Перейти к содержимому

Телесериал.com

Возвращение.

Последние сообщения

Сообщений в теме: 6
#1
Вишня
Вишня
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Июн 2012, 01:32
  • Сообщений: 113
  • Пол:
Действие происходит после того, как Майклу удалось остановить процесс Гилмана.

обсуждение фанфика

* * *


Голос Медлин был тих и спокоен, как всегда, но Пол чувствовал в нем тревогу:
- Процесс Гилмана завершен, Майклу удалось его остановить. Процесс, но не Никиту.
- Ты полагаешь, он стал необратим?
- Нет. Радужка глаз Никиты и ее состояние говорят о том, что процесс остановлен. Она не нуждается больше в лекарствах.
- Тогда что тебя беспокоит, Медлин? – Шеф с недоумением смотрел на своего заместителя. – Она безупречно выполняет задания, ее показатели ничуть не изменились после похищения ее Майклом. И его она по-прежнему игнорирует, разве ты не этого добивалась?
- Она может быть опасна, Пол, - вдруг сказала Медлин.
- Опасна? Для кого?
- Не знаю, Пол, я еще не разобралась до конца. Но ее взгляд, смелость, граничащая с безрассудством… Что-то происходит, но пока не ясно что.
- Думаешь, она может стать угрозой Отделу?
- Да. Час назад Никита убила нашего агента Старка.
- Что??? – взревел Шеф, - как это произошло?
- На тренировке. Она сломала ему шею.
- Ты уже допросила ее?
- Да. Она молчит.
- Что это значит? Никита добивается устранения? Это совсем не в ее стиле.
- Не знаю, Пол, я действительно не знаю что с ней. Пока.
- Майкл уже вернулся?
Двери бесшумно разъехались и в проеме появился Майкл. Как всегда безупречен и невозмутим. Медлин коротко описала проблему и возникшие опасения.
- Ты лучше всех знаешь Никиту, что ты можешь сказать о ее состоянии?
- Я давно ее не видел, что с ней?
- Я понимаю тебя, Майкл, - голос Медлин стал еще тише и вкрадчивее, - я даже была готова согласиться с тем, что Никита, обладающая великолепным артистическим талантом, скрывает от всех вернувшиеся к ней чувства. Но пока тебя не было…
Она быстро встала и, подойдя к компьютеру, нажала несколько клавиш. На мониторе возникло изображение.
- Это запись последней миссии, посмотри ее.
Майкл спокойно просмотрел всю запись. Ни один мускул не дрогнул на его лице и лишь появившаяся легкая бледность не укрылась от внимательных глаз психолога.
- Что скажешь?
Майкл медленно повернулся, взгляд был пустым и холодным.
- Процесс все еще действует? – спросил он.
- Нет. Она в полном порядке, но если судить по тому, что она вытворяет…
- … процесс стал необратим, – закончил за нее Майкл.
- Этого не может быть, - ответила Медлин. – Если бы процесс стал необратимым, Никита навсегда бы осталась на лекарствах, она просто не смогла бы существовать без них. Изменения произошли в ее психике.
- Что вы намерены делать? – Майкл внезапно ощутил как засосало под ложечкой. Он прекрасно понимал, что изменения в психике в Отделе «лечатся» лишь одним способом – ликвидацией.
- Никита подлежит устранению. Но сейчас она нам слишком необходима. Через некоторое время планируется серьезная миссия, которая должна быть полностью возложена на Никиту.
- Ей просто нужно время, - возразил Майкл.
- Может быть, - Медлин посмотрела на агента, - ситуация зашла в тупик. Нам нужна твоя помощь.
- Что я должен сделать?
- Ты должен вернуть Никиту, вернуть ее чувства к тебе. Я уверена, что ты живешь в ее сердце и только ты сможешь справиться с ее нынешним состоянием и вернуть прежнюю Никиту.
Майкл насмешливо покачал головой.
- Зачем? Вы добивались совершенно иного…
- Никита убила Старка. Она свернула ему шею на тренировке, - заметила Медлин.
- Где она сейчас?
-Арестована. Действуй на свое усмотрение, но будь осторожен.
- Я могу идти?
- Да, конечно, - улыбнулась Медлин. Майкл медленно повернулся и вышел из кабинета.
- Думаешь, он справится? – недоверчиво спросил Щеф.
- Ни у кого нет выбора. Майкл сделает все, чтобы спасти ее от устранения, - вздохнув, ответила Медлин.


Майкл вернулся в свой кабинет. Он вновь пересматривал запись последней операции, с участием Никиты. Объект захвачен, группа уходит с позиции. Никита резко оборачивается и наводит оружие на придорожные кусты. Оттуда, с поднятыми руками, выходит мужчина и испуганная девочка лет двенадцати. Судя по всему, это садовник и его дочь. Никита хладнокровно стреляет сначала в девочку, затем в мужчину. Тела падают в траву и скрываются из поля зрения камеры. Никита подходит к кустам и делает два контрольных выстрела.
Она в маске, как и трое остальных членов группы. Объект захвачен тихо и без выстрелов. Убивать садовника не было никакой необходимости. Да и не убила бы Никита ребенка, если бы стала прежней.

Майкл откинулся в кресле и закрыл глаза. Послышался легкий шум микрофона и голос Медлин бесстрастно сообщил: «Никита в белой комнате». «Уже иду», - отозвался Майкл.

Белая комната слепила глаза и давила своей тишиной. Никита сидела в железном кресле, мрачно глядя на закрытую дверь. После изнуряющей тренировки невыносимо хотелось пить. Она уже потеряла счет времени. Не было ни страха, ни сожаления, ничего, кроме жажды. Наконец дверь с лязгом распахнулась, и в помещение вошел Майкл. Он выглядел усталым. Осунувшееся лицо и лихорадочно блестевшие глаза выдавали бессонные ночи.
- Здравствуй, Никита, - тихо произнес он и остановился прямо перед ней.
- Здравствуй, Майкл, - девушка подняла на него равнодушный взгляд. – Прежде чем ты начнешь допрос, не мог ли ты принести мне воды?
Майкл обошел кресло и освободил девушке руки. Никита недоуменно оглянулась:
- Что это значит, Майкл?
- Пойдем, - просто ответил он.
Никита всегда удивлялась тому, как легко он мог подчинить своей воле обычным, ничего не значащим, словом или даже взглядом. Она не произнесла ни слова, лишь встала и пошла за ним.
На улице светило весеннее солнце и пахло свежей листвой и дождем. Они зашли в кафе. Никита с жадностью осушила стакан и удовлетворенно откинулась на спинку стула. Майкл молчал. Он с какой-то грустью смотрел на девушку, думая о чем-то о своем. Никита не мешала ему. Она сосредоточенно расправлялась с ужином, стараясь не смотреть на мужчину напротив.
- Что дальше? – спросила она, отодвинув тарелку и отвернувшись к окну.
- Я отвезу тебя домой, - ответил Майкл и поднялся из-за стола. Никита вновь недоуменно посмотрела на него, а затем усмехнулась:
- Медлин решила, что убить меня в отделе слишком расточительно? Желает выжать из моей ликвидации максимум?
- Почему ты решила, что тебя хотят ликвидировать?
- А зачем бы еще они прислали ко мне тебя?
Майкл не ответил. Он распахнул перед девушкой дверь автомобиля и сел за руль.

Выйдя из душа, Никита не удивилась, увидев в гостиной Майкла. Она села рядом, поджав под себя ноги. Майкл повернулся и легко коснулся ее волос. Никита отстранилась.
- Что происходит?
- О чем ты?
- О последней операции.
-Тебе уже продемонстрировали запись? Оставлять свидетелей – неоправданный риск, ты это знаешь.
- Вы были в масках…
- Один из агентов снял маску, зацепившись за куст. Они могли видеть его лицо.
Майкл смотрел в голубые глаза и не мог понять, правду говорит Никита или лжет. Он слишком устал…
- Я думал с процессом Гилмана покончено.
- А причем тут процесс? Я все сделала правильно. Чего ты от меня хочешь, Майкл?
- Я хочу тебе помочь.
- Помочь? В чем?
- Я думал, ты стала прежней, там, в том доме, - тихо проговорил Майкл.
- Майкл, я такая, какая была всегда. Я убрала свидетелей, потому что так было нужно. Мне жаль их, разумеется, но оставить их в живых было бы неразумно.
- Ты убила Старка.
Никита промолчала.
- Ты не ответишь мне?
- Это допрос?
-Нет… Иди ко мне, - Майкл попытался привлечь к себе девушку, но Никита вновь отстранилась.
- Извини, Майкл. Прости… Я очень благодарна тебе за все, но… Ты много для меня сделал: вылечил от процесса Гилмана, вернул мне чувства, я стала прежней. Только одно ты не можешь вернуть, Майкл. Я больше не люблю тебя, прости. Я пыталась, но не могу найти в себе то, что испытывала к тебе раньше. Ничего нет. Я очень к тебе привязана, мне легко и надежно с тобой на заданиях, но ничего другого… Ты должен это понять.
Майкл с недоверием вглядывался в лицо любимой девушки и понимал, что он вновь потерял ее. Это было слишком тяжело. Майкл опустил глаза:
- Никита…
Девушка встала и отошла к окну. Майкл хотел сделать еще одну попытку, но остановился. Затем он просто ушел.
Никита обернулась и безучастно уставилась на закрытую дверь.

Никита вырвалась из тяжелого сна и резко села в кровати. Через несколько секунд она начала понимать, где она и что происходит. Сотовый телефон, не прекращая, подавал свой сигнал. Никита взяла трубку:
- Да.
- Жозефина, - прозвучал в трубке голос Медлин.
Никита удивленно посмотрела на аппарат в руке и, медленно отложив его, поднялась с постели.
Попав в отдел, Никита вошла в главный зал и бросила взгляд на «поднебесье». Кабинет Шефа был пуст. Никита стремительно направилась к Биркофу.
-Биркоф, почему меня вызвала Медлин? Ггде Майкл?
Юноша поднял взволнованный взгляд.
- Я не знаю. Майкл не выходит на связь.
Глаза Никиты расширились:
- Нужно послать к нему домой.
- Уже посылали. Его не было в квартире уже несколько дней. Он ничего не говорил тебе, когда уходил? Может куда-то собирался?
- Он был крайне усталым. Я была уверена, что он поехал домой.
- Тебя ждет Медлин, иди Никита.
 

#2
Вишня
Вишня
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Июн 2012, 01:32
  • Сообщений: 113
  • Пол:


- Проходи, Никита, - Медлин оторвалась от созерцания своих орхидей и села напротив девушки. – Расскажи мне о вчерашнем вечере.
- Что я должна рассказать? – Никита презрительно уставилась на Медлин.
- Все.
Никита хмыкнула, откинулась в кресле и монотонно произнесла:
- Мы поужинали в кафе, затем Майкл отвез меня домой. Минут через двадцать он ушел. Я думаю, ваши шпионы расскажут вам больше. Я не поила Майкла наркотиками и не стреляла ему в спину. Это все.
- Почему ты убила Старка? – резко сменила тему Медлин, внимательно наблюдая за реакцией агента. Никита оставалась бесстрастной:
- Он оказался слишком слаб. Я ожидала сопротивления и не рассчитала силы. Не думаю, что есть о чем сожалеть, если даже в учебном бою агент ведет себя как тряпка.
- Старк работал не только на нас, но и на банду «Абу Сай». Нам нужны были его связи, чтобы выйти на террористов.
- Неужели? То есть, зная что Старк предатель, вы приставили его ко мне шпионом и тем самым просто подставили меня? Вернее теперь уже Майкла. Потрясающая идея. Где же была ваша группа прикрытия?
- Двое убиты, теневики отследили местонахождение их базы, - просто ответила Медлин и отвела взгляд. – Старк не вышел на связь с бандой и они перешли к действию.
- На месте Майкла должна была быть я, - горько, словно про себя, проговорила Никита. - Он еще жив? – тихо спросила она.
- Надеюсь, что пока да. Брифинг через 10 минут. Ты остаешься в Отделе.
- Как это понимать? – воскликнула Никита.
- Операция слишком опасна и шанс спасти Майкла меньше пяти процентов , мы не можем сейчас так рисковать тобой. Банда «Абу Сай» славится своей невероятной жестокостью и изобретательностью в плане пыток. Этого не выдержит даже Майкл. Скорее всего, им придется пожертвовать. Наша главная задача сейчас - полностью уничтожить базу.
Никита, не мигая, смотрела на Медлин. Она чувствовала, как по похолодевшей спине стекают капельки пота, но ничем не выражала свои чувства. «Школа Майкла» показывала высокие результаты…

Брифинг для Никиты прошел, словно в тумане. Шеф не сказал ничего нового, чего бы не знала оперативница.
- Никита, ты меня слышишь?- обратился к ней Шеф.
Девушка взяла себя в руки и прямо посмотрела на Шефа:
- Мы теряем время, - резко ответила она.
Пол смерил агента взглядом и продолжил:
- Руководит операцией Никита. Биркофф – на тебе тактика. Выезд – прямо сейчас. Удачи…

Никита стояла перед монитором, зорко следя за ходом операции и, изредка отдавая короткие четкие приказы. Биркофф быстро и грамотно направлял оперативников, определяя границы и точки их действий. Шеф и Медлин , словно два изваяния, взирали сверху на работу агентов. Пол явно волновался. Он без сожаления расстался бы с Никитой, но совершенно не хотел терять Майкла. Он также видел все происходящее на экране и слышал каждое слово. Медлин была исключительно серьезна и сосредоточена на ходе миссии.
- Прошел третью отметку, - доложил Брендон, командир первой группы. – Разрешите начать минирование.
- Где Майкл? – спросила Никита.
- Пока не выяснили.
- Начинайте минирование.
Через минуту послышались выстрелы.
- Нас засекли, - крикнул Брендон.
Завязался бой. Биркофф быстро отдавал команды, прикрывая оперативников, подсказывая местонахождение врагов и обеспечивая «коридоры» для передислокаций. Майкла по-прежнему, обнаружить не удавалось.
- Биркофф, выводи нас! – прогремел в наушнике голос командира второй группы.
- Найти Майкла! – резко приказала Никита.
- На этажах чисто, - вклинился Брендон. – Майкл, вероятно, в подвале. Его не было в данных разведки, единственный вход туда – через лифтовую шахту. Мы только что это выяснили.
- Никита, - позвал Биркоф, - Никита, нужно выводить людей. Мы не успеем его спасти.
- Никита! – послышался грозный голос Шефа, - Немедленно выводи людей, сорвешь операцию!
- Брендон, найди Майкла! – голос Никиты зазвенел как сталь. – Все остальные – отходят!
Биркофф выводил оперативников, Никита не мигая смотрела в монитор. Надежда таяла с каждой секундой, бессилие и невозможность действовать сводили с ума, мозг продолжал лихорадочно работать. Никита переключила Брендона на отдельный канал и вела его, словно кукловод в театре.
Бесконечные коридоры, треск автоматных очередей, трупы… Неумолимо бежали секунды, в висках пульсировала кровь, пересохшие губы беззвучно произносили какие-то слова…
- Я нашел его, - послышался голос Брендона.
- Вытащи его, Брендон.
- Мы не успеем, Никита, - голос командира был спокоен в своей безнадежности.
- Биркофф, дай им время!
- Не могу… - юношу лихорадило, он понимал, что это конец.
Внезапно в руке Никиты появился пистолет. Она молниеносно взвела курок и приставила дуло к виску парня:
- Дай им время, - сквозь зубы отчетливо процедила она. Ее глаза словно остекленели.
- Никита, - предупреждающе прогремел голос Шефа, но девушка не слышала его.
- Это невозможно, - одними губами прошептал Биркоф и закрыл глаза. На экране появился Брендон с бесчувственным телом Майкла на плече. В это же мгновение прогремел взрыв, изображение исчезло…
Прошло несколько минут, прежде чем Никита обрела возможность говорить.
- Потери? – ровным голосом произнесла она.
Биркофф, севшим голосом, перечислил количество убитых и раненых.
- База?
- Полностью уничтожена.
- Задание выполнено, сэр, объект уничтожен. - Отрапортовала Никита и, сняв наушник, положила его на стол. Она вышла из компьютерного отела и пошла к выходу. Вальтер, увидев девушку, хотел было окликнуть ее, но сразу осекся. Он бессильно опустился на стул и спрятал лицо в ладонях.
Пол взял пульт и затемнил панорамное окно, продолжая смотреть в рябящий экран. Медлин тихо покинула его кабинет…




 

#3
Вишня
Вишня
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Июн 2012, 01:32
  • Сообщений: 113
  • Пол:
* * *

Почти пять часов Никита лежала на крыше высотки и, не отрываясь, следила в бинокль за происходящим внизу. Несколько десятков человек разбирали завалы взорванного здания. Слышались отрывистые голоса, которые прерывал рокот работающей техники. Слева от груды обломков стояли две полицейские машины, скорая помощь и крытый фургон. Туда приносили тела погибших, которых осматривал коронер и что-то записывал в блокнот.
Солнце село за горизонт, надвигались сумерки. Никита отложила бинокль и потерла замерзшие руки. Восемнадцать погибших, из них два оперативника. Ни Майкла, ни Брендона среди них не было.

Никита ощутила привычную резкую головную боль. Она непроизвольно сжала виски руками и, стиснув зубы, отсчитывала в уме секунды. Боль ушла так же резко, как и наступила. В мозгу вспыхнули какие-то воспоминания. Девушка, с удовлетворением, отметила про себя, что этот приступ первый за последние два дня. Провалы в памяти становятся все реже , как и обещал Вальтер.

Мысли вернули Никиту к событиям последних недель. Сначала она не осознавала, что с ней происходит. Головные боли, частичная потеря памяти пугали и настораживали. Усилием воли, Никита боролась с этими явлениями и всячески скрывала от окружающих. Майкла отправили на задание и она осталась совсем одна со своей бедой. Один из приступов случился на тренировке. И хотя ей и удалось все скрыть случайным падением, о ее странном поведении тут же было доложено руководству. К Никите приставили Старка. Медлин, как обычно, все рассчитала: если у Никиты остались губительные последствия после процесса Гилмана, то она в любом случае подлежит ликвидации. Старк, рано или поздно, клюнул бы на легкую добычу и, похитив Никиту, привел бы Отдел в логово террористов, на которых работал. Старку ничего не сказали ни о процессе Гилмана, ни о его последствиях. Обычная внутренняя слежка.

Все случилось на последнем задании. Приступ был настолько сильным, что Никита не устояла на ногах и, опустившись на колени, со стоном, прижалась к кирпичной стене. Боль прошла стремительно, рассеялся туман в глазах и, как обычно после этого, обострились все чувства. Никита успела увидеть мелькнувшего, в проеме двери, шпиона и все поняла. Она грамотно провела инсценировку зачистки свидетелей, выпустив в садовника и его дочь транквилизатор, зная, что находится в поле зрения камеры Отдела. А затем, воспользовавшись занятостью Шефа, нашла предлог выманить Старка в спортивный зал, где и уничтожила опасного соглядатая.

Опасность миновала, но тут вернулся Майкл. Никита не верила никому, не смогла она открыться и Майклу. Зная, под каким колпаком она находится, меньше всего ей хотелось ставить его под удар…

И вот теперь его больше нет. Надежда таяла с каждой минутой. Находясь в чужой, враждебной стране, она не имела возможности действовать. Ничего не мог изменить и Отдел. Шеф, будучи откровенно расстроенным гибелью Майкла, все же объявил его погибшим и отказал в организации поисков. Он был прав - камера явственно зафиксировала взрыв и никакого смысла, в поиске не было.

* * *

Никита потеряла счет времени. Слез не было, лишь чувства безнадежности и пустоты полностью поглотили ее сознание. Вновь и вновь она пересматривала запись, пытаясь рассчитать расстояние от эпицентра взрыва до местонахождения Брендона с Майклом. Она не поверила холодным расчетам Биркофа, которые не давали ни единого шанса даже из миллиона. Никита должна была верить. Верить в то, что он мог выжить. Без этой веры ей незачем было существовать дальше.

Никита медленно поднялась из-за стола и, словно во сне, направилась к выходу. Шеф настороженно проводил ее взглядом и обратился к стоявшей рядом Медлин:
- Она справится?
- Нет, - ответила Медлин. – Уже нет.
- Думаешь, нужно было позволить ей организовать поиски?
- Это был бы больший риск. К сожалению, мы потеряли и Никиту. Нужно заняться подготовкой Салли. Ей придется участвовать в миссии вместо Никиты.
В зале появился Уиллис. Он поднял глаза и вопросительно взглянул на шефа. Пол коротко кивнул и отвернулся.

Никита подошла к лифтам. За шумом отъезжающей двери, она сразу уловила тихий щелчок взводимого курка, и обернулась. Уиллис, вытянув руку, прицелился в девушку, но взгляд небесно-голубых, широко распахнутых глаз заставил его на секунду остановиться. В это же мгновение, точным ударом, Вальтер выбил оружие из рук агента и с помощью шокера обезвредил парня. Он быстро подошел к Никите и коротко ей сказал:
- Умереть ты успеешь всегда. Но сначала убедись в том, что сделала все, что могла.
Никита молча посмотрела на старика, затем наклонилась и поцеловала его в щеку. Уже стоя в лифте, она обернулась и вдруг улыбнулась. Двери захлопнулись и старый оружейник тихо прошептал:
- Возвращайся…

* * *

Вальтер сидел в кабинете Медлин и искоса поглядывал на вышагивающего Шефа.
- Ты хоть понимаешь, что ты сделал? Никита сбежала! Теперь вместо подготовки важной миссии, мы вынуждены задействовать оперативников для ее поисков, - бушевал Пол.
- А зачем ее искать? Она не сбежала, а отправилась на поиски.
- А что такое приказ – это вам не ведомо? – остановился Шеф, бешено вращая глазами.
- Какой приказ? Выстрелить ей в спину? – презрительно скривился оружейник.
- Вальтер, - голос Медлин звучал тихо и мягко, - ты прекрасно понимаешь, что Майкла уже не вернуть. Никита сейчас подвергает риску не только себя, но и весь Отдел.
- Никита не сдастся, - упрямо ответил старик, - она не заслужила пули в затылок. Она вправе сама решить свою судьбу. Можете вызывать Уиллиса, я не стану оборачиваться. – Вальтер резко встал и вышел из кабинета.
Шеф и Медлин переглянулись. Пол был явно растерян.
- Вальтер очень расстроен, - сказала Медлин, - не стоит сейчас давить на него. Наказание можно придумать позже. А сейчас нужно решить вопрос с Никитой.
- Сколько мы можем выделить людей на ее поиски? – спросил Пол.
- А нужно ли ее искать? Мы знаем где она. Она найдет тело Майкла и…
- Ты согласна все оставить как есть?
- Пожалуй, да. Я еще раз проанализировала ситуацию. Никита или вернется или останется с ним навсегда. Нужно просто подождать. Мы знаем ее достаточно хорошо, чтобы понимать – бежать она сейчас не будет.
- Там есть наши люди?
- Есть. Но они до сих пор не засекли ее. Мы слишком хорошо обучили Никиту.
- О кей, - почти успокоился Шеф, - думаю, к концу недели все закончится.
- Я уверена в этом, - грустно улыбнулась Медлин и отвернулась к монитору.

Сообщение отредактировал Вишня: Пятница, 24 августа 2012, 21:54:12

 

#4
Вишня
Вишня
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Июн 2012, 01:32
  • Сообщений: 113
  • Пол:
* * *

Никита открыла глаза. Над головой раскинулось звездное небо и ее тело накрыл холод, словно ледяным одеялом. Девушка, стараясь унять дрожь и, с силой, смыкая предательски стучащие зубы, вновь припала к биноклю. Далеко внизу продолжала кипеть работа. Площадка завала была слабо освещена и повсюду, словно упавшие звезды, мелькали фонари рабочих и спасателей. Крытый фургон уехал, осталась лишь одна полицейская машина и скорая помощь. Близилась полночь.

Никита третьи сутки находилась в чужой стране. Первые два дня она иногда позволяла себе оставить свой «пост» и, свернувшись комочком на чердаке здания, погружалась в тревожное забытье. Она ни разу не вспомнила о еде, лишь, изредка, припадая сухими, потресковавшимися губами, к фляжке с водой. К сегодняшнему вечеру завал был, практически, разобран и девушка осознавала, что в любую минуту спасатели окажутся в подвале. Она быстро отползла вглубь плоской крыши и поднялась на ноги. Все тело заходило ходуном, словно в пляске святого Витта. Никита разминала затекшие члены и старалась согреться движениями, как вдруг внизу послышались голоса. Оперативница в мгновение ока упала на живот и стремительно подползла к краю, схватив бинокль. Огоньки фонарей сгрудились в одном месте, двое мужчин спешили к группе с носилками.

Несколько секунд понадобилось Никите, чтобы оказаться внизу. Быстрым, отработанным ударом, она обезвредила скучающего охранника и выскочила на улицу через черный ход. Одиноко стоящий под сенью деревьев автомобиль, она заприметила еще в первый день слежки. Не включая фар, плавно тронула машину с места и, объехав квартал, припарковалась в маленьком темном дворе. Перебежав дорогу, она остановилась в непроглядной тени здания и, с остановившимся сердцем, смотрела на происходящее на площадке.

Их было четверо. Четыре тела, среди которых наверняка было то, единственное. Тусклый свет и суетящиеся вокруг люди не давали возможности разглядеть то, чего она так ждала и так боялась все эти дни. Сзади послышался надвигающийся рокот двигателя. Никита еще плотнее вжалась в стену. Мимо нее проехал все тот же крытый фургон и остановился на прежнем месте. Коронер закрыл блокнот и кивнул рабочим. Один из них застегнул молнии на мешках и началась погрузка…

Никита шла к машине. Всегда стройная и гордо выпрямленная спина словно обмякла, плечи опустились. Слезы застилали глаза и дикая боль в груди мешала дышать. Девушка села за руль и тихо застонала. Все эти дни она гнала от себя мысль, что все кончено. Она все понимала, но не позволяла себе утратить надежду. Она словно жила этой верой…

Из подворотни вынырнул фургон и, не спеша, направился на юг. Никита безучастно смотрела на удаляющиеся красные огоньки, которые расплывались и принимали причудливые формы сквозь призму горьких, невыплаканных слез. Все стало пустым и бессмысленным...
Дрожащей рукой Никита завела двигатель и поехала в противоположную от фургона сторону. Вдруг, резкая боль в голове, вывела на мгновение девушку из оцепенения. Остановив машину, Никита схватилась обеими руками за виски и упала на руль. Через минуту боль утихла, и Никита перевела дыхание. Затем, она резко развернула автомобиль и, вдавив в пол педаль газа, понеслась вслед за красными огоньками.

* * *

Никита бесшумно двигалась по темному коридору, в конце которого, одиноко горела тусклая лампочка. По спине стекали капельки пота, а влажная ладонь крепко сжимала вороненую сталь оружия. Вдруг послышались голоса. Никита быстро юркнула в незапертую дверь, и бессильно прислонилась к стене, переводя дыхание. Двое мужчин, негромко переговариваясь, прошли по коридору и все стихло. Выждав пару минут, Никита вновь продолжила свой путь.

Она нашла их быстро. Они занимали четыре стола из шести в просторной комнате с белыми стенами, отделанными кафельной плиткой. Никита в растерянности остановилась посредине и опустив голову, на мгновение прикрыла глаза. Затем, с каким-то маниакальным упорством, заставила себя подойти к первому столу. Расстегнув молнию, Никита вздрогнула как от удара. Это был Брендон. Лицо почти не пострадало, лишь было густо усыпано цементной пылью, пропитанной кровью. Второй и третий были незнакомые ей мужчины.

Дальше тело отказывалось подчиняться воспаленному разуму. «Зачем я здесь? Для чего?» - стучало в голове. «Чтобы убедиться, что я сделала все», - отвечало сознание голосом Вальтера.
Дрожащей рукой девушка медленно потянула молнию. Она увидела каштановые, вьющиеся волосы, седые от пыли… Никита покачнулась и ухватилась рукой за стол. Остатки сознания уловили какое-то движение позади нее и чья-то сильная рука зажала ей рот. Сил сопротивляться не было и Никита, с тяжелым вздохом, погрузилась в темноту…

 

#5
Вишня
Вишня
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Июн 2012, 01:32
  • Сообщений: 113
  • Пол:
* * *

Гул нарастал, словно снежная лавина. Плотная темнота завибрировала и начала медленно рассеиваться, освобождая сознание из тягучих пут насильственного сна. Никита открыла глаза. Первое, что она увидела, - средних лет мужчину напротив. Он свободно расположился в кресле, положив ногу на ногу и, с интересом, наблюдал за девушкой. Гладко выбритое лицо, с серыми цепкими глазами, высоким лбом и волевым подбородком, выдавали в нем умного и властного человека.
- Добро пожаловать, - с улыбкой произнес он.
Никита попыталась вскинуть руку, чтобы убрать с лица прядь волос и тут же поняла, что наручники надежно фиксируют запястья к подлокотникам кожаного кресла. Мужчина наклонился к девушке и поправил ей волосы.
- Кто вы? - едва разлепив пересохшие губы, прошептала Никита.
Мужчина не ответил, но, взглянув за спину девушки, коротко кивнул. Молодой боец, с автоматом наперевес, снял наручник с левой руки оперативницы и протянул ей стакан воды. Никита молча взяла стакан и сделала несколько глотков, затем вопросительно уставилась на человека напротив. Тот, взяв со столика портативный компьютер, удобно расположил его у себя на коленях.
- Итак: Никита. Оперативник первого Отдела второго уровня…
Далее последовало подробное цитирование профайла Никиты.

Девушка, не выказывая никаких эмоций, быстро и профессионально оценила окружающую обстановку. Они летели в небольшом частном самолете, с вооруженными до зубов людьми, а человек напротив, обладал секретной информацией Отдела. Пытаться бежать не было никакой возможности. Никита постаралась расслабиться и полностью сосредоточиться на речи собеседника. В этот момент было произнесено самое дорогое для нее имя и Никита, непроизвольно, вздрогнула. Это не укрылось от глаз говорившего. Он отложил компьютер и откинулся на спинку кресла.
- Майкл и Никита, - с усмешкой произнес он, - Никита и Майкл. О вас уже ходят легенды.
- Кто вы? – твердо повторила свой вопрос Никита, чувствуя, как в душе все переворачивается от нахлынувших чувств. Усилием воли, она взяла себя в руки и постаралась абстрагироваться от имени, которое причиняло невыносимую боль.
- Можешь называть меня Джонатан, - слегка склонив голову, представился мужчина и с улыбкой отметил чуть изменившееся выражение на лице Никиты.
- Но… - начала Никита и замолчала, пристально глядя на собеседника.

Джонатан Крафт – руководитель террористической группировки «Абу Сай», базу которого разгромили несколько дней назад. Человек, из-за которого погиб Майкл… Никита почувствовала легкое головокружение.
Джонатан продолжал молчать, давая возможность сложить мозаику.
- Что вам нужно? - резко спросила оперативница.
Террорист усмехнулся, не скрывая своего разочарования:
- То же, что и всегда - информация, - буднично произнес он.
- Нет, - отрезала Никита.
Джонатан покивал, всем видом показывая, что другого ответа он и не ждал:
- Разумеется. Твой болевой порог и стойкость к пыткам мне так же известны, Никита. Хорошо, поговорим об этом позже. Сейчас меня интересует другое – зачем ты вернулась?
- Какая разница?
- Нуу, Никита, мы взрослые люди...
Никита со всей очевидностью поняла, что Джонатан знает все ответы и затевать игру с ним, бессмысленно.
- Я искала своего командира.
- Зачем?
- Убедиться в его гибели или в том, что он выжил.
- Твои данные говорят о том, что между вами была неразрывная связь.
- К чему этот вопрос, – с грустью ответила Никита, - если вы имеете доступ к данным?
- Просто хотел убедиться, - пожал плечами мужчина и вдруг спросил: – Хотите есть?
Никита попыталась вспомнить, когда она ела последний раз и слегка удивилась, что не испытывает чувства голода.
- Не отказывайтесь, Никита. Вы слишком подавлены, а аппетит приходит во время еды, - вновь улыбнулся Джонатан и подал знак бойцу.

Никита, не чувствуя вкуса, медленно поглощала обед, сознавая необходимость в восстановлении сил. Поведение террориста несколько обескуражило ее. Если бы ему нужны были сведения, их бы уже давно выбивали из нее всеми доступными способами, а не угощали изысканным блюдом. Значит бандиту нужно что-то еще. Оставалось только ждать. И вдруг, ее словно ударило током. Майкл! Откуда у этого террориста столько секретной информации? Им удалось разговорить Майкла? Ледяной ужас сковал все ее тело. Что им еще нужно? Почему она все еще жива?

Никита медленно отложила прибор, стараясь справиться с невероятным напряжением.
- Вам не понравился обед? – вскинул брови Джонатан?
Никита молчала, не в силах отвести взгляда от его лица.
- Ну, хорошо, - сказал Джонатан и приказал унести посуду. - Никита, я надеюсь, вы осознаете, в каком положении сейчас оказались? Отдел не простит вам самодеятельности, это очевидно. Наставника вы потеряли. Вы остались одна, Никита. Что вы собирались делать дальше? Бежать? Покончить с собой? Что?
Никита молчала. Она сейчас получила вопросы, на которые у нее не было ответов. Вопросы, которые она избегала задавать самой себе, пока не найдет его. И вот они заданы, не важно кем. Девушка растерянно пожала плечами и отвернулась. Хотела ли она смерти? Или может быть мести? Никита словно увязла в липкой массе безысходности…

- У вас нет пути назад, Никита, - прервал ее размышления террорист. – В Отделе вас ждет смерть, на свободе вас найдут и уничтожат. Вас всюду ждет только смерть. Ужасающая ситуация для такой молодой и красивой женщины, вы не находите?
Никита встретилась со взглядом серых глаз и вдруг улыбнулась:
- И только благородный террорист готов предложить жизнь, - закончила она за него.
Джонатан радушно раскинул руки и улыбнулся в ответ:
- Приятно иметь дело с разумным собеседником, - заключил он.
- Как я понимаю, ни о каких условиях речи и быть не может? – Никита продолжала выдерживать светский тон.
- Разумеется. Вы не в том положении, чтобы диктовать условия, но слишком ценны для нас, чтобы отказать себе в попытке вашей вербовки.
- Я так и поняла. Каковы же ваши условия и планы относительно меня?
- А вот это уже деловой подход. Браво, Никита. Я рад, что нам удалось найти общий язык, не прибегая к пафосным речам о предательстве и прочей утопии. Детали мы обсудим позже и, возможно, я даже позволю вам выдвинуть какие-либо условия. Чисто из уважения, разумеется, а так же для налаживания дружеского контакта и доверия. Так вы согласны?
Улыбка медленно сошла с побледневшего лица Никиты.
- Да, - тихо, но твердо ответила она.

* * *

Никита откинулась на спинку стула и, потянувшись, сделала несколько наклонов головы, разминая затекшую шею. Она получила свое первое задание в террористической организации, на которую согласилась работать. Весь круг ее общения состоял лишь из десятка меняющихся молчаливых бойцов и самого Джонатана. Пока шла проверка, девушка находилась почти в полной изоляции. Ее разместили в небольших апартаментах, состоящих из ванной, спальни и проходной комнаты, где она работала за компьютером. Судя по отсутствию окон, помещение находилось под землей, хотя воздух не был таким стерильным, как в отделе, а на полках скапливалась пыль. Сразу после приземления самолета, Никите одели темную повязку, и она не могла определить , куда ее привезли. Лишь теплый воздух и аромат луговых трав указывали на южное расположение базы.

Оперативница быстро разработала требуемый план, выкроив пару часов на возможность осторожно проникнуть в общую систему. Все таки гений-Биркоф многому ее научил и она без труда определила расставленные ловушки, а одну сумела аккуратно обойти. К сожалению, никакой полезной информации это не принесло, и Никита оставила попытки.

Через час появился Джонатан Крафт. Он быстро просмотрел составленный Никитой план и удовлетворенно хмыкнул.
- Неплохо. Мы не учли, что проходящий трубопровод может дать возможность отхода. Неплохо, неплохо, - повторял он, глядя в монитор, и его брови забавно двигались то вверх, то вниз. – Вы отличный стратег, Никита. Удивительно, что Отдел так легко готов избавиться от агента такого уровня.
Никита молчала. Она ждала следующего шага. Наконец Крафт отодвинул компьютер и облокотившись на стол, изучающее посмотрел на Никиту. В это время в дверь постучали, и вошел боец, с подносом в руках, на котором стояла бутылка шампанского и 2 бокала. Юноша поставил все это на стол и, не произнеся ни слова, удалился.
- Что празднуем? – равнодушно спросила Никита.
- Начало новой жизни, наверное, - как-то неуверенно ответил Джонатан и наполнил бокалы.
Никита пригубила пузырящийся напиток и посмотрела на Крафта. Он явно был чем-то взволнован.
- Никита, - голос мужчины чуть дрогнул, - возможно, я сейчас скажу крамольную вещь, но надеюсь на ваше адекватное восприятие.
Никита заинтересованно хлопала ресницами. Джонатан помолчал, затем разом осушил стакан и вдруг спросил:
- Вы верите в любовь с первого взгляда, Никита?
- Что??? – она даже не пыталась скрыть своего изумления. Матерый террорист, изобретательный садист и каратель, чьи руки по локоть в крови, сидел, краснея, перед оперативницей первого Отдела и пытался признаться в любви? Никита могла ожидать чего угодно, но такого… Или это какой-то тщательно разработанный план?
- Я понимаю, всю нелепость моего положения, но да, я влюблен. Простите, Никита, я сам себя не узнаю. Для меня это не менее неожиданно, чем для вас.
Никита не нашлась что ответить. Широко распахнутые голубые глаза выражали удивление, растерянность и даже сочувствие. Крафт избегал этого взгляда:
- Наверное, зря я сейчас все это вам сказал, но… Я бы хотел, чтобы вы не видели во мне врага, - он как-то замялся, осознавая комичность происходящего, но все же решил поставить точку, - Я не жду от вас ответных чувств, прямо сейчас. Просто хочу, что бы вы это знали…
Он поднялся из-за стола, и коротко кивнув, не глядя на девушку, направился к двери.
- Джонатан, - спокойный голос Никиты заставил его остановиться, - я хочу знать, как погиб Майкл. Это единственное, что возвращает меня в прошлое. И пока я не найду ответа, я не смогу забыть об этом.
Крафт не обернулся. Секунду помедлив, он вышел за дверь, пробурчав на ходу:
- Вы получите свои ответы…
Дверь закрылась, а Никита все не могла отвести от нее взгляда. Что это было? Вспомнились уроки Медлин – человек перешел на «вы», что говорит о его волнении, а значит и об искренности. «Дожилааа» - мысленно произнесла Никита и придвинула к себе компьютер.

Сообщение отредактировал Вишня: Воскресенье, 26 августа 2012, 21:25:38

 

#6
Вишня
Вишня
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Июн 2012, 01:32
  • Сообщений: 113
  • Пол:

* * *
Свет ночника отбрасывал правильную геометрическую тень на потолок. Звенящая тишина давила. Никита, лежа на кровати, закинув руки за голову, никак не могла заснуть и, машинально, созерцала неподвижную тень. Что-то, в самой глубине сознания, не давало ей покоя. Она вновь и вновь, до мельчайших подробностей, вспоминала просмотренное видео, предоставленное ей Джонатаном. Он с мрачным видом вручил ей диск с файлами и тихо удалился, оставив девушку наедине с собой и бесстрастным документальным материалом.

Майкл находился в просторном, с обшарпанными стенами, помещении. Он сидел на металлическом стуле, чем-то напоминающий стул в белой комнате Отдела. От висков тянулись несколько проводов к металлическому ящику, стоявшему позади. Камера не позволяла снять его лицо, так как находилась сбоку. Это несколько удивило Никиту. В Отделе, напротив, камера всегда была установлена прямо перед допрашиваемым, чтобы потом, в записи, можно было анализировать состояние, выражение лица, эмоции. Похоже, здесь это не практикуют, успокоила себя Никита и нажала «пуск».
Один из палачей, ввел в вену какой-то препарат, подключил аппаратуру и, сидящий напротив, Джонатан начал задавать стандартные вопросы: имя, фамилия, звание… Майкл отвечал очень тихо, Никита едва разбирала его слова, хотя громкость наушников выкрутила до отказа. Она никак не могла уловить знакомые нотки в изменившемся до хрипоты голосе. Джонатан быстро записывал коды, шифры, имена, координаты… Иногда он задавал, казалось совершенно бессмысленные, вопросы о погоде, родителях или любимой девушке. Это заставляло Майкла поднять голову и, видимо, было необходимой частью допроса, не дававшей человеку уйти в себя от боли и действия препаратов.

Никита максимально отключила собственные эмоции и полностью абстрагировалась от человека, прикованного к пыточному стулу. Она работала и анализировала, как учили в Отделе, разбирая каждое слово, каждый вздох, каждое мельчайшее изменение в интонации, голосе. Ничего нестандартного не было. Человек, словно под гипнозом, монотонно отвечал на вопросы, иногда проваливаясь в полубессознательное состояние из которого его настойчиво выводили вопросами о количестве колес у автомобиля или о вкусе утреннего кофе.

В какой-то момент все закончилось. Аппаратуру отсоединили и человек остался один. Его голова безвольно свесилась на грудь. Запись прервалась.

Неожиданно пришла привычная, резкая головная боль. Никита тихо застонала и перевернулась на бок, обхватив голову руками. Внезапная, яркая вспышка памяти подбросила девушку и заставила резко сесть в кровати. Через минуту боль отступила. Вот оно! Короткая цепочка пустых вопросов. Затем вопрос о том, что похитил Майкл из Отдела. Это был вопрос об Эдриан, информация восьмого уровня, но которую знали Майкл и Никита. Он не смог ответить на этот вопрос. Он ответил лишь «секретный объект».

Никита вскочила на ноги и быстро заходила по комнате. Что это было? Судя по всей картине допроса, Майкл был как открытая книга, но здесь вдруг не смог назвать имени. Этого просто не могло быть. Он был не в состоянии что-то скрывать и думать. Он должен был просто назвать имя. Джонатан, через некоторое время, вновь вернулся к этому вопросу:
- Какой секретный объект вы похитили из Отдела?
- Секретный объект, - тихо прозвучало в ответ.

Никита, с горящими глазами, влетела в соседнюю комнату и вновь включила запись допроса. Теперь она знала, что нужно искать. И она нашла… Слабый, едва уловимый, луч надежды осветил ее измученное сердце, а мозг лихорадочно заработал над планом…

В уличном кафе было довольно людно, не смотря на поздний час. Джонатан лениво потягивал виски, с самодовольным прищуром поглядывая на своего собеседника, мужчину лет тридцати пяти в сером костюме, с абсолютно серой, незапоминающейся внешностью.
- Я бы не был столь уверен в этой женщине. Отдел умеет готовить своих сотрудников и доверять им можно только мертвым.
- Ну-ну, Картер, не все так плохо. В досье Никиты достаточно информации, указывающей на ее спецификацию. Помимо отличных качеств бойца, она обладает великолепным умением соблазнять. Моя «влюбленность» для нее довольно привычна и вряд ли вызывает подозрения. Никита привыкла управлять мужчинами, и мне нужно лишь немного подыграть.
Картер не согласно покачал головой, но не стал спорить.
- У нас мало времени, Крафт.
- Отдел уверен, что «Абу Сай» уничтожена. Не думаю, что он опасается горстки выживших террористов.
- Вы слишком беспечны, Крафт, это недопустимо. Я располагаю информацией, что Отделу известны намерения сорвать саммит большой Восьмерки. Нам необходимо предотвратить его вмешательство.
- Я надеюсь, что Никита окажет нам в этом неоценимую услугу. У нее нет выбора. Отдел ее главный враг и, судя по ее данным, она сделает все, чтобы уничтожить врага и оказаться на свободе.
- Будьте с ней осторожны, Крафт. Надеюсь, вы понимаете, что поставлено на карту. Удачи, – попрощался Картер и словно растворился в толпе.

Крафт поставил стакан, с недопитым виски, на стол и его лицо утратило добродушное выражение, превратившись в непроницаемую, жестокую маску. Он боялся и ненавидел Картера. Он жаждал свободы и самостоятельности, но пока его организация не набрала достаточной силы и могущества. Крафт мечтал о высшей власти, он жаждал подняться на уровень первого Отдела. Взять за горло и подчинить себе весь мир. Он часто представлял, как собьет спесь с этого, крайне уравновешенного, серого человека.

Джонатан одним глотком допил виски и отправился к Никите. Чтобы добиться цели, нужно много работать, а работоспособности ему было не занимать.
Никита сняла трубку на втором сигнале зуммера. Это говорило о том, что она не спала, но Джонатан все же проявил вежливость:
- Простите, что разбудил, - мягко проговорил он.
- Я не спала, Джонатан, - спокойно ответила Никита.
- Я могу к вам зайти?
- Разумеется, - голос девушки был довольно нежен, что с удовлетворением отметил про себя Крафт.
Через минуту в дверь постучали и на пороге возникла улыбающаяся физиономия главы террористов.
- Как вы себя чувствуете? – участливо спросил он.
- Нормально, - эхом отозвалась девушка.
Лихорадочно блестевшие глаза Никиты и ее бледность, говорили о многом. Крафт решил, что сейчас самое подходящее время для серьезного разговора.
- Сколько еще меня будут держать взаперти? – поинтересовалась оперативница.
- Все зависит от вас, - уклончиво парировал Крафт.
- Я понимаю ваши опасения, Джонатан, но, боюсь, что без доверия нам не обойтись. Может, пора перейти на «ты»?
- С удовольствием, Никита, - манерно поклонился Крафт и улыбка исчезла с его лица. – У меня к тебе серьезный разговор.
- Конечно, - ответила девушка и, с вниманием, чуть подалась вперед.

Они проговорили далеко за полночь. Крафт, с упоением и фанатичностью, говорил о целях создания и работы своей организации. Его глаза горели, когда он рассказывал о будущем, которое обязательно придет, о врагах и власти.
- Никита, тебя еще что-то связывает с Отделом? – вдруг спросил он.
Девушка задумалась и опустила глаза.
- Нет, - тихо ответила она. – Меня с ним никогда и ничто не связывало. Я лишь старалась выжить, выжить, во что бы ни стало… все последние годы.
- Тебе хорошо известна специфика их работы, - Джонатан помялся и отошел в сторону. – Я не требую от тебя каких-то сведений, потому что знаю, что ты осталась человеком со своими принципами, взглядами и даже благородством. Но, без твоей помощи, нам не справиться с этим чудовищем.
Крафт снова сделал паузу, словно собираясь с мыслями и, резко обернувшись, отчетливо произнес:
- Ты готова уничтожить Отдел?
- Уничтожить Отдел? – Никита широко распахнула бездонной синевы глаза. – Это невозможно, - с горькой усмешкой закончила она.
Джонатан хитро улыбнулся и жестом пригласил девушку к столу с компьютером.

Через час Крафт, галантно распрощавшись, покинул апартаменты Никиты. Девушка закрыла за ним дверь и, закутавшись в плед, уютно расположилась в просторном мягком кресле. Ей было над чем задуматься. Как же сейчас не хватало Майкла, с его расчетливым умом и огромным опытом. Никита осталась совсем одна, но именно сейчас, как никогда, она хотела жить. Мысли вихрем вертелись в голове, подбирая или отметая различные варианты. Никита работала мысленно, без помощи техники, советов и указаний. Одна. Мысли о Майкле отошли на второй план и угасли. Впереди ждала работа, требующая четкости, знаний, опыта и полной сосредоточенности. Лишь к утру, оперативница забылась тревожным, беспокойным сном.



 

#7
Вишня
Вишня
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Июн 2012, 01:32
  • Сообщений: 113
  • Пол:
Две недели спустя.

Джонатан внимательно смотрел на собеседника, пока тот знакомился с планом, составленным Никитой. Наконец Картер закончил и откинулся на спинку стула.
- Этот план заслуживает внимания, если бы не одно «но» - ей нельзя доверять.
- Не согласен, - возразил Джонатан. – Срыв саммита отходит на второй план, поскольку есть реальная возможность покончить с Первым Отделом. Это даст нам огромное преимущество перед другими организациями и серьезно укрепит наши позиции. В итоге мы объединим основные террористические организации и окажемся во главе объединения.
- Отдел восстановят.
- Возможно, но для этого потребуется время, которое сыграет на нас и создание нового Отдела станет бессмысленным, так как он уже не сможет подняться. Мир окажется в наших руках и мы будем диктовать условия. Думаю, не стоит объяснять, что все это значит.

Картер задумался. Многие организации мечтали об этом, но еще никому не удалось справиться с такой непосильной задачей. План Никиты был необычен и где-то даже безумен. Он предполагал объединение четырех крупнейших террористических организаций, среди которых «Абу-сай» имела самый низкий статус. И если даже предположить, что им удастся донести до руководителей этот план и склонить к сотрудничеству, вряд ли кто согласился бы отдать власть в руки «Абу-сай». И все же план Никиты давал очень реальные и большие перспективы.

- Я должен подумать, - подвел итог Картер. – В любом случае, Никита должна быть полностью изолирована от внешнего мира и от всемирной сети.
- Разумеется, - несколько взволнованно проговорил Джонатан. Он изучил этот план до мельчайших подробностей и понимал всю сложность его выполнения. Но перспективы, открывающиеся при удачном его исполнении, были слишком заманчивыми, чтобы от них отказаться. Если Никита решила их подставить, ее изоляция практически исключит эту возможность и Джонатан Крафт, наконец-то, достигнет цели всей своей жизни.

* * *
Медлин с недоумением смотрела на монитор. От командиров групп поступали сведения, которые говорили о том, что объект чист.
- Обо всех изменениях докладывать немедленно, - проговорила она Биркофу, сняла наушники и поднялась в кабинет Шефа.
- Что происходит? – спросил Пол.
- Не знаю, - обескуражено ответила Медлин. – Судя по всему, террористы отказались от срыва саммита.
- Такое возможно? – вновь спросил Шеф.
Медлин лишь пожала плечами: - Группы будут работать до конца, хотя уже понятно, что никакой попытки срыва не произойдет.
- Что-то здесь не так, - заметил Пол.
- Согласна, - отозвалась Медлин. – Возможно, все силы брошены на более важный объект, но разведка не дает никаких подобных сведений. Нам остается только ждать.
- Что с поисками Никиты? – перевел тему разговора Пол.
- Никита исчезла. Уже больше месяца о ней никаких сведений.
- Все-таки побег, - заключил Пол, - И в этом полностью твоя вина, Медлин. Никиту нужно было ликвидировать.
- Я так не думаю, - возразила Медлин. – Я вновь проанализировала профайл Никиты и не верю в ее бегство. Есть два варианта: она захвачена противником или вербовка. Если захвачена, то скорее всего мы скоро об этом узнаем. Если завербована, то будет трудно предугадать ее следующий шаг.
- Ты думаешь, она попытается уничтожить Отдел?
- Возможно. К сожалению, нам неизвестно ее нынешнее состояние. И если раньше я могла утверждать, что такое невозможно по причине находящихся здесь ее друзей, то в свете событий, предшествующих ее исчезновению, Никита, на данный момент, совершенно непредсказуема. Потеря Майкла, равнодушие и жестокость как последствия процесса Гилмана, не позволяют дать адекватную характеристику.
- Ее необходимо найти! – вдруг разозлился Шеф. – Как я мог послушать тебя и дать возможность уйти Никите! У тебя сорок восемь часов, Медлин!
- Мне потребуются дополнительные силы, - голос Медлин чуть дрогнул.
- Не возражаю, - яростно ответил Шеф и отвернулся к монитору, давая понять, что разговор закончен.
Медлин вновь вернулась к Биркофу и поиски Никиты возобновились с новой силой.

* * *
Никита погрузилась в теплую ванну и устало прикрыла глаза. Уже который раз она пыталась прорваться сквозь компьютерную защиту и все безуспешно. Джонатан Крафт по-прежнему не доверял ей и не было никакой возможности связаться с Отделом. Никита знала, что ее план по объединению террористических сил был одобрен, и уже велись переговоры. Если она не сможет предупредить Отдел, он будет уничтожен, а террористы захватят власть. Ей становилось не по себе от того, что предстоящая катастрофа окажется на ее совести. Оперативнице оставалось лишь одно – сорвать защиту и выйти в сеть напрямую. Тем самым она перечеркнет собственный план и подпишет себе смертный приговор. Другого выхода у Никиты не было. Она вновь пожалела о забытой в машине фляжке с водой, в крышке которой была спрятана капсула с цианидом. Никита прекрасно осознавала, какую мучительную смерть придется ей принять.

Приведя себя в порядок, Никита вновь вернулась к компьютеру. Еще раз просчитав все возможности, она поняла, что жить ей осталось не более недели…

В это время раздался негромкий стук в дверь и на пороге появился Джонатан.
- Здравствуй Никита, - мужчина с восхищением оглядел фигурку молодой женщины.
Никита быстро взяла себя в руки и изобразила на лице приветливое выражение.
- Здравствуй, Джонатан. Как идут переговоры?
- Лучше, чем мы рассчитывали, - ответил Джонатан, явно пребывая в отличном расположении духа. Никита побледнела, что не укрылось от внимательного взгляда террориста.
- Ты кажется не рада? – несколько удивленно спросил он.
- Как я могу быть не рада, если я сама разработала план, который постепенно идет к своему завершению? – Никита изо всех сил старалась не выдать своих чувств.
- Но ты побледнела, - заметил мужчина.
- Я больше месяца не покидаю этой комнаты, - с грустью ответила Никита. – Видимо я настолько не заслуживаю доверия, что не имею возможности даже увидеть солнце. – Никита отвернулась, словно стараясь скрыть появившиеся слезы.
Джонатан растерялся. Он понимал необходимость изоляции и ему казалось, что и Никита это понимает. Но, с другой стороны, она была права – уж выход на свежий воздух она заслужила. Террорист быстро прикинул в уме, насколько это может быть опасным для него, но не нашел серьезных причин для этого. Если совершить прогулку в другую страну, Никита не сможет просчитать место, в котором она сейчас находится.
- Куда бы ты хотела пойти? – спросил он.
Никита обернулась и внимательно взглянула на собеседника:
- В парк, - тихо ответила она, ни на что не надеясь.
- В парк? – переспросил Джонатан, - почему в парк?
Никита пожала плечами:
- А разве я могу мечтать о большем? – с горечью ответила она.
- У тебя есть мечта?
- Есть, - Никита внутренне напряглась как струна, но ничем не выдала своего волнения, - Рим. Говорят, там невероятно красиво весной…

* * *
Через два дня в комнату к Никите зашел один из солдат и положил на стол пакет с одеждой.
- Вы должны быть готовы через 20 минут, - сухо сказал он и вышел.
В пакете оказался недорогой костюм и туфли. Сердце Никиты учащенно забилось. Она быстро переоделась и с нетерпением ждала посыльного. Он вернулся ровно в назначенное время, надел на лицо Никиты непроницаемую маску и вывел из комнаты. Они быстро прошли по коридорам и вошли в лифт, который поднял их на несколько этажей вверх. Никита услышала звук отпираемой двери и ощутила волну теплого воздуха. Где-то справа взревел мотор и зашумели лопасти вертолета, создавая вихревой поток. Никиту подхватили сильные мужские руки и она оказалась в кабине. Девушка полностью сосредоточилась на времени и ощущениях, пытаясь незаметно рукой поймать горячие лучи солнца и определить стороны света. Через полчаса вертолет приземлился, судя по всему на крышу какого-то здания, и Никиту вновь ввели в лифт, который на этот раз, поехал вниз. В лифте с нее сняли маску и Никита прикрыла глаза от резкого света. Затем увидела прямо перед собой улыбающееся лицо Джонатана.
- Это будет нашим маленьким секретом, - заговорщецки подмигнул он девушке.
Никита улыбнулась в ответ и вышла в открывшуюся дверцу лифта. Через минуту они оказались на улице. Вздохнув полной грудью свежего воздуха, Никита покачнулась и ухватилась за локоть Джонатана.
- Голова закружилась, - извиняющимся тоном сказала она.
Джонатан понимающе кивнул и взял девушку под руку. Они взяли такси и поехали в центр города. Никита выглядела почти счастливой и с удовольствием смотрела на проносящиеся за окном достопримечательности. Джонатан оказался неплохим гидом и не умолкал всю дорогу, рассказывая обо всем, что встречалось на их пути.
- Откуда ты так хорошо знаешь этот город? – улыбаясь спросила Никита.
- Я родился и вырос здесь, - беззаботно ответил Джонатан и осекся. Никита заметила это и положила свою ладонь на его руку.
- Я для тебя не опасна, Джонатан, - спокойно сказала она.
Вскоре они оказались на круглой площади Пьяцца дель Пополо, откуда попали в знаменитый римский парк Вилла Боргезе.
- Ты об этом мечтала, Никита? - спросил Джонатан, заглянув ей в глаза. Девушка с нежностью взглянула на мужчину и легко прикоснулась губами к его щеке.
- Спасибо, - тихо произнесла Никита и они медленно пошли по аллее.
Джонатан был очарован Никитой, ее кроткостью и нежностью и, в тайне, надеялся на продолжение отношений, которые казались теперь таким близкими. А Никита усилием воли заставляла свое сердце биться спокойнее – ведь путь к спасению был настолько реален, что она боялась сделать один неверный шаг. Через некоторое время Джонатан спросил, не голодна ли его спутница. Никита оторвалась от созерцания очередной скульптуры и согласилась. Она искусно направляла Джонатана, и тот, увлеченный разговором, незаметно для себя оказался на нужной Никите улице. Пропустив несколько кафе, которые не понравились девушке по разным причинам, они оказались в тихом и уютном месте.
-А у тебя хороший вкус, - заметил Джонатан.
- Ты очень рисковал, привозя меня сюда, - отозвалась Никита. – Не стоит рисковать еще больше, находясь в большом скоплении людей.
- Ты права, - кивнул Джонатан. Он на какое-то время забыл о жизненных реалиях, устроив себе этот выходной. Мысли о Картере заставили его нахмуриться и вернуться на землю.
- Нам пора, - понимающе вздохнула Никита и посмотрела на спутника, - я очень тебе благодарна за эту прогулку, Джонатан, - мягко закончила она.
Они быстро пообедали и Никита, опустив глаза, тихо сказала:
- Мне нужно в дамскую комнату.
Джонатан в ответ лишь кивнул. Мыслями он уже был далеко и готовил объяснение своего отсутствия. Бойцы его не выдадут, легенду он прикинул заранее, и сейчас полностью сосредоточился на ее нюансах, выпустив Никиту из поля зрения на некоторое время. Оперативница же времени не теряла и, дав доллар служащему мальчишке, назвала номер телефона и несколько ничего незначащих итальянских слов, которые он должен был сказать. Мальчишка радостно кивнул и скрылся за дверью кухни.
Через два часа Никита со своим спутником вернулись на базу. Планы Джонатана на ночь с Никитой были прерваны оставленным для него посланием Картера и он вынужден был срочно отправиться на встречу с ним. Никита же, приняв душ, с наслаждением вытянулась под одеялом, но еще долго не могла уснуть…





 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей