Перейти к содержимому

Телесериал.com

Быть другим

Гл. персонаж - Алекс Крайчек

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Agent Lex Krycey
Agent Lex Krycey
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Апр 2005, 12:04
  • Сообщений: 316
  • Откуда: S.G.C.
  • Пол:
Быть другим

Жанр: Angst
Автор: Agent Sniper aka Lex Krycey



“Всё можно отнять у человека, за исключением
одного: последней частицы человеческой
свободы – свободы выбирать свою установку
в любых данных условиях, выбирать свой
собственный путь.”
В. Франкл

“Свобода не в том, чтобы не сдерживать себя,
а в том, чтобы владеть собой”
Ф.М. Достоевский





Я другой…

Холодный, промозглый осенний ветер гнал по воздуху колкие мокрые снежинки, перекатывал уличный мусор и опавшие листья. Типичная погода для ноября. Неприятная погода. Природа готовилась к тому, чтобы заснуть на три долгих месяца.

Другой… Другой - это значит не такой как все.

Тёмная ночь воцарялась над засыпающим Вашингтоном. Один за другим исчезали огни окон, отдавая город во власть холодной тьме, во власть сну и ночи. Лишь тусклый свет фонарей кое-как освещал улицу, да холодные звёзды смотрели сверху.

Тьма это не страшно. Тьма это лишь когда нет света.

Взгляд молодого темноволосого парня, засевшего на крыше семиэтажного дома, беспрестанно сражался с тьмой. От него не спрячешься. Взгляд был требователен и неумолим. Так смотрят лишь те, у кого есть цель. Но было и что-то иное в этом взгляде. Да, у человека есть цель, но он не вкладывает в неё душу. Он лишь смотрел. Во взгляде не было ни мстительности, ни злобы. Нет, только непоколебимый холод, подстать дувшему вокруг ветру.

Другой - это значит другие чувства. Было больно. Но боль мне привычна. Ещё был страх, но я уже почти разучился бояться по-настоящему, ведь бояться приходилось всегда. И ненависть. Но и она… Она не такая. Ведь нельзя ненавидеть весь мир. А ещё порой был гнев. Но злиться я мог только на себя.

Человек слабо шевельнулся, осторожно расслабил и сжал пальцы. Руки отзывались болью, казалось, что замлевшее тело не хотело подчиняться. Ветер будто насмехался над человеком, хлестая его мелкими ледяными кристаллами. Но боль говорила ему о том, что он ещё чувствует…

Другой - это когда видишь весь мир другим. Когда понятия «враг» и «друг» не существуют в полной мере. Когда в мире всё просто иначе. И сама жизнь… Она не такая.

И в глазах человека, полных хитрости и жизнестойкости, появилось нечто ещё. Это нечто переменило взгляд человека, в котором не менялось больше ничего. Это чувство было совсем другого рода, но оно было порождено остальными. Тоска, безответная тоска. Слабая, но всё же видимая. Как у того, кто потерял надежду. Нет, этот человек не терял надежду. Её у него не было. Хотя нет, была. Надежда выжить. Но она была лишь слабой искоркой теплящейся в его взгляде. Несбывшаяся мечта. Мог ли этот человек мечтать? Он закрыл глаза.

Другой - это когда у тебя другие мечты. Все люди о чём-то мечтают, но о чём мечтать мне? Наверное, обычному человеку не понять моих желаний. Я редко мечтаю, и пускай мои мечты останутся тайной.

О чём же мог мечтать этот человек? Может о тех чувствах, что были ему неведомы? О любви, радости, спокойствии, сомнении… Но кого любить, чему радоваться, где взять спокойствие?

Человек открыл глаза. Ничего не изменилось. Его колено всё так же упиралось в бетонную крышу, руки по-прежнему сжимали холодный стальной ствол снайперской винтовки, а перед глазами лишь одна картина: дорога, пересечённая чёрным крестом прицела. Раздался тихий гул автомобиля. Стрелок подобрался и присел ещё больше. Полицейская машина медленно въехала в переулок. Сине-красные огни скользнули по напряженному лицу стрелка. Нет, на этот раз он остался незамеченным.

Другой - это когда ты выбрал другой путь. Когда ты можешь сам решать по какой дороге идти. Но ты не знаешь, что встретишь на этом пути. Я променял возможность радоваться и сомневаться на возможность знать и бесконечно бороться. Я не знаю, правильно ли я поступил, променяв веру на истину. Этот выбор исправить нельзя, и я уже не сожалею о нём. Это мой путь.

Прохожие шли по своим делам, даже не подозревая о стрелке. Они все были как один… Наверное, шли домой, думая о ужине и диване, может о чём-то ещё. Могли любить, могли радоваться и грустить. Но это ли свобода? Каждый день в точности напоминает другой. Эти люди жили по написанной ими же программе. И даже эмоции будто созданы заранее. Может им просто ничего другого не надо? Стрелок оторвал взгляд от прицела и медленно поднял глаза. С неба смотрели вниз безучастные ко всему звёзды…

Другой – когда видишь то, что не могут увидеть остальные. Говорят, звёзды для всех светят одинаково. Я хочу верить в это.

И он верил. Возможно, ему было приятно от мысли, что хоть что-то делает его равным с остальными. И сейчас звёзды сияли россыпью драгоценных камней на бескрайнем небе. Но были ли они для него такими же, как и для всех? Возможно, ему они были даже ближе. Такие же молчаливые, холодные и по-своему одинокие. Безучастные и решающие чью-то судьбу…

Другой – когда знаешь то, что не знают остальные. То, что им не положено знать. Когда ты можешь использовать эти знания. И когда понимаешь, что это не просто слова.

Человек достал что-то из внутреннего кармана куртки.
Что есть цена правды? Сколько ещё человеческих жизней она унесёт в могилу? Значит её цена выше цены человеческой жизни? Выше. Возможно её цена выше цены всего мира…
Свет золотым бликом сверкнул в сосуде с прозрачной красноватой жидкостью.
Люди и дальше будут отдавать жизни за истину. Ни один человек, ни два… Гораздо больше. А есть ли что-то дороже правды? Есть, наверное. Вера. Вера в существование истины, вера, которая может стоить жизни. И самое главное – истину тоже хранят люди…
Золотой блик отразился в глазах стрелка.
Что есть истина? Для одних это ложь, в которую легко поверить, для других истины нет, а для третьих это та самая красноватая жидкость в маленькой бутылочке. Своя правда есть у каждого. И это самая дорогая истина. Но не всем хватает этого. Кто-то верит в существование общей правды, она ведь тоже есть. И порой такие люди хотят открыть истину всем. Но зачем? Есть ли смысл доверять столь бесценную вещь как истина простому обывателю? Ведь в руках таких людей истина перестаёт ею быть. Не все люди могут осознать истину, не все могут поверить. Истина должна быть тайной.

И я один из тех, кто защищает обывателей от этих знаний. Кровью людей защищаю. Но иначе никак. Истина требует крови, и лишь кровь будет ей защитой.

Человек спрятал пузырёк с жидкостью назад в карман. Снова взял в руки винтовку.

Другой – когда ты сам делаешь свой выбор. Ты вправе сам выбирать, как поступишь, как распорядишься знаниями, которыми обладаешь. Когда ты сам можешь решать кто ты.

И как будто видение возникло из темноты. Два ярких жёлтых глаза полных уверенности и свирепости. Безмолвный северный лес, искрящийся снег и легкий ветер. Одинокий зверь чёрной тенью скользил меж деревьев. Его шаги были бесшумны, но это была опасная тишина.

Другой – это когда ты и хищник, и жертва. Я веду охоту, выслеживаю свою жертву. Но я знаю одно. Сейчас охочусь не только я, кто-то хочет и моей крови. Я тоже жертва. Но это никогда меня не останавливало.

Внезапно стрелок напрягся и подобрался, его руки крепче сжали ствол винтовки. Преобразился и его взгляд. Он был полон хитрости и целеустремлённости. По лицу скользнуло что-то вроде тени усмешки. Но это была не радость. Твёрдость и уверенность. Стрелок будто не замечал налетавших на него порывов ветра. Его палец медленно опустился на спусковой крючок. Замер даже ветер. Казалось, всё ждёт грома выстрела.

Другой – это когда тебя не признают остальные. Когда ты всегда один. Один живешь, один принимаешь решения, и только ты один можешь предсказать их последствия.

Куда ты идёшь? Домой? Ты не видишь меня. Может, чувствуешь? Мы враги. И кто-то из нас всегда на шаг впереди другого. Сейчас я. Я твоя тень. И как тень я могу быть либо впереди, либо позади тебя. Но я всегда рядом. Ты не знаешь, жив ли я. И я не хочу расстраивать тебя раньше времени. Помнишь ли ты обо мне? По-прежнему ли ищешь свою истину? Истина… Для тебя цель, а для меня часть жизни. Ты ценишь её. А меня она уже не удивляет. Ты любишь? Хорошо ли это – любить? Не очень, думаю. Тебе есть что терять, мне - нет. Может поэтому я сейчас здесь. Ты идёшь к ней? Дойдёшь ли?

Палец стрелка дрогнул на спусковом крючке.

Ты думал о смерти? Может истина откроется тебе только так? Тебе есть, чем рисковать? Ты веришь? Веришь… А я знаю. Ты готов бороться до последнего? Рискнуть всем, что у тебя есть? Ты готов умереть? Сейчас.

Казалось, вот-вот звук выстрела разорвёт ночную тишину. Но ничего не изменилось. Стрелок медленно расслабил руку, убрал палец со спускового крючка, оторвал взгляд от прицела. Он медленно провёл рукой по гладкому холодному стволу винтовки. И посмотрел вслед своему врагу.

Знай, я могу сделать этот ход. И я не буду говорить о том, что остановило меня сейчас. Возможно, придёт время, и ты сам поймёшь…
Другой – это когда твой выбор что-то значит. Когда это не просто сформулированная подсознанием формальность. Когда выбор не основан только на вере в его существование.

Стрелок медленно опустился на крышу, положил винтовку рядом. Он засмеялся. Не было в его смехе радости. Так смеются только уверенные в себе люди. Так засмеялся бы хищник, глядя на ничего не подозревающую жертву. Таким был бы его смех над её удивлением в момент решающего броска. Так смеются только те, кто уверен в своём превосходстве. Но было в этом смехе и какое-то отчаяние.

Другой – это значит другая судьба.

Как будто наяву, здесь, на крыше, зазвучал вой, далёкий и еле слышный, полный одиночества и силы, веры и знания, надежды и отчаяния. Вой одинокой чёрной тени, не знающей как ещё выразить свои эмоции. И жёлтые глаза, в которых было то же выражение, что и в глазах этого человека, и чёрная тень будто была тенью его самого, отпечатком его души.

И безучастно смотревшие сверху звёзды…

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей