Перейти к содержимому

Телесериал.com

Фанфик о воскрешении Мэри

Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 213
#91
Евгениия
Евгениия
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Контролируемые
  • Регистрация: 6 Янв 2007, 18:28
  • Сообщений: 575
  • Откуда: Рoccия
  • Пол:
Мэйсон и Мэри. :love:


Глава 55 «Разговор с Тори».


Мэйсон вышел из лавки и вздохнул полной грудью. Он был абсолютно счастлив.

Все прежние иллюзии счастливого мира, который обещало построить для влюбленных, их будущее, были теперь, почти, осязаемы. В кармане у Мэйсона лежало заветное кольцо, а в квартире - ждала единственно желанная женщина, ради которой он готов был пройти тысячу кругов ада, чтобы вновь соединиться с нею.

Мэйсон был настолько поглощен этими новыми ощущениями, что не заметил, как его лицо приняло какое-то глупое отрешенное выражение, присущее всем счастливо влюбленным, предвкушающим скорую встречу с предметом своего обожания.

Он ехал в свою квартиру, и воображение рисовало ему красочные картины его мальчишеского порыва, в котором он упадет к ногам Мэри и поклянется подарить ей свое сердце, ну, и, конечно, - целый мир в придачу.

Мэйсон прижмется к ее коленям и произнесет заветные слова: «Будь моей женой!» А, Мэри ласково улыбнется ему своей милой улыбкой и в уголках ее красивых глаз, выступят едва заметные кристаллики слез. А, потом она скажет: «Да!» И в эту секунду они посмотрят друг на друга, и все будет решено. Мэйсон обязательно разыщет Марка и потребует развода. Да, что там, - он вытрясет из этого подонка согласие. И, тогда они заживут беспечной счастливой жизнью. Их будущее больше не будет столь пугающим и холодным. Мэри, наконец-то, станет его. Навсегда.

Пальцы Мэйсона нервно сжали жесткие зубья ключа. Еще секунда, - и он стоял на пороге собственной квартиры, пытаясь справиться с незнакомым, но таким приятным волнением.
- Мэри! Любимая, ты где? Но, если ты, все еще - в спальне, то правильно делаешь, потому что… Виктория?!
- Неожиданно, правда, Мэйсон?!
- Я думал… Постой, но, когда ты вернулась?
- Час назад. Итак, ты сам мне объяснишь, что здесь происходит?
- Да, конечно,… а, ты здесь одна?
- Теперь, уже, - да! Но, вероятно, тебя больше интересует незнакомка, что нагло разгуливала в твоем халате по нашей квартире?!
- Где… Где, она? Что ты ей сказала?
- Прекрасно, Мэйсон! Ты ничего не перепутал?! По-моему, это я должна была устроить сцену…
- Виктория, ты, что так ничего и не поняла? Ты не узнала эту девушку?
- Вообще, мы с ней успели познакомиться. Кажется, ее зовут Мэри. Да, по-моему, - так.
- Это - Мэри! Понимаешь, это - моя Мэри, которую я… Которую мы все считали погибшей… Я рассказывал тебе….Еще в тот вечер, когда мы познакомились на той злополучной крыше…
- Но, как это возможно?! Ты же говорил…
- Да-да, мы все думали, что она – мертва, но произошло чудо и …
- Где ты ее нашел, Мэйсон?
- Неважно… Она все это время в Мексике жила…со своим мужем…
- Невероятно! Но, почему я об этом ничего не знаю?! Я, что последний человек в твоей жизни и у меня совсем нет никаких прав?! Мы с тобой помолвлены, ты еще помнишь об этом?!
- Я виноват…
- Виноват и все? А, как же я, Мэйсон? Меня можно теперь вышвырнуть из твоей жизни, как будто ничего и не было между нами?! Я, что, даже, не заслужила, хоть, немного честности?! Я считала тебя самым близким своим другом, а, ты - предал меня! Предал, так же, как Круз и все остальные... Неужели наши отношения так мало для тебя значили? Или Виктория была, лишь, приятным заполнением твоих немногочисленных дней без бутылки?!
- Тори, Тори… Послушай, я все тебе объясню…
- А, что ты хочешь мне объяснить?! Что встретил свою первую любовь, что не мог от нее оторваться и набрать мой номер. Или, может быть, в Санта – Барбаре случился пожар, землетрясение, наводнение…Что, Мэйсон? Какую ложь ты приготовил для меня? А, для этой девушки? Не уверена, что ты посвятил ее в последние события своей жизни. Она была несколько ошарашена, когда я открыла дверь своим ключом…
- Что ты сказала ей, Тори?
- То, что должна была!
- Тори…
- Правду! Я сказала ей правду, что ты – мой жених и у нас скоро будет ребенок. По-моему, она все поняла как надо и выскочила из квартиры в течение пяти минут…
- Ты, хоть, понимаешь, что ты сейчас сделала?! Мэри очень слаба и, кроме того, не помнит ничего! Куда она поехала? Она… Мэри что-нибудь сказала?
- Сказала.
- ???
- Она попрощалась… Это было очень вежливо с ее стороны, учитывая обстоятельства…
- Замолчи! Как ты можешь быть такой бессердечной?! Мэри сейчас как ребенок беззащитна!
- Ты с ума сошел?! Я должна пожалеть Мэри, понять тебя, а как же я, Мэйсон? Кто позаботится обо мне?
- Прости, Виктория, я знаю, что я поступаю как самый последний мерзавец, но все чего я хочу…о чем способен думать – это о том, где сейчас Мэри… И я не могу больше здесь оставаться… Прости...

 

#92
Евгениия
Евгениия
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Контролируемые
  • Регистрация: 6 Янв 2007, 18:28
  • Сообщений: 575
  • Откуда: Рoccия
  • Пол:
Мэйсон и Мэри. :love:


Глава 56 «Вернуть Мэри».


День сегодня улыбался особенно ласково, и оттого жить в этом искрящемся дне было невыносимее. Мэри истерзала свою душу, изранила ее, выплакала все слезы, но легче не стало.

Ту физическую боль, которую женщина ощущала во всем теле, очнувшись несколько месяцев назад в Мексике, не сравнить с теперешними муками от душевных ран. Было настолько больно, что на минуту Мэри подумалось о том, что было бы лучше и не жить вовсе. Но, девушка взяла себя в руки и, уже, через мгновение вышла из этого состояния. И, устрашившись, своего греховного порыва, приняла решение действовать.

Мэри нервно припарковалась возле своего дома и вышла из машины, наполненная решимостью собрать свои вещи и уехать из этого города обманутых надежд.

Куда, именно, ей следует бежать, девушка еще не решила, но, зато, она твердо знала, что израненной душе будет намного спокойнее в любом другом месте, кроме этого проклятого городка. И, пусть она станет тысячу раз одинока и все начнет с чистого листа, но Мэри не будет больше предана. Да, она так решила. Ее не сможет никто ни обидеть, ни предать, потому что Мэри не допустит снова этой страшной ошибки. Девушка никому не доверится и не впустит в свою жизнь. Одиночество станет желанным и ласковым спутником ее спокойных дней.

Мэри собирала свои вещи, судорожно перебирая в голове, весь немногочисленный список - важных. Девушка торопилась еще и потому, что каким-то женским чутьем предполагала, что Мэйсон может примчаться к ней с минуты на минуту, чтобы объясниться. Но, Мэри уже была столь далека от него, что присутствие Мэйсона, только, усугубило бы ситуацию. Да, и что бы он смог ей сказать?! Клясться, проклинать себя или просить прощение?! Но, за что? За то, что, осознав потерю своей возлюбленной, этот человек захотел немного счастья еще?! Или за то, что они с этой красивой женщиной - Викторией ждут ребенка?!

Мысли возникали в голове Мэри, как страшные проклятья, и тем больнее было осознавать действительность. Она – умерла, еще тогда, на крыше. Но, они-то все - живы! Они из плоти, крови и хотят продолжать жить, любить и создавать семьи.

Мэри подошла к маленькому столику и раскрыла альбом с фотографиями. Их было не так много, но все, - как, драгоценные кусочки ее новой жизни в Санта-Барбаре. Жизни, которую они прожили с Мэйсоном за этот короткий срок. Мэри присела в кресло и задумалась. Душа колебалась между желанием швырнуть это немое напоминание счастливых дней в камин, и в полной мере насладиться тем, как жадный язык пламени, облизав бархатный переплет альбома, проглотит его, и между другим - не менее сильным желанием. Желанием взять с собой эти милые хроники и сберечь до новых спокойных дней, в которых время отогреет душу и Мэри сможет посмотреть спокойно на снимки.

Это странное занятие отняло у девушки уйму времени. Душа замерла в каком-то сладком благоговении перед этими счастливыми картинками, и Мэри, даже, не заметила, как отворилась дверь, и на пороге появился…Мэйсон.

- Мэри…
- Зачем ты пришел?
- Мэри, умоляю, выслушай…
- Неужели я не заперла дверь?!
- У меня свои ключи. Ты забыла…
- Забыла. У меня очень плохая память…
- Мэри, эта женщина, с которой ты столкнулась…
- Мэйсон, прошу тебя, уходи….
- Дай мне пять минут! Только – пять…
- Зачем?! Ты сочинил для меня новую ложь?!
- Я не лгал тебе!
- Когда…Когда ты не лгал мне, Мэйсон?! Когда говорил, что не мог меня забыть и начать жить сначала, или когда ты клялся, что полюбил меня теперь в сотни раз сильнее?! А, может, ты говорил правду, представляя всех членов семьи Кепвелл?! Как ты сказал мне про Джину…постой…Ах, да! Ты сказал, что она…
- Ты говорила с Джиной?
- Да, мы встретились с ней возле дома твоего отца. Ты спал с ней, Мэйсон…еще – тогда…
- Мэри, она тебе что-то наговорила и ты поверила. Ты совсем не знаешь Джину…
- Да?! А, - тебя…тебя я знаю?!
- Мэри, я всегда был с тобой честен!
- Боже, сколько лжи! Я поверила тебе, Мэйсон! Ты можешь это понять?! Мне было очень трудно, но я…я поверила…. День за днем я начинала новый трудный день. День, в котором мне предстояло все начинать сначала. Но, я знала, что теперь у меня есть ты, а ты… предал меня…
- Я люблю тебя, Мэри! Люблю больше жизни, и это – правда! Прости меня, я знаю, что должен был сказать тебе о Тори, но я… Мэри, я, просто, струсил.Понимаешь, когда я делал предложение Виктории, то мне казалось, так будет лучше для нас обоих. Виктория была одинока, подавлена и она… Она напомнила мне тебя!
- ???
- Да, Мэри! Я встретил Викторию на той крыше и …понимаешь, я подумал, что все это не спроста… Мы стали встречаться…А, потом я узнал, что Тори ждет ребенка от Круза…
- О, Боже! Но, они же с Иден…
- Да, Круз всегда любил только мою сестру, и Виктория знала об этом...
- Но, как же тогда…
- Мы объявили нашим родственникам, что ребенок, которого она носит – мой…Пойми, Тори никогда не смогла бы заменить мне тебя, но, Мэри… Тебя тогда не было…
- И ты подумал, что еще сможешь быть счастлив…
- Мне так казалось…до того момента, как появилась ты…Когда я вновь тебя нашел, то не мог допустить, что бы обстоятельства нас разлучили. Мне, разумеется, нужно было сказать тебе всю правду. Но, видит Бог, как я боялся тебя потерять!
- Это – не оправдание, Мэйсон! Я верила в тебя и эта женщина, что носит ребенка, - тоже. Так кому из нас ты собирался себя подарить?!
- Я люблю, только, тебя, Мэри! Всегда – любил и всегда – буду!
- Грязь и ложь! Ты погряз в интригах, Мэйсон!
- Мэри, ты нужна мне! Больше я ничего не знаю и не понимаю! Я как обезумевший путник в пустыне, которому наконец-то дали попить! Я не могу снова тебя потерять…не могу…
- Слишком поздно…
- Не говори так!
- Это – правда. Я приняла решение!
- Какое, - Мэри? Уехать, убежать…снова убежать?!
- Это уже тебя не касается! Я хочу быть сейчас подальше от тебя…
- Я не верю! Посмотри мне в глаза и скажи, что ты больше меня не любишь!
- Я люблю тебя, Мэйсон. Люблю так сильно, что начинаю себя ненавидеть за это.
- Так почему же…
- Я не верю тебе, Мэйсон…больше не верю… Прошу – уходи…
- Нет!
- Уходи, умоляю или я уйду из этого дома на все четыре стороны! Я жду…
- Дай мне еще шанс…
- Ты делаешь мне больно! Уходи!
- Но, ты, ведь, не уедешь из города, Мэри?!
- Прощай!
- Я буду ночевать под твоими окнами, я перекрою все дороги, но не выпущу тебя …
- Господи, да уйдешь ли ты, наконец?!

За Мэйсоном закрылась дверь, и Мэри не выдержала. Она опустилась на пол перед камином и зарыдала так горько, будто оплакивала в эту минуту всю свою странную жизнь . Она плакала долго и пришла в себя только через час, сквозь поволоку слез, осознав, что звонит телефон.

Мэри, шатаясь, на ватных ногах подошла к телефону и сняла трубку.

 

#93
Евгениия
Евгениия
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Контролируемые
  • Регистрация: 6 Янв 2007, 18:28
  • Сообщений: 575
  • Откуда: Рoccия
  • Пол:
Мэйсон и Мэри. :love:


Глава 57 «Тупик».


Квартира, которая еще несколько часов назад светилась вновь обретенным счастьем и дышала запахом любимой женщины, вдруг превратилась в серое холодное жилище с безвкусной обивкой.

Мэйсон сидел на диване в какой-то странной напряженной позе и вот уже несколько раз перечитывал записку, найденную им по возвращении.

Текст был сумбурным, а строчки – не ровными. Мужчина пытался собраться с силами и в полной мере осознать содержимое письма, но мысли – путались, и приходилось перечитывать эту неприятную записку еще и еще раз…

«Дорогой Мэйсон! Прости меня… Хотя, я не совсем понимаю, КАК именно, я должна просить у тебя прощение…

За то время, что мы были с тобой вместе, ты стал для меня, действительно, близким человеком. Я привыкла, привязалась к тебе. Возможно, - полюбила… Но, теперь, это не имеет никакого значения. Ты – больше не мой (хотя, что я говорю…ты никогда не был моим до конца), и чем раньше я это осознаю, тем легче будет нам обоим.

Я знаю, что тебе сейчас не легко. Но, если я останусь рядом, то сделаю твою жизнь, просто, - невыносимой. Ты возненавидишь меня, а я, даже, не смогу тебя упрекнуть…

Ты был в моей жизни, столько, сколько мог и я очень благодарна судьбе. На какое-то время я забыла о своих бедах и неудачах. Я жила тобой и нашим будущим. Но, это, – всего лишь, иллюзия. И ты, и я – мы оба знали, что не смогли бы создать счастливую семью. Ты все еще любил свою Мэри, а я… А, я не захотела бы всю жизнь быть ее безмолвной тенью…

Ты, конечно, не мог этого произнести вслух, но я всегда догадывалась… Я знала, что ты ищешь во мне – Мэри. Но, я – не Мэри. А, ребенок, которого ношу, – не твой. Вот это и есть - настоящая правда.

Не могу сказать, что для меня сейчас все просто. Мне больно, Мэйсон, но, долгие годы самостоятельности научили меня полагаться, только, на саму себя...

Искренне надеюсь, что у вас с Мэри все счастливо сложится. А, я – уезжаю из города. Остановлюсь пока у своих друзей в Нью-Йорке.Прощай.

Виктория.


P.S. Не ищи меня..»

Мэйсон в очередной раз перечитал эти прощальные строки и нервно скомкал записку. Вся жизнь, которую он по кирпичикам складывал в эти долгие месяцы, рухнула, как карточный домик, в один миг.

И, хотя Мэйсон был тысячу раз согласен с немым укором холодных строк Виктории о том, что он лелеял в ней свою утраченную мечту об идеальной любимой женщине, все равно эта правда очень трудно ему далась. И Тори долгие месяцы знала имя этой женщины. Мэри всегда стояла между ними. А, впрочем, это произошло бы с любой другой женщиной, попытавшейся войти в его странную жизнь.

Мэйсон встал и взял со стола влажный бокал. Он наполнил его жесткими кусками льда, а, затем, - вместо традиционной порции крепкого алкоголя, которую он, по обыкновению, наливал в бокал уверенной рукой, положил еще несколько холодных кусков и, выкрикнув пару громких проклятий, швырнул его в стену.

Бокал зазвенел и лопнул. Проклятья повисли в пугающей тишине комнаты, а стекло вперемешку со льдом, рассыпалось по полу, но легче оттого не стало и Мэйсон, развернувшись, быстро вышел из квартиры.

Автомобиль Мэйсона набирал скорость, а сердце – отсчитывало удары. Он мчался к дому своей любимой, загадывая, как мальчишка, на одинаковые машины, мелькающие в них лица похожих на Мэри зеленоглазых пассажирок и цветочные лавки.

Мэйсон подлетел к домику на побережье и оказался возле заветной двери в мгновение ока. На секунду он замер, перевел дух, а, затем, – решительно нажал на звонок...

Некоторое время по ту сторону двери не происходило никаких движений, но потом – послышались шаркающие шаги, и на пороге появилась… пожилая дама.
- Дорогой мой, да убери же руку от звонка! Старуха – Хельга, конечно, не столь юна, чтобы спуститься со второго этажа за пару минут, но зато – у нее отличный слух…Ну, из ума-то я еще не выжила….
- Простите, а Вы …
- Хозяйка апартаментов. Желаешь снять эту рухлядь?
- Нет…
- Так чего же ты морочишь мне голову?! И ради этого я переставляла свои костлявые ноги целых десять ступенек…Нет, кажется их было двенадцать…
- Послушайте, но разве этот дом не сдан одной молодой леди?!
- Уже – нет. Она соизволила съехать сегодня… Щедрая такая… Заплатила мне за три недели вперед…
- Куда…Куда она поехала?
- А, я почем знаю?!
- Послушайте, это очень важно…. Может, она что-то сказала?
- Зачем тебе? Ты случаем, не из полиции?
- Нет.
- Тогда – не скажу.
- Эта девушка – моя невеста.
- Невеста?! Не смеши меня! Я, хоть и не помню года своего рождения, но в таких любовных делах разбираюсь…
- Тогда, Вы должны меня понять… Я очень долго считал, что эта девушка – мертва и вот теперь, когда я знаю, что это не так… Я люблю ее. Она – все, что есть у меня в жизни, но я очень обидел ее… И, если, Вы не поможете мне, то я, даже не знаю, что со мной будет. А, что будет с ней, - и представить страшно… Вы понимаете?
- Ну, не свихнулась же я! Только, я вряд ли помощник тебе. Девушка не оставила мне адреса. Она упорхнула быстро, как птичка…
- И она ничего…ничего не…
- Нет!
Мэйсон сделал, лишь, шаг по направлению к машине, а проворная старушка, минуту назад с трудом передвигающаяся на тощих ногах, распахнула окно второго этажа, и выкрикнула одну фразу, как заклинание: «Она сказала, что должна жить там, где родилась!»

 

#94
Евгениия
Евгениия
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Контролируемые
  • Регистрация: 6 Янв 2007, 18:28
  • Сообщений: 575
  • Откуда: Рoccия
  • Пол:
Мэйсон и Мэри. :love:


Глава 58 «Странное пробуждение».


Дневной свет пробился сквозь сонные ресницы закрытых глаз. Он был очень ярким и настойчивым, а потому не оставил девушке и лишней минуты спокойного сна.

Дерзкие его лучики легли сначала на большое окно спальни, а потом уверенно заполнили и всю комнату целиком. Мэри стало щекотно оттого, как они запутались в ее густых ресницах, и она проснулась…

Девушка открыла глаза и, в сладком забытьи только что увиденного сна, не сразу и поняла, где она находится. Какое-то время Мэри еще мысленно провожала сладкий калифорнийский закат со своим любимым из ее счастливого сна, но в следующее мгновение – вздрогнула, и сознание хладнокровно вытолкнуло на поверхность картину реальной действительности.

Мэри села на кровати и огляделась. Нет, это был не сон. Мебель, стены, многочисленные картины, хаотично развешенные на них, и, даже, она сама – все было вполне реальным и осязаемым. В комнате стало очень жарко, и воздух наполнился мелодией какой-то странной народной песни, доносившейся не-то - с улицы, не-то – из соседнего дома.

В этой тоскливой песне несчастная девушка так и не дождалась своего суженого, и умерла в забвении. У Мэри сжалось сердце от жалости и к этой незадачливой невесте и к себе самой. На глаза вновь навернулись предательские слезы, но она сделала над собой усилие и, проглотив их горький комок, встала с кровати и начала одеваться.

Мэри спускалась по ступенькам, ведущим на первый этаж в столовую, очень медленно. Она с трудом делала каждый шаг и останавливалась, чтобы привести в порядок свои мысли и не расстроить ненароком хозяина дома своим несчастным видом.

- Доброе утро…Вернее – день…
- Мэри! Ты долго спала. Это – хороший знак. Твой организм хочет отдыхать, значит - хочет бороться.
- Не уверена… Думаю, мне не хотелось просыпаться потому, что, только, во сне я бываю, по-настоящему, – счастлива и спокойна.
- Вижу, ты проснулась все с теми же грустными мыслями. Ты еще не пожалела, что уехала из Санта-Барбары?
- Нет, что ты… Просто, мне нужно немного времени. Понимаешь?!
- Мэри, ты пережила самое трудное свое испытание – смерть и второе рождение. А, ЭТО – тем более переживешь!
- Не уверена… Знаешь, мне кажется, что тогда – было легче…
- Понимаю. Душевные раны не залечишь лекарствами…
- Очень жаль… а, ты уверен, что у тебя нет для меня подходящей таблетки?
- К сожалению, - Мэри! Но, нужно помнить одно. Сейчас тебе кажется, что это – тупик. Но, будут проходить дни, недели, месяцы….
- И станет легче?
- Станет, Мэри. Как бы это банально ни прозвучало, но, только, - время…
- А, если не поможет?
- Тогда ты поймешь, что совершила ошибку, отказавшись от своей любви, и станет еще больнее…
- Не очень оптимистичный прогноз…
- Мэри, а ты уверена, что тебе, именно, это нужно?
- Что ты имеешь ввиду?
- Бегство, забытье… Может, тебе стоит честно ответить самой себе на этот вопрос. Ты все еще ЕГО любишь?
- Не знаю… Так странно, но когда я оказалась так далека от Мэйсона, то ощутила странную тоску… Не знаю, может быть это, - лишь, мои фантазии… Но, когда я вспоминаю, как мы жили с ним все это время в Санта-Барбаре, как проводили дни, ночи и мечтали о будущем…
- Тебе было с ним хорошо?
- Как ни с кем и никогда! Это трудно объяснить словами, но он – удивительный… Мэйсон как будто угадывал, чего я хочу, и спешил исполнить желание. Он так меня понимал… Знаешь, поначалу, этот человек был для меня, абсолютно, чужим, но постепенно он смог растопить лед между нами и я… Я совершенно потеряла голову….Мэйсон говорил так красиво, а любил так страстно, но ласково и нежно, что я…
- Ты поверила ему?
- Всем сердцем! И я готова была поклясться, что это – настоящие чувства. Понимаешь, я, просто, не знала, что глаза, руки и губы могут ТАК лгать…
- Мэри, а ты уверена, что он не любил тебя?
- Не знаю. Я уже ничего не понимаю… Но, в любом случае, - у него есть невеста и скоро родится ребенок. И это так просто не зачеркнешь…
- Но, Мэри… Ты же и сама понимаешь, - этот мужчина не мог знать, что ты вернешься в его жизнь…
- Не мог. Но, для чего же было лгать потом?! Лгать и изворачиваться?! Нет, если бы он, действительно, меня любил, то…
- Мэри, в тебе говорит обида. Возможно, это и к лучшему, что ты уехала от него. По крайней мере, сейчас у тебя будет возможность спокойно обо всем подумать… Понять, - чего ты хочешь.
- Я хочу, лишь одного, - спокойствия. Я так устала обманываться в людях, во всем…
- А, ты еще не отказалась от затеи разыскать маму и сестру?
- Конечно, - нет! Только, мне нужно отдышаться немного, набраться сил…
- Но, ты не одинока. Мэри, я во всем тебе помогу. Только – скажи…
- Нет. Я очень благодарна за все, что ты сделал для меня, но мне нужно, наконец-то, научиться полагаться на свои силы. Я хочу стать сильной. Понимаешь?! И в моей новой жизни больше не будет места безропотному ожиданию чуда, и болезненной жажде быть любимой и обласканной, а, тем более, – зависимой от мужчины...


 

#95
Евгениия
Евгениия
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Контролируемые
  • Регистрация: 6 Янв 2007, 18:28
  • Сообщений: 575
  • Откуда: Рoccия
  • Пол:
Мэйсон и Мэри. :love:


Глава 59 «Верный друг».


Запахло гарью, и ленивый воздух мексиканского квартала наполнился здоровым гулом новенького автомобиля Эмилио.

Мэри стояла у окна и с нежной благодарностью смотрела вслед отъезжающей машине, в которой сидел ее единственный, как теперь оказалось, - верный друг.

То, что доктор Армендес, уже в который раз, спасал девушку, казалось почти – мистическим. Мэри была просто ошеломлена тем, как, этот дорогой для нее человек, вновь ворвался в ее жизнь. Вернее, даже, – не ворвался, а тихо вошел. Взял за руку и спрятал от всего мира и от всех неприятностей.

Мэри и самой себе не могла признаться, что считала странное молчание Эмилио все это время, – признаком равнодушного нежелания участвовать далее в ее судьбе. И потому теперь было особенно стыдно перед самой собой.

Нет, этот преданный друг, вовсе и не собирался отказываться от Мэри. Более того – он при первой же возможности постарался связаться с нею.

Проблема была, лишь, в том, что вскоре после отъезда девушки в Штаты, Эмилио Армендес заключил очень выгодный контракт о работе в другой клинике и вынужден был спешно покинуть Мексику.

Мужчина, конечно, не знал ни нового адреса Мэри, ни телефона и смог связаться с ней, только, - по возвращении. Обнаружив у себя на автоответчике номер телефона девушки в Санта – Барбаре, Эмилио позвонил ей в тот же день и был неприятно удивлен ее невеселыми новостями. Мэри услышала в трубке знакомый голос, именно, в тот момент, когда меньше всего ожидала получить от судьбы еще один запоздалый подарок.

Эмилио был бесконечно внимателен и чуток с Мэри в его непростых расспросах о жизни в Калифорнии. И, услышав от девушки печальное подтверждение его тревожных предчувствий, предложил ей вернуться в Мексику и на время обосноваться в его собственном доме.

Это предложение было кстати еще и потому, что Мэри, перебрав в своей голове все разумные варианты, также, - склонялась вернуться на место, которое стало для нее колыбелью второго рождения.

Но, она никогда бы и не посмела вновь пересечь границу с легким сердцем, если бы не услышала от своего друга и еще одно важное известие. А, именно, - новость об исчезновении ее мужа. Это - было чем-то нереальным и необъяснимым, но полиция не обнаружила тела Марка в доме. И сам он не объявился ни в тот роковой вечер, ни – в последующие дни.

Но, самым загадочным было то обстоятельство, что обстановка в доме не таила в себе и намека на страшные события, когда-то разворачивающиеся в его стенах. Комнаты были идеально убраны, вещи – аккуратно расставлены по местам, и дом, казалось, по обыкновению дышал присутствием своего хозяина.

Мистика заключалась и в том, что полиции не удалось обнаружить ни следов крови и борьбы, ни следов присутствия в этом доме особы женского пола. Именно, этим и объяснялось то обстоятельство, что никто из стражей порядка не удосужился разыскать пропавшую беглянку. Видимо, сам Марк позаботился о том, чтобы вычеркнуть Мэри из короткой летописи их жизни в Мексике.

Мэри уже было успокоилась, и подумала, что на этом ее страшная история с нелюбимым мужем и закончилась, но неожиданно для самой себя, девушка вдруг отчетливо вспомнила знакомый голос, раздавшийся в трубке телефона.

Голос был насколько неожиданным, настолько и пугающим. И, именно, услышав, ЭТОТ голос Мэри потеряла сознание и попала в клинику в Санта-Барбаре.

У девушки сжалось сердце от странного предчувствия скорой беды, и она стала мысленно провожать томительные часы до возвращения Эмилио с работы.

Именно, в такие моменты, почти животного страха, Мэри сожалела об отсутствии Мэйсона рядом. Потому что этот уверенный мужчина мог, как никто другой, успокоить Мэри и погрузить в сладостные минуты безмятежной неги.

Только Мэйсон знал, насколько нежно нужно ее прижимать к себе и какие слова при этом говорить. Он зацеловывал любимую до трогательной заласканности брошенного ребенка, и, именно, так у него получалось остановить неуправляемый поток горьких сомнений Мэри.

Но, Мэйсона сейчас не было рядом и, наверное, - уже никогда не будет. Поэтому все, что могла сейчас Мэри позволить себе – это лелеять те драгоценные мгновения его порывистых ласк и мечтать о том, что когда-то наступит спокойное время ее жизни и эти ласки не будут для нее столь мучительно-необходимыми.



 

#96
Евгениия
Евгениия
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Контролируемые
  • Регистрация: 6 Янв 2007, 18:28
  • Сообщений: 575
  • Откуда: Рoccия
  • Пол:
Мэйсон и Мэри. :love:


Глава 60 «Жить без него».


Песок под ногами был плотным влажным, и при каждом новом шаге упруго проваливался, оставляя на нетронутой глади берега следы двух влюбленных.

Следы были очень разными, и порой, они странным образом переплетались. Но, иногда, они спокойно ложились на шершавый песок, и было понятно, что эти двое бредут по вечернему берегу очень медленно, стремясь в полной мере насладиться этим бархатным закатом, и друг другом....

Влюбленные забрели на этот пустынный берег не случайно. Они загадали украсть у судьбы несколько безмятежных часов и спрятать ото всех свою сказку для двоих.

Мягкие волны спокойного океана вдруг начинали взволнованно пениться и, стремясь ни чем не выдать присутствие двух безумцев на безлюдном диком берегу, выбрасывали свои жадные языки и слизывали одинокие следы.

Мужчина несколько раз останавливался и не в силах дольше сдерживаться, поворачивался к девушке и очень уверенно, но нежно притягивал к себе возлюбленную и осторожно прикасался губами к ее губам. Угадав в сияющих глазах напротив ответный порыв, он погружал женщину в мир испепеляющих ласк и долгих поцелуев, а потом они медленно опускались на теплый песок и очень жадно любили друг друга…

- Мэри… Мэри, проснись…
- Эмилио?! Что… что случилось?
- Извини, я бы ни за что не стал будить … Ты спала так сладко, но ты вчера сама изъявила желание поехать со мной в клинику и я подумал…
- Да, конечно…Последнее время пробуждение дается мне с большим трудом…
- Но, если ты передумала, то - не вставай.
- Нет-нет, я не передумала! Я, действительно, хочу работать и согласна, даже, на…
- Мэри, Мэри….постой! Ты уверена? Зачем тебе сейчас все это?! Не лучше ли будет провести еще какое-то время дома в спокойной обстановке?! Впрочем, мне и вчера эта идея совсем не понравилась!
- Да, но ты согласился….
- Согласился, потому что не хотел тебя волновать и потом…
- Что?
- Просто, я уже заметил, что, если Вы – леди решаетесь совершить какой-то поступок, то отговорить Вас – невозможно!
- По-твоему, я - слишком упряма?!
- В меру. Как раз настолько, чтобы заслужить завтрак.
- Эмилио, зачем ты…
- Ну, я долгое время жил один и теперь я испытываю патологическую потребность о ком-нибудь позаботиться.
- Послушай, Эмилио, я не могу быть вечной иждивенкой. Мне нужно начать зарабатывать и, в конце концов, - подыскать жилье. Не стану же я жить у тебя вечно?!
- Почему -нет?! У меня большой дом, в котором я чувствую себя таким одиноким порой. Я и сам не понимаю, зачем мне столько к пустующих комнат?!
- Ты такой милый, но…
- И это означает, - что ты останешься еще какое-то время здесь?
- У меня нет выбора.
- Не очень-то оптимистично, Мэри… Тебе плохо в этом доме?
- Нет-нет, что ты?!
- Тогда, почему…
- Это трудно объяснить…
- И не надо. Думаю, - я понимаю тебя.
- Правда?!
- Да, Мэри! Но, ты не должна бояться всю жизнь нового предательства. Это был всего лишь один трудный отрезок твоей жизни. Только – отрезок, Мэри…Но, впереди у тебя – целая жизнь!
- Думаю, ты как всегда, - прав, Эмилио…
- Итак, мне следует, все же, тебя ждать внизу?
- Безусловно! Обещаю – собраться очень быстро.
- Хорошо. Я жду тебя.
- Эмилио…
- Что?
- Спасибо…
- Ты слишком часто благодаришь меня, Мэри… Это может стать очень опасным…
- Почему?
- Потому что я начинаю привыкать к этому… ко всему…и - к тебе…
- А вот этого делать не стоит. Я не принесла счастье еще ни одному человеку в своей жизни…
- Принесла… Просто, ты об этом еще не знаешь… Собирайся, я сварю кофе.

Мужчина встал и, выходя из комнаты, посмотрел на девушку долгим взглядом. В последнее время Мэри слишком часто ловила на себе этот печальный, и какой-то измученный взгляд глубоких синих глаз. Взгляд, который стал задерживаться на ее лице, дольше обычного. Дольше того, как это принято негласными правилами ничем не обязывающего дружеского общения между мужчиной и женщиной.

Но, Мэри, лишь на секунду, позволила странной догадке потревожить ее мысли, а в следующее мгновение девушка погрузилась, уже, в волнительные воспоминания ее недавнего сна.

Этот откровенный сон обжег душу и растревожил сердце. Она не знала, что ей нужно сейчас делать и как научиться жить без него, но Мэйсон всегда был с Мэри. Он завладел ее существом в долгих одиноких днях. И, лишь, ночами девушке удавалось полностью освободиться от томительного плена воспоминаний. Но, этой ночью произошло событие, которое не оставило беглянке и надежды на безмятежную свободу. Потому что сегодняшней ночью Мэйсон завладел и ее снами.

Мэри не могла придти в себя, а сознание предательски выталкивало на поверхность яркие картинки из счастливого сна. В этом долгом сне, она помнила его губы, ощущала руки и, даже, - чувствовала его запах…

 

#97
Евгениия
Евгениия
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Контролируемые
  • Регистрация: 6 Янв 2007, 18:28
  • Сообщений: 575
  • Откуда: Рoccия
  • Пол:
Мэйсон и Мэри. :love:


Глава 61 «Прошлое Эмилио».


Мэри подошла к окну и, проведя холодной от волнения рукой по скользкой его поверхности, замерла, задумчиво глядя прямо перед собой. Именно так несколько месяцев назад хрупкая девушка, не помнящая ни своего имени, ни происхождения, провожала, глядя в это одинокое окно свои трудные дни после возвращения к жизни. Это были, действительно, грустные дни. И Мэри запомнит на всю оставшуюся жизнь их медленный отсчет…

Эмилио подошел очень тихо и, словно боясь спугнуть ее хрупкие воспоминания, заговорил, почти шепотом.

- Мэри, это - твоя палата. Ты помнишь?
- Да…
- Но, ты уверена,… что хочешь быть здесь?
- Не знаю, Эмилио…Так трудно все... Но, это – тоже моя жизнь. Странная, не простая, но – моя….Понимаешь?!
- Ты хочешь побыть одна?
- Нет.
- Мне остаться?
- Пожалуйста…
Мужчина на мгновение заколебался, но затем сделал один трудный шаг и подошел к Мэри так близко, что девушка смогла впервые по настоящему его разглядеть.

И то, что она неожиданно увидела в этом удивительном человеке, потрясло Мэри. Человек, который в свое время вернул ее к жизни, а в дальнейшем – стал бескорыстным ангелом - хранителем для своей незадачливой пациентки, при ближайшем рассмотрении, оказался вполне молод и симпатичен.

Мэри и самой себе не смогла бы ответить на вопрос, почему прежде он казался ей несколько старше. Видимо, причина крылась, все же, в ее болезненных ощущениях пережитых страданий. Она так трудно вернулась в этот мир, что доктор – спаситель мог представляться Мэри не кем иным, как заботливым отцом или старшим братом. И его усталое лицо, в обрамлении ранней седины, придавало этому, придуманному ею, образу логичную завершенность.

Но, сейчас, когда он подошел к ней так близко, Мэри вдруг смогла заметить, что у этого молодого доктора удивительно добрые и глубокие иссиня-черные глаза и еще – забавные ямочки на щеках. Ровно такие же, какие бывают у прелестных розовощеких детей, обласканных материнской любовью, и потому – улыбчивых.

Мэри почему-то стало удивительно спокойно и легко на душе от такого милого открытия. И, отключившись на мгновение ото всех не простых воспоминаний этой палаты, она впервые за долгое время улыбнулась. Эмилио посмотрел в ее блестящие глаза и, подхватив этот неожиданный, но такой желанный ее порыв, улыбнулся в ответ.

- Мэри, тебе лучше?
- Как будто…
- Чему ты улыбаешься?
- Знаешь, Эмилио, а мне почему-то казалось, что тебе лет…
- Сто?
- Но, это не так, да?!
- Не знаю. Я давно уже не отмечаю свои дни рождения…
- Почему?
- Это сложно объяснить… Наверное, я разлюбил праздники с тех пор как я похоронил свою жену…
- О, Боже! Прости мою бестактность….Но, почему ты мне никогда не рассказывал?!
- Мэри, понимаешь, я стараюсь, вообще, не говорить о ней… Эта история стара как мир, но, только, не для тех кто любил…
- Не нужно. Ничего не объясняй…
- Она была очень молодой, когда мы узнали об этом страшном диагнозе… Знаешь, люди не хотят верить в подобные новости до последнего и … она боролась… мы вместе боролись… Я верил…я искренне верил, что смогу это сделать… смогу ее спасти… Но, я не смог. Я, вообще, в то время многое делал не так и не вовремя…
- Ты до сих пор винишь себя?
- Ей было всего двадцать пять лет, когда она умерла. От рака. У меня на руках.

Мэри тысячу раз прокляла себя за невольный жестокий разговор. И было это тем ужаснее, что долгое время верный друг спасал ее жизнь и душу, а она, даже, не удосужилась разгадать секрет этих печальных глаз.

Девушка протянула руки и раскрыла объятия, а затем очень осторожно, боясь невольно оскорбить его потревоженные воспоминания, прижалась к плечу Эмилио.

 

#98
Евгениия
Евгениия
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Контролируемые
  • Регистрация: 6 Янв 2007, 18:28
  • Сообщений: 575
  • Откуда: Рoccия
  • Пол:
Мэйсон и Мэри. :love:


Глава 62 «Кошмар из прошлой жизни».


Мэри ласково пожелала Эмилио спокойной ночи и, облегченно вздохнула, отпуская от себя этот трудный день, который, казалось, не закончится никогда. Девушка сладко зевнула и заперла за мужчиной дверь.

Сегодня Мэри впервые помогала своему другу в клинике и, по обыкновению, предавшись этому занятию со свойственным ей усердием, не совсем рассчитала собственные силы. И потому к вечеру каждая клеточка ее неокрепшего тела напоминала о долгих часах самозабвенной работы с тяжело больными.

Девушка легла на кровать и блаженно откинулась на подушки, сквозь дрему подумав о том, что нужно бы сделать теплую ванну или, просто, помассировать отекшие ноги, а иначе утро следующего дня не принесет ничего, кроме тысячи болезненных напоминаний ее сегодняшней лени. Но, блаженная нега уже растеклась по сонному телу и Мэри поняла, что не способна сейчас сопротивляться этим сладким предвестникам скорого сна.

Мэри почти ушла в свое долгожданное царство безмятежного сна, но вдруг до ее сознания донеслись странные звуки. Они были отрывистыми и едва уловимыми в густой темноте комнаты. Девушка полежала еще минуту, нервно прислушиваясь к этим досадным помехам ее спокойной ночи. Но, поняв, что звуки не пропадают, а, лишь, - усиливаются, решила встать и зажгла ночник.

Мэри села на кровати и огляделась. Комната была погружена в полумрак и, только, тусклый свет одинокого ночника освещал туалетный столик и уголок окна у изголовья кровати.

Мэри обвела взглядом все не многочисленные предметы комнаты и, не найдя в окружающей обстановке ни одного источника, который бы мог издавать подобные неприятные звуки, решилась выглянуть в окно.

Она придвинулась к окну и осторожно отодвинула белоснежную занавеску. На город уже опустилась вязкая полночь, и Мэри потребовалось какое-то время, что бы глаза привыкли к плотной темноте и смогли различать незатейливые очертания соседних домов.

Но, в ту же минуту, когда ее зрение стало способным воспринять ночную действительность той темноты за окном, Мэри встретилась взглядом с искаженным злобной гримасой, лицом крупного мужчины. Он прильнул потным блестящим лбом к ее окну и смотрел страшными стеклянными глазами куда-то вглубь комнаты, туда, где испуганная и потерянная стояла хрупкая девушка и боязливо ежилась под его нахальным взглядом.

То, что это чужое лицо таким бесцеремонным образом появилось в этой ночи возле ее окна, показалось девушке не просто странным, а чем-то жутким и почти мистическим. Но, тем страшнее было ночное откровение, что это лицо Мэри…видела и раньше.

И чем громче Мэри старалась вытолкнуть из пересохшего горла неистовый крик о помощи, тем глуше получался этот звук ее запоздалого крика.

Мэри еще мгновение не могла выйти из странного оцепенения, а затем, сделав над собой усилие, дрожащими руками потянулась к затвору на двери и рывком вытолкнула непослушную дверь. А, затем, совершенно обезумев, побежала по темным коридорам огромного спящего дома, судорожно отсчитывая одинаковые темные двери, посаженные вдоль длинных стен, силясь различить в этой смолистой темноте комнату Эмилио…

- Мэри! Мэри! Что произошло?
- Эмилио! О, Боже, Эмилио, я … он…
- Успокойся! Тебе снова приснился плохой сон?
- Да, нет же, нет… Эмилио, послушай,…там у меня в комнате….за окном…
- Что, Мэри?
- Это… мужчина…
- Кто…Что это за мужчина? Мэри, а тебе не померещилось? У тебя сегодня был трудный день…
- Поверь, я не сошла с ума! Там за окнами, действительно, бродит какой-то мужчина…
- Мэри, но твоя спальня на втором этаже…
- Я знаю-знаю… То есть, я не понимаю как это возможно. Но я, действительно, видела лицо мужчины…И , Эмилио…О, Боже! Я узнала его, узнала! Это – Стив. Мой брат.
- Мэри, Мэри…Дорогая, успокойся, какой брат?! Ты что, что-то вспомнила?
- Не знаю….Я не уверена, но… Это, точно. Был Стив. Он был нашим сводным братом и он изнасиловал мою сестру, а потом…потом он погиб…
- Мэри, вот видишь, это – всего лишь, ночной кошмар. Это, просто, кошмар, Мэри…
- Но, я не сошла с ума! Может, он все еще там под окнами моей комнаты!
- Успокойся, сиди здесь. А, я зайду в твою комнату…
- Нет-нет, не уходи, прошу! Не оставляй меня! Пожалуйста!
- Мэри, тогда, просто, забудь об этом! Понимаешь, этот человек, по- видимому, причинил много горя твоей семье в прошлом, и подсознание играет с тобой. Оно будет заставлять вспоминать тебя, только, самые трагичные события твоей прошлой жизни. Но, ты не должна этого бояться. Мэри, поверь, это – всего лишь фантомы…
- Да?
- Это фантомы, Мэри. Их не существует на самом деле. И это, просто, ночь и твой уставший организм. Я же просил тебя не усердствовать в клинике.
- Но, я видела его, как тебя!
- Забудь. Пойдем, я провожу тебя в комнату и сам – лягу в соседней…



 

#99
Гость_Flik
Гость_Flik
  • Гость
Привет, я новичек, с детских лет мне нравилася сериал Санта-Барбара. Я с удовольствием читаю про моих любимых героев Мэйсона и Мэери.
Я в восторге от Вашего описания продолжения сериала. Думаю, что режиссеры совершили большую ошибку избавившись от Козак. Она очень украшала сериал. Я бы хотел переписыватся с Вами Евгения напишите мне свой электронный адрес. Заранее благадарен. Ваш поклонник. Максим.
 

#100
Евгениия
Евгениия
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Контролируемые
  • Регистрация: 6 Янв 2007, 18:28
  • Сообщений: 575
  • Откуда: Рoccия
  • Пол:
Мэйсон и Мэри. :love:


Глава 63 «Стив».


Кровь в голове пульсировала, и с каждым новым толчком становилось больнее. Пересохший рот жадно хватал спертый воздух комнаты. Но, кислорода было мало. Глоток, еще… А, затем снова наступало удушье…

Девушка, с глазами затравленного зверя, растрепанная и испуганная, лежала на узком диване и не могла пошевелиться. Она была связана и потому – не подвижна, словно кукла. Страх забрался сначала в ее голову, затем холодком пробежался по душе и, наконец, разлился по всему телу, и Мэри оцепенела. Он завладел ею, он выбросил в кровь адреналин. Оттого лежать в этом неестественном положении с кляпом во рту стало особенно невыносимо.

Где-то вдали, за пределами ее воспаленного сознания, раздались звенящие голоса, и пленница услышала отчетливые шаги по ту сторону двери. Она затаила дыхание в слабом предчувствии скорого освобождения, а затем – вновь все стихло.

Проходят томительные минуты, часы и красавица уже не надеется на чудо. Она тяжело дышит, она ждет… И ОН возвращается. Мужчина проходит через комнату, точно туда, где еще находится этот спасительный остров его добычи. Он наклоняется к ней и Мэри видит животный блеск прищуренных глаз и еще - чувствует запах. Тяжелый запах мужского тела, перемешанный с алкоголем и звериным желанием.

Несколько секунд он неподвижен. Мужчина смотрит и наслаждается ее первозданным страхом и беззащитностью. Она читает в его глазах, что станет сейчас, всего лишь, очередным жертвоприношением в страшном обряде своего мучителя. И он понимает, что жертва догадывается обо всем и наслаждается этим знанием.

Крупная фигура склоняется над маленьким диваном, где лежит ОНА, и нет больше ни мыслей в голове, ни надежд на счастливое освобождение. ОН гладит ее по щеке, и его руки, такие мясистые и горячие, прикасаются к гладкой коже очень уверенно. Мэри дрожит и ждет. Она не может закричать и не может заплакать. Она уже провалилась в бездну собственного страха и …умерла…

- Мэри, Мэри… Проснись…
- О, Боже,… Боже….Эмилио!
- Это – сон, дорогая. Только – сон…
- Но, как ты здесь оказался? Я кричала?
- Громко...
- Эмилио, я… я узнала его!
- Кого, Мэри?
- Человека. Того, что ночью…
- Мэри, мы же договорились…
- Послушай, я не сошла с ума. Этот мужчина был нашим сводным братом. Он изнасиловал мою младшую сестру и пытался изнасиловать меня…
- Мэри…
- Нет, Эмилио, я знаю, о чем говорю!
- И, все-таки, я назначу тебе успокоительное…
- Эмилио, я не брежу. Я видела сон. Я вспомнила…
- Хорошо, если настаиваешь…
- Настаиваю!
- Итак?
- Итак, этот человек изнасиловал мою сестру, но не был обвинен в изнасиловании, потому что погиб раньше, чем это произошло.
- Но, тогда каким образом ты могла видеть его возле твоих окон?
- Не знаю, не понимаю и не нахожу объяснений, но, я чувствую…я, просто, уверена что не ошибаюсь.
- Послушай, Мэри, давай подумаем. Если этот человек …
- Стив…
- Если это и, правда, был Стив, то каким образом, мужчина, погибший несколько лет назад, мог оказаться в Мексике возле моего дома?!
- Эмилио, я понимаю, как это все глупо звучит, но…
- Хорошо, допустим это, и был твой погибший – воскресший…
- Не надо так…
- Погибший – воскресший сводный брат, но, Мэри, за окнами была глубокая ночь, почему ты настаиваешь, что не могла ошибиться?!
- Потому, что мне никогда не забыть этих страшных глаз.

Прошло еще какое-то время, прежде чем Эмилио удалось успокоить этот ураган чувств и эмоций своей бывшей пациентки. Он уже знал, насколько решительна в своих поступках эта молодая женщина и, боясь спугнуть немногочисленные воспоминания Мэри, таким странным образом вырисовывающиеся в ее голове, поспешил ретироваться и спустился в столовую.

Но, тем не менее, все последующие часы долгого дня у Эмилио в клинике были отмечены для Мэри, именно, этими невеселыми воспоминаниями из ее сна. И, чем, настойчивее были увещевания ее доброго доктора об иллюзорности вчерашнего события, тем неумолимее становилось желание докопаться до правды и связать в одну, пусть непростую цепочку, все звенья этой старинной истории.

Мэри, возможно, и пребывала бы в этих невеселых раздумьях целый день, но вдруг произошло событие, потрясшее ее душу с такой силой, что девушка позабыла обо всем, кроме него.

Эмилио срочно вызвали в приемный покой, и по всем палатам маленькой клиники разлетелась страшная новость. Эта запоздалая новость касалась одной сложной пациентки, поступившей с такой степенью ожогов, что Мэри могла слышать как сердобольные старушки из соседних палат стали щебетать о том, что, дескать, и не жилец вовсе эта бедняжка. И было бы лучше не тревожить ее сейчас бессмысленными операциями, а дать отправиться на тот свет успокоенной с отпущением грехов.

Но, именно, в то время, когда изо всех углов неслись эти жестокие предсказания недолгой жизни погорелицы, по коридору в операционную и провезли женщину - мумию. Зрелище было настолько страшным, что на секунду Мэри и сама подумала о справедливости высказанных прогнозов, но в следующую – она вздрогнула и обернулась, потому что какой-то звонкий молодой голос выкрикнул ее имя.

У одного из окон, которые только что, проезжая, отсчитала страшная каталка, стояла светловолосая девушка и, как–то по детски ежась, вытирала слезы, прямо, рукавом.
- Мэри! Мэри!


 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей