Перейти к содержимому

Телесериал.com

Их звали Красная Ячейка

По ролевой игре ИЗПО.
Последние сообщения

Сообщений в теме: 143
#131
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
23 июля, пятница. Италия, Сорренто, подстанция КЯ, 05:30 – …
Катрин заворочалась на подушках. Вставать было ещё слишком рано, но и снова заснуть никак не получалось. Обречённо вздохнув, женщина поплелась в ванную.
Выйдя из душа, она закуталась в халат и присела на краешек постели. Голова была как будто чугунная и насморк всё ещё не прошёл. С минуту помявшись, Кати решила зайти в гости к Этьену. Почему-то эта идея очень её развеселила и, припомнив, что (по словам Тьена) его комната третья по счёту, женщина выглянула в коридор.
Но в то же самое мгновенье дверь комнаты, где предположительно и должен был находиться Шетардьё, распахнулась и оттуда вышел молодой мужчина. Незнакомец, не заметив Катрин, удалялся в противоположную сторону, небрежно держа в руках свою рубашку. Кати проводила его удивлённым взглядом и, приблизившись к двери, тихонько отварила её. Женщина едва сдержала нервный смешок, заметив на постели мирно спящую Леру. Видимо, вчера Этьен что-то напутал, рассказывая, где он обитает.
Катрин нашла мужа в соседней комнате. Довольно улыбнувшись, она юркнула к нему под одеяло и удобно устроила голову на плече Тьена. Тот даже не проснулся. Кати обняла мужа за пояс и слегка погладила, при этом обнаружив, что он спит голышом.
"Наверное, из-за жары", – прикрывая усталые веки, подумала женщина.

Ближе к утру Этьен ощутил некий дискомфорт. Нехотя разлепив один глаз, он увидел, что на его плече спит Катрин, из-за чего рука онемела и затекла. Тихонько повернув жену на бок, Шетардьё обнял её, теснее прижимая к себе. Гладкий шёлк сорочки соблазнительно царапнул кожу Тьена. С секунду помедлив, мужчина осторожно задрал ночнушку Кати и запустил под неё ладони. Пристроившись поудобнее к телу жены, он снова заснул.

23 июля, пятница. Италия, Сорренто, подстанция КЯ, 08:00 – …
Катрин раскрыла глаза и улыбнулась, увидев перед собой сонное лицо мужа. Подушечкой пальчика она едва ощутимо очертила контур профиля мужчины. Осторожно пощекотала кончик его носа и задержалась на губах, нежно их поглаживая. Этьен поймал ртом её пальчик, Кати вздрогнула от неожиданности и рассмеялась.
-- Я думала ты спишь!
-- Нет, я выжидал, когда пробудится гостья, забредшая в мою берлогу! – улыбнулся Тьен, всё ещё не поднимая век.
-- Ну, ты сам сказал заходить, если мне что-нибудь понадобиться! Вот я и зашла! – невинным голосом отозвалась Кати и поцеловала колючий подбородок мужа.
На Катрин уставился один хитро поблескивающий глаз Шетардьё.
-- М-да? И что вам понадобилось, мадам? – лукаво поинтересовался мужчина.
-- Завтрак… – мило улыбнувшись, ответила женщина. – Ведь ты такой замечательный кулинар! Лучше тебя не сыскать!
-- Да, да… я слышал эту легенду о том, что лесть на мужчин якобы действует усыпляюще!.. Но со мной такой номер не пройдёт!
-- Почему?.. Разве ты не мужчина?
-- Неа… – беззаботно покачал головой Этьен, поглаживая спину Кати, при этом всё выше задирая её сорочку.
-- М-да?.. А кто же?
-- Медведь! И я тебя сейчас съем!!!
Шетардьё крепко обхватил Кати за плечи, покусывая её то в шею, то в ключицу и при этом издавая какое-то странное рычание, больше похожее на тигра, чем на медведя.
-- Ну, уж нет!!! – категорично заявила женщина.
Её острые пальчики пробежались по рёбрам Этьена, вызывая нестерпимую щекотку, вынуждая мужчину отстраниться.
-- Это ещё почему?!
Тьен взлохматил себе волосы и издал жуткий рык.
-- Потому что завтрак просила я! Значит, это я тебя съем!
И словно в подтвержденье своим словам женщина прихватила зубами мочку его уха, а затем шею.
-- Ну как, вкусно? – поинтересовался Шетардьё.
-- Не очень! Но за отсутствием лучшего, сойдёт!
-- Привереда!.. Я очень даже вкусный!
-- М-да? Это кто так говорит?
-- Ну-у-у… нашлись ценители…
-- Что-что?! – Кати ухватила мужа за подбородок, заставив смотреть себе в глаза.
-- А что?.. А я ничего, – Этьен обхватил женщину за талию, переворачиваясь на спину. – Я честно ждал тебя…
-- Видела я, как ты ждал!.. Сегодня утром из твоей спальни выходил симпатичный оперативник!
-- Это не из моей! Это из Лериной!
-- А ты откуда знаешь? – подозрительно спросила Катрин.
-- А-а-а… Мы с Лерой вечером поменялись комнатами… а этот болван припёрся ко мне!.. – не удержался от смеха Шетардьё.
-- Гм?.. А почему ты спишь голым?
Тьен с довольной улыбкой заёрзал под телом жены:
-- А это на всякий случай! Вдруг и ко мне кто ночью забредёт… Вот сегодня, например, ты!
Мужчина погладил спину Кати, мягко целуя женщину в губы.
-- Ну, вообще-то я шла не к тебе… просто, как тот оперативник, промахнулась дверью.
-- Неужели?! И к кому это моя жена направлялась с утра пораньше?
-- Да так… к ценителям… – рассмеялась Катрин, нежно поглаживая ладонью щеку мужа.
-- И почему тогда у меня осталась, а?
-- Лучше ценителя не нашлось… к тому же на правах жены с тебя можно затребовать завтрак.
Этьен капризно заурчал:
-- Кэт, детка, так не хочется вставать, одеваться, идти на кухню…
-- Ты откажешь в последней просьбе умирающему? – возмущённо повела бровью Кати.
-- Та-а-ак… ты ещё и умирать сюда пришла?!..
-- Да, если ты меня не накормишь!
-- А что мне за это будет? – лукаво поинтересовался Тьен, проведя руками вдоль позвоночника жены и останавливая ладони на её бёдрах.
-- «Спасибо» - скажу!
Шетардьё сделал скучающее лицо, замотав головой:
-- Ну-у-у… за «спасибо» я тебе могу только пакетик ирисок из своей тумбочки предложить.
-- Ну-у-у… тогда рассчитывать больше чем на это… – Катрин поцеловала мужа в щеку, – тебе не придётся.
Женщина перекатилась на бок, хитро поглядывая на мужа.
-- А если я завтрак принесу, то…? – Этьен вопросительно изогнул бровь.
-- То… – Кати мечтательно подняла глазки и тихонько провела мыском ножки по голени мужчины.
-- А-а-а… можно мне сначала получить вознаграждение, а потом уж завтрак, м? Ну, чтобы лишний раз не одеваться?
-- Сколько ж в тебе рационального расчета, это что-то! – с наигранным возмущением произнесла Катрин. – Но это тебе выйдет чуть дороже!
-- Ннн… а насколько дороже? – с самым деловым видом спросил Шетардьё.
Женщина начала загибать пальчики:
-- Омлет, тёплые пончики, шоколадный крем, сок из отжатых апельсинов…
-- Подожди, я запишу, а то всё не запомню! – рассмеялся Этьен.
-- Я повторю… к тому же, может ещё что вспомню.
-- О!.. Тогда, конечно… тебе нужно время, чтоб подумать!
Мужчина ухватил Кати за талию, подтягивая к себе и нетерпеливо стаскивая с неё сорочку.
-- Медведь! – ласково улыбнулась женщина, обнимая мужа. – Расчетливый, корыстный медведь!
-- А ты нет?! – усмехнулся мужчина, поглаживая изгиб женского бедра.
-- Я?! Что ты! Я со-о-овсем не похожа на медведя, ну, просто ни капельки!
-- С этим я согласен… – рассмеялся Тьен, склоняясь к жене.

23 июля, пятница. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 08:00 – …
Оливия осторожно заглянула в спальню Леона. Пикета, конечно, тут не было. Женщина приблизилась к постели мужа, тот спал, тревожно подёргивая во сне зашитой бровью. Ливи поправила покрывало, осторожно проведя рукой по волосам мужчины.
Стратег КЯ приоткрыл глаза.
-- Я тебя разбудила? Прости,– виновато произнесла Оливия.
-- Нет-нет… Я уже выспался,– поспешил ответить Леон, ловя руку жены прежде, чем она успела отнять её от его головы.
-- У тебя сотрясение,– Ливи мягко высвободила свою руку и поправила одеяло стратега КЯ.– Ты должен много спать, чтобы поправиться. Чуть позже приедёт медсестра, сделать тебе укол. Эмиль умеет, он даже вызывался, но я решила, что ты вряд ли согласишься?
Оливия отошла от постели и принялась раскрывать шторы.
-- Да уж… спасибо,– скептически хмыкнул стратег КЯ.– Только укол-то зачем? Разве при сотрясении делают? Тем более, когда лёгкая форма…
-- Витамины для восстановления и успокаивающее, доктор так объяснил…
-- Ну, как скажешь,– согласился Леон, поднимаясь с постели и подходя к шкафу.
-- Ты куда это?– оторопела женщина.
-- То есть как куда?.. Встаю.
-- А постельный режим?!
-- Ливи, я ж не присмерти.
-- У тебя сотрясение мозга, Леон, с этим не шутят! Ты хочешь кровоизлияние? Или мне надо было попросить врача, чтобы он отвёз тебя в больницу и там обследовал?
-- Ли-иви, поверь, сотрясение просто звучит так страшно. В прошлый раз…
Глаза Оливи сузились:
-- Так был ещё и прошлый раз? Я сказала врачу, что это твоё первое сотрясение. Думаю, тебя всё-таки нужно отвезти в больницу…
Мужчина натянул брюки и, повернувшись, снисходительно посмотрел на жену:
-- Лив, я с сознательном состоянии лежал в больнице лишь раз - когда был парализован… Неужели ты думаешь, что какое-то сотрясение способно свалить меня с ног?
-- Леон, я же хочу как лучше!
-- Мне будет лучше, если я останусь дома с малышкой.
-- Но… но…– Оливия не находила слов, чтобы переубедить стратега КЯ,– хорошо, но тогда лежи здесь…
-- И что я буду тут делать?– мужчина пробежал взглядом по комнате.– Смотреть телевизор с утра до ночи?
-- Я буду приводить к тебе Сандринью… Но ты должен обещать, что ляжешь!
Леон хотел было возразить, но потом прикинул, что так он сможет видеть не только дочку, но и Оливию.
-- Ну, ладно… сегодня полежу,– нехотя согласился стратег КЯ, накинув рубашку.
Затем подошёл к кровати и начал заправлять покрывала.
-- Что ты делаешь?– не поняла Ливи.– Ты же согласился…
-- Согласился. Просто лежать буду поверх. У вас тут слишком жа…– Леон не договорил, почувствовав головокружение.
-- Леон?!– Оливия тут же оказалась возле мужчины, помогая ему опуститься на кровать.– Я же говорила, что тебе нельзя двигаться…
-- Я понял, понял,– стратег КЯ послушно улёгся на постель и закрыл глаза.– Так тебе нравится?
Ливи критично оглядела бывшего мужа:
-- Ты должен раздеться, я тебе не верю.
Глаза Леона тут же распахнулись, с обидой глядя на женщину:
-- Разве я когда-нибудь тебя обманывал?
Оливия качнула головой.
-- А разве ты можешь по-другому?– она протянула мужчине пульт.– Зато ты сможешь посмотреть с Сандриньей мультики. Правда, она пока мало что в них смыслит.
-- Зато тебе они, наверное, нравятся,– улыбнулся стратег КЯ.

23 июля, пятница. Италия, Сорренто, подстанция КЯ, 08:40 – …
Катрин нежилась в объятьях мужа, а Этьен легонько поглаживал её плечико.
-- Ты что там говорила про завтрак… – вздохнув, нарушил тишину мужчина.
-- Что это ты вспомнил? – улыбнулась Кати.
-- Я и сам проголодался! – весело отозвался Шетардьё, касаясь губами макушки жены. – Так что ты там перечисляла? Омлет, сок, пончики…
-- Нет, боюсь, что я пожадничала… Мне хватит сока, кофе и булочки с джемом.
-- Так значит, я ещё легко отделаюсь! – рассмеялся Тьен.
-- Не-е-ет! За то ты приготовишь мне ванную и отнесёшь прям туда! – лениво потянувшись, заявила Катрин. – Желательно при этом не утопив!
-- Ну, как можно?!.. Я буду аккуратен, как… как… в общем, как ювелир с драгоценностями!
Этьен нехотя выпустил жену из объятий и направился в ванную комнату. Кати сладко потянулась на постели, слушая журчание воды.
-- Ты с какой пеной хочешь? – через некоторое время донёсся до женщины вопрос Тьена.
-- А какие есть? – окрикнула Катрин.
-- Что?! – всё так же из ванной послышался голос Шетардьё.
-- Я спрашиваю, какие у тебя есть?!
-- Не слышу!..
-- С лавандой!
-- С чем?!..
-- Лаванда!
-- Как?!
"Чёрт! – нетерпеливо выругалась Кати, поднимаясь с постели. – Называется, он готовит мне ванную!.. Это подай, то принеси… а как это выглядит и где лежит?!.. Мужчины!"
-- Что ж ты ничего не слышишь?! – появившись на пороге ванной, возмутилась женщина. – С лавандой! Я хочу с лавандой!
-- Уже сделано! – хитро улыбнулся Этьен, подхватывая жену на руки.
-- Ты коварный тип!
-- Да?! Ну, раз так…
Шетардьё сделал вид, что собирается кинуть Кати в воду. Женщина вскрикнула, крепче ухватившись за его шею. Рассмеявшись, Этьен осторожно опустил жену в ванну, испачкав ей носик мыльной пеной.
-- Ты пока нежься здесь, а коварный тип займётся завтраком.
Катрин привлекла мужа к себе, подарив ему поцелуй.
-- Всё, теперь иди! – разрешила женщина.
-- Слушаюсь и повинуюсь!

23 июля, пятница. Италия, Сорренто, подстанция КЯ, 09:10 – …
Тьен вернулся минут через двадцать. Катрин всё ещё нежилась в пенной ванне.
-- Так-так… решила поиграть в русалку? – улыбнулся Тьен, ставя поднос на приступок ванны. – Тогда я присоединюсь!..
Мужчина начал расстёгивать рубашку.
-- Мы не поместимся здесь вдвоём! – запротестовала Кати.
-- Поместимся, поместимся… я очень компактный!
-- Очень, – скептически хмыкнула женщина, наблюдая, как муж стягивает одежду и забирается к ней в ванную.
Вода пошла через край, заливая пол.
-- Ну что, компактный, ты здесь и завтракать собираешься? – поинтересовалась Катрин, отпихивая мешавшие ей ноги мужа.
-- Собираюсь! Иначе всё остынет!
-- Скорей не остынет, а намокнет!
-- Не успеет! – довольно хмыкнул Тьен, забирая с подноса тарелку.
-- Тогда передай мне, пожалуйста, сок. А со всем остальным я разделаюсь на суши.
Этьен протянул жене стакан, но вдруг отвёл руку в сторону:
-- Но ты же не бросишь меня здесь одного, получив сок?
-- А если брошу, то ты мне сока не дашь?
-- Я тебе тогда вообще ничего не дам, – беззастенчиво улыбнулся мужчина.
-- Не брошу, не брошу… успокойся, – весело отозвалась Кати, вновь потянувшись к стакану.
-- Испугалась? – всё ещё не отдавая напиток, усмехнулся Тьен.
Катрин плеснула водой мужу в лицо и выхватила стакан из его руки.
-- Очень испугалась! – самодовольно ответила женщина.
Погрузившись чуть глубже в воду, она принялась неспешно потягивать прохладный сок. Этьен возмущённо покачал головой и, поймав ножку жены, принялся щекотать её пяточку. Кати едва ни нырнула под воду вместе со стаканом.
-- А-а-а! Перестань сейчас же! – сквозь смех вскрикнула женщина.
-- Этьен! Кати! Да сколько ж можно кричать! – врываясь в ванную, прошипела Лера. – Подстанция обнаружена! Срочная эвакуация!
-- Кем обнаружена?! – вскакивая на ноги, прорычал Шетардьё.
-- «Пустынным берегом»!.. Хватит нежится! Они меньше чем через полчаса будут тут!
Лера вылетела из ванной, а затем и из комнаты спешно направляясь дальше по коридору.
-- Merde! – одновременно выпалили Катрин и Тьен, вылезая из ванной.

23 июля, пятница. Италия, Сорренто, подстанция КЯ, 10:20 – …

Кати с лёгким сожалением оглянулась на стремительно пустевший особняк. Местечко было очень красивым и к тому же удобным. Эвакуация была практически завершена, первыми подстанцию покинули техники, теперь по машинам рассаживались оперативники, а саперы завершали закладку взрывчатки в здании.
-- Как нас обнаружили? – поинтересовалась Кати у Леры, когда они стояли во дворе, ожидая сигнала к отъезду.
-- На том иранце, что пристрелил Тьё был жучок… активизировался при отсутствии кислорода.
-- То есть?
-- То есть под землёй, когда закапали тело. Видимо, Шиян предполагал такой исход… Ну, а дальше дело техники.
-- Ну, что застыли?! – подходя к женщинам, прикрикнул Этьен. – По машинам!
Спустя минуту вереница коричневых джипов покинула пределы особняка.
-- А почему не взрывают? – через какое-то время спросила Кати.
-- Взорвётся, когда «гости» пожалуют, – злобно ухмыльнулся Шетардьё. – Ну, что?.. Есть предложения, куда поедем?
-- В такую жару, только за холодным пивом! – хмыкнула Лера.
-- Предлагаешь оккупировать пивную?.. Что ж, учитывая, что оборудования у нас особого нет, то мы, пожалуй, поместимся…
23 июля, пятница. Италия, Массафра, подстанция КЯ, 12:30 – …
Катрин, Лера и Этьен сидели в плетеных креслах (идеально подходивших для здешнего жаркого климата) на тенистой веранде старенького одноэтажного особняка. Вызывая зависть вспотевших оперативников, троица неспешно потягивала прохладное пиво из высоких бокалов. Периметр вокруг дома был надёжно укреплён, а оставшаяся работа могла пока протекать без их участия.
-- Одно радует - группа «Пустынного берега» угодила прямо в ловушку и изрядно поджарилась! – довольно протянула Лера, глядя на яркое солнце сквозь янтарную жидкость в бокале.
Всей команде пришлось преодолеть немаленький путь к заливу Таранто, где нашлось подходящее проверенное место.
-- Именно - группа, – недовольно пробубнил Этьен. – Всего лишь пешки!
-- Ну, не всё сразу, – покачала головой шведка. – Ещё вчера мы дружно собирались на тот свет благодаря Шияну, а сегодня нанесли ему ответный удар…
Шетардьё скептически хмыкнул:
-- Хорош удар - ликвидация одной группы «Берега» взамен нашей подстанции!..
-- Притормози, – подала голос Катрин, – мы оставили там группу слежения… Если всё получится, то мы будем знать, где прячется Камир!
-- Будь реалисткой! Этот иранец запрятался в песок и теперь долго не поднимет голову!
-- Не факт, – поддержала Кати Лера. – Он осмелел: считает, что запугал нас, заставил прятаться…
-- А мы разве не этим занимаемся?! Сидим в этом старом грёбаном сарае и ждём чуда!
-- А что ты предлагаешь? – поинтересовалась Катрин. – Дать объявления в газеты: «Ищу лидера "Пустынного берега", дайте знать, если увидите!..», да?
Шетардьё ошеломлённо посмотрел на жену и вдруг схватился за телефон. Женщины удивлённо переглянулись, уставившись на Этьена.
-- Срочно во все газеты и на телевиденье, – кому-то в трубку стал наказывать мужчина, – Камир Шиян - лидер "Пустынного берега" погиб при взрыве частного дома в Италии в Сорренто!.. Да-да!.. Обязательно!.. Хорошо! Давай!
Тьен отключил связь, широко улыбнувшись.
-- Сыграем на тщеславии этого молокососа!
-- На каком тщеславии? О чём ты? – недоуменно спросила Катрин. – Ты рассчитываешь на то, что он выпрыгнет как чёрт из табакерки, чтобы дать этому опровержение?
-- Именно!.. Это поможет спровоцировать его на действия, заставит шевелиться и обнаружить себя!
-- Зачем ему дёргаться? Я считаю, ему это только на руку. Всё думают, что он погиб - прекрасно, можно затаиться перед решающим прыжком. И если мы сделаем вид, что напуганы, что он заставляет нас отступить - это как раз и может подействовать на его тщеславие. Он потеряет бдительность, подумает, что почти победил и ослабит контроль.
-- Тебе б к нему в советники, – иронично хмыкнул Тьен. – Ты переоцениваешь этого молодчика!.. Матёрые волки, да, так и поступают… но он только получил власть после смерти отца! Сейчас он всюду стремится показать себя, хочет чтоб с ним считались… Он и на Леона-то полез по юношеской глупости - хочет показать остальным, какой он крутой. А тут, представь, всему миру объявят, что он больше не существует… да он просто из кожи вон вылезет, чтоб доказать обратное!
-- Ну, ладно, вы пока тут спорьте, – поднимаясь из кресла улыбнулась Лера, – а я пойду отдохну… неважно спала этой ночью.
-- Что так?.. Бессонница? – с театральным сочувствием и искренностью поинтересовался Этьен.
-- Что-то вроде…
-- А это «вроде» - очень даже симпатичное, – как бы между прочим заметил Шетардьё.
-- Угу, мне оно тоже понравилось, ради такого можно и не выспаться, – поддакнула Катрин.
Лера оглядела хитро улыбающиеся лица супругов и махнула рукой:
-- Да ну вас!
-- Передай своему «вроде», чтобы больше дверью не промахивался! Я пугаюсь! – весело крикнул ей вдогонку Тьен.
Лера ничего не ответила, лишь снова отмахнулась.
-- И всё же я считаю, что ты не прав, поступая так! – продолжила прерванный спор Кати. – Можно было дискредитировать его, пустив какой-то слух - это прямой удар по тщеславию, а известие о смерти… Не знаю…
-- Так или иначе, попробовать нам ничего не мешает. Потерь от этой затеи не будет, – резонно возразил Этьен.
-- Разве что упущенное время… Ладно, посмотрим, – Катрин сделала небольшой глоток пива.
-- Ну, что?.. Может и мы пойдём отдохнём? Забьём себе лучшую комнатку…
-- Ты хочешь поселиться в одной?
-- А ты нет?
Кати немного замялась:
-- Будут судачить…
-- Ой, можно подумать, никто не знает, – иронично усмехнулся Тьен. – К тому же особняк маленький, всем придётся потесниться!.. Я, конечно, могу поделить комнату с Лерой, но боюсь, вдруг ночью припрётся её «вроде»…

23 июля, пятница. Италия, Массафра, подстанция КЯ, 13:00 – …
Этьен кинул на пол дорожную сумку и, поморщившись, оглядел комнату. Когда Кати распахнула шторы, убожество интерьера стало ещё более очевидным.
-- Ты хочешь сказать, что мы с тобой ещё лучшую комнату отхватили? – брезгливо дотронувшись до облупившейся краски на стене, уточнил Шетардьё.
-- Угу, при этом скажи спасибо, что не идёт дождь! Я очень сомневаюсь в надежности крыши! – отозвалась Катрин, сосредоточенно роясь в своей сумке.
-- И всё из-за придурка Шияна! – зло выпалил Тьен.
-- Такой ли уж он придурок, раз ему удалось нас сюда загнать? – скорей риторический вопрос задала женщина. – Я, пожалуй, пойду искупнусь в заливе.
-- Я с тобой!
-- Ты же не любишь море, – лукаво напомнила Кати.
-- Я опасаюсь, что душ здесь либо вообще отсутствует, либо из него течёт ржавая вода…
-- Значит оставляем подстанцию на спящую Леру?
Шетардьё весело закивал:
-- Пойду обрадую её!

Катрин стояла на веранде, держа в руках два полотенца, и ожидала, когда появится Тьен. Тот пришёл довольно быстро.
-- И что тебе сказала Лера? – с улыбкой поинтересовалась Кати.
-- Это был непереводимый поток ругательных слов на шведском! – смеясь, ответил Шетардьё.
Подхватив жену за талию, он спешно спустился со ступенек и двинулся вниз по каменной дорожке.
-- А что это ты так заторопился?
-- Боюсь, что Лера меня всё же догонит! – с мальчишеским озорством отозвался Тьен. – Давай, кто быстрей до пляжа?
-- Давай! – приняла игру женщина и, спихнув мужу на руки полотенца, рванула вперёд.
Парейро, обматывающие её бедра, путалось в ногах и мешало бегу, но Катрин серьёзно надеялась выиграть эту шуточную схватку. Этьен, сначала изрядно отстававший, незадолго до финиша сделал рывок и с лёгкостью обогнал женщину. Остановившись на песчаной линии пляжа, он повернулся к бегущей жене и раскрыл руки, подзывая её жестами. Кати прыгнула к нему в объятья, а Шетардьё, подхватив её, прокружил в воздухе.
-- Теперь срочно в море! – заявила женщина, поцеловав мужа в щеку.
Оставив одежду на «диком» и потому не многолюдном пляже, они нырнули в лазурные волны моря. Позволив себе вдоволь резвиться, Кати и Тьен брызгались и барахтались в воде, как беззаботные дети.
Катрин вышла на берег первой. Расстелив полотенце, она расположилась на нём, вытянув ноги и опираясь на локти, чтобы удобней было подставлять солнцу лицо и шею.
Едва почувствовав приближение Этьена, женщина лениво приоткрыла веки и невольно залюбовалась статью мужчины. На губах Катрин появилась игривая улыбка, когда она разглядывала мерцающие от солнечного света капельки влаги на его смуглой коже.
-- Что? – недоуменно спросил Шетардьё.
-- Хммм… да так… ничего… – продолжая скользить по нему волнующим взглядом, промурлыкала женщина.
-- Тогда почему ты смотришь на меня, как кошка на мышь… Я что, в чём-то провинился?
-- Может быть, – томно взмахнув ресницами, бархатистым голосом отозвалась Кати.
Тьен расплылся в улыбке, подбирая своё полотенце и расстилая его в полушаге от жены. Но прежде чем мужчина успел лечь, Катрин подтянула его полотенце вплотную к своему.
-- Даже так? – игриво повёл бровью Шетардьё, примостившись возле Кати, лежа на животе.
Женщина провела рукой по его влажной спине и слегка прилегла на мужа, накрыв ногой его ноги.
-- Wow!.. – протянул Этьен, повернув голову в сторону Катрин. – Детка, ты помнишь, что мы в общественном месте?
-- Угу…
Пальчики Кати прошлись вдоль позвоночника мужа, слегка поднырнув под плавки. Тьен шумно выдохнул, его тело мгновенно напряглось как струна, а мускулы залились свинцом.
-- Кэт, ты что делаешь? – хрипло прошептал Этьен. – Здесь даже раздевалки нет, чтоб уединиться…
Женщина кивнула, разочарованно вздохнув. Её пальчики порхали по плечам Шетардьё, стирая капельки воды.
-- Мышка… – ласково шепнула Катрин и прихватила губами мочку уха мужчины.
Кожа Этьена пахла соленым морем и ещё чем-то терпким и соблазнительным. Кати ужасно хотелось поцеловать мужа, но вместо этого она лениво отстранилась, скользнув напоследок ладонью по его пояснице.
-- Кх… пойду я, пожалуй, поплаваю… – пробормотала женщина, поднимаясь с полотенца.
Уже через мгновение она качалась на мягких волнах.
Тьен с трудом подавил желание пойти за Катрин. Но, вспомнив, что она не сторонница «экспериментов» на воде, обречённо вздохнул и, отжавшись на кулаках тридцать раз, растянулся по диагонали на двух полотенцах. Его пальцы погладили ещё влажную материю, на которой только что лежала жена.
Прикрыв глаза, мужчина сам не заметил, как уснул.
Кати подошла к Этьену, намериваясь плеснуть на него пригоршню воды. Но, заметив его расслабленное лицо, подумала, что для спящего человека это будет жестоким испытанием. Опустившись рядом с мужем на колени, она осторожно погладила его спину. Та была горячей. Выдавив немного крема себе на ладонь, женщина нанесла его на кожу Тьена, очень стараясь при этом не потревожить сон мужчины.
Позагорав. Катрин посмотрела на часы и слегка присвистнула. Повернувшись к мужу, она одной рукой его приобняла, а второй погладила по щеке.
-- Спящий красавец, просыпайся, – Кати склонилась к мужчине, чтобы поцеловать в висок. – Пора вспомнить, что такое совесть и дать Лере тоже отдохнуть.
-- Угу… сейчас… – сонно пробормотал Этьен, не открывая глаз и продолжая размеренно сопеть.
-- Тьен, проснись, тебе звонит Леон, – пошла на хитрость Катрин, после нескольких неудачных попыток растолкать мужа.
Шетардьё мгновенно открыл глаза, принимая сидячее положение.
-- Что?.. Где?.. – тупо уставившись на Кати, переспросил Этьен.
-- Хм… вот бы ты так реагировал на меня, как на своего босса, – усмехнулась женщина, потрепав мужа по волосам. – Иди окунись и пойдём домой.

23 июля, пятница. Италия, Массафра, подстанция КЯ, 16:20 – …
-- Вы вообще обнаглели?! – с порога зашипела на Этьена и Катрин Лера. – Три с половиной часа где-то шастали!..
-- Мы изучали местность, – заявил Шетардьё, не моргнув глазом.
-- Ха!
-- Да-да! – самым серьёзным тоном подтвердил Тьен. – И теперь у тебя есть три часа, чтобы посвятить их изучению чего-нибудь не менее полезного!
-- И на том спасибо! – выпалила Лера. – Кстати, информация о Камире уже появилась в вечерних газетах и выпусках новостей.
-- Вот и отлично. Теперь будем ждать его ответного хода.
-- Будем! – кивнула Лера и скрылась в глубине дома.
-- Всё же она разозлилась на нас… – с нотками сожаления произнесла Кати.
-- Да ладно, сейчас погуляет со своим ухажёром и остынет, – отмахнулся Шетардье. – Пойдём лучше чего-нибудь перекусим?
-- Угу, я только переоденусь.
-- Я с тобой! – воодушевился Тьен.
-- Зачем?
-- Эээ… тоже переодеться хочу…
Ухватив Катрин за талию, мужчина быстро увлёк её за собой в комнату. Едва дверь за ними закрылась, Этьен притянул к себе женщину, припадая губами к её губам.
-- Так-то ты переодеваешься? – усмехнулась Кати, отвечая на поцелуи мужа.
-- Я пришёл тебе помочь переодеться… – страстно прошептал Шетардьё, дёргая за завязки купальника жены.
-- Ну да, я же без тебя не справлюсь… – усмехнулась Катрин, стягивая с мужа футболку.
-- Однозначно не справишься! – улыбнулся Тьен, разматывая тонкую ткань, опоясывающую бедра женщины.
Кати рассмеялась и прыгнула на руки Этьену, обхватив ногами его пояс.
-- Ты дверь закрыл? – между поцелуями поинтересовалась она.
-- Угу… – пробормотал Шетардьё, двинувшись в сторону постели.
Однако остановился, не дойдя до неё.
-- В чём дело? – осипшим голосом спросила Кати, отрываясь от губ мужа и заглядывая ему в глаза.
-- Я тут подумал… пока мы не были женаты, мы занимались любовью, где угодно, но не на постели, а теперь…
-- А-а-а… – с ироничным пониманием кивнула Катрин, – тебе не хватает романтики холостяцкой жизни, да?
-- Н-нет… но в общем… ну-у… я… то есть… когда… вот…
-- Убедил! – весело кивнула женщина. – Ложись на пол, мой спартанец!
-- Я?..
-- Ну, не мне же постыли мягкие кровати!
-- Но я хотел быть сверху, – обижено промямлил Тьен, всё же опускаясь на пол.
Кати накрыла мужа своим телом и, вытянувшись на руках, с озорством посмотрела на него.
-- У тебя ещё будет такая возможность! – улыбнувшись, пообещала женщина.
Склонившись к лицу мужчины, она слегка погладила кончиком языка контур его губ, заставляя их приоткрыться.
-- Обещаешь? – шепнул Шетардьё.
-- Угу… а ты можешь пока помечтать о других возможных местах кроме пола… – хихикнула Катрин, расправляясь с ремнём на брюках Этьена.
-- В море тебе не понравилось, – буркнул Тьен.
-- Это потому что я хочу чувствовать тебя каждое мгновенье, а не думать, как удержаться на поверхности!
23 июля, пятница. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 16:00 – …
Леон лежал на постели, лениво перебирая пальцами веточки винограда, выискивая среди них ягоды. В общем и целом он очень неплохо провел этот день и отдых был действительно приятен.
-- Приколись,– в его спальню без стука зашёл Пикет и, подойдя к телевизору, по которому шла какая-то программа из серии «Дискавери», переключил на новостной канал.
Там сообщалось, что в Израиле произошёл террористический акт, ответственность за который взял на себя Пустынный Берег. Сообщение сопровождалось видеороликом, где Камир Шиям самолично подтверждал это.
-- О чё-ё-ёрт…– выдохнул Леон, быстро поднимаясь с кровати и приникая к телевизору.
На заднем плане виднелся небольшой клочок драпировки (с весьма необычным рисунком). Стратег КЯ без труда узнал его. Сомнений быть не могло - видеосъёмка велась с одной из загородных вилл Шияма, где однажды побывал и Леон.
"Ну, всё!.. Ты мой!"– процедил про себя стратег, одолеваемый желанием немедленной мести.
Схватившись за сотовый, мужчина быстро набрал чей-то номер:
-- Машину к дому!.. Приготовить самолёт!
Пикет внимательно досмотрел репортаж, прикидывая в уме время и расстояние. Выбор места его озадачил: Шиям и палестинские проблемы Израиля не имели точек соприкосновения. Это было любопытно. Лидер ЧЛ с интересом посмотрел на засуетившегося Леона и ему снова стало интересно.
-- Леон, ты что делаешь?!– Оливия застыла на пороге комнаты с подносом в руках.– Ты обещал, что не будешь прыгать…
-- Извини, я должен срочно уехать,– стратег КЯ убрал мобильный, перекинул пиджак через руку и, выходя из комнаты, остановился перед женщиной.– Я скоро вернусь.
Ливи, поставив поднос на тумбочку возле двери, пожала плечами.
-- Как знаешь. Я на этом не настаиваю.
Леон, ещё раз взглянул на Оливию, словно запечатляя её образ. "Кто знает? Может и не вернусь никогда…– усмехнулся про себя стратег КЯ.– Главное - обезопасить её и Алекс!.."
Быстро отвернувшись, мужчина покинул комнату, решив перед дорогой на секундочку ещё заглянуть и к дочери.
-- Удачно,– Пикет подошёл к окну, глядя на отъезжающий автомобиль Леона.– Так значит, дорогая, ты не возражаешь, если я тебя ненадолго похищу?
Мужчина нащупал в кармане принимающее устройство, весело улыбнулся и повернулся к Оливии.
Она с беспокойством смотрела в сторону окна.
-- Ай, детка, забей на этого урода, поехали развлекаться…
-- Что-то случилось…
-- Ну, и что?– Эмиль пожал плечами и взял Оливию под руку.– Мы об этом тут же узнаем.
-- Ты уверен?
-- Я тебе гарантирую!– лидер Чёрной Луны потащил женщину из комнаты. – Да, и верни мне кастет, это Тошин, а он будет нудеть…
-- Зачем ты вообще у него забрал…
-- Чтоб не баловался.


Кати ласково потрепала мужа по волосам, затем нетерпеливо стащила с него брюки.
Внезапно раздался стук в дверь и послышался чёткий голос Леона:
-- Этьен? Ты здесь? Открой.
-- О, чёрт! Чёрт! Чёрт! – прошипел Тьен, стиснув зубы и отчаянно замотав головой.
-- Не хорошо так о боссе, – скептически хмыкнула Катрин, быстро поднимаясь на ноги и подлетая к шкафу, чтоб одеться.
Шетардьё нервно натянул брюки, едва ни сломав молнию, пока застёгивал.
-- Тьен! – Кати, практически уже одевшаяся, бросила мужу чистую футболку.
-- Этьен, ты там уснул… – вновь послышался голос из-за двери.
-- Уже открываю, – отозвался Шетардьё, подбирая и пряча под подушки дивана купальник жены и свою старую футболку, валявшиеся около входа.
-- Наконец-то, – заходя в комнату, прокомментировал Леон. – О, Катрин… привет.
-- Добрый вечер, – кивнула в ответ Кати.
"Кому как, – поморщился про себя Этьен. – Не мог появиться на двадцать минут позже…"
-- Надеюсь, я не помешал? – окидывая внимательным взглядом своего взъёрошенного помощника, для проформы спросил Леон.
-- Нет-нет… я как раз собирался тебе звонить…
-- Я уже в курсе новостей, – кивнул главный стратег КЯ. – Вылетаем!
-- Куда? – не понял Тьен.
-- В Тунис, конечно!
-- Зачем?
-- За Камиром! Ты разве не за этим мне собирался звонить?
-- А-а-а… я - нет…
-- Вы когда последний раз телевизор смотрели? – нахмурился Леон, бросив суровый взгляд на Катрин. – В Израиле теракт - взрыв самолёта. По всем каналам крутят видеозапись, где Шиян собственной персоной берёт от имени своей организации ответственность на себя…
-- А почему ты решил, что он в Тунисе? – осторожно спросил Этьен.
-- Я узнал комнату, из которой велась видеосъемка (точнее клочок драпировки за спиной Камира) - это его кабинет на загородной вилле. Мы с тобой как-то уже бывали там.
Шетардьё понимающе кивнул, проверил обойму пистолета и запихнул оружие за пояс.
-- Собирай оперативную группу. Через полчаса вылетаем, – распорядился Леон, разворачиваясь к выходу.
-- Хорошо, – коротко ответил Тьен, следуя за боссом.
Уже в дверях Этьен повернулся, чтобы посмотреть на жену.
-- Удачи… – одними губами произнесла Катрин.
Мужчина коротко улыбнулся и вышел из комнаты.

23 июля, пятница. Тунис, загородная вилла лидера «Пустынного Берега», 17:15 – …
Отряд оперативников КЯ во главе с Леоном и Этьеном окружил загородную виллу Шияма. Нападение было настолько неожиданным, что боевики Пустынного Берега не смогли оказать хоть сколько-нибудь достойного сопротивления.
За четверть часа Красная Ячейка перестреляла всю охрану и ворвалась в особняк. Однако здесь уже практически не было людей Пустынного Берега.
-- Найти Шияма!– приказал Леон, первым бросаясь проверять подряд все двери.
-- Рассредоточиться по три человека!– рявкнул Шетардьё.
Краем глаза Этьен заметил тень, промелькнувшую в глубине бокового коридора. Не долго думая, мужчина рванул туда, но там уже никого не было. На всякий случай Тьен заглянул в ближайшие двери. Одна из них открылась в тот самый момент, когда он дёрнул за ручку. Дверь сильно ударила Шетардьё по лбу. Мужчина отпрянул, ухватившись за голову.
Первое, что он увидел, это ноги… красивые длинные ноги в изящных босоножках и юбке, едва доходящей до колен, затем - сногсшибательная фигура и…
-- Ба!.. Какого я вижу?– усмехнулся Этьен, поигрывая в руке пистолетом.– Что это ты тут делаешь, а?
-- Простите, мы разве знакомы?– высокомерно спросила Майори, глядя на мужчину сверху вниз, хотя была на голову его ниже.
-- О!.. У нас ещё и амнезия?.. Ну, тогда пошли прогуляемся до моего босса! Может его ты узнаешь быстрее!– Шетардьё указал дулом пистолета лестницу в конце коридора.– Двигай!

Леон отыскал Шияма в его кабинете вместе с Иштваном Сабо - лидером «Солдат Свободы». Камир с видом фараона восседал во главе стола, уверенный, что он неприкосновенен.
Стратег КЯ не дал ему даже рта раскрыть - пуля попала в плечо иранца, опрокинув его на пол вместе со стулом. Не обращая внимания на Сабо, застывшего возле балконной двери, Леон приблизился к лидеру Пустынного Берега.
-- Ну, вот мы и встретились…– на чистом фарси произнёс стратег КЯ, присаживаясь возле Камира на корточки.– Это тебе за Зигфрида.
Леон приставил дуло пистолета ко лбу Шияма.
-- А это за попытку убить леди Райс - не моргнув даже глазом, стратег КЯ надавил на спусковой крючок.– Ну, а за себя… я тебя прощаю.
Бездыханное тело распростёрлось у ног Леона.
-- Аминь, – Иштван оторвался от балконной двери и сделал несколько шагов в сторону дивана у стены.– Но ты проявил не любезность по отношению к нашему хозяину…
-- Не двигайся,– направляя на него пистолет, приказал стратег КЯ.
-- Сколько агрессии,– венгр остановился и развёл руки, показывая, что в них и под пиджаком ничего нет.– Мне только показалось или ты уже выпустил её на нашего иранского друга?
Иштван с некоторым сожалением взглянул на труп.
-- А какой был ковёр… теперь безнадёжно испорчен.
-- А ты что здесь делаешь?– беря себя в руки, своим обычным прохладным тоном поинтересовался Леон.
Однако ответа он не успел получить, дверь кабинета открылась и на пороге появились О’Тум и Этьен.
"Только этого не хватало! Чёрт!– мысленно выругался стратег КЯ.– Надо было пристрелить её в Англии!.. Неужели Сабо в курсе?.. Нет, она не могла сказать - знает, что за её жизнь тогда никто не поручится!.. И всё-таки Иштван и Майори - это настоящая гремучая смесь: в её постели раскрываются все «тайны мадридского двора», а он достаточно хитёр и умён, чтоб грамотно использовать эту информацию… Чёрт! Чёрт! Чёрт!"
Однако, несмотря на внутренние эмоции, лицо главного стратега КЯ по-прежнему осталось бесстрастно.
-- Да ещё в такой компании?– прибавил к своему вопросу Леон, переведя взгляд с ирландки снова на Иштвана.
-- Мы можем сесть?– Сабо протянул руку к Майори и, помогая женщине преодолеть по ковру расстояние до диванчика, посадил её.
-- Мне повторить вопрос?– стратег КЯ добавил раздражения в голосе.
-- Мы были в гостях у Шияма. Немного вынужденных, но в целом приятных и необременительных гостях.
-- Вынужденных?
-- Это будет наиболее подходящим словом. Темперамент Камира немного нарушил наши с Майори планы на отдых, пришлось уступить его уговорам. А как случилось так, что вы здесь?– Иштван с интересом перевёл взгляд с Леона на Этьена и обратно, в чёрных глазах мадьяра ничего не отражалось.– Да ещё с оружием…
-- Да вот долго звали Шияма в гости, а он всё никак не хотел принимать приглашение,– холодно улыбнулся стратег КЯ, обводя эту странную пару пронизывающим взглядом.– А я не люблю, когда мне отказывают…
-- Зато сам отказываешь с лёгкостью, верно?– вызывающе спросила О’Тум.
-- И в чём же заключалась цель визита?– не обращая внимания на реплику женщины, поинтересовался Леон.
-- Леон, что за допрос?– Иштван изобразил недовольство.– Неужели ты думаешь, я собираюсь рассказывать тебе о претензиях Шияма к «Солдатам свободы»? Вдруг у тебя тут же возникнут такие же…
-- Придётся рассказать.
-- Почему? Разве мы воюем? Или что-то не поделили. Признаться, я в недоумении…
-- Твое недоумение меня мало волнует,– ледяным тоном отозвался стратег КЯ.– А, скрывая что-то, ты вызываешь лишь подозрения.
На губах венгра появилась снисходительная спокойная улыбка:
-- По-моему, у тебя всё вызывает подозрения.
-- Я так понимаю, ты категорически отказываешься отвечать?– с нотками металла в голосе, уточнил Леон.– Да?
-- Я не хочу воевать с тобой,– Иштван смотрел с искренним сожалением.– Но это дела организации. Вернее двух: Пустынного берега и Солдат свободы. Не в моих интересах пускать в них кого бы то ни было… даже тебя, Леон.
Пререкаться дальше стратег КЯ не собирался. Многозначительным взглядом он указал Этьену на Сабо. Шетардьё приблизился к лидеру Солдат Свободы и кивнул на выход:
-- Идём.
Венгр поднялся на ноги и оглянулся на Леона:
-- А дама?
Майори дернулась в его сторону.
-- Дама пока останется со мной,– холодно откликнулся стратег КЯ.
Иштван наклонился и, выпрямившись, продемонстрировал дёрнувшемуся Шетардьё тонкую трость.
-- Не надо так нервничать, дорогой друг, бывают и «просто» движения,– саркастично улыбнулся венгр.

23 июля, пятница. Тунис, загородная вилла лидера «Пустынного Берега», 18:40 – …
Оставшись с Майори наедине, Леон приблизился к женщине, пронзив её сканирующим взглядом.
-- Что ты делаешь с Сабо?– жёстко спросил он.– Что ты ему говорила?
Майори с вызывающим видом откинулась на спинку дивана и, закинув ногу на ногу, достала сигареты.
-- Он тебе всё сказал.
-- А теперь я хочу послушать тебя. И если мне покажется, что ты врёшь, то…
-- То что?– яростно сверкнула глазами ирландка.– Неужели ты думаешь, что я не обезопасила себя после смерти Филиппа?!
Женщина резко поднялась с дивана.
-- Это ты теперь должен бояться меня!– О’Тум заносчиво вздёрнула подбородок.– Я знаю твою самую главную тайну! Не забывай об этом!
Леон одной рукой притянул к себе Майори за загрудки, убийственно сверкнув глазами:
-- Будешь меня шантажировать - твой труп найдут замороженным в Арктике.
-- Тебе лучше дружить со мной, Леон. Если ты хочешь, чтобы у твоей дочурки было хоть какое-то будущее.
-- Ты только о своём будущем тоже не забывай,– предупредил мужчина, отпуская Майори.
Та расплылась в лучезарной широкой улыбке:
-- Я всегда о нём помню, дорогой!
-- Что ж, я надеюсь, мы поняли друг друга…
-- Конечно…– Майори провела кончиками длинных ухоженных ногтей по рубашке мужчины.– Я всегда тебя понимала и любила угадывать желания…
В голосе ирландки появилась чувственная хрипотца.
Леон осторожно снял с себя руку О’Тум, натянуто улыбнувшись:
-- Кажется, теперь у тебя для угадываний есть Сабо.
-- А ты ревнуешь?– кокетливым тоном спросила Майори.
Стратег КЯ брезгливо рассмеялся, ничего не ответив, и ирландка решила снизойти до объяснений:
-- Иштван привлекательный мужчина, неглупый и хорошо понимает, что нужно женщине… а я так одинока последнее время…– Майори сделала шаг вперёд, вставая почти вплотную к Леону.
"Только этого не хватало!.."– процедил про себя мужчина, отодвигаясь от О’Тум на безопасное расстояние.
-- Заведи себе рыбок,– посоветовал мужчина,– а лучше удава…
Стратег КЯ развернулся, намереваясь покинуть комнату.
-- Леон…– окликнула его Майори, когда мужчина был почти у двери.
Он нехотя оглянулся.
-- Ты ведь не убьешь меня, правда?– попытка ирландки казаться беспомощной почти удалась.
Стратег КЯ ничего не сказал, быстро покинув комнату.
-- Ничего Леон,– сквозь зубы процедила ирландка.– Сам приползёшь ко мне!.. И будешь делать всё, что скажу!!!

В центральной гостиной стратега КЯ ждал Тьен, покручивая в руках трость Сабо. Леон мигом оценил обстановку: Иштван лежал на полу, очевидно безсознания, рядом стоял Шетардьё, делая вид, что он ни при чём.
-- Этьен?– вопросительно окликнул помощника стратег КЯ.
-- А я что?.. Он первый начал размахивать тростью!– оправдываясь, пробубнил Шетардьё.
-- Этьен,– уже более жёстко обратился Леон.
-- Я только спросил его о цели визита… очень вежливо!.. Правда!..
Вышедшая следом за Леоном Майори изумленно распахнула глаза и быстро склонилась над венгром.
-- Иштван!– позвала она, несколько раз стукнув мужчину по щекам.
Сабо тихо застонал и приподнялся на локтях. Чёрные глаза остановили взгляд на Шетардьё.
-- Интересный способ избегать неприятных вопросов,– мужчина потрогал уголок губ, куда пришёлся удар.
-- Каких вопросов?– Леон в свою очередь перевёл взгляд на Этьена.
Тьен угрожающе покачал тростью, глянув на венгра.
-- Голову ему напекло солнцем,– буркнул Шетардьё,– вот и несёт всякую ахинею!
В глазах стратега КЯ запряталась улыбка, едва успевшая появиться.
-- Что ж, полагаю, больше нам тут нечего делать,– сухо заключил он.
Иштван поднялся на ноги и протянул руку за тростью.
-- Я, надеюсь, мне вернут моё имущество?
Шетардьё одним движением переломил трость пополам и швырнул обломки к ногам венгра.
-- Бог велел делиться,– глянув в глаза помощника стратега КЯ, Сабо саркастично улыбнулся.– Но не стоит понимать это так буквально, Этьен…
Из полых половинок трости выкатился тонкий клинок и ткнулся в ботинок Иштвана. Опустив взгляд на испорченное оружие, тот с сожалением усмехнулся.
Рука Леона легла на плечо Шетардьё, словно босс желал успокоить своего помощника. Тьен взглянул в глаза стратега КЯ и медленно отвёл взор. Не говоря больше ни слова, оба мужчины быстро вышли из зала.
23 июля, пятница. Италия, Массафра, подстанция КЯ, 22:30 – …
Было уже половина девятого. Катрин и Лера ужинали на веранде, ожидая возвращения группы и Шетардьё.
-- Почему они так долго? – нетерпеливо пробормотала Кати, бросив взгляд на прибор, приготовленный для Этьена.
-- Понятия не имею… – пожала плечами шведка.
-- Может связаться с ними?
-- Если бы что-то случилось, мы бы уже знали.
-- Ты права, – задумчиво отозвалась Катрин, водя вилкой по тарелке с салатом.
"Если не объявится через 15 минут - позвоню", – решила для себя женщина.
Но звонить не пришлось, группа появилась почти тут же.
-- Привет, девочки! Чего грустим? – отделившись от оперативников, прошедших в дом, спросил Этьен, подходя к столу.
-- Тебя ждём, – иронично отозвалась Лера. – А то больше некому нас развлечь.
-- А я думал, ты ждёшь своего мускулистого красавца, – улыбнулся Тьен, присаживаясь в кресло. – Кстати, он сегодня отличился… самолично перестрелял чуть ни половину людей Шияна.
-- Ну, если мозгов нет - остаётся быть только стрелком, – безразлично пожала плечами шведка.
-- Ну, тебе-то его мозг даром не нужен, верно?.. А вот остальные части тела…
Лера бросила на Шетардьё убийственный взор.
-- Кх… я только имел в виду, что его немного пощипали - Гизу придётся над ним потрудиться…
-- Хватит молоть ерунду, – устало отозвалась шведка. – Вы почему так задержались? И где Леон? Он не удовлетворился местью Шияну?
-- Потому и задержались, что возвращали его в лоно семьи!.. А насчёт удовлетворения - это вряд ли… У Камира мы застали Сабо.
-- Лидера «Солдат свободы»? – неприятно поморщилась Кати. – Странно… что может быть общего у Иштвана с «Пустынным берегом»?..
-- Хотел бы я тоже это знать, – мрачно буркнул Тьен.
-- И ещё больше меня беспокоит Майори.
-- Пф!.. О'Тум? – брезгливо фыркнула Лера. – А этой публичной потаскушке, что там нужно было?.. Она что, до сих пор с Иштваном?
-- До сих пор? – удивился Этьен.
-- Ну, да… она была с ним и в Канаде на конференции, которую ты прогулял!.. И вместо тебя туда ездила я.
-- Гм… – Шетардьё озадачено потёр подбородок. – Пожалуй, надо будет разыскать её и чуток поболтать… Но это завтра, а сейчас я чёртовски проголодался и хочу есть! Надеюсь, у вас найдётся чего-нибудь кроме салатов?!
-- Я, пожалуй, пойду, – задумчиво пробормотала Лера, поднимаясь на ноги. – Завтра утром займусь переводом подстанции на другое место… а вы занимайтесь венгром.
Женщина медленно поплелась в дом.
-- Кажется, она не в настроении… – провожая Леру взглядом, предположила Катрин.
-- С чего ты взяла? – без особого интереса спросил Тьен, обильно поливая соусом большой кусок мяса.
-- Не знаю… грустная она какая-то и вид усталый…
-- Это она о своём герое переживает, – хохотнув, предположил Шетардьё.
-- Да ну тебя! Толстокожий бесчувственный мужчина!
Этьен широко улыбнулся, подлил им с Кати лёгкого вина и поднял бокал:
-- За нас - примитивных грубых мужчин!
Катрин иронично покачала головой и отпила немного вина:
-- Ну что, завтра начинаем обрабатывать Иштвана?
-- Угу… И начнём с его подружки - Майори, – с аппетитом уничтожая ужин, отозвался Тьен.
-- Странно… Не думала, что у него может быть подружка… тем более надолго.
-- Почему?
-- Да так… доводилось его видеть и тогда мне показалось, что он вряд ли предпочитает женское общество.
Катрин вспомнила, каким ревнивым и брезгливым взглядом смотрел на неё лидер «Солдат свободы» когда застал в квартире у Пикета, какие шуточки тогда отпускал. Женщина невольно поёжилась, не смотря на то, что много месяцев прошло с той случайной встречи.
-- Ну, во-первых, Майори - это ненадолго! Она переспала уже с половиной лидеров террористического мира или с их помощниками!.. А во-вторых, Иштван ради какой-нибудь корысти может предпочесть любое общество… так что наша задача узнать - что же это за корысть!
-- А что, Майори такая важная фигура, что с неё можно что-то заиметь?
-- Ну-у… понимаешь ли, мужчины иногда любят чем-нибудь поделиться в постели, так что Майори в курсе мнооогих событий…
Кати поморщилась, качнув головой:
-- Ясно…
Этьен вернулся к ужину, быстро разделываясь с ним.
-- Ну, что? Время раннее, – подмигнул Шетардьё, взглянув на небо.
Пока стояли сумерки, но их вот-вот должна была сменить тёмная ночь (чем ближе к экватору, тем чернее ночи).
-- Я бы с удовольствием окунулся сейчас, а ты как?
-- Надо сходить за купальниками…
-- Зачем? На том пляже и днём-то никого нет, а в такую темень и вовсе никто не придёт. Пошли!
-- Пойдем… – согласилась Кати, поднимаясь с кресла. – Но полотенца-то возьмём, ночью уже не жарко?
-- Если настаиваешь - сейчас принесу.
23 июля, пятница. Италия, Массафра, подстанция КЯ, 23:00 – …

Через минуту они уже спускались по узкой дорожке к безлюдному пляжу. Чистое тёмное небо было испещрено мириадами звезд и где-то на далёкой линии горизонта сливалось с таким же тёмным морем. Жёлтый магический диск луны зависал над волнами, отражаясь в неровной поверхности воды.
-- Ну что, ныряем? – улыбнулся Тьен, скидывая свою одежду на всё ещё тёплые после дневной жары камни.
-- Угу, ты иди, а я следом…
Не понимая почему, Кати чувствовала какое-то смущение. Уже опустилась ночь и в округе не было никакого источника света кроме ярко-жёлтой луны, но ей всё равно было немножко неловко. Подождав пока Этьен, заплывёт чуть подальше, Катрин обнаженная зашла в воду. Тёплые мягкие волны приятно ласкали кожу, и женщина не спеша поплыла вперёд.
Внезапно в фунте от неё вынырнул Шетардьё. Взвизгнув от неожиданности, женщина оттолкнула его от себя, отплывая в сторону.
-- Ты меня напугал, – выдавила она.
-- Что с тобой может случиться, когда я рядом? – весело спросил Тьен. – Ну, разве что какая-нибудь шальная акула из атлантического океана заплывёт или нильский крокодил!..
-- Хватит меня пугать!
-- А что?.. Всякое бывает… может мы сейчас смеёмся, а он где-нибудь из глубины наблюдает за нами и уже готовится напасть!..
-- Тьен, ну, не надо, – жалобно проскулила Кати.
Мужчина, ничего не ответив, нырнул под воду и, поймав жену за лодыжку, несильно укусил. Катрин завопила, пытаясь отдёрнуть ногу, и случайно попала Этьену пяткой в ухо. Шетардьё тут же всплыл, держась за ушибленное место.
-- Ты чего дерёшься, дорогая?.. Так и утопить не долго, – усмехнулся он.
-- А нечего пугать и кусаться!
-- Ладно-ладно, больше не буду, – подплывая к жене и заключая её в объятья, пообещал мужчина. – Поплыли к берегу…
От соприкосновения с обнажённым телом Этьена Катрин ощутила некоторое возбуждение и тем сильнее становилось оно, чем более ясно чувствовалось возбуждение мужа.
-- Детка, – осипшим голосом прошептал Тьен, погладив грудь жены, – я хочу тебя ещё с нашего прошлого посещёния этого пляжа!.. И просто не нахожу себе места с момента, когда ты разрешила придумать любые другие места, кроме постели, где бы мы могли заняться любовью… Я придумал! Здесь! На пляже!.. Я больше не могу терпеть!..
Даже по сравнению с тёплой водой моря тело мужчины казалось горячим. Кати улыбнулась и прильнула ближе к нему, обвив шею руками.
-- Так вот о чём ты думаешь, когда выполняешь ответственные миссии… – прошептала она, почти касаясь губ Этьена и, не дав ему возможности ответить, страстно поцеловала.
Не размыкая рук и не прерывая поцелуя, они стали двигаться к берегу. Но в один момент Шетардьё оступился о неровную поверхность дна и рухнул в воду, увлекая за собой жену. Катрин упала сверху на него из-за чего осталась на поверхности. Хохоча, женщина помогла подняться отфыркивающемуся мужу.
-- Никакого у тебя уважения к романтичности момента! – продолжая смеяться, заявила Катрин.
Тьен, ничего не ответив, подхватил жену на руки, выходя из воды. Постелив на камни полотенца, мужчина уложил на них Кати.
-- Иди ко мне… – тихо прошептала она, раскрывая объятия.
Этьен перенёс одну ногу через бёдра Катрин, при этом крепко сжимая их. Затем провёл ладонями от животика женщины к её груди и опёрся руками по бокам от плеч жены, медленно сгибая их в локтях и опускаясь на тело Кати.
-- Котёнок… мой котёнок… – тихо проронил Тьен, припадая губами к шее Катрин.
-- Да, мой медвежонок, – улыбнулась она в ответ, ощущая на себе приятную тяжесть мужского тела.
Шетардьё, не удержавшись, впился губами в изгиб лебединой шеи Кати, засасывая нежную кожу. Женщина поморщилась от лёгкой боли, вместе с тем ощущая, как возрастает сладкое томление внизу живота. Касание рук Катрин вызывало приятную дрожь, пробегающую по коже мужчины. Горячие губы Этьена скользили к взволнованно вздымающейся груди жены. На мгновение Кати приоткрыла глаза, и ей показалось, что качнулись в вышине яркие звезды.
Красивая и волнующая мелодия любви понеслась в небеса, сжигая разгорячённые тела.
-- Страсть в твоих глазах возбуждает меня, детка, – дрожащим голосом прошептал Шетардьё.
-- Это вза-а-а-а…
Катрин и Этьена накрыла набежавшая лёгкая волна.
-- Упс… кажется, начался прилив, – рассмеялся мужчина.
-- Угу… вот теперь ты точно никогда не сможешь упрекнуть меня, что я не занималась с тобой любовью в море, – весело отозвалась Кати.
-- Не смогу, – кивнул Шетардьё, входя в тело жены.
Катрин изогнулась на встречу Этьену. Дыхание и биение сердец слились в одно целое, словно мужчина и женщина действительно стали едины в эти мгновения любви. Белая морская пена окутывала тело Кати и по своей нежности уступала лишь прикосновениям рук любимого. Катрин взмывала вслед за мужем куда-то далеко ввысь, к чёрному ночному небу.
Ну, что? Идём в дом? – лениво потянувшись и обняв одной рукой Кати, поинтересовался Тьен.
-- Посмотри, какая красивая ночь… – прижимаясь ближе к мужу, прошептала Катрин.
Шетардьё поднял глаза вверх.
-- С парижской она не сравнится, – тихо отозвался мужчина, поглаживая волосы жены. – Помнишь песенку Матьё Wenn es Nacht wird in Paris?
-- …und die Lichter gehen an. Да-а… – протянула Кати, – мне было десять, когда я впервые услышала её.
И словно сговорившись, Этьен и Катрин тихо запели:
-- Wenn es Nacht wird in Paris und die Lichter gehen an.
Dann erstrahlt die ganze Stadt in einem zauberhaften Glanz.
Wenn es Nacht wird in Paris, dann erklingt das alte Lied,
Das seit Ewigkeiten Menschen an sich zieht, das alte Lied.
ВИ: Когда в Париже наступает ночь и зажигаются огни,
Тогда весь город сверкает в удивительном блеске.
Когда в Париже наступает ночь, то звенит старая песня,
Которая манит людей к себе веками, старая песня.
-- Скучаешь по Парижу? – спросила женщина.
-- Угу, хочется снова вдохнуть его неповторимый воздух…
-- Ага… – понимающе кивнула Катрин. – А так же напомнить о себе в злачных местечках, прошвырнуться по знакомым закоулкам…
-- Нет, ну я ей о любви к родному городу, а она про злачные места! – возмутился Шетардьё.
-- И я о любви к городу! – рассмеялась Кати. – И особенно о любви к некоторым его достопримечательностям!
-- У меня совсем другие излюбленные достопримечательности!
-- Хорошо, – примирительно произнесла женщина, взяв мужа за руку. – Пойдём, а по дороге ты мне расскажешь о своих излюбленных местах в Париже.

 

#132
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
24 июля, суббота. Франция, Париж, 08:00 – …
У Пикета оказалось целых две «грандиозных» идеи. И ни от одной из них Оливия не была в восторге. Она пыталась разубедить своего друга лезть в бутылку, но похоже на лидера Чёрной Луны сейчас было повлиять не реально. Ливи даже попыталась пошутить, что ему бы снова жениться и завести детей и тогда он наконец-то успокоится на предмет переустройства этого мира. Но, получив в ответ мгновенную реакцию в виде предложения руки и сердца, больше эту тему не трогала.
Долохов был настроен не лучше Оливии, однако, весь его протест выражался в молчаливой замкнутости так не свойственной русскому, которая тут же разбивалась о неуемную энергичность Пикета.
-- Они сотрут тебя в порошок, - мрачно предрек стоящий у плиты Антон.
-- Ага, - Пикет залез носом в кастрюлю.
-- Нахрена тогда? – буркнул Долохов.
-- А как же счастье всем и пусть никто не уйдет обиженным? – стрельнул в его сторону глазами Эмиль.
-- Счастье… - Антона перекосило. – В гробу я видел такое счастье. Бессмертная жизнь под колпаком – я сейчас кончу от переизбытка счастливых чувств.
-- Тооооша, - лидер Чёрной Луны укоризненно качнул ложкой, с которой собирал зубами обжигающе горячие грибы. – С нами дама…
-- Я с ним согласна, Эм, подумай еще раз, что ты затеваешь. И это помимо неприятностей с Красной Ячейкой.
-- Согласна? – Нольде живо оглянулся. – Что, ты тоже сейчас кончишь?
Ливи, которая сидела за обеденным столом, вспыхнула: Эмиль умудрялся вспоминать о ее поле только когда это было в его интересах.
-- Пикет! – готовая взорваться начала было она.
-- Упс, мне сейчас, кажется, влетит…спокойней, друзья мои! Шею мне еще успеют свернуть оперативники КЯ, оставьте им хоть немного работы!
-- Ты ничуть не лучше своих безмозглых мальчишек! Но у тех хотя бы возраст!!! Извини, Антонин, ты единственный разумный человек среди этой братии…
-- Кто разумный? Этот маньяк?! – Пикет по-свойски обхватил Долохова за плечи. – Эх, детка, ты не видела его работы…
-- Не уводи разговор в сторону, - предостерегающе подняла руку Оливия. – Когда я соглашалась помочь, я думала речь идет только о медицинском эксперименте. Но это…
-- Ты боишься Леона? – напрямик спросил лидер Чёрной Луны.
-- А ты нет?
Пикет сделал вид, что задумался:
-- Тебе он ничего не сделает…
-- Насчет тебя сказать то же самое не могу, особенно, после того как ты умудрился второй раз разбить ему лицо. Кстати, ты вернул кастет?
-- Мой кастет? – Долохов тут же оживился. – Что с ним?
-- Да что с ним будет, лежит у меня в кармане.
-- Фигли ты его вообще утащил…
-- Чтоб не таскаться с тобой по утрам в жандармерию. Сомнительное удовольствие.
-- Хорошо, - не оставляла попыток женщина. – Оставим пока Леона в стороне…
-- Ооо, из твоих ли уст я это слышу…
-- Эмиииииль, - казалось еще немного и Оливия зарычит.
-- Да-да, я внимательно слушаю, - сияющие ярко-зеленые глаза, смеясь, смотрели на женщину.
-- Нет, это бесполезно, - вздохнула она и повернулась к Долохову. – Антон, может его связать и отдать на время в сумасшедший дом, чтобы он не навредил сам себе?
-- С радостью, - процедил тот сквозь зубы.
-- Никакого оптимизма и веры в победы… - сокрушенно покачал головой лидер ЧЛ.
-- Какой победы, Эм?! Ты ненормальный, послушай себя: ты хочешь обнародовать результаты эксперимента по клонированию и выращиванию человека в короткие сроки, восстановление прошлой памяти и генетически переданных характеристик, ты хочешь раскинуть вашу спутниковую сетку слежения на всю территорию вещания телевизионных спутников всех государств – чтобы эта информация была в свободном доступе и видна всем пользователям. Ты хочешь разрушить этот мир?
-- Почти.
-- Ты - псих!
-- Мне говорили.
-- Я отказываюсь помогать.

24 июля, суббота. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 12:00 – 17:10…
Вернувшись вчера около десяти вечера совершенно разбитым с постоянными приступами головокружения и тошноты, Леон проспал почти 14 часов к ряду. Его разбудил бой настенных часов, извещающих о полудне.
Сегодня стратег КЯ чувствовал себя значительно лучше. Наскоро умывшись и перекусив (завтрак ему принесли прямо в комнату), он отправился к Алекс.
Гувернантка девочки сообщила, что Оливия пока не заходила, поскольку вчера куда-то уехала с сеньором Нольде и с тех пор не возвращалась.
Леон печально усмехнулся, но, отогнав прочь мрачные мысли, занялся дочуркой: они вместе играли, ходили гулять, обедали. Днём мужчина самолично уложил ребёнка спать, правда, это оказалось сложнее, чем он думал, а вечером они пошли к побережью.
-- Ну, что, малышка? Тебе нравится море?– поинтересовался Леон, присаживаясь на раскалённые солнцем камни, чтобы немного отдохнуть.
Алекс внимательно смотрела на отца своими огромными голубыми глазами и улыбалась.
-- Жарко тут у вас… мне больше по душе снег,– продолжил мужчина.– Скажи: «снег»…
Девочка захлопала своими пушистыми ресницами и упрямо замотала головой. Она так была похожа в этот момент на Оливию, что у Леона сердце заполнилось какой-то щемящей радостью.
-- Снег - это очень красиво. Он падает белыми хлопьями с неба, оседает на всём, даря чистоту и сказочное ощущение… Если твоя мама будет не против, мы съездим в Норвегию. Я покажу тебя заснеженные вершины, покатаю на санках… Что скажешь? Хочешь посмотреть на снег?
-- С-ле-к…– невнятно повторила Алекс.
-- Ах, ты моя умничка любимая!..– Леон взял дочурку на руки, нежно обнимая и целуя.– Скажи ещё раз: «снег»!
-- Ма-ма…– пробормотала Сандринья, ткнув пальчиком в сторону, откуда они с Леоном пришли.
-- Да нет, мама, наверное, ещё не приехала… У неё дела. Твоя мама очень занятая деловая женщина, но она скоро вернётся к своей дочурке.
Алекс важно закивала головкой, словно бы поняла каждое слово.
-- Малышка моя… если б ты знала, как я счастлив!.. Это самый лучший день в моей жизни!
Внезапно на душе мужчины стало тревожно, в голове всплыли воспоминания о вчерашнем разговоре с Майори. «Тебе лучше дружить со мной, Леон. Если ты хочешь, чтобы у твоей дочурки было хоть какое-то будущее…» – вчерашние угрозы О’Тум не давали покоя стратегу КЯ.
-- Ничего, малыш… я никому не позволю тебя обидеть! Верь мне, Алекс! Чтобы ни случилось, я всегда буду защищать тебя и беречь от опасностей! Я люблю тебя, мой ангел…
24 июля, суббота. Франция, Париж, 18:00 – …
За Оливией захлопнулась входная дверь и Долохов покачал головой.
-- Ты странный сегодня был… я бы тоже предложил сдать тебя в психушку. Что за гон про разрушение мира?
-- Это не гон,– пожал плечами Пикет.– Фигурально выражаясь, я действительно хочу разрушить ту ситуацию, которая сложилась не без моего участия. Это чертовски опасная штука и мне не стыдно признаться, что я боюсь её последствий.
-- Так бы ей и сказал, она бы прониклась и помогла…
-- Я передумал её втягивать.
-- Да неужели, когда же это ты успел?..
-- Да вот только что, совсем из головы Леон выскочил, не сможет она за его спиной играть.
-- И к кому же ты обратишься за помощью?
-- К Сабо.
-- О-о-о, гениально, долго думал?
-- Брр, Тош, кончай, он нормальный мужик, с ним можно вести дела,– Пикет затушил сигарету в недопитом кофе и слез с табуретки.– Я пошёл ловить Оливию и извиняться, сегодня вряд ли вернусь. Давай, не шалите здесь без меня.
Мужчина, застегнув рубашку, вышел за дверь.
24 июля, суббота. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 21:45 – …
Проведя с Алекс весь день, Леон просто парил в облаках от счастья. Лично уложив дочурку спать и, дождавшись пока она уснёт, мужчина спустился в библиотеку. Сон никак не шёл, поэтому он решил немного почитать.
"Хорошо бы уговорить Оливию съездить в Норвегию,– подумал стратег КЯ, заваливаясь на диванчик.– Надоела эта жара!"
Внезапно размышления Леона прервал телефонный звонок.
-- Да?
-- У нас проблемы!– послышался хмурый голос Этьена.– Майори!.. Она потребовала 10 миллионов за какую-то информацию! Я сделал всё, что мог! Она тяжело ранила Рисса… она раскрыла план… И теперь требует выплаты до конца дня!.. Хочет видеть только тебя, без посредников!..
-- Что?..– Леон медленно поднялся на ноги.– И ты говоришь мне об этом только сейчас?! До конца дня ДВА ЧАСА!!!
Стратег КЯ сам не узнал свой голос, прорезавший тишину особняка громом.
-- Этьен, ты с ума сошёл?! Какого хрена ты делал целый день!
В трубке послышалось молчание.
Леон приложил руку ко лбу, пытаясь хоть немного успокоиться. Он прекрасно понимал, чем Майори решила его шантажировать.
-- Сколько ты можешь собрать в ближайший час?– холодно спросил стратег КЯ.
-- Мы не соберём столько наличных в десять вечера,– мрачно проронил Тьен.– Такие суммы не вынешь из оборота за пять минут… и банки все закрыты…
-- Сколько?!– проревел Леон.
-- Я свяжусь с Лерой… но вряд ли можно рассчитывать больше чем на 4 миллиона…
-- Где Майори?
-- В Риме.
-- Чтоб через час 4 миллиона были там!.. Чё-ё-ёрт! И приготовь самолёт, мать твою!
Леон быстро прервал соединение, набирая номер технической лаборатории.
-- Ричард, мне нужен телефон Майори О’Тум! Немедленно!
-- Пять сек!.. Угу, готово! Для соединения нажми «9»!
Стратег КЯ прекрасно понимал, что Майори вряд ли согласится на уступки, но попробовать стоило.
-- Алло?– послышался в трубке бархатистый голос ирландки.
-- Это Леон.
-- О, ты снизошёл до личного общения?.. Приятно.
-- Говорят, ты хочешь продать мне какую-то информацию? Как насчёт встречи завтра в Риме?
-- Завтра?– Майори иронично усмехнулась.– Нет, дорогой. Сегодня условия диктует леди… Твои верные гончие травили меня весь день. Пришла пора поменяться ролями. Информация продается только сегодня и только тебе лично… всего за 10 миллионов наличными. Полагаю, это даже дёшево, не правда ли?
-- А если я куплю у тебя эту информацию завтра за 15 миллионов?– предложил мужчина.
-- Не за 15, не за 20 и даже не за миллиард! Я не желаю больше обсуждать условия! Сегодня в отеле «Хилтон», номер 10! Ты приедешь один и привезёшь деньги!.. А если ты не выполнишь все условия или со мной что-нибудь случиться, то информация уйдёт сразу по дюжине различных каналов, оповещены будут все твои конкуренты…
В трубке послышались короткие гудки.
"Лера вытащит все деньги из ближайших подстанций, из остальных просто по времени не успеет. Чёрт! Это катастрофа!"– с ужасом подумал Леон, сжимая голову руками.
Под окнами послышался звук подъезжающего авто.
"Оливия?– мелькнула спасительная мысль.– Нет… Откуда у неё может быть 6 миллионов наличными ночью?.. Но может хоть часть найдёт?.."
24 июля, суббота. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 22:02 – …
Машина затормозила у подъезда особняка Оливии и Пикет развернулся с водительского сидения к женщине.
-- Доставил тебя в целости и сохранности, как и обещал,– на лице лидера ЧЛ играла немного виноватая улыбка.– Извини, что так дёрнул… и вообще, не сердись на меня, ладно, детка?
-- Только если ты передумаешь…
-- Я ещё раз подумаю, хорошо?
Голос Эмиля звучал так искренне, а Ливи хотелось верить в друга. Она наклонилась вперёд, касаясь губами его щеки:
-- Я в тебя верю… и что ты не наделаешь глупостей, тоже…
Пикет покладисто кивнул и улыбнулся - ну, чистый ангел. Как ни хорошо Оливия знала цену этой улыбке, в этот раз она почему-то поверила.
-- Твой благоверный,– глядя поверх её головы, произнёс мужчина.– Передавай ему мои наилучшие пожелания, а мне надо возвращаться.
Оливия оглянулась и увидела, стоящего в дверях Леона.
-- Значит мы договорились?– она снова смотрела на лидера ЧЛ.
-- Договорились,– Пикет подал ей сумочку и открыл автоматические замки машины.– Пока, детка, скоро увидимся.
-- Веди себя хорошо,– Ливи с облегчением улыбнулась и выбралась из автомобиля.
Отъехав от дома Оливии, Пикет достал мобильный и набрал номер лидера «Солдат свободы».
-- Привет… да это я, мне нужна твоя помощь.

Оливия медленно поднялась по ступенькам и собиралась пройти мимо бывшего мужа, однако, бросив на него быстрый взгляд, замерла на пороге.
-- Что случилось? Что-то с Алекс?!..
-- Нет-нет, она спит… Мне нужно шесть миллионов наличными в течение получаса,– безо всяких предисловий объявил Леон.– Завтра я тебе всё верну с процентами!
-- Шесть миллионов? Всего-то?– Оливия изумлённо повела бровью.– Полагаешь, я ношу их с собой в сумочке?
-- Лив, умоляю… у меня нет времени на пререкания…– голос стратега КЯ едва ни дрогнул.– Дай сколько сможешь найти… это вопрос жизни и смерти!
-- Чьей жизни?– внимательно взглянув на мужа, спросила женщина.
-- Бога ради не трать время… я всё объясню тебе потом…
Оливия, не оборачиваясь, прошла в дом, зная, что Леон последует за ней. Её мозг, взвинченный непрекращающейся двухдневной дискуссией, лихорадочно работал. Ливи зашла в кабинет и обернулась к бывшему мужу.
-- Я могу найти эти деньги…
Леон с трудом удержал вздох облегчения.
-- Но у меня одно условие…
-- Какое?– с готовностью отозвался мужчина.
-- Ты подпишешь отказ от родительских прав.
Леону показалось, что он ослышался.
-- Что?– переспросил мужчина ещё раз.
-- Отказ от родительских прав на Сандринью,– холодно повторила Оливия.
-- Нет… нет… Ты не можешь со мной так поступить,– едва ни взвыл от бессилия Леон.
-- Ну, ты же смог.
-- Но… но дочка живёт с тобой!.. Я никогда не давал бумагам хода!
-- Это не отменяет их существования.
-- Господи… Ливи, ради бога… Алекс - это всё, что у меня есть!
Прежде чем Оливия успела что-то ответить, раздалась трель мобильного Леона.
-- Что?– раздражённо ответил стратег КЯ.– Три с половиной?.. Лера! Достань где хочешь!.. В Риме живёт посол французской миссии! Разбуди его!.. Пускай возвращает долги!.. Да мне плевать, где он возьмёт эти деньги ночью! Пускай хоть банк грабит!
Леон отключил связь, дрожащей рукой убрав телефон в карман. Выхода не было: либо он отказывается от отцовства, либо жизнь маленькой Алекс будет в смертельной опасности.
-- Хорошо, я всё подпишу,– не глядя на Оливию, безжизненно-холодным голосом отозвался мужчина.
По коже Ливи пробежал мороз, когда она услышала тон, которым были сказаны эти слова, однако попыталась взять себя в руки.
-- Хорошо,– стараясь, чтобы её голос звучал как можно твёрже.– Тогда едем прямо сейчас к нотариусу.
-- Лииив,– простонал Леон.– У нас нет на это времени!
-- Мы всё успеем, деньги будут там же…
Женщина взяла со стола мобильный и набрала номер.
-- Дядя Альберто? Это Оливия,– проворковала она в трубку.– Не разбудила? Прости, пожалуйста, но мне нужно очень срочно приехать… Да твоя помощь… пропадаю…
Через минуту Ливи сложила телефон и посмотрела на Леона.
-- Поехали.
На улице их уже ждала машина с шофёром Леона.
24 июля, суббота. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 22:30 – …
Дядя Альберто, он же сеньор Конте и он же крестный отец палермской «coza nostra» имел много домов по всей Сицилии и материковой Италии, но вилла на Таормине была любимым местом отдыха в летнее время. Но отдыхать последние годы получалось всё меньше. Семья разрасталась и крепла, а все заботы были по-прежнему на его плечах. Единственный сын Альберто - Виго попал в аварию, после чего вот уже два года не вставал с инвалидного кресла, а две дочери хоть и имели мужей, но, по мнению Конте, оба зятя были людьми пустыми, недалёким и доверять им ведение дел он не собирался.
Поэтому отдыхать получалось нечасто и в эти редкие минуты Альберто приезжал в Теормину, чтобы насладиться покоем и красотой родного края. Он не очень любил, когда его тревожили в эти минуты, оставляя исключение только для самых близких родственников. В том числе для дочери своей любимой троюродной сестры по отцовской линии - Оливии. Родство по итальянским меркам достаточно тесное, хоть и не из близкого круга.
-- Как я понимаю, будем составлять документ?– поинтересовался Альберто, когда Оливия наскоро выпалили свою просьбу, начав с того, что её волновало больше всего - нотариуса.
Леон стремительно приблизился к его столу и, не говоря ни слова, взял лист бумаги и ручку. Поставив свою подпись внизу, он подошёл к Оливии и протянул лист.
-- Составите его без меня,– жёстко процедил стратег КЯ.– У меня нет больше ни минуты!
-- Весьма опрометчиво ставить подпись на чистом листе,– заметил Альберто,– так ведь можно и смертный приговор подписать…
-- Хм… это он и будет…– тихо проронил Ледяной ветер.
Оливия выдержала взгляд Леона и аккуратно убрала листок.
-- Дядя Альберто, мне очень нужны деньги.
-- Конечно, дорогая, сколько?
-- Шесть миллионов евро,– Ливи произнесла это так, словно просила деньги на карманные расходы.
Конти сложил руки домиком и внимательно посмотрел на двоюродную племянницу, тон его сделался деловым:
-- Это большие деньги.
-- Я знаю. И они нужны прямо сейчас, но я верну их через три дня, под проценты… Я очень прошу тебя.
Итальянец размышлял в течение нескольких минут, задумчиво разглядывая висящую за спинами Леона и Оливии картину. Стратег КЯ начал дёргаться, кидая нервные взгляды на часы. Он терял время. Ливи, сама этого не заметив, положила руку ему на локоть в попытке успокоить.
Движение племянницы не ускользнуло от Конти и его губы расплылись в мягкой улыбке:
-- Ну, что ты, дорогая… Мы же всё-таки одна семья! Бери без процентов! Кхе… а чемоданы вы приготовили под такую сумму, а?
Леон быстро кивнул:
-- Да у меня в авто.
Конти взял серебряный колокольчик со стола и позвонил в него. Тут же появился коренастый парень с длинными, перехваченными резинкой, волосами.
-- В машине сеньора,– Альберто взглядом указал на Леона,– чемоданы. Принеси их.
Юноша коротко кивнул и скрылся за дверью.
-- Зачем вам эти деньги я, разумеется, не спрашиваю, но, думаю, вы понимаете, что из страны их вывезти так просто не удастся?– Альберто Конте смотрел на Леона, поняв, для кого предназначен этот заём.
-- Деньги останутся в стране,– глухо отозвался мужчина.
Оливия бросила на него быстрый взгляд, в первый раз за вечер заинтересовавшись, куда Леон собирается тратить такую огромную сумму денег. Ей даже пришло в голову проследить за стратегом КЯ. Отогнав от себя глухой укор, что она не имеет на это никакого права, Ливи успокоила тем, что это её деньги.
-- Понятно,– Конте кивнул и позвонил в колокольчик.
На зов явилась молоденькая служанка.
-- Проводи сеньоров в гостиную, Малена, и предложи кофе,– он снова повернулся к Леону.– Деньги будут в течение 40 минут.
-- Сорок минут - это невозможно,– с трудом сдерживая голос, отозвался стратег КЯ.– Нельзя ли как-то ускорить процесс?
-- Мужчина с шестью миллионами в сумке может себе позволить слегка задержаться, - уклончиво отозвался Конте и кивнул служанке.
Малена проводила гостей в зал и удалилась, чтобы приготовить кофе.
Леон достал мобильный, быстро набирая номер.
-- Ричард, определи моё местонахождение и пришли сюда вертолёт,– жёстко приказал стратег КЯ.
Оливия опустилась в кресло и попыталась скрыть нервозность, которая передалась ей от бывшего мужа.
Малена принесла кофе и удалилась. Минуты шли. Леон метался по гостиной, похожий на раненого тигра в клетке. А у Ливи по-прежнему не поворачивался язык спросить у него, что же случилось. Женщина боялась, что его ответ заставит её отказаться от шантажа. А такого шанса могло больше не представиться… вообще никогда.
Часы отбили одиннадцать, когда в гостиную зашел Альберто Конте.
-- Ваши чемоданы у дверей, пора отправлять в путешествие,– объявил он и пошире распахнул дверь, демонстрируя стоящие у выхода сумки.

-- Мой шофёр отвезёт тебя домой,– бросил Оливии на ходу Леон, направляясь к вертолёту, уже ожидающему за воротами особняка.
Оливия проводила его взглядом и вернулась в дом. Ещё было нужно закончить дела с отказом.
24 июля, суббота. Италия, Рим, отель «Хилтон», 23:55 – …
В Риме всё сложилось более или менее удачно: Лера достала 4 миллиона и по времени Леон успевал в назначённое место.
Мужчина постучал в десятый номер и, не ожидая пока Майори откроет, прошёл внутрь. Носильщик вкатил вслед за Леоном тележку с чемоданами.
-- Леон?– на лице Майори было написано удивление, она бросила быстрый взгляд на часы и, взяв пульт, выключила телевизор.– Ты почти опоздал…
-- Только «почти»,– уточнил Леон и, дождавшись, когда носильщик выйдет, повернулся к О’Тум.– Ты хотела меня видеть?
-- Ну, разумеется,– Майори широко улыбнулась.– Я всегда хочу… тебя видеть. Однако…
Взгляд Леон потемнел, став похож на грозовые тучи:
-- Что ещё?
-- Ты проштрафился. Твои люди не давали мне сегодня житья!.. Эээ… это будет тебе стоить ещё сто тысяч…
-- Майори, ты обнаглела!
-- Но я добрая… Ты можешь их отработать… прямо сейчас!
-- Отработать? Боюсь, что плохо понимаю тебя, О’Тум. Тебе нужно поднести вещи до вокзала? Или вызвать такси?
-- Ле-еон,– женщина рассмеялась.– Что мне в тебе действительно нравится, так это как ты держишься королём, даже оказавшись в полной заднице.
-- Выражайся яснее.
-- Яснее? Хорошо,– Майори сделала несколько шагов и встала вплотную к Леону, глядя ему в глаза.– У меня бессонница и я готова простить тебе эти 100 000, если ты доставишь мне удовольствие…
Ирландка потянула рубашку Леона за пуговицу.
-- Вызови себе мальчика на прокат,– сухо процедил стратег КЯ.
-- Я не хочу мальчика… я хочу тебя,– капризно пробубнила О’Тум.
-- Мы так не договаривались.
-- А разве мы о чём-то договаривались?.. Я запамятовала…
-- Если я приставлю пистолет к твоему виску, это поможет тебе вспомнить?– холодно поинтересовался мужчина.
-- А если я сделаю это,– Майори немного отстранилась и развела полы халата, демонстрируя прекрасное тренированное тело.– Это тебе поможет вспомнить, как нам было хорошо вместе?
-- Ты себя переоцениваешь,– брезгливо скривил губы Леон.– Полагаю, наш разговор окончен… Деньги здесь. Если ты ещё раз посмеешь шантажировать меня, то смерть тебе покажется благом в сравнении с тем, что я с тобой сделаю. Прощай.
-- Сто тысяч, Леон,– резко остановила Майори, затем взглянула на часы.– У тебя сорок секунд, чтобы найти их, иначе… я позвоню, например, Сабо и поделюсь с ним радостью: что оказывается у нашего главного стратега КЯ есть замечательная дочурка… Или лучше позвонить брату Камира Шияма?
Внутри у Леона всё оборвалось, перед глазами поплыли тёмные круги.
-- Ты не посмеешь…– тихо прошептал мужчина.
-- Я?– Майори рассмеялась.– Для меня нет таких слов, Леон. Неужели ты так дорого ценишь свои услуги? Сто тысяч… подумать только, ни одна шлюха не берёт столько… Забавно, а наша милая итальяночка согласилась бы… Время почти истекло, дорогой.
-- Только посмей втянуть сюда Ливи и я лично порежу тебя на ленточки,– процедил сквозь зубы мужчина.
-- Па-бам!– торжественно протянула О’Тум, взглянув на часы, и взяла с журнального столика телефон.
Леон быстро подошёл к Майори, отбирая сотовый.
-- Только не в твоём номере,– холодно произнёс стратег КЯ.
Ирландка иронично рассмеялась:
-- Полагаешь, у меня тут кругом жучки и видеокамеры?.. По себе судишь?
-- Я сказал: не в твоём номере,– жёстко повторил мужчина.
-- Хорошо… иди выбирай любой!

О’Тум прошла в новый номер, брезгливо осматривая его.
-- Мог бы разориться и на люкс,– недовольно заметила она.
-- Ничего, для тебя и здесь сойдёт.
-- Ах ты, паршивый сукин сын,– сквозь натянутую улыбку процедила Майори,– ты собрался меня унижать всю дорогу?.. Нет, Леон, ты не в том положении!.. Пожалуй, тебе ещё придётся как следует попросить меня, чтоб я согласилась заниматься с тобой сексом!.. На колени, дорогой!
-- Что?– скептически хмыкнул стратег КЯ.
-- На колени! Я не шучу,– сурово процедила ирландка.
С полминуты мужчина стоял не шевелясь, словно парализованный. Один бог ведал, какие в этот момент боролись в нём чувства. Но… не произнося больше ни звука, он медленно опустился на колени.
Майори расхохоталась, торжествующе глядя на стратега КЯ, и протянула руку для поцелуя.
-- Ну же…– пальчики нетерпеливо подёргались перед носом Леона.– Ты забыл, как надо красиво укладывать женщину в постель?
Леон невероятным усилием воли приказал заткнуться своей гордости и просто выполнять любые требования О’Тум. Ему вдруг вспомнилась ситуация с Оливией и Филиппом: она спала с бывшем мужем, чтобы спасти его - Леона, теперь он делал тоже самое ради неё и дочери. "Злая ирония - всё повторяется с точностью до наоборот,– усмехнулся про себя стратег КЯ.– Теперь ты понимаешь Ливи, а она, если узнает, будет тебя ненавидеть…"
-- Ей, ты там не уснул часом?– поинтересовалась ирландка, видя, что мужчина не отрывает губ от её руки.
Майори отдернула свою руку и опустилась на кровать.
-- Помассируй мои ноги… я сегодня весь день на каблуках. Ненавижу эти орудия пыток…
Леон безропотно принялся разминать ступни женщины, глядя куда-то сквозь пространство. О’Тум пристально наблюдала за ним несколько минут, потом не выдержала и подобралась поближе к стратегу КЯ, опрокинув его на постель.
-- Думаешь, что не хочешь меня?– насмешливо спросила ирландка, опускаясь на бедра мужчины.– Сейчас я тебе докажу обратное!
Майори расстегнула рубашку Леона, спустила брюки и с озорными огоньками в глазах посмотрела на стратега КЯ.
-- Вряд ли твоя итальянская роза делала тебе когда-нибудь минет, верно?– снисходительно усмехнулась О’Тум.– Филипп рассказывал, что её и ножки-то раздвинуть приходилось сначала долго уговаривать!..
24 июля, суббота. Германия, Гамбург, частная резиденция, 23:55 – …
Пикет потер покрасневшие от усталости и напряжения глаза и, потянувшись за вином, поднял взгляд на внимательно наблюдавшего за ним Сабо. Нольде с трудом удерживался от того, чтобы не зевнуть.
Частые перелёты (его вечная фобия), прошлая бессонная ночь и очередной спор эмоционально вымотали его. Разговор с Сабо получился долгий и не очень приятный для Эмиля. Лидер «Чёрной луны» ненавидел просить об одолжениях вообще и конкретно этого человека в частности. А приходилось… Может Антон был прав и следовало подумать хорошенько, прежде чем обращаться к нему за помощью, Эм же просто пошёл по проторенной дорожке.
Сабо не стал его ни отговаривать, ни всплескивать руками, твердить, что Пикет сумасшедший и бычиться. Он только уточнил, зачем это нужно Эмилю, где интерес организации, а где лично его и согласился. Иногда, лидеру ЧЛ казалось, что венгра просто прикалывает сама идея, что у него ходят в должниках. При том, что в ответ он обычно не просил ничего сверхъестественного, дёргая Эмиля по пустякам. Может, это и настораживало недоверчивого русского – Антон невзлюбил лидера «Солдат свободы» с их первой встречи. Но до сих пор Сабо их ни разу не подводил.
-- Хорошо,– Иштван качнул головой из стороны в сторону.– Но я хочу знать подробности…
И Эмиль моргнул, получше фокусируя, расплывающийся в темноте взгляд. Он никак не мог привыкнуть к этой болгарской привычке Сабо: где мотать, где кивать – голова шла кругом, особенно, когда голова была не очень трезвой.
Но прежде чем он успел ответить затренькал звонок мобильного. Судя по мелодии, это была Оливия.
-- Да, детка,– Пикет не выдержал и зевнул.– Извини.
Ливи снова дёргалась из-за Леона. Кто бы сомневался. Эмилю пришлось вспомнить о своём обещании держать её в курсе. Вздохнув, он нащупал у себя в брюках принимающее устройство от маячка, который он повесил на стратега КЯ тем утром, когда сообщили о теракте Шияма. Там, наверное, уже записи на полную катушку. Если и осталось место на сегодняшний вечер то совсем чуть-чуть. Эмиль не стал вдаваться в эти подробности и пообещал перезвонить.
-- Ты не возражаешь?– достав устройство, спросил разрешение Пикет у хозяина дома.
Сабо слегка качнул бокалом, чтобы тот продолжал.
Эмиль вставил в ухо наушник и начал быструю перемотку – идти до компьютера, чтобы выводить картинку было долго и нудно, а Ливи всё было нужно здесь и сейчас.
Сначала всё было не интересно и обыденно: стратег КЯ распекал кого-то по телефону и Пикет перемотал запись. Потом что-то там чеканила Лера – её механический голос было невозможно спутать даже во время ускоренной перемотки, снова Леон заметно дёргающийся (уже интереснее), тишина, шум движения… Пикет снова ткнул пальцем наобум и чуть ни выронил устройство из рук.
Сабо сделал к нему резкое движение, но Эмиль знаками показал, что всё в порядке, вслушиваясь в звуки, которые раздавались у него в ушах. Не то, чтобы он слышал их впервые, но оказался несколько не готов к ним. Или он был конченным извращенцем или сейчас кому-то на другом конце провода делали минет. Причем, судя по стонам, делали весьма и весьма неплохо.

Леон вернулся в дом Оливии около 3-х ночи. Не зажигая света, он подошёл к окну, глядя на тёмные очертания сада. Постояв с минуту, мужчина зажёг настольную лампу, его взгляд упал на тонкую папку. Медленно, словно во сне, стратег КЯ раскрыл её, пробегая глазами содержимое.
-- Отказ от ребёнка… безотзывный,– тихо проронил Леон.– Кажется, сегодня тебя отымели все, кому не лень…
Мужчина устало посмотрел на папку и бросил её на стол.
-- Это копия, можешь оставить себе,– послышался из угла суровый голос Оливии.
Стратег КЯ не нашёл в себе силы даже, чтобы повернуться.
-- Мария собрала твои вещи, утром за тобой приедет такси. Тебе больше нечего делать в этом доме,– поднимаясь из кресла, проинформировала его женщина, направляясь к выходу из его комнаты.
-- Я не заставлю тебя ждать до утра,– покачал головой Леон.– Только…
Мужчина осторожно поймал проходящую мимо Оливию за локоть, та резко остановилась, брезгливо отдёрнув руку. Стратег КЯ вздрогнул, уставившись на женщину, сомнений не было - она уже знала о Майори. Но откуда?!
-- Пикет…– выдохнул Леон: "Ну, конечно… кто же ещё?.. И в каких, наверное, красках…".
-- Не трогай меня!– отрезала Ливи.
-- Извини…
Мужчина подошёл к тумбочке, достал из неё толстую кожаную папку и протянул Оливии.
-- Хотел вчера сделать подарок на свадьбу… нашу… Но раз случая больше не представится, нельзя, чтоб это попало кому-нибудь в руки… Здесь оригинал и все копии.
Леон взял свою сумку с дивана и, чуть усмехнувшись, сказал:
-- Передавай моё восхищение Нольде… Деньги тебе завтра… точнее - сегодня вернут… с процентами.
-- Я передам,– Оливия смотрела на стратега КЯ сухими воспаленно блестящими глазами.– Надеюсь, мы больше не увидимся. Прощай, Леон.
Застыв как изваяние, Ливи спокойно наблюдала за тем, как Леон уходит и перед глазами всё плыло и качалось.

Папка сгорела быстро, даже не успев нагреть своим теплом камин. Свернувшись калачиком на диванчике в гостиной, Оливия наблюдала за последними языками пламени, которые лениво ласкали железную решётку. Когда последняя огненная лента исчезла под ворохом пепла, Ливи моргнула и спрятала лицо в подушке. Внезапно она вскинула голову и уставилась на дверцу бара в углу комнаты.

Было начало шестого.
-- Проклятье, ты в курсе который час?– поднеся сотовый к уху Пикет даже не открыл глаза, а просто перевернулся с живота на спину.– Детка?..
Он с изумлением слушал всхлипы и бессмысленную чушь на том конце трубки.
-- Ты что, пьяная?..– сон как рукой сняло и мужчина сел на постели, запуская пятерню в волосы.– Маленький, ты что, сдурела?.. И из-за кого!
С минуту он слушал бессвязный лепет, прежде чем смог вычленить из него вопрос, а, вычленив, растерялся.
-- Откуда же я знаю… я вот не люблю…– отозвался он, но Оливию его ответ не устроил. – …Ну не знаю. Я консерватор. Мне нравятся женственные женщины и мужественные мужчины, гибриды не по моей части…– На другом конце трубки разразился новый поток слез, напугавший его:– Маленький, у тебя истерика, может, ещё выпьешь?– робко предложил лидер ЧЛ.
Послышалось бульканье. Судя по всему, Оливия решила последовать дружескому совету. Нольде зевнул, щурясь на стоящий на полке будильник.
-- А вообще,– сонно протянул он.– Дорогая, это тот самый случай, когда подойди к мужику и возьми его за яйца - 90 из 100 согласятся и пойдут. 10 откажутся - 5, из которых будут импотенты, 4 недавно излечившихся от какой-нибудь заразы и всё ещё напуганные… Вот это про твою подружку и её методы.
На том конце провода шмыгнули носом и уточнили про того единственного. Пикет рассмеялся и заявил, что последний будет педиком.
19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, квартира, 09:30 – …
Катрин выскочила из душа, заслышав звонок мобильного телефона. Едва не поскользнувшись на мокром кафельном полу. Она поспешно замоталась в полотенце, выбегая в комнату.
-- Да! Тьен! Ты уже выезжаешь?! – выпалила женщина, схватив трубку.
-- Нет… Кати, я скорей всего не смогу выбраться… Давай в следующий раз, ладно?
Катрин опустилась на диван, вслушиваясь в голос мужа.
-- Ладно… – едва слышно отозвалась она и с надеждой добавила. – А ты сегодня совсем не приедешь или к вечеру сможешь?
-- Не знаю… посмотрим… Детка, не расстраивайся по пустякам! Всё, мне пора! Ещё позвоню!
И связь оборвалась. Катрин замерла, растерянно глядя на телефон. Пустяки… Для него может и пустяк, что они давно не виделись и эти выходные планировали провести вместе. Этьен обещал приехать ещё вчера, но не смог. К тому же сегодня годовщина гибели её родителей и Кати просила мужа сходить вместе с ней на кладбище. И это обещание он тоже не выполнил.
"Ты жуткая эгоистка! В конце концов, у него много работы, он устает!" – пыталась заглушить обиду женщина.
"Да, но время на покер с друзьями находит!" – услужливо возразил внутренний голос.
Её размышления прервал вновь оживший телефон. Катрин надеялась, что это снова звонит Тьен, но с удивлением увидела на дисплее номер Алена.
-- Да?
-- Кати, привет! Вот, решил позвонить, узнать как ты?
-- Я в порядке… А ты?
-- Что-то у тебя голос совсем грустный! – игнорируя вопрос, заметил Вуаре. – Это из-за сегодняшней даты, да?
-- А ты помнишь?! – удивилась Катрин.
-- Конечно.
-- Такую мелочь?!
-- Почему же мелочь? Я прекрасно помню, что в юности в этот день мы с тобой ходили на могилу твоих родителей!
Кати растроганно улыбнулась и внезапно предложила:
-- Может быть, и сегодня составишь мне компанию, как когда-то?..
-- С удовольствием! – отозвался мужчина.– Я за тобой заеду! Буду через полчаса. Устроит?
-- А-а-а… да, вполне,– согласилась Катрин.
Ровно в 10:00 машина Алена уже стояла возле дома, который снимала Кати. Конечно, большую часть времени она проводила на подстанции, но иногда приезжала и сюда, чтобы отдохнуть.
Увидев Катрин, мужчина быстро вышел из машины.
-- Привет,– кивнул он, поцеловав Кати в обе щеки и открывая ей дверцу авто.
Машина мягко тронулась с места в направлении загородного кладбища.

Какое-то время Катрин и Ален провели возле могилы родителей женщины. Вуаре приобнял Кати за плечи, когда они вышли из ворот кладбища.
-- Ты что-то совсем загрустила… Такое чувство, что ещё немного и заплачешь… – тихо произнёс мужчина.
-- Нет, что ты… – женщина постаралась улыбнуться. – Просто такие места навивают тоску…
-- Тогда давай развеем твою тоску, а то ты мрачнее осеннего неба!
-- И как же?
-- Ммм… я знаю такую потрясающую кофейню! Там восхитительные пирожные! Ты ведь так и осталась сластёной, да?
-- Да… – уже веселее ответила Катрин. – И это значит, что я знаю все кофейни Парижа!
-- Не-е-ет! Эту ты наверняка не знаешь!
-- Хорошо… Давай тогда пригласим твою жену и детей?
Ален остановился, виновато посмотрев на спутницу, и потёр пальцем переносицу.
-- Что? – удивлённо спросила Кати.
-- Вообще-то я тогда вам соврал… У меня нет семьи… Вернее, раньше была жена, но мы развелись.
-- Зачем же ты врал?
-- Ну, это моя привычная легенда. Этакий примерный семьянин, с кучей детишек…
-- Жаль… Ты был бы хорошим отцом… мне так кажется.
-- Ммм… признаться, я особо не задумывался над этим,– пожал плечами Ален.

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, кафе, 11:10 – …

-- А вот и наше кафе!– подавая руку Катрин, чтобы помочь выйти из машины, объявил Вуаре.
-- Да-а… я здесь не была,– призналась женщина.
-- Эх!.. Надо было с тобой на что-нибудь поспорить, как в юности, помнишь?!
-- Угу… ты был жутким спорщиком! С ребятами спорил на щелбаны, а с девушками на поцелуи!
Мужчина, закивав, рассмеялся:
-- Да-да!.. И, кстати, кто-то мне до сих пор должен два поцелуя!
-- Не ври! Один!– замотала головой Кати.
-- Не важно! Всё равно за тобой долг!.. И теперь уже с процентами!
-- Ты требуешь его вернуть? – улыбнулась женщина.
-- Разумеется, и прямо сейчас!
Катрин пожала плечами:
-- Хорошо, не люблю быть в долгу…
Чуть приподнявшись на цыпочки, она поцеловала Алена в щеку.
-- Не принимается! – категорично заявил Вуаре.
-- Почему это?
-- А проценты?!
Кати почувствовала, как её губ касаются губы мужчины. Поцелуй был лёгким словно касание лепестка цветка и таким же нежным.
-- Ннн… вот это, я понимаю, проценты,– мягко улыбнулся Ален.– Пожалуй, стоило потерпеть ещё пару лет ради такого… точнее - ради большего!
-- А, по-моему, ты взял лишнего… – усмехнулась женщина, внимательно посмотрев на своего друга.
-- Да?! Всё лишнее я готов вернуть…
Вуаре склонился к Кати, но та остановила его, прикоснувшись ладонью к губам:
-- Ты что-то увлекаешься!
-- Лишь чуточку! – улыбнулся мужчина, поцеловав пальчики Катрин. – Пойдём в кафе…
В уютном помещении разливался вкусный чуть горьковатый аромат кофе. Пока Ален занимал для них столик, Катрин разглядывала аппетитные пирожные на витрине.
-- Ну, что, сластёна, выбрала?– подходя и обнимая женщину за плечи, поинтересовался Ален.
-- Ага… вон то, с кремом и это тоже… а ещё эклер и тот рожок!..
-- И всё?– усмехнулся Вуаре.
-- Ммм… д-да…
-- Я слышу в твоём голосе сомненье!
-- Нет-нет,– замотала головой Кати.– Муж велит мне соблюдать диету…
-- Не вижу здесь никакого мужа! Так что заказывай, что хочешь!
Катрин несколько секунд колебалась, потом махнула рукой:
-- Ты прав! Когда он ещё прилетит… Я хочу ещё вот этих с коричневым кремом! Два!.. Нет, три!
-- Отлично! Тогда мне того же и столько же!– весело кивнул Вуаре.– Помнишь, подростками мы устраивали соревнования, кто больше съест?!.. Я всегда побеждал!
-- Не правда! Я побеждала!
-- Неа, я!
-- Я!
-- Давай пари?!..
-- Давай!– с азартом кивнула Катрин.

Расположившись за столиком, они словно маленькие дети с восторгом уплетали пирожные.
-- Всё… я больше не могу… – откидываясь в кресле, пробормотала Кати.
-- Ну вот, говорил же, что я всегда побеждал!
-- Ты! – улыбнувшись, согласилась женщина.
Ален рассмеялся, осторожно вытерев салфеткой крем с уголка губ Катрин.
-- А почему ты расстался с женой? – не сдержав любопытства, спросила Кати.
-- Банальная, но ужасная причина - скука…
-- Но когда ты на ней женился, тебе же не было с ней скучно!
-- Я тогда был молод и горяч… – смеясь, ответил Ален. – И не знал, что захлестнувшая влюбленность может рассеяться как дым!
-- Да ну тебя! – отмахнулась Катрин.
-- Раз так, пойду закажу нам ещё кофе, хорошо?
-- Да, я пока сделаю звонок…
Кати достала мобильный и набрала номер Этьена.
Шетардьё долго не отвечал, затем, наконец, раздался его напряжённый голос:
-- Катрин, это что-то срочное?
-- А-а-а… нет…– даже слегка растерялась жена.
-- Хорошо. Я перезвоню тебе.
Прежде, чем Кати успела хоть что-то ответить, связь прервалась.
-- Всё в порядке?– поинтересовался Ален, вернувшись за столик и застав женщину мрачнее тучи.
-- Так… скука…– скептически хмыкнула Катрин.
-- Нельзя скучать в воскресенье! Сейчас мы отправимся гулять в парк! Купим воздушных шаров, сладкой ваты и попкорна! Смотри, какой солнечный денёк намечается!

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, парк, 12:30 – …
-- Ну, как?!– помогая Катрин спустить с очередной карусели, спросил Ален.– Скука прошла?!
-- О, да!– весело кивнула женщина, забирая у мужчины свою палочку с сахарной ватой.– Совсем как в детстве! Всё так чудесно, что даже не верится! Похоже на сказку!.. Как будто вернулся в детство!
-- А помнишь, наш шалаш?! В кустах за прудом?!
-- Конечно!.. Там на каждой ветки наши инициалы!
-- Интересно, он сохранился?.. Может какие-нибудь мальчишки и девчонки тоже облюбовали там себе тайное гнёздышко и оставляют друг другу записки под камушком?!
-- Пойдём посмотрим!– с огоньками в глазах предложила Кати.
Они быстро спустились к овражку, а затем обогнули пруд. Кустарник был по-прежнему пушистый и тянулся вдоль всей изгороди.
-- Кажется, проход… только немного не в том месте…– кивнула Катрин.
Оглядевшись по сторонам, мужчина и женщина быстро юркнули в густую листву.
-- Хм… наверное, лет через сто здесь по-прежнему будет чей-то тайный уголочек, – улыбнулся Вуаре,– только с другими инициалами…
Кати присела на деревянную картонку, осматривая шалаш. Внезапно Ален рассмеялся.
-- Ты чего?– спросила Катрин.
-- Я вдруг вспомнил, как застал тебя здесь с Николя… вы тогда целовались… помнишь?
-- Помню… ты тогда полез драться и он разбил тебе нос!..
-- Точно! Зато потом ты держала смоченный платок на моей переносице и я был самым счастливым подростком на всём белом свете!
-- Да?.. А мне помнится, ты всё отказывался от помощи!
-- Ну-у… я же должен был покрасоваться!– Ален присел на корточки прямо перед Катрин.– Кстати, я выиграл пари с пирожными!.. Как насчёт долга, а?..
Женщина улыбнулась, смотря в весёлые глаза мужчины. Сейчас ей показалось, что они снова вернулись в свою юность, когда думаешь, что тебя впереди ждут удивительные приключения и, конечно же, безграничное счастье. Особенно, когда твою ладошку сжимает угловатый мальчик, разбивший нос в драке за тебя.
Катрин медленно склонилась к Алену и коснулась губами его губ. Руки мужчины сомкнулись на её талии, бережно обнимая.
Поцелуй прервался и Кати отстранилась.
-- Кажется, мы забыли, что давно выросли из этого шалашика… – тихо проронила она.
Ален тёплым (таким родным взглядом) обвёл Катрин, что у неё невольно забилось сердечко.
-- Тогда поехали ко мне в гости…– просто предложил Вуаре.– Посмотришь, в каком шалашике живёт старый одинокий холостяк… Прислуга, правда, на выходные отпущена - есть нечего… Но мы всегда можем купить для тебя пару тортиков!
Мужчина лукаво заулыбался.
-- Но ведь это ты чемпион по поеданию тортиков! – улыбнулась в ответ Катрин.
-- Хорошо, купим тортики для нас… так они будут даже вкуснее… так мы идём?
Перед Кати вдруг чётко вырисовалась картина одинокого вечера, проведённого в пустом доме. И то, как она переключает программы телевизора, просто так, лишь бы нарушить давящую тишину. И ждёт, что вдруг зазвонит телефон…
-- Конечно! – согласилась женщина, вкладывая свою ладошку в протянутую руку Вуаре.
19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, особняк Вуаре, 13:40 – …

Ален подбросил полено в камин. Сухое дерево затрещало под языками пламени. Катрин уютно свернулась в мягком кресле, любуясь огнём.
-- Можно считать, что у нас сегодня маленький праздник! – торжественно объявил мужчина, открывая бутылку шампанского.
-- И что мы празднуем?
-- Встречу, разумеется…
Вуаре протянул женщине наполненный бокал и присел рядом.
-- Люблю смотреть на огонь… – тихо произнесла Кати.
-- Все любят! Ты что-то опять загрустила! Так не пойдёт!
Ален подошел к музыкальному центру, вставил диск, и из динамиков полилась мелодия с зажигательным ритмом.
Катрин быстро поднялась с кресла и подошла к мужчине.
-- Разрешите вас пригласить? – весело произнесла женщина.
-- Почту за честь!
Вуаре отвесил поклон и, смеясь, они закружились в танце. Одна мелодия сменилась другой. Танец всё продолжался, пока у Кати, то ли от шампанского, то ли от кружений, ни расплылись краски перед глазами. Крепкие руки мужчины поддержали её. Катрин обняла Алена за шею, чтобы удержаться на ногах.
-- Видимо, стоит немного передохнуть? – предложил Вуаре.
-- Да, – улыбнулась женщина.
Кати ощутила приятное волнение от того, как нежно поглаживает ладонь мужчины её спину. Взгляд женщины непроизвольно застыл на губах Алана.
-- Ты чего?– внезапно осипшим голосом спросил он.
-- Ничего…
Катрин несмело прижалась к мужчине. Шампанское, быстрая музыка - всё ушло на второй план. Женщина поднялась на носочки и осторожно поцеловала Вуаре. Потом поцелуй стал смелее и настойчивей, пол под ногами куда-то поплыл.
Ален подхватил Кати на руки, перенося на диванчик.
-- Как жарко…– прошептала она на ухо мужчине.
-- Очень…– взволнованно подтвердил тот, расстёгивая верхние пуговицы рубашки.
Опустившись рядом с женщиной, он осторожно провёл ладонью её по щеке. Пальчики Кати скользнули за ворот его рубашки, поглаживая шею и грудь мужчины.
-- О, Катрин…– дрожащим голосом выдохнул Ален, заключая женщину в объятия и припадая губами к её губам.
Руки Вуаре скользнули под блузку Кати, нежно поглаживая её шелковистую кожу. Волна страсти прокатилась по телам мужчины и женщины.

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, особняк Вуаре, 15:00 – …

Катрин подняла глаза, посмотрев на улыбающееся лицо Алена. "Чёрт!" – пронеслось у неё в голове.
-- Мне так хорошо с тобой… – тихо шепнул мужчина, поглаживая обнажённое плечико Кати. – Не хочется даже шевелиться, чтобы не разрушить этих мгновений…
Катрин натянуто улыбнулась, приподнимаясь и стягивая со спинки дивана плед.
-- Нальёшь мне шампанского? – попросила она, заворачиваясь в мягкую махровую ткань.
-- Один момент,– застёгивая брюки и накидывая рубашку, отозвался Ален.
Он подошёл к столу, наполнив два бокала и вернулся к Кати.
-- Прошу!– улыбнулся Вуаре, слегка чокнувшись с бокалом женщины.– Ты в порядке?..
-- Что?– словно очнувшись, переспросила Катрин
-- Ты какая-то не такая… Тебе не холодно?.. Не замёрзла?
Ален заботливо обнял её за плечи.
В этот момент раздался телефонный звонок. Пошарив где-то между подушек дивана, Кати вытащила свой мобильник.
-- Алло?
-- Котёнок, ты где?– послышался удивлённый голос Этьена.
-- Я?.. А-а-а…
-- Я приезжаю домой, а тебя нет… уже полчаса жду…
Инстинктивно отодвинувшись от Вуаре, Катрин сокрушённо прикрыла глаза ладонью: "Чёрт! Чёрт! Чёрт! Почему он позвонил именно сейчас?! Почему не раньше?!"
-- Э-э-э… мне нужно было уехать…
-- Куда?! – снова удивился Тьен.
-- Приеду и расскажу… – пробормотала Кати.
-- Ты скоро будешь?
-- Угу…
-- Хорошо, я тебя жду! Давай скорей!
Связь отключилась, женщина осторожно положила телефон на столик и плотнее закуталась в плед.
-- Что-нибудь случилось? – поинтересовался Ален.
-- Да… Муж приехал…
-- Хм… Надолго ли? – усмехнулся Вуаре. – Полагаю, нужно вызвать тебе такси? Ведь ты не захочешь, чтобы я сам тебя отвёз?
-- Вызови, если тебе нетрудно… Где здесь ванная комната?
-- Вверх по лестнице, вторая дверь справа, – хмуро ответил мужчина, спрятав руки в карманах брюк.
-- Спасибо…
Кати взяла свою одежду и, придерживая плед, отправилась в указанном направлении.

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, квартира, 15:20 – …

Пока не было Катрин, Этьен приготовил обед и даже сбегал в кондитерскую, чтобы купить любимый торт жены. А за одно прихватил и бутылочку красного вина.
Накрыв на стол, Шетардьё положил под салфетку Кати два билета в театр на сегодняшний вечер и приготовился ждать её возвращения.
Наконец, послышался щелчок открывающейся двери. Тьен вышел в холл, пряча за спиной белую розу.
-- И где же пропадала моя августейшая супруга?– лукаво улыбнулся мужчина.
-- На кладбище… – быстро ответила женщина, всё ещё стоя в коридоре и не проходя в квартиру.
-- Зачем ты туда ездила? – удивился Тьен. – Ах, ну да… прости… Ты чего не раздеваешься?
Катрин кивнула и стала стягивать пальто. Мужчина приблизился к жене со спины (чтобы та не видела цветок), помогая ей раздеться.
-- Ты, наверное, голоден? – спросила Кати, выуживая из пакета коробку с пиццей. – Я вот тут… зашла… купила.
Женщина вытянула коробку вперёд, словно отгораживаясь ею от мужа. Этьен весело хмыкнул, откладывая пиццу в сторону и обнимая Катрин.
-- Я уже всё приготовил! – сообщил мужчина, протягивая жене белоснежную розу.
-- Спасибо… – растерянно пробормотала Кати, стараясь не смотреть на мужа.
-- Пожалуйста… – мягко улыбнулся Шетардьё и поцеловал женщину. – Теперь пойдём обедать!
Этьен за руку повёл жену в столовую. Кати плелась за ним, уткнувшись носиком в цветок: "Дура! Накрутила себе лишнего! Придумала проблемы!..".
-- Смотри, что я тебе приготовил! – интригующим тоном произнёс Тьен, открывая коробку и демонстрируя торт.
"Только не это!" – на лице Катрин невольно отразилось отвращение.
-- Ты чего? Разве ты не любишь этот торт? – обижено спросил мужчина.
-- Ничего-ничего! – поспешно ответила Кати. – Просто я зашла в кафе и там накупила себе кучу пирожных. Но маленький кусочек этого тортика съем обязательно!
Женщина улыбнулась и поцеловала мужа в висок.
-- Что ж, прошу к столу,– пригласил Этьен, подставляя жене стул.
Шетардьё открыл бутылку красного, наполняя стакан Катрин.
-- Спасибо,– кивнула та: "Шампанское… вино… сейчас я намешаю…"
Кати слегка отодвинула от себя тарелку и вдруг заметила краешек картонки, выглядывающей из-под салфетки.
-- Что это?– втаскивая билеты, поинтересовалась Катрин.
-- Кх… вообще-то я хотел, чтоб ты нашла их после обеда… ну, да ладно…
-- Билеты в театр?!.. На сегодня?!
-- Угу… Надеюсь, ты не против?
-- Нет, конечно… А что за спектакль?
-- Сомерсет Моэм «Верная жена»,– весело улыбнулся Тьен.
Катрин поперхнулась вином.
-- Отчего такой выбор пьесы? – откашлявшись, спросила она.
-- А что, тебе не нравиться? – вопросом на вопрос ответил Этьен.
-- Нет… хороший выбор! – часто закивала женщина. – Так, что там у нас на обед?
Шетардьё разложил в тарелки ароматное мясо, расставил на столе салаты.
-- Ммм… сегодня ты превзошёл сам себя! Очень вкусно! – попробовав кусочек, похвалила мужа Кати.
-- Я старался! – довольно улыбнулся мужчина, чокаясь с бокалом жены.
Женщина сделала глоток вина и почувствовала, как у неё слегка закружилась голова.
Тьен нежно взглянул на жену и принялся уплетать содержимое своей тарелки.
-- Ты чего так плохо ешь?– через некоторое время спросил он.
-- Я же говорила, что наелась пирожных,– как-то замедленно произнесла Катрин.
-- А что это ты так быстро опьянела?– Шетардьё лукаво улыбнулся, пододвигая свой стул поближе к стулу женщины.– Ты тут часом без меня не начала увлекаться спиртным, а?.. А то сначала пирожные, потом алкоголь, а дальше, глядишь, и молодые любовники…
Ладонь Этьена осторожно накрыла коленку жены.
"Да что ж такое?! У меня, наверное, паранойя! То название спектакля, то это его предположение… Такое ощущение, что он меня подозревает…. Чёрт! Один раз стоит поддаться былой влюбленности и чувствам и столько терзаний!!! А он-то, наверняка, никаких терзаний не испытывает изменяя мне!"– рассуждала Катрин, сосредоточенно смотря в свою тарелку.
-- А что такое? – стараясь быть непринужденной, произнесла она. – Я думала, что пирожные тебя больше беспокоят… Всё-таки фигура портится! А от молодых любовников, говорят, жены лишь свежеют и хорошеют… Так что тебе это только на руку…
Тьен весело рассмеялся
-- Ну, тогда ладно! Любовников оставляем, а вот с алкоголем и пирожными надо покончить!
Мужчина убрал руку с коленки жены, слегка потрепав Катрин за щёчку.
-- А как же сегодняшний торт?– напряжённо улыбнулась Кати.
Шетардьё обвёл женщину критическим взглядом, задержав свой взор на её бедрах и животике.
-- Ну, ладно… сегодня можно, но с завтрашнего дня - на диету!
-- Я могу и с сегодняшнего…
-- Не беспокойся, ночью мы с тебя сгоним все лишние килограммы,– озорно подмигнул Этьен.
-- Ты заставишь меня всю ночь тренироваться в спортзале?– попыталась пошутить Катрин.
-- Угу… в спортпостели!..
-- Ну, раз так… – криво усмехнулась женщина и поднялась со стула.
Подойдя к торту, она отрезала себе огромный кусок. Вернувшись на своё место, Кати демонстративно наполнила свой бокал до краев и, с вызовом посмотрев на мужа, отправила себе в рот кусочек сладости.
-- Детка, ты решила усиленно поработать сегодня ночью, чтобы согнать лишний вес после своих пиршеств? – лукаво улыбнулся Шетардьё.
-- Лишний вес? – переспросила Катрин и провела ладонями по своей талии и бедрам. – Меня мои формы устраивают! Да и не только меня!
Женщина широко улыбнулась и чокнулась своим бокалом с бокалом мужа.
-- М-да? Кого же ещё?– скептически хмыкнул он.
-- Догадайся!..


 

#133
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, квартира, 16:05 – …
Покончив с ужином, Тьен направился в спальню.
-- Кэт, я подремлю часик, хорошо?– заваливаясь на постель, крикнул мужчина.– Разбудишь…
-- Сначала помоги мне выбрать вечернее платье,– потребовала Кати, заходя следом за мужем.
-- Давай через час… ещё успеем…
-- Нет, сейчас,– открывая шкаф, возразила Катрин.
-- Ну, хорошо,– пряча блеск в глазах, улыбнулся Этьен.– Примеряй и выходи показаваться…
Минут через двадцать женщина перемерила добрую дюжину нарядов, но Шетардьё категорически всё забраковал.
-- Я никуда не пойду!– рассердилась Кати.– Разлёгся тут!.. Это ему не так, то не эдак!.. Выбирай тогда сам!..
-- Ммм… может поищем тогда что-нибудь в моём шкафу?
-- Пфф! Очень смешно!
-- Нет, я серьёзно,– закинув руки за голову и растянувшись на всю постель, кивнул Этьен.– Открывай шкаф…
-- Тьен!..
-- Открывай!
Катрин нехотя подошла к шкафу мужа, отодвинув в сторону створку. Среди костюмов и рубашек Шетардьё висело серебристо-чёрное элегантное платье с неглубоким декольте и изысканными длинными перчатками.
-- Эээ… в качестве благодарности можешь подойти меня расцеловать,– улыбнулся мужчина, закрывая глаза и складывая губы бантиком.
Кати, прищурившись, посмотрела на мужа и приблизилась к постели. Склонившись к Тьену, женщина чмокнула его в губы.
-- И эта вся благодарность?! – открыв один глаз, возмутился мужчина. – Попробуй ещё раз!
Катрин улыбнулась, удобнее усаживаясь рядом с Этьеном и складывая руки на его груди. Подарив мужу несколько поцелуев, она легонько щёлкнула его по носу.
-- А вот скажи мне, дорогой супруг, с чего вдруг столько подарков и внимания к моей скромной персоне? За месяц я уже привыкла к коротким фразам, которые ты кидаешь в телефонную трубку, а твоё «детка, я перезвоню» уже считаю высшей милостью! И теперь всё это…
-- Ну, а что, разве я не перезванивал?– обижено спросил Тьен.
-- Сегодня - нет!
-- Потому что сегодня у меня была возможность сразу приехать!..– мужчина накрыл пальчики Катрин своими тёплыми ладонями.– И вообще…
-- Что вообще?
Кати почувствовала, как учащённо забилось сердце мужа.
-- Детка… я…– голос Шетардьё вдруг упал до шёпота,– котёнок… давай никогда не ссориться?..
-- С тобой действительно что-то случилось?– взволнованно спросила женщина.
-- Н-нет… просто насмотрелся сегодня на некоторые супружеские пары… вроде и любят друг друга… но ссорятся, изменяют, топят горе в бутылке, говорят, что ненавидят друг друга…– Этьен порывисто вздохнул.– У нас ведь так никогда не будет, правда?..
-- Разве я могу такое пообещать…– прошептала женщина, прижавшись щекой к груди мужа. – Я знаю лишь одно – любовь измеряется мерой прощенья… Мы будем беречь друг друга, и все будет хорошо… Слышишь? Все будет хорошо…
Катрин поцеловала ладонь Этьена и прижала к своей груди.
Настойчивая трель телефона прервала их уединение.
-- Это мой…– неприятно поморщившись, произнесла Кати и нехотя поднялась с постели.
Порывшись в сумочке, она извлекла мобильник, заметив на дисплее номер Алена. Поспешно скрывшись в кухни, она ответила на звонок.
-- Катрин…– послышался тихий голос Вуаре. – Ты так быстро уехала… и я не узнал, когда мы снова сможем увидеться…
-- Ал, нам не нужно было…– нервно теребя полотенце, с трудом произнесла Кати.
-- Нет, не говори, что всё это было ошибкой! Я так не считаю! – перебил её мужчина. – Давай встретимся? Просто поговорим, хорошо?
Женщина чувствовала себя виноватой со всех сторон. И перед мужем за измену и перед Аленом за свою слабость и за фальшивую надежду.
-- Да… хорошо…– тихо ответила Катрин.
-- Когда?!
-- Завтра… я сама тебе перезвоню. Ладно?
-- А ты не обманешь? – попытался пошутить Вуаре.
-- Зуб даю! Пока! – слабо улыбнулась женщина и отключила связь.
-- Всё в порядке?– заходя в кухню, поинтересовался Этьен.
-- Д-да…
-- Кому это ты сейчас зуб давала?
-- Подслушивать нехорошо!– натянуто улыбнулась Кати.
-- Не… ну я же должен знать, кому свернуть шею, если вдруг моя жена вернётся без зубов,– рассмеялся Тьен.
-- А-а-а… это мой доктор…
-- А в чём дело? Ты заболела?
-- Нет-нет… ежегодный осмотр… я… пропустила сегодня… так получилось… сказала, что завтра может быть заеду…
Шетардьё строго покачал головой:
-- Никаких «может быть»! Завтра обязательно поедешь! А если будешь упрямиться, я тебя сам отвезу, ясно?!
-- Конечно-конечно! – поспешно подтвердила женщина. – Кофе будешь?
-- Поспать ты мне всё равно не дала, так что - буду!
Этьен уселся за стол в ожидании кофе, листая журнал. Катрин поставила турку на огонь, тихонько посматривая на мужа.
"Может быть, просто взять и всё рассказать ему, объяснить, что это была случайная ошибка… и не нужно будет больше врать и изворачиваться… В конце концов, у него самого сколько подобных историй было!"
Кати решительно повернулась к Тьену и даже набрала воздуха в грудь, но замерла в нерешительности.
"Если он тогда из-за дурацкой шутки про измену так завёлся, то что будет теперь! Страшно представить! Пускай лучше ничего не знает… А с Аленом я как-нибудь всё улажу".
За спиной женщины послышалось шипение, и по кухни разнёсся горелый запах.
-- Ты чего?!.. Уснула?!– бросаясь к плите и снимая турку, скептически спросил Этьен.
-- А-а… я…
-- Кэт, о чём ты всё думаешь? Это как-то связано с медицинским осмотром, на который ты не пошла, да? – Шетардьё развернул жену к себе лицом.– Котёнок, скажи мне… ничего не бойся… что бы это ни было, я всегда поддержу тебя… Детка, верь мне… Мы всё пройдём, если будем вместе… расскажи мне, пожалуйста…
Катрин обняла мужа, тесно прижавшись к нему. Сердце её учащенно билось и никак не получалось набраться мужества, чтобы всё рассказать. Перед глазами появился образ полного гнева и злости лица Этьена. Тут же возникла трусливая мысль о том, что может быть, всё обойдётся, удастся уладить отношения с Аленом и она обо всём просто забудет!
-- Я расскажу тебе позже, ладно?
-- Кэт, что случилось?! Говори! – потребовал Тьен.
-- Родной, завтра… – Кати постаралась беззаботно улыбнуться. – Нам пора собираться, а то мы опоздаем в театр! И я бы всё-таки выпила кофе! Сваришь?
-- Кати, ты меня пугаешь… Есть какая-то угроза для жизни? Ну, говори! Не молчи же!– Этьен встряхнул жену за плечи.– Я не сдвинусь с этого места, если ты немедленно мне всё не расскажешь!
-- Тьен, я же сказала…
-- Нет!– категорически оборвал мужчина.– Неведенье меня пугает больше, чем самая страшная правда!.. Что это? Какая-то страшная болезнь? Рак?.. СПИД?..
Катрин, тяжело вздохнув, замотала головой.
-- В таком случае, собирайся! Мы едем к доктору немедленно!– отрезал Шетардьё.
-- Ну, с чего ты решил, что моё настроение связано со здоровьем!!! – Катрин вырвалась из рук мужа. – Никаких страшных болезней у меня нет! Слышишь? Нет!!!
Этьен недоверчиво посмотрел на жену.
-- Ты меня обманываешь!
-- Господи, Тьен, почему, если ты что-то вобьёшь себе в голову, тебя невозможно переубедить! Никакую страшную, кошмарную, ужасную болезнь невозможно скрыть, тем более от близкого человека! Я здорова! Так что прекрати!
Кати быстрыми шагами направилась в спальню, чтобы переодеть платье, а Этьен, с трудом сдержав вздох, побрёл варить кофе.

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, театр, 18:35 – …

Весь вечер Шетардьё старался быть очень внимательным и заботливым, просто сдувал пылинки с Катрин. Даже едва ни развязал драку, когда случайный прохожий слегка задел её. К счастью, Кати вовремя остановила мужа.
В театре у них было отдельное ложе. До начала спектакля Этьен сбегал купить любимого мороженого Катрин и принёс с собой.
-- Ты что,– возмутилась жена,– в ложе нельзя есть!..
-- Никто не увидит,– искренне заверил Тьен, приспуская шторы.– Всё равно ещё двадцать минут до начала… Может ещё что-нибудь хочешь, а?
-- Нет…
-- Тебе не жарко? Могу принести газировку со льдом?
-- Не надо, сиди спокойно,– покачала головой Кати.
-- А может хочешь аперитив? Я сейчас сбегаю…
Шетардьё мгновенно вскочил на ноги, собираясь покинуть ложу.
-- Тьен! Сядь немедленно! Скоро спектакль начнётся!
-- Да я быстро! Успею! – заверил её мужчина.
Катрин ухватила мужа за руку, пока тот не выбежал в фойе:
-- Дорогой, сядь, пожалуйста!
-- Да? – Этьен поцеловал пальчики жены, внимательно вглядываясь в её лицо. – Тебе душно? Голова кружится?
-- Тьен… милый… что ты себе придумал, а? – едва сдерживая отчаянье, спросила Кати.
-- Я? Ну-у-у… эээ…– мужчина неловко пожал плечами и опустил глаза.
-- Так, стоп! Стоп! Стоп! – Катрин замахала руками. – Что я беременна, что ли?!
Шетардьё с надеждой и страхом взглянул на жену.
-- Чт-то-о?!..– только и смогла выдавить она.
-- Я-я… подумал… ну-у… мы ж с тобой… не предохранялись… с тех пор как доктор сказал, что ты… эээ… что у нас… больше не будет… детей…– слова с трудом вырывались из груди мужчины, словно он впервые заговорил.– А-а-а… врачи… порой ошибаются… вот…
-- И что?!
-- Гм… ну-у… ты сегодня сама не своя… то хочешь сладости, то нет… вино едва пригубила… раскапризничалась из-за платья… вот я и подумал…
-- Я не беременна, Тьен,– чётко произнесла Катрин.
-- Откуда ты можешь знать, если не ходила к доктору?.. А может ты потому и не ходила, что боишься сглазить?.. И мне поэтому не рассказываешь, да?..
Кати поняла, что сама уже серьёзно начинает задумываться о возможности своей беременности. "Нет! Нет, этого не может быть!– уверяла она себя.– А вдруг?.."
-- Тьен, доктор сказал, что просто так я не могу забеременеть… для этого нужно длительное лечение…
-- Он мог ошибиться! И потом, всякое бывает…– настаивал Шетардьё. – Мы с тобой завтра вместе сходим к врачу, всё узнаем! Ничего не бойся, я с тобой!
-- Тьен! В этом нет необходимости! – попыталась возразить Катрин.
-- Кати, я же вижу, что ты весь день переживаешь, не решаешься мне рассказать про это…
Женщина зажмурила глаза, как когда-то в детстве перед прыжком с высокой ветки дерева. Тогда ей было очень страшно.
-- Я не решаюсь тебе сказать… сказать про то, что…– создавшаяся ситуация была уже невыносима для Катрин и набрав в легкие воздуха она выпалила:– …что изменила тебе! Это произошло случайно и один раз, но произошло!
С ужасом представляя реакцию мужа, Кати, стараясь не смотреть на него, выбежала в фойе.
Этьен проводил её недоумённым взглядом. Смысл слов дошёл до него спустя какое-то время.
-- Изменила…– тихо повторил мужчина, словно пробуя на вкус это слово.
Шетардьё быстро вышел из ложи, однако Катрин не было нигде видно. Зрители огромной толпой сновали то тут, то там, не давая возможности разглядеть кого-либо.
Тьен быстро направился вниз по лестнице и, наконец, заметил фигуру, движущуюся против общего течения прямо к выходу из театра. Этьен, расталкивая зрителей, бросился вслед за женой. Выбежав на улицу, Шетардьё понял, что вновь потерял Кати из виду.
-- Merde! Что за хреновый день?!– выругался он, направляясь вдоль улицы, ведущей к дому.
Пройдясь пешком в надежде встретить Катрин, и не добившись успеха, Тьен всё же бросил эту затею. Поймав такси, он поехал домой.
Выйдя из машины, Шетардьё посмотрел на окна квартиры, но света в них не было. Не зная, где ещё разыскивать жену, мужчина счёл самым благоразумным - дождаться её дома. Уже подойдя к подъезду, Этьен обернулся, окидывая взглядом двор. На одной из лавочек, в тусклом свете фонаря он заметил тёмный силуэт.
Катрин сидела на скамейке, кутаясь в пальто. В её руках то и дело вспыхивал огонёк зажигалки.
-- Ты почему не идёшь домой? – послышался за её спиной голос Шетардьё.
От неожиданности женщина вздрогнула.
-- Борюсь с желанием курить…– слабо улыбнулась она.
-- Пойдём… будешь бороться дома.
Кати попыталась вглядеться в лицо мужа, чтобы угадать его настрой, но оно было скрыто тенью. Женщина медленно поднялась на ноги, направляясь в дом.

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, квартира, 19:30 – …

Этьен шёл сзади, погружённый в размышления. Его одолевали двойственные чувства: с одной стороны ему хотелось отлупить Катрин - причинить боль, с другой - он пытался оправдать её.
Супруги зашли в дом. Кати включила свет, робко поворачиваясь к мужу лицом.
"В конце концов, что такого случилось?– уговаривал себя Тьен.– Можно подумать, я никогда не спал с женщинами, которые трахались с другими мужиками… Но, чёрт побери, эти женщины не были моими жёнами!.. Я не любил их!.. Конечно, можно её побить, а толку?.. Она уйдёт и ещё не известно вернётся ли?..".
-- Скажи что-нибудь,– тихо попросила Катрин, видя, что муж где-то далеко.
Шетардьё откашлялся и иронично улыбнулся:
-- Надеюсь, тебе хоть понравилось?
-- Не уверена, что ты действительно хочешь услышать ответ…– проронила Катрин.
Не снимая плащ, Кати прошла на кухню и включила чайник. "Надоело! Строит из себя оскорбленную невинность! Со сколькими женщинами он сам спал, пока мы были женаты! И ничего, как с гуся вода! А я, значит, совершила немыслимое предательство! Он - мужчина, ему можно! Мне же влюбиться и увлечься нельзя! Это преступление!"
Издав щелчок, электрический чайник отключился, выпустив из носика струйку пара. Катрин заварила в кружке пакетик чая, при этом шумно помешивая воду ложкой.
-- Ты хочешь от меня уйти?– тихо спросил Тьен, прислонившись к дверному косяку.
-- Нет…– неповорачиваясь ответила Кати.
-- Тогда чего ты сердишься?
-- Потому что мне надоело бояться тебя! А точнее - твоей реакции!
-- Разве я тронул тебя или обвинил?– нахмурился Шетардьё.
-- Твоё обвинение молчаливое…
Этьен покачал головой:
-- Нет, я не обвиняю тебя… Я помню, когда я предлагал тебе пожениться, ты сказала: "не могу обещать, что однажды мне не захочется уйти…" Я с самого начала знал, что не смогу тебя удержать… тем более не смогу удержать побоями или обвинениями… Но я рад, если ты действительно ещё пока не уходишь…
Тьен обвёл взглядом напряжённую спину женщины и бесшумно вышел из кухни.
-- Замечательно! – сквозь зубы процедила женщина.
Чайная ложечка со звоном полетела в раковину. Кати почувствовала, что её щеки горят, и только теперь обратила внимание на плащ. Скинув его с себя, она отправилась вслед за мужем в гостиную.
-- Неужели, ты можешь обещать, что никогда не захочешь уйти от меня и не разлюбишь?!! – негодовала женщина.
-- Не задавай вопросов, на которые нет ответов…
-- Вот именно! Поэтому не надо говорить, что знал, что не удержишь меня! Кстати, а что ты для этого делал?! Я давно уже не видела интереса в твоих глазах! Не чувствовала, что любима! И если в этом моя вина, то не молчи и скажи мне! Лишь сегодня, насмотревшись на ужас чужой супружеской жизни, ты заявился с подарками и решил, что пора бы обратить внимание и на наши отношения!
-- То есть это я виноват, что ты мне изменяешь?– возмутился Шетардьё.
-- Не знаю! Возможно!
-- Замечательно! Тогда какого чёрта ты остаёшься со мной, а не со своим любовником?!
-- Потому что люблю тебя - идиота!
-- С чего это вдруг такая милость идиоту, не способному удержать жену?!– прорычал Тьен.
Катрин с грустью посмотрела на мужа и молча ушла на кухню.
-- Прекрасно! Я, как всегда, во всём виноват!– с досадой прошипел Этьен.
Смахнув со стола вазу так, что та разлетелась в дребезги, ударившись о стенку, мужчина направился в ванную.
Вытащив из-за шкафчика маленький пакетик с белым порошком, Шетардьё рассыпал его по поверхности зеркальца. Затем взял трубочку и втянул порошок в себя через нос

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, квартира, 20:20 – …
Выходя из ванной, Тьен уже чувствовал удивительное спокойствие. Всё оказалось таким простым и мелочным. Едва ли ни насвистывая, он прошёл в кухню, приблизившись к Кати и обняв её со спины.
-- Детка, любовь измеряется мерой прощенья… Давай всё забудем, кошечка моя…– Этьен, не позволяя Катрин опомниться, повернул её к себе лицом, жадно припадая ртом к её губам.
У Катрин радостно забилось сердечко. Она обняла мужа и прильнула к нему. Шетардьё крепко обхватил жену и слегка приподнял.
-- Тьен… – ласково прошептала женщина, смотря на него сверху вниз.
-- Да? – весело отозвался мужчина.
Катрин нежно провела ладошкой по щеке Этьена. Внезапно улыбка исчезла с её лица, сменившись беспокойством.
-- Тьен, что с тобой? – женщина обратила внимание на странный взгляд Шетардьё.
-- Ничего…– беззаботно отозвался мужчина, усаживая жену на краешек стола и склоняясь к её шее.
Кати выпуталась из рук мужа.
-- Ты что-то принял, да? Что?! Снова наркотики?!
Женщина обхватила лицо Тьена руками, заставляя смотреть себе в глаза.
-- Ничего я не принимал!– запротестовал Этьен.– Ни наркотики, ни спиртное!..
-- Только не надо врать!
-- Я не вру,– сделав обиженное лицо, надулся Шетардьё.– Если я решил не вспоминать больше о сегодняшней истории - это не значит, что причиной тому наркотики… Неужели так тяжело представить, что я забыл?!..
-- Ммм… извини…– выдавила Катрин, усомнившись в своих подозрениях,– я… просто… мне показалось… ты слишком… весел…
-- Ну, если тебе так хочется видеть меня забившимся в угол в слезах и стенаниях…
Кати виновато закусила губу:
-- Ну, прости… я верю… верю тебе…
Этьен довольно улыбнулся, вновь припадая губами к шее жены. Руки мужчины крепко прижали её тело к своему, поглаживая спину.
Шетардьё вдруг отстранился и быстрым движением смахнул всё со стола, уложив на него Катрин и навалившись сверху. Пальцы мужчины нащупали молнию на платье жены и дернули ею вниз. Ткань медленно поползла с плеч Кати. Ладони Этьена придерживали спину Катрин, в то время как губы ласкали её грудь, заставляя женщину изгибаться на встречу.
-- Тьен…– прошептала она, притягивая мужа за ворот рубашки.
Напряжения всего дня вылилось в жадную страсть. Всё тело Катрин жаждало ласк. Дрожащими руками, нетерпеливо она сорвала с мужа одежду, обхватывая его ногами и привлекая к себе. Губы Этьена на мгновенье расплылись в победной улыбке, а затем снова заскользили по груди женщины.
Шетардьё приподнялся на локтях, рассматривая лицо Кати.
-- Скажи, что хочешь меня,– потребовал он.
-- Х-хочу…– дрожащим от страсти голосом прошептала Катрин.
-- Скажи, что любишь!
-- Люблю…
-- И что тебе нужен только я!..
-- Только ты,– ухватывая Этьена за шею и притягивая к себе, кивнула жена.
Мужчина очень медленно вошёл в неё, словно дразня и замер, с наслаждением ощущая её напряжение.
-- Издеваешься, да? – прошептала Кати, и прихватила зубами мочку уха Тьена.
Её руки скользнули по спине мужа и сжали ягодицы, сильнее привлекая к себе. У Этьена потемнело перед глазами, из груди вырвался глухой стон. Бедра мужчины ритмично задвигались, в то время как губы жадно накрыли рот Катрин.

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, квартира, 21:00 – …

Едва Катрин и Этьен слезли со стола, подбирая одежду, послышался звук шагов.
-- Одевайся!– тихо скомандовал Шетардьё, впопыхах напяливая рубашку.– Это Брайн…
-- Что?!..
-- Я виделся с ним днём, дал ключи и сказал, чтобы вечером приходил к нам…
Кати так разволновалась, что едва справилась с платьем.
-- Молния!– скомандовала она, поворачиваясь к Тьену спиной.
Тот быстро застегнул платье и в этот момент открылась дверь кухни.
-- О!.. А я думал, вы ещё в театре,– улыбнулся Брайн.– Фигак!.. А чё это у вас тут такой погром?!..
-- Эээ… это всё она! – Шетардьё обвинительным жестом указал на мирно спящую в своей корзинке кошку.
Маленькое тельце животного было перевязано бинтами после перенесённой у ветеринара процедуры.
-- Так расшалилась, а потом вот уснула! – сделал ещё одну попытку Этьен, широко улыбаясь.
Брайн перевел взгляд с кошки на Катрин и вопросительно поднял бровь. Сделав свои выводы по смущенной улыбке женщины, парень не стал больше задавать вопросов.
-- Давайте-ка ужинать! – предложил Шетардьё, подталкивая жену и сына к выходу. – Вы идите в гостиную, а я всё сделаю!
Кати с Брайном послушно вышли из кухни.
-- Вот я достала то, что ты просил, – женщина протянула сыну два диска. – Посмотри, а я пока схожу переодеться.
Катрин достала из шкафа платье и ушла в ванную. Приняв душ и сменив одежду, она открыла полочки над зеркалом, чтобы принять лекарство от некстати разыгравшейся мигрени. Потянувшись за пузырьком, Кати случайно смахнула несколько коробочек и баночек с полки. На кафельный пол ванной комнаты шлепнулся пакетик с белым порошком. Женщина едва удержалась, чтобы ни выругаться.
-- Ну, ты у меня ещё получишь! – грозно буркнула она себе под нос, перекладывая пакетик с наркотиком в другое место.

Брайн устроился поудобнее в кресле, врубив музыку.
-- А где Катрин?– заходя в гостиную, поинтересовался Шетардьё.
-- В душе, как я понимаю,– расплылся в улыбке парень.– Ого!.. Чего это ты тут нажарил?!..
Козырь потянулся рукой к тарелкам, которые расставлял на столе Тьен, но тот дал ему по ладони.
-- Подождём Катрин!
Брайн скептически качнул головой, а потом вдруг полез в карман:
-- Во!.. Чуть ни забыл! Держи!.. Как заказывал - обалденное качество!
Этьен взял у сына небольшую коробочку и заглянул внутрь. Там лежала марихуана.
-- Класс,– понюхав, довольно кивнул Шетардьё.– Сколько я тебе должен?
-- Тебе по блату… вот тока нужно тут с двумя козлами разобраться…
-- Сделаем,– подмигнул Тьен, убирая коробочку в секретер.
-- Может хлебнём виски, пока нет Кати?– предложил Козырь, вытаскивая из джинсов небольшую фляжку.– А то она ругается, когда видит меня со спиртным…
-- Хочешь, чтоб она ещё и меня отругала с тобой за компанию?!
Брайн нажал на пульт, убавляя звук музыкального центра.
-- Будет выключать воду - услышим!
-- Ладно, давай…– Шетардьё сделал глоток из предложенной фляжки.

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, квартира, 21:35 – …

Войдя в гостиную, Кати подозрительным взглядом окинула Этьена и Брайна, смирно сидящих на диване.
-- Чего это вы притихли?
-- Ничего! Тебя ждём! – с готовностью ответил Тьен. – Теперь можем начинать ужинать!
Мужчина неуверенно поднялся на ноги и прошёл к столу. Катрин хмуро посмотрела ему в след.
-- Он что-то такое приготовил и не разрешал трогать без тебя! – доверительно сообщил Козырь.
-- Правда?! – постаралась улыбнуться женщина, потрепав сына по плечу. – Давай попробуем!
Тьен разложил по тарелкам рис и подливу из пережаренных креветок и мидий со специями.
-- Может откроем бутылочку шампанского?– предложила Кати.
Этьен и Брайн быстро переглянулись.
-- Там, в баре,– кивнул Шетардьё сыну.
Парень быстро принёс бутылку, протягивая отцу.
-- Дай Кэт… она у нас с одного взмаха сабли открывает шампанское,– подмигнул жене мужчина.– Правда, детка?..
-- Ух, ты!– оживился Козырь.– Сейчас принесу саблю!
-- Слушай, детка…– Катрин грозно повернулась к мужу.– Ты совсем с ума сошёл?
-- А что такого?– удивился Тьен, старательно отводя глаза.
-- Так! Готово!– послышался голос Брайна.
Парень поставил бутылку на стол и протянул Кати саблю. Женщина неловко взяла в руки оружие и с сомнением уставилась на шампанское.
-- Я, пожалуй, отойду подальше…– пробормотал Шетардьё, поднимаясь со своего места.
Брайн вопросительно посмотрел на отца.
-- В трезвом виде она такого не проделывала,– пояснил Тьен.
-- О-у… понимаю…– кивнул Козырь, вставая поодаль.
Катрин долго прицеливалась, прежде чем взмахнуть своим оружием. Клинок просвистел в полудюйме от пробки, даже не задев бутылки.
-- Почти попала,– хмыкнул Этьен.
-- Я просто пожалела твои блюда,– иронично отозвалась Кати,– а то пришлось бы из них битое стекло выковыривать…
-- А ты сам-то откроешь?– сощурился Брайн, посмотрев на Шетардьё.
-- Даже с закрытыми глазами!– Тьен с самодовольной улыбкой забрал у Катрин саблю и кинул бутылку Брайну.– Не испугаешься подержать на вытянутой руке?!..
-- Запросто!– с вызовом ответил парень.
-- Нет!!! Вы что, рехнулись?!! – Кати в панике бросилась между сыном и мужем.– Я запрещаю!..
-- Кэт, отойди!– приказал Этьен.– Это мужское пари!
Катрин подошла вплотную к мужу.
-- Ты на ногах еле стоишь! – тихо произнесла она.
-- Я - не ты! Могу это сделать в любом состоянии! – самодовольно заявил Тьен, размахивая саблей. – Брайн, становись!
-- Брайн, подожди нас минутку, ладно? – улыбнулась Кати, одновременно с этим выталкивая мужа за дверь.
-- Прекрати ерундой заниматься! И не мешай мне! – возмутился Этьен.
-- Это ты прекрати! Покалечишь мне ребёнка, я с тебя самого шкуру спущу!– со злостью предупредила Катрин.– Не смей этого делать!
Женщина отвернулась от мужа и снова вошла в гостиную.
-- Ну?.. Чем закончился семейный совет?– усмехнулся Брайн, вопросительно глядя на родителей.
-- Установлением матриархата!– со скучающим видом доложил Тьен.– Так что, садись за стол и делай, что велит мама…
Парень скептически покачал головой и вернулся на своё место.
-- Ты всегда её слушаешься?– недоверчиво хмыкнул он.
-- Всегда,– кивнул Шетардьё, откупоривая бутылку шампанского и разливая по бокалам,– и тебе советую…
-- Если я когда-нибудь женюсь, то в семье буду главным я!
-- Ну-ну… посмотрим…
-- И даже смотреть не надо! Как скажу - так и будет!
-- А как там твоя девушка?– решила сменить тему Катрин.
-- Какая?..
-- А у тебя что, их столько, что со счёта сбился?– ухмыльнулся Этьен.
-- Да нет… мне пока и трёх хватает.
-- Та, которая думала, что забеременела от тебя,– стараясь сохранять спокойствие, пояснила Кати.
Брайн подцепил вилкой гарнир с подливой и отправил в рот:
-- Ммм… это довольно вкусно!.. Ты про Жанет, что ли? Да, она действительно залетела… правда, как оказалось не от меня!.. Я её бросил!
-- А ты уверен, что не от тебя? – с сомнением спросила Кати.
-- Да ты что! Конечно, уверен! Я бы своего ребёнка не оставил!
Женщине показалось, что это упрёк в её адрес.
-- До меня позже дошли слухи, что отец ребёнка Жанет, тоже её бросил! Конечно, на фига ему такая обуза! – усмехнулся Брайн.
-- Может быть, тебе стоило бы её поддержать, всё же вы какое-то время были вместе, а она теперь осталась совсем одна…– предложила Катрин.
-- Ха! С какой это радости? Эта… кх… в общем она спуталась с кем-то пока меня не было, а я её теперь поддерживай!
-- Понятно…– пробормотала женщина, осушив свой бокал.
Шетардьё бросил косой взгляд на жену.
-- В жизни всякое бывает,– задумчиво отозвался он.– Кто знает, может она тебе просто наврала, что ребёнок не твой… А может действительно влюбилась в другого… А вот что для тебя важнее и нужнее, ты сам должен решить…
-- А ты давно стал экспертом в семейных делах?!– усмехнулся Брайн.– Сам бросил Катрин, а меня теперь упрекаешь!
-- Вот я и хочу, чтоб ты не совершал моих ошибок… Не известно, будет ли у тебя шанс потом всё исправить…
-- Кто сказал, что я хочу что-то исправлять?!
-- Ладно, дело твоё.
Козырь нахмурился, уставившись в тарелку.
Несколько минут все сидели в молчании, продолжая ужинать, потом вдруг Брайн встал из-за стола.
-- Ты куда?– встрепенулась Катрин.
-- Ммм… пойду прокачусь по городу…
-- А ночевать вернёшься?
-- Если не вернусь, то заеду завтра утром.
Женщина поднялась, чтобы проводить сына. Прежде чем вернуться в гостиную, Катрин зашла в ванную за «заначкой» Этьена.

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, квартира, 22:15 – …

-- А теперь я буду тебя убивать! – заявила она, подойдя со спины к мужу и угрожающе положив ладонь на его шею.
-- За что?! – изумился Шетардьё.
-- За это!
На стол перед мужчиной упал пакетик с белым порошком.
-- Сколько ещё этой дряни ты распихал по дому?!
-- Где ты это взяла?
-- Там, где ты оставил!
-- Я уже и забыл про него,– пожал плечами Этьен, поворачиваясь к Кати.– Я его месяц назад куда-то заныкал, а потом забыл…
-- Что-что?!– недоверчиво усмехнулась Катрин.– Расскажи ещё кому-нибудь эту басню!
-- Да я вообще уже не помню, когда последний раз баловался порошком, честно! Травку - да - иногда курю… Ну, ты чего в самом деле? Как на допросе?!..
Тьен обнял Кати за талию, властно притянув к себе.
-- Ну-ка, скорей поцелуй меня,– улыбнулся мужчина.
-- И не подумаю! – упираясь в плечи мужа, заявила Катрин.
-- Это почему?
-- Потому что ты жуткий обманщик!
-- Да говорю же тебе: не принимал я его! Почему ты мне не веришь?! – возмутился Шетардьё.
-- Потому что у тебя очень странный взгляд и ещё ты не можешь так опьянеть с одного бокала шампанского! Врун!
-- Это у меня влюблённый взгляд,– весело сообщил Тьен.– И опьянел я от одного взора на тебя, воспоминания о том, что ты вытворяла на кухонном столе!..
-- Я вытворяла?!– возмутилась Катрин.
-- Ну, мы вытворяли. Признаться, я не прочь повторить эксперимент…
-- Ты уверен, что справишься в таком состоянии?– снисходительно усмехнулась Кати.
-- Не волнуйся, детка, ты ещё будешь просить, чтоб я остановился! – руки Этьена скользнули с талии женщины на ягодицы и крепче прижали Катрин к телу Шетардьё.
-- Да ну тебя! – хмуро произнесла женщина, стараясь выпутаться из рук мужа.
-- Это означает, что ты во мне сомневаешься? – улыбаясь, повёл бровью Тьен.
-- Всё бы тебе паясничать!
Кати вырвалась из объятий мужчины и села за стол, наполняя шампанским свой бокал.
-- А кто паясничает?! Я вполне серьёзно!.. Хочешь пари?!
-- Да иди ты со своими глупыми пари!..– выпивая залпом шампанское, послала Этьена женщина.
-- Может пойдём туда вместе?– Шетардьё перекинул ногу через колени Катрин, садясь на них, и склонился к лицу жены.
-- Тьен!– завопила Кати, придавленная к стулу тяжестью мужчины.
-- Да, детка?.. Что-то не так?..
-- Слезь с меня, увалень!
-- Неа… мне и так удобно…– Этьен наклонился к шее жены, слегка прихватывая её зубами.
-- А мне вот - нет! – капризно заявила женщина.
-- Да? Почему же? – как ни в чём ни бывало, поинтересовался Тьен, на мгновение оторвавшись от шеи Кати.
-- Потому что под твоей тяжестью я уже ног не чувствую! И вообще, ты мне мешаешь ужинать!
-- Это ты мне мешаешь! – игриво улыбнулся мужчина.
Тёплые ладони Шетардьё обхватили личико жены, и его губы нежным поцелуем коснулись её рта.
-- Что это ты так возбуждён сегодня, а? – подозрительно сощурившись, спросила Катрин.
-- Я соскучился! Что тут странного?! – удивлённо воскликнул Тьен.
-- Соскучился?.. – подняв на мужа глаза, тихо спросила женщина. – Очень-очень соскучился?
-- Угу…
Этьен преданно уставился на жену. Его сердце учащённо забилось в предвкушении ответа.
-- До такой степени, что готов быть пай-мальчиком?– с вызовом спросила Кати.
Шетардьё быстро закивал головой.
-- То есть ты приберёшься здесь и сам помоешь посуду?.. А я могу в это время поваляться в ванной и побездельничать, да?
Лицо Тьена вытянулось, а глаза округлились.
-- Да…– с потухшим взглядом отозвался он.
-- Ты такой милый… – ласково прошептала Катрин, проводя пальчиком по подбородку мужа.
-- Угу…
Шетардьё медленно склонился к лицу женщины.
-- И очаровательный… – щеку мужчины обожгло горячее дыхание.
-- Угу… – снова буркнул Этьен, осторожно касаясь губами личика жены.
-- Тьен? – шепнула Кати.
-- А?
-- А ты чего сидишь-то?
Тьен вздохнул, нехотя поднимаясь с колен Катрин, и поплёлся на кухню. Женщина лукаво улыбнулась, глядя ему вслед.

19 сентября, воскресенье. Франция, Париж, квартира, 23:00 – …

Закончив уборку, Шетардьё направился в спальню, но Кати там не было.
-- Ты всё ещё бездельничаешь в ванной?– подходя к двери, спросил Этьен.
Однако ответа не последовало. Постояв немного переминаясь с ноги на ногу, мужчина осторожно приоткрыл дверь в ванную комнату и заглянул внутрь. Кругом горели свечи, приятно пахло какими-то цветами и вся ванная была в белоснежной пене.
Тьен даже присвистнул.
-- Н-да… я бы тоже не отказался провести здесь остаток дней…– мужчина ещё раз осмотрелся.– Катрин, ну, ты где?!
Этьен вдруг почувствовал, как женские руки обвивают его пояс.
-- Насчёт остатка дней не знаю, но следующие несколько часов - точно…– прошептала Кати ему на ухо.
Катрин стянула с мужа тонкий кашемировый свитер и слегка подтолкнула в глубь ванной комнаты.
Помогая мужу раздеться, она едва ощутимо касалась губами его обнажённой кожи.
-- Теперь ныряй! – велела Катрин Этьену.
Мужчина послушно погрузился в душистое облако пены, ощущая, как приятно бурлит вода в джакузи.
Кати скинула с себя шёлковый халатик и опустилась рядом с мужем. Тьен довольно заурчал, обнимая Катрин за плечи.
-- Детка, ты бы предупредила, я б тогда побыстрее вымыл посуду…– улыбнулся Шетардьё, целуя жену в висок.
-- Тогда не получился бы сюрприз.
Женщина повернулась к мужу, сложив губки бантиком, Этьен с удовольствием припал к ним, осторожно покусывая.
Катрин слегка отстранилась от мужа, чтобы взять с полочки мочалку.
-- Ммм… ты собираешься потереть мне спинку, да? – лениво протянул Тьен.
-- Неа… Это ты мне будешь тереть спинку!
Шетардьё улыбнулся, забирая из рук жены мочалку. Губка нежно заскользила по коже женщины, оставляя следы пены.
-- Всё-таки ты - жулик,– улыбнулся Этьен.
-- Почему?
-- Потому что ты уже принимала душ, пока мы с Брайном пили, а теперь опять требуешь…
-- Что вы делали?!– резко обернулась Катрин.
От неожиданности Шетардьё даже вздрогнул:
-- Что… делали?..
-- Ты сказал, что вы пили!
-- Мы?.. Ну-у… да… чай с бальзамом, а что это преступление?..– Этьен невинно захлопал глазами.– А ты о чём подумала?
-- О том, что ты врёшь мне!– Кати ухватила мужа за подбородок, чтобы посмотреть в его глаза.
-- Почему ты мне не веришь?!
-- Потому что ты очень часто врёшь!
-- Но, Катрин…
Женщина угрожающе покачала головой:
-- Нет, Этьен. Ты сейчас же во всём сознаёшься, иначе… иначе…
-- Иначе - что?– вопросительно изогнул бровь мужчина.
-- Иначе я не стану с тобой разговаривать до тех пор, пока ты ни расскажешь правду! Вот!
-- Ну, Кэт, я и говорю правду…
Кати ничего не ответила, отвернувшись от мужа в другую сторону.
-- Ну, хорошо-хорошо,– капитулировал Этьен.– Ты права, я немного приврал… мы пили виски…
-- С Брайном?!– возмутилась Катрин, резко повернувшись к мужчине.
-- Ну, мы же ни где-нибудь в притоне надирались?! А культурно выпили по чуть-чуть перед ужином… Или может ты думаешь, что наш сынок впервые попробовал спиртное?..– Шетардьё осторожно сжал под водой пальчики Кати в своей ладони и заглянул в глаза.– Ну, не сердись, пожалуйста… Мне так хочется видеть на твоём лице только улыбку, дорогая…
-- Дорогая…– передразнила его женщина.– Что-то не похоже, что тебе нужна моя улыбка!
-- Что ты такое говоришь?
-- Да! Иначе бы ты не врал мне постоянно!
-- С чего ты взяла, что я тебе постоянно вру?! – возмутился Шетардьё.
Катрин поджала губы, пристально посмотрев на мужа:
-- Чувствую! Но доказать не могу!
-- Это пустые обвинения! А за недоказанное преступление не наказывают! Так что перестань сердиться…
Этьен изобразил самое очаровательно выражение на своём лице, так что Кати не смогла сдержать улыбки.
-- Ну, и кто из нас жулик?– иронично спросила женщина.
-- Ты!– с озорной улыбкой выпалил Тьен, быстро притягивая к себе жену и плюхаясь вместе с ней в воду.
-- Тише! Утопишь!
-- Сам утоплю! Сам и спасу!
Шетардьё крепко обнял Катрин, целуя её в губы. Руки женщины обвили его шею, но вскоре Кати отстранилась от мужа.
-- Не приставай ко мне! – с наигранной строгостью заявила она.
-- Почему это? – насупился Этьен.
-- Ты мешаешь мне тебя мыть! На вот, займись пока!
Пошарив рукой под грудой полотенец, Катрин извлекла на свет резинового утёнка. Нажав на жёлтый животик игрушки, чтобы та издала писк, Кати протянула её мужу.
-- Кх… хорошо хоть не резиновая кукла,– иронично хмыкнул Тьен, качая головой.
-- Пф!.. Какой же ты пошлый!– фыркнула Катрин, шлёпнув мужа мочалкой по голове.
-- Точно… но я ведь всё равно тебе нравлюсь, верно?!
-- Скромник!
Шетардьё расплылся в довольной улыбке и, обхватив Кати за талию, прижался щекой к её животику.
-- Зато ты такая хоро-о-ошая…– нараспев прошептал он, поглаживая одной рукой ножки жены.
-- А ты такой него-о-одник!
-- Почему? – подняв лицо к жене, спросил мужчина.
-- Потому! Мне виднее! – безапелляционно заявила Катрин.
Этьен по-детски скуксился, уткнувшись подбородком в животик жены. Кати рассмеялась и, склонившись к губам мужа, нежно поцеловала его.
-- Но ты мне всё равно нравишься! – шепнула женщина Тьену.
-- Отлично… тогда пора перебираться в спальню…– заговорщицки промурлыкал Шетардьё на ушко жене, вытаскивая Катрин из джакузи.
__________ 20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 07:00 – …
Леон по привычке поднялся половина седьмого, принял душ, наскоро позавтракал и начал собираться на подстанцию.
За окном стоял солнечный день - первый за последнюю дождливую неделю, поэтому настроение мужчины немного повысилось… если оно вообще способно было повысится, учитывая, что работа давно уже перестала приносить ему удовольствие.
Возле дома послышался резкий визг тормозов, как если бы неумелый или слишком торопливый водитель пытался сбросить скорость прямо перед тем, как резко повернуть к крыльцу.
Леон даже не успел среагировать, как спустя пару секунд дверной звонок разорвал тишину дома. Стратег КЯ вышел в холл как раз в тот момент, когда в дом ворвалась Оливия. Мужчина остолбенел, явно не ожидая её здесь увидеть.
-- Где моя дочь?!! Ты подлый мерзавец, клянусь, я убью тебя, если ты не вернёшь мне её!!!– едва увидев его, закричала женщина, накидываясь на стратег КЯ с кулаками.
Из раскрывшейся сумочки посыпались вещи и среди первых выпал револьвер, про который Ливи видимо в пылу забыла. Леон с трудом перехватил запястья Ливи, пытаясь удержать разъярённую женщину на расстоянии.
Охранник, он же дворецкий, не сумевший остановить вихрь по имени Оливия, опомнившись, бросился на помощь хозяину.
-- Не надо, Ганс! Мы сами!– предупредил действия охранника Леон.
В этот момент Ливи, что было сил, заехала бывшему мужу ногой по голени. Тот взвыл от боли, быстро выпустив руки женщины.
Оливия нагнулась к пистолету, но стратег КЯ опередил её - отпихнув оружие ботинком в сторону. В следующую секунду женщина почувствовала, как Леон завёл ей обе руки за спину и потащил в ближайшую комнату.
Мужчина с трудом вволок сопротивляющуюся и посылающую в его адрес проклятия на итальянском Ливи в библиотеку и силой усадил на диван. Однако та, видимо, была в истерике и стратег КЯ никак не мог понять, чего от него хотят.
Попробовав начать с уговоров, Леон быстро бросил это пустое занятие и пару раз сильно ударил Оливию по щекам.
-- Успокойся!– приказал мужчина.– И говори, что тебе нужно?
На Леона уставилась пара горящих безумием глаз. Вместо ответа Ливи снова дёрнулась к нему, явно собираясь добраться до его лица или всего, что попадётся под её руки и ногти. Стратег КЯ, увернувшись, снова ловко перехватил её запястья и больно сжал их.
-- Говори!– приказал он, слегка тряхнув женщину.– Ну же, или я выкину тебя из моего дома!
-- Ты…– слова довались женщине с трудом, было такое ощущение, словно она очень долго молчала и почти забыла как это - говорить.– Верни мне Сандринью!
-- Вернуть? О чём ты…
-- Не притворяйся!!! Ты украл её! Выкрал из дома!– из огромных глаз Оливии покатились слёзы.– Леон… я умоляю тебя… верни мне дочь… прошу…
Мужчина застыл словно парализованный, с ужасом смотря на бывшую жену.
-- Алекс… п-похитили?..– едва ни задохнувшись, выдавил стратег КЯ.– Ты что несёшь?!
-- Отдай мне дочь!– простонала Ливи.
-- Господи… этого не может быть,– отступая от Оливии на несколько шагов, прошептал мужчина.
Леон быстро набрал чей-то телефон.
-- Дайте мне срочно кого-нибудь из группы Z4!– прорычал он.– Нет связи?!.. Посмотрите через навигатор картинку!.. Что?! Убиты?!.. Все?!
Сердце стратега КЯ ухнуло в пятки. Группа, которую он оставил следить за домом Оливии (ещё после покушения на неё в Канаде) была вся уничтожена.
Леон растерянно опустил сотовый.
-- Майори!– догадался он.– Дрянь! Ты мне ответишь за это!
Мужчина принялся набирать номер О’Тум.
Всё это время Оливия сидела на диванчике, обхватив себя руками, и раскачиваясь из стороны сторону. Из всех лихорадочных действий предпринятых Леоном она поняла только то, что девочки у него нет, похитители не известны и её ребёнок пропал, и совершенно не ясно, где его искать.
Оливии показалось, что она умирает. Не в силах расцепить руки она, как сидела, обняв себя, так же и наклонилась вперёд, утыкаясь лицом в колени. Плечи женщины мелко дрожали. Что она пережила за это утро, Ливи не желала никому.
Майори, наконец, ответила (совершенно заспанным голосом):
-- Алло…
-- Где мой ребёнок, сука?!– зашипел в трубку стратег КЯ.– Кому ты сказала?!
-- И тебе доброе утро, Леон…
-- Мою дочь похитили! Никто кроме тебя не знал!.. Если через пять секунд ты не скажешь, кто - я высылаю к тебе группу оперативников!
-- Я не понимаю, о чём ты говоришь…
-- Четыре!
-- Леон, я здесь не причём!
-- Три!
-- Подожди,– послышался дрожащий голос О’Тум.
-- Два!
-- Иштван! Это Иштван!.. Но я клянусь, я случайно… я не собиралась ему рассказывать…
Леон не стал дослушивать, отключив связь и набирая уже номер Сабо.
Оливия подняла голову, с надеждой вслушиваясь в телефонные переговоры Леона.
Сабо долго не брал трубку и когда, наконец, ответил голос, его звучал устало.
-- Я слушаю…
-- Нет, это я слушаю, Иштван,– ледяным тоном, произнёс стратег КЯ.– Где моя дочь?
-- Какая дочь?
-- Та, про которую тебе поведала Майори. Не вздумай отпираться, что она не у тебя… Я не собираюсь играть с тобой в игры. Говори, что тебе надо.
Голос Леона звучал спокойно, но внутри мужчину просто трясло от страха за дочь.
-- Женщины удивительно болтливые существа,– всё так же устало отозвался Сабо.– Особенно некоторые из них.
-- Что. Тебе. Нужно.
Ливи оживилась и привстала с дивана, поняв, что Леон нашёл похитителей.
-- Ничего особенно, Леон. Мои файлы по Соединенным Штатам, выкраденные твоими людьми и…– на том конце провода произошла небольшая заминка,– …пересмотр результатов последней конференции по делу Колосса. А в целом это отдельный разговор. Пока подумай, позже снова поговорим.
Леону показалось, что голос Сабо звучал как-то не твёрдо. Словно он не был готов к беседе. В трубке раздались короткие гудки.
Стратег КЯ вновь набрал Иштвана, но номер оказался недоступен.
-- Где она?!.. Что с ней?!– подлетев к мужчине и дёргая его за рукав, задыхаясь, выпалила Оливия.– С ней всё в порядке?!..
Ничего не ответив и отдёрнув руку с телефоном, Леон набрал техническую лабораторию.
-- Дайте Ричарда! Быстро!.. Ричард, пробегитесь навигатором по всем домам Иштвана Сабо,– распорядился стратег КЯ,– поставьте уловитель на все его телефонные номера! Найдите его!
Леон прервал связь, наконец, взглянув в бледное лицо Оливии.
-- Где она?– выдохнула женщина, с надеждой глядя в лицо бывшего мужа.– Ты ведь спасёшь её, правда?
Стратег КЯ медленно кивнул, не отрывая тёмного взора от глаз Ливи.
-- Я сделаю всё…

20 сентября, понедельник. Франция, Тулуза, частная резиденция, 07:00 – …

Сабо, закрыв глаза, устало помассировал переносицу. Всё получилось слишком быстро. Это был его просчет - он не думал, что Майори так легко будет высчитать и расколоть. Чёрт, он считал, она умнее. Переоценил союзника, что может быть бездарнее?
Венгр присел на корточки возле играющей в кубики малышки и помог ей установить конус на верху пирамидки. Ребёнок радостно рассмеялся.
-- Эмиль-Эмиль, втянул ты меня,- лидер «Солдат свободы» протянул Александре очередной кубик, который она швырнула в старательно выстроенную стенку - хлипкая конструкция пошатнулась и рухнула.– Н-да, наследственность на лицо.
На столе зазвонил стационарный телефон. Иштван поднялся на ноги и взял трубку.
-- Всё отлично, они активировали спутник на полную мощность и мы его хакнули!– раздался в трубке звонкий голос Пикета.– А они даже не заметили, там какой-то грандиозный переполох…
Сабо мрачно усмехнулся:
-- Надо думать.
-- Что ты им устроил?– лидер ЧЛ весело смеялся, одновременно переговариваясь с кем-то рядом с собой на французском.
-- Вечером расскажу. У вас есть возможность прикрыть от спутника моих людей?
-- Нет вопросов, будем давать ложные картинки, а как долго? Нам нельзя, чтобы это особо бросалось в глаза. Система не должна сбоить.
-- Хорошо, делайте, что можете.

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 08:00 – …

Леон сел за стол, положив перед собой руки и покручивая карандаш.
-- Почему ты ничего не делаешь?– в отчаянье спросила Ливи.
-- Я думаю…
-- О чём ты думаешь?! Отдай Сабо, что он просит!– потребовала Оливия.
-- Сабо - не Майори! От него десятью миллионами не откупишься!– яростно сверкнул глазами мужчина.
-- Какая разница сколько? Хоть сто!– женщина вскочила с диванчика.– Что он хочет?!
-- С меня информацию, с тебя - Латинскую Америку…
Ливи на секунду оторопела, но только на секунду.
-- Ну, так отдай ему всё!– выпалила она, метнувшись к столу.– Отдай! Слышишь?!
-- Лив! Заткнись!– процедил Леон, поднимаясь со своего места.– Ты что, не понимаешь, что происходит?!.. Сабо знает, что как только он вернёт нам ребёнка, я его убью! Он не остановится! После этого он потребует ещё и ещё… и так до тех пор, пока ни сотрёт нас в порошок, чтобы уж точно ему НИЧТО не угрожало!
Оливия побледнела:
-- Что же тогда… Если мы не выполним его требования - он может… он может что-то сделать Сандринье! Ты этого хочешь?! Мы должны исполнить его требования, а потом уже думать!!!
-- Мы всё исполним,– резко оборвал мужчина.– Но и себя обезопасим!
-- Господи, Леон… ты погубишь нашего ребёнка!..
-- Прекрати истерики! Ты позволила нашего ребёнка похитить!.. И смеешь предъявлять претензии, когда я пытаюсь его спасти!
-- Да как ты смеешь!!! Если бы не твои делишки с Сабо, её никогда бы не похитили! Из-за тебя наша дочь в постоянной опасности!
-- Раньше надо было думать, от кого детей заводить!– в гневе прошипел Леон.– Я тебя предупреждал!
-- Да, я помню, ты никогда не хотел этого ребё…
Оливия не успела закончить фразу - мужчина со всего размаха, ударил её по лицу. Не удержавшись на ногах, Ливи шлёпнулась обратно на диван.
-- Не смей так говорить!.. Я люблю Алекс не меньше тебя! Если б ты не выгнала меня из дома, я бы обеспечил ей нормальную охрану!
Оливия отвела руку от горящей огнём щеки и, без страха глянув в глаза стратега КЯ, с ненавистью процедила:
-- Если бы ты не шлялся и не выбалтывал свои секреты тебя бы никто из дома не выгнал!
Кровь ударила стратегу КЯ в голову:
-- Будь у меня нормальная жена - не приходилось бы шляться.
-- Так заведи себе! Что ж ты не женишься на своей болтливой шлюшке, вы друг друга стоите!
-- Меня всегда поражала твоя проницательность, Лив!– пробирающим до костей холодным голосом выдавил Леон.– То, что твой Пикет выдирает информацию из контекста - я всегда знал, но что ты веришь каждому его слову… Чё-ё-ёрт!.. Нельзя же быть такой глупой! Иногда мне кажется, что в тебе нет ни капли здравого смысла! Ты знала, что я ненавижу Майори, но с лёгкостью поверила Пикету, что я шлялся к ней на свидания! Ты - дура!
-- Да,– кивнула Оливия,– конечно, я дура. Потому что мне надо было послушать, когда меня с самого начала предупреждали держаться от тебя подальше. Куда уж мне тягаться умом с великим и могучим стратегом КЯ, который: тут любит - здесь не любит, тут трахает - здесь детей воспитывает!!! Да, я верю Пикету, ему незачем меня обманывать, а ты хоть бы не светился так откровенно.
Начавшийся на повышенных тонах голос Ливи леденел с каждым словом, похрустывая льдинками к концу.
-- Я ни в чём не виноват!.. Мне нечего скрывать! Майори узнала, что у нас ребёнок не от меня! Если ты забыла, твоя так называемая подруга, видела ребёнка у тебя дома… той злосчастной осенью, когда объявился Филипп!.. Я лишь пытался заткнуть ей рот!
-- Как?!! Переспав с ней?!!
Леон злобно скрипнул зубами:
-- У меня был выбор… или я, или ты!.. Видимо, нужно было прислать тебя к ней!!!
Глаза Оливии изумлённо расширились.
-- Ты… ты что несёшь?! Ты ненормальный!
-- Не веришь мне - спроси у своего драгоценного Пикета! А за одно поинтересуйся, почему он тебе рассказал только о том, что я был с Майори?!.. Почему пропустил выкуп в 10 миллионов, которые я должен был отыскать всего за два часа?! Почему не поведал, что Майори угрожала рассказать о ребёнке брату Шияма, которого я убил накануне?!
-- Хм, дай подумать. Я хорошо знаю логику Эмиля. Думаю, как и ты, он решил, что секс с Майори был наивысшим достижением в тот день. Было, что отметить. Поздравляю.
-- Ну, конечно!.. Когда ты спала с Филиппом - это было из благородных побуждений! Самопожертвование!.. А я с Майори - исключительно из похоти!.. Да пошла ты...
-- О, конечно, пойду! Не сомневайся!.. Хотя, конечно, я ценю твою жертву: Майори, наверное, нелегко было тебя связать…
Леону показалось, что его ударили под дых. Стало тяжело дышать и почему-то жутко закололо в груди.

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 08:50 – …

Ливи достала свой сотовый, набирая номер Сабо (сначала один, затем другой). Наконец, Иштван ответил.
-- Забирай Латинскую Америку! Верни мне дочь!– выпалила в трубку Оливия.
-- О! Леди Райс!.. Вы очень благоразумны, благодарю…– послышался ответ Иштвана.– Если вы ещё и отца вашей малютки уговорите… кх… быть благоразумным, то… мы поладим.
В трубке послышались короткие гудки.
-- Он вернёт Сандринью!– указывая на телефон, словно это было главное доказательство, вскричала Ливи.– Отдай ему то, что он просит!
Леон не стал дослушивать, связываясь с технической лабораторией:
-- Ричард! Ты засёк его?.. Он только что говорил с Оливией!
-- Не могу! Тут твориться что-то не понятное!.. Каждые полминуты разные данные! Словно спутник сошёл с ума или…
-- Что или?!
-- Или им кто-то управляет,– выдвинул версию Ричард.
-- Управляет?! Но доступ к навигатору только у нас и у…– Леон оборвал себя на полуслове, уставившись на Оливию,– …и у Нольде…
-- Я попробую проверить.
Ливи вздрогнула, неуютно поёжившись.
-- А ну, звони Пикету,– ледяным тоном приказал стратег КЯ.– Живо!
-- Эмиль не может иметь к этому никакого отношения!!!– возмущённо выпалила Оливия.
-- Этот? Этот может всё, что хочет,– процедил Леон.
-- Он бы никогда не сделал ничего, что повредило бы Сандре! Он - её крестный!
-- Спутники не сходят сами по себе с ума, им помогают,– отрезал стратег КЯ.– Звони.
-- Спутник?– Оливия вздрогнула и побледнела.
Женщина с ужасом вспомнила о последней затее Пикета. Неужели всё могло так чудовищно совпасть? Даже если лидер ЧЛ не имел никакого отношения к похищению Сандриньи (а в этом Оливия ни капли не сомневалась), то он вполне мог уже начать воплощать свой план и если Леон его на этом поймает…
Негнущимися пальцами Ливи набрала номер своего друга.
-- Я слушаю, детка,– голос в трубке звучал крайне жизнерадостно.
-- Спроси у него, где Сабо,– тихо потребовал Леон.
-- Эм…– Оливия с трудом совладала с голосом,– Эм… ты случайно не знаешь, где сейчас Иштван Сабо?
-- Почему случайно?– по тону Пикета было понятно, что он улыбается.– Вовсе и не случайно!.. Он в Тулузе. А что это тебе от него понадобилось, а? Сознавайся…
-- Мне нужно с ним срочно поговорить… Я потом тебе перезвоню, ладно?
-- Оки, звони,– Пикет отключился и Оливия подняла глаза на Леона.
-- Эмиль сказал, что Сабо в Тулузе.
-- Замечательно,– усмехнулся стратег КЯ,– Сабо похитил дочь, а Нольде помогает спрятать Сабо! Ты умеешь выбирать друзей, Оливия!
-- Я уверена, что…
-- Лив! Мне надоело слушать эти оправдания в адрес Пикета!.. Если он такой большой твой друг, то пусть поможет тебе! Или хотя бы не мешает мне!
Прежде чем ответить, Ливи снова запнулась, проглотив возражения. Если Пикет действительно что-то мудрит со спутником, то он волей - не волей помогает укрыться Сабо от Леона.
-- Он не будет мешать…– быстро взглянув на стратега КЯ, женщина вышла в холл и собрала свои разбросанные по полу вещи.
Подняв сотовый, Оливия снова набрала номер Пикета.
-- Ливи, ты прям не можешь без меня,– услышала она смеющийся голос лидера Чёрной луны.
-- Эм… Сандринью похитили…
-- Что?!
-- Да, Иштван Сабо… Леон пытается найти его, но спутник… с ним что-то не так,– женщина запнулась, оглянувшись на дверь за который был стратег КЯ.– Если ты в курсе… Эм?
В трубке висело тяжёлое молчание.
-- Я перезвоню, Лив,– коротко бросил Пикет отключаясь.

 

#134
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 10:00 – …

Леон прервал связь с технической лабораторий, там до сих пор не разобрались в чём дело. Ожидание становилось невыносимо.
Мужчина ослабил галстук, расстегнув верхние пуговицы рубашки. Сердце жутко ныло, не давая покоя.
-- Есть какие-нибудь новости?– Оливия стояла на пороге комнате, от её взгляда не укрылось жуткое состояние, в котором был стратег КЯ.
Она с трудом заставила себя остаться на месте вместо того, чтобы подойти и дотронуться до бывшего мужа.
В ответ Леон лишь отрицательно покачал головой.

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, квартира Пикета, 10:00 – …

Пикет отшвырнул телефонную трубку в сторону. Как он и думал, Сабо отказался идти на попятный. Злой взгляд остановился на компьютере.
-- Проклятье…– мужчина замысловато выругался, раздираемый надвое данным словом, ответственностью и преданностью другу.
Он ненавидел делать выбор. Ненавидел, когда обстоятельства вынуждали его быть честным. Против его собственной воли.
Мужчина тряхнул головой и снова потянулся за телефоном.
-- Бах? Долохова дай…– в трубке возникла минутная заминка, в течение которой Эмиль думал о том, что он делает.– Тош, сворачивайтесь, оставляйте там маячок… Сабо?.. пусть разбирается дальше сам.
Следующий был номер Оливии.
-- Ливи, Сабо сейчас по дороге к границе с Италией. У «Солдат» есть небольшая база в горах. Он движется туда. Ребёнок с ним.

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 10:10 – …

Оливия, выслушав Пикета, посмотрела на бывшего мужа, тут же передав ему полученную информацию.
Леон принялся звонить по разным номерам, требуя, чтобы ему приготовили два вертолёта, группу захвата и прикрытия.
-- Ричард,– связываясь с технической лабораторий, обратился стратег КЯ,– сделай мне встроенную в ноутбук точечную бомбу, чтобы срабатывала при неправильном вводе последнего символа кода для перекачивании информации… Отправь вместе с Этьеном не позднее, чем через сорок минут.
В завершении Леон велел приехать к нему в дом группу подрывников.
Мужчина отключил связь, переводя дух и потирая грудь в области сердца.
-- Бомбу? Зачем тебе бомба…– с нарастающей тревогой Оливия смотрела на это неосознанное движение стратега КЯ.
Она не хотела переживать за Леона, но это происходило помимо её воли.
Стратег КЯ бросил на неё быстрый взгляд и отвернулся, набирая что-то на компьютере.
-- Леон, а если рядом будет Сандринья… Ты же не знаешь, где держит её Сабо…
-- Во-первых, раз твой друг перестал нам вредить, то скоро узнаю. А во-вторых,– мужчина оторвал взгляд от дисплея,– я не собираюсь ничего взрывать, если не буду знать, что Алекс в безопасности… Можешь не верить, но жизнь дочери для меня важнее всего.
-- Я хочу поехать с тобой,– твёрдо сказала женщина.
-- Нет.
-- Леон, это и моя дочь тоже, я поеду!
-- Лив! Ты мне будешь мешать!
-- Почему?!
-- Почему-почему?!– рассердился мужчина.– Не хватало мне помимо Алекс, ещё и за тебя волноваться!.. Не поедешь!
-- Я не буду сидеть здесь и ждать новостей! Я сойду с ума… и не нужно за меня волноваться, я вполне способна сама позаботиться о себе.
-- Куда ты поедешь?! С кем я тебя там оставлю?! С оперативной группой? С группой прикрытия?..
Леон с досады ударил по столу.
-- И что тебя в этом смущает?– Оливия с каменным лицом скрестила руки на груди.
-- Всё! Делай, что хочешь,– сдался Леон, разводя руки в стороны.
Ливи удовлетворенно кивнула:
-- Отлично. Когда мы едем?
-- Я еду, как только всё будет готово, когда едешь ты - я не имею ни малейшего представления,– отрезал стратег КЯ, захлопывая книжку ноутбука.
-- Леон, прекрати! Сколько можно пререкаться, хоть бы ты и считал, что от меня мало толку, но я хочу только помочь!
-- От меня-то ты чего хочешь?.. Чтоб я подыскал тебе место в вертолёте, потом сказал, где находиться во время переговоров?.. Потом, куда лететь с ребёнком?!.. Ты сказала, что способна о себе позаботиться - вот и заботься!

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, квартира, 10:30 – …
Этьен сонно заворочался на постели, нащупывая под одеялом тёплое тело жены и теснее прижимаясь к ней.
-- Неохота вставать,– пожаловался он Катрин.
-- Угу…
-- Голова, как чугунная… и пить жутко хочется…– ворчал Тьен, уткнувшись носом в плечо Кати.– И ты такая хорошенькая…
Кати чуть улыбнулась, покосившись на мужа.
-- Детка, ты ведь приготовишь завтрак в постель, ммм?.. Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!..
-- А что мне за это будет? – с хитрой усмешкой поинтересовалась женщина.
Приоткрыв тяжёлые веки, Этьен удивлённо уставился на жену.
-- Э-э-э… я тебя поцелую!
-- Нет, это не подойдёт! Ты меня и так поцелуешь! – категорично заявила Катрин.
-- А что тогда?!
-- А тогда ты уберёшься в квартире!
-- Ты жестокая! – капризно протянул Шетардьё.
-- Нет, я хорошая! Забыл? – улыбнулась Кати, поцеловав колючую щеку мужа.
Накинув шёлковый халатик, женщина вышла из спальни.
Этьен уже начал снова засыпать, когда его вывел из дрёмы лёгкий щелчок по носу.
-- Кушать подано, месье!
Тьен довольно улыбнулся, вдыхая аромат еды. Заметив на подносе графин с холодным апельсиновым соком, мужчина первым делом потянулся к нему.
-- Беру все свои слова обратно,– отхлёбывая, улыбнулся он.– Ты самая-самая хорошая!..
-- Естественно,– согласилась Катрин.– Теперь открой рот, скажи «ам»…
Катрин подцепила на вилку поджаренный кусочек ветчины, протягивая его Этьену.
-- АМ!..– Шетардьё тут же проглотил пищу.
-- Ну, ни фига себе!– послышался из дверей изумлённый голос Брайна, бесцеремонно входящего в спальню родителей.– Это что же, все жёны вот так вот по утрам кормят в постели своих супругов?!.. Тогда я тоже не прочь жениться!
-- Успеешь ещё! – улыбнулась Катрин.
Взяв с подноса тарелку и новую вилку, она подошла к сыну.
-- Попробуешь? – спросила Кати, поднося вилку к губам Брайна.
Козырь послушно съел предложенный кусочек.
-- Ммм… очень вкусно! В таком случае жениться совсем не обязательно! Ещё можно?
-- Конечно! – ласково отозвалась женщина, выбирая на тарелки самый лакомый кусочек.
-- Кх… я, конечно, понимаю, что всё детям! Но оставьте мне хоть немного! – послышался возмущенный голос Шетардьё.
-- Ладно… оставим…– снисходительно произнёс Брайн. – Я пойду пока в душ…
Этьен поудобней уселся на постели и даже приоткрыл рот, готовясь к тому, что Кати снова примется его кормить.
-- Держи тарелку! – вместо этого заявила Катрин, чмокнув мужа в нос. – Я пойду ребёнку завтрак готовить!
-- Ну, конечно… сынуля пришёл - муж побоку,– проворчал Тьен себе под нос.
-- Что-что?– обернулась Кати, грозно поведя бровью.
-- Нет-нет… ничего… это я так…

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, квартира

Катрин заканчивала готовить завтрак, когда на кухню завалились Этьен с Брайном, оживлённо споря о машинах.
-- Сам ты ничего не понимаешь!– возмутился Козырь.– Ты попробуй на этой колымаги уйти от погони!.. Она ж развалится на первом прыжке!
-- А может тебе просто стоит взять пару уроков по вождению?!..
-- Я вожу машины с 11-ти лет!.. Я обгоню тебя на любой местности!
-- Хочешь пари?!– снисходительно усмехнулся Шетардьё.
-- Давай!!!
-- Как же вы надоели со своими пари! – громыхнув посудой в раковине, возмутилась Катрин.
Этьен и Брайн притихли, настороженно наблюдая за женщиной.
-- А хотите, тоже заключим пари?! – повернувшись к ним, предложила Кати. – Что ещё одно ваше идиотское пари - и я голову откручу обоим!
-- Кэт, ну не стоит сердиться из-за таких пустяков…– протянул Тьен. – Всё же совершенно безобидно…
-- У вас не бывает ничего безобидного! Вы то саблей машете, то гонки устраиваете! Завтрак готов, давайте садиться за стол.
Однако Этьену было не суждено позавтракать ещё раз, зазвонил его мобильный.
-- Да?– хмуро спросил Шетардьё.
Пока он слушал, его лицо становилось всё более суровым и мрачным.
-- Готовь самолёт! Быстро!– приказал в трубку Тьен.– Я уже еду!
-- Что случилось?– встревожено спросила Катрин, едва муж отключил связь.
-- Иштван-сука совсем обнаглел,– процедил Этьен.– Я уезжаю… постараюсь вернуться к вечеру… но не уверен…
Кати попыталась скрыть своё беспокойство, провожая взглядом мужа. Шетардьё прошёл в спальню, быстро скидывая в дорожную сумку необходимые вещи.
-- Всё, я поехал! – крикнул мужчина из коридора.
Катрин быстро подошла к мужу, чтобы поцеловать его на прощание.
-- Позвони, когда сможешь, хорошо?
-- Да, не волнуйся… Брайн, счастливо!
Тьен подмигнул жене и сыну, выходя за дверь.
20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 11:00 – …
Около одиннадцати прибыл Этьен. Разыскав босса в библиотеке вместе с Оливией, Шетардьё вытащил из сумки ноутбук, ставя перед стратегом КЯ и протягивая карточку с кодом.
-- Вот. Как просил,– принялся пояснять Тьен, слегка покосившись на женщину, словно желал убедиться, что она не подслушивает,– если вводить код с карточки, то при передаче данных произойдёт взрыв… если после кода поставишь «пробел», то скачивание пройдёт нормально.
-- Группы готовы? Проинструктированы? Местность проверена?
-- Обижаешь!– хмуро повёл бровью Этьен.– Всё готово, можем лететь в любую минуту.
-- Сапёров привёз? Мне надо с ними поговорить…
-- Угу, сейчас позову.
-- Привет,– прислонившись к двери, стоял Пикет.
-- Как ты сюда попал?– нахмурился Леон.
Лидер ЧЛ неопределенно повёл плечами и оторвался от косяка.
-- Заскочил по дороге, узнать новости,– мужчина посмотрел на Оливию и снова опустил взгляд.
-- Новостей нет.
-- Сабо объявлялся?
-- Нет пока.
-- Я могу поговорить с ним,– после нескольких секунд молчания Пикет поднял глаза на стратега КЯ.– Если он отдаст ребёнка, ты гарантируешь его безопасность?
-- Лучше позаботься о своей безопасности, пока я слишком занят Сабо, чтобы разбираться с тобой,– холодно произнёс Ледяной ветер.
-- Леон, а может попробовать…– осторожно подала голос Оливия.
-- Чтобы через полгода какой-нибудь новый Сабо снова похитил моего ребёнка?!.. Да я спущу с него живого шкуру и повешу на триумфальной арке, чтоб впредь никто и никогда не смел даже косо смотреть в сторону моей семьи!
-- Ты можешь это сделать позже… не рискуя дочерью,– отозвался лидер ЧЛ.
-- Слово дал, слово взял - наш метод, да, Эмиль?– усмешка Леона не предвещала Нольде ничего хорошего.
-- Почему бы нет,– тот пожал плечами.
-- Потому что я - не ты. Проваливай отсюда. У меня нет никаких гарантий, что ты не шпионишь сейчас для Сабо!.. Ты уже один раз сегодня ему помогал, не думай, что я забуду это…
Во взгляде стратега КЯ сквозила неприкрытая угроза. Пристрелить сейчас Пикета ему мешало лишь присутствие Оливии.
Взгляд Пикета потемнел.
-- Разберёшься с Сабо - милости прошу. Я предлагал помощь не стратегу КЯ, а отцу похищенного ребёнка.
В несколько шагов преодолев расстояние до диванчика, на котором сидела Оливия, Эмиль опустился рядом с ней на корточки и взял руки женщины в свои.
-- Прости, детка,– прошептал он, касаясь губами, раскрытых ладошек.– Я не знал. С ней всё будет хорошо…
Оливия судорожно кивнула, долго сдерживаемые слёзы были готовы вот-вот вырваться наружу.
Прижав напоследок холодные руки Ливи к своим щекам, Пикет поднялся на ноги и, окинув взглядом стратега КЯ и его помощника, направился из комнаты.
Леон встряхнул головой, возвращаясь к делам.
-- Итак, не забудь, Этьен, в дом не входить, пока Алекс ни окажется в вертолёте,– на французском начали переговариваться мужчины.
-- А что, твоя бывшая тоже полетит?
-- Если и полетит, то из вертолёта выходить не будет… Ладно, я пойду пока потолкую с сапёрами.
-- Мне не нравится твоя идея!
-- У тебя есть лучший вариант - предложи, нет - не мешай,– с ледяным спокойствием отозвался стратег КЯ.
Леон быстро вышел из библиотеки, направляясь в холл. После чего он почти на полчаса уединился с сапёрами.
-- Всё! Летим!– приказал стратег КЯ, вновь заглянув в библиотеку и забирая портативный компьютер «с секретом».



20 сентября, понедельник. Франция, недалеко от границы с Италией, 12:40 – …

Оливия с замирающим сердцем смотрела на приближающуюся махину гор. Они были почти на месте, им ещё оставалось лететь минут 5-7 максимум.
Женщина перевела взгляд с гор на сидящего рядом Леона, исподтишка разглядывая его профиль. Сердце заходилось от тревоги и если мысли об Алекс, вконец, измучив Оливию, отступили на задний план, настойчиво стуча на краю сознания, то сейчас её с головой накрывало дурное предчувствие… Ей безумно, до тошноты, до крика во всё горло не хотелось отпускать Леона к Сабо. Эта мысль билась сейчас в её мозгу, поселившись там с того момента, как она увидела глаза стратега КЯ, вернувшегося после разговора с сапёрами.
Почувствовав на себе её взгляд, Леон повернул голову и Ливи тут же отвела глаза, сделав вид, что разглядывает его руки.
Наконец, вертолёт приземлился на более или менее ровную площадку у подножия гор. Среди холмов в долине показалось строение, весьма напоминающее ферму.
-- Ребёнок внутри,– сообщил Этьен, захлопывая компьютер и поднимаясь из кресла.– Вторая птичка с группой уже на позиции.
Мужчины быстро соскочили с вертолёта на землю, а следом за ними и Оливия.
-- А ты куда?– резко обернувшись, спросил стратег КЯ.
-- Леон, я не…
-- Я всё помню!– прервал мужчина.– Сколько можно повторять, её жизнью я рисковать не буду!
-- А своей?– вскинулась Ливи, услышав нехорошие нотки в интонациях Леона.
Сердце снова беспокойно забилось от плохого предчувствия. Постоянно убирая от лица бьющие по щекам волосы, Оливия не отрывала взгляда от глаз стратега КЯ.
-- Обещай мне,– дыхание Ливи перехватило.
-- Чего обещать?!.. Лив, отстань! Мне некогда!
Леон побыстрее отвернулся, не желая знать ответа. Ему не хотелось забивать голову сложными мыслями женщины, которая, наверное, и сама толком не смогла бы объяснить свои желания.
Стратег КЯ отошёл в сторону, набирая номер Сабо.
-- Я буду на твоей подстанции через 5 минут,– не давая венгру перехватить инициативу, заявил Леон.– Обмен произведём быстро. Со мной придёт только Этьен. Оружия не будет.
-- Мы так не договаривались, Леон. Не советую тебе входить на подстанцию, если хочешь, чтобы с твоим ребёнком всё было в порядке,– сухо отозвался венгр, похоже, не очень удивившись.
-- Боишься, что меня шокируют внутренние убранства?– напряжённо усмехнулся стратег КЯ.– Хорошо. Встретимся во дворе…
-- Ты не понял. Мы не будем встречаться, Леон. Ты оставишь файлы перед дверью и отойдешь, я проверю папки и тогда будем разговаривать.
-- Нет, это ты не понял,– жёстко процедил стратег КЯ.– Код для перекачки файлов знаю только я. И ты его не получишь, пока я не увижу, что Алекс жива и здорова… Я передам тебе код, ты передашь ребёнка Этьену. Они уйдут. Я останусь у тебя (в качестве гарантии) до тех пор, пока ты ни скачаешь всю информацию. Это оптимальные условия и для тебя, и для меня.
-- Ты не в том положении, чтобы ставить условия, Леон,– напомнил лидер Солдат свободы.– Ты будешь делать, что я тебе скажу.
-- Пока что ты ничего мне не говоришь,– холодно усмехнулся стратег КЯ.– Кроме угроз я не слышал от тебя ни одного рационального предложения. Не забывай, у нас обмен, а не вымогательство… Если в твоих условиях не будет одновременной передачи, то это будет означать, что возвращать ребёнка ты и не собираешься… Вот тогда, тебе действительно уже НЕЧЕМ будет меня шантажировать.
-- Ты уверен? Какого ребёнка ты хочешь получить: целого и здорового или нет? У тебя девочка, Леон. Ей уродства ни к чему,– иронично произнёс Сабо.– Да и мамочка её тебя за это по головке не погладит. Кстати, где леди Райс? Её слова мне недостаточно.
-- Она в больнице… нервное расстройство. Но у меня все полномочия по её территориям. Так что не тяни. Обменялись - и разбежались.
-- Обмена не будет пока я не получу данные. Поставь ноутбук возле входа, мои люди заберут его. Когда я всё проверю, тебе вернут дочь.
Леон недоверчиво усмехнулся:
-- Интересно, что удержит тебя от продолжения шантажа, когда всё, что ты потребовал уже будет у тебя?.. Иштван, ты за идиота меня держишь? Правили игры с использованием заложников я писал сам, когда ты ещё под стол пешком ходил.
На другом конце провода понимающе рассмеялись и Леон услышал какие-то металлические звуки.
-- Я жду, Иштван,– поторопил он лидера Солдат свободы.
-- Ну ладно, проходи, дорогой, гостем будешь. Мордоворота своего оставь за дверью - передашь ему ребёнка из дома. Если он появится на пороге - мои люди стреляют.
Леон сложил телефон и направился к домику, сделав знак Шетардьё оставаться на месте.
Оказавшись внутри, стратег КЯ во время короткого обыска огляделся, ища глазами Алекс.
-- Она в соседней комнате, с ней мой человек,– Иштван встал навстречу гостю и сделал приглашающий знак рукой.– Проходи, садись.
Взгляд Леона пробежался по комнате. В углу кемарил чернявый парень с винтовкой в руках, ещё двое, устроившись одновременно в одном кресле, изучали горную карту, у окна за спиной Сабо абсолютно равнодушный к происходящему стоял очень высокий широкоплечий блондин в светлом расстёгнутом плаще.
Иштван указал на дощатый стол:
-- Ставь сюда…
-- Приведи Алекс.
-- Ставь, Леон, и не дёргайся,– Сабо кивнул одному из своих людей и тот, выбравшись из тесного кресла, ушёл в соседнюю комнату.
-- Вы быстро нас нашли,– не оборачиваясь, обронил блондин.
-- Недостаточно быстро,– поставив ноутбук на стол, отозвался Леон и снова в нетерпении оглянулся на дверь.

20 сентября, понедельник. Франция, недалеко от границы с Италией, 13:15 – …

Молодой парень внёс жующую какую-то пластмасску Александру. Едва девочка увидела отца, игрушка тут же была забыта и, рванувшись из чужих рук, ребёнок захныкал, требуя, чтобы её перенесли поближе к папе. Стратег КЯ подхватил Алекс на руки, порывисто прижимая её к себе.
-- Очень трогательно,– усмехнулся, наблюдавшей за этой сценкой, Сабо.
Лидер Солдат свободы включил компьютер.
-- Теперь код.
Леон достал из грудового кармана карточку с длинным номером.
-- Пусть ребёнка отнесут к Этьену,– положив код на стол с противоположной стороны от венгра, сухо произнёс стратег КЯ.
Иштван кивнул парню с Александрой на руках и с видимым облегчением вздохнул, садясь за компьютер.
-- Наконец-то сбагрили. Умотала она нас всех, шумная у тебя дочурка, Леон. Я думал, спячу…– венгр поднял крышку ноутбука.
-- Ожидаешь от меня сочувствия?– поинтересовался стратег КЯ, напряженно наблюдая за принимающим ребёнка Этьеном и как он быстро отходит от дома.
Сабо пожал плечами:
-- Просто делюсь мыслями. Встань поближе, дорогой, будет обидно увидеть здесь только собрание сочинений Шандора Каняди.
В спину стратегу КЯ ткнулось дуло от автомата. Стоящий у окна блондин вышел в соседнюю комнату. Леон приблизился к столу.

Оливия, несмотря на приказ оставаться в вертолете, выскочила навстречу Этьену и выхватила у него из рук Сандру, прижимая девочку к себе.
-- Малышка моя,– плача, женщина покрывала поцелуями личико дочки, одновременно ощупывая её, чтобы убедиться, что ей не причинили вреда.– Маленькая моя девочка…
Ребёнок обхватил маму руками и тоже расплакался, напуганный её поведением.
-- Тише-тише, прости, моя хорошая…– Ливи решила, что дочка ранена и она случайно сделала ей больно.
Женщина торопливо отнесла Сандринью к вертолету, села на край и, усадив себе на колени ребёнка, принялась осматривать её, выспрашивая, где у той болит. От такого бурного внимания к своей персоне Сандра снова развеселилась и принялась вырывать ручонки и играть с мамиными пуговицами и волосами.
Вне себя от счастья Оливия снова прижала к себе дочь, на этот раз гораздо более спокойно и подняла глаза на помощника стратега КЯ, стоявшего недалеко в напряжённой позе.
-- Этьен,– Ливи пришлось окликнуть несколько раз прежде, чем Шетардьё отвёл взгляд от двери дома.– Где Леон? Почему он не возвращается?
Мужчина обернулся, чтобы ответить, но в этот момент к нему подбежал оперативник с рацией.
-- Сигнал пошёл! Четыре минуты!– быстро выпалил он.
-- В вертолёт! Живо!– скомандовал группе оперативников Этьен.– Улетаем!
-- Как?.. Как улетаем?!– Оливия было дёрнулась со своего места, но Шетардьё, вскочивший в вертолёт, быстро усадил её обратно.
-- Это приказ Леона,– коротко пояснил Тьен, наблюдая за быстро уменьшающимся домиком.
-- Нет! Ты не можешь бросить его одного!
-- Он не один… С ним куча тратила,– мрачно пошутил Этьен.
-- Взрывчатка?!.. Что?.. Что он собрался делать?!
-- Ты же не думала, что он спустит с рук этому жалкому венгру похищение своей дочери…
Шетардьё перевёл взгляд с Оливии на Алекс и на его губах появилось подобие улыбки. Что творилось сейчас в душе Тьена - было неведомо никому.
20 сентября, понедельник. Франция, недалеко от границы с Италией, 13:25 – …
Леон (покручивая брелок на пальце) стоял возле Сабо, наблюдая, как перекачивается информации на дисплее ноутбука. К концу четвёртой минуты должен был прогреметь направленный взрыв. И хотя стратег КЯ точно знал, что его вряд ли заденет - не давал покоя бронежилет. Точнее - муляж в виде бронежилета, весь напичканный взрывчаткой, которой бы хватило, чтобы разнести в щепки сорок таких домов. Случайная искра, осколочек компьютера - и Леон вспыхнет как миллион рождественских ёлок.
Стратег КЯ отсчитал 235 секунд и, словно невзначай, выронил брелок из рук. Не торопясь, Леон нагнулся за ним, по сути, отгородившись от ноутбука столом. В этот момент раздался мощный хлопок и Сабо вместе со стулом повалился на пол.
Стратег КЯ быстро выпрямился, разрывая рубашку, и сдирая верхний слой бронежилета.
-- Это тратил!– громко произнёс он, чтобы все слышали.– Его хватит, чтоб превратить в пыль всё в радиусе 3 000 футов. Ваш лидер мёртв, к остальным у меня претензий нет. Предлагаю разойтись мирно. Мой вертолёт сядет во дворе через пару минут. Мы полетим в восточном направлении. Ближайшая гора в 1 000 футах - это значит, если вздумаете стрелять по вертолёту, вас всё равно накроет взрывной волной, никто не выживет… Вам решать свою судьбу.
Судьба решалась очень просто. Никто не хотел умирать, а тратил выглядел более чем убедительно. И мало кто сомневался в словах стратега КЯ. Людей в домике было немного и все они хотели остаться в живых, поминая недобрым словом заранее обречённую на провал затею их лидера.
Леона беспрепятственно выпустили из дома и, провожаемый внимательными взглядами, стратег КЯ поднялся на вертолет и вскоре превратился в точку в небе.

20 сентября, понедельник. Норвегия, домик в горах, 17:05 – …

Оливия с тревогой смотрела на местность за вертолетом. Она уже давно поняла, что летят они слишком долго для возвращения в Париж, летят на север, а вот куда, женщина просто не представляла. Этьен игнорировал её вопросы и только по короткому разговору по рации она поняла, что с Леоном всё в порядке. Однако на место беспокойства за бывшего мужа пришло другое: куда их с Сандрой привезли? Что за очередная блажь, Леона?!
-- О, нет…– выходя из вертолёта, выдохнула Оливия.– Опять?..
Шетардьё как-то странно на неё посмотрел, после чего хмуро ответил:
-- Леон велел отвезти вас сюда, не зависимо от исхода операции. Изменятся ли его планы теперь - мне не известно. Группа оперативников остаётся здесь для охраны. Я улетаю.
Пилот вертолёта кинул Этьену тёплый плед, кивнув на Ливи с ребёнком. Тьен быстро накинул одеяло на них и, проводив взглядом до дверей дома, вернулся обратно в вертолёт.

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, подстанция КЯ, 20:30 – …

Тьен вернулся на подстанцию в половине девятого вечера. Голова жутко гудела и хотелось расслабиться, а поскольку Катрин улетела в Австрию (по делам лаборатории Перье), то Этьен решил пропустить пару рюмочек в обществе Рисса.
-- Только учти, у меня завтра с семи утра дежурство,– предупредил техник, быстро одевая куртку и покидая рабочее место.
-- Гм… тогда лучше вместо бара завалимся ко мне,– предложил Тьен.
-- А что скажет Катрин?
-- Ничего не скажет, она только завтра вернётся!
-- Тогда, вперёд!

20 сентября, понедельник. Норвегия, домик в горах
Леон появился примерно через пару часов. Оливию и ребёнка он нашёл в детской. Примостившись возле двери, мужчина некоторое время с трепетом наблюдал за дочкой, не смея выдавать своего присутствия.
-- Леон?– вздрогнула Ливи, заметив, наконец, бывшего мужа.
Лицо стратега КЯ в мгновение превратилось в каменную маску.
-- Па-па…– по слогам произнесла Сандринья, указав пальчиком на отца.
Уголок рта Леона нервно дёрнулся и заледенел.
-- Дочь при тебе. Латинская Америка тоже. Когда организуешь дом с надёжной охраной для Алекс, вас отвезут,– механически отбарабанил мужчина, выходя из детской.
Стратег КЯ прислонился к стене коридора, на глаза его наворачивались слёзы, но он сдерживал их: "Вот и всё… ребёнок снова её… Хм… ты не нужен - можешь отдыхать!..".
Дверь детской снова открылась, выпуская в тёмный коридор пучок света.
-- Леон?– позвала Оливия, выходя из комнаты.
Неплотно прикрыв дверь, чтобы слышать, что происходит в детской, Ливи подошла к стратегу КЯ, глядя в светящееся в темноте бледное лицо.
-- Леон… я… хотела тебя поблагодарить,– неуверенно начала женщина, спотыкаясь о каждое слово.– Я знаю… как ты рисковал ради Сандры…
-- Она моя дочь,– холодно отозвался мужчина, отлепляясь от стены и собираясь пройти мимо Ливи.
-- Да,– кивнула та, немного отступая, чтобы пропустить его и торопливо заговорила, боясь не закончить пока стратег КЯ не уйдет.– И… я… я была не права, когда запретила тебе навещать её… Я действовала под влиянием момента, эмоций… это было не правильно. Конечно, ты можешь видеть Сандринью, когда захочешь и приезжать к ней…
Леон остановился, медленно повернувшись к женщине. Даже в полумраке Ливи видела, как смягчились чёрты его лица, но вдруг снова заледенели.
-- До каких пор?– сухо поинтересовался он.
-- То есть?..
-- Я спрашиваю, до каких пор я могу её навещать, а?.. Пока не сделаю чего-то, что вновь не понравится тебе?.. Тогда ты вспомнишь про документы и выкинешь меня из её жизни навсегда?.. Может я и бандит, и убийца, и подонок, и прочее, что ты обо мне думаешь, но у меня тоже есть чувства… и играть с ними, периодически отнимая и возвращая дочь, - бесчеловечно, Оливия.
-- Я лишь пыталась защититься, Леон… не я придумала эти игры с перетягиванием ребёнка,– тихо произнесла женщина, глядя на стратега КЯ.– Ты не оставил мне выбора, но я не хочу лишать Сандринью отца…
-- Очень благородно, Лив,– холодно усмехнулся мужчина.– Только так называемые «игры с перетягиванием» я использовал ради того, чтобы удержать тебя рядом - не разбивать семью, а ты - чтобы выгнать меня из этой семьи…
-- Например, как ты увёз и спрятал от меня Сандринью год назад?– Оливии стало ужасно обидно от обвинений бывшего мужа.– Я признала, что была не права и сейчас не возражаю против того, чтобы ты приезжал к Сандре. Если ты этого делать не будешь - это твоё право.
-- Чёрт! Лив!..– стратег КЯ ухватил женщину за плечи, сильно встряхнув.– Я хочу с ней жить, а не приезжать!.. Как ты этого не поймёшь?!..
-- Я всё понимаю, Леон!– Оливия поморщилась от боли и отступила на шаг.– Но раз уж так получилось, что мы не можем жить вместе - давай искать компромиссы. Ты хочешь всё или ничего, так не бывает!
-- Я хочу не так уж много!.. Всего лишь семью!!! Алекс, ты и я!!!– молниеносно выпалил мужчина прежде, чем успел подумать.
Стратег КЯ резко замолчал, непроизвольно отодвинувшись на шаг. К глазам почему-то вновь стали подступать слёзы, и сердце нестерпимо закололо.
-- Прости,– напряжённо выдавил Леон.– Видимо, нервы… Извини… Такого больше не повториться.
Мужчина быстро развернулся и направился к себе в кабинет.
Прислонившись к стене, Оливия прижала холодную ладонь к пылающему лбу. Кровь стучала в висках, отбивая сердечный ритм.
-- Нервы… это всё нервы, мы слишком переволновались за этот день,– прошептала она и, проведя пальцами по лицу, медленно вернулась в детскую. Где, сев напротив возящейся с игрушками Александры, задумчиво уставилась в темнеющее окно, не замечая попыток дочери втянуть её в свою игру.

Леон закрылся в кабинете, достав пузырёк с таблетками для сердца. Приняв пару штук, он запил их холодной водой. Взгляд упал на бар, но стратег КЯ, нахмурившись, резко отвернулся.
Решив немного подождать, пока Оливия уйдёт из детской, мужчина опустился в кресло, ослабив галстук и… провалился в темноту.
20 сентября, понедельник. Норвегия, домик в горах, 20:25 – …
Оливия спустилась в кабинет, чтобы позвать Леона к ужину. Заглянув в комнату, она увидела, что мужчина спит в неудобной позе. Ливи приблизилась к креслу и тронула стратега КЯ за плечо.
-- Charles, sia rovesciato, oversleep la vita,– негромко позвала женщина.
Однако стратег КЯ никак не отреагировал. Оливия потрясла за плечо сильнее и, едва удержала мужчину, когда он безвольно начал сползать с кресла.
Оливия подхватила Леона, пытаясь вернуть его в кресло, одновременно испуганно оглядываясь на дверь.
-- Инга!!! Инга!!! Принеси воды!– женщина склонилась над стратегом КЯ, проверяя его пульс и осторожно похлопывая по щекам.– Леон… Леон, очнись…
В кабинет вбежала служанка с графином и небольшим хрустальным фужером.
Оливия, набрав в рот воды, обдала бывшего мужа фонтаном из брызг.
-- Принеси нашатырь,– бросила она через плечо, снова наклоняясь к Леону.
Мужчина тихо застонал, ресницы дрогнули и Оливия опять потянулась за водой.
-- Я… в порядке… в порядке…– в забытье пробормотал стратег КЯ, вновь отключаясь.
Ещё полграфина воды и нашатырь окончательно привели его в чувства.
Леон перевёл взгляд с одной женщины на другую и, вытерев ладонью воду с лица, слабо усмехнувшись, поинтересовался:
-- У нас потоп?.. Мне что, уже немного поспать нельзя?
-- Инга, принеси крепкий сладкий чай,– попросила Оливия служанку.
Та быстро побежала на кухню.
Леон попытался подняться из кресла, но Ливи удержала его на месте.
-- Нет-нет, не двигайся пока!
-- Я… уже хорошо себя чувствую…– заверительно закивал мужчина и вдруг снова ощутил головокружение.
Холодные пальцы стратега КЯ невольно сомкнулись на запястье женщины. Леон прикрыл глаза, пытаясь дышать ровно и глубоко.
-- Оно и видно,– с беспокойством вглядываясь в его бледное лицо, отозвалась Оливия, убирая влажные волосы со лба бывшего мужа.– Ты можешь подняться? Я помогу тебе лечь…
Стратег КЯ кивнул и, тяжело опираясь на подлокотники кресла, встал на ноги. Его тут же повело в сторону и Оливии пришлось снова подхватить его.
-- Идём…– едва не падая вместе с мужчиной назад в кресло, пробормотала Ливи, помогая стратегу КЯ удержать равновесие.
Женщина довела Леона до дивана и уложила его.
-- Вот!– запыхавшись, в кабинет вбежала Инга, а с ней и Молли - кухарка.
-- О, господи…– прикрывая глаза, скептически хмыкнул стратег КЯ.– Оповестили уже весь дом… Я ж не при смерти!
-- А очень похоже,– прокомментировала Ливи, отходя к столу и беря в руки телефон.– Я вызову врача.
-- Оливия, что за глупости,– Леон попытался встать с дивана.
-- Не вздумай вскакивать! Иначе я вызову «скорую»! Или ещё лучше Этьена, пускай он тебе Гиза пришлёт,– пригрозила женщина, вопросительно глядя на Ингу и Молли.– Вы знаете номер местной больницы или какого-нибудь доктора неподалеку?
Молли быстро закивала и полезла в карманы своего безразмерного платья.
-- Сейчас-сейчас, у меня тут записано… как хорошо, что вы приехали фрау Ливи, теперь будет кому присмотреть за хозяином…
-- Да уж… вы присмотрите,– недовольно пробубнил Леон, поняв, что спорить бесполезно, и откинулся на подушки.– Это просто смешно…
-- Не капризничай,– Оливия строго посмотрела на него и взяла из рук кухарки небольшую записную книжку для рецептов.– Да, нашла, спасибо, Молли.
Не спуская глаз со стратега КЯ, Ливи набрала нужный номер и вызвала доктора. Внимательно выслушав рекомендации медсестры, что нужно делать с больным до приезда врача, Оливия повесила трубку и подошла к дивану.
-- Тебя велели раздеть, укрыть, открыть форточку и поднять ноги…
Инга быстро подняла шторы и открыла окно, впуская в кабинет свежий воздух. Ну, очень свежий. Особенно после жаркого юга Франции.
-- Боже… они меня ещё и заморозят,– недовольно пробубнил Леон.
-- Мужчины всегда такие капризные, когда болеют,– громко запричитала Молли, уперевшись руками в бока.
Стратег КЯ решил, что лучше не спорить, позволил снять пиджак с галстуком и укрыть тёплым пледом.
-- Пойду встречу доктора,– сказала Инга, быстро покидая кабинет.
-- А который час?– вдруг спросил Леон.
-- Ни который!– властно оборвала Молли.– Никаких срочных звонков и неотложных дел на сегодня!.. Я всё про вас доктору расскажу!
Оливия тихо рассмеялась, когда за Молли и Ингой закрылась дверь.
-- Какие они у тебя заботливые… Хочешь что-нибудь?
-- Там где-то был сладкий чай или мне послышалось?
Женщина поспешно кивнула и принесла со стола чашку, помогая Леону приподняться, чтобы было удобнее пить.
-- Спасибо…– поблагодарил стратег КЯ.– Для полного набора забот не хватает только одной вещи…
-- Какой?– не уловив в голосе бывшего мужа сарказма, на полном серьёзе спросила Ливи.
-- Колыбельной…
-- Если ты настаиваешь, я попрошу доктора, чтобы он исполнил её для тебя.
-- Нет уж спасибо,– тут же отозвался стратег КЯ.– Видела бы ты здешнего костоправа…
-- Да? Видимо достойный человек… ну, не переживай, я могу включить для тебя мультики на ночь…
-- Я бы предпочел стриптиз.
Леон с откровенным весельем смотрел, как ресницы Оливии несколько раз беспомощно хлопнули вверх-вниз.
-- Если не боишься за сердце, я поищу для тебя ночной канал,– Ливи забрала у мужчины пустой стакан.
20 сентября, понедельник. Норвегия, домик в горах, 21:40 – …

Едва доктор покинул кабинет, оставив Леона одного (поскольку Оливия вышла поговорить с врачом без свидетелей), мужчина тут же поднялся на ноги, собираясь дойти до детской. Он так толком и не видел сегодня дочь, а очень хотелось.
Проводив врача, Оливия ушла на кухню и Леон беспрепятственно прошёл в комнату дочери.
Александра спала, укрытая на ночь тёплым одеялом. Во сне озорное и смешливое личико расслаблялось и девочка становилась похожей на ангела, как и все остальные дети в этом мире. Но для Леона единственная.
По гравию за окном торопливо простучали, увязая, каблучки и заработал мотор.
Оливия поехала за лекарствами, догадался стратег КЯ и мысленно усмехнулся - его бывшей жене надо было стать сиделкой, а не террористом. Это у неё получалось бы гораздо лучше.
Леон немного расслабился: теперь можно было почти час не бояться появления Ливи и её причитаний. И всё-таки как хорошо, что она была дома! Мужчина ласково улыбнулся, глядя на дочку.
-- Мама, папа, ребёнок…– тихонько прошептал он.– Настоящая семья…
Семья, которой у самого Леона никогда не было.
-- Я люблю вас с мамочкой, моя малышка,– глядя на ребёнка, произнёс мужчина.

20 сентября, понедельник. Норвегия, домик в горах, 23:00 – …

-- Так и думала, что найду тебя здесь,– раздался негромкий голос Оливии.
Сидящий возле кроватки дочери Леон поднял голову.
-- Ты будешь спать в детской?– спросила женщина, протягивая стратегу КЯ стакан с водой и пригоршню таблеток.
-- Я… да,– запнувшись, отозвался Леон, скосив взгляд на небольшой, но казавшийся таким уютным диванчик у стены.
Ливи кивнула и внимательно проследив за тем, чтобы мужчина всё выпил, забрала стакан, проверила спящую Сандру и вышла из комнаты.
-- Спокойной ночи,– Оливия осторожно притворила за собой дверь.
-- И тебе…
20 сентября, понедельник. Франция, Париж, квартира, 21:00 – …
Рисс присвистнул, проходя в глубь квартиры.
-- Ну, прям семейное гнёздышко…
Оперативник в темноте налетел на кошку, едва ни грохнувшись. Животное жалобно мяукнуло и забилось в угол.
-- Тьфу, ё… Шетардьё, куда идти-то?!
-- Сюда! – отозвался из гостиной Этьен.
Он выуживал из пакетов виски и всякую закуску, предусмотрительно закупленную в магазине.
-- Не забудь, у меня в восемь смена!– напомнил Рисс.
Шетардьё весело рассмеялся:
-- Раньше ты говорил, что в семь!
-- М-да?.. Ну, может быть… – техник равнодушно пожал плечами, его красиво очерченные брови игриво изогнулись.– Короче - наливай!..
Тьен откупорил бутылку, разлив виски по стаканам.
-- Жуткий был денёк,– прокомментировал он.
-- Главное - всё обошлось…
-- Только благодаря Леону!
-- Да, он умеет ещё до начала состязания задавить врага,– подтвердил Рисс.
-- Кстати, о состязаниях… может покер?.. Помнится, ты мне задолжал,– напомнил Этьен.
-- Давай!– залпом осушая стакан, кивнул оперативник.
Шетардьё раздал каты. Деньги были брошены на кон, и партия началась.
-- Я сейчас отыграюсь! Мне всегда первый кон не везёт! – заявил Рисс, опрокидывая рюмку спиртного.
-- Ага, давай! – скептически усмехнулся Этьен, разливая ещё виски.
-- Твоё здоровье! – поднял тост оперативник, вновь осушая рюмку.
-- И твоё! – отхлебывая спиртное, поддержал Тьен. – Раздавай!
Через час Рисс спустил на ветер все деньги.
-- Ну, и на что теперь играем?– хмыкнул он, пьяным взглядом обводя напарника.
-- А разве у тебя ещё что-то осталось?– усмехнулся Этьен.
-- А мой будущий заработок?!..
-- Ха!.. Может тебя завтра пристрелят!– запротестовал Шетардьё, опрокидывая в себя очередную порцию виски.– Давай тогда уж лучше… на интерес!..
-- Какой?
-- Ммм… тут в 9-й квартире живёт жуткий зануда…– начал пояснять Тьен.– Весь из себя ханжа и манерность…
-- Ну?..
-- Проигравший разыгрывает интермедию!.. Переодевается в кожаные плавки (тут внизу есть специализированный магазинчик), берёт плёточку и дует к этому зануде… якобы по вызову в квартиру №9!
Рисс от души рассмеялся, запивая всё это виски.
-- Идёт!– абсолютно пьяным голосом пробормотал он.
Шетардьё сдал карты и уже через пятнадцать минут исход партии был очевиден. Оперативник смачно выругался, в отчаянье сметая со стола пустые тарелки.
-- Ну-с, расплачивайся! Карточный долг - святое! – довольно заявил Этьен.
-- Ты чё серьёзно, что ли?! Насчёт кожаных трусов?! – испуганно спросил Рисс.
-- Ну, естественно…– заплетающимся языком ответил Тьен.
-- Чёрт бы тебя побрал! Пошли в твой магазин!

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, квартира, 23:00 – …

Продавец в магазине оказался весьма понятливым и с энтузиазмом принялся подбирать Риссу кожаное обмундирование. Оперативник, немного зажавшийся в начале, под конец примерки вошёл во вкус и начал примерять кожаные фуражки, ошейники, цепи и прочую ерунду.
Наконец, полностью экипировавшись, Рисс заявил, что и по улице пойдёт в таком виде. На что Шетардьё от души рассмеялся, но спорить не стал.
Прохожие косились на них, пока они шли к дому, но пьяным друзьям было всё равно.
-- Так… где там эта твоя квартира?!.. – поинтересовался Рисс, заходя в подъезд.
-- Девятая!
-- Ага… ясно…
Нетвердой походкой оперативник приблизился к нужной квартире и нажал на звонок. Шетардьё предусмотрительно спрятался за угол.
Ничего не подозревающий жилец распахнул дверь и замер, в изумлении уставившись на Рисса.
-- Секс услуги, с выездом на дом! – широко улыбаясь, провозгласил оперативник, поигрывая плёточкой.
-- Вы к-к-кто?! – взвизгнул мужчина. – Я вас не приглашал?!
-- Да ладно, дорогуша, не тушуйся! Все в первый раз пугаются! Вы в квитанции распишитесь, и мы приступим! – подмигнул оперативник.
Жилец квартиры побледнел, губы его затряслись, а пальцы сжались в кулаки.
Этьен решил выйти из укрытия и пройти к своей квартире.
-- Ого! Весёлого вам вечера! – окинув Рисса взглядом, вежливо пожелал он соседу.
-- Это не я!.. Это ошибка!– крикнул тот вдогонку.
Шетардьё завернул за угол и остановился, продолжая наблюдать комедию.
-- Я вам ещё раз повторяю, я никого не вызывал!– в отчаянье выдавил жилец 9-й квартиры.
-- Но у меня на квитанции ваш адрес!.. Всё оплачено, так что никаких проблем!
-- Мне не нужно ваших услуг, как вы не понимаете!
-- Вам только так кажется,– продолжал настаивать Рисс.– Поверьте, я - профессионал! Вам понравится! Обещаю!
-- Ничего мне не понравиться! – с нотками испуга выдавил мужчина, косясь на плётку.
-- Ну что вы?! У нас не бывает промахов! – самодовольно улыбнулся Рисс, поправляя фуражку.
-- Убирайтесь! – выкрикнул жилец, закрывая дверь.
Оперативник среагировал мгновенно, подставив ногу, не позволяя двери захлопнуться.
-- Эй! Так не пойдёт! Вы меня сейчас выставите, а на фирму потом поступит жалоба! Нет уж!
-- Не будет никакой жалобы! Не будет! Уходите! – с нотками мольбы уверял мужчина. – Вот, возьмите! Только уходите скорей!

Помахивая крупной банкнотой, и смеясь без перерыва, Рисс ввалился в квартиру Шетардьё.
-- Учись, как надо зарабатывать на хлеб!– самодовольно хмыкнул он.
-- Ну, что ж, без работы ты не останешься…– зевая, заметил Тьен и направился в спальню.
-- Эй!.. Ты куда?.. У меня теперь есть деньги! Я хочу отыграться!
-- У меня нету столько соседей,– язвительно отозвался Этьен, стаскивая с себя рубашку и заваливаясь на кровать.
Оперативник прошёл вслед за Шетардьё, предварительно прихватив с собой новую бутылку виски и колоду.
-- Ничего… тут по соседству ещё много домов…– захохотал Рисс, тоже плюхаясь на кровать и начиная сдавать карты.
-- Ладно, чёрт с тобой…– согласился Этьен, отхлебывая виски прямо из бутылки.
20 сентября, понедельник. Франция, Париж, квартира, 23:50 – …
Катрин торопилась домой. Накупив в ближайшем магазине всяких вкусностей, она предвкушала, как устроит сюрприз Этьену. Кати должна была вернуться только завтра, но дела успешно разрешились, и теперь женщина мечтала об уютном семейном вечере.
Повернув ключи в замке, Катрин тихо вошла в квартиру.
-- Тьен! – позвала она, проходя в глубь квартиры.
Ответа не последовало. Решив, что муж уже лёг спать, Кати вошла в спальню и включила ночник. Представшая перед женщиной картина, шокировала её до такой степени, что она замерла не в силах пошевелиться. Поперёк постели лежал Рисс в костюмчике «садо-мазо», а рядом Тьен в одних брюках и кожаной фуражке. На полу валялись бутылки, карты, плётка и цепи.
Катрин почувствовала жуткий приступ тошноты.
Этьен что-то сладко пролепетал во сне, теснее прижимаясь к практически обнажённому телу Рисса и поглаживая рукой его гладкий торс.
Пальцы Кати непроизвольно сжались в кулаки, при этом ногти так сильно впились в ладони, что женщина едва ни вскрикнула.
Катрин охватила злость, смешанная с обидой. Произнося ругательства, женщина влепила мужу оплеуху. Тот что-то пробормотал, отворачиваясь, но так и не проснулся. Тогда Кати набрала в ванной тазик холодной воды и окотила спящих мужчин.
Рисс и Этьен, отплевываясь, сели на кровати, недоумённо уставившись на женщину.
-- К-к-кэт… ты чего? – заплетающимся языком, пробормотал Шетардьё.
-- Убирайтесь вон оба! – прокричала женщина. – Немедленно!
-- Что случилось? Почему ты здесь? – всё ещё ничего не понимая, спрашивал Этьен.
-- Уж извините, что своим появлением испортила вам развлечение! Продолжите в другом месте! Убирайтесь, живо!
-- Какое…– начал было Тьен, но в него тут же полетел таз.
Шетардьё едва успел пригнуться, по пути ухватив свою рубашку и башмаки.
Мужчины быстрее пули выскочили из ванной, поскольку вслед за ними полетели какие-то вазы и настольная лампа.
-- Ну, и мегера…– запыхавшись, выдавил Рисс, забирая свою одежду, лежавшую в углу дивана.– Как ты с ней живёшь?..
-- Вы ещё здесь?!– выходя из спальни, процедила Кати.
В её руках зловеще поблескивала металлическая статуэтка.
Мужчины безо всяких пререканий вывалили из квартиры. Одеваться им пришлось уже в коридоре.
Катрин тусклым взглядом обвела гостиную, где были следы вечернего пиршества мужчин. Брезгливо поморщившись, женщина ушла на кухню. Тишина пустой квартиры невыносимо давила на уши.
-- Я больше так не могу…– пробормотала себе под нос Кати.
Решительно поднявшись, она достала из сумочки мобильный телефон и набрала номер Алана.
-- Привет… Я тебя не разбудила?
-- Нет, я рад твоему звонку.
-- Нам сегодня так и не удалось встретиться, может быть получится теперь? – безжизненным голосом, спросила Катрин.
-- Конечно! Что-нибудь случилось?
-- Нет-нет… Минут через двадцать я буду у тебя…

21 сентября, вторник. Франция, Париж, 08:30 – …
Хмурое утро с мелким унылым дождём было подстать настроению Катрин. Раскрыв зонтик, она спустилась со ступенек крыльца.
-- Постой! – послышался голос выбежавшего вслед за ней Алана. – Я забыл поцеловать тебя на прощанье!
Мягкие губы мужчины прикоснулись к Кати в тёплом поцелуе.
-- Ты ведь приедешь сегодня вечером, да? – заглядывая в её личико, спросил Вуаре.
-- Если позволит работа…– уклончиво ответила Катрин. – Иди в дом, ты замёрзнешь!
-- Пойду, если ты меня поцелуешь!
Кати улыбнулась, исполнив просьбу. Помахав Алану рукой, она села в машину и уехала на подстанцию, очень надеясь, что сегодня не встретится там с Шетардьё.
21 сентября, вторник. Франция, Париж, подстанция КЯ, 08:30 – …
-- Ну, что оклемался?– усмехнулась Лера, глядя на лежащего на постели Этьена.
Тот пробубнил что-то нечленораздельное, уткнувшись в подушку.
-- Вот хлебни!– протягивая стакан с какой-то мутной жидкостью, велела шведка.– Здорово помогает при перепоях!..
-- Дай я ещё немного посплю…
-- Обойдёшься!.. Тебе ещё ехать за поставщиком! Забыл?
-- Когда?– поморщился Тьен, отрывая голову от подушки.
-- Вы договорились на 9:30, насколько я помню…
Шетардьё медленно сел на кровати, держась за голову. Женщина вновь протянула стакан. На этот раз Этьен не стал отказываться.
-- Что за бурда?..– едва отдышавшись, выдавил Тьен.
-- Старинный шведский рецепт… Отличная штука!.. Я отпаивала им твоего дружка… он даже смог выйти на дежурство почти в положенное время…
-- Рисс…– Шетардьё шумно выдохнул.– …ять!.. Знала бы ты, что вчера творилось у нас!
-- Судя по «сбруе», валявшейся в комнате Рисса, вы неплохо развлеклись,– улыбнулась Лера.– Правда, я всегда думала, что Рисс - натурал…
-- Да какие там развлечения?!.. Мы еле ноги унесли от Катрин!.. Рисс продул мне в карты, за что должен был разыграть соседа… мол, мальчика по вызову заказывали?.. А тут Катрин вернулась домой… а мы спим в таком виде, ну, и разошлась… едва ни покалечила!..
-- Так ты даже не попробовал красавчика-Рисса?– сочувственно-насмешливы тоном поинтересовалась Лера.– Бедняжка!..
-- Смешно, да?! Тебе смешно?!– нахмурился Этьен, плотно поджав губы.– Я делюсь с тобой проблемами, а ты издеваешься!
-- А чего ты от меня ждёшь? Сочувствия? Жалости?
-- Угу… от тебя дождёшься! Северная женщина!
-- Вот что, горячий мужчина, давай одевайся и дуй за поставщиком! Я жду вас здесь! И порезвей!
21 сентября, вторник. Норвегия, домик в горах, 06:30 – …
Леон не сразу понял, что происходит. Его разбудил визг Алекс. Перепугавшись, что что-то случилось с дочерью, мужчина вскочил на ноги, но, запутавшись в одеялах, рухнул на ковёр.
Сандринья завизжала сильнее, при этом ещё и громко хохоча и указывая на папу пальчиком.
Вбежавшая в комнату Оливия кинулась к мужу, испуганно опускаясь перед ним на колени.
-- Боже, Леон, что с тобой?! Тебе плохо? Где твои таблетки?!!– женщина была готова снова вскочить и бежать вниз за лекарством.
-- Всё в порядке,– со стоном потирая ушибленные лоб и локоть, мужчина, морщась, сел на полу.
-- В порядке?! Ты лежал… я слышала шум!..– Оливия отвела от лица тёмные волосы, с беспокойством вглядываясь в лицо стратега КЯ в поисках там признаков болезни.
-- Лив, прекрати, мне кажется, ты путаешь меня со своими детьми…– Леон снова поморщился и Оливия отвела взгляд.– Алекс кричала и я проснулся…
-- Кричала?– женщина поднялась на ноги и подошла к кроватке.– С ней всё в порядке…– Ливи взяла дочь на руки.– Малышка просто проснулась и требовала внимания… а-а-а, и ещё паук… ну всё ясно. Сандринья смертельно боится всяких насекомых. На Сицилии у неё специальная кроватка с лёгким балдахином, я всегда его закрываю, что бы никто к ней не пробрался.
Ливи потерлась щекой о нежную щёчку дочери.
-- Да, моя радость, мы жуткие трусихи, правда?
-- Ты такая домашняя,– вдруг тихо прошептал Леон, подбирая одеяла и усаживаясь на диванчик.
-- Что?– обернулась Оливия.
Стратег КЯ покачал головой, невольно снова и снова пробегаясь взглядом по Ливи. Женщина только сейчас осознала, что стоит здесь босой в короткой полупрозрачной ночнушке с растрёпанными волосами. К тому же, взяв Сандринью на руки, она и не заметила, как неприлично высоко задралась её ночная сорочка.
Смутившись, Оливия неловко переступила с ноги на ногу, пытаясь незаметно вернуть ночную рубашку на место.
-- Ты выспался?– Ливи поняла, что краснеет под взглядом Леона и, обругав себя последними словами, попыталась ответить ему как можно более спокойным голосом.
-- Да, вполне,– кивнул мужчина.
Оливия пыталась подобрать ещё какие-то слова, чтоб разрядить атмосферу, но ничего не могла придумать.
Стратег КЯ поднялся и медленно подошёл к Ливи, встав так близко, что непроизвольно коснулся обнажённой ноги женщины.
-- Алекс,– Леон бережно потрепал дочурку по щёчке,– помнишь, я обещал показать тебе снег?.. Как насчёт прогулки в горы?– уже обратился он к Оливии.
-- Горы,– Ливи живо схватилась за предоставленную тему для разговора, старательно игнорируя тот факт, что Леон стоит вплотную, так что она почти может чувствовать кожей его дыхание.– Это чудесная идея! Но… у Сандриньи только лёгкая одежда… я посмотрела, здесь все вещи ей маловаты…
-- Это не проблема, поедем и купим.
Оливия приготовилась снова кивнуть, однако не удержалась и сладко зевнула.
-- Прямо сейчас?– подёрнутые поволокой синие глаза жалобно взглянули на неприлично бодрого стратега КЯ.
Леон с трудом сдержал улыбку.
-- Хорошо, ты иди досыпай, а мы с Алекс отправимся за покупками… Если позволишь?– быстро добавил мужчина.
-- Д-да… почему нет,– пожала плечами Оливия.
-- Вот и договорились.

21 сентября, вторник. Норвегия, домик в горах, 09:30 – …

В магазине Леон скупил для дочурки всё, на что показывал её любопытный пальчик. Помимо одежды и игрушек, которые с трудом унесли три охранника стратега КЯ, Алекс навыбирала себе кучу всяких блестящих украшений, бижутерию и даже люстры с висюльками. Мужчина оплачивал счета дочери с неизменной философской улыбкой на губах.

Через пару часов Леон с дочерью вернулись домой. Оливия всё ещё спала.
-- Смотри, какая мама у нас соня!– весело обратился стратег КЯ к Алекс.– Давай её будить!
Мужчина подсадил Сандринью, помогая вскарабкаться на постель.
-- Мама против…– раздался голос из-под одеяла и Сандра радостно бросилась на него, добираясь до Оливии.
На поверхности постели сначала показались волосы, затем закрывающие лицо руки, а потом сама Ливи. Девочка захихикала и сев на живот Оливии, принялась отдирать ладони Оливии от лица. Ливи сдавленно охнула, когда на неё плюхнулись 14 кг живого веса и открыла смеющееся лицо. Ребёнок тут же спрятал своё личико в ладошки.
-- Так-так, вы скупили весь блошиный рынок?– Оливия подняла глаза на Леона.– Кажется, кто-то не знает удержу…
-- С чего ты взяла, что весь?– удивился мужчина.
-- Она возвращается такой довольной из магазина лишь в одном случае: когда ей покупают всё, что она просит… А поскольку просит она всё подряд, то обычно бывает редко довольна покупками!
Стратег КЯ весело рассмеялся, подмигнув дочери.
-- Правильно, детка. От жизни надо требовать всё или ничего!
-- Пока Сандра маленькая, но ты её избалуешь,– произнесла Оливия, садясь на постели.– Нельзя так, девочка должна знать, что такое «нет».
-- Сани, слушай сюда: когда возьмёшь всё, что хотела, а будут предлагать ещё, то тогда можешь сказать и «нет»,– с видом истинного наставника, произнёс Леон.– Кстати, Алекс, ты, кажется, хотела подарить маме торшер, нет?
-- Какой торшер?– поправляя сбившиеся волосы, недоумённо спросила Ливи.
-- Такой… прозрачно-лиловый… на резной ножке… с рюшечками, цветочками и длинными висюльками…
Оливия захлопала ресницами.
-- Интересный дизайн… Значит Сандра кидалась на всё, что блестит и висит и ты купил ей торшер?
-- Не ей, а тебе…
-- Спасибо большое,– Ливи вяло улыбнулась.– Леон, давай договоримся, что ты всё-таки не будешь покупать девочке всё подряд, во-первых, потому что так дом быстро превратится в захламлённый чердак, а во-вторых, именно мне придётся справляться в следующий раз с её очередной истерикой в магазине. Хорошо?
-- Предоставь походы по магазинам нам!.. И вообще! Хватит болтать! Иди умывайся, мы с Сандрой хотим в горы!
Леон присел на кровать, стаскивая малышку с Оливии и начал её щекотать.
Сокрушённо вздохнув, Ливи выползла из-под одеяла и направилась в ванную. Проплескавшись там минут сорок, женщина спустилась вниз.
-- Ммм, какие запахи,– она улыбнулась Молли, заглядывая под салфетку, закрывавшее большое блюдо.– Булочки!
Ливи схватила одну и принялась жевать.
-- Потрясающе, Молли, ты гениальный пекарь, я никогда не ела ничего вкуснее… А тебе нельзя,– Оливия показала тянущей ручонку Сандре кончик языка. – Будешь толстой и папочка не сможет тебя таскать целый день на руках, как он явно собирается делать…
-- Не волнуйся, Сани… я возьму с собой снегоход… А вот мамочку мы на него не посадим! А то вдруг она его раздавит…
-- А я тогда… а я…
-- Ну-ну?.. И что же ты тогда сделаешь?!
-- Вернусь домой и съем все булки, вот так вот,– Оливия показала этим двоим язык и, подхватив блюдо с пирожками на руки, перенесла его на стол, поставив рядом с собой.
Леон заговорчески глянул на дочку:
-- Пускай забирает, верно?.. Всё равно мы уже поели… пока некоторые полдня нежились в ванной, мы второй раз успели позавтракать, так что…
-- Вы что же, бросите меня здесь одну?– возмутилась Ливи.
-- Ну-у… А что ты можешь предложить в качестве взятки?.. Только не булочки! Мы сыты!
-- Гм, могу отдать вам свой торшер,– с готовностью предложила Оливия.– Красивый, благородного оттенка молочной лилии, с кружевом и… чем там? Хрусталем?.. Ампир… Почти антиквариат!
-- Ммм… ладно, думаю, Алекс согласится.


 

#135
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
21 сентября, вторник. Норвегия, домик в горах, 11:05 – …
На улице уже стояло три снегоката с охранниками и четвёртый пустой со специальным дётским сиденицем впереди. Леон усадил на него дочурку, надел ей сделанный на заказ специальный крохотный шлем со стеклом, и сам сел следом, заводя машину.
-- Какой ясный день,– улыбнулась Ливи, надевая широкие солнечные очки.
-- Ну, ладно уж, садитесь, мадам,– кивнул за спину стратег КЯ,– раз обещали нам торшер за прогулку…
-- Похоже, я напрасно боялась, что дом будет захламлён, с тобой я скоро останусь без мебели…– оседлав снегокат и обхватив бывшего мужа за пояс, усмехнулась женщина.– Гм, может нам стоит слегка уменьшить группу сопровождения и я поеду на одной из таких штук?
Оливия с лёгкой насмешкой оглядела эскорт:
-- Или ты боишься встречи с Етти?
-- А ты не боишься?.. Вот утащит тебя в свою снежную пещеру - посмотрим, как ты запоёшь!.. К тому же я не доверяю тебе снегокат…
-- Это почему это?
-- Видел, как ты водишь машину!
-- И что?!
Леон откашлялся:
-- Да так… ничего… то есть - ничего хорошего!
-- Ты на что это намекаешь?! Тебе не нравится, как я вожу?– Оливия стукнула Леона по плечам.– К твоему сведению у меня получается очень даже неплохо!
-- Интересно… ты сама так решила или похвалил кто?
-- Мне сказал так мой инструктор!
-- Это, который инструктирует тебя уже шестой год?– рассмеялся Леон, трогаясь с места.
Ливи покрепче ухватилась за мужчину. Она попыталась ему что-то ответить, но за рёвом снегохода мужчина этого явно не расслышал.
Алекс радостно смеялась, такая езда ей явно пришлась по вкусу.
Мимо летели заснеженные деревья и кустарники, холмы и впадины.
-- Леон… Леон!– попыталась докричаться до мужа Оливия.– Леон, ты слишком быстро!
Морозный воздух кусал щёки, подбородок и Ливи спрятала лицо за спину стратега КЯ, выглядывая из-за его плеча одним глазком.
Снегоходы выехали на достаточно ровную поляну и остановились. Тут была пара сваленных деревьев и кострище. Видимо, излюбленное место «посвящённых» отдыхающих.
-- Будем разжигать огонь и жарить сосиски!– скомандовал Леон, снимая Алекс со снегохода.– И конечно, кидаться снежками в маму, правда, Сани?..
-- Ха, почему я ни капли не сомневалась, что именно в маму?– в свою очередь слезая с транспортного средства, заявила Оливия.
И тут же получила снежком по плечу.
-- Леон!!!– возмутилась было женщина, когда увидела, что стратег КЯ пытается научить их едва передвигающуюся в тёплом комбинезоне дочурку, слепить следующий снежок и снова получила удар, на этот раз по ноге.
-- Мазилы,– небрежно бросила женщина и, мигом слепив свой снаряд, закинула бывшему мужу аккурат между курткой и шапкой.– Ура-ура!
Мужчина взвыл, выгребая снег с загривка, и Ливи, захлопав в варежки, подпрыгнула несколько раз на своём месте, тут же проверив часы.
-- Леон, нам не пора возвращаться? Сандринья уже 30 минут на холодном воздухе…
-- Не преувеличивай, воздух не такой холодный…– тихо возразил стратег КЯ.– К тому же сейчас будет огонь.
Мужчина быстро принялся раскладывать костёр.
-- Холодный ветер и снег - это слишком сильный перепад после Тулузы, не забывай, ей только годик,– заметила Оливия, присев на корточки возле дочери и затягивая её шарф потуже.
Однако Сандринья проворно выкрутилась и подбежала к запылавшему костру, внимательно наблюдая за языками пламени.
Оливия присела возле дочери и пока та переминалась возле огня, наблюдая за действиями Леона, продолжала оправлять её одежду, осторожно пощупав пока ещё тёплый носик и маленькие ручки.
-- Леон, я…– женщина подняла глаза на стратега КЯ.– Наверное, должна извиниться за вчерашнее утро…
-- Если не уверена, что должна, тогда лучше не извиняйся,– иронично усмехнулся мужчина, насаживая на шомпулы сардельки.– Держи…
Стратег КЯ протянул женщине шампур и сам взял два, держа над костром.
-- Тогда не буду,– легко согласилась Оливия и, посадив Сандринью себе на колено, взяла в руки шампур.
21 сентября, вторник. Франция, Париж, загородное шоссе, 09:30 – …
Поставщик должен был появиться с минуту на минуту. В ожидании его Этьен прохаживался рядом с машиной, чувствуя, как от свежего воздуха постепенно становиться ясной голова.
Черноё BMV подъехало ровно в половину. Из машины вышел Алан Вуаре и неспешной походкой подошёл к Шетардьё.
-- Не против, если мы поедем на моей машине?– скорее утверждая, чем спрашивая, произнёс Тьен.
-- Нет, разумеется…– сдержанно ответил Алан.
Феррари Этьена рванул с места, быстро считая мили загородного шоссе. Через четверть часа Шетардьё остановился, вынимая из бардачка чёрную повязку.
-- Придётся одеть,– насмешливо улыбнулся Тьен.– Безопасность - прежде всего…
Вуаре не стал возражать, понимая, что это бессмысленно.
Этьен проехал ещё несколько миль вперёд, затем развернул авто и покатил в обратном направлении. Часа через пол феррари Шетардьё подкатил к подстанции.
Алену развязали непосредственно в помещении.
-- Доброе утро,– улыбнулась Лера, выходя навстречу и протягивая руку Вуаре.
-- Ну, доброе или нет - покажет время,– многозначительно отозвался мужчина, слегка пожимая ладонь шведки.
-- Я думаю, сделать его добрым в наших силах,– мягко ответила женщина, явно решившая разбавить деловой тон предстоящего разговора лёгким флиртом.
Этьен про себя даже улыбнулся: что-что, а этот приём Леры ему был хорошо знаком, на него покупался и Спринг, и Ральф, и иногда даже Леон.
-- Возможно…– уже явно не так напряжённо отозвался Вуаре.
-- Тогда предлагаю для начала выпить кофе в кабинете.
-- Кофе - это хорошо.

Кати стояла, облокотившись о перила балкона второго яруса, когда заметила внизу Алана, в сопровождении Этьена и Леры. Сдержав возглас удивленья, женщина решила проследить за ними. Вся компания проследовала в кабинет Леры, где провела следующие двадцать минут. Наконец, в коридоре послышался голос Леры:
-- Вам предстоит провести здесь некоторое время, в качестве гостя, разумеется…
-- Хочется надеяться! – с улыбкой отозвался Алан.
-- Марк проводит вас в комнату, где вы сможете расположиться.
-- Благодарю за такое гостеприимство,– с лёгкой усмешкой отозвался Вуаре и проследовал за подоспевшим оперативником.

21 сентября, вторник. Франция, Париж, подстанция КЯ, 11:10 – …

Катрин разыскала комнату Алана и тихо проникла внутрь.
-- Ал…– позвала она.
-- Я здесь! – быстро отозвался мужчина, заключая её в объятья.
-- Именно это меня и пугает! Что ты здесь делаешь? Что вообще происходит? Что от тебя надо «Красной ячейке»? – засыпала его вопросами Катрин.
-- Твоему мужу…
-- Тшш!– быстро прервала Кати, прикрывая рот Алана ладошкой.– Здесь об этом никто не знает…
-- Ой, извини… не волнуйся, я не проболтаюсь! Так вот Этьену зачем-то понадобилась крупная… нет, просто огромная партия нефти!.. Я, конечно, не задаю вопросов… себе дороже…
-- Нефти?– задумчиво повторила Катрин.
-- Угу… но мы пока не сошлись к количестве, так что меня любезно пригласили погостить на подстанции.
-- Это ужасно!
-- Это прекрасно!.. Я смогу видеть тебя! Каждый день! Каждый час!
Кати, вздохнув, покачала головой:
-- Поэтому и ужасно! Если Этьен узнает…
-- А что такого он может сделать?– беззаботно пожал плечами Вуаре.
-- Всё, что угодно! Убить, покалечить!
На лице мужчины отразилась скептическая усмешка:
-- Это мы ещё посмотрим…
-- Какой бы ты сильный и смелый ни был, опыт в уродованье людей у него больше! Ал, будь осторожней! Сотрудничество с КЯ может плохо закончиться!
-- Ты за меня переживаешь? – улыбаясь, спросил Вуаре.
-- Да!
-- Я буду внимателен и осторожен! Обещаю!
-- Хорошо, мне пора идти. Вечером постараюсь к тебе зайти…

21 сентября, вторник. Франция, Париж, подстанция КЯ, 12:30 – …

Закончив плановую дневную проверку персонала, Шетардьё направился в кабинет Катрин.
-- Можно?– осторожно спросил он, приоткрывая дверь.
-- У тебя ко мне дело?– даже не оторвав взгляда от ноутбука, сухо спросила Кати.
-- Н-нет…
-- Тогда - нельзя!
Тьен вздохнул и тихо прикрыл дверь, так и не осмелившись войти. С минуту постояв в коридоре, он направился к себе и быстро накатал электронное письмо с подробным объяснением того, что произошло вчера вечером, а затем отправил его на e-mail адрес Катрин.
Кати открыла пришедшее письмо, подавив желание удалить его, не читая. Быстро пробежав глазами по строчкам, женщина задумалась. Может быть всё это правда? Просто дурацкая затея? В памяти женщины всплыла картина того, как нежно Этьен поглаживал во сне полуобнажённого Рисса. Вспомнилась его чрезмерное беспокойство, когда оперативника прострелила любовница Иштвана. И то, как Тьен рассказывал об их дружбе…
Что-то прорвало внутри Катрин, быстро набив: "Хватит врать!", она отправила ответ мужу.
Шетардьё с досады отшвырнул от себя компьютер. Ноутбук проскользил по полировке стола и, с секунду пробалансировав на краю, рухнул на пол.
-- Тьфу ты! Чёрт!– процедил Этьен, огибая стол и присаживаясь на корточки возле обломков портативного компьютера.
-- Всё буянишь?– послышался над мужчиной насмешливый голос Леры.– Вот посмотри-ка лучше этот диск…
Тьен медленно перевёл взгляд со стройных ножек шведки на лазерную матрицу.
-- Что там?– поднимаясь с корточек, спросил Шетардьё.
-- Нечто, что позволит нам договориться о любом количестве нефти,– подмигнула Лера, выходя из кабинета Этьена.
Мужчина повертел диск в руке, глянул на разбитый ноутбук и направился к Катрин. Теперь у него был повод оправдать свой визит работой.

-- Чего тебе опять? – хмуро произнесла Катрин, когда Шетардьё появился на пороге ее кабинета.
-- Мне срочно нужно просмотреть диск! Мой компьютер сломан! – поджав губы, заявил мужчина.
-- Что, другого компьютера, ближе к твоему кабинету не нашлось, да? – скептически хмыкнула Кати.
-- Нет! – буркнул Этьен, решительно проходя к столу. – Информация секретная, её нельзя просматривать на любом компьютере!
-- А-а-а… ну тогда, конечно…– хмыкнула Катрин, отодвигаясь в сторону и позволяя мужчине, подойти к ноутбуку.
Шетардьё загрузил диск, и на мониторе высветилась информация. Кати невольно читала бегущие строчки.
-- Что это?! – удивлённо спросила она.
-- Досье на Вуаре Алена… Помнишь полтора месяца назад мы столкнулись с твоим давним знакомым на благотворительном приёме (когда следили за Майори О’Тум), а потом даже прокатились с ним на яхте?..
-- Да-а,– протянула Катрин, стараясь ничем не выдать своего волнения.
-- Он оказался весьма полезным субъектом… к тому же мало щепетильным с вопросах морали,– насмешливо улыбнулся Тьен.– На прошлой неделе я его разыскал и предложил отличную сделку…
-- А причём тут его досье?– нахмурилась Кати.– К тому же, насколько я понимаю, это не досье, а чистой воды компромат!
-- Да. Мы договаривались с ним о крупной партии нефти, а он сегодня заявил, что отдаст только две трети… мы пытались с Лерой убедить его, даже предлагали поднять цену, но он упёрся…– Этьен пожал плечами.– Придётся убеждать старыми проверенными способами!
-- Что, у нашей всемогущей Леры по-другому не получилось?! – со злостью спросила Кати.
Тьен удивлённо глянул на жену:
-- Зачем по-другому, если так верней всего…
-- Ладно, ты всё просмотрел?! Я могу, наконец-то, продолжить работать?! – раздражённо произнесла Катрин.
Женщина планировала скорее увидеться с Аланом и предупредить того, чтобы соглашался на условия КЯ и не рисковал напрасно.
-- Кэт…– Этьен на мгновение замялся, затем поднял виноватый взгляд на Кати,– я понимаю, ты мне не веришь… но я клянусь, всё было как я тебе написал…
-- Мне это безразлично,– повела плечом женщина.
-- Ну, Катрин… Как мне тебя убедить?.. У нас с Риссом ничего не было… он вообще натурал до мозга костей!.. Ну, хочешь, я попрошу, чтобы Гиз провёл тесты?..
-- Хватит заниматься ерундой!– жёстко оборвала Кати.– Иди работай и не мешай мне делать тоже самое!
Шетардьё тяжело вздохнул и, вытащив диск из компьютера, вышел из кабинета жены.
Заглянув на минуту к Лере и договорившись продолжить беседу с Вуаре за обедом, Тьен направился к нему в комнату, чтобы пригласить к столу.
Катрин поспешила к Алану. Мужчина, радостно улыбаясь, поднялся с кресла на встречу к ней.
-- Кати, я как раз думал о тебе и ты пришла…– заключая женщину в объятья, прошептал Вуаре.
-- Ал, нам нужно поговорить!
-- Ты уверена? – смеясь, спросил мужчина.
Его губы нежно касались виска и щеки женщины.
-- Абсолютно! Ал, тебе нужно согласиться на все условия, что выдвигают Лера и Этьен! Слышишь?! Это в твоих же интересах!
Горячий поцелуй не позволил Катрин продолжить.
Шетардьё остолбенел, замерев возле самой двери. Его рука потянулась к поясу за пистолетом (единственным желанием Тьена было - пустить пулю в лоб Алену), но он неосмотрительно оставил оружие в своём кабинете.
Катрин и Вуаре продолжали целоваться, не замечая прихода незваного гостя.
-- Надеюсь, я не сильно помешал,– холодно процедил Этьен.
Кати резко отстранилась от Алена, испуганно уставившись на мужа.
-- Мистер Вуаре, мы с Лерой просил вас отобедать с нами,– натянуто улыбнулся Шетардьё.– Марк!.. Покажи нашему гостю, где столовая!
Из-за двери тут же появился оперативник.
-- В другой раз! – отозвался Алан, инстинктивно заслоняя собой женщину.
-- Нам предстоит обсудить важные вопросы! Сделаем это за обедом! – едва сохраняя терпение, настаивал Этьен.
-- Я присоединюсь к вам позже!
-- Сейчас! – жестко процедил Шетардьё, но более вежливо добавил. – Дичь остынет!
-- Иди…– едва слышно прошептала Алану Кати.– Только помни, что я тебе сказала…
-- Ну, раз вы так настаиваете, я не могу оскорбить ваше гостеприимство…– улыбнулся Вуаре.
Ален последовал за Марком, но Этьен остался стоять на месте.
-- Ну, и что тут происходит?– сухо спросил Тьен жену.
-- Что?..– пожала плечами Катрин.– Я узнала, что мой старый друг на подстанции и зашла проведать…
-- Проведать?!– Шетардьё чуть ни задохнулся от ярости.– Я что, по-твоему, идиот?!.. Этот «старый друг» целовал тебя!
-- Что тут такого? Это было приветствие…
Этьен заскрипел зубами, начиная медленно приближаться к Кати.
-- Всего лишь приветствие!– громко повторила женщина, отчаянно борясь с желанием броситься прочь от мужа.
-- Я видел, что это было за приветствие!– прошипел Тьен.– Если б я его не остановил, он бы тебя сейчас уже трахал!..
Шетардьё крепко ухватил Катрин за плечи и встряхнул.
-- Это он - тот самый любовник, с которым ты мне изменяла, да?!– глаза мужчины полыхнули дьявольским огнём.
-- А тебе какое дело?! У тебя есть свой любовник, вот к нему и приставай с расспросами! – с вызовом отозвалась Кати.
-- Не неси чушь! И отвечай на вопрос!
-- С какой стати?!
-- С той, что я - твой муж! А ты изменяешь мне с этим уродом!
-- Был моим мужем! А теперь довольно! Хватит с меня такой супружеской жизни! Хватит! Иди к своим дружкам и подружкам! Я хочу нормальной спокойной жизни!
-- Это с ним ты собралась вести спокойную жизнь, да?! – Шетардьё снова встряхнул женщину за плечи.
-- Неважно с кем! Важно, что без тебя!
-- Хм… Если ты хотела от меня уйти, то не надо было строить оскорблённую невинность! У меня-то как раз с Риссом ничего не было, а ты… Чёрт! И ты ещё смела говорить, что любовь измеряется мерой прощения!..
-- Именно! И моя мера закончилась!– вырываясь из рук Этьена, отрезала Кати.– Я столько раз прощала тебе измены, что ты не смеешь жаловаться!
-- Да, я порочен,– злобно ухмыльнулся Тьен,– я не скрываю этого, но ты порочна не меньше, зато строишь из себя святую чистоту!
Катрин нетерпеливым жестом указала мужу на дверь.
-- Не беспокойся!– прохрипел он.– Я не стану тебя удерживать силой… когда-то давно - да - мог бы… теперь слишком много хороших воспоминаний, чтобы всё перечёркивать разом…
Шетардьё проглотил вздох и, развернувшись, быстро направился прочь.
-- Во время вспомнил о хорошем…– иронично произнесла Катрин.
К горлу подступали горькие слёзы, в груди всё сжималось от нестерпимой боли. Но женщина запретила себе плакать.

Катрин вошла в технический отдел. Не заметившие её, оперативники над чем-то смеялись. В центре всеобщего внимания был Рисс. Облаченный в фуражку, он помахивал плёткой.
-- В таком прикиде девчонки от меня будут без ума! – самодовольно заявил мужчина.
-- И мальчишки тоже! – окинув его хмурым взглядом, произнесла Катрин.
-- Я мужиков не обслуживаю! – брезгливо скривившись, ответил Рисс.
-- Неужели?! – иронично изогнув бровь, усмехнулась женщина. – Что здесь происходит?! Почему никто не занят работой?! По своим местам, живо!
Оперативники удивлённо переглянулись.
-- А в чём проблема?– поморщившись, спросил Рисс.
-- Перерыв давно закончен! Не приступившие к работе немедленно смогут продолжить отдых в здешних казематах! Желающие есть?!
Катрин никогда не позволяла себе так обращаться с персоналом, но окончательно измотанная последними событиями, она не смогла себя сдержать.
Желающих не оказалось. Оперативники тут же разошлись по своим местам, приступая к работе.
-- Кажется, не всем девочкам нравится мой прикид,– хмыкнул Рисс, поворачиваясь к своему монитору.
-- Ничего… Компенсируешь это мальчиками…– сказала Кати так, чтобы слышал только Рисс.
-- Тебя заклинило, да?!..– огрызнулся оперативник.– Сколько можно повторять - не трахаю я мужиков! А если тебе Тьё опять что-то ляпнул, то можешь передать ему, что он скоро дошутится!.. И вообще, у нас в КЯ что, начались гонения за ориентацию, вероисповедание и принадлежность к расе?!
-- Именно! Чистка рядов! – бросила Катрин и, развернувшись на каблуках, вышла из зала.

21 сентября, вторник. Франция, Париж, подстанция КЯ, 13:50 – …

Этьен вошёл в столовую, присаживаясь на своё место.
-- Прошу простить за опоздание,– отсутствующим взглядом Шетардьё обвёл Леру и Алена.
-- Мы как раз только начали говорить о сделке,– улыбнувшись, произнесла шведка.
-- Замечательно,– кивнул Тьен.– Мистер Вуаре, мы принимаем ваши условия…
-- Что?– оторопела Лера.
-- Я сам отвечу перед Леоном,– на шведском довольно резко произнёс Этьен, обращаясь к женщине.
-- Вы согласны на меньшее количество?– недоверчиво переспросил Ален.
-- Да, – безлико отозвался Шетардьё,– как только груз прибудет по назначению, мы перечислим вторую половину суммы на ваш банковский счёт… Полагаю, вам далее незачем задерживаться на подстанции. Катрин отвезёт вас обратно.
Не дожидаясь ответа, Этьен поднялся из-за стола и покинул столовую.

Алан встретил Катрин в коридоре.
-- Ну, что? Как всё прошло?! – обеспокоено спросила она.
-- Всё отлично! Они согласились на все мои условия! Я могу покинуть подстанцию, а ты должна меня проводить! – радостно улыбаясь, сообщил Вуаре.
-- Согласились на твои условия? – удивлённо переспросила женщина.
-- Да! Ну, так что, мы можем ехать? Заглянем в нашу любимую кафейню, я куплю тебе самые вкусные пирожные…
-- Нет, Ал. Я сейчас не могу уехать… работа… Я должна остаться. Кто-нибудь из оперативников тебя проводит.
-- Но твой… в смысле - Этьен сказал, что ты отвезёшь меня обратно!
-- Так и сказал?– задумчиво произнесла Катрин.
-- Да.
-- Хорошо, поехали…

Лера вошла в кабинет Этьена. Тот собирал какие-то бумаги в кейс.
-- Может объяснишь, что произошло?– тихо спросила шведка.
-- Они любовники.
-- Кто? Катрин и Вуаре?
-- Да.
-- И что?
-- Она уходит к нему.
Лера безразлично пожала плечами:
-- А как это связано с нашей нефтью?
-- Я не хочу шантажировать его,– запирая кейс, прохладно отозвался Этьен.
-- Боже… сколько благородства,– усмехнулась женщина.– Леон с тебя шкуру спустит, но зато ты будешь спокоен, что любовник твоей жены остался чистеньким. Ну-ну… И куда ты теперь?
Шетардьё сунул пистолет за пояс, взял кейс и натянуто улыбнулся:
-- Добывать недостающую треть товара!
-- Как я понимаю, тебя теперь смотреть в новостях…
--Угу…– кивнул Этьен, выходя из кабинета.
21 сентября, вторник. Франция, Париж, кафе, 15:00 – …

Катрин задумчиво вертела в руках чашку с кофе. К столику подсел Алан с полным подносом различных сладостей.
-- Вот, попробуй это… Должно быть очень вкусно…– мужчина пододвинул к Кати тарелочку с шоколадным пирожным.
-- Спасибо, мне не хочется…– тускло отозвалась женщина.
-- Да что с тобой? Ты как в воду опущенная…
-- Ал, мы с тобой знакомы много лет… а наши новые отношения… в общем, ещё неизвестно выйдет ли из этого что-нибудь хорошее и не испортит ли это той дружбы, которой мы дорожим…
-- Этого никто не знает… Но ведь это не главное, что тебя огорчает…
-- Разбилась моя семья - и это главное! Не получилось тихой гавани, где можно укрыться от бед…
-- Может так лучше… Вчера, когда ты приехала ко мне, на тебе лица не было… И, видимо, это не первый случай, когда он тебя так расстраивает…
-- Не первый. И именно поэтому я разучилась верить Этьену. Он объяснил ту ситуацию, вполне правдоподобно объяснил… А я не могу ему доверять…
-- Ты ведь всё ещё любишь его? – тихо спросил Ален.
-- Люблю…– опустив грустные глаза, ответила Кати.
Вуаре вздохнул, уткнувшись в свой кофе.
-- Тебе было плохо со мной?– наконец, тихо спросил он.
-- Нет, что ты… напротив…
-- Ты собираешься вернуться к мужу?
-- Нет,– покачала головой Катрин.
-- Тогда почему бы не попробовать продолжить наши новые отношения?– Ален осторожно взглянул на женщину.
-- Я боюсь причинить тебе боль… Я сейчас слишком измотана для новых отношений. Мне нужно прийти в себя после всех этих событий…
Катрин накрыла своей ладошкой, руку Вуаре.
-- Хорошо…– грустно улыбнулся мужчина. – Я понимаю… На этой недели я улетаю в Алжир, а когда вернусь - мы продолжим этот разговор…
-- Спасибо…
21 сентября, вторник. Норвегия, домик в горах, 13:35 – …
Минут через 20 женщина снова забеспокоилась и настояла на возвращении.
Дома Леона ждало известие о срочном звонке и мужчина тут же удалился в кабинет, чтобы выйти на связь.
Переодев Александру, Оливия как раз пыталась заставить дочку выпить тёплого молока, когда в детской появился хмурый Леон и объявил, что срочно уезжает. По его лицу было видно, что что-то случилось, однако Ливи не рискнула приставать с вопросами.
Когда стратег КЯ уехал, женщина уложила уставшую за утро девочку спать и спустилась вниз. Ей и самой пора было подумать о подготовке возвращения домой.
21 сентября, вторник. Франция, Париж, подстанция КЯ, 15:40 – …
Лера проводила взглядом оперативников, которых инструктировала перед заданием и, закрыв ноутбук, налила себе чашку чёрного кофе.
В этот момент раздался звонок её мобильника.
-- В чём дело?– спросила женщина, присаживаясь на диван и закидывая ноги на журнальный столик.
Звонили из 4-й лаборатории, где отслеживались все мировые СМИ.
-- Если только Китай не напал на США, то не желаю ничего слышать,– произнесла Лера, отхлёбывая кофе.
-- Включите новости по TF-1!
Шведка взяла со столика пульт и включила телевизор. Там передавали об аресте заместителя атташе по торговым делам в Ливии при получении взятки. На экране крупным планом показали самого заместителя, а затем и того, кто давал взятку. Последний закрывался от объективов камер сцепленными наручниками руками, но Лера всё равно узнала в нём Этьена.
-- О-о-о чё-ё-ёрт!..– прошипела она, едва ни выронив чашку.– Я же не в прямом смысле имела в виду новости…

Катрин отвезла Алана домой, после чего решила вновь вернуться на подстанцию. Работа всегда помогала ей уйти от неприятных дум. Следуя в свой кабинет, Кати заметила Леру. Шведка излучала массу так не свойственных ей эмоций.
-- Что случилось? – захотела выяснить Катрин.
-- А! Вот и ты! Очень вовремя! А случилось то, что твой муж - идиот! – на арабском ответила Лера.
-- Что случилось-то? – тоже переходя на арабский, спросила стратег.
-- А то, что он решил поиграть в благородного рыцаря и отпустил твоего ухажера с миром! А недостающую часть нефти решил добыть сам! В результате чего о нём говорят все СМИ Франции! И мы теперь без нефти и Этьена!
Катрин понадобилось время, чтобы вникнуть в услышанное.
-- Кошмар! – наконец, произнесла она.
-- Угу. Леон с него, да и с нас тоже, семь шкур спустит! – раздраженно отозвалась Лера.
-- Может и не спустит…– задумчиво ответила Кати. – С нефтью я попробую уладить, а вот вызволить Тьена сложнее…
-- План операции уже разрабатываем!
-- Хорошо, я зайду к тебе минут через двадцать.
Кати заперлась в своём кабинете и набрала номер Алана. Долго на звонок не отвечали, но, наконец-то, послышался запыхавшийся голос мужчины.
-- Привет, Ал! Это снова я! – не зная как начать, произнесла женщина.
-- Привет! Ты передумала работать? Сможешь приехать?
-- Нет… Я не поэтому звоню… В общем, мне очень нужна твоя помощь…
-- Да, что случилось?
Катрин прикрыла глаза рукой, с трудом подбирая слова.
-- Мне тяжело просить тебя об этом, но, согласившись, ты избавишь меня от многих крупных проблем…
-- Согласившись на что?
-- На первоначальные условия КЯ по доставке партии нефти…
Повисла пауза.
-- Это нужно тебе? – послышался задумчивый голос Вуаре.
-- Да…
-- Хорошо, я согласен… В конце концов, не велика потеря…
-- Спасибо, Ал…
-- Ерунда…– по голосу было слышно, что мужчина улыбается. – Может, всё-таки, увидимся сегодня?
-- Не могу обещать насчёт сегодня… Если удастся избежать проблем.
-- Ладно, буду ждать звонка.
Кати тепло улыбнулась, откладывая в сторону телефон.

21 сентября, вторник. Франция, Париж, подстанция КЯ, 16:10 – …
Катрин повернула ручку кабинета Леры и замерла на пороге.
-- Какого хрена вы тут наворотили?!– оглушительный голос Леона, стоявшего в центре комнаты, заставил содрогнуться своды потолка.– Мать вашу!.. Да я вас всех отправлю на зеро-подстанцию! Дилетанты!!!
Лера стояла перед главным стратегом КЯ ни живая, ни мёртвая и несмела даже поднять на него глаза.
Леон бросил быстрый взгляд на открывшуюся дверь.
-- Великолепно!– сцепив зубы, процедил он.– Тут у нас оказывается созвездие лучших стратегов!.. Заходи-заходи!..
Катрин сделала неуверенный шаг вперёд. Она ещё ни разу не видела Леона в таком гневе и уж тем более никогда не слышала, чтоб он кричал.
-- Мы… разработали план вызволения Этьена…– робко начала Лера, но была тут же прервана.
-- Вызволения?!.. Чёрта с два!– прошипел Леон.– С Этьеном обрубить любую связь! Сменить все телефоны, пароли и ключи! Подстанцию перевести в новое место!
У Катрин сердце чуть ни оборвалось.
-- Будет сделано! – поспешно ответила Лера.
-- Немедленно! – рявкнул главный стратег.
Шведка пулей вылетела из кабинета.
-- А ты чего застыла?– жёстко спросил Леон.
-- Я… просто подумала…
-- Думать надо было раньше!– резко оборвал мужчина.– А сейчас надо заниматься эвакуацией!
Кати испарилась из кабинета с такой же скоростью, как до того Лера.
-- Чёрт бы тебя побрал, Тьен…– яростно выдохнул главный стратег, набирая на сотовом номер Ричарда.
-- Да?– отозвался тот.
-- Заблокируй телефон Шетардьё и отследи, где он сам… О любых перемещениях докладывай только мне!
Леон прервал связь: "Конечно, Отдел уже в курсе и нас ждут. Но переводить его в Первый они не будут, пока ни снимут с него все маячки. Значит у нас не больше суток…".

Катрин прислонилась к стене, чтобы перевести дух. Сердце бешено колотилось от вползающего в душу страха. Неизвестность всегда пугала её больше всего. Что будет с Этьеном?! Получится ли ему помочь?! Кати на чём свет стоит ругала его, но больше всего себя. Почему она не предугадала эту ситуацию?! Ничего хорошего не бывает, когда в работу вмешиваются эмоции и личные отношения…
Женщина огляделась по сторонам и вновь влилась в общую суету.
В короткое время от одной из самых крупных подстанций «КЯ» не осталось и следа.

21 сентября, вторник. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 22:00 – …

Новую подстанцию развернули в пригороде Парижа на пустующей вилле. В считанные часы были развёрнуты основные лаборатории и мастерские. Леон лично всё проконтролировал.
-- И что теперь?– тихо спросила Катрин Леру.
Женщины шли по хорошо освещённому коридору в кабинет главного стратега. Он вызвал их минуту назад.
-- Понятия не имею…– пожала плечами шведка.– Может он всё-таки решил попробовать вытащить Тьё…
В душе Кати затеплилась крохотная надежда.
Леон ожидал стратегов, сидя во главе большого стола. Его лицо было хмурым, но уже не излучало прежнего гнева.
-- Можно? – осторожно заглядывая в кабинет, спросила Лера.
-- Разумеется…– не смотря в её сторону, ответил главный стратег.
Женщины прошли в глубь комнаты и заняли места за столом напротив Леона.
-- Этьену предъявлено официальное обвинение, предварительное заключение он проходит в Ла Санте…
-- Одна из самых строгих тюрем Франции…– нахмурилась Лера.
-- Именно… и у нас есть меньше суток, чтобы попытаться его оттуда достать…
Катрин едва ни спросила почему, но удержалась, решив, не прерывать Леона.
Шведка напряжённо потёрла лоб, словно ей это помогало думать.
-- Сутки - это невозможно,– покачала она головой.– Невозможно организовать «чистый» побег… А являться в Ла Санте с тяжёлой артиллерией - бред!
-- Именно,– усмехнулся главный стратег.
-- Можно взять заложников и потребовать, чтобы Шетардьё отпустили,– предложила Лера, переводя взгляд с Леона на Катрин.– Всё равно Отдел уже в курсе… а так хоть выиграем время для подготовки операции…
-- Взятие заложников тоже требует времени и подготовки… слишком масштабно…– робко вставила Катрин.
-- И что тогда? – пожала плечами шведка.
-- Подмена…– осторожно начала Кати. – Наш человек под видом охранника проникает в камеру Этьена. Небольшой маскарад и в камере остается он, а Тьен выходит на свободу.
-- И как же мы устроим этот маскарад?
-- Изготовить силиконовые маски и подобрать похожего по телосложению человека мы за это время успеем. А удостоверение работка тюрьмы тем более не проблема… При таком варианте риск уменьшается.
-- Вряд ли Отдел допустит проникновение в камеру Этьена,– покачал головой Леон.– Туда теперь мышь не проскользнёт… и вся охрана уже, наверное, состоит из отдельцев.
-- Прошло не так много времени,– возразила Кати.
-- Да. Но только это время мы потратили на передислокацию, а Отдел на ловушку для нас.
-- Но не можем же мы его бросить!– в отчаянье выпалила Катрин, раньше, чем успела подумать.
Леон поднял на неё изучающий взгляд.
-- Вот как?– тихо спросил он.– Это почему же?
-- Потому что… потому что он слишком много знает…
-- Это - факт,– согласился главный стратег.– Но при таком раскладе будет проще убить его…
-- Что?..– теряя голос, выдавила Кати.
Леон выдержал паузу и чуть улыбнулся:
-- Ненадолго, разумеется… Этьену вшили датчик, с помощью которого можно вызвать летаргический сон. Датчик может активизировать Ричард. А вот план подмены и вывоза тела из тюрьмы - за вами, дорогие мои стратеги… И постарайтесь на этот раз всё сделать правильно.
Главный стратег поднялся со своего места и направился прочь из кабинета.
-- Летаргический сон?! – сипло переспросила у Леры Катрин.
-- Ну, а что такого?
-- А как мы его потом выводить из него будем?! Активируем другой датчик, что ли?!
-- Вот этого не знаю! Гиз разберётся…
-- Разберётся… как же…– проворчала себе под нос Катрин, выходя из кабинета.

Кати вошла в главный зал, где Лера руководила работой аналитиков.
-- Ну, как?.. План проникновения в Ла Санте готов?
-- Заканчиваем… А дублер?
Кати подошла к свободному компьютеру и загрузила изображение с мини-диска. На мониторе появилась видео-съемка, сделанная в лаборатории.
-- Ого, очень натурально! – прокомментировала шведка, разглядывая на экране лицо Шетардьё.
21 сентября, вторник. Франция, пригород Парижа, тюрьма, 23:00 – …
Этьен лежал на тюремной кровати, закинув руки за голову, и смотрел в потолок. Он прекрасно понимал, что ждать помощи бессмысленно. На такой случай в Красной ячейке был лишь один закон - отставших не ждали.
Тьен прикрыл глаза, в памяти всплыл образ матери. "Кажется, я действительно уже жду смерти,– ухмыльнулся Шетардьё,– раз начинаю вспоминать родных… следующим этапом будут самые светлые воспоминания жизни…"
Перед глазами Этьена вдруг появилась маленькая церквушка, в которой они с Катрин венчались. "Что за чёрт?!– резко открывая глаза, выругался про себя мужчина.– Не собирался я это вспоминать!.. Вот уж кто действительно вздохнёт спокойно…"
Внезапно Тьен почувствовал странное жжение в груди, словно кто-то перекрыл клапан с кислородом. Шетардьё вскочил на ноги, но тут же рухнул, растянувшись на холодном полу.

Охранник хмуро посмотрел на мониторы видео наблюдения. Доложив начальству, он решил заглянуть в камеру. Приблизившись к заключенному, охранник перевернул его на спину. Пульс на сонной артерии не прощупывался.
-- Чёрт! – озадаченно выругался мужчина.
В камеру вошли двое медиков в сопровождении ещё двоих охранников. Врачи склонились к Этьену, исследуя его состояние и проводя реанимацию.
-- Срочно в операционную! – качая воздушную подушку, скомандовал один из медиков.
Шетардьё на каталке повезли по длинному коридору. В операционную охрана, разумеется, не пошла. Это и был шанс для «замены игроков».

21 сентября, вторник. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 23:40 – …

Неподалёку от тюрьмы притулился тёмный фургончик. Едва в него доставили бессознательного Этьена, автомобиль тронулся, оставляя далеко позади мрачные стены Ла Санте.
Однако всего в какой-то мили от подстанции у фургона лопнуло колесо и он едва ни угодил в кювет.
-- Ты что, совсем водить разучился?! – рявкнул один оперативник на второго.
-- Я то здесь причём?! Видимо, осколок на дороге! Вызывай помощь, на трех колесах мы далеко не уедем!
-- Мать твою! – выругался парень, заметив в зеркало заднего вида стремительно приближающиеся чёрные машины.
Дрожащими пальцами он включил переговорное устройство, что передать сигнал тревоги.
-- Когда они приедут из нас уже сделают решето! – пессимистично заметил водитель, перезаряжая пистолет.
-- Постараемся продержаться!

-- Что?– машинально переспросила Катрин, полагая, что ослышалась.
-- У них сломалась машина, а на хвосте похоже отделовцы,– мрачно повторил Рисс.
-- Вертолёт на вылет!– приказал Леон.– Группу прикрытия…
-- Я поведу!– быстро вставила Катрин, уже выбегая из технической лаборатории.
-- Она поведёт…– скептически развёл руками главный стратег.

Кати сидела рядом с пилотом, до боли в глазах вглядываясь в темноту, прорезаемую лишь лучом прожектора вертолёта.
Внизу показались огни перестрелки.
Оперативники открыли огонь с воздуха. Короткий бой. Оглушительные звуки выстрелов, пронзающих ночную тишину. Перевес оказался на стороне Красной ячейки, и отделовцы вынуждены были оставить свои позиции.
С размеренным гудением вертолёт опустился на землю. Бригада оперативников направилась к расстрелянной машине.
Катрин показалось, что она может снова дышать только, когда на борт вертолёта погрузили на носилках Этьена.
-- Водитель убит, второй оперативник тяжело ранен,– доложил ей кто-то.
Кати кивнула, мысленно подгоняя неповоротливую машину к спасительным огням подстанции.

21 сентября, вторник. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 23:57 – …

Вспышка! Тьма! Боль! Свет! Страх! Тело Шетардьё забилось в конвульсиях. Кто-то словно знал его с того света, вырывая из объятий темноты.
-- Пришёл в сознание,– донеслось откуда-то из глубины слоёв до слуха Этьена.– Открыл глаза.
"Кто открыл?! Я ничего не вижу!"– хотелось закричать Тьену, но голосовые связки не слушались.
-- Дышим самостоятельно…
Яркий свет больно резанул по зрачкам, Шетардьё зажмурился. Одинокая слеза непроизвольно скатилась по щеке.
-- Рефлексы в норме…
-- Этьен, ты меня слышишь?! – донесся откуда-то настойчивый голос Гиза.
Тьен попытался ответить, но из горла вырвался лишь хрип. Нестерпимый свет вызывал дикую опоясывающую голову боль.
Шетардьё хотелось лишь одного - чтобы его оставили в покое, вернули в ту полную покоя темноту.
-- Ну же! Давай-давай!
Но вот уже свет перестал казаться невыносимым, пред глазами мужчины появились очертания стен, потолка и людей в обрамлении ярких ламп.
Внезапно открылась дверь, в операционную вошёл Леон.
-- Сюда нельзя…– попытался было вякнуть Гиз, но повелительный взгляд главного стратега заставил его замолчать.
-- Очнулся?– скорее констатировал, чем спросил Леон.– Вот и прекрасно… нам есть о чём потолковать… Подъём.
-- Ему хорошо бы полежать пару часиков,– осторожно вставил врач.
-- Гм?.. Ну, хорошо, пускай лежит… Но говорить-то, я надеюсь, он может?
-- Да, речь должна уже восстановиться…
-- Замечательно. Переводите его в палату. Сейчас.
Гиз вздохнул, но отдал распоряжение ассистентам.

Леон стоял в палате Этьена, скрестив руки на груди и хмуро смотря на своего помощника.
-- Я жду твоих объяснений! Что это было за показательное выступление одинокого героя?!
Шетардьё с трудом сел на кровати, тело было ватным и непослушным.
-- Насколько мне известно Вуаре согласился поставить необходимое количество нефти! К чему был этот неоправданный риск?! – громовым голосом продолжал главный стратег.
-- Согласился?– удивлённо переспросил Этьен.– Когда?..
-- Что значит - когда?– нахмурился Леон.– Катрин и Лера сказали, что с нефтью полный порядок!.. Нет?
-- Д-да…
-- Та-а-ак… ну, и кто из вас заврался?– сухо спросил стратег.– Что происходит?
-- Ничего. Я просто хотел подстраховаться…
-- Зачем?
-- Партия довольно крупная. Такие перевозки без потерь не обходятся. Нужен был запасной вариант.
-- Запасной вариант…– фыркнул стратег. – Дорого нам обходятся твои запасные варианты!
-- Кто же знал, что того чиновника пасёт полиция!
-- Ты должен был это знать!
-- Раньше с ним проблем не возникало…– виновато буркнул Шетардьё.
Главный стратег выругался сквозь зубы и покинул комнату.
22 сентября, среда. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 00:25 – …
Катрин осторожно приоткрыла дверь, заглядывая в палату Этьена. Мужчина лежал с закрытыми глазами, в приглушённом свете настольной лампы его лицо казалось особенно бледным. Кати тихо приблизилась к постели Шетардьё. После всех последних событий она забыла про их недавние ссоры, про Алана, молясь лишь о том, чтобы Тьен остался жив.
-- Ты спишь? – несмело касаясь его руки, спросила Катрин.
-- Ты что здесь делаешь?– удивился Шетардьё, открывая глаза.
-- Пришла тебе проведать…
-- Спасибо, я в норме.
Этьен убрал руку под одеяло, закутываясь повыше.
В комнате повисла долгая молчаливая пауза. Первым её нарушил мужчина:
-- Если Леон вдруг будет спрашивать про нефть, скажи, что с поставщиком договорились сразу… я Леону так сказал…
-- Хорошо… Тебе что-нибудь нужно? Может быть что-нибудь поешь?
У Этьена предательски заурчало в животе.
-- Нет, спасибо, ничего не нужно.
-- Давай я всё-таки принесу тебе горячий бульон?
-- Не надо!
Но Кати было невозможно переубедить. Она уже быстро направлялась к выходу.
Тьен с досады выругался. Очевидно, надо было бы быть более категоричным и жёстким. К чему вся эта показная чуткость? Ведь как только он оклемается, Катрин уйдёт… Шетардьё едва ни взвыл от бессилия.

-- Вот, поешь немного…– ставя поднос с едой рядом с Этьеном, произнесла Кати.– Сразу прибавятся силы!
-- Я не инвалид, чтобы за мной ухаживали,– сухо заявил мужчина, переворачиваясь на другой бок и закрывая глаза.
"Господи, пожалуйста, сделай так, чтобы она поскорей ушла,– взмолился Шетардьё.– Её жалость невыносима!.."
-- Тьен…– начала было Катрин, но мужчина накрылся одеялом с головкой.
Женщина опустила глаза, нервно теребя край простыни.
-- Я… просто… думала, что сойду с ума, когда ты чуть не погиб… я очень испугалась… Прости меня, я не хотела тебе мешать…
На ватных ногах Кати вышла из комнаты. Усталость как-то разом навалилась на неё. Желая побыть в одиночестве, Катрин укрылась в старой библиотеке. Свернувшись клубочком под пледом на маленьком диванчике, она попыталась немного поспать. Но, как и обычно бывало после нервного напряжения, сон никак не шёл, уступая место назойливым и неприятным мыслям.
21 сентября, вторник. Норвегия, домик в горах, 23:55 – …

Оливия ещё не спала, когда услышала, как на лётную площадку приземлился вертолёт. Женщина быстро соскользнула с постели, подходя к окну. Тёмная фигура приближалась к дому, Ливи без труда узнала в ней Леона и с облегчением вздохнула.
Поднимаясь по лестнице стратег КЯ непроизвольно бросил взгляд на окно бывшей жены и тут же перевёл на ступеньки. Однако, осознав, что штора на этот раз была отодвинута, снова посмотрел вверх и даже замедлил шаг. Но занавеска тут же задвинулась и мужчина, отбросив глупые мысли, быстро прошёл в дом.
Оливия то, натягивая ворот свитера на нос, то, оттягивая его назад, вышла из комнаты в надежде перехватить Леона в коридоре.
Женщина весь вечер репетировала этот разговор, но, оставшись довольной результатом в десять часов, теперь она снова была не уверена, как следует начать беседу. Ливи не хотела, чтобы их общение снова вылилось в скандал и выяснение отношений или холод взаимных обид как было все последние разы.
"Спокойствие и выдержка, Оливия…Спокойствие и выдержка. Будь приветливой, не съедят же тебя…"– эти полные утешения мысли прервал звонок в дверь. Обрадованная возможностью ненадолго улизнуть от поставленной перед ней задачи, Ливи отправилась открывать дверь.
Слишком занятая собственными переживаниями чтобы интересоваться такой тривиальной вещью как кто за дверью женщина открыла замок.
-- Ты как здесь?– Ливи изумлённо уставилась на привалившегося к дверному косяку Пикета.– Как ты узнал?
-- Я… вот…– Нольде поднял глаза, несчастно глядя на Оливию.– Тут…
Ливи недоверчиво рассмеялась, с удивлением глядя на своего обычно такого словоохотливого друга.
-- Я вижу, что тут… но что ты ТУТ делаешь?– она посторонилась, чтобы впустить мужчину внутрь.– И почему похож на давно не кормленного нашкодившего щенка? Проходи…
-- Пикет оторвался от стены и сделал несколько неуверенных шагов. До Оливии, наконец, донесся отчётливый запах алкоголя.
-- Ты пьян?..
В ответ на это Эмиль несколько раз сокрушенно кивнул, виновато свесив голову вниз.
-- Мы летели… ты знаешь… я это не выношу…– пробормотал он, снова поднимая глаза на Оливию.
-- Да, я в курсе… Так в чем дело? Ты к Леону?
-- Нет…– мужчина сделал шаг к Оливии.– Ливииии… ты меня ненавидишь…
-- Я?!
-- Да. Из-за Александры и Сабо… но я не нарочно, правда!
-- Я знаю, Эм… я ни секунды в этом и не сомневалась…
-- Подожди. Ты не все знаешь… Это ведь я подбил Иштвана пойти против КЯ…
-- ЧТО?!!
-- Ну да…– Пикета слегка повело в сторону.
-- Зачем?!
-- Ну-у-у… помнишь, мы говорили о спутнике… ты еще отказалась помочь… я убедил Сабо… Он должен был отвлечь внимание. Способ мы не обсуждали. Я даже не знал, что он в курсе про вашу дочь… Я весь день с ума сходил… Ливи, ты мне веришь?..– на Оливию снова смотрел страдальческий слегка нетрезвый взгляд.
-- Верю,– женщина, улыбнувшись, погладила небритую щеку Пикета. – Сходить с ума это очень в твоем духе…
Глаза Эмиля обрадовано вспыхнули, сделав шаг вперед, он порывисто обнял Оливию и, не удержавшись на ногах, они оба повалились назад, шагая и пытаясь удержать равновесие, пока ни споткнулись о кушетку, в которую и повалились под глухое «ой» Ливи.
-- Ты что творишь, хулиган?!– женщина расхохоталась.– Тебе улыбнешься, а ты руки распускаешь.
Она несильно толкнула Нольде по плечам.
-- Ты очень мило улыбаешься… ой, не дерись!– мужчина попытался увернуться от легкой зуботычины и не выпустить Оливию из рук.
Взгляд его при этом сделался почти трезвым. Склонившись над Ливи Эмиль коснулся ее губ, нежно, но настойчиво раздвигая их своими.
-- Эм…– Оливия попыталась отстраниться, но оказалась уже захваченной поцелуем. За то короткое время, что он длился Ливи успела удивиться силе удерживающих ее рук, нахальству друга и тому, что при всем своем мальчишеском характере целуется он ласково и властно.
Тут она почувствовала руки Эмиля у себя под свитером на груди и резко отстранилась.
-- А вот это уже наглость!
-- Ммм…– ладони мужчины с откровенной неохотой выбрались из-под ее одежды и, натянув свитер, обозначили контуры округлой груди, давая возможность получить удовольствие хотя бы глазам.– Я об этом всю жизнь мечтал, а ты ругаешься… подумаешь поцелуй…
-- А ну встань с меня, мерзавец,– щеки Ливи горели, она сама не могла поверить в то, что только что произошло.– Что за детский сад!
Пикет сполз на пол.
-- Как сказал бы Долохов: «Гонят…русского из России…»…
-- Ах, бедняжки. Боже, я не понимаю, как я тебя еще терплю!– Оливия села на кушетке и Пикет тут же обхватил ее колени, устраивая на них свой подбородок.
-- Может это любовь?
-- С тобой? Не приведи Господь!
-- Я когда трезвый, я лучше целуюсь, правда-правда!
-- Кто тебе это сказал?.. Ты сам на себе проверял?
-- А давай на тебе проверим, ты и скажешь?..
-- Эм.
-- К вашим услугам.
-- Да ты, кажется, уже протрезвел.
-- Угу,– Пикет поднял на Оливию абсолютно ясные глаза.– Твои губы творят чудеса.
-- Если вы закончили, то тебе, Эмиль, лучше покинуть мой дом,– послышался ледяной голос Леона, всё это время наблюдавшего сцену, происходящую в холе, с верхней площадке боковой лестницы.
-- Хм… вообще-то, я не к тебе,– поднял голову Эм.
Стратег КЯ угрожающе покачал головой:
-- Кажется, я предупреждал, что не простил тебе похищение Алекс? Не испытывай моё терпение, больше я просить не буду.
Оливия почувствовала, как напряглось тело Нольде. С ленцой в голосе он протянул:
-- А я и не просил прощения у тебя, если помнишь…
Ливи предостерегающе положила руку на плечо другу.
Понимая, что разговаривать с Пикетом бесполезно, Леон холодно взглянул на Оливию:
-- Ты его выпроводишь или мне его пристрелить?
-- Леон, перестань… Эмиль просто зашёл поговорить, я сама его пригласила!– выпалила женщина и, крепко сжав руку встающего Нольде, потянула его назад.
-- Приглашай его в свой дом и занимайся там с ним, чем хочешь, а здесь я его видеть не желаю. Эмиль, тебе показать, где дверь?
-- Ах, так?! Отлично, я планировала сделать это завтра, но что значит пара часов?..– Ливи резко поднялась на ноги и бросила Эмилю:– Подожди, я соберу Сандру! Отвезёшь нас!
-- Сандра не поедет в машине с пьяным водителем,– отрезал Леон.– Сама можешь делать, что угодно, а ребёнка не смей подвергать опасности.
-- Я поведу сама,– холодно отозвалась Оливия, поднимаясь по лестнице.
-- В таком случае, Алекс тем более никуда не поедет,– преграждая дорогу, объявил мужчина.
-- Мы либо уезжаем и уезжаем с Сандрой, либо Эмиль остается здесь до утра… Так же ты можешь проявить любезность и сам отвезти нас…
-- До утра? Ему выделить комнату или он будет спать в твоей?
Ливи метнула взгляд на Леона, но Пикет опередил её:
-- Выдели. Не волнуйся, в коридоре не заблужусь.
Не обращая внимания на Эмиля, стратег КЯ пристально впился глазами в бывшую жену:
-- Тогда дай слово, что не уедешь завтра без меня. Я сам организую охрану в вашем новом доме.
-- Никакой охраны ты организовывать не будешь. Я сама этим займусь.
Нольде, поняв, что это надолго, вернулся к дивану и включил телевизор.
-- Результат твоих занятий мы видели,– хмуро заметил стратег КЯ.– Не испытывай судьбу дважды…
-- Больше такого не повторится.
-- То есть ты отказываешься завтра дождаться моего возвращения?– тихо спросил Леон.
-- Ты снова уезжаешь? Утром?
-- Да.
-- Отлично. Уедем вместе.
-- Нам будет не по пути…
Нольде подскочил на диване, увидев по телевизору репортаж об аресте заместителя французского атташе по торговым делам в Ливии при получении огромнейшей взятки. На экране крупным планом показали самого заместителя, а затем и того, кто давал взятку. Последний закрывался от объективов камер сцепленными наручниками руками, но внешность Этьена была слишком броской.
-- Леон! Ты в курсе?– прерывая стратега КЯ и Оливию, поинтересовался Пикет, врубив звук.
-- Заткнись и выключи телевизор,– раздражённо оборвал Леон.– Я пустил тебя в дом, но не обязан с тобой разговаривать.
-- Не велика потеря, друг мой…– бросил Эмиль, с любопытством, слушая новости.
Стратег КЯ посмотрел на женщину:
-- Так ты дождёшься?
-- В этом нет необходимости. Леон, я действительно планировала завтра уехать,– уже спокойно произнесла Ливи.
Стратег КЯ прикрыл глаза, напряжённо выдохнул и взглянул на часы:
-- Так, ладно. Собирай Алекс…– затем достал сотовый и куда-то позвонил:– Готовь самолёт… Да сейчас… В Италию… Твои проблемы.
Женщина подняла на бывшего мужа удивлённый взгляд:
-- Леон, это не обязательно… И я собираюсь отвезти Сандру в Англию…
Мужчина снова взглянул на часы:
-- В Англию - так в Англию. Ноя хочу быть уверен, что моему ребёнку ничего не угрожает.
-- Хорошо,– кивнула Оливия и ушла собирать вещи.
Стратег КЯ быстро набрал номер на телефоне:
-- Лера, сделай мне лучшую группу со всем охранным оборудованием… Да… Через час… Я сделаю у вас остановку…
Леон устало растёр затёкшую шею.
-- Она всё равно сделает так, как решила… поэтому и не утруждайся,– послышался снизу голос Пикета.
-- Почему бы тебе не сбегать доложить ей? Ты же у нас такой заботливый друг…
-- Тебя это напрягает? Хочется обсудить?
-- Тебе есть что рассказать? Валяй. Послушаю…
-- Ну-у… тебя-то сейчас волнует только один вопрос,– Нольде самодовольно улыбнулся.
Стратег КЯ скептически покачал головой:
-- Ты что, научился угадывать мысли?
-- Твои написаны у тебя на лбу!.. Но расслабься, Оливия не для тебя. И никогда не была таковой.
Леон почувствовал, как всё внутри начинает холодеть.
-- Неужели для тебя?– со снисходительной брезгливостью поинтересовался он.
-- Именно.
-- Невероятная самоуверенность.
Стратег КЯ неторопливо спустился вниз по лестнице.
-- Ну, знаешь… долгие годы отношений дают такой повод…
-- Хочешь сказать - у вас роман?
Эмиль сделал вид, что размышляет над вопросом Леона.
-- Ты знаешь, мне не нравится это слово, от него попахивает бульварщиной…
Оливия оторопело застыла на втором этаже, слушая своего друга.
Пальцы Леона непроизвольно сжались в кулак. С каким удовольствием он сейчас стёр бы эту наглую ухмылку с губ Пикета.
-- Эмиль, поднимись ко мне!– послышался непривычно резкий голос Оливии.
Послав Леону милую улыбку, Нольде соскользнул с дивана и легко взлетел по лестнице. Дальше дело двигалось медленнее. Едва-едва ступая по коридору, он медленно приблизился к Ливи.
-- Бить будешь?– мужчина глянул исподлобья.
-- Именно,– пальцы Оливии сжались на рубашке Нольде, чуть наклоняя его к себе.– Слушай меня, ещё раз что-нибудь подобное услышу, и я тебя больше не желаю видеть, ты понял?!..
-- Угу. Я только шутил… И между прочим ничего такого не сказал!
-- Неужели…– процедила сквозь зубы Оливия.– Да на одно твоё лицо взглянуть достаточно, чтобы понять, что ты сказал, что имел в виду и что ещё скажешь!
Пикет сделал вид, что оскорблен до глубины души.
-- Иди вниз и сиди тихо, а то никуда не поедешь, останешься здесь. В гостях у Леона!
Тем временем дворецкий принёс вниз чемоданы Оливии и Алекс, а Молли - спящую девочку, кутая её в одеяло.
-- Куда ж вы её в ночь-то? Не даёте ребёнку поспать,– начала причитать кухарка.– Да и вообще только приехали, а уж уезжаете…
Леон поднял глаза на Ливи, стоящую на втором этаже, а затем перевёл взгляд на служанку.
-- Не привыкай к ребёнку, Молли,– холодным тоном посоветовал стратег КЯ,– Алекс сюда вряд ли когда приедет.
-- Как это?– разволновалась кухарка, уставившись на хозяина.
-- Вот так это,– тихо отозвался Леон, забирая малышку на руки.
-- Мадам Оливия!– Молли бросилась к спускающейся по лестнице Ливи.– Что это он такое говорит?!.. Как это никогда не приедет?!..

 

#136
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
22 сентября, среда. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 05:45 – …
Ещё не было и шести, когда проснулся Этьен. Увидев на стуле свою одежду, мужчина быстро облачился в неё, и направился прочь из медицинского отсека.
Аккуратно прошмыгнув мимо полудремавшего дежурного врача, Шетардьё прошёл на кухню и, набрав целый поднос еды, решил уединиться. Поскольку распределение комнат было ему пока незнакомо, Тьен попытался отыскать что-нибудь похожее на библиотеку или салон.
Зайдя в зал, Этьен направился к столу, когда заметил на диване спящего человека. Выругавшись про себя, Шетардьё развернулся, чтобы уйти, но в этот момент с подноса слетела чашка и со звоном разбилась о пол.
Катрин резко села на диванчике. С трудом вспоминая, где она, женщина сонным взглядом осмотрелась по сторонам.
-- Что-то случилось?! – испуганно спросила Кати, заметив в комнате мужа.
-- Не-е-ет…– протянул Этьен, удивлённо уставившись на жену. – Просто чашка разбилась…
-- Какая чашка? – ничего не поняла спросонья Катрин.
Шетардьё кивком головы указал на осколки фарфора.
-- А-а… ты почему здесь? – тихо спросил он.
-- Да так…– пожала плечами Кати, свешивая ноги с дивана. – Прилегла отдохнуть… А сколько времени?
-- 5:57,– глянув на часы, чётко ответил Этьен.
-- Вечера?!– ошарашено переспросила Катрин, поворачиваясь к окну.
-- Утра…
Тьен присел на корточки, подбирая осколки и стараясь не смотреть в сторону женщины.
-- А ты зачем так рано встал?– подходя к Шетардьё, поинтересовалась Кати.
-- Выспался,– коротко ответил Этьен, покосившись на босые ноги жены.
Катрин подобрала пару осколков, желая помочь, и вдруг вскрикнула, резко оторвав ступню от пола. Тьен вздрогнул, повернувшись к женщине.
-- Дураку ж было ясно!..– хмуро начал высказывать Шетардьё, но, заметив страдальческое выражение на лице Кати, смягчился.– Стой, не двигайся!
Быстро подхватив Катрин на руки, Этьен перенёс её на диван и принялся разглядывать ступню.
-- Чёрт!.. Крупный…
-- Ты сможешь его вытащить?
-- Где здесь аптечка?! – промачивая носовым платком кровь, спросил Тьен.
-- Не знаю…– жалобно выдавила Кати.
-- Сейчас поищу. Только больше ни шага с дивана! – строго велел мужчина, направляясь к выходу.
-- Угу…– кивнула женщина, пытаясь подтянуть к себе ступню и рассмотреть ранку.
Через пару минут Шетардьё вернулся в комнату с коробочкой, полной всяких бинтов, антисептических средств и даже каких-то пилюль.
-- Ты медблок ограбил, что ли? – улыбнулась Катрин, завидев мужа.
-- Почему - ограбил?.. Вежливо попросил.– Этьен присел на диван и положил ногу женщины себе на колени.– Там осколок, я сейчас выну - будет больно…
-- Ничего, я потерплю.
Мужчина зацепил пинцетом осколок и резко дёрнул на себя, из раны тут же брызнула кровь. Тьен продезинфицировал, прижёг рану и заклеил её пластырем.
-- Пока постарайся не ставать на ногу,– произнёс Шетардьё, поднимаясь с дивана и собирая медикаменты.
-- Спасибо за помощь.

22 сентября, среда. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 06:10 – …

Этьен кивнул, снова возвращаясь к разбитой чашке и подбирая оставшиеся осколки. Катрин свесилась с дивана, пытаясь на ощупь отыскать свои туфли.
-- Ты что делаешь? – удивлённо спросил Тьен.
-- Туфли ищу.
-- Тебе больно будет в них ходить…
-- Ну, не вечно же мне здесь сидеть…– улыбнулась Кати. – Потерплю… Надо использовать возможность спокойно позавтракать, пока подстанция спит…
-- Вот,– Этьен подошёл к столу, забирая свой поднос и, приблизившись к Кати, поставил его на диван.– Можешь съесть мой завтрак… А чашку я тебе принесу.
Женщина ироничным взглядом обвела поднос:
-- Я столько за день не съем.
-- Ну-у… я тебе помогу… Сейчас только за чашкой для кофе схожу.
Тьен быстро вышел из библиотеки и через пару минут уже вернулся, держа в руках небольшую чашечку.
-- А почему только одна?– удивилась Катрин.– Ты не будешь, что ли, кофе?
-- А-а-а… чёрт… не подумал… сейчас схожу…
-- Да не носись ты туда-сюда. Я с тобой поделюсь.
Шетардьё с сомненьем посмотрел на чашку.
-- Не бойся, я не буду жадничать! – рассмеялась женщина.
-- Ты?! – скептически скривился Тьен.
-- Не буду – не буду, садись…– Катрин подвинулась, освобождая место для мужа.– А что там у тебя есть?
-- Эээ… есть яичница с беконом, тосты с сыром, сладкая выпечка…– разглядывая поднос, перечислял Шетардьё.
-- Пожалуй, я начну с тоста с сыром…
Этьен протянул Кати бутерброд.
-- Спасибо,– тихо сказала женщина, забирая еду.
Пальцы мужчины случайно коснулись ладони жены. Тьен невольно отдёрнул руку, словно его обожгли, а Катрин едва ни выронила тост с сыром.
Шетардьё быстро забрал тарелку с яичницей и ушёл есть за письменный стол, при этом стараясь не поднимать взгляда на Кати.
Женщина укрыла ноги пледом, без аппетита откусив тост. Мгновение назад ей было так уютно вместе с Этьеном в этой библиотеке. А теперь болезненно ныло в груди. В её душе всё перемешалось: влюбленность в Алана, обида на мужа и усталость от их постоянных проблем и одновременно с этим нежные чувства, что-то большее, чем любовь.
Катрин машинально потянулась к кофейнику.
-- Тьен, кофе будешь? – тихо спросила она.
Шетардьё вздрогнул, оторвавшись от тарелки:
-- Что?
-- Кофе…
-- Да… То есть - нет… спасибо… я уже пойду… мне пора…
-- Куда?– удивилась Кати, глядя на то, как Этьен поднимается из-за стола.– Сейчас только шесть утра…
-- А мне надо… надо проверить посты…– не глядя на жену, ответил мужчина.– Да и тебе пора уезжать…
-- П-почему?
Шетардьё поджал губы, с трудом подбирая слова:
-- Потому что… здесь для тебя пока нет дел… Возвращайся к делам своей подстанции… или отдохни пару дней…
-- Хорошо…– вздохнула Катрин.– Тогда прямо сейчас отправлюсь на свою подстанцию. Спасибо за завтрак. Тосты особенно удались, как я люблю…
Женщина пошарила рукой по полу, разыскивая свою обувь. Нацепив туфлю на здоровую ногу и, осторожно ступая на пальцы пораненной, Кати двинулась к двери. Ходить было не удобно, к тому же не смотря на осторожность, всё равно было больно. Опираясь о стену, Катрин пошла по коридору.

22 сентября, среда. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 07:00 – …
Катрин собрала вещи (впрочем, их было не так уж много: ноутбук, оружие и несколько дисков), переобулась в кроссовки и вышла из дома.
В этот момент практически к самым ступенькам подъехал джип Леона. Главный стратег быстро направился в дом.
-- А ты куда собралась?– прохладно спросил мужчина, остановившись возле Кати.
-- На свою подстанцию…
-- Я не отдавал такого приказа.
-- А-а… Этьен распорядился…– отозвалась Катрин.
-- С чего бы вдруг?– усмехнулся Леон, впрочем, его не интересовал ответ на этот вопрос и он просто продолжил:– Следуй за мной.
Катрин едва поспевала за главным стратегом. Ступня предательски ныла. Леон завернул в первую по коридору дверь, и они очутились в просторном кабинете.
-- Проходи… садись…– располагаясь за большим письменном столом, сухо произнёс главный стратег.
Чувствуя, что беседа не предвещает ничего хорошего, Катрин опустилась в кресло.
-- Так что там было с тем поставщиком нефти? Вуаре, кажется…– как бы невзначай спросил Леон, перекладывая какие-то бумаги на своём столе.
-- Ничего… С ним договорились на достаточно выгодных для нас условиях…
-- Тогда зачем Шетардьё прорабатывал другой вариант?
-- Подстраховка. Времени было мало. И если бы у Вуаре возникли проблемы с поставкой, мы бы смогли активизировать другой вариант.
-- Слаженно плетёте,– холодно усмехнулся Леон.
Катрин ничего не ответила.
-- Ладно, не будем пока об этом,– устраиваясь поудобнее в кресле, заключил мужчина.– Скажи-ка мне лучше: как у тебя отношения с Фризом?
Кати неопределённо пожала плечами:
-- Кажется, нормально… Во всяком случае, столкновений у нас не было.
-- Это хорошо, потому что мне нужно доверенное лицо из близкого окружения Фридмана.
Женщина вопросительно посмотрела на главного стратега.
-- И этим доверенным лицом мы сделаем тебя,– иронично пояснил Леон.
После гибели Харрингтона, в случайности которой Катрин очень сомневалась, пост лидера Красной ячейки занял Фридман. У Ральфа не было приемника, а с поддержкой Леона Марку удалось завоевать нужный авторитет.
-- Как? – тупо спросила женщина.
-- Ну, это уж твоя забота…– усмехнулся стратег.
-- Но разве у Фриза вообще есть близкое окружение? Он - одиночка! Не приемлет эмоциональных привязанностей и никому не доверяет!
-- Так или иначе, он вынужден будет на кого-то полагаться, и этим кем-то должна стать ты!
Перспектива отнюдь не радовала женщину, но и возможности отказаться она не видела.
-- Я даже не представляю с чего начать,– со слабыми нотками протеста в голосе вымолвила Катрин.
-- Начинать надо с чего-нибудь радостного. Полетишь к Фризу с отличными известиями, что мы нашли требующуюся ему партию нефти для его «друзей»… при этом обмолвишься, что поставщик категорически отказался работать с кем-то, кроме тебя, поэтому ты готова помочь Фризу и со следующей партией, если потребуется… Ну, а дальше, я надеюсь, женская интуиция подскажет тебе, что делать…
На губах Леона появилась тонкая улыбочка.
У Кати были ещё возражения, но она понимала, что это бессмысленно. Приказ отдан и его нужно либо выполнить, либо… А вот о втором «либо» думать не хотелось.
-- Хорошо. Я всё поняла,– хмуро отозвалась Катрин.
-- Вот и отлично. Можешь идти готовиться.
В крайне отвратительном расположении духа, женщина направилась в библиотеку, где провела эту ночь. Ноутбук у неё был с собой, и теперь Катрин планировала разыскать всю возможную информацию на Фридмана.

22 сентября, среда. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 10:30 – …
-- Если б я помнил, где я их оставил, мы б сейчас не мучались…– послышался голос Этьена, входящего в библиотеку.
За ним следовала Лера, размахивая чёрной кожаной папкой.
-- Тьё, тебе ничего нельзя доверить!!!
-- Кэт?– остолбенел мужчина.– Ты что здесь делаешь?
-- Пытаюсь работать…– буркнула Катрин.
-- То есть, как это работаешь? Над чем? Ты же должна была уехать на свою подстанцию? – удивлённо спросил Шетардьё.
-- Леон дал мне новое задание, вот и готовлюсь…
Кати казалось, что после их ссоры и её измены Тьену противно её видеть. Он даже говорить с ней спокойно не может, шарахается как ошпаренный. Женщина постаралась вновь сосредоточиться на досье Фриза.
Этьен перевёл вопросительный взгляд на Леру.
-- Понятия не имею,– развела та руками.– Ты у нас доверенное лицо Леона…
-- Я половину суток провалялся на нарах, а потом без сознания!
-- Мне он тоже ничего не говорил!.. Давай ищи ключи!
Шетардьё подошёл к столу, осматривая его. Затем приблизился к дивану, наскоро проверяя подушки.
-- Нету тут… пошли,– буркнул Этьен, выходя из библиотеки.
Катрин оторвала взгляд от экрана, переведя на закрывшуюся дверь. Почему-то безумно захотелось что-нибудь разбить. Женщина поднялась из-за стола и, пару раз смерив комнату шагами, присела на диван, устремив взор в потолок. Что-то колючее между подушками ткнуло её в бок. Кати пошарила рукой, выуживая ключи с брелком.
-- Чёрт! Теперь нужно искать их, чтобы отдать ключи! А то мне заняться больше нечем!
Нехотя поднявшись с дивана, Катрин покинула библиотеку. Заглянув в несколько комнат, она так и не нашла ни Леру, ни Шетардьё. Проходивший мимо оперативник подсказал ей, что видел Этьена на кухне. Вздохнув, Катрин направилась туда.

22 сентября, среда. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 11:00 – …
-- Ты, случайно, не это искал? – спросила женщина, стоявшего к ней спиной мужа.
Тьен едва ни расплескал кофе, вздрогнув от неожиданности.
-- Д-да… Где ты их нашла? – повернувшись к Кати, пробормотал он.
-- Ты плохо искал на диване… Вот, держи,– женщина протянула мужу связку ключей.
-- Угу… спасибо…– кивнул Шетардьё, неуверенно протянув руку к ладони женщины.
-- Бери, не бойся, я тебя не укушу! – усмехнулась Катрин.
-- Я не боюсь…– как-то тупо отозвался мужчина, забирая ключи.
-- По твоей реакции не скажешь…
Кати произнесла это достаточно тихо, но Этьен расслышал. Внимательно взглянув на женщину, он озадаченно нахмурился.
-- Кх… знаешь, Катрин, то, что ты ушла от меня - это не повод разрушать наши деловые отношения… Кто знает, сколько нам ещё работать вместе? Поэтому очень тебя прошу, постарайся хотя бы сделать вид, что ты меня не ненавидишь…
-- Ошибаешься… Я не испытываю к тебе ненависти!
-- Неужели?! – усмехнулся Этьен.
-- Да! – твёрдо ответила женщина, глядя мужу в глаза. – И я стараюсь не затруднять делового общения! Но что я могу поделать, если противна тебе до такой степени, что ты шарахаешься от меня, как от чумы и больше трёх секунд смотреть в глаза не можешь!– Кати опустила взгляд, чувствуя, что вот-вот может расплакаться.– Но не переживай, я скоро уеду и не буду тебя раздражать… Только прошу, присмотри пока за Кэт, ладно?
-- А что, твой Ален присмотреть за ней не может?.. Или вы уезжаете вместе?
-- Ален?– удивлённо переспросила Катрин.– Нет, мы уезжаем не вместе. Кажется, завтра он улетает в Алжир.
-- Какая потеря для Европы!.. И ты не летишь с ним?!
-- У меня дела…
-- Ах, ну, да,– хмыкнул Шетардьё.– Спецзадание от самого Леона, да?
-- Тебя что-то не устраивает?..
-- Я заберу котёнка,– не обращая внимания на вопрос женщины, сказал Тьен.– Заеду за ним вечером…– мужчина на мгновение замялся,– …ты пока на нашей квартире или уже успела переехать?
-- Куда? – оторвавшись от краешка полотенца, который теребила в руках, спросила Кати.
-- К Алану, разумеется! – скривился Тьен.
-- Нет, мы с Аланом не вместе…– пробормотала Катрин. – Я только заеду сегодня домой, чтобы взять кое-какие вещи перед отъездом.
-- Во сколько мне подъехать? – сухо спросил Этьен.
-- Как тебе удобно…– пожала плечами женщина.
-- В 21:30.
-- Тьен…– нерешительно начала Катрин. – Тебе ведь незачем съезжать с квартиры… Да и за котёнком так будет проще присматривать…
-- Нет, я там не останусь!
-- Как знаешь…– Кати опустила глаза.– Какой-то дурацкий у нас выходит разговор… Тьен, прости меня за всё то, что я натворила и этим причинила тебе боль… Прости… я больше не в силах продолжать эту беседу.
Женщина стремительно покинула кухню.
-- И прости, что ушла к другому…– горько усмехнулся Этьен, отхлёбывая кофе.
Напиток обжёг небо, но Шетардьё этого даже не почувствовал.

22 сентября, среда. Франция, Парижа, подстанция КЯ, 21:00 – …
До самого вечера Тьен занимался делами на подстанции и старался не думать о Катрин. К концу дня он уже почти убедил себя, что если с головой уйти в работу, то можно забыть обо всех других заботах. Так что домой он ехал в довольно сносном расположении духа и даже пытался насвистывать какую-то весёлую мелодию.
Однако едва Этьен зашёл в подъезд, уверенности тут же поубавилось. Возле девятой квартиры Шетардьё сбавил ход и совершенно расклеился.
"Чёрт!.. И надо же было такому случиться?..– покачал он головой, всё замедляя и замедляя шаг.– Впрочем, это - не та причина… Ладно, не буду больше думать об этом…"
Тьен подошёл к двери их с Кати квартиры и тихо постучал, но никто не ответил, тогда Этьен постучал громче.
Катрин испуганно посмотрела на дверь. Глупо было не открывать. Она надеялась успеть собраться до прихода Тьена. Но, переступив порог квартиры, она потеряла счет времени. Спешно пытаясь успокоиться и вытирая слезы, Кати открыла дверь.
-- Т-ты здесь? – нахмурившись, спросил Шетардьё. – Мне придти позже?
-- Нет-нет! Я скоро уйду! – быстро ответила женщина, стараясь не смотреть на мужа.
Неуверенно помявшись с ноги на ногу, Этьен вошёл в прихожую. Катрин скрылась в глубине квартиры. "Что ж, сама виновата…– нашёптывал ей внутренний голос.– Сначала поддалась воспоминаниям и чувствам юности, потом оклеветала мужа и решила отомстить, бросившись к другому… А тот другой, ведь и не нужен был… Может быть так и к лучшему, хватит мучить и Этьена, и себя…"
Кати вдруг замерла на месте, не отрываясь глядя на свадебную фотографию, не чувствуя как по щекам льются слёзы.
-- Неужели, мы никогда больше не будем счастливы вместе…– тихо пробормотала женщина.
-- Что?– стоя за её спиной уже с котёнком на руках, переспросил Тьен.
-- Ничего…– не поворачиваясь, отозвалась Катрин.
Шетардьё бросил взгляд на фотографию.
-- Я заберу, а то ещё кто-нибудь увидит,– взяв фото, пояснил Этьен.
Кати медленно повернулась к мужу. Пред её глазами оказалась жалобно мяукавшая Кэт. Дрожащей рукой женщина прикоснулась к мягкой шёрстке за ушками котёнка. Пальчики Катрин, поглаживающие кошку, случайно коснулись ладони Шетардьё.
-- Тьен…– вдруг произнесла Кати, едва ощутимо дотронувшись до его руки. – А может… может быть нам попробовать ещё раз? Если в твоей душе остались любовь и силы простить…
-- Что попробовать?– удивился Этьен.
-- Остаться вместе…– тихо отозвалась Катрин.
Шетардьё несколько секунд тупо смотрел на жену, не улавливая смысла.
-- Я не понял, это как?– хлопая глазами, наконец, вымолвил он.– Ты живёшь с Аленом, но мы с тобой не расстаёмся?.. То есть из категории мужа меня перевели в категорию любовника?.. Так что ли?..
Катрин с досады топнула ножкой:
-- Нет же! Я не собираюсь жить с Аленом! Я увлеклась им, но рассказала тебе об этом! А потом ушла к нему, ради желания отомстить тебе, после того как увидела вас с Риссом! Но с Аленом я не осталась!
-- Почему ты так отчаянно не верила мне? – с трудом произнося слова, спросил Тьен.
-- Когда я увидела всю эту картину у нас дома, это очень было похоже на то, о чём подумала я! Ещё не известно, как отреагировал бы ты, окажись на моём месте! А потом… Ты столько раз не говорил мне правды, что теперь я поверила своим глазам, а не твоим словам… Я сама виновата, меня охватила буря эмоций и я перестала себя контролировать…
Женщина, не поднимая взгляда, нежно теребила хвостик котёнка. Но ему это явно не понравилось и он, выпустив свои крохотные, но острые коготки, полоснул ими по руке Катрин. Та вздрогнула, отшатнувшись.
-- Да, Кэт, она это заслужила,– успокаивающе погладив животное и поцеловав его в мордашку, кивнул Этьен.– Но давай простим её?.. Она же раскаялась?
Кати подняла свои огромные карие глаза на мужчину, не веря в услышанное.
-- А за это потребуем, чтобы она приготовила нам (хоть раз в жизни) ужин,– улыбаясь, продолжил Шетардьё.– И вообще… вела себя, как кроткий ангел…
В глазах Тьена заиграли весёлые добрые огоньки.
-- Что значит «хоть раз в жизни»?! Я постоянно готовлю?!– с улыбкой возмутилась Катрин.
-- Вела себя, как кроткий ангел…– назидательно повторил Этьен, почесав котёнка за ушками.
Кати очаровательно улыбнулась, похлопав ресничками:
-- Что ты хочешь на ужин?
-- Пожалуй, рыбу, а к гарниру печённый картофель… А на десерт сливочное мороженое с клубничным соусом…
-- Удачный выбор,– прокомментировала женщина, направившись на кухню, но уже в дверях остановилась.– Эээ… а у нас есть рыба?
-- Есть! – рассмеялся Шетардьё.
-- Тогда отдыхай, ужин скоро будет готов!– Катрин послала мужу воздушный поцелуй.
-- Ну, что?– подмигнул котёнку Этьен.– Переезд отменяется…

22 сентября, среда. Франция, Парижа, квартира, 22:25 – …
-- Монсеньор, ужин готов!– объявила Катрин, заходя в гостиную.
Этьен, свернувшись клубочком вместе с котёнком, дремал на диване.
-- Эй…– тихо шепнула Кати, опускаясь возле них на корточки.– Ужинать будете?.. Или пойдёте сразу спать?..
Женщина откинула прядь волос со лба Этьена и ласково провела рукой по его скуле. Шетардьё открыл глаза. Осторожно, стараясь не потревожить уснувшую Кэт, он поднялся с дивана. Катрин взяла Тьена за руку и потянула за собой.
-- Пахнет вкусно,– втягивая в лёгкие приятный наполненный ароматами воздух, заметил Этьен.– Наверно, приготовлено с любовью?..
-- А ты попробуй и узнаешь…– мягко улыбнулась женщина.
Шетардьё разлил вино по бокалам и занял место за столом напротив жены. Кати, подперев рукой подбородок, наблюдала за мужчиной.
-- Ну, как, достаточно любви? – поинтересовалась она у уплетавшего еду Тьена.
-- Нежнее я ничего в жизни не пробовал,– абсолютно искренне ответил тот.
Этьен накрыл руку Катрин своей ладонью, слегка погладив.
-- Тогда это надо исправить,– поднимаясь со своего места и осторожно присаживаясь на колени мужа, тихо заявила Кати.
Её пальчики осторожно коснулись щеки Тьена, нежно скользя по ней, а затем дотронулись до его губ.
Шетардьё нервно сглотнул и весь как-то подобрался, словно на первом свидании.
Кати прижалась щекой к щеке мужа. Шелковое прикосновение её кожи, заставило Этьена прикрыть глаза.
-- Я тебя люблю…– щекоча своим дыханием, прошептала Тьену на ухо Катрин.
Кончиком языка женщина слегка дотронулась до рта Этьена, заставляя приоткрыться его губы. Кати целовала мужа и ощущала, как приятное тепло разливается по всему её телу. Она почувствовала себя так спокойно и уютно, словно вернулась домой после долгого путешествия.
Руки Шетардьё аккуратно сжали гибкий стан Катрин.
-- Повтори это ещё раз,– осипшим голосом попросил он.
-- Люблю… люблю… люблю…– медленно повторяла Кати, целуя мягкие губы мужа.
Пальцы Тьены принялись осторожно расстёгивать пуговицы на рубашке жены. Ладонь мужчины скользнула по её шёлковой сорочке, затем прошлась по бедру и медленно-медленно двинулась под юбку. У Катрин мгновенно участился пульс и приятно заныло внизу живота.
-- Пойдём в спальню…– даже не пытаясь бороться с неровным дыханием, предложила женщина.
Этьен продел руку под колени Кати и, подняв её, понёс в комнату.
Шетардьё опустил жену на постель и, не сводя с неё влюблёно-зачарованного взгляда, принялся раздеваться.
22 сентября, среда. Франция, Парижа, квартира, 23:30 – …

Приподнявшись на локтях, Катрин любовалась улыбающимся лицом мужа. Склонившись, женщина поцеловала Шетардье в нос.
-- Тьен, ну, не спи…
-- Я не сплю…– лениво пробормотал мужчина, не поднимая век и поглаживая ладонями обнажённую спину жены.
-- Может быть, пойдём немного прогуляемся по улице, а?
Шетардьё раскрыл глаза, удивлённо уставившись на женщину.
-- Чего это вдруг тебе пришла в голову такая идея?
-- Я, наверное, сегодня совсем не смогу уснуть… А сейчас ещё не очень поздно и погода за окном такая чудесная!
-- Хорошо… можно и прогуляться,– обнимая Кати и целуя её в губы, согласился Этьен.
-- Тогда вставай!.. Чего ты разлёгся?!..
-- Я думаю…
-- О чём?
-- Ты обмолвилась, что завтра уезжаешь,– напомнил Тьен.
Катрин вздохнула, покачав головой. На её лице отразилась печаль.
-- Что за задание тебе дал Леон?– внимательно глядя на жену, поинтересовался Шетардьё.– Что он от тебя хочет?..
Кати села на постели, придерживая на груди одеяло.
-- Да так… ерунда, только займёт много времени, но ведь это ничего, правда? – Катрин старательно изобразила улыбку. – Пошли гулять!
-- Кэт, я всё равно это узнаю, так что лучше рассказывай сама!
Женщина поморщилась, говорить о предстоящем задании совсем не хотелось.
-- Леон решил сделать меня доверенным лицом Фриза. Вот к нему-то я завтра и отправляюсь. Тьё, давай не будем об этом?
Мужчина тоже сел на постели, недовольно поморщившись.
-- С Фризом шутки плохи…– предупредил он.– Будь внимательна, следи за тем, что делаешь и говоришь… И не вздумай с ним спать!
-- Тьё!!!– возмутилась Катрин.
-- Я просто предостерегаю!.. Леон в достижении цели не гнушается ничем! В общем, если Фриз или Леон начнут тебя допекать, то дай мне знать…
-- Ладно-ладно, я всё поняла. Теперь мы можем пойти погулять?
-- Угу… тока сначала поцелуй меня… нежно-нежно, сладко-сладко!..
-- Знаю я тебя! Так мы никуда не пойдём!
-- Обязательно пойдём! – притягивая к себе жену, возразил Этьен. – Но только после поцелуя…
Кати обвила шею мужа руками, недоверчиво посмотрев на него:
-- Ну, ладно…
Губы Катрин коснулись рта Шетардьё, сначала легко, словно дразня. Мужчина и женщина растворились в поцелуи, погружаясь в тёплую и нежную волну их любви. Кати с удовольствием чувствовала близость Этьена. И как будто бы заново узнавала вкус его губ.
Тьен осторожно опустил жену на постель, придавливая своим телом. Его руки заскользили по её плечам, груди, животику.
-- По-моему, это уже больше, чем поцелуй,– не открывая глаз, заметила Катрин.
-- Но это так приятно,– страстно прошептал мужчина, щекоча дыханием шею Кати.
-- Ты же… обещал… прогулку…
-- А ты обещала быть кротким ангелом…
Внезапно раздался звонок в дверь.
-- Это ещё кого принесла нелёгкая?– нахмурился Тьен.
Звонок повторился.
-- Лежи здесь! И никуда не уходи!– предупредил Шетардьё, вставая с постели и натягивая брюки.

22 сентября, среда. Франция, Парижа, квартира, 23:45 – …

Этьен открыл дверь. На пороге стоял Ален с букетом цветов. Увидев Тьена, тот оторопел.
-- Добрый вечер,– ухмыльнулся Шетардьё, сцепляя руки в замок и угрожающе хрустя костяшками пальцев.
Букет цветов полетел в сторону. Натиск Этьена заставил Алена отступить назад, из-за чего мужчина едва ни свалился с лестницы.
-- Да успокойся ты! – возмущённо воскликнул Вуаре.
-- Сейчас успокоюсь…– на лице Тьена появилась злая усмешка.

Катрин, нахмурившись, сидела на кровати, гадая, почему всё не возвращается Шетардьё. Закутавшись в плед, женщина вышла из спальни.
-- Ты куда собралась? – внезапно раздался голос Этьена, появившегося из-за входной двери.
-- Тебя так долго не было…– взгляд женщины застыл на ссадине на скуле мужчины. – Что это?
Пальчики Кати стёрли со щеки Тьена проступившие капельки крови.
-- Случайно пропустил,– улыбнулся Этьен.
-- Что пропустил?– не поняла Катрин.
Шетардьё расплылся в ещё более широкой улыбке:
-- Хук справа.
-- Ну, я серьёзно!..
-- Кто-то на лестничной площадке разбил лампочку, вот я в темноте на косяк и налетел.
-- Так там вроде горит свет?
-- Я уже ввернул новую лампочку… Так что, мы идём гулять?– Тьен притянул Катрин к себе, слегка оттопыривая плед на её груди.– Или возвращаемся в спальню и начинаем с того, на чём остановились?
-- Ну-у-у… вернуться мы всегда успеем, а вот погулять нет! Собирайся!
Женщина вывернулась из объятий мужа и убежала в спальню. Шетардьё вздохнул и поплёлся вслед за ней.
Кати быстро оделась и, сидя перед зеркалом, подкрашивала губы.
-- Тьен, а кто приходил-то?
-- Не разглядел… темно было,– пожал плечами Этьен, натягивая белую водолазку.– Я готов, а ты?
-- Уже почти…
-- Знаешь, я просто так не гулял по ночному Парижу уже тысячу лет.
Катрин улыбнулась, глядя в зеркало на отражение мужа:
-- Ты неплохо сохранился для рождённого в одиннадцатом веке.
-- Ну, ты долго будешь ещё краситься?! Я уже замучился ждать!
-- А ты хочешь, чтоб у тебя жена была красивая?– лукаво спросила Кати, повернув голову к Этьену.
-- Нет, для меня сойдёшь и ты!
Катрин от возмущения даже лишилась дара речи. Схватив с подзеркальника расчёску, женщина запустила её в мужа. Тьен без труда увернулся и неодобрительно покачал головой.
-- Кажется, кроткий ангел разбуянился?– с трудом сдерживая улыбку, заметил Тьен.
-- Ты не заслуживаешь никакого кроткого ангела! – выпалила женщина.
-- А у меня его и нет, только дикая кошка!
-- К тому же некрасивая кошка, да? Что ж, прекрасно!
Кати холодно улыбнулась и отвернулась к зеркалу, проводя пушистой кисточкой по своим щекам.
-- Я готова!
Одеваясь в прихожей, женщина не проронила ни слова и, когда на улице Этьен попытался взять её за руку, Катрин отстранилась.
-- Эээ… а гулять пойдём в разные стороны?– иронично поинтересовался мужчина.
Кати ничего не ответила.
-- Ну, хорошо,– кивнул Тьен.– Тогда ступай направо, а я налево!
Женщина, продолжая молчать, двинулась вдоль улицы.

23 сентября, четверг. Франция, улицы Парижа, 00:15 – …

Минут через пять-десять Катрин оглянулась, но Этьена нигде не было. Сердечко женщины тревожно забилось: только-только помириться с мужем, чтобы снова поссориться… Разве этого она хотела? "Вот и пошутили",– мелькнула в голове Кати тревожная мысль.
И в этот момент, откуда ни возьмись, появился Шетардьё, держа в вытянутой руке эскимо.
-- Прошу, мадам!– улыбнулся он.
Катрин мгновенно забыла о своих страхах, изобразив целомудренную неприступность.
-- Кэт, хочешь мороженого?.. Нет, Этьен!– на два голоса (за себя и за Кати) начал мужчина.– Почему, дорогая?.. А ты что, решил меня подкупить, дорогой?!.. Да, а не получится?.. Нет!.. А если я отдам тебе оба мороженых? Не утруждайся! Я непреклонна! Неужели ничто не сможет смягчить твоего сердца?! Нет! Нет! И нет! И даже это?!..
Тьен вынул из-за спины блестящий шарик в форме сердечка, на котором маркером было написано - "Катрин! Ты самая красивая!".
Женщина повернулась к мужу, вопросительно изогнув бровь. Шетардьё активно закивал головой, как бы в подтверждение написанных на шарике слов.
Катрин забрала у мужчины оба мороженых и шарик, после чего пошла дальше по улице.
-- Кэт! – позвал её Тьен.
Ответа не последовало.
-- Это значит, что ты продолжаешь сердиться, да? – в отчаянье спросил мужчина, не двинувшись с места.
Кати с улыбкой повернулась к Этьену, пальчиком стирая со своих губ мороженое.
-- Это означает, что я ем эскимо!– послав мужу воздушный поцелуй, отозвалась женщина.
Тьен расплылся в улыбке, догоняя Катрин. Ухватив жену за талию, мужчина закружился с ней на месте, затем опустил на землю и поцеловал. Приятный вкус клубничного мороженого влился в поцелуй.
-- Что ты делаешь?– звонко рассмеялась Кати, едва ни выронив из рук эскимо и шарик.– Тут же кругом люди!..
-- Я вижу только тебя!– не отрывая взгляда от огромных бархатных глаз и пушистых ресниц Катрин, прошептал Шетардьё.
На личике женщины просияла счастливая улыбка. Поднявшись на цыпочки, Кати поцеловала мужа.
-- Тут же кругом люди! – передразнил жену Этьен.
-- Но вижу-то я только тебя!
Шетардьё рассмеялся. Взявшись за руки, супруги продолжили прогулку.
-- Хочешь мороженое? – предложила Катрин, протягивая мужчине эскимо.
-- Хочу!
Тьен одним разом откусил половину сладости.
-- Этьен! Ну, как так можно есть мороженое?!.. Ты же не чувствуешь вкуса!– возмутилась Кати.– Оно же должно таять во рту!
-- Если оно растает во рту, то это уже будет не мороженое, а коктейль,– возразил мужчина.– А вкус я уже почувствовал на твоих губах…
Катрин таинственно улыбнулась, лизнув эскимо.
Они шли с Этьеном по освещённым фонарями, гирляндами ламп и неоновыми вывесками улицам, держась за ручку, и казалось, что нет на свете двух более счастливых людей.
-- Кажется, стало холодать,– поёжившись, заметила Кати.
-- Ещё бы! Съесть столько мороженого!– усмехнулся Тьен, раскрывая полу своего плаща и беря жену «под крылышко».– Можем поймать такси и вернуться домой или зайти в кафе, выпить чего-нибудь горячего…
-- Заглянем в кафе, а потом домой.
-- Как пожелаешь!– улыбнулся мужчина, целуя жену в висок.
Звон дверного колокольчика возвестил о новых ночных посетителях. Катрин с удовольствием вдохнула бархатистый аромат кофе и шоколада.
Супруги устроились на уютном диванчике возле большого окна, украшенного мерцающими огоньками.
Официантка расставила их заказ на столике. Кати взяла большую кружку горячего шоколада и прижалась к мужу, который приобнимал её одной рукой.
-- Мне так хорошо…– тихо призналась женщина.

23 сентября, четверг. Франция, Париж, кафе, 01:00 – …

-- Не хочется нарушать вашу идиллию, но время платить долги!– послышался мрачный голос Алена возле самого столика.
Катрин подняла удивлённый взгляд на Вуаре. Его лицо было практически неузнаваемо: агрессивные, резкие черты в купе со ссадинами и синяками.
За спиной Алена стояли два здоровенных бугая в кожаных куртках.
-- Полагаю, ты хочешь выйти поговорить?– улыбнулся Тьен, поднимаясь из-за столика.– Извини, Кэт, я на минуточку…
-- Нет! Подождите! Что происходит?!– женщина поднялась на ноги, по очереди смотря то на Алена, то на мужа.
-- Кати, не мешай нам! – отозвался Вуаре, не сводя злого взгляда с Шетардьё.
-- Прекратите сейчас же! – в отчаянье взмолилась Катрин.
-- Ну, что идёшь?!.. Или испугался?!– ухмыльнулся Ален.
Этьен дёрнулся было вперёд, но жена удержала его за руку:
-- Тьен! Не ходи!
-- Ну, тогда поговорим прямо здесь,– процедил Вуаре.
В его руке мгновенно появился складной ножик. Верзилы, стоящие за Аленом, тоже достали ножи и кастеты.
У Катрин душа ушла в пятки и перед глазами всё потемнело.
Прежде чем кто-то успел понять, что происходит, раздалось три выстрела и все нападающие попадали на пол. Кати перевела взгляд на мужа, тот крепко сжимал в руке пистолет.
В следующее мгновение женщина оказалась возле истекающего кровью Вуаре:
-- Ал, держись! Сейчас врачи приедут!– обернувшись к мужу, она выкрикнула:– Тьё, что же ты стоишь?! Вызови помощь!!!
Персонал кафетерия, наблюдавший эту сцену, замерли в ожидании дальнейших событий. Все боялись шелохнуться.
-- Вызову! Но сейчас нужно уходить! Полиция, наверняка, уже близко! – Шетардьё потянул жену за руку, но женщина вырвалась.
-- Нет! Я не оставлю его здесь одного!
-- Ранения не смертельные! Пошли!– пытаясь оторвать Кати от Вуаре, приказал Этьен.
Но Катрин вцепилась в куртку Вуаре, одновременно отбиваясь от мужа.
-- Ты не оставила мне выбора…– прошептал Тьен, ребром ладони ударив женщину в болевую точку пониже затылка.
Кати мгновенно потеряла сознание. Шетрадьё подхватил её на руки и вынес на улицу.
Остановив первую попавшёюся машину, он назвал адрес их дома и вместе с Катрин сел на заднее сиденье.
-- Что это с ней?– удивлённо поинтересовался шофёр.
-- Перебрала чуток… Езжай!
23 сентября, четверг. Франция, Париж, квартира, 01:40 – …

Этьен внёс Кати в квартиру, раздел и уложил на постель, приложив лёд к месту удара.
-- Прости, детка, я не хотел,– шепнул Тьен, осторожно пробежавшись дорожкой поцелуев по спине Катрин.
Женщина застонала, приходя в себя. Раскрыв глаза, она ощутила головную боль. Как только события восстановились в её памяти, Катрин быстро села на кровати, растерянно уставившись на мужа.
-- Зачем ты это сделал?!
-- Кати, я не мог поступить иначе…– Шетардьё ласково прикоснулся к волосам жены. – Представь, что было бы, когда приехала полиция!
-- Нет, я не об этом! Зачем ты стрелял в Алена?! Почему он набросился на тебя?! Что вообще произошло?! Ал согласился помочь, а в благодарность получил пулю!
-- Это к сделке с КЯ не относится,– покачал головой Этьен.– И я надеюсь, Вуаре это понимает…
-- А к чему это относится?!
-- Кэт, это мужские дела, тебя это не должно волновать.
Кати категорично покачала головой:
-- Если эти дела происходят на моих глазах…
-- Я пытался тебя не впутывать!– перебил Тьен.– Он первым полез! Да ещё подмогу приволок!.. Что-то мне не очень хотелось ждать, пока меня зарежут!
-- Я не об этом! Почему он так поступил?!
-- Ну, это его надо спросить, а не меня,– огрызнулся Шетардьё, встав с постели и скрестив руки на груди.
-- Тьен!
-- Что - Тьен?!.. Почему всегда виноват я?!– поджав с досады губы, возмутился мужчина.– Да, я спустил его вечером с лестницы… Имел полное право!.. В конце концов, я - твой муж! И если ты сейчас начнёшь за него заступаться, то ноги моей больше не будет в этом доме!
Этьен вышел в гостиную, громко хлопнув дверью. Внутри него всё кипело и дрожало от ярости и бессилия.
Решив дать мужу немного успокоится, Катрин потянулась к мобильному телефону. Номер Алена не отвечал. Тогда женщина стала выяснять, в какую больницу его доставили. Довольно скоро её усилия увенчались успехом, поговорить с Вуаре ей не удалось, но Кати хотя бы выяснила, что его состояние не вызывает опасений.

23 сентября, четверг. Франция, Париж, квартира, 02:10 – …

Накинув на себя длинный свитер, беззвучно ступая босыми ногами по мягкому ворсу ковра, Катрин вошла в гостиную. Шетардьё стоял возле окна, всматриваясь в ночной Париж за окном. Женщина обняла мужа за пояс и прижалась щекой к его напряженной спине.
-- Тьен, я не собираюсь тебя ни в чем обвинять, но и оставить эту ситуацию не могу… Не сердись, пожалуйста… Давай пойдём спать, у меня ужасно болит голова.
-- Выпей таблетку,– буркнул Этьен, даже не обернувшись.
-- Лучше вернёмся в спальню,– попросила Кати, удерживая одной рукой мужчину за пояс, а второй поглаживая плечи,– ты обнимешь меня, согреешь и я успокоюсь…
-- Ты меня не любишь,– обижено бросил Тьен.
Катрин вздохнула, иронично покачав головой:
-- Ну, что за ерунду ты несёшь?..
-- Как ты не понимаешь,– в сердцах прошептал Этьен, резко поворачиваясь к жене,– я не хочу тебя делить с другими мужчинами!.. Я хочу, чтоб ты была только моей!.. ВСЕГДА!
Кати обняла мужа за шею и коснулась его губ лёгким поцелуем.
-- Тьен, ты мой муж! Я никого не люблю так, как тебя! И нужен мне только ты!
Женщина снова поцеловала Этьена и провела прохладными пальчиками по его нахмуренному лбу.
-- Но прошу тебя: не превращайся в ненормального собственника! Утром я поеду навестить Алена. Я чувствую себя виноватой перед ним и хочу извиниться. Только это, Тьен, больше ничего!
-- Тебя ведь не остановит, если я скажу «нет»?– тихо поинтересовался Шетардьё.
-- Почему ты против? Ты мне не веришь?
-- Я не верю ему!.. Какой нормальный человек станет врываться в кафе с ножом?!
-- Я не знаю, что именно произошло между вами. Каждый человек может разозлиться до потери контроля. Но в больнице он уже наверняка пришёл в себя. Что может там случиться?
-- Я не знаю, я - не психиатр!– недовольно поморщился Тьен.
-- Я ему сначала позвоню, а потом посмотрим, ладно?– предложила Катрин.
Этьен шумно выдохнул, всем своим видом показывая недовольство, но кивнул:
-- Хорошо… Но если ты всё же надумаешь ехать, то я поеду с тобой!.. Постою возле двери на всякий случай.
Кати не смогла сдержать мягкой улыбки, тронутая такой заботой (хотя и весьма своеобразной).
-- Теперь мы можем пойти спать?– лукаво спросила женщина, обнимая мужа за шею.
-- Угу…
Едва они оказались в спальне, Шетардьё притянул к себе Катрин.
-- Ты чего?– улыбнулась жена, озорно сверкнув глазами.
-- Кажется, ты просила тебя согреть…
Руки Этьена скользнули к бёдрам Кати и начали задирать её свитер.
-- Полагаешь, мне будет теплее, если ты меня разденешь?– насмешливо спросила Кэт.
-- Знаешь, как холодными ночами согреваются в походах, например, в снежных горах?
-- Как?
-- Нужно снять с себя всю одежду и забраться в спальник… А ещё лучше забраться в спальник вдвоём…
Свитер Катрин полетел на пол. Подхватив жену на руки, Шетардьё бережно опустил её на постель.
С озорной улыбкой Кати наблюдала, как Этьен быстро избавляется и от своей одежды:
-- Практически уже представила себе, что мы одни затерялись в горах тёмной холодной ночью…
-- И есть только один верный способ согреть друг друга…– Тьен залез под одеяло, устроившись возле жены.
Лёгким прикосновением пальцы мужчины скользнули верх по руке Катрин. Горячие губы Этьена дотронулись до её плечика, продвигаясь к изгибу шеи.
-- Ты уверен, что это единственный способ согреться? – весело усмехнулась Кати.
-- Не, ну, можно ещё развести костёр,– немного подумав, предложил мужчина.
-- Прям в спальне?
-- Прям на постели!
Ладонь Этьена скользнула по груди женщины и легла на животик.
-- Кажется, на постели сейчас и без того будет жарко…– взволнованным голосом прошептала Катрин.
-- Очень-очень жарко,– подтвердил Тьен, крепко обнимая жену и перекатываясь на спину.
Его пальцы жадно нырнули в волосы Кати. Она почувствовала лёгкое давление на затылке и их лица оказались в полудюйме друг от друга. Шетардьё приоткрыл губы, с жаждой заблудившегося в пустыне путника ожидая спасительного пьянящего прикосновения.
Долгий поцелуй вскружил голову. Всё более нарастающее возбуждение захлестнуло мужчину и женщину. Тело Катрин трепетало в нежных руках мужа, каждой своей клеточкой желая его ласк. Страсть заставляла их погрузится в сладкое забвенье, где они остались только вдвоём, под музыку своей любви, растворяясь друг в друге.

 

#137
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
23 сентября, четверг. Франция, Париж, квартира, 09:40 – …
Тьен проснулся от колющей боли в руке. Открыв глаза, он увидел лежащую на ней голову Катрин и улыбнулся.
-- Доброе утро, родная,– прошептал Этьен, слегка куснув Кати за мочку уха.
-- У-у-у…– заворчала та, пытаясь шлёпнуть мужа по губам.
Мужчина проворно поймал зубами пальчики Катрин.
-- Ну, ты… пусти…
-- Неа,– не разжимая зубов, отозвался Шетардьё.
-- Вот чего тебе не спится, а? – с трудом открывая глаза, недовольно буркнула Кати.
-- Я выспался…– картаво ответил Тьен, всё ещё удерживая пальчики жены.
Свободной рукой Катрин принялась нежно поглаживать спину мужчины. Опускаясь всё ниже, она больно ущипнула его за ягодицу.
-- Ай! Ты чего?! – возмутился Шетардьё.
-- Вырываюсь из твоего плена, злодей, не дающий своей жене спать! – рассмеялась Катрин, выскальзывая из постели. – Чур, я в душ первая!
-- Ну, зайти-то ты можешь и первая,– усмехнулся Этьен, лениво поднимаясь с постели,– а вот душ принимать будем вместе…
-- Это на каком это основании?– возмутилась Кати уже из ванной.
-- Закон джунглей! Я сильней!– заходя в ванную комнату, заявил Тьен.
-- Сильный должен быть благородным.
-- Кто это тебе такое сказал?.. Или ты в детстве сказок начиталась?
-- Да, начиталась! И раз от вас, повелитель джунглей, благородства не дождаться, мойтесь в одиночестве!
Катрин выскочила из ванной, не смотря на протестующий возглас мужа. Пока Этьен плескался в душе, женщина решила использовать эту возможность, чтобы позвонить Алену. Голос Вуаре был довольно сух, но злости в нём Катрин не заметила. В конце беседы ей даже показалось, что мужчина смягчился. Они договорились встретиться в больнице, чтобы продолжить разговор.
Шетардьё вышел из ванной и сразу же столкнулся с женой. Катрин ухватила Тьена за ворот халата, притянула к себе и подарила страстный поцелуй.
-- Ммм… какой у тебя приятный одеколон…– прошептала женщина, скользя губами по щеке мужа. – Завтрак приготовишь, милый?
Очаровательно улыбнувшись и не дожидаясь ответа, Кати скрылась в ванной.
-- Коварное корыстное бездушное создание,– театрально закатил глаза Шетардьё.

-- Я звонила Алену, сказала, что заеду навестить,– как бы между прочим заметила Катрин, когда они с Этьеном сели завтракать.
Тьен ничего не ответил, лишь пожал плечами.

23 сентября, четверг. Франция, Париж, больница, 11:20 – …

-- Простите, в какой палате я могу найти Алена Вуаре?– спросила Катрин у дежурного администратора.– Он поступил вчера.
Тот пробежался по базе данных в компьютере и учтиво ответил:
-- Второй этаж, палата 25.
Кивнув в знак благодарности, Кати направилась к лестнице. Этьен неотступно следовал за ней.
-- Подожди меня здесь,– попросила женщина, когда они с мужем оказались перед дверью с номером 25.
Шетардьё послушно остановился, ожидая возвращения Катрин. Впрочем, ждать пришлось недолго. Оказалось, Алена перевели. Кати направилась на поиски доктора, чтобы прояснить ситуацию. Ей указали на другую палату, затем на третью, четвёртую… В конечном итоге персонал сошёлся на мнении, что пациент самовольно покинул больницу.
-- Чёрти что твориться в этом госпитале!– возмутилась Катрин, выходя на улицу.
-- Попробуй позвонить ему на сотовый,– предложил Тьен, проклиная свою предупредительность.
Кати и Этьен остановились возле своей машины. Женщина начала набирать номер на мобильнике, а Шетардьё со скучающим видом наблюдал, как к больнице подъезжали фургоны скорой помощи, всюду сновали проворные санитары и люди из службы спасения.
Один из таких фургонов остановился напротив феррари Этьена, из него выскочил «спасатель».
-- Передвинь машину правее! Нам нужно развернуться!– запыхавшись, крикнул он.
Тьен быстро кивнул, направляясь к авто. Но «спасатель» метнулся к нему, нанося мощный удар Шетардьё по затылку.
Ещё двое «спасателей» подлетели к Катрин и, подхватив под руки, потащили к фургону.
Женщина не успела толком ничего понять, когда ей в вену впрыснули какой-то препарат. Перед глазами всё поплыло, и Кати потеряла сознание.
23 сентября, четверг. Франция, пригород Парижа, 12:30 – …
Катрин раскрыла глаза. Она лежала на кровати поверх покрывала в комнате без окон. Поднявшись с постели, женщина обошла место своего заточения. Внимательное око видеокамеры неотрывно следило за ней.
-- Очнулась, спящая красавица!– на пороге комнаты возник Ален, медленно приближаясь к Кати.– Я уж думал тебе потребуется поцелуй, чтобы проснуться!
С насмешливой ухмылкой мужчина провёл ладонью по щеке женщины, та быстро отпрянула.
-- Ал, что происходит?! Где я?!
-- Хм… у меня в гостях…
-- Приглашение в гости было милым! И как долго ты собираешься меня здесь держать?
-- Пока не сочту, что мне заплатили сполна…– меря шагами комнату, при этом слегка придерживая левую руку, заявил Вуаре.– За всё унижение, которое мне пришлось перенести!
-- Что ты имеешь в виду?.. Что ты сделаешь с Тьеном?
-- Для начала пускай понервничает - поищет тебя… А когда поймёт, что это бессмысленно - приползёт ко мне, будет на коленях умолять…– лицо мужчины вдруг исказила кривая жуткая гримаса,– вот тогда мы и поговорим о долгах!..
Глаза Алена болезненно засверкали.

Тьен очнулся в той самой больнице, где они с Кати искали Вуаре. Голова его была забинтована и ужасно гудела. Этьен медленно поднялся на ноги и тут же почувствовал сильный приступ тошноты.
Увидев на тумбочке свой мобильник, Шетардьё набрал номер технической лаборатории. Ответил Ричард.
-- Дик, активизируй маячок Катрин, мне надо знать, где она,– приказал Тьен.– И ещё мне необходима вся информация по Алену Вуаре, обратись к Лере. Срочно!
Этьен отключил связь и присел на кровать, в надежде что комната, наконец, перестанет крутиться.
Через несколько минут раздался звонок.
-- Слушай, а она где?– спросил Ричард.
-- Если б я знал - не спрашивал бы,– повысив голос, процедил Шетардьё.
-- Да нет, я не в том смысле… А в смысле - сигнал очень слабый, словно под землёй или каком-нибудь бункере… Большие помехи… но я нашёл её с погрешностью в пару десятков метров…
Ричард подробно описал местность и дороги, ведущие к ней.
-- Ясно, спасибо,– с трудом выдавил Этьен.– А что Лера?
-- Да вот, она рядом. Предаю трубку.
-- Тьё, что у вас лучилось?– без предисловий поинтересовалась шведка.
-- Катрин похитили. И у меня большие подозрения относительно Вуаре…– отозвался Тьен.– Ты что-нибудь накопала?
-- Не так быстро. У меня пока только медицинские данные и данные полиции… А ты что хочешь найти-то?
-- Пока не знаю. А что с полицией?..
-- Куча штрафов за парковку в неположенном месте,– усмехнулась Лера.– А ещё у него отобрали права после медицинского заключения… Оказывается он неоднократно лечился в психиатрической клинике.
Этьен тихо выругался.
-- Подготовь на него всё, что сможешь достать! Я скоро подъеду!

Катрин внимательно наблюдала за Вуаре и ужасалась, не узнавая в этом напряжённом нездоровом человеке своего улыбчивого жизнерадостного друга.
-- Ал, я сомневаюсь, что Тьен станет меня искать…– попыталась продолжить разговор Катрин.– Мы здорово повздорили…
-- Врёшь!– огрызнулся мужчина.– А даже если вы и поссорились, всё равно он землю перевернёт, чтобы тебя найти! Я видел, как вы смотрели друг на друга в кафе! Счастливая супружеская пара! Сидели там и смеялись надо мной!
-- Ну, что ты такое говоришь… Ты - мой друг и деловой партнер «Красной ячейки», мы уважаем тебя…– женщина произносила слова так, словно шла по минному полю.
-- Смеялись, я знаю! Вы все считаете меня жалким, ничтожным! И ты! Ты тоже! Но ничего, скоро вы мне за это сполна заплатите!


23 сентября, четверг. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 13:10 – …
Едва Этьен подъехал к подстанции, ему навстречу тут же показалась Лера и двое оперативников, вооружённых автоматами.
-- Вот держи,– протягивая увесистую папку, сказала шведка.– Это всё, что мне удалось накопать за это время. Оказывается, он ещё тот псих, на его счету даже покушение на убийство… но пострадавший так и не успел предъявить иск - чудесным образом попал под машину…
-- Понятно,– хмуро кивнул Тьен.
-- Кристян и Жак поедут с тобой… мало ли сколько охранников у этого буйно-помешанного… Если что, вызывай подмогу, мы вышлем вертолёт с подкреплением. А это,– Лера протянула распечатанный лист,– подробная карта местности, где её держат…
-- Спасибо.
-- Удачи…
23 сентября, четверг. Франция, пригород Парижа, 14:00 – …
Шетардьё вышел из машины, хмуро оглядывая здание перед собой: массивные стены, высокий забор, всюду камеры наблюдения. Но их въезду на территорию никто не мешал.
-- Надо же, какие гости к нам пожаловали!– на крыльце дома появился Вуаре в окружении своей охраны.– Чем обязаны?
-- Сомневаюсь, что ты не догадываешься…– цепкий взгляд Этьена буравил собеседника.
Ален надменно улыбнулся:
-- Проходите в дом…
Шетардьё в сопровождении оперативников поднялся на крыльцо, а затем зашёл внутрь.
-- Хочешь чего-нибудь выпить?– любезно предложил Ален.
-- Хочу увидеть Катрин,– отрезал Этьен.
-- Но она этого не хочет…
-- Неужели?
-- Ага,– кивнул Вуаре,– ты до сих пор не догадался? Мы с Катрин спланировали её побег вместе… Она не хочет больше быть с тобой!
-- Пускай она сама мне об этом скажет,– холодно произнёс Тьен.
-- Она не хочет тебя видеть.
-- Зато я хочу… и, как я понимаю, ты не собираешься меня к ней проводить?
Шетардьё оглядел гостиную и двинулся к дверному проёму. Ален тут же дал знак охранникам и на Этьена мгновенно направились дула их пистолетов. Оперативники КЯ в тот же миг прицелились в Вуаре.
-- Не советую вам стрелять,– ухмыльнулся Тьен, расстёгивая куртку - он был весь обмотан взрывчаткой.– Если со мной что случится, весь этот дом взлетит на воздух с прилегающими территориями в радиусе пятисот метров!
Охранники растерянно переглянулись.
-- Я не боюсь смерти,– пренебрежительно заявил Ален.– А ты, Этьен?
-- Я… боюсь,– немного подумав, ответил Шетардьё,– но это уже вошло в привычку… а привычки со временем перестаёшь замечать…
Тьен двинулся по коридору, открывая все попадающиеся двери. Вспомнив слова Ричарда о слабом сигнале маячка Кати, мужчина спустился на цокольный этаж. Люди Вуаре неотрывно следовали за ним. Заглянув в очередную комнату, Этьен увидел Катрин.
-- Тут некоторые говорят, что ты не желаешь меня видеть…– произнёс Шетардьё, внимательно смотря на жену.
Ален вошёл следом за ним и с виноватой улыбкой приблизился к женщине:
-- Прости, любимая… Не в моих силах было его остановить, этот псих грозился поднять нас на воздух…
Кати перевела взгляд с мужа на руку Вуаре, в которой он сжимал какое-то маленькое устройство.
-- Тьен, я действительно не хочу видеть тебя и разговаривать с тобой! – произнесла женщина.
-- Он тебе угрожает?– быстро на шведском спросил Этьен, прекрасно осведомлённый из досье об Алене, что тот не знает языков, кроме французского и английского.
-- Именно,– тоже по-шведски коротко ответила Катрин.
-- Разговаривать только на французском!– прикрикнул Вуаре, угрожающе глянув на Тьена.
-- Так ты остаёшься с этим?– кивнув на Алена, спросил Шетардьё.
-- Да.
Этьен внимательно оглядел комнату (прикидывая общее расположение помещений в доме): отсутствие окон затрудняло прямое проникновение, да и дверь была довольно массивной.
Шетардьё снова взглянул на жену, и на его лице отразилась презрительная усмешка.
-- Дрянь!– зло выпал он.
-- Не устраивай сцен! – оборвала его Кати.
Вуаре приобнял женщину за талию и провёл ладонью по её щеке:
-- Не расстраивайся, дорогая… Этот грубиян больше не огорчит тебя…
Этьен сплюнул и стремительно покинул комнату.
-- И чего ты этим добился?– оставшись наедине с Вуаре, спросила Катрин.
-- Пускай немного пострадает…– на лице мужчины появилась мечтательная улыбка.– А потом… потом мы разыграем небольшой спектакль и Тьен будет винить себя в твоей преждевременной гибели, дорогая…
-- Ты сошёл с ума,– покачала головой Кати.
Ален рассмеялся каким-то нечеловеческих жутким хохотом с примесью рыданий.
-- Это правда,– немного отдышавшись и вытирая слёзы смеха, кивнул Вуаре.– Но тебе же было хорошо со мной?.. Помнишь? Ты сама пришла второй раз!
Мужчина притянул к себе Катрин, впиваясь в её губы жадным поцелуем.
Кати из-за всех сил оттолкнула от себя Алена и брезгливо отёрла губы.
-- Я тогда не знала, что ты такое уродливое создание!– уговоры не помогали, и женщина решила попробовать другие методы.
-- Не смей меня так называть!– рявкнул мужчина.
-- А что такое?! Не нравится?! Стараешься казаться крутым и сильным, а на деле - полное ничтожество!
-- Не смей…– Ален весь задрожал, его глаза заслезились.
На глазах Катрин Вуаре весь словно съёжился, приобретая жалкий вид.
-- Ты пожалеешь! Пожалеешь!– истерично завопил он и угрожающе потряс устройством, зажатым в руках.– Вы оба пожалеете!
Ален быстрее пули вылетел из комнаты, заперев её на ключ.

23 сентября, четверг. Франция, пригород Парижа, 14:30 – …

Этьен и оперативники остановили джип, едва скрылись за первым поворотом.
-- Надо нарисовать примерную схему дома,– напряжённо произнёс Шетардьё.
-- Давай я,– предложил Кристьян,– пока вы там разбирались, я сосчитал по шагам все коридоры, которыми мы шли…
-- Как мы её будем вытаскивать?– озадаченно спросил Жак.– Там кругом одни камеры… днём не прорваться!
-- Придётся или ждать ночи, или сделать отвлекающий манёвр,– потирая подбородок, пробормотал Этьен.– Отвлекающий, но не слишком подозрительный…
-- Что-нибудь поджёчь?
-- Вполне…– задумчиво ответил Шетардьё.

Рядом с домом, в котором обосновался Вуаре, находился ещё один пустующий особняк. Здание легко вспыхнуло. Дымовые шашки, перекинутые на соседнюю территорию, добавили нужный эффект. Люди Алена засуетились, пытаясь определить источник возгорания. Скрытые густой дымовой завесой, Этьен с оперативниками перелезли через забор. Жак на минуту отстал, чтобы поджечь одно из подсобных помещений, в то время как Шетардьё и Кристьян пытались проникнуть в дом через чёрный вход.
Охрана Алена бросилась тушить очаг возгорания. Поэтому Этьен и оперативники беспрепятственно проникли в дом. Быстро пробравшись по коридорам, они оказались возле двери, где находилась Катрин. Жак достал связку ключей, пытаясь подобрать нужный. Через пару минут замок поддался.
Тьен ворвался в комнату и увидел Кати, сидящую на полу.
-- Кэт, ты чего?– перепугался мужчина, помогая жене подняться.
-- Они… что-то… вкололи… мне…– из последних сил прошептала она.
В этот момент раздался выстрелы и Кристян с Жаком, словно подкошенные, рухнули на пол.
-- Не так быстро!– прошипел Вуаре, наводя пистолет на Катрин и Этьена. – Я не люблю, когда мне портят удовольствие!
Кати не падала на пол только из-за того, что Шетардьё надёжно поддерживал её.
-- Что ты ей вколол? – зло сверкая глазами, спросил Тьен.
-- О! Это гениальное изобретение - маленький чип, его вводят под кожу, а управляю им я! – Вуаре помахал небольшим пультиком, который не выпускал из рук.– И её состояние в моих руках! Захочу - и она уже через минуту будет лежать здесь мёртвой!
Ален победно расхохотался.
-- Чего ты хочешь?– хмуро спросил Этьен.
-- Ничего!.. Я неподкупен, как мировой судья!– иронично покачал головой Вуаре.– Я лишь хочу видеть твоё лицо, когда я нажму на эту кнопку!
Ален поднял руку с пультом вверх и в этот момент где-то по соседству прогремел мощный взрыв, заставивший стены и пол содрогнуться.
Пульт выпал из рук Вуаре, отлетев почти под ноги Тьену.
Взвизгнув, Ален бросился за своей «электронной игрушкой». Но его рука оказалась придавленная к полу ботинком Шетардьё всего в половине фута от пульта. Послышался хруст ломающихся костей. Этьен быстро подобрал пульт и пистолет.
-- Поднимайся! – приказал он Вуаре.
-- Вам не уйти живыми! – прохрипел тот, но приказ исполнил.
Кивком головы Шетардьё приказал Алену двигаться вперёд. Дуло пистолета неприятно холодило его затылок.
Катрин пыталась идти самостоятельно, но ей всё же приходилось опираться о руку мужа.
На улице их встретила охрана Вуаре.
-- Пристрелите его! Чего ждёте?!– завопил Ален.
Этьен, не раздумывая, надавил на спусковой крючок. Вуаре упал на землю с простреленным затылком. Шетардьё демонстративно расстегнул куртку, напоминая охране о том, что обвязан взрывчаткой.
-- Кажется, у вас больше нет босса,– сухо заметил Тьен.– Вы же не хотите подорваться из-за чрезмерной исполнительности?
Охрана опустила оружие.
-- Давайте ключи от вашей машины!– приказал Этьен, усаживая Кати на переднее сиденье BMV и пристёгивая ремнём безопасности.

23 сентября, четверг. Франция, пригород Парижа, 15:40 – …

Едва Шетардьё с Катрин оказались на безопасном расстоянии, Тьен остановил машину.
-- Ты как?– взволнованно спросил Этьен, быстро снимая взрывчатку и кидая её на заднее сиденье.
Кати испуганно следила за его резкими движениями.
-- Не волнуйся, это муляж,– усмехнулся мужчина.– Ты что-нибудь знаешь, о чипе, который ввёл тебе Вуаре?.. Как его заблокировать или удалить?
Катрин отрицательно покачала головой.
-- Я даже не знала, что это чип…
Женщина закатала рукав. На её предплечье была небольшая ранка.
-- Наверное, нужно его просто удалить… Поедем домой и там с этим разберёмся…– Кати прикрыла глаза, чувствуя непреодолимую слабость.
-- Я что, похож на хирурга?– попытался пошутить Тьен, но, видя, что жене не до шуток, быстро нажал на газ.
Машина рванула с места и буквально через треть часа уже была на подстанции.

Этьен вынул Катрин из машины (та была уже практически безсознания) и понёс в лабораторию Гиза.
-- Что с ней?– спросила Лера, перехватывая Шетардьё на полпути.
-- Не знаю… это псих вживил ей какой-то радиоуправляемый чип!..
-- А где Кристьян и Жак?
-- Убиты!
-- Чё-ё-ёрт… хорошо хоть нефть уже поехала по назначению… теперь в полцены…
Лера открыла дверь в медлабораторию, помогая Тьену.
23 сентября, четверг. Франция, пригород Парижа, подстанция КЯ, 16:45 – …
Катрин села на постели. Голова ещё кружилась, но силы постепенно возвращались к ней. Вживлённый ей чип успешно извлекли и отправили техникам на изучение. "Хоть какая-то польза от всей этой истории..."– с грустной усмешкой подумала Кати.
Женщина почувствовала, как неприятно заныло в животе. Решив, что выздоровеет гораздо быстрей, если не будет валяться в постели и что-нибудь поест, Катрин потянулась за своей одеждой.
-- Куда это вы собрались, мадам?– послышался полуудивлённый полунасмешливый голос Этьена, заходящего в палату.
-- Эээ… есть очень хочется…
Кати вновь нырнула под одеяло, словно перед ней вдруг возник строгий доктор, следящий, чтоб пациенты не нарушали постельный режим.
"Этот урод её ещё и не кормил!.."– процедил про себя Тьен, но вслух ничего не сказал, дабы не тревожить более Катрин воспоминаниями.
-- Лежи, я сейчас принесу,– предупредил Этьен.
-- А-а-а… мне обязательно лежать здесь? Я бы могла и дома полежать… Честно-честно, даже не вставала бы…
Шетардьё недоверчиво усмехнулся, покачав головой.
-- Хорошо, я спрошу Гиза,– выходя из палаты, пообещал он.

Тьен вернулся с полным подносом еды:
-- Гиз сказал, что хочет ещё немного тебя понаблюдать…
-- Ну-у-у зачем? – капризно протянула женщина. – Я здорова!
-- Ему видней! – строго ответил Шетардьё.
Катрин не стала больше спорить и удобней села на кровати. Этьен поставил перед ней поднос, присаживаясь рядом. Жадным взглядом Кати обвела аппетитные блюда. Отломив румяную корочку булки, женщина макнула её в соус и быстро отправила в рот.
Тьен, не сводя нежного взгляда с жены, тихо наблюдал за ней.
-- Ты чего?– немного смущённо спросила Катрин.
Мужчина отрицательно покачал головой, продолжая любоваться Кати. Он так перепугался за неё днём, что теперь никак не мог наглядеться.
-- Хочешь?– предложила Кати, указывая на еду.
-- Нет-нет… кушай…
Катрин увлеклась едой, иногда поглядывая на молчаливого мужа.
-- Ты меня смущаешь…– не выдержав, заявила она.
-- Может мне уйти? – поинтересовался Шетардьё.
-- Даже не вздумай!
Этьен улыбнулся, поцеловав жену в лоб.
-- Тьен, ну вот чего я здесь лежу? – сделала новую попытку Катрин. – Я сегодня должна была к Фризу улететь! Ещё подготовиться надо! Леон и так последние дни рвёт и мечет, а я тут валяюсь…
-- Ну-у… мечет или не мечет, а пока головы у всех целы,– улыбнулся Шетардьё.– Последние дни у него были слишком тяжёлые…
Этьен вдруг задумался.
-- Ты чего?– осторожно коснувшись руки, спросила Кати.
-- Я… подумал о ребёнке…
-- О Брайне? Что?.. Что-то случилось?!
Женщина даже забыла о еде, отложив её в сторону. В её глазах появилась тревога.
-- Нет-нет,– поспешил успокоить Тьен.– Я о другом… ты не думала начать курс лечения?
Катрин замерла, огромными растерянными глазами глядя на мужа.
-- Давай попробуем? – тихо произнёс мужчина.
-- Давай…– в голосе Катрин слышалась нерешительность и тревога. – Только я боюсь…
Женщина протянула к Этьену руки, крепко обнимая его за шею.
-- Ну, чего же ты боишься, глупенькая? – прошептал Тьен, успокаивающе поглаживая жену по спине.
-- А вдруг у нас ничего так и не получится?
-- Получится… у нас обязательно получится…– ласково произнёс Шетардьё, прижимая к себе Кати.
-- Я верю тебе…
-- Главное - верь в себя, детка!
Катрин послушно закивала.
-- Ты хочешь наблюдаться у Гиза или…
-- У Гиза,– недослушав перебила Кати.– Всё равно он всё знает… и не будет задавать лишних вопросов… надеюсь…
-- Не волнуйся, не будет,– пообещал Этьен.
Катрин с минуту помолчала, а потом словно опомнилась:
-- Вот только я должна сегодня лететь к Фризу…
-- Ничего потерпит до завтра!– отрезал Тьен.– А Гиз (коль скоро ты уже здесь) проведёт тщательное обследование и назначит тебе необходимые препараты…
Шетардьё, едва касаясь губами, поцеловал жену в висок.
-- Хорошо…– согласилась Кати.
Этьен заботливо обнял женщину:
-- Как ты себя чувствуешь?
-- После того как поела, значительно лучше… Спасибо.
Катрин задумчиво опустила глаза, поглаживая сильную ладонь мужа.
-- Тьен, а ты понимаешь, что тебе тоже придётся пройти через обследования, процедуры всякие… И вообще, это процесс длительный…
-- Меня это не пугает,– подбадривающе улыбнулся Шетардьё.

23 сентября, четверг. Франция, Париж, квартира, 20:00 – …

К восьми вечера Гиз закончил обследование Катрин и, взяв с неё слово, что завтра утром она перед своим отъездом зайдёт к нему, отпустил Кати домой.
Тьен отвёз жену на квартиру.
-- Ты останешься на ночь со мной?.. Или у тебя дела на подстанции?– спросила Катрин.
-- Ну, как я могу тебя бросить?!– с наигранным возмущением спросил Шетардьё.– Я же должен убедиться, что ты соблюдаешь постельный режим!
-- Какой ещё постельный режим? – весело улыбаясь, переспросила женщина.
-- Вот я так и знал! Ни на минуту нельзя оставить без присмотра!
-- Как же я могу лежать, мне нужно приготовить ужин своему любимому мужу! – Катрин картинно захлопала ресничками.
-- Какой ужин?! Марш в постель! Я сам приготовлю!
Кати рассмеялась и, послав мужу воздушный поцелуй, скрылась в спальне. Женщина вынула из шкафа мягкий плед. Завернувшись в него, она направилась на кухню, где уже вовсю орудовал сковородками Этьен.
-- Тебе что велели?! – строго спросил он.
-- Уже лежу! – Кати свернулась клубочком на просторном кресле, с улыбкой наблюдая за мужем.
-- Кэт,– неодобрительно покачал головой мужчина.
-- Ну, Тьешь… мне там ску-у-учно…– жалобно выдавила Катрин.
-- Как ты меня назвала?
-- Тьеша…
Шетардьё заулыбался, поворачиваясь обратно к плите.
-- Хм… меня так бабушка в детстве звала,– тихо признался он.
-- Ани?
-- Угу…– помешивая еду в сковородке, кивнул Этьен.
-- Ты последний раз со мной был у них?
-- Да.
-- Больше года назад,– задумчиво произнесла Кати.– А может поедем к ним в гости в следующем месяце?.. Ну, или когда будем посвободней?
-- А ты действительно хочешь?
-- Очень! Ну, правда, давай, а? – оживленно отозвалась Катрин.
-- Хорошо, давай…– улыбнулся Шетардьё. – Я рад, что тебе у них понравилось…
-- Конечно, понравилось, они такие замечательные! И всегда защищают меня от тебя!
-- Хм… это меня впору защищать от тебя! Только никто этого не делает!
-- Бедненький мой…– ласково произнесла Кати.– А что ты там готовишь?
-- Ммм…– протянул Этьен, пробуя с ложечки кипящий соус.– Не скажу! Но тебе понравится!
-- А что-нибудь вкусненькое и сладенькое сделаешь?– с совершенно детским выражением лица спросила Катрин.
-- Ты что, смеёшься?!.. Я ж не повар!.. Я могу только чего-нибудь нажарить… в крайнем случае, сварить!
-- А я тебя буду говорить, что делать, а ты исполнять,– предложила Кати.
Шетардьё озадачённо уставился на жену:
-- Надеюсь, это шутка?.. Мне проще сбегать в магазин и купить этих сладостей!
-- Нет, ну, домашнее-то вкусней!
-- Та-а-к… тебе вроде велели лежать в постели,– напомнил Этьен.– Вот и иди - лежи!
-- Ну, Тьеша…
Мужчина с минуту колебался, потом, наконец, махнул рукой:
-- Ладно уж… учи… Но за последствия я не ручаюсь!
-- Отлично! Возьми в холодильнике яйца и разбей их, отделив белки от желтков!
Шетардьё скептически покачал головой, но исполнил указание. Первая попытка оказалась неудачной, и желток, выскользнув, шлепнулся на кафельный пол.
-- Ничего-ничего… такое бывает! – успокаивающе произнесла Кати, пытаясь при этом не смеяться. – Теперь взбей белки с сахаром…
Угрожающе пожужжав миксером в сторону жены, Шетардьё принялся взбивать яйца.
-- Командуй дальше!
-- Соединяешь белки и желтки, затем осторожно вливаешь сметану, после чего мука!– с интересом следя за действиями мужа, велела Катрин.

23 сентября, четверг. Франция, Париж, квартира, 22:00 – …

Фыркая от разлетающейся в разные стороны муки, Тьен перемешал тесто.
-- На какие подвиги ты меня толкаешь!– воскликнул Этьен, громыхая кухонными шкафами в поисках формы для выпечки.
-- Это потому что ты меня лю-ю-юбишь…– довольно улыбнулась Кати, уютней устраиваясь в кресле.
-- Знал бы, что семейная жизнь - такая пытка, не женился бы,– пробормотал себе под нос Шетардьё.
-- Что-что?– возмутилась Катрин.
-- Говорю: ДА! ЛЮБЛЮ!
-- Это правильно…
Кати с улыбкой наблюдала, как Этьен осторожно и чрезмерно сосредоточенно разливает смесь в формочки.
-- Какой кошмар,– причитал Тьен,– я и выпечка - это две несовместимые вещи!..
-- А, по-моему, вы смотритесь весьма органично!
Шетардьё оглянулся и пригрозил жене пальцем:
-- Учти, если ты кому-нибудь расскажешь, что я пёк торты, я тебя пристрелю!
-- Я никому не расскажу! И даже не из страха, что ты меня пристрелишь!
-- Да? А из-за чего же тогда?! – поинтересовался Этьен, ставя формы в духовку.
-- Ну-у… мужчина, способный приготовить ужин и испечь торт - большая редкость… Вдруг тебя захотят у меня увести! Лучше уж я буду всячески портить твою репутацию!
-- И что же ты будешь про меня рассказывать? – повернувшись к жене, поинтересовался Шетардьё.
-- Что ты несносный, грубый, кошмарный тип!.. А крем сделаешь? Это просто…– Катрин послала мужу несколько воздушных поцелуев.
-- Слушай, иди-ка ты… кх… спать! Тебе уже пора!
-- Берёшь масло,– не обращая внимания на реплику мужа, начала пояснять Кати,– добавляешь сахарной пудры, порошка какао (для окраски), шоколадной стружки (и побольше, я так люблю), а потом…
-- А потом ты лопнешь!– иронично предупредил Тьен, приближаясь к жене и при этом угрожающе помахивая ложкой.
-- Ты пришёл меня поцеловать?– совершенно невинным тоном спросила Катрин, запрокидывая голову и приоткрывая губы.
-- Это запрещённый приём!
На лице Этьена появилось возмущённо-страдальческое выражение. Его взгляд потемнел и все мысли сосредоточились лишь на манящих кораллах губах. Чувствуя, что мужчина медлит, Катрин притянула его за ворот рубашки, захватывая в плен долгого нежного поцелуя.
-- Так вот…– оторвавшись от губ Тьена, продолжила Кати,– шоколадной крошки положи побольше и когда всё перемешаешь - поставь в холодильник… Хорошо, любимый?
-- Твоё коварство не знает границ! – вздохнул Шетардьё.
Пока Этьен взбивал крем, пирожные в духовке подрумянились, и стали источать чарующий аромат.
-- Тьеша, кажется уже всё готово! Посмотри!– нетерпеливо произнесла Катрин.– Я сейчас умру от голода!
Шетардьё вынул три формочки: в первой получились замысловатые бугры, а две другие - сравнительно ровные и пышные.
-- Ну-у… для первого раза - просто восхитительно,– одобрительно кивнула Кати.
-- Для первого и последнего!– поспешил уточнить Этьен.– Я больше не собираюсь совершать такие подвиги!
-- Даже за плату?
Катрин обвела мужа игривым взглядом и подмигнула. Тьен шумно фыркнул и принялся накрывать на стол.


1 ноября, понедельник. Германия, Лейпциг, подстанция КЯ, 10:00 – …


Фриз выстукивал какой-то замысловатый ритм на руле машины, ожидая, когда переключится светофор. Катрин слегка повернула олову, чтобы посмотреть на мужчину. Сколько же усилий она потратила, чтобы наладить с ним контакт! Марк производил впечатление обаятельного бесшабашного ловеласа, но на деле всегда был начеку, скрытен и крайне недоверчив. И вот они с Кати вместе едут на деловую встречу с поставщиком оружия. Катрин пришлось изрядно попотеть, чтобы организовать эту сделку, зато Фридман, наконец, одарил её своим вниманием.
Трель мобильного телефона заставила женщину вздрогнуть, Марк потянулся к сотовому и ответил на звонок. Разговор был коротким, лицо мужчины мгновенно побледнело, черты напряглись. Фриз резко крутанул руль и выжал газ. Наплевав на правила движения, он направил автомобиль в противоположную сторону.
-- Что случилось?! – взволнованно спросила Кати.
Фридман бросил на женщину раздражённый взгляд. Останавливать машину и тратить время, чтобы высадить эту надоедливую особу было жалко: "Чёрт с ней! Выкину её, когда доедем!"
Катрин хотела заикнуться, что они должны появиться на встрече, иначе хорошая партия оружия может уплыть в другие руки, но, глянув на мужчину, прикусила язык.
Машина остановилась у заброшенного трехэтажного здания на самой окраине города.
-- Держи ключи и уматывай на встречу! – бросил мужчина Кати прежде, чем выйти из салона.
Женщина озадачено смотрела вслед Фризу, который стремительно направлялся к старому особняку. Её взгляд наткнулся на забытый Марком мобильный: "А вот и повод! В конце концов, нужно же выяснить: куда это он так торопился!"
Недолго думая, Катрин отправилась за ним. Осторожно ступая по деревянной лестнице, женщина оказалась в просторном, но обветшалом помещении. Видимо, здесь была чья-то квартира. Обрывки обоев висели на стенах, паркетная доска была изъедена крысами. Брезгливо поморщившись, Кати всё же двинулась дальше, пока до её слуха не стали долетать обрывки фраз. Едва выглядывая из-за стены, она наблюдала, как Фридман кутает в своё пальто худощавую девчушку.
-- Ты снова принялась за старое… Зачем ты убегаешь? Мы столько раз говорили об этом, Милена…– в голосе мужчины слышалась забота и нежность, на которые, как думала Катрин, он совершенно не способен.
-- Мне надоели эти врачи! Они ходят за мной по пятам!– раздался слабый голос девушки, перемешанный со слезами.– Я больше не могу! Не хочу! Я устала! Отпусти меня! Я не хочу жить… жить так!
Удивление Кати росло с каждой секундой этого разговора, и всё же она сочла, что будет лучше уйти, не выдавать своего присутствия. Но получилось всё иначе, едва женщина отступила назад, как трухлявая доска хрустнула под её ногой.
-- Кто здесь?! – крикнул Марк.
Катрин выступила из тени:
-- Я… ты забыл свой телефон… и я…
-- А вы кто? Я, кажется, вас уже где-то встречала? – вдруг с любопытством спросила Милена, не дав Фридману высказать вертящиеся на языке ругательства.
Кати не успела ответить, трель её мобильного предвосхитила реплику. На секунду замявшись, женщина вытащила телефон, взглянув на дисплей. Там высветился номер Этьена. Катрин быстро отключила связь.

1 ноября, понедельник. Швейцария, Базель, кафе, 11:00 – …

Тьен повертел в руках телефон, попробовал ещё раз набрать номер жены, но абонент оказался недоступен.
-- Чёрт!– выругался Шетардьё, взглянув на Леру.
Та безмятежно что-то подсчитывала на салфетке.
-- Ваш заказ,– вежливо произнёс официант, расставляя тарелки.
-- У Катрин завтра день рождения,– начал Тьен,– я больше месяца её не видел… Здесь мы всё сделали и я хочу на пару дней взять выходной…
-- А я-то здесь причём?– удивилась Лера.– Спрашивайся у Леона.
-- Он будет задавать вопросы, а я не хочу врать. Давай лучше так - если он объявился в эти два дня на подстанции, ты дашь мне знать, а если нет…
-- То следующие два дня гуляю я!– быстро вставила шведка.
-- Идёт,– улыбнулся Этьен.

1 ноября, понедельник. Германия, Лейпциг, 11:10 – …

-- Мы работаем вместе! – ответил за Катрин Фриз. – И вы не могли нигде встречаться! Давай, Милена, я отвезу тебя обратно!
-- Нет, ну, пожалуйста! Я не хочу туда! Мне опротивели одни и те же лица! – заплакала тоненьким голоском девушка.
-- А может быть, прогуляемся в парке! – выпалила Кати и застыла под убийственным взглядом Марка.
-- Я тебе сказал - где быть?!
-- Я бы всё равно уже не успела! – отмахнулась женщина. – И теперь мы можем отправиться в парк! Карусели, сладости… Ты согласна, Милена?
Катрин решила ни за что не выпускать возможность узнать скрытую ото всех часть жизни Фриза.
-- Да…– нерешительно ответила девушка, с надеждой глядя на мужчину.
Приглядевшись к Милене, Кати с удивлением обнаружила, что она совсем не ребёнок. Сильная худоба и бледность придают её внешности хрупкость.

1 ноября, понедельник. Швейцария, Базель, 12:00 – …

Отправив Леру обратно во Францию самолётом КЯ, Шетардьё купил авиабилет до Берлина. До вылета оставалось больше часа и Тьен решил зайти в ювелирный магазинчик.
-- Ищите что-то конкретное?– спросила продавщица, внимательным взглядом окинув мужчину.
Этьен оторвал взор от витрины, переводя на женщину. Это была эффектная дама средних лет со жгучими чёрными волосами и огромными тёмными глазами. Какая-то тайная магия исходила из них…
-- Подбираю подарок жене,– отозвался Тьен, сам удивившись своему признанию.– У неё завтра день рождения.
Он никогда (даже с посторонними людьми) не говорил о своём семейном положении, а тут вдруг словно подхлестнула неведомая сила.
-- Хочу подарить что-нибудь необычное,– продолжил Этьен.– Может с каким-нибудь скрытым смыслом…
-- У меня есть несколько интересных вещей. Подождите.
Дама скрылась за дверью, ведущей в задние комнаты, и явилась через минуту с деревянной шкатулкой.
-- Вот!.. Это золотые талисманы,– принялась пояснять продавщица.– Мне когда-то давно продали их цыганы. Они говорили, что эти вещи наделены особой силой… Этот защищает от сглаза; этот привораживает; этот (с петелькой) для женщин желающих иметь детей; а вот этот якобы удерживает зверя…
-- Какого зверя?– не понял Этьен.
-- Чёрного!.. Живущего в каждом человеке!
Шетардьё внимательно присмотрелся к талисманам.
-- Ну, что? Будете что-нибудь брать?– спросила продавщица.
-- Буду.

1 ноября, понедельник. Германия, Лейпциг, 14:00 – …

Огромные глаза Милены на фоне бледного худенького личика светились радостью. Фриз с лёгкой улыбкой наблюдал за ней. Прогулка улучшила настроение девушки, и Марк даже надеялся, что удастся уговорить её вернуться в приют.
-- Отправляйся обратно на подстанцию,– тихо произнёс Фриз, приблизившись к Катрин и протянув ей ключи от машины.– Мы поедем на такси.
-- Хорошо,– пожала плечами женщина.
-- Надеюсь, не нужно предупреждать, чтобы ты держала язык за зубами и что будет в противном случае?– на лице мужчины отразилась неприятная усмешка.
-- Разумеется!– спокойно отозвалась Кати.

Вернувшись на подстанцию, Катрин погрузилась в рутинную работу. Особого сосредоточения это не требовало, все действия выполнялись механически, но, тем не менее, женщина потеряла счёт времени. Звонок мобильника выдернул её из деловой суеты.
-- Тьен!– радостно воскликнула Кати, ответив на вызов.
С каждой секундой разговора с мужем улыбка женщины была всё веселее. Оказывается, Этьен только что приехал в Лейпциг, и теперь они наконец-то смогут увидеться.
-- Давай встретимся через полчаса возле памятника Гёте, что возле университета, помнишь?– предложила Катрин, и, получив положительный ответ, принялась рыться в сумочке в поисках зеркальца и помады.

1 ноября, понедельник. Германия, Лейпциг, 15:00 – …

Шетардьё окинул изучающим взглядом возвышающийся на гранитном постаменте памятник и в очередной раз прошёлся вокруг него.
Заметив Этьена ещё из окошка такси, Катрин практически бегом направилась к нему. И вот через мгновение, поджав ножки, она крепко повисла на его шеи.
-- Привет!– радостно выпалила Кати.
-- Привет!– прокружив жену несколько раз, отозвался Тьен.
-- Я так рада, что ты приехал!
-- Видимо, придётся уезжать почаще… если обещаешь так скучать!.. Обещаешь?!
Женщина весело улыбнулась, закивав головой.
-- Ты можешь взять пару выходных?.. Или придумать себе какое-нибудь задание?– поспешил спросить Шетардьё.
-- Эээ… не знаю… Это как Марк…
Этьен недовольно поморщился:
-- Он что, теперь не отпускает тебя ни на шаг?
-- Не то чтобы не отпускает, но я под жёстким присмотром…
-- Я хочу навестить бабушку и деда… Отпразднуем твой день рождения в кругу семьи,– предложил Тьен.– Соглашайся…
-- С удовольствием! Только нужно что-то наплести Фризу…– Катрин поцеловала мужа в щеку.
-- Ну, так наплети!
-- Легко тебе говорить! Сам-то что Леону наплёл?
-- Ничего…– беззаботно ответил Этьен. – Меня Лера страхует…
-- То-то и оно! Ладно, что-нибудь придумаю, ему сейчас как раз вряд ли до меня! А ты, когда хочешь уехать?
-- Чем скорей, тем лучше!
Катрин кивнула и отошла в сторонку, чтобы сделать звонок Фридману. Разговор получился коротким, и в результате Кати удалось заполучить два свободных дня.
-- Есть!– радостно объявила она, возвращаясь к мужу.
-- Отлично! Поехали…
-- Мне надо заглянуть на подстанцию, взять вещи.
Тьен махнул рукой:
-- Через два дня вернёшься. А на это время мы тебе обновку и в Австрии смастерим!..
-- А мой ноутбук?
-- Ты что, собралась там работать?!– Этьен возмущённо посмотрел на Кати.– Тогда я с тобой никуда не поеду!
-- Так что же, прям сейчас в аэропорт?
-- Именно!– Шетардьё взял жену за руку и повёл за собой.
Поймав такси, Тьен распорядился на счёт маршрута и подмигнул жене.
-- Я утром позвонил Ани и Жану. Они нас уже ждут.
-- А если б я не смогла отпроситься у Марка?– удивлённо спросила Катрин.
-- Пришлось бы тебя похитить!– рассмеялся Этьен.

 

#138
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
1 ноября, понедельник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 20:30 – …
Машина подъехала к уютному двухэтажному домику. Кати сразу вспомнилось, как она оказалась здесь в первый раз. Тогда им с Этьеном было очень нелегко: она узнала о «воскресшем» муже, а ему приходилось учиться жить заново.
-- Жан! Они приехали! – послышался возглас Ани, выглянувшей на крыльцо.
Уже через минуту супруги были окружены заботой бабушки и дедушки. Катрин даже почувствовала укол совести.
-- Всё-таки нужно их чаще навещать! – шепнула она мужу, когда они доставали из сумок подарки и сувениры для Ани и Жана.
В этот момент со двора послышался такой знакомый рёв мотоцикла.
-- Брайн выпросил покататься,– улыбнулся дед.– Шустрый паренёк!..
-- Брайн?.. Какой Брайн?– тут же забыв про сумки, встрепенулась Катрин.
-- Наш сын, дорогая,– нежно улыбнулся Этьен.– Не мог же он пропустить твой день рождения…
-- Как?.. Когда он успел прилететь?!
-- Он у нас гостит уже неделю,– поспешила ответить на вопрос Ани.– Мы с Жаном от него просто в восторге!..
-- Ты почему же меня не предупредил?!– с упрёком посмотрела на мужа Кати.
Шетардьё расплылся в мягкой улыбке:
-- Хотел сделать сюрприз…
"Тебе это удалось,– пробормотала про себя Катрин, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы.– Это будет мой первый день рождения в кругу семьи…"
Открылась дверь и на пороге показался Козырь весь в чёрной коже (собрал себе костюмчик из родительского прикида, оставленного здесь в прошлом году).
-- Мама, папа, привет! – весело произнёс парень.
От такого приветствия у Кати взволнованно забилось сердце. Она крепко обняла сына, стараясь всё же не расплакаться.
-- Ну вот, теперь все в сборе! – довольно провозгласил Тьен.
-- Да, поэтому быстро кидайте сумки в свою комнату и пойдёмте ужинать! Ани такой великолепный пирог испекла! – предложил Жан.

Вся семья расселась в гостиной за большим круглым столом. Со счастливой улыбкой Катрин вглядывалась в милые лица родных для неё людей. Лишь Одина мысль надоедливым червяком вкрадывалась в эту безмятежную радость. Но женщина старалась всеми силами отогнать её от себя.
-- Бабушка, а ты нашла тот кожаный пояс, о котором рассказывала,– уплетая за обе щеки пирог, спросил Брайн.
-- Да-да,– поспешно закивала старушка.– Он в гостиной на столе… можешь взять.
Козырь тут же вскочил на ноги и вылетел с кухни.
-- Это твой, что ли?– поинтересовался Тьен.
-- Уже нет,– улыбнулась Ани,– я подарила его Брайну…
Парнишка вернулся на кухню, весь светясь от восторга. На нём был широкий кожаный пояс с выпуклыми изображениями морд и оскалов хищников, причём роль клыков играли настоящие пули.
-- Это ваше?– изумилась Катрин, глядя на Ани.
-- Ну, мне ведь тоже когда-то было семнадцать!
-- И в семнадцать вы носили вот это?!
Ани и Жан весело переглянулись.
-- Да… А какой ты меня представляла в молодости? – спросила старушка.
-- Ну, не знаю… В каком-нибудь пышном нежном платьице, в туфельках…
-- Что ты! – рассмеялся Жан. – Я её еле заставил одеть что-то подобное в день свадьбы! Больше она предпочитала практичные кожаные вещи, вот с такими вот украшениями!
Мужчина кивнул на пояс.
-- Конечно, мы же с тобой столько ездили! Уж всю Европу точно исколесили на мотоцикле! Такая одежда была в самый раз!
-- Кстати, я вчера бабушку катал на мотоцикле!– гордо заявил Брайн, глядя на мать.– Выжали сто миль в час!
-- Ты, лихач, поаккуратней,– неодобрительно покачал головой Этьен.– Это у меня единственная бабушка!
-- Да нет, я ему сама разрешила,– вступилась за правнука Ани.– К тому же трасса была пустая… мне было совсем не страшно!
За разговорами незаметно пролетела пара часов, после чего все начали собираться спать.
-- Дедушка, я возьму мотоцикл?– спросил Брайн.– Хочу сгонять в город потусоваться…
-- Конечно,– подмигнув, кивнул Жан.– Развлекайся, пока молод!..
-- Не забудь покатать девочек,– напомнила Ани.
-- Ну, ничего себе воспитывают правнучка!– возмутился Этьен, иронично качая головой.
-- Пфф… оплот добродетели нашёлся,– хмыкнул старик.– Иди спать и не возмущайся!

1 ноября, понедельник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 23:10 – …

Катрин и Этьен поднялись к себе в комнату. Женщина принялась разбирать сумки.
-- Безобразие,– пробубнил Тьен.– Они позволяют ему делать что угодно!
-- А разве с тобой было по-другому?– Кати улыбнулась, глядя на мужа.
-- Тебе весело, да?!.. Кажется, я тут один, кто ещё способен рассуждать здраво и следить за воспитанием ребёнка!
Кати рассмеялась, наливая в стакан воды и запивая таблетку.
-- Что ты пьёшь?– встревожено спросил Этьен.– Ты заболела?
-- Нет, это лекарства, что прописал мне Гиз,– пояснила женщина.
-- Ты давно была у него на осмотре?
-- Угу, недели три назад…
-- И что он сказал?
-- Да ничего, всё нормально. Лечение идёт своим чередом…
"Если не считать того, что у меня задержка больше недели!"– к Катрин снова вернулся, загнанный в угол страх.
-- Вот и отлично!– Шетардьё поцеловал жену в лоб.– Спущусь вниз, пока дед не спит, хочу поболтать с ним немного!
Катрин кивнула и скрылась в ванной. Женщина достала из косметички тест на беременность и нерешительно посмотрела на него.
"Нужно наконец-то проверить, неизвестность нервирует ещё больше!– в ожидании результата Кати села на краешек ванной, крепко обняв себя руками.– Чёрт побери! А если я всё же беременна, это ведь может оказаться ребёнок от Вуаре…"
Катрин зажмурилась и тряхнула головой: "Нет, нет, нет!"
Дрожащей рукой женщина потянулась за тестом. И все её опасения подтвердились - результат был положительным.
-- Мы так хотели ребёнка… Что же я теперь скажу Тьену,– едва ни плача, прошептала Катрин, разглядывая полоску теста.
-- Кэт, ты тут часом не уснула?!– ворвавшись в ванную комнату, спросил Этьен.
Женщина вздрогнула и от испуга даже выронила индикаторную палочку.
-- Что это?– нагибаясь к тесту, спросил Шетрадьё.
Кати мгновенным движением ступни зашвырнула «палочку» под ванную.
Тьен удивлённо посмотрел на жену:
-- Это… нет… или да?.. Это то, что я думаю?
-- Что ты думаешь?– дрогнувшим голосом спросила Катрин.
-- Это был тест на беременность?.. Ты расстроилась, что отрицательный?– Этьен быстро прижал к себе Кати.– Ну, детка, это же не делается так быстро… ты только начала лечение… да и не спали мы с тобой уже давно… Расстраиваться пока что не из-за чего!
-- Угу…– женщина отстранилась от мужа.– Я хочу принять душ…
Шетардьё осторожно взял личико жены в свои ладони и нежно поцеловал.
-- Хорошо… не буду тебе мешать. Только ты не переживай по пустякам, хорошо?
Катрин кивнула и постаралась выдавить из себя улыбку. Её всю знобило. Когда дверь за мужем закрылась, Кати включила душ.
"Ничего себе пустяки! А если это не его ребёнок?!"– слёзы женщины перемешивались с горячими струями воды.

1 ноября, понедельник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 23:50 – …

-- Детка, ты там как?– постучав по двери ванной комнаты, спросил Этьен.
-- Выхожу…– коротко ответила женщина, выключив воду.
Через пару минут отворилась дверь и появилась Кати, укутанная в махровый халат.
-- Давай ложись-ка,– проводив Катрин до постели и хорошенько укатав, произнёс Шетардьё.
Мужчина потрогал ступни жены, они оказались ледяными. Достав из шкафа шёрстяные носки, Тьен надел их жене на ноги.
-- Спасибо,– шепнула Кати.
-- Может хочешь горячего чая с мёдом?
-- Угу…
Этьен быстро вышел из спальни, вернувшись минут через пять. На большом подносе стояла пиалка с мёдом, булочки и большая кружка чая.
-- Кушай, а я пока приму душ,– подмигнул Шетардьё.
Катрин поковыряла ложечкой мед. Чай показался ей совершенно безвкусным. Отставив в сторону поднос, женщина села на постели и спрятала лицо в ладони. Глухие рыдания сдавливали ей горло.
"А если врач подтвердит беременность и анализ покажет, что ребёнок от Алена! Что мне делать?! Аборт?! А если после него я уже точно никогда не смогу родить?!.."– Кати поднялась и стала нервно расхаживать по комнате.
Услышав, что Этьен выходит из ванной, женщина пулей кинулась обратно в постель, глубже зарываясь под одеяло.
-- Ну, что? Согрелась?– вытирая полотенцем волосы, поинтересовался мужчина, приближаясь к Катрин.
Он забрал с постели поднос, переставляя его на тумбочку.
-- Что-то ты почти и не притронулась?– удивлённо заметил Тьен.
Шетардьё повесил полотенце на спинку стула и присел на постель возле жены, приподнимая её личико за подбородок.
-- Ты что, плакала?– тихо просил он.– Я же тебе запретил расстраиваться!.. Та-а-ак… ну-ка, давай двигайся!..
Этьен переместил Кати ближе к центру кровати и сам забрался под одеяло, крепко обнимая женщину.
-- Кэт, детка, запомни, я очень люблю тебя и этого ничто не изменит,– поглаживая жену по спине, шептал Тьен.– У нас есть один ребёнок, так что мы уже не можем быть несчастны!.. Нам с тобой очень повезло!
Катрин вырвалась из объятий мужа так, словно он её ударил.
-- Что случилось?!– испуганно спросил Этьен.
Женщина убежала в ванную комнату, плотно прикрыв за собой дверь. Сильный приступ тошноты свёл её живот.
-- Кэт, открой мне! – постучался в дверь Шетардьё. – Что с тобой?!
-- Ничего, всё нормально! – поспешила ответить Катрин.
Включив холодную воду, она несколько раз умылась. Стало заметно легче.
-- Кэт, ты меня пугаешь… Может вызвать доктора?
-- Нет-нет,– поспешила возразить Кати.– Я абсолютно здорова!
-- Не говори ерунды! Я же вижу!..– рассердился Тьен.– У тебя, наверняка, грипп!
Шетардьё посильнее толкнул дверь, щеколда отлетела в сторону и дверь отворилась. Катрин испугано обернулась на мужа.
-- Поехали-ка в больницу,– твёрдым тоном предложил Этьен.
-- Какая больница?.. Ночь на дворе… и вообще… Давай подождём до завтра… Если я буду себя плохо чувствовать, тогда поедем, обещаю…
Тьен обречённо вздохнул и нехотя кивнул:
-- Ладно… но сейчас марш в постель!.. И больше не смей бегать босиком!..
-- Я в носках…– попыталась оправдаться Кати, семеня в спальню.
-- Не пререкайся!
Подождав пока Катрин скроется за дверью, Этьен задумчиво потёр подбородок. Затем подошёл к ванной и пошарил под ней рукой, вытаскивая оттуда тест на беременность. Коробка с инструкцией оказалась в мусорной корзине. Шетардьё достал её и проверил по таблице цветов индикаторную палочку.
-- Почему ты не сказала мне, что результат теста положительный?– послышался тихий вопрос Шетардьё.
Катрин подняла на мужа испуганные глаза, и вся сжалась под одеялом.
-- Что такое, детка? Ты этому не рада? – голос мужчины был спокойным и нежным. Но в нём ярко читалось недоумение.
Кати смогла лишь отрицательно покачать головой.
-- Почему?
-- А ты сам подумай! Ведь если смотреть по срокам, то это… это может оказаться ребёнок Алена!
Катрин зажмурилась, словно маленькая девочка, испугавшаяся неведомого чудовища. Ей было страшно и очень стыдно перед мужем. Внутренне Кати готовилась к тому, что Этьен сейчас начнёт кричать и злится на неё.
Тьен откашлялся, затем присел на кровать возле жены и взял её личико в ладоши.
-- Кэт, какая разница, кто будет биологическим отцом?– мягко произнёс он.– Воспитывать-то ребёнка будем мы… значит родители - мы.
Катрин нерешительно посмотрела на мужа.
-- Ты не сердишься?
-- За что, детка? Мне не за что сердиться…
Женщина с удивлением и недоверием посмотрела на мужа:
-- Тебе действительно это неважно?
-- Ну, конечно, ведь его отцом всё равно буду я…
Катрин на несколько минут задумалась.
-- Завтра я поеду к доктору, нужно узнать всё точно. И если беременность подтвердится, обязательно проведём анализ на отцовство,– твёрдо заявила она.
-- Как хочешь… Только сейчас постарайся успокоиться!..
-- Я не могу! Не так я себе представляла ситуацию, когда узнаю, что беременна! Я очень переживаю, потому что если окажется, что ребёнок Алена, то откуда нам знать передастся ли ему предрасположенность к психической болезни?! Ведь Вуаре оказался совершеннейшим психом!
-- Давай-ка спать!.. Хватит об этом думать!
Этьен получше укрыл Кати одеялом и сам лёг рядом, крепко обняв её.
2 ноября, вторник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 08:00 – …
-- Ты чего так рано проснулась?– удивлённо спросил Шетардьё, глядя на выходящую из ванной Катрин.
-- Не могу больше спать… и тошнит меня жутко…
Этьен поднялся с кровати и подошёл к жене.
-- Да… что-то ты выглядишь не очень…– признался мужчина.
-- Надо съёздить к доктору.
-- Прямо сейчас?
-- Да… Хочу выяснить уж всё сразу!
-- Я с тобой!– быстро отозвался Шетардьё.

2 ноября, вторник. Австрия, Фельдкирх, больница, 09:00 – …

Тихо, чтобы никого не разбудить, Кати и Тьен выехали из дома. Всю дорогу до больницы, женщина очень нервничала, к тому же в машине её сильно укачивало.
-- Иди-иди…– ободряюще произнёс Этьен и легонько подтолкнул жену к кабинету врача.– Я тебя здесь жду!
Катрин кивнула и скрылась за дверью. Шетардьё остался один на один с томительным ожиданием. За то время, что Кати была у врача, он успел перелистать все журналы и рекламные брошюры, в изобилии лежащие на журнальном столике.
-- Всё! – облегчённо выдохнула женщина, выйдя из кабинета.
-- Ну?!
-- Я не беременна. Такая реакция вызвана изменением гормонального фона из-за таблеток, что прописал мне Гиз. И вообще, судя по другим симптомам у меня грипп! Сейчас идём к терапевту!
-- Грипп? А у тебя разве есть температура?– вскакивая со своего места, спросил Этьен.
-- Температуры может и не быть…
Тьен прождал ещё минут двадцать, пока Кати была у терапевта. Наконец, она вышла.
-- И?..– взволнованный голос мужчины говорил о переживаниях лучше любых слов.
-- Он выписал мне кучу таблеток для профилактики,– улыбнулась Катрин.– Сказал, что через несколько дней поправлюсь…
-- Нет худа без добра! Позвонишь Фризу, скажешь, что завтра вернуться не сможешь, что у тебя грипп…
-- А как же ты?
-- А я тоже чего-нибудь навру!..– подмигнул Тьен.– Ну, что?.. Теперь в аптеку и домой?
-- Угу…– кивнула Кати.
Не смотря на то, что чувствовала она себя всё ещё плохо, настроение женщины заметно улучшилось.

2 ноября, вторник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 11:40 – …

-- Где это вы были? – встретил супругов удивлённый вопрос Ани, когда они вернулись домой.
-- Мы ездили к врачу. Кати нездоровится, подхватила где-то грипп,– пояснил Шетардьё.
-- Тогда быстренько укладывай жену в постель, а я приготовлю травяной чай! – скомандовала старушка.– Кстати, Катрин, с днём рождения…
-- Спасибо,– улыбнулась Кати.
Заботливо приобнимая жену, Тьен повёл её в спальню.
-- Я так не хочу валяться в постели…– жалобно протянула она, заходя в спальню.
-- Пей лекарства, бабушкин чай и, если к вечеру будешь чувствовать себя получше, то выйдешь к праздничному столу,– разрешил Этьен.
-- А если нет?..
-- Тогда мы будем справлять твой день рождения без тебя,– с комичной серьёзностью заявил Шетардьё.– И подарки тоже себе заберём!..
-- Подарки?– Катрин оживилась.– А что ты мне подаришь?..
-- Узнаешь вечером, а сейчас живо в постель!
-- Нет, давай ты мне подаришь сейчас… мне тогда будет не так тоскливо лежать тут…
-- Хм, ну, ты и жулик…
-- Ну, пожалуйста, пожалуйста! А то мне так пло-о-охо!– женщина демонстративно упала на подушки.
Этьен иронично покачал головой:
-- Сначала выпей лекарства!
-- Хорошо-хорошо!– быстро согласилась Катрин, насыпая себе в ладошку таблетки.– Всё! Я выпила, давай подарок!
Мужчина порылся в карманах и достал маленькую бархатную коробочку. Кати нетерпеливо раскрыла подарок. На атласе лежал необычный старинный золотой кулон, украшенный затейливой росписью.
-- Мне сказали, что это непростое украшение… В нём скрыта магическая сила…– присев на постель, таинственным тоном произнёс Тьен.
-- Да?! – Кати подняла на мужа большие полные любопытства глаза.
-- Да. А теперь спи! Сон - лучшее лекарство!
-- Как спать?!– встрепенулась женщина.– А магическая сила?.. Ты ж не до рассказал!
-- Мы уговаривались только на подарок!– укоризненно грозя пальчиком, напомнил Шетардьё.– Так что я пошёл… Вернусь через пару часов с обедом.
-- И тогда расскажешь?– с надеждой спросила Катрин.
-- Нет. Тогда ты поешь, снова выпьешь таблеток и, если захочешь, я поставлю тебе какое-нибудь видео.
-- А магия?
-- А магия ночью,– таинственно прошептал Этьен.
-- Знаю я тебя! Ничего ты не расскажешь!
-- Увидим.
-- Ну, Тьен… ну, милый… ну, пожалуйста! Мне скучно здесь лежать, а под твой рассказ я может быть засну!
-- Потерпи…– смеясь одними глазами, произнёс Шетардьё.
Деликатный стук в дверь прервал капризный возглас Кати. В спальню вошёл Брайн, держа в руках поднос с чаем и выпечкой.
-- Вот… Это всё бабушка приготовила, она сказала, что чай тебе обязательно поможет…
-- Спасибо,– улыбнулась Катрин.– Ты там смотри не утомляй её…
-- Смеёшься?!– фыркнул парень.– Да в ней энергии побольше, чем в нас с тобой вместе взятых!.. Я сегодня ночью возвращаюсь, а она уже чего-то наготовила… усадила меня кушать, а сама опять спать пошла…
-- Так ты ещё и поздно ночью приходишь?!– возмутился Этьен.– А из-за тебя не спит весь дом?!
-- Эээ… я… нет, я не виноват… она сама встаёт… говорит, что у неё бессонница…
-- Кошмар! Неужели, все подростки такие?!
-- Я уже давно не подросток!– обиделся Козырь.– И вообще, бабушка с дедушкой предложили мне жить с ними!.. Вот!
-- А ты что ответил? – спросила Кати.
-- Пока не знаю, но вообще, идея хорошая…
-- Да, мне было бы спокойней думать, что вы друг за другом присматриваете. Старикам не помешает помощь. Жаль только, что мы с тобой будем видеться реже,– женщина ласково провела ладонью по руке сына.
-- Ничего, может быть, вы тогда чаще сюда наведывались бы!
-- А было бы здорово, если бы мы все жили вместе… В одном большом доме…– мечтательно произнесла Катрин.
-- Ага! И тогда вот этот вот,– Брайн кивнул в сторону отца,– совсем бы меня воспитанием замучает!
-- Можно подумать, ты кого-то слушаешься!– фыркнул Этьен.
В этот момент в комнату вошла Ани.
-- Ну, как Катрин?– спросила она.– Вы, наверное, её уже утомили!.. Давайте-ка выходите отсюда… и поживей!.. За одно поможете мне по хозяйству.
Брайн и Тьен послушно кивнули и оба быстро вышли из спальни.

2 ноября, вторник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 14:00 – …

Около двух дня Этьен поднялся к жене, узнать спустится ли она к обеду или ей принести наверх. Осторожно, чтобы ненароком не разбудить, Шетардьё приоткрыл дверь спальни.
-- Чего крадешься?– тихо спросила Кати, не открывая глаз.
-- А ты чего не спишь?– подходя ближе, спросил Тьен.
-- Уже поспала…
-- Как себя чувствуешь?
-- Не очень…– честно призналась женщина.– Слабость сильная…
Шетардьё склонился к жене и поцеловал в висок:
-- Может быть, покушаешь немножко! Станет легче…
-- Что-то не хочется есть…
-- Ну, давай чуть-чуть! Ани приготовила такой ароматный суп…– словно маленькую стал уговаривать Этьен Кати.
-- Хорошо, я сейчас спущусь,– улыбнулась женщина.
-- Нет-нет! Давай я лучше принесу сюда!
Не дожидаясь пока Катрин ответит, Шетардьё вышел из комнаты. И вернулся уже с подносом, на котором стояло первое, второе и третье.
-- Куда ты столько?!..– удивилась Кати.– Я ж не осилю!..
-- Бабушка сказала, что это лечебный суп, его нужно съесть весь,– категорично заявил Тьен.– А второе, сколько сможешь…
-- Я загнусь не от гриппа, а от несварения желудка!
-- Больная, не спорьте! Исполняйте!
-- Ты со мной в последнее время одними приказами разговариваешь!– возмутилась Катрин, садясь на постели.
-- Это потому что ты совершенно не слушаешься!– Шетардьё протянул жене ложку.
-- Я очень даже послушна! Слово тебе поперёк сказать боюсь!
-- Раз так, то давай быстренько кушай! И чтобы на тарелках ничего не осталось!
-- Угнетатель…– вздохнула Кати, берясь за ложку.
Суп оказался очень вкусным, но Катрин с трудом доела его. От жуткой слабости не хотелось даже двигать челюстями.
-- Всё, больше не могу,– всучив мужу тарелку и откидываясь на подушки, пробормотала женщина.– Передай бабушке, что суп был великолепный… А я пока посплю…
Тьен осторожно припал губами ко лбу Кати.
-- Спи, детка…– прошептал он.– К вечеру ты поправишься, поверь. Бабушкины снадобья творят чудеса…
2 ноября, вторник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 16:30 – …
Катрин с трудом разлепила глаза. Вставать не хотелось, но и лежать уже было невыносимо. Все мышцы ныли, но слабость постепенно проходила.
-- В конце концов, у меня сегодня день рождения! Хватит валяться!– решительно произнесла женщина, осторожно поднимаясь с постели.
Приняв душ, Кати почувствовала приятную свежесть. Голова немного кружилась, но состояние Катрин заметно улучшилось. Тихонько спустившись по лестнице. Женщина заглянула в гостиную.
-- Что вы тут без меня делаете?
-- Ты встала?– подлетела к Катрин старушка.– Тебе лучше?
-- Да, значительно,– кивнула Кати.– Ваш суп творит чудеса…
-- Это целебные травы творят чудеса.
Катрин вдруг удивлённо посмотрела на мужа:
-- Тьен!..
-- Да?– обернулся Шетардьё, в этот момент развешивающий с Брайном шарики над камином.
-- Я вспомнила, как ты лечил меня в Австралии какими-то травами…– удивлённая своим открытием заметила Кати.– Так вот откуда ты разбираешься…
-- Хочешь сказать, что моя бабушка – колдунья-зеленейщица?– рассмеялся Этьен.
-- Ну а откуда у тебя такие познания в травах?! Уж не у племени маори научился!
-- Бабушка, а она тебя колдуньей считает! – смеясь, начал ябедничать Шетардьё.
-- Не обращай на него внимания!– неодобрительно покачав головой в сторону внука, произнесла Ани. – Если захочешь, я тебя тоже научу, и ты станешь разбираться в травах не хуже своего мужа-оболтуса!
-- Было бы здорово!– улыбнулась Катрин.– А вы приготовите мне ещё того травяного чаю?
-- Конечно, деточка! И угощу тебя такими вкусными пряниками, я сегодня целый день от них мальчишек отгоняю!
Кати показала мужу язык и отправилась вслед за старушкой на кухню.
-- Так нечестно!– крикнул вдогонку Этьен.– Мы с Брайном тебе весь день помогали на кухне, а пряники - Кати?! Где справедливость?!!
-- Вот ещё…– подходя к внуку, произнёс Жан, протянув красочный плакат со словами «Мы любим Катрин».– Повести над потолком!
Мужчины закончили украшать гостиную, поставили и сервировали стол в центре зала и уселись за стол.
-- Та-а-ак…– заходя в комнату, протянула Ани.– Уже сидите?.. А ну, давайте несите блюда из кухни!

2 ноября, вторник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 17:10 – …

Наконец, все сели за стол и подняли бокалы.
-- Я не мастер говорить…– состроив скромную гримасу, захлопал глазами Этьен,– но, в общем, этот тост за Кэт - мою жену… Детка, не скрою, я иногда мечтаю увезти тебя на какой-нибудь необитаемый остров, построить нам хибарку, ловить рыбу гарпуном и растить вместе с тобой кучу ребятишек… Короче - за исполнение твоей мечты…
-- Так может она мечтает о другом!– вмешался Брайн.
-- Не перебивай старших!– цыкнул Шетардьё на сына.– Я же сказал: за исполнение её мечты!.. Надеюсь, Кэт, ты мечтаешь о чём-нибудь подобном…
-- О подобном - это о другом муже? – смеясь, уточнила Катрин.
-- Угу… в другой жизни…– широко улыбнулся Тьен.
Вся семья чокнулась бокалами.
-- Время подарков!– торжественно провозгласила Ани.
С детским восторгом Кати наблюдала, как все выстроились в своеобразную очередь, держа в руках подарки.
-- Чур, я первый!– пробился вперёд Брайн и протянул матери коробочку.
Катрин открыла упаковку, в ней оказался лёгкий шёлковый шарфик.
-- Мне показалось, что он очень подойдёт к твоим глазам! – довольно заметил Козырь.
-- Очень красиво! Спасибо, дорогой!– поцеловав сына, Кати накинула шарфик на плечи.
-- А вот это от нас с дедом!– улыбаясь, произнесла Ани.
Именинница извлекла из коробки элегантную курточку из тонкой кожи.
-- Надеемся, что тебе понравится! Примерь!– предложил Жан.
Катрин тут же надела обновки и подлетела к зеркалу, красуясь перед ним.
-- И всё-таки чего-то не хватает,– озадаченно потёр подбородок Этьен, критично окидывая жену взглядом.
-- Мотоцикла и сапожек из крокодильей кожи, как у меня!– весело добавил Козырь.
-- Нет, не этого!
Шетардьё быстро вышел из зала и вернулся с огромнейшим букетом белых роз. Катрин едва смога удержать эту охапку цветов.
-- Спасибо, милый! Теперь ты считаешь, что мой образ завершен? – с радостной улыбкой поинтересовалась женщина.
-- Да! Теперь - да!
-- А, по-моему, всё же не хватает одной маленькой детали?
-- Какой же?– удивлённо повёл бровью Шетардьё.
-- Поцелуя!– Катрин подставила мужу щёчку.
-- Ах, ну, конечно же!– целуя жену, воскликнул мужчина.
-- Будет уж вам,– усмехнулся Брайн.– Не забывайте, что находитесь в общественном месте!
-- Молчи, салага!– весело отозвался Этьен, обнимая жену.
-- Кати, пойдём, я помогу тебе расставить цветы,– предложила Ани.– А мужчины пускай пока пререкаются…
Женщины, подхватив розы, ушли расставлять их в вазы.

2 ноября, вторник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 19:00 – …

-- А теперь торт для именинницы,– торжественно объявила Ани.
Козырь подбежал к выключателю, гася свет.
Из кухни тут же появился Жан, неся огромный торт с горящими свечами.
-- Загадывай желание!– дедушка поставил перед Катрин торт.
-- Хм… если вы думаете, что я сама смогу задуть такое количество свечей, то глубоко ошибаетесь! Так что все дружно помогайте мне!
-- Ну, вот ещё! Твой праздник, ты и задувай! – заявил Этьен.
-- Пожа-а-алуйста…
-- Хорошо, но тогда и мы загадываем желания!– смеясь, согласился Шетардьё.
Вся семья собралась возле Кати, чтобы задуть праздничные свечи. Катрин разрезала торт и положила каждому по кусочку. Когда очередь дошла да Тьена, женщина легонько испачкала его нос кремом.
-- Ты со мной заигрываешь?– улыбнулся мужчина и, быстро оглянувшись на присутствующих, ущипнул жену за ягодицу.
Кати взвизгнула и щёлкнула Этьена по лбу.
-- Осторожней, Кэт, а то у него будет сотрясение мозга,– предупредил Жан.
-- Ах, как смешно!– фыркнул Тьен.– Ничего у меня не будет!.. Там нечему сотрясаться!
Все дружно рассмеялись и принялись пить чай с тортом.

-- Бабушка, мы с Катрин пойдём чуток погуляем?– спросился Шетардьё, когда вся семья закончила уборку посуды.
-- А Катрин не вредно?
-- Ну, ей же надо немного побыть на воздухе…
-- Хорошо, пойдите погуляйте,– добродушно улыбнулась Ани.– Только недолго.
-- Хм… Брайну ты разрешаешь гулять всю ночь!
-- Он пока не женат и его жена не больна гриппом.
-- Он будет очень внимателен, заботлив и не позволит мне замёрзнуть! Правда, дорогой?– встряла в разговор Катрин.
-- Разумеется, дорогая!– рассмеялся Этьен и повязал жене тёплый шарф.
Супруги вышли на улицу. В воздухе уже чувствовалось дыхание зимы, деревья шумели на ветру голыми ветвями. Кати и Тьен неспешно двинулись по узкой дорожке, между крохотными уютными домиками с приветливо светящимися окнами.
-- Здесь здорово,– прошептала Катрин.– Я бы не отказалась закончить свои дни в подомном местечке…
-- Детка, что за мрачные мысли?– покачал головой муж, укоризненно глядя на жену.
-- Ты прав!– улыбнулась та.– Нам это не грозит! До старости мы не доживём…
-- А зачем обязательно ждать старости?
-- Ты предлагаешь уволиться из КЯ?– рассмеялась Кати.
Шетардьё закусил губы, задумчиво глядя себе под ноги.
-- Что?! – удивлённо глядя на мужа, стала допытываться Катрин.
-- Что - что?.. Я ничего не говорил…
-- Ну ладно…– недоверчиво глядя на Этьена, протянула женщина.
Тьен нервно улыбнулся, прогоняя прочь навязчивые мысли.
2 ноября, вторник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 22:10 – …
В начале одиннадцатого Катрин и Этьен уже были дома. Женщина приняла горячую ванну, напилась липового чаю с мёдом и легла в кровать.
-- Ну, что?.. Не замёрзла?– заботливо поинтересовался Шетардьё.
-- Нет, всё отлично…
-- Тогда я пойду сполоснусь…

Тьен идеально выбрился, принял душ, побрызгался приятным лосьоном и вернулся в спальню. Разочарованный возглас едва ни сорвался с его губ - Катрин спала.
Тоскливо взглянув в зеркало и грустно ухмыльнувшись, Шетардьё лёг на свою половину кровати, уткнувшись в подушку.
-- Эй!..– толкнула его в плечо Кати.– Кто-то обещал ночью рассказать о магических свойствах медальона!.. Не думай, что я разрешу тебе не сдержать обещания!
-- Хм… а я думал, что ты уже давно сладко спишь…– произнёс Этьен поворачиваясь к жене лицом.
-- Как я могу уснуть, когда не получила часть своего подарка!– возмутилась женщина, садясь на постели.
-- Ладно, но этот рассказ требует соответствующей магической обстановки!– загадочно улыбнулся Тьен.
Поднявшись с постели, мужчина зажёг свечи. Комната наполнилась мягким мерцающим светом, а в воздухе появился тонкий аромат благовоний.
Шетардьё опустился на постель рядом с женой, обняв её за талию. Заглянув в тёмные глаза Кати, он заметил, как они светятся нежной любовью и где-то в уголках искрится детское любопытство.
-- Итак, много-много лет назад жила цыганка, умеющая обращаться с магическими силами…– таинственным шёпотом начал Этьен, тихонько поглаживая спину женщины.– И вот однажды взяла цыганка семь медальонов и наделила каждый волшебным свойством…
Катрин внимательно слушала мужа, теребя при этом золотую цепочку, на который висел подаренный кулон.
-- Первый…– продолжал Тьен,– она наделила способностью изгонять из человека тёмного зверя, который порождает в людях всё самое чёрное…
-- Уж не его ли ты мне подарил?– подозрительно сощурилась Кати.
-- Тише!– цыкнул Шетардьё.– Нельзя над этим смеяться… Тёмные силы повсюду… они никогда не дремлют… стоят на страже человеческих слабостей и страхов…
Голос мужчины понизился до пугающего шёпота. В комнате воцарила мёртвая тишина, нарушаемая лишь завыванием ветра за окном. Внезапно послышался скрежет и резкий щелчок. Катрин, вздрогнув, вскрикнула и крепче вцепилась в Тьена.
-- Это всего лишь ветер играет калиткой,– улыбнулся мужчина, целую жену в носик.– Наверное, Брайн забыл запереть…
-- Тогда чего ты меня пугаешь?!..– обижено пробубнила Кати.
-- Не бойся, я тебя защищу.
-- Давай рассказывай дальше!
-- Второй талисман приносит людям богатство,– продолжил Этьен.– Но алчных он превращает в помешанных… Третий - привораживает, однако любой приворот имеет обратный эффект: сам ворожащий ещё сильнее влюбляется в объект ворожбы…
-- О, я в каком-то журнале читала о таком!..– закивала Катрин.– Но это ещё и как-то научно объясняется в психиатрии…
-- Так ты вместо того, чтоб работать читаешь журналы?– подозрительно сощурился Тьен.
-- Ну-у-у… я же должна была тебя как-то привязать к себе!
-- Понимаю… верёвками было б ненадёжно…
-- Ага!.. Давай скорее дальше… Как я понимаю, до седьмого медальона я так и не узнаю, с каким же свойствами мой, да?
-- "Любопытство погубило кошку"! Итак… четвёртый медальон приносит удачу в играх… Но его нельзя использовать, если рискуешь не только собой или своими средствами…
-- Теперь я понимаю, почему ты всё время выигрываешь у меня в карты!
-- Потому что ты не умеешь играть,– рассмеялся Тьен, зажмурившись, словно ожидая, что ему сейчас дадут затрещину.
Кати шутливо стукнула мужа по лбу:
-- Рассказывай дальше!
-- Ладно, только больше не дерись!
-- Если и дальше будешь издеваться над моим любопытством - точно стану драться!– с угрозой предупредила Катрин.
-- Ух, какая ты у меня грозная!– усмехнулся Шетардьё.– Слушай дальше… Пятый талисман защищал своего владельца от дурного глаза и порчи. А шестой помогал добиться власти, но если человек был недостаточно силен, чтобы совладать с ней, то рисковал лишиться жизни…
-- И, наконец!..– поторопила Кати.

2 ноября, вторник. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 22:44 – …

-- И, наконец…– Этьен дотронулся до медальона жены.– Седьмой помогает женщинам, желающим иметь ребёнка…
-- Вот как…– тихо пробормотала Катрин.– А вот у некоторых медальонов были побочные эффекты… А у моего что-нибудь такое есть?
-- Ну-у… он не действует без мужской помощи,– озорно улыбнулся Этьен.
-- То есть нам нужно позвать какого-нибудь мужчину-колдуна, чтоб он совершил ритуальный обряд, да?
-- Разве я сказал «мужчина»?.. Я хотел сказать «не действует без помощи мужа»!
-- А-а-а… понятно…– Кэт вздохнула, попытавшись изобразить разочарование.
-- Эй, ты чего?– удивился Тьен.
-- Но мой муж-то отрицает, что он колдун, а я надеялась на что-нибудь волшебное,– Катрин кокетливо посмотрела на Шетардьё.
-- Эээ… да он просто не хочет при всех демонстрировать свои способности,– нашёлся Этьен.– Но теперь… наедине с женой…
Мужчина таинственно улыбнулся.
-- Я вся - внимание…
-- Закрой глаза.
Кати послушно прикрыла веки. Лёгкий поток воздуха прошёлся по её лицу и остановился на нежных губах. Катрин невольно разомкнула их, ожидая поцелуя.
-- Магия Света и Тьмы этой ночью со мной… Двери тайных миров осторожно открой…– едва слышно пробормотал Шетардьё, захватывая ртом мягкие губы женщины.
Кати едва сдержалась, чтобы ни расхохотаться, но волнующее прикосновение тут же заставило забыть о «заклинании» мужа-колдуна.
Этьен плавно провёл ладонью по спине жены, спустился ниже и начал медленно приподнимать шёлк ночной сорочки. Катрин напряглась как струна, чувствуя странное возбуждение. И чем медленнее двигались пальцы мужчины, тем острее Кати ощущала потребность в ласке. Женщина быстрым движением освободила Тьена от полотенца, опоясывающее его бёдра, но муж ухватил её руки за запястья, одновременно крепко и нежно прижимая их к подушке.
-- Ночь отразится огнём в сотне тысяч зеркал… Пусть исполняется всё, что сейчас загадал…– снова прошептал Этьен.
На этот раз Катрин уже было не смешно. Какое-то странное чувство соприкосновения с неведомым пугало и волновало одновременно. Кати едва ни задохнулась, почувствовав ладонь мужчины на своём животе. По телу побежала нервная дрожь.
"Это просто так действует окружающая обстановка",– тщетно пыталась себя уговаривать женщина.
Шетардьё плавно развёл колени жены, не отрывая при этом взгляда от её огромных испуганных глаз. Губы Катрин слегка подрагивали, но не произносили ни слова.
-- Не бойся,– успокаивающе шепнул Тьен, медленно опускаясь на Кати.
Их тела соприкоснулись, обжигая кожу друг друга.
Катрин показалось, что она погрузилась в какое-то странное, до сих пор незнакомое ей состояние. Словно сладкий дурман окутал их с Этьеном. Ласки мужа были похожи на горячий шёлк, касающийся её кожи. Кати заглянула в глаза Тьена, в тёмных от страсти зрачках отражалось мерцание свечей, придавая взгляду таинственную глубину.
Внутри женщины вдруг расцвело безумное безграничное счастье. Алые губы дрогнули в улыбке, а по щекам покатились две жемчужины слёз.

 

#139
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
3 ноября, среда. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 11:00 – …
Этьен пробудился от настойчивой трели мобильного. Быстро схватив его с тумбочки, мужчина нажал на кнопку соединения.
-- Чего тебе?– полушёпотом спросил он.
-- Ты ничего не забыл?– послышался на другом конце трубки голос Леры.– Сегодня уже третье ноября!
-- Ты звонишь, чтобы мне это сообщить?– ещё тише спросил Тьен, опасаясь разбудить Катрин.
-- Ты сейчас должен быть на подстанции! Что я скажу Леону?! Он сейчас будет здесь!
-- Скажи, что мы с Кати занимаемся Фризом… и что у Леона будут потрясающие сведения!
-- Это правда или ты сочиняешь?– с сомненьем спросила шведка.
-- Абсолютная правда.
-- Что случилось?– сонно спросила Катрин, не раскрывая глаз.
-- Ничего… всё в порядке,– быстро ответил Этьен, откладывая телефон в сторону.
-- А кто звонил?– поинтересовалась женщина, притягивая к себе мужа.
-- Лера…– произнёс Тьен, обнимая жену.
-- Тебе нужно возвращаться, да?– печально спросила Кати.
-- Нет. Я ей сказал, что у нас с тобой важное задание.
Катрин приоткрыла один глаз и насмешливо посмотрела на мужа:
-- Это какое это?
-- Обрабатываем Фриза.
-- Чёрт! Фриз!.. Я совсем забыла про него!– Кати мгновенно села на постели.– Я же сказала, что сегодня вернусь!
-- Позвони и скажи, что заболела…
-- Ага! Легко сказать!– фыркнула женщина.
-- Ну, а что такого?! Ты что, заболеть не можешь?!..
-- Могу! Только тогда мне положено лежать в медблоке на подстанции! И предъявить Фризу медицинское заключение!
-- Не придумывай! Никто тебя проверять не станет! Звони Фризу!
-- Но я же нормально себя чувствую!
-- Кэт, ты видимо очень на работу хочешь!– начал терять терпение Этьен.
-- Нет, но и лишних проблем тоже не хочу!
-- Не будет никаких проблем! Слегка зажмёшь себе горло ладонью и хриплым, несчастным голосом объявишь Фридману, что больна!
-- Ох, прибьет он меня! И будет прав!– проворчала Катрин, потянувшись за мобильным.
-- Не прибьёт…– подмигнул Шетардьё.– А прибьёт - я ему все зубы пересчитаю!
-- О!.. Это всё меняет,– скептически хмыкнула Кати.– Мне будет спокойней на том свете, если я буду знать, что отомщена!..
Катрин набрала номер, Фридман ответил не сразу.
-- Марк,– изображая хрипоту в голосе и гнусавый тон, начала женщина,– я что-то расклеилась… Денёк отлежусь, хорошо?
Этьен зажал нос и одними губами принялся повторять за женой, при этом корча рожи и делая вид, что кашляет. С трудом сдерживаясь от смеха, Кати показала мужу кулак. Но эффект был прямо противоположным - Тьен с пущим воодушевлением продолжал кривляться.
-- То тебе выходной подавай, то болеть вздумала!– недовольно произнёс Фриз.
Катрин хотела было ответить, но в этот момент Этьен состроил уморительную гримасу и картинно хлопнулся в обморок. Женщина не удержалась и прыснула со смеху. Быстро спохватившись, Кати сделала вид, что кашляет.
-- Ну что мне делать на подстанции в таком виде?! Только инфекцию разносить буду…
-- Хорошо, но потом отработаешь все пропущенные дни. Ещё подготовишь отчёт за полгода,– ответил холодный голос Марка, и связь прервалась.
-- Шут ты! – кинула мужу Катрин.
-- Ах, Марк… я буду разносить инфекцию…– приподнимая голову и безвольно откидывая её на подушку, передразнивая, простонал Этьен.– Что мне делать в таком виде?!..
-- Ты так, да?!
Кати выхватила из-под головы Тьена подушку и принялась бить ей мужа. В ответ тот лишь хохотал, не пытаясь даже увернуться.
Наконец, решив, что его уже достаточно избили, Шетардьё ухватил Катрин за лодыжку и дёрнул на себя. Женщина распласталась на кровати. Мгновенно оказавшись сверху, Этьен устроился верхом на бёдрах Кати и прижал её запястья к простыням.
-- А что это ты Фриза зовёшь Марком?– подозрительным тоном спросил он.
Катрин хотела что-то ответить, но её взгляд упал на цепочку на шее мужа. А точнее на медальончик, появившийся на ней. Он чем-то напоминал её собственный талисман - вчерашний подарок Тьена.
-- А у нас с ним тёплые дружеские отношения!– наконец, произнесла Катрин.– Ты лучше расскажи: какой из шести медальонов цыганки приобрел для себя?
Этьен проследил за взглядом жены.
-- Это другой медальон!– поспешно заявил он.
-- Как вам не стыдно врать жене, месье!– неодобрительно покачала головой Кати.
-- Ну, хорошо, я купил этот медальон, чтобы приворожить тебя!– Тьен коротко поцеловал губы женщины.
-- Опять врешь! Ты для этого слишком горд! Давай рассказывай! Всё равно ведь не отстану!
-- А ты угадай с трёх раз…
-- Ммм… власть или тёмный зверь…
-- Да!
-- Я знала, что ты так ответишь!– иронично хмыкнула Кати.– Что означает «да»?!
-- Да - это значит, что ты угадала!
-- Уууууу!..
Катрин попыталась спихнуть с себя Этьена, но ничего не вышло. Тот лишь ещё крепче прижал её руки к постели.
-- Власть?– пытаясь быть терпеливой, спросила женщина.
-- Не-е-ет…
Кати выдохнула:
-- Уфф… а то я уж испугалась, что проглядела в тебе Наполеона-завоевателя…
-- Кх… ну-у-у… единственное завоевание, которое меня интересует,– Тьен наклонился к самому уху жены:– сейчас лежит подо мной…
-- Тьеша…– тихо позвала Кати.
-- Да?– отозвался мужчина, легко прикасаясь губами к щеке жены.
-- Значит, этот медальон помогает тебе сдерживать негативные эмоции, да?
-- Ну, в принципе… А что?– улыбнулся Этьен.
-- И я могу тебе кое в чём признаться, и ты не станешь сердиться?– очень осторожно продолжила Катрин.
Шетардьё внимательно посмотрел на жену, в его глазах читалось беспокойство:
-- И без медальона - можешь! Что-нибудь случилось?!
-- Ужасно есть хочется! Ты сделаешь мне блинчики с шоколадным кремом?– со смехом произнесла женщина, обвивая руками шею мужа.– Ну-у… чуть попозже, разумеется…
-- Разумеется,– хмыкнул Этьен, припадая губами к губам Кати.
-- Разумеется - сделаешь или разумеется - попозже?– сквозь поцелуй, спросила жена.
-- Именно!
Шетардьё натянул на них с Катрин одеяло, укутываясь с головкой.

3 ноября, среда. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 12:00 – …

-- Тьен,– потрясла мужа за плечо Кати,– уже полдень… пора вставать! Что подумают о нас твои бабушка с дедушкой?
-- Ммм… а что они подумают?..– не открывая глаз, лениво протянул мужчина.– Подумают, что мы хорошо провели твой день… точнее - ночь… рождения!
-- Знаешь что?!– грозно произнесла женщина, приподнимаясь на локтях.
-- Что?– улыбнулся Этьен, приоткрывая один глаз.
-- Тебе вообще пора уже спускаться и готовить любимой жене блинчики! Так что нечего здесь разлёживаться!
-- Какие ещё блинчики?!– возмутился Шетардьё.– Я ничего не обещал!
-- Обещал!– настойчиво произнесла Катрин.
-- Ничего подобного не помню!– категорично замотал головой Тьен.
-- Мало я тебя утром подушкой била!– вздохнула Кати.
Сев на постели, она принялась щекотать мужа.
-- Ну, так что, будешь блинчики печь?!– тонкие пальчики Катрин бегали по бокам Этьена.– Будешь?!
-- Неа…
Шетардьё ухватил жену за запястья, слегка заводя руки за спину и прижимая Кати к себе.
-- Так нечестно! Ты всё время пользуешься своей силой!– протестующе заявила женщина, лежа у Тьена на груди.
-- Ну-у… ты тоже можешь пользоваться своей… силой… эээ… или ещё чем…– с трудом пряча лукавую улыбку, хмыкнул мужчина.
-- У меня уже нет никаких сил!– состроив несчастное выражение на лице, заявила Катрин.
-- Что, совсем-совсем никаких?– печально вздохнул Шетардьё.
-- Да! Меня замучил муж-тиран! Всю ночь он сводил меня с ума своими ласками, утром ему показалось этого мало, а в довершении ко всему - отказался меня кормить!– Кати театрально всхлипнула и уткнулась носиком в шею Этьена.
-- Ужасно! Может тебе стоит подумать, не сменить ли его?
-- Советуешь?..
Мужчина не успел ничего ответить, в спальню ворвался Брайн. От неожиданности Катрин вскрикнула, скатившись с мужа и натянув простыню почти до подбородка.
-- Ты чего?.. Обалдел?!– возмутился Шетардьё, глядя на взъерошенного сына.
-- Мне нужен пистолет!– тяжело дыша, выпалил парень.
-- Что?!– Кати испугано уставилась на Козыря.– Какой ещё пистолет?!.. Зачем?!
Тьен быстро поднялся с постели, натягивая брюки.
-- Я был ночью… в городе…– начал сбивчиво объяснять Брайн,– в баре… просто отдыхал… а эти выродки… они отобрали у меня мотоцикл…
-- Кто?– холодно спросил Этьен, уже надевая рубашку и засовывая пистолет за пояс.
-- Какие-то волосатые уроды - байкеры… Я должен поторопиться, пока они не уехали из города…
-- И что же, они просто так взяли и отобрали мотоцикл?– вдруг недоверчиво спросил Тьен.
-- Сказали, что я его угнал у какого-то Крюка!.. А когда я попытался объяснить, что это байк моего прадеда, то один тип (кажется, его звали Вулкан) поднял меня на смех и выкинул из бара…
-- А что за байкеры? Не «дорожные волки»?
-- Вроде…
-- О! Ну, это меняет дело…– Шетардьё вернул пистолет в тумбочку, заваливаясь обратно на постель.– На разборки с Вулканом тебе лучше взять мамочку… уверен, она быстрее найдёт общий язык с этим красавцем!
Барайн посмотрел на родителей полными удивленья и растерянности глазами.
-- Дай мне пистолет я сам с ним разберусь! Нужно спешить! Я должен успеть вернуть мотоцикл! Жан очень расстроится!
-- Раньше надо было думать…– лениво протянул Этьен.
-- Так, всё понятно!– Катрин раздражённо выдернула конец простыни из-под мужа и поднялась с постели.– Раз папочка считает, что мамочка лучше справится - то мамочка и поедет! Брайн, подожди меня внизу, я через минуту спущусь.
-- Я ничего не понимаю! Вы что, их знаете? – спросил парень.
-- Знаем-знаем, вот и навестим старых знакомых. Успокойся, вернём мы мотоцикл!– Кати порылась в шкафу, доставая одежду.
Козырь кивнул и вышел из комнаты, а Катрин скрылась в ванной.

3 ноября, среда. Австрия, недалеко от Фельдкирха, частный дом, 12:40 – …

Катрин спустилась вниз и, услышав шум на кухне, прошла туда.
-- Уже собралась?– улыбнулся Тьен, неспешно распивая чай в прикуску с блинчиками.– Брайн взял машину деда… смотрите не потеряйте и её по дороге…
-- Очень смешно!.. А ты не едешь?
-- Я ещё не позавтракал… Будет невежливо, если никто не оценит старания бабушки!
-- Иногда я не понимаю, когда ты говоришь серьёзно, а когда глумишься!– с досадой выпалила Катрин.– Кстати, а где Жан и Ани?
-- Ушли к соседям… Помнишь тех милых старичков, что отучали тебя пить, курить, нецензурно выражаться…
Этьен задорно рассмеялся.
-- Лучше бы они тебя научили чему-нибудь хорошему!.. Я уехала!
-- Угу…– дожёвывая очередной блинчик, кивнул Шетардьё.– Не вздумай возобновлять отношения с Вулканом!.. Убью обоих!
-- А ты ничего не узнаешь, будешь жить в безмятежном неведенье!.. Оставь хоть немного блинчиков, ревнивый муж!
Кати накинула куртку и вышла из дома. Брайн уже выгнал машину из гаража и ждал мать, нетерпеливо постукивая пальцами по приборной доске.
-- Ну, показывай, где ты их видел!– сев на переднее сиденье, произнесла женщина.
-- А Этьен с нами не поедет?
-- Да ну его! Вечно у него какие-нибудь причуды! Пускай дома сидит, так даже лучше!
Козырь кивнул, выезжая на шоссе.
-- Кати…– вдруг нерешительно произнёс он.
-- Да?
-- А ты могла бы… ну… не говорить этим байкерам, что я твой сын…
-- Хорошо…– тихо ответила Катрин, почувствовав неприятный укол.
-- Просто понимаешь, как-то глупо выглядит: не смог сам справиться и маму привёл…– поспешил объяснить парень.
-- Ладно, ничего не скажу,– улыбнулась женщина.

Минут через десять после отъезда Катрин к дому Шетардьё подкатил чёрный феррари и протяжно посигналил.
-- Наконец-то,– улыбнулся Тьен, выходя навстречу и разглядывая любимую машину.
-- К сожалению, не так просто отыскать в прокатах Ferrari 550 Maranello,– протягивая ключи, заметил служащий.– Приятной поездки…
Этьен вручил парнишке банкноту и, прыгнув в машину, рванул в сторону города.

3 ноября, среда. Австрия, Фельдкирх, клуб, 13:15 – …

Кати и Козырь подъехали к небольшому клубу, во дворе которого компания байкеров готовилась отправиться в путь.
-- Ого! Не верю своим глазам!– раскатисто пробасил Кувалда, оторвавшись от какой-то девицы.– Пума, ты, что ли?!
-- Я! Оказалась в этих краях, вот и решила вас проведать!– улыбнулась Катрин.
-- А где же Крюк?
-- У него была тяжелая ночь, отсыпается!
-- Жаль…– к Кати приблизился Вулкан и приобнял её за талию.– Я уж надеялся, что ты его всё-таки бросишь…
-- Привет, красавчик!– рассмеялась женщина.– Ты же вроде бы и так вниманием не обделён!
Катрин кивнула в сторону двух девушек, обиженно смотрящих на Вулкана.
-- А что тут опять делает этот тип?! Я же сказал ему больше не показываться!– заметив Брайна, грозно произнёс Вулкан.
-- Он со мной приехал, познакомить вас хочу. Это - Козырь,– пояснила Кати.– Благодаря ему я смогла разыскать вас. Крюк ему свой мотоцикл дал покататься, а утром Козырь рассказал, как вы проявили бдительность.
Байкеры дружно рассмеялись.
-- А Клык-то ещё не проснулся?!– вдруг спохватился Кувалда.– Он же утром собирался отвезти мотоцикл в участок!..
-- У него утро начнётся часа в три,– усмехнулся Мелкий.– Они вчера с Ангелом всю ночь устраивали гонки…
-- Гонки?!– встрепенулся Вулкан.– А где был я, чёрт побери?!! Почему без меня?!..
-- Ну-у…– Кувалда бросил многозначительный взгляд на девиц, стоящих позади товарища,– ты вчера зарулил в мотель… Да и потом это была так - разминка… погоняли с какими-то любителями. А вот сегодня вечером будут настоящие гонки!
-- Гонки на мотоциклах?!– глаза Брайна загорелись.– А я могу участвовать?!
-- Нет!– мгновенно отрезала Катрин.
-- Да можешь-можешь,– кивнул Вулкан, крепче обнимая женщину и удивлённо заглядывая ей в глаза.– Что это с тобой?.. С каких пор байкерам не дозволяется жечь резину, ммм?! А может ты забыла, что значит лететь на встречу ветру со скоростью 150 миль в час, а, малышка?! Хочешь я напомню?.. Поехали прокатимся!
-- Нет, лучше не надо!
-- Что так? Ты мне не доверяешь? А быть может боишься?!..
-- Мне просто любопытно, что собой представляет наш новоиспечённый гонщик!– Катрин повернулась к сыну.– Ну, как, Козырь, прокатишь?!
-- Легко! Полетим навстречу ветру не хуже некоторых!– самодовольно ответил Брайн.
-- Ну, ладно… Только ключи от мотоцикла, наверное, у Клыка?
-- Ага…– подтвердил Кувалда.– Но не беда, пускай парнишка на моём прокатится…
Мужчина добродушно усмехнулся, потрепав Брайна по плечу. Кати села позади сына, крепко ухватившись за него.
-- А ты, кажется, боишься?!– весело хмыкнул парень.
-- Меня успокаивает то, что бабушку ты всё-таки не убил!– рассмеялась женщина.

3 ноября, среда. Австрия, Фельдкирх, клуб, 13:35 – …

Тьен неспешно вылез из машины и направился к группе байкеров: кто-то чинил мотоцикл, кто-то поехал за продуктами и выпивкой, а кто-то просто болтался без дела - в общем, жизнь этих «кочевников дороги» текла своим размеренным чередом.
-- Ого! Вы тока гляньте!– Кувалда даже присвистнул от удивления.– Крюк собственной персоной, да ещё на пижонской тачке!..
-- Давно ли ты променял два колеса на четыре?!– пренебрежительно ухмыльнулся Вулкан.– Неужели, комфорт дороже голой скорости?!.. Аль боязливым стал?
-- Я смотрю, ты по-прежнему любишь нарываться,– слегка повёл бровью Этьен.
-- Разве я нарываюсь?! Не-е-ет, пока только забавляюсь…
Шетардьё решил не продолжать пререкания, а потому обратился к Кувалде:
-- Катрин и Брайн нашли вас?
-- Ты имеешь в виду Пуму и Козыря?.. Да… Они как раз только уехали…
-- Куда?
-- Я дал им мотоцикл прокатиться… Ключи от твоего байка у Клыка, а он пока спит…
В этот момент подъехал один из байкеров, посланных за провизией. Через пять минут вся компания уже сидела на поребриках, ящиках и распивала виски и пиво.
-- Тут Козырь изъявил желание поучаствовать в вечерних гонках,– отхлёбывая спиртное, заметил Кувалда.– На твоём байке, да?
-- Пускай поучаствует,– тоже глотая виски, пожал плечами Этьен.– Байк готов! Посмотрим, готов ли гонщик…
-- У нас тут стало разрешаться подрезать друг друга,– предупредил Мелкий.– Так что риск обеспечен!
-- Да, это не на феррари кататься,– не преминул поддеть Вулкан,– можно и выпасть…
Глаза Шетардьё мгновенно загорелись огнём:
-- А ты очевидно чемпион по падениям!
-- Что?!– байкер вскочил на ноги, ухватил Тьена за загрудки и одним рывком поднял с тротуара.– А ну, повтори!..
-- Эй, ребята! Разойдись! Если охота размять мышцы, то уж лучше выясняйте отношения на трассе!– предложил Кувалда.
Вулкан презрительно усмехнулся:
-- Я не уверен, что он не разучился кататься на мотоцикле!
-- Не уверен?!.. А может просто испугался?!– жёстко бросил Этьен.– Таких щенков как ты я ещё в юности уделывал на велосипеде!
-- На велосипеде может и уделывал, а на мотоцикле - вряд ли!
Слово за слово - и в перепалку включились уже все байкеры, довольно подначивая и предлагая ставки на заезд.

Брайн несся по пустынному шоссе. Дорога вилась и петляла. Парень круто входил в повороты, почти не сбавляя скорости. Адреналин кипел в крови, и сердце едва ни выпрыгивало из груди от захватывающего ощущения скорости. Козырю очень хотелось показать матери всё своё мастерство и бесстрашие, но, увлекшись, он потерял бдительность. Небольшой участок мокрого асфальта сыграл свою роль и с диким рёвом мотоцикл слетел с трассы. Брайн пришёл в себя первым и тут же подлетел к матери. Катрин ещё была без сознания. Дрожащими от испуга руками парень снял с головы женщины шлем.
-- Мам…– позвал Брайн, теряясь и не зная, что сделать, чтобы помочь Кати.
-- Если бы мы не грохнулись, я бы получила инфаркт от испуга,– как можно веселее произнесла Катрин, придя в себя.– Ты цел?
Осторожно усевшись на асфальте, она принялась оглядывать сына и себя.
-- Я - да! А ты?
-- Ушибы и царапины - ерунда… Мотоцикл разбился?
-- Не знаю…– Брайн быстро подбежал к байку, пытаясь завести.

3 ноября, среда. Австрия, Фельдкирх, клуб, 14:00 – …

-- Ого! Крюк! Здорово!– увидев Этьена и пожав ему руку, пробасил Клык.
-- Доброе утро! Сладко спишь!
-- Ага… вчера славно покатались…
-- А сегодня Крюк с Вулканом покатаются!– доложил Мелкий брату.– Вечером гонки!
-- Правда?– повёл бровью Клык.
-- Ну, если ты вернёшь мне мой байк…
-- Так тот парень - твой знакомый, что ли?
-- Именно.
Клык рассмеялся:
-- А он нам плёл про какого-то прадеда, мы подумали - врёт!
-- Нет,– улыбнувшись, покачал головой Этьен.
-- Но ты ж говорил, что байк твоего деда!.. Этот пацан, что твой сын, что ли?!
-- Мой… Только вряд ли ему понравится, если это станет достоянием гласности.
-- Понял.

Брайн и Катрин подъехали к клубу. Виновато повесив голову, Козырь двинулся к Кувальде, а Кати встала в стороне, растирая ушибленную руку.
-- Ну, как наш юнец?– с усмешкой спросил Вулкан.
-- Прокатил с ветерком!
Мужчина перевёл взгляд на расцарапанную кисть женщины.
-- Оно и видно…– вулкан взял в свою ладонь руку Катрин.– Сильно расшиблась?
-- Да ерунда! Отвыкла ездить на мотоциклах, вот и слетела…

-- Ну, что?– поинтересовался Кувалда, забирая у Брайна ключи.
-- Я помял бок у мотоцикла,– мрачно отозвался парень.– Мы слетели с дороги…
Шетардьё побледнел.
-- Где Катрин?!– выпалил он, ища глазами жену.
-- С ней всё в порядке,– заверил Козырь, кивнув куда-то в сторону.
Кувалда проследил взглядом в указанном направлении и, убедившись, что Пума действительно в норме, похлопал Брайна по плечу:
-- Ну, что ж, если люди целы, то можно заняться и машинами… Пошли, будешь мне помогать выправлять байк…
-- Ты не сердишься?– удивлённо спросил парень.
-- Со всяким может случиться,– пожал своими огромными плечами Кувалда.– Мы ж вон тоже вчера приняли тебя за вора… Да не тушуйся ты!.. Идём!
Этьен в мгновение ока оказался возле Катрин.
-- Детка, ты как?– взволнованно спросил он, не обращая внимания на Вулкана, держащего в руках ладонь Кати.
-- Ты что здесь делаешь?– удивилась женщина.– Ты же сказал, что не поедешь!
-- Я врал,– весело улыбнулся Шетардьё.– Брайн сказал: вы упали…
-- Да, но мы явно пострадали меньше, чем байк Кувалды.
-- Он, наверняка, гнал, да?– строго спросил Тьен.– Ну, он у меня ещё получит…
Катрин слегка отодвинулась от Вулкана.
-- Да брось ты! Всё нормально, с каждым могло случиться! К тому же, он так перепугался, что ему уже любые наказания нипочём! – поспешила заверить Кати.
-- Нет, он не должен был так безрассудно поступать!
-- Слушай, ну чего ты к парню привязался?– встрял в разговор Вулкан.– Сам со своей пижонской тачкой забыл, что такое хорошая езда - другим не мешай!
-- Это мы ещё проверим, кто чего забыл,– угрожающе ухмыльнулся Этьен.
-- Может сходим перекусить?– желая разрядить обстановку, предложила Кати.– Я сегодня даже позавтракать не успела…
-- Конечно,– охотно кивнул байкер,– я тебя угощу!
-- Остынь!– холодно бросил Тьен, грозно глянув на Вулкана.– А то я тебя тоже чем-нибудь угощу!
-- Я слышал, тут речь о завтраке,– подходя, добродушно улыбнулся Клык.– Пума, я тоже ещё не успел ни крохи проглотить… Оставь этих боевых петухов, пошли со мной!
-- Ну, может объявим перемирие? И всё дружно поедем перекусить?– со слабой надеждой предложила Кати.
-- Боюсь, у меня испортится аппетит…– скривился Вулкан.
-- Какой ты оказывается впечатлительный!– зло усмехнулся Шетардьё.
-- Ясно…– с сожалением произнесла Катрин.– Клык, пойдём отсюда, а то их вражда скоро станет осязаемой!
Байкер хохотнул и указал женщине на свой мотоцикл.
-- Тут недалеко есть кафешка, с виду невзрачная, но готовят так, что пальчики оближешь!
-- Эй! Может вернёшь мне ключи от байка, прежде чем похищать мою женщину!– напомнил Этьен.
Клык пошарил в карманах брюк, выуживая из них ключи, и протянул Шетардьё.
-- Держи… и больше не теряй!– усмехнулся он.
-- Что?!..
-- Ладно-ладно, иди тренируйся!
Клык взял под локоть Кати, увлекая за собой.
-- Не поняла, почему он должен тренироваться?– удивлённо спросила женщина, садясь на мотоцикл позади байкера.
-- Ну, как же! Сегодня же планируется потрясающее шоу! Можно сказать мотоциклетная дуэль!– весело смеясь, сообщил Клык.
Женщина хотела было задать ещё вопрос, но рёв мотора помешал ей.

3 ноября, среда. Австрия, Фельдкирх, 14:40 – …

-- Ну, вот и приехали!– объявил байкер, паркуясь возле входа в кофе.
-- Так что ты там говорил про сегодняшнее шоу?– решила всё же расспросить его Катрин.
-- Да Крюк с Вулканом сегодня как с цепи сорвались! Слово за слово и решили состязание устроить! Ребята даже ставки стали делать! Ну что, идём?
-- Угу…– рассеяно ответила Кати.
Понимая, что никакими силами мужа не отговорить от этой затеи, она почувствовала сильное беспокойство. Да ещё Брайн решил в гонках участвовать! "Что отец, что сын - два сапога!"– с досадой подумала Катрин.

Получив мотоцикл, Этьен внимательно осмотрел его, смазал и начистил до блеска.
-- Ну, что, дружок? Покажем вечерком этим байкерам, каким должен быть настоящий мотоцикл?!
-- У Вулкана очень мощный байк,– присаживаясь рядом на корточки, заметил Мелкий.– А ещё Вулкан любит подрезать… На трассе его может уделать только мой брат!
Шетардьё внимательно посмотрел на парня:
-- Зачем ты мне это рассказываешь?
-- Я не хочу, чтоб ты пострадал…
-- Ну, это мы ещё посмотрим!

Наслушавшись веселых баек Клыка, Катрин даже забыла о своём недавнем беспокойстве. Но когда, вернувшись, она заметила чуть в стороне от всей компании Этьена, который возился возле мотоцикла, чувство тревоги снова охватило женщину.
-- Начищаешь своего боевого друга?– улыбнулась Кати, подходя к мужу.
-- Угу… Как вы с Клыком прокатились?
-- Замечательно! Меня наконец-то накормили блинчиками!
-- Ну-у… сама виновата, что не захотела позавтракать дома.
Катрин постояла какое-то время молча, просто рассматривая мужа.
-- Тьен, может вы с Брайаном бросите эту затею с гонками?– робко спросила женщина.
-- Вот сыночка отговаривай, а я должен поставить этого выскочку на место!– тоном, не терпящим возражений, ответил Шетардьё.
-- Чёрт бы вас побрал обоих! Замучилась я с вами!– в сердцах выпалила Катрин.– Рожу себе тихую спокойную девочку! Так и знай!
Этьен мгновенно оторвался от своего мотоцикла, переводя взгляд на жену:
-- Как это девочку?.. Ты чего?!
-- А в чём проблема?!
Мужчина слегка ослабил ворот вдруг ставшей тесной рубашки.
-- Но… это… ну-у… я хочу мальчика…
-- А я девочку!– категорично объявила Кати.– И что же будем делать?!
Тьен почесал затылок, а потом весело улыбнулся:
-- Будем рожать двойню: мальчишку и девчонку!
-- «Будем»?.. Как легко бросаются такими фразами мужчины! Можно подумать тебе рожать… да притом сразу двоих!..
Шетардьё притянул к себе Катрин, страстно целуя её в губы.
-- Поделим обязанности,– подмигнул Тьен.– Ты рожай, а я буду воспитывать!
-- Ага! Ты посмотри на себя! Ну, кого ты воспитаешь?!
-- А что такое?– возмутился Этьен.
-- А то, что, глядя на такого воспитателя, дети научатся гонять на байках, ввязываться в драки, метко стрелять и всяким другим премудростям!– ответила Кати, поцеловав мужа в нос.
-- Не правда! Не только этому!
-- Нет уж, рисковать не станем! Рожаем милую девочку, которая будет носить платьица и не станет ввязывать во всякие рискованные мероприятия!
-- Угу… и станет великим стратегом, как мамочка, да?
Катрин задумчиво посмотрела на мужа и отвела глаза в сторону.
-- Эй, ты чего?– слегка встряхнул её за плечи Этьен.
-- Так… ничего…
-- Нет! Рассказывай!
-- Я просто подумала… а что если, правда, забеременею…
-- И что?
Кати крепче прижалась к мужу:
-- Как это повлияет на нашу жизнь?.. Я имею в виду «Красную ячейку»…
-- Детка, давай с проблемами разбираться по мере их поступления,– предложил Шетардьё, целуя женщину в макушку.– До этого счастливого события при самом прекрасном исходе не меньше девяти месяцев, а за такой срок может произойти, что угодно… Например, КЯ развалится и всех распустят по домам…
Тьен тихонько рассмеялся.
-- Эй, вы двое!– послышался бас Кувалды.– Хватит обжиматься!.. Байкеры едут на пикник! Ура!
Из гаража появился Брайн, выкатывая мотоцикл и заводя его. Они с Кувалдой сели на байк и крикнув, чтоб Этьен с Кати догоняли их, резво помчались по дороге.
-- Ну что, поехали? А то всё съедят без нас!– весело произнёс Тьен, легонько подталкивая жену к мотоциклу.

3 ноября, среда. Австрия, окрестности Фельдкирха, 17:00 – …

Весёлая компания байкеров выехала за пределы города и разместилась на небольшой поляне. Быстро соорудив костёр, всё собрались возле огня.
Этьен обнял озябшую Катрин, осторожно целуя её затылок.
-- Эх, не могу дождаться вечера! Учти, Крюк, я на тебя крупную сумму поставил!– открывая очередную банку пива, произнёс Клык.
-- Не волнуйся, вернутся к тебе твои деньги да ещё с наваром!– заявил Шетардьё.
-- С чего вдруг такая самонадеянность?!– скривился в презрительной усмешке Вулкан.
-- Да говорят, ты выигрываешь гонки только за счёт подрезаний… Видал моего мастодонта?.. Чтоб его подрезать, тебе понадобится турбинный танк!.. У тебя есть танк?
Байкеры дружно рассмеялись.
-- Смотри, как бы твоего ископаемого Козырь не расквасил до нашего заезда!
Лицо Брайна мгновенно вспыхнуло, но прежде, чем он успел что-то ответить, его опередил отец:
-- Надеешься, что тогда у тебя будет повод улизнуть от дуэли?
Вулкан вскочил на ноги, грозно глянув на Этьена.
-- Пошли - отойдём на пару слов!– процедил он.
-- Да хоть на десять…– хмыкнул Шетардьё, лениво поднимаясь с пледа.
-- Началось…– себе под нос буркнула Кати.
-- Эй! Остыньте, скандалисты!– раздался бас Клыка.– У вас ещё будет возможность выяснить отношения на трассе!
-- Сейчас тоже не помешает!– раздражённо отозвался Вулкан.
-- Так не пойдёт! Сейчас вы мордобой устроите и гонок вечером не будет! Сядьте и хлебните пива!
Этьен нехотя вернулся на место.
-- Что ты ведёшь себя как подросток,– тихо шепнула Катрин.
-- Он зарывается! Я таких привык проучивать!
-- Ты сейчас не у себя на подстанции,– всё так же тихо произнесла женщина.– Будь добр уважать чужие обычаи!
Взгляд Кати упал на руку мужа. Он нервно перебирал в своих пальцах цыганский медальон.
-- Ты права,– наконец, кивнул Тьен.– Будем решать конфликты мирным путём…
-- Только что ты называешь мирным?..– тихо вздохнула Кати.
-- Ну, тебе не угодишь!– усмехнулся Этьен.
-- Будь осторожней на этих гонках! Меня эта затея очень пугает!
-- Всё будет хорошо!– улыбнулся мужчина.
Катрин недоверчиво посмотрела на мужа и, положив руку Шетардьё себе на плечи, прижалась к его груди.
В беседах и выпивке незаметно пролетело несколько часов.
Наконец, стемнело и на поляну стали съезжаться байкеры из разных клубов. Загорались новые костры, слышался непрерывный рёв мотоциклов, тяжёлый рок из динамиков магнитофонов, окрики знакомых. Поляна зажила какой-то совершенно новой динамичной жизнью.
-- Этьен, дай мне ключи от байка,– подобравшись к полудремавшим родителям, попросил Брайн.– Там такие классные девочки… я хочу их покатать…
-- Н-да?– Шетардьё игриво поднял бровь.– Может я сам их покат…
Тьен не успел закончить фразу, схлопотав от Катрин по лбу.
-- Ч-ё-ё-ёрт… детка, я думал, ты спишь…– сквозь улыбку произнёс муж.
-- Только попробуй - убью обоих!– припомнила сказанную утром фразу мужа Катрин.
-- Никогда не женюсь!– хохотнул Козырь.
-- Дай этому ловеласу ключи!
-- Хорошо-хорошо!– поспешно произнёс Этьен, вытаскивая из кармана связку ключей и протягивая их сыну.
Весело подмигнув Тьену, Брайн направился к мотоциклу.
3 ноября, среда. Австрия, окрестности Фельдкирха, 20:00 – …

Шетрадьё пробудился оттого, что кто-то настойчиво тормошил его за плечо.
-- А?.. Что?..– спросонья пробормотал он.
-- Подъём!– улыбнулся Клык.– Скоро начнутся первые заезды…
-- Угу…– с трудом разлепляя глаза, кивнул Тьен.– Чё-ё-ёрт… не пойму, с чего меня так сморило…
-- Это даже хорошо. Набрался сил перед гонками…
-- Н-да… А где Катрин?– Этьен удивлённо огляделся по сторонам.
-- Не знаю… Последний раз её видел около получаса назад, она разговаривала с Вулканом.
-- Понятно…– буркнул Шетардьё, поднимаясь с пледа.
Мужчина прошёлся в поисках жены, поражаясь, какое количество народу собралось на опушке леса. В темноте мерцал уже не один костёр.
-- Эй!– Кати хлопнула мужа по плечу.– Наконец-то ты проснулся!
-- А ты где была?– обернувшись, спросил Тьен.
-- Да так… дала Брайану возможность реабилитироваться…
Этьен внимательно посмотрел на жену, но промолчал. "Не может же у неё быть настолько испорчен вкус,– рассудил мужчина.– Наверняка, просто перебросилась парой фраз с Вулканом и всё… Она с ним - да… а вот он с ней… Чёрт! Надо всё-таки было отойти «поговорить» с этим типом…"
-- Что с тобой?– спросила Катрин, видя, что Тьен о чём-то задумался.
-- А?.. Да нет… ничего… Значит наш мальчуган на этот раз тебя не уронил?..
-- В прошлый раз ему просто помешала лужа на дороге.
Шетардьё скептически хмыкнул:
-- Угу… А солнечный свет ему не мешал?..
-- Ты чересчур к нему строг!– улыбнулась Кати, взяв мужа под руку.
-- Я вполне объективен, чего нельзя сказать о тебе!
Кати ничего не успела ответить, так как к ним подошёл радостно улыбающийся Клык.
-- Вот вы где! Всё уже готово к началу гонок! Решили начать заезд с вашего с Вулканом состязания, он уже занял стартовую позицию!
-- Ему уже не терпится!– усмехнулся Шетардьё.– Сейчас и я подойду.
У Катрин неприятно защемило сердце.
-- Всё-таки все вы мужчины - задиристые петухи! Жить без стычек и драк не можете!– буркнула женщина, когда они остались вдвоём.
-- И это вместо поцелуя и пожелания удачи?!– иронично возмутился Этьен, заключая Кати в крепкие объятья.– Представь, как тебе будет приятно, когда я выиграю…
-- Ты главное - прибудь к финишу не покалеченным, хорошо?!
-- Обижаешь!.. Я ещё в юности такое вытворял на дедушкином байке… полиция ни разу не смогла угнаться за мной!
Катрин обречённо покачала головой и, обняв мужа, нежно поцеловала его в щёчку.
-- Подержи-ка это у себя до конца гонки,– попросил Шетардьё, снимая с себя амулет «тёмного зверя».– Не хочу, чтоб в судьбу вмешивалась магия…
Тьен весело подмигнул женщине, увлекая её к старту гонок.
Перекинувшись с Вулканом очередной порцией колкостей, ещё больше подогрев интерес публики, Этьен приготовился к началу заезда. Катрин нервно теребила в руке медальон мужа. Рёв моторов и возгласы толпы только нагнетали неприятные чувства в душе женщины. Специфика их работы давно уже сделала привычным риск, но такие опасные и совершенно ненужные ситуации выводили Кати из себя. Зачем попусту испытывать судьбу и удачу?!

3 ноября, среда. Австрия, окрестности Фельдкирха, 20:30 – …

Мотоциклы стояли перед чертой, агрессивно рыча, пробуксовывая и выкидывая из-под задних колес ошмётки травы с землёй. Клык дал отмашку и жёлезные титаны рванулись с места, разрывая толщу воздуха и пробиваясь сквозь ветер. Краем глаза Этьен следил за Вулканом, ожидая и надеясь, что тот решится его подрезать. Холодный рассудок всё просчитал: как только Вулкан попытается устроить столкновение, он - Тьен - ударит по тормозам и развернёт байк, слегка задев колесо чужого мотоцикла… конечно же, Вулкан не сможет удержать равновесия и упадёт… "Может даже разобьётся насмерть,– мелькнула мысль в голове Шетардьё.– Но это его проблемы!"
Вдоль всей трассы стояли зрители, криками поддерживая участников. Дорога была неровной, с ухабами и ямами. Моторы ревели, работая на износ.
На одном из поворотов Вулкан нагнал вырвавшегося вперёд Шетардьё. Неотрывно следуя за Этьеном, его соперник стал притирать его, пытаясь скинуть с трассы.
Тьен, как и задумал, ударил по тормозам. Вулкан на огромной скорости, вылетел с поворота, перекувыркнулся через руль и пролетел несколько метров по земле.
-- Упс…– притормозив, хмыкнул Шетардьё и направил свой мотоцикл к поверженному наземь байкеру.– Ну, что?.. Решил передохнуть?
Переднее колесо байка Этьена остановилось в паре дюймов от головы Вулкана. Тот замер, с тихой ненавистью смотря на Шетардьё.
-- Я не люблю, когда трогают мои вещи… будь то женщина или мотоцикл… Запомни это, сосунок,– угрожающе процедил Тьен.
Зло усмехнувшись, Этьен развернул мотоцикл, снова выезжая на дорогу. Взглядом полным яростной ненависти проводил его Вулкан.
Восторженные возгласы и аплодисменты встретили Шетардьё на финише.
-- Ну, ты мастер! Честно признаться, я сомневался, что ты уделаешь Вулкана!– признался Клык, крепко пожимая руку Тьена.
Брайн пробрался ближе к Этьену, восторженно глядя на него. Общее внимание переключилось с победителя, когда на финише показался Вулкан. Раздражённо отмахнувшись от дружелюбных насмешек, байкер быстро скрылся от ненужного внимания.
Шетардьё, отдав ключи сыну и пожелав удачи в гонках, наконец, пробрался к Катрин. Та смотрела на него как-то странно.
-- Эй, ты чего?– подмигнул Тьен, обнимая женщину.
-- Ничего…– прижавшись крепче к груди мужа, прошептала она.– Вас так долго не было… я испугалась…
-- Детка, я выжил в «Красной ячейке»! Неужели ты думаешь, что какая-то байкерская гонка мне не по плечу?!..
-- Всякое может случиться!– отозвалась женщина.
-- Не может!– твёрдо ответил Этьен.
Приподняв личико жены за подбородок, он нежно поцеловал её в губы.
-- Пойдём, посмотрим, как соревнуется Брайн!– улыбнувшись, предложила Катрин.
-- Ну, пойдём…
Стоя в толпе болельщиков супруги нетерпеливо ждали, когда на финише появятся участники гонки. Козырь держался достойно, но явно уступал более опытным участникам. Шетардьё увлечённо следил за ходом гонки, но боковым зрением заметил мелькнувшую тень, благодаря чему лезвие ножа лишь разодрало бок. Этьен мгновенно перехватил руку Вулкана, заехав ему тыльной стороной ладони в подбородок. Байкер упал на землю и тут же внутри толпы образовалось вынужденное пространство.
Шетардьё провёл ладонью по рёбрам, на пальцах осталась кровь.
-- Тьен!– Катрин испугано вскрикнула, увидев, что Вулкан вскочил на ноги и снова сжал нож, готовясь к очередному удару.
Этьен отреагировал молниеносно: стремительно выхватив из-за пояса пистолет, Шетардьё выстрелил практически «из-под полы», не целясь. Но пуля вошла точно в лоб байкера.
Возникла напряженная тишина, прерываемая лишь отдалённым рёвом мотоциклов. Взгляды устремились на Этьена. Кто-то незаметно потянулся к оружию, пряча в ладонях нож.
-- Вулкан сам виноват!– раздался хмурый бас Клыка, нарушивший общее молчание.– Я видел, ты лишь защищался! Уходи, полиция ничего не узнает!
По толпе пронёсся тревожный шепот. Байкеры расступились, пропуская Тьена, в то время как Клык и его приятели склонились над мёртвым телом друга.
Дождавшись возвращения Брайна, Катрин велела сыну пригнать со стоянки машину Тьена.

3 ноября, среда. Австрия, окрестности Фельдкирха, 21:35 – …

Стоя на обочине дороги Этьен придерживал рукой раненный бок, исподтишка поглядывая на разгневанное лицо жены.
-- Чёрт бы тебя побрал, Шетардьё! Ты никак не можешь пройти мимо неприятностей, да?!– сквозь зубы процедила женщина, садясь за руль.– Любишь пощекотать себе нервы, а мне приходится гадать, останешься ли ты живым после очередной встряски!
-- Я был не виноват!– запротестовал Тьен.– Он сам полез!
-- Конечно! Ты у нас никогда не бываешь виноватым! Святой!
-- Да что я такого сделал?!..
-- Убил человека!
-- Всего лишь - допустимая оборона!
Катрин криво усмехнулась:
-- Можно подумать, ты не предполагал, что всё этим закончится! Ты с самого утра задирал его!
-- Я задирал?!– возмутился Этьен.– Он сам задирался!.. А ты вообще с ним кокетничала! Ему повезло, что я не свернул ему шею прямо днём!
-- У тебя всегда другие виноваты, только не ты: и я кокетничала и только он тебя задирал!
-- Это тебе постоянно хочется меня очернить!
-- Ну да, конечно! А ты как всегда не причём!– фыркнула Кати.
Напряженными руками удерживая руль, женщина неотрывно следила за дорогой стараясь не смотреть в сторону мужа. Лишь подъехав к дому Катрин нарушила молчание:
-- Постарайся добраться до нашей комнаты незамеченным! Не стоит лишний раз волновать стариков! А я схожу за аптечкой.
-- Сам знаю,– обижено буркнул Этьен, вылезая из машины и направляясь к чёрному ходу.
Жена проводила его строгим взглядом, затем загнала машину в гараж и прошла в дом.
-- Вернулись?– послышался ласковый голос Ани, выходящей из гостиной.– Ужинать будете?
-- Нет-нет, мы поужинали в городе,– быстро отозвалась Кати.– Спасибо…
-- А Тьен где?.. Опять возится в гараже с мотоциклом?
-- Да… как обычно!– улыбнулась Катрин.
-- Вытаскивай его оттуда и давайте пить чай, раз вы не хотите кушать!
-- С удовольствием… только через полчасика, хорошо?– не дожидаясь ответа, женщина быстро прошмыгнула по лестнице на второй этаж.

3 ноября, среда. Австрия, окрестности Фельдкирха, 22:05 – …

Этьен с обнаженным торсом стоял возле зеркала в ванной комнате, разглядывая рану.
-- Ну что, пациент, готов к процедурам?– в проёме двери показалась Катрин, угрожающе вертя в руках шприц.
-- Это что?– удивился Тьен.
-- Обезболивающее…
-- Зачем? Мне не больно,– покачал головой мужчина, взглянув на порез.
-- Это пока не больно.
Шетардьё расплылся в лукавой улыбке:
-- А что?.. Ты собралась это исправить, детка?!
-- Я собралась тебя зашивать, детка!
-- Чего-чего?.. Ты что, умеешь это делать?
Кати безмятежно пожала плечами:
-- На войне раны и скобками зашивали, а я всего лишь собираюсь ниточкой зашить… А ты будешь терпеть, раз уж провинился!.. И молчи! Не возражай!
Этьен, только собиравшийся что-то ответить, тут же закрыл рот и невольно присел на край ванной.
Кати усмехнулась и сделала укол. Тьен слегка морщился, наблюдая за манипуляциями жены, но стойко выдерживал все процедуры.
-- Вот и всё! Свободен!– заявила Катрин, перебинтовав рану.
-- А пожалеть?– робко спросил Шетардьё.
-- Не заслужил!
-- Какая ты всё-таки жестокая!
-- Нет, лишь справедливая! Пойдём чай пить, нас Ани звала.
Этьен радостно закивал:
-- Ага! Бабушкин чай на травах - это возвращение в моё сказочное детство… Обожаю! Пошли!
Прежде чем Кати успела что-то ответить, мужчина уже вылетел из ванной, надел тёмную свободную водолазку и нетерпеливо обернулся к жене.
-- Ты где там застряла?!
-- Хм… сколько однако ж в тебе энергии,– иронично улыбнулась Катрин.– Я это запомню, если начнёшь вечером капризничать и требовать жалости!
-- Ласки!– поправил Тьен.– Ласки!
-- Никакой жалости или ласки! Ты провинился! – напустив на себя строгость, заявила Кати.
Когда супруги спустились в столовую, Ани уже накрыла круглый стол. В комнате приятно пахло свежей выпечкой, горел камин, разгоняя осеннюю сырость.
-- Ну вот, наконец-то, и вы! И Брайн как раз вернулся, сейчас спустится!– ласково улыбнулась старушка.
-- Бабушка, а чай такой как я люблю? А пироги с яблоками?– нетерпеливо начал расспрашивать Этьен.
-- Нет пироги с виноградом… Но не расстраивайся. Сейчас придут Барбара и Освальд!– улыбнулась Ани.– Барбара обещала испечь огромный пирог с яблоками!
Катрин осторожно перевела взгляд со старушки на мужа. Заметив это, Шетардьё рассмеялся.
-- Вы чего?– непонимающе спросила Ани.
-- Кэт очень любит ваших соседей,– рассмеялся Тьен, подмигнув жене.
-- О, да!.. Они очень милые люди!– согласилась бабушка.– Мы дружим с ними, наверное, уже полвека!..
-- А почему «милые люди» ходят в гости так поздно?!
-- Тьё, не будь грубым!– строго произнёс Жан.
-- Да, Тьё, не будь таким грубым!– подхватила Катрин, чтобы подразнить мужа.
-- Я вообще - паинька!– хитро улыбнулся Этьен.

3 ноября, среда. Австрия, окрестности Фельдкирха, 22:25 – …

Послышался звонок в дверь, и вся семья вышла встречать соседей. После приветствий Ани с Барбарой ушли на кухню.
-- Ах, какой же Тьен красавец!.. Я специально испекла его любимый пирог!– восхитилась соседка, выкладывая выпечку на фарфоровую тарелку.– Вы, наверное, безумно рады, что он приехал погостить!
-- Разумеется, рады! Мы с Жаном очень соскучились по внуку и Кати! К сожалению, они не могут навещать нас часто,– улыбнулась Ани.
-- Ох уж эти дети… вечно заняты, вечно в делах… Кстати, как у вас сложилось с Катрин?
-- Всё замечательно,– с лёгким удивлением ответила Ани.
-- Да?– с сомнением глядя на подругу, продолжила Барбара.– Хорошо, если так… Мне же показалось, что она - не пара Этьену! У неё такой дурной характер! Ему нужна более мягкая, покладистая, хозяйственная жена!
Ани в недоумении посмотрела на подругу.
-- По-моему, Кати такая и есть.
-- Н-да?.. Но она же курит… и много пьёт… и грубит старшим…
-- Ты уверена, что мы с тобой говорим об одной и той же Катрин?! Я никогда ничего такого за ней не замечала… Скорее всё это можно ожидать от Этьена!
-- Я тут видела сериал,– ловко нарезая пирог, принялась рассказывать Барбара,– так там одна злодейка убила сестру-близняшку, с которой её разлучили в детстве, и заняла её место… а у той была своя семья…
-- Кх-кх…– кашлянув, деликатно прервал разговор дам Шетардьё.– Дорогая Барбара, вы слишком много смотрите телевизор! Кэт была единственным ребёнком в семье, поверьте!
Старушка немного смутилась того, что её слышал Тьен, но вдруг почему-то продолжила:
-- А ещё я сегодня утром смотрела передачу про клонирование…
Шетардьё побледнел: "Если кто и занял чьё-то чужоё место, то это я…".
-- Барбара, ты какую-то ерунду говоришь!– не выдержала Ани и прервала соседку.– Ну, причём здесь клонирование?!
-- Да так… просто вспомнилось, передача была очень интересной! Там говорили о том, что нельзя предугадать какие мутации могут возникнуть у клона! И вообще, та несчастная овечка Долли долго не протянула! Я вот считаю, что подобные исследования вообще нельзя допускать! Создают каких-то монстров!
-- Ой, да что тебе с этого клонирования!– отмахнулась Ани.– Пойдём уже в гостиную! Тьен, захвати, пожалуйста, чайник!
-- Угу…
Шетардьё рассеянно подошёл к плите и, не подумав, ухватился за железную ручку чайника. Отдёрнув обожжённую ладонь и едва ни опрокинув на себя кипяток, Этьен замер, не в силах сдвинуться с места.
"Ну, не их ты внук и что с того?– возмущался на себя Тьен.– Можно подумать, тебя когда-то волновала мораль?.. Подумаешь… Ты им ничего не должен!"
-- Ты что там с чайником заблудился, что ли? Мы уже заждались!– пожурил внука Жан.
Шетардьё что-то буркнул не разборчивое и принялся разливать кипяток по чашкам.
-- Освальд, помнишь ту передачу, которую мы смотрели утром?– спросила Барбара у мужа.
-- Это ту, что про клонирование?– уточнил мужчина.– Да, разумеется. Я был очень возмущён после её просмотра!
-- Что же тебя так возмутило?– хмыкнул Жан.
-- Журналисты этой передачи заявили, что эксперименты по клонированию уже давно ведутся на человеке! Вы представляете, чем это может грозить?! Я уж не говорю о том, что это аморально и вообще похоже на соревнование человека с Богом!
-- Ну, прогресс не остановишь… Когда-то и попытки человека летать воспринимали очень критично,– произнесла Ани.– В чём же ты видишь угрозу?
-- А кто может предсказать, какие могут быть генетические мутации у таких людей?! Страшно даже представить, как это отразиться на потомстве клонов!
Катрин вздрогнула, услышав последнюю фразу. Осторожно посмотрев на мужа, она пыталась понять, какова его реакция на весь этот нелепый разговор. Это оказалось несложно: вилка Этьена прошлась сквозь кусок яблочного пирога, с характерным звуком врезавшись в тарелку.
-- Тьё, ты что?– неодобрительно покачала головой Ани.– Барбара же старалась ради тебя…
-- Прости, я представил себе мутированное тельце ребёнка клона,– холодно отозвался Шетардьё.
Все присутствующие за столом замерли, уставившись на Этьена.
-- Надеюсь, я никому не испортил аппетит?– выдавив широкую улыбку, поинтересовался он, покручивая на вилке кусок пирога.
-- Эээ… Барбара, а ты в этот раз как-то по-новому испекла пирог, да? – решила снять напряжение Ани, посматривая на внука.
Женщина с воодушевлением принялась рассказывать об улучшенном рецепте яблочного пирога. Кати облегчённо перевела дух, но оставаться в гостиной больше не было сил. Выудив из кармана пачку сигарет, она тихонько поднялась из-за стола.
-- Дорогая, вы всё ещё курите?!– обратилась к ней Барбара.
Катрин даже вздрогнула от неожиданности, замерев в полу шаге от двери.
-- Я-я… а-а-а…
-- В самом деле,– поднялся из-за стола Тьен,– идти курить, не подождав мужа - это невежливо, детка!
-- Этьен…– оторопела Барбара,– ты же не куришь…
Шетардьё согласно кивнул:
-- Не курю… слабые! Предпочитаю исключительно марихуану!
Тьен приблизился к Кати, выпихивая её за дверь и выходя следом.
-- Что это с ним?– удивлённо спросил Освальд.
-- Кажется, на него дурно влияет жена,– заключила Барбара, неодобрительно взглянув на подругу.
-- Кажется, и Этьен, и Катрин вышли из того возраста, чтоб их воспитывали,– в тон женщине ответил Жан.

3 ноября, среда. Австрия, окрестности Фельдкирха, 23:05 – …

Супруги вышли на улицу и устроились на перилах крыльца друг против друга. Женщина задумчиво вертела в руках сигарету, не зная, что сказать. А Шетардьё хмуро опустил голову, раздражённо барабаня пальцами по деревянным перилам.
-- Что-то я совсем не хочу возвращаться туда…– наконец, тихо обронила Катрин.
-- А кто заставляет?– поднял глаза Тьен.– Иди сразу в нашу комнату, а я скажу, что у тебя голова разболелась…
-- А как же ты?
-- А мне-то что?! Это будет даже забавно поговорить о клонах! Я ж ас в этих вопросах!
По лицу мужчины скользнула жёсткая улыбка.
-- Тьен, да брось ты! Ещё будешь внимание обращать на маразм наших добрых соседей?!
-- Отчего нет? Хотя бы развлекусь!
Кати устало вздохнула:
-- Пускай лучше с ними разбираются Ани с Жаном… А мы пойдём спать, а?– с надеждой произнесла женщина.
-- Ну, уж нет! Я хочу досмотреть это шоу до конца!
Катрин неодобрительно покачала головой, но промолчала. Потушив сигарету, она направилась в дом.

Этьен вернулся в гостиную, садясь за своё место.
-- А где Кати?– удивлённо спросил Жан.
-- Она просила извиниться, но она очень устала и пошла спать,– скороговоркой выдал Шетардьё, словно это была дежурная, давно заученная фраза.
-- Действительно, уже поздно,– заметил Освальд.– Барбара, может мы тоже пойдём домой?
-- Как?!– театрально встрепенулся Тьен.– А пообсуждать мою жену в её отсутствие?! Барбара, вы не можете так просто уйти!..
-- Тьё!– возмущённо одёрнула внука Ани.– Прекрати!
-- Почему же?!.. Нет, я только начал! А может что-нибудь выпьем?.. Разговор пойдёт быстрее!
Не дожидаясь ответа, Этьен вскочил на ноги и направился к мини-бару, выуживая оттуда бутылку бренди. Залпом осушив чашку с чаем, Шетардьё налил туда спиртное.
-- Тьен!– Жан ударил кулаком по столу, грозно глянув на внука.
-- Извини?.. Тебе тоже налить?!
-- Я же говорила, что она на него дурно влияет,– пробормотала себе под нос Барбара, но так, что это слышали все.
Этьен заскрежетал зубами с досады, затем опрокинул в себя бренди и резко кивнул:
-- Точно! Абсолютно беспутная девка! Пьёт, курит, ругается как матрос в портовом притоне! Я помню её с четырнадцати лет!.. Сначала я с ней позабавился, потом бросил с ребёнком… её лиши материнских прав, заперли в приюте… ей пришлось пробивать себе дорогу наверх безо всякой поддержки, помощи… Теперь у неё высокооплачиваемая работа, она вернула сына и вышла замуж!.. А какая-то… дама, всю жизнь прожившая за спиной мужа, смеет осуждать её?!.. Да мне плевать на чьё-либо мнение! И особенно на ваше, Барбара!
Мужчина стремительно поднялся из-за стола и направился в свою комнату.

 

#140
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
3 ноября, среда. Австрия, окрестности Фельдкирха, 23:35 – …

Катрин расчёсывала волосы, сидя за туалетным столиком. Резкий хлопок двери заставил её вздрогнуть. Стремительно влетевший в спальню Этьен что-то зло буркнул себе под нос и плюхнулся на кровать.
-- Ну, как? Повеселился?
-- Ага…– кивнул Шетардьё, скидывая ботинки с ног.
Кати, настороженно глядя на мужа, подошла к постели и присела рядом.
-- И чего теперь ожидать? Косых взглядов соседей и сплетен каждый раз, когда мы будем появляться здесь?
-- Что ты беспокоишься о мнении соседей? Какая тебе разница?
-- Мне-то, может, и никакой,– пожала плечами женщина,– а вот Ани с Жаном…
-- Это их проблемы!
Катрин удивлённо уставилась на мужа:
-- То есть как?.. А как же… тебе что, не жалко их?
-- С какой стати? Я им никто! Их сына давно уже нет в живых… А мне на них плевать!
-- Неправда! Ты их любишь! Я же знаю!
Этьен грубо рассмеялся. Смех получился каким-то пугающим.
-- Я никого не люблю! Я лишь использую!– злорадно ухмыльнулся Шетардьё.– С самого рождения… а это чуть больше года, я использую всех! Выдаю себя за внука этих стариков, за помощника Леона, за твоего мужа…
Катрин почувствовала себя неуютно рядом с мужчиной и поднялась с постели.
-- Тьен, я знаю, что тебе нелегко! Если вспомнишь, то я вместе с тобой прошла этот путь, но так тоже нельзя!
-- Как так?!– выпалил Этьен.
-- Постоянно, вновь и вновь переживать из-за своего происхождения! При этом совершенно не принимать в расчёт чувства других людей! Мне постоянно приходится успокаивать тебя, утешать, уверять, что тебя любят, именно тебя, а не твой прообраз! А ты хоть раз подумал кого мне?! Что пережила я, похоронив мужа и обретя его вновь! И хочешь или нет, но ты на генетическом уровне внук тех людей, на которых тебе плевать и отец Брайена, которого ты не любишь!
Кати переполняли эмоции, она хотела ещё многое высказать мужу, но слова путались в голове, не находя выхода. Отвернувшись, она отошла к окну.
-- В общем, всё… хватит! Делай как знаешь…– подытожила женщина.
Тьен некоторое время смотрел на её неподвижную спину, затем поднялся с кровати и вышел из спальни.
Катрин тыльной стороной ладони стёрла слёзы со щёк и, тяжело вздохнув, направилась в ванную комнату.
Грустные мысли не давали женщине покоя. Находиться одной в спальне не было сил и она отправилась в комнату сына. Постучавшись, Катрин открыла дверь. Брайн сидел в кресле, сосредоточенно перебирая струны гитары.
-- Чем занимаешься?– поинтересовалась Кати, присаживаясь рядом.
-- Да вот… пытаюсь одну песню подобрать… Хочешь послушать, что получилось?
-- Конечно,– улыбнулась Катрин.
Слушая игру сына, Кати беспрестанно думала о том, как Этьен мог отказаться от всего, что имеет, говорить, что никого не любит… Какая-то извращённая жестокость, диктуемая эгоизмом! А может быть это правда и ему действительно нет дела ни до кого из них?..
В этот момент снизу послышались крики.
-- Чего это Тьен разошёлся?!– встрепенулся Брайн, поднимаясь с постели.

3 ноября, среда. Австрия, окрестности Фельдкирха, 23:55 – …

-- Прекрати говорить чушь!– возмутился Жан, обнимая совершенно расстроенную Ани.
-- Но это правда!– в отчаянье выпалил Этьен.– Может быть это единственная правда из всего, что я когда-либо говорил!.. Мне жаль… но я больше не могу скрывать… именно потому что вы дороги мне…
-- Что здесь происходит?– тихо спросила Катрин, застыв в дверном проёме.
-- Твой муж сошёл с ума!– повернувшись к женщине, отозвался Жан.
-- Кати, подтверди им, что я никакой не Этьен, я его клонированная копия!– потребовал Шетардьё.
Катрин повернулась к Шетардьё, долго всматриваясь в его лицо.
-- Зачем ты так? – наконец, сумела произнести она.
Взгляд женщины, обращенный к Тьену был полон упрёка. Оставив его одного разбираться с заваренной кашей, Кати скрылась в спальне.
Этьен появился практически следом.
-- Всё! Собирайся! Мы уезжаем!– скомандовал он.
-- Зачем ты это сделал?– холодно спросила Катрин.– Ты причинил им боль… они ведь никогда не поверят…
-- Я хотел, чтобы всё было по-честному! Чтоб они простили меня!..
-- Ты действительно никого не любишь… и не бережёшь.
Кати отвернулась к шкафу, вынимая из него дорожную сумку. Этьен, задетый её словами, замер на месте не в силах пошевелиться. К горлу подкатил ком, а на глаза наворачивались слёзы.
"Господи, ну, почему я всё делаю не так?– спрашивал Тьен и не получал ответа.– Настоящий Этьен Шетардьё не довёл бы ситуацию до такого абсурда… А если б довёл, не переживал бы из-за такой ерунды!.. Неужели я обречён на ошибки?.. Наверное, я просто неудачный экземпляр!"
Катрин кинула сумку к ногам Тьена.
-- Я никуда не поеду!– заявила женщина.– Моя семья здесь! Эти люди дороги мне и я не оставлю их растерянными и испуганными! А ты поступай как хочешь!
Кати оставила мужа в спальне одного и спустилась вниз. На кухне она нашла Жана и Ани. Старики, обнявшись, сидели на маленьком диванчике. У Катрин болезненно защемило сердце, когда она поймала их несчастные, непонимающие взгляды.
-- Что с ним?! Объясни!– умоляюще произнесла Ани.– Он говорил какие-то ужасные вещи…
"Господи, ну, почему я должна отдуваться за его поступки?! Что я могу им ответить?!"– Катрин присела на диванчик.
-- Понимаете…– нерешительно начала она,– Этьен… в общем, он подсел на наркотики… Сейчас он проходит курс лечения, но иногда бывают срывы… и тогда… тогда он невменяем.
-- Наркотики?– глаза Ани испугано расширились.
Жан крепче обнял супругу.
В этот момент под окнами остановилось и засигналило такси. В холл спустился Этьен с дорожной сумкой на плече. Заметив свет на кухне, он подошёл ближе.
-- Я уезжаю,– жёстко произнёс он, глядя на стариков, а затем повернулся к Катрин.– Утром жду тебя в Лейпциге.
-- Тьё…– полушёпотом выдавила Ани, не зная, как задержать внука.
Мужчина медленно перевёл взгляд на старушку и, выдавив едва слышное «прости», быстро покинул кухню.
Катрин опустилась на корточки возле стариков, накрыв их руки своими ладонями.
-- Всё будет хорошо…– только и смогла вымолвить она.
4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, недалеко от церкви Св. Томаса, 09:35 – …
Этьен медленно прохаживался возле витрины небольшого магазинчика, осторожно поглядывая на дверь. Наконец, из неё появился Фридман собственной персоной, держа в руке небольшую коробочку.
-- Шетардьё? Что ты тут делаешь?– нахмурился Фриз.
Тьен непринуждённо пожал плечами:
-- Так… гуляю по улочкам «маленького Парижа»…
-- Что?
-- Разве не так называл Гёте Лейпциг в своём «Фаусте»?.. Вот и церковь,– Этьен кивнул на Св. Томаса,– совсем как у нас… в Париже. А ты, я смотрю, кому-то готовишь подарок?
Шетардьё перевёл взгляд на коробочку тёмного бархата, зажатую в руке Марка.
-- Готовлю!– криво улыбнулся Фриз.
Этьен ловко выхватил коробочку из рук мужчины и заглянул внутрь. На атласной подушечке лежала миниатюрная брошь.
-- Ого! Изысканная вещица!– глумливо усмехнулся Шетардьё.– И кому же ты её припас?
-- Твоё какое дело?!– жёстко ответил Марк, выхватывая футляр у Тьена.– Что ты здесь забыл?
-- Ты имеешь в виду - в Лейпциге?.. Да уж, конечно, не драгоценности для любовниц подбираю!.. Леон хочет провернуть одну афёру…
-- А я здесь причём?
-- Нам нужны ресурсы твоей местной подстанции, если, конечно, ты не растратил их все у ювелиров,– хмыкнул Этьен.
-- А что, твой босс не может перевести сюда свою локальную подстанцию?– подозрительно спросил Фридман, недоверчиво разглядывая Шетардьё.
-- Дельце нужно провернуть завтра, иначе будет поздно! Министр образования Франции сейчас здесь, в Лейпциге. Завтра днём он посетит Университет, там состоится какая-то научная специализированная ярмарка. Если вдруг случайно что-нибудь случится с министром, то его место достанется человеку Леона… Ты представляешь, какие это возможности? Образование диктует жизнь новым поколениям!
-- Заняться Леону больше нечем!– проворчал Фриз.
-- Как ты не дальновиден! Тебе, как руководителю организации, стоило бы с большим вниманием отнестись к открывающимся возможностям!– театрально вздохнув, с упрёком заметил Тьен.
-- Каким возможностям?! Создание молодежных идейных организаций?!– раздражённо хмыкнул Фридман.– Ладно, нужен Леону маленький несчастный случай с министром - он его получит!
-- Так-то лучше…
-- Это всё?
-- А ты торопишься? Не терпится вручить подарок?– с издёвкой поинтересовался Шетардьё.
-- А тебе не терпится угодить боссу?!– в ответ огрызнулся Фриз.
-- Именно! Так что поехали!
-- Куда?..
-- На подстанцию, разумеется… Готовить теракт!
Марк замялся, в его планы явно не входила работа на сегодня.
-- Хотя бы дай мне помощника с неограниченными полномочиями,– скептически покачал головой Этьен,– и можешь катиться по своим любовницам!
Фридман достал сотовый и быстро набрал номер.
-- Ты где?– коротко спросил он.
-- Неужели, даже удостоишь работу своим вниманием?– выслушав ответ собеседника, усмехнулся Фриз.
-- Угу…– буркнула в трубку Катрин.
"Сам-то давно работой занимался?!"– огрызнулась про себя женщина.
-- Для тебя есть задание: поможешь нашему гостю организовать одно мероприятие. Подробности он расскажет сам, когда прибудет на подстанцию. Предоставь ему любые ресурсы.
-- И что за гость?– хмуро спросила Кати.
-- Пусть это будет сюрприз!
Марк отключил связь.
-- Можешь отправляться на подстанцию!– обратился он к Шетардьё.– Дорогу знаешь, провожать не буду!
-- А для меня тоже имя помощника будет сюрпризом?– скептически поинтересовался Этьен.
-- Как я понимаю - одна из твоих любовниц!– ни преминул поддеть Фриз.– Сам догадаешься?
-- Катрин или Стефания?
-- Стеф?!– Марк нахмурился, поиграв желваками.– Ты никого не пропустил, да?
-- Опоздаешь к своей даме с брошами!
-- Катрин,– недовольно буркнул Фридман и, развернувшись, быстро направился вдоль улицы.
"Вуаля!"– мысленно улыбнулся Этьен. Главная задача выполнена - не видимая слюда на брошке - она же передатчик. Теперь можно было прокатиться и до подстанции.


4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, подстанция КЯ, 10:45 – …
Тяжёлые двери раскрылись, пропуская Шетардьё внутрь здания. Охранники указали ему путь к кабинету Катрин. Лифта не было и ему пришлось карабкаться на последний этаж пешком. Покинув лестничный пролёт, Этьен свернул в просторный вестибюль, где с ним столкнулась зазевавшаяся сотрудница подстанции.
-- Ох, простите…
-- Да ничего… Не ушиблись?– улыбнулся Тьен, придерживая налетевшую на него даму.
-- Нет-нет…– темноволосая головка женщины приподнялась, и на лице появилось удивление.– Этьен?! Какая встреча!
-- Стеф! Рад тебя видеть!
-- Взаимно!– кокетливо отозвалась Стефания.
Легко поцеловав мужчину в щеку, она нежно обвила его шею руками.
-- Ты надолго здесь?
-- Нет, проверну одно дельце и уеду,– ответил Шетардьё.
-- Хм… всё равно, если будет возможность, позвони! Помнится, как-то мы очень весело проводили время…
-- Кх… Разрешите пройти?– послышался натянуто вежливый голос Катрин, обращённой к застывшей в проеме двери парочке.
-- О! Я как раз к тебе!– объявил Этьен, позабыв о Стефании.– Марк звонил тебе по поводу меня.
-- Мой кабинет в конце коридора. Я скоро приду,– сказала Кати, следуя в своём направлении.
-- Ладно, ещё увидимся,– на прощанье подмигнул Стефани Тьен.

Ждать Этьену пришлось долго, словно Катрин нарочно не желала торопиться.
-- Наконец-то,– хмыкнул Шетардьё, когда Кати появилась на пороге кабинета.
-- У меня работа. Так что покороче.
Мужчина приблизился в жене, властно обняв её за талию:
-- Разве Фриз не предупредил, что с этого момента ты работаешь на меня?!..
-- Хм…– женщина нахмурилась.– Так это ты тот загадочный гость?
-- Именно!
-- Только этого не хватало!– едва слышно проворчала Катрин.
-- Чуть больше энтузиазма, детка!– усмехнулся Шетардьё.
-- Ладно, ближе к делу!
Кати попыталась вывернуться из объятий Тьена, но он удержал её.
-- Что это ты какая несговорчивая сегодня?
-- Зато ты, я смотрю, очень общителен сегодня!
Этьен беззаботно пожал плечами:
-- Не больше, чем обычно, детка.
-- Ах, ну, да… я забыла… обычно ты обжимаешься со всеми знакомыми девушками на всех подстанциях!
-- Ты - не все!– игриво водя ладонями по талии Кати, прошептал мужчина.
-- А я и не имею в виду себя!– резко осадила его жена.
-- Я надеюсь, ты не имеешь в виду и Стеф… Мы просто случайно столкнулись, не виделись больше года…
-- Мне это не интересно!
-- Тогда зачем демонстрируешь признаки агрессии пополам с ревностью?
Бровь Шетардьё иронично изогнулась. Мужчина наклонился к лицу Катрин и, прежде чем она успела что-то ответить, жадно присосался к её губам.
-- Пусти меня!– потребовала Кати, прервав поцелуй.
-- Неа…
Этьен вновь потянулся к губам жены.
-- Я гляжу, твоё настроение улучшилось!– констатировала женщина, пытаясь увернуться от Шетардьё.
-- А я гляжу, ты мрачнее тучи!– передразнил её мужчина.
-- С чего мне быть весёлой?! После всего, что ты устроил дома, мне пришлось всю ночь успокаивать стариков, а Ани даже понадобился доктор! И теперь ты появляешься здесь, как ни в чем не бывало! Да ещё любезничаешь со своими девицами!
-- Доктор?– Этьен неприятно поморщился.– Всё обошлось?
-- Обошлось! Но не благодаря тебе!.. Вернее - вопреки твоему поведению!
Мужчина нахмурился, отпустил Катрин и подошёл к её столу.
-- Вернёмся к нашим делам,– твёрдо объявил он, давая понять, что не желает возвращаться к этой теме.
Кати шумно выдохнула и опустилась в своё кресло.
-- Я вся внимание!
-- Для Марка я здесь ради организации покушения на министра образования Франции. Что-нибудь под видом теракта в университете, где он появится завтра…
-- А не для Марка?– насторожилась Катрин.
-- Мне нужна информация на Фридмана. Нечто сенсационное, что позволит в случае непредвиденных обстоятельств быстро убрать его с трона!
Кати устремила на Шетардьё внимательный взгляд. В её голове всплыл образ хрупкой девушки, прижимающийся к груди Фриза.
-- Леон жить не может без интриг, да?– хмуро спросила стратег.
-- На интригах держится вся политика!
-- И как же ты собираешься выискивать эту информацию?
4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, больница, 11:10 – …
Марк тихо вошёл в комнату Милены. Обстановка ничуть не напоминала больничную, обои с ярким рисункам, маленькие мелочи, которые так любят девушки, были расставлены по полкам. Но даже аромат цветов, украшающих комнату, не мог заглушить запах несчастья.
Грустное личико Милены озарила улыбка при виде мужчины. Ничто в жизни не радовало Фриза как эта улыбка. И ни к кому он не испытывал такой нежной привязанности как к этой больной девушке. Она стала для него сестрой, маленьким несмышлёным ребёнком, о котором нужно заботиться.
-- Как ты?– спросил Фридман, присаживаясь ближе к девушке.
-- Как обычно…
-- Хм… А у меня для тебя кое-что есть!
Марк извлёк из кармана маленький футляр и протянул его Милене. Огромные глаза девушки мгновенно заискрились любопытными огоньками.
-- Что это?!– спросила она, тут же забирая и открывая коробочку.– Брошь?.. Каравелла?..
-- Да,– нежно улыбнувшись, кивнул Фриз.– Пока только брошь… но летом, если ты будешь хорошо себя вести и выполнять все предписания врачей, мы отправимся в путешествие на таком вот паруснике…
-- Я буду хорошо себя вести!– пообещала Милена, прикалывая брошь себе на пижаму.– А куда мы отправимся?
-- Ну-у… для начала обойдём всё побережье Средиземного моря.
-- А ты мне купишь капитанскую фуражку?.. Мне очень хочется капитанскую фуражку,– с детской непосредственностью и чистотой попросила девушка.
Сердце Марка сжалось от боли: "Понимает ли это наивное создание, что скорее всего не доживёт до лета?..".
Тёплая ладошка накрыла его руку. Чистые глаза Милены всматривались в его помрачневшее лицо.
-- Не думай о грустном! Всё будет хорошо, вот увидишь…– с улыбкой произнесла девушка.
"Боже мой, и эта девочка, чью жизнь несправедливо отнимает страшная болезнь, ещё меня утешает!"– с тоской подумал мужчина.
Обняв девушку, Фридман ласково гладил её волосы, успокаивающе нашептывая:
-- Я куплю тебе фуражку, и ты станешь самым прекрасным капитаном! Наш парусник станут качать ласковые волны Средиземного моря, а стаи дельфинов будут играть с нами в перегонки…
Милена зажмурила глаза, изо всех сил стараясь представить радостную картину их будущего лета, тонкими пальчиками теребя брошь.

4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, возле больницы, 11:40 – …

Этьен и Катрин сидели в машине с тонированными стёклами на улице, перпендикулярной той, где располагалась больница.
В динамиках устройства, находящегося на панели лобового стекла, слышалось каждое слово, произнесённое Миленой и Фридманом.
-- Интересно, что у неё за болезнь,– озвучил свои мысли вслух Шетардьё.
-- Клиника частная, закрытая… Может быть что угодно,– задумчиво пробормотала Катрин.
-- Надо пробраться и выяснить… разумеется, когда Фриз уйдёт.
-- Вот проберёшься и выяснишь!
-- Я?!– возмутился Этьен.
-- Разумеется, ты же у нас мистер Обаяние! Вот и действуй! Надеюсь, здешние медсёстры окажутся разговорчивыми.
-- А ты, значит, будешь тут прохлаждаться, да?
-- А я буду всё слушать…– Кати прикрепила к лацкану пиджака мужчины едва различимый микрофон,– и анализировать! Стратег у нас ведь я!
Катрин и Шетардьё услышали, как Фриз попрощался с Миленой и уже через минуту показался на улице. Едва машина лидера КЯ скрылась за поворотом, Кати ткнула Тьена локтём в бок.
-- Пора идти!
-- Я не понял, кто кому должен тут подчиняться!..– возмутился Этьен.
-- Иди!
Шетардьё открыл дверцу машины, но перед выходом строго посмотрел на Катрин и твёрдо предупредил:
-- Вернусь - поговорим о субординации!
Мужчина покинул авто, направляясь к клинике. Зайдя с чёрного хода, Тьен раздобыл в прачечной синий костюм доктора, в пустующей ординаторской - фонендоскоп и чей-то бейджик. Из богатого перевоплощениями прошлого Этьен доподлинно знал, что «свои» никогда не читают имя на карточке и верят первому встречному, представляющемуся новым сотрудником.
Шетардьё прямиком направился к регистратуре. Медсестра оторвала взгляд от бумаг, разглядывая подошедшего.
-- Добрый день, Мари,– приветливо кивнул Тьен, увидев имя сестры на бейджике.– Я ваш новый доктор… правда к работе приступлю только завтра, а пока наш босс велел ознакомиться со списком пациентов и выбрать интересные случаи. Он сказал, что лучше вас никто не сможет ввести меня в курс дела… Надеюсь, я могу рассчитывать на вашу помощь?
Этьен широко улыбнулся и, не давая медсестре ответить, продолжил:
-- Кстати, а что вы делаете сегодня после работы?.. Может мы могли бы вместе поужинать… а вы бы заодно рассказали мне не только о пациентах, но и о сотрудниках… особенно о себе… Что скажете?
Медсестра кокетливо поправила причёску.
-- Я только заступила на смену…– с сожалением вздохнув, стала объяснять женщина.– Закончу сегодня поздно…
-- Не беда!– Шетардьё склонился к Мари.– Давайте сбежим ненадолго в кафетерий, я угощу вас чем-нибудь, а вы введёте меня в курс здешних дел, идёт?
Этьен протянул женщине свою руку, в которую она, смущённо улыбнувшись, вложила свою ладонь.
-- Разве что ненадолго…
-- Разумеется!– заверил Тьен, увлекая медсестру за собой.
-- Ловок…– усмехнулась Катрин, слушавшая в машине этот разговор.

4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, возле больницы, 12:35 – …

После посещения кафе Этьен (помимо сплетен) уже знал всё, что хотел: Милена лежала в клинике не первый раз, но постоянно убегала. У неё был СПИД и доктора предрекали ей не более шести месяцев в самом лучшем случае.
Вернувшись в больницу, Шетардьё направился в палату Милены. "Фриз постарался на славу!"– подумал Этьен, разглядывая обстановку.
-- Привет,– подмигнул он девушке.– Я - твой временный доктор… Буду иногда заглядывать к тебе.
Милена исподлобья взглянула на Тьена, но ничего не ответила.
-- Н-да… ты не очень разговорчивая… Вообще-то я судовой врач, хожу в море с большими кораблями, но иногда ступаю и на берег. Так вот для меня уже стало приметой, что на суше люди мне не доверяют… но зато в плаванье, среди моряков, я - свой! Забавно, верно? Океаны сплачивают людей, слабых делают сильными и выносливыми, а сильных - владыками пучин!.. Впрочем, кажется, тебе это не интересно… я могу уйти…
Милене было безумно тоскливо. Дни были похожи один на другой и новое лицо вызвало оживление в её душе. Несмотря на настороженность и внешнюю отчуждённость рассказ Этьена заинтересовал её. Тем не менее, девушка равнодушно пожала плечами, но Шетардьё уловил во взгляде огоньки любопытства.
-- А тебе, я гляжу, тоже нравятся корабли?– Тьен указал на брошь, приколотую к пижаме девушки.
Милена в ответ кивнула.
-- Наверное, на такой каравелле плавали грозные пираты…– продолжил мужчина.– Кстати, я однажды видел настоящих пиратов!
-- Их не бывает!– с лёгкой улыбкой возразила девушка.
-- Бывает!– запротестовал Шетардьё, решительно подходя к кровати и вместе с одеялом передвигая ноги Милены ближе к середине, чтоб сесть рядом.
-- Враки!– воодушевилась девушка, подтягиваясь к подушке и принимая полусидящее положение.
-- Значит так… как сейчас помню, было 24 мая 21:45. Я вышел на палубу. Ночь стояла тёплая и, как всегда на экваторе - тёмная!.. Россыпи звёзд в воде… я загляделся. Вдруг вижу за бортом маячит что-то белое… Я, разумеется, кричу: «человек за бортом»! Моряки вытаскивают его, оказывается какой-то араб с вырванным языком… Мы к нему и так, и эдак… надо ж понять, откуда он такой взялся… а он молчит. На третий день проплываем мы мимо какого-то острова, а наш араб как замычит и всё в его сторону показывает… Ну, мы, не долго думая, завернули туда… а там…
Этьен замолчал, похлопал себя по карманам и достал портсигар.
-- Что там?..– навострила ушки девушка, подавшись вперёд.
-- Ты куришь?– протягивая сигареты, спросил Тьен.
-- Нет-нет! Так что за остров?
-- Ладно, я тогда тоже не буду…
Шетардьё захлопнул портсигар. Тут же сработала встроенная фотокамера и запечатлела образ Милены на фоне больничной палаты.
-- Так вот…– продолжил Этьен.– На острове мы увидели обломки корабля! Когда мы на шлюпках добрались до него, то обнаружили, что это самый настоящий пиратский корабль! Из-за тумана он сел на мель. Тот бедняга, которого мы подобрали, был с этого корабля.
-- А откуда вы это узнали? И почему решили, что корабль пиратский?
-- Так ведь араб узнал своё судно! А рядом с останками корабля мы нашли ящики с награбленным!
Милена недоверчиво посмотрела на Шетардьё.
-- Не веришь?!– возмутился тот.– Ну, тогда давай договоримся так: в следующий раз я принесу монету, которую забрал из награбленного пиратами и колокол! Идёт?
-- Идёт!– с азартом ответила Милена.
-- Но только одно условие: чтобы я мог показать тебе всё это и рассказать другие истории никому не говори о моих визитах! Иначе мне крупно влетит за болтовню с тобой! У меня очень строгое руководство! Хорошо?
-- Ладно…– добродушно согласилась Милена.
-- Вот и славно! Тогда, до встречи!

4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, возле больницы, 13:30 – …

-- С этим пока всё,– садясь в машину и заводя мотор, произнёс Этьен.– Теперь надо быстренько подготовить завтрашнюю кампанию…
Катрин задумчиво молчала.
-- В чём дело?– бросив быстрый взгляд на жену, поинтересовался Тьен, выруливая на параллельную улицу.
-- Гм… странно как-то всё это… Фриз и девушка больная СПИДом…
-- А что тут странного?– пожал плечами Шетардьё, внимательно следя за дорогой и периодически по привычке поглядывая в зеркало заднего и бокового вида, словно выискивая однотипные машины.– Он же у нас содержит какие-то благотворительные приюты для детей наркоманов… может и эта девчонка оттуда…
Этьен остановил машину возле Университета.
-- Ну, что?.. Пойдём оглядимся, как тут всё внутри,– предложил он.
-- Пойдём! А по дороге выясним вопрос о субординации!
-- О чём, о чём?!
-- О субординации!– чуть ли ни по слогам повторила Катрин.– Вылезай!
-- И что ты всё время командуешь?!
-- У меня на это есть все полномочия!– женщина вышла из машины.– Ну? Так ты идёшь?!
-- И какие же у тебя полномочия?!– возмущённо спросил Этьен, догнав жену.
-- Должностные! Вот ты у нас по статусу - помощник главного стратега, с высоким уровнем допуска! Я же, помощник руководителя с неограниченным допуском! К тому же сама являюсь стратегом! Так что по должности я главнее! Вот!
Катрин довольно рассмеялась, открывая тяжёлые двери университетского здания.
-- Ладно, отложим разговор о субординации до ночи,– усмехнулся Шетардьё, пропуская жену вперёд.
-- Ночью я буду спать, а ты работать!– поспешила развеять иллюзии мужа Кати.
-- Конечно-конечно… давай иди вперёд!.. Нам надо осмотреть зал, в котором будет проходить ярмарка. Не думаю, что охрана станет проверять его на наличие взрывчатки, так что можно вполне установить дистанционную бомбу уже сегодня ночью.
Катрин и Этьен прошли внутрь зала. Тут уже вовсю шла подготовка к завтрашнему торжеству: вешались растяжки, плакаты, устанавливалось оборудование и аппаратура.
-- Эй! Это вы, что ли, технические специалисты?– спросила бойкая девица, очевидно студентка старших курсов, подходя к Тьену и Кати.– У нас тут динамики что-то барахлят… посмотрите!
-- А где динамики?– спросила её Катрин.
-- Там…– пояснила студентка.– Возле сцены…
В глубине зала обнаружился небольшой подиум, у которого стояли два высоких динамика. Группа студентов устанавливала на импровизированной сцене микрофоны. Не привлекая излишнего внимания, Кати и Тьен смогли осмотреть место, где планировалось выступление министра.
-- Возле сцены достаточно мест, куда можно спрятать взрывное устройство. Удар должен быть точечным, но мощным,– заметила Катрин.
-- Точечным? Зачем?– запротестовал Шетардьё.– Тогда сразу станет ясно, что покушались на министра…
Кати скептически покачала головой:
-- А что, если рухнет полздания, то решат, что покушались на науку?
-- Тогда это будет выглядеть как крупномасштабный теракт и отвлечёт внимание от персоны самого министра… мол, он послужил лишь поводом для большого скопления народа… А взрывные устройства можно заложить в динамиках в каждом углу зала.
-- Возни больше и шансов, что обнаружат взрывчатку! Помещение наверняка будут осматривать и собаки не пройдут мимо такого количества закладок! В то время как в первом случае взрывное устройство будет легче скрыть.
-- Но тогда ни у кого не возникнет сомнений, что это покушение.
-- Так или иначе, эта версия будет рассматриваться. Внимание от самого министра не отвести! Так зачем лишние затраты?
-- Ты уверена, что дело только в этом?– нахмурился Этьен.
-- Д-да… а в чём же ещё?
-- Да так… Не будут помещение осматривать с собаками. Это ж не президент приезжает, а всего лишь министр образования.
Катрин промолчала, оглядывая помещение.
-- Действовать будем по моему плану,– отрезал Шетардьё.– Ночью сюда пришлём оперативников, они установят взрывчатку.
-- Как хочешь,– пожала плечами женщина.
Тьен поймал её лицо за подбородок и заставил смотреть себе в глаза.
-- Я надеюсь, это не жалость в тебе пробуждается?– строго спросил мужчина.
-- А что такое?– довольно агрессивно отозвалась Катрин.– Лучше из-за какого-то министра, который по большому счету и не очень-то нужен, угробить больше сотни детей, да?!
-- Кэт, ты забыла, кто мы и чем занимаемся?
-- Нет! К сожалению не забыла! Но зачем вмешивать в эти игры ни в чем неповинных людей?! К чему лишние жертвы?! В прочем, ты уже всё решил! Делай, как знаешь…
-- Террор - это всегда неповинные люди! Это единственный способ воздействовать на правительства и подрывать их авторитет! Именно поэтому мы выбрали такую дорогу!.. Поздно думать о морали, дорогая!
-- Ты всё посмотрел, что хотел?– сухо спросила Катрин.
-- Да.
-- Тогда возвращаемся на подстанцию.

4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, подстанция КЯ, 17:20 – …

По дороге Кати и Тьен не разговаривали друг с другом. Вернувшись на подстанцию, они сражу же прошли в кабинет Катрин.
-- Подбери оперативную группу с двумя опытными подрывниками,– приказал Этьен, присаживаясь на подоконник.
Женщина открыла ноутбук, пролистывая список оперативников и отмечая «флажком» возможные варианты. Когда всё было почти готово, открылась дверь и в кабинет зашёл Фридман.
-- Ну?.. Как продвигаются дела с этим вашим министром?– обратился он к Тьену.
-- Как раз работаем над этим…– бесцветно отозвался Шетардьё, повернув голову в сторону лидера КЯ.
-- План операции готов?– обратился Марк к Катрин.
-- Да, в данный момент подбираю состав группы.
-- Поделитесь-ка соображениями…
Кати развернула к Фризу монитор компьютера, на который вывела схему здания и места, куда будут заложены взрывные устройства. Фридман быстро пробежался взглядом по тексту, и на его лице появилась насмешливая улыбка.
-- Шетардьё, неужели, для того, чтобы устроить в здании университета большой «бум» тебе понадобился помощник с неограниченным уровнем допуска?!
-- А тебя что-то не устраивает в этом?– с усмешкой спросил Тьен.
-- Просто интересуюсь.
-- Я не обязан удовлетворять твоё любопытство.
-- Но, неужели, ты не мог привезти с собой пару оперативников и самостоятельно провернуть дельце?– в голосе Фриза звучала сплошная ирония.
-- Мог. Но я решил, что и твоим ребяткам не мешает хоть изредка заниматься делами,– Этьен вызывающе изогнул бровь.– У вашей подстанции практически самые низкие показатели по всем критериям! Леон крайне недоволен вашей деятельностью!
С лица лидера КЯ мгновенно слетела улыбка:
-- Не стоит забываться, Шетардьё!
-- Не стоит забывать, Фридман, по чьей воле ты…– Тьен многозначительно оборвал фразу, его глаза сверкнули сталью.
"Вот это субординация!.."– мелькнуло в голове Катрин. И она мгновенно отвела взор от мужчин, уткнувшись в дисплей ноутбука.
Резким молниеносным движением Фриз сдёрнул Этьена с подоконника, на котором тот сидел в течение всего разговора и повалил на пол. В следующее мгновение Тьен почувствовал холод прижатого к его затылку пистолета.
-- Я не потерплю, чтобы шавка Леона мне что-то высказывала! Запомни это, Шетардьё!– металлическим голосом пригрозил Фридман.– И если мой главный стратег чем-то недоволен, пусть доложит мне об этом лично!
Выпустив Этьена из захвата, лидер «КЯ» покинул кабинет Катрин.

4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, подстанция КЯ, 17:40 – …

Тьен перевернулся на спину и, закинув руки за голову, довольно рассмеялся. Ничего пусть Фриз думает, что напугал его - так безопаснее.
-- Очень неразумный поступок,– заметила Кати, глядя на развалившегося на полу мужчину.
-- Зато мы узнали, что Фриз абсолютно несдержан!.. Для руководителя это плохо!.. Я бы даже сказал: смертельно!
Шетардьё продолжал потешаться, предвкушая, как расскажет об этом Леону. Жаль, нету видеосъёмки - было бы вдвойне веселее.
-- Ах, какой ты тонкий психолог!– иронично заметила Катрин.
-- А разве нет? Я смог так легко его спровоцировать!
Кати пожала плечами:
-- Иногда очень выгодно казаться врагу слабым и уязвимым! Это лишает его бдительности!
-- Ты как всегда утрируешь и перестраховываешься!
-- Работа такая!
Женщина закрыла ноутбук, и устало потёрла глаза:
-- Ты как хочешь, а я пойду пообедаю!
-- Иди… Я в кафе перекусил, пока Мари пересказывала мне подноготную всего персонала…
-- Ты даже запомнил её имя?– фыркнула Катрин, поднялась из-за стола и, приблизившись к Этьену, посмотрела на него сверху вниз.
-- У меня хорошая память на имена,– расплылся в улыбке Шетардьё.
-- Угу… особенно на женские, да?
Взгляд мужчины скользнул под полы пиджака Кати, пытаясь проникнуть внутрь.
-- На любые,– возразил Тьен.– Я даже помню клички всех собак, с которыми играл в детстве…
-- Что ж ты тогда никак не можешь запомнить номера телефонов? Не за это ли тебе постоянно влетает от Леона?– язвительно поинтересовалась женщина.
-- А вот на цифры у меня плохая память!
Шетардьё протянул руку, залезая под брючину Катрин, и погладил её щиколотку, продвигая ладонь выше.
-- Какая у тебя избирательная память!
-- Ага…– кивнул Тьен, поглаживая ножку жены.
-- Эй! Веди себя прилично!
Катрин отдёрнула ногу от руки мужчины.
-- Я ещё ничего неприличного не делал!– возразил мужчина.
-- Но вот пока ты ещё не успел, я ухожу обедать!
Кати накинула плащ и, достав зеркальце, слегка поправила макияж.
-- По-моему, уже пора ужинать… дома,– поднимаясь с пола, заметил Этьен.– Твоя квартира далеко от подстанции?
-- Далеко!– отозвалась Катрин, глядя на отражение Тьена в зеркальце.
-- Хорошо, тогда иди обедай, а я пока проинструктирую группу. И купи каких-нибудь продуктов домой…
-- Ты будешь готовить нам ужин?– с иронией спросила Кати.
-- Нет - ты!
Этьен львиной походкой приблизился к жене и, крепко сжав её в объятьях, припал губами к губам. В этот момент открылась дверь и на пороге застыл Фридман.
-- Ого! Какое взаимопонимание!– прислонившись к косяку двери, лидер КЯ с насмешкой наблюдал за супругами.
Катрин оттолкнула Этьена, растерянно уставившись на Фриза. Шетардьё медленно обернулся лицом к Марку, вопросительно изогнув бровь.
-- Может быть, нам тоже стоило начать с этого? Глядишь, лучше бы сработались…– Фридман подмигнул Кати.
-- Ты какого хрена здесь забыл?– недовольно проскрипел Тьен.– Ты ж вроде уже высказался!
-- Скучно мне одному,– расплылся в ехидной улыбке Марк, – а тут столько развлечений!
-- Что, а утренняя пассия, к которой ты так спешил, не развлекает тебя по вечерам?
-- А ты что такой взбешенный? Перевозбудился?
Этьен, с трудом сдержавшись, повернулся к Катрин:
-- Ладно, я инструктировать группу… Потом позвоню.
Шетардьё, смерив Фриза холодным взглядом, быстро вышел из кабинета.
-- У тебя что, роман с этим тупым ублюдком?– спросил Фридман, брезгливо глянув на дверь, за которой только что скрылся Этьен.
-- Роман?– Кати иронично усмехнулась.– Нет. Я просто иногда с ним сплю.
-- Не смогла найти поприличней?!
-- А зачем?– пожала плечами Катрин.– Так проще… ни упрёков, ни слёз, ни обязательств, ни вопросов, где я пропадала несколько месяцев и почему не звонила… Ему ничего от меня не надо, кроме секса и мне соответственно тоже.
Фриз облизнул пересохшие губы и пробежался взглядом по Кати. Даже не взирая на плащ, поджарая фигура женщины сразу же бросалась в глаза.
-- Обычно так рассуждают мужчины,– насмешливо заметил Фридман, не сводя взгляда с декольте пиджака Катрин.
-- И я их понимаю…
Марк усмехнулся, и в его зелёных глазах заплясали озорные огоньки:
-- И какими критериями ты руководствуешься при выборе любовников?
-- Люблю атлетическое телосложение и симпатичное лицо… Ну, а главное, пожалуй, чтобы не создавал мне лишних проблем!
-- Мужской ум в изящном теле женщины!– рассмеялся лидер КЯ.– Я вижу, ты куда-то собралась?
-- Да, хочу перекусить…
-- Составлю тебе компанию! Не будешь против?
-- Не буду.

4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, ресторан, 18:30 – …

-- Симпатичное местечко,– заметил Фриз.– Что-то я раньше сюда не заглядывал…
-- Я сама открыла его случайно,– разделавшись с салатом и пригубив немного вина, отозвалась Катрин.– Люблю бродить по тихим улочкам Парижа, а эти мне показались особенно похожи… Лейпциг вообще походит на Париж…
-- «Маленький Париж», как называл его Гёте,– ввернул Марк, вспомнив утреннюю встречу с Этьеном.
-- Точно! В «Фаусте»!
-- Ага…– с видом знатока кивнул Фридман.– Н-да… признаться, ты меня сегодня немало удивила…
"Ты меня тоже",– подумала Кати, вспомнив о девушке, больной СПИДом.
Марк подлил ещё вина в бокал женщины и, поскольку они сидели на полукруглом диванчике, придвинулся поближе.
-- Чин-чин!– поднимая свой бокал, улыбнулся Фриз.
Отпив вино, мужчина расслабленно откинулся на спинку диванчика.
-- Я тоже не сторонник привязанностей! Люди встретились, насладились друг другом и каждый живет своей жизнью, не мешая жить другому…
-- И что же, не приемлешь совсем никаких привязанностей? Человеку по сущности своей необходимо питать к кому-то тёплые чувства!
-- С чего ты взяла?
-- Да так… в книжках читала, в фильмах смотрела…– отшутилась Катрин.
-- А, по-моему, испытывать тёплые чувства и быть привязанным, зависимым от какого-то человека - это разные вещи!
-- Любопытная мысль…
Фридман улыбнулся и едва ощутимо погладил кончиками пальцев щеку женщины.
-- Я так понимаю, Этьен сегодня вечером будет занят,– многозначительно повёл бровью Фриз.– А у меня тут недалеко квартирка… Может заглянешь в гости? Нужен совет…
-- Какой совет?– не поняла Катрин.
-- Я хочу поменять дизайн и всё такое… Но сам не очень доверяю своему вкусу.
-- Это почему же?
-- Ну-у… скажем так: в юности одна моя знакомая постоянно твердила, что я совершенно лишён вкуса!.. С тех пор у меня комплекс на этой почве!
Катрин от души рассмеялась.
-- Не веришь?!– возмутился Фриз.– Тогда поехали! Сама убедишься!
Марк махнул официанту, подзывая его к себе.
-- Счёт, пожалуйста,– попросил он, выкладывая на стол несколько купюр.– И вызовите нам такси.
Кати даже не успела возразить, Фридман уже взял её под локоть и повёл за собой.
"Ладно, смотаться я всегда успею… зато узнаю его адрес,– мелькнула идея в голове Катрин,– может пригодиться… "

4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, квартира Фриза, 19:20 – …

-- Прошу,– открывая дверь и пропуская Кати вперёд, предложил Марк.
Женщина неуверенно вошла в прихожую. Фриз помог ей снять плащ и, слегка придерживая за талию, провёл в гостиную.
"Гм… хоромы действительно скромненькие для лидера одной из крупнейших террористических организаций",– отметила про себя Катрин.
-- Ну? Убедилась?– подмигнул Фридман.
Кати, улыбнувшись, кивнула и, бросив сумочку на журнальный столик, присела на диван.
Марк направился к бару, выуживая оттуда два бокала и бутылку коньяка.
-- Выдержка сорок три года,– похвалился Фриз, разливая спиртное по фужерам и протягивая Катрин.
Поставив бутылку на столик, мужчина присел рядом с Кати и коснулся своим бокалом с её. Женщина слегка пригубила коньяк и вдруг почувствовала ладонь Марка на своей коленке.
-- Ну, как тебе?– поинтересовался Фридман.
-- Я не очень разбираюсь…
-- Признаться, я тоже!– мужчина забрал фужер из рук Катрин и поставил оба бокала на столик.– Да и бог с ним…
Фриз вернулся на диван и безо всяких прелюдий обнял женщину, страстно целуя её в губы.
Катрин рефлекторно попыталась отстраниться. Марк приподнял голову, вопросительно взглянув на Кати.
-- Ну, что такое, ммм?– скрывая хитрую усмешку, поинтересовался лидер КЯ.
Пальцы мужчины скользнули за ворот пиджака, поглаживая нежную кожу женщины.
-- Я просто не думала, что ты воспримешь мои слова как руководство к действию…
-- А почему и нет? Разве я не подхожу по твоим критериям?
-- Дело не в этом…
-- А в чём же?
-- В твоей должности! Я не сплю с боссами! Слухи быстро разносятся по персоналу, и это вызывает негативную реакцию: раз спишь с боссом, то имеешь поблажки и так далее…
-- Ух, ты! Целую теорию вывила!– иронично усмехнулся Фриз и поднялся с дивана.
Сделав глоток коньяка, он пристально посмотрел на Кати.
-- А, может быть, всё дело в том, что твои слова об отношениях с Шетардьё - чушь собачья?
Под ложечкой неприятно засосало, однако внешне Катрин ничем себя не выдала.
-- Я надеюсь, ты не рассчитываешь, что я сейчас брошусь тебя разубеждать и сразу всё позволю?– иронично поинтересовалась она.
-- Оправдываться мы не привыкли, да?
-- А есть за что?
-- Спокойная… гордая… дерзкая…– растягивая слова, произнёс Фридман.– Я понимаю, почему оперативники прозвали тебя Багирой. Однако тебе не хватает её мудрости… представь себе перспективы… Леон не вечен! Мне понадобится новый главный стратег…
Марк приблизился к Кати и, наклонившись, упёрся руками в спинку дивана, заключив женщину в кольцо.
-- О нашей связи никто и никогда не узнает. Обещаю.
-- Я, конечно, не обделена честолюбием! Но заманивать меня в постель обещанием высокой должности - это чересчур!
-- Хм… А чем же тебя надо заманивать?– усмехнулся Фриз.
-- Ну, я не знаю…– Кати кокетливо повела плечом.– Я не сторонница церемонных ухаживаний, но всё же приглашение посмотреть дизайн квартиры и рассказ о будущих благах - это как-то невыразительно даже для меня.
Катрин всеми силами старалась отложить ответ. С одной стороны она понимала, что её согласие вызовет бурю негодования у Этьена, но с другой… Леон не простит ей такой возможности втереться в доверие лидера КЯ и знать о каждом его шаге. Да и сам Фриз вряд ли потерпит отказ, особенно после всего, что она наговорила про секс без обязательств и иже с ним. Дилемма выходила не из простых.
Фридман отрывисто рассмеялся:
-- Интересно, а что же такого выразительного придумал Этьен, заставив тебя согласиться, а?!
-- Помнится, очень романтично говорил что-то о кораблях и тихой гавани, где можно отдохнуть от внешних невзгод…
-- Этьен и романтика?– недоверчиво фыркнул мужчина.
-- Заморочить женщине мозги - его излюбленное хобби! С чего бы тогда взялась такая вереница любовниц…
Марк вновь рассмеялся, его зелёные глаза внимательно изучали лицо женщины.
-- Давай так: ты научишь меня романтики и я исправлюсь, идёт?
Не дожидаясь ответа, Фриз накрыл поцелуем губы женщины.
"Вот чёрт!"– с досады, выругалась про себя Катрин.
Мгновение спустя мужчина уже расстёгивал пуговицы на её пиджаке, при этом не отрываясь от губ.
"Ладно,– прекратила сопротивление Кати,– в эту игру можно играть вдвоём! Я всё равно стратег лучше, чем ты!.. Даже в таком деле!.. Чёрт! Тьен! У тебя есть десять минут, чтобы позвонить мне, иначе… Фриз будет лечиться от нервного расстройства из-за неудовлетворённого желания!"
Женщина потянулась к ремню Фридмана, расстёгивая его и вытаскивая рубашку из брюк. На секунду приостановившись и взглянув в глаза Катрин, Марк победно улыбнулся. Пиджак Кати тут же оказался на полу, а сама женщина на диване под Фризом. Руки мужчины уже лезли под бельё Катрин, властно сминая шёлк.
-- Как на счёт исправления?– поинтересовалась женщина, с трудом отстраняя от себя Фридмана.
-- Какого исправления?– тяжело дыша, переспросил он.
-- Уступите место даме сверху!
Марк несколько секунд, не отрываясь, смотрел на Кати, после чего расплылся в довольной улыбке:
-- Слово дамы - закон…
Выиграв инициативу, Катрин взяла самый медленный темп, молясь, чтобы поскорей зазвонил телефон. В конце концов, это было нечестно! Когда она собирается отдыхать - её просто достают звонками все кому не лень, а сейчас, когда надо - телефон молчит.
"А вдруг сел аккумулятор?"– испугалась Кати, обнажая торс мужчины и нежно водя по нему пальчиками.
-- Может быть, чуть ускорим темп?– хриплым голосом произнёс Марк.
Ладони мужчины крепко сжали бедра Катрин.
-- Какой ты нетерпеливый!– женщина развела его руки в стороны.– Я люблю растягивать удовольствие…
-- В таком случае мне грозит умопомрачение…
-- Расслабься! Это того стоит…– многообещающе улыбнулась Кати.
-- Надеюсь…
"Чёрт побери! Мне хоть кто-нибудь позвонит?!!"– теряла последнюю надежду Катрин.
Словно уступив её мольбам, в сумочке ожил мобильный телефон, разразившись пронзительной трелью. Женщина едва сдержала радостный возглас, отрываясь от мужчины.
-- Нет! Оставь! Пусть звонит!– удержал её Фридман.
-- Но я должна, извини…– на лице Кати появилось самое искреннее сожаление.– Вдруг что-то срочное!
Быстро соскочив с дивана, Катрин полетела к телефону.
-- Да?!– запыхавшись, ответила она.
-- Кэт, ты где пропадаешь?– раздался голос Этьена в трубке.– Я уже инструктаж закончил, домой приехал, а тебя всё ещё нет! Скоро будешь?
"А раньше он этим поинтересоваться не мог?!"– возмутилась женщина.
-- Да!
-- Что - «да»? Я есть хочу. Ты ужин обещала приготовить!
-- Это так срочно?
-- Что срочно? Что там с тобой происходит?
-- Ничего! Раз это так обязательно, то скоро буду!– недовольным тоном отозвалась Кати и отключила связь.
Подобрав с пола свой пиджак, женщина быстро натянула его на себя и подняла виноватый взгляд на лидера КЯ.
-- И?!– хмуро поинтересовался тот.
-- Прости… Я получила задание от Леона. Требуют, чтобы выполнила срочно! Работа превыше всего, ты же знаешь…– Катрин изобразила очаровательную улыбку и поспешно вышла из комнаты.
Закрыв за женщиной входную дверь, Фриз прислонился к ней обнаженной спиной и шумно выдохнул.
-- Уффф… Эта затея может мне слишком дорого обойтись!

4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, квартира Катрин, 20:45 – …

Услышав, как в замке поворачивается ключ, Этьен поспешил в прихожую.
-- Ты где была?!.. Что случилось?!– начал осыпать вопросами жену Тьен.– Ты не могла говорить, да?!
Катрин, ничего не объясняя, подошла к мужу и обняла его за пояс, крепко прижавшись к груди.
-- Эй, детка!.. Да что с тобой?..– осторожно поглаживая спину Кати, спросил Шетардьё.– Тебя кто-то обидел?.. Скажи мне, я закопаю этого урода в землю живьём! Ну, же!
Этьен приподнял личико жены за подбородок, заглядывая в глаза.
-- Ты почему совершенно не интересуешься, где твоя жена?!– вместо ответа рассерженно спросила Катрин.
-- Как это не интересуюсь?– растерянно пробормотал Тьен.– Я же тебе по этому поводу звонил!..
-- А пораньше ты не мог этого сделать? Заставил меня нервничать!
-- Почему? Детка, я ничего не понимаю! Объясни же, наконец, что произошло?!
-- А то, что теперь я вынуждена выполнить приказ Леона! Считай, что это он меня обидел! Можешь идти его закапывать!
Женщина отошла от мужа, чтобы раздеться. Выместив своё раздражение на туфлях, Кати резко закинула их в угол.
-- Какой приказ Леона? Ты о чём?– нахмурился Шетардьё, следуя за женой по пятам в направлении гостиной.
-- Такой!!!
-- Кэт, не кричи, у нас…
-- Хочу - и буду кричать!– выпалила Катрин.– Все вы мужики одинаковые! И пользуетесь своим служебным положением!.. Этот кобель предложил мне с ним переспать ради должности главного стра…
Кати проглотила слова, словно парализованная замерев под аркой ведущей в гостиную.
-- Мою должность?– Леон иронично повёл бровью, продолжая сидеть на диване и неспешно потягивать бренди.– Мило… Очень мило.
-- А-а-а… эээ… кх…– от неожиданности у Катрин слова застряли в горле.
-- Чего ты застыла? Садись, рассказывай!– велел Леон.– Так что ты ответила нашему любвеобильному лидеру?
Женщина присела в кресло напротив главного стратега. Её напряженная поза выдавала сильное волнение.
-- Согласилась, разумеется…– ответила Катрин, и тут же почувствовала на себе тяжёлый взгляд Этьена.
-- Надо же… А по твоим негодующим крикам - не похоже,– недоверчиво заметил Леон.– Кстати, симпатичная у вас квартирка…
Главный стратег смерил подчинённых внимательным взглядом.
-- Это… квартира Катрин,– невнятно отозвался Шетардьё.
-- Ну, как я понимаю, у вас теперь с ней всё общее,– на губах главного стратега появилась его излюбленная дежурная улыбочка.
В комнате повисло молчание, но Леон не собирался его нарушать, предоставляя возможность всем персонажам пьесы в полной мере ощутить неловкость.
-- Не всё,– наконец, прервал тишину Этьен.– Я запрещаю ей пользоваться своей бритвой…– попытался он разрядить обстановку.
-- Ну, и как?.. Она тебя слушается?– скептически поинтересовался Леон.
-- С поличным пока не залавливал…
-- Это хорошо. Значит умеет притворяться. Очень полезное качество. Особенно в свете новых обстоятельств.
Отставив бокал, главный стратег поднялся с дивана.
-- Думаю, вам есть о чём поговорить…– на лице Леона вновь появилась холодная улыбка.
Шетардьё вышел проводить неожиданного гостя. Катрин плеснула себе виски и залпом осушила бокал. Спиртное обожгло горло, на глазах выступили слёзы: "Плевать какой ты профессионал, но если ты женщина, то должна спать по приказу с тем, с кем нужно! Противно!"
Переодевшись, Кати села на кухне, ожидая мужа и тяжёлый разговор с ним.

4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, квартира Катрин, 21:05 – …

-- Значит мы договорились?– скорее прокомментировал, чем спросил Леон.
-- Да, не волнуйся. Девчонку будут пасти днём и ночью…– кивнул Тьен.– Слушай, а Катрин обязательно…
Шетардьё не успел закончить фразу, остановленный холодным взглядом босса.
-- В войне приемлемы любые средства,– жёстко бросил он.– Ничего с твоей Катрин не сделается. Ты же сам пользовался подобными приёмами - знаешь, что чувств это никак не касается… К тому же она - женщина, ей даже проще притвориться, что она испытывает желание.
Этьен молча проглотил обиду, запер за Леоном дверь и направился к Кати.
Она сидела на кухне и курила. Мужчина остановился возле косяка, прислонившись к нему и как-то странно глядя на Катрин.
Не зная, какой ждать реакции от мужа, женщина затушила сигарету и подошла к холодильнику.
-- Кушать будешь?– тихо спросила она.
Ответа не последовало, Этьен всё так же стоял в стороне.
Кати достала с полок продукты, выполняя все действия машинально.
-- Я не знаю, что случилось с Фризом…– вдруг начала она рассказывать.– До сегодняшнего дня он не проявлял ко мне особого интереса, а тут вдруг… Сегодня мне удалось избежать этой ситуации, но после слов Леона…
Катрин помыла овощи под краном, находя в этом простом действии успокоение.
-- Леону не отказывают,– мрачно констатировал Тьен.
Кати обернулась на мужа, в сердце притаился испуг. Нет, она и сама понимала, что «Леону не отказывают», но, когда это озвучил Этьен, на душе почему-то стало мерзко.
-- Чёрт!– Шетардьё с досады ударил кулаком о косяк.– Я же пытался тебя предупредить, что мы не одни!!! Если б Леон не слышал всё собственными ушами, можно было бы как-то замять это!..
-- Может я ещё и виновата?!!– вскричала Катрин
Но голос её сорвался и, рыдая, она бросилась прочь из кухни. Однако Тьен ловко поймал её в свои объятия, крепко прижав к себе и не давая высвободиться.
Из груди женщины вырвался отчаянный всхлип. Этьен удерживал жену до тех пор, пока ни почувствовал, что её рыдания утихли, и она обмякла в его руках.
-- Мы со всем справимся!– твёрдо произнёс Шетардьё. – Слышишь?
Приподняв личико Катрин, он вытер её слезы.
-- Справимся…– тихо повторила Кати.– Ты уедешь?
-- Нет. Я тебя не оставлю,– целуя жену в висок, пообещал Тьен.– Леону что-нибудь навру… да и Лера, если что, подстрахует… А с Фризом, погоди, может ещё что-нибудь придумаем…
-- Что?– без особой надежды спросила Катрин, вцепившись пальцами в футболку мужа.
-- Пока не знаю, детка…
-- Бесполезно… Леон сразу поймёт, что мы всё испортили нарочно!..
-- А может пошлём всё к чёртовой матери?! Сбежим ото всех, заляжем на дно и просто будем жить своей семьёй… мы же хотели завести ещё одного ребёнка, а?..
Кати на секунду представила себе эту жизнь: осуществившаяся мечта о ребёнке, Брайн рядом с ними, без страха, что, прощаясь, вы, возможно, расстаётесь навсегда. Лишь одна мысль сразу развеяла все иллюзии - им никогда не дадут жить спокойно!
-- Леон расценит это как предательство и никогда не простит!– тихо ответила мужу Катрин.– Дураки мы с тобой! Размечтались о невозможном… Мы всю оставшуюся жизнь будем вынуждены строить по чужим приказам! Альтернатива этому - постоянный страх, что тебе поймают не свои, так чужие!
-- Ладно… уже поздно, пойдём спать…– вздохнул Этьен.– Или ты хочешь поужинать?
-- Нет, не хочу,– покачала головой Катрин.

4 ноября, четверг. Германия, Лейпциг, квартира Катрин, 22:00 – …

Тьен лежал на постели, закинув руки за голову, и рассматривал потолок немигающим взглядом, ожидая, когда Катрин выйдет из ванной. Но женщина всё не появлялась и Шетардьё начал беспокоиться.
Быстро соскочив с кровати, Этьен подошёл к ванной комнате и постучал в дверь. Но ответа не последовало. Не долго думая, мужчина вышиб дверь, заходя внутрь.
Кати сидела на полу под ледяным душем, обхватив коленки руками, и тряслась от озноба.
-- Кэт!.. Ты что?!– Тьен быстро выключил воду, подхватывая жену на руки и вытаскивая из ванной.
Насухо растерев, дрожащую от холода Катрин, мужчина положил её на постель, как следует укрыв одеялом, и быстро вышел из комнаты.
Вернувшись через минуту со стаканом бренди, Шетардьё почти силой влил всё в жену.
-- Есть ещё один вариант,– неуверенно пробормотал Этьен.– Мы можем инсценировать нашу гибель, подставив вместо себя… клонов…
-- Это утопия, Тьё! Создать клон - это не лук на грядке вырастить!– Катрин устало откинулась на подушку.– Это требует времени и огромных затрат! К тому же невозможно создать двух клонов не заметно для Леона или Фриза! Слишком объемная работа!
Шетардьё ничего не ответил, задумчиво опустив голову.
-- Слушай, ну, в конце концов, что такого страшного?– старалась ободрить мужа Кати.– Скоро пройдёт эта блажь у Марка, и я постараюсь, чтобы так и было! Леону скажу, что ничего не получилось!
Женщина приподнялась, чтобы обнять Этьена за плечи.
-- О ребёнке только придётся забыть…– тихо добавила она.– Ты главное помни, что я тебя люблю, ладно?
-- Я тоже тебя люблю…– прошептал мужчина, крепче обнимая жену.
Если бы кто-то мог видеть сейчас глаза Шетардьё, то пришёл бы в ужас. Глаза хищника, дикого зверя прорезали пространство двумя колючими серыми лучами. В Этьене крепла жгучая (просто нечеловеческая) ненависть к Фридману.
«О ребёнке только придётся забыть» - громом звенело в ушах Тьена. Единственное, что ему хотелось теперь - это убить Фриза.
-- Это решит многие проблемы,– прошептал Шетардьё, не отдавая себе отчёта, что произносит это вслух.
-- Что решит многие проблемы?– встрепенулась женщина.
-- А?!– опомнился Этьен.– Так… ничего…
-- Тьеш, ты что задумал?– стала допытываться Катрин, вглядываясь в напряженное лицо мужа.
-- Ничего-ничего…– успокаивающе прошептал Шетардьё.– Давай спать!
-- Подожди секундочку…– попросила Кати, понимая, что всё равно не добьется от мужа ответа.
Дотянувшись до тумбочки, она взяла цепочку с медальоном.
-- Вот, всё забывала тебе вернуть…– женщина надела цепочку на шею Тьену.
Катрин подвинулась на постели, чтобы мужчина мог лечь рядом.
-- Ты что, веришь в эти цыганские сказки?– скептически улыбнулся Этьен.
-- Не верю… но ты всё-таки поноси свой медальон… мне так будет спокойней…
Шетардьё, усмехнувшись, кивнул и лёг рядом с женой.
"И всё-таки не мешает устроить ему какой-нибудь несчастный случай",– размышлял мужчина, прикидывая различные варианты.


 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей