Перейти к содержимому

Телесериал.com

Ад.

Дневники вампира/Ходячие мертвецы. КлаусǀКэтрин
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 329
  • Пол:
Мир скатился в тартарары довольно стремительно. Люди не были готовы к нападению ходячих мертвецов. И вампиры тоже. Зомби убивали всех.
Скоро в Мистик-Фоллс осталось только двое.
Клаус приехал в город, чтобы навестить свою любимую блондинку. Через день случилась эпидемия. Кэролайн он не спас.
Зато успел прихватить с собой Кэтрин. Ведь вампиру нужно чем-то питаться.
Они спрятались в морге в огромной холодильной камере. Благо вампиры не мерзнут. А Кэтрин он закутал в одеяла и пледы, которые захватил по дороге.

День первый.

Кэтрин извивается и визжит, когда его зубы впиваются в хрупкое запястье. Пирс никогда не верила в чудеса, и в то, что мир снова станет прежним, она не верит. Поэтому Клауса она уже не боится. Смысла выживать любой ценой нет, если жить, в общем-то, негде.
Поэтому она отбивается со всей яростью, на которую способна. Но Клаус, разумеется, сильнее. Он бросает ей кусок хлеба, но она презрительно отворачивается.
- Голод победит, Кэтрин, - снисходительно улыбается вампир. – Не время показывать коготки. Ты кормишь меня – я тебя. Я буду давать тебе своей крови время от времени, чтобы ты не ослабла.
- Не хочу жить в холодильнике. Рядом с тобой. Нет смысла цепляться за такое существование.
- Мы еще выберемся.
Губы Кэтрин раздвигаются в неестественной улыбке. – Вампир стремится домой к семье, которую не любит. К ребенку, которого не хочет. Не обманывай себя, Клаус. Тебе не к кому возвращаться. Кэролайн ведь мертва.
- Не смей произносить ее имя, - цедит Клаус. – Я не собираюсь вести душещипательные беседы со своей едой.

День четвертый.

Кэтрин сдается. Она уже не сопротивляется и покорно принимает еду.
Клаус хотел было позлорадствовать, но ему слишком наплевать.
Кэтрин ест немного, но скоро запасы закончатся, и придется вылезать из убежища, чтобы добыть еду.
Мысль о том, чтобы выбраться в кишащий ходячими мертвецами город, не кажется слишком пугающей, и Клаусу это не нравится. Четыре дня назад его жизнь была для него важнее.
Хриплый от холода голос заставляет его вздрогнуть. – Ты ведь уже начинаешь осознавать, да? Мы не спаслись. Наоборот. Мы в маленьком персональном аду. Нам нужно было остаться в городе. Тогда все закончилось бы быстрее.
Клаус хочет огрызнуться, но спорить с едой глупо.

День девятый.

Кэтрин не просит взять ее с собой. Она просто вцепляется ему в руку и смотрит своими огромными глазищами.
Голосу уже не хриплый, он попросту пропал. Раньше Клаус хотел, чтобы она заткнулась, но оказалось, что гнетущая тишина в их замкнутом мирке еще хуже.
Вампир берет ее с собой. Они выходят в город, Кэтрин с удовольствием поставляет лицо под солнечные лучи.
- Жалеешь, что больше не вампир? – Спрашивает Клаус.
Кэтрин отрицательно качает головой.
Странно. Странно хотеть быть беззащитным человеком, тем более сейчас.
Но вдаваться в дискуссии не получится. Кэтрин ему не ответит.
Они провели в городе час, собрали съестные припасы. Зомби не попадались.
Кэтрин спросила, не хочет ли он остаться.
- Ты совсем рехнулась, - цедит Клаус. – В мои планы не входит сдохнуть.
На то что, осталось от Мистик-Фоллс страшно смотреть, и он поспешно уводит Кэтрин обратно.

День семидесятый.

Припасы закончились. Кэтрин стала совсем тоненькой.
Клауса это волнует чуть больше, чем нужно. Вампир выходит в город, чтобы найти еду для своей еды.
В городе он обнаруживает милую белокурую девушку, чудом выжившую. Увидев, что Клаус не зомби, она с радостным криком бросается к нему.
Вампир впивается в ее шею зубами. Девушка бьется секунд десять, потом затихает.
Это было очень глупо, потому что он мог заменить ею Кэтрин. Или питаться ими обеими.
Когда он возвращается с припасами, Пирс внимательно смотрит на его окровавленные руки. – Ты все сделал правильно. Этот ад только для нас двоих.

День сотый.

Найти еду становится все сложнее. На Кэтрин страшно смотреть. Она привычно протягивает запястье, Клаус слегка сжимает его ладонью. – Не геройствуй, я не голоден. – Клаус не пил кровь три дня, и они оба это знают.

День сто пятидесятый.

- Если бы я смог отсюда выбраться, я бы изменился.
Кэтрин печально качает головой. – Нет, если бы ты выбрался, то посчитал бы это знаком свыше, что поступал правильно. Ничего бы не изменилось. Но не переживай, ты не выберешься.

День двухсотый.

Клаус не находит еды, но приносит бумагу и карандаш. Правда рисовать не хочется. Он на время забывается коротким беспокойным сном. Когда просыпается, то видит, что все листы изрисованы неуверенной рукой. Это портрет мужчины и двух женщин. У женщин огромные темные глаза. Как у Кэтрин.
- Зачем ты это сделала?
Пирс грациозно пожимает плечами. Клаус не может не восхититься грацией этой женщины. Никакие голод и холод не смогли с ней совладать. – Я решила оставить тебе прощальный подарок. Скоро я отсюда уйду. Хочу, чтобы ты знал, что я тебя простила. Глупо ненавидеть умирающего.
- Я не просил прощения.
- Я знаю.
Клаус знает, что сбежать от него Кэтрин не сможет, но ее решимость пугает. Он садится поближе к двери и внимательно наблюдает за брюнеткой.
Кэтрин усмехается. Неожиданно мягко. И это пугает еще больше. Они не должны быть добрыми к друг другу. Они враги и ничего не изменилось.
День двухсот пятый.

Клаус выговаривает зло и решительно, что Кэтрин не имеет права его оставлять. Под мягким взглядом карих глаз он сбивается, начинает говорить об Элайдже, о том, что он ее ждет, почти, что просит прощение за убийство ее родителей.
Вампир говорит долго и убедительно, а Пирс молча смотрит на него немигающими огромными глазами. Ей все равно, потому что она сбежала из их ада.

Кэтрин мертва уже два дня, потому что Клаус не смог найти еду.
Фото/изображение с Телесериал.com
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей