Перейти к содержимому

Телесериал.com

дальнейшая история Леона и Оливии...

NC-17 и для психически устойчивых!
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 27
#21
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1403
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:
Стратег КЯ нервно набрал номер на мобильнике.
-- Гиза сюда быстро!.. Без марлевых повязок в дом не входить! – мужчина прервал связь и вдруг заметил Оливию возле балконной двери. – Куда?!.. Немедленно покинуть дом!
Леон оторвал полу у своей рубашки и, закрыв ей нижнюю часть лица женщины, вытолкал Ливи из гостиной, плотно затворив дверь. Затем вернулся к Зигфриду… но тот был уже мёртв.
-- О, боже… – простонал стратег КЯ, упав перед другом на колени. – Нет! Нет! Нет!.. Прости меня, Зиг… прости… Это я во всём виноват…

21 апреля, среда. Канада, близ Квебека, подстанция КЯ, 22:20 – … (16:20 м.в. – …)

-- Высокотоксичный яд, – объявил Гиз, заходя в комнату, где его ждали Леон, Элинор, Пикет и Оливия. – Им были пропитаны цветы. У Зигфрида не было ни одного шанса, даже если б мы прибыли раньше… У вас у всех показатели в норме… Но вам, Леон, нужно будет провести дополнительное обследование.
Ливи испугано посмотрела на стратега КЯ. Его лицо было каменным и абсолютно лишённым жизни. Оливия перевела взгляд на Элинор. Та за всю дорогу, что их везли до подстанции не произнесла ни слова и не проронила ни одной слезинки.
Внезапно открылась дверь и на пороге показался Шетардьё. Взглянув на босса, он коротко кивнул и вышел из комнаты. Ничего не объясняя, Леон направился вслед за ним, но Элинор резко ухватила его за плечо и развернула к себе.
-- Я с вами, – глухо произнесла она.
Взор стратега КЯ потемнел. Несколько секунд он, не отрываясь, смотрел на женщину, а потом отрицательно покачал головой.
-- Я сказала, что я пойду с вами… – сквозь зубы процедила немка и вышла из комнаты.
Леон упрямо поджал губы, но направился следом.

Четыре коричневых джипа с тонированными стёклами въехали в ангар. Один из них преградил дорогу выруливающему на взлётную полосу частному самолёту. Мгновение спустя откинулся трап и на нём показались боевики с автоматами. Однако позиция для них была слишком невыгодной и меньше чем через четверть часа упорной перестрелки самолёт был захвачен.
Арне Реберг - лидер «Разорванного круга» сидел в центре салона с наручниками на руках. Перед ним стояли Леон и Элинор, чуть позади (в проходе) примостился Шетардьё, одновременно наблюдая за тем, как его ребята выносят из хвостовой части раненых и держа в поле зрения Реберга. Швед был весьма пронырливым типом и выкручивался и не из таких ситуаций, поэтому Тьен, на всякий случай, держал пистолет наготове.
-- Элинор, мне жать, что так вышло с твоим мужем, – с самым горьким раскаяньем, на какое только был способен, произнёс Реберг. – Но целью Камира был не он… Зигфрид погиб по собственной вине, хотя я, конечно, не выгораживаю Камира.
-- Хочешь свалить всю вину на Шияма? – презрительно хмыкнул Леон. – Не выйдет. Ты был с ним в сговоре.
Женщина медленно навела пистолет в лоб шведу.
-- У нас были общие дела, – поспешно закивал лидер «Разорванного круга», – но я не сторонник решения проблем такими методами!.. Я отговаривал Камира!.. Клянусь!
Раздался выстрел. Леон и Шетардьё быстро оглянулись на Эл. Она стояла неподвижно, словно каменное изваяние, всё ещё держа пистолет в вытянутой руке. А Реберг был мёртв, в самом центре его лба красовалось страшное пулевое отверстие.
Стратег КЯ осторожно забрал у Элинор пистолет и, обняв её дрожащее тело, крепко прижал к себе.
-- Ничего, Эл… держись… Поверь, пережить можно всё… – успокаивающим тоном шептал Леон женщине на ухо.
Этьен, немного помявшись, бесшумно вышел из салона.
Спустя несколько минут стратег КЯ и Элинор тоже вышли из самолёта.
-- Шияма уже нашли? – тихо спросил Леон у помощника.
-- Нет… никаких следов…
Немка с мольбой во взгляде посмотрела на мужчин.
-- Эл, я даю тебе слово, что найду его, – твёрдо заявил стратег КЯ. – Обязательно найду. Он не сможет долго скрываться…
В глазах Элинор застыли слёзы.
-- На подстанцию, – скомандовал Леон.

21 апреля, среда. Канада, близ Квебека, подстанция КЯ, 23:50 – … (17:50 м.в. – …)

Ливи нервно расхаживалась по своей комнате. Весь день казался каким-то жутким кошмаром, начиная с утра и заканчивая вечером. Впрочем, вечер ещё не закончился.
Около получасу назад вернулась Элинор. Точнее её привезли в полубессознательном состоянии. Посидев немного с ней (пока та ни впала в тревожный полудрём), Оливия узнала из бессвязных обрывков рассказа, что Реберг убит, а Леон и Этьен заняты поисками Шияма, но пока безрезультатно.

Было уже половина одиннадцатого, но Оливии не спалось. Перед сном заходил Пикет. Мужчина пробовал уговорить Ливи поесть, но женщину мутило от одной мысли о еде. У него не было никаких вестей о Леоне и Шетардьё, либо он просто не хотел ими делиться. Каждый час казался длиннее предыдущего. Где сейчас Леон? Не случилось ли чего? Может он тоже уже мёртв? В голове женщины вертелись страшные мысли. Дух смерти витал в воздухе и казался почти осязаем. А ведь это она… ОНА должна бы сейчас быть мертва! Букет предназначался ей! Если б Зигфрид не распаковал его, не полез за карточкой… Ливи вздрогнула, ощутив вдруг всю хрупкость жизни.
"Может не стоило просить у Леона всю Латинскую Америку? – в сотый раз спрашивала себя Оливия. – Нужно было предвидеть, что кое-кто не смирится с таким положением вещей…"
Женщина вздрогнула, услышав во дворе голоса, и поспешила в холл.
-- Иди, скажи Пикету… – послышался совершенно охрипший голос Леона.
Ливи увидела спину Шетардьё, скрывшегося в коридоре правого крыла и перевела взгляд на стратега КЯ, направлявшегося к левому.
Мужчина заметил её не сразу, поскольку смотрел куда-то под ноги. Леон поднял глаза на Оливию и та едва ни отшатнулась от ужаса. Лицо стратега КЯ оказалось всё перемазано сажей, кровью и какой-то копотью или грязью; одежда была местами разодрана, местами подпалёна; руки разбиты.
-- Собирайся. Мы все улетаем… – с трудом прохрипел мужчина.
-- Dio… что с тобой?! – Оливия сделала неуверенный шаг навстречу стратегу КЯ, испуганно протянув к нему руку. – Ты ранен?!
-- Всё в порядке, Лив. Иди одевайся…
-- Ты весь в крови… – женщина оглянулась в поисках чего-то, чем можно было бы вытереть кровь.
Стянув с себя шёлковый пояс от халата и скомкав его, она провела им по лбу стратега КЯ.
-- У тебя жуткая ссадина…
-- Ничего. Переживу, – слабо улыбнулся Леон, направляясь вдоль коридора. – А Эл где?
-- Она, кажется, задремала… – взволнованно отозвалась Оливия.
-- Разбудишь её?
Стратег КЯ с какой-то мольбой в глазах посмотрел на женщину.
-- Д-да… конечно…
-- Не говори, что я вернулся. Просто скажи, что позвонил.
Ливи слегка коснулась руки мужчины:
-- Леон, что происходит?..
-- Ничего… ничего, что бы я не смог взять под контроль, – подбадривающе улыбнулся стратег КЯ. – Встретимся на борту самолёта…
Мужчина свернул в свою комнату, а Оливия, слегка помедлив, прошла дальше по коридору. С противоположной стороны к двери Элинор уже подходили Пикет и Этьен. Причём вид последнего мало чем отличался от жуткого вида Леона. Не дойдя нескольких метров, Шетардьё свернул в одну из комнат.
-- Собирайся, детка. Я помогу собрать вещи Элинор, – Пикет крепко взял Оливию под локоть, разворачивая её в сторону их комнат.

Машина с Оливией, Пикетом и Элинор уже неслась по дороге в частный аэропорт, когда где-то вдали послышались отзвуки взрывов и перестрелка.
-- Что это? – встрепенулась немка, взглянув на Эмиля.
-- Ничего-ничего, – заверил Нольде, – просто «Красная ячейка» заметает следы, взрывает подстанцию.
Элинор снова оглянулась туда, откуда были слышны взрывы.
-- Я ненавижу эту неизвестность… – процедила она, с напряжением вглядываясь в окно.
-- Они справятся, – Оливия положила руку на колено женщины. – Сейчас мы встретимся в самолете и Леон всё нам расскажет…
По щекам немки потекли слёзы. Прислонившись лбом к стеклу, она придвинулась почти вплотную к дверце машины и так застыла, пока автомобиль на бешеной скорости ни влетел на трассу аэропорта.
-- Их ещё нет! – воскликнула немка.
Оливия бросила обеспокоенный взгляд на сосредоточенного лидера «Чёрной луны». Однако мужчина продолжал уверенно вести автомобиль, подвозя их к дальнему концу аэропорта, где стоял небольшой частный аэропорт. Вокруг никого не было, но турбины самолёта КЯ уже гудели.
-- Я не куда не полечу без Леона! – отрезала Элинор, когда они оказались перед трапом.
-- Никто не полетит, – подтвердил Нольде, – но мы можем хотя бы войти в самолёт, чтобы не создавать столпотворения?
Немка неуверенно взглянула на Ливи и медленно поднялась на борт.
-- Эм, что творится? Где Леон? – тихо спросила Оливия у друга.
-- Они уводят людей Шияма… – так же тихо отозвался Пикет.
-- Куда?
-- Подальше от гнезда!.. Оказалось, иранец прибыл сюда с огромной свитой… А Леон с Тьеном сунулись к нему с горсткой оперативников.
-- Так может им нужна помощь?! – встрепенулась Ливи.
-- Угу… вот ты им и поможешь…
-- Но…
-- Лив! Справятся они и без помощников. Как будто ты не знаешь Леона…
На последних словах на горизонте показалась эскадра из коричневых джипов.
-- Ну, вот!.. Я же говорил…
Оперативники КЯ во главе с Леоном высыпали из машин.
-- Лив, иди в самолет. Успокой Элинор, – Пикет подтолкнул её вверх по лестнице.
Несколько раз оглянувшись, Оливия поднялась в центральный салон. Через пару минут в хвостовую часть прошли и остальные.
-- Взлетаем, – отдал распоряжение Леон, не дожидаясь пока все усядутся.
Стратег КЯ быстро умылся, переоделся и прошёл вперёд по салону, пристраиваясь рядом с Элинорой.
-- Ну, как ты? – мужчина провёл рукой по смешной блондинистой стрижке.
-- А где Этьен? – насторожено спросила немка.
-- Ему не нравится этот самолёт… Он полетит самолётом другой компании, – попытался пошутить Леон. – Будет встречать нас в Португалии.
-- Что у тебя с лицом?
-- А-а-а… ерунда…
Голова Элинор безвольно упала стратегу КЯ на плечо. Женщина прикрыла глаза.
Оливия проследила за оставшимся на земле напряжённым взглядом Пикета.
-- Что ты высматриваешь? – тихо спросила она, вглядываясь в темноту.
Мужчина мотнул головой, взглянув в бледное лицо женщины.
-- Ммм?.. – его взгляд прояснился. – Всё в норме. Отдыхай, нам долго лететь.
Краем глаза Ливи заметила какую-то вспышку.
-- Что это? – женщина перегнулась через лидера «Чёрной луны», с беспокойством глядя вслед удалявшейся от них земле. – Там всё ещё бой!
-- Шшш, – Пикет приложил палец к губам женщины. – Не шуми, это остатки былой роскоши Шияма.
-- А кто остался внизу?
-- Детка, уймись, – мужчина, крепко взяв Оливию за плечи, силой заставил сидеть прямо в кресле и закрыл обзор из иллюминатора.
Понимая, что спорить бессмысленно Оливия оглядела салон. Через проход по левую руку от них сидели Элинор и Леон. Немка, кажется, спала, усыплённая лекарствами, которые впихнула в неё Ливи, а стратег КЯ просто сидел с закрытыми глазами, поглаживая рукой голову Эл.
Внутри Оливии всё болезненно сжалось и она, отвернувшись, тоже закрыла глаза. Она всё ещё с трудом осознавала то, что произошло. Умом она всё понимала, хоть пока и не почувствовала, но холодный ужас уже подступал, сковывая горло. Сможет ли она когда-нибудь посмотреть в глаза Элиноре… и что она там увидит? В ушах женщины зазвенело. Судорожно втянув в себя воздух, Оливия сделала несколько глубоких вздохов, пытаясь справится с нахлынувшими эмоциями.


22 апреля, четверг. Португалия, частный аэродром Авейру, самолёт Леона, 08:30 – …

-- Эл…
-- Нет, Леон, – отрезала Элинора. – Я полечу туда одна… Не хочу никого видеть.
Стратег КЯ молча поник головой:
-- Могу я хотя бы присутствовать на его похоронах?
-- Послезавтра, Леон. Раньше не прилетай…
Элинора, Пикет, Оливия и стратег КЯ стояли перед трапом самолёта Леона.
Проведя томительную бессонную ночь, они, наконец, сделали остановку в Португалии в Авейру. Самолёт с Шетардьё и остальными оперативниками КЯ прибыл туда на полчаса раньше.
-- Хорошо, Эл. Но я настаиваю, чтобы ты летела домой на моём самолёте в сопровождении Этьена, – твёрдым тоном заявил стратег КЯ.
Элинор молча кивнула, поворачиваясь к Шетардьё:
-- Когда мы летим?
Мужчина быстро глянул на босса. Тот сделал единственное утвердительное движение глазами.
-- Как только дозаправимся.
-- Отлично, – немка направилась к трапу.
Стратег КЯ отдал несколько распоряжений Шетардьё и повернулся к Оливии:
-- Мы тоже отправляемся, поднимайся в самолет…
-- Мы? – удивилась Ливи, она совсем не ожидала, что после того, что случилось, Леон решит лететь на Теормину. – Я…
-- Не спорь, – в голосе мужчины послышалась усталость. – Мы летим вместе… иди в салон.
-- Эмиль? – Оливия вопросительно посмотрела на Пикета.
-- Я возвращаюсь в Париж, – отозвался тот, отрываясь, наконец, от сотового телефона.
Лидер «Чёрной луны» наклонился, чтобы коснутся губами щеки Ливи.
-- Счастливого пути, детка. Как всегда, жду в гости.
Женщина кивнула и тоже направилась к самолету.
-- Всех женщин рассадил? – усмехнулся Эмиль, чуть прикрывая трубку рукой.
Леон ничего не ответил, лишь пожал руку Нольде на прощание.

22 апреля, четверг. Португалия, частный аэродром Авейру, самолёт Леона, 08:30 – …

Второй самолёт Леона (на котором прилетел Шетардьё) был рассчитан всего на двадцать посадочных мест, поэтому стратег КЯ не стал брать с собой оперативников, кроме двух пилотов.
Едва самолёт взлетел, мужчина набрал номер на своём мобильном.
-- Лера, свяжись с нашими в Италии. Мне нужна группа наружного наблюдения… Да-да, я знаю… Да. Пришли их к Оливии… угу, туда… Хорошо.
Леон отключил сотовый и положил его на соседнее сиденье рядом с собой. Ливи сидела напротив и ловила каждое слово английской речи.
-- Что за группа? – встревожено спросила она.
-- Не беспокойся. Они тебя не потревожат. Просто будут наблюдать за домом, – пробормотал стратег КЯ, откидываясь на спинку кресла и закрывая глаза, – пока я ни поймаю Шияма…
-- Но я думала, что вы ещё вчера… во всём разобрались…
Губы мужчины тронула лёгкая скептическая усмешка:
-- Угу… еле ноги унесли… Извини, я бы хотел немного поспать…
Некоторое время Оливия разглядывала пепельно-серое измученное лицо стратега КЯ. Мужчина был вымотан до предела и моментально отрубился. И в его состоянии, в этой складке залёгшей на его переносице (с того момента как погиб Зигфрид) Ливи тоже была виновата. Ей не стоило так легкомысленно относится к угрозам Шияма. Не стоило видеть в нём взбалмошного капризного мальчишку, слова которого не более чем сотрясаемый ими воздух. Оливия вспомнила свои последние встречи с иранцем… будь она немного умнее и внимательнее… Мысли теснились в голове Оливии мешая ей нормально расслабиться и хоть немного отдохнуть.

Леон проснулся от странного толчка.
-- Что?.. Уже прилетели? – продирая глаза, спросил он у Ливи.
Та вздрогнула, видимо, тоже задремав, и бросила быстрый взгляд на часы.
-- Нет. Ещё рано… – растеряно пожала она плечами. – А почему самолёт так шатает?
-- Наверное, какой-нибудь воздушный поток… Сейчас узнаю…
Мужчина поднялся с кресла и направился в кабину пилотов. То, что он увидел, заставило его оцепенеть. Главный пилот лежал мертвый в кресле с пробитой окровавленной головой, сжимая в руках штурвал, второго пилота вообще не было, а большинство приборов оказались разбиты.
Леон быстро вернулся в салон.
-- Ты прыгала когда-нибудь с парашютом? – стараясь как можно спокойнее, чтобы не напугать женщину, спросил он.
-- Нет. А что?
-- Значит сейчас будем учиться…
Оливия испуганно наблюдала за тем, как стратег КЯ достаёт из красного ящика парашюты. Один из них он протянул женщине.
-- Надевай.
-- Но… – Ливи осеклась и неуверенно взяла в руки спасательное средство.
Некоторые из них явно предназначались для того, чтобы быть застёгнутыми на груди… в другие просовывались руки - это она видела в кино, но вот для чего остальные тесёмочки и где тут верх/низ женщина терялась в догадках.
-- Поторопись, – Леон уже застегивал парашют и Оливия мысленно обругала себя, что не посмотрела, как он это делал.
-- Да, сейчас…
Мужчина понёс рюкзаки пилотам, но когда он вернулся, Ливи по-прежнему ковырялась с завязками. Стратег КЯ подошёл к женщине и помог одеть парашют, затем подтолкнув к выходу.
-- Я не могу… – Оливия до последней секунды была уверена, что сможет себя заставить прыгнуть, однако, когда перед ней распахнулась дверь и осталось только перешагнуть, у неё отказали ноги.
Голова закружилась, не чувствуя рук, женщина схватилась за поручни с заходящимся от ужаса сердцем глядя себе под ноги.
-- Давай, Ливи. Ты сможешь, – подбодрил Леон. – Это совершенно не страшно.
-- Нет! Я не могу!..
-- Лив, у нас нету времени на пререкания. Пилоты сказали, что горючего практически не осталось…
-- Почему? – желая оттянуть неизбежность, начала задавать вопросы женщина. – Была утечка?.. А нельзя сесть на какой-нибудь ближайший аэродром? Смотри, под нами ведь земля, а не море…
Самолёт тряхнуло. Оливия вскрикнула и ещё сильнее вцепилась в поручни.
-- Лив! Прыгай, в конце концов! – прикрикнул стратег КЯ, чувствуя, что самолёт начинает падать.
-- Леон, я боюсь… А-а-а-а…
Вопль женщины растворился в слоях воздуха. Мужчина, крепко обхватив её за талию, выпрыгнул из самолёта. С перепугу Оливия так сильно вцепилась в его руки, что стратег КЯ не смог их разомкнуть.
-- Ливи, ты что?!.. Пусти! Мы разобьёмся! – Леон снова попытался разорвать судорожную хватку.
Но женщина не слушала его, с ужасом взирая на быстро приближающуюся землю.
Мужчина с трудом изогнул запястье и, кое-как дотянувшись до кольца Оливии, резко дёрнул его. Мгновения - и парашют раскрылся, здорово встряхнув Ливи, в результате чего она, наконец, разжала пальцы и Леона под действием силы тяжести увлекло вниз.
Стратег КЯ, не теряя ни секунды, раскрыл свой парашют, стараясь не потерять Оливию из вида.
Ливи неуверенно глянула вниз. Её слегка замутило, перед глазами поплыли красные круги и женщина торопливо зажмурилась. Потихоньку её сердце успокоилось, начав биться ровно и Оливия даже слегка поерзала устраиваясь в стропилах поудобнее. Парашют не собирался рваться, нёс её тело легко, не причиняя особого дискомфорта. После ещё одной неудачной попытки посмотреть вниз, она уже не открывала глаз и решила спокойно дожидаться земли. Поэтому приземление для Ливи стало полной неожиданностью. Наблюдая за полётами по телевизору, Оливия была в полной уверенности, что мягко скользящие по воздуху парашюты с той же лёгкостью опускают своих пассажиров на землю и когда пятки Ливи вдруг ударились о землю, резкой болью отозвавшись в лодыжке, женщина даже не сразу поняла, что произошло.
Парашют подхватило потоком ветра и потащило дальше по земле. Оливия ухватилась за верёвки, пытаясь совладать с непокорным устройством или хотя бы остаться на месте. Однако острая боль заставила её ногу согнуться в колене и опуститься на землю. Руки натянулись изо всех сил, сдерживая рвущийся дальше парашют. Женщина подтянула его к себе и, наконец, купол деформировался и опал на траву.
Ливи вдруг заметила Леона бегущего к ней со всех ног.
-- Ты в порядке?.. ¬– прерывисто спросил он, переводя дыхание. – Мне показалось, ты неудачно приземлилась…
-- Не знаю… я, кажется, ушибла ногу. Но не думаю, что это серьёзно, – неуверенно заявила женщина.
Стратег КЯ протянул Оливии руку, чтобы помочь подняться. Однако едва Ливи начала приподниматься, травмированная лодыжка дала о себе знать. Леон поддержал женщину, дабы она не упала и осторожно усадил обратно на землю, помогая избавиться от парашюта.
-- Давай посмотрю, – предложил мужчина и, не дожидаясь разрешения, закатал левую брючину Оливии.
Та не стала сопротивляться, поскольку действительно чувствовала острую боль в ноге.
-- Тут болит?.. А тут?.. А когда нажимаю? – начал задавать вопросы стратег КЯ.
-- Ай!.. Да, так больно…
-- Ну, во всяком случае, перелома нет, а вот растяжение связок и ушиб - вполне… Как же ты так умудрилась?
Леон достал из заднего кармана брюк маленькую фляжку и, открыв, смочил кусок ткани, который отрезал от парашюта.
-- Что это? – спросила Ливи, наблюдая за тем, как мужчина накладывает ткань ей на ногу.
-- Компресс из бренди, – улыбнулся стратег КЯ.
Он достал мобильный, но там значился поиск сети.
-- Чёрт, сигнал здесь не проходит… – Леон внимательно огляделся по сторонам. – Н-да… Мы либо на Сардинии, либо уже на Сицилии. Ты не помнишь, сколько было времени, когда мы проснулись?
Оливия на секунду задумалась
-- Половина одиннадцатого…
-- Значит мы летели два часа, отлично, мы действительно недалеко от Сицилии. Если это, конечно, ни она.
Ливи огляделась:
-- Очень похоже. Я знаю Сардинию, это не совсем её ландшафт.
-- Нам нужно добраться до какого-нибудь населённого пункта, чтобы взять машину и выбраться из низины, здесь почему-то не проходит сигнал, – стратег КЯ положил бесполезный пока сотовый в карман. – Ты сможешь идти?
-- Да, конечно, – Оливия уверенно поднялась на ноги и чуть ни плюхнулась обратно. – Я постараюсь… хотя, если ты пойдёшь один, я думаю, получится быстрее. Я дождусь тебя тут.
"Да, это был бы оптимальный вариант… – прикидывал Леон. – Но кто знает, как давно спрыгнул второй пилот. Не дай бог ещё ему поручили доставить доказательства смерти Ливи… Нет!.. Одну её нельзя оставлять! Ни в коем случае!"
-- Ну-у… мы ж никуда не торопимся, – попытался улыбнуться мужчина. – Составишь мне компанию… Держись за меня.
Стратег КЯ обхватил правой рукой женщину за талию, но едва они сделала пару шагов, Оливия поняла, что идти не сможет, боль была просто невыносимой.
-- Так, ладно… Попробуем по-другому, – Леон подхватил Ливи на руки.
-- Ты что?.. Пусти! Это бессмысленно… мы так далеко не уйдём!
Мужчина ничего не ответил, предпочитая не тратить силы на спор.

22 апреля, четверг. Где-то на Сицилии, 11:35 – …

Леон опустил Оливию на траву и рухнул рядом.
-- И какие дураки только клянутся носить женщин на руках вечно? – устало пробубнил он. – Тут и половины часа не протянешь…
-- Все влюбленные клянутся исполнить больше, чем могут, и не исполняют даже возможного, – отозвалась Оливия и немного виновато улыбнулась. – Мы и так очень далеко ушли…теперь, я думаю, ты можешь спокойно оставить меня здесь. Вряд ли здесь меня обнаружит кто-нибудь… Эти валуны - прекрасная защита.
-- Похоже, что так и придётся поступить, – признал стратег КЯ. – Подожди, я посмотрю…
Мужчина взобрался на валун и долго оглядывал местность. Наконец, Леон спрыгнул вниз.
-- Нам повезло, кажется, я заметил строение неподалеку, через деревья трудно разобрать что это, но в любом случае – значит жильё недалеко.
Оливия с облегчением улыбнулась. Но когда стратег КЯ протянул к ней руки, замотала головой.
-- Леон, иди один. Ты забыл про свою спину? Что мы будем делать, если и ты не сможешь двигаться дальше! Со мной здесь ничего не случиться. Я не двинусь с места и буду сидеть очень тихо. Не волнуйся.
-- Хорошо, но пообещай мне одну вещь.
-- Какую?
-- Если ты вдруг кого-нибудь увидишь или услышишь, то не станешь обнаруживать себя. Только на этих условиях я уйду.
-- Хорошо, обещаю, – поспешно закивала Ливи.
-- Вот, держи… – Леон вытащил из-за пояса пистолет и протянул женщине. – Если что-то случится, пальни в воздух и я вернусь, ясно?
Оливия снова закивала, забирая оружие.
Стратег КЯ отправился в путь, но, сделав пару шагов, остановился и, обернувшись, подбадривающе подмигнул Ливи.
-- Не скучай. Я скоро…
Оливия ответила Леону бодрой улыбкой и, пристроившись поудобнее к валуну, смотрела вслед мужчине, пока он ни скрылся из виду. Несмотря на неприятность ситуации, Ливи не чувствовала страха. Сицилия (а что это она, женщина была уверена) вселяла в неё силы и уверенность, она слишком хорошо знала остров, чтобы чего-то здесь бояться. Здесь она чувствовала себя даже больше дома, чем на родине в Англии.
Оливия слегка подвинулась, прячась от полуденного солнца в тень. Ещё не начинался май месяц, а уже стояла жуткая жара, что же будет летом? Она сняла рубашку, оставшись в одном топе и завязала волосы наверх, открывая шею. Дышать сразу стало легче.
Со стороны дороги послышался шум мотора. Женщина встрепенулась и, опираясь руками на валун, поднялась на ноги. По дороге катился мотоцикл, за рулём которого сидел один из пилотов КЯ! Ливи сразу узнала его ярко рыжую шевелюру и взмахнула рукой, привлекая к себе внимание.
Мотоцикл резко остановился.
-- Миледи? – пилот спрыгнул с мотоцикла, быстро направляясь к женщине. – Слава богу, вы живы! Я искал вас, а где Леон?
-- Он отправился за помощью, – Оливия кивнула в ту сторону, куда пошёл стратег КЯ. – Вы сможете догнать его…
-- А вы? – мужчина подошёл к ней.
Он бросил быстрый взгляд на лежащий на земле пистолет.
-- У меня повреждена нога, я не могу двигаться… – Ливи не договорила, перед глазами внезапно всё поплыло и, потеряв равновесие, она упала на быстро подставленные руки.
-- Значит Леон вернётся ещё не скоро? – усаживая женщину на землю, поспешил уточнить пилот.
-- Не знаю, думаю - да… Но вы быстро его догоните.
-- Не сомневаюсь, – улыбнулся мужчина. – А это его пистолет? Он теперь безоружен?
Пилот нагнулся, поднимая огнестрельное оружие.
-- Да, – медленно кивнула Ливи, почувствовав странный дискомфорт.
-- Это хорошо!
Мужчина быстро снял пистолет с предохранителя и… Оливия вскрикнула от неожиданности. Откуда-то сверху на пилота бросился Леон, сшибая того с ног. Мужчины покатились по земле и в этот момент раздалось два коротких выстрела.
Стратег КЯ поднялся с обмякшего тела, сжимая в руке оружие.
-- Так и знал, что тебя нельзя оставлять одну, – хмуро заметил он. – Хорошо я вовремя услышал дребезжание мотоцикла…
-- Но… – Оливия перевела взгляд с трупа на бывшего мужа. – Это же был твой пилот… я подумала…
-- Лив, – устало вздохнул Леон. – Какая разница, что ты подумала, я велел тебе не высовываться и ты, кстати, мне это обещала.
-- Извини… Ты нашёл кого-нибудь?
-- Нет, – стратег КЯ засунул пистолет за пояс и обыскал тело убитого.
Мобильник, деньги и документы из брюк пилота перекочевали к нему в карман.
-- Зато у нас теперь есть средство передвижения, – мужчина подкинул в воздухе ключи от мопеда и снова поймал их. – Вот только бы знать, в каком направлении двигаться в этой вашей пустыне…
Он наклонился, чтобы поднять Оливию на руки.
-- Здесь вовсе не пустыня, просто в центре и на юге остров не очень населен… – поправила его Ливи, обхватывая рукой за шею.
-- Ага, а так же с востока, запада и севера. Деревня одним словом, – стратег КЯ поднял женщину на руки и понёс к мотоциклу.
-- Вот уж не думала, что ты такой сноб и любитель мегаполисов…
-- Где больше движения - больше возможностей, – иронично заметил Леон.
-- Зато здесь нет суеты!
-- Ха… посмотрите, какая сельская дама выискалась…

22 апреля, четверг. Где-то на Сицилии, 12:30 – …

Мужчина усадил женщину на мотоцикл и сам сел впереди.
-- Только не гони, – попросила Оливия, крепко обхватив стратега КЯ за пояс. – Я боюсь мотоциклов…
-- Парашютов боится, мотоциклов боится… Ты прям как из каменного века!
-- Ну, и что?!.. Зато я не боюсь доверять людям, – по-детски обиженным тоном ответила Ливи.
-- И это что, достоинство?!
Леон скептически покачал головой и плавно тронулся с места.
Потянулась ровная пустынная дорога с холмами, покрытыми у основания деревьями и виноградниками по одну руку и бескрайней, уходящей вдаль, жёлтой каменистой землёй по другую. Оливия не заметила, как заснула, убаюканная ровным путём и ночным недосыпом. Прижавшись щекой к спине стратега КЯ, Ливи закрыла глаза и задремала.
Женщина проснулась, почувствовав, что они перестали двигаться. Подняв голову, Оливия сонно разлепила глаза.
-- Где мы? – слегка севшим голосом спросила она.
-- Понятия не имею, – отозвался стратег КЯ, ставя мотоцикл на подножку и поднимаясь с него. – У нас кончился бензин…
-- О… – только и выдала Ливи оглядываясь и понимая, что за то время, пока они ехали, ландшафт успел смениться на более скалистый (теперь холмы были по обе стороны от дороги). – Мы ехали на север?
-- Да, и по моим подсчётам уже давно должны были миновать какой-нибудь населённый пункт… но толи они все в стороне от дороги и мы едем параллельно с основной, толи нам очень не повезло и мы упали гораздо ближе к югу и я неверно выбрал направление.
Оливия положила руку на предплечье мужчины.
-- Если мы так давно едем, значит скоро должно появиться какое-то жильё. На севере Сицилия довольно плотно населена, – успокаивающе произнесла она.
-- Если мы на севере, – мрачно отозвался стратег КЯ.
-- А твой телефон? – напомнила Ливи.
-- По-прежнему не ловит. Я не могу понять, в чём дело, наш спутник отлично работает в любой точке земного шара… Должен отлично работать, – поправился мужчина: "Дай только выбраться! Всей команде Ричарда и ему в первую очередь устрою полную выписку за такие шутки!..".
Оливия посмотрела на дорогу.
-- Ну, что же, тогда идём…
-- Твоя нога…
Женщина взяла Леона под руку.
-- Доковыляю. Не сидеть же здесь.
-- Помню я, как ты ковыляешь, – покачал головой мужчина. – Садись уж на мотоцикл, а я буду его толкать… так будет легче и тебе, и мне…
-- А мне что, садиться за руль? – растерялась Оливия.
-- Конечно, куда же ещё?..
-- Я его не удержу! – ткнула пальцем в мотоцикл Ливи. – Он же большой!
-- Во-первых, равновесие на мотоцикле держать легче, чем на велосипеде, а во-вторых, его буду держать я… сзади!
-- Леон, мне всё-таки кажется…
-- Оливия, ответь мне на один вопрос, – перебил женщину стратег КЯ. – Я часто ошибаюсь?
-- Н-нет… не припомню, – пожала плечами Ливи.
-- Тогда почему ты постоянно возражаешь и споришь со мной?
-- Я вовсе не… – Оливия осеклась, поняв, что сейчас снова начнёт препираться. – Хорошо-хорошо, поехали на мотоцикле.
-- А на вопрос ты так и не ответила, – заметил стратег КЯ, становясь позади мотоцикла.
-- Какой? – сделав вид, что не понимает, откликнулась женщина.
Леон усмехнулся. Ливи перекинула ногу через сиденье и оглянулась на мужчину.
-- Что дальше делать?
-- Сидеть ровно, держать руль и по возможности не мешать.
Оливия приготовилась честно исполнять инструкции.

22 апреля, четверг. Где-то на Сицилии, 16:50 – …

-- А что это за педалька? – спросила Ливи, слегка дотронувшись ногой.
-- Переключение скоростей, – отозвался Леон. – Но без бензина не работает…
Они уже три четверти часа ехали по этой бесконечной дороге. Стратег КЯ, изнывая от жары, расстегнул рубашку, завязав узлом на поясе, и теперь чувствовал себя немного лучше.
-- А эта? – нажала на другую педаль женщина, полагая, что та тоже «не работает».
Мотоцикл мгновенно замер. Стратег КЯ по инерции продолжил движение и врезался в сиденье и колесо. Получив толчок, мотоцикл накренился в сторону. Оливия вскрикнула, выпустив из рук руль.
-- Чё-ё-ёрт!.. – только и успел вскрикнуть мужчина, тщётно пытаясь удержать тяжёлую машину.
Ливи, не понимая, что происходит, упала на землю, придавленная здоровым мотоциклом.
-- Ай… – женщина попыталась пошевелиться.
Камни впились острыми краями в содранные ладони и из груди Оливии снова вырвался писк. Дёрнувшись из-под мотоцикла, женщина попробовала освободить ногу, послышался треск и Ливи замерла, испугавшись порвать брюки.
Леон из последних сил удерживающий мотоцикл, чтобы Оливию не раздавило, вдруг почувствовал резкую боль в спине. Зажмурившись до такой степени, что из глаз выступили слёзы, он резким толчком перекинул мотоцикл на другую сторону и растянулся на земле, судорожно глотая воздух.
-- Жива?.. – отдышавшись, тихо просил он, повернув голову к лежащей рядом Ливи.
-- Я порвала брюки, – расстроено пожаловалась она, принимая сидячее положение и разглядывая испорченную ткань. – Это ужасно!..
-- Да, это действительно трагедия, – хмыкнул Леон, приподнимаясь на локтях.
Женщина собралась было ответить что-то резкое, но, почувствовав под щиколоткой шевеление, отодвинула ногу и увидела мышь.
Такого пронзительного визга стратег КЯ не слышал никогда. В мгновение ока Оливия перекатилась через Леона, спрятавшись за его спину и прижавшись к нему.
-- Где она?.. – прошептала Ливи, робко выглядывая из-за плеча мужчины.
-- Кто?
-- Мышь!!! Там была мышь!!!
-- Не вижу никакой мыши, – покачал головой стратег КЯ. – Она должно быть до смерти перепугалась твоего крика…
-- Но она была там!.. Я видела! Она хотела меня укусить!
-- А может сразу съесть? – усмехнулся Леон, поворачиваясь к женщине, всё ещё прижимавшейся к нему дрожащим телом и не отпускавшей рубашки. – Впрочем, вон какая-то за твоей спиной…
-- ГДЕЕЕЕ?!!!! – повторный визг ударил по барабанным перепонкам стратега КЯ и в следующее мгновение, вцепившаяся в него, Оливия перевалилась через мужчину, загораживаясь им от потенциального врага.
Полные ужаса глаза уставились за плечо Леона.
-- Где она?!
-- Ливи… она наверняка уже убежала… – продолжая улыбаться, отозвался мужчина, его руки сомкнулись за спиной Оливии.
-- Какой кошмар, – Ливи судорожно вздохнула, заглядывая в глаза Леона в надежде найти там поддержку.
-- Не бойся, – крепче обнимая женщину, успокоительным тоном произнёс стратег КЯ. – Обещаю, я спасу тебя ото всех мышей и… кого ты там ещё боишься?..
-- Крыс и лягушек… – чуть помедлив, призналась женщина.
Леон не выдержал и расхохотался, продолжая всё сильнее прижимать к себе жену.
-- А кузнечиков ты не боишься?
-- Ну, тебя, ты издеваешься! – Оливия с возмущением посмотрела на мужчину и упёрлась кулачками в его грудь. – А если я начну смеяться над твоими фобиями! Или ты думаешь у тебя их нет?!
Отсмеявшись стратег КЯ, наконец, успокоился и серьёзно посмотрел в глаза женщины.
-- Ну почему же, есть… – губы мужчины коснулись плеча Ливи и ещё через секунду встретились с её губами, нежно прихватывая красиво очерченный рот.
Оливия замерла, растеряно глядя на стратега КЯ, но затем её ресницы опустились, губы неуверенно ответили на поцелуй. По телу Леона пробежала приятная тёплая волна. Не встретив сопротивления и убаюканный лаской женщины, он продолжал (но уже более страстно) терзать её губы. Ливи вдруг поняла, что не может, да и не хочет останавливать мужчину.
Стратег КЯ осторожно перекатил Оливию на спину, прижимая её к земле своим телом. Его язык настойчиво раздвинул губы Ливи, проникая в рот.
Леон почувствовал, как под ним напряглось и дёрнулось тело женщины и постепенно расслабилось.
-- О, малышка… – охрипшим голосом прошептал мужчина и нежно прикусил язычок Оливии.
Одна рука стратега КЯ легла под голову Ливи, вторая - обнажила животик, приподняв топик, и скользнула за поясок её брюк.
Тело Оливии потянулось к Леону, кулаки разжались и она осторожно опустила ладони на грудь мужчины, почти неощутимо перебирая по ней пальчиками. Ей не хотелось ни о чём думать, только чувствовать приятную обволакивающую тяжесть тела стратега КЯ и его сильные руки, которые, казалось, отгораживали их от всего: прошлого, настоящего, обид, ненависти, непонимания, вражды и опасностей их жизни. Оливия бездумно отвечала на поцелуй, наслаждаясь каждой секундой. Руки Леона становились всё настойчивей…
-- А ну, мерзавец, отойди от неё! – в спину стратега КЯ ткнулось дуло оружия.
Мужчина застыл, открывая глаза и встречаясь с перепуганным взглядом Оливии.
-- Ч-что?.. – он медленно перевернулся и поднялся на ноги.
-- Не дергайся, подонок! Как вы, сеньорита? – невысокий седой старик, ткнув ещё раз в Леона ружьём, скосил глаза на женщину.
-- Я в порядке… – Ливи посмотрела на грузовичок за его спиной, из которой выглядывал высокий смуглый паренёк, сжимавший в руках черенок от лопаты, и, наконец сообразила, что случилось. – Нет-нет, уберите оружие… это… это мой муж, всё в порядке!
-- Муж?! – старик явно не поверил. – Это точно? Кто же обжимается с мужем на обочине… он не запугал вас? Не волнуйтесь, здесь недалеко карабинеры.
-- Точно, – Оливия неловко улыбнулась, торопливо заправляя топ в брюки, проклиная заинтересованные взгляды, направленные на неё всех трех мужчин.
Обнаружив свои брюки расстегнутыми, Ливи попыталась быстро их застегнуть, однако, волнуясь, слишком сильно дёрнула и застёжка молнии, жалобно звякнув, осталась у неё в руках. Проклиная веселье появившееся в глазах наблюдавших за ней, Оливия натянуто улыбнулась и поднялась на ноги, придерживая брюки рукой и стараясь изображать непринужденность.
-- У нас закончился бензин, – обратился к старику Леон. – Вы не могли бы нам продать?.. Отсюда, наверное, недалеко до города, да?
-- Недалеко? – переспросив, усмехнулся старик. – Как вы вообще сюда заехали?.. Тут в округе на десятки миль - никого!
-- Но вы же сказали, карабинеры… – попыталась напомнить Оливия.
-- Мало ли, что я сказал!.. Это я так - припугнуть!
-- Ну, хоть какое-то селение есть поблизости? – спросил Леон. – Где можно остановиться на ночлег, позвонить и главное - поесть!
Старик сочувственно улыбнулся:
-- Километрах в трех мой дом… телефона там нет, но оголодавших путников найдётся чем угостить… – он обернулся к грузовику. – Данте, плесни-ка им бензина в бак.
Паренёк вылез из машины, выполняя распоряжение деда.
-- Поезжайте за нами, – садясь за руль грузовичка, крикнул старик.
Леон помог Оливии сесть на мотоцикл и поехал следом за «спасителями».
-- По крайней мере, накормят, – подбадривающе заметил стратег КЯ. – Я так голоден, что готов продать душу дьяволу…
-- Я тоже, – кивнула Ливи, приникая к спине мужчины.
-- Продать душу?! Ты?!..
-- Я имела в виду, что голодна!

22 апреля, четверг. Где-то на Сицилии, 17:45 – …

Они довольно быстро добрались до дома сеньора Риччи и въехали в ворота во внутренний двор небольшого участка, окружавшего двухэтажный белый домик с плоской крышей. Оливия приняла поданную Леоном руку, слезла с мотоцикла и огляделась. Типичный сицилийский домик, типичный сад, типичная семья, даже старое ружье в руках хозяина дома и то было типично.
На ужин подали вино, рыбу, фрукты и очень вкусные сицилийские трубочки с творогом - Оливия уже много лет не ела ничего вкуснее их. Женщина уплела две сразу и периодически покашивалась на трубочку Леона. С одной стороны она точно знала, что стратег КЯ равнодушен к сладкому, с другой - он охотно принял предложенное лакомство из рук хозяйки и, кажется, даже не думал откладывать его в сторону. Трубочка маячила перед глазами Ливи соблазняя её одним своим внешним видом, а уж если вспомнить вкус. Оливия отвела взгляд.
Мужчины увлечённо разговаривали о виноградниках, Данте - внук хозяев, иногда приезжающий к ним погостить, уже ушёл во двор, а жена сеньора Риччи - сеньора Малена внушала Оливии какой-то безотчётный страх. Словно перед строгой учительницей перед ней хотелось немедленно оправить платье, проверить всё ли в порядке с причёской и выпрямить спину. Ливи в который раз за вечер поймала на себе её внимательный взгляд.
-- Я постелю вам наверху, – наконец, произнесла хозяйка дома. – Комната маленькая, но в ней свежо по утрам… Вы не замёрзнете?
Хозяин тихонько рассмеялся.
-- Не волнуйся за них, Малена, судя по тому, как я их нашёл, они неприхотливы, – мужчина одобрительно посмотрел на Леона.
Его же жена наоборот - бросив суровый взгляд на Оливию, покачала головой и ушла с кухни, буркнув про распущенную молодежь. Лицо Ливи уверенно заливалось краской - теперь ей было понятно, почему Малена так смотрела на неё! И когда только муж успел ей всё рассказать! Неужели пока Оливия умывалась и закрепляла брюки булавкой?
Посидев ещё треть часа, Ливи, сославшись на усталость, изъявила желание подняться в комнату.
-- Я помогу, – быстро вставая, сказал Леон, поддержав женщину под локоть.
Нога всё ещё болела и Оливия не стала отказываться от помощи. Поблагодарив за ужин, Ливи в сопровождении стратега КЯ направилась наверх.
-- Леон, возвращайтесь. Продолжим беседу, – окликнул старик.
Проводив Оливию и убедившись, что ей ничего не нужно, мужчина вновь спустился на кухню.

22 апреля, четверг. Где-то на Сицилии, 20:30 – …

Ливи смыла с себя дорожную пыль и принялась за починку брюк. Она уже зашила одну штанину, когда в комнату зашёл Леон. Быстро прикрыв ноги брюками, женщина подняла взор на стратега КЯ и увидела в его руке трубочку с творогом.
-- Держи, – мягко улыбнулся он, протягивая её Оливии.
-- Зачем?..
-- Ну, я же видел, как ты едва ни сломала глаза, косясь в мою тарелку…
-- Спасибо, – Оливия приняла из рук мужчины трубочку и сразу надкусила - во рту разлилась восхитительная сладость. – Ммм… это божественно, ты очень зря сделал, что отдал её мне! – Ливи нахально улыбнулась, снова кусая пирожное. – Мне вообще, люди не любящие сладкое с детства внушали одни подозрения…
-- Я люблю другое сладкое, – усмехнулся Леон, направляясь в ванную.
Оливия пропустила реплику мимо ушей, поглощённая поеданием лакомства.
Разделавшись с трубочкой, она вернулась к брюкам. Застёжка была безнадёжно испорчена и женщина решила не мучиться, а ложиться спать. Однако едва она бросила взгляд на кровать, краска смущения залила её лицо. Ливи поспешно отвернулась, но воображение уже рисовало её в постели с Леоном, в его объятьях. Оливия замотала головой, желая избавиться от наваждения, и взяла себя в руки. То, что случилось на дороге, произошло только потому, что нежность Леона застала её врасплох… больше такого не повториться! Ливи твёрдо верила в это.
-- Ты почему не ложишься? – послышался за спиной женщины тихий голос стратега КЯ.
От неожиданности Оливия вздрогнула и выронила брюки. Леон быстро поднял их и сложил на стуле.
Ливи вся сжалась, каждой клеточкой своего организма ощущая взгляд мужчины, скользящий по ней и останавливающийся на её ногах.
-- Идём спать, – шепнул стратег КЯ, беря женщину под руку и помогая дойти до кровати.
Сердце Оливии безумно колотилось, пока она наблюдала, как Леон поправляет её одеяло, обходит постель и опускается на свою половину.
-- Спокойной ночи, – на ухо Ливи проронил мужчина, отчего по её телу побежала дрожь. – Что с тобой?.. Ты замёрзла?
Стратег КЯ придвинулся к Оливии вплотную, крепко обнимая.
-- Я… не… замёрзла… – слабо запротестовала женщина, ощущая как руки Леона забрались под её топик, медленно направляясь вверх. – Что… что ты делаешь?..
-- Так быстрее согреешься, – пояснил мужчина.
-- Нет… не надо… – еле различимо выдавила Ливи, чувствуя неровное горячее дыхание на своём затылке. – Я не…
Оливия вдруг замерла, ладони стратега КЯ накрыли её грудь и пальцы очень осторожно коснулись её сосков, играя с ними.
-- Л-ле-он… – вместо призыва остановиться, отрывисто простонала женщина.
Ткань её топика в тоже мгновение поплыла вверх, освобождая её из плена одежды. Мужчина перевернул Ливи к себе лицом, ловя губами её губы и одновременно с этим лаская руками её бёдра и ягодицы.
Голова Оливии пошла кругом. Её намерения не позволять этому заходить слишком далеко улетучилось. Она нуждалась в Леоне и была нужна ему. Мысли о том, что нужно всё это остановить и как сильно она пожалеет утром почти беспрекословно отошли в сторону. Руки неуверенно поднялись, провели по плечам, спине, ягодицам Леона, нежно очерчивая напряженные мускулы.
"Ты что делаешь?!" – кричало её сознание, пока кончики пальцев ласкали тело мужчины. Собственный стон, который Ливи не смогла удержать, немного отрезвил её. Женщина, прерывисто дыша, отстранилась, нервно облизнув горящие губы.
-- Не-е-ет… – в болезненном отчаянье прохрипел мужчина, быстро притянув Оливию обратно. – Только не останавливайся…
-- Я…
-- Не надо… молчи…
Губы Леона накрыли рот Ливи, не давая возможности протестовать. Женщина замерла, почувствовав руку стратега КЯ уверенно скользящую от её шеи вниз к животику. Не задерживаясь, ладонь мужчины прошлась между ног Оливии, лаская и раздвигая их.
Ливи, тяжело дыша, пробормотала по-итальянски что-то невнятное и выгнулась дугой, принимая в себя тело мужчины. Его губы, оставляя влажные следы, ласкали её шею и грудь, жадно упиваясь этим сладостным процессом. Последние сомнения улетучились из головы женщины с первым толчком Леона. Оливия охнула, судорожно втягивая в себя воздух и запрокидывая назад голову. Её руки поднялись наверх, зарываясь в волосы стратега КЯ, тело волнообразно задвигалось, принимая мужчину всё глубже и подстраиваясь под заданный ритм.
Леоном овладело какое-то восторженное безумие, пьянящий танец страсти закружил в водовороте желаний. Его руки блуждали по коже женщины, словно никогда до этого не касались её, и всё было ново и хотелось впитать в себя, почувствовать, пережить. Ощущая под собой податливое тело, мужчина насаждал свою власть, с наслаждением следя за сладкими муками Оливии. Иногда она приоткрывала веки, встречалась с горящим взором стратега КЯ и тогда её ладонь ложилась на его лицо, закрывая ему глаза. Леон не сопротивлялся и даже начинал двигаться медленнее. Потом вдруг переворачивал Ливи на живот и, оглушённый волной страсти, ненасытно терзал её тело, снова и снова овладевая им, или заставлял женщину принимать какую-нибудь экзотическую позу и безропотно подчиняться движениям его тела. В самых смелых фантазиях Оливия и не могла себе представить, что когда-нибудь позволит мужчине такое. Но и сама она пылко отвечала на действия стратега КЯ, то приникая, то вдруг отстраняясь. Губы её ласкали кожу мужчины, наслаждаясь гладкостью тренированных мышц и сводящим с ума запахом чистого разгорячённого тела, смешанным с хвойным ароматом геля для душа. Ладони Ливи порхали по ней, словно желая обхватить и привлечь к себе мужчину как можно ближе. Тело женщины не переставало двигаться, двигаясь в унисон с Леоном. Прерывистые стоны, срывающиеся с приоткрытых губ Оливии, становились всё протяженнее и мучительней, тело послушно следовало воле стратега КЯ, с болезненной страстью приникая всё ближе к нему.
Когда это безумие, наконец, закончилось, Ливи ещё долго лежала оглушённая в объятиях тихо спящего Леона и смотрела как светлеет небо за окном. Тело медленно остывало, вместе с ним остужались и мысли, и Оливия всё больше страшилась подступающего утра.
На тумбочке послышался слабый звук мобильного. Ливи, высвободив одну руку, протянула её к телефону Леона и посмотрела на экран - аппарат, наконец, поймал сеть. Быстро глянув на спящего мужчину, Ливи не став будить его, набрала сообщение. Получив уведомление об отправке, женщина положила телефон на место и, осторожно коснувшись губами, плеча стратега КЯ вновь опустилась рядом с ним, устраиваясь в объятиях мужчины поудобней.

 

#22
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1403
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:
23 апреля, пятница. Где-то на Сицилии, 6:30 – …

-- Ты уже проснулась? – прошептал на ухо женщине Леон.
Оливия вздрогнула от неожиданности и уставилась своими бездонными голубыми глазами на мужчину. Безотчётный страх заставлял её сердце бешено стучать. Внезапно вспомнилось, каким грубым и холодным мог быть по утрам стратег КЯ после ночи полной любви и неги.
Леон, словно поняв её испуг, крепче прижал к себе Ливи, едва ощутимо касаясь губами её губ и щёк.
-- Это была самая прекрасная ночь в моей жизни, – не сводя любящего взгляда с бывшей жены, робко признался мужчина. – Мне казалось, я умру от счастья…
Губы Оливии неуверенно дрогнули.
-- Мне тоже… – женщина опустила глаза, её щёки заметно покраснели. – Я ещё ни разу… ну…
Ливи, стушевавшись, замолкла, не совсем уверенная как можно назвать то, что она делала этой ночью.
-- А так и не скажешь, – поддел её стратег КЯ, нежно приподнимая лицо Оливии за подбородок. – Могу поспорить, наши хозяева перебрались спать во двор…
В глазах Ливи появилось недоумение.
-- От твоих криков подальше, – уточнил мужчина.
-- О боооожеееее, – мучительно краснея, прошептала Оливия. – Не может быть… опять?!..
Леон весело пожал плечами:
-- Для такого тихого голоса, ты на удивление громко стонешь…
-- Ты не должен был мне позволять…
-- Да-да? – стратег КЯ окончательно развеселился. – Ты разрешаешь следующий раз заткнуть тебе рот кляпом? Может ещё и связать?
Ливи сделалась пунцовой.
-- Ты бесстыжий хам, бессовестный наглец и невоспитанный тип! – заявила она, выбираясь из рук мужчины.
Но тот поймал её двумя пальчиками за прядь волос и осторожно потянул назад.
-- Зато ты - сама стыдливость и скромность!.. Торопишься поскорее спуститься вниз, чтоб поболтать с нашей хозяйкой?.. Давай-давай…
-- Нет! – поспешно отозвалась Оливия, оставаясь в постели и натягивая одеяло до носа. – Я отсюда не выйду!..
-- Вообще никогда? – снисходительно рассмеялся стратег КЯ.
-- Пока за нами ни приедут!
Лицо Леона мгновенно стало серьёзно:
-- Кто за нами приедет?
-- А-а-а…
-- Только не врать, Ливи! Разве ты ещё не поняла, что от этого зависят наши жизни!
-- Я… просто не хотела тебя будить… а твой телефон включился… вот я и послала сообщение своим, где нас найти…
-- Свои - это кто?
-- Я послала сообщение Чезаре. Он приедет за нами.
-- Ну, хорошо, – взгляд стратега КЯ вновь стал мягким и добрым. – Тогда жди их приезда, а я пойду завтракать… сеньора Малена, наверняка, уже приготовила что-нибудь вкусненькое!
-- Л-е-о-н… – закапризничала Оливия, ухватив его за руку.
-- Что, моя мимоза?..
-- А как же я?
-- Хочешь, чтобы я принёс тебе завтрак в постель? – улыбнулся мужчина.
Ливи быстро закивала.
-- Ох, избаловал я тебя… Да теперь-то уж поздно перевоспитывать.

23 апреля, пятница. Где-то на Сицилии, 6:45 – …

Дожидаясь Леона, Оливия собрала разбросанные по кровати подушки, нагнулась за одной к полу и, приставив их к спинке кровати, устроилась поудобней и стала дожидаться возвращения бывшего мужа, разглаживая складки одеяла на коленях и имея вид при этом самый невинный и благообразный.
Увидев в дверях стратега КЯ с подносом, Ливи заулыбалась.
-- Добытчик пришёл! – женщина протянула руки к еде, сжимая и разжимая ладошки в требовательном жесте.
-- О, – Леон повёл бровью. – У мадам проснулся зверский аппетит!
Он осторожно опустил поднос на постель и сел рядом с Оливией, любуясь её лицом и сияющей улыбкой.
-- Тебе полезны физические нагрузки…
-- Нахал, – неаристократично фыркнула Ливи и выцепила с подноса бутерброд.
Однако мужчина опередил её, перехватив бутерброд раньше.
-- А-а… – Оливия проследила за тем, как хлеб с колбасой приближается ко рту стратега КЯ.
Леон скосил взгляд на Ливи и передумав, со вздохом протянул бутерброд к её рту. Губы Оливии разомкнулись и, показав зубки, женщина откусила, не спуская глаз со стратега КЯ.
-- Ты и кормить меня будешь?
-- Да, – кивнул мужчина. – Пусть тебе будет стыдно!..
-- Ха!.. Мне не будет! С какой стати?!
-- Потому что ты ведёшь себя как подросток: делаешь, что хочешь; за содеянное отвечать не желаешь; да ещё выпрашиваешь, что тебе нужно и не нужно!
-- Хватит рассуждать! Корми! – задрав носик, приказала Оливия.
Леон иронично покачал головой:
-- Нет, вы только посмотрите на неё… А где волшебное слово?
-- Быстро!
-- Гм… Видимо, словарь волшебных слов за последнее время сильно изменился.
-- Хочу бутерброд! Дай!
-- Сначала плата - поцелуй!
Оливия взглянула на мужчину исподлобья, посопела, перевела взгляд на бутерброд.
-- Ты грязный вымогатель!
-- Неправда, я уже успел умыться, – Леон обаятельно улыбнулся.
-- А зубы почистил?
-- Непременно, – мужчина улыбнулся ещё шире.
-- Тогда, иди сюда, – Оливия притянула стратега КЯ к себе за воротник и быстро поцеловав, выхватила из рук бутерброд. – Вуаля!
-- Ну, и хитрюля, – рассмеялся Леон, растягиваясь на кровати и подпирая голову рукой, внимательно следя за женщиной.
-- Если ты так будешь на меня смотреть, то я подавлюсь!
-- Не-е-ет… подавишься ты, потому что тебя сгложет совесть, что ты не поделилась с ближним…
-- Не сгложет! – дожевав бутерброд, уверенно заявила Оливия. – Я хочу ещё один, с сыром!
-- Ну, уж теперь-то так просто ты его не заберёшь, – покачал головой мужчина, пододвигаясь к женщине.
Стратег КЯ перенёс одно колено через ноги Ливи, усаживаясь на них.
-- Что ты делаешь? – картинно возмутилась Оливия.
-- Требую плату за бутерброд… Давай, малышка, я хочу почувствовать твой язычок на шее, губах и во рту…
-- Не слишком ли большая плата за бутерброд?
-- А тебя ещё ждёт великолепный кофе и нежнейшая пастила!
-- И что мне придётся сделать за них? – игриво повела бровью Ливи.
-- Я тебе потом скажу, дабы не перебивать вкус!
-- Вы нахал, мсье, хотя, кажется, я вам это уже говорила, – Оливия задумчиво наклонила голову набок. – Так что вы хотите, чтобы я сделала… поцеловала?
-- Совершенно верно, – кивнул мужчина, закрывая глаза, вытягивая шею и при этом напряженно ожидая подвоха.
Поэтому нежное прикосновение губ Оливии к его шее заставило стратега КЯ слегка вздрогнуть от неожиданности. Он уже приготовился к следующему поцелую в губы, как вдруг почувствовал приятную тянущую боль в шее, мужчина шумно выдохнул и открыл глаза.
Ливи отстранилась от мужчины с довольным блеском разглядывая свою работу.
-- По-моему, очень красиво смотрится, – быстро потянувшись к тумбочке, она взяла с неё зеркальце и подала стратегу КЯ. – Ну, как?
-- Малы-ы-ыш… ну, ты точно как подросток, – тихо рассмеялся Леон. – Как ты можешь воспитывать детей, если тебя ещё саму нужно воспитывать?!..
-- А у меня для них куча гувернанток, – парировала Оливия.
-- А тебя саму тоже воспитывали гувернантки? Поэтому ты такая капризная и избалованная?
-- Ничего подобного! Я хорошая!.. А ну, слезай с меня!
-- Неа… – мужчина дотянулся до бутерброда с сыром и подал его Ливи. – Кусай.
Женщина быстро откусила и вдруг увидела, что стратег КЯ тоже откусывает.
-- Эй!.. Это же моё!
-- А твои гувернантки не учили тебя делиться? – прищурив один глаз, лукаво поинтересовался Леон. – К тому же ты выполнила только часть условий, уплачивающих бутерброд…
-- Но я голодней тебя!
-- Да кто это тебе такое сказал?!
-- Я знаю!
-- Ну, хорошо, мадам всезнайка, забирай! – мужчина отдал Оливии оставшуюся часть бутерброда.
Ливи мгновенно скушала и его.
-- А кофе и пастила?
-- А заработать?
-- Пфф!.. Вот ещё!.. Ну, ладно… говори, чего ты там ещё придумал? – улыбнулась женщина, которой и самой нравилась эта игра.
-- Ммм… – стратег КЯ закатил глаза в потолок. – Массаж… эротический… Только без обмана, а то не будет считаться!
-- А-а-а… эротический - это как? – совершенно без каких-либо задних мыслей, наивно спросила Оливия.
Леон захлопал глазами, уставившись на женщину:
-- Ливи, ты шутишь?
-- Почему шучу?.. Я спрашиваю.
Мужчина наклонился к уху Оливии и принялся ей объяснять. По мере его рассказа зрачки женщины расширялись, лицо заливалось краской, а температура тела начала быстро подниматься. Когда стратег КЯ закончил, Ливи уже была пунцовой. Покосившись на брюки Леона, она тут же отвела глаза, нервно поправляя чёлку.
-- Я… я не могу… – совершенно смущённо выдавила Оливия.
-- После сегодняшней ночи, ты можешь и не такое, – заверил мужчина.
-- Ну… Леон… есть же некоторые вещи… – Ливи начала сползать с постели. – Я нет… я не умею. Этому… этому, наверное, нужно специально учиться. Я вот научусь и обязательно тебе его сделаю!
Женщина как можно честнее посмотрела в глаза стратега КЯ.
-- Вот сейчас и будем учиться, – кивнул Леон, затаскивая Оливию обратно на кровать. – Специальных курсов таких нет, теорию я тебе прочёл, всё остальное познаётся на практике.
-- Нет-нет-нет-нет-нет, – Оливия перекатилась на другую сторону постели. – Даже не уговаривай! У меня не получится и вообще… я недостаточно гибкая для этого!
Ливи ударила по протянутой к ней руке стратега КЯ.
-- А ночью мне показалось, что твоя гибкость на грани фантастики, – Леон рассмеялся и ухватил Оливию за простыню, которой та умудрялась прикрываться. – Иди сюда!
-- Нет! – дёрнулась Ливи, вновь оказываясь в объятиях бывшего мужа. – Пусти, так нечестно!
-- Почему? Кажется, всё по правилам… вот только ты постоянно пытаешься их нарушить!
-- Ну, Леон… ну, пожалуйста… – жалобно заскулила Оливия. – Я не смогу…
Мужчина шумно выдохнул, покачав головой:
-- Ну, хорошо. Тогда сначала я тебе продемонстрирую, как это делается, а потом ты попробуешь…
Стратег КЯ опрокинул Ливи на постель, стаскивая с неё простыню, которую она тщетно пыталась удержать. Леон подтянул Оливию повыше на подушки, ложась поперёк постели. Его губы осторожно коснулись животика женщины и чуть ниже оказалась и ладонь.
-- Тшш… не напрягайся так, – предупредил мужчина, начиная лёгкими плавными движениями руки, спускаться под животик Ливи. – Расслабься…
Пальцы стратега КЯ оказались между её ног, массируя и слегка проникая в тело. Время растянулось в длительную мелодию удовольствий.
Наконец, Леон, не выдержав, языком начал прокладывать влажную дорожку, следую точно по маршруту своей руки.
Оливия сжалась, смущённая подобной лаской.
-- Л-леон… нет, не надо… – её руки уперлись в плечи мужчины, отодвигая его от себя.
Стратег КЯ поднял голову, встречаясь глазами с взволнованным взглядом женщины. Ему показалось, что огромные расширившиеся от испуга синие глаза сейчас поглотят его целиком.
-- Шшш, я хочу так, – Леон провёл ладонью вдоль бедра Ливи, погладил и, опустив руку, заставил чуть согнуть ногу в колене. – Доверься мне, тебе понравится, я обещаю.
Он вновь склонил голову и вновь коснулся тела Оливии языком и неожиданно проник внутрь. Женщина сдавленно вскрикнула, шокированная нахлынувшими на неё ощущениями и откровенностью прикосновения. Однако стратег КЯ не собирался останавливаться и из груди Ливи вырвалась череда новых всхлипов. Вцепившись в простыни, женщина метнулась в сторону, не зная, чего хочет больше: чтобы это тянулось бесконечно или закончилось прямо сейчас.
Слишком увлеченные друг другом они не заметили, как в дверь тихонько постучали и почти тут же на пороге возникли сеньора Малена и высокий итальянец в белом костюме. Оба гостя застыли, ошеломленные увиденным. На их глазах тело Оливии почти невероятно прогнулось в спине и с её губ сорвался крик. Леон поднял голову и, оказавшись возле Ливи, со смехом зажал ей рот рукой.
-- Тише, дорогая, твои крики заведут не только меня, но и всю округу… – стратег КЯ медленно убрал руку от дрожащих губ Ливи и поцеловал её.
Голова Оливии со стоном перекатилась в другую сторону и её взгляд сфокусировался на зрителях. Женщина испуганно застыла, не в силах пошевелиться от ужаса. Леон повернул голову к двери.
Чезаре смущённо откашлялся и сделал шаг вперёд.
-- А мы за вами…
Ливи мучительно покраснела, судорожно хватая простыню и натягивая её на себя. Её взгляд встретился с укоризненным взором хозяйки. Ничего не сказав, та быстро вышла в коридор.
Стратег КЯ слез с Оливии, расстёгивая верхние пуговицы душившей его рубашки.
-- Ты рано… – пробормотал Леон, повернувшись к сицилийцу.
-- Я так и понял, – кивнул тот, всё ещё не сводя взгляда с Ливи, угадывая под простынёй очертания её груди.
-- Может хватит пялиться на мою жену, – жёстко заметил стратег КЯ. – Спускайся вниз, мы сейчас выйдем.
Чезаре мгновенно пришёл в себя, поднимая глаза на Леона.
-- А-а… да… Не торопитесь… – поспешно кивнул телохранитель и удалился из комнаты.
-- Он у тебя наглый просто до невозможности, – скептически хмыкнул стратег КЯ.
-- Боже… как стыдно, – прошептала Ливи, натягивая простыню почти до глаз. – Я не выйду отсюда…
-- Это интересно… Помнится, утром ты хотела побыстрее уехать.
На губах мужчины появилась мягкая снисходительная улыбка. Он присел на кровать рядом с Оливией и обнял её, целуя в макушку.
-- Ничего. Мы просто выйдем, расплатимся, попрощаемся с хозяевами и уедем. Больше ты их никогда не увидишь. А они о тебе и не вспомнят, – заверил Леон, приподнимая женщину с постели. – Давай, поднимайся…
Оливия завалилась на бок на кровать и закрылась с головой простыней:
-- Боже… я хочу умереть…
-- Не говори глупостей, – мужчина заставил Ливи сесть. – Ты не делала ничего особенного. Все этим занимаются и с не меньшим энтузиазмом.
-- О, боже… не говори мне об этом, – жалобно простонала она. – Как ты можешь быть таким спокойным?!
Стратег КЯ пожал плечами:
-- Не вижу того, чего я мог бы стыдиться. Вот если б ты лежала пластом, то тогда, пожалуй, зрелище было бы более удручающим, – стратег КЯ поднялся на ноги и, усмехаясь, протянул руку жене.
Оливия с неохотой поднялась на ноги, исподлобья глядя на Леона:
-- У тебя совершенно стыда нет…
-- Абсолютно, – согласился тот, притягивая к себе женщину и проводя по её телу, прикрытому простынёй, руками. – Меня убивает только одно - своего массажа я так и не получил, а сейчас он был бы более чем кстати…
Леон наклонился и, жадно поцеловав Оливию, быстро отстранился, так что она едва успела почувствовать его возбуждение.
-- П-прости, – Ливи виновато посмотрела на мужчину. – Я… я не хотела… может как-нибудь тебе помочь…
Щёки Оливии залились румянцем, когда она поняла, что сказала это вслух.
Стратег КЯ быстро обернулся, его глаза расширились от удивления.
-- Признаться, я бы не отказался, – медленно кивнул он. – У Чезаре в машине ведь есть окно, изолирующее салон?
-- Да, – быстро ответила Ливи, явно не понимая, к чему клонит мужчина.
-- Тогда одевайся быстрее и пошли, иначе у меня случится нервный стресс!
-- Постой! Ты хочешь сказать… – Оливию бросило в жар.
-- Одевайся!

23 апреля, пятница. Где-то на Сицилии, 7:30 – …

Леон и Ливи попрощались с хозяевами, причём Оливия старалась при этом не встречаться глазами с сеньорой Маленой, заплатили весьма внушительную сумму за постой и, получив от старика в подарок пару бутылок вина, сели в машину.
-- Домой? – весело поинтересовался Чезаре, взглянув на супругов в зеркало заднего вида.
-- Домой, домой! – кивнул Леон, поспешно закрывая перегородку салона и поворачиваясь к Ливи. – Надеюсь, ты ещё не передумала мне помочь?
В глазах мужчины застыла мольба.
-- Я… нет… – Оливия невольно вжалась в сидение под взглядом Леона. – Мы, наверное, скоро будем проезжать какой-нибудь городок…
-- Городок? Да, наверное, – мужчина кивнул, придвигаясь к Оливии и поднимая её ноги на сидение.
Рука мужчины развела её колени в стороны, вторая, обведя грудь, сжала в ладони.
-- Леон, мы же в машине!!! – упав назад на сидение, воскликнула женщина, делая попытку подняться.
-- Оливия, только не говори, что никогда не делала этого в машине. Ты что, не была подростком?
Женщина снова плюхнулась на спину.
-- Подростком?.. в машине?!..
-- Понятно, похоже, ты и правда лишилась невинности в первую брачную ночь. Я уже верю в это.
-- А ты не верил?!!
-- С твоим темпераментом? С трудом…
Оливия возмущённо смотрела снизу на стратега КЯ. Мужчина, тяжело дыша, нависал над ней, упираясь руками в сидение.
-- Чезаре всё увидит… – жалобно выдавила женщина.
-- Плевать мне на твоего Чезаре… к тому же он занят дорогой…
Леон быстро разобрался с молнией на брюках Ливи, сломав ту окончательно. Как ни пыталась Оливия удержать брюки, стратег КЯ всё-таки спустил их, подбираясь к кружевному белью.
-- Может потерпишь до города?.. – в слабой попытке остановить руки мужчины, предложила Ливи.
-- Потерпишь?! – Леон уже задыхался от возбуждения. – Думаешь, это реально?..
Стратег КЯ перехватил ладонь женщины и прижал к паху, лучше всяких слов демонстрируя нетерпение. Оливия растерялась. Первым её порывом было отдёрнуть руку, однако Леон не позволил ей этого сделать.
-- Но мы же… мы же всю ночь…
-- Ты недовольна, что так меня возбуждаешь?
-- Н-нет, я просто у-удивлена, – пошевелив рукой, отозвалась Ливи.
Леон застонал, откидывая голову назад. Оливия с интересом посмотрела на его лицо. Рука женщины немного сжалась. Стратег КЯ судорожно глотнул воздух, чувствуя, как внизу живота всё сводит. С любопытством наблюдая за реакцией мужчины, Ливи вдруг осмелев расстегнула его брюки и скользнула в них ладошкой. Леон прикрыл глаза, тихо постанывая и дрожа всем телом. Оливия была явно удивлена, она даже не могла предположить, как легко получить такую власть над мужчиной. Озорно улыбнувшись, Ливи пощекотала пальчиками стратега КЯ. Тот до крови закусил губу, прохрипев нечто бессвязное.
-- Малышка… умоляю… – простонал Леон, сам не понимая, чего просит.
-- Да-да, о чём речь? – решила уточнить женщина, лукаво улыбнувшись.
Её рука действовала всё смелее, сжимая тело стратега КЯ и подлаживаясь под нужный ритм. Леон ничего не ответил, только громко застонал в ответ. Увлечённая процессом, завороженная реакцией мужчины, Ливи даже не обратила внимания на те звуки, которые раздаются в салоне. Бедра стратега КЯ дёрнулись навстречу руке женщины, подсказывая ей нужные движения, и, закусив губу, Леон запрокинув голову назад, откинулся на спинку сидения. Оливия, потянувшись к нему, прикоснулась губами к губам мужчины, продолжая рукой ритмичные движения.

23 апреля, пятница. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 10:20 – …

Оставшийся путь Оливия и Леон провели в объятиях друг друга. Женщина дремала на плече мужа и проснулась только когда машина остановилась перед её домом.
Выйдя из автомобиля Ливи с улыбкой повернулась к стратегу КЯ:
-- Я не верю, что мы добрались. Всё о чём я сейчас могу мечтать - улыбка Алекс и три часа в ванной с лавандой…
Из машины вылез потягивающийся Чезаре и бросил на супругов странный взгляд. Оливия слегка покраснела, переведя испуганный взор на загородку водительского сидения. Насколько вероятно, что её телохранитель мог всё слышать, что они делали? И что делала она?! Ливи нервно сглотнула.
-- Знаешь, за что я люблю твою ванну? – тихо шепнул Леон, обнимая жену и уводя в дом. – За то, что она просторная…
-- И что? – возмутилась Оливия.
-- А то, что помимо лаванды там помещусь ещё и я!
-- Ты… как ты… Нет!
-- Тише, не надо так громко возражать, – смеясь, посоветовал мужчина. – А то не только водитель, но и вся прислуга будет в курсе твоих…
Ливи строго глянула на стратега КЯ.
-- Наших, – поспешно поправился он. – Будет в курсе наших… кх… маленьких забав.
-- Ты совершенно бесстыжий!..
-- Ты это уже говорила столько раз, что я со счёта сбился… Лучше идём скорей к Алекс. Я хочу обнять свою любимую малышку!

Поцеловав и обняв Алекс, Оливия оставила Леона с дочкой и отправилась в свою комнату переодеваться. Она вовсе не шутила насчёт ванной - ей казалось, что она не вылезет из неё теперь ближайшие сутки. Ливи проплескалась в воде не меньше 20 минут, отдраивая свою кожу от грязи и дорожной пыли.
Наконец, она вылезла из воды и, обернувшись полотенцем, прошла в спальню. Завернувшись в белый халат, Оливия направилась в комнату дочери. Леон возился с Алекс на полу.
-- Ты даже не сполоснулся? – подходя к ним, улыбнулась Ливи.
Алекс ухватила маму за шёлковый подол сильной ручонкой и потянула к себе.
-- Ну, ты же заняла ванную, – совсем не между прочим заметил мужчина. – А я не хочу принимать душ в комнате для гостей!..
-- М-да? А где ты хочешь его принимать? – лукаво улыбнулась Оливия, опускаясь на ковёр возле мужа и дочки.
-- В нашей комнате, разумеется… – тихо прошептал стратег КЯ, приобнимая женщину за талию. – Ливи, ну, ты посмотри, какая Алекс красавица!.. Это самый хорошенький ребёнок на свете! Ты видишь?!..
-- Вижу, вижу, – снисходительно улыбнулась Оливия, придерживая малышку за ручку.
-- В школе мальчишки будут дёргать её за косички, в колледже катать на машинах, в университете…
-- Леон… Леон, ты что-то совсем замечтался! Не торопи события! Алекс ещё рано думать о замужестве, – рассмеялась Ливи.
Мужчина рассмеялся в ответ, а малышка, подражая родителям, залилась смехом пуще всех.
-- Кстати, о замужестве…
-- Ты же сказала - рано? – изображая испуг и картинно хватаясь за сердце, выдавил стратег КЯ. – Не разрешу! Отец я или кто?!..
-- Отец, отец… Вот я так и знала, что Сандринья будет выбирать не себе мужа, а тебе зятя! Ты неисправимый собственник!
Малышка своими огромными глазками следила за мамой и папой так, словно всё понимала. Тем забавней было за ней наблюдать, что она ещё и важно кивала на все восклицания родителей.
-- Ммм… ну, не такой уж неисправимый… – карикатурно вздохнул Леон, – обещаю, я буду исправляться… Так что там со свадьбой?
-- Это я о Вики, – пояснила Оливия. – Она обручилась с весьма интересным молодым человеком.
-- Кто он?.. Откуда?.. Ты проверила его связи?.. Я могу организовать слежку…
-- Подожди-подожди, какая слежка?! – Ливи недоверчиво рассмеялась. – Он замечательный парень, Вики знакомила нас и они несколько раз приезжали в гости. Он из очень хорошей семьи и очень влюблен в Викторию. Она порхает от счастья. Что ещё могут желать родители для своей дочери?
Стратег КЯ пробубнил что-то невразумительное.
-- Что-что?
-- Я говорю, что может ты и привыкла полагаться на свою интуицию, однако я предпочитаю всё проверить…
-- У тебя паранойя, – губ Оливии коснулась мягкая улыбка.
-- Поверь, она возникла не на пустом месте.
Ливи медленно поднялась на ноги и протянула руку Леону.
-- Идём, тебе нужно помыться, поесть и переодеться. Какой ты пример подаёшь дочери?
-- Какой?.. – вставая, хмыкнул стратег КЯ. – Грязного, голодного оборванца?..
-- Именно, – кивнула женщина, заглядывая в смежную комнату. – Клара, мы уходим…
-- Ступайте, ступайте, – послышался добродушный ответ и в детскую вплыла дородная дама - одна из гувернанток Алекс.
-- Ты приготовишь мне пенную ванну? – поинтересовался Леон, обнимая Ливи за плечи и увлекая вглубь коридора.
-- Конечно… надо же тебя отмыть от провинциальной грязи, – рассмеялась Оливия, теснее прижимаясь к мужу.
-- И что, даже спинку потрёшь?
-- Ммм… тебе это будет дорого стоить!
-- Всё, что захочешь, – пообещал стратег КЯ и его рука сползла с плеча на талию женщины.
-- Ладно, я подумаю, что бы этакого пожелать…

23 апреля, пятница. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 11:15 – …

Леон сидел в ванной, наклонив голову вперёд, и довольно мурлыкал. Мочалка в руке Ливи, пристроившейся на бордюрчике, описывала мягкие движения по напряжённой спине мужчины.
-- Расслабься… – прошептала Оливия, смывая пену с кожи стратега КЯ.
-- Я абсолютно расслаблен и полностью доверяюсь твоим заботливым рукам, – кивнул Леон. – Я готов провести здесь остаток жизни, если моя океанида будет так нежно омывать меня…
-- Шарль Пейзера - ты подхалим и льстец, – Оливия зачерпнула чистой воды из ковша и плеснула её на мужчину. – И я просто не понимаю, чему вас там в «КЯ» учат.
-- Быть любезными со всеми…
-- Ну, разумеется, – Ливи негромко фыркнула. – Где найти приятнее компанию, чем среди господ из «Красной ячейки».
-- Так, это корпоративный наезд?
-- Ну да… я неправа? – проворковала женщина своим самым нежным голосом и медленно провела мочалкой от плеч по спине стратега КЯ и, погладив его поясницу, спустилась ещё дальше.
Леон сладко заурчал и быстро замотал головой:
-- Права… Во всём права!.. Только не останавливайся…
-- Сластолюбец! – шлёпнула мужчину мочалкой по ягодицам Оливия. – Беспринципный хулиган!
-- Почему это - хулиган?! – возмутился стратег КЯ, ловя жену за руку, опущённую в воду.
-- Ага! А что беспринципный - значит согласен?!..
-- Принципы отягощают… Нет, ну, ты объясни, почему это я - хулиган?!
-- Потому что!
-- Универсальный женский ответ, – хмыкнул Леон. – Но раз ты обзываешь меня хулиганом, то я просто считаю своим долгом оправдать это высокое звание!
Мужчина, продолжая одной рукой держать Ливи за запястье, второй - обхватил её за талию и быстро стащил к себе в ванную. Оливия даже не успела вскрикнуть.
-- Леон! – возмутилась она, чувствуя как под влагой тяжелеют и теряют форму её так старательно уложенные волосы. – Ты как ребёнок!
Женщина сделала попытку подняться из ванной, однако, стратег КЯ засмеявшись утащил её назад в воду.
-- На мне сказывается общение с Алекс…
-- Ты хочешь сказать, что дочь на тебя плохо влияет? – Ливи упёрлась кулачками в грудь Леона.
-- Тебе виднее - это ведь ты недовольна моим поведением, – усмехнулся мужчина, притягивая к себе голову жены и находя её губы.
Тело Оливии податливо прильнуло к нему в ответ, погружаясь целиком в ванну.
-- Сеньора…
Ливи с всплеском вынырнула из воды:
-- Да?
-- К вам… к вам гости, сеньора, – девушка смущённо посмотрела на супругов.
-- Кто? – убирая чёлку со лба, уточнила Оливия.
-- Сеньор Капраи…
В глазах Ливи появилось смятение.
-- А-а-а… да… проводи его в гостиную… – запинаясь, пробормотала она.
-- Я проводила.
-- И… и предложи аперитив… Скажи, что я скоро.
Девушка послушно кивнула и вышла из ванной.
-- Ты хочешь меня бросить тут ради сеньора? – капризно запричитал Леон. – Так не честно! Я же первый пришёл в гости!.. Сначала ты должна уделить внимание мне!
Оливия, погружённая в свои мысли, не слушала мужчину. Выбравшись из ванной, она наспех вытерлась, одевая сухой халат и выходя в спальню. Стратег КЯ озадаченно потёр подбородок, явно удивлённый реакцией жены, и, быстро ополоснувшись, последовал за Ливи.

23 апреля, пятница. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 12:00 – …

Быстро застегнув молнию на спине, Оливия спустилась вниз. На секунду она замерла на лестнице, прикрыв глаза. Рука до боли сжала перила. Что же делать… как выпроводить Марко из дома и не дать ему переговорить с Леоном… она сумеет всё объяснить, но позже. Ливи была уверена, что сможет всё объяснить Марко и он поймёт, не затаив на неё обиды, но вот Леон… Получится ли найти нужные слова, чтобы объяснить ему её поступок, захочет ли он поверить ей и смириться с ним?
Женщина, улыбаясь, вышла навстречу гостю. Внизу её ждал худощавый мужчина лет 57-60, в лёгком светлом костюме. Подтянутый, с импозантной сединой на висках, чисто выбритый, со спокойной доброжелательной улыбкой и удивительными проницательными глазами - граф Капраи производил исключительно приятное впечатление. Марко поднял голову и тёмные глаза итальянца на миг осветились радостью.
-- Оливия, – мужчина галантно поднёс руку Ливи к губам и поцеловал её. – Как твоё путешествие? Ты выглядишь немного усталой.
-- Чудесно, спасибо, Марко, – улыбка Оливии стала менее напряженной. – А как твоя поездка, как последний аукцион?
-- Без сюрпризов, – мужчина подвёл Ливи к креслу, посадил её и, слегка поддёрнув свои брюки, опустился на соседний стул. – Я обязательно покажу тебе все свои приобретения, чтобы узнать твоё мнение, но хочу предупредить заранее - ничего исключительного.
Оливия недоверчиво улыбнулась.
-- У тебя великолепный вкус, я не видела ни одной работы, которую было бы стыдно показать даже крупному специалисту.
Марко чуть улыбнулся.
-- Спасибо. Но сейчас мне бы очень хотелось поговорить о тебе. Признаться, меня взволновал твой последний звонок. Ты была чем-то расстроена?
-- Я… вовсе нет… – Оливия замялась, понимая, что настал момент, когда можно всё прояснить.
-- Так значит твоё решение по-прежнему в силе? – внимательные глаза итальянца изучали лицо женщины. – Я очень рад. Спасибо…
Он нежно коснулся руки Ливи.
-- Какое решение? – раздался весёлый голос из дверей гостиной.
Леон неторопливо прошёл внутрь, внимательно изучая гостя.
Поспешно убрав руку от Марко, Оливия поднялась на ноги.
-- Добрый день, – вставая, учтиво поприветствовал итальянец.
-- Добрый, – улыбнувшись, подтвердил стратег КЯ. – Ливи!.. Ну, что же ты?.. Представь нас!
Женщина совершенно растерялась, не в силах вымолвить и слова.
-- Марко Капраи, – поспешил сам представиться гость, придя на выручку Оливии.
-- Леон… – кивнул стратег КЯ.
-- О!.. Отец Алекс, да?
-- Да, – всё с той же улыбкой на устах отозвался Леон. – А вы должно быть дядя Оливии?.. Может брат Бьянки?
-- Нет-нет, – поспешно покачал головой итальянец. – Я - друг… и будущий муж, правда, дорогая?..
Мужчина повернулся к Ливи.
Взгляд стратега КЯ постепенно потемнел, а губы слегка сжались. Медленно, словно во сне, Леон тоже повернулся к женщине, ожидая опровержения такого наглого заявления.
Однако Оливия стояла, опустив голову, не в силах заставить себя взглянуть на стратега КЯ.
-- И когда же вы решили пожениться? – бесцветным голосом спросил мужчина, снова поворачиваясь к Марко.
-- Оливия просила организовать всё как можно скорей. Собственно, я для того и приехал, чтобы…
-- Понятно, – оборвал его Леон. – Я очень рад за вас. Оливия прекрасная женщина, она сможет составить счастье любого.
Ливи подняла голову на бывшего мужа, пытаясь дать понять ему, что всё совсем не так как кажется. Но мужчина не смотрел на неё.
-- Что ж, мне пора, – Леон взглянул на часы.– Совсем забыл о делах…
-- Вы будете на свадьбе? Мы, разумеется, вас приглашаем.
-- Разумеется, – кивнул мужчина.
-- Леон… – Оливия подалась вперёд. – Подожди, мы хотели поговорить…
-- Ммм… ну, разговор не настолько важен, как подготовка к свадьбе… Поговорим после… – стратег КЯ повернулся к итальянцу. – Приятно было познакомиться.
-- И мне, – вежливо и с достоинством кивнул Марко.
-- Пойду попрощаюсь с дочерью и поеду, – натянуто улыбнулся Леон, пожимая ему руку. – Ещё раз поздравляю…
Стратег КЯ повернулся к Ливи, чтобы что-то сказать, но та его опередила.
-- Я провожу тебя, – нервно заявила она.

23 апреля, пятница. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 12:30 – …

Оливия остановила Леона в коридоре, как только они отошли на достаточное расстояние от гостиной.
-- Постой, мне нужно тебе всё объяснить… – взволнованно начала Оливия.
-- Не стоит, – грустно улыбнувшись, покачал головой мужчина. – Я всё понимаю… наше счастье всегда было непостоянным… Надеюсь, с Марко тебе повезёт больше, чем со мной.
Оливия побледнела.
-- Что ты такое говоришь… тебе всё равно? – Ливи сделала шаг вперёд, недоверчиво вглядываясь в лицо стратега КЯ. – Ты не можешь говорить это так… так равнодушно…
-- Я вовсе не равнодушен, Лив, но позволь оставить свои чувства при себе…
-- Леон… я понимаю, понимаю, как это может выглядеть со стороны, но я обещала Марко выйти за него замуж…
-- Да, наверное, это разумное решение, – тихо отозвался мужчина.
-- Просто выслушай!
-- Зачем, Ливи?.. Не надо. Лишняя боль…
Леон осторожно коснулся пальцами скулы женщины и медленно провёл по щеке. Поймав его руку, Оливия крепче прижала её к своему лицу.
-- Не уходи так… – едва слышно прошептала она.
-- Долгие прощания - бессмысленная агония, – вздохнув ответил стратег КЯ и слегка коснулся губами губ Ливи. – Когда бы и что бы между нами ни происходило, помни, я всегда буду благодарен тебе за Алекс… Если вам с ней вдруг что-то понадобится, набери мой номер, я прилечу с любого конца Земли… Прощай.
Леон развернулся и быстро направился вдоль коридора. Сердце нещадно ныло, словно в него воткнули нож. Возможно, следовало поступить иначе - бороться за свою любовь, но, помня, что с самого начала приносил Оливии лишь одни несчастия, стратег КЯ посчитал разумнее уйти. К тому же у него было незакончено дело с Камиром Шиямом, нужно было не просто отомстить за друга, но и обезопасить Ливи с ребёнком. Да, за ними теперь будет вестись круглосуточное наблюдение (группа из Италии уже должна была прибыть), но Леон слишком хорошо знал иранца - его не остановят такие «мелочи».
Ливи смотрела вслед Леону и не верила, что это происходит на самом деле. Ещё ни разу у неё не было такого чёткого ощущения, что всё кончено. Даже после развода. Леон принял решение, с холодной головой и трезво оценивая ситуацию. И Оливия не знала способ повлиять на него. И есть ли такой способ вообще?

 

#23
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1403
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:
21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 12:00 – …

Оливия нервно расхаживалась по комнате, то и дело выходя на балкон.
Утром позвонил Леон и сказал, что приедет на день рождения дочери. Причём приедет уже сегодня в полдень. Конечно, Ливи ждала и надеялась, что стратег КЯ не пропустит это событие, но теперь её охватывала паника. Они не виделись с бывшим мужем три месяца, с того самого дня, когда он узнал о существовании Марко. Леон уехал и пропал, не звонил, не приезжал… лишь банковский счёт малышки ежемесячно исправно пополнялся. До Оливии доходили слухи, что стратег КЯ живёт в Германии, ведёт дела «Мирового протеста», но даже Пикет не мог подтвердить правдивость этих предположений.
Ливи замерла, уставившись на подкативший к входу внедорожник.
"Это он!" – подсказало сердце.
В следующее мгновение открылась дверца и из джипа вышел Леон и какая-то дама. Оливия не видела её лица, скрытого шляпкой, но она уже заранее не нравилась Ливи. Стратег КЯ галантно предложил женщине руку и повёл в дом.
Сердечко Оливии болезненно сжалось и что-то неприятно зашевелилось в животе. Леон с женщиной? Зачем он привез её сюда?! Чтобы сделать ей больно?! А что если… если тут всё серьёзно и он просто хочет познакомить её с дочерью?
Оливия спустилась в холл, когда дворецкий уже впустил гостей и даже успел переброситься парой слов с Леоном. Превозмогая себя, женщина надела на лицо свою самую приветливую улыбку. Увидев спутницу бывшего мужа, Ливи сбавила шаг. Это была Элинор. Та, заметив Оливию, приветливо улыбнулась.
Лив на секунду растерялась, не зная как себя вести с немкой. Она пристально смотрела в глаза Элиноры, пытаясь отыскать в них признаки неприязни или вражды.
-- Добрый день, – кивнул стратег КЯ, слабо улыбнувшись Ливи. – Кажется, мы не очень опоздали…
-- Привет, дорогая, – совершенно непринуждённо обнимая Оливию, проворковала немка. – Чудесно выглядишь, словно день рождения у тебя, а не у дочки!
-- Спасибо, Эл, – немного нервно поправляя вырез платья-запахом, отозвалась Лив. – Ты тоже замечательно выглядишь. Как твои дела?
-- Неплохо, спасибо, Ливи. Уже неплохо. Леон очень помогает мне.
-- Ну, что же мы стоим? – встрепенулась Оливия. – Идёмте… вы, наверное, только с самолёта!.. Устали…
-- Да, мы с самолёта, но буквально на минуту, – остановил порывы женщины Леон. – У нас забронирована гостиница. Так что мы просто заехали повидать Алекс и узнать восколько завтра торжество?
"Забронирован номер… – эхом отозвалось в голове Оливии. – Они остановились вместе… и всё это время Леон провёл в Германии с Элинор… неужели…"
Ливи пыталась гнать недостойные мысли, однако от них было не так-то просто отделаться: "Он любил Эл… и не смог получить, а сейчас такой хороший шанс… Леон всегда добивается своего…".
-- Почему вы не хотите остановиться здесь? – словно на автомате проговорила Ливи.
-- Нам не хотелось бы тебя стеснять, – пожал плечами стратег КЯ, на мгновение бросив взгляд на Элинор. – Наверняка, приедут твои дети и родители… и, наверное, ещё кто-то…
-- Дом большой… – попыталась улыбнуться Оливия, чувствуя, как сводит скулы от обиды.
Леон ещё раз посмотрел на Эл, словно советуясь. Немка явно была рада, на её лице появилась счастливая улыбка.
-- Ну, если Ливи не против, – в ответ повела бровью немка, – то давай останемся… Признаться, не люблю гостиницы!
-- Замечательно, – теперь Оливия была не рада, что так настаивала. – Я подготовлю комнату.
-- То есть меня ты не приглашаешь остаться, я правильно понимаю? – с холодной усмешкой уточнил стратег КЯ.
-- Почему это? – женщина удивлённо посмотрела на Леона.
-- Я так полагаю, для меня в твоём доме комнаты не найдётся…
Оливия окончательно растерялась:
-- А разве… разве вы не вместе?..
Элинор театрально-придирчивым взглядом обвела стратега КЯ с ног до головы, а затем повернулась к Ливи:
-- Я, конечно, понимаю, что ты считаешь, будто ему нельзя отказать и всё такое… но мне не нравятся такие типы…
-- Что-что? – Леон возмущённо повёл бровью.
-- Кх… то есть я хотела сказать: такой тип людей, – быстро поправилась немка, расплываясь в очаровательной улыбке.
-- Как же мне везёт на женщин, которые бесстыже врут с таким ангельским выражением на лице, – иронично покачал головой мужчина.
-- Как хорошо, что ты понимаешь, какое это везение! – отозвалась Элинор, продевая ладонь под локоть Леона.
Оливия улыбнулась и собралась было что-то сказать, как дверь кабинета открылась и на пороге появился Марко.
-- Доброе утро, – итальянец доброжелательно улыбнулся гостям.
Немка, не слишком скрывая своё любопытство, принялась рассматривать нового мужа Оливии. Она практически ничего не слышала о нём от самого Леона, зато Пикет, как-то встречавшийся с ними в Польше, рассказывая о свадьбе Ливи, несколько раз упомянул её мужа. Судя по всему, общего языка они найти не смогли.
-- Здравствуйте, – совершенно бесцветным ровным голосом ответил стратег КЯ.
Марко приветливо кивнул Леону, протягивая ему руку для рукопожатия. А затем повернулся к немке.
-- Познакомься, Марко, – Оливия встала рядом со своим мужем, не спуская взгляда с Леона. – Это моя подруга, Элинор Пьяц… Эл, мой муж - Марко Капраи…
-- Очень приятно, – итальянец слегка поклонился. – Оливия много про вас рассказывала, очень жаль, что вы не смогли быть на нашей свадьбе.
-- Я так жалела, что не могу присутствовать! – согласно кивнула немка. – Обожаю подобные мероприятия, свадьбы - это так романтично. А уж свадебные платья…
Элинор мечтательно закатила глаза.
-- Ты ведь покажешь нам фотографии, правда, Ливи? А то кроме фразы «прекрасна, как всегда» я от Пикета подробностей твоего наряда не добилась…
-- Простите? – в глазах Марко появилась растерянность.
-- Эл говорит об Эмиле, Пикет - его школьное прозвище…
-- О, ммм… да, оно ему подходит, – итальянец вежливо улыбнулся.
Ливи сделала Элиноре «страшные глаза» и ухватила её за руку.
-- Пойдёмте, я покажу вам ваши комнаты…
-- Леон, Оливия говорила, что вы занимаетесь виноделием. Возможно, вас заинтересуют здешние виноградники? – взгляд Марко с интересом блуждал по лицу мужчины, словно пытаясь проникнуть внутрь стратега КЯ.
-- Если позволите, я приехал на день рождения дочери… и не хочу думать о делах, – бесцветно отозвался Леон.
Ливи невольно обернулась на идущих позади мужчин и прибавила шага.
-- Да, вы правы, – просто согласился итальянец. – Вам, наверняка, не терпится увидеть Сандринью…
-- Алекс, – сухо поправил стратег КЯ.
Оливия едва ни взвыла с досады, но к счастью, они уже стояли перед одной из комнат для гостей.
-- Это твоя комната, Леон… Следующая для тебя, Элинор. Надеюсь, вам здесь будет удобно, они очень тихие и выходят окнами на море, если вам что-то понадобится…
-- Ливи, не дёргайся так, всё прекрасно, – немка легонько поцеловала Оливию в щеку и, сжав руку, заглянула в свою спальню. – Чудесная комната. Спасибо… А когда же мы сможем увидеть Алекс?
Оливия вопросительно посмотрела на Марко.
-- С ней сейчас гуляют дочь с зятем, но они должны уже скоро вернуться… – отозвался тот.
"Как мило… Вся семейка в сборе!.." – было просто написано на лбу Леона.
-- Тогда я пока позвоню в гостиницу, чтобы отправили наш багаж сюда, – расплылся в извиняющейся улыбке стратег КЯ и быстро скрылся за дверью.
-- Ну, а я распоряжусь на счёт обеда, – учтиво заметил Марко.

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 12:30 – …

Женщины прошли в комнату Элинор.
-- Ты не сердись на Леона, – вдруг сказала немка. – Он просто ревнует…
-- Да ну, что ты такое говоришь… – Оливия сделала вид, что не понимает подругу.
-- Ливи-и, – Эл укоризненно покачала головой. – Ну, перед кем ты прикидываешься. Ты же прекрасно знаешь, что Леон всё ещё любит тебя. И, конечно, он ревнует тебя к Марко… хотя, мне кажется, он скорее откусит себе язык, чем признается в этом.
Ливи, не выдержав пристального взгляда немки, отвернулась и отошла к окну.
-- О чём ты говоришь, Эл… Он ни разу не взглянул на меня с того момента как приехал. Словно я пустое место. – Ливи, опустив голову вниз, бездумно перебирала пальцами край занавески. – Он слишком самолюбив, чтобы простить мне этот брак…
-- А ты ждёшь от Леона прощенье? – с нотками удивление, но очень осторожно спросила немка.
Спина Оливии напряглась:
-- У нас дочь… я бы не хотела с ним враждовать…
-- Ты хочешь сказать, что дочь - единственная причина твоего общения с Леоном?.. И ты не любишь его?
-- Эл, я ведь замужем, правда? К чему сейчас эти вопросы…
-- Замужем, – задумчиво подтвердила Элинор. – Знаешь, а я ведь тоже не была верна Зигу… и даже несколько раз уже паковала чемоданы… Но сколько бы я сейчас отдала, чтоб вернуть его…
Элинор устало опустилась в кресло и невидящем взглядом уставилась в потолок.
Оливия, не веря своим ушам, повернулась к Эл. Как такое могло быть… их семья всегда казалась очень счастливой и то, что Элинора изменяла мужу и даже собиралась бросить его - было для Ливи шоком. Однако первый же взгляд на немку заставил её выкинуть эти мысли из головы. Сердце Оливии сжалось от нежности и сочувствия.
Она подошла к подруге и, опустившись перед ней на корточки, взяла её руку в свои и тихонько сжала ладонями.
-- Мне очень жаль, Эл…
-- Д-да… мне тоже… Так что не будь дурой, Ливи!.. Чтоб потом не каяться как я…
-- За что тебе каяться, Эл?.. Ты ни в чем не виновата! Это была случайность… несчастный случай…
-- За то, что я не дорожила Зигфридом. Воспринимала всё как должное… он ведь даже давал мне советы, как вести себя с любовниками, когда пора их бросить, когда найти нового… и я считала это в порядке вещей… не задумывалась, больно ему или нет… сама обижу - сама приласкаю… а он всё прощал…
По лицу Элинор вдруг потекли слёзы. Они привели Оливию в чувство. Она потянулась к женщине и, привстав, прижала её голову к своей груди.
-- Он очень любил тебя, Эл, и он был счастлив с тобой, это было всем видно. Не сомневайся в этом, - гладя волосы Элинор, тихо проговорила Ливи.
-- Видно?.. – немка горько усмехнулась. – А то, что было не видно?.. Что творилось в его душе?.. Мужчины вовсе не так сильны, как мы о них думаем… Ты знаешь, когда Пикет рассказывал про твою свадьбу, Леон не дослушал… ушёл… Я нашла его уже вечером в кабинете… он спал на диване, обнявшись с фотографией, где вы с Алекс… Я первый раз в жизни видела на его щеках следы слёз… я так испугалась, что ушла и никогда не говорила с ним об этом …
Оливия побледнела. Губы женщины дрогнули, однако, так ничего и не сказав, она быстро поднялась на ноги.
-- Но… он сам захотел, чтобы так было … я пыталась его остановить. Если бы он тогда меня выслушал… этого брака могло не быть… но он… – Ливи говорила сама с собой, почти не замечая взгляда подруги.
-- Какая теперь разница, кто был виноват тогда?.. Мы все живём сегодняшним днём… завтра у вас с Леоном может и не быть… Так не теряйте времени…
Оливия слабо улыбнулась:
-- Ты так в нём уверена…
-- Я знаю его полжизни!.. Если он тебя не любит, то тогда я не знаю, что такое любовь!!!
Оливия опустила голову:
-- Что ты предлагаешь, Эл? Возможно, я совершила ошибку… но поздно что-то менять, как я смогу объяснить всё Марко. Это нечестно по отношению к нему…
-- А по отношению к тебе?!.. По отношению к Леону?!.. И какая может быть честность в том, что ты не любишь мужа, но живёшь с ним?.. Впрочем, не мне давать советы о семейной жизни… Но если что-то случится… даже если и не случится, а вы больше никогда не будете вместе, то вы потом не простите себе этого…
-- Случится? – Ливи снова посмотрела на немку. – Ты что-то знаешь? У Леона есть кто-нибудь?
-- У Леона? – глаза Элинор даже расширились от удивления. – Ты что, не знаешь?..
-- Что? – Оливия на секунду замерла в ожидании ответа.
-- У него никого нет!.. Да он же превратился в монашку с тех пор как женился на тебе… Ты думаешь, Тьен почему так бесится?.. Ему всегда было наплевать на личную жизнь босса, а тут…
-- Никого… этого не может быть… только не Леон…
Элинор посмотрела на Ливи так, словно спрашивала, не с неба ли она свалилась, что всего этого не знала, прожив с мужем целый год.
В глазах Оливии застыло всё то же недоверие.
-- Эл… ты извини, но это просто невозможно… возможно, ты просто не знаешь или он не откровенничал с тобой…
-- Наверное, я не должна была тебе всё это рассказывать, – задумчиво пробормотала немка, – но раз уж начала… Мы ещё с юности привыкли с Леоном делиться подробностями личной жизни… ну, знаешь, как делятся неопытные подростки о том, что открыли нового… Эта детская привычка сохранилась до сих пор. Я знаю о каждой его женщине… Если тебе так нужна правда, то у Леона однажды была девочка из борделя, в который, кстати, затащил его Этьен с Зигом. Ты как раз тогда бросила его после аборта… Каюсь, на мне также есть грех сводничества: я пытались свести его с другой, потому что не могла смотреть на его каменную физиономию… Боюсь, не смогу перевести на английский то, что он мне на это сказал и куда послал…
Оливия застыла, слушая женщину.
-- Тогда… тогда он точно никогда не простит… он не сможет забыть, что я была с другим. Одно дело Филипп, он был моим мужем, а другое дело…
-- Хм… тебе ли не знать, что любящий человек способен простить многое? – печально усмехнулась Элинор. – Разве ты сама не прощала ему того, что никогда бы не стерпела от другого мужчины?!..
-- Это разные вещи… ты можешь представить себе всепрощающего Леона?
-- Раньше, наверное, бы не смогла. А сейчас - не знаю… Зато знаю, что ради любимого готова босой по раскалённым углям идти хоть на край света… на коленях умолять Зига о прощении, лишь бы вернуть… – немка внезапно вздрогнула, словно очнувшись от дурного сна. – Ой, да что же это я?.. Я, наверное, тебя задерживаю…
Ливи покачала головой и, потянувшись, коснулась губами щеки подруги.
-- Конечно, нет, – женщина слегка отстранилась. – Зигфрида не вернёшь, но я уверена, он не считал, что тебе есть за что извиняться и корить себя. Для него самое главное было - твоё счастье и твоя любовь… не мучай себя сейчас. Это не доставит ему радости… где бы он ни был…
-- Пообещай мне одну вещь, – попросила вдруг Элинор. – Не потеряй того, кого любишь!..
На губах Оливии снова появилась грустная улыбка:
-- Я постараюсь, Эл. Я обещаю…
Немка быстро кивнула:
-- Вот и славно, не зря же я тебе столько тут выболтала. Леон убьёт меня, если узнает, – на губах Элиноры снова сияла беспечная улыбка.
-- Мы ему не скажем, – заверила её Оливия.

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 13:00 – …

Оливия долго собиралась духом, прежде чем постучать в дверь Леона и войти. Она с трудом сдержала первый порыв увидеть стратега КЯ после разговора с Элинор. Однако теперь у неё появился веский повод, чтобы зайти к нему. С прогулки вернулись Виктория и её муж, а вместе с ними и Александра. Но на самом деле ей хотелось просто увидеть Леона один на один. Посмотреть в его глаза, чтобы убедиться, что Элинор не ошиблась. Что её бывший муж действительно всё ещё любит её.
Постучавшись, Оливия вошла в комнату. Стратег КЯ стоял возле окна и набирал что-то в портативном электронном блокноте. То ли так падал свет, то ли последние месяцы были для мужчины очень тяжёлыми, но Ливи он показался изможденным. Лицо Леона осунулось, и без того резкие черты лица заострились и стали глубже, между бровями не исчезала недовольная складка, которую раньше Оливия не замечала. Увидев женщину, Леон поднял голову и вопросительно взглянул на неё.
Ливи застыла, продолжая разглядывать мужчину и с трудом борясь с желанием убежать от него подальше.
-- Виктория вернулась с Алекс домой. Сейчас её покормят и к ней можно будет пойти… – наконец собралась с мыслями женщина.
-- Спасибо, – медленно кивнул Леон, внимательно разглядывая Оливию.
Ливи почувствовала себя ещё неуютней. Руки машинально потянулись одёрнуть невидимые складки на платье, поправить запах, проверить ровно ли идут пояс и вырез, поймав себя на этом желании, женщина с трудом подавила зуд в руках и заставила их лежать ровно.
-- Ты сейчас пойдёшь к ней? Тебя проводить?
Мужчина, словно не расслышав вопросов, продолжал рассматривать бывшую жену. За те три месяца, что они не виделись, она лишь стала ещё привлекательнее… или Леону просто так казалось из-за долгой разлуки. Сколько бы он сейчас отдал, чтобы просто коснуться её руки, провести по волосам, но… теперь она была - чужая жена… чужая. И стратег КЯ прекрасно понимал, что Оливия стала недосягаемой для него.
-- Но у меня ведь ещё есть Алекс… – произнёс Леон, не отдавая себе отчёта в том, что делится своими мыслями вслух.
-- Прости? – Ливи не совсем поняла, что сказал стратег КЯ.
-- Что?
-- Ты что-то сказал про Алекс…
-- Я? Нет… то есть - да. Пойдём к ней.
Испытывая всю ту же неловкость, Оливия вышла из спальни стратега КЯ и, подождав его, направилась дальше по коридору.
-- Мы перенесли детскую. Две недели назад был шторм, повалило дерево и веткой выбило окно в её комнате, ничего страшного не произошло, но, пока вставляли, я подумала, что лучше подобрать другую комнату. Она такая же светлая, мы поставили звуконепроницаемые окна и там стало совсем тихо как в прежней… – говоря всё это, Оливия постепенно успокаивалась и, когда они подошли к детской, женщина уже окончательно взяла себя в руки и из её голоса пропала нервозность.
Леон молчал, следуя за Ливи. Они прошли в комнату и мужчина вдруг нахмурился.
-- А где же Алекс?
-- Видимо, ещё кормят… сейчас принесут… подожди.
Стратег КЯ подошёл к кроватке, задумчиво проведя рукой по перилам.
-- Она уже говорит?.. Называет тебя мамой? – не поворачиваясь, глухо спросил он.
Оливия кивнула и только потом, сообразив, что стратег КЯ не мог увидеть её ответ, произнесла:
-- Да немного: мама, дай, ляля… для своего возраста она очень разговорчивая…
-- А Марко?.. Как она называет его? – осторожно спросил Леон.
-- Пока никак… – Оливия уже чувствовала, к чему клонит мужчина.
Стратег КЯ повернулся к женщине и прямо взглянул в глаза:
-- А потом?
-- Я… я не знаю, наверное, по имени… ты же хочешь, чтобы она знала как отца тебя?
-- Я много чего хочу, но мои желания далеко не всегда исполняются…
Оливия опустила голову:
-- Здесь всё зависит от тебя. Если ты хочешь, чтобы Алекс знала тебя как отца, то так и будет…
-- А ты сама чего хочешь? – Леон исподлобья глянул на Ливи.
Оливия машинально облизала пересохшие губы:
-- Странный вопрос, я хочу, чтобы Сандринья была счастлива, чтобы у неё было счастливое детство и безоблачное будущее, и я постараюсь дать это ей… – женщине казалось, что они с Леоном осторожно танцуют словами вокруг чего-то очень важного, но подобраться к нему не решаются.
-- Одна?
-- Что - одна?
-- Ты сказала: "я постараюсь дать это ей"…
-- Нет, конечно, у Сандриньи есть семья, но ведь я её мама, – спокойствие Ливи испарялось и она вновь начинала чувствовать себя неуверенно.
-- Семья… – глухо повторил Леон, с трудом сдержав вздох. – А Марко?.. Как к нему относится Алекс?
Стратег КЯ с какой-то мазохистской настойчивостью продолжал задавать вопросы.
-- Х-хорошо, – Оливия запнулась, не зная как быть и что отвечать на подобные вопросы. – Он вообще удивительно хорошо ладит с детьми, особенно для человека, у которого их никогда не было…
-- А дочь? – совершенно отрешённо пробормотал мужчина, думая в этот момент о другом.
-- Какая?..
-- Он сказал, что его дочь с зятем гуляют с Алекс…
-- Он имел в виду мою дочь - Викторию…
Леон вздрогнул, его лицо совершенно окаменело, став при этом пепельно-серым.
-- Зовёт… Викторию… дочерью?.. – слова просто с титаническими усилиями вырывались из горла стратега КЯ.
"И Алекс значит тоже", – заключил про себя мужчина.
-- Да, ему это приятно, а Вики не возражает… – Оливия не понимала, что послужило толчком к резкой смене настроения Леона.
-- Прекрасно, – едва слышно прошептал он, отходя к окну и упираясь лбом в стекло.
Несколько секунд Ливи разглядывала стратега КЯ. В голове вновь всплыли слова Элинор и, не удержавшись, Оливия подошла сзади к мужчине и осторожно положила ладонь на напряженную спину.
-- Что с тобой?
-- Уйди… я хочу остаться с Алекс наедине… – голос Леона совершенно упал, перед глазами поплыли расплывчатые круги.
"А если Алекс меня не помнит? – мелькнула вдруг в голове мужчины страшная мысль. – Маленькие дети ведь быстро забывают старых отцов и привыкают к новым… Да, она не узнает меня… вдруг испугается… нет, это я должен уйти… Но как?.. Я потерял всё: жену, дочь… у меня ничего нет…"
Стратегу КЯ вдруг стало душно, он расстегнул ворот, судорожно глотая воздух.
-- Да, конечно, – Оливия покладисто кивнула. – Как только она немного освоиться, я дам вам побыть наедине.
Женщина отошла от бывшего мужа и начала собирать разбросанные по полу игрушки.
-- Последнее время в доме так много народу, Сандринья перевозбуждена, поэтому не обращай внимания, если она начнёт капризничать…
-- Как мило с твоей стороны предупредить меня об этом, – усмехнулся себе под нос Леон.
-- То есть? – Ливи обернулась.
-- Я… пожалуй… пойду… – направляясь к двери, проронил мужчина. – Я… у меня… дела… Я лучше заеду после дня рожденья… потом… как-нибудь…
-- Что? – Оливия быстро выпрямилась, преграждая мужчине дорогу. – Что ты такое говоришь? Куда ты собрался ехать, завтра же день рождение Сандриньи… её первый день рождения…
-- Вот и замечательно… встретит его в кругу семьи…
Мужчина быстро отстранил Ливи, продолжая движение.
-- А как же ты?
-- А я… буду обеспечивать её материально… Ты же не откажешь мне и в этом, правда? – с нотками надежды в голосе спросил мужчина.
-- Леон, ты не хочешь видеться с дочерью?
Слова Оливии полоснули прямо по сердцу стратега КЯ.
-- Зачем ей второй отец?.. – после некоторого раздумья, вымолвил Леон.
-- Но Марко ей не отец… если, конечно, ты сам не захочешь этого…
-- Зачем обманывать себя?.. Твои дети называют его отцом… Я не хочу, чтоб Алекс металась между нами.
-- Мои дети уже взрослые, Леон. Их отец Филипп… они помнят и любят его… Вики прекрасно относится к тебе и Марко, но решай сам… навязывать тебе Сандринью я не хочу.
-- Не смей так говорить! – резко заявил мужчина.
-- Отчего же?
-- Алекс - не какая-нибудь обуза!.. Я люблю её… и готов отдать за неё жизнь!..
Оливия успокаивающе положила руку на локоть стратега КЯ.
-- Я знаю, – мягко произнесла она.
-- Ты ничего не знаешь… Я умру, если Марко отберёт у меня ещё и дочь… но пусть лучше так, чем моя малышка вдруг пострадает из-за моего эгоизма…
-- Хорошо, Леон, как скажешь… если ты считаешь, что так будет лучше… Но Сандра так мала… на этот день рождения, я думаю, ты можешь позволить себе остаться…
-- Не испытывай судьбу, Лив.
Оливия непонимающе взглянула на мужчину.
-- Я ненавижу твоего мужа и не ручаюсь за себя, если… – стратег КЯ вдруг резко замолчал.
Женщина явно не ожидала такого перехода.
-- Что… что ты хочешь сказать… – растеряно пробормотала она.
-- Нет… ничего… Прости, кажется, я последнее время… веду себя неадекватно… Видимо, не могу смириться…
Ливи вдруг испугалась, услышав это. Кажется, пришёл момент, когда нужно было принимать решение, но Оливия совершенно растерялась.
-- Не надо… Марко хороший человек… – женщина бросила взгляд на часы, молясь, чтобы Сандра поскорее вернулась с обеда.
-- Я не собираюсь ничего ему делать… но не потому, что он хороший, а потому что его любишь ты…
-- А если бы не любила?
Леон напрягся, подавшись вперёд:
-- Что?..
-- Что бы ты сделал, если бы я не любила Марко?
-- Ливи, не играй так со мной! – взгляд стратега КЯ потемнел, а дыхание участилось. – Ты ведь любишь его… да или нет?!..
Оливия непроизвольно отступила на шаг:
-- Я не играю…
-- Ливи! Ты его любишь?! – снова повторил Леон, ухватив женщину за руку.
-- Он… дорог мне… я его очень уважаю и восхищаюсь им…
-- Я спрашиваю не об этом!
-- Я… к нему привязана…
-- Лив! – мужчина не выдержал, ухватив Оливию за плечи и встряхнув. – Ты его не любишь?!
-- Ты делаешь мне больно, – не глядя на Леона, прошептала женщина.
Стратег КЯ взял её лицо в ладони, заставляя смотреть на себя:
-- Не любишь?..
-- Как друга, – пряча глаза, проронила Ливи.
-- Друга? – Леон оторопел. – Зачем же ты вышла за него?!
-- Какая разница?
--Что значит - какая?!.. Если тебе было всё равно, то почему ты не выбрала меня?!
-- Мне вовсе не было всё равно! – Оливия высвободилась из рук Леона. – Я пыталась тебе объяснить, но ты не пожелал слушать и уехал…
-- Объясни сейчас.
-- Сейчас уже поздно. Я замужем.
-- За мной ты тоже была замужем!
-- Но ты сам захотел, чтобы мы расстались…
-- Я?!.. Когда?! Ты заявила, что выходишь за Марко! – Леон с ужасом глядел на Оливию. – Я думал, что ты любишь его!
-- Я пыталась тебе всё объяснить, но ты не пожелал меня слушать. Ни тогда с Френсисом, ни потом с Марко!
-- Я боялся… боялся очередной лжи… а может того, что ты скажешь, что любишь кого-то из них…
Оливия бросила на Леона странный взгляд:
-- По-твоему, я настолько влюбчива?
-- Я уже ничего не знаю, – вздохнул мужчина. – Но ты… я же… Что ты чувствуешь ко мне?..
Стратег КЯ взял ладони Ливи в свои руки, прижав к груди. Женщина почувствовала как бешено колотится его сердце.
-- Леон… Леон не надо… – дыхание Ливи оказалось запертым глубоко внутри. – Уже ведь ничего не изменишь…
Оливия испугалась отвечать. Это означало бы, что нужно принимать решение, что Леон потребует от неё решительных действий.
-- Почему?.. Если ты меня… если я для тебе по-прежнему… если твои чувства… – мужчина порывисто вздохнул. – Или нет?.. Я всё придумал?.. Нафантазировал того, чего нет?
-- Потому что я замужем за другим человеком! – не выдержала Ливи. – За очень добрым человеком, от которого я видела только хорошее и я не хочу причинять ему боль!
Леон разжал пальцы, ладони женщины выскользнули из его рук. Не говоря больше ни слова и даже не взглянув на Оливию, стратег КЯ резко развернулся и стремительно направился к двери. Но едва Леон отворил её, то чуть ни столкнулся с гувернанткой, держащей Алекс за ручки и терпеливо ожидающей, когда девочка сделает очередной шажочек.
-- Малышка… – заворожено прошептал мужчина, опускаясь перед девочкой на корточки.
Его лицо тут же озарилось счастливой улыбкой.
Сердце Ливи сжалось от боли. «Это» была её семья, отец её ребенка, мужчина которого она любила. Но она продолжала отталкивать его от себя, мечась из стороны в сторону. Одно опрометчиво принятое решение, одна поспешность, нежелание поговорить, затмение и вот они уже удаляются друг от друга со скоростью света. А она не хотела терять Леона… ни за что не хотела. Ливи было страшно представить, что она может никогда его больше не увидеть. Пусть так… на день рождение дочери, на рождество (в памяти Оливии всплыл их разговор после того, как Леон узнал о её беременности) они будут встречаться и хоть иногда разговаривать. Пока есть то, что их связывает…
Оливия сделала шаг вперёд и опустилась на корточки рядом со стратегом КЯ, беря дочь за крохотные ручки.
-- Покажем папочке, как мы умеем ходить, да, Сандринья? – Оливия посмотрела на бывшего мужа, предлагая ему включиться.
Леон слабо улыбнулся в ответ, однако, переведя взгляд на малышку, расплылся в неподдельной радостной улыбке, с замиранием сердца ожидая действий дочери.
Алекс, видя, что вокруг улыбаются, принялась улыбаться пуще всех. Сделав два маленьких шажочка, она начала проситься на ручки к маме. Стратег КЯ с какой-то тайной завистью смотрел на Ливи, прижимающую дочь к груди.
Оливия развернула девочку лицом к отцу и несколько раз качнула её.
-- Иди к папе, дорогая, ты стала такой тяжёлой, у мамочки устали ручки, – женщина передала ребёнка Леону. – Ты посидишь с ней? Я проверю обед…
Ничего не ответив, мужчина забрал малышку и отошёл с ней к окну, что-то шепча ей на французском.

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 14:30 – …

Оливия зашла за Элинор, чтобы позвать её обедать, но той не оказалось в комнате. Ливи обречённо вздохнула, понимая, что за Леоном ей придётся идти самой.
Когда Оливия вошла в детскую, то обнаружила там Элинор. Они с Леоном сидели на диванчике, возясь с маленькой Алекс и задорно хохоча. Ливи сделала знак дергающейся няне, которая стояла неподалеку и всё ждала, когда ребёнка можно, наконец, будет укладывать спать, женщина вышла. Теперь, после таких бурных игр, задача успокоить Алекс и уложить её была практически невыполнимой.
-- Обед готов, все уже собрались внизу, – сказала Оливия, забирая Сандринью на руки. – Вы идите, я присоединюсь к вам через 10 минут.
Разлучённая со «взрослыми детьми» малышка начала капризничать и недовольно всхлипывать, при этом как-то ненатурально подвывая. Леон даже на секунду замешкался в дверях, собираясь вернуться, но Элинор вытащила его в коридор.
-- Не надо, а то Ливи вообще не уложит её спать, – немка продела руку под локоть мужчины и едва ни силой потянула его в столовую.
Там уже ждал Марко, Виктория и молодой человек - судя по всему, её муж.
-- Леон! – Вики вскочила с места и бросилась стратегу КЯ на шею. – Привет! Сто лет тебя не видела!.. Да-да!.. Последний раз на Рождество! Как ты?!.. А Ричард разве не с тобой?!.. Я думала, вы прилетите вместе!.. Ой, а кто твоя спутница?!.. – девушка повернулась к немке, смущённо улыбнувшись. – Меня зовут Виктория! Я - дочь Оливии, а вы?..
-- Очень приятно, – кивнула Эл. – Ливи часто рассказывала о тебе… А меня зовут Элинор.
-- Правда? Ой, мама мне тоже про вас рассказывала, – Вики обернулась, чтобы взять вставшего вместе с ней с кресла молодого человека за руку. – Кстати, познакомьтесь, это мой муж - Дэн. Дэни, это Леон - бывший муж моей мамы и отец Сандриньи и Элинор - её подруга.
-- Привет, рад познакомится, – голос молодого человека оказался довольно низким.
Приветливо улыбнувшись, он протянул руку Леону и чуть поклонился немке.
Стратег КЯ отметил про себя, что рукопожатие было твёрдым и ладонь Дэн подал точно вертикально - «на равных». Почему-то юноша сразу же не понравился Леону, чувствовалась в нём какая-то взрослость не соответствующая его возрасту.
"Ты просто предвзят, – отругал себя мужчина. – И разучился доверять людям…"
-- А где Ливи? – поинтересовался Марко.
-- Укладывает Алекс, – добродушно ответила немка. – Кажется, малышка разгулялась и решила сегодня не соблюдать режим…
Мужчина понимающе кивнул, жестом приглашая всех к столу:
-- Может пока ждём Ливи, кто-нибудь желает аперитива?
-- Я бы выпила земляничного вина, – с охотой поддержала Виктория. – Элинор, вы обязательно должны попробовать! Это восхитительно!
-- Ну, если обязательно должна… – улыбнулась Эл, – то отказаться не смею!
Когда Ливи спустилась вниз, то застала почти идиллическую картину: Элинор и Вики о чём-то щебетали, развалившись на диванчике, Марко и Дэн спорили по поводу какого-то матча (вернее чинно обсуждали, слово «спор» плохо вязалось с этими двумя: Марко был слишком деликатен, Дэни слишком выдержан), Леон стоял возле окна, любуясь видом на море, который открывался из дома.
-- Я прошу прощения, вы, наверное, все голодные, но Сандринья никак не хотела меня отпускать. Она любит, когда всё внимание принадлежит только ей и не признает соперников, – Оливия весело улыбнулась и сделала жест в направлении столовой. – Пойдёмте?
-- Кого-то она мне этим напоминает, – Элинор поднялась с дивана и протянула руку стратегу КЯ. – Ммм, Леон, а тебе?
Стратег КЯ недоумённо пожал плечами:
-- Понятия не имею. Но капризна она точно в мамочку...
Ливи обернулась, услышав такое заявление, но, заметив, что Леон лукаво улыбается, не стала пререкаться.

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 16:00 – …

Обед проходил в «тёплой дружеской обстановке». Иначе не скажешь. Однако было в окружившей стол атмосфере что-то гнетущее. Это читалось по излишне прямой спине Ливи; мечущемуся между матерью, Леоном и Марко взглядом Вики; слишком уж непринужденной улыбке Элинор; хлестким репликам стратега КЯ в ответ на попытки мужа Оливии втянуть его в беседу. Мышцы Оливии каменели и к концу обеда казалось, что её придётся переставлять с места на места как статую.
-- Возможна небольшая прогулка на лошадях? Здесь прекрасные места, – предложил Марко, оглядывая гостей.
-- Чудесная идея, – вымучено улыбнулась Оливия, которая предпочла бы, чтоб каждый занялся своим делом и никто не пересекался до самого ужина… а ещё лучше до самого отъезда!
Не стоило созывать столько людей на день рождения Сандриньи, насколько лучше было бы обойтись узким семейным кругом. Хотя… женщина вдруг поняла это - это и есть «узкий» семейный круг… и никуда из него не деться.
Ливи впервые за весь обед подняла глаза на Леона. Надо было с ним поговорить.
-- Я согласна! – с азартом поддержала Элинор.
-- Ну, а я пока поиграю с Алекс, – бросил стратег КЯ, поднимаясь из-за стола.
-- Она же сейчас спит, – напомнил Марко.
-- А я и не собираюсь её будить, – прохладно отозвался Леон. – Подожду, когда проснётся…
На лице Марко не отразилось никаких эмоций, чтобы он ни думал о поведении стратега КЯ, он никак не проявлял своих чувств. За что Ливи ему была безмерно благодарна. Она не представляла, какой ещё мужчина был бы способен, так безропотно относится к складывающейся ситуации.
Оливия вышла вместе со всеми из столовой, чтобы помочь подобрать одежду для верховой езды и, проводив гостей с Марко до конюшни, вернулась в дом. Она нашла Леона сидящим с книгой в библиотеке.
-- Я бы хотела поговорить с тобой, – произнесла женщина, плотно притворяя за собой дверь.
-- О чём? – стратег КЯ отложил книгу в сторону.
-- О нашей семье. Я подумала… Леон, возможно, ты был прав, когда сказал, что хочешь ограничить своё влияние на жизнь Сандриньи. Пока она маленькая и ничего не понимает, но когда она вырастет, мне бы не хотелось, чтобы она металась между тобой и Марко. Тем более что ты не желаешь пойти на хоть какое-то сближение с ним…
-- Это всё? – безэмоциональным голосом спросил стратег КЯ.
-- Что - всё? – не поняла Оливия.
-- Всё, о чём ты хотела со мной поговорить?
-- Д-да, – запинаясь ответила Ливи, начиная чувствовать себя очень неуютно.
-- Хорошо, я подумаю, – с каменным выражением на лице, сказал Леон. – Или ты настаиваешь, чтобы я исчез из её жизни прямо сейчас?
-- Леон… – Оливия сделала шаг в направлении бывшего мужа, но остановилась. – Я хочу, чтобы ты правильно меня понял. Так будет лучше для Сандриньи. Ты же понимаешь…
-- Нет, Ливи, так будет лучше для тебя, – с едва уловимой иронией произнёс мужчина. – Хочешь себе спокойной жизни. Боишься, что моё присутствие задевает твоего благородного супруга. Кстати, почему ты до сих пор не на прогулке?.. Вдруг твой благоверный подумает что плохое… Впрочем, этот не подумает. Слишком правильный.
-- По-моему, тебя задевает не то, что я вышла замуж, а то, что я вышла замуж за джентльмена, – вдруг бросила женщина. – Если б он был каким-нибудь бандитом, ты бы и слова не сказал, верно?
Губы Леона скривились в циничную угрожающую улыбку.
-- Ты бы не вышла за бандита… разве что по принуждению. Леди ведь предпочитают благородных.
В последней фразе было столько яду, что Оливия внутренне содрогнулась.
-- Ты абсолютно прав, – отчеканила женщина. – А благородные бандиты бывают только в сказках.
-- Ах, извини… я, к сожалению, пришёл из реальности.
-- К сожалению, – резко бросила Ливи.
-- Тебя не заждался твой благородный муж?
Оливия тут же взяла себя в руки и окинула Леона холодным взглядом:
-- Так я могу узнать твоё решение?
-- Мне уехать прямо сейчас или дождаться вас с прогулки?
Женщина повернулась к двери:
-- Я не настаиваю, чтобы ты это делал прямо сегодня или завтра…
-- Н-да? А мне только что показалось, что меня вежливо выставили из дома…
-- Тебе только показалось…
-- А, по-моему, ты сказала: Леон, ты здесь лишний, есть только я, Марко и Алекс…
-- Леон, я не говорила ничего подобного, – Оливия снова повернулась и посмотрела на мужчину. – Я только сказала, что считаю твоё решение верным. Вряд ли Александре пойдёт на пользу, если её постоянно будут тянуть в разные стороны. Я не хотела, чтобы так получилось, но не вижу другого выхода. Решение за тобой. Вряд ли я в состоянии запретить тебе делать что-либо. В том числе видеться с дочерью.
"Значит, запретить всё-таки хочешь", – наконец, осознал то, чего боялся больше всего стратег КЯ.
Леон, не отрывая остекленевшего взгляда от женщины, достал мобильный и набрал номер.
-- Этьен, пришли за мной машину, – жёстко приказал он. – Нет, к дому Оливии… Хм, уже - нет.
Всё так же, не отрывая взора от Ливи, мужчина убрал телефон и выдавил скованную улыбку.
-- Не волнуйся, я больше никогда не потревожу твой покой или покой твоей семьи, – твёрдо заявил он. – Прощай… малыш.
Последнее слово женщина едва расслышала, а скорее просто прочитала по губам.
Стратегу КЯ хотелось закричать от боли, но к горлу подкатил ком, сковавший голосовые связки. А ещё ему хотелось броситься со всех ног прочь из этой комнаты, где ему вынесли смертный приговор, но он заставил себя идти спокойно.

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 16:40 – …

Леон зашёл в отведённую ему комнату. Зачем-то надел белую рубашку, сунул за пояс пистолет и направился вниз. Проходя мимо двери Алекс, он слегка замедлил шаг, однако, увидев в конце коридора Оливию, быстро прошёл мимо.
"Ничего, ещё немного и всё пройдёт…" – пообещал стратегу КЯ внутренний голос.
Поравнявшись с бывшей женой, мужчина на секунду притормозил.
-- Я забыл тебе сегодня сказать, что ты отлично выглядишь… – Леон поднёс руку жены к холодным онемевшим губам и, чуть кивнув на прощание, удалился.
Сев на заднее сиденье машины, стратег КЯ откинулся назад и порывисто вздохнул. "Ну, вот и всё", – вдруг безмятежно улыбнулся он.

Ливи вздрогнула, услышав трель мобильного. На другом конце трубки была Элинор.
-- Оливия, дорогая, мы уже заждались, – весело заметила та. – Ты вообще-то собираешься на прогулку, нет?..
-- Да, иду, – тихо отозвалась Ливи.
-- Тут Вики интересуется, что за машина подъезжала к дому?.. Случайно не Ричард приехал?
-- Нет. Это Леон… уехал…
-- Куда? – не поняла Эл.
-- Вообще уехал…
-- То есть, как? – в голосе немки появилась тревога.
-- Как уезжают насовсем, – ощущая жуткую головную боль, ответила Оливия.
-- Боже… Что ты наделала?.. Он же… он же не вернётся… – выдавила Элинор.
-- Знаю.
-- Нет… ты не поняла… он отказался бы от Алекс лишь в одном случае - если решил свести счёты с жизнью…
В трубке внезапно повисла тишина и связь отключилась.

-- Останови, – приказал Леон водителю, когда автомобиль поравнялся со скалистым ущельем. – И отправляйся на подстанцию…
Оперативник удивлённо взглянул на босса, выходящего из машины, но спорить не стал.
Подождав пока авто отъедет на приличное расстояние, стратег КЯ приблизился к краю ущелья и взглянул вниз. "Вряд ли там найдут тело, – хмыкнул он, поднимая глаза к небу. – Странно… как ярко светит солнце и ни облачка, и чистая синь… Вот и сердце уже успокаивается и не болит… и так легко на душе от принятого решения… Интересно это правило или исключение?.. Впрочем, это уже не имеет значения… Ничто уже не имеет значения… А как здесь красиво… божественно красиво… странно, что я раньше не замечал… и приятное ощущение свободы… полёта…"
Леон вытащил из-за пояса пистолет, проверил магазин с патронами, перезарядил. Затем встал над самым обрывом и, приставив дуло к виску, взглянул в небо.
-- Ливи… Алекс… – губы мужчины расплылись в мечтательной безмятежной улыбке. – Алекс… Ливи…
-- Леон, не смей!!! – вылетевшая на дорогу машина резко остановилась, едва вписавшись в крутой поворот, и из неё выскочила Оливия.
Подвернув ноги, обутые в босоножки с высокими каблуками (чудо, как она вообще могла вести машину в такой обуви), женщина сделала несколько неловких шагов, пытаясь сохранить равновесие, и практически упала на стратега КЯ, одновременно хватая его руку с пистолетом.
-- Не смей… нет… как ты мог… как ты мог посметь! – уже падая вместе с мужчиной, Ливи со всего размаху залепила бывшему мужу пощёчину. – Подлец… мерзавец! Подонок!!!
Пощёчины сыпались одна за другой на лицо стратега КЯ.
После доброй дюжины оплеух, Леону, наконец, удалось перехватить руки Оливии. Удерживая женщину за запястья, он попытался поймать её взгляд, однако женщина, похоже, была в шоке и плохо понимала, что делает.
-- Ли-и… Лив!.. Т-ты чего?!..
-- Сукин сын! – в истерике кричала женщина, пытаясь вырвать и вновь ударить Леона. – Эгоист!.. Всегда думаешь только о себе!.. Мразь!!!
-- Ты… почему здесь?.. – ошарашено спросил мужчина, отпустив Оливию и попытавшись подняться.
Вместо ответа Ливи со всего размаху заехала бывшему мужу по лицу, попав ребром ладони по губам и носу. Стратег КЯ, дёрнув голову назад, вдобавок ко всему врезался затылком в камень и на мгновение замер. Тем временем на лице уже выступила кровь. Увидев это Оливия слабо вскрикнула и снова протянула руку к лицо Леона, едва касаясь его дрожащими пальцами, а другой - зажимая свой рот. Из глаз женщины покатились слёзы.
-- Тебе больно? – едва слышно прошептала она, глядя на стратега КЯ так, словно тот уже был приведением.
Внезапно, перед глазами Ливи всё поплыло. Кровь, стекающая по виску Леона, превратилась в размытое пятно, загородившая перед её взором всё остальное. Женщина покачнулась и начала медленно заваливаться на бок. Она не теряла сознание, но её тело вдруг отказалось подчиняться, а разум, выключив все эмоции, отстранено наблюдал за тем, как Леон наклоняется, поднимает её на руки и несёт к машине.
Только когда мужчина опустил её на заднее сидение, Оливия внезапно пришла в себя, вырываясь из его рук. Кулаки её уперлись в грудь стратега КЯ и толкнули его.
-- Ты…ты… – она зажмурилась, смаргивая слёзы, и снова открыла глаза. – Как ты мог…
-- Я же обещал тебе, что больше не появлюсь в твоей жизни…
-- Поэтому ты решил себя убить? Ты ненормальный!
-- Ты бы предпочла, чтоб я, рано или поздно, выкрал у тебя Алекс?
-- Выкрал? – одними губами спросила Ливи.
-- Я не хочу жить без неё… У меня ничего нет, кроме малышки…
-- Почему ты сразу не сказал мне?
-- А зачем? – горько усмехнулся Леон. – Ты сделала свой выбор… Вы с Марко - семья, а я… давнее недоразумение…
-- Поэтому ты решил умереть? Отомстить мне, чтоб я всю жизнь жила с чувством вины?
-- Напротив. Ты бы никогда не узнала, что произошло. Думала бы, что я просто бросил Алекс…
-- Не узнала? Ты серьёзно? И как ты себе это представляешь?!.. Ты законченный эгоист!
-- Ну, и зачем ты меня спасала, если я такой плохой?
-- Потому что я не хочу, чтоб ты умирал.
-- Жить без тебя, без Алекс… Зачем? За что ты меня так мучаешь? Я не хочу!
-- Извини… я была неправа, я не могла представить насколько для тебя важна наша дочь… конечно, ты можешь приезжать к ней когда захочешь… никто и никогда не будет ей лучшим отцом…
-- Я не хочу приезжать к ней на дни рождения и Рождество! Я хочу жить с ней!.. Всегда! – воскликнул Леон. – Ты можешь это понять?!.. Всегда!
-- Но… но это же в любом случае было бы невозможно… твоя работа…
-- А у тебя что, другая работа?!
-- Я почти всегда с ней… ведь я её мать… это другое…
Мужчина на несколько секунд закрыл глаза, потом вдруг резко открыл и холодно процедил:
-- Уезжай. Немедленно!.. Сейчас же!
-- Я никуда не уеду!
-- Лив!!! – в отчаянье прокричал Леон, встряхнув женщину за плечи.
-- Нет!!!
Стратег КЯ шумно выдохнул и вынырнул из машины, отвернувшись к дороге.
Оливия уткнулась в обивку кресла, её рассеянный взгляд застыл на заднем стекле.
-- Хорошо, я сам отвезу тебя домой, – не оборачиваясь, наконец, бросил Леон.
Женщина ухватила его за руку, заставляя нагнуться к себе, и пристально взглянула в глаза.
-- Обещай мне… – горячо начала Ливи, вдруг оборвав себя на полуслове.
-- Да, хорошо, – не глядя в глаза Оливии, быстро кивнул мужчина.
Женщина крепко взяла его за подбородок и заставила смотреть в глаза:
-- Ты клянёшься, что никогда больше не будешь пытаться покончить с собой?!
-- Я не даю клятв, – перехватив руку женщины, ответил Леон.
-- Сделай исключение… одно.
-- Я тебе когда-нибудь лгал? – не отрывая прямого взгляда, спросил мужчина.
-- Тогда поклянись.
-- Я отвезу тебя домой, – оборвал Леон, отстраняясь от Оливии.
-- Я никуда не поеду, пока ты не дашь мне слово!
-- Что, так и останешься сидеть здесь в машине на обочине дороги? – попытался пошутить стратег КЯ.
-- Именно, – через силу улыбнувшись, кивнула Ливи и коснулась руки мужчины. – Шарль, я тебя умоляю…
Леон вздрогнул, затем припал губами к пальцам женщины, словно смущаясь пряча от неё лицо. Оливии наклонилась к бывшему мужу, касаясь губами его волос и прижимаясь щекой.
-- Всё… всё будет хорошо…
-- Я люблю тебя, – едва слышно прошептал мужчина.
На глазах Ливи выступили слёзы.
-- Я тоже, – беззвучно прошептала она.
Стратег КЯ несмело поднял глаза на Оливию:
-- Тоже?.. Любишь?
-- Ты сомневаешься в этом? – печально улыбнулась женщина.
-- А как же Марко?
Ливи отвела глаза в сторону.
-- Давай сбежим?.. Заберём Алекс и сбежим! – обхватывая ладонями лицо Оливии, предложил Леон.
Женщина прижала его ладони к своим щекам. Глаза снова наполнились слезами.
-- Я не могу… не могу так поступить… я люблю тебя… но я не могу….
Стратег КЯ, целуя глаза Ливи, осушал её солёные слёзы. Плача, она обхватила мужа за шею, подставляя лицо под поцелуи.
-- Ты ненавидишь меня? – запинаясь, выдавила Оливия.
-- Я не могу тебя ненавидеть… – прошептал Леон, жадно целуя каждый кусочек кожи на лице и шее женщины. – Я не могу без тебя… я умираю без тебя…
"Ещё секундочку… совсем чуть-чуть…" – уговаривала себя Ливи. Прильнув к мужчине, она поймала его губы, целиком отдаваясь поцелую.
-- Прости меня… – выдохнула Оливия.
Леон крепче обнял женщину, увлекая её за собой на сиденье.
-- Ты понимаешь… что… мы… не должны?.. – с трудом прерывая поцелуи, бессвязно шептала она.
-- Мы любим друг друга… остальное сейчас неважно…
Мужчина осторожно придавил Ливи своим телом, расстёгивая верхние пуговицы её рубашки и припадая губами к образовавшемуся декольте. Оливия тихо застонала. "Я пожалею… надо прекратить…" – пытался остановить её внутренний голос. Но женщина откинула голову назад, запуская пальцы в волосы стратега КЯ.
-- Обними меня… сильнее… – попросила она.
Леон подсунул руки под спину Ливи, зажимая её в стальные тиски.
-- Малыш, скажи снова, что любишь меня…
Оливия приоткрыла глаза, затуманенным взглядом обводя мужчину.
-- Я люблю только тебя… – спина Ливи выгнулась словно дуга, – одного… всегда…
Стратег КЯ довольно заулыбался, пленяя губами губы женщины. Его пальцы быстро разобрались с оставшимися пуговицами на рубашке Оливии и нырнули под шелковистое бельё. Ливи шумно выдохнула, вцепившись в ворот рубахи Леона и притягивая мужчину к себе. Тело стратега КЯ пробила сладкая дрожь. Избавив женщину от белья, он в ненасытном томлении припал губами к её груди, целуя и лаская.
Оливия вдруг вздрогнула, услышав звук мобильного, но мужчина быстро нащупал телефон и выкинул его из машины, возвращаясь к прежнему занятию.
-- Ле… Леон… а вдруг это срочно?.. – застонала Ливи.
-- Нет… не срочно… – бессвязно прошептал стратег КЯ, спускаясь дорожкой поцелуев к животику женщины и расстёгивая её брюки.
-- А если… что-то… с Алекс… – последние связные мысли улетучивались из головы Оливии.
-- Нет… наша малышка спит… я знаю… и видит чудесные сны… – мужчина, улыбаясь, взглянул в лицо Ливи. – Чудеснее может быть только этот сон, что здесь… у нас…
-- Тогда я не хочу просыпаться…
-- Я тоже, – прошептал стратег КЯ.
Остатки одежды Оливии оказались где-то на полу машины. Леон обвёл женщину с головы до ног обожающим взглядом. Она притянула его к себе, помогая стащить рубашку и расстегнуть брюки.
-- Не смотри на меня так… ты меня смущаешь…
-- Я не могу не смотреть… – ладонь мужчины медленно проскользила от лодыжки до бедра Ливи. – Ты так красива…
-- Я чувствую себя подростком из фильма… – привставая и касаясь губами груди Леона, поделилась женщина. – Хотя в детстве никогда не делала этого в машине…
Оливия озорно рассмеялась.
-- Я люблю твою улыбку, – прошептал стратег КЯ, ловя губами губы Ливи. – Люблю тебя…
Он осторожно раздвинул ноги женщины, устраиваясь между ними. Оливия, согнув ногу в колене, положила её на бедро мужчины, вновь приникая всем телом к Леону.
-- Тогда не отпускай меня… – проронила она, закрывая глаза.
-- Больше не отпущу! Никогда! – решительно заявил стратег КЯ, входя в тело Ливи.
Женщина застонала и, притянув к себе лицо Леона, требовательно поцеловала.
Время обратилось в вихрь страсти, унося бывших супругов на вершины блаженства.

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 18:30 – …

Элинор не находила себе места, телефон Леона был отключен, а Оливия не брала трубку. Самые страшные предположение роились в голове женщины. Внезапно её мысли были прерваны, звуками подъехавшего автомобиля и в холле появились Ливи и Леон.
-- Какого чёрта?! – в сердцах вскричала немка. – Где вас носило?!
Стратег КЯ и Оливия переглянулись. Вид у них был как у двух заговорщиков.
-- Мы… были заняты, – отозвался мужчина.
-- Я вам звонила без перерыва! Можно же было ответить!..
-- Ну-у…
-- Оливия! – прерывая реплику Леона, в зале появился Марко. – Что произошло? Мы ждали тебя на прогулку, а ты вдруг уехала…
-- Я… – Ливи оглянулась на стратега КЯ. – Леону нужно было срочно в город… а он за обедом пил вино… и я отвезла его…
-- Отвезла? – Марко ошарашено посмотрел на женщину. – Ты же едва водишь…
-- Мне нужна практика, не так ли? Ты сам говорил… – Оливия постаралась придать своему лицу как можно более невинное выражение.
-- Но не по горам! Я имел в виду здесь, рядом с домом, вы же могли разбиться! Леон, о чем вы думали?! Оливия до сих пор путает педали, как вы могли пустить её за руль?
-- Вы что, не знаете свою жену? – холодно усмехнулся стратег КЯ. – Если ей что-то взбредёт в голову, то переспорить её невозможно. Видимо, прогулка на авто ей показалась более увлекательным занятием, чем верховая прогулка.
-- Я знаю свою жену достаточно, чтобы понимать, что она в желании помочь способна зайти дальше, чем может.
-- Да, вы правы… иногда она заходит очень далеко, – с едва уловимой иронией согласился с итальянцем Леон.
Оливия начала нервничать, хотя виду и не подала.
-- Леон! Марко! О чём вы спорите?! – встряла она, поворачиваясь к мужу. – Дорогой, поверь, я отлично справилась с машиной. Леон может подтвердить!..
-- Да, в машине она была неподражаема, – довольно улыбаясь, закивал стратег КЯ.
Щёки Ливи вспыхнули.
-- Вот видишь… – с трудом выдавила она, – не стоило беспокоиться…
-- Лив, пока тебя не было звонили твои родители, – меняя тему, пришла на помощь подруге Элинор. – Сказали, что они прилетят не завтра утром, а сегодня вечером.
-- О… это замечательно, я пойду, подготовлю комнаты для них!
-- Я тебе помогу, – опережая всех, заявила немка и, взяв Оливию под локоть, увлекла за собой.


21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 18:40 – …

Едва дверь в комнату для гостей закрылась, Элинор в изумлении уставилась на Ливи.
-- Вы где были?! – ошарашено спросила она. – Я уже решила, что Леона нет в живых…
-- Я так испугалась… Ты была права, я едва успела…
-- Хм… а по его нынешнему цветущему виду не скажешь, что он склонен к суициду… И что это за двусмысленные намёки он делал?
Оливия сдавленно пискнула и принялась старательно расшторивать окна.
-- Какие намёки?
-- Прости за откровенность, но если б я не знала сволочной характер Леона, то решила бы, что он говорит о бурном сексе на заднем сиденье машины… или о чём-нибудь в этом роде!
Ливи закашлялась:
-- Да?!.. А-а-а… а зная его?..
-- А, зная его, думаю, он хочет вывести Марко из равновесия… проверяет предел его прочности…
Оливия закусив губу, повернулась к подруге.
-- Понятно… – пробормотала она, избегая смотреть на Эл.
-- Что с тобой? У тебя такой виноватый вид, словно ты действительно занималась любовью с Леоном…
Ливи подавленно кивнула.
-- О-у-о!.. Нет, как женщина женщину я, конечно, тебя понимаю, но… ты зря это сделала, если только ни боишься, что Леон разрушит твой брак!..
-- Он не станет этого делать… – неуверенно выдавила Оливия, – я просто… не смогла сказать «нет»…
Элинор не успела ничего ответить, в комнату вошёл стратег КЯ и лёгким движением головы, попросил её удалиться.
-- Почему ты всё скрыла от Марко? – обратился он к Ливи. – Разве ты не хочешь снова быть со мной?
-- Леон, я не могу так поступить с Марко… это нехорошо по отношению к нему…
-- Постой… погоди секундочку… Ты что же, хочешь сказать, что просто развлеклась со мной, а теперь даёшь отставку?.. – Леон изумлённо уставился на женщину.
-- Р-развлеклась?!..
-- А как по-другому назвать то, что ты сделала?! – тяжело дыша, процедил мужчина. – Или это было самопожертвование во имя спасения моей жизни?!
-- Леон, прекрати! Я говорила тебе: я не могу предать Марко и бросить его! Он мой муж, он всегда помогал и поддерживал меня, это подло!
-- А выкинуть меня, как рваный башмак, не подло?!
Ливи с секунду раздумывала, затем пожала плечами.
-- Почему нет? Разве ты не поступал так? – не обращая внимания на занывшее сердце, бросила она.
-- Ч-что? – пятясь назад, прошептал мужчина. – Так это была месть?.. И ты играла, говоря, что любишь меня?..
-- Разумеется… – надменно улыбнулась женщина. – Хотя приятно, что ты так легко поверил!
Перед глазами стратега КЯ всё потемнело:
-- Зачем же тогда было нужно отговаривать меня от самоубийства?! Или что, просто смерть - слишком лёгкое наказание для меня, да?!
-- Мне так тогда показалось, – легко ответила Оливия.
-- А сейчас? Уже передумала? Хочешь, чтоб я довёл начатое до конца?
-- Если тебе этого хочется, – Ливи, безразлично пожав плечами, улыбнулась. – Я чувствую себя вполне отмщенной.
На губах Леона появилась заледенелая улыбка. Он неспешно достал из-за пояса пистолет и снял его с предохранителя.
Женщина на мгновении застыла:
-- Что ты делаешь?
-- Хочу знать, как далеко ты готова зайти в своей мести!
-- Убьёшь меня? – изогнув бровь, поинтересовалась Оливия.
-- Нет, ну, что ты…
-- Тогда что? Повторный суицид?
-- Лишь желание угодить тебе!
Стратег КЯ быстро подошёл к женщине, вкладывая в её руку пистолет и направляя его дуло себе в грудь. Ливи почувствовала, как мужчина надавливает на её палец, лежащий на курке, и в ужасе отпрянула от бывшего мужа.
-- Я не убийца!
-- Хм… ну, ладно… обойдусь без помощи, – повёл плечом Леон, потянувшись за пистолетом.
-- Я не желаю отмывать после тебя весь дом, – пряча оружие за спину, отозвалась женщина.
-- Попросишь слуг.
-- Леон, прекрати! Это не смешно!.. Ты же взрослый человек!
Мужчина иронично улыбнулся:
-- Я так и думал… Ты не умеешь блефовать.
-- Что?
-- Ты не готова пойти до конца, когда блефуешь… – стратег КЯ приблизился к женщине и обнял её. – Пистолет не заряжен.
-- Ты… ты… играл со мной? – не понимающе глядя на бывшего мужа, выдавила Ливи.
Ничего не говоря, стратег КЯ припал губами к губам женщины, та рассеянно ответила по поцелуй.
Внезапно в коридоре раздался голос Марко:
-- Ливи, ты где?
Было слышно, как отворилась дверь соседней комнаты для гостей и снова закрылась.
Оливия, испугавшись, отскочила от Леона, со страхом следя за ручкой двери и ожидая, что та вот-вот повернётся.
"Нет… не так", – сказал себе стратег КЯ, в мгновение ока притулившись справа от двери. Та открылась и Леон оказался скрыт за ней.
-- Вот ты где, – улыбнулся Марко, проходя в комнату. – У меня хорошие новости!.. Помнишь ту коллекцию, о которой я тебе говорил вчера? Пьякарди!
-- Д-да… – рассеянно кивнула Ливи.
-- У меня появился шанс её купить!.. Правда, немного неудобное время: завтра рано утром… Я знаю, день рождения Алекс… но к полудню я обещаю быть дома!..
-- Ты… уедешь завтра?.. – оторопела женщина.
-- Нет, сегодня. Иначе не успею, – пояснил итальянец. – Ты же знаешь, как я хочу приобрести эту коллекцию… Ты меня отпускаешь?
Оливия рассеянно кивнула - отъезд мужа был так некстати, но…
Марко поцеловал её в щеку.
-- Спасибо, дорогая. Я надеюсь, ты не обижаешься на меня?
-- Нет, езжай, конечно. Мне тоже очень хочется, чтобы ты приобрел эти картины. Судя по твоему описанию, это действительно стоящие вещи.
Марко довольно улыбнулся:
-- Я знал, что ты поймёшь меня. Я пойду собирать вещи…
-- Возвращайся скорей, – в голосе Ливи прозвучали жалобные нотки, заставившие итальянца на секунду задержаться возле двери и тепло улыбнуться жене.
-- Конечно. Не волнуйся, я приеду сразу, как только закончу дела.

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 20:00 – …

Проводив Марко до машины, женщина закрыла ворота и вернулась в дом. Скоро должны были приехать её родители, их комнаты до сих пор не были готовы, а мысли Оливии были так далеко от домашнего хозяйства, что трудно было даже представить, как она будет встречать и развлекать новых гостей.
Отдав указания служанкам, Ливи постояла, контролируя их работу, наконец, не выдержала и принялась убирать комнату вместе с ними, надеясь, что это отвлечет её от размышлений о Леоне. Однако надеждам не суждено было сбыться, мысли продолжали преследовать её: он с пистолетом на краю обрыва; несёт её на руках к машине; они на заднем сиденье… и снова пистолет, на этот раз в спальне; поцелуй… Руки Ливи стиснули простыню: что же делать… как заставить его уехать… и хочет ли она этого…

Леон довольный отъездом Марко, теперь мог вздохнуть свободно. На душе его вдруг стало так тепло и радостно.
-- Завтра будет самый прекрасный день! – улыбаясь Алекс, заговорщицки прошептал мужчина.
Они с дочкой лежали на ковре, среди игрушек и строили из них пирамидку. Вернее, Леон пытался строить, а Сандра с радостным писком ломала её.
Внезапно открылась дверь и на пороге показались Виктория и Ричард.
-- Леон! Смотри, Дики всё-таки приехал! – восторженно пролепетала девушка. – Я знала, что день рождения сестрёнки для него важнее работы!
Стратег КЯ иронично улыбнулся:
-- Кто б в этом сомневался?..
Ричард немного смутился, но при виде Алекс тут же забыл обо всём.
-- Как она выросла! – удивлённо заметил он.
-- Ещё бы! Ты, наверное, её уже месяцев пять не видел, да? – усмехнулась Вики, присаживаясь на ковёр рядом с сестрёнкой. – А наша малышка подросла и стала совсем прелестной куколкой!..
Леон расплылся в улыбке:
-- Да, она красавица, вся в маму… Кстати, а где Оливия и Элинор?
-- Элинор болтают с Дэни о гонках. А мама - не знаю. Наверное, проверяет всё ли готово к приезду бабушки и дедушки.
Стратег КЯ понимающе кивнул:
-- Это важно. Пойду узнаю, может нужна помощь…
Едва Леон вышел из детской, Виктория рассмеялась.
-- Ты чего это? – спросил Ричард.
-- "Пойду узнаю, может нужна помощь"! – передразнила стратега КЯ девушка и вновь залилась смехом.

Оливия поправляла подушки на постели, когда почувствовала, как сильные руки обвивают её сзади за талию и мягко толкают на кровать.
-- Леон, нет! – воскликнула она, уже придавленная к кровати тяжёлым телом. – Сюда могут войти!
-- Шшш, – слегка зажимая рот женщине, стратег КЯ склонился к самому её уху. – Если ты не будешь так шуметь, никто не войдёт.
-- Леон, перестань! – сдавленно пискнула Ливи, почувствовав, как рука мужчины забирается ей под юбку. – Ты что делаешь…
-- Я тебя хочу… – стратег КЯ слегка куснул мочку уха Оливии.
-- Снова?! – опешила женщина, прежде чем поняла, что ляпнула. – Я хотела сказать…
Мужчина расхохотался, одновременно вытаскивая рубашку Ливи из-под пояса юбки, забираясь под неё и принимаясь расстегивать бюстгальтер.
-- Именно… – он раздвинул коленом её ноги и юбка поползла вверх.
-- Леон, нет!!! Пусти!
-- Гм, Леон, ты уверен, что нашёл подходящий способ? – замершая на пороге ванной со стопкой полотенец в руках, Элинор, наконец, справилась с изумлением.
Впрочем, стратег КЯ был изумлён не меньше.
-- Ты… ты чего здесь делаешь?.. – пробормотал он, машинально одёргивая рубашку Оливии, но не двигаясь с места.
-- Ну-у… в данный момент смотрю на твоё удивлённо-разочарованное лицо… и на Ливи, уткнувшуюся в покрывало и, наверняка, сгорающую со стыда…
Леон, наконец, опомнился и поднялся на ноги, что позволило Оливии перевернуться и присесть на край кровати.
-- Ты же должна быть с Дэни и обсуждать формулу-1, – нахмурился стратег КЯ, глядя на немку.
-- А я вот решила помочь Ливи и оказалось, что это более увлекательное занятие!
Прежде чем кто-то успел ответить, послышался звонок в дверь.
-- Это родители! – встрепенулась Оливия и быстро принялась поправлять покрывала.
-- Иди, я всё сама доделаю, – остановила Элинор.

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 20:45 – …

-- Оливия, дорогая! – расцеловала дочь Бьянка. – Как же приятно очутиться на Родине! Я так рада, что ты живёшь в Италии!
-- А вот я не очень рад, – тоже целуя Ливи, проворчал лорд Медстоун. – Эти утомительные перелёты… Насколько всё было бы проще, если б ты жила в Англии!
-- О! Леон! – приветливо улыбнулась Бьянка. – Рада тебя видеть! Как поживаешь?
-- Спасибо, отлично, – кивнул стратег КЯ, целуя руку женщине. – А вы как всегда неотразимы!.. Интересно это присуще всем итальянкам или это какой-то семейный секрет?
Леди Медстоун кокетливо заулыбалась.
-- Просто женщины всегда неотразимы, когда их любят и окружают заботой! – Бьянка вдруг повернулась к Оливии: – А где же твой муж?
Леон быстро отметил про себя, что последняя фраза прозвучала как-то напряжённо. "Кажется, Ливи, твоя матушка не очень жалует нового зятя? – одобрительно отметил про себя мужчина. – Впрочем, неудивительно. Марко ровесник Бьянки, если ни старше!.. Какой матери такое понравится?!.."
-- Ему нужно было уехать по делам, он передавал вам свои извинения, – Оливия немного виновато улыбнулась. – Марко приедет завтра к обеду…
-- Как скажешь, дорогая, – Бьянка неожиданно нахмурилась и бросила внимательный взгляд на дочь, её ноздри чуть заметно дрогнули. – В конце концов, это день рождение Сандриньи, а не твоего мужа, не так ли, Леон?
Мать Оливии взяла мужчину под руку и они поднялись наверх, на её губах заиграла улыбка.

Ливи оставила родителей отдыхать в своей комнате и убежала на кухню проверять ужин. Нельзя сказать, чтоб она демонстративно избегала Леона, однако повод ей показался достаточно убедительным, чтобы не маячить в доме.
Приняв душ и переодевшись, Бьянка оставила своего мужа собираться, а сама заглянула в комнату внучки. Но поскольку та уже спала, женщина спустилась в библиотеку, где и нашла стратега КЯ о чём-то спорящим с Ричардом. Вернее, спорил Ричард, а Леон его спокойно слушал. Между бровей мужчины залегла недовольная складка.
-- Вы заняты? – улыбаясь, спросила женщина, проходя и целуя внука.
-- Нет-нет… Ричи, в другой раз, – стратег КЯ кивнул парню и тот вышел. – Как вы добрались из Англии?
-- Очень быстро, – Бьянка села в кресло. – Налейте мне, пожалуйста, аперитив, будьте добры.
-- Конечно.
Женщина с лёгкой улыбкой наблюдала, как Леон орудует в баре.
-- А вы настойчивый человек, мне это нравится.
-- О чём вы, Бьянка? – пряча улыбку, спросил Леон.
-- О вас и Ливи. Благодарю, – женщина приняла бокал. – Я знаю свою дочь, например, она не пользуется мужским парфюмом…
Стратег КЯ застыл перед Бьянкой, не зная, что ответить. Он почему-то чувствовал себя школьником, которого застукала учительница, когда он целовался с девочкой.
-- Я понимаю, что это не совсем моё дело, вы с Ливи взрослые люди… однако я бы хотела знать ваши планы, Леон…
Мужчина отрывисто вздохнул, опускаясь на соседнее кресло.
-- План у меня только один - вернуть Оливию.
-- То есть вы собираетесь расстроить их с Марко брак?
-- А вы против? – повёл бровью Леон.
-- Я - мать. Я всегда желаю ребёнку толь
 

#24
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1403
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:
-- Я - мать. Я всегда желаю ребёнку только самого лучшего.
-- Вы не ответили на вопрос, – улыбнулся мужчина, внимательно изучая лицо леди Медстоун.
-- Разве? – в глазах Бьянки мелькнули лукавые огоньки.
-- Теперь я понимаю, откуда у Оливии умение уходить от ответов.
-- О да, Ливи, с детства была большой фантазёркой и выдумщицей, поймать её на вранье было практически невозможно. Даже мы, взрослые люди, оказывались в тупике, – Бьянка рассмеялась. – Вы мне нравитесь, Леон, однако разве не вы сами стали инициатором развода?
-- Вам знакомо чувство ревности? – печально хмыкнул стратег КЯ. – Вы ведь итальянка, вам должно быть знакомо это чувство… когда внутри всё горит и жгучая ненависть съедает тебя… Я был уверен, что Ливи мне изменяет… нет-нет, вы только не подумайте… она не изменяла, но тогда я был уверен, что изменяет… Развод - было самое безобидное, что я мог сделать…
-- А что вы ещё могли сделать? – осторожно спросила Бьянка.
-- Поверьте, вам лучше этого не знать.
Бьянка немного недоверчиво улыбнулась, однако оставила эту тему:
-- Я думаю, у вас всё получится. Я плохо знаю сеньора (не помню фамилию), однако он не тот мужчина, которого бы я хотела для своей дочери. Ливи рано становиться нянькой, тем более при муже, которого она не любит… и, боюсь, он не тот человек, который сможет её контролировать…
-- То есть вы даёте мне "зелёный свет"? – усмехнулся стратег КЯ.
-- А вы в этом нуждаетесь?
-- Ммм… Нет, но мне приятно получить ваше благословение.
-- Что ж, пускай это будет нашим маленьким секретом, – подмигнула Бьянка, чокаясь бокалом с бокалом Леона.

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 22:00 – …

В десять вечера все собрались в столовой за ужином. Оливия, как хозяйка дома сидела во главе стола, далее напротив друг друга Джейсон и Бьянка, Элинор и Леон, Дэни и Виктория и ещё Ричард. Стул с противоположной стороны от Ливи пустовал и леди Медстоун (когда садилась на своё место) ни преминула бросить на него демонстративно-недовольный взгляд.
Стратегу КЯ пришлось в течение всего ужина ухаживать не только за Бьянкой, но и за Вики, поскольку Ричи, сидевший по другую руку от сестры, был крайне рассеян. Впрочем, Виктория была даже рада этому учтивому вниманию Леона, так как её молодой муж весь вечер развлекал Элинор. Оказалось, они оба просто обожают спорт и, когда речь вдруг зашла об Олимпиаде в Афинах, то Эл и Дэни уже не могли оторваться друг от друга.
-- Восколько завтра торжественное начало? – вдруг поинтересовался Ричард.
-- В четыре, – отозвалась Оливия, подозрительно взглянув на сына. – А что?
-- Да нет… просто спрашиваю… Утром хочу съездить ненадолго в город.
-- Зачем это? – полюбопытствовала сестра, благодарно кивнув Леону, наполнившему ей бокал.
-- Много будешь знать - хуже будешь спать!
-- Ой, подумаешь!.. Можешь и не рассказывать!.. Тоже мне хранитель тайн мадридского двора!
-- А ты - любопытная кошка, – ответил «любезностью на любезность» Ричард и тут же вскрикнул, так как сестра больно наступила ему на ногу.
-- Вики! Ричард! Что это за детские выходки? – строго поставила детей на место Оливия. – Вы здесь не одни!
-- Но здесь нет никого, кто бы не знал об их «прекрасных» характерах, – иронично заметил лорд Медстоун.
-- Угу… и воспитании, – скептически добавила Ливи.
-- Но воспитание-то нам давала ты, мамочка, – язвительно заметила Виктория, лучезарно улыбнувшись матери.
Бьянка и Леон машинально переглянулись и рассмеялись.
-- Что? – Оливия посмотрела на этих двоих: "Как они умудрились так быстро спеться?..".
Ливи не могла представить, что могло быть общего у её матери и стратега КЯ. И их просто идеальное взаимопонимание почему-то пугало её. Мало ли до чего они могут договориться? И вообще, чем дальше, тем у Оливии было более чёткое ощущение, что все за столом сговорились против неё, не прекращая щебетать о том, как по-семейному проходит ужин и как приятно, когда семья в полном сборе. Дети при этом кидали такие обожающие взгляды на стратега КЯ, что Ливи было заочно неудобно перед Марко. Хоть её муж этого и не видел, однако Оливия чувствовала себя предательницей даже больше, чем после того, что случилось днём.
-- О чём ты задумалась, дорогая? – Бьянка мягко коснулась руки дочери.
-- Нет-нет, – Ливи тряхнула головой. – Просто мысли слегка отвлеклись в сторону…
-- Мамочка, кажется, я понимаю, почему ты так нравишься мужчинам, – пропела Виктория, – всё время молчишь, смотришь задумчиво, их не перебиваешь, а они могут, знай себе, болтать! Я права, Леон?
-- Вики, прекрати говорить глупости, – Оливия сердито посмотрела на дочь.
-- Ну, я думаю, твоя мама нравится мужчинам не только поэтому, – многозначительно улыбнулся стратег КЯ.
-- Да-а?.. А почему ещё? – не унималась девушка.
-- Я тебе потом тет-а-тет объясню…
-- Почему потом? – встрепенулась Бьянка. – Я тоже хочу послушать!..
-- Мама! – опешила Оливия, возмущённо уставившись на леди Медстоун.
-- Не повышай голос на мать, – назидательным тоном сказала Бьянка. – Могу я узнать, что муж моей дочери думает о ней?!
-- Папа! – Оливия беспомощно посмотрела на отца, умоляя его взглядом о помощи.
Джейсон хотел было что-то ответить, но, заметив устремлённый на него упрямый взор жены, демонстративно отвернулся к Элинор, решив поддержать их с Дэни разговор об Олимпиаде и спорте.
-- Ты в меньшинстве! – довольно улыбнулась Виктория матери, едва сдержав детскую привычку ни показать язык.
Оливия набрала в грудь воздуха и медленно выпустила его.
-- Давайте поговорим о чём-нибудь более приятном… например, мне интересно собираешься ли ты поступать в Университет?.. Или, выйдя замуж, это для тебя перестало быть актуальным?
Вики недовольно сморщила носик:
-- Опять учиться… Это так утомительно…
-- Образование - это очень важно, – повернувшись к девушке, строго заметил Леон.
-- Да? – Виктория на секунду задумалась, а затем согласно кивнула: – Ну, хорошо. Университет - так университет!..
Оливия едва сдержалась от изумленного восклицания. Она и не думала, что так легко добьётся от Вики разумного поведения. Она бросила на Леона нежный признательный взгляд.
-- И что же ты хочешь изучать?
-- Ммм… не знаю. Леон, а что сейчас важно?
-- Я бы советовал заняться юриспруденцией, – отозвался стратег КЯ. – Чем бы ты потом ни решила заниматься, это тебе всегда пригодится.
Оливия подумала, что с трудом представляет свою дочь юристом, однако, когда Вики повернулась к ней, одобрительно кивнула:
-- Если тебе будет это интересно, я буду только рада…
-- Не слишком-то подходящее образование для девушки, – наконец не выдержал Джейсон и вступил в разговор.
-- Что за глупости, дедушка!
-- Для этого нужно мозги иметь, дорогая, и много учить… Почему бы тебе ни взять пример с мамы?
На последней фразе Леон едва ни захлебнулся вином.
-- Джейсон! – возмущённо одёрнула мужа Бьянка.
-- Спасибо, папа, – сдержанно кивнула Оливия. – Я понимаю, что ты всегда был высокого мнения о моём образовании…
Джейсон смутился, поняв, что сказал:
-- Я вовсе не имел в виду ничего такого, но… Ливи, ну, ты же не будешь спорить, что твоя профессия гораздо больше подходит для женщины, чем юриспруденция. Я ведь прав, Леон? – лорд Мэдстоун повернулся за поддержкой к стратегу КЯ.
-- Не спрашивай его, папа, – опередила бывшего мужа Оливия. – Леон ещё в нашу самую первую встречу отозвался о моём образовании не самым лестным образом.
-- Это… сгоряча, – выдавил Леон. – Потому что ты каждую минуту выводила меня из себя…
Бьянка рассмеялась, с сочувствием и пониманием глядя на мужчину.
-- Неужели?.. А мне казалось, что я была предельно вежлива и терпелива с тобой… – возразила Оливия.
-- Поверь, дорогая, тебе это только казалось!
-- Слушайте, а как вы вообще познакомились? – с любопытством глядя то на мать, то на Леона, спросила Виктория.
-- Мммм… – Оливия лихорадочно вспоминала, что рассказывала семье до этого. – Это… это была самая обычная история…
Женщина бросила быстрый взгляд на стратега КЯ.
-- Это было собрание одного общества, членами которого мы с Леоном являемся…
-- А что за общество?
-- Благотворительное…
-- Леон, вы занимаетесь благотворительностью? – Бьянка с интересом посмотрела на зятя.
-- Я?.. Иногда.
-- Это когда? – удивился Джейсон.
-- Когда этого хочется Оливии, – улыбнулся стратег КЯ.
-- Мамочка, а зачем ты выводила из себя Леона, неужели вы не поделили какой-нибудь сиротский приют?
-- Мы… мы разошлись по некоторым спорным вопросам… – Оливия не знала, куда деваться от охватившего её дочь любопытства.
-- Оооо, – Виктория расхохоталась. – Мама, не могу поверить, что ты могла ссориться с кем-то по поводу идеологии… Леон, уверена, это ты на неё плохо влияешь!
-- Я на твою маму всегда влиял только положительно, – весело заявил мужчина.
Бьянка довольно захихикала, чокаясь бокалом с Леоном.
-- Вот видишь, дедушка, мамино образование уже не котируется. Да и не выношу я всё это занудство: пространство, перспектива, поверхность… ббббррррр, – девушка передёрнула плечами. – Дэни, а ты что молчишь?!
Дениэл, запнувшись на полуслове разговора с Элинор, посмотрел на жену.
-- По-моему, у твоей мамы очень милая работа…
-- Ха!.. Если бы она ещё работала!
-- Я имел в виду - занятие, – поправился молодой человек.
-- Что и ты хочешь, чтобы я занималась такой же ерундой?!
-- Вики, тише… Дэни не говорил ничего такого, – Оливия была уже не рада, что завела тему будущего Виктории. – Изучай что хочешь, главное, чтобы тебе это было в радость…
-- А вот Ричи ты заставляла! – похоже, Виктория теперь взялась качать права за всех угнетённых членов семьи. – Кстати, Рич, ты вообще появляешься в своём университете?
Оливия посмотрела на сына:
-- Да… я бы тоже хотела знать.
-- Появляюсь, – буркнул Ричард, уткнувшись в тарелку.
-- А если честно?
-- Да появляясь! Появляюсь! Можешь спросить у Леона!..
-- А что, Леон следит за твоим образованием? – удивлённо спросил Джейсон.
-- Угу… лучше всякого надсмотрщика, – хмыкнул парень, бросив беглый взгляд на стратега КЯ.
Оливия недоверчиво посмотрела на бывшего мужа.
-- Это правда?
-- Да, – кивнул мужчина.
-- Ты, наверняка, его просто прикрываешь…
-- Это твоё право - так думать. Но мне кажется, я никогда тебя не обманывал...
За столом почему-то воцарила неловкая тишина.
Оливия опустила глаза в тарелку.
-- Охххх… – Виктория шумно выдохнула. – Обещай, Дэни, стукнуть меня посильней, когда я начну слишком сильно кудахтать над своими детьми…
-- А чего долго ждать? Хочешь я тебя сейчас стукну! – предложил брат.
-- Ричард Райс! Как ты себя ведёшь?! – со всей строгостью, на какую только была способна, обратилась к сыну Оливия.
-- Не называя меня Райсом! – огрызнулся Ричи, откладывая в сторону приборы. – Я не хочу носить имя этого выродка!
Ливи совершенно оторопела, не зная, что ответить. На какое-то мгновение женщине показалось, что перед ней Метью собственной персоной.
Ричард вдруг встал из-за стола и, ничего не объясняя, вышел из столовой.
-- Что это с ним? – нахмурился Джейсон.
-- Извините, мне нужно позвонить, – поднимаясь на ноги, сказал Леон, направляясь вслед за Ричи.

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 22:50 – …

-- Вот что, Дик, – обратился стратег КЯ к Ричарду (они стояли посреди коридора), – твои личные проблемы никого не волнуют. Ты не имел права портить семейный ужин…
-- Но она назвала меня Райсом! – попытался возразить парень.
-- Она - твоя мать и если ты её хоть чуть-чуть любишь, то должен пойти и извиниться за своё поведение. Ты поставил её в неудобное положения перед родителями, которые ничего не знают о Филиппе, перед Дэни, только вошедшего в эту семью… Оливия не заслужила подобных упрёков. Она всю жизнь только и занималась вами - её детьми. Ты должен её боготворить!..
Ричард поник головой, в глазах его застыли слёзы.
-- Я не хотел, – шмыгнул он носом. – Это вышло как-то само…
-- Вот теперь нужно поправлять ситуацию. И чем быстрее - тем, легче тебе будет это сделать.
-- Надо извиниться?..
-- Как минимум. Я знаю, это кажется тяжело сделать, но поверь, потом ты испытаешь настоящее чувство свободы. К тому же хороший руководитель (а ведь рано или поздно, ты планируешь им стать?) должен уметь признавать свои ошибки и расплачиваться за них… Сегодняшний случай будет тебе практикой. Ступай и извинись перед всеми, а потом найди в себе силы сесть за стол и продолжить ужин.
Ричард с минуту молчал, но затем направился в столовую.
Леон неспешно вышел на балкон террасы и устремил взор к небу, осыпанному серебром звёзд.
Через несколько минут дверь в столовую открылась и в холл вышел человек. Стратег КЯ услышал за спиной лёгкий перестук каблучков, он не оглядываясь, мог сказать, что это Оливия. Мужчина развернулся.
-- Ты не возвращаешься в столовую… важный разговор? – в свете луны лицо Леона показалось Ливи особенно бледным.
-- Мне захотелось подышать свежим воздухом, здесь так красиво… – стратег КЯ медленно вдохнул в себя аромат, тянущийся из сада. Он готов был поклясться, что это запах тех пунцовых цветов, украшавших высокие кусты вдоль ограды: днём они распускались, но совсем не пахли, но вот ночью… казалось, что растения навёрстывают упущенное при свете солнца.
-- О, да… – Оливия встала на балконе рядом с мужчиной и повернулась лицом к морю. – Только здесь на Сицилии я чувствую себя дома и могу по-настоящему расслабиться…
Она немного помолчала.
-- Спасибо…
-- За что? – удивился стратег КЯ.
-- За Ричи… за то, что присматриваешь за ним, за то, что заставил извиниться…
-- Я вовсе не… – попытался возразить Леон, однако Оливия остановила его, повернувшись с мягкой улыбкой на губах.
-- Кажется, кто-то утверждал, что никогда меня не обманывает…
-- Не обманываю, – подтвердил мужчина. – Я не заставлял. Он сам пришёл к выводу, что это необходимо сделать.
Ливи понимающе закивала:
-- Ясно… Теперь это значит так называется?
-- Он умный юноша и понял, что поступил плохо. А что ужин? Уже закончился? Все разошлись?
-- Я вышла за тобой, ты долго не возвращался…
Леон нежно улыбнулся, приблизившись к женщине и обняв её за талию.
-- И ты заскучала? – подмигнул он.
-- Леон, убери руки… если сейчас кто-нибудь выйдет, нас неправильно поймут!
-- Так уж и неправильно?.. Разве можно это понять как-то по-другому?
Стратег КЯ наклонился к лицу Оливии, ловя губами её губы.
-- Ну, Леон… пожалуйста… ну, не надо… – жалобно просила Ливи в перерыве между страстными поцелуями.
Мужчина бросил вороватый взгляд на балконную дверь и вдруг сделал стремительный шаг вперёд, прижимая женщину к стене. Оливия приглушённо пискнула, с волнением глядя в глаза стратегу КЯ. Тот ласково улыбался, с видимым удовольствием ощущая соприкосновение их тел. Не получив решительного отпора, Леон принялся целовать щёки Ливи, медленно продвигаясь к её губам.
-- Это всё неправильно… – прошептала женщина, тщетно пытаясь отстранить стратега КЯ.
Но чем сильнее сопротивлялась Оливия, тем более настойчивым был Леон. Наконец, Ливи сдалась, позволяя мужчине, ласкать её.
-- Ночью я приду к тебе, – заявил стратег КЯ, касаясь губами уха женщины.
Она попыталась что-то ответить, но вместо этого, вцепившись в рубашку Леона, застонала, чувствуя, как кончик его языка настойчиво тыкается в её ухо.
-- Тебе ведь хочется этого… признай… – шептал мужчина, спускаясь к шее Ливи. – Скажи это…
Почувствовав зубы стратега КЯ у себя на ключице, Оливия коротко выдохнула:
-- Да…
-- А может сразу в спальню? – предложил мужчина. – Ну этот ужин…
-- Нет… невежливо… – задыхаясь от страсти, выдавила Ливи.
-- Чё-ё-ёрт!.. Ладно, пойдём.
Леон напоследок ещё раз сорвал страстный поцелуй с губ женщины и они направились в столовую.
Оливия долго приводила себя в порядок перед зеркалом в холе, нерешительно разглядывая опухшие после поцелуев губы.
-- Может войдём раздельно? – она жалобно посмотрела на бывшего мужа. – У меня такой вид…
-- Как скажешь, – снисходительно улыбнулся Леон. – Но тогда поцелуй меня!
-- Не буду, я только накрасила губы!
-- Тогда в столовую пойдём вместе и я буду тебя демонстративно обнимать!
-- Нет, не будешь! – возмутилась женщина.
-- Хочешь пари?! – с вызовом спросил Леон.
-- Что за пари, о чём речь? – поинтересовалась выходящая из столовой Элинор. – А я за вами…
-- Да вот Ливи утверждает, что я не посмею обнять её прилюдно, – лукаво улыбнулся мужчина.
-- Ооо, Ливи, ты проиграешь, он посмеет, не сомневайся, – рассмеялась немка.
-- Я вовсе в этом и не сомневаюсь, но… так, Леон, стой на месте и не приближайся! – Оливия сделала шаг назад, машинально выставляя перед собой ладонь.
-- Ой… я сейчас умру от смеха! – Элинора, уже не сдерживаясь, хохотала, глядя на них.
-- Леон! Не смей! – отбиваясь от рук мужа, возмущалась Ливи.
Стратег КЯ, сделав обманное движение, подхватил Оливию на руки и направился в столовую.
-- Хорошо-хорошо! Я сделаю, что ты скажешь, только опусти меня!
-- Целуй! Только по-настоящему! – опуская женщину на пол, потребовал Леон.
Оказавшись на ногах, Оливия поправила челку, бросив гневный взгляд на веселящуюся Элинор и сердитый на Леона. Потянувшись, она коснулась губами губ стратега КЯ.
-- Ты - самодовольный мальчишка!
-- Зато я всегда выигрываю пари! – заявил мужчина, крепко обхватив Ливи за плечи и присасываясь ртом к её губам.
Со стороны столовой послышалось деликатное покашливание. Оливия в ужасе шарахнулась от стратега КЯ, поправляя одежду. На них смотрела Бьянка, иронично покачивая головой.
-- А мы уже собрались расходиться, – объяснила она своё появление. – Поздно, пора спать… Эээ… Леон, у тебя почему-то помада на губах…
Ливи вспыхнула, покосившись на мужа. Тот быстро стёр следы «преступления» со своего лица и в этот самый момент появился Джейсон.
-- Что это вы тут все столпились? – удивился он.
Бьянка моментально взяла мужа под локоть.
-- Мы как раз желали друг другу спокойной ночи, – совершенно искренне заявила она, потянув Джейсона за собой. – Если хотят, пускай ещё немного посидят с молодёжью, а мы - спать!.. Надо копить силы для завтрашнего торжества.
-- Мама что, с тобой в сговоре?!.. – возмущённо прошипела Оливия, едва её родители скрылись за поворотом коридора.
-- У тебя удивительная мама, – улыбнулся Леон, делая шаг к жене.
-- Не трогай меня!
Круто развернувшись, Ливи быстро направилась в свою комнату.
Наблюдавшая за всей этой сценой Элинор, скептически покачала головой:
-- Когда же вы, наконец, повзрослеете?.. Капризная девочка и избалованный мальчик… Ну, я хоть надеюсь, ты не отпустишь её так?!
-- Ни за что в жизни! – весело подмигнул Леон. – Завтра она будет моей и только моей!
Мужчина последовал за Ливи.
-- Эл! Ты куда пропала?! – из столовой показалась головка Виктории. – Идём к нам!

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 23:40 – …

Леон догнал Оливию как раз перед самой дверью её комнаты и ухватил за руку.
-- Постой…
-- Я иду спать и тебе тоже советую, – женщина кивнула в сторону. – Твоя комната там… надеюсь, ты помнишь…
-- Помню… – упираясь рукой в дверной косяк и преграждая дорогу Оливии, откликнулся Леон.
-- Отлично. А теперь, дай мне пройти…
-- С какой стати?
-- Просто дай мне пройти и всё.
-- Неа… – Леон покачал головой.
-- Это моя комната!
-- Ну и что… ты мне кое-что обещала, помнишь?
-- Нет!
-- Что - нет? Не помнишь?
-- Ничего я тебе не обещала! Вернее… я обещала тебя поцеловать и поцеловала, а теперь дай мне пройти!
Оливия сделала решительный шаг вперёд. Мужчина поймал её в объятья и жалобно посмотрел в глаза.
-- Ну, за что ты на меня опять сердишься, а?
-- Леон, ты, похоже, забываешь, я больше не твоя жена…
-- Увы, малышка, такое забыть трудно, – вздохнул стратег КЯ. – Но разве мне не служит оправданием моя любовь к тебе?
Ливи виновато опустила голову:
-- Я не должна разрешать тебе говорить так…
-- Даже если запретишь так говорить, то не запретишь так думать, – тихо шепнул мужчина, касаясь губами виска Оливии.
-- Обещай мне одну вещь… – женщина подняла глаза на бывшего мужа, – ты не станешь вредить Марко…
-- Обещаю, – кивнул Леон, открывая дверь комнаты и увлекая за собой Ливи. – Обещай и ты мне одну вещь: ты никогда не будешь сомневаться, что я люблю тебя…
-- Я… я не сомневаюсь…
Мужчина подхватил Оливию на руки и перенёс на постель. В душе женщины отчаянно боролись желание, вина, сомнение и любовь. Ливи почти испуганно смотрела на стратега КЯ.
-- Леон, а давай не будем?..
-- Малышка, кто знает, что будет завтра?.. Но сегодня эта ночь наша!
Оливия обхватила лицо мужчины ладонями, заставляя смотреть на себя:
-- Ты обещаешь, что не будешь заставлять принимать решение?
Стратег КЯ утвердительно кивнул, пристраиваясь возле жены и нежно обнимая её.
-- Мы можем пойти погулять! – садясь на постели, предложила Ливи.
-- Ночью?.. Куда?
-- Ну… просто пройтись… – неуверенно отозвалась женщина, – у нас сад есть…
-- Вообще-то я здесь когда-то жил… и уже видел этот сад, – улыбнулся Леон.
-- Да… ммм…
-- Ты что, нервничаешь?
-- Не знаю…
-- Ты меня любишь?
Ливи сползла с постели:
-- Люблю…
-- Ты куда? – удивлённо спросил мужчина.
-- Я… пойду в душ…
-- Угу… я тебя жду…

21 июля, среда. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 23:55 – …

Леон прождал Оливию целых пять минут и понял, что больше не желает ждать ни секунды. Скинув с себя одежду, он быстро проскользнул в ванную.
Ливи стояла под душем, когда вдруг почувствовала, как крепки руки обхватили её за талию и прижали к мужскому телу.
-- Извини, я не смог дождаться, – прошептал стратег КЯ, целуя спину и шею Оливии.
Ливи замерла несколько секунд просто чувствуя, как губы Леона скользят по её коже. По телу побежала дрожь и, сделав шаг назад, она вновь оказалась под горячими струями и плотно прижатой к груди стратега КЯ.
-- Я люблю тебя, – прошептал мужчина, убирая со спины Оливии мокрые волосы и касаясь губами основания её шеи там, где под наклонённой головой выступали хрупкие позвонки.
Оливия судорожно вздохнула и, обернувшись, обхватила руками стратега КЯ, прижимаясь к нему и утыкаясь в грудь лицом.
-- Что с тобой… Ливи?! – мужчина растерянно смотрел на её подрагивающие плечи.
Женщина отрицательно помотала головой, не поднимая лица.
В какой-то момент Леону даже стало неудобно за то, что он собрался сделать, решив совместить приятное с полезным: всю ночь не давать Оливии спать, лишь под утро позволив задремать в своих объятьях, то есть, чтоб Ливи не проснулась раньше обеда. Этот план созрел в голове стратега КЯ, пока он прятался за дверью, дабы Марко не застукал его со своей женой. Леон тут же всё разузнал о коллекции, которую хотел купить итальянец и отдал Этьену распоряжение любым способом убрать коллекцию с торгов. Таким образом, лишив Марко необходимости оставаться на аукционе. А это значило, что он вернётся ещё до полудня и…
Конечно, Оливии будет ужасно стыдно, когда Марко застанет её - измученную и счастливую - спящую в объятьях Леона. Но итальянец показался стратегу КЯ джентльменом, так что вряд ли станет губить репутацию Ливи, но даже если и так, то ему - Леону - будет плевать на пересуды, Оливия останется с ним и точка!
-- Я с тобой. Поэтому никогда ничего не бойся, – твёрдо произнёс стратег КЯ, беря женщину за руку и заставляя следовать за собой.
Ливи послушно вышла из душевой кабинки и замерла на том месте, где её поставил Леон. Тем временем мужчина взял большое пушистое полотенце и вернулся к жене, вытирая её волосы, лицо, плечи, спину… Оливия с трепетом ощущала прикосновения к своей коже мягкой ткани, сквозь которую чувствовала сильные руки стратега КЯ. Леон бережно провёл полотенцем по груди женщины и наклонил голову, нежно целуя упругие соски. Ливи отрывисто вздохнула, запуская пальцы в его волосы.
Полотенце скользнуло ниже, а вслед за ним и губы мужчины.
-- Шарль… – со стоном выдавила Оливия, чувствуя, что ноги её не держат.
-- Что? – обнимая жену за бедра, чуть приподнял голову Леон.
-- Вернёмся в спальню, – взволнованно попросила женщина.
-- Как скажешь, малышка.
Стратег КЯ наспех вытерся полотенцем Ливи и, бросив его на полу, подхватил жену на руки.
Оказавшись в спальне, мужчина положил Оливию поверх одеяла и сам пристроился сбоку. Одна его рука легла под голову женщине, вторая - ей на грудь, лаская и нежно поглаживая.
-- Если б ты знала, как я скучал по тебе, – прошептал на ухо Ливи стратег КЯ. – Каждую ночь я думал о тебе…
-- Я тоже, – призналась Оливия, чертя пальчиком по подбородку мужчины.
Он игриво щёлкнул зубами, пытаясь поймать её пальчик, но женщина оказалась проворней… а может просто Леон поддался. Крепко обняв Ливи, стратег КЯ перекатился на спину так, что Оливия оказалась сверху. Мужчина потянулся губами к её манящим коралловым губам, захватывая их в сладкий плен.
Однако Оливия ничего не могла с собой поделать. Она не могла расслабиться, не могла снова заняться с Леоном любовью. Несмотря на то, что произошло между ними днём. Там, на обрыве, это было другое: волнение, испуг… Ливи захлестнули эмоции и она не смогла сдерживать свои чувства. А теперь чувство вины давило на неё, не позволяя разуму отключиться. Она смотрела на Леона и словно не видела его. Ласки стратега КЯ дарили больше муки, чем наслаждения и тем болезненней они были для неё, чем охотнее отвечало на них её тело. Оливия не знала, что ей делать… скованность не позволяла двигаться дальше, а оттолкнуть Леона не хватало ни сил, ни желания.
Почувствовав сомнения женщины, стратег КЯ забеспокоился. Кажется, его столь простой план начинал срываться. "Главное - заставить её переступить черту первый раз, а там пойдёт по накатанному", – рассудил Леон и, решив не предоставлять пока Ливи инициативу, быстро опрокинул её на спину.
Придавленная телом мужчины, Оливия слегка дёрнулась. Стратег КЯ, не давая ей опомниться, присосался губами к её рту и не отпускал до тех пор, пока ни почувствовал, что женщина начинает задыхаться. Внезапный приток кислорода закружил голову Ливи и она даже не сразу поняла, что Леон уже вошёл в её тело, заставляя подстраиваться под свой ритм.
Оливия постаралась максимально расслабиться, немало обескураженная подобным напором. Обычно Леон был всегда очень внимательным и нежным любовником. И его поведение сейчас удивило Ливи. Она постаралась немного сдержать его пыл, нажимая на плечи бывшего мужа, чтобы тот притормозил.
Мужчина поднял на жену затуманенный взор.
-- Медленнее, – попросила Оливия.
-- Извини… – прошептал стратег КЯ, припадая губами к шее женщины и покусывая её нежную кожу.
Ладони Леона прошлись вверх по бёдрам Ливи, скользнули на талию и накрыли грудь, поглаживая её. Женщина откинула голову на подушки, выгибаясь навстречу ласкам. Пальцы мужчины беззастенчиво играли с её сосками, даря волнующие прикосновения.
Тёплая возбуждающая волна прокатилась по всему телу Оливии и она застонала от наслаждения. Стратег КЯ мягко улыбнулся, глядя на сладкие муки женщины. Нежность и любовь переполняли его сердце.
С губ Ливи начали срываться громкие стоны. Опасаясь, что она перебудит весь дом, Леон прикрыл ей рот ладонью. Но Оливия вцепилась в неё зубами с такой силой, что когда мужчина остановился, то просто не смог пошевелить ни одним пальцем.
-- Малышка, ну, ты даёшь!.. Лишишь меня руки, как я буду играть на рояле? – тихо усмехнулся стратег КЯ, переворачиваясь на бок и крепко обнимая жену.
Что-либо ответить на такое у Ливи просто не было сил. Она уронила голову на грудь мужчины, закрывая глаза.
-- И даже не думай уснуть, – предупредил Леон, щелкнув Оливию по носу. – Всё равно разбужу!

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 9:45 – …

Лишь под утро, когда уже начало светать, Леон оставил Оливию в покое, позволив ей уснуть в своих тёплых объятьях. Женщина прижалась к его груди, мгновенно провалившись в сладкий сон. Ей грезились прекрасные сады Теормины и Леон, играющий с Алекс на лужайке, и было всё так тихо и волшебно, что хотелось навсегда остаться в этих садах. Но вдруг послышался голос…
-- Ливи, ты ещё спишь?..
Открылась дверь спальни и на пороге застыл Марко, не веря своим глазам. На измятой постели лежали обнажённые Оливия и Леон, прижимаясь друг к другу. Одежда, подушки, покрывала - всё валялось на полу в жутком беспорядке.
Первым порывом итальянца было выйти из комнаты, чтобы не разбудить жену и её любовника, но те проснулись, услышав его голос.
-- М-а-р-к-о… – испугано выдавила Ливи, прикрывая грудь рукой и ища глазами на постели покрывало. – Я… я… сейчас тебе всё объясню…
Стратег КЯ прямо смотрел на итальянца, словно пытался просканировать его мысли.
Тем временем Оливия соскользнула с кровати, подбирая покрывало и наспех оборачиваясь в него.
-- Леон, выйди, пожалуйста, – попросила Ливи бывшего мужа.
Однако тот отрицательно покачал головой.
-- Леон! Выйди! – жестко повторила женщина.
-- Нет, я хочу послушать, что ты ему скажешь, – прохладным тоном заявил стратег КЯ.
-- Я буду ждать тебя в библиотеке, Оливия, – произнёс Марко, покидая спальню.
-- Я хочу присутствовать при разговоре, – категорично потребовал Леон, поднимаясь с кровати.
-- Нет, Леон, это касается меня и Марко…
Мужчина отыскал свои брюки возле двери ванной и неспешно надел их, поворачиваясь к Ливи.
-- Мне кажется, теперь это касается и меня.
-- Леон, это наши с Марко дела… прошу тебя, ему и так нелегко…
-- Терять жену - всегда нелегко, – согласился стратег КЯ. – Но мне не хочется, чтобы он сыграл на твоём чувстве вины, перед тем как ты скажешь, что уходишь от него.
-- Я… Леон… ты обещал не… давить на меня…
-- Ты хочешь сказать, после всего, что было, ты не останешься со мной?..
-- Леон… умоляю… я не знаю, что мне делать!.. Неужели ты не понимаешь…
-- Понимаю, – кивнул мужчина. – Понимаю, что тебе надо помочь… Я сам поговорю с Марко.
-- Нет! Ты что!
-- Ты любишь меня?
-- Зачем ты меня мучаешь?
-- Не я! Ты сама себя мучаешь!
Оливия бросила несчастный взгляд на стратега КЯ, обхватив себя руками:
-- Я не хочу причинять боль Марко.
-- Кто-то должен уйти… Подумай о себе, об Алекс… Кто твоя семья?!
-- Но… – Ливи подняла свои огромные небесные глаза на Леона, – разве я могу быть уверена в тебе?..
-- Вчера ты сказала, что не сомневаешься в моей любви, – хмурясь, напомнил мужчина. – Что изменилось за одну ночь?.. Я дал повод думать иначе?..
Оливия опустив глаза в пол, отрицательно покачала головой. Приблизившись к ней, Леон осторожно приподнял её личико за подбородок и нежно поцеловал.
-- Я люблю тебя и Алекс… Это единственное, в чём я уверен стопроцентно! Ясно?..
Ливи кивнула, сглотнув комок в горле, и подняла полный надежды взор на бывшего мужа:
-- И ты сможешь забыть?
-- Забыть - что?
-- Что я стала женой другого?
-- Для меня всегда ты была только моей женой!
Оливия нежно улыбнулась и прижалась к стратегу КЯ, целуя его.
-- Малышка… – протянул Леон, крепче обнимая женщину.
-- Так ты мне позволишь самой поговорить с ним? – Ливи потёрлась носом о колючую щёку мужчины.
-- Лучше оставайся здесь, а я всё улажу с Марко сам.
-- Леон, не думаю, что вы поймёте друг друга…
-- Нам не надо понимать, нам надо лишь договориться… Я обещаю быть предельно вежливым.
-- О чём ты собрался с ним договариваться?
-- Об адвокатах, – пояснил Леон. – Вас разведут прямо сегодня.
Оливия покачала головой:
-- Это невозможно, Марко итальянец, он не примет развод.
-- Предоставь это мне, – снисходительно улыбнулся стратег КЯ.
-- Нет… – Ливи судорожно ухватила мужчину за руку. – Я сама…
-- И что ты ему скажешь?
-- Я всё объясню… он поймёт…
-- Хорошо, – нехотя согласился Леон. – Только помни, я тебя люблю…
Стратег КЯ наклонился к Оливии, страстно целуя её в губы.
Женщина кивнула и быстро вышла.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 10:05 – …

Марко ждал в библиотеке, стоя возле окна, и смотрел сквозь стекло.
-- Марко? – Оливия зашла внутрь и остановилась у стола. – Мне жаль, что так вышло…
-- Мне тоже, – медленно повернувшись, отозвался итальянец.
-- Я виновата перед тобой… и язык не поворачивается просить тебя простить…
-- Для начала вели Леону покинуть наш дом.
-- Я… я не могу…
Марко испытывающее посмотрел на жену:
-- Почему?
-- Я… я всё ещё люблю его…
Оливия не могла заставить себя поднять глаза и посмотреть в глаза мужу.
-- Тогда зачем ты вышла за меня замуж?
-- Я… я думала нам будет хорошо вместе. Мы расстались с Леоном…
-- А разве нам было плохо? – удивился Марко. – Ливи, дорогая, ты просто запуталась… Всплыли старые чувства… так бывает… Я могу это понять…
-- Ты замечательный, Марко… Мне было очень хорошо с тобой… – поспешила заверить мужа Оливия. – Но я… я ничего не могу с собой поделать…
-- Леон уедет и ты забудешь его. Подумай о семье. Ливи, опомнись. Нельзя вот так из-за сиюминутной слабости рушить всё!..
Напоминание о семье заставило Оливию вздрогнуть. Её брат всё ещё не был в курсе того, что она поддерживает отношения с Леоном. Однако это могло произойти в любой момент…
-- Я им… ничего не буду говорить…
-- Я тоже думаю, не нужно никому ничего рассказывать, Леон просто уедет и мы забудем о его существовании, – мужчина приблизился к Оливии, взяв её руку и поднося к губам.
Оливия застыла, непонимающе глядя на мужа. Все её мысли были о Леоне и Чарльзе.
-- О боже…
-- Успокойся, всё пройдёт, – обнимая жену, прошептал итальянец. – Я постараюсь сделать твою жизнь спокойной.
-- Нет, Марко, нет, – Оливия высвободилась из рук мужа не в силах терпеть эту нежность, которой совсем не заслуживала. – Я не могу так поступать с тобой… Не могу тебя обманывать…
-- Ливи, ты не должна себя винить. Если кто и виноват, то это Леон. Я ещё вчера понял, что он приехал в этот дом с единственной целью…
-- Да?.. И с какой же это? – ухмыльнулся стратег КЯ, проходя в библиотеку.
Марко автоматически сделал шаг вперёд, закрывая спиной Оливию.
-- Вернуть Ливи, разумеется… – он спокойно встретил взгляд Леона.
-- Не отрицаю. Это так, – прохладно согласился стратег КЯ.
-- Тогда, как хозяин этого дома, я прошу вас покинуть его.
Ливи захотелось зажмуриться.
-- Пусть это скажет мне хозяйка.
-- Это говорю вам я, – Марко твёрдо взял Оливию за руку. – Не заставляйте меня применять силу. Думаю, вам не меньше нашего не хотелось бы скандала…
-- Отнюдь. Я не боюсь скандалов. И добровольно не уйду, – холодным тоном заявил Леон. – Только Оливии решать, кто останется в её доме.
Ливи практически не слышала слова стратега КЯ из-за шума в ушах. Она заставила себя посмотреть на него и качнула головой.
-- Видите, она не хочет, чтоб вы оставались, – заметив неопределённое движение жены, объяснил Марко.
-- Малышка, это правда? – тихо спросил Леон.
Сердце Оливии сжалось:
-- Марко, я хочу поговорить с Леоном наедине…
Итальянец понимающе кивнул и коснулся губами губ жены. Стратег КЯ с трудом подавил в себе желание врезать нынешнему мужу Ливи по зубам, когда тот прошествовал мимо него.
-- Ты передумала? – опустив взгляд в пол, медленно спросил Леон.
-- Леон, я не могу сделать это, я совсем забыла о Чарльзе…
-- Боже правый… причём тут Чарльз?!.. Ливи, его подозрения - это мои заботы! Он никогда и ничего не докажет, поверь!
-- Он вспомнил тебя… если он узнает…
-- Не узнает, – подходя к Оливии, заверил мужчина.
-- Как ты можешь быть в этом уверен?!
-- Разве я часто ошибаюсь?.. И вообще, мы говорим о чём-то не о том!.. Ты останешься со мной? – стратег КЯ осторожно коснулся ладонью щеки женщины.
--- Я… я не могу, Леон, прости меня… я не хочу, чтобы кто-то страдал…
-- Ливи, мы же обо всём договорились… – в отчаянье выдавил мужчина. – Ты что?!
Оливия виновато опустила голову:
-- Давай оставим как есть…
-- А как есть?
-- Я останусь женой Марко… буду жить здесь…
-- Великолепно. Будешь жить с нелюбимым мужем, хотя есть возможность жить со мной… Оливия, за своё счастье нужно бороться!
-- Есть вещи важнее, чем собственное счастье!
-- Да, например, счастье нашей дочери! И я буду за него бороться! И за него! И за тебя!.. Чего бы мне это ни стоило!
-- О чём ты говоришь? – бросив испуганный взгляд на бывшего мужа, спросила Ливи.
-- О том, что я не позволю тебе угробить жизнь с этим итальянцем! О том, что он не будет воспитывать мою дочь! О том, что ты останешься со мной!
Оливия отступила на шаг назад:
-- Ты дал слово, что не причинишь ему вреда…
-- Не причиню… Но я навсегда погублю твою репутацию! Этот чистюля близко не подойдёт к тебе!.. А мне ты нужна любой… даже если от тебя отвернётся семья…
-- Что… что ты говоришь? Что ты задумал?!
-- Для начала грандиозный скандал в прессе. Они любят подсматривать в замочные скважины спален… а я открою им дверь! Ты будешь вынуждена вернуться ко мне!
-- Леон… опомнись! Ты шантажируешь меня!
-- Ты не оставила мне выбора, – угрюмо покачал головой мужчина. – Я пойду до конца.
-- Ты говоришь, что любишь и угрожаешь…
-- Можешь сомневаться в моей любви, можешь меня ненавидеть и презирать, но я не отдам тебя никому. Иди и скажи Марко, что ты с ним разводишься, – ледяным тоном скомандовал Леон.
Губы Оливии упрямо сжались:
-- Не приказывай мне! В отличие от тебя я не умею думать только о себе и своих желаниях?
Несколько секунд мужчина молчал, изучающе глядя на Ливи, затем достал сотовый и быстро набрал номер.
-- Тьен, пускай в прессу все материалы об Оливии, особенно, что касается Филиппа, – распорядился он, отключая телефон и демонстрируя его женщине. – Через пять минут процесс будет необратим…
-- Как ты смеешь!!! – Ливи выхватила сотовый и, нажав на повтор номера, протянула его обратно стратегу КЯ. – Отмени приказ!!!
Мужчина забрал мобильный.
-- Этьен, притормози-ка с прессой минут на десять. Если не перезвоню - пускай в ход, – Леон отключил связь и поспешно убрал телефон в задний карман брюк. – Ну и?..
Оливию трясло от негодования:
-- Ты не имеешь права распоряжаться моей жизнью!
-- У тебя осталось девять минут, Ливи, – ровным голосом сообщил стратег КЯ. – Прибавь к этому нетерпенье Этьена, его опасения, что я передумаю… В общем, у тебя 4 минуты.
-- Вы два… – у Оливии не нашлось слов, глаза её сузились. – Ты не посмеешь…
-- Восемь минут, Лив.
Жуткое упрямство обуяло женщину:
-- Нет! И не смей снова говорить, что любишь меня! Ты не умеешь проигрывать! В этом всё дело!
-- Семь минут, – голос Леона становился всё спокойнее.
Оливия, стиснув зубы, не отрываясь смотрела на мужчину.
-- Шесть.
Ливи демонстративно отвернулась.
-- Пять.
Но и на этот раз женщина даже не шелохнулась.
-- Четыре.
Оливия резко развернулась и со всего размаху залепила Леону пощёчину. В этот момент открылась дверь и вошёл Марко.
-- Три, – объявил стратег КЯ, слегка потерев скулу и даже не взглянув на итальянца.
-- Ливи, тебя ищут родители, – произнёс Марко, переводя взгляд то на мужчину, то на жену.
-- Два, – продолжал методичный отсчёт Леон.
-- Хорошо-хорошо! Я останусь с тобой! – выпалила Оливия.
-- Скажи Марко, что хотела сказать…
Ливи подняла взор на итальянца:
-- Мне очень жаль, но я остаюсь с Леоном… – бросила она, затем перевела холодный взгляд на стратега КЯ: – Ненавижу тебя!
Оливия быстро вышла из библиотеки.
-- Куда прислать адвокатов? – будничным тоном поинтересовался стратег КЯ у Марко.
-- Вижу, вы добились своего… Однако Оливия не выглядит счастливой.
-- Она поймёт это позже, – набирая номер Шетардьё, отозвался Леон. – Этьен, уже не надо… Организуй развод Оливии.
-- Никакого развода не будет.
-- Что? – изогнув бровь, переспросил Леон.
-- Я не дам Оливии развод, я не верю, что она будет счастлива с вами.
-- Вы пойдёте против её воли?
-- Как и вы.
-- Чем же, в таком случае, вы лучше меня?
-- Тем, что я не принуждаю её жить со мной.
-- Разве? – усмехнулся Леон. – Впрочем, вы и так уже загубили её жизнь… и дело не только в разнице в возрасте! У вас хватило наглости жениться на ней, зная, что она вас не любит!
-- Это вас не касается. Вы никто Оливии.
-- Ошибаетесь. Я тот человек, которого она всегда любила. И счастлива она будет только со мной.
-- Я был бы рад узнать это, но, увы, не верю. Вы не способны сделать кого-либо счастливым, тем более такую женщину как Оливия.
Леон расплылся в своей излюбленной снисходительно-прохладной улыбочке:
-- Я ведь не смогу вас уговорить на развод, верно?
-- Абсолютно верно, Леон. Более того, я уверен, что рано или поздно, Оливия вернётся, – Марко слегка качнул головой. – Прошу прощения, я хотел бы поговорить с женой.
Итальянец направился из библиотеки.
-- И почему люди так не любят договариваться мирно? – вздохнул стратег КЯ, набирая номер мобильного Ливи. – Дорогая, тут твой муженёк что-то заупрямился, не хочет уезжать… А у меня уже просто руки чешутся вновь позвонить Этьену, так что будь умницей, примени свои актёрские способности хоть раз на пользу!.. В общем, у тебя есть час, чтобы Марко покинул этот дом!
Не желая слышать возражений, Леон отключил телефон.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 10:30 – …

Оливия вышла из детской, где они с Бьянкой наряжали Сандринью к празднику и направилась на поиски Марко. Долго искать не пришлось, он сам занимался её поисками.
-- Ливи, нам нужно поговорить, – произнёс итальянец, беря жену под локоть. – Пойдём в нашу комнату, чтобы никто не мешал…
Горничная уже привела спальню в порядок, заправила постель и убрала с пола разбросанные вещи. Тем не менее, Марко избегал смотреть в сторону кровати и Оливия это прекрасно видела.
-- Лив, расскажи мне, что происходит, – потребовал мужчина.
"…у меня уже просто руки чешутся вновь позвонить Этьену… примени свои актёрские способности хоть раз на пользу…" – стояли в ушах Оливии фразы, брошенные стратегом КЯ.
-- Марко, – с видом усталой обречённости, вздохнула женщина, – этого не объяснить в двух словах… Понимаешь, мы с Леоном пережили массу взлётов и падений, прошли огонь и воду… Порой я его ненавижу и мечтаю убить (и он меня, наверняка, тоже), но всё это не отменяет одной простой истины - я люблю его… я не могу без него жить!.. И я знаю, он тоже любит меня… обожает Сандринью… Только с этим человеком я могу быть счастлива… Я понимаю, ты мой муж и имеешь полное право не давать мне развод… – по щеке Ливи скатилась одинокая слеза, – я всё приму безропотно, но не проси мне забыть Леона… Я не хочу жить без него…
В свой монолог женщина вложила столько чувства, что любой, слышавший это признание, никогда бы не посмел заподозрить неладное.
-- Оливия, я лишь хочу, чтоб ты была счастлива, – тихо отозвался Марко. – Если ты считаешь, что твоё счастье может составить лишь Леон… я не стану препятствовать…
-- Ты самый благородный мужчина из всех, кого я знаю, – прошептала Ливи, обнимая мужа. – Спасибо тебе за всё.

Ровно через час Марко уже покидал дом Оливии. Едва такси отъехало, на глаза Ливи навернулись слёзы.
-- Куда это он опять помчался? – послышался недовольный голос Бьянки, возвращавшейся из сада с огромным букетом, который услужливо настриг ей садовник.
-- Не беспокойся! Теперь он уехал насовсем! – резко бросила Оливия, украдкой вытирая слёзы. – Можешь пойти поздравить своего нового старого зятя!..
Бьянка всплеснула руками, едва ни выронив цветы:
-- Боже, девочка моя!.. Вы с Леоном снова сходитесь?!.. Пресвятая Мадонна, ты услышала мои молитвы!.. Я так рада за вас, Ливи…
Оливия бросила быстрый взгляд на мать и, лишь покачав головой в ответ, удалилась в дом.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 11:30 – …

Проходя по холлу, Ливи вдруг услышала три отчётливых хлопка в ладоши.
-- Браво, мадам, я восхищён! – с напыщенной любезностью произнёс Леон.
Проигнорировав его фразу, Оливия прошествовала мимо с высоко поднятой головой, не сказав ни слова.
-- "Всегда надменна красота!.. Да, но жестокость некрасива!.." – вздохнул вслед жене стратег КЯ.
Заметив возле дверей Бьянку с огромным букетом цветов, Леон поспешил к ней на помощь.
-- Хочу украсить комнату Садриньи, – пояснила леди Медстоун.
-- С удовольствием вам помогу!
-- Спасибо, но я думаю, Оливии ты сейчас нужнее…
-- Нет, я думаю, что она вряд ли захочет меня сейчас видеть, – покачал головой стратег КЯ. – Я зайду к ней позже, когда она немного остынет…
-- Не забывай, Ливи наполовину итальянка! Она будет остывать ещё очень долго!.. Так что ей необходимо помочь!
-- Вылить на неё кувшин с холодной водой? – пошутил мужчина.
-- Да нет, за такое она, пожалуй, и прибить может! – весело рассмеялась Бьянка. – Её просто надо приласкать… даже против её воли!..
-- Интересная методика… – останавливаясь возле двери в детскую, хмыкнул Леон.
-- Тут минут пятнадцать назад доставили какие-то большие коробки с подарками, – вдруг сменила тему леди Медстоун. – Сказали, твой заказ… Я пока велела их сложить в комнате напротив… во время праздника откроем.
-- Нет-нет, – возразил Леон. – Этот подарок ещё нужно собрать… Сейчас я переговорю с Оливией и приду собирать.
-- А что это?
Огоньки любопытства мгновенно зажглись в глазах женщины.
-- Игрушечное королевство.
-- Не такое уж и игрушечное, судя по размерам и количеству коробок… – улыбнувшись, заметила Бьянка.
-- У моей маленькой принцессы должно быть своё королевство.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 11:45 – …

Леон постучался в комнату Ливи и, не дожидаясь приглашения, вошёл. Оливия, стоявшая возле окна, резко обернулась.
-- Я не разрешала войти, – жёстко бросила она.
-- Но я не слышал и запрещения, – улыбнулся мужчина, приближаясь к жене.
-- Тогда персонально для тебя объявляю, что тебе запрещено появляться в этой комнате!
-- Не сердись, малыш… Не надо.
-- Выйди!
-- Ливи, – стратег КЯ опёрся на подоконник по обеим сторонам от женщины, – я сделал это для нас с тобой…
Оливия категорично покачала головой:
-- Нет, Леон… Ты сделал это, чтоб удовлетворить свои амбиции! Ты ведь никогда не проигрываешь, верно?!.. А все минусы обращаешь в плюсы!..
-- Лив, я тебя люблю и честолюбие здесь не причём, – слегка повысил голос мужчина.
-- Не смей мне говорить о любви! Ты никого не любишь!
Ливи сделала попытку, отойти от окна, но Леон даже не шелохнулся.
-- Пусти! – строго приказала женщина.
Стратег КЯ покачал головой, заключая Оливию в крепкие объятия.
-- Малыш, ну, не сердись, – шепнул он ей на ухо. – Я не хочу видеть тебя расстроенной в такой день… Давай объявим перемирие хотя бы на сегодня?.. Прошу…
-- Никакого перемирия не будет, Леон, – Ливи с железными интонациями чеканила слова. – И не смей спекулировать Сандриньей.
-- Лив, как ты можешь. Я никогда не использовал нашу дочь, чтобы…
-- Ты всех используешь. Всё и вся. В том числе и Александру! Поэтому я не позволю тебе шантажировать меня ею и заставить сделать вид, что ничего не случилось!
Мужчина мгновенно выпустил жену из объятий так, что она даже была вынуждена ухватиться за подоконник, чтобы удержать равновесие.
Внутри стратега КЯ всё похолодело, глыбы льда сковали тело, в глазах блеснули кристаллы инея, кровь стыла, замедляя свой бег, и лишь мозг продолжал функционировать, снова и снова обрабатывая услышанное.
-- Никогда больше не смей говорить, что я использую её, – медленно обжигающе-ледяным тоном произнёс Леон.
Несмотря на июльскую жару в комнате вдруг стало по-зимнему холодно.
-- Не смей говорить мне, что делать, а что нет. Я устала от твоего манипулирования и шантажа… – отрезала женщина, отходя подальше от стратега КЯ.
-- Можешь считать меня кем угодно, – с каменным выражением на лице отозвался мужчина, – впрочем, ты и так всегда считала меня только бандитом… Но даже у бандита есть чувства и ты не имеешь права играть ими: просыпаться и говорить, что любишь, а через мгновение указывать на дверь. В чём же тогда выражается твоя любовь?!.. – Леон вдруг повысил голос, но тут же взял себя в руки. – Но бог с этим… я уже привык… А вот Алекс не трогай. Я никогда не сделаю ничего во вред ей, я люблю её, в ней вся моя жизнь… и я первым убью любого, кто посмеет обидеть мою девочку…
-- Не самый тяжёлый для тебя поступок, не так ли? – бросила Оливия, глядя в глаза стратегу КЯ.
К горлу Леона подкатил ком, мешая говорить. Да и что мог ответить на такое убийца и террорист?.. Оправдываться?.. Глупо и поздно. Он действительно был преступником, его сердце давно зачерствело и даже Алекс - этот крохотный светлый росточек - вряд ли когда-нибудь сможет изменить внутреннюю суть Ледяного ветра. "Во всяком случае, для Оливии это всегда будет так", – горько усмехнулся про себя мужчина.
-- Не самый… – одним губами вымолвил он, отчётливо слыша в ушах, как бьётся его сердце.
Взгляд Леона рассеянно переместился с Ливи куда-то в бок и вниз.
Сердце Оливии сжалось. Как она могла… Да, она была зла на стратега КЯ, но не ей кидать подобные обвинения Леону. Она сделала неуверенное движение к мужчине.
-- П-прости, я не хотела… – Ливи почти робко протянула к нему руку.
Леон медленно поднял глаза на жену. Даже в самые тяжёлые моменты их совместной жизни он ещё никогда не ощущал такого отчуждения с её стороны. Она была несгибаема как вековая скала и мужчине вдруг стало страшно… страшно, что Оливия никогда не простит его; не посмотрит ласково своими огромными небесно-голубыми глазами; не улыбнётся и не скажет «люблю»; не прижмётся к его груди и не обнимет… никогда.
Перед глазами мужчины всё поплыло и закружилось в какофонии неистовых красок.
-- Я буду ждать тебя… всегда… – срываясь на шёпот, выдавил Леон, протянув ладонь к руке Ливи, но в нерешительности остановив буквально в полудюйме.
Оливия, напряженно следившая за лицом мужа, больно закусила щёку. Так невыносимо было видеть это страдание на лице Леона.
-- Прости меня, – снова прошептала она, её пальцы, наконец, коснулись ладони мужчины. – Прости, я не должна была… я не хотела…
Стратег КЯ тихо сжал тонкие пальчики Ливи, словно в них заключался весь его хрупкий мир, и достаточно было одного небрежного прикосновения, чтобы он разлетелся на мелкие осколки.
Леон чуть сощурился и часто заморгал, пытаясь остановить подступающие слёзы.
-- Нет… ты во всём права… – прерывисто выдохнул мужчина.
Оливия сделала несколько робких шажков и оказалась возле Леона.
-- Только не говори, что жалеешь. Я всё равно не поверю… – она хотела пошутить, но голос Ливи звучал грустно.
-- Не скажу… – едва слышно прошептал стратег КЯ.
Ему так хотелось обнять жену, но он не знал, подходящий ли это момент и боялся всё испортить каким-нибудь неловким движением.
"Господи… Что же это? – спрашивал себя мужчина. – Откуда столько сомнений? Словно я никогда не касался её… не знал её чувств… А может и в самом деле не знал?.."
Понимая, что и дальше так стоять без движения глупо, Леон оглянулся на дверь, словно ожидая чьего-то прихода. Однако никто не вошёл и стратег КЯ вновь повернулся к Ливи.
"Ну, решись же, наконец, на что-нибудь! – мысленно обратился он к Оливии. – Обними или прогони!.. Только не мучай так!.."
Оливия опустила взгляд, чуть вниз и в сторону, отводя глаза от Леона.
-- Я хочу, чтобы ты понял меня. Я знаю, тебя не переделать, но… так не может продолжаться. Я не вещь, ты не можешь распоряжаться мной, не считаясь с тем, что я чувствую, а потом, извинившись, делать вид, что так и должно быть…
-- Мне жаль, если ты себя так чувствуешь, – тихо отозвался мужчина. – Я не хотел такого…
-- А чего ты хотел? Шарль, ты не ребёнок, ты всё прекрасно понимал.
Стратег КЯ потупил взор и ещё более тихо выдавил:
-- Прости…
Медленно повернувшись, он направился к двери. Ливи отвернулась к окну.
Взявшись за ручку, Леон непроизвольно обернулся, надеясь прочесть во взгляде Оливии хоть что-то отдалённо напоминающее прощение, но понял, что она не желает его видеть.
Вздохнув, мужчина быстро вышел в коридор. "Пусть так… пусть никогда не простит, но, по крайней мере, я сохранил малышку, – пытался хоть как-то заглушить боль стратег КЯ. – У неё будет только один отец! Я!"

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 12:05 – …

Леон быстрыми шагами направился в детскую, ни Бьянки, ни гувернантки с Алекс там не оказалось. Мужчина с облегчением вздохнул, ему не хотелось сейчас общаться с матерью Оливии… да и дочке он хотел сделать сюрприз.
Стратег КЯ перенёс коробки с игрушечным королевством для Алекс в её комнату и распаковал. Деталей оказалось слишком много, чтобы собирать наугад, так что стратегу КЯ пришлось сначала откапать толстую инструкцию по сборке. Расположившись среди составных частей, мужчина принялся тщательно изучать её. Однако мысли постоянно возвращали его к разговору с Оливией и он не понимал, что читает, десятки раз штудируя один и тот же абзац.
Наконец, отбросив инструкцию, Леон приступил к сборке. Первым делом он выложил пол королевства (благо эти детали были одинаковые по форме и цвету). Получился огромный настил из дерева, обитого толстым слоем тёмно-коричневого бархата почти с половину комнаты. Собрать четыре боковые башни и три стены тоже оказалось несложно, но вот лицевая стена с центральными воротами никак не желала вписываться в общую картину: она то выходила шире на полметра и не попадала в пазы, то уже и поэтому оставалась дыра.
-- Чёрт! Чёрт! Чёрт! – рассердился Леон. – Решать проблемы КЯ и то легче, чем строить это!..
Мужчина вытер вспотевший лоб и расстегнул рубашку, завязав её узлом на животе.
-- Так… бог с этими воротами… будем пока собирать замок… Балкон и крышу вижу, остальное нет!.. И чей только воспалённый мозг додумался разбить конструкцию на такие мелкие детали?!.. Прибил бы, честное слово!
-- Может сначала стоило бы его допросить? – раздался тихий посмеивающийся голос от дверей. – Чтобы узнать, как тут всё устроено?
Оливия подошла к Леону, протягивая отлетевшую за ковёр детальку.
-- По-моему, тебе не хватает как раз этого… – женщина сверилась с инструкцией в своей руке.
Мужчина, застывший как парализованный с момента появления Лив, наконец, шевельнулся и взял предложенную деталь, однако так и остался стоять с ней.
-- Это верхний центральный узор ворот, – пояснила Оливия. – Ворота становятся шире и тогда пропадает брешь в стене.
-- Спасибо… – кивнул Леон, тупо уставившись на жену. – А-а-а… ты, наверное, за Алекс… её нет…
-- Должно быть гуляют.
-- Я… я так и подумал… поэтому решил пока её нет собрать подарок, – зачем-то принялся оправдываться стратег КЯ.
-- Боюсь, такими темпами ты не успеешь к её возвращению, – иронично покачала головой Ливи, обводя взглядом пол, заваленный составными частями королевства.
-- П-поможешь?.. – неуверенно спросил Леон, не особо надеясь на согласие.
Но к его изумлению Оливия утвердительно кивнула. На губах мужчины промелькнула слабая улыбка. Стратег КЯ вернулся к воротам, закончив их сборку, а вместе с ними и сборку передней стены.
-- Сошлось! – довольно объявил он.
-- Да… А ты рисунок-то видел?.. Что должно получиться в конце?
-- Ну, да.
-- Там внутри замок, конюшня и дворик с горкой.
-- Да, я знаю.
Леон недоумённо посмотрел на Ливи, не понимая, к чему она ведёт.
-- И как ты собираешься всё это туда вносить, если уже закрепил переднюю стену? – усмехнулась Оливия.
-- Тьфу ты… пропасть!.. – выругался стратег КЯ. – А ты раньше не могла сказать?!..
-- Я думала, ты сам сообразишь!
-- Такая умная, да?!.. Давай тогда собирай ты, а я посмотрю! – Леон подошёл к столику в углу комнаты и налил себе из графина стакан воды. – Ну, и жара… как можно летом здесь жить?!..
В комнате снова раздался тихий смех Ливи.
-- Так значит, это жара во всём виновата… я должна была сразу догадаться, – Оливия опустилась коленями на ковёр и осторожно раздвинула детали сооружения.
-- Чувствуется богатый опыт…
-- Если бы ты знал, сколько я собрала разных конструкторов за свой стаж «мамочки»…
Леон подошёл к раскрытому окну, присев на подоконник и попивая воду.
-- Если б я знал, как мило ты смотришься среди игрушек, то уже давно сделал бы тебе второго ребёнка, – улыбнулся вдруг мужчина.
Ливи покраснела, подняв на него смущённый взгляд. Поняв, что ляпнул что-то не то, стратег КЯ быстро уткнулся в свой стакан.
-- Ты не мог бы подержать эту стенку? – через некоторое время попросила Оливия. – Всё-таки конструктор тяжеловат…
Леон мгновенно оказался возле Ливи, забирая конструкцию.
-- Вот так, хорошо, – кивнула она, прикрепляя уголок к панели новой стены. – Теперь балкончик… держи ровнее…
-- Я и держу.
-- Ты плохо держишь!.. Видишь, получается изгиб…
-- У меня всего две руки! А ты велишь держать в трёх местах!
-- Не спорь!
-- Я и не-е-е…
Реплика стратега КЯ так и осталась незавершённой. Конструкция поехала куда-то в бок. Пытаясь удержать её, Леон дёрнул верхнюю часть на себя и через мгновение оказался погребён под руинами замка.
-- Браво, Шарль! Теперь придётся собирать всё с нуля! – возмутилась Оливия.
Мужчина притих, не желая вылезать из-под обломков и встречаться со строгим взглядом жены. "Могло же меня, например, ударить деревяшкой по голове, – справедливо рассудил стратег КЯ, закрывая глаза. – Будем симулировать обморок…"
-- Если ты пытаешься изобразить потерю чувств, то делаешь это очень неумело, – заявила Ливи, снимая с Леона обломок стены и тыча его им под рёбра.
"Но я старался", – вздохнул про себя стратег КЯ, приоткрывая один глаз.
-- Какое счастье, что ты решил стать террористом, а не архитектором… – раскладывая детали разрушенной конструкции по разным кучкам, заметила женщина и перешагнула через мужа, дотягиваясь до половинки ворот.
Леон мгновенно ухватил её за щиколотку и дёрнул к себе. Вскрикнув, Оливия упала на мужчину. При этом конструкция деревянных ворот попала стратегу КЯ точно по лбу. Леон застонал: "Прям, как заказывал - по голове…".

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 12:25 – …

-- У меня же будет шишка, – закапризничал мужчина, отбрасывая от лица кусок ворот.
-- Так тебе и надо! Ты мне чуть ногу ни вывихнул! – Оливия возмущённо упёрлась руками в плечи мужчины, колено Ливи воткнулось в живот стратега КЯ и она попыталась встать, сбрасывая с себя руки мужа.
Мышцы пресса Леона сразу напряглись, однако он не придумал ничего лучше, чем снова начать жалобно причитать:
-- Ты меня раздавила!
-- Что?! – Оливия была ошарашена такой наглостью.
-- Да! Ты тяжёлая!
-- Я?!!
-- Конечно!
-- Да ты нахал! – второе колено Ливи мстительно пнуло мужчину в живот.
-- Ай!.. Ты так, да?!.. Ну, всё-ё-ё!
Стратег КЯ опрокинул жену на спину, устраиваясь верхом на её бёдрах. Поймав оба запястья Оливии в одну руку, Леон задрал её блузку и принялся щекотать животик.
-- Не-е-ет! – отчаянно завизжала женщина, пытаясь вырваться. – Не-е-е на-а-адо!.. Аааа!.. Помогите!!
Взгляд мужчины упал на магниты, валявшиеся неподалёку. Продолжая удерживать запястья Ливи одной рукой, второй стратег КЯ принялся выкладывать на её животе стройные ряды из холодных магнитов.
Из груди женщины вырвался вопль, когда ледяные кубики коснулись согретой тёплыми лучами кожи. Живот Ливи заходил ходуном, пытаясь сбросить с себя магнит.
-- Пусти меня! – захныкала она.
-- Ммм… неа, – замотал головой Леон.
-- Ну, пусти же! Холодно!
-- Ты меня пожалела, когда поставила мне шишку?!.. Так почему я должен жалеть?! – стратег КЯ вдобавок ко всему положил руку на магниты, удерживая их и сильнее прижимая к животику Оливии. – Впрочем… попробуй меня умилостивить… может я и сжалюсь!..
-- Что-что с тобой сделать?..
-- Умилостивить, – повторил стратег КЯ, смакуя каждый слог.
-- Это как же?
-- Ну-у, я не зна-аю, придумай что-нибудь…
-- Хорошо, я придумала…
-- И что же это? – казалось, что Леон не слишком то и заинтересован в том, чтобы его умилостивляли.
Оливия вздохнула и губ её коснулась дразнящая улыбка, почти сразу переросшая в соблазнительную. Губы женщины мягко раздвинулись, между ними блеснули белые зубки и кончик языка словно в задумчивости пробежался по краешку нижней губы.
-- Ммм… – она тёплым взглядом посмотрела на мужчину. – Наклонись ко мне и я скажу…
Откашлявшись, Леон склонился к жене и в ту же секунду сильным толчком был сброшен на спину и вдобавок что-то несильно огрело его по затылку.
-- За что?! – потирая макушку, мужчина уставился на огромный кусок пенопласта в руках жены, который она сжимала на манер средневекового меча.
-- За то! – вновь шлёпнув мужа по голове, ответила Оливия.
Стратег КЯ схватил кусок стены и принялся им обороняться как щитом, при каждом удобном случае стараясь ущипнуть Ливи за бочок. Началась настоящая баталия.
Кусок пенопласта в руках Ливи затрещал и переломился надвое.
-- Ага!!! – торжествующе воскликнул стратег КЯ и тут же получил двумя обрубками по ушам.
Оливия радостно рассмеялась.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 12:35 – …

Леон вдруг спрятал свой кусок стены за спину, при этом заработав ещё два удара уже по носу.
-- Ливи! Что ты делаешь? – послышался из дверей ошарашенный голос Бьянки, держащей за ручку Алекс. – Разве так можно?
Оливия не ожидавшая появления зрителей тут же опустила своё оружие, отступая от стратега КЯ.
-- Ты! – она возмущённо посмотрела на мужчину. – Ты это специально подстроил!!! Мама, он первым начал драться!
-- Я?!.. Ничего подобного! – запротестовал Леон. – И ничего я не подстраивал, и пытался даже предупредить тебя, но ты вместо этого дала мне по носу… между прочим, ты и вчера его мне разбила!..
Леди Медстоун изумлённо уставилась на дочь:
-- Ливи! Я тебя не узнаю…
-- Мама, кого ты слушаешь! Когда я тебе разбила нос?! – Оливия возмущённо посмотрела на мужа.
-- Днём! Свалила с ног и била по лицу! – скорчив рожицу, отозвался Леон.
-- Когда?!! Ты всё выдумываешь!..
-- Перед тем, как ты залезла на заднее сиденье, чтоб… эээ…
Ливи мгновенно сделалась пунцовой.
-- Чтобы что? – не поняла Бьянка.
-- Ещё слово!.. – предупредительным жестом остановила мужа Оливия и, повернувшись к матери, быстро улыбнулась: – Он шутит мама, мы просто беседовали…
-- Шутит? По-моему, он ещё не успел пошутить… ты не даёшь ему слова вставить!
-- Вот и пусть молчит! Всё равно ничего умного не скажет! – грозно произнесла Ливи, за спиной показывая кулак стратегу КЯ.
-- Леон, прости её, – попросила Бьянка зятя, – она явно не думает, что говорит… А лучше нет! Не прощай! Пусть ей будет стыдно!
Оливия с досады топнула ножкой:
-- Да вы в сговоре!
Алекс вдруг засмеялась и тоже принялась топать ножкой, подражая матери.
-- Сандринья, деточка моя, не учись плохому у мамы, – наклоняясь к внучке, сказала леди Медстоун.
-- Да, малышка, – подходя к дочери и беря её на руки, кивнул Леон, – плохому можно учиться только у папы…
-- А что это у вас какой погром? – поинтересовалась Бьянка, осторожно ступая между деталями королевства. – И даже цепи…
Женщина подняла с пола две цепочки, вырезанные из дерева и покрашенные под металл.
-- А это Оливия притащила, – быстро ответил стратег КЯ, – хотела заковать меня в кандалы и… кх… ну, далее понятно… но не успела. У неё вечно какие-то странные фантазии в отношении использования не по назначению различных предметов…
-- Что?!.. – Ливи едва ни задохнулась от такого заявления.
-- Вижу вам тут ещё долго до окончательной сборки королевства, – насмешливо покачала головой Бьянка, протягивая руки к Алекс. – Мы с Сандриньей, пожалуй, пока ещё погуляем, а вы уж постарайтесь к нашему возвращению что-нибудь соорудить!
Леон вернул малышку бабушке и, как только они вышли, подхватил с пола одну из цепочек, заарканивая ей Оливию.
-- Ты! – Ливи с трудом подбирала слова, которые бы достойно могли выразить её мнение о
 

#25
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1403
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:
-- Ты! – Ливи с трудом подбирала слова, которые бы достойно могли выразить её мнение о поведении стратега КЯ.
-- Да? – Леон, с интересом глядя на Оливию, склонил голову и потянул цепь на себя.
-- Ты… – Оливия была вынуждена сделать несколько шагов.
-- Ахааа…. – мужчина притянул к себе ещё несколько звеньев.
-- Ты кошмарен и возмутителен!
-- О, наконец-то… я боялся, что ты лишилась дара речи… – стратег КЯ улыбнулся и обхватил женщину за талию.
-- Ты что наговорил моей маме! Что она подумает?!
-- А что я наговорил? По-моему, ты говорила существенно больше, а то, как ты краснела, вопило громче всяких слов…
-- Я не краснела! Я не умею краснеть!
-- Ну, значит у тебя сегодня очень специфический цвет лица, дорогая…
-- Да ты - хам!
-- Повторяешься…
-- Пусти меня…
-- Неа, мне нравится, как ты кричишь.
Оливия, наконец, перестав сопротивляться и снимать с себя руки стратега КЯ, в упор посмотрела на него сверкающими глазами.
-- Ты издеваешься.
-- Ни капли! – прошептал Леон, склоняясь к шеё жены.
Его губы прихватили нежную кожу Ливи, смакуя каждый миллиметр. Оливия, вздрогнув, застыла в объятиях Леона, чувствуя, как быстро-быстро начинает колотиться её сердце.
-- Не надо…
Женщина попыталась отстраниться, однако руки стратега КЯ не пустили её.
-- Я тебя сейчас снова стукну, – предупредила Ливи.
-- Переломаешь все запчасти, из чего мы будем строить королевство нашей дочери? – улыбнулся мужчина, отрываясь от шеи жены и заглядывая в её бездонно-голубые глаза. – Малышка, если б ты знала, как я сейчас счастлив…
Леон подхватил Оливию на руки, закружившись с ней на месте. Ливи протестующе пискнула, упираясь кулачками в грудь стратега КЯ.
-- Пусти-пусти! Уронишь! Кто сказал, что я тяжёлая?!
-- Кто? – делая удивлённое лицо, спросил мужчина.
-- Ты!
-- Я нагло врал!.. К тому же, своя ноша нетяжела!
Тем не менее, Леон поставил Оливию на ноги и вытянулся по стойке смирно.
-- Полки ждут приказов, чтоб приступить к дальнейшей сборке королевства!
Оливия обвела взглядом погром и из её груди вырвался скорбный вздох:
-- Это всё ты натворил…
-- Разумеется, я! Кто же ещё?!.. – с готовностью подтвердил стратег КЯ.
Ливи бросила на мужчину подозрительный взгляд:
-- И этот человек хочет ещё детей, – она покачала головой и наклонилась, чтобы поднять башенку. – Наверное, потому что с ними он чувствует себя на одном уровне развития…
-- Абсолютно на одном! – закивал Леон, подходя к женщине сзади и обхватывая её за талию. – А ты тоже всерьёз рассматриваешь возможность завести ещё детей?
Рука мужчина скользнула под блузку Оливии, нежно поглаживая её животик.
-- А тебе не кажется, что Сандриньи хватит одного брата и сестры? – ловя нескромную руку, отозвалась Ливи.
-- Не кажется!
Оливия подняла на мужчину удивлённый взгляд:
-- Мне казалось, ты не любишь детей…
-- Я люблю Алекс, – поджал губы Леон.
-- Я не об этом. Любить своих детей это инстинкт, но хотеть их… – женщина качнула головой, в памяти всплыл тот жуткий спор, который случился между ними полтора года назад, когда они оба только узнали о том, что Александре предстоит появиться на свет.
Стратег КЯ, не вынимая рук из-под блузки жены, повернул её к себе лицом.
-- Я изменил своё мнение об этом, когда родилась Алекс… а точнее, когда понял, что мог её потерять… Теперь я хочу, чтоб у меня были дети… от тебя…
-- Это неразумно, ты помнишь?
-- С каких пор ты стала такой рассудительной? – лукаво улыбнулся Леон.
-- Я просто напоминаю тебе твои собственные слова, разве нет?
-- Всё это было в прошлой жизни, – покачал головой мужчина. – Я тогда ещё не представлял, что семья может быть важнее работы…
Стратег КЯ крепче обнял жену. Оливия грустно улыбнулась своим мыслям.
-- Так ты согласна? – воодушевлённо спросил Леон.
-- На что?
-- Завести ещё одного ребёнка!
-- Леон, это не смешно, – Ливи высвободилась из рук стратега КЯ. – Я не в том возрасте, у меня уже есть четверо детей и… и всё.
-- Вообще-то я бы не посмел шутить на такие темы, – поникнув головой, тихо отозвался мужчина. – Но если ты не хочешь… я понимаю… ладно, проехали…
Мужчина принялся молча разбирать детали, полностью погрузившись в работу.
-- Леон, в чём дело?!.. – наконец, не выдержала Оливия. – Что с тобой?! Ты обижен?!..
-- Нет… просто немного грустно.
-- Из-за моих слов?
-- Давай не будем больше об этом, – попросил мужчина. – Лучше достроим королевство, а то уже скоро праздничный обед.
Оливия кивнула, тоже не желая больше говорить об этом.
Через полчаса сосредоточенной работы королевство было достроено.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 13:40 – …

Оливия быстро взглянула на часы.
-- Через двадцать минут прибудут гости…
-- Много будет народу? – поинтересовался Леон.
-- Я имела в виду своих подруг с детьми, – пояснила Ливи, наспех поправляя костюм и причёску перед зеркалом. – Как я выгляжу?
-- Великолепно, – улыбнулся мужчина, но улыбка почему-то получилась ненатуральной.
-- Где же мама?! Пора одевать Сандру к празднику!
-- Я пойду поищу…
Но искать не пришлось. В этот самый момент на пороге появилась Бьянка с внучкой.
-- Ну, вы закончили, наконец, строительство? – заходя в комнату, поинтересовалась леди Медстоун. – Ой!.. Сандринья, посмотри какая красота…
Девочка с любопытством рассматривала огромное яркое строения в своей комнате. Потом вдруг вырвала свою ручонку из ладони бабушки и побежала к воротам, но на порожке споткнулась. Оливия испуганно вскрикнула, а Леон кинулся к дочери, подхватив её, прежде чем та упала. Послышался треск ткани и брючина мужчины, припавшего на колено, лопнула. В образовавшейся «бреши» на коленке показалась здоровая ссадина.
-- Чуть ни споткнулась, да, малышка? – подмигнул дочери стратег КЯ, ставя её на ножки и помогая пройти ворота королевства. – Хм… с детства не разбивал колени… забыл как это чертовски весело!..
-- О да, невероятно смешно, – кивнула Оливия. – Могу себе представить каким кошмарным ребёнком ты был…
-- Вовсе нет…
-- Вовсе - да, – Ливи подошла к мужчине и, заставив его сесть на маленький пуфик, опустилась перед ним на колени. – Разбил…
-- О, теперь я, конечно же, умру от потери крови, – стратег КЯ криво улыбнулся, глядя на женщину сверху вниз.
-- Ах, какие мы смелые… посмотрим, как ты запоёшь, когда я буду мазать тебя зелёнкой. Мамочка, будь добра, принеси аптечку. Я боюсь оставлять этого мальчишку одного - он сбежит.
Бьянка, улыбнувшись, вышла из комнаты.
-- Снимай брюки.
-- Здесь?
-- А кого ты стесняешься? Неужели меня? У тебя есть, во что переодеться или мне подыскать что-нибудь?
-- Ещё чего не хватало. Чтобы я носил вещи твоего мужа.
-- А что, – не удержалась от шпильки Оливия, – у Марко очень хороший вкус и одежда прекрасная.
-- Боюсь, размер маловат будет. Но всё равно спасибо за заботу, – Леон осторожно коснулся щеки женщины.
Оливия оторвала взгляд от коленки мужа, подняв глаза на его лицо.
-- Я… у меня в комнате… парадный костюм, – взволнованно проговорил стратег КЯ. – Пойду… всё равно пора одеваться…
-- А как же твоё колено?
-- Я помажу сам.
Ливи неуверенно покачала головой:
-- Н-нет… я тебе не доверяю…
В этот момент вошла Бьянка с аптечкой. Оливия забрала у неё медикаменты и протянула руку мужу.
-- Идём…
-- Куда? – удивлённо повёл бровью мужчина.
-- К тебе в комнату… Мама, ты не могла бы проследить, чтобы няня одела Алекс к празднику?
-- Конечно-конечно, – кивнула леди Медстоун, пряча улыбку. – Ступай, помоги своему большому ребёнку…
Оливия выжидательно посмотрела на стратега КЯ.
-- Ииии? Чего же мы ждём? Кто-то пять минут назад был очень смелым…
-- О боги, какой кошмар, я так рад, что вырос и ты не моя мамочка!
-- Ещё посмотрим, – Ливи сурово кивнула на дверь. – Марш.
-- Остается только подчиниться, – развёл руками мужчина, несчастно улыбаясь Бьянке.
-- Могу тебе только посочувствовать, Леон. Попасть в руки Оливии, когда её охватывает страсть к лечению - это настоящее испытание!
-- Мама, не поддерживай его! Леон, я жду… или я решу, что ты боишься…
Стратег КЯ, покорно опустив голову, направился в свою комнату.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 13:50 – …

-- Лиииииивии… – ему показалось или он расслышал в своём голосе умоляющие нотки? – Зелёнка это так не солидно! Неужели у тебя нет йода?
-- Нет, йод кончился, его перевела Виктория. А что такое, ты кого-то стесняешься? – брови женщины взлетели вверх.
-- Ну… ты только представь…
-- Садись.
Мужчина снова скорбно вздохнул и опустился на кровать. Ливи села на пол и раскрыла аптечку. Тёмные локоны упали вниз, почти полностью закрывая её лицо.
-- Так… а теперь закрой глазки и немножко потерпи… – ладонь женщины осторожно погладила чуть повыше колена стратега КЯ.
-- Ай… щиплет!!! – нога мужчины возмущённо дёрнулась.
-- Шшшш, – Ливи тут же нагнулась и осторожно подула на ссадину, её глаза поднялись к лицу стратега КЯ. – Шарль, ты как маленький…
-- Тебе легко говорить!.. Не ты же сидишь без брюк с зелёной ногой, да ещё терпишь жжение!
-- Твою зелёную ногу, тоже никто не увидит… если ты, конечно, не передумал надевать костюм!
-- Смешно, да?.. Обхохочешься, да?..
Леон укоризненно смотрел на смеющуюся жену сверху вниз. Его взор непроизвольно нырнул в декольте её блузки, различая нежные округлости груди.
Заметив это, Оливия иронично покачала головой:
-- Кажется, рефлексы на болевой шок уже прошли, да, милый?
-- Ч-что? – по-прежнему не отрывая взгляда от соблазнительной картины, выдавил мужчина.
-- По-моему, все горести с зелёнкой забыты… – Ливи протянула руку и, коснувшись щеки мужа, осторожно провела по ней, приподнимая его лицо за подбородок, изящная бровь красиво изогнулась.
Взгляд Леона, встретившись с глазами Оливии, снова нырнул в декольте.
-- Угу…
-- Ша-аа-арль, – позвала женщина, недоверчиво качая головой, и поднялась на ноги. – Кажется, кто-то сегодня решил окончательно впасть в детство?
Леон, потеряв грудь жены из виду, скорбно вздохнул.
-- Ты сейчас оденешься? – Оливия подошла к шкафу и достала костюм стратега КЯ.
-- Да… но боюсь, мне потребуется помощь, – мужчина жалобными глазами посмотрел на жену. – Я… у меня не сгибается нога… вот…
-- Ты серьёзно? – заволновалось Ливи. – Я помогу… Может ты повредил колено?..
-- Ну-у… я думаю, это пройдёт завтра… Нет, костюм я одевать не буду - упарюсь… там справа светлые брюки со стрелочками и рубашка с коротким рукавом…
-- Как скажешь…
Оливия достала из шкафа другую одежду, подошла к Леону и нагнулась.
-- Мне кажется, отекло, – продевая ногу мужчины в брючину, заметила она.
-- Боишься, что теперь до конца дней придётся одевать меня? – улыбнулся стратег КЯ.
-- Это будет приятно…
-- А мне-то как будет приятно, – мечтательно закатил глаза Леон.
-- Неужели? Тебе нравится, когда за тобой ухаживают? – Ливи взялась за молнию брюк, застёгивая их.
-- Только, если ухаживаешь ты!
Мужчина поймал руки женщины, прижимая к своему телу.
-- Да? Грудь других тебя не так интересует? – с улыбкой в глазах поддела она.
-- Абсолютно! – заверил Леон, бросив взгляд через плечо на кровать. – Ли-и-ив, ты ведь не можешь отказать калеке, а?!..
-- Ты это о чём, ммм?
Стратег КЯ крепко обнял женщину, затем развернулся, опрокидывая её на кровать, но ударился при этом больным коленом о бордюрчик.
-- Чё-ё-ёрт… – простонал он, переворачиваясь на спину.
-- Ушибся?.. Ну, вот!.. А вдруг это что-то серьёзное?
Оливия приняла сидячее положение.
-- Угу… будет, если ты немедленно не пожалеешь меня… – Леон крепко ухватил женщину за запястье, быстро притянув к себе.
Та невинно улыбнулась:
-- Снова подуть?
-- Угу… – кивнул мужчина, с готовностью расстёгивая брюки.
-- Леон, ну нельзя же так, сейчас будет обед… и вообще… – Оливия проворно соскользнула с постели.
-- Что - вообще? – тяжело вздохнул стратег КЯ, запрокидывая голову назад и закрывая глаза.
-- Мы ещё не всё обсудили…
-- Понятно, – горько усмехнулся мужчина, быстро застёгивая молнию, поднимаясь с кровати и одевая рубашку.
Ливи опустила голову.
-- Ты идёшь? – окликнул Леон, выходя из комнаты.
Грустно вздохнув, Оливия поднялась с постели и направилась вслед за Леоном.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 14:30 – …

На обеде, помимо родственников, присутствовали три подруги Ливи с пятью ребятишками в возрасте от двух до четырёх лет.
Было шумно и весело, кругом висели шары и поздравления. Специально приглашённый фокусник показывал детям свои трюки. Леон не отходил от дочери ни на шаг, ловя каждое её движение и взгляд. Да и Алекс, видимо, очень нравилась его компания, поскольку она не давала папочке общаться ни с кем другим.
-- Я так понимаю, это и есть отец Сандриньи? – к Оливии наклонилась Мария, темноглазая полненькая итальянка, мать очаровательных близнецов, шумно верховодивших остальными детьми на ковре. – Удивительно как он ладит с дочерью, за ними так приятно наблюдать, но где же Марко?
Ливи выдавила из себя безмятежную улыбку:
-- Он уехал по делам, очередной аукцион…
-- О… неужели? Обидно, я очень хотела побеседовать с ним.
-- Мужчины и их хобби, – пожала плечами Ливи.
-- О да, хорошо тебя понимаю. Ты не возражаешь, если позвоню твоему мужу, мне действительно нужно поговорить с ним?
-- Конечно, звони, – Оливия подхватила на ручки подбежавшего к ней сынишку Марии и качнула нелегкого трехгодовалого малыша в воздухе. – Аппп, что это у тебя в ручках, Сани, а?
-- Боже, как это он достал… – Мария попыталась отнять у сына хрустальный фужер.
Оливия рассмеялась:
-- Правильно, малыш, кому нужен этот пластик, – не удержавшись, она чмокнула ребёнка в круглые щёчки.
Неожиданно раздался громкий плач, Оливия обеспокоено обернулась и увидела целеустремленно бегущую к ней Сандру. Девочка зажимала в руке пластмассовый шарик. Ливи удивлённая поведением дочери аккуратно поставила Сани на пол и её дочь тут же кинула шарик в ребёнка, стукнув его по лбу, и замахнулась кулачком, чтобы снова ударить его.
-- Сандринья!!! – Оливия схватила дочь за руку и строго посмотрела. – Как ты себя ведёшь… нехорошо драться!
Мария расхохоталась и, опустившись на корточки, принялась утешать своего готового расплакаться сына.
-- О, Ливи, кажется, твоя малышка заревновала, увидев, что ты обнимаешь других… тише, тише, Сани, как ни стыдно плакать, нет-нет, положи этот мячик на место… Сандринья - девочка, с ней нельзя драться…
-- Леон, как ты следишь за ней?! – Оливия сердито посмотрела на подошедшего мужчину.
-- А что? – безмятежно пожал плечами стратег КЯ. – Пусть приучается с детства сама бороться за свою любовь… вряд ли она этому научится от мамы?
Ливи возмущённо повела бровью:
-- И поэтому - пусть она дерётся?
-- На войне - все средства хороши, – мужчина наклонился к дочери. – Ну, что, моя маленькая драчунья, пойдём кидаться в мальчишек тортом?.. Мария, вы с нами?
Женщина удивлённо посмотрела на мужчину.
-- Никаких киданий тортом не будет, Леон, – Оливия забрала дочь у стратега КЯ, – ребёнок и так перевозбудился…
Мужчина покорно кивнул, выдавил перед Марией извиняющуюся улыбку и отошёл в сторону. Тем временем Оливия увела ребёнка на балкон.
-- Что это с вами? – подходя к Леону, полюбопытствовала Элинор.
-- Ммм… я опять дал промашку… Боюсь, теперь мне никогда не доверят Алекс…
-- Что ты натворил?
-- Ничего!.. Хотел повеселить свою малышку - покидаться тортом… но забыл, что вокруг меня одни аристократы и ребёнок должен воспитываться в их среде, – с плохо скрываемой досадой в голосе отозвался мужчина.
-- И из-за этого ты злишься?
-- Да нет… я злюсь на себя… Я просто дурак, никак не желаю признать очевидной вещи - она не любит меня…
-- Какие глупости, Леон! Конечно же, любит! Что ты такое говоришь?!..
-- Эл, ты не знаешь многих вещей… Я долго всё анализировал, сопоставлял - она не любит, просто терпит, живёт по накатанному, но не любит!
-- И что ты будешь делать дальше?
Стратег КЯ неопределённо пожал плечами:
-- Останусь… я не хочу потерять ещё и дочь. Любовь к Алекс смягчит рану… А без женщин тоже можно прожить, верно?
-- Вот уж не знаю, не мне судить об этом!.. Но я думаю, ты погорячился с выводами, анализ - не лучший способ понять чувства другого человека…
-- Эл, о чём ты говоришь?!.. За всю нашу совместную жизнь она лишь дважды проявила инициативу в нашей близости: один раз, когда ей было нельзя; второй - когда была в горячке!
-- И о чём это говорит? – иронично спросила немка. – Леон, мне кажется, ты плохо знаешь Оливию… хотя дело твоё, если ты с ней несчастлив, найди другую женщину…
-- Мне не нужна другая! Если я не могу получить Оливию, то и не хочу искать других!.. У меня всегда было слишком много женщин, теперь пришло время расплаты: она - единственная, но не моя!
Стратег КЯ нервно рассмеялся.
-- Будешь жить монахом всю оставшуюся жизнь? – скептически хмыкнула Элинор.
-- Ну-у… не думаю, что мне долго осталось… вряд ли кто-то из нас умрёт от старости… Да и с годами потребность в женщинах вообще отпадёт…
Эл от души расхохоталась:
-- Это к каким же годам?!
-- Между прочим, мне уже сорок пять, если ты не заметила!.. В это время у людей уже бывают внуки!
-- О, Сандринье непременно нужно это учесть! Как насчёт того малыша, которому она заехала в глаз?.. Отличный зять!
-- С тобой невозможно разговаривать, – нахмурился Леон, отходя от подруги и ища глазами дочь.
Заметив Оливию на балконе, мужчина проследовал туда.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 15:45 – …

Женщина держала малышку на коленях, покачивая и показывая картинки в книжке. Стратег КЯ прислонился к противоположным перилам, с мягкой улыбкой следя за дочуркой.
Ливи отпустила девочку, чтобы та бежала к папе. Малышка крепкими ручонками вырвала у матери книжку и, подбежав, протянула отцу.
-- Хм… спасибо, – кивнул Леон.
-- Почитай ей, но не давай бегать, – предупредила Оливия. – Сандре скоро ложиться.
Стратег КЯ взял дочурку на руки.
-- Ну, что ж, давай посмотрим, что тут у нас такое? – на французском тихо шепнул мужчина.
Ливи посмотрела на них и невольно улыбнулась:
-- Я пойду к гостям…
Но, увлечённые друг другом и чтением, ни Леон, ни Сандра не обратили на неё никакого внимания. Оливия, ещё раз улыбнувшись, вернулась в гостиную.
Спустя пару минут к ней подошёл дворецкий, сообщив о прибытии посыльного.
Ливи спустилась в холл и не поверила своим глазам: ей передали пакет с бумагами о разводе.
Быстро поднявшись в библиотеку, она набрала номер Марко.
-- Алло? – послышался усталый голос на другом конце трубки.
-- Марко, это - Оливия… Я получила бумаги…
-- Хорошо, – безлико отозвался мужчина.
-- С тобой всё в порядке?
В трубке повисло томящее молчание.
-- Марко, – с тревогой в голосе прошептала женщина, – где ты сейчас?.. К тебе приехать?
-- Скажи, ты действительно любишь Леона?
-- Что?.. Марко, ты не ответил…
-- Со мной всё в порядке… Так ты его любишь?
-- Марко… я понимаю, как некрасиво это выглядит… но я беспокоюсь…
-- Он не стоит тебя… ты не можешь его любить!.. – с болью в сердце выдавил мужчина. – Не подписывай бумаги!
-- Прости меня… – всхлипнула Оливия.
-- Я тебя люблю…
Женщина расплакалась.
Леон, всё это время стоявший в дверях и слушавший разговор, медленно приблизился к Ливи, забрал у неё трубку и положил на рычаг.
Оливия резко обернулась:
-- Что ты делаешь?..
-- С прошлым лучше порывать быстро - меньше болит, – тихо произнёс мужчина.
Ливи со всего размаха ударила стратега КЯ по лицу:
-- Ненавижу тебя!.. Ненавижу за то, что ты делаешь с людьми!..
Стратег КЯ безропотно снёс оплеуху, подняв виноватый взгляд на Оливию.
Женщина отвернулась, тяжело опираясь на стол.
-- Мне жаль… – тихо промолвил Леон.
Ливи обернулась, покачав головой:
-- Ложь… тебе ничего не жаль… и никого…
-- Я бы не стал разлучать вас с Марко, если б ты отдала мне Алекс…
-- Ты смеёшься?!.. Алекс - моя дочь! Я не собираюсь отказываться от неё!
-- Вот и я не собираюсь отказываться от неё… – пытаясь сохранить холоднокровие, отозвался мужчина.
-- Я не запрещала тебе видеться с ней!
-- Я бы тоже не запрещал…
-- Я - мать!.. Ребёнок должен жить с матерью!
-- Это бессмысленный спор, – тяжело вздохнул Леон. – Теперь я всегда буду с ней… пока бьётся моё сердце…
-- Что?.. Мы не будем жить вместе!
-- Тебе жалко для меня лишней комнаты, – горько усмехнулся мужчина. – А в саду я могу ночевать?..
-- Я не хочу жить с тобой под одной крышей!
-- Сад - не крыша…
-- Ты понимаешь, о чём я!
Да, Леон понимал, и это пугало его, он панически боялся потерять дочь. Всё остальное казалось сейчас таким мелким, незначительным. Сердце мужчины сжалось от нестерпимой боли.
-- Оливия, я… я… – стратег КЯ упал на колени, не сумев сдержать слёз, – Оливия, я хочу жить с ребёнком… умоляю…
Ливи закрыла лицо руками, снова расплакавшись:
-- Прекрати!
-- Я люблю её… у меня никого нет кроме Алекс… – неровным от болезненных рыданий голосом простонал Леон, – пожалуйста, не гони меня… Проси, что хочешь, только не разлучай с моей девочкой…
-- Как же я ненавижу тебя! Это невыносимо!.. Оставайся, но я надеюсь, что рано или поздно ты сам уедешь!
Оливия бросилась вон из библиотеки.
Мужчина ещё какое-то время продолжал стоять на коленях в центре зала, благодаря бога за «счастливый» исход.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 18:00 – …

К шести вечера гости разъехались. Проводив их, Оливия зашла в комнату Сандры, посмотреть спит ли она. Девочка крепко спала, а подлее её кроватки, скрючившись в кресле, дремал и Леон. Однако звук открывшейся двери заставил его мгновенно пробудиться.
Оливия зашла в комнату и, не обращая внимания на Леона, склонилась над кроваткой, потрогала лобик девочки и осторожно повернув её на спинку, поправила короткую рубашечку задравшуюся, пока Александра спала. Снова накрыв дочь одеяльцем, Ливи вышла из спальни, даже не взглянув на стратега КЯ.
Покинув комнату дочери, Оливия прислонилась к стене и закрыла глаза. Это будет ад. Она не представляла, как можно жить под одной крышей, не разговаривать, не замечать друг друга и при этом делать вид, что всё прекрасно при дочери и гостях. Но другого выхода она не видела. Она не могла прогнать Леона навсегда. Даже если бы у неё хватило решимости, Ливи вовсе не была уверена, что он не похитит малышку. Леона можно было назвать как угодно, но дочь он действительно любил и в своём стремлении быть рядом с ней мог зайти, как угодно далеко. Оливия просто боялась.
Но даже обычное общение причиняло ей боль. Она физически не могла видеть стратега КЯ и оставалось только надеяться, что это - следствие нервного перевозбуждения и она вскоре привыкнет.

Леон проводил Оливию потухшим взглядом, он понимал, что его теперь не простят. Мужчина перевёл взор на дочь и печально улыбнулся.
-- И всё-таки лучше так… я буду с тобой, малышка… Я не жалею о том, что сделал… я жалею о том, что не сделал этого раньше… давно следовало вернуться…
Стратег КЯ поднялся на ноги и медленно подошёл к окну. За стеклом раскинулся великолепный сад, но его красота почему-то удручала. Леон посмотрел на своё хмурое отражение и тяжело вздохнул.
-- Тебе придётся стать приведением, чтобы не раздражать Оливию… так-то, друг…
-- Вот ты где?!– заходя в комнату, прошептала Элинор, но так как ответа не последовало продолжила:– Эй, монах, пошли пройдёмся по саду… я хочу поговорить о делах «Мирового протеста».
Стратег КЯ нехотя повернулся к женщине.
-- Пошли-пошли!– серьёзно кивнула та, жестом приглашая за собой.
Леон направился к двери, но, проходя мимо кроватки Алекс, остановился и нахмурился. Со всеми этими личными проблемами он совершенно забыл о Камире, а между тем иранец являлся очевидной угрозой для его семьи… для Алекс!

-- Слушай, я собираюсь вернуться в Германию,– присев на узорчатую лавочку в саду, начала Элинор.– Пора мне вернуться в игру… Ты и так все эти три месяца тянул «Мировой протест» на своих плечах… Так дольше продолжаться не может… Зига нет, надо двигаться дальше! Либо я возвращаюсь к управлению организацией, либо покидаю площадку!
-- Мне не тяжело,– постарался заверить Леон.– Я понимаю, что замотался последние дни со своими личными делами, но… я вполне управлюсь… теперь я буду посвободнее…
-- Это как это?– недоверчиво усмехнулась Эл.– Живя здесь ты будешь посвободнее?
-- Управлять организацией я смогу и отсюда, а времени у меня теперь будет много…
-- Спасибо, конечно, Леон, но я и сама должна заниматься делами Протеста. А вот от консультаций не откажусь, если вдруг понадобится…
-- В любое время, ты же знаешь.
-- Знаю, дорогой… знаю…– чуть улыбнувшись, благодарно кивнула женщина.– Я уеду завтра утром.

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 19:10 – …

После ухода Элинор, Леон остался в саду, медленно обходя деревья и кусты, словно это был лабиринт без входа и выхода. Оказавшись где-то в глубине, мужчина остановился и, прислонившись к старому дереву, стал прислушиваться к звукам. Через некоторое время он начал различать шелест травы, движение насекомых, порхание птиц, трепет деревьев. Мир до отказа был заполнен звуками… душой. Мир жил своей жизнью, не взирая ни на что!
-- Жизнь продолжается…– едва слышно вымолвил Леон, подняв глаза вверх.
В этот момент послышался хруст сломленной ветки, а затем гравия, приближавшегося к нему и вот из-за поворота показалась немного ссутуленная фигура лидера «Чёрной луны». Мужчина курил, засунув свободную руку в карман свободных летних брюк. И только почти столкнувшись со стратегом КЯ Эмиль, наконец, вскинул голову и, быстро убирая смятение из глаз, лениво улыбнулся.
-- Какие люди,– он выпрямился, принимая свою вечную позу насмешливого превосходства (даже на самых высоких людей Нольде умудрялся смотреть сверху вниз).– Только моя врождённая тупость не позволила мне догадаться, что ты тоже тут будешь.
-- Мне импонируют люди, которые трезво оценивают свои умственные способности,– в тон ему ответил стратег КЯ.
Эмиль рассмеялся:
-- Это была ирония, дорогой. Ирония, знаешь, это такая тонкая штука, которая подразумевает смысл прямо противоположный сказанному. Успеваешь за мной?
Это было что-то новенькое, прямую агрессию в отношении стратега КЯ Нольде позволял себе крайне редко.
-- Учительский профсоюз Франции многое потерял…
-- Я в курсе.
-- Полагаю, ты направляешься к Оливии?
-- Как это ты догадался, ммм?
Леон хотел ответить что-то резкое, но взял себя в руки:
-- Что ж… вот и направляйся.
-- Благодарю покорно,– развязно отозвался Пикет, отвесив шутливый поклон.
Лидер «Чёрной луны» двинулся дальше по саду к крыльцу дома.
-- Надеюсь, Ливи, он тебя утешит,– вздохнул стратег КЯ, ёжась от холода (хотя погода стояла невыносимо жаркая).
Леон закрыл глаза и изо всей силы всадил кулак в ствол ближайшего дерева. Кора до крови ободрала пальцы его руки.

-- Детка…– Пикет сел на корточки перед креслом Оливии и взял её за руку.– Ну же… решайся. Это огромные деньги.
-- Это страшная технология, Эм. Её не должно существовать, неужели ты не понимаешь?– женщина попыталась отнять свою руку назад.
-- Но она уже существует! И работает! Мы оба видели её результат во плоти…
-- И тебе не страшно, Эм? Я не ожидала, что ты так легко всё воспримешь… даже думать не хочу об этом…– Ливи всё-таки сумела высвободить свою ладонь.
-- Легко, сложно, какая разница?– Пикет пожал плечами.– Ты поможешь мне?
-- Эм.
-- Лив.
-- Тебе не хватает денег?
-- Их всегда не хватает, ты в курсе? Дело не только в деньгах…
-- А в чём?
-- Я не могу оставить эти бумаги мёртвым грузом. Они слишком дорого дались… ну, считай, что я пытаюсь искупить свою вину перед всеми молодыми семьями Франции.
Бровки Ливи слегка сдвинулись:
-- О чём ты?
-- Да так, ни о чем…– Эмиль отвёл глаза и вновь вскинул их, почувствовав руку Оливии у себя на волосах.
-- Ты гнусный вымогатель…– она грустно улыбнулась.
Лидер «Чёрной луны» просиял:
-- Ну, разумеется, детка!!!

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 22:30 – …

Пару часов Леон бесцельно бродил по побережью. Наконец, половина одиннадцатого он вернулся к дому. Окна Оливии уже были темны.
"Спит,– подумал мужчина, но тёмная сторона сознания нашёптывала, что это не так.– Пикет наверняка остался ночевать… только вот в какой комнате?.. Нет! Бред! Ливи не станет… впрочем, женщина в таком состоянии может искать утешения… или вообще делать что-то на зло…"
-- Чё-ё-ёрт! Так недалеко и до сумасшествия!– процедил стратег КЯ.
-- Сеньор!– выходя на крыльцо, расплылся в улыбке Сальваторе.– То есть - Леон!
-- Сальве,– улыбнулся стратег, пожимая огромную лапищу негру.– Ты где был?
-- Я уезжал на несколько дней по делам… по просьбе сеньоры. Теперь вернулся.
-- А рад тебя видеть, дружище!
-- Я тоже, Леон… Увы, теперь это - редкость… жаль.
-- Хм… ну, теперь-то как раз будет наоборот,– с горечью в голосе отозвался стратег КЯ.
-- Почему?
-- Ты что, ещё не в курсе?
-- В курсе чего?– изумился негр.
-- Оливия сегодня развелась с Марко… а я этому очень поспособствовал,– Леон вновь бросил взгляд на окна спальни бывшей жены.– Теперь он в её глазах святая жертва, а я - исчадие ада… Да ещё этот Пикет!
Мужчина с досады заскрипел зубами.
-- А причём тут Пикет?– не понял Сальваторе.
Брови телохранителя грозно сошлись на переносице.
-- На его долю выпала роль утешителя…
-- Он утешит как же… от него у хозяйки всегда были одни неприятности…– Сальваторе тоже посмотрел на окна Оливии.
-- Как долго он прожил у вас в доме?
-- Это было так давно…но, кажется, около трёх месяцев, он был ранен…
-- У Райса, оказывается, было ангельское терпение,– пробурчал себе под нос стратег КЯ.
-- Обо мне сплетничаете?– выходя на крыльцо, поинтересовался Эмиль и достал сигарету.– Что-то ты похудел, Леон, бывшая жена плохо кормит?
-- С чего бы тут хорошо кормиться, когда стервятники стаями летают?
-- Стервятники любят падаль, ты в курсе?
Леон напрягся как струна:
-- Что ты имеешь в виду?
-- Подарить словарь?– нехорошо улыбнулся Пикет.
-- Сукин сын!– стратег КЯ рванул к Эмилю, ухватив того за загрудки рубашки.– Я тебя убью!
В руках лидера «Чёрной луны» блеснул кастет, которым Нольде наотмашь ударил противника. Леон с трудом удержался на ногах, встряхнув головой. На скуле выступила кровь, но это лишь подхлестнуло мужчину. Он вновь решительно двинулся на Нольде.
На шум драки выбежала Ливи.
-- Сальве! Немедленно останови их!– испугано вскричала женщина.
Увидев Оливию, Леон замер в нерешительности и пропустил ещё один удар кастетом, на этот раз точно в правую бровь. Мужчина упал навзничь.
-- Эмиль!!!– Ливи бросилась со ступенек вниз.– Ты спятил?!.. Убери свою игрушку!
Женщина склонилась над бывшем мужем. Тот, сцепив зубы, пытался не застонать. Всё его лицо было залито кровью.
-- Сальваторе, быстро вызови врача! Эмиль, помоги Леону подняться!– пресекая любые возражения, распорядилась Оливия.– Давай же!
-- Он первый полез!– заявил Пикет, недовольный тем, что его заставили помогать противнику.– Я лишь оборонялся!
-- Эм!
-- Ладно-ладно… молчу…

22 июля, четверг. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 23:00 – …

Леону помогли дойти до его комнаты (ибо сам он ничего не видел из-за крови на лице) и усадили на диван.
-- Доктор скоро приедет, сеньора,– объявил Сальве, появившись в дверях.
-- Принеси аптечку…
Телохранитель быстро вышел и уже вернулся спустя минуту с медицинским набором и большой чашкой с тёплой водой.
Оливия принялась осторожно стирать кровь с лица Леона. Недовольный этой картиной Эмиль демонстративно фыркнул и, скрестив руки на груди, отошёл к окну. Стратег КЯ, напротив, был доволен всем. Он согласился бы и на более тяжёлые травмы лишь бы чувствовать переживания и хлопоты Ливи, ощущать прикосновение её заботливых рук.
-- Ты можешь открыть глаза?– с волнением спросила Оливия, держа в ладонях лицо мужа.
Леон приоткрыл один глаз, второй никак не хотел поддаваться.
-- Лёд!.. Сальве, принеси лёд!– попросила Ливи, оглянувшись на Сальваторе.
Стратег КЯ с удовольствием втянул в себя аромат духов Оливии, мало обращая внимание на все её действия. На сердце стало спокойно: "Никакой примеси одеколона Пикета… Сукин сын всё наврал!..". К сожалению заботы женщины оборвало появление доктора.
-- Ого!.. Как это вас так угораздило?– поинтересовался врач, разглядывая рассечённую бровь пациента.
-- В море заплыл за буйки, наткнулся на грузовое судно,– пошутил Леон.
-- Полагаю, судно не выдержало столкновения…– усмехнулся доктор.– Ну, ничего. Сейчас я вас заштопаю и сможете вновь гоняться за кораблями.
-- Он сможет видеть?– с дрожью в голосе обратилась к врачу Оливия.– Глаз не повреждён?
-- Сосуды, конечно, полопались, но со временем это должно пройти… В добавок у него лёгкое сотрясение мозга.
Ливи бросили сердитый взгляд на Пикета, сидевшего на подоконнике, но тот лишь скептически возвёл глаза к потолку.
Наложив швы и оставив соответствующие инструкции, врач в сопровождении Сальваторе вышел из комнаты.
-- Как ты?– подходя к Леону, спросила Оливия.
-- Всё нормально…
Женщина недоверчиво покачала головой:
-- Доктор сказал, что тебе лучше полежать несколько дней…
-- Но я не чувствую головокружения,– попытался возразить стратег КЯ.
-- Всё равно… Ложись,– Ливи принялась расстёгивать пуговицы на запачканной кровью рубашке.– Я заберу одежду в стирку…
Пикет с изумлением наблюдал, как Оливия снимает с бывшего мужа рубашку, а тот безропотно слушается любого её движение, да ещё ловит при этом каждый её взгляд. Вот уж чего он точно никогда не научится понимать, так это женщин! Ну что за дурацкая манера: сначала жаловаться и устроить вселенскую трагедию, а потом снова начинать порхать и мило улыбаться? Это было выше его понимания и главное, сколько раз он уже так попадал? Эмиль тихонько рассмеялся.
-- Ты что?– Оливия повернула к нему голову.
-- Да вот смотрю на вас, радуюсь… «Не жизнь, а именины сердца!» - как говорит Тоша.
-- А ты вообще за то, что натворил, останешься здесь дежурить на ночь!
-- Зачем?!!– в один голос воскликнули оба мужчины (неизвестно ещё, кто из них перепугался больше).
-- Мало ли, что может случиться или понадобиться Леону…
-- Мне ничего не понадобится!– быстро заверил стратег КЯ.
Однако Ливи не собиралась принимать возражений. Она помогла мужу подняться на ноги, довела его до кровати и, стянув брюки, уложила под одеяло.
-- Спасибо,– прошептал Леон, с трудом совладав с дыханием.
Как же он желал, чтоб Нольде сейчас не было в комнате и чтоб Ливи хоть немного ещё посидела с ним, но… Оливия, собрав испачканную одежду и пожелав Леону спокойной ночи, ушла.
Пикет присел на диван и закурил сигарету.
-- Ты что, правда, собираешься здесь дежурить?– хмуро поинтересовался стратег КЯ.
-- Почему ты не оставишь её в покое?– не обращая внимание на вопрос Леона, спросил Эмиль.
-- Тебе-то какая печаль?
-- Забочусь о ней, если ты знаешь такое слово…
Стратег КЯ скептически усмехнулся и тут же поморщился от боли:
-- Это как же? Пытаясь утешить её, затащив в постель?
-- Тебе-то какая печаль?– вернул Леону его же фразу Пикет.
-- Если тебе это когда-нибудь удастся, я тебя пристрелю,– абсолютно ровным голосом ответил стратег КЯ.– А теперь проваливай, я хочу спать…
-- Как скажешь, дорогой,– Эмиль пружинисто поднялся с дивана и направился к выходу.– Можешь не провожать.

23 июля, пятница. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 08:00 – …

Оливия осторожно заглянула в спальню Леона. Пикета, конечно, тут не было. Женщина приблизилась к постели мужа, тот спал, тревожно подёргивая во сне зашитой бровью. Ливи поправила покрывало, осторожно проведя рукой по волосам мужчины.
Стратег КЯ приоткрыл глаза.
-- Я тебя разбудила? Прости,– виновато произнесла Оливия.
-- Нет-нет… Я уже выспался,– поспешил ответить Леон, ловя руку жены прежде, чем она успела отнять её от его головы.
-- У тебя сотрясение,– Ливи мягко высвободила свою руку и поправила одеяло стратега КЯ.– Ты должен много спать, чтобы поправиться. Чуть позже приедёт медсестра, сделать тебе укол. Эмиль умеет, он даже вызывался, но я решила, что ты вряд ли согласишься?
Оливия отошла от постели и принялась раскрывать шторы.
-- Да уж… спасибо,– скептически хмыкнул стратег КЯ.– Только укол-то зачем? Разве при сотрясении делают? Тем более, когда лёгкая форма…
-- Витамины для восстановления и успокаивающее, доктор так объяснил…
-- Ну, как скажешь,– согласился Леон, поднимаясь с постели и подходя к шкафу.
-- Ты куда это?– оторопела женщина.
-- То есть как куда?.. Встаю.
-- А постельный режим?!
-- Ливи, я ж не присмерти.
-- У тебя сотрясение мозга, Леон, с этим не шутят! Ты хочешь кровоизлияние? Или мне надо было попросить врача, чтобы он отвёз тебя в больницу и там обследовал?
-- Ли-иви, поверь, сотрясение просто звучит так страшно. В прошлый раз…
Глаза Оливи сузились:
-- Так был ещё и прошлый раз? Я сказала врачу, что это твоё первое сотрясение. Думаю, тебя всё-таки нужно отвезти в больницу…
Мужчина натянул брюки и, повернувшись, снисходительно посмотрел на жену:
-- Лив, я с сознательном состоянии лежал в больнице лишь раз - когда был парализован… Неужели ты думаешь, что какое-то сотрясение способно свалить меня с ног?
-- Леон, я же хочу как лучше!
-- Мне будет лучше, если я останусь дома с малышкой.
-- Но… но…– Оливия не находила слов, чтобы переубедить стратега КЯ,– хорошо, но тогда лежи здесь…
-- И что я буду тут делать?– мужчина пробежал взглядом по комнате.– Смотреть телевизор с утра до ночи?
-- Я буду приводить к тебе Сандринью… Но ты должен обещать, что ляжешь!
Леон хотел было возразить, но потом прикинул, что так он сможет видеть не только дочку, но и Оливию.
-- Ну, ладно… сегодня полежу,– нехотя согласился стратег КЯ, накинув рубашку.
Затем подошёл к кровати и начал заправлять покрывала.
-- Что ты делаешь?– не поняла Ливи.– Ты же согласился…
-- Согласился. Просто лежать буду поверх. У вас тут слишком жа…– Леон не договорил, почувствовав головокружение.
-- Леон?!– Оливия тут же оказалась возле мужчины, помогая ему опуститься на кровать.– Я же говорила, что тебе нельзя двигаться…
-- Я понял, понял,– стратег КЯ послушно улёгся на постель и закрыл глаза.– Так тебе нравится?
Ливи критично оглядела бывшего мужа:
-- Ты должен раздеться, я тебе не верю.
Глаза Леона тут же распахнулись, с обидой глядя на женщину:
-- Разве я когда-нибудь тебя обманывал?
Оливия качнула головой.
-- А разве ты можешь по-другому?– она протянула мужчине пульт.– Зато ты сможешь посмотреть с Сандриньей мультики. Правда, она пока мало что в них смыслит.
-- Зато тебе они, наверное, нравятся,– улыбнулся стратег КЯ.


23 июля, пятница. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 16:00 – …

Леон лежал на постели, лениво перебирая пальцами веточки винограда, выискивая среди них ягоды. В общем и целом он очень неплохо провел этот день и отдых был действительно приятен.
-- Приколись,– в его спальню без стука зашёл Пикет и, подойдя к телевизору, по которому шла какая-то программа из серии «Дискавери», переключил на новостной канал.
Там сообщалось, что в Израиле произошёл террористический акт, ответственность за который взял на себя Пустынный Берег. Сообщение сопровождалось видеороликом, где Камир Шиям самолично подтверждал это.
-- О чё-ё-ёрт…– выдохнул Леон, быстро поднимаясь с кровати и приникая к телевизору.
На заднем плане виднелся небольшой клочок драпировки (с весьма необычным рисунком). Стратег КЯ без труда узнал его. Сомнений быть не могло - видеосъёмка велась с одной из загородных вилл Шияма, где однажды побывал и Леон.
"Ну, всё!.. Ты мой!"– процедил про себя стратег, одолеваемый желанием немедленной мести.
Схватившись за сотовый, мужчина быстро набрал чей-то номер:
-- Машину к дому!.. Приготовить самолёт!
Пикет внимательно досмотрел репортаж, прикидывая в уме время и расстояние. Выбор места его озадачил: Шиям и палестинские проблемы Израиля не имели точек соприкосновения. Это было любопытно. Лидер ЧЛ с интересом посмотрел на засуетившегося Леона и ему снова стало интересно.
-- Леон, ты что делаешь?!– Оливия застыла на пороге комнаты с подносом в руках.– Ты обещал, что не будешь прыгать…
-- Извини, я должен срочно уехать,– стратег КЯ убрал мобильный, перекинул пиджак через руку и, выходя из комнаты, остановился перед женщиной.– Я скоро вернусь.
Ливи, поставив поднос на тумбочку возле двери, пожала плечами.
-- Как знаешь. Я на этом не настаиваю.
Леон, ещё раз взглянул на Оливию, словно запечатляя её образ. "Кто знает? Может и не вернусь никогда…– усмехнулся про себя стратег КЯ.– Главное - обезопасить её и Алекс!.."
Быстро отвернувшись, мужчина покинул комнату, решив перед дорогой на секундочку ещё заглянуть и к дочери.
-- Удачно,– Пикет подошёл к окну, глядя на отъезжающий автомобиль Леона.– Так значит, дорогая, ты не возражаешь, если я тебя ненадолго похищу?
Мужчина нащупал в кармане принимающее устройство, весело улыбнулся и повернулся к Оливии.
Она с беспокойством смотрела в сторону окна.
-- Ай, детка, забей на этого урода, поехали развлекаться…
-- Что-то случилось…
-- Ну, и что?– Эмиль пожал плечами и взял Оливию под руку.– Мы об этом тут же узнаем.
-- Ты уверен?
-- Я тебе гарантирую!– лидер Чёрной Луны потащил женщину из комнаты. – Да, и верни мне кастет, это Тошин, а он будет нудеть…
-- Зачем ты вообще у него забрал…
-- Чтоб не баловался.

23 июля, пятница. Тунис, загородная вилла лидера «Пустынного Берега», 17:15 – …

Отряд оперативников КЯ во главе с Леоном и Этьеном окружил загородную виллу Шияма. Нападение было настолько неожиданным, что боевики Пустынного Берега не смогли оказать хоть сколько-нибудь достойного сопротивления.
За четверть часа Красная Ячейка перестреляла всю охрану и ворвалась в особняк. Однако здесь уже практически не было людей Пустынного Берега.
-- Найти Шияма!– приказал Леон, первым бросаясь проверять подряд все двери.
-- Рассредоточиться по три человека!– рявкнул Шетардьё.
Краем глаза Этьен заметил тень, промелькнувшую в глубине бокового коридора. Не долго думая, мужчина рванул туда, но там уже никого не было. На всякий случай Тьен заглянул в ближайшие двери. Одна из них открылась в тот самый момент, когда он дёрнул за ручку. Дверь сильно ударила Шетардьё по лбу. Мужчина отпрянул, ухватившись за голову.
Первое, что он увидел, это ноги… красивые длинные ноги в изящных босоножках и юбке, едва доходящей до колен, затем - сногсшибательная фигура и…
-- Ба!.. Какого я вижу?– усмехнулся Этьен, поигрывая в руке пистолетом.– Что это ты тут делаешь, а?
-- Простите, мы разве знакомы?– высокомерно спросила Майори, глядя на мужчину сверху вниз, хотя была на голову его ниже.
-- О!.. У нас ещё и амнезия?.. Ну, тогда пошли прогуляемся до моего босса! Может его ты узнаешь быстрее!– Шетардьё указал дулом пистолета лестницу в конце коридора.– Двигай!

Леон отыскал Шияма в его кабинете вместе с Иштваном Сабо - лидером «Солдат Свободы». Камир с видом фараона восседал во главе стола, уверенный, что он неприкосновенен.
Стратег КЯ не дал ему даже рта раскрыть - пуля попала в плечо иранца, опрокинув его на пол вместе со стулом. Не обращая внимания на Сабо, застывшего возле балконной двери, Леон приблизился к лидеру Пустынного Берега.
-- Ну, вот мы и встретились…– на чистом фарси произнёс стратег КЯ, присаживаясь возле Камира на корточки.– Это тебе за Зигфрида.
Леон приставил дуло пистолета ко лбу Шияма.
-- А это за попытку убить леди Райс - не моргнув даже глазом, стратег КЯ надавил на спусковой крючок.– Ну, а за себя… я тебя прощаю.
Бездыханное тело распростёрлось у ног Леона.
-- Аминь, – Иштван оторвался от балконной двери и сделал несколько шагов в сторону дивана у стены.– Но ты проявил не любезность по отношению к нашему хозяину…
-- Не двигайся,– направляя на него пистолет, приказал стратег КЯ.
-- Сколько агрессии,– венгр остановился и развёл руки, показывая, что в них и под пиджаком ничего нет.– Мне только показалось или ты уже выпустил её на нашего иранского друга?
Иштван с некоторым сожалением взглянул на труп.
-- А какой был ковёр… теперь безнадёжно испорчен.
-- А ты что здесь делаешь?– беря себя в руки, своим обычным прохладным тоном поинтересовался Леон.
Однако ответа он не успел получить, дверь кабинета открылась и на пороге появились О’Тум и Этьен.
"Только этого не хватало! Чёрт!– мысленно выругался стратег КЯ.– Надо было пристрелить её в Англии!.. Неужели Сабо в курсе?.. Нет, она не могла сказать - знает, что за её жизнь тогда никто не поручится!.. И всё-таки Иштван и Майори - это настоящая гремучая смесь: в её постели раскрываются все «тайны мадридского двора», а он достаточно хитёр и умён, чтоб грамотно использовать эту информацию… Чёрт! Чёрт! Чёрт!"
Однако, несмотря на внутренние эмоции, лицо главного стратега КЯ по-прежнему осталось бесстрастно.
-- Да ещё в такой компании?– прибавил к своему вопросу Леон, переведя взгляд с ирландки снова на Иштвана.
-- Мы можем сесть?– Сабо протянул руку к Майори и, помогая женщине преодолеть по ковру расстояние до диванчика, посадил её.
-- Мне повторить вопрос?– стратег КЯ добавил раздражения в голосе.
-- Мы были в гостях у Шияма. Немного вынужденных, но в целом приятных и необременительных гостях.
-- Вынужденных?
-- Это будет наиболее подходящим словом. Темперамент Камира немного нарушил наши с Майори планы на отдых, пришлось уступить его уговорам. А как случилось так, что вы здесь?– Иштван с интересом перевёл взгляд с Леона на Этьена и обратно, в чёрных глазах мадьяра ничего не отражалось.– Да ещё с оружием…
-- Да вот долго звали Шияма в гости, а он всё никак не хотел принимать приглашение,– холодно улыбнулся стратег КЯ, обводя эту странную пару пронизывающим взглядом.– А я не люблю, когда мне отказывают…
-- Зато сам отказываешь с лёгкостью, верно?– вызывающе спросила О’Тум.
-- И в чём же заключалась цель визита?– не обращая внимания на реплику женщины, поинтересовался Леон.
-- Леон, что за допрос?– Иштван изобразил недовольство.– Неужели ты думаешь, я собираюсь рассказывать тебе о претензиях Шияма к «Солдатам свободы»? Вдруг у тебя тут же возникнут такие же…
-- Придётся рассказать.
-- Почему? Разве мы воюем? Или что-то не поделили. Признаться, я в недоумении…
-- Твое недоумение меня мало волнует,– ледяным тоном отозвался стратег КЯ.– А, скрывая что-то, ты вызываешь лишь подозрения.
На губах венгра появилась снисходительная спокойная улыбка:
-- По-моему, у тебя всё вызывает подозрения.
-- Я так понимаю, ты категорически отказываешься отвечать?– с нотками металла в голосе, уточнил Леон.– Да?
-- Я не хочу воевать с тобой,– Иштван смотрел с искренним сожалением.– Но это дела организации. Вернее двух: Пустынного берега и Солдат свободы. Не в моих интересах пускать в них кого бы то ни было… даже тебя, Леон.
Пререкаться дальше стратег КЯ не собирался. Многозначительным взглядом он указал Этьену на Сабо. Шетардьё приблизился к лидеру Солдат Свободы и кивнул на выход:
-- Идём.
Венгр поднялся на ноги и оглянулся на Леона:
-- А дама?
Майори дернулась в его сторону.
-- Дама пока останется со мной,– холодно откликнулся стратег КЯ.
Иштван наклонился и, выпрямившись, продемонстрировал дёрнувшемуся Шетардьё тонкую трость.
-- Не надо так нервничать, дорогой друг, бывают и «просто» движения,– саркастично улыбнулся венгр.

23 июля, пятница. Тунис, загородная вилла лидера «Пустынного Берега», 18:40 – …

Оставшись с Майори наедине, Леон приблизился к женщине, пронзив её сканирующим взглядом.
-- Что ты делаешь с Сабо?– жёстко спросил он.– Что ты ему говорила?
Майори с вызывающим видом откинулась на спинку дивана и, закинув ногу на ногу, достала сигареты.
-- Он тебе всё сказал.
-- А теперь я хочу послушать тебя. И если мне покажется, что ты врёшь, то…
-- То что?– яростно сверкнула глазами ирландка.– Неужели ты думаешь, что я не обезопасила себя после смерти Филиппа?!
Женщина резко поднялась с дивана.
-- Это ты теперь должен бояться меня!– О’Тум заносчиво вздёрнула подбородок.– Я знаю твою самую главную тайну! Не забывай об этом!
Леон одной рукой притянул к себе Майори за загрудки, убийственно сверкнув глазами:
-- Будешь меня шантажировать - твой труп найдут замороженным в Арктике.
-- Тебе лучше дружить со мной, Леон. Если ты хочешь, чтобы у твоей дочурки было хоть какое-то будущее.
-- Ты только о своём будущем тоже не забывай,– предупредил мужчина, отпуская Майори.
Та расплылась в лучезарной широкой улыбке:
-- Я всегда о нём помню, дорогой!
-- Что ж, я надеюсь, мы поняли друг друга…
-- Конечно…– Майори провела кончиками длинных ухоженных ногтей по рубашке мужчины.– Я всегда тебя понимала и любила угадывать желания…
В голосе ирландки появилась чувственная хрипотца.
Леон осторожно снял с себя руку О’Тум, натянуто улыбнувшись:
-- Кажется, теперь у тебя для угадываний есть Сабо.
-- А ты ревнуешь?– кокетливым тоном спросила Майори.
Стратег КЯ брезгливо рассмеялся, ничего не ответив, и ирландка решила снизойти до объяснений:
-- Иштван привлекательный мужчина, неглупый и хорошо понимает, что нужно женщине… а я так одинока последнее время…– Майори сделала шаг вперёд, вставая почти вплотную к Леону.
"Только этого не хватало!.."– процедил про себя мужчина, отодвигаясь от О’Тум на безопасное расстояние.
-- Заведи себе рыбок,– посоветовал мужчина,– а лучше удава…
Стратег КЯ развернулся, намереваясь покинуть комнату.
-- Леон…– окликнула его Майори, когда мужчина был почти у двери.
Он нехотя оглянулся.
-- Ты ведь не убьешь меня, правда?– попытка ирландки казаться беспомощной почти удалась.
Стратег КЯ ничего не сказал, быстро покинув комнату.
-- Ничего Леон,– сквозь зубы процедила ирландка.– Сам приползёшь ко мне!.. И будешь делать всё, что скажу!!!

В центральной гостиной стратега КЯ ждал Тьен, покручивая в руках трость Сабо. Леон мигом оценил обстановку: Иштван лежал на полу, очевидно безсознания, рядом стоял Шетардьё, делая вид, что он ни при чём.
-- Этьен?– вопросительно окликнул помощника стратег КЯ.
-- А я что?.. Он первый начал размахивать тростью!– оправдываясь, пробубнил Шетардьё.
-- Этьен,– уже более жёстко обратился Леон.
-- Я только спросил его о цели визита… очень вежливо!.. Правда!..
Вышедшая следом за Леоном Майори изумленно распахнула глаза и быстро склонилась над венгром.
-- Иштван!– позвала она, несколько раз стукнув мужчину по щекам.
Сабо тихо застонал и приподнялся на локтях. Чёрные глаза остановили взгляд на Шетардьё.
-- Интересный способ избегать неприятных вопросов,– мужчина потрогал уголок губ, куда пришёлся удар.
-- Каких вопросов?– Леон в свою очередь перевёл взгляд на Этьена.
Тьен угрожающе покачал тростью, глянув на венгра.
-- Голову ему напекло солнцем,– буркнул Шетардьё,– вот и несёт всякую ахинею!
В глазах стратега КЯ запряталась улыбка, едва успевшая появиться.
-- Что ж, полагаю, больше нам тут нечего делать,– сухо заключил он.
Иштван поднялся на ноги и протянул руку за тростью.
-- Я, надеюсь, мне вернут моё имущество?
Шетардьё одним движением переломил трость пополам и швырнул обломки к ногам венгра.
-- Бог велел делиться,– глянув в глаза помощника стратега КЯ, Сабо саркастично улыбнулся.– Но не стоит понимать это так буквально, Этьен…
Из полых половинок трости выкатился тонкий клинок и ткнулся в ботинок Иштвана. Опустив взгляд на испорченное оружие, тот с сожалением усмехнулся.
Рука Леона легла на плечо Шетардьё, словно босс желал успокоить своего помощника. Тьен взглянул в глаза стратега КЯ и медленно отвёл взор. Не говоря больше ни слова, оба мужчины быстро вышли из зала.

 

#26
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1403
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:
24 июля, суббота. Франция, Париж, 08:00 – …

У Пикета оказалось целых две «грандиозных» идеи. И ни от одной из них Оливия не была в восторге. Она пыталась разубедить своего друга лезть в бутылку, но похоже на лидера Чёрной Луны сейчас было повлиять не реально. Ливи даже попыталась пошутить, что ему бы снова жениться и завести детей и тогда он наконец-то успокоится на предмет переустройства этого мира. Но, получив в ответ мгновенную реакцию в виде предложения руки и сердца, больше эту тему не трогала.
Долохов был настроен не лучше Оливии, однако, весь его протест выражался в молчаливой замкнутости так не свойственной русскому, которая тут же разбивалась о неуемную энергичность Пикета.
-- Они сотрут тебя в порошок, - мрачно предрек стоящий у плиты Антон.
-- Ага, - Пикет залез носом в кастрюлю.
-- Нахрена тогда? – буркнул Долохов.
-- А как же счастье всем и пусть никто не уйдет обиженным? – стрельнул в его сторону глазами Эмиль.
-- Счастье… - Антона перекосило. – В гробу я видел такое счастье. Бессмертная жизнь под колпаком – я сейчас кончу от переизбытка счастливых чувств.
-- Тооооша, - лидер Чёрной Луны укоризненно качнул ложкой, с которой собирал зубами обжигающе горячие грибы. – С нами дама…
-- Я с ним согласна, Эм, подумай еще раз, что ты затеваешь. И это помимо неприятностей с Красной Ячейкой.
-- Согласна? – Нольде живо оглянулся. – Что, ты тоже сейчас кончишь?
Ливи, которая сидела за обеденным столом, вспыхнула: Эмиль умудрялся вспоминать о ее поле только когда это было в его интересах.
-- Пикет! – готовая взорваться начала было она.
-- Упс, мне сейчас, кажется, влетит…спокойней, друзья мои! Шею мне еще успеют свернуть оперативники КЯ, оставьте им хоть немного работы!
-- Ты ничуть не лучше своих безмозглых мальчишек! Но у тех хотя бы возраст!!! Извини, Антонин, ты единственный разумный человек среди этой братии…
-- Кто разумный? Этот маньяк?! – Пикет по-свойски обхватил Долохова за плечи. – Эх, детка, ты не видела его работы…
-- Не уводи разговор в сторону, - предостерегающе подняла руку Оливия. – Когда я соглашалась помочь, я думала речь идет только о медицинском эксперименте. Но это…
-- Ты боишься Леона? – напрямик спросил лидер Чёрной Луны.
-- А ты нет?
Пикет сделал вид, что задумался:
-- Тебе он ничего не сделает…
-- Насчет тебя сказать то же самое не могу, особенно, после того как ты умудрился второй раз разбить ему лицо. Кстати, ты вернул кастет?
-- Мой кастет? – Долохов тут же оживился. – Что с ним?
-- Да что с ним будет, лежит у меня в кармане.
-- Фигли ты его вообще утащил…
-- Чтоб не таскаться с тобой по утрам в жандармерию. Сомнительное удовольствие.
-- Хорошо, - не оставляла попыток женщина. – Оставим пока Леона в стороне…
-- Ооо, из твоих ли уст я это слышу…
-- Эмиииииль, - казалось еще немного и Оливия зарычит.
-- Да-да, я внимательно слушаю, - сияющие ярко-зеленые глаза, смеясь, смотрели на женщину.
-- Нет, это бесполезно, - вздохнула она и повернулась к Долохову. – Антон, может его связать и отдать на время в сумасшедший дом, чтобы он не навредил сам себе?
-- С радостью, - процедил тот сквозь зубы.
-- Никакого оптимизма и веры в победы… - сокрушенно покачал головой лидер ЧЛ.
-- Какой победы, Эм?! Ты ненормальный, послушай себя: ты хочешь обнародовать результаты эксперимента по клонированию и выращиванию человека в короткие сроки, восстановление прошлой памяти и генетически переданных характеристик, ты хочешь раскинуть вашу спутниковую сетку слежения на всю территорию вещания телевизионных спутников всех государств – чтобы эта информация была в свободном доступе и видна всем пользователям. Ты хочешь разрушить этот мир?
-- Почти.
-- Ты - псих!
-- Мне говорили.
-- Я отказываюсь помогать.

24 июля, суббота. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 12:00 – 17:10…

Вернувшись вчера около десяти вечера совершенно разбитым с постоянными приступами головокружения и тошноты, Леон проспал почти 14 часов к ряду. Его разбудил бой настенных часов, извещающих о полудне.
Сегодня стратег КЯ чувствовал себя значительно лучше. Наскоро умывшись и перекусив (завтрак ему принесли прямо в комнату), он отправился к Алекс.
Гувернантка девочки сообщила, что Оливия пока не заходила, поскольку вчера куда-то уехала с сеньором Нольде и с тех пор не возвращалась.
Леон печально усмехнулся, но, отогнав прочь мрачные мысли, занялся дочуркой: они вместе играли, ходили гулять, обедали. Днём мужчина самолично уложил ребёнка спать, правда, это оказалось сложнее, чем он думал, а вечером они пошли к побережью.
-- Ну, что, малышка? Тебе нравится море?– поинтересовался Леон, присаживаясь на раскалённые солнцем камни, чтобы немного отдохнуть.
Алекс внимательно смотрела на отца своими огромными голубыми глазами и улыбалась.
-- Жарко тут у вас… мне больше по душе снег,– продолжил мужчина.– Скажи: «снег»…
Девочка захлопала своими пушистыми ресницами и упрямо замотала головой. Она так была похожа в этот момент на Оливию, что у Леона сердце заполнилось какой-то щемящей радостью.
-- Снег - это очень красиво. Он падает белыми хлопьями с неба, оседает на всём, даря чистоту и сказочное ощущение… Если твоя мама будет не против, мы съездим в Норвегию. Я покажу тебя заснеженные вершины, покатаю на санках… Что скажешь? Хочешь посмотреть на снег?
-- С-ле-к…– невнятно повторила Алекс.
-- Ах, ты моя умничка любимая!..– Леон взял дочурку на руки, нежно обнимая и целуя.– Скажи ещё раз: «снег»!
-- Ма-ма…– пробормотала Сандринья, ткнув пальчиком в сторону, откуда они с Леоном пришли.
-- Да нет, мама, наверное, ещё не приехала… У неё дела. Твоя мама очень занятая деловая женщина, но она скоро вернётся к своей дочурке.
Алекс важно закивала головкой, словно бы поняла каждое слово.
-- Малышка моя… если б ты знала, как я счастлив!.. Это самый лучший день в моей жизни!
Внезапно на душе мужчины стало тревожно, в голове всплыли воспоминания о вчерашнем разговоре с Майори. «Тебе лучше дружить со мной, Леон. Если ты хочешь, чтобы у твоей дочурки было хоть какое-то будущее…» – вчерашние угрозы О’Тум не давали покоя стратегу КЯ.
-- Ничего, малыш… я никому не позволю тебя обидеть! Верь мне, Алекс! Чтобы ни случилось, я всегда буду защищать тебя и беречь от опасностей! Я люблю тебя, мой ангел…

24 июля, суббота. Франция, Париж, 18:00 – …

За Оливией захлопнулась входная дверь и Долохов покачал головой.
-- Ты странный сегодня был… я бы тоже предложил сдать тебя в психушку. Что за гон про разрушение мира?
-- Это не гон,– пожал плечами Пикет.– Фигурально выражаясь, я действительно хочу разрушить ту ситуацию, которая сложилась не без моего участия. Это чертовски опасная штука и мне не стыдно признаться, что я боюсь её последствий.
-- Так бы ей и сказал, она бы прониклась и помогла…
-- Я передумал её втягивать.
-- Да неужели, когда же это ты успел?..
-- Да вот только что, совсем из головы Леон выскочил, не сможет она за его спиной играть.
-- И к кому же ты обратишься за помощью?
-- К Сабо.
-- О-о-о, гениально, долго думал?
-- Брр, Тош, кончай, он нормальный мужик, с ним можно вести дела,– Пикет затушил сигарету в недопитом кофе и слез с табуретки.– Я пошёл ловить Оливию и извиняться, сегодня вряд ли вернусь. Давай, не шалите здесь без меня.
Мужчина, застегнув рубашку, вышел за дверь.

24 июля, суббота. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 21:45 – …

Проведя с Алекс весь день, Леон просто парил в облаках от счастья. Лично уложив дочурку спать и, дождавшись пока она уснёт, мужчина спустился в библиотеку. Сон никак не шёл, поэтому он решил немного почитать.
"Хорошо бы уговорить Оливию съездить в Норвегию,– подумал стратег КЯ, заваливаясь на диванчик.– Надоела эта жара!"
Внезапно размышления Леона прервал телефонный звонок.
-- Да?
-- У нас проблемы!– послышался хмурый голос Этьена.– Майори!.. Она потребовала 10 миллионов за какую-то информацию! Я сделал всё, что мог! Она тяжело ранила Рисса… она раскрыла план… И теперь требует выплаты до конца дня!.. Хочет видеть только тебя, без посредников!..
-- Что?..– Леон медленно поднялся на ноги.– И ты говоришь мне об этом только сейчас?! До конца дня ДВА ЧАСА!!!
Стратег КЯ сам не узнал свой голос, прорезавший тишину особняка громом.
-- Этьен, ты с ума сошёл?! Какого хрена ты делал целый день!
В трубке послышалось молчание.
Леон приложил руку ко лбу, пытаясь хоть немного успокоиться. Он прекрасно понимал, чем Майори решила его шантажировать.
-- Сколько ты можешь собрать в ближайший час?– холодно спросил стратег КЯ.
-- Мы не соберём столько наличных в десять вечера,– мрачно проронил Тьен.– Такие суммы не вынешь из оборота за пять минут… и банки все закрыты…
-- Сколько?!– проревел Леон.
-- Я свяжусь с Лерой… но вряд ли можно рассчитывать больше чем на 4 миллиона…
-- Где Майори?
-- В Риме.
-- Чтоб через час 4 миллиона были там!.. Чё-ё-ёрт! И приготовь самолёт, мать твою!
Леон быстро прервал соединение, набирая номер технической лаборатории.
-- Ричард, мне нужен телефон Майори О’Тум! Немедленно!
-- Пять сек!.. Угу, готово! Для соединения нажми «9»!
Стратег КЯ прекрасно понимал, что Майори вряд ли согласится на уступки, но попробовать стоило.
-- Алло?– послышался в трубке бархатистый голос ирландки.
-- Это Леон.
-- О, ты снизошёл до личного общения?.. Приятно.
-- Говорят, ты хочешь продать мне какую-то информацию? Как насчёт встречи завтра в Риме?
-- Завтра?– Майори иронично усмехнулась.– Нет, дорогой. Сегодня условия диктует леди… Твои верные гончие травили меня весь день. Пришла пора поменяться ролями. Информация продается только сегодня и только тебе лично… всего за 10 миллионов наличными. Полагаю, это даже дёшево, не правда ли?
-- А если я куплю у тебя эту информацию завтра за 15 миллионов?– предложил мужчина.
-- Не за 15, не за 20 и даже не за миллиард! Я не желаю больше обсуждать условия! Сегодня в отеле «Хилтон», номер 10! Ты приедешь один и привезёшь деньги!.. А если ты не выполнишь все условия или со мной что-нибудь случиться, то информация уйдёт сразу по дюжине различных каналов, оповещены будут все твои конкуренты…
В трубке послышались короткие гудки.
"Лера вытащит все деньги из ближайших подстанций, из остальных просто по времени не успеет. Чёрт! Это катастрофа!"– с ужасом подумал Леон, сжимая голову руками.
Под окнами послышался звук подъезжающего авто.
"Оливия?– мелькнула спасительная мысль.– Нет… Откуда у неё может быть 6 миллионов наличными ночью?.. Но может хоть часть найдёт?.."

24 июля, суббота. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 22:02 – …

Машина затормозила у подъезда особняка Оливии и Пикет развернулся с водительского сидения к женщине.
-- Доставил тебя в целости и сохранности, как и обещал,– на лице лидера ЧЛ играла немного виноватая улыбка.– Извини, что так дёрнул… и вообще, не сердись на меня, ладно, детка?
-- Только если ты передумаешь…
-- Я ещё раз подумаю, хорошо?
Голос Эмиля звучал так искренне, а Ливи хотелось верить в друга. Она наклонилась вперёд, касаясь губами его щеки:
-- Я в тебя верю… и что ты не наделаешь глупостей, тоже…
Пикет покладисто кивнул и улыбнулся - ну, чистый ангел. Как ни хорошо Оливия знала цену этой улыбке, в этот раз она почему-то поверила.
-- Твой благоверный,– глядя поверх её головы, произнёс мужчина.– Передавай ему мои наилучшие пожелания, а мне надо возвращаться.
Оливия оглянулась и увидела, стоящего в дверях Леона.
-- Значит мы договорились?– она снова смотрела на лидера ЧЛ.
-- Договорились,– Пикет подал ей сумочку и открыл автоматические замки машины.– Пока, детка, скоро увидимся.
-- Веди себя хорошо,– Ливи с облегчением улыбнулась и выбралась из автомобиля.
Отъехав от дома Оливии, Пикет достал мобильный и набрал номер лидера «Солдат свободы».
-- Привет… да это я, мне нужна твоя помощь.

Оливия медленно поднялась по ступенькам и собиралась пройти мимо бывшего мужа, однако, бросив на него быстрый взгляд, замерла на пороге.
-- Что случилось? Что-то с Алекс?!..
-- Нет-нет, она спит… Мне нужно шесть миллионов наличными в течение получаса,– безо всяких предисловий объявил Леон.– Завтра я тебе всё верну с процентами!
-- Шесть миллионов? Всего-то?– Оливия изумлённо повела бровью.– Полагаешь, я ношу их с собой в сумочке?
-- Лив, умоляю… у меня нет времени на пререкания…– голос стратега КЯ едва ни дрогнул.– Дай сколько сможешь найти… это вопрос жизни и смерти!
-- Чьей жизни?– внимательно взглянув на мужа, спросила женщина.
-- Бога ради не трать время… я всё объясню тебе потом…
Оливия, не оборачиваясь, прошла в дом, зная, что Леон последует за ней. Её мозг, взвинченный непрекращающейся двухдневной дискуссией, лихорадочно работал. Ливи зашла в кабинет и обернулась к бывшему мужу.
-- Я могу найти эти деньги…
Леон с трудом удержал вздох облегчения.
-- Но у меня одно условие…
-- Какое?– с готовностью отозвался мужчина.
-- Ты подпишешь отказ от родительских прав.
Леону показалось, что он ослышался.
-- Что?– переспросил мужчина ещё раз.
-- Отказ от родительских прав на Сандринью,– холодно повторила Оливия.
-- Нет… нет… Ты не можешь со мной так поступить,– едва ни взвыл от бессилия Леон.
-- Ну, ты же смог.
-- Но… но дочка живёт с тобой!.. Я никогда не давал бумагам хода!
-- Это не отменяет их существования.
-- Господи… Ливи, ради бога… Алекс - это всё, что у меня есть!
Прежде чем Оливия успела что-то ответить, раздалась трель мобильного Леона.
-- Что?– раздражённо ответил стратег КЯ.– Три с половиной?.. Лера! Достань где хочешь!.. В Риме живёт посол французской миссии! Разбуди его!.. Пускай возвращает долги!.. Да мне плевать, где он возьмёт эти деньги ночью! Пускай хоть банк грабит!
Леон отключил связь, дрожащей рукой убрав телефон в карман. Выхода не было: либо он отказывается от отцовства, либо жизнь маленькой Алекс будет в смертельной опасности.
-- Хорошо, я всё подпишу,– не глядя на Оливию, безжизненно-холодным голосом отозвался мужчина.
По коже Ливи пробежал мороз, когда она услышала тон, которым были сказаны эти слова, однако попыталась взять себя в руки.
-- Хорошо,– стараясь, чтобы её голос звучал как можно твёрже.– Тогда едем прямо сейчас к нотариусу.
-- Лииив,– простонал Леон.– У нас нет на это времени!
-- Мы всё успеем, деньги будут там же…
Женщина взяла со стола мобильный и набрала номер.
-- Дядя Альберто? Это Оливия,– проворковала она в трубку.– Не разбудила? Прости, пожалуйста, но мне нужно очень срочно приехать… Да твоя помощь… пропадаю…
Через минуту Ливи сложила телефон и посмотрела на Леона.
-- Поехали.
На улице их уже ждала машина с шофёром Леона.

24 июля, суббота. Сицилия, провинции Мессина, Теормина, 22:30 – …

Дядя Альберто, он же сеньор Конте и он же крестный отец палермской «coza nostra» имел много домов по всей Сицилии и материковой Италии, но вилла на Таормине была любимым местом отдыха в летнее время. Но отдыхать последние годы получалось всё меньше. Семья разрасталась и крепла, а все заботы были по-прежнему на его плечах. Единственный сын Альберто - Виго попал в аварию, после чего вот уже два года не вставал с инвалидного кресла, а две дочери хоть и имели мужей, но, по мнению Конте, оба зятя были людьми пустыми, недалёким и доверять им ведение дел он не собирался.
Поэтому отдыхать получалось нечасто и в эти редкие минуты Альберто приезжал в Теормину, чтобы насладиться покоем и красотой родного края. Он не очень любил, когда его тревожили в эти минуты, оставляя исключение только для самых близких родственников. В том числе для дочери своей любимой троюродной сестры по отцовской линии - Оливии. Родство по итальянским меркам достаточно тесное, хоть и не из близкого круга.
-- Как я понимаю, будем составлять документ?– поинтересовался Альберто, когда Оливия наскоро выпалили свою просьбу, начав с того, что её волновало больше всего - нотариуса.
Леон стремительно приблизился к его столу и, не говоря ни слова, взял лист бумаги и ручку. Поставив свою подпись внизу, он подошёл к Оливии и протянул лист.
-- Составите его без меня,– жёстко процедил стратег КЯ.– У меня нет больше ни минуты!
-- Весьма опрометчиво ставить подпись на чистом листе,– заметил Альберто,– так ведь можно и смертный приговор подписать…
-- Хм… это он и будет…– тихо проронил Ледяной ветер.
Оливия выдержала взгляд Леона и аккуратно убрала листок.
-- Дядя Альберто, мне очень нужны деньги.
-- Конечно, дорогая, сколько?
-- Шесть миллионов евро,– Ливи произнесла это так, словно просила деньги на карманные расходы.
Конти сложил руки домиком и внимательно посмотрел на двоюродную племянницу, тон его сделался деловым:
-- Это большие деньги.
-- Я знаю. И они нужны прямо сейчас, но я верну их через три дня, под проценты… Я очень прошу тебя.
Итальянец размышлял в течение нескольких минут, задумчиво разглядывая висящую за спинами Леона и Оливии картину. Стратег КЯ начал дёргаться, кидая нервные взгляды на часы. Он терял время. Ливи, сама этого не заметив, положила руку ему на локоть в попытке успокоить.
Движение племянницы не ускользнуло от Конти и его губы расплылись в мягкой улыбке:
-- Ну, что ты, дорогая… Мы же всё-таки одна семья! Бери без процентов! Кхе… а чемоданы вы приготовили под такую сумму, а?
Леон быстро кивнул:
-- Да у меня в авто.
Конти взял серебряный колокольчик со стола и позвонил в него. Тут же появился коренастый парень с длинными, перехваченными резинкой, волосами.
-- В машине сеньора,– Альберто взглядом указал на Леона,– чемоданы. Принеси их.
Юноша коротко кивнул и скрылся за дверью.
-- Зачем вам эти деньги я, разумеется, не спрашиваю, но, думаю, вы понимаете, что из страны их вывезти так просто не удастся?– Альберто Конте смотрел на Леона, поняв, для кого предназначен этот заём.
-- Деньги останутся в стране,– глухо отозвался мужчина.
Оливия бросила на него быстрый взгляд, в первый раз за вечер заинтересовавшись, куда Леон собирается тратить такую огромную сумму денег. Ей даже пришло в голову проследить за стратегом КЯ. Отогнав от себя глухой укор, что она не имеет на это никакого права, Ливи успокоила тем, что это её деньги.
-- Понятно,– Конте кивнул и позвонил в колокольчик.
На зов явилась молоденькая служанка.
-- Проводи сеньоров в гостиную, Малена, и предложи кофе,– он снова повернулся к Леону.– Деньги будут в течение 40 минут.
-- Сорок минут - это невозможно,– с трудом сдерживая голос, отозвался стратег КЯ.– Нельзя ли как-то ускорить процесс?
-- Мужчина с шестью миллионами в сумке может себе позволить слегка задержаться, - уклончиво отозвался Конте и кивнул служанке.
Малена проводила гостей в зал и удалилась, чтобы приготовить кофе.
Леон достал мобильный, быстро набирая номер.
-- Ричард, определи моё местонахождение и пришли сюда вертолёт,– жёстко приказал стратег КЯ.
Оливия опустилась в кресло и попыталась скрыть нервозность, которая передалась ей от бывшего мужа.
Малена принесла кофе и удалилась. Минуты шли. Леон метался по гостиной, похожий на раненого тигра в клетке. А у Ливи по-прежнему не поворачивался язык спросить у него, что же случилось. Женщина боялась, что его ответ заставит её отказаться от шантажа. А такого шанса могло больше не представиться… вообще никогда.
Часы отбили одиннадцать, когда в гостиную зашел Альберто Конте.
-- Ваши чемоданы у дверей, пора отправлять в путешествие,– объявил он и пошире распахнул дверь, демонстрируя стоящие у выхода сумки.

-- Мой шофёр отвезёт тебя домой,– бросил Оливии на ходу Леон, направляясь к вертолёту, уже ожидающему за воротами особняка.
Оливия проводила его взглядом и вернулась в дом. Ещё было нужно закончить дела с отказом.

24 июля, суббота. Италия, Рим, отель «Хилтон», 23:55 – …

В Риме всё сложилось более или менее удачно: Лера достала 4 миллиона и по времени Леон успевал в назначённое место.
Мужчина постучал в десятый номер и, не ожидая пока Майори откроет, прошёл внутрь. Носильщик вкатил вслед за Леоном тележку с чемоданами.
-- Леон?– на лице Майори было написано удивление, она бросила быстрый взгляд на часы и, взяв пульт, выключила телевизор.– Ты почти опоздал…
-- Только «почти»,– уточнил Леон и, дождавшись, когда носильщик выйдет, повернулся к О’Тум.– Ты хотела меня видеть?
-- Ну, разумеется,– Майори широко улыбнулась.– Я всегда хочу… тебя видеть. Однако…
Взгляд Леон потемнел, став похож на грозовые тучи:
-- Что ещё?
-- Ты проштрафился. Твои люди не давали мне сегодня житья!.. Эээ… это будет тебе стоить ещё сто тысяч…
-- Майори, ты обнаглела!
-- Но я добрая… Ты можешь их отработать… прямо сейчас!
-- Отработать? Боюсь, что плохо понимаю тебя, О’Тум. Тебе нужно поднести вещи до вокзала? Или вызвать такси?
-- Ле-еон,– женщина рассмеялась.– Что мне в тебе действительно нравится, так это как ты держишься королём, даже оказавшись в полной заднице.
-- Выражайся яснее.
-- Яснее? Хорошо,– Майори сделала несколько шагов и встала вплотную к Леону, глядя ему в глаза.– У меня бессонница и я готова простить тебе эти 100 000, если ты доставишь мне удовольствие…
Ирландка потянула рубашку Леона за пуговицу.
-- Вызови себе мальчика на прокат,– сухо процедил стратег КЯ.
-- Я не хочу мальчика… я хочу тебя,– капризно пробубнила О’Тум.
-- Мы так не договаривались.
-- А разве мы о чём-то договаривались?.. Я запамятовала…
-- Если я приставлю пистолет к твоему виску, это поможет тебе вспомнить?– холодно поинтересовался мужчина.
-- А если я сделаю это,– Майори немного отстранилась и развела полы халата, демонстрируя прекрасное тренированное тело.– Это тебе поможет вспомнить, как нам было хорошо вместе?
-- Ты себя переоцениваешь,– брезгливо скривил губы Леон.– Полагаю, наш разговор окончен… Деньги здесь. Если ты ещё раз посмеешь шантажировать меня, то смерть тебе покажется благом в сравнении с тем, что я с тобой сделаю. Прощай.
-- Сто тысяч, Леон,– резко остановила Майори, затем взглянула на часы.– У тебя сорок секунд, чтобы найти их, иначе… я позвоню, например, Сабо и поделюсь с ним радостью: что оказывается у нашего главного стратега КЯ есть замечательная дочурка… Или лучше позвонить брату Камира Шияма?
Внутри у Леона всё оборвалось, перед глазами поплыли тёмные круги.
-- Ты не посмеешь…– тихо прошептал мужчина.
-- Я?– Майори рассмеялась.– Для меня нет таких слов, Леон. Неужели ты так дорого ценишь свои услуги? Сто тысяч… подумать только, ни одна шлюха не берёт столько… Забавно, а наша милая итальяночка согласилась бы… Время почти истекло, дорогой.
-- Только посмей втянуть сюда Ливи и я лично порежу тебя на ленточки,– процедил сквозь зубы мужчина.
-- Па-бам!– торжественно протянула О’Тум, взглянув на часы, и взяла с журнального столика телефон.
Леон быстро подошёл к Майори, отбирая сотовый.
-- Только не в твоём номере,– холодно произнёс стратег КЯ.
Ирландка иронично рассмеялась:
-- Полагаешь, у меня тут кругом жучки и видеокамеры?.. По себе судишь?
-- Я сказал: не в твоём номере,– жёстко повторил мужчина.
-- Хорошо… иди выбирай любой!

О’Тум прошла в новый номер, брезгливо осматривая его.
-- Мог бы разориться и на люкс,– недовольно заметила она.
-- Ничего, для тебя и здесь сойдёт.
-- Ах ты, паршивый сукин сын,– сквозь натянутую улыбку процедила Майори,– ты собрался меня унижать всю дорогу?.. Нет, Леон, ты не в том положении!.. Пожалуй, тебе ещё придётся как следует попросить меня, чтоб я согласилась заниматься с тобой сексом!.. На колени, дорогой!
-- Что?– скептически хмыкнул стратег КЯ.
-- На колени! Я не шучу,– сурово процедила ирландка.
С полминуты мужчина стоял не шевелясь, словно парализованный. Один бог ведал, какие в этот момент боролись в нём чувства. Но… не произнося больше ни звука, он медленно опустился на колени.
Майори расхохоталась, торжествующе глядя на стратега КЯ, и протянула руку для поцелуя.
-- Ну же…– пальчики нетерпеливо подёргались перед носом Леона.– Ты забыл, как надо красиво укладывать женщину в постель?
Леон невероятным усилием воли приказал заткнуться своей гордости и просто выполнять любые требования О’Тум. Ему вдруг вспомнилась ситуация с Оливией и Филиппом: она спала с бывшем мужем, чтобы спасти его - Леона, теперь он делал тоже самое ради неё и дочери. "Злая ирония - всё повторяется с точностью до наоборот,– усмехнулся про себя стратег КЯ.– Теперь ты понимаешь Ливи, а она, если узнает, будет тебя ненавидеть…"
-- Ей, ты там не уснул часом?– поинтересовалась ирландка, видя, что мужчина не отрывает губ от её руки.
Майори отдернула свою руку и опустилась на кровать.
-- Помассируй мои ноги… я сегодня весь день на каблуках. Ненавижу эти орудия пыток…
Леон безропотно принялся разминать ступни женщины, глядя куда-то сквозь пространство. О’Тум пристально наблюдала за ним несколько минут, потом не выдержала и подобралась поближе к стратегу КЯ, опрокинув его на постель.
-- Думаешь, что не хочешь меня?– насмешливо спросила ирландка, опускаясь на бедра мужчины.– Сейчас я тебе докажу обратное!
Майори расстегнула рубашку Леона, спустила брюки и с озорными огоньками в глазах посмотрела на стратега КЯ.
-- Вряд ли твоя итальянская роза делала тебе когда-нибудь минет, верно?– снисходительно усмехнулась О’Тум.– Филипп рассказывал, что её и ножки-то раздвинуть приходилось сначала долго уговаривать!..

24 июля, суббота. Германия, Гамбург, частная резиденция, 23:55 – …

Пикет потер покрасневшие от усталости и напряжения глаза и, потянувшись за вином, поднял взгляд на внимательно наблюдавшего за ним Сабо. Нольде с трудом удерживался от того, чтобы не зевнуть.
Частые перелёты (его вечная фобия), прошлая бессонная ночь и очередной спор эмоционально вымотали его. Разговор с Сабо получился долгий и не очень приятный для Эмиля. Лидер «Чёрной луны» ненавидел просить об одолжениях вообще и конкретно этого человека в частности. А приходилось… Может Антон был прав и следовало подумать хорошенько, прежде чем обращаться к нему за помощью, Эм же просто пошёл по проторенной дорожке.
Сабо не стал его ни отговаривать, ни всплескивать руками, твердить, что Пикет сумасшедший и бычиться. Он только уточнил, зачем это нужно Эмилю, где интерес организации, а где лично его и согласился. Иногда, лидеру ЧЛ казалось, что венгра просто прикалывает сама идея, что у него ходят в должниках. При том, что в ответ он обычно не просил ничего сверхъестественного, дёргая Эмиля по пустякам. Может, это и настораживало недоверчивого русского – Антон невзлюбил лидера «Солдат свободы» с их первой встречи. Но до сих пор Сабо их ни разу не подводил.
-- Хорошо,– Иштван качнул головой из стороны в сторону.– Но я хочу знать подробности…
И Эмиль моргнул, получше фокусируя, расплывающийся в темноте взгляд. Он никак не мог привыкнуть к этой болгарской привычке Сабо: где мотать, где кивать – голова шла кругом, особенно, когда голова была не очень трезвой.
Но прежде чем он успел ответить затренькал звонок мобильного. Судя по мелодии, это была Оливия.
-- Да, детка,– Пикет не выдержал и зевнул.– Извини.
Ливи снова дёргалась из-за Леона. Кто бы сомневался. Эмилю пришлось вспомнить о своём обещании держать её в курсе. Вздохнув, он нащупал у себя в брюках принимающее устройство от маячка, который он повесил на стратега КЯ тем утром, когда сообщили о теракте Шияма. Там, наверное, уже записи на полную катушку. Если и осталось место на сегодняшний вечер то совсем чуть-чуть. Эмиль не стал вдаваться в эти подробности и пообещал перезвонить.
-- Ты не возражаешь?– достав устройство, спросил разрешение Пикет у хозяина дома.
Сабо слегка качнул бокалом, чтобы тот продолжал.
Эмиль вставил в ухо наушник и начал быструю перемотку – идти до компьютера, чтобы выводить картинку было долго и нудно, а Ливи всё было нужно здесь и сейчас.
Сначала всё было не интересно и обыденно: стратег КЯ распекал кого-то по телефону и Пикет перемотал запись. Потом что-то там чеканила Лера – её механический голос было невозможно спутать даже во время ускоренной перемотки, снова Леон заметно дёргающийся (уже интереснее), тишина, шум движения… Пикет снова ткнул пальцем наобум и чуть ни выронил устройство из рук.
Сабо сделал к нему резкое движение, но Эмиль знаками показал, что всё в порядке, вслушиваясь в звуки, которые раздавались у него в ушах. Не то, чтобы он слышал их впервые, но оказался несколько не готов к ним. Или он был конченным извращенцем или сейчас кому-то на другом конце провода делали минет. Причем, судя по стонам, делали весьма и весьма неплохо.

Леон вернулся в дом Оливии около 3-х ночи. Не зажигая света, он подошёл к окну, глядя на тёмные очертания сада. Постояв с минуту, мужчина зажёг настольную лампу, его взгляд упал на тонкую папку. Медленно, словно во сне, стратег КЯ раскрыл её, пробегая глазами содержимое.
-- Отказ от ребёнка… безотзывный,– тихо проронил Леон.– Кажется, сегодня тебя отымели все, кому не лень…
Мужчина устало посмотрел на папку и бросил её на стол.
-- Это копия, можешь оставить себе,– послышался из угла суровый голос Оливии.
Стратег КЯ не нашёл в себе силы даже, чтобы повернуться.
-- Мария собрала твои вещи, утром за тобой приедет такси. Тебе больше нечего делать в этом доме,– поднимаясь из кресла, проинформировала его женщина, направляясь к выходу из его комнаты.
-- Я не заставлю тебя ждать до утра,– покачал головой Леон.– Только…
Мужчина осторожно поймал проходящую мимо Оливию за локоть, та резко остановилась, брезгливо отдёрнув руку. Стратег КЯ вздрогнул, уставившись на женщину, сомнений не было - она уже знала о Майори. Но откуда?!
-- Пикет…– выдохнул Леон: "Ну, конечно… кто же ещё?.. И в каких, наверное, красках…".
-- Не трогай меня!– отрезала Ливи.
-- Извини…
Мужчина подошёл к тумбочке, достал из неё толстую кожаную папку и протянул Оливии.
-- Хотел вчера сделать подарок на свадьбу… нашу… Но раз случая больше не представится, нельзя, чтоб это попало кому-нибудь в руки… Здесь оригинал и все копии.
Леон взял свою сумку с дивана и, чуть усмехнувшись, сказал:
-- Передавай моё восхищение Нольде… Деньги тебе завтра… точнее - сегодня вернут… с процентами.
-- Я передам,– Оливия смотрела на стратега КЯ сухими воспаленно блестящими глазами.– Надеюсь, мы больше не увидимся. Прощай, Леон.
Застыв как изваяние, Ливи спокойно наблюдала за тем, как Леон уходит и перед глазами всё плыло и качалось.

Папка сгорела быстро, даже не успев нагреть своим теплом камин. Свернувшись калачиком на диванчике в гостиной, Оливия наблюдала за последними языками пламени, которые лениво ласкали железную решётку. Когда последняя огненная лента исчезла под ворохом пепла, Ливи моргнула и спрятала лицо в подушке. Внезапно она вскинула голову и уставилась на дверцу бара в углу комнаты.

Было начало шестого.
-- Проклятье, ты в курсе который час?– поднеся сотовый к уху Пикет даже не открыл глаза, а просто перевернулся с живота на спину.– Детка?..
Он с изумлением слушал всхлипы и бессмысленную чушь на том конце трубки.
-- Ты что, пьяная?..– сон как рукой сняло и мужчина сел на постели, запуская пятерню в волосы.– Маленький, ты что, сдурела?.. И из-за кого!
С минуту он слушал бессвязный лепет, прежде чем смог вычленить из него вопрос, а, вычленив, растерялся.
-- Откуда же я знаю… я вот не люблю…– отозвался он, но Оливию его ответ не устроил. – …Ну не знаю. Я консерватор. Мне нравятся женственные женщины и мужественные мужчины, гибриды не по моей части…– На другом конце трубки разразился новый поток слез, напугавший его:– Маленький, у тебя истерика, может, ещё выпьешь?– робко предложил лидер ЧЛ.
Послышалось бульканье. Судя по всему, Оливия решила последовать дружескому совету. Нольде зевнул, щурясь на стоящий на полке будильник.
-- А вообще,– сонно протянул он.– Дорогая, это тот самый случай, когда подойди к мужику и возьми его за яйца - 90 из 100 согласятся и пойдут. 10 откажутся - 5, из которых будут импотенты, 4 недавно излечившихся от какой-нибудь заразы и всё ещё напуганные… Вот это про твою подружку и её методы.
На том конце провода шмыгнули носом и уточнили про того единственного. Пикет рассмеялся и заявил, что последний будет педиком.

 

#27
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1403
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:
20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 07:00 – …

Леон по привычке поднялся половина седьмого, принял душ, наскоро позавтракал и начал собираться на подстанцию.
За окном стоял солнечный день - первый за последнюю дождливую неделю, поэтому настроение мужчины немного повысилось… если оно вообще способно было повысится, учитывая, что работа давно уже перестала приносить ему удовольствие.
Возле дома послышался резкий визг тормозов, как если бы неумелый или слишком торопливый водитель пытался сбросить скорость прямо перед тем, как резко повернуть к крыльцу.
Леон даже не успел среагировать, как спустя пару секунд дверной звонок разорвал тишину дома. Стратег КЯ вышел в холл как раз в тот момент, когда в дом ворвалась Оливия. Мужчина остолбенел, явно не ожидая её здесь увидеть.
-- Где моя дочь?!! Ты подлый мерзавец, клянусь, я убью тебя, если ты не вернёшь мне её!!!– едва увидев его, закричала женщина, накидываясь на стратег КЯ с кулаками.
Из раскрывшейся сумочки посыпались вещи и среди первых выпал револьвер, про который Ливи видимо в пылу забыла. Леон с трудом перехватил запястья Ливи, пытаясь удержать разъярённую женщину на расстоянии.
Охранник, он же дворецкий, не сумевший остановить вихрь по имени Оливия, опомнившись, бросился на помощь хозяину.
-- Не надо, Ганс! Мы сами!– предупредил действия охранника Леон.
В этот момент Ливи, что было сил, заехала бывшему мужу ногой по голени. Тот взвыл от боли, быстро выпустив руки женщины.
Оливия нагнулась к пистолету, но стратег КЯ опередил её - отпихнув оружие ботинком в сторону. В следующую секунду женщина почувствовала, как Леон завёл ей обе руки за спину и потащил в ближайшую комнату.
Мужчина с трудом вволок сопротивляющуюся и посылающую в его адрес проклятия на итальянском Ливи в библиотеку и силой усадил на диван. Однако та, видимо, была в истерике и стратег КЯ никак не мог понять, чего от него хотят.
Попробовав начать с уговоров, Леон быстро бросил это пустое занятие и пару раз сильно ударил Оливию по щекам.
-- Успокойся!– приказал мужчина.– И говори, что тебе нужно?
На Леона уставилась пара горящих безумием глаз. Вместо ответа Ливи снова дёрнулась к нему, явно собираясь добраться до его лица или всего, что попадётся под её руки и ногти. Стратег КЯ, увернувшись, снова ловко перехватил её запястья и больно сжал их.
-- Говори!– приказал он, слегка тряхнув женщину.– Ну же, или я выкину тебя из моего дома!
-- Ты…– слова довались женщине с трудом, было такое ощущение, словно она очень долго молчала и почти забыла как это - говорить.– Верни мне Сандринью!
-- Вернуть? О чём ты…
-- Не притворяйся!!! Ты украл её! Выкрал из дома!– из огромных глаз Оливии покатились слёзы.– Леон… я умоляю тебя… верни мне дочь… прошу…
Мужчина застыл словно парализованный, с ужасом смотря на бывшую жену.
-- Алекс… п-похитили?..– едва ни задохнувшись, выдавил стратег КЯ.– Ты что несёшь?!
-- Отдай мне дочь!– простонала Ливи.
-- Господи… этого не может быть,– отступая от Оливии на несколько шагов, прошептал мужчина.
Леон быстро набрал чей-то телефон.
-- Дайте мне срочно кого-нибудь из группы Z4!– прорычал он.– Нет связи?!.. Посмотрите через навигатор картинку!.. Что?! Убиты?!.. Все?!
Сердце стратега КЯ ухнуло в пятки. Группа, которую он оставил следить за домом Оливии (ещё после покушения на неё в Канаде) была вся уничтожена.
Леон растерянно опустил сотовый.
-- Майори!– догадался он.– Дрянь! Ты мне ответишь за это!
Мужчина принялся набирать номер О’Тум.
Всё это время Оливия сидела на диванчике, обхватив себя руками, и раскачиваясь из стороны сторону. Из всех лихорадочных действий предпринятых Леоном она поняла только то, что девочки у него нет, похитители не известны и её ребёнок пропал, и совершенно не ясно, где его искать.
Оливии показалось, что она умирает. Не в силах расцепить руки она, как сидела, обняв себя, так же и наклонилась вперёд, утыкаясь лицом в колени. Плечи женщины мелко дрожали. Что она пережила за это утро, Ливи не желала никому.
Майори, наконец, ответила (совершенно заспанным голосом):
-- Алло…
-- Где мой ребёнок, сука?!– зашипел в трубку стратег КЯ.– Кому ты сказала?!
-- И тебе доброе утро, Леон…
-- Мою дочь похитили! Никто кроме тебя не знал!.. Если через пять секунд ты не скажешь, кто - я высылаю к тебе группу оперативников!
-- Я не понимаю, о чём ты говоришь…
-- Четыре!
-- Леон, я здесь не причём!
-- Три!
-- Подожди,– послышался дрожащий голос О’Тум.
-- Два!
-- Иштван! Это Иштван!.. Но я клянусь, я случайно… я не собиралась ему рассказывать…
Леон не стал дослушивать, отключив связь и набирая уже номер Сабо.
Оливия подняла голову, с надеждой вслушиваясь в телефонные переговоры Леона.
Сабо долго не брал трубку и когда, наконец, ответил голос, его звучал устало.
-- Я слушаю…
-- Нет, это я слушаю, Иштван,– ледяным тоном, произнёс стратег КЯ.– Где моя дочь?
-- Какая дочь?
-- Та, про которую тебе поведала Майори. Не вздумай отпираться, что она не у тебя… Я не собираюсь играть с тобой в игры. Говори, что тебе надо.
Голос Леона звучал спокойно, но внутри мужчину просто трясло от страха за дочь.
-- Женщины удивительно болтливые существа,– всё так же устало отозвался Сабо.– Особенно некоторые из них.
-- Что. Тебе. Нужно.
Ливи оживилась и привстала с дивана, поняв, что Леон нашёл похитителей.
-- Ничего особенно, Леон. Мои файлы по Соединенным Штатам, выкраденные твоими людьми и…– на том конце провода произошла небольшая заминка,– …пересмотр результатов последней конференции по делу Колосса. А в целом это отдельный разговор. Пока подумай, позже снова поговорим.
Леону показалось, что голос Сабо звучал как-то не твёрдо. Словно он не был готов к беседе. В трубке раздались короткие гудки.
Стратег КЯ вновь набрал Иштвана, но номер оказался недоступен.
-- Где она?!.. Что с ней?!– подлетев к мужчине и дёргая его за рукав, задыхаясь, выпалила Оливия.– С ней всё в порядке?!..
Ничего не ответив и отдёрнув руку с телефоном, Леон набрал техническую лабораторию.
-- Дайте Ричарда! Быстро!.. Ричард, пробегитесь навигатором по всем домам Иштвана Сабо,– распорядился стратег КЯ,– поставьте уловитель на все его телефонные номера! Найдите его!
Леон прервал связь, наконец, взглянув в бледное лицо Оливии.
-- Где она?– выдохнула женщина, с надеждой глядя в лицо бывшего мужа.– Ты ведь спасёшь её, правда?
Стратег КЯ медленно кивнул, не отрывая тёмного взора от глаз Ливи.
-- Я сделаю всё…

20 сентября, понедельник. Франция, Тулуза, частная резиденция, 07:00 – …

Сабо, закрыв глаза, устало помассировал переносицу. Всё получилось слишком быстро. Это был его просчет - он не думал, что Майори так легко будет высчитать и расколоть. Чёрт, он считал, она умнее. Переоценил союзника, что может быть бездарнее?
Венгр присел на корточки возле играющей в кубики малышки и помог ей установить конус на верху пирамидки. Ребёнок радостно рассмеялся.
-- Эмиль-Эмиль, втянул ты меня,- лидер «Солдат свободы» протянул Александре очередной кубик, который она швырнула в старательно выстроенную стенку - хлипкая конструкция пошатнулась и рухнула.– Н-да, наследственность на лицо.
На столе зазвонил стационарный телефон. Иштван поднялся на ноги и взял трубку.
-- Всё отлично, они активировали спутник на полную мощность и мы его хакнули!– раздался в трубке звонкий голос Пикета.– А они даже не заметили, там какой-то грандиозный переполох…
Сабо мрачно усмехнулся:
-- Надо думать.
-- Что ты им устроил?– лидер ЧЛ весело смеялся, одновременно переговариваясь с кем-то рядом с собой на французском.
-- Вечером расскажу. У вас есть возможность прикрыть от спутника моих людей?
-- Нет вопросов, будем давать ложные картинки, а как долго? Нам нельзя, чтобы это особо бросалось в глаза. Система не должна сбоить.
-- Хорошо, делайте, что можете.

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 08:00 – …

Леон сел за стол, положив перед собой руки и покручивая карандаш.
-- Почему ты ничего не делаешь?– в отчаянье спросила Ливи.
-- Я думаю…
-- О чём ты думаешь?! Отдай Сабо, что он просит!– потребовала Оливия.
-- Сабо - не Майори! От него десятью миллионами не откупишься!– яростно сверкнул глазами мужчина.
-- Какая разница сколько? Хоть сто!– женщина вскочила с диванчика.– Что он хочет?!
-- С меня информацию, с тебя - Латинскую Америку…
Ливи на секунду оторопела, но только на секунду.
-- Ну, так отдай ему всё!– выпалила она, метнувшись к столу.– Отдай! Слышишь?!
-- Лив! Заткнись!– процедил Леон, поднимаясь со своего места.– Ты что, не понимаешь, что происходит?!.. Сабо знает, что как только он вернёт нам ребёнка, я его убью! Он не остановится! После этого он потребует ещё и ещё… и так до тех пор, пока ни сотрёт нас в порошок, чтобы уж точно ему НИЧТО не угрожало!
Оливия побледнела:
-- Что же тогда… Если мы не выполним его требования - он может… он может что-то сделать Сандринье! Ты этого хочешь?! Мы должны исполнить его требования, а потом уже думать!!!
-- Мы всё исполним,– резко оборвал мужчина.– Но и себя обезопасим!
-- Господи, Леон… ты погубишь нашего ребёнка!..
-- Прекрати истерики! Ты позволила нашего ребёнка похитить!.. И смеешь предъявлять претензии, когда я пытаюсь его спасти!
-- Да как ты смеешь!!! Если бы не твои делишки с Сабо, её никогда бы не похитили! Из-за тебя наша дочь в постоянной опасности!
-- Раньше надо было думать, от кого детей заводить!– в гневе прошипел Леон.– Я тебя предупреждал!
-- Да, я помню, ты никогда не хотел этого ребё…
Оливия не успела закончить фразу - мужчина со всего размаха, ударил её по лицу. Не удержавшись на ногах, Ливи шлёпнулась обратно на диван.
-- Не смей так говорить!.. Я люблю Алекс не меньше тебя! Если б ты не выгнала меня из дома, я бы обеспечил ей нормальную охрану!
Оливия отвела руку от горящей огнём щеки и, без страха глянув в глаза стратега КЯ, с ненавистью процедила:
-- Если бы ты не шлялся и не выбалтывал свои секреты тебя бы никто из дома не выгнал!
Кровь ударила стратегу КЯ в голову:
-- Будь у меня нормальная жена - не приходилось бы шляться.
-- Так заведи себе! Что ж ты не женишься на своей болтливой шлюшке, вы друг друга стоите!
-- Меня всегда поражала твоя проницательность, Лив!– пробирающим до костей холодным голосом выдавил Леон.– То, что твой Пикет выдирает информацию из контекста - я всегда знал, но что ты веришь каждому его слову… Чё-ё-ёрт!.. Нельзя же быть такой глупой! Иногда мне кажется, что в тебе нет ни капли здравого смысла! Ты знала, что я ненавижу Майори, но с лёгкостью поверила Пикету, что я шлялся к ней на свидания! Ты - дура!
-- Да,– кивнула Оливия,– конечно, я дура. Потому что мне надо было послушать, когда меня с самого начала предупреждали держаться от тебя подальше. Куда уж мне тягаться умом с великим и могучим стратегом КЯ, который: тут любит - здесь не любит, тут трахает - здесь детей воспитывает!!! Да, я верю Пикету, ему незачем меня обманывать, а ты хоть бы не светился так откровенно.
Начавшийся на повышенных тонах голос Ливи леденел с каждым словом, похрустывая льдинками к концу.
-- Я ни в чём не виноват!.. Мне нечего скрывать! Майори узнала, что у нас ребёнок не от меня! Если ты забыла, твоя так называемая подруга, видела ребёнка у тебя дома… той злосчастной осенью, когда объявился Филипп!.. Я лишь пытался заткнуть ей рот!
-- Как?!! Переспав с ней?!!
Леон злобно скрипнул зубами:
-- У меня был выбор… или я, или ты!.. Видимо, нужно было прислать тебя к ней!!!
Глаза Оливии изумлённо расширились.
-- Ты… ты что несёшь?! Ты ненормальный!
-- Не веришь мне - спроси у своего драгоценного Пикета! А за одно поинтересуйся, почему он тебе рассказал только о том, что я был с Майори?!.. Почему пропустил выкуп в 10 миллионов, которые я должен был отыскать всего за два часа?! Почему не поведал, что Майори угрожала рассказать о ребёнке брату Шияма, которого я убил накануне?!
-- Хм, дай подумать. Я хорошо знаю логику Эмиля. Думаю, как и ты, он решил, что секс с Майори был наивысшим достижением в тот день. Было, что отметить. Поздравляю.
-- Ну, конечно!.. Когда ты спала с Филиппом - это было из благородных побуждений! Самопожертвование!.. А я с Майори - исключительно из похоти!.. Да пошла ты...
-- О, конечно, пойду! Не сомневайся!.. Хотя, конечно, я ценю твою жертву: Майори, наверное, нелегко было тебя связать…
Леону показалось, что его ударили под дых. Стало тяжело дышать и почему-то жутко закололо в груди.

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 08:50 – …

Ливи достала свой сотовый, набирая номер Сабо (сначала один, затем другой). Наконец, Иштван ответил.
-- Забирай Латинскую Америку! Верни мне дочь!– выпалила в трубку Оливия.
-- О! Леди Райс!.. Вы очень благоразумны, благодарю…– послышался ответ Иштвана.– Если вы ещё и отца вашей малютки уговорите… кх… быть благоразумным, то… мы поладим.
В трубке послышались короткие гудки.
-- Он вернёт Сандринью!– указывая на телефон, словно это было главное доказательство, вскричала Ливи.– Отдай ему то, что он просит!
Леон не стал дослушивать, связываясь с технической лабораторией:
-- Ричард! Ты засёк его?.. Он только что говорил с Оливией!
-- Не могу! Тут твориться что-то не понятное!.. Каждые полминуты разные данные! Словно спутник сошёл с ума или…
-- Что или?!
-- Или им кто-то управляет,– выдвинул версию Ричард.
-- Управляет?! Но доступ к навигатору только у нас и у…– Леон оборвал себя на полуслове, уставившись на Оливию,– …и у Нольде…
-- Я попробую проверить.
Ливи вздрогнула, неуютно поёжившись.
-- А ну, звони Пикету,– ледяным тоном приказал стратег КЯ.– Живо!
-- Эмиль не может иметь к этому никакого отношения!!!– возмущённо выпалила Оливия.
-- Этот? Этот может всё, что хочет,– процедил Леон.
-- Он бы никогда не сделал ничего, что повредило бы Сандре! Он - её крестный!
-- Спутники не сходят сами по себе с ума, им помогают,– отрезал стратег КЯ.– Звони.
-- Спутник?– Оливия вздрогнула и побледнела.
Женщина с ужасом вспомнила о последней затее Пикета. Неужели всё могло так чудовищно совпасть? Даже если лидер ЧЛ не имел никакого отношения к похищению Сандриньи (а в этом Оливия ни капли не сомневалась), то он вполне мог уже начать воплощать свой план и если Леон его на этом поймает…
Негнущимися пальцами Ливи набрала номер своего друга.
-- Я слушаю, детка,– голос в трубке звучал крайне жизнерадостно.
-- Спроси у него, где Сабо,– тихо потребовал Леон.
-- Эм…– Оливия с трудом совладала с голосом,– Эм… ты случайно не знаешь, где сейчас Иштван Сабо?
-- Почему случайно?– по тону Пикета было понятно, что он улыбается.– Вовсе и не случайно!.. Он в Тулузе. А что это тебе от него понадобилось, а? Сознавайся…
-- Мне нужно с ним срочно поговорить… Я потом тебе перезвоню, ладно?
-- Оки, звони,– Пикет отключился и Оливия подняла глаза на Леона.
-- Эмиль сказал, что Сабо в Тулузе.
-- Замечательно,– усмехнулся стратег КЯ,– Сабо похитил дочь, а Нольде помогает спрятать Сабо! Ты умеешь выбирать друзей, Оливия!
-- Я уверена, что…
-- Лив! Мне надоело слушать эти оправдания в адрес Пикета!.. Если он такой большой твой друг, то пусть поможет тебе! Или хотя бы не мешает мне!
Прежде чем ответить, Ливи снова запнулась, проглотив возражения. Если Пикет действительно что-то мудрит со спутником, то он волей - не волей помогает укрыться Сабо от Леона.
-- Он не будет мешать…– быстро взглянув на стратега КЯ, женщина вышла в холл и собрала свои разбросанные по полу вещи.
Подняв сотовый, Оливия снова набрала номер Пикета.
-- Ливи, ты прям не можешь без меня,– услышала она смеющийся голос лидера Чёрной луны.
-- Эм… Сандринью похитили…
-- Что?!
-- Да, Иштван Сабо… Леон пытается найти его, но спутник… с ним что-то не так,– женщина запнулась, оглянувшись на дверь за который был стратег КЯ.– Если ты в курсе… Эм?
В трубке висело тяжёлое молчание.
-- Я перезвоню, Лив,– коротко бросил Пикет отключаясь.

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 10:00 – …

Леон прервал связь с технической лабораторий, там до сих пор не разобрались в чём дело. Ожидание становилось невыносимо.
Мужчина ослабил галстук, расстегнув верхние пуговицы рубашки. Сердце жутко ныло, не давая покоя.
-- Есть какие-нибудь новости?– Оливия стояла на пороге комнате, от её взгляда не укрылось жуткое состояние, в котором был стратег КЯ.
Она с трудом заставила себя остаться на месте вместо того, чтобы подойти и дотронуться до бывшего мужа.
В ответ Леон лишь отрицательно покачал головой.

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, квартира Пикета, 10:00 – …

Пикет отшвырнул телефонную трубку в сторону. Как он и думал, Сабо отказался идти на попятный. Злой взгляд остановился на компьютере.
-- Проклятье…– мужчина замысловато выругался, раздираемый надвое данным словом, ответственностью и преданностью другу.
Он ненавидел делать выбор. Ненавидел, когда обстоятельства вынуждали его быть честным. Против его собственной воли.
Мужчина тряхнул головой и снова потянулся за телефоном.
-- Бах? Долохова дай…– в трубке возникла минутная заминка, в течение которой Эмиль думал о том, что он делает.– Тош, сворачивайтесь, оставляйте там маячок… Сабо?.. пусть разбирается дальше сам.
Следующий был номер Оливии.
-- Ливи, Сабо сейчас по дороге к границе с Италией. У «Солдат» есть небольшая база в горах. Он движется туда. Ребёнок с ним.

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 10:10 – …

Оливия, выслушав Пикета, посмотрела на бывшего мужа, тут же передав ему полученную информацию.
Леон принялся звонить по разным номерам, требуя, чтобы ему приготовили два вертолёта, группу захвата и прикрытия.
-- Ричард,– связываясь с технической лабораторий, обратился стратег КЯ,– сделай мне встроенную в ноутбук точечную бомбу, чтобы срабатывала при неправильном вводе последнего символа кода для перекачивании информации… Отправь вместе с Этьеном не позднее, чем через сорок минут.
В завершении Леон велел приехать к нему в дом группу подрывников.
Мужчина отключил связь, переводя дух и потирая грудь в области сердца.
-- Бомбу? Зачем тебе бомба…– с нарастающей тревогой Оливия смотрела на это неосознанное движение стратега КЯ.
Она не хотела переживать за Леона, но это происходило помимо её воли.
Стратег КЯ бросил на неё быстрый взгляд и отвернулся, набирая что-то на компьютере.
-- Леон, а если рядом будет Сандринья… Ты же не знаешь, где держит её Сабо…
-- Во-первых, раз твой друг перестал нам вредить, то скоро узнаю. А во-вторых,– мужчина оторвал взгляд от дисплея,– я не собираюсь ничего взрывать, если не буду знать, что Алекс в безопасности… Можешь не верить, но жизнь дочери для меня важнее всего.
-- Я хочу поехать с тобой,– твёрдо сказала женщина.
-- Нет.
-- Леон, это и моя дочь тоже, я поеду!
-- Лив! Ты мне будешь мешать!
-- Почему?!
-- Почему-почему?!– рассердился мужчина.– Не хватало мне помимо Алекс, ещё и за тебя волноваться!.. Не поедешь!
-- Я не буду сидеть здесь и ждать новостей! Я сойду с ума… и не нужно за меня волноваться, я вполне способна сама позаботиться о себе.
-- Куда ты поедешь?! С кем я тебя там оставлю?! С оперативной группой? С группой прикрытия?..
Леон с досады ударил по столу.
-- И что тебя в этом смущает?– Оливия с каменным лицом скрестила руки на груди.
-- Всё! Делай, что хочешь,– сдался Леон, разводя руки в стороны.
Ливи удовлетворенно кивнула:
-- Отлично. Когда мы едем?
-- Я еду, как только всё будет готово, когда едешь ты - я не имею ни малейшего представления,– отрезал стратег КЯ, захлопывая книжку ноутбука.
-- Леон, прекрати! Сколько можно пререкаться, хоть бы ты и считал, что от меня мало толку, но я хочу только помочь!
-- От меня-то ты чего хочешь?.. Чтоб я подыскал тебе место в вертолёте, потом сказал, где находиться во время переговоров?.. Потом, куда лететь с ребёнком?!.. Ты сказала, что способна о себе позаботиться - вот и заботься!

20 сентября, понедельник. Франция, Париж, загородный дом Леона, 11:00 – …

Около одиннадцати прибыл Этьен. Разыскав босса в библиотеке вместе с Оливией, Шетардьё вытащил из сумки ноутбук, ставя перед стратегом КЯ и протягивая карточку с кодом.
-- Вот. Как просил,– принялся пояснять Тьен, слегка покосившись на женщину, словно желал убедиться, что она не подслушивает,– если вводить код с карточки, то при передаче данных произойдёт взрыв… если после кода поставишь «пробел», то скачивание пройдёт нормально.
-- Группы готовы? Проинструктированы? Местность проверена?
-- Обижаешь!– хмуро повёл бровью Этьен.– Всё готово, можем лететь в любую минуту.
-- Сапёров привёз? Мне надо с ними поговорить…
-- Угу, сейчас позову.
-- Привет,– прислонившись к двери, стоял Пикет.
-- Как ты сюда попал?– нахмурился Леон.
Лидер ЧЛ неопределенно повёл плечами и оторвался от косяка.
-- Заскочил по дороге, узнать новости,– мужчина посмотрел на Оливию и снова опустил взгляд.
-- Новостей нет.
-- Сабо объявлялся?
-- Нет пока.
-- Я могу поговорить с ним,– после нескольких секунд молчания Пикет поднял глаза на стратега КЯ.– Если он отдаст ребёнка, ты гарантируешь его безопасность?
-- Лучше позаботься о своей безопасности, пока я слишком занят Сабо, чтобы разбираться с тобой,– холодно произнёс Ледяной ветер.
-- Леон, а может попробовать…– осторожно подала голос Оливия.
-- Чтобы через полгода какой-нибудь новый Сабо снова похитил моего ребёнка?!.. Да я спущу с него живого шкуру и повешу на триумфальной арке, чтоб впредь никто и никогда не смел даже косо смотреть в сторону моей семьи!
-- Ты можешь это сделать позже… не рискуя дочерью,– отозвался лидер ЧЛ.
-- Слово дал, слово взял - наш метод, да, Эмиль?– усмешка Леона не предвещала Нольде ничего хорошего.
-- Почему бы нет,– тот пожал плечами.
-- Потому что я - не ты. Проваливай отсюда. У меня нет никаких гарантий, что ты не шпионишь сейчас для Сабо!.. Ты уже один раз сегодня ему помогал, не думай, что я забуду это…
Во взгляде стратега КЯ сквозила неприкрытая угроза. Пристрелить сейчас Пикета ему мешало лишь присутствие Оливии.
Взгляд Пикета потемнел.
-- Разберёшься с Сабо - милости прошу. Я предлагал помощь не стратегу КЯ, а отцу похищенного ребёнка.
В несколько шагов преодолев расстояние до диванчика, на котором сидела Оливия, Эмиль опустился рядом с ней на корточки и взял руки женщины в свои.
-- Прости, детка,– прошептал он, касаясь губами, раскрытых ладошек.– Я не знал. С ней всё будет хорошо…
Оливия судорожно кивнула, долго сдерживаемые слёзы были готовы вот-вот вырваться наружу.
Прижав напоследок холодные руки Ливи к своим щекам, Пикет поднялся на ноги и, окинув взглядом стратега КЯ и его помощника, направился из комнаты.
Леон встряхнул головой, возвращаясь к делам.
-- Итак, не забудь, Этьен, в дом не входить, пока Алекс ни окажется в вертолёте,– на французском начали переговариваться мужчины.
-- А что, твоя бывшая тоже полетит?
-- Если и полетит, то из вертолёта выходить не будет… Ладно, я пойду пока потолкую с сапёрами.
-- Мне не нравится твоя идея!
-- У тебя есть лучший вариант - предложи, нет - не мешай,– с ледяным спокойствием отозвался стратег КЯ.
Леон быстро вышел из библиотеки, направляясь в холл. После чего он почти на полчаса уединился с сапёрами.
-- Всё! Летим!– приказал стратег КЯ, вновь заглянув в библиотеку и забирая портативный компьютер «с секретом».

20 сентября, понедельник. Франция, недалеко от границы с Италией, 12:40 – …

Оливия с замирающим сердцем смотрела на приближающуюся махину гор. Они были почти на месте, им ещё оставалось лететь минут 5-7 максимум.
Женщина перевела взгляд с гор на сидящего рядом Леона, исподтишка разглядывая его профиль. Сердце заходилось от тревоги и если мысли об Алекс, вконец, измучив Оливию, отступили на задний план, настойчиво стуча на краю сознания, то сейчас её с головой накрывало дурное предчувствие… Ей безумно, до тошноты, до крика во всё горло не хотелось отпускать Леона к Сабо. Эта мысль билась сейчас в её мозгу, поселившись там с того момента, как она увидела глаза стратега КЯ, вернувшегося после разговора с сапёрами.
Почувствовав на себе её взгляд, Леон повернул голову и Ливи тут же отвела глаза, сделав вид, что разглядывает его руки.
Наконец, вертолёт приземлился на более или менее ровную площадку у подножия гор. Среди холмов в долине показалось строение, весьма напоминающее ферму.
-- Ребёнок внутри,– сообщил Этьен, захлопывая компьютер и поднимаясь из кресла.– Вторая птичка с группой уже на позиции.
Мужчины быстро соскочили с вертолёта на землю, а следом за ними и Оливия.
-- А ты куда?– резко обернувшись, спросил стратег КЯ.
-- Леон, я не…
-- Я всё помню!– прервал мужчина.– Сколько можно повторять, её жизнью я рисковать не буду!
-- А своей?– вскинулась Ливи, услышав нехорошие нотки в интонациях Леона.
Сердце снова беспокойно забилось от плохого предчувствия. Постоянно убирая от лица бьющие по щекам волосы, Оливия не отрывала взгляда от глаз стратега КЯ.
-- Обещай мне,– дыхание Ливи перехватило.
-- Чего обещать?!.. Лив, отстань! Мне некогда!
Леон побыстрее отвернулся, не желая знать ответа. Ему не хотелось забивать голову сложными мыслями женщины, которая, наверное, и сама толком не смогла бы объяснить свои желания.
Стратег КЯ отошёл в сторону, набирая номер Сабо.
-- Я буду на твоей подстанции через 5 минут,– не давая венгру перехватить инициативу, заявил Леон.– Обмен произведём быстро. Со мной придёт только Этьен. Оружия не будет.
-- Мы так не договаривались, Леон. Не советую тебе входить на подстанцию, если хочешь, чтобы с твоим ребёнком всё было в порядке,– сухо отозвался венгр, похоже, не очень удивившись.
-- Боишься, что меня шокируют внутренние убранства?– напряжённо усмехнулся стратег КЯ.– Хорошо. Встретимся во дворе…
-- Ты не понял. Мы не будем встречаться, Леон. Ты оставишь файлы перед дверью и отойдешь, я проверю папки и тогда будем разговаривать.
-- Нет, это ты не понял,– жёстко процедил стратег КЯ.– Код для перекачки файлов знаю только я. И ты его не получишь, пока я не увижу, что Алекс жива и здорова… Я передам тебе код, ты передашь ребёнка Этьену. Они уйдут. Я останусь у тебя (в качестве гарантии) до тех пор, пока ты ни скачаешь всю информацию. Это оптимальные условия и для тебя, и для меня.
-- Ты не в том положении, чтобы ставить условия, Леон,– напомнил лидер Солдат свободы.– Ты будешь делать, что я тебе скажу.
-- Пока что ты ничего мне не говоришь,– холодно усмехнулся стратег КЯ.– Кроме угроз я не слышал от тебя ни одного рационального предложения. Не забывай, у нас обмен, а не вымогательство… Если в твоих условиях не будет одновременной передачи, то это будет означать, что возвращать ребёнка ты и не собираешься… Вот тогда, тебе действительно уже НЕЧЕМ будет меня шантажировать.
-- Ты уверен? Какого ребёнка ты хочешь получить: целого и здорового или нет? У тебя девочка, Леон. Ей уродства ни к чему,– иронично произнёс Сабо.– Да и мамочка её тебя за это по головке не погладит. Кстати, где леди Райс? Её слова мне недостаточно.
-- Она в больнице… нервное расстройство. Но у меня все полномочия по её территориям. Так что не тяни. Обменялись - и разбежались.
-- Обмена не будет пока я не получу данные. Поставь ноутбук возле входа, мои люди заберут его. Когда я всё проверю, тебе вернут дочь.
Леон недоверчиво усмехнулся:
-- Интересно, что удержит тебя от продолжения шантажа, когда всё, что ты потребовал уже будет у тебя?.. Иштван, ты за идиота меня держишь? Правили игры с использованием заложников я писал сам, когда ты ещё под стол пешком ходил.
На другом конце провода понимающе рассмеялись и Леон услышал какие-то металлические звуки.
-- Я жду, Иштван,– поторопил он лидера Солдат свободы.
-- Ну ладно, проходи, дорогой, гостем будешь. Мордоворота своего оставь за дверью - передашь ему ребёнка из дома. Если он появится на пороге - мои люди стреляют.
Леон сложил телефон и направился к домику, сделав знак Шетардьё оставаться на месте.
Оказавшись внутри, стратег КЯ во время короткого обыска огляделся, ища глазами Алекс.
-- Она в соседней комнате, с ней мой человек,– Иштван встал навстречу гостю и сделал приглашающий знак рукой.– Проходи, садись.
Взгляд Леона пробежался по комнате. В углу кемарил чернявый парень с винтовкой в руках, ещё двое, устроившись одновременно в одном кресле, изучали горную карту, у окна за спиной Сабо абсолютно равнодушный к происходящему стоял очень высокий широкоплечий блондин в светлом расстёгнутом плаще.
Иштван указал на дощатый стол:
-- Ставь сюда…
-- Приведи Алекс.
-- Ставь, Леон, и не дёргайся,– Сабо кивнул одному из своих людей и тот, выбравшись из тесного кресла, ушёл в соседнюю комнату.
-- Вы быстро нас нашли,– не оборачиваясь, обронил блондин.
-- Недостаточно быстро,– поставив ноутбук на стол, отозвался Леон и снова в нетерпении оглянулся на дверь.

20 сентября, понедельник. Франция, недалеко от границы с Италией, 13:15 – …

Молодой парень внёс жующую какую-то пластмасску Александру. Едва девочка увидела отца, игрушка тут же была забыта и, рванувшись из чужих рук, ребёнок захныкал, требуя, чтобы её перенесли поближе к папе. Стратег КЯ подхватил Алекс на руки, порывисто прижимая её к себе.
-- Очень трогательно,– усмехнулся, наблюдавшей за этой сценкой, Сабо.
Лидер Солдат свободы включил компьютер.
-- Теперь код.
Леон достал из грудового кармана карточку с длинным номером.
-- Пусть ребёнка отнесут к Этьену,– положив код на стол с противоположной стороны от венгра, сухо произнёс стратег КЯ.
Иштван кивнул парню с Александрой на руках и с видимым облегчением вздохнул, садясь за компьютер.
-- Наконец-то сбагрили. Умотала она нас всех, шумная у тебя дочурка, Леон. Я думал, спячу…– венгр поднял крышку ноутбука.
-- Ожидаешь от меня сочувствия?– поинтересовался стратег КЯ, напряженно наблюдая за принимающим ребёнка Этьеном и как он быстро отходит от дома.
Сабо пожал плечами:
-- Просто делюсь мыслями. Встань поближе, дорогой, будет обидно увидеть здесь только собрание сочинений Шандора Каняди.
В спину стратегу КЯ ткнулось дуло от автомата. Стоящий у окна блондин вышел в соседнюю комнату. Леон приблизился к столу.

Оливия, несмотря на приказ оставаться в вертолете, выскочила навстречу Этьену и выхватила у него из рук Сандру, прижимая девочку к себе.
-- Малышка моя,– плача, женщина покрывала поцелуями личико дочки, одновременно ощупывая её, чтобы убедиться, что ей не причинили вреда.– Маленькая моя девочка…
Ребёнок обхватил маму руками и тоже расплакался, напуганный её поведением.
-- Тише-тише, прости, моя хорошая…– Ливи решила, что дочка ранена и она случайно сделала ей больно.
Женщина торопливо отнесла Сандринью к вертолету, села на край и, усадив себе на колени ребёнка, принялась осматривать её, выспрашивая, где у той болит. От такого бурного внимания к своей персоне Сандра снова развеселилась и принялась вырывать ручонки и играть с мамиными пуговицами и волосами.
Вне себя от счастья Оливия снова прижала к себе дочь, на этот раз гораздо более спокойно и подняла глаза на помощника стратега КЯ, стоявшего недалеко в напряжённой позе.
-- Этьен,– Ливи пришлось окликнуть несколько раз прежде, чем Шетардьё отвёл взгляд от двери дома.– Где Леон? Почему он не возвращается?
Мужчина обернулся, чтобы ответить, но в этот момент к нему подбежал оперативник с рацией.
-- Сигнал пошёл! Четыре минуты!– быстро выпалил он.
-- В вертолёт! Живо!– скомандовал группе оперативников Этьен.– Улетаем!
-- Как?.. Как улетаем?!– Оливия было дёрнулась со своего места, но Шетардьё, вскочивший в вертолёт, быстро усадил её обратно.
-- Это приказ Леона,– коротко пояснил Тьен, наблюдая за быстро уменьшающимся домиком.
-- Нет! Ты не можешь бросить его одного!
-- Он не один… С ним куча тратила,– мрачно пошутил Этьен.
-- Взрывчатка?!.. Что?.. Что он собрался делать?!
-- Ты же не думала, что он спустит с рук этому жалкому венгру похищение своей дочери…
Шетардьё перевёл взгляд с Оливии на Алекс и на его губах появилось подобие улыбки. Что творилось сейчас в душе Тьена - было неведомо никому.

20 сентября, понедельник. Франция, недалеко от границы с Италией, 13:25 – …

Леон (покручивая брелок на пальце) стоял возле Сабо, наблюдая, как перекачивается информации на дисплее ноутбука. К концу четвёртой минуты должен был прогреметь направленный взрыв. И хотя стратег КЯ точно знал, что его вряд ли заденет - не давал покоя бронежилет. Точнее - муляж в виде бронежилета, весь напичканный взрывчаткой, которой бы хватило, чтобы разнести в щепки сорок таких домов. Случайная искра, осколочек компьютера - и Леон вспыхнет как миллион рождественских ёлок.
Стратег КЯ отсчитал 235 секунд и, словно невзначай, выронил брелок из рук. Не торопясь, Леон нагнулся за ним, по сути, отгородившись от ноутбука столом. В этот момент раздался мощный хлопок и Сабо вместе со стулом повалился на пол.
Стратег КЯ быстро выпрямился, разрывая рубашку, и сдирая верхний слой бронежилета.
-- Это тратил!– громко произнёс он, чтобы все слышали.– Его хватит, чтоб превратить в пыль всё в радиусе 3 000 футов. Ваш лидер мёртв, к остальным у меня претензий нет. Предлагаю разойтись мирно. Мой вертолёт сядет во дворе через пару минут. Мы полетим в восточном направлении. Ближайшая гора в 1 000 футах - это значит, если вздумаете стрелять по вертолёту, вас всё равно накроет взрывной волной, никто не выживет… Вам решать свою судьбу.
Судьба решалась очень просто. Никто не хотел умирать, а тратил выглядел более чем убедительно. И мало кто сомневался в словах стратега КЯ. Людей в домике было немного и все они хотели остаться в живых, поминая недобрым словом заранее обречённую на провал затею их лидера.
Леона беспрепятственно выпустили из дома и, провожаемый внимательными взглядами, стратег КЯ поднялся на вертолет и вскоре превратился в точку в небе.

20 сентября, понедельник. Норвегия, домик в горах, 17:05 – …

Оливия с тревогой смотрела на местность за вертолетом. Она уже давно поняла, что летят они слишком долго для возвращения в Париж, летят на север, а вот куда, женщина просто не представляла. Этьен игнорировал её вопросы и только по короткому разговору по рации она поняла, что с Леоном всё в порядке. Однако на место беспокойства за бывшего мужа пришло другое: куда их с Сандрой привезли? Что за очередная блажь, Леона?!
-- О, нет…– выходя из вертолёта, выдохнула Оливия.– Опять?..
Шетардьё как-то странно на неё посмотрел, после чего хмуро ответил:
-- Леон велел отвезти вас сюда, не зависимо от исхода операции. Изменятся ли его планы теперь - мне не известно. Группа оперативников остаётся здесь для охраны. Я улетаю.
Пилот вертолёта кинул Этьену тёплый плед, кивнув на Ливи с ребёнком. Тьен быстро накинул одеяло на них и, проводив взглядом до дверей дома, вернулся обратно в вертолёт.

Леон появился примерно через пару часов. Оливию и ребёнка он нашёл в детской. Примостившись возле двери, мужчина некоторое время с трепетом наблюдал за дочкой, не смея выдавать своего присутствия.
-- Леон?– вздрогнула Ливи, заметив, наконец, бывшего мужа.
Лицо стратега КЯ в мгновение превратилось в каменную маску.
-- Па-па…– по слогам произнесла Сандринья, указав пальчиком на отца.
Уголок рта Леона нервно дёрнулся и заледенел.
-- Дочь при тебе. Латинская Америка тоже. Когда организуешь дом с надёжной охраной для Алекс, вас отвезут,– механически отбарабанил мужчина, выходя из детской.
Стратег КЯ прислонился к стене коридора, на глаза его наворачивались слёзы, но он сдерживал их: "Вот и всё… ребёнок снова её… Хм… ты не нужен - можешь отдыхать!..".
Дверь детской снова открылась, выпуская в тёмный коридор пучок света.
-- Леон?– позвала Оливия, выходя из комнаты.
Неплотно прикрыв дверь, чтобы слышать, что происходит в детской, Ливи подошла к стратегу КЯ, глядя в светящееся в темноте бледное лицо.
-- Леон… я… хотела тебя поблагодарить,– неуверенно начала женщина, спотыкаясь о каждое слово.– Я знаю… как ты рисковал ради Сандры…
-- Она моя дочь,– холодно отозвался мужчина, отлепляясь от стены и собираясь пройти мимо Ливи.
-- Да,– кивнула та, немного отступая, чтобы пропустить его и торопливо заговорила, боясь не закончить пока стратег КЯ не уйдет.– И… я… я была не права, когда запретила тебе навещать её… Я действовала под влиянием момента, эмоций… это было не правильно. Конечно, ты можешь видеть Сандринью, когда захочешь и приезжать к ней…
Леон остановился, медленно повернувшись к женщине. Даже в полумраке Ливи видела, как смягчились чёрты его лица, но вдруг снова заледенели.
-- До каких пор?– сухо поинтересовался он.
-- То есть?..
-- Я спрашиваю, до каких пор я могу её навещать, а?.. Пока не сделаю чего-то, что вновь не понравится тебе?.. Тогда ты вспомнишь про документы и выкинешь меня из её жизни навсегда?.. Может я и бандит, и убийца, и подонок, и прочее, что ты обо мне думаешь, но у меня тоже есть чувства… и играть с ними, периодически отнимая и возвращая дочь, - бесчеловечно, Оливия.
-- Я лишь пыталась защититься, Леон… не я придумала эти игры с перетягиванием ребёнка,– тихо произнесла женщина, глядя на стратега КЯ.– Ты не оставил мне выбора, но я не хочу лишать Сандринью отца…
-- Очень благородно, Лив,– холодно усмехнулся мужчина.– Только так называемые «игры с перетягиванием» я использовал ради того, чтобы удержать тебя рядом - не разбивать семью, а ты - чтобы выгнать меня из этой семьи…
-- Например, как ты увёз и спрятал от меня Сандринью год назад?– Оливии стало ужасно обидно от обвинений бывшего мужа.– Я признала, что была не права и сейчас не возражаю против того, чтобы ты приезжал к Сандре. Если ты этого делать не будешь - это твоё право.
-- Чёрт! Лив!..– стратег КЯ ухватил женщину за плечи, сильно встряхнув.– Я хочу с ней жить, а не приезжать!.. Как ты этого не поймёшь?!..
-- Я всё понимаю, Леон!– Оливия поморщилась от боли и отступила на шаг.– Но раз уж так получилось, что мы не можем жить вместе - давай искать компромиссы. Ты хочешь всё или ничего, так не бывает!
-- Я хочу не так уж много!.. Всего лишь семью!!! Алекс, ты и я!!!– молниеносно выпалил мужчина прежде, чем успел подумать.
Стратег КЯ резко замолчал, непроизвольно отодвинувшись на шаг. К глазам почему-то вновь стали подступать слёзы, и сердце нестерпимо закололо.
-- Прости,– напряжённо выдавил Леон.– Видимо, нервы… Извини… Такого больше не повториться.
Мужчина быстро развернулся и направился к себе в кабинет.
Прислонившись к стене, Оливия прижала холодную ладонь к пылающему лбу. Кровь стучала в висках, отбивая сердечный ритм.
-- Нервы… это всё нервы, мы слишком переволновались за этот день,– прошептала она и, проведя пальцами по лицу, медленно вернулась в детскую. Где, сев напротив возящейся с игрушками Александры, задумчиво уставилась в темнеющее окно, не замечая попыток дочери втянуть её в свою игру.

Леон закрылся в кабинете, достав пузырёк с таблетками для сердца. Приняв пару штук, он запил их холодной водой. Взгляд упал на бар, но стратег КЯ, нахмурившись, резко отвернулся.
Решив немного подождать, пока Оливия уйдёт из детской, мужчина опустился в кресло, ослабив галстук и… провалился в темноту.

20 сентября, понедельник. Норвегия, домик в горах, 20:25 – …

Оливия спустилась в кабинет, чтобы позвать Леона к ужину. Заглянув в комнату, она увидела, что мужчина спит в неудобной позе. Ливи приблизилась к креслу и тронула стратега КЯ за плечо.
-- Charles, sia rovesciato, oversleep la vita,– негромко позвала женщина.
Однако стратег КЯ никак не отреагировал. Оливия потрясла за плечо сильнее и, едва удержала мужчину, когда он безвольно начал сползать с кресла.
Оливия подхватила Леона, пытаясь вернуть его в кресло, одновременно испуганно оглядываясь на дверь.
-- Инга!!! Инга!!! Принеси воды!– женщина склонилась над стратегом КЯ, проверяя его пульс и осторожно похлопывая по щекам.– Леон… Леон, очнись…
В кабинет вбежала служанка с графином и небольшим хрустальным фужером.
Оливия, набрав в рот воды, обдала бывшего мужа фонтаном из брызг.
-- Принеси нашатырь,– бросила она через плечо, снова наклоняясь к Леону.
Мужчина тихо застонал, ресницы дрогнули и Оливия опять потянулась за водой.
-- Я… в порядке… в порядке…– в забытье пробормотал стратег КЯ, вновь отключаясь.
Ещё полграфина воды и нашатырь окончательно привели его в чувства.
Леон перевёл взгляд с одной женщины на другую и, вытерев ладонью воду с лица, слабо усмехнувшись, поинтересовался:
-- У нас потоп?.. Мне что, уже немного поспать нельзя?
-- Инга, принеси крепкий сладкий чай,– попросила Оливия служанку.
Та быстро побежала на кухню.
Леон попытался подняться из кресла, но Ливи удержала его на месте.
-- Нет-нет, не двигайся пока!
-- Я… уже хорошо себя чувствую…– заверительно закивал мужчина и вдруг снова ощутил головокружение.
Холодные пальцы стратега КЯ невольно сомкнулись на запястье женщины. Леон прикрыл глаза, пытаясь дышать ровно и глубоко.
-- Оно и видно,– с беспокойством вглядываясь в его бледное лицо, отозвалась Оливия, убирая влажные волосы со лба бывшего мужа.– Ты можешь подняться? Я помогу тебе лечь…
Стратег КЯ кивнул и, тяжело опираясь на подлокотники кресла, встал на ноги. Его тут же повело в сторону и Оливии пришлось снова подхватить его.
-- Идём…– едва не падая вместе с мужчиной назад в кресло, пробормотала Ливи, помогая стратегу КЯ удержать равновесие.
Женщина довела Леона до дивана и уложила его.
-- Вот!– запыхавшись, в кабинет вбежала Инга, а с ней и Молли - кухарка.
-- О, господи…– прикрывая глаза, скептически хмыкнул стратег КЯ.– Оповестили уже весь дом… Я ж не при смерти!
-- А очень похоже,– прокомментировала Ливи, отходя к столу и беря в руки телефон.– Я вызову врача.
-- Оливия, что за глупости,– Леон попытался встать с дивана.
-- Не вздумай вскакивать! Иначе я вызову «скорую»! Или ещё лучше Этьена, пускай он тебе Гиза пришлёт,– пригрозила женщина, вопросительно глядя на Ингу и Молли.– Вы знаете номер местной больницы или какого-нибудь доктора неподалеку?
Молли быстро закивала и полезла в карманы своего безразмерного платья.
-- Сейчас-сейчас, у меня тут записано… как хорошо, что вы приехали фрау Ливи, теперь будет кому присмотреть за хозяином…
-- Да уж… вы присмотрите,– недовольно пробубнил Леон, поняв, что спорить бесполезно, и откинулся на подушки.– Это просто смешно…
-- Не капризничай,– Оливия строго посмотрела на него и взяла из рук кухарки небольшую записную книжку для рецептов.– Да, нашла, спасибо, Молли.
Не спуская глаз со стратега КЯ, Ливи набрала нужный номер и вызвала доктора. Внимательно выслушав рекомендации медсестры, что нужно делать с больным до приезда врача, Оливия повесила трубку и подошла к дивану.
-- Тебя велели раздеть, укрыть, открыть форточку и поднять ноги…
Инга быстро подняла шторы и открыла окно, впуская в кабинет свежий воздух. Ну, очень свежий. Особенно после жаркого юга Франции.
-- Боже… они меня ещё и заморозят,– недовольно пробубнил Леон.
-- Мужчины всегда такие капризные, когда болеют,– громко запричитала Молли, уперевшись руками в бока.
Стратег КЯ решил, что лучше не спорить, позволил снять пиджак с галстуком и укрыть тёплым пледом.
-- Пойду встречу доктора,– сказала Инга, быстро покидая кабинет.
-- А который час?– вдруг спросил Леон.
-- Ни который!– властно оборвала Молли.– Никаких срочных звонков и неотложных дел на сегодня!.. Я всё про вас доктору расскажу!
Оливия тихо рассмеялась, когда за Молли и Ингой закрылась дверь.
-- Какие они у тебя заботливые… Хочешь что-нибудь?
-- Там где-то был сладкий чай или мне послышалось?
Женщина поспешно кивнула и принесла со стола чашку, помогая Леону приподняться, чтобы было удобнее пить.
-- Спасибо…– поблагодарил стратег КЯ.– Для полного набора забот не хватает только одной вещи…
-- Какой?– не уловив в голосе бывшего мужа сарказма, на полном серьёзе спросила Ливи.
-- Колыбельной…
-- Если ты настаиваешь, я попрошу доктора, чтобы он исполнил её для тебя.
-- Нет уж спасибо,– тут же отозвался стратег КЯ.– Видела бы ты здешнего костоправа…
-- Да? Видимо достойный человек… ну, не переживай, я могу включить для тебя мультики на ночь…
-- Я бы предпочел стриптиз.
Леон с откровенным весельем смотрел, как ресницы Оливии несколько раз беспомощно хлопнули вверх-вниз.
-- Если не боишься за сердце, я поищу для тебя ночной канал,– Ливи забрала у мужчины пустой стакан.

20 сентября, понедельник. Норвегия, домик в горах, 21:40 – …

Едва доктор покинул кабинет, оставив Леона одного (поскольку Оливия вышла поговорить с врачом без свидетелей), мужчина тут же поднялся на ноги, собираясь дойти до детской. Он так толком и не видел сегодня дочь, а очень хотелось.
Проводив врача, Оливия ушла на кухню и Леон беспрепятственно прошёл в комнату дочери.
Александра спала, укрытая на ночь тёплым одеялом. Во сне озорное и смешливое личико расслаблялось и девочка становилась похожей на ангела, как и все остальные дети в этом мире. Но для Леона единственная.
По гравию за окном торопливо простучали, увязая, каблучки и заработал мотор.
Оливия поехала за лекарствами, догадался стратег КЯ и мысленно усмехнулся - его бывшей жене надо было стать сиделкой, а не террористом. Это у неё получалось бы гораздо лучше.
Леон немного расслабился: теперь можно было почти час не бояться появления Ливи и её причитаний. И всё-таки как хорошо, что она была дома! Мужчина ласково улыбнулся, глядя на дочку.
-- Мама, папа, ребёнок…– тихонько прошептал он.– Настоящая семья…
Семья, которой у самого Леона никогда не было.
-- Я люблю вас с мамочкой, моя малышка,– глядя на ребёнка, произнёс мужчина.

20 сентября, понедельник. Норвегия, домик в горах, 23:00 – …

-- Так и думала, что найду тебя здесь,– раздался негромкий голос Оливии.
Сидящий возле кроватки дочери Леон поднял голову.
-- Ты будешь спать в детской?– спросила женщина, протягивая стратегу КЯ стакан с водой и пригоршню таблеток.
-- Я… да,– запнувшись, отозвался Леон, скосив взгляд на небольшой, но казавшийся таким уютным диванчик у стены.
Ливи кивнула и внимательно проследив за тем, чтобы мужчина всё выпил, забрала стакан, проверила спящую Сандру и вышла из комнаты.
-- Спокойной ночи,– Оливия осторожно притворила за собой дверь.
-- И тебе…

 

#28
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1403
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:
21 сентября, вторник. Норвегия, домик в горах, 06:30 – …

Леон не сразу понял, что происходит. Его разбудил визг Алекс. Перепугавшись, что что-то случилось с дочерью, мужчина вскочил на ноги, но, запутавшись в одеялах, рухнул на ковёр.
Сандринья завизжала сильнее, при этом ещё и громко хохоча и указывая на папу пальчиком.
Вбежавшая в комнату Оливия кинулась к мужу, испуганно опускаясь перед ним на колени.
-- Боже, Леон, что с тобой?! Тебе плохо? Где твои таблетки?!!– женщина была готова снова вскочить и бежать вниз за лекарством.
-- Всё в порядке,– со стоном потирая ушибленные лоб и локоть, мужчина, морщась, сел на полу.
-- В порядке?! Ты лежал… я слышала шум!..– Оливия отвела от лица тёмные волосы, с беспокойством вглядываясь в лицо стратега КЯ в поисках там признаков болезни.
-- Лив, прекрати, мне кажется, ты путаешь меня со своими детьми…– Леон снова поморщился и Оливия отвела взгляд.– Алекс кричала и я проснулся…
-- Кричала?– женщина поднялась на ноги и подошла к кроватке.– С ней всё в порядке…– Ливи взяла дочь на руки.– Малышка просто проснулась и требовала внимания… а-а-а, и ещё паук… ну всё ясно. Сандринья смертельно боится всяких насекомых. На Сицилии у неё специальная кроватка с лёгким балдахином, я всегда его закрываю, что бы никто к ней не пробрался.
Ливи потерлась щекой о нежную щёчку дочери.
-- Да, моя радость, мы жуткие трусихи, правда?
-- Ты такая домашняя,– вдруг тихо прошептал Леон, подбирая одеяла и усаживаясь на диванчик.
-- Что?– обернулась Оливия.
Стратег КЯ покачал головой, невольно снова и снова пробегаясь взглядом по Ливи. Женщина только сейчас осознала, что стоит здесь босой в короткой полупрозрачной ночнушке с растрёпанными волосами. К тому же, взяв Сандринью на руки, она и не заметила, как неприлично высоко задралась её ночная сорочка.
Смутившись, Оливия неловко переступила с ноги на ногу, пытаясь незаметно вернуть ночную рубашку на место.
-- Ты выспался?– Ливи поняла, что краснеет под взглядом Леона и, обругав себя последними словами, попыталась ответить ему как можно более спокойным голосом.
-- Да, вполне,– кивнул мужчина.
Оливия пыталась подобрать ещё какие-то слова, чтоб разрядить атмосферу, но ничего не могла придумать.
Стратег КЯ поднялся и медленно подошёл к Ливи, встав так близко, что непроизвольно коснулся обнажённой ноги женщины.
-- Алекс,– Леон бережно потрепал дочурку по щёчке,– помнишь, я обещал показать тебе снег?.. Как насчёт прогулки в горы?– уже обратился он к Оливии.
-- Горы,– Ливи живо схватилась за предоставленную тему для разговора, старательно игнорируя тот факт, что Леон стоит вплотную, так что она почти может чувствовать кожей его дыхание.– Это чудесная идея! Но… у Сандриньи только лёгкая одежда… я посмотрела, здесь все вещи ей маловаты…
-- Это не проблема, поедем и купим.
Оливия приготовилась снова кивнуть, однако не удержалась и сладко зевнула.
-- Прямо сейчас?– подёрнутые поволокой синие глаза жалобно взглянули на неприлично бодрого стратега КЯ.
Леон с трудом сдержал улыбку.
-- Хорошо, ты иди досыпай, а мы с Алекс отправимся за покупками… Если позволишь?– быстро добавил мужчина.
-- Д-да… почему нет,– пожала плечами Оливия.
-- Вот и договорились.

21 сентября, вторник. Норвегия, домик в горах, 09:30 – …

В магазине Леон скупил для дочурки всё, на что показывал её любопытный пальчик. Помимо одежды и игрушек, которые с трудом унесли три охранника стратега КЯ, Алекс навыбирала себе кучу всяких блестящих украшений, бижутерию и даже люстры с висюльками. Мужчина оплачивал счета дочери с неизменной философской улыбкой на губах.

Через пару часов Леон с дочерью вернулись домой. Оливия всё ещё спала.
-- Смотри, какая мама у нас соня!– весело обратился стратег КЯ к Алекс.– Давай её будить!
Мужчина подсадил Сандринью, помогая вскарабкаться на постель.
-- Мама против…– раздался голос из-под одеяла и Сандра радостно бросилась на него, добираясь до Оливии.
На поверхности постели сначала показались волосы, затем закрывающие лицо руки, а потом сама Ливи. Девочка захихикала и сев на живот Оливии, принялась отдирать ладони Оливии от лица. Ливи сдавленно охнула, когда на неё плюхнулись 14 кг живого веса и открыла смеющееся лицо. Ребёнок тут же спрятал своё личико в ладошки.
-- Так-так, вы скупили весь блошиный рынок?– Оливия подняла глаза на Леона.– Кажется, кто-то не знает удержу…
-- С чего ты взяла, что весь?– удивился мужчина.
-- Она возвращается такой довольной из магазина лишь в одном случае: когда ей покупают всё, что она просит… А поскольку просит она всё подряд, то обычно бывает редко довольна покупками!
Стратег КЯ весело рассмеялся, подмигнув дочери.
-- Правильно, детка. От жизни надо требовать всё или ничего!
-- Пока Сандра маленькая, но ты её избалуешь,– произнесла Оливия, садясь на постели.– Нельзя так, девочка должна знать, что такое «нет».
-- Сани, слушай сюда: когда возьмёшь всё, что хотела, а будут предлагать ещё, то тогда можешь сказать и «нет»,– с видом истинного наставника, произнёс Леон.– Кстати, Алекс, ты, кажется, хотела подарить маме торшер, нет?
-- Какой торшер?– поправляя сбившиеся волосы, недоумённо спросила Ливи.
-- Такой… прозрачно-лиловый… на резной ножке… с рюшечками, цветочками и длинными висюльками…
Оливия захлопала ресницами.
-- Интересный дизайн… Значит Сандра кидалась на всё, что блестит и висит и ты купил ей торшер?
-- Не ей, а тебе…
-- Спасибо большое,– Ливи вяло улыбнулась.– Леон, давай договоримся, что ты всё-таки не будешь покупать девочке всё подряд, во-первых, потому что так дом быстро превратится в захламлённый чердак, а во-вторых, именно мне придётся справляться в следующий раз с её очередной истерикой в магазине. Хорошо?
-- Предоставь походы по магазинам нам!.. И вообще! Хватит болтать! Иди умывайся, мы с Сандрой хотим в горы!
Леон присел на кровать, стаскивая малышку с Оливии и начал её щекотать.
Сокрушённо вздохнув, Ливи выползла из-под одеяла и направилась в ванную. Проплескавшись там минут сорок, женщина спустилась вниз.
-- Ммм, какие запахи,– она улыбнулась Молли, заглядывая под салфетку, закрывавшее большое блюдо.– Булочки!
Ливи схватила одну и принялась жевать.
-- Потрясающе, Молли, ты гениальный пекарь, я никогда не ела ничего вкуснее… А тебе нельзя,– Оливия показала тянущей ручонку Сандре кончик языка. – Будешь толстой и папочка не сможет тебя таскать целый день на руках, как он явно собирается делать…
-- Не волнуйся, Сани… я возьму с собой снегоход… А вот мамочку мы на него не посадим! А то вдруг она его раздавит…
-- А я тогда… а я…
-- Ну-ну?.. И что же ты тогда сделаешь?!
-- Вернусь домой и съем все булки, вот так вот,– Оливия показала этим двоим язык и, подхватив блюдо с пирожками на руки, перенесла его на стол, поставив рядом с собой.
Леон заговорчески глянул на дочку:
-- Пускай забирает, верно?.. Всё равно мы уже поели… пока некоторые полдня нежились в ванной, мы второй раз успели позавтракать, так что…
-- Вы что же, бросите меня здесь одну?– возмутилась Ливи.
-- Ну-у… А что ты можешь предложить в качестве взятки?.. Только не булочки! Мы сыты!
-- Гм, могу отдать вам свой торшер,– с готовностью предложила Оливия.– Красивый, благородного оттенка молочной лилии, с кружевом и… чем там? Хрусталем?.. Ампир… Почти антиквариат!
-- Ммм… ладно, думаю, Алекс согласится.

21 сентября, вторник. Норвегия, домик в горах, 11:05 – …

На улице уже стояло три снегоката с охранниками и четвёртый пустой со специальным дётским сиденицем впереди. Леон усадил на него дочурку, надел ей сделанный на заказ специальный крохотный шлем со стеклом, и сам сел следом, заводя машину.
-- Какой ясный день,– улыбнулась Ливи, надевая широкие солнечные очки.
-- Ну, ладно уж, садитесь, мадам,– кивнул за спину стратег КЯ,– раз обещали нам торшер за прогулку…
-- Похоже, я напрасно боялась, что дом будет захламлён, с тобой я скоро останусь без мебели…– оседлав снегокат и обхватив бывшего мужа за пояс, усмехнулась женщина.– Гм, может нам стоит слегка уменьшить группу сопровождения и я поеду на одной из таких штук?
Оливия с лёгкой насмешкой оглядела эскорт:
-- Или ты боишься встречи с Етти?
-- А ты не боишься?.. Вот утащит тебя в свою снежную пещеру - посмотрим, как ты запоёшь!.. К тому же я не доверяю тебе снегокат…
-- Это почему это?
-- Видел, как ты водишь машину!
-- И что?!
Леон откашлялся:
-- Да так… ничего… то есть - ничего хорошего!
-- Ты на что это намекаешь?! Тебе не нравится, как я вожу?– Оливия стукнула Леона по плечам.– К твоему сведению у меня получается очень даже неплохо!
-- Интересно… ты сама так решила или похвалил кто?
-- Мне сказал так мой инструктор!
-- Это, который инструктирует тебя уже шестой год?– рассмеялся Леон, трогаясь с места.
Ливи покрепче ухватилась за мужчину. Она попыталась ему что-то ответить, но за рёвом снегохода мужчина этого явно не расслышал.
Алекс радостно смеялась, такая езда ей явно пришлась по вкусу.
Мимо летели заснеженные деревья и кустарники, холмы и впадины.
-- Леон… Леон!– попыталась докричаться до мужа Оливия.– Леон, ты слишком быстро!
Морозный воздух кусал щёки, подбородок и Ливи спрятала лицо за спину стратега КЯ, выглядывая из-за его плеча одним глазком.
Снегоходы выехали на достаточно ровную поляну и остановились. Тут была пара сваленных деревьев и кострище. Видимо, излюбленное место «посвящённых» отдыхающих.
-- Будем разжигать огонь и жарить сосиски!– скомандовал Леон, снимая Алекс со снегохода.– И конечно, кидаться снежками в маму, правда, Сани?..
-- Ха, почему я ни капли не сомневалась, что именно в маму?– в свою очередь слезая с транспортного средства, заявила Оливия.
И тут же получила снежком по плечу.
-- Леон!!!– возмутилась было женщина, когда увидела, что стратег КЯ пытается научить их едва передвигающуюся в тёплом комбинезоне дочурку, слепить следующий снежок и снова получила удар, на этот раз по ноге.
-- Мазилы,– небрежно бросила женщина и, мигом слепив свой снаряд, закинула бывшему мужу аккурат между курткой и шапкой.– Ура-ура!
Мужчина взвыл, выгребая снег с загривка, и Ливи, захлопав в варежки, подпрыгнула несколько раз на своём месте, тут же проверив часы.
-- Леон, нам не пора возвращаться? Сандринья уже 30 минут на холодном воздухе…
-- Не преувеличивай, воздух не такой холодный…– тихо возразил стратег КЯ.– К тому же сейчас будет огонь.
Мужчина быстро принялся раскладывать костёр.
-- Холодный ветер и снег - это слишком сильный перепад после Тулузы, не забывай, ей только годик,– заметила Оливия, присев на корточки возле дочери и затягивая её шарф потуже.
Однако Сандринья проворно выкрутилась и подбежала к запылавшему костру, внимательно наблюдая за языками пламени.
Оливия присела возле дочери и пока та переминалась возле огня, наблюдая за действиями Леона, продолжала оправлять её одежду, осторожно пощупав пока ещё тёплый носик и маленькие ручки.
-- Леон, я…– женщина подняла глаза на стратега КЯ.– Наверное, должна извиниться за вчерашнее утро…
-- Если не уверена, что должна, тогда лучше не извиняйся,– иронично усмехнулся мужчина, насаживая на шомпулы сардельки.– Держи…
Стратег КЯ протянул женщине шампур и сам взял два, держа над костром.
-- Тогда не буду,– легко согласилась Оливия и, посадив Сандринью себе на колено, взяла в руки шампур.

21 сентября, вторник. Норвегия, домик в горах, 13:35 – …

Минут через 20 женщина снова забеспокоилась и настояла на возвращении.
Дома Леона ждало известие о срочном звонке и мужчина тут же удалился в кабинет, чтобы выйти на связь.
Переодев Александру, Оливия как раз пыталась заставить дочку выпить тёплого молока, когда в детской появился хмурый Леон и объявил, что срочно уезжает. По его лицу было видно, что что-то случилось, однако Ливи не рискнула приставать с вопросами.
Когда стратег КЯ уехал, женщина уложила уставшую за утро девочку спать и спустилась вниз. Ей и самой пора было подумать о подготовке возвращения домой.

21 сентября, вторник. Норвегия, домик в горах, 23:55 – …

Оливия ещё не спала, когда услышала, как на лётную площадку приземлился вертолёт. Женщина быстро соскользнула с постели, подходя к окну. Тёмная фигура приближалась к дому, Ливи без труда узнала в ней Леона и с облегчением вздохнула.
Поднимаясь по лестнице стратег КЯ непроизвольно бросил взгляд на окно бывшей жены и тут же перевёл на ступеньки. Однако, осознав, что штора на этот раз была отодвинута, снова посмотрел вверх и даже замедлил шаг. Но занавеска тут же задвинулась и мужчина, отбросив глупые мысли, быстро прошёл в дом.
Оливия то, натягивая ворот свитера на нос, то, оттягивая его назад, вышла из комнаты в надежде перехватить Леона в коридоре.
Женщина весь вечер репетировала этот разговор, но, оставшись довольной результатом в десять часов, теперь она снова была не уверена, как следует начать беседу. Ливи не хотела, чтобы их общение снова вылилось в скандал и выяснение отношений или холод взаимных обид как было все последние разы.
"Спокойствие и выдержка, Оливия…Спокойствие и выдержка. Будь приветливой, не съедят же тебя…"– эти полные утешения мысли прервал звонок в дверь. Обрадованная возможностью ненадолго улизнуть от поставленной перед ней задачи, Ливи отправилась открывать дверь.
Слишком занятая собственными переживаниями чтобы интересоваться такой тривиальной вещью как кто за дверью женщина открыла замок.
-- Ты как здесь?– Ливи изумлённо уставилась на привалившегося к дверному косяку Пикета.– Как ты узнал?
-- Я… вот…– Нольде поднял глаза, несчастно глядя на Оливию.– Тут…
Ливи недоверчиво рассмеялась, с удивлением глядя на своего обычно такого словоохотливого друга.
-- Я вижу, что тут… но что ты ТУТ делаешь?– она посторонилась, чтобы впустить мужчину внутрь.– И почему похож на давно не кормленного нашкодившего щенка? Проходи…
-- Пикет оторвался от стены и сделал несколько неуверенных шагов. До Оливии, наконец, донесся отчётливый запах алкоголя.
-- Ты пьян?..
В ответ на это Эмиль несколько раз сокрушенно кивнул, виновато свесив голову вниз.
-- Мы летели… ты знаешь… я это не выношу…– пробормотал он, снова поднимая глаза на Оливию.
-- Да, я в курсе… Так в чем дело? Ты к Леону?
-- Нет…– мужчина сделал шаг к Оливии.– Ливииии… ты меня ненавидишь…
-- Я?!
-- Да. Из-за Александры и Сабо… но я не нарочно, правда!
-- Я знаю, Эм… я ни секунды в этом и не сомневалась…
-- Подожди. Ты не все знаешь… Это ведь я подбил Иштвана пойти против КЯ…
-- ЧТО?!!
-- Ну да…– Пикета слегка повело в сторону.
-- Зачем?!
-- Ну-у-у… помнишь, мы говорили о спутнике… ты еще отказалась помочь… я убедил Сабо… Он должен был отвлечь внимание. Способ мы не обсуждали. Я даже не знал, что он в курсе про вашу дочь… Я весь день с ума сходил… Ливи, ты мне веришь?..– на Оливию снова смотрел страдальческий слегка нетрезвый взгляд.
-- Верю,– женщина, улыбнувшись, погладила небритую щеку Пикета. – Сходить с ума это очень в твоем духе…
Глаза Эмиля обрадовано вспыхнули, сделав шаг вперед, он порывисто обнял Оливию и, не удержавшись на ногах, они оба повалились назад, шагая и пытаясь удержать равновесие, пока ни споткнулись о кушетку, в которую и повалились под глухое «ой» Ливи.
-- Ты что творишь, хулиган?!– женщина расхохоталась.– Тебе улыбнешься, а ты руки распускаешь.
Она несильно толкнула Нольде по плечам.
-- Ты очень мило улыбаешься… ой, не дерись!– мужчина попытался увернуться от легкой зуботычины и не выпустить Оливию из рук.
Взгляд его при этом сделался почти трезвым. Склонившись над Ливи Эмиль коснулся ее губ, нежно, но настойчиво раздвигая их своими.
-- Эм…– Оливия попыталась отстраниться, но оказалась уже захваченной поцелуем. За то короткое время, что он длился Ливи успела удивиться силе удерживающих ее рук, нахальству друга и тому, что при всем своем мальчишеском характере целуется он ласково и властно.
Тут она почувствовала руки Эмиля у себя под свитером на груди и резко отстранилась.
-- А вот это уже наглость!
-- Ммм…– ладони мужчины с откровенной неохотой выбрались из-под ее одежды и, натянув свитер, обозначили контуры округлой груди, давая возможность получить удовольствие хотя бы глазам.– Я об этом всю жизнь мечтал, а ты ругаешься… подумаешь поцелуй…
-- А ну встань с меня, мерзавец,– щеки Ливи горели, она сама не могла поверить в то, что только что произошло.– Что за детский сад!
Пикет сполз на пол.
-- Как сказал бы Долохов: «Гонят…русского из России…»…
-- Ах, бедняжки. Боже, я не понимаю, как я тебя еще терплю!– Оливия села на кушетке и Пикет тут же обхватил ее колени, устраивая на них свой подбородок.
-- Может это любовь?
-- С тобой? Не приведи Господь!
-- Я когда трезвый, я лучше целуюсь, правда-правда!
-- Кто тебе это сказал?.. Ты сам на себе проверял?
-- А давай на тебе проверим, ты и скажешь?..
-- Эм.
-- К вашим услугам.
-- Да ты, кажется, уже протрезвел.
-- Угу,– Пикет поднял на Оливию абсолютно ясные глаза.– Твои губы творят чудеса.
-- Если вы закончили, то тебе, Эмиль, лучше покинуть мой дом,– послышался ледяной голос Леона, всё это время наблюдавшего сцену, происходящую в холе, с верхней площадке боковой лестницы.
-- Хм… вообще-то, я не к тебе,– поднял голову Эм.
Стратег КЯ угрожающе покачал головой:
-- Кажется, я предупреждал, что не простил тебе похищение Алекс? Не испытывай моё терпение, больше я просить не буду.
Оливия почувствовала, как напряглось тело Нольде. С ленцой в голосе он протянул:
-- А я и не просил прощения у тебя, если помнишь…
Ливи предостерегающе положила руку на плечо другу.
Понимая, что разговаривать с Пикетом бесполезно, Леон холодно взглянул на Оливию:
-- Ты его выпроводишь или мне его пристрелить?
-- Леон, перестань… Эмиль просто зашёл поговорить, я сама его пригласила!– выпалила женщина и, крепко сжав руку встающего Нольде, потянула его назад.
-- Приглашай его в свой дом и занимайся там с ним, чем хочешь, а здесь я его видеть не желаю. Эмиль, тебе показать, где дверь?
-- Ах, так?! Отлично, я планировала сделать это завтра, но что значит пара часов?..– Ливи резко поднялась на ноги и бросила Эмилю:– Подожди, я соберу Сандру! Отвезёшь нас!
-- Сандра не поедет в машине с пьяным водителем,– отрезал Леон.– Сама можешь делать, что угодно, а ребёнка не смей подвергать опасности.
-- Я поведу сама,– холодно отозвалась Оливия, поднимаясь по лестнице.
-- В таком случае, Алекс тем более никуда не поедет,– преграждая дорогу, объявил мужчина.
-- Мы либо уезжаем и уезжаем с Сандрой, либо Эмиль остается здесь до утра… Так же ты можешь проявить любезность и сам отвезти нас…
-- До утра? Ему выделить комнату или он будет спать в твоей?
Ливи метнула взгляд на Леона, но Пикет опередил её:
-- Выдели. Не волнуйся, в коридоре не заблужусь.
Не обращая внимания на Эмиля, стратег КЯ пристально впился глазами в бывшую жену:
-- Тогда дай слово, что не уедешь завтра без меня. Я сам организую охрану в вашем новом доме.
-- Никакой охраны ты организовывать не будешь. Я сама этим займусь.
Нольде, поняв, что это надолго, вернулся к дивану и включил телевизор.
-- Результат твоих занятий мы видели,– хмуро заметил стратег КЯ.– Не испытывай судьбу дважды…
-- Больше такого не повторится.
-- То есть ты отказываешься завтра дождаться моего возвращения?– тихо спросил Леон.
-- Ты снова уезжаешь? Утром?
-- Да.
-- Отлично. Уедем вместе.
-- Нам будет не по пути…
Нольде подскочил на диване, увидев по телевизору репортаж об аресте заместителя французского атташе по торговым делам в Ливии при получении огромнейшей взятки. На экране крупным планом показали самого заместителя, а затем и того, кто давал взятку. Последний закрывался от объективов камер сцепленными наручниками руками, но внешность Этьена была слишком броской.
-- Леон! Ты в курсе?– прерывая стратега КЯ и Оливию, поинтересовался Пикет, врубив звук.
-- Заткнись и выключи телевизор,– раздражённо оборвал Леон.– Я пустил тебя в дом, но не обязан с тобой разговаривать.
-- Не велика потеря, друг мой…– бросил Эмиль, с любопытством, слушая новости.
Стратег КЯ посмотрел на женщину:
-- Так ты дождёшься?
-- В этом нет необходимости. Леон, я действительно планировала завтра уехать,– уже спокойно произнесла Ливи.
Стратег КЯ прикрыл глаза, напряжённо выдохнул и взглянул на часы:
-- Так, ладно. Собирай Алекс…– затем достал сотовый и куда-то позвонил:– Готовь самолёт… Да сейчас… В Италию… Твои проблемы.
Женщина подняла на бывшего мужа удивлённый взгляд:
-- Леон, это не обязательно… И я собираюсь отвезти Сандру в Англию…
Мужчина снова взглянул на часы:
-- В Англию - так в Англию. Ноя хочу быть уверен, что моему ребёнку ничего не угрожает.
-- Хорошо,– кивнула Оливия и ушла собирать вещи.
Стратег КЯ быстро набрал номер на телефоне:
-- Лера, сделай мне лучшую группу со всем охранным оборудованием… Да… Через час… Я сделаю у вас остановку…
Леон устало растёр затёкшую шею.
-- Она всё равно сделает так, как решила… поэтому и не утруждайся,– послышался снизу голос Пикета.
-- Почему бы тебе не сбегать доложить ей? Ты же у нас такой заботливый друг…
-- Тебя это напрягает? Хочется обсудить?
-- Тебе есть что рассказать? Валяй. Послушаю…
-- Ну-у… тебя-то сейчас волнует только один вопрос,– Нольде самодовольно улыбнулся.
Стратег КЯ скептически покачал головой:
-- Ты что, научился угадывать мысли?
-- Твои написаны у тебя на лбу!.. Но расслабься, Оливия не для тебя. И никогда не была таковой.
Леон почувствовал, как всё внутри начинает холодеть.
-- Неужели для тебя?– со снисходительной брезгливостью поинтересовался он.
-- Именно.
-- Невероятная самоуверенность.
Стратег КЯ неторопливо спустился вниз по лестнице.
-- Ну, знаешь… долгие годы отношений дают такой повод…
-- Хочешь сказать - у вас роман?
Эмиль сделал вид, что размышляет над вопросом Леона.
-- Ты знаешь, мне не нравится это слово, от него попахивает бульварщиной…
Оливия оторопело застыла на втором этаже, слушая своего друга.
Пальцы Леона непроизвольно сжались в кулак. С каким удовольствием он сейчас стёр бы эту наглую ухмылку с губ Пикета.
-- Эмиль, поднимись ко мне!– послышался непривычно резкий голос Оливии.
Послав Леону милую улыбку, Нольде соскользнул с дивана и легко взлетел по лестнице. Дальше дело двигалось медленнее. Едва-едва ступая по коридору, он медленно приблизился к Ливи.
-- Бить будешь?– мужчина глянул исподлобья.
-- Именно,– пальцы Оливии сжались на рубашке Нольде, чуть наклоняя его к себе.– Слушай меня, ещё раз что-нибудь подобное услышу, и я тебя больше не желаю видеть, ты понял?!..
-- Угу. Я только шутил… И между прочим ничего такого не сказал!
-- Неужели…– процедила сквозь зубы Оливия.– Да на одно твоё лицо взглянуть достаточно, чтобы понять, что ты сказал, что имел в виду и что ещё скажешь!
Пикет сделал вид, что оскорблен до глубины души.
-- Иди вниз и сиди тихо, а то никуда не поедешь, останешься здесь. В гостях у Леона!
Тем временем дворецкий принёс вниз чемоданы Оливии и Алекс, а Молли - спящую девочку, кутая её в одеяло.
-- Куда ж вы её в ночь-то? Не даёте ребёнку поспать,– начала причитать кухарка.– Да и вообще только приехали, а уж уезжаете…
Леон поднял глаза на Ливи, стоящую на втором этаже, а затем перевёл взгляд на служанку.
-- Не привыкай к ребёнку, Молли,– холодным тоном посоветовал стратег КЯ,– Алекс сюда вряд ли когда приедет.
-- Как это?– разволновалась кухарка, уставившись на хозяина.
-- Вот так это,– тихо отозвался Леон, забирая малышку на руки.
-- Мадам Оливия!– Молли бросилась к спускающейся по лестнице Ливи.– Что это он такое говорит?!.. Как это никогда не приедет?!..


 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей