Перейти к содержимому

Телесериал.com

Кто вы, месье Мишель?

Жизнь после Отдела продолжается
Последние сообщения

Сообщений в теме: 22
#1
Ekatterrina
Ekatterrina
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 мая 2011, 08:58
  • Сообщений: 2201
  • Пол:
Кто вы, месье Мишель?

Меня зовут Мари. Мари Гибуа. 26 лет, крашеная блондинка с глазами болотного цвета, вот уже 2 года разведенная. Живу в небольшом городке на границе Франции и Италии, работаю переводчиком в фирме. Языки моя слабость, наверное, из-за происхождения – моя мать русская, а в отце смешалась французская, шведская и ирландская кровь. Родители развелись еще, когда я была совсем крохой и потом активно устраивали личную жизнь. Причем считали своим долгом знакомить меня с каждым новым спутником жизни. А они были такие экзотичные, например уроженка Маркизских островов у папы или индеец кечуа у мамы. В итоге я говорю на 8 различных языках. Росла я с бабушкой, которая была дочерью эмигрантов из России. Так что русский мой самый любимый язык. Я даже несколько раз ездила в Россию. В первый раз было просто ужасно – у меня украли чемодан, номер в гостинице оказался забронирован не тот, что обещали, и еще я сдуру купила на улице нечто под названием «шаурма». До сих пор удивляюсь, как в живых осталась после такого отравления. Но все это компенсировалось незабываемыми впечатлениями от путешествия в Карелию, впоследствии я была на Валдае, а в последнюю поездку увидела Байкал. И со своей лучшей подругой Ириной я познакомилась в Москве. Именно она помогла мне добраться до гостиницы, вызвала врача и заботилась обо мне во время болезни.
Да, что там говорить, я и с мужем то познакомилась в Питере. Сергей был русским, эмигрировавшим в Канаду еще подростком с родителями. Он приехал навестить друзей детства, и мы случайно познакомились на Невском. Все было так романтично, я и оглянуться не успела, как уже лепетала у алтаря «да». Лучше бы думала головой, а не чем-то другим как потом вполне справедливо говорила мне бабушка.
Длилась моя семейная жизнь недолго. Серж был милым человеком, но выпив, превращался в чудовище, а пропустить стаканчик другой чего покрепче он любил. Причем записываться в общество «Анонимных алкоголиков» отказывался, все работы он бросал под предлогом, что «его не ценят», а освободившееся время проводил перед телевизором.
В итоге на память от Сержа у меня остались застиранная футболка с надписью «Спартак – чемпион» и кот Лапс. Кстати именно из-за Лапса мы разругались вдрызг. Муж хотел забрать кота с собой, утверждая, что это его единственный друг. Потрясающая наглость! Во мне взыграли упрямые ирландские корни и мой адвокат, явно хихикая за моей спиной, сумел добиться решения суда, по которому кот остался со мной.
После развода я уехала из Германии и мы с Лапсом поселились в очаровательном доме постройки 19 века. В соседнем доме почему то никто не живет, точнее, так было до недавнего времени.
Вчера вернувшись из отпуска я обнаружила, что у меня появились соседи – мужчина около сорока и мальчик лет восьми. На вид мужчина довольно приятный – высокий, плечистый, но выражение лица у него грустное и глаза потухшие. Хотя нет, вот из дома выбежал ребенок и взгляд мужчины потеплел. Мальчик очаровательный – темноволосый, смуглый и очень худенький. Ничуть не похож на отца. Интересно, какая у них мама?
А мамы похоже и нет. Вот уже месяц они живут в нашем районе, и к ним никто не приходит, даже уборщица. Это известно из самого надежного источника – тетушки Антуаннеты. Она знает все про всех, даже про похождения моего Лапса. Но единственное, что удалось ей узнать, так это имена соседей – Мишель и Адам Лепанж.
Мишель, судя по всему, очень заботливый папа, он все свободное время проводит с ребенком. Но, похоже, Адам часто остается один, не раз видела как он вечерами стоит у ворот и ждет возвращения отца. У мальчугана так меняется выражение мордашки, когда он слышит знакомый шелест шин.
Как же они обходятся вдвоем, без посторонней помощи? Но и Адам и Мишель выглядят всегда очень аккуратно и красиво одетыми. Чудеса!
Конечно, хорошо когда ребенок самостоятельный, но присмотр все-таки нужен. Сегодня я работала дома, так как с утра вызывала электрика. И где-то около часа дня слышу во дворе истошный вопль. Выскакиваю на улицу и вижу Адама, который прижимает к груди ручку и его зеленая футболка окрашивается кровью, а слезы по лицу градом катятся.
Родные часто посмеиваются, что ноги у меня быстрее головы. И это верно. Разумнее было войти через калитку, а не перепрыгивать забор, разделяющий наши участки. Конечно, я регулярно хожу в спортзал и плаваю в бассейне, но при весе 49 килограмм и росте 167 см силы во мне не очень много. Так что, почему забор сломался, я не поняла. С виду крепкий был.
Хорошо хоть джинсы не испачкала, когда упала прямо под ноги Адаму. Он от неожиданности даже плакать перестал. Или это я его напугала еще больше?
-- Адам, не бойся. Меня зовут Мари. Я помогу тебе. Покажи, что с рукой? – как можно нежнее стараюсь взять его ручку в свои ладони.
Да, порез между большим и указательным пальцами довольно глубокий, кровь так и хлещет. Но это не страшно. Надо продезинфицировать и забинтовать руку, а заодно и выяснить, как Адам такое сотворил.
Назад мы пошли уже проторенным путем по газону и забору.
-- Здорово – прошептал ребенок.
Мне, если честно, тоже понравилось.
-- Адам сейчас будет немножко щипать, но я подую и все пройдет – успокаиваю его, а заодно и себя.
Стойкий малыш – больно же, а он только стискивает зубы и одинокая слезинка стекает по щечке.
Ну вот и все. Кровь не идет, повязка надежно зафиксирована.
-- Адам хочешь томатный сок? Или лучше виноградный?
-- Томатный и посоли побольше. А можно через трубочку? – слышу уже довольно бодрый ответ.
-- Как же ты умудрился так поранится?
-- Ваш кот пришел к нам в гости. Я хотел его угостить и открыть консервы из тунца. Только колечко оторвалось, а банка не открылась. Тогда я решил вскрыть ее ножом. Так я видел в фильме, но нож сорвался и попал по руке. Было больно вот я и закричал – сообщил Адам, потягивая сок.
Оказывается, я косвенно виновата в неприятностях Адама. По собственному детскому опыту помню, что ничто так не утешает, как катание на каруселях и поедание мороженого.
-- Слушая Адам, давай сходим в луна-парк, он как раз только приехал, а потом поедим чего-нибудь вкусного.
-- А можно много-много мороженого?
-- Да не вопрос, сколько сумеешь съесть, столько и купим.
Как он обрадовался, даже не ожидала.
Через несколько минут мы уже бодро шагали в сторону луна-парка. Наверное стоило переодеть ребенка, но я подумала об этом слишком поздно. Да и самой можно было бы выглядеть поприличнее. Ну и ладно, мы развлекаться идет, а не на королевский пир. Тем более Адам аж подпрыгивал на месте от нетерпения, пока я закрывала дверь.
Да аттракционы -- это нечто. Мы катались на каждом по два-три раза, а комнату страха посетили даже четыре. Визжали от восторга и прижимались друг к другу, было замечательно.
Потом зашли в мое любимое кафе «Арлекино», где подают фантастически вкусное мороженое. Особенно фисташковое.
Заказав по 350 грамм вожделенного лакомства каждому, мы с Адамом стали болтать обо все на свете. Оказалось, что они с папой часто переезжают из города в город и Адаму это не нравится. Сейчас он очень тоскует по бывшим друзьям, в новой школе он только неделю и еще ни с кем толком не познакомился, а в районе он детей и не видел.
-- Да у нас в основном живут пожилые люди. Очень тихий и благопристойный район города. Хотя для тебя такие вещи не имеют пока значения.
-- Нет, мне папа объяснял, что в таких местах подозрительного человека видно сразу. а это очень важно для безопасности.
-- А чем занимается твой папа, если думает о таких вещах?
-- Не знаю точно. Он работает в фирме. Но в нашем доме стоит очень надежная сигнализация, которую я, кажется, забыл включить. И вообще мне запрещено разговаривать и уходить куда-либо с посторонними. Что я наделал – расстроено закончил Адам и даже перестал есть мороженое.
-- Но я же твоя соседка, значит уже не посторонняя. А воровства в районе у нас и нет. У многих вообще двери даже на ночь не запираются. Не переживай.
-- Нет, папа будет очень недоволен. Я боюсь. Он меня накажет.
-- Он тебя бьет? – мне стало не по себе.
-- Нет, что ты. Папа меня ни разу в жизни не ударил, просто он будет так смотреть и скажет, что я не оправдал его доверия.
-- Ничего страшного, скажу, что это я во всем виновата. Вот пусть меня и ругает, если хочет.
-- Правда? Тогда давай еще мороженого закажем.
В общей сложности съев по полкило лакомства на брата, мы засобирались домой. Надеюсь у Адама не разболится горло, может не стоило идти у него на поводу? Судя по всему, у его отца строгая методика воспитания. А, сделанного не воротишь, на улице +27 и лично у меня никогда не было ангины, хотя мороженое в детстве я поедала тоннами. Адам говорил, что они с папой по утрам обливаются холодной водой, так что должен быть закаленным.
Успокоив свою совесть, я вздохнула свободнее и неожиданно обнаружила, что уже около 9 вечера. Мама миа, отец Адама давно уже дома, а мы нет. Кошмар. Но ребенка пугать не стоит, а то опять переживать начнет. Ничего, идти нам всего один квартал, а быстрым шагом мы за 6-7 минут доберемся.
-- Адам, давай играть – кто быстрее дойдет до нашего дома. Только чур не бежать.
Домчались. Света в окнах нет. А где Мишель? Задержался на работе? Может нам повезло и отсутствие Адама не заметят?
Не повезло. Вот на крыльце появилась мрачная глыба, которую с натяжкой можно назвать человеком. Холодом от нее веет прямо арктическим.
Может и правда следовало замыть кровь на крыльце, убрать нож, ну и забор попытаться поправить? Да и текст оставленной записки, чего греха таить, был глупым «Объявимся позже». И, наверное, не стоило записку пришпиливать ножом, перепачканным кровью. Что человек мог подумать?
-- Простите месье. Это я виновата, не уследила за временем. Не ругайте Адама – не узнаю собственное робкое блеянье.
-- Адам, иди в дом – слышу тихий холодный голос.
Юрким зверьком Адам прошмыгнул в дверь и скрылся в глубинах дома.
Мужчина посмотрел на меня долгим пронзительным взглядом и ни слова не говоря вернулся в дом.
Вот теперь мне действительно страшно. Такое впечатление, что месье Лепанж постарел лет на 20. У него было не лицо, а маска. А его глаза? Не дай бог еще раз такое увидеть. Как в бездну заглянула.
Но все-таки странная реакция. Он ничего не спросил, не сказал. Конечно, он наверняка расспросит Адама, но любой родитель как минимум первым делом уточнил бы почему мы были вместе.
В принципе он должен был узнать меня, ведь уже месяц мы соседи, но до сегодняшнего дня даже не здоровались.
Хотя это его дело, его жизнь и его сын. Хорошо еще что полицию не вызвал, а то объяснялась бы сейчас в участке.
Ну и кто это барабанит в дверь в такую рань? Совести нет у людей, выходной же.
Ох, вот уж не ожидала. Месье Лепанж собственной персоной. Интересно с чем пожаловал?
-- Простите за вчерашнее. Адам все рассказал. Спасибо.
А голос у него очень красивый, да и черты лица тоже ничего. И даже о вежливости вспомнил, пусть и поздновато.
-- Не стоит. Адам держался настоящим молодцом. Вы можете гордиться своим сыном – отвечаю я, попутно думая, что выгляжу как настоящее чучело.
Ну вот он развернулся и пошел к себе, а я стою заспанными глазами хлопаю. Какая у него кошачья походка.
Так, а почему это мой кот выпрыгивает из окна дома Адама и Мишеля? Вот паразит, налево стал ходить. Я то думала он по кошкам, а тут наглая измена. Правильно бабуля говорила – все мужики одинаковы, даже если они коты.
Только не надо тереться о мои ноги, мурлыкать и бездонными зелеными глазами заглядывать мне в душу. Сама знаю, что только я одна в твоем сердце и вообще пора завтракать. Ты тоже единственный мужчина в моей жизни и конечно я припасла твою любимую куриную печенку.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Обсуждение фанфика
 

#2
Ekatterrina
Ekatterrina
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 мая 2011, 08:58
  • Сообщений: 2201
  • Пол:
Чем бы сегодня заняться? Надо, наверное, подстричь кусты во дворе, а то опять штраф выпишут как в прошлом году. А вот нравится мне не стриженая изгородь и что? Ну никакой свободы самовыражения! Хлопот море, а я еще работу на дом взяла, тоже надо заняться.
Вот уже битый час пытаюсь подстричь куст не пойми чего и все не удается. Секатор затупился, я устала, а дело ни на йоту не продвинулось. Может лучше штраф было заплатить?
-- Мадмуазель, позвольте вам помочь – неожиданно слышу за спиной.
Оборачиваюсь и вижу своего соседа Мишеля. Надо же, снизошел. После памятного вечера прошло уже полтора месяца, за это время мы виделись пару раз и церемонно здоровались. Адама же я вижу регулярно и уже в курсе, что он подружился с Марио, подрался с Пьером, а еще ему нравится девочка по имени Селеста. Но это наш секрет, и Мишель ни о чем не догадывается.
Собственно Адам ничего не говорил о запрете на общение со мной, но мало ли… А так даже интереснее, Адам очень любит фильмы про шпионов, вот мы и играем. У нас даже пароли есть, которыми мы обмениваемся при встрече.
-- Конечно. Буду очень благодарна.
Ну чистый Версаль, не хватает только напудренных париков. Как ловко у него получается – и куст аккуратно подстрижен и в то же время совсем мало зелени срезано. Все как мне хотелось.
-- Спасибо. Может угостить вас чаем или кофе?
-- Да. Кофе, если вы не против.
-- Как пожелаете.
Будем надеяться, что кофе у меня есть, поскольку я пью только чай. Повезло, нашелся и даже молотый. Правда очень древний, ну и то хорошо. Окаменелый растворимый был бы еще хуже. Вроде сварить удалось, во всяком случае, запах присутствует.
-- Чудесный день, не правда ли, Мишель?
-- Да. Все прекрасно и кофе и печенье.
Издевается что ли? Печенье чудом завалялось еще со дня рождения, а он у меня в августе. Нет, вроде абсолютно серьезен. Может действительно понравилось? Кто их одиноких мужиков разберет? Правда Адам говорил, что папа вкусно готовит, но может ему просто не с чем сравнивать?
-- У меня к вам небольшая просьба.
-- Хорошо, все что смогу.
-- Видите ли, приближается Хэллоуин. И в школе Адама будет проводиться конкурс на лучший костюм, но он должен быть сделан собственными руками.
Знаю, Адам мне говорил и мы сошлись на том, что костюм тролля это круто. Я даже собираю шерсть с кота, чтобы борода у тролля выглядела натурально. Но вам месье Лепанж знать об этом совсем не обязательно.
-- И в чем проблема? – со всей участливостью спрашиваю я, пытаясь сдержать улыбку.
-- Адам хочет костюм тролля, но…
Ага, трудно признаться, что не умеете вы шить – мысленно ехидничаю я.
-- Кажется понимаю.
-- Вот я и подумал, что вы могли бы помочь. Тем более, с Адамом вы уже подружились – промурлыкал Мишель и добавил для верности сногсшибательную улыбку.
Упс. А он, оказывается, все знает. Хотя ему мог рассказать сын, но это легко проверить.
-- Вам так сказал Адам?
-- Нет, но я умею наблюдать.
Надо же умеет он. Хотя насчет наблюдения это верно, видеокамер вокруг дома установлено штук 15. Причем 14 тщательно замаскировано. Я бы их тоже не заметила, если бы не имела привычки высматривать Лапса. Он воображается себя котом диким и частенько сидит на деревьях или спит в кустарнике.
Интересно, кто же вы месье Мишель Лепанж? Ничего придет время – узнаю. Непременно узнаю.
-- Ммм. Это верно. Я с удовольствием помогу.
-- Спасибо. И еще – запнулся Мишель и немного другим тоном продолжил – Вы не могли бы на Хэллоуин пойти в школу со мной и Адамом?
Честно говоря, я растерялась. Очень неожиданное приглашение.
-- Вы знаете – начинаю я и встречаюсь с меркнущим взором зеленых глаз. Могу поклясться, минуту назад в них была надежда.
-- Это так неожиданно, но да, конечно да.
Мне показалось или он действительно наконец перевел дыхание?
-- Спасибо. Я выпишу вам чек, не экономьте, купите все, что требуется для костюма.
-- Мне хотелось бы делать это с Адамом.
-- Хорошо.
Он случаем не поклонник древней Спарты? Помнится, это ее жители были приверженцами лаконичного стиля речи.
Ладно, главное суть. Наше общение с Адамом узаконено и совместные прогулки разрешены. Но все же, где мать мальчика? Сам Адам ни разу не говорил о маме. И ведь не спросишь.
Что ж надо подумать как будет выглядеть наш костюм и надо ли что-то покупать. Будучи девушкой экономной я предпочла бы использовать какие-нибудь старые вещи, которые все равно выбрасывать. Жаль тратить деньги на такую ерунду. Не люблю этот глупый американский Хэллоуин, зачем он нам в Европе? У нас Вальпургиева ночь, в конце концов, есть.
Наконец-то долгожданная суббота. Устала за неделю как собака. На работе аврал за авралом, работа над костюмом и переживания из-за Адама. Мы все-таки пошли в магазин, чтобы купить «лохматые» ботинки как обозвал их Адам. На самом деле обычные сапожки украшенные мехом, причем женские, хорошо хоть на плоской подошве. Они Адаму безумно велики, но поскольку на шнурках то на ногах держаться будут. Конечно придется набить в них газет и вдобавок натянуть несколько пар махровых носочков. Ужас, но мальчик в восторге.
После утомительного шопинга зашли в кафе, обедаем и тут Адам выдает:
-- Хочу, чтобы ты была самая красивая. Я видел платье, в котором ты будешь как принцесса из сказки. Пошли покупать.
Я чуть отбивной не подавилась от такого заявления, а он продолжает:
-- Хочу чтобы все увидели, что ты самая лучшая, а насчет денег не переживай, папа сказал, что все оплатит.
Ну и что тут скажешь?
-- Твой папа не должен тратить деньги на мои наряды. Но платье, так и быть, сходим, посмотрим.
Пошли, посмотрели. Ну что, со вкусом у ребенка все в порядке, платье потрясающее. К сожалению такой же потрясающей была и цена.
На глаза у Адама навернулись слезы, когда я сказала, что это платье точно не куплю. Кажется он обиделся. Во всяком случае, молчал всю дорогу домой и два дня не приходил в гости.
Изначально я планировала идти в деловом брючном костюме, но из-за Адама все-таки выбрала облегающее платье красного цвета. И была вознаграждена искренним восторгом в глазенках Адама и определенной заинтересованностью во взоре Мишеля. Сам Мишель был в традиционном черном костюме, похоже, других у него просто нет. Лично я видела его только в таких или в джинсах.
Адам же в результате моих усилий выглядел просто ужасно, настоящий тролль. Возможно я себе льщу, но наш костюм явно претендует на приз. Волосы Адаму я начесала и залила лаком, в итоге его голова напоминает ежа. На щеки и лоб, собственноручно сваренным клейстером, по давнему семейному рецепту, прикрепила клочки кошачьей шерсти. Глаза подвела зеленым карандашом и «украсила» золотистыми тенями. Старый джинсовый комбинезон просто не узнать после того как я нашила на него кусочки меха, кожи, а кое-где нарисовала акварельными красками различные геометрические фигуры.
Адам сияет, но Мишель, мне кажется, с удовольствием отправил бы сына умываться. Ничего переживет. Ребенок имеет право развлечься.
Надо же какую реакцию вызвало появление Мишеля в зале. Женщины просто пожирали его глазами. С чего бы? Ну симпатичный конечно мужчина, но так распаляться? И смотреть на меня как на мировое зло тоже ни к чему. И это почтенные матроны, матери и супруги. Сдержаннее надо быть дамочки, сдержаннее. А вот похулиганю – возьму Мишеля под руку и прижмусь чуть поближе. Вот вам, завидуйте.
-- Что ты делаешь? – слышу ровный голос Мишеля.
-- Забавляюсь – честно отвечаю я и награждаюсь абсолютно непонятным взглядом.
Мы прошли к своим местам, Мишель помог мне сесть, стряхнул волос с рукава моего платья и неожиданно его рука крепко сжала мою ладонь. А вот это уже излишне, больно же.
-- А что делаешь ты? – интересуюсь чуть слышно, безуспешно пытаясь освободиться.
Он ничего не ответил, но хватку ослабил и моя ладошка смогла обрести свободу.
Пожалуй, играть в игры с месье Лепанжем опасно. Надо будет проверить, но, похоже, чувство юмора у него либо атрофировалось либо отсутствовало изначально.
Шоу вышло изумительным. Детки были прелесть какие отвратительные. Всегда обожала «Семейку Адамс», так они просто отдыхали, по сравнению с монстрами, которые выходили на сцену и декламировали стихи или пели песни.
Наверное, это директор школы, такой солидный дядька и что-то говорит о выборе жюри. Ох, да скорей уж, я понимаю, когда еще столько внимания тебе одному, но, мужик, совесть поимей! Мы же волнуемся, вон Мишель снова в мою ладонь вцепился.
Да, получилось! Не зря мы с Адамом столько времени потратили на разучивание стихотворения «Утопленник» А.С.Пушкина. Конечно на французском языке это немного не то, что на русском но все же... Ну а кошачья шерсть – это эксклюзив.
Первый раз вижу Мишеля таким расслабленным и счастливым.
-- Спасибо. Без тебя мы бы не получили приз.
-- Я хотела, чтобы Адам был счастлив.
-- Я знаю.
И снова непонятный взгляд. Вот и поговорили. Хотя главное я услышала, так чего еще нужно?
-- Мари, сейчас еще будет дискотека. Попроси папу задержаться подольше. Он обещал только 45 минут, а я хочу больше, ну хоть чуть-чуть.
-- Я постараюсь Адам.
-- Мишель, в школе мне так нравилось ходить на дискотеки. Но это было так давно. А сегодня я как будто снова вернулась в детство. И так хочется продлить это ощущение подольше.
Когда я смотрю взглядом сиротки Марыси, отказать способен только камень.
-- Хорошо, останемся, пока тебе не надоест.
Получилось. И кто сказал, что обходные пути дольше?
Надоело мне сразу же. И школьные дискотеки я всегда ненавидела и вовсе не потому, что не пользовалась успехом. Пользовалась, стенки не подпирала. Но вот не люблю грохот, полутьму, прорезаемую вспышками света, от которого так режет глаза, запах от разгоряченных юношеских тел. Но ради Адама приходится терпеть. Вон он пригласил на танец какую-то девочку, и они так стараются танцевать по-взрослому.
Мишель похоже страдает гораздо больше меня, что-то он побледнел, даже в полумраке заметно.
-- Может выйдем на воздух? Адам так увлечен, что не заметит нашего отсутствия.
Кивнул, развернулся и потащил меня к выходу, причем без слов.
Как же хорошо на улице, откуда-то доносится запах паленых листьев, какая прелесть. Обожаю осень за шуршание опавшей листвы под ногами, за прозрачно-призрачную дымку висящую в воздухе, за неяркое солнышко, нежно греющее землю.
-- Ты не любишь дискотеки – врывается в мои неспешно текущие мысли бархатистый голос.
-- Ага – не успевая сообразить, что к чему отвечаю правду.
-- Тогда зачем? – и рентгеновский взгляд просто пронзает меня насквозь.
Зачем, зачем? Ты тупой или прикидываешься? Стоим, молчим. Меня продолжают сканировать, а я с видом героя Сопротивления смотрю куда-то в сторону.
Слава богу, на крыльце появился Адам. Он явно искал нас и тревога отчетливо видна на его рожице. Заметил, улыбнулся и кинулся к нам.
-- Вот вы где! А дискотека уже закончилась. можно домой ехать.
-- Тогда пошли – распорядился Мишель и мы дисциплинированно потрусили к машине.
Ну и любите вы командовать месье Лепанж, как я посмотрю. Причем здорово это у вас получается.
Адам утомился и уже успел задремать, растянувшись на заднем сидении. Жалко его будить, но умыться надо обязательно. Мне только сейчас пришла в голову страшная мысль – а вдруг у Адама аллергия? А я его всего в кошачьей шерсти изваляла. Точно, пустая у меня голова, ума-разума в ней не наблюдается. И скрывать свои мысли я тоже не умею. Мишель вон сразу напрягся
-- Что случилось?
-- Да нет, все в порядке.
-- Что случилось? – повторил он с нажимом.
Пришлось каяться. И что он делает? Улыбается, смешно ему, видите ли, и очень нежно проводит кончиками пальцев по моей брови.
-- У Адама нет аллергии. Он абсолютно здоровый ребенок.
С этими словами Мишель открыл дверцу машины и продолжил:
-- Чем отмывается твой чудо-клей?
-- Это не клей, это клейстер.
Снова взгляд, который можно расшифровать как «грех смеяться над убогими».
-- Просто теплой водой с мылом.
-- Ты не могла бы мне помочь?
Он приглашает меня к себе в дом? Ух-ты, сегодня я смогу узнать немного больше о Мишеле, а это заманчиво.
Удивительно, но Адам так до конца и не проснулся пока я счищала остатки шерсти с его мордашки. Потом Мишель отнес сына в постель, а я осталась в гостиной, обстановка которой была безликой. Стандартные кресла, диван, журнальный столик, а вот это уже интереснее. На комоде в углу комнаты стоит небольшая фотография в рамке – Мишель, Адам и какая-то женщина восточного типа. Снимок довольно старый, Адам совсем крошка, а у Мишеля еще не видно седины в волосах и молодой, задорный взгляд. Вся троица выглядит такой счастливой.
Неожиданно понимаю, что уже не одна в комнате. И как он сумел так незаметно появиться?
-- Это мама Адама? – рискнула задать давно интересующий вопрос.
-- Да. Это Елена.
Молча жду продолжения, но видимо напрасно. Спросить что-то еще я не решаюсь, опасаясь показаться бестактной. Наверное, случилось нечто ужасное, если Адам молчит, а у Мишеля такие несчастные глаза.
Быстро поставив фотографию на место, нарочито бодрым тоном сообщаю:
-- Поздновато уже. Я пожалуй пойду домой, спасибо за чудесный вечер.
С этими словами стремительно пересекла комнату и уже в дверях услышала негромкое:
-- Не уходи. Побудь немного со мной.
-- Хорошо – соглашаюсь я.
И вот мы сидим, потягиваем белое вино, смотрим на огонь в камине, который разжег Мишель, и болтаем о Джеймсе Бонде. Я призналась, что обожаю Бонда –Коннори, удивительно харизматичный актер.
-- Интересно было бы оказаться на месте девушки Бонда.
-- Почему?
-- Ну, Бонд такая сильная личность, умен, красив, обаятелен. А его лицензия на убийство создает ореол притягательной опасности.
-- Тебе нравятся убийцы? – со странной интонацией спрашивает Мишель.
-- Только в кино. В реальной жизни я бы не хотела таких знакомств. Страшновато как-то.
-- А если человек убивал на благо других людей?
Какой странный и неоднозначный вопрос. Мишель пристально смотрит на меня и явно ожидает развернутого ответа.
-- Честно Мишель я не знаю. Никогда не думала о таких вещах. Но если убивают террориста это ведь хорошо, значит не будут взорваны дома мирных граждан. но самому человеку наверное нелегко. А потом одно дело убивать в бою, а другое застрелить бандита в кругу его семьи, на глазах родных и близких. Наверное, бывает и так? А если ненароком погибнут случайные люди?
Я что-то не то сказала? Почему он так на меня смотрит? Мне страшно, по-хорошему надо подняться и уйти, но я просто окостенела под взглядом Мишеля. Все-таки он наводит ужас, как с ним Адам живет? Теперь я понимаю испуг ребенка в первый вечер нашего знакомства. Еще секунда и я сама начну визжать.
-- Извини. Я кажется напугал тебя.
В сознание вплывает обволакивающий голос, а нежные руки гладят меня по спине, а потом прижимают к сильному мужскому телу. Так, надо возвращаться в реал, а то мало ли чем все может закончиться. Но так приятно находится в объятиях Мишеля, чувствовать его тепло и силу.
-- Странный вечер сегодня, правда? – сипло выдавливаю я.
-- Нет, он чудесный – слышу в ответ.
-- Твои волосы пахнут дымом. Замечательно. А еще запах жаренных каштанов в Париже.
-- Угу. А что ты делал в Париже?
-- Работал.
Исчерпывающий ответ. Как он это сумел сделать? Еще 3 минуты назад у меня сердце было в пятках и Мишель пугал как инопланетный монстр, а сейчас мне так спокойно и уютно, и мужчина, ласкающий мои пальцы, кажется самым родным на земле.
Что-то мне подсказывает, что иметь месье Лепанжа в числе своих врагов крайне опасно. А в числе друзей?
Ладно поживем-увидим. Глаза у меня слипаются и действительно пора домой.
-- Ты устала? – в голосе Мишеля отчетливо проскальзывает забота.
-- Немного. Пойду, пожалуй.
-- Я провожу.
-- Ну что тут идти, два метра.
-- А вдруг ты опять решишь идти прямо через забор?
-- И нечего издеваться, я же не нарочно.
-- Знаю.
Смотрю в спину уходящему Мишелю и понимаю, что сегодня не засну, слишком многое надо обдумать.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 

#3
Ekatterrina
Ekatterrina
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 мая 2011, 08:58
  • Сообщений: 2201
  • Пол:
Заснула я моментально, и снился мне сине-зеленый океан с белыми барашками волн. Подсознание лучше знает о чем действительно стоит думать. Уже не за горами рождество и пора поразмыслить, куда я хочу поехать отдохнуть. Благо денег я скопила достаточно и теперь можно не ограничивать свою фантазию. Что же лучше – экзотика или традиция? Далеко или близко? Канары, Гавайи, Таиланд, а может Гоа? Некоторые знакомые умудряются спланировать свой отпуск чуть ли не за 11 месяцев до его начала, но я так не могу. Все мои планы обязательно рушатся в силу абсолютно непредсказуемых обстоятельств. Ну и что, так даже забавнее. И вообще жить по плану, когда все расписано наперед так скучно.
Вот и сегодня я собиралась после работы пройтись по магазинам и что? Нежданно-негаданно поднялся сумасшедший ветер, нагнал свинцовых туч из которых незамедлительно хлынули потоки воды. Причем синоптики обещали ясно и без осадков. Ну кто бы сомневался! Вот если бы они как саперы за каждую ошибку головой отвечали… Хотя чего я злобствую? Ливень начался когда я уже была дома, магазины предполагались просто в качестве развлечения, так чего унывать?
О, это уже не просто ливень, а настоящая гроза. Какая прелесть! Обожаю, когда гремит гром, от раскатов все содрогается, молнии зигзагом расчерчивают небеса, на миг все предстает в таком нереальном свете … Красота.
Надо выключить свет и приоткрыть окно, чтобы удовольствие было острее.
Они что с ума сошли? Куда это Мишель собрался и Адама с собой берет? Ой, а ведь они ко мне направляются – Адам вприпрыжку, а Мишель не спеша, как будто непогода ему нипочем.
Торопливо прихватив несколько полотенец из ванной, бегу открывать дверь. Ну Адам в дождевике и резиновых сапожках, а вот Мишель уже вымок.
Интересно, что случилось? Ладно вопросы потом, а сейчас надо ликвидировать последствий прогулок под дождем.
-- Адам снимай сапоги и все остальное и иди в гостиную. Мишель скорее вытирайся полотенцем и давай куртку, ее надо повесить сушиться. И ноги у тебя явно промокли. Я поищу, может случайно завалялись носки большого размера.
Ну и что он опять так смотрит? Ты не смотри, а делай что говорят. Ноябрьский дождь ни одного человека в могилу свел, воспаление легких штука опасная, даже при современном уровне развития медицины. Одно слово кретин, зашевелился лишь когда я потеряв терпение сама начала теребить полотенцем его волосы. Для этого мне пришлось встать на цыпочки и практически вплотную прижаться к Мишелю. Хорошо хоть куртку снял сам, а то я бы тоже вымокла.
Тут в дверном проеме появился Адам, видимо ему стало скучно одному в гостиной, и затараторил:
-- Смотрю, у тебя свет погас, побежал папе сказал. А папа говорит, может у Мари в доме пробки выбило, а она одна в грозу. И мы решили проведать тебя. Вдруг тебе страшно?
И что сказать этим милым людям? Что я не боюсь оставаться одна, не боюсь грозы и сама умею менять пробки? Нет, нельзя лучшие мужские порывы губить на корню, пусть будет так как им хочется.
-- О, я так благодарна. Свет я сама потушила, слышала такие рекомендации по радио, а гроза и правда ужасная.
Да и вы мне помешали наслаждаться такой красотой. Надо пойти приготовить чай, а может Мишелю предложить чего покрепче? Все-таки промок.
-- Мишель, может чуть-чуть коньяка или самогона? У меня есть отличного качества, моя русская подруга подарила.
-- Никогда не пробовал русский самогон.
-- Вот и надо же когда-то начинать – улыбаюсь я, вспомнив свое первое знакомство с этим продуктом. Молодая картошка, присыпанная укропом, малосольные огурчики, селедочка и теплая компания Ирины и ее мужа. Восхитительно.
Вот с хлопотами и покончено. Адам грызет коврижку и увлеченно играет во что-то на компьютере, специально для него купила несколько дисков с бродилками и стрелялками.
После дождя волосы у Мишеля завились кольцами и весь он какой-то уютный и домашний, сидит на диване. Дегустация «национальной гордости великороссов» прошла успешно. Ну еще бы. Огурчики и грибочки собственноручно заготовлены бабушкой Ирины и благополучно перетащены мной через таможню. До сих пор не знаю можно ли ввозить и вывозить такие продукты, но ощущения бывалого контрабандиста греют мою душу. Жаль только, что мало – по одному килограмму всего, так что берегу для торжественных случаев.
Кажется сегодня очень удачное время для претворения в жизнь великого плана «Узнай соседа поближе».
-- Мишель, а чем ты занимаешься?
-- Работаю в «Интерпрайз компани».
Так, надо тщательнее формулировать вопросы, иначе он и дальше будет давать ответы, которые лишь дразнят мое любопытство.
-- Солидная фирма. А почему именно там?
-- Так сложилось.
Нет, ну я сейчас завою. Да что ж такое. Ладно, еще одна попытка.
-- А где ты учился?
Кажется Мишель просто получает удовольствие от моих попыток выведать хоть что-то. В глазах у него отчетливо пляшут бесенята. Весело ему, а я веру в свои способности теряю!
Видимо решил сжалиться, а может ему наскучила игра, но соизволил ответить:
-- Я родился в 1965 году в Марселе. Учился в Париже, там же предложили работу. На службе встретил Елену, мы поженились, родился Адам, потом Елена погибла в автокатастрофе. Затем мы с сыном долго путешествовали и вот решили осесть здесь.
Краткость сестра таланта, но враг любопытства. Видимо больше я ничего не узнаю. Хотя пару невинных вопросов позволить еще могу.
-- А твои родители? И вообще родственники?
-- Они погибли, а близких родственников нет. Елена тоже была сиротой.
Бедный Адам! Ни бабушек, ни дедушек, ни неугомонных братьев и сестер с которыми так весело лазить по деревьям, бегать по лужам и объедаться мороженым.
-- А теперь твоя очередь. Мне ведь тоже мало что известно о тебе Мари Гибуа.
-- Родилась и выросла в Ницце. У меня куча родственников по всему миру. Училась в Сорбонне. Потом работала в одной довольно крупной газете, проводила журналистское расследование, которое окончилось не очень хорошо. Была замужем, но это в прошлом. Переехала и начала жизнь сначала.
Почему у меня появилось такое мерзкое чувство, что он уже все это знает и сейчас просто сверяет в уме мой рассказ и ранее изученное досье? Нет у меня паранойя. Та история уже давно в прошлом. Я и тогда не представляла реальной угрозы, иначе в живых меня не оставили бы, а уж теперь... Все в порядке, все хорошо. Мне просто показалось.
-- Мари, а почему ты выбрала этот город?
-- Из-за моря. Люблю приходить на закате и смотреть как солнце тонет в воде.
--Да, я тоже всегда скучал без моря. Ты не против прогуляться как-нибудь на закате?
Кажется, меня только что пригласили на свидание. Довольно неожиданно. Честно говоря, уже забыла, когда в последний раз мужчина приглашал меня на свидание. Наверное, только этим можно объяснить, то что когда я справилась с удивлением и открыла рот, первой фразой было:
-- Надеюсь, мы возьмем с собой Адама?
Похоже он рассчитывал на что угодно, но моя реплика явно его озадачила.
-- Если хочешь.
Только теперь поняла выражение «впиться взглядом». Вот уж воистину верно. Ну кажется он увидел все, что хотел а я смогла вздохнуть свободнее.
Мы и не заметили, а Адам уже свернулся клубочком в кресле и задремал под наши разговоры и мерный шум дождя за окном.
-- Оставайтесь у меня. Незачем будить Адама и тащить его под дождем.
-- Мне не хочется доставлять тебе лишние хлопоты.
-- От кровати в гостевой комнате не убудет. Только тебе с Адамом придется лечь вместе.
-- Было время, когда он мог заснуть только когда я был рядом.
-- Сейчас я принесу свежее белье.
Вот уже третий час ночи, а я все никак не засну. В голове крутится рассказ Мишеля. Понятно, что он очень схематичный и теперь мое чересчур живое воображение наделяет этот скелет плотью и кровью. Но лучше уж думать о соседях, чем вспоминать события полутора годовой давности. Нет, так больше нельзя, где-то еще болтались таблетки, которые мне тогда давали в больнице. Нашла, но кажется они просрочены. А была не была, если что просто не помогут.
Помогли, еще как. Проснулась только в первом часу дня. Хорошо, что суббота и на работу не надо. Ух-ты, какое изобилие и записка «Спасибо за приют. Надеемся тебе понравится». Конечно, такая вкуснятина, да еще приготовленная чужими руками. Адам был прав – его отец отменный повар, а я еще сомневалась. Вот нечего всех по своей мерке мерить – раз я не люблю готовить то и другие такие же.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 

#4
Ekatterrina
Ekatterrina
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 мая 2011, 08:58
  • Сообщений: 2201
  • Пол:
Вот-вот начнутся рождественские каникулы, которые я совершенно неожиданно решила провести в Альпах. Никогда не была на горнолыжном курорте, не умею кататься на лыжах и куда меня несет? Но вот приболело и все тут. Хочу испытать новые ощущения, а то скучно как-то.
Ведь это у всех нормальных людей принято на Рождество собираться семьей, а у нас этот праздник умудряются даже отмечать в разные дни – кто 25 декабря, а кто 7 января. Что уж тут говорить о встречах за праздничным столом? Подарки мы друг другу конечно делаем, но отправляем их по почте. Наверное, мы самые любимые клиенты почтовых компаний, вряд ли уж найдется много людей способных за раз отправить 15 бандеролей в разные концы света.
Так что сейчас я в поисках подарков как и тысячи других людей сметающих товары с полок магазинов в разгар рождественских распродаж.
Конечно, наиболее близким и любимым подарки выбраны и куплены уже давно, но все равно хлопот предостаточно. Тем более, что я ломаю голову над проблемой соседей. Подарок Адаму – робот-трансформер уже куплен, а вот как быть с Мишелем? Дарить не дарить, а если дарить то что?
Обещанная прогулка пока так и не состоялась. Мишель ни о чем таком при встречах не заговаривает, ну а я блюду девичью гордость и соответственно молчу. К тому же, Адам жаловался, что вечерами домой часто названивают, а пару раз приходили его собственная учительница, две дамы из родительского комитета и даже заведующая школьной столовой. Эту тетку Адам особо не любит, так как она взяла привычку контролировать, что ест ребенок и заставляет бедняжку вместо любимого томатного сока пить тыквенный, под предлогом, что это очень полезно.
-- А папе жаловался?
-- Разве ябедничать хорошо? – поднял глаза Адам.
-- Она не имеет никакого права принуждать тебя к чему-либо. Это абсолютно твое дело, какой сок ты хочешь пить. И вообще она тебе никто, так на каком основании? – я разозлилась не на шутку, вспомнив собственные школьные мучения.
-- Адам, обязательно надо сказать папе.
-- А вдруг он будет недоволен? Я боюсь. Уж лучше я сок буду пить.
-- Нет, не будешь. Нечего позволять над собой издеваться. Мадам Иоланта пусть сама пьет эту гадость, авось похудеет, ей не мешало бы.
Может не следовало так при Адаме, хотя все знают, что Иоланта Сегюр явно ни в чем себе не отказывает. Причем, как поговаривают злые языки, и за счет продуктов которые не попадают в тарелки школьников.
Короче закусила я удила и несмотря на робкие попытки Адама остановить меня, отправилась домой к Мишелю.
Ну и кого я встретила на пороге – мадам Иоланту собственной персоной. Мы с Адамом еще на крыльце услышали ее визгливый голос, рассказывающий, что тыквенная каша, причем без соли и сахара это фантастически полезная пища. Дескать только поедая сие кушанье можно вырасти здоровым, сильным и невероятно умным. Судя по всему собственному совету Иоланта не вняла, ума у нее точно нет, как и совести. Адам вон даже побледнел и задрожал, видимо представил свой будущий завтрак.
И тут мы услышали мурлыкающий голос Мишеля:
-- Спасибо за заботу. Я учту ваши рекомендации. Но на тыкву у Адама аллергия и попрошу вас проследить, чтобы он не пил тыквенный сок. Врач рекомендовал ему томатный. Я могу на вас положиться?
Мы так на крыльце и сели. У Адама глаза по плошке, да и я не лучше с открытым ртом выгляжу. И конечно именно в этот момент из дома выходят Мишель и Иоланта, чуть не сшибают нас дверью и видят эту чудную картину – два взъерошенных украшения полей, любая ворона испугается.
Реакция у Мишеля фантастическая, а вот с остальным беда:
-- Если вы уже вытерли крыльцо, то можете идти в дом. Там еще много работы.
Надо было видеть взгляд, которым наградила нас мадам Сегюр. Мы с Адамом даже теснее прижались друг к другу.
-- Ну и ладно – неожиданно улыбнулся Адам – теперь она к нам точно не придет и от меня отстанет.
-- Почему ты так решил?
-- Так она же к папе клеится, а тут ты. Такой облом вышел.
-- Адам, кто научил тебя так выражаться? – на автомате выговариваю ребенку, а потом до меня доходит смысл сказанного.
Бывают в жизни моменты, когда действительно хочется провалиться сквозь землю. Издалека полыхание моих щек и ушей вполне можно было принять за разгорающийся пожар. Ужас. А ведь Мишель все это слышал, да и Иоланта боюсь тоже, она еще недалеко ушла.
Как удачно на горизонте появился Лапс и я с воплем «Где же ты пропадал мое солнышко?» устремилась к бедолаге. С учетом того, что ровно 15 минут назад я его кормила, зверь явно должен был испугаться такой неадекватной реакции. Ничего, зато я сбежала и зарывшись лицом в шерсть кота смогла прошмыгнуть мимо Мишеля не встретившись с ним взглядом.
Опозорилась по максимуму. И прежде всего своим дурацким побегом. Ну ляпнул Адам какую-то глупость, ну и что? Чего так пугаться-то? Мишель взрослый мужчина и сам разберется в своей личной жизни. Я то здесь при чем?
Неудобно конечно вышло. Иоланта в платье, туфлях, с красивой прической, а я как обычно в потертых джинсах, свитере и с растрепанными волосами, да еще эта фраза Мишеля…
Так что всю прошедшую неделю я старалась не попадаться на глаза месье Лепанжу. Но как назло каждое утро мы умудрялись столкнуться, хотя я и пыталась выходить из дома в разное время. В итоге все закончилось опозданием на работу и недовольством мэтра Берне, хорошо хоть без особых последствий.
И вот при таких обстоятельствах как он все может понять? А как хочет пусть так и понимает! Для меня это просто знак вежливости. Пусть у нас и век компьютерных технологий, но без обычной пишущей ручки не обойтись. Чудесный подарок – практичный и в тоже время личный. Мишель явно предпочитает черный цвет, поэтому ручку я выбрала черную, официально строгую. Такой настоящий офисный аксессуар, надеюсь пригодится.
Вот как теперь вручить подарки? Адам в силу возраста искренне верит в Санта Клауса и в волшебство на Рождество. Ладно, что-нибудь придумаю. А с Мишелем все проще – как обычно отправлю почтой.
Вроде ничего не забыла. Все счета оплачены, электроприборы, вода. газ отключены, Лапс уже ждет в машине, можно ехать. Осталось только одно – подарок для Адама. Я надумала привязать сверток к ветке дерева, растущего недалеко от окна мальчика. Выглянет Адам утром в окно, а там… Потом можно будет сказать, что Санта торопился и просто оставил подарок во дворе.
Хорошо, что уже стемнело, никто меня не заметит. Тем более, что я предусмотрительно оделась во все темное, а поскольку похолодало то и шапочку натянула, просто настоящий диверсант.
Даже интересно каждому захваченному диверсанту так больно как мне сейчас? А как все хорошо начиналось. Бесшумной тенью я скользнула во двор, радуясь, что окно у Адама не горит и я спокойно в темноте привяжу свой подарок. Прикрепила, проверила надежно ли держится, опустила руки и тут же они оказались выкрученными, сама я уложена на холодную землю а шею сдавила чья-то ледяная ладонь.
Что происходит? – слышу голос, который кажется смутно знакомым.
Ну, во-первых, мое горло сдавили так, что хрип единственный звук, который у меня получается издавать. Во-вторых, ответ – дарю подарок звучит как верх идиотизма, а в-третьих, у меня нет привычки разговаривать не видя лица собеседника. И пинок, которым меня наградили, подняв с земли и потащив к фонарю, ничуть не способствовал моей разговорчивости.
-- Мари?
Ой, наконец-то я узнала кто это. Мишель. Просто раньше я никогда не слышала такого металла в его голосе. И вообще он был другим. Наверное, так должен выглядеть Терминатор – холодная и жестокая машина для убийств. Миг и все изменилось. Передо мной вновь стоял милый и вежливый сосед, заботливо уточняющий, не сделал ли он мне больно.
Я девушка воспитанная и понимающая, что сама во всем виновата, поэтому отрицательно качаю головой, мол все хорошо. Говорить пока не получается. Надо же какие разные у него могут быть руки – минуту назад железные тиски сдавливали и причиняли боль, а сейчас нежные и ласковые массируют плечи, поглаживают горло.
-- Что ты тут делаешь? – начинает допрос Мишель, а ведь это действительно так. Говорит он нежно, но глаза как ледяные айсберги, а его пальцы в любой момент готовы снова сжать мое горло.
-- Я хотела сделать сюрприз Адаму. Как будто подарок от Санты. Думала будет здорово. Хочешь – проверь.
У меня даже слезы на глаза навернулись. Я так старалась, сама упаковывала, а он сейчас все испортит.
-- Лучше если ты сама развернешь
-- Хорошо. Но почему ты мне не веришь?
Как обычно в ответ взгляд, который я бы охарактеризовала как ничего не выражающий, пустой.
Ну и пусть. Твои проблемы. Псих. Нормальные люди так себя не ведут.
-- Надеюсь ты не требуешь, что бы я разобрала игрушку на запчасти?
-- Нет. Упакуй все снова. Не плачь.
Конечно, все получилось не так красиво, но надеюсь Адаму понравится подарок. У меня же сейчас только одно желание – убраться куда подальше и не встречаться с месье Лепанжем еще лет этак 50, а можно и больше.
-- Счастливого Рождества – стараюсь вложить во фразу как можно больше сарказма. Кажется получилось, только я об этом уже пожалела. У Мишеля удивительно выразительные глаза и сейчас в них плещется такая боль. Странный он. Ладно, от меня не убудет и нечего в Рождество копить обиды.
-- Мишель все в порядке. Мне не больно. И я сама виновата, надо было поговорить с тобой, прежде чем лезть в чужой двор. Границы частной собственности священны. Прости меня и спасибо что не вызвал полицию. Хорошего праздника тебе и Адаму.
Такое ощущение, что он разрывается напополам. Одна часть что-то хочет сделать, а другая не дает. Ну я не психоаналитик, в душевных терзаниях не разбираюсь. Минуты две мы стояли, молча смотрели друг на друга, а потом я развернулась и пошла к машине. Лапс уже заждался и встретил меня негодующим ворчанием. Правильно дорогой, поехали отдыхать, а месье Лепанж может и дальше каменным истуканом стоять во дворе и смотреть вслед моей машине.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 

#5
Ekatterrina
Ekatterrina
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 мая 2011, 08:58
  • Сообщений: 2201
  • Пол:
И чего меня понесло в горы? Холодно, снег кругом, лыжники оголтелые носятся… Инструктор мне попался какой-то озабоченный, рассказывал о Шамбале, Рерихе и о путях постижения истины. Познавательно конечно, но вообще ты должен учить меня кататься, а не возвышать духовно. Самое смешное, чем все закончилось – предложением посетить уединенное шале и посредством духовно-телесного взаимодействия ощутить вхождение благодатной энергии гор.
Пришлось объяснить, что я существо простое, не просветленное, но вот пожаловаться на сексуальное домогательство очень даже могу. Томас дураком не был, все понял и больше проблем у нас не возникало, кататься он меня худо-бедно научил. Парень очень старался, но дело было во мне. Стоило оттолкнуться и заскользить вниз, как я непроизвольно зажмуривалась и открывала глаза только у подножия горы, страшно было. А еще страшнее, я полагаю, было остальным отдыхающим. Уже через день я стала местной легендой и народ, едва завидев меня на склоне разбегался в разные стороны, ожидая пока я не пронесусь мимо.
Только сверхконцентрацией ангелов-хранителей над курортом можно объяснить тот факт, что никто не покалечился, даже когда я в последний день отдыха умудрилась вписаться в дерево. Руки-ноги целы, дерево тоже не пострадало, а синяк под глазом и потерянная лыжа это такая мелочь
А вот грызущие меня думы это совсем другое. Всю неделю мысли о Мишеле не давали мне покоя. Кто он? Какие тайны хранит? Что творится в его душе?
Не хочу верить в то, что заботливый отец и вежливый сосед Мишель Лепанж это просто маска скрывающая кого-то опасного и злого. Но может я поддалась его обаянию и пытаюсь сама себя обмануть? Человеку свойственно любить свое потомство и заботиться о нем, а улыбка и хорошие манеры ничего не доказывают.
Ну что я зациклилась? Мишель просто мой сосед, и все что происходит за оградой его участка меня не должно касаться. И вообще, что в принципе произошло? Хозяин задержал в своих владениях подозрительного человека, что в этом неправильного или странного? Сильному, тренированному мужчине это не составит никакого труда. Не побоялся сам, без помощи полиции? Нормальный мужской поступок.
Я испугалась? Ну значит я просто трусиха с расшатанной нервной системой, видящая угрозу даже в собственной тени. Знаю, у меня есть проблемы, врачи еще тогда предупреждали, что рецидив возможен. Ничего, главное это спокойствие, размеренная жизнь и своевременный прием антидепрессантов. Ненавижу эти таблетки, но что делать?
Все, хватит! Я собиралась прекрасно отдохнуть, а на деле извелась и устала. Так нельзя, сегодня прощальная вечеринка и надо хорошенько повеселиться, выбросив дурные мысли из головы.
Вот это называется везенье. Как передали в новостях «такой природной аномалии не фиксировали в течении 69 лет наблюдений». Вот еще столько же без нее и прожили бы. Это у нас то , на юге, ударил мороз до – 5 С, а снега навалило по колено. Машина завязла в сугробе в трех кварталах от дома, ладно это полбеды – добрести до дома. Но, как я выяснила, электричества нет из-за обрыва проводов, магазины закрыты, а у меня даже хлеба нет.
Что ж как говорится «невзгоды закаляют характер», еще никто не умер от пешей прогулки и кто сказал, что есть нужно непременно три раза в день? Ох, как же я замерзла и устала, никогда не думала, что идти по свежевыпавшему снегу так тяжело, и несмотря на мороз, одежда и обувь все равно промокают.
Я уже вижу свой дом, темнеющий на фоне ослепительно белого снега. Как же все-таки красиво. Зимний рассвет полон невыразимого очарования, тем более, что крайне редко наблюдаешь его со стороны улицы. Ощущения под теплым одеялом в уютной постели все-таки немного иные.
И зачем меня трясти? И тащить куда-то тоже не надо. Не хочу, отпустите меня немедленно, не трогайте!
Как сквозь вату до меня доходит:
-- Мари, Мари успокойся.
Где я и что со мной? Перед глазами какая-то пелена, во рту странный привкус, а сама я прижата к чему-то теплому.
Снова слышу настойчивый зов:
-- Мари, очнись.
Сделав усилие пытаюсь сфокусироваться и наконец различаю лицо Мишеля. Это у меня бред что ли? Нет, я явственно ощущаю его руки на своих обнаженных ногах. Стоп, а почему я раздета? Острый приступ паники помог отогнать тошноту, и я смогла оглядеться.
Итак, лежу на спине, на мне лишь трусики и маечка, а Мишель полностью одетый сидит на краю постели и растирает мне ступни.
-- Почему? – только и смогла выдавить.
-- Думал, ты мне объяснишь. Десять минут назад я нашел тебя лежащей без сознания на снегу в паре метров от ограды твоего дома.
-- Но?
-- Твоя одежда была мокрой, пришлось ее снять. Всегда так болезненно реагируешь на попытки раздеть тебя?
На ладони у Мишеля отчетливо виден след от укуса, а из свежей царапины еще сочится кровь.
-- Прости, пожалуйста – виновато заглядываю в глаза мужчине.
Что он обо мне подумает? А я еще обвиняла Мишеля в агрессивности и склонности к насилию. А сама? Вот к чему приводит употребление просроченных лекарств и поглощение дармового алкоголя! Надо признаться, что я очень боюсь летать. Каждый полет на самолете для меня испытание. А со всеми моими мыслями и переживаниями и будучи не в силах успокоиться самостоятельно, я проглотила с горя пару таблеток из старых запасов. В полете же нам предложили коньяк и я заподозрив, что пилюли не действуют, решила расслабиться, да не один раз. Видимо совместное действие антидепрессантов, алкоголя и нервного напряжения и привело к такому результату.
-- Спасибо – пробормотала я, закончив излагать свою слегка подкорректированную версию событий. Не признаваться же, что только о тебе Мишель все эти дни и думала.
Что-то мне опять становится нехорошо. С трудом смогла пробормотать название выпитого лекарства, чего так настойчиво добивался Мишель. Как же мне плохо, знобит и не хватает воздуха, но вижу все четко. Вот Мишель пошебуршав чем-то в углу, подходит к кровати, в руках у него шприц. Садится, кладет мою голову себе на колени, ласково поглаживает щеку, потом шею. Резкая боль от укола и темнота.
Странно, это не моя спальня. Ой, я все вспомнила. Ужас! Моя репутация в глазах Мишеля погибла безвозвратно, что он теперь думает обо мне? Я даже застонала от отчаяния.
-- Мари тебе больно? – слышу взволнованный голосок Адама.
Надо же а я даже не почувствовала присутствие другого человека.
-- Мари, Мари ответь. Тебе плохо? – продолжает настойчиво теребить меня Адам.
Не волнуйся, со мной все хорошо. А что ты тут делаешь? И вообще что это за комната?
-- Это папина спальня. Он пошел приготовить ужин, а мне велел посидеть с тобой, сказав, что ты скоро должна проснуться. Я так испугался.
-- Почему?
-- Я помню как болела мама. Она была такой же как ты – холодная и никого не узнавала.
-- Но ведь твоя мама поправилась?
-- Да. Но я так боялся, что мама умрет. А потом папе пришлось уехать очень надолго и мы ничего не знали о нем. Думали что он умер.
-- Вам, наверное, было очень плохо?
-- Мама часто плакала, особенно если думала, что я не вижу. Я тоже плакал, а вот когда мама погибла не смог. Даже когда меня в приют привезли.
Бедный малыш! Сколько всего ему уже натерпеться пришлось.
Долго сдерживаемое напряжение дало о себе знать и слезы хлынули из глаз градом. Плакала я от жалости к Адаму, его маме и просто от того, что мир так устроен.
Дурной пример заразителен и через минуту мы с Адамом обняв друг друга уже захлебывались от рыданий. Такими нас и застал Мишель – с распухшими носами и покрасневшими глазами.
Он долго смотрел на нас, а потом, прикрыв глаза, каким-то странным тоном распорядился:
-- Идите умойтесь. Мари, ужин я тебе принесу.
-- Мишель, я уже нормально себя чувствую и хочу поужинать вместе с вами.
-- Хорошо.
Странный вышел ужин. Мишель казалось присутствовал только физически, мне кусок в горло не лез, спасибо Адаму, который подробно и красочно рассказывал, что Санта подарил ему на Рождество.
-- Представляешь, он столько времени у нас пробыл!
-- Почему ты так решил?
-- А как же. Дома в камине подарки разложил, и еще к дереву во дворе тоже привязал.
-- Значит, ты был очень хорошим мальчиком в прошлом году.
-- Мари, а все что просишь у Санты исполняется?
-- Если это тебе по-настоящему нужно, то да.
-- Мне нужно.
--Тогда жди и рано или поздно, но это исполнится.
Интересно, что такого он мог загадать? Хотя, что обычно просят дети? Всякую ерунду, которая становится им ненужной сразу же после того, как они стали ее счастливыми обладателями.
В гостях хорошо, но дома лучше. Так что надо выяснить у Мишеля, где моя сумка и вернуться под родной кров.
Как будто угадав мои мысли, Мишель произнес:
-- Я был у тебя, включил отопление, но дом еще не прогрелся. Ночевать там нельзя, поэтому останешься здесь.
А меня спросить не нужно? Или я вещь бессловесная, которую можно на полочку поставить, а можно в коробку запихнуть?
Но только я собралась произнести гневную тираду, как раздался торжествующий вопль Адама:
-- Мари, ты почитаешь мне на ночь про муми-троллей и муми-дол! А еще посмотрим «Черепашек-ниндзя».
-- Мари пойдет отдыхать, а ты уже достаточно взрослый мальчик, чтобы читать книги самостоятельно.
-- Но папа…
-- Мишель, мне совсем не трудно и я с радостью почитаю Адаму. Тем более, что в детстве я тоже очень любила эту книгу.
Кажется, у меня начал вырабатываться иммунитет на взгляды Мишеля. Во всяком случае, желание вытянуться во фрунт и взять под козырек уже не возникло. Кстати, неожиданно поняла, что в Мишеле мне казалось смутно знакомым – его манера говорить мягко, но по сути это всегда приказы. Именно так общается мой дядя Джеральд, уже не первый год служащий в МИ-5 и сделавший весьма удачную карьеру.
Ну вот за всеми размышлениями упустила момент когда стоило побороться за свою свободу. Но в сущности Мишель прав, мое жилище сейчас не самое уютное место на земле, да и завтрак пришлось бы самой готовить, а продуктов в доме нет.
Мишель продолжает сверлить нас взглядом, но мы с Адамом уже взялись за руки и поднимаемся в его комнату.
Как утомительно, оказывается, читать вслух, вот уж не думала. Язык стал просто деревянным, когда наконец Адам заснул и я смогла выйти из комнаты. И только тогда сообразила, что не знаю где буду спать. Довольно пикантно, что я и так провела весь день в постели Мишеля, но ночь это уж слишком.
Так свет в гостиной горит, пойду на огонек.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 

#6
Ekatterrina
Ekatterrina
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 мая 2011, 08:58
  • Сообщений: 2201
  • Пол:
Какой-то он измученный и уставший. Странно, неужели не отдыхал на Рождество? Заметив меня, поднялся навстречу и очень внимательно вглядывается в мои глаза.
-- Мари, как ты?
-- Все нормально, я в порядке.
-- Ты часто употребляешь антидепрессанты? Неужели не знаешь, что алкоголь и таблетки такого рода несовместимы?
-- Я сама не знаю, как это вышло. Честно.
Мишель подошел ко мне совсем близко, я практически ощущаю его дыхание.
-- Ты не ответила.
-- Нет, не часто. Просто так получилось.
-- Нельзя быть такой безответственной.
-- Знаешь, не надо меня воспитывать. Мне не пять лет и я вполне самостоятельный человек - начинаю закипать я.
Ну кто бы сомневался, что ответом мне будет долгий, ничего не выражающий взгляд.
-- И нечего на меня так смотреть. Я не обязана перед тобой отчитываться, и указывать что мне делать, а что нет, ты не имеешь никакого права – всерьез разозлившись выкрикиваю я.
Хотела еще кое-что добавить, но ноги неожиданно подкосились и я мешком осела на пол, при этом довольно ощутимо стукнувшись головой об угол комода.
-- Сейчас тебе не стоит волноваться – голос Мишеля как всегда ровен. Вот умеет же человек держать себя в руках, даже завидно.
Хороший совет дал Мишель, но поздно – перед глазами появились разноцветные круги, в ушах зашумело и третий раз за сутки сознание решило отдохнуть от меня.
Где он научился так делать уколы? И почему в шею? А, подумаю об этом позже, сейчас мне так уютно в объятиях Мишеля.
-- А что ты мне вколол? – запоздало интересуюсь я.
-- Антидот.
-- Какой?
-- Ты разбираешься в фармакологии?
-- Нет. Я вообще врачей боюсь.
-- Тогда какая разница?
Нет, ну нормально! Мне как лабораторной крысе что-то вводят и даже не говорят название препарата.
Все мои подозрения насчет Мишеля на глазах ожили и расцвели буйным цветом.
Бежать, бежать скорее надо. Только вот не получается, в мгновение ока рука Мишеля до этого нежно поглаживающая мои коленки, надежно зафиксировала лодыжки, а вторая крепко сжала затылок, прижав мою голову к плечу мужчины. Мои руки свободны и я уперлась ими в грудь Мишеля, но с таким же успехом можно было попытаться сдвинуть гранитную скалу.
-- Не бойся меня – бархатный голос так и манит поверить и покориться воле мужчины – я не причиню тебе боль.
Угу, по прошлому опыту хорошо знаю, что в итоге следует после таких заявлений. Хотя в доме Адам, а я ведь и шум могу поднять. Не будет же Мишель компрометировать себя перед сыном? Нет, не нужно было разгуливать по дому в футболке Мишеля, под предлогом, что она длинная. Короче говоря, сама виновата.
Как всегда мои мысли унесли меня куда-то вдаль и из реальности я выпала. Когда же вновь смогла адекватно оценить обстановку, то оказалась укутанной в одеяло и лежащей на кровати в уже знакомой спальне.
-- Спокойной ночи – проговорил Мишель и исчез.
Абсолютно непредсказуемый и загадочный тип! А я всегда думаю о людях хуже, чем они есть на самом деле. Навыдумывала себе ужасов, дурочка. А теперь даже жалко, что он ушел. Оказывается, мне нравятся его прикосновения. Одно слово – женская логика помноженная на мою собственную больную голову.
Утро началось с обморока и добавившейся тошноты. Да что это со мной? Взгляд Мишеля просто прожигал меня насквозь, а когда я упала с табуретки, был вынесен вердикт:
-- Надо обратиться к врачу.
-- Нет. Со мной все хорошо. И вообще сегодня воскресенье. Я отдохну, а завтра пойду на работу.
-- Сейчас ты оденешься и мы едем.
-- Я никуда не поеду!
Спорить с Мишелем оказалось делом бессмысленным. Уже через 8 минут, подавив все попытки к сопротивлению, на меня натянули свитер и перекинув через плечо, как куль с мукой, транспортировали в машину.
Плакать я посчитала ниже своего достоинства, тем более, что неожиданно рано проснувшийся Адам увязался с нами, а пугать ребенка ни к чему.
В госпитале Мишель развил бурную деятельность и я, не успев оглянуться, уже лежала на каталке везущей меня на томографию.
Когда мне сообщили диагноз, то я даже не знала то ли расстроиться, то ли обрадоваться. Оказалось, что у меня сотрясение мозга средней тяжести. Печально, но зато теперь я точно знаю, что мозг у меня есть.
Но врач похоже сомневается в моих умственных способностях, потому как все обсуждает с Мишелем, полностью игнорируя меня.
Зато Адам неотрывно смотрит мне в глаза, держит за руку и все спрашивает, не больно ли мне?
В попытке успокоить Адама я решила спеть песенку, но похоже выбор был неудачен. «Генри Ли» Ника Кейва моя любимая песня, но и врача и Адама с Мишелем это явно насторожило.
Во всяком случае Мишель отправил Адама за дверь, а врач вколол мне сразу два укола. Глаза стали закрываться, но я, неимоверным усилием воли отогнав дрему, смогла прошептать:
-- Мишель, Лапс в приюте «Бродяга Томас» Срок контракта истекает сегодня.
-- Не волнуйся, я заберу кота.
-- Это хлопотно, лучше заплати и пусть он еще там побудет.
-- Тебе будет спокойнее, зная, что зверь дома.
Все-таки Мишель очень хороший. как я могла в нем усомниться?
В госпитале я провела три дня и это было ужасно. Больницы я не выношу с глубокого детства, их специфический запах, цвет стен, различное оборудование – все это вызывает у меня приступ паники.
Так что когда вечером Мишель приехал навестить меня и узнать результаты анализов я, забыв про гордость, расплакалась и стала умолять забрать меня домой. Но единственное чего добилась – дополнительный укол, сделанный срочно вызванной Мишелем медсестрой. Как результат все оставшееся время я лежала очень тихо, покорно сносила все манипуляции и ни на что не жаловалась. Склонность Мишеля к решительным мерам мне теперь хорошо известна и провоцировать его незачем. Тем более что медперсонал женского пола при появлении Мишеля просто тает и каждая готова оказать ему любую услугу.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 

#7
Ekatterrina
Ekatterrina
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 мая 2011, 08:58
  • Сообщений: 2201
  • Пол:
Три дня целая вечность, если все, что вам позволяют врачи – лежать. Вот я лежала и думала о Мишеле, складывала как мозаику все известные мне факты, анализировала поступки и пыталась делать выводы. Получалось, честно говоря, неважно. Во-первых, очень болела голова, во-вторых, мысли путались из-за огромного количества успокоительных которыми меня пичкали, а в-третьих, слишком мало было информации.
Но кое в чем я почти уверена. Подозреваю, что раньше Мишель был военным, слишком многое выдает в нем человека служивого. Это и его манера поведения и характерные обороты речи, да он даже на вопрос «который час?» отвечает 17.23, а не предположим «около половины шестого». Он явно владеет боевыми искусствами причем не на уровне любителя насмотревшегося боевиков с Брюсом Ли или Стивеном Сигалом. Ну, это достаточно легко проверить и я даже придумала как.
Похоже Адам единственный смысл жизни Мишеля и, несмотря на внешнюю холодность и напускную суровость ради сына месье Лепанж горы свернет.
Ну и последнее. Женщины Мишеля обожают, и он это прекрасно знает. А вообще напрашивается вывод, что манипулировать людьми ради достижения каких-либо выгод Мишель Лепанж умеет виртуозно.
А вот причем здесь я непонятно. Если бы он интересовался мной как женщиной, то уже давно проявил хоть какую-нибудь активность, благо возможностей было предостаточно. В дружбу между мужчиной и женщиной я не очень верю, да и что у нас общего? Он старше на 13 лет, мы ничего не знаем о вкусах и предпочтениях друг друга. А дружба все-таки в первую очередь предполагает общность интересов. Вот с Адамом мы дружим это верно. Так может все просто из-за сына? Скорее всего, именно так.
Хотя почему он дважды в день навещает меня? Пусть ненадолго и большую часть времени проводит с докторами, но все-таки… Да врезалась в дерево я действительно не слабо, если только сейчас до меня дошло – Мишелю просто понравилась Сюзан Бретон, мой лечащий врач. Что ж она женщина видная и вполне подходит ему и по возрасту и по темпераменту. Такая спокойная, уверенная в себе особа, которая в жизни не совершит необдуманного поступка.
Почему то мне стало так грустно, что сама не заметила, как слезы заструились по щекам. И именно в этот момент Мишелю надо было появиться в палате. Ну что за наказание! Теперь он окончательно уверится, что я слабонервная дурочка и усиленная порция лекарств именно то, что поможет обрести мне душевное равновесие. Ожидание неприятностей хуже самих неприятностей и представив как в моей и без того уже исколотой во всех местах тушке добавят новую дырочку я заревела в голос.
-- Мари не надо. Сейчас мы поедем домой – присев на край кровати и гладя мою щеку, уговаривает Мишель.
-- Правда? Меня отпустят? – не верю своему счастью и пытаюсь резво соскочить с постели.
Мой порыв тут же был подавлен, ухватив за талию, Мишель крепко прижал меня к своему телу. Какой у него приятный запах парфюма, обожаю, когда от мужчины исходит аромат туалетной воды, а не пива или лука.
-- Не думал, что ты так боишься больниц – проговорил Мишель, а его руки нежно гладят мою спину.
-- Очень – закрыв глаза, наслаждаюсь его ласками, начисто забыв о недавних подозрениях.
О, на пороге целая делегация. Двух врачей я вообще вижу в первый раз. Чего это они?
-- Месье Лепанж вы понимаете, что берете всю ответственность на себя?
-- Да
-- Вам придется подписать ряд бумаг.
-- Хорошо. Мари, собирайся, у тебя 15 минут.
Мишель поднялся, и вся компания покинула палату.
И что это было? Я что пустое место, мне только указания отдавать можно? Нет, так не пойдет! Я не овца какая-нибудь с колокольчиком на шее. Но сейчас главное скорее покинуть больницу, а организация правозащитного движения под лозунгом «Мари тоже человек» может и повременить.
Я уложилась за 9 минут и теперь как пай-девочка, сложив руки на коленях, с нетерпением смотрю на дверь и прислушиваюсь к каждому звуку из коридора. Ну вот и Мишель, ровно через 15 минут, как и обещал. Точно военный.
-- Все собрала?
-- Да, а что?
--Примета такая – если что-то забудешь, то опять вернешься.
Судорожно бросилась проверять тумбочку и заглядывать под кровать, а то мало ли вдруг сбудется?
Подняв голову, натыкаюсь на улыбающегося Мишеля.
-- Ты чего?
-- Веришь в приметы, но у тебя живет угольно-черный кот.
Нет, чувство юмора у него есть, зря я сомневалась, только оно своеобразное. Ладно, повеселился и хватит.
-- Идем уже скорее.
Сидя в машине и немного успокоившись, решаю, что пора кое-что и узнать:
-- Мишель, кто были те люди и что за бумаги ты подписывал?
-- Врачи.
-- Я догадываюсь, что не водопроводчики. Дело касается меня и моего здоровья, и я имею право на полную информацию. Что ты скрываешь?
-- Успокойся.
-- Не надо отделываться от меня пустыми фразами. Говори немедленно.
Ну, это мы уже проходили – долгий пустой взгляд. А вот кое-что новенькое – ласковое поглаживание по коленкам. Ладно, движение на дороге напряженное, а устраивать истерику и отвлекать Мишеля глупо. Но дома я потребую объяснений.
-- Возьми папку на заднем сидении. Там выписка из больницы – неожиданно раздался голос Мишеля.
Надо же какая щедрость, просто неземная.
И если бы я еще что-то понимала в этих мудреных медицинских терминах. А вот рекомендации – покой, отсутствие нервного напряжения и, кто бы сомневался, прием каких-то препаратов.
Мы уже припарковались во дворе и теперь можно привлечь внимание Мишеля.
-- А нормальным языком это можно объяснить?
-- Ты хотела информацию? Она в твоих руках.
-- Пожалуйста. И вообще мне покой нужен, а ты заставляешь нервничать.
-- Сотрясение мозга обошлось без последствий. Но врачей беспокоит очень низкий гемоглобин, а также они считают, что у тебя повышенная нервная возбудимость.
-- Неправда. Просто больницы меня пугают.
-- Да я понял, поэтому и забрал тебя.
-- И что теперь?
-- Я уже связался с мэтром Берне и он предоставил тебе десять дней отпуска. Будешь отдыхать, пить препараты железа.
Опять все за меня решили! Да что ж такое! Но скандалить некрасиво, человек сделал для меня все как можно лучше, в чем его обвинять? Только в том, что не спросил моего мнения, но что, в сущности я могла сказать? А обращаться к начальству насчет дополнительного отпуска я бы точно не рискнула.
Ой, кого я вижу – Лапс. Как же я соскучилась по тебе мой котик, и ты тоже, наверное. Ничего мы снова вместе и сегодня целый вечер буду держать тебя на коленях и гладить, а ты мурлыкать в ответ.
Как хорошо на улице. Резко потеплело, сугробы истаяли без остатка, но сохранился аромат свежести. После больницы не могу надышаться воздухом свободы.
-- Мари, тебя выписали, здорово! – на бегу кричит Адам, возвращающийся из школы.
Только не стоило с разбега кидаться меня обнимать. Не удержавшись на ногах, я упала и увлекла за собой смеющегося Адама.
-- Адам, что ты делаешь? – в голосе Мишеля явственно слышно сильное раздражение.
Чего это он? Мы же просто дурачимся и нам весело.
-- Немедленно поднялись и отправились в дом.
Виновато переглянувшись, мы тихонько поплелись в указанном направлении.
Какой кошмар, Мишель приготовил на обед печенку. Не выношу ее по определению и судя по выражению личика Адама, я не одинока в своей нелюбви к данному продукту.
Видимо в этом доме меню обсуждать не принято. Во всяком случае, Адам с самым разнесчастным видом уже ковыряется в своей тарелке.
Под суровым взглядом Мишеля я тоже приступила к поглощению сего яства.
-- В печени содержится огромное количество железа. Она крайне полезна при анемиях, а также ее желательно регулярно употреблять детям – изрекает куда-то в пространство Мишель.
Лучше бы ученые провели исследование на тему «Употребление полезных, но ненавистных продуктов» – каково соотношения пользы от пищи и вреда от отрицательных эмоций, связанных с употреблением нелюбимой еды?
Мы уткнувшись в свои тарелки, мужественно жевали и радовались, что все имеет свой конец, в том числе и порция пищи.
Мишель больше не пытался заговаривать, и обед проходил в полной тишине, пока Адам, видимо расслабившись, попивая томатный сок, не спросил:
-- Ты ведь у нас ночевать будешь?
-- Нет.
-- Жаль, а я думал
Что думал Адам так и осталось неизвестным, поскольку встретившись взглядом с отцом, мальчик утратил дар речи.
-- Адам, если ты сыт, то можешь идти в свою комнату.
Ребенка как ветром сдуло и я бы с удовольствием последовало его примеру, но хорошие манеры, крепко вбитые в мою голову, такого не позволяли.
-- Мишель, спасибо за все. Твоя помощь просто неоценима. Надеюсь, Лапс не доставил много хлопот?
-- Все нормально.
-- Вот и хорошо. Я пойду, уже соскучилась по родному дому.
-- Таблетки ты должна регулярно принимать в течение 16 дней – с этими словами Мишель выложил передо мной штук пить различных блистеров – а эти надо пить два месяца. И к горе лекарств добавилось еще три разноцветных коробочки.
-- Каждые 4 дня ты должна сдавать анализ крови, а через три недели надо прийти на прием к доктору Вальжену. Запомнила?
Ага, конечно, разбежалась! Делать мне больше нечего как к психоаналитику ходить. Все они просто шарлатаны, стригущие деньги с доверчивых дурачков. Я ведь знаю, из-за чего сыр-бор разгорелся. Когда в первый день они меня исследовали, так подсунули такие картинки с изображением черных пятен, в которых надо увидеть какой-либо рисунок. Я, не очень хорошо владея собой, неосторожно сказала правду, что вижу грозовое облако, танк и сторожевую собаку. И еще когда предложили нарисовать несуществующее животное, я изобразила дракона. Причем как положено – с когтями, клыками и изрыгающим пламя. Так на основании этого и решили что у меня большие проблемы с психикой. Идиотизм делать такие выводы на основании каких-то ассоциаций или рисунков. Дракон имеет когти – это все знают, причем здесь моя агрессивность или ее отсутствие? И почему увидеть танк плохо, а самолет хорошо? А самое обидное, что знаю я все эти штучки по прошлому печальному опыту, и так глупо прокололась!
Ну не беда, будут доставать, свалю все на больную голову, а на картинках увижу белочек и зайчиков и нарисую плюшевого мишутку с горшком меда. И пусть локти кусают!
-- Хорошо Мишель, я все запомнила и все сделаю.
Правду месье Лепанж вам говорить не стоит, а то знаю я ваши методы. Ну не будет же он проверять – выполнила ли я свои обещания? А гемоглобин, ну и что? Он у меня всегда такой, с детства и ничего прекрасно живу. И не собираюсь я давиться нелюбимой пищей ради повышения каких-то там цифр.
Да, а вот в горы точно больше не поеду. Хватит. Теперь только море, а лучше океан. Может на будущий год собраться в Австралию на Большой барьерный риф? Там говорят акул немеренно. Такой экстрим!
Как хорошо дома! Какое счастье валяться на диване в обнимку с мурлыкающим котом, слушать любимую музыку и наслаждаться покоем. Правда через два дня я заскучала, а потому уже на третий день отправилась на работу. Шеф был удивлен, но весьма благосклонно воспринял мой трудовой порыв.
А следующим утром, когда встав пораньше и мурлыкая «show must go on» собиралась на работу, неожиданно открылась входная дверь, и на пороге появился Мишель.
-- Я отвезу тебя к врачу.
-- Зачем?
Анализ крови! Совершенно о нем забыла. Собственно и не собиралась я его сдавать, но Мишель уверен в обратном. Надо срочно исправлять положение, а то он может что-то заподозрить.
-- Я хотела сказать, зачем тебе мои проблемы? Спасибо, но не стоит утруждаться.
Похоже, он видит меня насквозь, во всяком случае, его улыбка напоминает оскал голодного вампира. Но если Мишелю важно, чтобы я сделала этот анализ, то придется подчиниться, ведь не отвяжется. Хотя, какие там будут результаты представить несложно, если учесть, что все выданные Мишелем таблетки заботливо упакованы в пакетик и заброшены на антресоли.
-- Пошли.
-- А может я хоть завтрак доем, да и переодеться в костюм для офиса тоже не мешало бы – недовольно бурчу в ответ.
-- Чтобы анализ был достоверным его надо сдавать натощак. Потом позавтракаем в городе.
Нет во мне должной твердости и умения отстоять свою свободу, поэтому я подчинилась, отставила в сторону тарелку с любимой овсянкой, и побежала переодеваться.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 

#8
Ekatterrina
Ekatterrina
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 мая 2011, 08:58
  • Сообщений: 2201
  • Пол:
Никогда еще в ресторане меня не обслуживали с такой быстротой и рекордным количеством улыбок. Понятное дело не для моей скромной персоны девушка так старалась. И что в Мишеле такого что я не чувствую а большинство особ женского пола штабелями валятся в присутствии месье Лепанжа? Может это и есть та самая пресловутая харизма в действии? Ох не знаю, лично у меня в присутствии Мишеля как правило только одна мысль – сбежать куда подальше. Учет и контроль вещи хорошие, временами даже жизненно важные, но когда дело касается непосредственно моей жизни – нет, нет и еще раз нет. Свобода – главное достояние человека и я целиком и полностью разделяю это мнение. Мишель же, непонятно на каком основании пытается лишить меня независимости, что жутко раздражает. Конечно это безусловное свинство с моей стороны, мужчина искренне печется о моем благополучии, но я его ни о чем не просила. Заботилась я о себе раньше и дальше смогу не хуже.
-- Почему не ешь? – как гром с ясного неба прозвучал голос Мишеля.
-- Разве? – довольно глупо уточнила я и только тогда поняла, что действительно уже несколько минут сижу с кусочком мяса, наколотым на вилку. Вот до чего мысли доводят!
-- О чем задумалась? – продолжает допытываться Мишель.
-- Да так, ни о чем – почти честно отвечаю я, и поспешно опустив глаза к тарелке, принимаюсь механически жевать.
Да в мыслях я просто бесстрашный борец с тиранией, а на деле язык у меня не повернется хоть как-то выразить свое недовольство Мишелю. Причем в обычной жизни робостью я не страдаю и свои права умею отстаивать достаточно успешно, а тут просто беда.
-- Я отвезу тебя на работу.
-- Хорошо.
Так, положим где работаю, я Мишелю рассказывала, а вот адрес точно не называла. Он же ведет машину настолько уверенно, будто это его регулярный маршрут каждый день. И еще, он ведь сегодня открыл двери моего дома, а ключи я ему разве давала?
-- Мишель, как ты сегодня вошел в дом?
-- Через дверь. Она была не закрыта.
Вроде забывчивостью я не отличаюсь, но мало ли. Может и правда, запуская Лапса с прогулки, забыла запереть?
-- Результаты анализов будут готовы к полудню и переданы твоему врачу. Не забудь позвонить и узнать, появились ли изменения?
-- Угу.
Да неужели такое важное дело доверят мне самой? Не верю! И звонить не буду, и не надейся.
-- Мари.
-- Я обещаю Мишель.
По крайней мере, мои способности ко лжи никуда не делись и то хлеб. А то временами присутствие месье Лепанжа просто деморализует и забываются полезные жизненные навыки.
Никогда не думала, что обычная ситуация «вас подвезли на работу» может вызвать такой ажиотаж. Несколько раз слышала отчетливый шепот за спиной, а Натали – наша секретарша и главный источник слухов и сплетен, спросила напрямик – это твой новый? Хорошо хоть хватило такта не уточнять новый кто? Я ей абсолютно честно ответила – новый сосед. Надо было видеть выражение ее лица, это было нечто. Безусловно, она мне не поверила, и до конца дня я была самой популярной темой для обсуждения у наших дам.
Меня это очень забавляло, пока не услышала комментарий главбуха мадам Женевьевы «и что можно найти в этой тощей крашеной кошке?». После таких слов стало очень обидно, и все веселье куда-то испарилось, а тут еще неожиданно метр Берне вызвал к себе в кабинет.
Что за день сегодня такой неудачный? Как началось с утра, так и покатилось.
-- Мари, сколькими языками вы владеете? – поинтересовался шеф, едва я переступила порог кабинета.
-- Восьмью.
-- Замечательно. Если не ошибаюсь, русский входит в их число?
-- Да.
-- Мари, корпорация, в состав которой входит наша фирма, заинтересована в расширении рынков сбыта. Сейчас появилась возможность проникновения на рынки стран бывшего СССР. Формируется делегация для проведения первоначальных переговоров, и я рекомендую вас в качестве переводчика.
-- Но, насколько я понимаю, поедет сплошное руководство – растерянно начала я.
Метр Берне не стал дослушивать и продолжил:
-- Действительно едет высшее руководство, но им нужен профессионал которому они смогут доверять, а также человек знающий специфику славянских стран. Вы бывали в России и это большой плюс. Кстати в денежном плане это весьма выгодное предложение.
-- Спасибо.
-- Итак, Мари, вы согласны?
-- Согласна, а когда отъезд?
-- Через сутки.
Надо понимать моя кандидатура возникла в последний момент, такие поездки готовят и планируют не впопыхах и состав делегации выверяют очень тщательно. Ну и ладно, мне то сплошные выгоды – поездка как отпуск, заплатить хорошо обещают да еще от врачей отделаюсь. Красота!
Бедный Лапс, опять его в приют сдавать придется. Хотя может попросить Мишеля? Заодно проверю его отношение ко мне. Правда, хорошо бы еще знать на какой результат я рассчитываю. Помнится, всего пару дней назад я подозревала Мишеля в симпатиях к мадам Бретон. Что-то совсем я запуталась в своих хитрых логических умозаключениях. Думать надо поменьше, а то и под машину угодить недолго.
И нечего так сигналить, ну подумаешь, чуть на красный свет не пошла, так ведь не пошла!
А это ведь Мишель за рулем. Ну все, жди теперь новой нотации и, чего греха таить, вполне справедливой. Ну и денек сегодня выдался!
-- А что ты тут делаешь? – весьма бесцеремонно интересуюсь, поудобнее устраиваясь в машине.
-- Жду тебя.
-- Спасибо, но почему? – окончательно забыв о приличиях, добиваюсь непонятно чего.
Получив в ответ улыбку в 32 зуба, решаю за лучшее умолкнуть, а то брякну, что ненароком, а мне еще насчет кота договариваться.
-- Сейчас заедем, заберем Адама.
-- Он еще в школе? Поздно уже.
-- У них сегодня спортивные соревнования между классами, мы успеем как раз к финалу.
Мишель как всегда рассчитал все верно. Мы появились в спортзале когда шла заключительная эстафета и Адам получив палочку, как раз несся к финишу.
Добежал он буквально за пару секунд быстрее, чем его соперник, но и этого хватило для победы. Дети шумно радовались, но вот Адам выглядел грустным. Повинуясь непонятному порыву, я вдруг завопила что есть мочи «Адам, Адам» и даже стала подпрыгивать. Вопли и прыжки не остались незамеченными, на меня обратили внимание все, а не только Адам. Но мне стало наплевать, после того как в одно мгновение глаза ребенка засверкали и счастливая улыбка озарила мордашку. Похоже, он думал, что никто не пришел поболеть за него.
--Папа, Мари вы все видели? – захлебываясь от восторга вопрошал Адам, подбежав к нам после награждения картонными медалями.
-- Да, молодец – скупо похвалил Мишель.
-- Супер, Адам. Я волновалась, но ты так быстро бежал, что не оставил соперникам шансов – решаю, что побольше эмоций не повредит.
-- Думал не успею, а потом как представил, что из-за меня наша команда проиграет, как припустил – продолжал делиться впечатлениями Адам.
-- А давайте сходим отметим – предложила я.
-- Да. Опять наедимся мороженого, как в прошлый раз – радостно подхватил Адам.
И мы в ожидании замерли, уставившись на Мишеля.
-- Нет.
И вдоволь насладившись нашим разочарование он продолжил
-- Что вы как дети – мороженое. Поедем в ресторан, я уже заказал столик.
Хорошо, что мы уже вышли на улицу, а то от наших радостных воплей точно бы стекла повылетали.
Адам был на седьмом небе от счастья, ведь ему как взрослому дали меню, из которого он самостоятельно выбрал себе блюда, а в качестве подарка от шеф-повара получил маленькое пирожное с надписью Адам.
Просто удивительно, каким разным может быть Мишель. Я начисто забыла обиды сегодняшнего утра, особенно после того, как Мишель, пригласив меня на танец, сообщил, что я просто неотразима. Собственно на этом комплименты и закончились, но радость бурлила во мне как пузырьки шампанского.
-- Мишель, мне предложили сопровождать делегацию в качестве переводчика. Так неожиданно, что я не успела определиться с котом. Ты мог бы позаботиться о Лапсе? Немного, всего шесть дней.
-- Обязательно нужно ехать? – спросил Мишель и неожиданно привлек к себе гораздо ближе чем принято.
-- Боюсь да.
-- Не беспокойся о звере.
-- Спасибо. Ты настоящий друг.
Что-то странное промелькнуло в его глазах, но тут музыка закончилась и мы вернулись к Адаму.
-- На вас все смотрели – с удовлетворением проговорил ребенок.
Никогда не видела Мишеля таким улыбчивым и излучающим довольствие кота нежащегося на солнышке.
-- Когда ты уезжаешь Мари?
-- Завтра, но точно не знаю когда.
-- Почему не уточнила?
-- А какая разница? Все равно надо брать теплую одежду.
Кажется мое последнее заявление его, мягко говоря, удивило. Хотя с чего бы? Еду с делегацией, вот пусть кому положено и думают о визах, билетах и прочем. Я должна лишь о себе позаботиться. Шеф четко сказал – славянские страны и русский язык. Значит Россия, Украина или Белоруссия, а там сейчас настоящая зима.
-- Ты сможешь оттуда звонить?
-- Мишель, это нормальные цивилизованные страны с современной инфраструктурой, в том числе и информационной. А медведи по улицам у них никогда и не ходили.
-- А я в фильме про Бонда видел солдат в таких странных шапках – вступил в разговор Адам.
-- Нашел чему верить – фыркнула я – то есть солдаты в ушанках до сих пор ходят, но это все совсем не так как в кино.
-- Ушанки, ушанки – захихикал Адам, повторяя незнакомое иностранное слово.
Как незаметно пролетело время, а ведь Адаму завтра в школу, да и нам рано вставать. Мишель видимо тоже спохватился и, расплатившись, мы быстро зашагали к парковке.
Интересно он автоматически или намерено припарковал машину у себя на участке?
-- Спасибо за чудесный вечер и спокойной ночи.
-- А ты не зайдешь к нам? – разочарованно протянул Адам.
-- А надо? – решаю немного пококетничать.
-- Было бы неплохо – хитро улыбнулся ребенок.
-- Не слишком ли много удовольствий для одного дня, Адам? – поинтересовался Мишель и продолжил -- Мари надо собраться и хорошо отдохнуть перед дорогой.
-- Верно – со вздохом согласилась я.
Идея поездки уже не кажется мне такой блестящей, но сделанного не воротишь.
-- Адам, иди в дом, а я зайду к Мари и заберу кота.
-- Мишель, но я думала отдать Лапса завтра.
Лучше бы я действительно думала, прежде чем открывать рот. Мишель нашел прекрасный повод зайти ко мне, не привлекая излишнего внимания Адама, а я?
-- Хорошо, как скажешь.
И поплелась я домой, ругая последними словами свой излишне длинный язык, спиной ощущая взгляд Мишеля.
Утром я умудрилась проспать, фен фыркнул и отключился, похоже, что навсегда, а в довершение ко всему я обожглась паром из чайника. Хорошо хоть, что Лапс весьма благосклонно отнесся к визиту в дом Лепанжей и сразу у порога стал тереться о ноги Мишеля. Вот и прекрасно, одной головной болью меньше.
-- Мари, я позвоню, узнаю, как ты долетела.
-- Ладно.
И только придя на работу сообразила, что номер мобильного я не называла. Так каким образом он собрался мне позвонить?
Хотя надо взглянуть правде в глаза, Мишель знает гораздо больше чем положено соседу, который пару раз бывал в доме. Каков вывод? Он явно целенаправленно искал информацию обо мне, что в наше время компьютерных баз не составляет никакой проблемы. Вскрыть пару-тройку файлов и человек как на ладони. Что ж с этим все ясно, другое дело зачем? Наиболее лестный ответ – я ему понравилась, но быть препарируемой букашкой под микроскопом меня совсем не устраивает. У каждого человека есть право на личную жизнь и собственные тайны. Кто ему позволил так поступать со мной?
Однако надо быть справедливой – действия Мишеля не принесли мне вреда. А в том, что он узнал мой телефон и адрес офиса, нет ничего страшного, я бы охотно все рассказала и сама. Но то что меня лишили свободы выбора это бесит!
Недолго я оставалась в неведении относительно причин моего неожиданного включения в список делегации. Оказалось, что едем мы в Белоруссию, в регион который до сих пор считается радиационно небезопасным. Вот предполагаемый переводчик в последнюю минуту и отказался. Отсюда и столь шикарное денежное вознаграждение – плата за риск. Ничего, люди там годами живут и не жалуются, а уж за несколько дней точно ничего не случится.
Наконец определила, что я забыла сделать дома – полить цветы. Сейчас сижу, смотрю на облака, проплывающие внизу, и радуюсь, что все-таки вспомнила. Мишель будет звонить, так попрошу его об одолжении. Ключи от дома я ему оставила, хотя сейчас у меня закралось подозрение, что они уже и так у него были.
Странно, но сердиться на Мишеля долго у меня не получается. Наверное, я бесхребетная и слабохарактерная особа, но что есть.
Опять мои мысли заняты Мишелем Лепанжем. Надо хотя бы для разнообразия подумать о чем-то другом.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 

#9
Ekatterrina
Ekatterrina
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 мая 2011, 08:58
  • Сообщений: 2201
  • Пол:
Несмотря на напряженный график поездки думала я о Мишеле часто и с удовольствием, хотя бы в силу того что звонил он дважды в сутки. Даже не ожидала такого внимания с его стороны. Конечно, он был как всегда лаконичен, но это не ведь главное.
Я с нетерпением жду возвращения домой, чтобы удивить Мишеля кулинарным изыском – драниками. Это национальное белорусское блюдо из тертой картошки, которое надо есть со сметаной. Увидев это кушанье в первый раз я с большой опаской попробовала маленький кусочек, а потом сама не заметила как заглотила всю порцию. Рецепт выяснила до мелочей и даже купила на рынке 2 килограмма белорусской картошки, как ее здесь зовут «бульбы», чтобы Мишель смог оценить аутентичный вкус лакомства.
Переговоры, на мой взгляд, прошли как-то скомкано. Подписали протокол о намерениях и все, дальше пошла культурная программа. Куда нас только не возили – и в музей народного творчества, и в биосферный заповедник, и в агроусадьбу где все вначале пошли на зимнюю рыбалку, потом парились в бане, а напоследок было умопомрачительное застолье с неизменным самогоном.
Устала, домой хочу. Хорошо, что визит, изначально планировавшийся на шесть дней, сократился до четырех, как я рада. Больше в такие авантюры не ввязываюсь, не для меня весь этот официоз, хотя его еще пережить можно. А вот неудержимое веселье потом – это ужасно, никакого здоровья не хватит.
Вот уже и огни аэропорта видны, скоро посадка. Еще чуть-чуть и можно вздохнуть с облегчением, полет закончился.
Странно, уже стемнело, а в доме Мишеля не горит ни одно окно. Куда они могли отправиться? Но все равно пойду, может кот во дворе, так заберу. Нет, Лапса нигде не видно, наверное, спит в доме. Автоматически дернула входную дверь, а она оказалась незапертой. Ладно, войду и посмотрю. В доме очень тихо, похоже, никого нет. Я ошиблась, Мишель дома, но выглядит он очень странно. Помню, в детстве я любила сказку «Красавица и чудовище». У меня была книжка с очень красивыми иллюстрациями, на одной из которых было изображено чудовище, ожидающее возвращения девушки. Художник потрясающе сумел передать смесь тоски, отчаяния и какой-то робкой надежды, я могла рассматривать рисунок часами. И теперь эта картинка мгновенно всплыла перед глазами – сгорбленная спина, поникшие плечи, разве что Мишеля язык не повернется назвать чудовищем.
-- Мишель – робко позвала я.
Вот это реакция! Мгновенно развернулся и принял стойку, я бы даже сказала боевую.
Как же я оказывается соскучилась, сама не ожидала и он надо полагать тоже, если судить потому как сжимает меня в объятиях. Вообще то можно было бы и поздороваться, прежде чем целовать меня, но не буду придираться, ведь удовольствие которое я сейчас испытываю гораздо сильнее, чем привычка следовать заведенному ритуалу.
-- Миссия закончилась раньше?
О чем это он? Какая миссия? Или я просто оглушенная столь бурными ласками Мишеля что-то не поняла?
-- Что ты сказал?
-- Я ждал тебя только через два дня.
-- Ах, это. Сама точно не знаю – то ли метр Берне был не в курсе, то ли в процессе переговоров что поменялось, но уложились быстрее. А ты действительно ждал, Мишель?
Могла бы и не спрашивать. Мишель уже успел избавить меня от свитера и теперь целует мои ключицы, а его руки опустились с талии значительно ниже и ведут себя весьма шаловливо.
Вот это быстрота и натиск! Из гостиной мы уже переместились в столь хорошо знакомую мне спальню. Причем утруждать себя какими-то предложениями Мишель не стал. Просто поднял меня на руки и как добычу поволок в логово. А я оказывается всю жизнь, сама не подозревая, именно о таком и мечтала. Дрожь пронзает все тело, во рту пересохло и затуманенными глазами смотрю как Мишель, на минуту отстранившись от меня, быстро сбрасывает свою одежду. Мои же джинсы и трусики, составив компанию свитеру, остались где-то в гостиной.
-- Что подумает Адам? – мелькнуло у меня в голове, и это была последняя трезвая мысль этого вечера.
Я просто утонула в море доселе неиспытанных ощущений. Отключившись от всего, снова и снова захлебывалась в волнах удовольствий, каждой частичкой кожи ощущая ласки Мишеля. Краем меркнущего сознания слышала горячий шепот о том, как я прекрасна и что он не верил в возможность чуда.
А потом пришло небытие, блаженное и бесконечное, плавно перешедшее в сон. Последнее, что я запомнила – это огромные горящие глаза Мишеля и хриплый голос просящий быть рядом.
Проснулась от того, что стала задыхаться. Еще бы, Мишель практически придушил меня, настолько крепко прижав к себе. Ну вот, удалось повернуться на бок и получить возможность дышать свободнее. Мишель крепко спит, во всяком случае, мои движения его не потревожили. Через незашторенное окно льется лунный свет, который удивительно молодит лицо Мишеля. Какой он все-таки красивый, а его фигура, да это просто мечта любого скульптора – заполучить такую модель.
Как неожиданно все произошло. Как любит выражаться в таких случаях Ирина «ни фига себе сходил за хлебушком».
Надо же всегда считала Мишеля непробиваемой глыбой гранита, а он оказался нежным и даже романтичным человеком.
Как приятно вспоминать слова, которые он шептал мне в порыве страсти, и прижиматься к его мощному сильному телу. Кажется, вечность бы пролежала вот так, а вообще который час? Как молния в мозгу сверкнула мысль – Адам! Где он, почему не дома и что будет, если ребенок появится сейчас?
Я уже была готова кубарем скатится с кровати, но неожиданно ощутила железную хватку рук Мишеля на плечах и бедре.
-- Ты куда собралась?
-- Адам. Поймет не так. Неудобно – бестолково забормотала я, ощущая, как под пальцами Мишеля тело начинает гореть огнем.
-- Адам уехал с классом на экскурсию. Вернется только завтра вечером – улыбаясь пояснил Мишель, укладывая меня на спину и сам устраиваясь поудобнее.
Блаженно закрыв глаза, полностью покорившись воле мужчины, забыв обо всем, я отдавалась снова и снова, пока окончательно опустошенная и обессиленная не уснула непробудным сном младенца.
-- Ну ты и соня – было первое, что услышала на следующее утро.
Открыв глаза, увидела свежего как огурчик и сияющего Мишеля.
-- А который час?
-- 9.17
-- Всего-то? Я уж думала, по крайней мере, полдвенадцатого. А во сколько ты обычно встаешь?
-- В 5.30
Добровольно в такую рань вставать это в голове не укладывается. Причем, я ведь точно знаю, на работу он уезжает в 7.35. Хотя это его дело, главное чтобы меня не заставляли вставать тогда же. А вообще с чего я взяла, что просыпаться в постели Мишеля буду регулярно? То, что мы провели восхитительную ночь, его ни к чему не обязывает. Мало ли по каким причинам он со мной переспал.
Наверное, что-то отразилось у меня в глазах, поскольку Мишель присев рядом стал поглаживать пальцем мою бровь, а потом неожиданным рывком поднял меня и крепко прижал к себе.
-- Ты о чем-то жалеешь? – негромко спросил он.
-- Нет. Просто все произошло так спонтанно. Но мне было очень хорошо с тобой Мишель.
Видимо для того чтобы я убедилась, что все может быть еще лучше Мишель возжелал снова продемонстрировать свой, как я уже убедилась, весьма немалый опыт в постельных утехах. И как я могла ему отказать?
И что мне вечно в голову дурные мысли лезут? Я действительно нужна Мишелю и дело не только в физическом влечении. Такую недюжинную страсть, нежность и внимание мужчина проявляет только тогда, когда ему по-настоящему дорога женщина, с которой он близок.
Незаметно я снова задремала, уткнувшись в грудь Мишеля, который нежно перебирая мои волосы, нашептывал, как я важна для него.
Неожиданно раздавшийся телефонный звонок прозвучал как гром с ясного неба. Интересно, кто это? Понять что-то по односложным ответам Мишеля очень трудно, выражение его лица непроницаемо, а на том конце провода все не умолкают. Не выдержав, я попыталась, встав на колени и положив голову на плечо Мишелю подслушать разговор. Очень нежно, но вместе с тем непреклонно свободной рукой он сжал мою шею и заставил опуститься на кровать, уткнувшись носом ему в бедро.
-- Подслушивать нехорошо – назидательно проговорил Мишель, наконец-то закончив разговор.
-- А мне интересно – решаю покапризничать, понимая, что раз Мишель не прекращает поглаживать мои плечи и грудь, то точно не рассердился.
-- Это Иоланта Сегюр. Рассказывала о новой программе питания для младших школьников.
-- Что в этот раз? Запеченная кожура брюквы? Или ботва свеклы? – с неприкрытой злобой допытываюсь у Мишеля.
Нет, ну что за наглость! Спозаранку названивать чужому мужчине домой, да еще по поводу такой ерунды. Вот про таких и говорят «ты их в дверь, они в окно»!
-- Нет, диета с повышенным содержанием молочных продуктов.
-- Гадость.
-- Молоко полезно, особенно детям.
-- Еще скажи, что ты любишь молоко.
-- Уже нет.
-- Как это «уже нет»? – искренне заинтересовалась я.
Как люблю, когда он улыбается! Просто таю, даже забыла, что пару минут назад пылала праведным гневом и была готова загрызть Иоланту.
-- Да так, был повод.
-- Расскажи, пожалуйста – самым умильным тоном прошу я и устремляю взгляд способный разжалобить камень.
-- Зашел в бар, заказал молоко, а оно оказалось некачественное, порошковое, наверное. А потом пришлось помочь девушке вернуться к мужу, попутно сломав пару челюстей.
-- Понятно. Только как это взаимосвязано?
-- Думаешь легко драться, когда в желудке какая-то дрянь плещется?
-- Наверное, нет. А что за девушка? – опять начинаю нервничать , хоть и помню о наличии мужа у этой особы.
-- Это было поручение шефа. Какая-то его знакомая, с которой вечно случались неприятности. Я ее больше никогда не видел – явно предвосхищая мой следующий вопрос, ответил Мишель и продолжил:
-- Вообще-то я приготовил завтрак.
-- Наверное, это уже обед – захихикала я.
-- Скорее угольки – в тон ответил Мишель – пошли на пепелище.
Уж не знаю, что еще скрывает Мишель Лепанж, но художественный вкус у него бесподобный. Как все красиво сервировано, у меня бы точно так не получилось. Жаль, что все остыло, но ведь для чего-то же существуют микроволновки?
-- Сейчас поедим, потом погуляем в парке, а в 17.30 встретим Адама – озвучил план Мишель.
-- Ладно – соглашаюсь я, в очередной раз мысленно посетовав, что все решено заранее и без меня.
Прогулка вышла восхитительной, несмотря на то, что мы большую часть времени не разговаривали. Всегда считала, что человек с которым можно молчать и не чувствовать при этом напряжения – самая родная душа на земле. Наверное, он думает также, поскольку глаза Мишеля светятся, а моя ладошка давно утонула в его мощной длани.
Оказывается это была семейная поездка, вон сколько мам выходит из автобуса и каждая считает своим долгом осмотреть меня с ног до головы. Ну и ладно, мне не жалко, смотрите и завидуйте.
-- Мари! – Адам повис у меня на шее – знаешь, как здорово было!
-- Догадываюсь, но хочу, чтобы ты рассказал все подробно.
И чего это Мишель опять смотрит на нас с Адамом взглядом сфинкса?
Первые восторги ребенка улеглись и теперь мы, взявшись за руки, неторопливо идем к дому, попутно пиная пустую банку из-под кока-колы.
-- Сегодня на ужин я приготовлю нечто необычное – интригую я Мишеля и Адама.
-- А что? – широко распахнув глаза, спрашивает Адам.
-- Увидишь.
-- А это вкусно? Не из тыквы? – заволновался ребенок.
-- Далась тебе эта тыква. За кого ты меня принимаешь? Я что всем демонстрирую справку «садистка 1 категории» -- притворно возмущаюсь я.
-- Нет. Такие вещи надо прятать – очень серьезно произносит Адам.
-- Хочешь, я помогу тебе? – неожиданно предложил Мишель, когда мы подходили к дому.
-- Спасибо не надо. Я сама все сделаю. Когда приготовлю, то позвоню.
-- Разве ты будешь готовить не у нас? – похоже искренне удивился Мишель.
-- Дома мне как то привычнее – в растерянности пробормотала я.
Чистя картошку для драников, я раздумывала над словами Мишеля. Как и следовало ожидать, ничего путного не надумала. Проблема в том, что сама не знаю, чего жду и хочу от отношений с Мишелем. Даже не могу определить, какие чувства испытываю к этому мужчине. Твердо могу сказать только, что месье Лепанж вызывает интерес, заставляет размышлять о себе и надо честно признаться, что после прошедшей ночи я испытываю желание физической близости с Мишелем. Так что чего маюсь, пусть все идет как идет, поскольку, как я подозреваю, будет все так как захочет Мишель.
Вот картошка и потерта. Меня строго-настрого предупредили, что пользоваться комбайном нельзя. Весь вкус оказывается именно в том, чтобы картофель обработать вручную, дескать на то они и «драники». Справится то я справилась, но пальцы ощутимо пострадали, а масса в миске кое-где закапана кровью. Интересно отразится это на вкусе?
-- Чего ты так долго? – слышу за спиной требовательный голос Адама.
-- Ты голоден? – расстроилась я. Ребенок после дороги устал и хочет кушать, а я копаюсь.
-- Нет. Просто я хотел с тобой поговорить, а ты все возишься и домой не идешь.
-- Адам, но я дома. А если ты хочешь давай, расскажи все сейчас.
-- Нет.
-- Почему?
Ответить Адам не успел, поскольку на кухне нарисовался месье Лепанж собственной персоной. Ну не дом, а проходной двор.
-- Зачем надо было так издеваться над собой?
-- Я не понимаю.
-- Посмотри на свои руки.
-- Ерунда. Подумаешь, заживет.
Во взгляде Мишеля явственно читается недовольство, но мне все равно, главное чтобы еда им понравилась.
Все-таки хорошо, что дисциплину в доме Мишель поддерживает железную. Иначе Адам много чего мог сказать о моей стряпне, но ребенок мужественно осилил свою порцию. Мишель, кажется тоже не в восторге, а я ведь так старалась! Самой-то мне понравилось, но возможно просто из чувства гордости за собственное творение. Тем более, что больше я такой подвиг не совершу, пальцы дороже.
-- Адам, ты что-то хотел мне рассказать? – интересуюсь у ребенка после ужина.
Мы мирно сидим в гостиной, в то время как Мишель пошел мыть посуду. Собственно я собиралась все убрать самостоятельно, но Мишель на корню пресек благие порывы, заявив, что мочить руки мне сейчас не стоит.
Не дождавшись ответа от Адама, решаю повторить попытку:
-- Я готова тебя слушать.
Как то раньше не замечала, но выражением лица Адам очень напоминает Мишеля. Вот и сейчас на личике ребенка застыло знакомое выражение «хочу, но не скажу».
Что ж как говорится «хозяин-барин», не хочешь – не надо. А вот уже и Мишель на пороге.
-- Завтра съездим в магазин, посмотрим весеннюю куртку для Адама и еще купим новый секатор.
И что это было? Разъяснения для Адама или указания для меня? Спросить что ли? Не успела, поскольку Адам отреагировал быстрее:
-- А еще мне нужен футбольный мяч. И новые ролики.
-- Посмотрим.
-- А я завтра буду весь день спать, воскресенье все-таки.
Две пары недоумевающих глаз уставились на меня, наконец, Адам не выдержал и дрожащим голоском произнес:
--А я думал, я хотел, все вместе…
Ну и свинья же я! Вечно только о себе думаю. Ребенок ведь нуждается в тепле и заботе, ему так не хватает мамы, ко мне вот привязался и что в ответ?
-- Конечно солнышко. Поедем вместе.
-- Обещаешь? – настороженно поинтересовался Адам.
-- Да.
-- Я тебе верю – заявил ребенок.
Вот так закоренелые эгоисты и становятся на путь исправления. Раньше я бы поспала подольше, потом не торопясь отправилась на прогулку, затем чудесно провела бы время в бассейне, а вечером еще чего-нибудь придумала. А из-за этого «я тебе верю» весь привычный ритм жизнь летит куда-то под откос. Но ведь раньше мне никто таких слов не говорил и так доверчиво в глаза не заглядывал, так что все справедливо.
Хотя, если быть честной, то сама себя я бы не доверяла, зная на что способна. Благо примеров в прошлом было предостаточно. Но Адаму, да и Мишелю знать о темных пятнах в моем прошлом совсем не обязательно. Что было то было, и ворошить минувшее незачем.
-- Адам, ты еще спать не хочешь? Конечно рановато, но день был насыщенным, да и завтра много дел – неожиданно предложил Мишель.
-- Мари, посидишь со мной, пока я не засну?
-- Конечно.
Наверное, Адам действительно устал, если так легко согласился лечь спать на 2 часа раньше обычного.
-- Мари, а можно чтобы Лапс спал в моей комнате?
-- Адам, но только кот может решить, где он хочет спать, а потом разрешит ли папа? А чего это ты надумал спать с котом вместе?
Опять ребенок молчит. Нет, что то здесь не так. Адам сегодня какой-то странный, его явно что-то беспокоит. Надо будет попытаться поговорить с ним наедине, может тогда чем поделиться? На ревность не похоже, да Адам еще и не знает об изменениях в отношениях с его отцом. А ведь еще и это, надо ли говорить мальчику или сам догадается? И как мне теперь вести себя с Адамом? Столько вопросов, а ответов нет. И ведь у Мишеля не спросишь.
Может вспомнить, что у меня есть мама и попытаться расспросить ее? Как то же она строила отношения с детьми своего третьего мужа? Хотя с учетом того, что этот брак продлился всего год, много явно не достигла. Да и не любит она советами делиться.
-- Если кот будет спать поверх одеяла, то пускай – вынес вердикт Мишель после продолжительного молчания.
-- Знаете, нечего за моего кота решать. Вообще то он живет в моем доме – взвилась я. А то ишь раскомандовались. Ладно мою свободу ущемляют, стерплю, не впервой, но кота в обиду не дам.
-- Идем, Адам устал – проговорил Мишель, никак не отреагировав на мою попытку бунта.
И куда деться, пошла.
А сигнализация у них действительно непростая, я раньше только в фильмах такую видела. Зачем ему все это?
Хотя меньше знаешь – спокойнее спишь, только про Адама это не скажешь. Мальчик лежит с закрытыми глазами, но никак не засыпает и судорожно держится за мою руку. Да что с ним?
-- Адам, у тебя что то болит?
-- Нет.
-- Ну-ка подвинься, я лягу рядом.
-- Одеяло небольшое, мы вдвоем не укроемся.
-- Адам, завернись в одеяло как в кокон и думай, что ты маленькая бабочка, которая порхает с одного цветка на другой и пересчитывает эти цветочки.
-- Обычно считаю овец.
-- Но бабочки красивее.
-- Это по-девчоночьи.
-- Ладно. А что хочешь считать ты?
-- Не знаю.
-- Хорошо. Давай укутывайся и ложись на бочок.
Адам, посопев немного, выполнил просьбу, я же умостившись рядом, прижала ребенка к себе покрепче. Через несколько минут Адам, наконец, то расслабился и повернувшись лицом ко мне спросил:
-- Ты ведь никуда не уйдешь?
-- Я буду рядом.
Сама не заметила, как вслед за Адамом погрузилась в сон, даже не слышала, как в комнату приходил Мишель. Поняла это только следующим утром, когда проснулась укрытая одеялом и увидела свои джинсы аккуратно повешенные на стуле. Адам еще спит, ну и я не буду вставать, чтобы не разбудить.
-- Уже десять. Вставайте – с этими словами, появившийся в комнате Мишель раздвинул портьеры, пустив в комнату яркий солнечный свет.
Может вчера Адам капризничал просто от усталости? Весь сегодняшний день он весел, мил и покладист. Мужественно перенес двухчасовую процедуру примерки курток всевозможных фасонов и расцветок. Хотя в итоге купили то, что выбрал сам ребенок – нечто ярко-желтое и с безумным количеством молний. Мишель пытался возразить, но я стояла на страже интересов Адама, и под давлением двух пар молящих глаз месье Лепанж покорно достал кредитку.
Зато мы предоставили Мишелю право выбора секатора. Он, правда, пытался привлечь меня к процессу покупки, но простодушно заявив, что такие сложные механизмы меня пугают, я ретировалась к витрине с семенами. Семена мне тоже были безразличны, но больше в этом скучном магазине садового инвентаря смотреть было не на что. Адам же счастливо поглаживал новый мяч и мыслями явно был далеко.
Наблюдать за Мишелем было очень забавно. Он водил пальцами по лезвиям проверяя их остроту, выяснял вес, рассматривал ручки инструмента. Создавалось впечатление, что происходит процесс покупки, по крайней мере газонокосилки, а не банальных садовых ножниц.
Неожиданно Адам оторвался от созерцания игрушки и спросил:
-- Ты теперь будешь жить с нами?
Я растерялась и не нашла ничего более умного чем спросить:
-- А откуда ты знаешь?
-- Так папа уже давно спрашивал, что я думаю о тебе? И еще как я отнесусь к тому что он будет с тобой встречаться.
Вот так, месье Лепанж уже все решил заранее. А если бы я сказала «нет»? Или такой ответ даже не предполагался?
-- Мари, так будешь?
Всегда считала, что детям врать нельзя, поэтому правдиво ответила:
-- Твой папа ничего такого мне не предлагал.
Ну вот опять Адам надулся. Только я не пойму, он хочет, что бы я жила с ними или наоборот? Попытаться выяснить столь важный вопрос я не успела, поскольку Мишель наконец то сделал выбор и с приобретенным секатором подошел к нам.
-- Зайдем куда-нибудь поедим или домой?
-- Как хотите, мне все равно – буркнул Адам и отошел в сторону.
-- Мишель как пожелаешь. Меня устроит любой вариант.
После длительного созерцания насупленного Адама и моей не менее удрученной физиономии Мишель решил:
-- Домой.
В машине никто не проронил ни слова, и лишь подъезжая к воротам, Мишель изрек:
-- Обед через час.
Адам, выпрыгнув из машины ни слова не говоря, потрусил на задний двор, откуда сразу стали раздаваться ритмичные удары мяча о стену.
Мишель молча открыл дверь и исчез в доме. Я же плюхнулась на крыльцо и стала равнодушно рассматривать забор. Как все раньше было легко и просто, а сейчас? Надо все-таки поговорить с Адамом, выяснить чего хочет ребенок. Смешно, вчера я, взрослый человек, сама ломала голову пытаясь решить как жить дальше и ничего не надумала, а сегодня хочу чего-то определенного от маленького мальчика.
Я настолько погрузилась в свои мысли, что появление Мишеля застало меня врасплох. От его неожиданного прикосновения я подскочила как ошпаренная и едва смогла сдержать крик.
-- Напугал – с жалкой улыбкой попыталась исправить неловкость и спрятать руки за спиной, чтобы Мишель не заметил, как они дрожат.
-- Идем – услышала в ответ, и Мишель посторонился, пропуская меня в дверях. Казалось, что взгляд мужчины прожигал дыру в моей спине до тех пор, пока я не зашла в ванную и не закрыла дверь. Увидела себя в зеркале и ужаснулась. Зрачки расширились, губы же наоборот сжались и побелели. А вот нечего незаметно подкрадываться! У меня нервы плохие, сам с врачами беседовал.
Немного успокоившись и заняв свое место за столом, я принялась изучать лица сотрапезников. Мишель как всегда непроницаем, а вот Адам, похоже, сменил гнев на милость. Во всяком случае, через три минуты мы уже вовсю перемигивались и строили друг другу рожицы, начисто забыв о пище. Правда, наше веселье длилось недолго.
-- Никого за столом не держат, но завтрак будет только следующим утром.
Видимо угроза была не шутейная, ибо Адам сразу посерьезнел и заработал челюстями. Меня то таким не напугаешь, но зачем злить Мишеля?
Терпение никогда не входило в число моих добродетелей, поэтому разговор с Адамом решила не откладывать в долгий ящик. Моя посуду, на чем я настояла после недолгого препирательства с Мишелем, обдумывала, что скажу Адаму.
Но, как и следовало ожидать, пошло все не так как я запланировала. Закончив с посудой, обнаружила, что Мишель с Адамом резвятся на газоне, гоняя новый мяч. Послонявшись немного по дому, я обнаружила комнату с очень массивной на вид дверью и притом запертую. А что там? Надо будет спросить у Мишеля, а пока пойду я к себе. Хозяевам дома явно не до меня, а по времени еще вполне успеваю в бассейн.
Усталая, но довольная, вдоволь наплававшаяся я возвращалась домой. Только вся радость мгновенно улетучилась, когда наткнулась на ледяной взгляд Мишеля, поджидающего меня в собственной гостиной.
-- Где была?
-- В бассейне.
-- Почему не доложила?
-- А что должна была? Так вроде не арестованная и не в армии – господин Мишель позвольте сделать шаг в сторону – огрызнулась я – и вообще ты занят был.
Нет, все зашло слишком далеко. То что Мишель спал со мной не дает ему прав ограничивать мою свободу и указывать как проводить свободное время.
Именно так я и заявила, а потом развернулась и пошла в ванную, разбирать сумку, эффектно хлопнув дверью и щелкнув замком. О чем через секунду и пожалела, поскольку услышала шелест осыпающейся штукатурки. Ну значит и вечный кошмар ремонт не за горами, а все из-за собственной несдержанности. Сколько бабушка меня за это ругала и не упомнишь. Вот Мишель молодец – я полчаса просидела взаперти, уже самой надоело, а он все это время спокойно сидел в кресле и что-то читал. Когда же мне стало вконец невмоготу и я, отменив собственный арест, снова появилась в комнате, он лишь на секунду оторвал взгляд от книги, глянул на меня и снова погрузился в чтение.
Как же мне стало обидно, а потом пришло чувство раскаяния. Разве порядочные люди поступают как я? Мишель абсолютно прав, а я просто бесчувственное и эгоистичное создание, думающее только о себе.
Сама не поняла, когда Мишель успел оказаться рядом и начал утешать меня сначала нежно, но постепенно его ласки становились все более страстными.
-- Я не собираюсь что-либо запрещать, но ты должна говорить куда уходишь – прошептал Мишель, когда мы полностью удовлетворенные и расслабленные лежали, крепко обнимая друг друга.
-- Почему?
-- Потому что ты дорога мне – ответил Мишель.
-- Слушай, а Адам, что один в доме? – спохватилась я, выровняв дыхание после предъявления очень убедительных доказательств моей ценности и незаменимости.
-- Он в гостях у Марио. Через час вернется. Отдохни немного, а потом надо собираться.
-- Куда?
-- Домой.
-- Кажется, лично я и так дома.
-- Мари.
Нет, ну что Мари! Ты уж как-нибудь определись чего хочешь, а если все решил то озвучь это. Откуда я знаю, что у тебя на уме? Мы же не в 19 веке живем, где интимные отношения почти автоматически означали совместное проживание и все такое. И вообще хозяйка я плохая: готовить не умею, с метелкой для смахивания пыли не бегаю, так что для дома не самое ценное приобретение. К тому же характер вздорный, неуравновешенный, короче недостатков выше крыши. И Адам за что то на меня обижается.
Нет, похоже, ничего я не дождусь, кроме фирменного взгляда месье Мишеля Лепанжа.
-- Твой Лапс уже несколько дней живет у нас – ни с того ни с сего выдал Мишель.
Знаю, изменил подлец! О мужики, вам имя вероломство! Хотя ради справедливости стоит отметить, что предыдущие ночи я проводила в доме Мишеля, так что кот просто был там где его хозяйка.
-- И что? – заинтересовалась я, собирая по комнате одежду, причудливо разбросанную Мишелем. Причем его собственные вещи аккуратной горкой расположились около дивана.
-- Мне нравится черное белье – проговорил Мишель, помогая мне одеться, попутно позволяя весьма нескромные ласки и явно наслаждаясь ответной реакцией.
-- Так ты вообще любишь черный цвет – с трудом переводя дыхание, заметила я.
Он что тест на мне какой-то проводит? Сам же сказал, что нужно собираться, времени в обрез, а вытворяет что-то непонятное. То есть очень даже все ясно но зачем? Убедиться, что способен мгновенно вызвать у меня острый приступ желания?
Наверное, получил требуемый результат, поскольку улыбка у него до ужаса самодовольная, а возбуждающие поглаживания сменились нежными прикосновениями.
Конечно, я всю жизнь любила представителей семейства кошачьих, но оказаться в роли мышки, которой забавляется матерый зверь никогда не планировала, а вот пришлось. Ничего, отважные мышата не раз самоуверенных котов на место ставили, во всяком случае, именно так гласят истории тиражируемый студией Диснея.
-- А что у Марио был какой-то праздник? Столько детей – спросила я у Адама, когда мы неторопливо возвращались домой.
-- Нет. Так всегда – как нечто самоочевидное сообщил Адам.
-- Мама Марио эмигрантка. Там где она выросла очень сильны традиции гостеприимства, а также принято иметь много детей. Но Марио единственный ребенок, вот она и привечает всех его друзей – пояснил Мишель.
-- А ты откуда все это знаешь? – удивилась я.
Но видимо решив, что и так сказал гораздо больше обычного, месье Лепанж промолчал, зато его рука легла на мои плечи, лишив возможности побега. Так что поневоле я отправилась в дом Лепанжей, хотя и не могу сказать, что была расстроена таким поворотом событий. Адам же и вовсе просиял и тут же принялся пересказывать сюжет какой-то очередной компьютерной игры.
В этот раз Адама мы укладывали вместе, а Лапс, неожиданно появившийся в комнате, уютно устроился в кресле. Но зная своего кота и судя по хитрым глазкам Адама, спать они явно собирались вместе, причем никаких глупостей «поверх одеяла» не предусматривалось.
-- Я люблю хороший завтрак, плотный – решив, что тоже имею право на привилегии, устраиваясь поуютнее, сообщила Мишелю.
-- Не разочарую – пообещал он, и относилось ли это к завтраку или к его действиям оставалось только гадать.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 

#10
Ekatterrina
Ekatterrina
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 мая 2011, 08:58
  • Сообщений: 2201
  • Пол:
Хорошо, что большая часть моей работы заключается в переводе огромного количества документов и если возникает необходимость, то я могу работать дома. Сегодня Мишель внезапно заявился ко мне в офис и сообщил, что ему срочно необходимо уехать на 2 дня и мы с Адамом останемся одни. Вручив мне, что называется план мероприятий, месье Лепанж развернулся и исчез, сообщив напоследок, что мобильный отключит.
Последнее заявление довело меня буквально до белого каления, поскольку неделю назад у нас был грандиозный скандал из-за того что я забыла зарядить мобильный, который естественно отключился в самый неподходящий момент. Собственно таковым он был для Мишеля, я то весело провела время, гуляя по городу, а затем отправившись в клуб. Вернуться домой, что называется, до наступления комендантского часа я смогла, ощущая себя практически Золушкой, стремящейся успеть до боя курантов, но Мишель все равно осерчал. А самое обидное, что всю программу я сообщила заранее, как он и хотел, даже указала название клуба. Ну и что такого, если в итоге мы с Жюстиной зашли в другой? Они же все равно на одной улице расположены. И подумаешь, обещала к одиннадцати, а получилось на час дольше, все равно часы долго били, а что на один удар больше разве это принципиально?
Но Мишелю такие доводы не показались весомыми. Если бы взглядом можно было испепелять, то от меня осталась бы только чайная ложка праха. И ведь практически ничего не сказал, да и голос был еле слышен, но у меня коленки тряслись, и весь хмель мгновенно улетучился. Честно, боялась, что он меня ударит, но обошлось. Так что мы с Жюстиной в ближайшее время опять собираемся развлечься.
Так неужели сейчас Мишель решил меня наказать подобным образом? Ну если так, то это все равно, что пугать ежика кактусом. Я и так месье Лепанжу не звоню, потому что он на работе очень занят и ему не до меня, а дома мы и так вместе. Скоро будет два месяца, как мы с Лапсом практически живем в доме Мишеля, зачем только я аренду за свой дом плачу?
Кстати если звонит Адам, то Мишель отвечает всегда и как рассказывал ребенок, папа ни разу не сообщил, что занят и перезвонит позже, как он частенько говорил мне, пока я не разозлилась и не удалила номер Мишеля из телефона. Но зато заветный номер записан у меня в ежедневнике, блокноте и еще нацарапан на кредитке. А это уже специально, если украдут, то представляю, как воры будут маяться, пытаясь ввести то, что похоже на пин-код!
Просто замечательно, что мы с Адамом на целых двое суток предоставлены сами себе. Шеф разрешил взять работу на дом и три дня не появляться на службе, красота! Безусловно, не собираюсь я выполнять садистские распоряжения – подъем 6.00 и пробежка по кварталу. Еще чего! Конечно, Мишель и Адам делают это каждое утро, но без меня, а одного Адама я не отпущу.
О, красным подчеркнуты задания для меня – сдать анализы крови и посетить психоаналитика. Все успокоится не может, а я ведь четко сказала – не буду и даже демонстративно высыпала в мусорный пакет все прописанные лекарства на глазах у Мишеля. Он ничего не сказал, но с тех пор еда, которую он готовит для меня, имеет своеобразный привкус. Когда я стала жаловаться, он сказал, что это из-за новых приправ, но теперь подозреваю, что дело в таблетках, которые он мне скармливал таким образом. Но доказательств у меня нет, так что устраивать скандал Мишелю бессмысленно, придется все оставить как есть, только впредь готовить буду сама, а то избаловалась.
В сущности, разделение обязанностей меня вполне устраивало – Мишель готовит и разбирается с всякими поломками, я стираю и убираю, походы за покупками совместные. Расходы делим так – четверть вношу я, остальное он. Отстаивая свою независимость, расходы я предлагала делить на треть, поскольку нас трое, но Мишель был непоколебим. Он и так зубами скрежещет, если я что-то оплачиваю, а за последние две недели несколько моих чеков были возвращены под предлогом, что за товар уже заплачено.
Похоже, Мишель считает, что несет за меня полную ответственность, в том числе и материальную. Конечно, с одной стороны хорошо, но с другой означает полную зависимость, а я так не хочу и не могу. Интересно, как с Мишелем Елена уживалась? Но насколько я поняла, она вышла замуж совсем юной и не работала, так что для нее все было естественно. Да и убирать дом самостоятельно для нее проблемы, наверное, не представляло, все равно делать нечего. А вот у меня хватает хлопот и без протирки мебели полиролью. Не понимаю, почему нельзя пользоваться услугами приходящей уборщицы? Но раз Мишель уехал, то сейчас же позвоню мадам Генриетте и пусть приступает. Боюсь придется заплатить по двойному тарифу поскольку дом, чего греха таить, я довела до состояния свинарника. Нет, на видных местах все прилично, а вот в закоулках… Ничего, все поправимо, ну а постепенно надо внушить Мишелю, что делать все самостоятельно абсолютно ни к чему. Особенно, если есть люди, которые делают это гораздо лучше.
Сбежав с работы пораньше, благо шеф отсутствовал, я вихрем пронеслась по супермаркету и, накупив всяких вкусностей вроде сыра и мороженого, вернулась домой. Грустный Адам, держа на коленях Лапса, сидел на крыльце.
-- Чего ты? Папа же уехал ненадолго – попыталась утешить я ребенка.
-- Все равно уехал
-- Зато представь, как будет здорово, когда вернется. А сейчас нечего страдать, пошли наслаждаться жизнью.
-- Это как? – в глазах Адама вспыхнул неподдельный интерес.
-- Увидишь.
Именно в эту минуту раздался звонок мобильного, и я услышала всхлипывания Лауры Орильян. Вероятно, если бы все слезы, которыми Лаура щедро окропляла себя и окружающих по поводу и без собрать в одном месте, то Аральскому морю точно не грозило бы исчезновение.
-- Он меня бросил – разобрала я сквозь рыдания.
-- Кто, Андре? – изумилась я, помня, какими влюбленными глазами этот парень смотрел на мою подругу.
-- Какой Андре? – осведомилась Лаура даже перестав плакать – нужен он мне как рыбке зонтик, нет Николя любовь всей моей жизни, он ушел. И рыдания возобновились
-- Какой Николя?
-- Николя Перрен!
-- Тот самый?
Надо же как отстала от жизни, у людей такие страсти кипят, а я не в курсе.
-- Лаура, может ты хочешь встретиться, поговорить – заворковала я, стремясь к сенсации как гриф к падали.
-- О, Мари ты всегда меня понимаешь – обрадовалась Лаура.
Договорившись встретиться через 4 часа и предвкушая удовольствие от массы всевозможных сплетен и слухов, которыми всегда щедро делится Лаура, я отключила телефон. И тут до меня дошло – Адам. Мишель явно не одобрит решение оставить ребенка одного дома.
-- Адам, хочешь пойти со мной?
-- А куда?
-- В боулинг – решила я, прикинув, где ребенку будет, чем заняться, пока мы будем перемывать кости общим знакомым.
-- Хочу – стал подпрыгивать от удовольствия Адам.
-- Тогда перекусим, дождемся пока закончат уборку и поедем.
Вот что значит профессионал! Дом просто сверкает, любо-дорого смотреть. Все, больше с тряпкой я не бегаю! Надо улучшать свою жизнь, все-таки в XXI веке живем.
Вернувшись домой только в третьем часу ночи, мы с Адамом продолжали обмениваться впечатлениями.
-- Пьер просто умрет от зависти. Он никогда еще не был в ночном клубе и такого не видел. Да и остальные тоже.
-- Адам, ты только папе не проболтайся.
-- Клянусь.
Ох, не знаю. Может лучше самой рассказать заранее? Или надеяться, что все останется в тайне? Нет, ну надо же было этой извращенке потащить нас в клуб «Фигаро», я то там не была ни разу и понятия не имела, что гвоздь шоу мужской стриптиз. Конечно, посмотреть можно и даже не раз, но не в компании восьмилетнего ребенка! А администратор клуба куда смотрел, что предупредить было нельзя? Хорошо, что Адам появление толпы обнаженных мужчин воспринял вполне адекватно, а я по дороге домой прочитала целую лекцию на тему «уважающий себя мужик голым перед чужими женщинами за деньги не танцует» но как-то мне погано на душе.
-- Да ладно тебе! Не переживай – укладываясь в постель стал утешать меня Адам.
-- Мы были в Таиланде, там и не такое видели. Один парень даже к папе приставал.
-- И что? – заинтересовалась я, живо представив картинку соблазнения Мишеля геем.
-- А ничего. Папа ему что-то шепнул на ухо и чуть прикоснулся рукой к груди, так он весь скривился и сразу ушел.
-- А папа?
-- Улыбался.
Ну он отец, ему виднее где с ребенком отдыхать, а вот я сглупила. Хотя чего теперь биться головой о стену? Что сделала то сделала, но все-таки Мишелю покаюсь.
-- Спокойно ночи Адам.
-- Спасибо. Было так здорово.
Ну, в принципе да, мальчик не слезал с дорожки в боулинге часа три, потом посидели в ресторане, а уж потом нас понесло в этот клуб, видите ли, впечатлений мало было! Хотя некоторые из парнишек были ничего, очень зажигательные.
А роман Лауры с Николя это вообще лично для меня новость века. Дело в том, что Лаура моя одноклассница, а Николя учился двумя классами старше и был моей первой любовью. Конечно, сознавая собственное убожество, я и на два метра боялась подойти к светилу, но любить не переставала. И вот однажды весной он сам подошел ко мне и предложил встречаться, причем это было во время большой перемены на школьном дворе, и нас видела наверное большая половина школы. Я долго недоуменно смотрела на Николя а потом изрекла «нет» и гордо развернувшись, пошла прочь. Уже через минуту я осознала, что натворила, но было поздно. Именно тогда я впервые засомневалась в наличии у меня мозга, а уж вера в то, что я человек разумный была утрачена навсегда. На всю школу я прославилась как ненормальная, отказавшая а)капитану футбольной команды; б)самому красивому парню школы; в)просто зайке Николя Перрену.
Естественно Николя с этого дня в упор меня не видел, в принципе другого и нечего было ожидать, но что и все остальные намечавшиеся поклонники меня оставят – вот это было ударом. В отместку, я не нашла ничего лучше как начать встречаться с Кристианом – главой банды байкеров и грозой района. Уж не знаю, чем бы все закончилось, я ведь почти забросила учебу и не ночевала дома, если бы не забрали меня в полицию за драку. Точнее наша банда подралась с другой, из соседнего района. Вот всех и повязали, потом допрашивали и выяснилось, что мне только 16 лет и живу я с бабушкой. Вот тут то и вмешалось провидение в лице инспектора полиции, симпатичного, кстати, мужчины лет 45, проникшегося ко мне симпатией. После того как врач обработал мои ссадины и ушибы, большая часть которых была получена не в самой драке, а когда жандармы весьма бесцеремонно грузили нас в фургон, он дал мне поесть, а затем устроил экскурсию по участку, показав задержанных «ночных бабочек» и пару бродяг и спросил «неужели я хочу стать кем-то подобным?». Причем просто так спросил, без всяких назиданий и даже ответа не стал дожидаться, отвел в пустой кабинет и разрешил поспать. Правда я так и не заснула, проплакала всю ночь, а на рассвете месье Гравен, именно так звали офицера, отвез меня домой, даже не составив протокол. Стоит ли говорить, что обращение с остальными задержанными было несколько иным?
Вечером, когда по моим расчетам Кристиана должны были выпустить из участка, я позвонила и сообщала, что мы расстаемся и у меня теперь другая жизнь, но он не стал меня слушать и бросил трубку. Несколько дней во мне боролись чувство страха, что Кристиан объявится и надежда, что он позвонит и попросит вернуться.
Ничего не дождавшись, взялась за учебу и окончила школу с очень даже неплохим аттестатом, а в ночь после выпускного бала уехала из Ниццы. С тех пор больше чем на один день я в родной город не возвращалась и с одноклассниками отношений не поддерживала. Исключением стала Лаура, с которой мы очень сблизились во время учебы в Париже, но что она была влюблена в Николя с 12 лет было для меня полным откровением. Она все-таки получила вожделенный приз, но Николя оказался болен «синдромом Колобка», есть такой герой русских сказок, который уходил от всех, с кем сталкивала его судьба. Вот и Перрен не прожив и полгода с моей подругой решил, что ему в жизни не хватает новизны и отправился на поиски неизведанного.
-- Ну и пусть катится – уговаривал я Лауру, которая бросила своего Андре ради Николя буквально у алтаря – все, что не происходит, все к лучшему.
Сама же думала, что все-таки «чужая душа – потемки», столько лет дружим и даже не подозревала, что Лаура способна на такие страсти.
Тайны Лауры автоматически вызвали мысли о тайнах Мишеля, а воспоминания об откровенном шоу навеяли более чем странный сон, в котором Мишель соблазнял какую-то женщину, а потом писал пространный рапорт, в котором описывал происходящее.
Проснувшись утром с больной головой и непреодолимым желанием выпить, как минимум литр холодной воды сразу, я пошлепала на кухню. Утолив жажду, включила телевизор и увидела заставку утренних 9-часовых новостей. Заорав так, будто меня режут заживо, перепрыгивая ступеньки, примчалась в комнату Адама и увидела аккуратно убранную постель и записку «у нас пять уроков, не волнуйся». Ноги у меня так и подкосились. Ребенок сам ушел в школу, без завтрака, а я дрыхну без задних ног. Абсолютно аморальная особа!
Вернувшись в кухню и заглянув в холодильник, я чуть-чуть успокоилась, по крайней мере, йогурт он точно съел. О, а это что? Надо же, а я вчера и не заметила – Мишель успел поджарить отбивные. Да, видимо сомневается он в моей домовитости, если на всякий случай еды наготовил. Прекрасно, сейчас я разогрею мясо в микроволновке и прогуляюсь в школу к Адаму, принесу бутерброды. Ведь кормить их будут только в 11 и кто знает чем?
Уже зайдя в школьный двор, подумала, а как Адам отнесется к моей инициативе? Не опозорю ли я его перед друзьями? Подойдя к стайке мальчишек, среди которых был и Адам, самым покаянным тоном начала самозабвенно врать:
-- Адам, я случайно захлопнула дверь, а ключи забыла. У тебя же есть запасные?
Ребенок приблизился ко мне вплотную и подозрительно спросил
-- Правда?
-- Да, я такая рассеянная!
Продолжая придуриваться, я сумела засунуть сверток в карман куртки ребенка и прошептать:
-- Там бутерброды. Поешь, мясо папа жарил.
А громко, специально для друзей Адама заметила:
-- Какой ты взрослый и ответственный парень! На тебя всегда можно положиться.
А потом неторопливо, с чувством исполненного долга отправилась восвояси.
Движимая раскаянием, на обед приготовила все любимые блюда Адама и еще решила сделать ребенку сюрприз – позволить в салоне видеопроката выбрать фильмы себе по вкусу и смотреть их целый вечер.
Ну что сказать, все вышло согласно любимому выражению Ирины «хотелось как лучше, а получилось как всегда». Обед удался на славу, Адам с удовольствием съел все, что я приготовила, и даже просил добавки, а затем мы пошли в пункт проката. И чего я не посмотрела, что выбрал ребенок? Нет, заплатила и все, в результате после просмотра 4-х серий про Крюгера Адам какой-то, мягко говоря, неадекватный и что делать я не знаю. С горя попыталась позвонить Мишелю, но сообщение «абонент временно недоступен» заставило понять, что полагаться надо только на собственные силы.
-- Адам, солнышко, поговори со мной. Не молчи – просила я, безуспешно пытаясь растормошить ребенка, тупо смотрящего куда-то вдаль.
В порыве отчаяния, крепко прижав Адама к себе, я стала целовать его макушку и нашептывать, как я его люблю. По прошествии томительно долгих минут, когда я каким-то образом умудрилась на руках отнести в спальню, скажем прямо, далеко не пушинку Адама, ребенок наконец-то заговорил:
-- Мари, а у тебя бывало так, что кажется это с тобою было, а другие говорят – приснилось?
-- Нет, было наоборот.
-- Это как?
-- Точно знаешь, что было, но хочешь думать, что приснилось – необдуманно ляпнула я.
По счастью Адам поглощен своими раздумьями и подробностей не потребовал. Наверное, с полчаса мы сидели тесно прижавшись друг к другу в полной тишине, пока Адам снова не заговорил
-- Комната, я один, дверь все время заперта и много чужих людей. Еще длинный мост, на другом конце люди в темном, далеко, я не различаю лиц. Меня толкают в спину и говорят «иди» а потом я вижу папу идущего мне навстречу, но вначале я пробежал мимо какого-то старика с палкой. Папа обнимает меня, крепко прижимает к себе, но я знаю, что там за спиной, что-то плохое. А еще помню звуки выстрелов и мужчину в черном пальто с седыми волосами, у него изо рта стекает струйка крови, а в руке пистолет. Я знаю, он умер и мне страшно.
-- Ты рассказывал папе?
-- Конечно. Но он говорит, что мне все приснилось и запретил смотреть фильмы ужасов. Но я знаю, что это не сон. Мари, ты мне веришь?
-- Адам, я ведь знакома с тобой и папой не очень давно и ваше прошлое для меня тайна. Знаю, ты честный мальчик, но ведь и папе зачем тебя обманывать?
Адам задумался, а я пытаюсь скрыть полное замешательство. Неужели все это правда? Гораздо больше я верю Адаму, чем его папе. Месье Лепанж имеет привычку умалчивать о чем-то важном и склонен считать, что неведение это благо. Если ребенка действительно похищали, то вполне в духе Мишеля делать вид как будто все в порядке. Зато становится понятной и суперсигнализация и ряд требований предъявляемых к Адаму да и ко мне тоже. Что же должен был пережить Мишель в первый вечер нашего знакомства? А я еще возмущалась, да менее выдержанный человек из меня бы душу вытряс за подобную выходку.
-- Мари, но что тогда со мной произошло? – робко поинтересовался Адам.
-- Знаешь, а какая разница? – решив говорить с Адамом, как со взрослым начала я – Скажи ты помнишь боль, больницы или просто врачей?
-- Нет.
-- Вот видишь. Значит, ничего по-настоящему страшного и непоправимого с тобой не случилось. А воспоминания – научись жить с ними. В конце концов ты жив, а это главное.
-- А те люди?
-- Ну и что? Мадам Смерть к каждому приходит вовремя, ни раньше и не позже. Значит, подошел их срок, печально, но так было и так будет впредь.
-- Почему?
-- А я откуда знаю?
-- Но ты взрослая!
-- И что? Количество прожитых лет не равнозначно количеству приобретенной мудрости.
-- И взрослые могут быть неправы?
-- Конечно.
Подозреваю, что Мишель не скажет мне спасибо за подобные откровения, но забивать голову ребенка глупостями о непогрешимости людей только в силу достижения ими определенного возраста я не буду.
-- Мари, а что бывает с людьми после смерти?
-- Один очень хороший писатель сказал, что «каждому воздастся по вере его». Ну а физические тела, те что опускают в землю, они разлагаются и сливаются с землей.
-- А кюре как-то не так говорил – нахмурился Адам.
-- Милый, я не богослов и вообще не хожу в церковь. Ты спросил, я ответила. Можешь спросить еще кого-нибудь, в итоге выберешь вариант, который тебе понравится.
-- А папа верит в бога?
-- Спроси его, я не знаю.
--Спрашивал, он не ответил.
-- Знаешь, вопрос веры очень сложный, может Мишель сам еще не определился.
-- А почему ты зовешь папу Мишелем?
-- Но это же его имя.
-- А мама всегда говорила о нем только папа.
Ох, Адам неподражаем! То расспрашивает о вещах по-настоящему важных и воспринимает все как взрослый, то такие глупые вопросы задает, что только диву даешься.
Задумавшись, едва не пропустила мимо ушей следующее откровение ребенка.
-- А Никита звала папу Майклом. И еще мне кажется, мама представлялась какой то другой фамилией, но я точно не помню.
Как говорила Алиса в стране чудес «все страньше и страньше». Положим, Елена могла не менять фамилию после брака, хотя мне с трудом верится в подобное. Мишель придерживается традиционных взглядов на семейную жизнь, а смена фамилии после брака обычай, устоявшийся в веках. Вероятно Адам что-то путает, а вот Майкл это английский вариант имени Мишель, но кто эта англоговорящая женщина с русским мужским именем Никита? Не откладывая дело в долгий ящик тут же попыталась выяснить, но Адам лишь пожал плечами.
-- Она играла со мной, еще когда была мама.
-- Никита была твоей няней?
-- Нет. Она знала папу и приходила к нам. А потом Никита провожала нас на вокзале.
-- Когда?
-- После моста. Мы купили билеты, и папа рассказывал, что мы будем много путешествовать, а тут появилась она.
-- И что?
-- Они о чем-то недолго поговорили, было скучно, а потом папа взял меня за руку и мы пошли на перрон.
Помолчав немного, Адам добавил:
-- Кажется, она плакала.
-- А еще что-то о ней помнишь? – с азартом гончей почуявшей добычу, допытывалась я.
-- Нет – подумав, сказал Адам.
Ну что за дети пошли! Нет, чтобы все запомнить и быстренько сообщить столь ценную информацию изнывающим от недостатка сведений желающим! Так на все один ответ – не помню, не интересно, скучно.
-- Слушай, а как она выглядела? – с надеждой, что хоть это ребенок помнит, спросила я.
-- Высокая, выше мамы, почти с папу ростом. Волосы как у тебя – хмуря лоб и всем видом выражая крайнюю сосредоточенность, сообщил Адам.
-- В смысле как у меня?
-- Ниже плеч и тоже на макушке темнее, чем на концах.
Ага, она крашеная блондинка гренадерского роста и при этом рева-корова. Так, а с чего это она плакала? Кто для нее был Мишель Лепанж? Что их связывало? Они были близки? Но разве Мишель привел бы в дом свою любовницу, познакомил с женой и позволил играть с сыном? Хотя почему нет? Мужчины способны на многое, а что я в сущности знаю о Мишеле?
-- Мари, ты расстроилась? – стал тормошить меня Адам.
-- Не надо, мы с папой любим только тебя и других нам не надо.
В памяти мгновенно всплыли взгляды, которыми встречали и провожали Мишеля практически все женщины, не обращая внимания на мое присутствие, и не смогла сдержаться. Ну вот обозвала неизвестную мне женщину по имени Никита, а сама разревелась так, что Ниагарский водопад просто тонкая струйка воды из крана. Спрашивается, чего так убиваюсь? Мало ли что в прошлом у Мишеля было, но сейчас то мы вместе. Уже не раз убеждалась, если месье Лепанжу что-то нужно, то он добивается желаемого несмотря ни на что. Была бы ему необходима эта Никита, то и жили бы они вместе, а раз врозь, то что-то не сложилось.
-- Мари, ну не плачь, не надо – уговаривал меня Адам.
-- Хорошо.
Действительно, напугала ребенка, разбередила его память и еще истерику закатила! Ну кто я после этого?
-- Прости Адам.
Так, на часах уже без четверти двенадцать, а Адам до сих пор не спит, а ведь завтра в школу. Второй день подряд ребенок не выспится, а все из-за меня.
-- Давай ложится спать.
-- Не забудь будильник поставить, а то проспим.
-- Какой ты предусмотрительный Адам.
Будильник поставила и даже не один, только это не помогло. Проспали мы вдвоем и проснулись только от голоса Мишеля вопрошавшего, почему в 12.19 еще в постели? Мы же с Адамом, тесно прижавшись друг к другу, делали вид, что так и надо, а школа – подумаешь, не велика потеря. Поняв, что раскаяния от нас не дождешься, Мишель вышел из комнаты, сообщив напоследок, что через 15 минут ждет меня в гостиной.
Как то мне стало не по себе, но деваться было некуда и в назначенное время, как овца на заклание побрела на рандеву.
-- Что это? – поинтересовался Мишель держа в руках диск с «Кошмаром на улице Вязов».
-- Диск – решив косить под дурочку, сообщила я.
-- Мари.
-- Захотелось попугаться, а что? – пошла на попятный, испуганная взглядом, которым наградил Мишель.
-- Адам смотрел? – пронзая инквизиторским взором, спросил Мишель.
-- Нет.
-- Не ври.
-- Он сказал, что скучно и ушел к себе в комнату.
-- Правда? И дом ты тоже убрала самостоятельно?
В голове, обгоняя друг друга, судорожно заметались мысли «откуда он знает?», «как быть?» и «что теперь будет?».
-- Итак? – продолжил допрос Мишель.
Опустив глаза к безупречно чистому ковру я молчала лихорадочно пытаясь сообразить, что делать. Тяжелая ладонь легла на плечо и выдержка мне отказала
-- Только не бей, я все скажу!
И покаялась во всем, за исключением истории с фильмами. По моей версии, которой собиралась придерживаться несмотря ни на что, инициатором просмотра и главным зрителем была я. Закончив рассказ, набравшись смелости подняла голову и посмотрела на Мишеля. Какие у него грустные глаза, я то думала он разозлится.
-- Мишель, прости меня – пробормотала, с трудом сдерживая слезы.
Он ничего не ответил, а меня стала бить дрожь, почувствовав которую Мишель, так и не убравший руку с моего плеча, крепко прижал меня к себе.
-- Не бойся меня, я не смогу причинить тебе боль – услышала над ухом.
Тут появился Адам и поинтересовался будет ли сегодня завтрак, а может уже и обед. Спохватившись, я побежала на кухню разогревать то, что нашлось в холодильнике.
После еды, отправив Адама гулять, Мишель сообщил, что поедет в офис. Мне же никаких указаний отдано не было и, помыв посуду, я оказалась предоставлена самой себе. В мозгу вертелась и не давала покоя мысль – откуда Мишель все узнал? Адам ничего рассказать не мог, он проснулся через пару минут после меня, а Мишель уже был осведомлен.
Бродя по дому, я оказалась перед загадочной дверью. На вопрос «что там?» когда то был дан ответ «кабинет» но внутрь меня так и не впустили, несмотря на вполне резонное замечание, что уборку надо делать везде. Подергав дверь, в очередной раз убедилась, что она закрыта и тут в меня что-то вселилось. Открыть дверь стало целью № 1 в жизни и остановить меня не могло ни что. Не думая о последствиях, метнулась в свой дом и нашла связку отмычек, хранившуюся еще со времен Кристиана, который собственно и обучил методике пользования данным инструментом.
Изрядно помучившись, смогла вскрыть замок и оказалась в вожделенном месте. Действительно кабинет в черно-серых тонах, разительно отличающихся от золотисто-бежевой гаммы обстановки всего дома. Стол, стул, несколько мониторов, системный блок, сейф, шкаф во всю стену и тоже закрытый на замок. Что это? Да дом просто напичкан видеокамерами, под наблюдением все, даже ванная и спальня. Вот и разгадка, Мишель просто просмотрел записи и узнал все, чем мы занимались в его отсутствие. К чему были мои уверения, если на вчерашней записи четко виден Адам, смотрящий кино, а меня там нет и в помине? Он что записывает и наши занятия любовью? Судорожно пощелкав клавишами убедилась, что на ночь камера в спальне автоматически выключается. Все равно противно, меня трясло от отвращения. Протерев на всякий случай клавиатуру, чтобы не осталось отпечатков пальцев, вышла из комнаты, только закрыть дверь не получилось. Вроде замок исправен, а не запирается. Охвативший меня ужас нельзя было описать словами. Представив, что со мной сделает Мишель, я просто оледенела. Видимо в минуту крайнего напряжения мобилизуются скрытые резервы организма и каким-то чудом я сообразила, что дверь надо просто захлопнуть. Успокоив дыхание, стала потихоньку пробираться к лестнице и тут неожиданно вернулся Мишель. Странно, обещал же только к вечеру. И неожиданно в голову мне пришла идея осуществить давний план по проверке навыков Мишеля в рукопашном бою. Потом я не раз задавала себе вопрос – зачем это было нужно? Но даже по прошествии нескольких лет, когда все стало забавным семейным преданием, вразумительного ответа я дать так и не могла. Полная решимости и отваги, с самого верха лестницы я рухнула на ничего не подозревающего Мишеля. Точнее мне так казалось, а в действительности нападение было встречено отменно поставленным блоком и дальнейшим контрударом. В результате пролетев пару метров, я приземлилась на очаровательный мраморный столик, которым всегда восхищалась. Раньше, слыша выражение «искры из глаз посыпались» считала это гиперболой, но на собственно опыте убедилась – правда. Ярко-голубые искорки заплясали перед глазами, острая боль пронзила тело, и сознание в очередной раз решило отдохнуть от меня.
Придя в себя, обнаружила, что нахожусь в нашей спальне, за окном уже темно, каждый вздох дается с трудом, говорить мешают разбитые губы и вижу я как-то неважно.
-- Зачем ты это сделала? – услышала голос, пропитанный арктической стужей.
-- Что сделала? – мучительно прохрипела я, пытаясь понять, чем недоволен Мишель. Тут мозги, наконец, включились и, вспомнив все, я ужаснулась.
-- Мари, что происходит? – с этими словами Мишель склонился ко мне и приложил нечто-то холодное к лицу.
-- Что со мной? – попыталась уйти от ответа, но безуспешно.
-- Зачем?
-- Не знаю – просипела я – мне больно.
Попытка изменить положение вызвала такой приступ боли, что я не удержалась и пронзительно закричала.
Видимо предчувствуя что-то подобное, Мишель протянул руку к тумбочке и взял заранее приготовленный шприц. Через минуту после укола мне стало гораздо лучше, но неудержимо захотелось смеяться, а также отвечать на любой заданный вопрос. Через пять минут Мишель узнал все, что хотел, но логику моих поступков так и не постиг, хоть явно старался и переспрашивал несколько раз.
-- Мари, я ведь мог убить тебя – проговорил он, ласково поглаживая не пострадавшую половину лица.
-- Плакал бы? – глупо захихикала я.
Видимо идиотский смех и тупые реплики являлись побочным действием введенного препарата, поскольку Мишель никак не отреагировал и продолжил:
-- Я лишь в последний момент ослабил удар.
Наверное, со мной совсем плохо, если он так оправдывается, решила я, но на всякий случай уточнила:
-- А может выживу?
Мишель захлопал ресницами, а потом сообщил:
-- У тебя сломаны ребра, подбит глаз и разбита губа. И еще ты стукнулась головой о мраморный столик в холле.
-- Хорошо, что он крепкий, было бы жалко если сломался – пробормотала я засыпая после очередного укола сделанного Мишелем.
Следующим утром, когда я спустилась в кухню, там уже никого не было, лишь в воздухе витал аромат тушеного мяса с овощами. Поев, попыталась разобраться с сумбуром, творящимся в моей голове. Не покидало ощущение, что забыла что-то важное, о чем непременно должна была сказать. Усиленный мозговой штурм вызвал приступ тошноты, еле успела добраться до ванной. Рассматривая себя в зеркале, пришла к выводу, что все не так уж плохо. Мишель явно умел ликвидировать последствия неожиданных полетов с лестницы. Под глазом осталось лишь немного желтизны, как говорили в моем детстве «свечки», рот тоже особых претензий не вызывал. Ребра же были стянуты тугой повязкой и если не совершать резких движений, то особой боли не причиняли.
Удивительно, что в этот раз Мишель не потащил меня к врачу, но если подумать, то ничего странного нет. Может ребра и результат встречи со столиком, а вот разбитое лицо точно дело рук Мишеля, так зачем ему проблемы с полицией? Он же не знает, что после памятных событий я раз и навсегда утратила веру в подобные структуры. Тем более, что сама во всем виновата, ведь только стечение обстоятельств заставило Мишеля применить ко мне силу. Я все понимаю и не злюсь, в принципе вообще не способна обидеться на любимых людей, а то что Мишеля люблю поняла уже давно. Только ему не говорю, чтобы лишних козырей в руки не давать, сам то он тоже ни в чем подобном не признавался. А думать о том, какие чувства месье Лепанж испытывает ко мне не хочу, живем вместе, заботится обо мне и ладно, от добра добра не ищут.
Сама не заметила, как уснула, даже не слышала, как Адам вернулся из школы, а потом и Мишель появился.
-- Сдал твои отчеты шефу и забрал новую порцию – сообщил Мишель.
-- Но перевод не был закончен – покрываясь холодным потом пролепетала я.
-- Я все сделал.
-- Но там был испанский.
-- Я владею достаточно большим количеством языков – с улыбкой промурлыкал Мишель.
-- Прекрасно – с этими словами я опустила голову на подушку и закрыла глаза.
Есть ли в моей жизни хоть что-то не попавшее под контроль Мишеля? Может только мысли, хотя временами мне кажется, что они также подвергнуты сканированию, изучены и подправлены в нужном направлении.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей