув от шерифа, она отвернулась к окну, поправляя сбившуюся одежду.
Грэм едва не взвыл, снова оставшись без «сладкого». Однако невероятным усилием воли заставил себя сдержаться, дабы не зарычать на вошедшего.
Миллс обернулась с чуть смущённой улыбкой на губах, полагая, что это явился Фред с какими-нибудь бумагами. Обычно он не стучался, поскольку Регина всегда предупреждала, если к ней нельзя было заходить, или запиралась. Но когда женщина увидела возле двери Солнцеяра, улыбка растворилась, как небывало.
Солнцедалец несколько секунд не мог прийти в себе от увиденной картины. В висках бешено запульсировала кровь, ладони онемели.
— Простите, госпожа мэр,– окаменевшим голосом выдавил он.– Я забыл, что сегодня у вас не приёмный день.
Регине потребовалось ещё больше времени, чем Солнцеяру, чтобы отойти от шока.
— Ну, что вы, мистер Китон,– наконец, отозвалась она.– Почётного гражданина города, мецената и друга детей в мэрии готовы принимать круглосуточно.
Грэм обошёл стол Регины и, пристально рассматривая солнцедальца, сказал:
— Кстати, мистер Китон, у полиции к вам есть несколько вопросов. Давайте проедем в мой офис?
— Это допрос?– вспомнив реплику из какого-то фильма, поинтересовался Солнцеяр.
— Разговор.
— С удовольствием заеду к вам в офис… поговорить… ближе к вечеру.
Регине не без оснований послышалась в этой фразе угроза.
Между тем солнцедалец отодвинулся в сторону и открыл дверь для шерифа, красноречиво намекая, что тому пора. Грэм оглянулся на женщину, однако она молчала и буравила Китона холодным взглядом. Немного помявшись, шериф всё-таки покинул кабинет.
— Тебе чего?– сухо спросила Редж, подходя к своему креслу.
Солнцеяр не ответил. Выглянув в секретариат, он кивнул Фреду, чтобы тот ушёл, затем закрыл дверь и запер её на замок.
— Что ты делаешь?– голос Миллс едва не дрогнул.
Мужчина медленно обернулся и направился к Редж, не сводя с неё пронзительного тёмного взгляда.
— Не подходи,– отступая вдоль стола, потребовала Королева.
Однако солнцедальца это не остановило, он вообще вряд ли слышал женщину. Пред его глазами снова и снова всплывала картина, где Грэм своими недопереломанными руками лапал Редж и целовал её губы.
Миллс быстро отгородилась от мужчины креслом, но через мгновение оно отлетело к окну, едва не перевернувшись.
— Н-не… смей…– осипшим от испуга голосом выдавила Регина, огибая стол так, чтобы он оказался между ними с Солнцеяром.
— Шерифу бы такое говорила,– прорычал солнцедалец.
Оперевшись ладонью на столешницу, он мгновенно перемахнул через стол, свалив с него часть документов на пол. Регина отшатнулась, но мужчина крепко ухватил её за запястья, дёрнув на себя.
— Солнцеяр, прекрати!.. Мне больно!..
— Нет, пока ещё не больно,– в тёмном взоре царя появилось безумие.– Но будет! Клянусь!
Резким движением мужчина смахнул со столешницы все прочие документы и предметы, затем сдёрнул с Регины жакет и опрокинул её на стол, всем телом наваливаясь сверху.
— Нет, Солнцеяр!.. Нет!..– отбиваясь, протестовала Миллс.
Блузка женщины затрещала по швам, и холодная полировка стола обожгла спину. Солнцедалец быстро избавился от своего пиджака, швырнув его на пол.
— Ты моя! Ты только моя!– прохрипел царь, крепко прижимая запястья Регины к столешнице.
— Нет! Я свободна!– понимая, что терять уже нечего, отрезала Королева.– И буду встречаться, с кем захочу!
— Не захочешь! Обещаю!
Губы Солнцеяра безжалостно впивались в плечи, шею, грудь женщины, оставляя красные следы.
— Варвар!.. Дикарь!.. Ненавижу тебя!..– скуля от боли, цедила Редж.– Не-на-ви-жу!..
Обрывая Королеву, мужчина яростно присосался к её рту. Вскоре Миллс начала задыхаться, но царь, видимо, этого не замечал. В порыве гнева он сильно прикусил Регине губу. Во рту женщины появился солоноватый привкус крови, а голова закружилась от нехватки кислорода. Находясь на грани полуобморока, Королева прекратила сопротивление, и тут Солнцеяр отпустил одно из её запястий, чтобы расстегнуть Регине юбку.
Понимая, что второго шанса может не быть, Миллс собрала последние силы и, дёрнув хирургический пластырь, вцепилась ногтями в рану на плече мужчины, разрывая швы. Солнцедалец взвыл от боли, но, кажется, начал приходить в себя. С полминуты он тупо смотрел на Редж, словно пытаясь вспомнить, что произошло. Всё плечо Солнцеяра и рука женщины уже были в крови, но Королева по-прежнему давила на рану.
— Дура…– тяжело дыша, прошептал царь.– Я же люблю тебя… И ты тоже меня любишь… Тебе не нужны другие мужчины… Тебе нужен я…
Солнцедалец наклонился к лицу Королевы, невесомыми поцелуями покрывая её щёки, глаза, подбородок, губы. Отпустив второе запястье Редж, царь нежно провёл рукой от шеи к груди женщины и просунул ладонь под её бюстгальтер, осторожно касаясь пальцами соска. По телу Миллс побежала предательская дрожь.
— Будь моей… сейчас… и всегда,– попросил Солнцеяр и кончиком языка ласково погладил прокушенную губу женщины.
Почувствовав небывалую слабость, Регина отпустила плечо солнцедальца и безвольно прикрыла глаза. Почему этот мужчина имел над ней такую власть? Ещё пять минут назад она была готова его убить, а теперь не могла сопротивляться его внезапной нежности.
Солнцеяр чуть приподнялся, стаскивая с себя майку. Рана продолжала кровоточить, но царь этого не замечал. Все его мысли были заняты лежащей под ним женщиной, желание обладать ей напрочь затмило болевые ощущения.
Солнцедалец подтянул вверх ткань юбки Редж и, сняв с неё кружевное бельё, осторожно раздвинул ноги. С губ Королевы сорвался непроизвольный стон, когда пальцы мужчины вошли в её тело. Жаркая волна прокатилась по каждой клеточке организма, даря приятные, волнующие ощущения. Но вскоре пальцы Солнцеяра сменили губы и язык, и это было ещё ласковее и нежнее. Это лишало рассудка и полностью подчиняло мужчине.

Да, с одной стороны Регину всегда коробило осознание того, сколько женщин было у царя Солнцедалья, но с другой - его опыт делал Солнцеяра бесподобным любовником. Он знал все тайны женского тела и заставлял его повиноваться, точно играющий на дудочке заклинатель - кобру. Миллс никогда не чувствовала при солнцедальце неловкость или стеснение, с интересом соглашаясь на любые эксперименты и откровения.
И уж точно никогда и никому, кроме Солнцеяра, Регина ещё не позволяла заниматься с ней любовью на столе. Она считала это дурным тоном. До сегодняшнего дня.
Мужчина и женщина лежали на согретой их телами полировке, тесно прижавшись друг к другу. Колено царя находилось между ног Редж, что на подсознательном уровне заставляло её по-прежнему пребывать в полувозбуждённом состоянии. К тому же ладонь Солнцеяра по-хозяйски крепко сжимала её грудь. И если быть до конца откровенной, в глубине души Королеве нравилась эта недвусмысленная демонстрация власти.
Миллс приоткрыла глаза, чтобы посмотреть на лицо мужчины и вдруг дёрнулась. Царь удержал её на месте и тоже открыл глаза. Несколько секунд они оторопело обводили друг друга взглядами. Оба были перепачканы кровью едва не с ног до головы.
— О, боже… твоя рана…– испуганно выдохнула Редж, принимая сидячее положение.
— Да, кажется, кабальеро попалась не кобылица, а тигрица,– усмехнулся царь, рассматривая плечо.– Или лучше сказать: тореадору достался норовистый бычок?
— Солнцеяр! Хватит шуток! Нужно отвезти тебя в больницу!
— Солнце моей жизни, как ты себе это представляешь? И ты, и я - все в крови, одежда перепачкана, а твоя ещё и разорвана…
— Я… я… позвоню Фреду…
— Успокойся,– велел мужчина, спускаясь со стола на пол.– Когда я изучал план мэрии, видел, что у тебя в кабинете есть ванная комната.
— Есть,– быстро ответила Регина и вдруг недоумённо спросила:– А зачем ты изучал план мэрии?
— Мало ли, что может в жизни пригодиться. Идём!..
— Куда?
— Отмываться от нашей греховной связи,– расплылся в улыбке солнцедалец.– Хотя сначала позвони своему пажу, пускай привезёт тебе одежду… и мне тоже. А потом прихвати степлер и приходи в ванную.
— Степлер?– изумлённо переспросила Миллс.
— Да, и желательно скобы покрупнее.
— Ты ведь не собираешься делать то, что я думаю?– Редж перевела ошарашенный взгляд на плечо мужчины.
— Я видел в одном фильме…
— Каком фильме?!– рассердилась женщина.– Хватит смотреть всё подряд и верить этому! В твоём фильме просто не показали, что после такого сшивания ран бывает столбняк, заражение крови, ампутация!
— Не волнуйся, я смогу доставить тебе удовольствие и с одной рукой,– весело отозвался Солнцеяр и потянулся ладонью к груди Регины.
— Идиот!– зашипела Королева, отбив руку мужчины.
— Ну, что ты, шуток не понимаешь?.. Приведу себя в порядок, съезжу к Виктору, он подправит.
— Как же я устала от тебя…
Тяжело вздохнув, Миллс прикрыла глаза. Воспользовавшись этим, Солнцеяр быстро стащил её со стола и заключил в объятья.
— Делай, что хочешь,– безучастно пробормотала женщина.
— Хочу тебя. Снова,– солнцедалец нежно потёрся щекой о щёку Королевы.– Ты, как солнцелист-дурман. Не отпускаешь меня… Идём в душ.
— А Фреду позвонить?
Мужчина отпустил Редж, среди разбросанных вещей и документов на полу отыскал её сотовый и выбрал в адресной книге имя «Фред».
— Что ты делаешь?!– испугалась женщина.– Я сама с ним поговорю!
— Солнце моё, успокойся. Он - всего лишь твой секретарь. Подданный. Мы не обязаны ему ничего объяснять…– ухмыльнулся царь.– Фредди, привет! Можешь уже возвращаться, только сначала привези нам с Редж новую одежду. Её - знаешь где. А моя - нижняя палуба яхты, каюта на носу, шкаф слева… Спасибо… Постой!.. Регине что-нибудь без декольте.
Солнцеяр прервал связь, положил мобильник на стол и посмотрел на оторопевшую Королеву.
— Ты… ты… Да ты представляешь, что он подумал?– сипло выдавила Миллс.
— Что ты не бесчувственное, каменное изваяние, каким хочешь казаться?
— Ты… несносен!
— У тебя будет время привыкнуть. О, а вот и скоросшиватель,– мужчина подобрал с пола степлер и направился в ванную комнату.
— Солнцеяр, подожди!– опомнилась Регина.– У меня есть перекись, надо промыть рану… И скобы хотя бы продезинфицировать!
Женщина быстро подошла к минибару, доставая бутылку виски. Когда она вошла в ванную, солнцедалец уже открыл воду и нюхал поочерёдно гели для душа.
— Иди сюда,– поманил он пальцем Королеву.
— Солнцеяр, надо наложить жгут, а то ты истечёшь кровью,– попыталась вразумить мужчину Редж.
— Я не истёк кровью ни в одном сражении, хотя отец брал меня в военные походы с десяти лет. Думаешь, какая-то царапина способна меня убить?
Царь подошёл к женщине, забрал у неё виски, поставил бутылку на пол и потянул Миллс за собой в душ.
Выдавив на ладонь большую порцию эвкалиптового геля, мужчина начал размазывать его по телу Регины. Сильные руки Солнцеяра скользили с такой мягкостью и настойчивостью, что Королева вновь почувствовала себя безвольной марионеткой. Миллс улыбнулась, вспомнив, как когда-то царь предлагал ей услуги мовницы на Белом озере в Лукоморье. Но в тот раз она отказалась и, видимо, напрасно. Никогда ещё омовение не было для неё так эротично. А когда солнцедалец касался интимных зон, Редж задыхалась от возбуждения.
Взяв флакон с понравившимся Солнцеяру гелем, женщина тоже принялась растирать его по телу царя, и не столько ради того, чтобы отмыть мужчину от крови, сколько для того, чтобы доставить удовольствие.

Омовения, как и следовало ожидать, закончились сексом в душе, после которого Солнцеяр, наконец, занялся своей раной. Регина помогла ему перетянуть руку жгутом и обработать плечо перекисью, но смотреть, как он скреплял края раны металлическими скобами - было выше её сил.
— Да ладно,– улыбнулся мужчина.– Уверен, ты в своей жизни видела картины и пострашнее.
— То, что ты делаешь, это издевательство над телом,– брезгливо поморщилась Миллс, сильнее кутаясь в банный халат,– при современной-то медицине.
— Цивилизация тебя избаловала в этом мире. А в Зачарованном Лесу - магия. У нас же, в Солнцедалье, надо уметь обходиться и без магии. Хотя сейчас я с грустью думаю, как буду жить там без некоторых технических игрушек.
Упоминание о Солнцедалье отозвалось в Редж неприятным посасыванием под ложечкой.
«А чего ты ждала?– спросил внутренний голос.– Ты знала, что он собирается вернуться домой к жене».
— Знала,– тихо отозвалась Миллс.
— Что знала?– не понял мужчина, сжимая очередную скобку.– Ты о чём?
Едва Королева собралась с силами для серьёзного разговора - послышался громкий стук в дверь кабинета.
— Это Фред,– вздрогнула женщина.– Я не могу к нему выйти, я в халате…
Солнцеяр, усмехаясь, повёл здоровым плечом:
— Ну, я без халата - я могу выйти.
— Прикройся хотя бы полотенцем,– жалобно попросила Регина.– И дверь широко не открывай - чтобы он не видел, какой бардак в кабинете.
— Ещё что-то моя Королева?
— И отпусти его домой, я не хочу с ним сегодня видеться.
— То есть до завтра чувство стыда у тебя уже пройдёт, да?– опоясывая бёдра полотенцем, снисходительно улыбнулся Солнцеяр.
— Замолчи!– оборвала Редж.

Осмотрев себя в зеркало и оставшись довольна строгим брючным костюмом с коротким рукавом, Миллс обернулась к Солнцеяру. Тот уже давно сидел на диване в одежде, подобной той, в которой явился в мэрию, и терпеливо ожидал, пока Королева приведёт себя в порядок.
— А ты почему не едешь к Вейлу?– удивилась Редж, непринуждённым движением поправляя волосы.
— Я вообще-то приезжал к тебе поговорить…
— Ещё и поговорить?– Миллс невольно покосилась на стол.– Так значит, красноречие, наконец, вернулось?
— Иди сюда,– похлопав по дивану справа от себя, позвал солнцедалец.
— Ты прав, нам действительно надо с тобой поговорить.
Тон Королевы насторожил мужчину. А когда она присела не рядом, а в кресло напротив, царь почувствовал неладное.
— Солнцеяр, послушай… Да, это очевидно, что между нами пока осталась некоторая страсть, подогретая воспоминаниями о неплохо проведённом времени. Но мы должны прекратить всякие отношения ради мира и покоя в наших семьях. Ты скоро вернёшься домой, а я останусь здесь… с сыном. Я не хочу, чтобы Генри привязывался к тебе. И сама не хочу привязываться. Ты понимаешь?
От монолога Регины солнцедалец впал в ступор, так что женщине пришлось ещё раз повторить последний вопрос.
— Некоторая страсть?– наконец, подал голос Солнцеяр.– Неплохо проведённое время? Это ты сейчас врёшь себе или провоцируешь меня?
Королева неуютно поёжилась, понимая, что, видимо, недостаточно аккуратно подобрала слова.
— Н-нет… я не провоцирую… я не хотела тебя задеть. Но просто так не может дальше продолжаться.
— Почему?– поднимаясь с дивана и медленно направляясь к Регине, поинтересовался царь.
— Пожалуйста, Солнцеяр, только пойми меня правильно,– Миллс нервно заёрзала в кресле.– Я не хочу пережить снова то, что было в прошлый раз.
Мужчина присел на корточки перед Королевой, обнимая её колени:
— Теперь всё будет по-другому, моя любимая Реджи. В этот раз я не отпущу тебя.
— Солнцеяр, ну, о чём ты говоришь?.. Для нас нет будущего! Ты не можешь остаться здесь, а я не могу отправиться с тобой!
— Почему не можешь? Что тебя держит в этом мире?
— Дело не в том, что держит меня! У тебя в Солнцедалье супруга!
Царь хитро сощурился, пронзая женщину тёмным сканирующим взглядом:
— И это есть причина отказа?
— А тебе этого мало?!– возмутилась Миллс.
— Я боялся, ты скажешь, что не любишь меня…
Регина растерялась, не зная, что ответить.
— Или скажешь, что не можешь простить,– добавил Солнцеяр, вставая и поднимая Королеву из кресла.
— А-а-а… ну-у…– невнятное бормотание женщины утонуло в долгом поцелуе.
— Я хочу назвать тебя своей женой,– вдруг твёрдо заявил солнцедалец.
Редж несколько секунд переваривала услышанное, а потом скептически поинтересовалась:
— А Шахерезада не будет против?
— Я думаю, она бы одобрила.
— Ну, это уж слишком!– рассердилась Миллс и попыталась оттолкнуть мужчину.
Однако тот удержал её в объятьях и снова поцеловал.
— Ну, признайся же, наконец, что любишь меня!– потребовал царь.– Я же вижу, ты кипишь от ревности, когда рядом со мной другие женщины или когда думаешь о Шахерезаде!
— Ты что, издеваешься надо мной?!
— Нет, это ты издеваешься! Почему ты не признаёшь очевидное?!
— Потому что у тебя есть жена!– процедила сквозь зубы Редж.
— Да нет у меня никакой жены!– выпалил Солнцеяр, потеряв терпенье.– Я убил её!..
Миллс шокированно уставилась на мужчину. Поверить в услышанное было сложно, но представить, что царь врёт, ещё сложнее.
— Ну, да,– наконец, кивнула Регина,– где сорок убитых жён, там и ещё одна…
— У меня не было выхода… хотя может и был, но я недостаточно искал… В общем, всё это сложно и сейчас неважно. Важно лишь то, что будет с нами,– Солнцеяр осторожно провёл ладонью по щеке Королевы.– Ты станешь моей женой?
— Что-о-о?.. Женой?! Чтобы однажды ты тоже меня убил?!
— Редж, ну, что ты такое говоришь?– нахмурился солнцедалец.
— Правду! Три дня назад ты взбесился из-за невинного поцелуя с Фредом, сегодня ты превратился в настоящего зверя из-за Грэма!.. И это притом, что у тебя сейчас нет на меня никаких прав! А если б мы были супругами, ты бы меня точно убил!
— Нет, Редж! Нет! Я изменился! Клянусь!
— Может, в чём-то и изменился, но не в том, что касается ревности!
— Ну, прости… я буду сдерживаться… обещаю,– Солнцеяр заверительно закивал головой.– Но ты ведь не будешь давать мне поводов для ревности, да?
— О, мой бог…– застонала женщина.– Пожалуйста, давай прекратим этот бессмысленный разговор. Поезжай уже к доктору Вейлу.
— Поеду, если ты пообещаешь вернуться к этому разговору, а пока всё спокойно обдумаешь. Я люблю тебя, ты любишь меня, я нравлюсь твоему сыну, ты несчастна в этом мире. Если тебе не нравится Солнцедалье, я готов жить с тобой в любом другом мире. И у нас будет счастливая семья.
Понимая, что спорить в данный момент бесполезно, иначе Солнцеяр никогда не уйдёт, Регина согласно кивнула:
— Мы вернёмся к разговору, уезжай.

Глава 17.


Так и не дозвонившись в первой половине дня до Вейла, Шляпник лично поехал в больницу. Хотя, чем больше он думал о «ночной гостье», тем меньше верил, что это была Регина. Но подсознание требовало доказательств, чтобы раз и навсегда исключить такой вариант.
Впрочем, теперь мысли Джефферсона больше занимал царь Солнцедалья, оказавшийся в Сторибруке с помощью магии. Вчера Шляпник даже сыграл на стороне Солнцеяра против самого Румпельштильцхена! Пришлось, правда, раскошелиться на быструю доставку специальной защиты в автомобиль солнцедальца, трёх волков и ультразвуковой свисток, дабы отгонять оных, но зато теперь Джефферсон рассчитывал на ответную услугу со стороны царя.
В первом же коридоре за холлом больницы Шляпник столкнулся лицом к лицу с Солнцеяром.
— Что ты тут делаешь?– удивился Джеф.
— Да-а… швы разошлись,– кивнул на свою руку солнцедалец,– заходил подштопаться.
— К Виктору?
— Нет, Вейл с утра на какой-то сложной операции. Меня зашил интерн. А у тебя, я смотрю, снова непонятные делишки с доктором Франкенштейном?
— Скорее - консультация,– отмахнулся Джефферсон и, понизив голос, осторожно спросил:– А-а-а… ты ещё не говорил с Региной?
Оглядевшись по сторонам, Солнцеяр заметил приоткрытую дверь в процедурную, где в настоящий момент никого не было. Кивнув Шляпнику, царь быстро направился туда.
— С Редж я пока не говорил,– плотно прикрывая дверь, объявил солцедалец.– Но давай сразу проясним ситуацию: то, что ты вчера меня спас от Тёмного… возможно спас… не делает меня твоим должником! Это лишь цена прощения за то, что ты когда-то воткнул мне ножницы в спину и едва не убил! Тем не менее, я готов помочь тебе и твоей дочке, но только при условии, что Редж согласится. Если она не захочет тебя простить, я против неё не пойду.
— У вас с Королевой снова роман?– вдруг поинтересовался Джеф.
— Какая разница?
— Я знаю, ты сможешь её убедить! Ты всегда умел её убеждать!
— Посмотрим,– неопределённо пожал плечами Солнцеяр.– А ты купил, что я просил?
— Стоит в доке, как договаривались,– кивнул Шляпник и, опомнившись, принялся шарить по карманам.– Вот, держи.
Джефферсон протянул царю ключи.
— И ещё мне нужна твоя кредитка, а то на кредитке Штильцхена почти ничего не осталось.
Шляпник с готовностью полез за кошельком, выуживая оттуда платиновою карту. За возможность, хоть крохотный шанс, вернуть дочь - он готов был отдать любые богатства.
Забрав кредитку, Солнцеяр небрежно сунул её в задний карман брюк.
— И ещё, Джеф, я хочу, чтобы ты знал,– довольно сурово произнёс он,– я делаю это только из-за твоего ребёнка. Ну, и ещё, чтобы Редж, наконец, отпустила прошлое и избавилась от желания мстить, разрушающего её жизнь.
«И не только её жизнь»,– пробормотал по себя Шляпник, но вслух не посмел этого сказать.
— Ладно, мне пора,– заявил солнцедалец, собираясь уходить.
— А почему ты не рассказываешь Регине о том, что Румпель всё помнит?– вдруг поинтересовался Джефферсон.
— Потому что, пока я храню тайну Тёмного, он у меня в руках.
Шляпник недоверчиво усмехнулся:
— Это как это? Он же вчера едва не угробил тебя. А если б не подоспели волки, вероятно, добил бы!
— Ну, это он из страха за собственную шкуру,– ухмыльнулся Солцеяр, и в глазах его загорелись недобрые огоньки.– Он знает, что есть ещё одна причина, почему я явился в этот мир. Он обманул меня. Хотя с его извращённой точки зрения, он всего лишь не рассказал мне правду.
— То есть он считает, что ты собираешься его убить?
— Именно.
— А ты собираешься?
— Разумеется. У его поступка нет цены прощения!
— Тогда почему ты до сих пор этого не сделал?– удивился Джеф.
— Потому что этот трус мне помогал. И потому что Регина… хотя это уже не твоё дело.
Внезапно дверь открылась и в процедурную вошла пожилая медсестра.
— Вы что тут делаете?!– недовольно прикрикнула она на мужчин.– Это служебное помещение! Уходите немедленно!

До конца рабочего дня ещё оставался час, когда зазвонил мобильный Регины и на дисплее высветился неопределённый номер. Шестым чувством женщина поняла, что это Солнцеяр, тем более что сигнал не прекращался.
— Да?– наконец, ответила Миллс.
— Привет!– послышался весёлый голос солнцедальца.– Слушай, я тут с Мэри Маргарет… я и не знал, что у вас всё так сложно…
Регине показалось, что она ослышалась. Или Солнцеяр решил поиздеваться?
— Ты звонишь мне сказать, что у тебя сложности с Мэри Маргарет?– холодно поинтересовалась Миллс.
— Да, она требует твоего разрешения.
— Какого разрешения?– голос Регины совсем заиндевел.
— Родительского, разумеется. А ты о чём думаешь?
— Подожди-подожди! Ты про что?
— Хочу забрать Генри из школы. Мы немного прогуляемся, а потом я доставлю его домой.
— Что значит, забрать?!– возмутилась Миллс.– Солнцеяр! Ты что себе позволяешь?! Ты хочешь, чтобы весь город завтра знал о наших отношениях?!
— О! Так они всё-таки у нас есть,– по тону мужчины было понятно, что он улыбается.– Я рад, что ты это признаёшь!
— Не смей забирать Генри! Я запрещаю!
— Он сегодня на викторине классного часа выиграл право провести интересный вечер с Бэтменом. Мисс Бланшар может подтвердить.
— Да, это так,– послышался издалека приглушённый голос Снежки.
— Мам! Пожа-а-алуйста!– присоединился к хору просителей Генри.– Мы недолго!
Регина некоторое время колебалась, но всё-таки победило желание сделать сыну приятное.
— Ладно, передай трубку мисс Бланшер. Разрешу.

Попрощавшись с Мэри Маргарет, Солнцеяр и Генри вышли на улицу, где их ждал Ducati Diavel Carbon - итальянский мотоцикл-крузер.
— Это твоей?!– пришёл в полнейший восторг мальчуган.
— «Он словно разъяренный Харли: длинный, низкая круизная посадка, с "птичьей клеткой" и с супер байковскими тормозами. Вот она - мечта любого байкера»,– расплылся в широкой улыбке солнцедалец.– Ну, это так в рекламе говорилось…
— Конечно, мечта! Это же так круто!.. А какая у него скорость?!
— Вообще-то это не спортивный байк,– выдавая Генри шлем и забирая маску «Бэтмена», отозвался мужчина.– Немногим более двухсот километров в час. Но зато за несколько секунд разгоняется до сотни! Эта штука для комфортного длительного путешествия. И, конечно, чтоб девчонок кадрить, всё-таки её делали итальянцы!
— Твоя яхта ведь тоже итальянская?
— Да. Мне нравятся итальянцы… и испанцы! Истинные кабальеро вашего мира! Если бы я выбирал место, где построить Сторибрук, то выбрал бы одну из этих стран.
Генри сложил костыль, убрал его в пластиковый ящик позади сидений и забрался на мотоцикл.
— А порулить дашь?– с надеждой спросил он.
— За городом, где нет машин. А то вдруг мама будет недовольна.
— Вдруг? Конечно, будет недовольна… Даже за городом… Она считает меня ребёнком! Это так тяжело!
Солнцеяр потрепал мальчугана по плечу:
— Ничего. Скоро ей придётся смириться, что ты растёшь. Главное - в любой ситуации вести себя, как мужчина, принимать серьёзные решения и отвечать за свои поступки.
— А куда мы поедем?
— Какая разница на таком-то красавце,– хлопнув крузер по бензобаку, подмигнул солнцедалец.

На часах было восемь, а Солнцеяр и Генри всё ещё не возвращались, хотя сорок минут назад сказали по телефону, что едут домой.
Отодвинув занавеску и следя за улицей, Регина снова набрала номер сына, но тут к дому подъехал чёрный мотоцикл с двумя «байкерами» в Бэтмоновских костюмах. Миллс прервала связь и бросилась к двери.
— Мам! Привет!– с порога воскликнул Генри и, шагнув в дом, крепко обнял Регину за пояс.– Спасибо, что разрешила! Это был классный вечер! Я тебя люблю! Ты самая лучшая!
Миллс, собиравшаяся было высказать и сыну, и Солнцеяру всё, что о них думает, даже растерялась от таких слов. Между тем солнцедалец вошёл в дом, закрыл дверь и быстро поцеловал Регину в щёчку.
— Да, самая лучшая,– подтвердил он.– А если ты нас ещё и ужином накормишь…
Не дожидаясь приглашения, Солнцеяр прошёл в холл, по пути положив на столик для ключей какую-то коробку.
— Генри, ступай, переоденься и умойся,– поцеловав сына в макушку, велела Редж.
Мальчуган послушно кивнул и, проходя за спиной матери, заговорщически подмигнул Солнцеяру. Тот оказался прав: перехватить инициативу и обескуражить противника - было действенным методом.
Подождав, пока Генри поднимется по лестнице, Миллс строго обратилась к солнцедальцу:
— Мало того, что вы пропадали столько времени - неизвестно где, так ты ещё и на мотоцикле его катал! И, наверняка, давал порулить, да?!
— Редж, я тебе говорил, какая ты красивая, когда сердишься?– улыбнулся мужчина, приближаясь и заключая Королеву в объятья.
— Прекрати!.. Не смей уходить от ответа!
— Ты ведь мне не поверишь, если я скажу, что рулить не давал…
— Не поверю!– резко оборвала Миллс.
— Успокойся. Я был очень аккуратен. Там, где мы катались, не было ни одной машины, и ехали мы медленно. Клянусь.
— Всё равно! Он - ребёнок!
— Он - маленький мужчина,– спокойно возразил солнцедалец.– Тебе стоит давать ему больше свободы.
— Я сама буду это решать!
— Я не спорю, я просто советую. У меня три законных сына-наследника, воспитанием которых я действительно занимался.
Регина недоумённо посмотрела на Солнцеяра.
— В смысле - «законных»?..
— Ну, да,– с раскаяньем в голосе отозвался мужчина,– теперь мне очень стыдно, что другими детьми я не занимался.
— Подожди,– ошарашённо остановила Миллс.– Так у тебя не трое детей?
— Фактически, конечно, нет. У меня же было около тысячи наложниц и сорок одна жёна. Мальчики до восьми лет воспитывались при гареме, потом у военных наставников. После казни жён я, разумеется, никого не признал законным наследником. Я счёл позорным для себя устраивать проверки - мои или не мои дети. Но все они были хорошо обеспечены, кое-кто даже стали наместниками моих земель, полководцами, учёными. Увы, никто из них не унаследовал магических способностей. Они стареют быстрее, чем я и уходят в долину Тьмы один за другим… Уже почти все ушли.
Сердце Регины сжалось от сострадания. Она не могла себе даже вообразить, что такое возможно. И как с этим жить?! А ведь и Генри рос, менялся, но сама она не старела… или старела слишком медленно. А если так будет продолжаться дальше?
— Мне жаль,– тихо выдохнула Редж, приложив ладонь к нижней части лица.
— Ну, зато мои трое сыновей от Шахерезады унаследовали магические способности,– попытался ободрить и себя, и женщину Солнцеяр.– Так что мы с ними долго ещё будем вместе, в каких бы мирах мы все не жили.
«А Генри унаследовал магические способности?..– с ужасом думала Миллс.– И что вообще в этом мире без магии с ним будет?! А может, Солнцеяра послало само провидение?.. Может, действительно надо скорее покинуть Сторибрук?!..»
— Эй, ты чего?– мягко спросил солнцедалец, отводя руку женщины от её лица и нежно целуя губы.
Редж ответила, она так нуждалась сейчас в ласке и защите Солнцеяра. Он был таким спокойным, надёжным и уверенным.
Миллс не знала, сколько прошло времени, но их поцелуй был прерван деликатным покашливанием.
— Извините… А мы ужинать пойдём?– осторожно спросил Генри.
Регина отпрянула от Солнцеяра и смущённо посмотрела на сына.
— Это… это… не то, что ты подумал…– взволнованно пробормотала она.
— То есть ты не целовалась сейчас с Майклом?– с трудом сдерживая довольную улыбку, поинтересовался мальчуган.
— Ты прав, давно пора идти ужинать,– быстро сменила тему Миллс.– Ты руки помыл?
— Мам, ты уже второй раз говоришь мне об этом.

За ужином Солнцеяр и Генри вели речь исключительно о мотоциклах: о двигателях с десмодромным механизмом газораспределения, о системах впрыска с эллиптическими дроссельными заслонками, о многодисковом сцеплении, о типах облицовки, о противобуксовочной системе и ещё о многом, что Регина вообще не понимала. Но когда Генри обращался к ней с вопросом: «Правда, круто?!», женщина неизмённо кивала, во всём соглашаясь с сыном.
— Так, скоро уже десять,– наконец, заметила Миллс.– Кое-кому пора спать.
— Мам, ну, ещё пятнадцать минуток,– попросил сын.
— У вас времени - только пока я мою посуду,– непреклонно объявила Регина и начала убирать со стола.
— Майкл, а почему ты купил байк с механической коробкой передач?– поинтересовался мальчуган.– Автомат же удобнее.
— Понимаешь, Генри, не всегда надо выбирать то, что проще, удобнее, легче. Ты - король дороги, ты должен контролировать в своей жизни абсолютно всё, даже процесс управления байком. А «автомат» - это то, что вмешивается в твоё управление, делает тебя слабее, зависимее.
Регина невольно оглянулась на Солнцеяра. Всё-таки он был удивительным человеком. При всей его амбициозности, властности, заносчивости и кучи прочих недостатков, он был лучшим мужчиной в её жизни.
Почувствовав взгляд Королевы, солнцедалец тут же обернулся.
— Я ведь прав?– на всякий случай поинтересовался он у Регины.
— Прав,– с самым серьёзным выражением лица согласилась женщина и внимательно посмотрела на Генри.
— Мам, а ты мне купишь мотоцикл с механической коробкой передач?– спросил сын.
— Не раньше, чем ты получишь права.
— Но это ещё так долго. Проще будет…
— Майкл же сказал тебе, что не надо выбирать то, что проще,– перебила Редж.
— Слушай, Генри,– обратился вдруг к мальчугану Солнцеяр,– а как ты посмотришь на то, если я приглашу теперь твою маму покататься на байке? Должна же она понять, как это… ммм… круто!
Мальчуган весело улыбнулся и закивал:
— Конечно!
— А меня вы спросить не собираетесь - хочу ли я кататься на вашем мотоцикле?– иронично поинтересовалась Редж.
— Значит так: Генри, ты сейчас идёшь чистить зубы и ложишься спать, а мама идёт берёт коробку со стола в холле и переодевается для прогулки на мотоцикле,– всем раздал распоряжения Солнцеяр.
— Переодеваюсь?– недоверчиво переспросила Миллс, обводя настороженным взглядом мужчину.– Надеюсь, не в костюм Бэтмена?
— В костюм Женщины-Кошки.
— Солнцея… кх… солнце ярко скорее светить летом не будет!.. Я никуда не поеду с тобой в костюме Кошки.
— Ну, пошутил я,– добродушно улыбнулся солнцедалец.– Просто байкерский костюм.
— Мам, ну, что ты какая правильная?– насупился Генри.– И вообще, ночь на дворе! Кто тебя увидит не в строгом офисном костюме?!
— Так, а ты вообще уже должен быть на пути в свою комнату,– едко заметила мать.– Ступай, я сейчас поднимусь - проверю.

Устав ждать Регину, Солнцеяр поднялся в её спальню. Женщина стояла перед зеркалом и ошарашенно смотрела на своё отражение: короткая курточка с множеством молний и заклёпок, мини-юбка и летние сапоги-казаки - всё из чёрной кожи.
— Шикарно,– протянул царь, пожирая Миллс глазами.
— Ты серьёзно надеялся, что я выйду в таком из дома?– возмутилась Редж.
— В мэрию, конечно, так нельзя. Но покататься ночью по лесным дорогам - отлично подойдёт!
— А юбка-то почему такая короткая?!
— В длинной на мотоцикле неудобно сидеть.
— Но почему тогда не штаны?
— Слушай, пока ты препираешься, уже рассветёт,– скептически заметил Солнцеяр.– И тогда тебя точно кто-нибудь увидит в этом костюме. Всё, тема закрыта! Поехали!

Когда Миллс и солнцедалец вышли из дома - было уже довольно темно.
— Не включай, пожалуйста, фары, пока не выедем с моей улицы,– попросила Регина.
— Конечно, мадам мэр,– не удержался от колкости царь, снимая с руля два шлема и протягивая один из них женщине.– Возьми!.. Рёв у «Дьяволицы» очень сильный, поэтому мне в шлемы встроили микрофоны и динамики - можно спокойно переговариваться во время поездки.
— И как ты будешь без современной техники обходиться в Солнцедалье?
— Мы что-нибудь придумаем…
Это «мы» заставило Королеву улыбнуться, правда, Солнцеяр этого уже не видел, потому что Редж надела шлем.
— А почему «Дьяволица»?– поинтересовалась Миллс, садясь на мотоцикл позади мужчины.
— Ducati Diavel Carbon,– ласково, точно любовницу, погладив байк по корпусу слева и не преминув коснуться коленки Регины, отозвался царь.– Diavel на болонском диалекте - «дьявол». Но у моей машины характер женский…
— Теряюсь в догадках, это какой?
— Жуткий!.. Поэтому держись крепче!
Солнцеяр завёл мотоцикл и резко тронулся с места. Руки женщины едва не соскользнули с пояса царя, поскольку костюм Бэтмена был выполнен из какого-то гладкого материала, тоже похожего на кожу. Миллс крепче обхватила мужчину, сцепив пальцы рук в «замок».
— Ух, ты!.. Как приятно,– игривым тоном прокомментировал солнцедалец.– Это ты так пристаёшь ко мне?
— Следи за дорогой. Кстати, когда ты научился водить мотоцикл?
— Настоящий - сегодня, но я пробовал на виртуальном тренажёре. Ничего сложного. Усидеть на свирепом единороге без седла - куда сложнее. И вообще у этого крузера устойчивость, почти как у машины. На нём можно заниматься… ммм… гимнастикой.
Солнцедалец прибавил скорости, но правила дорожного движения в черте города не нарушал. Однако, как только они выехали за пределы, крузер стал быстро набирать обороты.
— Солнцеяр, ты, куда так разогнался?
— Разве это разогнался?! Даже ста пятидесяти пока нет!– откликнулся с мальчишечьим азартом царь и прибавил газу.
— Скоро граница Сторибрука!
— Я в курсе!
— Тебе нельзя! Ты разобьёшься!– испугалась Редж.– Да и я вместе с тобой…
— Солнышко, ты мне доверяешь?
— Пожалуйста, остановись!
— Ответь! Ты мне доверяешь?!– довольно жёстко потребовал царь.
— Да, но…
— Никаких «но»! Просто держись за меня!
И вот уже на обочине дороги показался знак границы Сторибрука. Регина теснее прижалась к спине мужчины и зажмурилась. Секунда… две… три… четыре…
А байк всё летел вперёд без остановки на немыслимой скорости. Миллс открыла глаза, обернулась и перевела дыхание. Они пересекли «запретную черту». Они пересекли?!..
— Что-о-о?!..– сорвался с губ Королевы непроизвольный вскрик.– Как это?!
Солнцеяр резко затормозил и молниеносно снял шлем, схватившись за уши.
— Редж! Ты чего так кричишь?! Здесь акустическая система не рассчитана на такие децибелы!
— Какие децибелы, юный энциклопедист?!..– тоже снимая шлем, зашипела Регина.– Как ты пересёк городскую черту?!
— Просто пересёк и всё,– улыбнулся мужчина, слезая с мотоцикла и легко удерживая его за руль одной рукой.– С чего ты взяла, что я не могу этого?
— Но ты же вчера разбился!
Царь слегка улыбнулся. Да, разбился… в постановочном шоу специально для Румпельштильцхена, дабы тот не узнал, что Солнцеяр способен покинуть Сторибрук.
— Просто мне на дороге попался волк, и я его неудачно объехал. Скорость была слишком большая, вот меня и занесло.
— Чёрт! Чёрт! Чёрт!– выругалась Регина и в запале ткнула мужчину кулаком в плечо.– Ты должен был сказать!
Солнцедалец сцепил зубы, хватаясь за плечо. Испугавшись, что мотоцикл упадёт, Регина скользнула на сиденье Солнцеяра и упёрлась ногами в асфальт.
— Хватит притворяться!– безжалостно отрезала Миллс.– У тебя рана на другом плече!
Однако, проследив за взглядом царя, Редж тут же поняла, к чему было притворство. Как поняла и то, зачем на неё надели мини-юбку. Возмутиться, правда, женщина не успела, Солнцеяр тут же занял место позади Миллс.
— Поехали!– скомандовал он.
— Что?!
— Просто держи руль и дави на газ,– мужчина взял Редж за лодыжку и поставил ногу на нужный рычаг,– скорости я сам буду переключать.
— Я не смогу!
— Ты сказала, что доверяешь мне… Я тебе тоже доверяю. Надевай шлем.
Миллс вскрикнула и вцепилась в руль мёртвой хваткой, когда Солнцеяр отпустил сцепление, и «Дьяволица» с жутким рёвом рванула вперёд.
— Может не надо так быстро?– жалобно попросила Регина, когда на бортовом компьютере скорость перемахнула за сто тридцать.
— Дорогая моя, вообще-то на рычаг газа жмёшь у нас ты,– весело заметил мужчина, погладив напряжённое бедро Королевы.– И расслабься. Представь, что ты паришь. Посмотри, как прекрасно вокруг… лес, тишина, звёзды над головой.
— Я могу смотреть только на дорогу!
— Что на неё смотреть? Она прямая, как стрела. Не напрягайся, Редж.
Мужчина осторожно просунул руку под курточку Миллс.
— Солнцеяр, ты что делаешь?!– вздрогнула Королева, и мотоцикл вдруг резко пошёл на встречную полосу.
— Проверяю твой пресс. Просто каменный!.. Машин, конечно, на дороге нет, но ты вернись, пожалуйста, на правую полосу.
Регина сбросила скорость и переехала на свою сторону трассы.
— А знаешь, мне начинает нравиться,– минут через пять вдруг заявила женщина.
— Да, неплохо,– согласился Солнцеяр.– А если б мы ещё ехали не шестьдесят километров в час, а побольше…
— Шестьдесят пять?– весело спросила Королева, чуть прибавив газу.
— Угу, шестьдесят шесть.
Рука мужчины двинулась с живота к груди Миллс.
— Эй!.. Не балуй!
— Мне скучно так медленно ехать,– насупился царь.– Можно хоть поприставать?
— Нет! Я лучше прибавлю скорость!
— Заключаем сделку: моя рука будет двигаться тем медленнее, чем быстрее едешь ты!
— Вот только сделок мне не хватает в моей нынешней жизни,– пробурчала Регина, резко надавив на рычаг газа.
«Железный конь» взял такое ускорение, что всадников едва не вынесло из седла.
— Да-а, солнышко,– протянул мужчина, когда «Дьяволица» вошла в равномерный ритм,– всегда подозревал, что ты склонна к крайностям.
— Тебе что-то во мне не нравится?– язвительно поинтересовалась Королева.
— Думаешь, я посмею сказать что-либо, кроме «нет»?
— Это правильно. Не забывай, что за рулём всё-таки я.
Солнцеяр дольно усмехнулся, теснее прижавшись к женщине и снимая с неё шлем.
— Ты что делаешь?– воскликнула Регина, но её вопрос молниеносно унёс встречный поток воздуха, да и шлем тоже.
Королева ощутила губы мужчины на своей шее. Солнцедалец слегка расстегнул молнию на курточке Миллс и отогнул ворот, добравшись до ключицы.
— Т-ты… ты… меня отвлекаешь,– чувствуя нарастающее возбуждение, выдавила Редж.
Однако рёв «Дьяволицы» не позволил ни солнцедальцу, ни ей самой расслышать ни единого слова.
И вдруг Солнцеяр накрыл её руки своими ладонями, забирая контроль над рулём, а затем ногой сместил её ногу с рычага газа. Мотоцикл тут же начал снижать скорость, съехал на обочину и нырнул в сосновый лес.
— Остановка!..– глуша мотор, объявил солнцедалец, едва не на ходу слезая с байка и перемещая Редж на своё сиденье.
Сам он тут же занял место женщины, сев на мотоцикл к ней лицом и зафиксировав подножку крузера.
Солнцеяр нетерпеливо расстегнул курточку Миллс.
— Ты шутишь…– не поверила Регина, оглядываясь по сторонам.– В тёмном лесу?.. На мотоцикле?..
— Не будь Злой моя Королева дорог,– тяжело дыша, прошептал мужчина и припал губами к ложбинке меж холмиков, туго подхваченных бюстгальтером.
Миллс почувствовала руку царя на внутренней стороне бедра. При всём желании (в такой юбке и верхом на байке) Редж не могла помешать Солнцеяру делать то, что он хотел. А что он хотел - было очевидно. И вот уже и вторая рука оказалась под юбкой женщины, и тут же раздался треск рвущегося шёлка.
— Чё-ё-ёрт… Солнцеяр, ты за последние дни испортил мне столько одежды… Мне придётся поднять налоги, чтобы обновить свой гардероб!..
— Закинь ноги на мотоцикл позади меня,– строго приказал царь, вряд ли расслышав слова Редж.
— Я должна сказать: слушаюсь и повинуюсь?
— Нет, ты должна замолчать и просто повиноваться!
Весь сгорая от желания, солнцедалец торопливо снял с себя курточку Бэтмена, расстегнул брюки и придвинул женщину ближе к себе.
— Не могу поверить, что позволяю тебе все капризы,– прерывисто прошептала Регина, закидывая ноги, как велел Солнцеяр, позади него на байк.
— А я не могу поверить, что позволяю женщине размыкать губы не для того, чтобы целовать меня!
Скорость, адреналин, страсть - гремучая субстанция, мгновенно обратилась в слияние двух тел и душ.

— Сколько в тебе всё-таки коварства и самоуверенности,– застёгивая курточку, скептически покачала головой Регина.– Ты явился ко мне домой в полной уверенности, что я поеду с тобой кататься. И такую одежду мне выбрал, заранее зная, чем закончится поездка…
— А ещё я отель заказал: домик там, дальше по дороге,– самодовольно улыбнулся Солнцеяр, заканчивая облачаться в костюм Бэтмена.
— Значит, уже всё распланировал?.. Может и ближайшее будущее тоже?
— Разумеется.
— Поделишься?
— Ну-у-у… Через неделю ты поймёшь, что не можешь без меня жить, что я лучший кандидат в мужья тебе, а Генри - в отцы. Через месяц ты забудешь о снедающем тебя желании мстить всем и вся, бросишь Сторибрук и отправишься со мной в Солнцедалье или любой другой мир. Через год у Генри появится первый брат.
— Ого!– выдохнула Регина.
Признание Солнцеяра обескуражило её. И если сначала она собиралась возмутиться по поводу планирования сегодняшней ночи, то к концу речи мужчины Королева вдруг поняла, что ей нравится, с какой твёрдостью этот человек принимает решения. Редж редко встречались сильные мужчины, во всяком случае, не сильнее неё, но Солнцеяр мог подавить любого. Он был не человеком, он был Богом, вокруг которого вертелась Вселенная.
— А-а… что, пол ребёнка ты тоже спланировал заранее?– не смогла удержаться от шпильки Миллс.
— Как ты там говоришь?.. Тебе что-то во мне не нравится?– с вызовом спросил царь.
— Ты думаешь, я отвечу тебе правду, находясь в тёмном лесу за полсотни миль от Сторибрука?
— Ох, женщина, когда-нибудь ты договоришься у меня!
— Тогда не будем больше болтать. У тебя на всё про всё два часа! Половина второго я должна быть дома.
— Половина третьего!– потребовал Солнцеяр.
— В два!
— Хорошо,– угрожающе закивал мужчина.– Но в отеле я заставлю тебя расплатиться за такие препирания.
Солнцедалец завёл «Дьяволицу», убирая подножку и садясь за руль. Крепко обняв царя за пояс, Регина прижалась к его спине. Как же надёжно и хорошо было с этим мужчиной. Разве будет так с Грэмом или кем-то ещё в Сторибруке?
И чем больше Королева думала о будущем, тем больше поводов находила, чтобы бросить этот мир и вместе с Генри отправится за Солнцеяром, куда только тот пожелает!
 

#3
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1432
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:

ГЛАВА 18.


Шляпник слегка задремал за рулём своего припаркованного опеля, но, когда в конце улицы послышался рёв мотоцикла, тут же очнулся и, чуть пригнувшись, принялся внимательно наблюдать.
Двигатель байка отключился, очевидно, чтобы не перебудить квартал, и крузер по инерции прокатился по дороге и свернул к дому мэра.
В свете яркой луны Джефферсону было хорошо видно, как Редж слезла с мотоцикла и что-то сказала Солнцеяру, тот рукой притянул за талию Миллс к себе. Она наклонилась, поцеловала мужчину и снова что-то сказала. Так продолжалось ещё минут пять: то поцелуи, то разговоры. Но, наконец, Регина ушла в дом, а солнцедалец, откатил байк на сотню метров от особняка и только потом завёл мотор и уехал.
— Итак, точно, роман!– заключил Шляпник, и на его губах появилась недобрая ухмылка.– Что ж, ваше королевское величество, теперь и вам есть, чего бояться…
Джефферсон бросил взгляд на соседнее сиденье, где лежала папка с экспертизой от доктора Вейла.
— Надо только подстраховаться… а то вы, госпожа мэр, вполне способны решиться на крайние меры!
Внезапно на втором перекрёстке показалась патрульная машина шерифа и быстро поехала за ревущим байком.

Полицейский автомобиль нагнал мотоцикл и подрезал ему путь, вынуждая остановиться. Из машины вышел Грэм, направляясь к Солнцеяру. Царь заглушил мотор крузера, недовольно ожидая представителя закона.
— Шериф Грэм,– согласно протоколу представился полицейский.
— Я не жалуюсь на память,– хмыкнул солнцедалец.
— Ваши права.
— Я что-то нарушил?
— Помимо тишины в городе?– нахмурился шериф, внимательно разглядывая Солнцеяра.- Вы не явились сегодня в участок.
— Ну, это же был не официальный вызов. Приду завтра.
— Права!
— Забыл купить,– широко улыбнулся царь.
— Езда без прав, без шлема. Нарушение тишины в ночной час. Кстати, что вы вообще в такое время делаете в городе?
— Видите ли, шериф, не все так ответственно работают по ночам, как вы. Так что иногда мне приходится проверять строителей, возводящих новую больницу на мои деньги.
— Деньги, идущие с непонятных счетов,– с вызовом бросил Грэм.– С каждым днём у меня возникает к вам всё больше вопросов…
Солнцеяр исподлобья смотрел на шерифа и чувствовал, как к нему возвращается ненависть. В памяти тут же всплыла виденная утром картина - как этот наглец целовал и лапал Редж. Яд ревности начал методично разливаться по организму.
— Тогда накопите их побольше, а я потом отвечу на всё сразу,– ухмыльнулся царь.
— Сойдите с мотоцикла,– строго приказал Грэм.– Он конфискован до тех пор, пока вы не оплатите штрафы за все нарушения закона и не сдадите экзамен на права. А экзамен у вас я буду принимать лично, обещаю.
Солнцеяр неспешно слез с «Дьяволицы», поставил её на подножку и повернулся к шерифу.
— Пора поговорить начистоту,– хмуро объявил солнцедалец.– Я тебе не нравлюсь, ты мне - ещё больше. Поэтому в будущем постарайся не попадаться мне на глаза, а значит, держись подальше от Регины.
— Не понял… Причём здесь мисс Миллс? И почему ты называешь её по имени?!
— Потому что «мисс Миллс» отныне она для тебя!– процедил царь, буравя соперница убийственным взглядом.– И если я увижу тебя рядом с ней, то гипсами на руках ты больше не отделаешься!
Шериф ошеломлённо уставился на Солнцеяра.
— Угроза и признание,– наконец, выдавил Грэм, доставая из-за пояса наручники.– Вам придётся проехать со мной, мистер Китон… Или как вас там на самом деле?
Солнцедалец без замаха, молниеносно, выбросил руку вперёд, заехав шерифу кулаком в подбородок, и тут же нанёс второй удар в переносицу. Грэм отлетел к своей патрульной машине, вдобавок треснувшись об неё затылком.
— Бэтмен! Ночной мститель!
Сцепив зубы от боли, шериф выхватил пистолет из нагрудной кобуры и направил в грудь Солнцеяра.
— Если у тебя не бронированный костюм, Бэтмен, то лучше не шевелись,- угрожающе процедил Грэм.- Ты напал на полицейского… Если я пристрелю тебя, мне ничего не будет! Только дай мне повод!..
Солнцедалец задумался, в фильмах и передачах он видел, к чему приводит действие оружия, но в жизни с пистолетами пока сталкиваться не доводилось.

— Я имею право на один звонок,– процедил Солнцеяр, дёрнув здоровой рукой решётку камеры.
Вторая рука была в очередной раз зашита и перевязана. Видимо, только молния не бьёт два раза в одно место, а пуля Грэма прошлась как раз по старой ране. Хотя шериф и выстрелил по касательной, солнцедальцу хватило и этого, чтобы одуматься и не лезть под новую пулю.
— Я уже потратил его за тебя на медиков,– ухмыльнулся Грэм, делая несколько глотков кофе и разминая шею после кратковременного сна в кресле.
Шериф не повёз арестанта в больницу, а вызвал врача в участок - да и то не слишком торопился, сначала велел доктору заняться его носом. К счастью для Солнцеяра дежурил Вейл, поэтому солнцедалец успел выдать тому несколько распоряжений.
— Это незаконно,– холодно заметил царь.
— Закон в этом городе - я! А ты здесь всего лишь проездом. Случись что - тебя никто не хватится… Улавливаешь?
— Вы угрожаете моему клиенту?– послышался из дверей строгий голос.
Чёрный костюм с иголочки, ярко-синий галстук, такой же платок в нагрудном кармане и небольшой кейс - мистер Голд, как всегда, был на высоте.
— Клиенту?– Грэм недоумённо уставился на вошедшего.
Тем смешнее выглядело его лицо с заклеенной переносицей и симптомом «очков» - синяками вокруг носа и глаз.
— Совершенно верно. Я представляю интересы мистера Китона,– тонко улыбнулся Тёмный.– Как я понимаю, он не был ознакомлен со своими правами. Обвинения тоже до сих пор не предъявлены?
— Эй-эй! Не стоит так давить!– хмуро предупредил шериф.– Обвинений сколько угодно! И права зачитаны были!
— Видимо, чтец был не в голосе, я не расслышал,– возразил Солнцеяр, отрицательно покачав головой.
— А я говорю: зачитаны! Хочешь к своему списку ещё обвинение в клевете на представителя закона?!
— Хочу, чтобы ты зашёл ко мне в камеру и повторил это!
— Когда я в следующий раз зайду к тебе в камеру - ты отправишься в тюрьму!
— Так, давайте по порядку,– прервал перепалку Голд.– Между камерой и тюрьмой должен ещё где-то быть суд. Поэтому хотелось бы знать, в чём именно обвиняют моего клиента.
— Похищение полицейского, нанесение телесных повреждений, сопротивление при аресте, угрозы, финансовые махинации, аферы, организация секты, подделка документов, и это не считая прочей мелочи!
— Я буду адвокатом самого Аль Капоне,– картинно усмехнулся Штильцхен.
— А что такое «секта»?– поинтересовался Солнцеяр.
— Очевидно, господин шериф имеет в виду детишек, играющих в добропорядочных, отважных супергероев. Я думаю, суд повеселит его видение ситуации.
— Это будет единственное, что повеселит суд,– сухо отозвался Грэм.
— Не торопитесь. До суда дело не дойдёт… поскольку мистер Китон ни в чём не виновен.
— Посмотрим!
— Я желаю поговорить с клиентом наедине.
— Да на здоровье,– пожал плечами шериф, удаляясь в свой кабинет и закрывая стеклянную дверь.
Штильцхен открыл кейс, вынимая лежавшие сверху чёрные штаны и майку.
— Извини, работал только спортивный магазин,– пояснил Тёмный, просовывая одежду между прутьев решётки.– Переодевайся, сейчас прибудут репортёры. А то ты в порезанном Вейлом костюме Бэтмена похож на серфингиста, которым подавилась акула.
— Это правда - животные мною давятся… акулы, волки…
— Я не знал, что ты жив, у тебя не было пульса,– не моргнув глазом, солгал Румпель.– Я приехал на фургоне позже, за твоим телом. Но кругом была полиция.
— Не оправдывайся, я ни в чём тебя не обвиняю. Ты действовал по ситуации.
Солнцеяр быстро переоделся, сдал костюм Бэтмена и вопросительно посмотрел на своего адвоката.
— Расскажи-ка мне, а почему Грэм решил, что его похитил ты?– поинтересовался Голд, коснувшись тростью решётки.
— Я сказал, что в следующий раз сломаю ему не только руки… ну, или что-то такое,– пожал плечами солнцедалец и тут же схватился за место ранения.
— Ну, это его домыслы. Обвинение мы развалим хотя бы на том основании, что никаких переломов не было. Да и по другим пунктам выставим Грэма посмешищем города. Да, кажется, нам предстоят нескучные деньки!.. Значит так, сейчас приедут репортёры, говорить буду я…
— Простите, мистер Голд, но они не приедут,– обжигающе-ледяной голос Регины заставил мужчин вздрогнуть.– Да и вам тоже пора уезжать.
Миллс перевела строгий взгляд на Солнцеяра, но говорить при Штильцхене опасалась.
— Госпожа мэр,– выходя из кабинета, удивлённо поприветствовал шериф.
— Мистер Голд, вы меня слышали?– жёстко спросила Редж.
— Я тут официально,– с невероятным спокойствием заявил Тёмный,– в качестве защитника Майкла Китона.
— Мистер Китон не нуждается в адвокатах, он здесь… по ошибке.
— По какой ещё ошибке?– оторопел Грэм.
— По вашей, шериф. Прошу, проводите мистера Голда из участка и возвращайтесь.
Просьба Миллс, однако, прозвучала как приказ.
Тёмный перевёл внимательный взгляд с Регины на Солцеяра, пытаясь понять - на какой стадии сейчас находятся отношения этих двоих. Уже пора было волноваться, что царь до сих пор в Сторибруке? Или ещё есть время не применять крайние меры?
— Идёмте, мистер Голд,– вывел из задумчивости Румпельштильцхена голос шерифа.

— Ты как узнала, что я здесь?– не слишком радостно поинтересовался Солнцеяр, когда они остались с Королевой одни.
— Узнала,– холодно отрезала Редж.– А вот почему не от тебя?!
Разумеется, об аресте Миллс поведал Сидни, как только услышал от мистера Голда, что репортаж будет о попавшем за решетку Майкле Китоне. Памятуя, что мэр запретила писать о новоиспеченном любимце города, журналист тут же доложил Регине.
— Почему ты не позвонил?!– продолжила допрос женщина.– Что, гордость не позволила попросить помощи у меня?!
— Скажем так: у меня не было возможности позвонить,– примирительно улыбнулся солнцедалец.
— Но сообщить Голду об аресте ты нашёл способ!
— Ну-у… просто Вейл приезжал сюда, и я успел шепнуть ему пару слов.
— Вейл?– удивилась было Редж, но тут же сообразила:– А-а… нос Грэма. Тем более раз это был Вейл! А то он не знает, что у нас с тобой роман!
— Прости, прости, прости… Обещаю, когда в следующий раз попаду в тюрьму, тебя извещу первой,– весело сказал мужчина, прислонившись лбом к прутьям решётки.– Поцелуешь меня?
— Обойдёшься! А нос Грэму зачем сломал?
— Я?
— Только не ври!
— А ты не заставляй меня врать,– насупился Солнцеяр.– Мужские разговоры тебя не касаются.
— Что-что?..– возмутилась Королева, но тут же замолчала, поскольку в офис вернулся Грэм.
— Так что там за ошибка?– хмуро поинтересовался полицейский.
— Пойдёмте в ваш кабинет, шериф,– любезно предложила Регина и бросила на солнцедальца мстительный взгляд,– наши разговоры некоторых не касаются.
Пальцы царя с такой силой стиснули решётку камеры, что на плече сквозь повязку проступила кровь. А между тем Миллс и Грэм удалились в кабинет и закрыли стеклянную дверь. Полицейский опустился в своё кресло, а Редж присела на краешек столешницы чуть левее от него.
— Ну, ты доиграешься, солнышко,– сквозь зубы процедил Солнцеяр, ревностно следя за каждым движением женщины.

— Ты мне объяснишь, наконец, что происходит?– сухо поинтересовался Грэм.
— Это мой старый знакомый,– пояснила Миллс, барабаня пальцами по столешнице.– Его надо отпустить.
— Редж!.. Да он - аферист! Он не тот, за кого себя выдаёт!
— Я знаю,– снисходительно улыбнулась Королева.– Но он не преступник.
— Преступник! Он ударил полицейского! Взгляни на моё лицо! Я похож на енота…
— Ты преувеличиваешь… Это я не про «енота», а про «преступника».
— Да я фактически уверен, что это он меня похитил!– рассердился на такое заступничество Грэм.– И руки сломал! А ещё… этот недоделанный Бэтмен велел мне держаться подальше от вас с ним! Ты представляешь?!
«Представляю»,– скептически хмыкнула про себя Регина.
— Похоже, он там себе чего-то навоображал,– покрутил пальцем у виска Грэм и вдруг положил ладонь на колено женщины.– Хотя, конечно, его можно понять. Я вот последние дни тоже столько всего воображаю о тебе.
Миллс замерла, боясь пошевелиться. Умом-то она понимала, что Солнцеяр не может сейчас видеть руку шерифа, но всё равно сделалось страшно.
— Ты чего какая напряжённая?– удивился Грэм.– Тебе надо расслабиться. Может, заедем после работы ко мне? Я приготовлю коктейли, как ты любишь…
— Я посмотрю, как у меня будет со временем сегодня и перезвоню,– подарила шерифу ложную надежду женщина.– А теперь отпусти нашего мецената и почётного гражданина, а то мы не достроим больницу. Обещаю, он больше тебя не тронет.
— Ты заступишься за меня?– ухмыльнулся мужчина, поглаживая колено Регины.– Это так сексуально!.. Но не волнуйся, дорогая, я этого афериста уже пугнул! Второй раз под пулю не полезет!.. А если полезет - лёгким ранением больше не отделается!
Внутри у Миллс всё похолодёло:
— Каким ранением?
— А ты не видела, что у него перевязана рука? Конечно, за его выходки следовало бы продырявить ему все конечности, но я был милосерден.
Регина едва не заскрипела зубами. Этот гордый царь Солнцедалья, ни на что и ни на кого не жалующийся, скрывающий и физическую, и душевную боль, порой просто выводил её из себя!
— Так, я его забираю,– жёстко объявила Миллс и двинулась было к выходу, но запнулась из-за руки Грэма.
— Прости,– тот отдёрнул ладонь.– Я жду тебя вечером!
— Я постараюсь. Иди, отпирай камеру.
— Ох, Регина-Регина, нехорошо злоупотреблять своими чарами - знаешь же, что я не могу отказать.
— Ты не можешь мне отказать, потому что я - мэр,– язвительно заметила женщина.

Солнцеяр и Регина вышли из полицейского участка.
— Садись в машину,– велела Миллс, бросив наряжённый взгляд на промокшую от крови повязку на плече мужчины.
Ничего не говоря, солнцедалец сел в мерседес. Так, в полном молчании, они проехали два квартала. Но вдруг царь нахмурился и удивлённо спросил:
— А ты куда меня везёшь?
— Ну, раз Вейл был ночью на смене, значит, сейчас дома,– глухо отозвалась Редж.
— Мне не надо к Вейлу. Отвези меня на причал.
— У тебя кровь идёт.
— Я без Вейла её остановлю,– упрямо процедил Солнцеяр.
— А чего ты злишься?!– возмутилась Королева, крепче сжав руль.– Это я должна злиться! Не позвонил! Не сказал, что тебя подстрелили! В защитники выбрал Румпельштильцхена!
— Да, вероятно, ему потребовалось бы чуть больше времени, чтобы меня освободить, но он бы не стал расплачиваться с Грэмом натурой!
Миллс резко нажала на тормоза, едва не пропустив светофор. Вероятно, если б они с Солнцеяром были не пристёгнуты - ударились бы о лобовое стекло.
— Что-что-что?!– пришла в негодование Регина.– Что ты несёшь?!
— Женщина, я живу слишком давно и не только умею читать по губам, но знаю наперёд всё, о чём ещё даже не успел подумать человек!
— Я… я ничего не обещала Грэму,– Миллс сама удивилась, что начала оправдываться.– Сказала, что подумаю только для того, чтобы он отстал… Да и это даже было не в контексте твоего освобождения!
— А под столом он тебя лапал, в каком контексте?!– тихо прорычал царь.– Лучше молчи, женщина, а то я за себя не отвечаю!
— Ты снова стал называть меня «женщиной»,– рассердилась Регина, резко выжимая педаль газа.– Ты невыносим в своей ревности!
— Привыкай!– отворачиваясь к окошку, прохрипел Солнцеяр.
— Нет, дорогой мой! Это ты отвыкай!.. Если ты будешь ревновать без всякого повода - я прекращу наши отношения!
— Без повода?!– царь молниеносно развернулся к женщине.– То есть я буду должен спокойно смотреть, как всякие похотливые жеребцы гладят тебе коленки?! Тогда наши отношения действительно надо прекратить! И как можно раньше! Потому что я не собираюсь тебя ни с кем делить!
— Солнцеяр, ты говоришь какую-то чушь!– паркуя мерседес перед домом Вейла, осекла Королева.– Замолчи и выходи!
— Как пожелаете, ваше величество,– процедил мужчина и плотно сжал губы, не намереваясь больше вообще разговаривать с Региной.

Виктор открыл дверь не сразу. Вид у него был сонный, из одежды только домашние штаны.
— Мм… мил… мисс Миллс?– изумился он.– Майкл?
— Доброе утро, доктор Вейл,– проходя в квартиру, произнесла Королева.– Хотя… не такое и доброе.
— Привет,– кивнул Солнцеяр, следуя за Региной.
— Угу… заходите, не стесняйтесь,– скептически буркнул Виктор.– Чем обязан?
— Осмотрите его руку,– опередив царя, велела женщина.
— Что?.. Опять?! Там скоро сшивать нечего будет! Слушай, Майкл, давай я тебе её сразу ампутирую - и больше никаких проблем!
Мужчины переглянулись и вдруг от души расхохотались. Миллс же, напротив, пришла в негодование:
— Клоуны! Думаете, это смешно?!
Вейл тут же заткнулся, потупив взор.
— Не обращай внимания на женщин, Вик,– махнул рукой Солнцеяр, даже не посмотрев в сторону Регины.– Они делают проблему там, где её нет. А там, где есть - упрямо отрицают её существование. Во всех мирах женщины устроены одинаково.
Доктор опасливо покосился на Регину, полагая, что Китона сейчас убьют прямо у него в прихожей. Но нет, Миллс стерпела оскорбление, правда, её взглядом, устремлённым на Майкла, можно было резать металл. Солнцеяр, однако, этого взгляда не заметил. Во всяком случае, не подал вида.
— Ладно, Майкл, пойдём в лабораторию,– спешно предложил Виктор,– посмотрим твоё многострадальное плечо.

— Ты что, штангу поднимал этой рукой?– смыв кровь и обработав рану, недовольно спросил Вейл.– Как швы могли так разойтись?!.. Мой интерн сказал, что ты и вчера приходил к нему зашиваться! Ты армрестлингом занимаешься?
Доктор вдруг посмотрел на Миллс, терпеливо ожидающую в другом конце комнаты, и тут же повернулся назад к пациенту.
— Типа того,– усмехнулся Солнцеяр.
— Слушай, я всё понимаю,– тихо зашептал Виктор,– но попробуй менее активные… активную… активный образ жизни. Смекаешь, о чём я?
Солнцедалец медленно расплылся в ироничной улыбке.
— Видимо, для менее активного образа я выбрал не ту женщину.
Вейл непроизвольно перевёл взгляд на мэра. Стереотип холодной, неприступной Снежной Королевы трещал по швам… по самым швам сидящего напротив пациента.
Почувствовав, что на неё смотрят, Регина вопросительно взглянула на мужчин:
— Что?
Виктор тут же отвернулся, возвращаясь к ране солнцедальца.
— Скажи ей, что со мной будет всё в порядке, и она может ехать на свою работу,– попросил царь.
— Это так,– быстро кивнул женщине Вейл.
— Я сама разберусь, когда мне и куда ехать! Зашивайте и не отвлекайтесь!
— Она ведь тебя отвлекает?– с нажимом спросил Солнцеяр.
Доктор захлопал глазами, не зная, что отвечать.
— Я вас отвлекаю, мистер Вейл?– угрожающе переспросила Регина.
— Н-нет, мисс Миллс,– облизнув пересохшие губы, сипло отозвался Виктор.
Пока доктор зашивал и перевязывал рану, напряжение в комнате стало почти осязаемым. Наконец, Вейл закончил работу.
— Может, во избежание новых травм, руку на перевязь?– поинтересовался Виктор у солнцедальца.
— Нет,– покачал головой тот.
— Да!– одновременно с Солнцеяром ответила Регина.
— Я сказал: нет,– жёстко процедил царь, как и прежде не глядя на Миллс.
— Доктор Вейл, вы не могли бы оставить нас одних ненадолго?– почти любезно попросила Королева.
— Да насколько угодно,– зевая, пожал плечами Виктор.– Я пошёл спать. Дверь захлопните.
Доктор направился к выходу, однако перед самой дверью Регина его остановила.
— Спасибо, мистер Вейл,– поблагодарила Миллс, вручив Виктору несколько сложенных пополам купюр.– Особенно за молчание.
— Ничего не видел, ничего не помню,– заверил мужчина, забирая деньги и удаляясь из лаборатории.
— Что ты себе позволяешь?! Как ты себя ведёшь?!– возмутилась Королева, подходя к солнцедальцу.– Я не собираюсь терпеть это хамство!
Солнцеяр молчал, глядя в какую-то неопределённую точку пространства.
— Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю!– приказала Миллс.
Мужчина медленно поднялся со стула, скрестил руки на груди и перевёл тёмный взор на Редж, которой теперь пришлось смотреть на солнцедальца снизу вверх.
— Это ты сделал проблему там, где её не было!– сердито заявила Королева.– Твоё мужское самолюбие оказалось задето, а их царское величество не в силах это стерпеть! Но я не твоя собственность, Солнцеяр! И я тебе пока ничего не обещала!
В глазах мужчины полыхнуло пламя. Слова Миллс обожгли сильнее тысячи солнц. Ничего не обещала? То есть всего, что было между ними в Сторибруке недостаточно, чтобы считать, что их дальнейшие судьбы неразделимы?!.. Солнцедалец почувствовал бешеную пульсацию в висках.
— Вижу, тебе нечего мне сказать?– горько усмехнулась Редж.– Что ж, можешь и дальше молчать! И раз наше общение закончилось - пойду, поищу себе других собеседников…
Королева развернулась, чтобы уйти, но тут услышала полный злости голос Солнцеяра.
— Не забудь про свидание с Грэмом!
«Какой же идиот…»– выдохнула про себя Регина, медленно оборачиваясь.
— Как я могу забыть, когда ты без конца напоминаешь мне об этом? Прямо сейчас к нему и поеду. С Грэмом не бывает проблем в общении. Да и не только в общении. Ну, ты понимаешь, о чём я…
— Просвети-ка,– огрызнулся Солнцеяр.
Отравленная кровь растекалась по венам, вызывая у царя устойчивые симптомы лихорадки.
— Извини, но о сексе с Грэмом я буду говорить только с Грэ…
Миллс не успела окончить фразу, получив от солнцедальца звонкую пощёчину. Зажмурившись от боли, Редж схватилась за лицо и тут же оказалась в стальном кольце мужских рук.
— Ты что, издеваешься надо мной?!– прорычал Солнцеяр.
— Не больше, чем ты надо мной!– в отчаянье выпалила Королева, из последних сил давя в себе слёзы обиды.
— Ты действительно собралась к Грэму?!
— Ты - идиот!
— Отвечай!– царь с силой встряхнул Миллс.
— Никуда я не собиралась!
Солнцеяр впился губами в губы женщины, терзая их безжалостными, злыми поцелуями, точно превращая боль душевную в боль физическую. А когда солнцедалец, наконец, остановился, Редж несколько раз судорожно глотнула воздуха, пытаясь привести дыхание в норму. Кислород ударил в голову, и Королева пошатнулась, однако мужчина удержал её, не дав потерять равновесие.
— Обещай быть моей и только моей!– потребовал царь.– Обещай покинуть со мной Сторибрук! Обещай!
— Ты же видишь… у нас не получается… быть вместе…– в глазах Регины застыли слёзы.
— Потому что ты не отпускаешь своё прошлое! Оно не даёт тебе любить по-настоящему! Забудь о своей мести! Забудь обо всех этих людях, которых ты притащила за собой в Сторибрук! Порви с той жизнью! Начни со мной другую!
— Ты же сам учил меня, что чувства - непозволительная роскошь, что они отнимают власть! А получать удовольствие надо, не теряя рассудок!
— Хранители Тьмы!– заскрипел зубами Солнцеяр, ещё крепче сжимая женщину в объятьях, хотя крепче уже было невозможно.– Почему из всего надо было запомнить именно это?! Тем более - следовать!..
— Не только это. Ещё ты учил, что упиваться местью к другому - гораздо приятнее, чем упиваться жалостью к себе! А теперь просишь меня забыть о мести?!
Солнцедалец ужаснулся - неужели, на Регину так сильно повлияли его слова? Неужели, он непосредственно приложил руку к созданию Злой Королевы? Может, не вся вина лежала на Румпельштильцхене?
«А ты сам?..– вдруг подумал Солнцеяр.– Ты ведь не собираешься отказываться от мести Румпелю! Ты убьёшь его…»
— Я не понимаю смысл твоей мести,– тихо проронил мужчина.– Да, ты сделала всех несчастными, но люди даже не знают - кто и за что с ними так! Если не считать Шляпника…
— Это неважно. Память я забрала, чтобы они не помнили своих чувств ко мне.
— То есть ты хотела дать себе второй шанс?– с надеждой спросил царь.– Хотела, чтобы в этом мире тебя не судили за ошибки того мира?
— Интересная точка зрения,– усмехнулась Редж, слегка прикусив нижнюю губу.
— Я уверен, что в глубине души ты именно этого и хотела… Ну, так дай себе ещё один шанс! Прости их, прости Джефа.
Миллс внимательно посмотрела в глаза Солнцеяра:
— Какое тебе дело до Джефферсона?
— Собираюсь его тоже забрать из Сторибрука. Разумеется, с твоего разрешения,– мужчина вопросительно повёл бровью.
— Что-что?!– не поверила в услышанное Регина и попыталась высвободиться из объятий царя, но тот не отпустил.– Ты же всегда терпеть не мог Шляпника! Он покушался на твою жизнь!
— Он уплатил долг, и я простил.
— Это как?
— Спас меня в лесу от… волков,– немного переврал ход событий солнцедалец,– и доставил к Вейлу на штопку.
Женщина нахмурилась. Трудно было сказать, что задело её больше: что Солнцеяр просил за её врага или что не посвящал в события своей жизни.
— А почему ты не рассказал мне сразу?!
— Я говорил, что меня спас любитель чая, просто ты не обратила внимания. Видимо, думала о чём-то более интересном.
— «Любитель чая»?– усмехнулась Редж.– Я что, должна помнить все причуды каждого подданного?!
— Но Шляпник ведь не «каждый», иначе ты бы не наказала его так жестоко,– уличил женщину в лукавстве солнцедалец.
Миллс почувствовала себя весьма неуютно под прямым взглядом Солнцеяра. И тут же вернулся страх разоблачения за ту злополучную ночь, проведённую с Джефферсоном. А может, стоило самой всё рассказать о случившемся? Ведь если Солнцеяр узнает не от неё - он точно убьёт, тут даже нет никаких сомнений.
— Увы, я не могу изменить прошлое,– тихо проронила Королева.– В своей жизни я совершала ошибки, за которые себя ненавижу. Причём совершала неоднократно. Даже после…
Голос женщины дрогнул. Регина никак не могла выдавить из себя окончание фразы.
— Солнце моё, успокойся,– тихо прошептал мужчина.– Мы все совершаем одни и те же ошибки (кто-то большее число раз, кто-то меньшее), а после раскаиваемся. Так устроен человек.
Царь нежно коснулся губами виска Миллс.
— Почему ты не появился в Сторибруке раньше?– сипло выдохнула Королева.
— Твой перстень - магический маячок - не подавал никаких признаков активности.
Редж горько усмехнулась:
— Это был риторический вопрос.
— Но теперь я здесь, и всё будет хорошо,– ободряюще улыбаясь, заметил мужчина.
— Я очень хочу в это верить, но… всё сложно.
— Нет, если только ты захочешь. Обещай отныне и навсегда быть со мной!
Солнцеяр замер в ожидании, перестав даже дышать. Миллс заглянула в глаза царя и вдруг отчётливо поняла, что сейчас решится её судьба - повторного предложения солнцедалец не сделает и в случае отказа больше уже не появится в её жизни.
— Сначала обещай никогда не вспоминать мне моё прошлое до этого момента и больше никогда не поднимать на меня руку!– потребовала Королева.
— Клянусь Солнцем! Никогда!
— Ну, хорошо, тогда можешь сделать мне официальное предложение,– выдержав напряжённую паузу, кокетливо произнесла Редж.
Солнцеяр расплылся в счастливой улыбке, тут же выпустил женщину из объятий и направился к двери.
— Ты куда?– оторопела Миллс.
— Кабальеро нужно раздобыть белого коня, раз единорогов здесь не водится,– весело отозвался мужчина.– Ждите вечером в гости!

ГЛАВА 19.


Регина зашла в мэрию и не узнала вторник - её приёмный день.
— Фред! А где посетители?– недоумённо поинтересовалась мэр, остановившись перед своим кабинетом.
— Все билеты на сегодня выкуплены,– иронично заметил секретарь.
— Фредди, ты заболел? Или бейсбола вчера насмотрелся?
— Посетители получили по двести баксов за то, чтобы повременить со своими вопросами до следующей недели.
— Это шутка?– нахмурилась Редж.
— Это реальность, мисс Миллс,– послышался из дверей приёмной мужской голос.
Королева резко обернулась. Нахально улыбаясь, на неё смотрел Шляпник. Сердце Регины пропустило удар, женщина практически на сто процентов была уверена в причине визита Джефферсона.
«Спокойно,– скомандовала себе Миллс.– Ты знала, что рано или поздно это случиться… Ты сделаешь, что должна…»
— Что ж, мистер Хеттер, раз вы так жаждали попасть ко мне на приём - проходите в кабинет.
Отказать Регине в самообладании было невозможно. В глубине души Джеф позволил себе этим фактом даже восхититься.
Миллс вошла в кабинет и сразу направилась к бару. День не задался с самого утра. До полудня ещё было далеко, но Королева ощущала такую усталость, словно в конце интенсивной трудовой недели.
— Тебе что-нибудь налить?– тихо спросила Редж, наполняя свой стакан бренди.
— Это ты нервничаешь, не я,– холодно усмехнулся Шляпник.
Женщина медленно повернула голову и обожгла Джефа надменным взглядом.
— Только не принимай на свой счёт. Ты - последний человек во всех мирах, из-за которого я бы стала нервничать.
— А первый - Солнцеяр?
— Не твоё дело,– Миллс сделала пару глотков и прошла к своему креслу за столом.– Говори уже, зачем пришёл?
— Я всё вспомнил!– решился на провокацию Джефферсон.
По телу Регины прокатилась горячая волна, руки и ноги сделались ватными. Хорошо хоть, она сидела, и стакан был на столе, а не в руках.
— И ты пришёл мне это сообщить?– чуть повела бровью Королева.
— Никак не пойму: это такое потрясающее самообладание или ты действительно настолько порочна?– Шляпник быстро направился к столу женщины, вставая напротив.– Или и то, и другое вместе?
— Мне снова повторить вопрос? Зачем ты пришёл?
— Притворство, Редж, не твой конёк! Ты же знаешь, что я пришёл требовать платы за своё молчание! И платой будет - возвращение дочери!
— То есть ты пришёл меня шантажировать?– Миллс сделала очередной глоток бренди, не сводя презрительного взгляда с Джефферсона.
— Называй, как угодно! Сути это не меняет!
А вот здесь Шляпник ошибся. И если, после разговора с Солнцеяром, Регина собиралась простить Джефа и позволить царю забрать его с дочерью из Сторибрука, то теперь всё естество Королевы взбунтовалось. Никто не смел её безнаказанно шантажировать! Тем более - Шляпник!
— Можешь рассказывать, что угодно и кому угодно,– холодно усмехнулась Миллс.– Хоть в местные новости обращайся. Тебе никто не поверит!
— Зачем же в новости? Такого ты не боишься… заставишь их написать, что я чокнулся… Зато я знаю, чего ты боишься! Точнее - кого! Вот ему-то я всё и расскажу. Более того - предоставлю доказательства!
Регина судорожно пыталась припомнить, не висели ли в холле особняка Джефферсона камеры? Ибо иных доказательств быть просто не могло…
— Доказательства?– с вызовом переспросила Королева.– Ты блефуешь!
Недобро улыбнувшись, мужчина сунул руку за пазуху рубашки и извлёк оттуда несколько листов с ксерокопией. Джеф бросил их на стол перед Миллс.
— Прости, нотариально не заверил… Но твоему царю я, разумеется, покажу оригиналы. Солнцеяр в восторге от местной науки и технического прогресса, так что поверит сразу.
— Анализ ДНК?– изумилась Редж, бросив короткий взгляд на листы.– Какой ещё анализ?
— Почитай, там всё написано. Волос из моей постели и твоя губная помада.
Королева взяла ксерокопии, внимательно просматривая их. На память тут же пришла недавняя подработка Вейла. Так вот откуда была та дорогая помада её любимой марки! И почему она тогда не поинтересовалась, чем занят доктор? Ведь можно было бы уничтожить эти доказательства.
«Их и сейчас можно уничтожить,– подсказал внутренний голос.– Причём, вместе с этим стоящим напротив наглецом»!
Шляпник, словно «подслушав» мысли Редж, продолжил:
— Как ты понимаешь, оригинал надёжно спрятан, и в случае моей смерти или исчезновения, документы всё равно будут переданы Солнцеяру.
— Ты серьёзно думаешь, что твой шантаж пройдёт?– в тёмных глазах женщины появился воинственный блеск.– Убирайся вон, Безумный Шляпник!
— Не надо со мной так, госпожа мэр. Я тоже могу быть мстительным!
Королева откинулась на спинку кресла, положив ногу на ногу. Наглость стоящего перед ней «просителя» не имела границ.
— Ты шантажируешь меня, угрожаешь и после этого рассчитываешь на благосклонность?– Миллс холодно рассмеялась.– Теперь точно - нет, даже если ты будешь умолять меня на коленях…
— Помнится, и такое когда-то было,– буравя Регину ненавидящим взглядом, процедил Джеф.– Но ты оказалась глуха ко всем просьбам и мольбам! Ты не оставила мне выбора в методах…
— Кто бы говорил… Ты долго выбирал методы, когда обманул меня с воскрешением Дэниела или когда использовал «магию грёз», чтобы затащить в постель?!
— Да, я поступил подло! Но неужели 27 лет без родного ребёнка не искупили этого?!
— Дорогой, цены на прощение утверждаются продавцом, а не покупателем! А твоё прощение сегодня даже не выставляется на продажу!
Джефферсон заскрипел зубами от бессилия. Бесконечное отчаянье толкнуло его на решительный шаг. Достав мобильный из заднего кармана брюк, мужчина быстро выбрал в справочнике номер Майкла Китона.
— Солнцеяр, срочно приезжай в мэрию… к Регине,– сказал Шляпник в трубку и отключил телефон.
— Значит, будем играть «по плохому»?– усмехнулась Королева и потянулась к своему сотовому.
Однако Джеф опередил её: схватив мобильник женщины, он со всего размаха запустил его в стену. И пока Редж не успела опомниться, взял ножницы из подставки для канцтоваров и перерезал шнур городского телефона.
— Ты спятил?!– гневно зашипела Миллс.
Королева открыла ящик стола, где лежал пистолет, но и оружие достать не успела. Шляпник мгновенно оказался рядом, ухватив Регину за запястье.
— Не искушай меня,– осклабился Джефферсон, забирая пистолет.
— Да ты собственными руками не способен убить даже щёнка, не то, что меня!
— Ты что-то путаешь, золотко,– Шляпник вынул «магазин» из оружия, бросил пистолет обратно в ящик, а патроны спрятал в задний карман брюк.– Разве у твоего дружка на спине не остался шрам от моих ножниц? Или он свёл его с помощью магии?
Регина задумалась: нет, Солнцеяр не имел привычки сводить шрамы. Сколько раз её губы касались этого рубца на спине мужчины, словно извиняясь за случившееся когда-то. С другой стороны - если бы не этот удар, может, царь тогда просто взял бы её силой, а потом убил. И не возникло бы никогда желания отомстить, и не появились бы потом иные чувства…
— Редж?!..– видимо, уже не в первый раз окликнул Джефферсон.– Мы ещё можем договориться! Хотя, зная Солнцеяра, времени у нас крайне мало!
— Договариваться с тобой?– брезгливо скривилась женщина.– Я не прощу тебя даже на смертном одре!
Шляпник поднял указательный палец вверх, прислушиваясь к звуку за окном.
— А вот этот рёв ни с чем не перепутать! Слышишь?.. Это реквием по тебе!
Сердце Регины учащённо забилось. «Дьяволицу» действительно нельзя было с чем-то перепутать.
— И по тебе!– огрызнулась Миллс.– Если ты что-то расскажешь Солнцеяру - мне терять будет нечего!
— А мне терять нечего уже давно!
Шляпник вдруг ухватил женщину под руки, выдернув из кресла, и потащил к дивану. Поняв, какой спектакль задумал Джеф, Регина пришла в ужас. Она отчаянно сопротивлялась, но сладить с мужчиной без магии было невозможно. Джефферсон опрокинул Королеву на диван и навалился сверху.
— Фре…– попыталась позвать секретаря на помощь женщина, но ладонь Шляпника плотно зажала её рот.
Редж впилась ногтями в запястье Джефа, но тот явно был неадекватен и боли не чувствовал вообще. По телу Миллс пробежала удушливая волна, когда она осознала, что не слышит больше звук мотора «Дьяволицы».
Перед глазами Джефферсона яркими вспышками появлялись одна за одной красочные картинки: он зажимает Регине рукой рот, чтобы заглушить стон; он швыряет на пол ножницы; он стаскивает с женщины жакет одновременно с блузкой; он берёт Королеву прямо в холле у одной из мраморных колонн.
Зажмурившись, Шляпник едва не взвыл от головной боли, а воспоминания продолжали накатывать на сознание девятивальными волнами.
— Я всё вспомнил…– ошарашенно выдавил Джеф, пронзив женщину безумным взглядом.– Я вспомнил!
Шляпник убрал ладонь ото рта Королевы, но лишь для того, чтобы почувствовать забытый вкус её губ.
— Не-е-ет…– сквозь поцелуй запротестовала Миллс, из последних сил упираясь ладонями в плечи мужчины.

Солнцеяр спешил, как мог. Реплика Джефферсона заставила его насторожиться, тем более что Шляпник отключил сотовый и перезвонить на него не удалось. Как не удалось дозвониться и до самой Регины.
— У себя?– на ходу спросил царь у Фреда, пересекая секретариат.
— Да-да!
Солнцедалец быстро зашёл в кабинет и едва не споткнулся, увидев на диване Джефа и Редж. Рассудок Солнцеяра помутился. Зарычав, точно раненый зверь, царь бросился к целующейся паре. Ухватив Шляпника одной рукой за шкирку, другой - за волосы, солнцедалец оторвал его от Регины и потащил к окну. В следующую секунду стекло разлетелось вдребезги, и Джефферсон спикировал вниз со второго этажа.
Солнцеяр медленно обернулся к женщине, в его взоре читалась безудержная ярость.
— Что случилось?!– вбежал в кабинет секретарь.
— Пошёл вон!– проревел царь.
От гневного вида мистера Китона Фреда парализовало. Не зная, как поступить, он быстро перевёл взгляд на начальницу, стоявшую возле дивана. Не в силах вымолвить ни слова, Регина кивком головы велела секретарю ретироваться.
Два тёмных взгляда врезались друг в друга и застыли, а вместе с ними застыло и время. Регина почти физически ощущала присутствие демонов, раздирающих сознание Солнцеяра. Это было жутко!
— Если ты поверил в спектакль, устроенный Шляпником, а мне не доверяешь - то лучше сразу убей!– не сводя с мужчины пронзительного взгляда, жёстко произнесла Королева.
Царь вдруг так стремительно направился к Миллс, что та решила, будто он и в самом деле принял руководство к действию. Редж зажмурилась и отвернула голову в сторону, ожидая уже какой угодно физической расправы. Однако шло время, но ничего не происходило. Осторожно женщина открыла сначала один глаз, затем другой и, наконец, посмотрела на солнцедальца. Тот почему-то стоял к ней спиной, скрестив руки на груди и так сильно зажав под мышками кулаки, что сквозь натянувшуюся ткань рубашки можно было различить каждую мышцу. Эта картина напугала Королеву даже больше, чем тёмный яростный взгляд царя. Редж было страшно представить, каких усилий сейчас стоит мужчине сдерживаться.
— Солнцеяр, часа не прошло, как я пообещала быть твоей,– тихо проронила Миллс.– Неужели, ты думаешь, я бы бросилась в объятья этого Безумного Шляпника? Очисти разум от ревности. Джеф сам позвонил тебе. Вон у стены лежит мой разбитый мобильник. Шнур городского телефона перерезан… Шляпник всё подстроил. Он даже вынул патроны из моего пистолета, когда я попыталась воспользоваться оружием. Можешь сам убедиться - загляни в верхний ящик стола.
Мужчина ничего не отвечал, но его спина дрожала он напряжения. Королева нерешительно коснулась её ладонью, и Солнцеяр вдруг замер - казалось, даже перестал дышать.
— Ты сказал: через неделю я пойму, что ты - лучший мужчина в моей жизни. Я уже поняла это.
Регина осторожно прижалась к спине солнцедальца и обняла его за пояс.
— Я сказал не так…– глухо отозвался царь.
— Всё равно - ты лучший,– женщина потёрлась щекой о спину Солнцеяра.– Мне кажется, я… я… Я ни к кому не испытывала таких сильных чувств.
— Боишься сказать «люблю»,– с толикой горечи усмехнулся мужчина.
— Боюсь,– честно призналась Редж.– Очень.
Солнцедалец чуть повернул голову:
— Почему?
— Мои отношения с мужчинами - сплошная катастрофа. Дэниела убила моя мать, от Леопольда меня мутило, Джефферсон оказался подлецом, Грэм - марионетка, ты… С тобой тоже в прошлый раз ничего не вышло.
— Да, пожалуй, на фоне этих мужчин, я действительно лучший,– солнцедалец, наконец, расцепил руки и повернулся к Королеве.– Что было нужно от тебя Джефферсону?
Регина тяжело вздохнула, уткнувшись лбом в грудь Солнцеяра. Скрывать правду и дальше - было опасным безумием.
— Он шантажировал меня,– прошептала женщина.– Но я не поддалась, поэтому… ты видел то, что видел.
— Шантажировал? Чем?
— Помнишь, ты обещал мне простить всё, что было до сегодняшнего дня?
— Боги Тьмы…– выдохнул Солнцедалец, сжав пальцы в кулаки так, что костяшки побелели.– Он - та ошибка, о которой ты говорила?!
Регина молчала, не поднимая головы. Она просто боялась взглянуть на мужчину и увидеть в его глазах презрение или нечто похожее.
— Это в тот день, когда ты не ночевала дома, а Генри забирал из школы Фред?– каменным голосом спросил царь.
Порывисто вздохнув, женщина медленно кивнула.
— И как часто ты… кх… повторяла эту ошибку?– цедя сквозь зубы, поинтересовался Солнцеяр.
Регина неуверенно посмотрела на мужчину:
— Что?..
— Отец Генри - он, да?!
— Подожди… ты решил, что мы с Джефферсоном… Да ты что?!.. Это был единственный раз за 27 лет в Сторибруке… и вообще - после Лукоморья!.. Это было какое-то помутнение рассудка на фоне невыносимого однообразия и безысходности жизни здесь…
Солнцеяр подозрительно сощурил глаза:
— Для человека, уставшего от однообразия, ты поразительно долго сопротивлялась мне.
— На что ты намекаешь?– насторожилась Редж.
— Никаких намёков, констатация факта. А кто тогда биологический отец Генри?
Вопрос мужчины показался Королеве неуместным и даже обидным. Конечно, она могла бы рассказать, что Генри усыновлён - и всё бы стало проще, но Миллс не надо было проще, она нуждалась в полном доверии.
— Какое это имеет значение?– довольно сухо спросила она.– Родители ребёнка - те, кто растили и воспитывали, кто были рядом в трудную минуту и в минуту радости, кто через силу и усталость занимались им… У Генри только один родитель - я. А если кто-то ещё будет претендовать - пожалеет!.. И кто будет докапываться до правды - тоже.
— И у тебя, правда, нет никаких чувств к отцу Генри?
— Такая же правда, как твоя любовь ко мне!
— Ты сомневаешься?!– вспыхнул мужчина.
— Нет, в твоей любви я не сомневаюсь… Сомневаюсь в своём положительном ответе тебе,– тихо проронила Королева.– Не придётся ли мне потом об этом жалеть?
Чуть усмехнувшись, Солнцеяр иронично покачал головой:
— Думаешь, мне не страшно? Красивая, умная, властная, независимая… Любой мужчина чувствует себя рядом с тобой неуверенно!
— Отчего же всегда такой самоуверенный ты?!
— Чтобы в нашей паре тебе не приходилось чувствовать себя мужчиной.
Регина печально вздохнула. Да, это было правдой - порой она ощущала себя более мужчиной, чем окружающие её представители противоположного пола. Даже Грэм при всех его шерифских регалиях и атрибутах был для неё всего лишь «мальчиком с пушкой».
— О!.. В нашей паре ты без конца напоминаешь мне, что я - женщина! Иногда до такой степени, что мне начинает казаться: женщиной быть неприлично!
На губах царя, наконец, появилось подобие добродушной улыбки.
— Я знаю, мужчины и женщины равны… Шахерезада неустанно внушала мне это. Но я слишком боюсь потерять тебя, поэтому хочу обуздать.
— Ох, горе-кабальеро… это кобылицу, ну, или единорога, можно обуздать, а женщину… её надо просто любить.
— Тебя любить не просто.
— Не цепляйся к словам!
— Тогда буду цепляться к тебе!– солнцедалец сгрёб Королеву в объятья.– Всю жизнь… сколько бы судьба не отмерила нам.

Переполненный жаждой мести Солнцеяру и Регине, Шляпник отправился прямиком к Румпельштильцхену.
— Чем могу помочь, мистер Хеттер?– поинтересовался Голд.
— А может, это я могу помочь Тёмному,– злобно ухмыльнулся Джефферсон.
— Простите, не понимаю.
— Брось! Солнцеяр рассказал мне, что ты тоже всё помнишь!
— Не понимаю, о ком речь и что я должен помнить,– ни единым словом или жестом не выдал себя Штильцхен.
— Ну, хорошо, мистер Голд,– пожал плечами Шляпник,– можете и дальше ничего не помнить. Я просто хотел сказать, что Солнцеяр ничего не простил тебе и собирается убить. А ещё он способен пересекать границы Сторибрука, спектакль с аварией он устроил специально для тебя, чтоб ты не знал о такой его способности!
— Сэр, вам плохо? Может вызвать доктора Хоппера? Кажется, вы у него наблюдаетесь?
— Ах, Румпель… ты всегда в курсе событий… Даже здесь! Как такое возможно?!
— Меня зовут: мистер Голд. Собственно этим всё сказано,– бровь Тёмного чуть приподнялась вверх.
— У меня тоже много денег… Вот только помогут ли они мне узнать, кто отец ребёнка Регины?
— Разве у нас в Сторибруке лишь одна женщина с таким именем?
— Насчёт имени не знаю, а ТАКАЯ одна,– скептически заявил Джеф.– Увы, девять лет назад у меня были проблемы с алкоголем, и я мало что помню из того периода… Но почему-то уверен, что отец мальчика не доблестный шериф, а кто-то другой… И очень похоже, что этот другой не в курсе своего донорства!
— Я мало, что понял из вашего рассказа, мистер Хеттер, кроме того, что вы, похоже, жаждете рассказать донору о его сыне, дабы испортить жизнь какой-то особе по имени Регина…
Шляпник снисходительно усмехнулся: Тёмный всегда оставался Тёмным. Прямые дороги и кротчайшие пути были не для него.
— Вы, как всегда, уловили самую суть, мистер Голд!
— Простите, ничем не могу помочь,– развёл руками Штильцхен.– Не знаю ни о каком доноре-отце. Может, его просто нет? И вы пытаетесь испортить жизнь прекрасной, благородной женщине, открывшей двери своего дома маленькому малышу… Здесь я вам не помощник!
— Открывшей двери?..– недоумённо переспросил Шляпник.– То есть?.. Ты имеешь в виду, что он не…
— Мистер Хеттер, я ничего не имею в виду. Я даже не знаю, о ком вы говорите. Ступайте домой, выспитесь. Вызвать вам такси?
Ничего не ответив, Джефферсон стремительно покинул лавку Голда. Румпельштильцхен смотрел ему вслед с тонкой усмешкой. Такого подарка судьбы он никак не ожидал - сделать всю грязную работу руками Безумного Шляпника - удача благоволила ему. До события «икс» оставался всего год, и надо было готовить благодатную почву. Хотя со второй проблемой - из Солнцедалья - предстояло, видимо, разобраться лично.

За окончательное «примирение» Регина и Солнцеяр распили пару кружечек кофе (за 27 лет Фред научился его готовить просто великолепно).
— Не хочется расставаться с тобой ни на минуту, но надо идти - искать смокинг на вечер,– подмигнул мужчина, поднявшись с дивана.– Тебе ведь не понравится, если я сделаю предложение в костюме Бэтмена…
— Это вопрос? Ты ещё сомневаешься?– иронично повела бровью Миллс.
— Ну-у… вдруг за эти дни ты прониклась моим новым образом…
— Никакой костюм Бэтмена не замаскирует твою натуру Солнцеяра. Твоя мать не могла дать тебе лучшего имени!
— Имя мне дал отец,– поправил Регину царь.
— Ах, ну, конечно. В вашем мире у женщин нет права даже на это, да?
— Просто она… ушла в долину Тьмы сразу после родов.
Королева вздрогнула и, поднявшись с дивана, коснулась ладонью руки мужчины.
— Прости…
— Не стоит,– горько усмехнулся царь.– Она бросила меня, поскольку считала выродком.
— Что?.. Что ты такое говоришь?– недоумённо переспросила Редж.– Ты же - сын царя! Законный! Да?
— Разумеется. Отец от меня не отказывался. И рождён я был в браке.
— Тогда я ничего не понимаю…
— Это не самая интересная история и уж точно не оригинальная. Три старших сына моего отца погибли, остальные дети были девочками… Словно над всеми женщинами Солнцедалья повисло проклятье! Тогда отец взял себе жену из другого мира…
— Что значит - «взял»?– перебила Королева.– Похитил?
— Скорее - отвоевал!
— Понятно. То есть - против воли.
— Она считала так,– неприятно поморщился Солнцеяр.– Но отец женился ещё до того, как разделил с ней ложе.
Регина удручённо покачала головой:
— Надо полагать, это была особая честь?
— Разумеется. С последними жёнами он сочетался браком только после того, как они беременели. Надеялся на рождение сына.
— Твоя мать не оценила этой чести, да?
— Она постоянно пыталась покончить с собой, даже нося меня в утробе. Но я уже тогда яростно сопротивлялся всем попыткам меня убить. В конце концов, отцу пришлось приставить к ней круглосуточную охрану, чтобы защитить меня. Я родился, несмотря ни на что! В праздник Великого Солнца! Всё Солнцедалье отмечало моё рождение двенадцать недель!
— Теперь понятно, откуда у тебя такая самовлюблённость,– чуть улыбнулась Редж,– тебя боготворили с самого рождения… Только не осуждай так категорично свою мать. Ты не знаешь, как это жутко - быть кому-то женой против воли… тем более - забеременеть от человека, которого на дух не переносишь.
Солнцеяр внимательно посмотрел на Королеву. Одна его часть пыталась понять и поверить Регине, другая - всё ещё подчинялась законам Солнцедалья.
— Не сравнивай Леопольда с моим отцом,– наконец, тихо произнёс мужчина.
— Я не сравниваю… Но и ты не считай свою мать порождением Тьмы. Она отказалась не от тебя, а от жизни, которую ненавидела. При других обстоятельствах ты мог бы быть долгожданным ребёнком…
— Я и так был долгожданным для всего Солнцедалья! Какое мне дело до одной женщины, не желавшей моего рождения?!
Миллс тяжело вздохнула, понимая, что спорить бесполезно.
— Ты поэтому так не любишь женщин?– тихо спросила она.– Почему ты убил Шахерезаду?
— Я… спасал сына.
Королева замерла. В голове тут же появилось множество мрачных мыслей.
— В свете всего сказанного ранее, это звучит пугающе.
— Что?.. О, нет… Это совсем другая история! Шахерезада обожала детей. Просто так сложились обстоятельства: я должен был выбрать между ней и сыном… Одного спасти, другого убить. Я… убил её.
— Солнцеяр, ты просто…– Редж замотала головой, не в силах подобрать слова.– Ты невыносим! Ты или вообще ничего не рассказываешь, или рассказываешь так, что выставляешь себя в свете гораздо худшем, чем есть на самом деле! Ты спас ребёнка! Это нормально! Маленькая жизнь во сто крат ценнее взрослой!
— Я не пытался спасти обоих,– жёстко процедил царь.– Не рискнул!
— Не рисковать жизнью ребёнка - это тоже естественно!..
Внезапная трель мобильного прервала разговор. Регина нехотя отпустила ладонь мужчины и подошла к столу, беря телефон.
— Грэм?– удивлённо спросила она в трубку.
— Ты где? На работе?– послышалось на другом конце.
— Середина рабочего дня. Разумеется, я на работе,– с лёгким раздражением ответила Миллс.
— А Генри?
— В Сторибруке школа работает и летом, если ты забыл. Что за глупые вопросы?
— Ну, значит, сигнализация у тебя дома сработала по-настоящему! Я выезжаю!

Вейл, с трудом продирая глаза и бормоча про себя ругательства, подошёл к двери и открыл замок. На пороге стоял Джефферсон.
— Видимо, сегодня мне поспать не дадут…– недовольно пробурчал Виктор.– Ну, а у вас какие проблемы, мистер Хеттер?
— Это поможет тебе проснуться?– протягивая пять сотен, поинтересовался Шляпник.
Доктор Вейл взял деньги и медленно кивнул:
— Проснуться - да. А что надо делать после этого?
— Помнишь, ты проводил для меня экспертизу ДНК?
— С памятью у меня всё в порядке.
— Сравни то ДНК с этим!– Джефферсон вручил Виктору прозрачный пакет с детскими кроссовками.
— По-моему, это незаконно,– задумчиво потёр небритый подбородок Вейл.
— Ничего незаконного, это независимая экспертиза. И я заплачу три тысячи долларов.
— Пять!
— Хорошо, пять. И ты приступаешь к работе сию же секунду!

Регина, сопровождаемая Солнцеяром, быстро зашла в свой особняк. Тут уже ходили и осматривали помещения Грэм с помощником.
— Внешне вроде всё в порядке,– увидев Миллс, доложил шериф.– Только зеркало в тво… кх… в вашей спальне разбито, госпожа мэр. Но вы посмотрите на месте ли драгоценности, деньги, документы…
— В подвале тоже с виду всё хорошо,– отрапортовал начальнику помощник шерифа.
— Осмотри дом снаружи,– приказал Грэм, спроваживая лишние «уши».
— Как проникли в дом?– задумчиво поинтересовался Солнцеяр.
— Тайна следствия,– огрызнулся полицейский и вопросительно посмотрел на Регину:– А что твой «старый знакомый» тут забыл?
Ответить Королева не успела, за неё это сделал солнцедалец:
— Тайна личной жизни мэра. Шериф, не заставляйте меня дважды повторять один и тот же вопрос.
— Окно в комнате Регины,– натужно отозвался Грэм, косясь то на Миллс, то на её знакомого.
— Разбили?
— Да чего там разбивать?.. Пластиковой картой или канцелярским ножом можно открыть!
— Такая уверенность, словно пробовали сами,– жёстко заметил Солнцеяр, но, поймав на себе остерегающий взор Королевы, тут же добавил:– Надо осмотреть спальню.
Всё трое отправились наверх. Проходя мимо гостиной, Регина зацепилась взглядом за вазу с красными яблоками - что-то сегодня было не так.

Не считая осколков зеркала на полу, в комнате Миллс всё было идеально.
— Посмотри внимательно, всё ли на месте,– предложил женщине Грэм.
— Я и так вижу, что всё в порядке,– кивнула Редж.
Между тем Солнцеяр опустился на корточки перед осколками и, подняв один из них, принюхался, а потом осторожно коснулся языком. Шериф неприятно поморщился, глядя на эту картину, а Королева быстро спросила:
— Яблоко?
Царь утвердительно кивнул, поднимаясь на ноги.
— Что?– не понял Грэм.
— Всё в порядке. Я знаю, кто забрался в дом.
— Кто?!
— Один кот из нашего квартала повадился таскать у меня яблоки,– принялась убедительно врать Регина.– Он и раньше залезал в незакрытые окна. Это я виновата.
— Но окно было закрыто, иначе сигнализация бы не сработала,– возразил шериф.
— Я закрыла, но не заперла. Последнее время стала рассеянна… столько проблем…
— Каких? Скажи - я помогу разобраться!
— Нет, это по работе… Но спасибо за предложение. И извини, что так вышло с сигнализацией.
Грэм отмахнулся - мол, пустяки, а потом подозрительно покосился на Солнцеяра.
— Вас подбросить куда-нибудь, мистер Китон? Полагаю, ваше расследование - как и моё - закончено.
— Нет… но спасибо за предложение,– с толикой иронии повторил слова Редж солнцедалец.– До свидания, шериф.
Грэм несколько мгновений переминался с ноги на ногу, а потом позвал Миллс за дверь.
— Кто он такой?!– шёпотом возмутился мужчина.– Он ведёт себя так, словно это не твой дом, а его!
— Только никому не рассказывай,– тоже зашептала Регина,– он - агент ФБР. Они все себя так ведут. Но он мне нужен для одного важного дела. Это по работе.
— Так вот почему на него не было в базах достоверной информации… Но он мне всё равно не нравится! Он смотрит на тебя не как коллега по работе!
— Арабская кровь. Он на всех женщин так смотрит. Это ничего не значит.
— Ну, ладно, пусть живёт пока… А ты подумала насчёт вечера?
— Я сказала: позвоню!– довольно резко отозвалась Миллс. – Грэм, не мучай меня сейчас вопросами!

— И что это был за бред с котом?– скептически поинтересовался Солнцеяр, когда Королева вернулась в спальню.
— Почему бред?– возмутилась она.– Многие коты любят яблоки.
— Когда ты врёшь, у тебя каменеют скулы.
— Что-что?..
— А вот когда ты сказала, что знаешь, кто забрался в дом - я тебе поверил.
— Безумный Шляпник! Кто же ещё?– вздыхая, покачала головой женщина.– Всё очевидно: яблоко и зеркало - две магические вещи, которые постоянно были со мной в другом мире… Только Джеф знал, в смысле - помнил, об этом!
— То есть это послание-угроза?!– мгновенно вскипел Солнцеяр.– Я порежу этого маленького портняжку его же ножницами!
— Успокойся. Он бесится от бессилия и злобы. Это для него болезненнее, чем наши «ответы» ему.
Брови царя грозно сошлись на переносице, мышцы под рубашкой напряглись.
— Пускай бесится не рядом с тобой! Всё, хватит! С этого дня я ночую здесь!
— В смысле?– оторопела Регина.– В моём доме?
— В твоей спальне!
— Ты что?!.. Что я скажу Генри?!
— Генри всё скажу я,– поставил женщину перед фактом Солнцеяр.– К тому же сделаю тебе предложение в его присутствии.
— Но я…
— Женщина, хватит спорить! Иди - принеси ведро для мусора!
Солнцедалец вновь присел на корточки перед осколками, собирая их стопочками.
— Не трогай,– остановила Регина,– я сейчас уберу…
— Опять споришь?! Ты порежешься.
— Думаешь, за девять лет Генри ничего не разбивал?
— Боги Тьмы и Света! Как же с тобой тяжело!.. Постарайся, пожалуйста, принести ведро до того, как солнце скроется за горизонтом.

Надев тренерскую форму и заплатив старшекласснику за открытие задней калитки, Джефферсон проник на территорию школы. От того же старшеклассника Шляпник узнал расписание Генри. Сейчас тот находился на стадионе. Мальчуган сидел на трибуне, наблюдая за вечерней тренировкой своих одноклассников.
— Привет, а ты чего здесь скучаешь?– подсаживаясь на лавку к Генри, поинтересовался Джеф.
Вместо ответа мальчуган приподнял загипсованную ногу и показал костыль.
— Я имел в виду, что ты мог найти себе и другое занятие.
— Нет, я тоже хочу в бейсбольную команду… когда поправлюсь. А вы - один из тренеров? Вы от Майкла?
— А ты смышлёный парнишка,– пониже на глаза спуская форменную кепку, отозвался Шляпник.– Должно быть, отличник?
Генри задорно рассмеялся:
— Как говорит моя мама: «одно - не есть следствие другого»!
— Мама? Ты о Регине Миллс?
— Ну, да… она моя мама.
Джефферсон с трудом подавил злорадную ухмылку. Пришло время нанести Королеве ответный удар! Раз она считает, что в войне можно использовать детей в качестве оружия, то и он не станет гнушаться таких методов.
— Это она так сказала?
— То есть?..
— Почему ты решил, что она говорит тебе правду? Она вовсе не твоя мать! Она усыновила тебя…
— Неправда!..– возмутился Генри.– Я - её сын!
— Приёмный. Твоя биологическая мать тебя бросила, а Регина забрала из приюта. Может, поэтому она так строга к тебе? Она не чувствует кровную связь… в вас нету родства…– Джеф достал из-под футболки файл и вынул из него два листа.– Ты ведь умеешь читать? И, наверняка, видел по телевизору фильмы, где делали анализ ДНК? Знаешь, зачем?
— Проверить отцовство…
— Да, сейчас это популярная тема на ТВ. Но можно проверять и материнство, вообще - родственные связи. Взгляни на эти два листа: это ты и Регина. Видишь, написано: «Совпадения не обнаружено»… Если б вы были родственниками, то процент совпадения был бы очень высок.
— Почему я должен верить?– ощерился Генри.
— Не должен. Спроси у мамы сам. Думаю, ты уже достаточно хорошо её знаешь, чтобы понять - солжёт она тебе или нет!.. Ты нужен был ей, поскольку она не имела семьи. Но сейчас, похоже, в личных отношениях у неё всё налаживается… Ты уже ощутил, что она стала меньше уделять тебе внимания? Нет?.. Скоро ощутишь!
— Уходите! Я позову мисс Бланшар!– пригрозил мальчуган.
Джефферсон примирительно развёл руками и поднялся с лавки:
— Прости, но я считаю, что каждый ребёнок должен знать правду о родителях. А дальше - ты сам решай, что тебе делать с этой правдой.
Тяжело вздохнув, Шляпник направился вдоль трибун к выходу со стадиона.
К глазам Генри подкатили слёзы. Достав из рюкзака мобильный, мальчуган выбрал в адресной строке «Мама» и нажал кнопку вызова.
— Генри?– послышался в трубке удивлённый голос.
— Забери меня из школы,– попросил сын.
— Почему? Что-то случилось?
— Просто я хочу домой.
— Генри, но у меня не закончился рабочий день. Потерпи ещё часик.
В трубке мальчуган услышал бой настенных часов и посмотрел на электронное табло стадиона. На нём было 16:00.
— А ты где?– вдруг спросил Генри.
— В… мэрии.
— Понятно,– угрюмо проронил сын, с обидой сознавая, что мать солгала - бой часов был, как в её комнате дома, а не как в кабинете.
— Хочешь, я пришлю Фреда?– спросила Редж.– Сходите с ним в кафе, поедите мороженого.
— Не хочу! Пока!– Генри прервал связь и отключил телефон.

— Теперь ровно?– поинтересовался Солнцеяр, чуть поправляя новое зеркало на месте старого.– А что там Генри?..
— Я только что наврала ему,– мрачно ответила Редж, переводя осуждающий взгляд на своё отражение в заменённом зеркале.– Он просил забрать его из школы, а я сказала, что работаю…
— Ты не могла сказать ему, что в ваш дом вломились. А что касается - забрать из школы… Он часто просит тебя о таком?
— Нет. Никогда.
— Значит, ему действительно очень надо,– заверил мужчина.– Поехали - заберём его.
Миллс согласно закивала и поспешно направилась к двери, на ходу набирая на мобильном номер секретаря.
— Госпожа мэр?– раздался в трубке услужливый голос Фреда.
— Меня сегодня больше не будет. Если кому-то понадоблюсь - пускай приходят или звонят завтра,- быстро распорядилась Регина.
— Хорошо, мисс Миллс. Кстати, к вам недавно заходил доктор Хоппер. Вид у него был какой-то озадаченный, даже испуганный. Что-то бормотал про золото… а потом получил смс и мгновенно испарился.
— Испарился - значит испарился. Не до него,– женщина прервала связь.

— Что значит, вы не знаете, где Генри?– злобно сверкнула глазами на мисс Бланшар Регина.
— Класс вернулся с тренировки, и Генри попросился в туалет,– торопливо оправдывалась Снежка.– Его долго не было, и я велела Роберту сходить за вашим сыном… но его там не оказалось. Однако его вещи здесь, в классе, и я думаю…
— Мне без разницы, что вы думаете!
— Редж, спокойно,– Солнцеяр крепко сжал руку Королевы.– Сейчас мы его найдём. Мисс Бланшар, у Генри есть на школьной территории любимое место? Или может, есть место, где все учащиеся любят прятаться от учителей?
Мэри Маргарет растерянно пожала плечами.
Прикрыв глаза, Миллс стиснула зубы, с трудом сдерживая эмоции. Ну, почему в её жизни не может быть всё хорошо? Если с Солнцеяром отношения налаживались, то с сыном - тут же разлаживались. Когда же счастье постучит и в её двери? Когда уйдут все проблемы? Когда наступят покой и мир?
— А выход на крышу у вас есть?
— Он заперт, а ключ у директора,–доложила Снежка.– Ну, если только по пожарной лестнице…
— Почему на крышу?– встрепенулась вдруг Редж, внимательно глянув на мужчину.
— Иллюзия свободы. К тому же, я видел план школы: между туалетами мальчиков и девочек кладовая, а оттуда выход на одну из пожарных лестниц.
— Это правда,– кивнула Бланшар.
— Но у Генри же гипс!
— И это мешает ему, разве что, бегать,– усмехнулся царь, отпуская ладонь Регины.– Ладно, я пойду - взгляну на крышу. А ты пока ступай на пункт охраны, вокруг здания ведь есть камеры, прокрутите с них со всех информацию за последние двадцать минут.

Солнцеяр ступил на крышу и почти сразу увидел Генри. Тот сидел, прислонившись к какой-то трубе, и смотрел на лазурное, чистое небо. Достав из кармана мобильник, мужчина тут же набрал номер Редж и, тихо сказав: «нашёл», прервал связь.
— Привет,– подходя к мальчугану, кивнул царь.– Греешься на солнышке?
От неожиданности Генри вздрогнул и изумлённо уставился на Солнцеяра.
— М-майкл?.. Привет… А ты что здесь делаешь?
— Ты забыл? Я же Бетмэн! Я люблю высоту,– мужчина приблизился к краю крыши и взглянул вниз.– Хотя вообще-то здесь не очень высоко.
— Осторожней!
— В моей стране на самой высокой горе построена башня-усыпальница. С неё не видно дна пропасти, над которой она возвышается. А иногда башня даже задевает за облака. Вот это действительно высоко!
— А зачем так высоко строить усыпальницу?
— Чтобы дух человека мог наблюдать за всей страной. А если повезёт, то увидел бы и окраины других миров… в смысле - стран. А за чем наблюдаешь ты? Или за кем?– поинтересовался Солнцеяр, присаживаясь на каменный карниз.
— Ни за кем,– мрачно отозвался Генри.– Просто смотрю в небо.
— Понимаю. Ищешь где-то там ответы. Но не находишь, верно?
— Верно.
— Я много недель провёл на той башне, прячась от людей и ища ответы на свои вопросы. И знаешь, что я понял?
— Что?!..– во взгляде мальчугана промелькнул огонёк надежды.
Солнцеяр горько усмехнулся, покачав головой:
— Ни небо, ни Вселенная, ни Боги - никто не даст тебе ответов. Но страшно не это! Страшно, что можешь потерять людей, от которых прячешься… Я так горевал по одному близкому человеку, что едва не потерял остальных… в моё отсутствие началась война…
Генри неуютно поёжился, глядя на мужчину широко открытыми глазами.
— А у тебя, что за беда?– осторожно спросил царь.
— Один человек сказал мне сегодня, что моя мама мне вовсе не мама. Ну, то есть не родная мама. Что я усыновлён. Даже показывал какие-то документы…
В голове Солнцеяра словно щёлкнул переключатель. Вот теперь всё встало на свои места. Именно поэтому у Генри не было никакого отца, а у Редж - особенных чувств к кому-либо из мужчин в Сторибруке.
— Что за человек?
— Я не запомнил… в тренерской форме…
— И ты расстроился из-за того, что Регина - твоя мать не по крови, а по сути?– Солнцеяр подошёл к Генри и присел перед ним на корточки.– Скажи-ка мне: Редж играла с тобой в песочнице в детстве?
— Д-да…
— Лечила твои разбитые коленки? Возила в травмпункты? Сидела с тобой, когда ты болел?
— Да…
— Проверяла твои уроки? Помогала, когда ты не мог справиться сам?
— Да.
— Она защищала тебя, когда это требовалось?
— Конечно.
— А она хоть раз забыла о твоём дне рождения?
— Нет!
— Знаешь почему?– улыбнулся Солнцеяр, положив руку на плечо мальчугана.– Потому что для неё это самый счастливый день в жизни! Этого уже не изменить!
Хмурое выражение на лице Генри начало постепенно исчезать.
— Просто… порой она… бывает так строга…
— Порой Солнце прячется за тучи, и идёт дождь. Но это не от того, что Солнце больше не хочет обогревать своими лучами землю… Да и дождь тоже нужен. Без него не было бы жизни. Понимаешь о чём я?
— Кажется, да.
На последней фразе дверь на крышу спешно распахнулась, и из неё появились Регина, директор и охранник с мисс Бланшар.
— Генри!– воскликнула Миллс, бросаясь к сыну.
Солнцеяр быстро поднялся на ноги и поднял мальчугана, передавая в объятия Королеве.
— Как же ты меня напугал…– зашептала Редж.– Разве можно так делать?..
— Мисс Миллс, примите наши извинения,– затараторил директор школы.– Мы установим видеокамеры на пожарных лестницах и на крыше… Такого больше не повториться!
— Конечно, не повториться,– оборачиваясь, холодно произнесла Королева,– потому что вы здесь больше не работаете. Все троя!
— Мам! Нет! Пожалуйста…– Генри с мольбой во взгляде посмотрел на Редж,– это я виноват… Только я один!
— Генри, у работников школы есть определённые обязанности, и они должны их выполнять.
— Но, мам…
— Генри, мы не будем сейчас об этом спорить. Поехали домой.
Мальчуган в отчаянье перевёл взгляд на Солнцеяра, ища поддержки.
— Госпожа мэр, безусловно, права насчёт обязанностей,– строго обратился к персоналу школы царь,– и ваше увольнение - слишком мягкое наказание. Родители доверяют вам жизни своих детей, и вы должны оправдывать это доверие! С другой стороны образованию не хватает финансирования - это беда практически всех стран. Отсюда и все проблемы. Были бы дополнительные камеры, было бы больше охраны - ничего бы не случилось. Но, коль скоро, я спонсирую здравоохранение Сторибрука, то готов помочь и образованию…
Королева с удивлением слушала Солнцеяра, теряясь в догадках - к чему такая речь.
— Поэтому, мисс Миллс, если позволите, я хотел бы помочь школе с решением вопросов охраны и техники безопасности.
— Мистер Китон, наш город и так в неоплатном долгу перед вами,– тщательно скрывая иронию, заметила Регина.
— Ну, раз в долгу, то позвольте мне поручиться за персонал школы. С моей финансовой помощью у них больше не будет проблем с безопасностью. Обещаю!
Регина, заметив - с каким восторгом и надеждой сын смотрит на Солнцеяра, решила помочь царю заработать несколько дополнительных баллов у Генри. В конце концов, для неё было важнее, чтобы поладили её мужчины, нежели оказались наказаны какие-то ротозеи, даже если в их числе и Белоснежка.
— Я не могу отказать почётному гражданину города, неоднократно выручавшему Сторибрук в трудные минуты,– самым официальным тоном объявила мэр, боковым зрением отмечая радостную улыбку Генри и благодарный кивок.

Миллс с сыном и Солнцеяр подошли к автостоянке перед школой, и тут мужчина протянул руку и обратился к Регине:
— Давай мне ключи, я поведу.
— А где же твой крутой байк?- поинтересовался Генри.
— Возле мэрии. Сюда мы с твоей мамой приехали на машине.
— Так ты, правда, была в мэрии?- встрепенулся мальчуган, глянув на Регину.
— В каком смысле - правда?- непонимающе переспросила мать.
— А-а-а… нет… это я… что-то напутал. Поехали домой.

Глава 20.


Миллс сидела с сыном на заднем сиденье мерседеса и всю дорогу держала Генри за руку, словно тот мог куда-то подеваться.
— С какого года у тебя эта модель?– вынимая ключ из замка зажигания и глядя на женщину в зеркало заднего вида, спросил Солнцеяр.– Пора купить машину поновее.
— Я люблю старых, проверенных друзей,– отозвалась Редж.
— У тебя же нет друзей,– не уловив сути разговора, проронил Генри.
— Вероятно, потому, что надёжные друзья - большая редкость,– солнцедалец подмигнул мальчугану, вышел из машины и открыл дверцу для Королевы.
Миллс благодарно кивнула, оперевшись на предложенную руку, и поспешила к сыну, но тот обошёлся без посторонней помощи. Он уже практически не пользовался костылём.
— А ты маме друг?– прямо спросил Генри у мужчины.
Регина с интересом посмотрела на Солнцеяра, ожидая его ответа.
— Увы,– вздохнул царь.
— Почему - увы?!– одновременно выпалили сын и мать.
— Потому что у нас с твоей мамой сегодня было много дел и проблем, и я так и не успел ни смокинг раздобыть, ни белого коня…
Регина не смогла сдержать улыбку, а Генри ошарашенно уставился на мужчину.
— Ты хотел сделать маме предложение?!
— Что, плохая идея? Полагаешь, она бы не согласилась?
Мальчуган перевёл взгляд на мать, но у той на лице уже было абсолютно бесстрастное выражение.
— Мам?..– осторожно шепнул сын.
— Да?
— Ты слышала Майкла?– тихо спросил Генри.– Ты согласилась бы?
— Какой смысл обсуждать несостоявшееся предложение?– усмехнулась Королева.– Тем более на улице.
Забрав у Солнцеяра ключи от мерседеса, Регина с высоко поднятой головой направилась в дом.
— Ну, что? Есть у меня шанс?– доверительно поинтересовался у мальчугана царь.
Генри обвёл скептическим взглядом тренировочные штаны и майку солнцедальца и отрицательно покачал головой.
— Вы идёте?– из дверей окликнула мужчин Редж.
— А, по-моему, всё-таки есть,– подмигнул пареньку Солнцеяр.– Если б ты был совершеннолетним - я бы даже предложил тебе сделать ставки… Только маме не говори!
Генри весело кивнул.
— Слушай, а давай провернём одну операцию!– предложил вдруг царь.– Как у тебя с историей?
— С историей? Хорошо. У меня с математикой не очень…– смутился мальчуган,– а с историей - порядок!

Пока Регина готовила ужин, Солнцеяр и Генри были чем-то заняты наверху. Когда Миллс позвала их за стол, сын явился первым, в парадном костюме и с уложенными гелем волосами.
— Ты куда-то собрался?– оторопела мать, непроизвольно садясь на стул.– С С-с… с Майклом?
— К тебе. Я его представитель,– пояснил мальчуган,– доверенное лицо.
— Какой представитель? Представитель чего?
— Ну, как в прошлых веках. Ты что… эту, как её… «Анжелику» не смотрела?
— Я-то смотрела… А когда ты успел её посмотреть?
— Мне Майкл рассказал.
Изумление Регины с каждой минутой росло всё больше.
— В общем, вот…– Генри достал из нагрудного кармана пиджака перстень и протянул матери.
Королева сразу узнала кольцо-маяк, которое когда-то (в прошлой жизни) давал ей Солнцеяр.
— Как официальный представитель Майкла Китона,– продолжил сын,– я делаю тебе предложение от его лица!
— А его лицо здесь появится, нет?– иронично поинтересовалась Регина.– Или так и будет стоять за дверью и подслушивать?
— Майкл не очень сегодня выглядит…
— А почему вы оба решили, что для меня так важен его внешний вид?!
— Майкл предупреждал, что ты будешь сбивать меня с толку и задавать провокационные вопросы. Не выйдет! Я пришёл, чтобы получить твоё согласие на женитьбу!
— На замужество,– поправила мать.– Женятся мужчины, дамы - выходят замуж.
— Так ты согласна?!– Генри взглядом указал на перстень, который всё ещё протягивал матери.
Кольцо, способное изменить жизнь Регины, заманчиво поблёскивало, но женщина медлила. Миллс обвела ребёнка долгим, внимательным взором и тихо спросила:
— А ты… как к этому отнесёшься?
— Майкл - классный… и добрый.
Королева с трудом сдержала усмешку. Добрый царь, которого боится всё Солнцедалье!
— Ну, если ты так считаешь…– Редж взяла перстень из руки сына.
— Майкл!– тут же позвал Генри.
В столовую зашёл Солнцеяр. На его губах застыла довольная улыбка. Приблизившись к Королеве, мужчина забрал у неё кольцо и надел его Регине на палец.
— От этого луча Солнца и до долины Тьмы называю тебя женою моей,– твёрдо объявил царь Солнцедалья, не отрываясь глядя Миллс в глаза.
Королева смотрела на Солнцеяра так же и не смела произнести ни звука, опасаясь разбить тонкий хрусталь реальности.
— И когда вы поженитесь?– осторожно поинтересовался Генри, садясь за стол.
Взрослые, наконец, оторвались друг от друга и оглянулись на ребёнка.
— По законам моей страны - Солнцедалья - твоя мама только что стала моей супругой,– пояснил Солнцеяр.– Ну, а праздничные торжества мы устроим в ближайшие дни… на моей родине.
— Вы отправляетесь туда на медовый месяц?– не понял мальчуган и даже расстроился.
— Мы втроём отправляемся в Солнцедалье. А на месяц или на всю жизнь - решим позже.
Глаза Генри изумлённо расширились:
— Я никогда не покидал Сторибрук…
— Это моя вина,– с некоторым смущением проронила Редж.– Я была слишком занята работой.
— Что ж, теперь у нас будет много времени для путешествий,– подмигнул ребёнку Солнцеяр.– Я покажу вам многие миры… но начнём с моего.
— А когда мы поедем?!– оживился Генри, готовый бежать собирать чемоданы прямо сейчас.
— Завтра.
—­ Завтра?!– в один голос переспросили Редж и сын.
— Да. Или вас что-то держит в Сторибруке?

Настенные часы пробили полночь, но Солнцеяр и Регина ещё не спали. Да и как можно было уснуть после события, должного перевернуть их жизни?!
Королева приподняла руку, рассматривая обручальный перстень. В свете ночников, горевших над кроватью, он выглядел таинственно и немного пугающе.
— Что, тревожно?– шёпотом поинтересовался мужчина, под одеялом обхватывая Миллс за талию и прижимаясь к Редж ещё ближе.
— Скорее - невообразимо,– откликнулась женщина.– Всё кажется каким-то сном. Может, это параллельная реальность?
— А может, надо просто верить, хотеть и идти к цели…– на ухо Королеве зашептал Солнцеяр.
— Как ты?
— Я, конечно, тоже не эталон. Но стараюсь.
— Боги!.. Неужели я дожила до дня, когда великий царь Солнцедалья поскромничал?!
Мужчина тихо рассмеялся, переворачиваясь с бока на спину и увлекая Регину за собой. Было так приятно ощущать её обнажённое тело на своём. И вновь проснулось желание обладать этой женщиной.
— Ты опять добился, чего хотел, да?
— Ты сейчас про что?– всё больше возбуждаясь и всё меньше соображая, переспросил царь.
— Сказал, что этой ночью будешь спать в моей постели - и Вселенная молча покорилась.
— Вселенная может и покоряется мне, а вот твою покорность я не чувствую даже, когда ты мне отдаёшься!
Солнцеяр резко перевернул Королеву, оказываясь сверху и устраиваясь у неё между ног.
— Ну, ты и хам!..– возмутилась Редж, но тут же была прервана страстным поцелуем.
— Когда-нибудь, когда пройдёт твой страх, ты покоришься мне по-настоящему,– пообещал мужчина, спускаясь дорожкой поцелуев к груди Миллс.– И может, тогда признаешься и в любви…
Королева прикрыла глаза, выгибаясь навстречу ласкам. Да, Солнцеяр был прав, пока она не могла абсолютно раствориться в его любви, поверить в возможность безмятежного счастья, полностью забыть о прошлом… Но, возможно, в Солнцедалье, когда она будет вдали от Сторибрука, от Зачарованного леса и всех, кто знал Злую Королеву, она сумеет побороть свои тревоги и начать новую жизнь!..
— Может,– едва слышно отозвалась Регина.

Около пяти утра сладкий сон был прерван звонком мобильного телефона.
— Это твой,– пробормотала Миллс, отворачиваясь в другую сторону и мгновенно погружаясь в дрёму.
— Тьма на века!..– выругался Солнцеяр, не размыкая век шаря по прикроватной тумбочке в поисках сотового.– Алло…
— У нас серьёзная проблема, срочно приезжай на стройку,- послышался голос в трубке.
— Что?.. Кто это?..
— Партнёр по бизнесу. Регине ничего не говори - не дай бог дойдёт до шерифа. Жду через пять минут, вопрос жизни и смерти!
Солнцедалец недовольно заворчал, нехотя покидая тёплую постель. Он не поспал и полутора часов после бурной брачной ночи.
Натянув тренировочные и майку (последнюю наизнанку), мужчина зашёл в ванную и подставил голову под холодную струю, дабы проснуться. Помогло, правда, секунд на тридцать.
— Ты куда?– спросила Редж, когда Солнцеяр пересекал комнату, направляясь к двери.
— Надо перед отъездом одно дельце уладить,– отозвался царь.– Ты отсыпайся, пока есть возможность. Медовый месяц в Солнцедалье потребует от тебя много сил!
— Кабальеро потребуется сил не меньше, обещаю!
— Я весь в предвкушении, солнце моей жизни! Наша самая прекрасная ночь ещё впереди… Я научу тебя, как можно заниматься любовью в Солнцедалье на рассвете, когда в мир приходит магия… Такого способа ты не встретишь ни в одном из миров… даже в теории!
Королева ничего не ответила, просто закрыла глаза и улыбнулась.
— Я возьму твою машину,– выходя из спальни, предупредил мужчина.

Здание новой больницы было уже построено и теперь должны были начаться отделочные работы внутри. Правда, сегодня почему-то на стройке никого не было.
Солнцеяр зашёл в помещение и перезвонил Штильцхену. Тот велел ему подниматься на верхний этаж.
Выйдя из лифта, царь обнаружил Голда в холле, представлявшем на данный момент прямоугольник из голых бетонных стен с разбросанными на полу обрезками стройматериалов и кучками мусора. Возле оконного проёма на стуле сидел связанный Фред.
— Я так понимаю, это и есть серьёзная проблема?– кивнул на секретаря Солнцеяр и с трудом подавил зевок.
Как всегда, одетый с иголочки мистер Голд медленно кивнул и обвёл царя внимательным, сканирующим взглядом. Солнцедалец был во вчерашней одежде, которую Румпель принёс ему в полицейский участок; к стройке подъехал на мерседесе Регины, и это в шестом часу утра. Вывод о том, где ночевал Солнцеяр, напрашивался сам собой.
— И ты хочешь сказать, что он - не только твоя проблема, но и моя?- недоверчиво поинтересовался царь.
— Всё сложнее: тут одна проблема вытекает из другой,– обеими руками оперевшись на трость, удручённо произнёс Тёмный.– И к моему великому сожалению этот круг проблем замкнулся на тебе.
— Знаешь, Румпельштильцхен, я приехал сюда не для того, чтобы разбираться в проблемах, я просто хотел встретиться с тобой…
— Перед отъездом, надо полагать?
— Ты, как всегда, проницателен,– ухмыльнулся Солнцеяр и перевёл взгляд на Фреда.– Я думаю, ему лучше не слышать наш разговор, чтобы у тебя потом не было неприятностей.
— Потом?! Ого!.. Ты решил подарить мне жизнь или усыпляешь мою бдительность?
— Точно, хочешь разговаривать при свидетеле?
На губах Тёмного появилась тонкая усмешка:
— Он уже не свидетель, даже имени своего не помнит. Я тут одолжил приборчик у доктора Хоппера для шоковой терапии… и применил его на практике, дабы посмотреть, что бывает с нормальным человеком. Результат меня удовлетворил.
— Шоковая терапия?– удивился царь.– Для чего?
— Этот преданный щенок Королевы на пару с помощником шерифа сунули нос в мои дела. Узнали, что я не по доброте душевной выкупаю старое здание больницы. Даже докопались, что я причастен к пожару… В общем, полицейского пришлось засыпать в одном из тоннелей под больницей, а милашке-секретарю стереть память.
— Ты рассказываешь мне это, чтобы сделать соучастником преступлений? Должен разочаровать, мне нет никакого дела до твоих проблем.
— Да, я вижу,– мрачно покачал головой Тёмный.– Ночевал у Королевы - значит, всё зашло далеко… Я только не понимаю, а как же Шахерезада? Регина не потерпит гарема!
Солнцеяр иронично улыбнулся. Кажется, пришло время раскрыть карты, проститься и… простить.
— Разумеется,– подтвердил царь.– Просто я взял пример с одного коварного мага и по прибытии не рассказал всей правды ни Регине, ни тебе. Заставляя вас думать, что Шахерезада жива, у Королевы я вызывал ревность, а у тебя притуплял бдительность. Хотя, если откровенно, с Редж было проще. В ней больше человеческих чувств и эмоций. Ты же фактически мёртв… Сознаюсь, я пришёл в этот мир не только за сердцем Королевы, но и за твоей головой.
— Я понял это,– ухмыляясь, кивнул Румпель.– Собственно поэтому и оставил тебя умирать тогда в лесу.
— Знаю… Однако я кое-что понял за время моего пребывания в Сторибруке. Не только Регина должна простить всех и вся, чтобы отпустить прошлое, чтобы снова жить. Месть тебе, которую я пестовал десятилетиями, убивала во мне человека, делала похожим на тебя… А я не хочу быть похожим на тебя! Я прощаю тебя, Тёмный, и не стану убивать. Ты и так мёртв.
Румпельштильцхен тяжело вздохнул, приставил трость к стене и с досадой сказал:
— Ах, если б и я мог простить и не убивать… Ты всегда мне нравился, Солнцеяр, но… я не могу отдать тебе Регину. Я не мог сделать это в прошлый раз и не могу сейчас. Она ещё нужна мне. Прости.
Тёмный вынул из внутреннего кармана пиджака револьвер. Дуло оружия нацелилось в грудь солнцедальца. Взор Солнцеяра сделался чёрен, как мгла.
— Но я дам тебе возможность выбрать,– задумчиво промолвил Штильцхен.– Либо пуля, либо шоковая терапия…
Царь перевёл взгляд на Фреда, тот тупо смотрел то на Румпеля, то на Солнцеяра, совершенно не понимая, что происходит.
— Стать человекоподобным существом без памяти? Забыть всю прошлую жизнь, людей, чувства?..– с ледяной усмешкой переспросил солнцедалец.– Ты серьёзно думал, что я выберу это?! НИ ЗА ЧТО!
Солнцеяр рванулся к Тёмному, но тут раздался выстрел…

Эпилог


Дворец в свете яркого солнца переливался, как огромная гора драгоценных камней, и утопал в зелени окружающих садов. На балконе стояла Королева… хотя - нет - царица! Царица Солнцедалья! Она наблюдала за группой детей, катающихся на единорогах.
Позади послышались знакомые шаги, и на лице женщины появилась улыбка. Регина знала, что это муж. Царица медленно обернулась, но в дверном проёме никого не было. Внезапно его заполнила темнота. Чёрная мгла начала разрастаться во все стороны и вдруг заполнила собой окружающий мир…
Спасительный звонок пробудил Редж от кошмара. Она резко села на кровати, приходя в себя и идентифицируя реальность, в которой находилась. Наконец, выключив будильник, Миллс с трудом поднялась с постели и отправилась в ванную комнату.

Регина смотрела в тарелку с овсянкой, но завтракать не могла, снова и снова перебирая в памяти события недавних дней.
— Мам, ты слышишь меня?– в очередной раз повторил Генри и досадливо поджал губы.
— Что?.. Что ты сказал?– рассеянно переспросила мать.
— Меня сегодня надо забрать в 16:00, я не пойду на спортивное занятие.
— Я попрошу Фреда…
— Ма-а-ам!..
Миллс вздрогнула и поспешно закивала:
— Да-да… Я что-нибудь придумаю. Тебя заберут.
— Но не ты, да?– хмуро пробубнил мальчуган, поднимаясь из-за стола.
— Генри, ты куда? Ты не доел завтрак…
— Ты уже неделю не завтракаешь! Я тоже не буду!
— Генри!– строго одёрнула Редж.
— Что?!
— Ничего!.. И не разговаривай со мной в таком тоне.
— Я опять опаздываю в школу. Вызови такси.

Редж сидела за столом в своём кабинете, но делать ничего не могла. Её бумаги пребывали в хаотичном состоянии, и некому было их разобрать - Фред пропал в тот же день, в который случилась и та жуткая авария… Перепуганный Грем с трудом дозвонился Регине утром на мобильный и сообщил, что её мерседес сорвался в овраг и взорвался. В машине было тело, обгоревшее до неузнаваемости. В тот же день доктор Вейл провёл экспертизу, но Миллс и так знала, что в её автомобиле мог быть только Солнцеяр.
Дверь кабинета внезапно открылась, внутрь вошёл Грем.
— Привет, солнышко,– улыбнулся мужчина.
Не поднимая головы, Редж перевела на него тёмный взгляд.
— Никогда не называй меня так,– холодно приказала Королева.
— О-у… ты снова не в настроении… А я хотел тебя порадовать. Доставили точную копию твоего мерседеса, я уже оформил тебе свидетельство.
Ничего не ответив, Регина развернула кресло на сто восемьдесят градусов. К глазам подступили слёзы, но женщина сдержалась.
Надо было жить дальше…

Конец


 

#4
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1432
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:

Фото/изображение с Телесериал.com


Фото/изображение с Телесериал.com


 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей