Перейти к содержимому

Телесериал.com

23 апреля после полудня Порт Роял, заведение мадам Жерарди

Ричард Блад, Йинайти Такаги
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение
#1
Alisa
Alisa
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2005, 09:54
  • Сообщений: 1123
  • Пол:
ВД: Совместное творчество, отыграно по почте и Нэнси.
_____________

Молодой юнга в красной повязке решительно прошествовал к стойке бара. С утра в таверне было малолюдно, так что его появление не осталось незамеченным.
-- Номер на втором этаже! – звонко заявил юноша, - устал я что-то за ночь, - озорно заявил он и демонстративно зевнул. Затем почесал несуществующую щетину на подбородке.
Кабатчик, улыбаясь, смотрел на него, делая вид, что не понимает.
-- В чем дело? – мальчик нахмурился, - Ах, да! – по стойке покатилась монетка. Прихлопнув золотой, как таракана, могучей пятерней, кабатчик протянул юнге ключ, не удержавшись от комментария:
-- Молодой, да ранний! Далеко пойдешь, если не остановят. Шутка. Третий номер.
-- Спасибо, сэр! – учтиво ответил паренек.
-- Ты с какого корабля, сынок? – ласково спросил таверщик.
-- «Стрела»! – машинально крикнула Йинайти, взбегая по лестнице.
Хозяин насупился. По роду работы к нему частенько попадали обрывки чужих тайн и неприглядных историй. Но он считал за благо держать их в глубине памяти и не выпускать наружу – меньше знаешь, крепче спишь. Однако, сегодня был особый случай.
Немногочисленные посетители таверны обменялись удивленными взглядами.

-- Слышь, чё сказал? «Стрела»!!! - один небритый матрос, сильно смахивающий на «джентльмена удачи» ткнул локтем в бок своего собутыльника.
-- А что, слышал я здесь один умник объявился, всем байки травит, что Билли, мол, убили! Да и вообще, что-то пацан больно наглый. Наведаемся к нему, разузнаем, а? Ежели он со «Стрелы», может, слышал чего, свезёт и нам деньжат подзаработать
-- Чем эта малявка нам может помочь? На «Стреле» новый капитан и точка! А что Билла погубила жадность – это каждый знает. Не надо было столько рома в глотку заливать! – отмахнулся от него сосед, - Билл так зенки налил, что забыл куда карту-то сунул, теперь «Стреле» так и ходить кругами около этой проклятой банки. Новому кэпу и хочется сунуться на рифы и колется, без фарватера там делать нечего!
-- Ну ты как знаешь, а я пойду потолкую с мальцом! – пират поднялся и пошатываясь стал подниматься по лестнице.
Оставшийся за столиком товарищ слегка задремал, обнявшись с кружкой.
-- Эй ты чё-ё-а-а-ааа…, - раздался зычный голос бедняги, который все же добрался до комнаты №3, но разговор, видимо, был коротким.
Кубарем свалившись с лестницы грузное тело пирата осталось лежать на грязном полу, а его подельник, наполнив кружку, быстро осушил ее и, грохнув об стол, медленно протянул.:
-- Штормит уже с утра!
Хозяин же таверны успел заметить стройную фигурку юнги, ящеркой юркнувшего в номер. Кликнув жену, он быстро снял фартук и слинял на кухню, где был запасной выход.
«Непростое это дело – скрываться, причем, не зная толком, от кого» - думала Йинайти, сноровисто связывая простыни и пододеяльники в веревку и поминутно косясь на хлипкую щеколду, которую она заперла, едва вбежав в комнату после короткой «беседы» с незваным гостем.
«Сэл и Мэнни – пять гиней за ремонт двери» - записала жена бармена в толстой книге, прислушиваясь к грохоту наверху.
Не обнаружив в комнате никого, пираты затребовали «продолжения банкета» и завершили утреннюю опохмелку прямо здесь же, на грязном матрасе. «Еще пять гиней за украденное белье» - записала хозяйка, выслушав доклад официантки, вернувшейся со второго этажа.
Ина соскочила на землю и дернула за нижнюю простыню под определенным углом. Импровизированная веревка змейкой соскользнула к её ногам. Йинайти встала на четвереньки и затолкала её в щель между стеной дома и примыкающим сараем.
Пока девушка выполняла эту нехитрую операцию, её не покидало странное щекочущее ощущение в районе …кх… подола рубашки. Выпрямившись, Ина заметила источник этого беспокойства – оказалось, что за её действиями наблюдал странненький молодой человек. Он был одет, как пират, но как-то чересчур чисто, опрятно и модно. Камзол пестрел позументами, брюки – в обтяжку, в каждом ухе – по серьге. Щеки краснели сурьмой, глаза подведены угольком. Он пристально смотрел на юношу в красной повязке и дружелюбно улыбался:
-- Какой милый мальчик! А какой ловкий! – нараспев заговорил пират, - а не хочешь ли заработать пару монет, я знаю одно хорошенькое местечко.
-- Ступайте своей дорогой, дядя, - пробасила Йинайти. Она не понимала, что нужно от неё этому типу.
-- А какой пр-а-тивный! – пропел пират и нежно коснулся щеки юноши.
Йна опешила. Внешний вид пирата и его поведение не излучали агрессии, но были настолько нетипичны, что Ина, забыв про каратэ, лишь сбросила его руку и задала стрекача. Мелькающие пятки мальчика и открывающаяся при беге полоска кожи между штанами и рубашкой придали новый импульс чувствам мужчины, и он, не спеша, потрусил следом. Пробежав сотню ярдов, Йинайти обернулась и увидела, что нарядный пират преследует её. Он бежал очень изящно, едва касаясь ногами земли, не размахивая руками и не раскачивая верхнюю часть туловища. Преследуя юнгу, он успевал расточать обворожительные улыбки попадающимся навстречу мужчинам.
Пробежав несколько кварталов и запыхавшись, Ина обнаружила, что стоит напротив того самого здания, около которого довольный доктор утром сидел на скамеечке и кокетничал с девушками. «Здесь же рядом дом тетушки!» - мелькнула мысль – «А вдруг этот докторишка там, меня ищет? Не хочу его видеть!». Она повернула было обратно, но вновь заметила странного пирата. Он уже перешел с бега на «походочку – в море лодочка» и неумолимо приближался, лучезарно улыбаясь.

Ричард возвращался домой разочарованным, встреча с тетушкой практически ничего не дала. За все время его визита она раз пять принималась плакать и причитать, что ее нервы не выдержат этого. Причем, каждый раз открывая рот, она снабжала доктора очередной невероятной версией происшедшего, начиная с того, что девушка ушла из-за плохого приема и жесткой кровати и заканчивая смелым предположением, о тайном любовнике, увезшем ее прямо нагишом. Решив, что наслушался достаточно, доктор снабдил ее львиной дозой сонного порошка и отправился поговорить с кухаркой, которая была единственной прислугой в доме.
Кухарка была ненамного сдержаннее хозяйки.
-- Какая милая девушка! – сразу вздохнула она. – Сколько живу, ни разу не видала, чтобы господа вот так вставали ни свет ни заря. Прямо в ночной сорочке ко мне прибежала, чуть солнышко взошло. Сказала, что хочет приготовить хозяйке какое-то блюдо на завтрак, отплатить, мол, за ее доброту. Не помню даже, как это блюдо называется, ни разу не слышала я про такое, только поняла, что готовится оно из рыбы. А мисс непременно сама хотела рыбу купить, ну как она в бальном платье – то на базар пойдет. Дала я ей одежку своего сына. А из нее отличный паренек получился! Так босиком и убежала. И с тех пор ни девушки, ни рыбы, ни завтрака. Вот такие пироги! – и она тайком вытерла фартуком набежавшую слезинку.
Внезапно вспомнив про свой ночной визит на соседнюю улицу, он круто повернул, решив навестить свою пациентку и ее ребятишек, и стал свидетелем неприятной сцены.
Стройный, хорошо сложенный паренек-подросток, бегущий по улице, внезапно остановился напротив здания, куда направлялся доктор, и начал растерянно озираться по сторонам. Вслед за ним похотливой рысцой трусило нечто, то есть определенно человек, но Ричард привык определять подобных людей местоимением «оно». Яркие щеки, широко открытые глаза и язык, жадно облизывающий губы, сразу было видно, что, а вернее, кто являлся целью его пробежки.
Доктор ускорил шаг, и ему удалось вывернуть из переулка как раз вовремя, чтобы иметь возможность беспрепятственно наблюдать всю картину, которая обещала быть достаточно смешной. Только заняв эту позицию, он понял, что мальчишка смутно ему кого-то напоминает!
Ина уперла руки в бока, и вызывающе крикнула, вскинув подбородок.
-- Чё те надо, мурло? – ее звонкий голосок возымел прямо противоположное ожидаемому действие. Вместо того, чтобы притормозить и ответить на вопрос, преследователь еще больше расплылся и, расставив руки, начал приближаться, нескромно покачивая бедрами.
«Я узнаю этот голос из тысячи!» - реплика мальчишки заставила Ричарда кинуться вперед не задумываясь, сразу превращаясь из стороннего созерцателя в активного участника действия.
-- Эй, Франсуаза! – внезапно раздался спокойный голос, обращающийся к розовощекому «красавцу». Хватит за мальчиками гонятся, сначала подлечись, мне клиентуры и без тебя хватает! – Ричард ловко тормознул умника с женскими ужимками, подставив ему подножку, тот не удержался на ногах и рухнул прямо в кучу отбросов под дружный хохот девиц, выглянувших на шум из окон борделя.
--Так его, доктор! Не будет у нас хлеб отбивать! – крикнула брюнетка в прозрачном пеньюаре.
-- Пните его еще хорошенько по одному месту! Ему понравится! – залилась смехом блондинка и озорно подмигнула Бладу.
Тот изящно откланялся, и, не обращая внимания на скулящего в грязи Франсуа, направился к боковой двери, где его уже поджидала мадам.
Проходя мимо остолбеневшей Ины, он обронил коротко:
-- Иди за мной!
-- За вами?! С какого это… - но разыгравшееся на улице продолжение сцены помешало ей закончить фразу.
К лежащему на земле Франсуа подошел огромный бритоголовый мужик, одетый, как биндюжник, и присел около него на корточки:
-- Как они тебя ударили, бедненький… - он ласково провел пальцами-сардельками по волосам несчастного. Похоже, эти ребята нашли друг друга.
-- Сейчас эти гаденькие мальчишки будут горько плакать, - голова гиганта повернулась в сторону Йинайти. Через миг, проскочив под локтем мадам сквозь почти уже закрытую дверь, девушка оказалась внутри.
Биндюжник грязно выругался и махнул рукой. Затем он бережно поднял с земли нарядного пирата и отряхнул огромной лапищей. Обнявшись, парочка удалилась.

В маленьком закутке за дверью негде было даже развернуться, поэтому Ричард, не оборачиваясь, прошел наверх. Ина, как ни была она зла на доктора, посчитала за лучшее пойти следом.
«Поквитаться с ним я всегда успею! И пусть не думает, что помог мне выкрутится! Да я бы в два счета разделалась с этим расфуфыренным петухом» - со злости она стукнула кулачком в стену.
-- Кто там? – поинтересовались из-за стены нетрезвым мужским басом.
Ина стремглав метнулась по лестнице и с разбегу наткнулась на спину доктора. Сконфузившись еще больше, она решила разыграть последнюю крапленую карту, вдруг Блад все же не узнал её в мужской одежде, а просто помог ближнему в беде.
-- Спасибочки, мистер, что выручили юнгу. Пожалуй, я пойду – пробасила она.
-- Не ломай комедию! – Ричард развернулся стремительно и бесшумно, что несколько удивило Ину, ведь он всегда был такой неуклюжий.
-- Самому провидению было угодно, чтобы я нашел тебя. У некоторых просто дар вляпываться в неприятные истории, впрочем, наверное, ты научилась этому у Вольхи. Зачем ты сбежала? Тебя выследили? – он нежно взял ее за плечи.
-- Или ты не доверяешь мне? - в его голосе прозвучала обида и тревога.
-- Хм, я вам не мешаю? – поинтересовалась мадам Жерардо, поднимавшаяся следом. – Доктор, я помню наш уговор, ваш номер уже готов! Или вы желаете уединиться с другой девушкой? – не смотря на нотки сарказма, Блад понял, что хозяйка намекает на соблюдение их тайны.
-- Желаю, Анна! – неожиданно резко бросил Блад и уволок Ину в ближайшую пустую комнату, крикнув хозяйке, прежде чем закрыть дверь:
-- Аннэт, я подойду через десять минут! Приготовьте там всё! – с этими словами он захлопнул дверь, не забыв повесить на ручку записку «не беспокоить».
-- Ну?! – рявкнул он на Йинайти, практически бросая её на фривольного вида диванчик.
Йинайти не ожидала от доктора такой резкости, она догадалась, что побег имел более неприятные последствия, чем она могла себе представить, и чувствовала себя виноватой.
-- А мисс Вольха…знает? – спросила она в первую очередь.
-- Мисс Вольха не только знает, она уже бросилась к черту в зубы, точнее в логово герцога, надеясь спасти тебя! Что же произошло, Ина? Я уверен, что-то серьезное заставило тебя покинуть убежище? – доктор в упор посмотрел на девушку.

Йинайти просто подскочила от такой наглости, живо представив себе, чем доктор занимался здесь ночью. «Да как он может быть таким лицемерным после этого? Он еще смеет так спокойно разговаривать со мной? Что заставило меня покинуть убежище – твое развратное поведение – вот что!» - ей вдруг стало невыносимо жалко себя, и она расплакалась. Это было так неожиданно, что доктор присел к ней на диван и осторожно обнял за плечи:
-- Ну-ну, не надо моя девочка… - шептал он, - просто расскажи, как было дело.
-- П-п-пониаете, Р-р-ричард, - начала она, всхлипывая и заикаясь, - я знаю…нас учили, что мужчине иногда… - она подняла на него глаза и тут же вскочила, резко освободившись из его рук.
-- А вообще, какое ваше дело? Почему я должна перед вами отчитываться, да еще в таком месте. Немедленно дайте мне уйти, я не обязана сопровождать вас в подобных похождениях, и обслуживать вас вовсе не собираюсь! – Слезы мигом высохли на ее щечках, теперь на них пылал румянец праведного гнева.
Девушка осознавала, что говорит не совсем то, фактически признаваясь Бладу в ревности. Нападая, она пыталась так заглушить чувство стыда за то, что поставила под угрозу безопасность двух близких людей. «Похождениях, обслуживать… Вот оно что? Она боится оставаться со мной наедине, боится поддаться порыву. К тому же, ей совсем не безразлично к кому я пришел сюда. Похоже, мои шансы на победу растут!» - подумал доктор, «- но не буду слишком самонадеянным, возможно мои выводы ошибочны. Необходимо слегка подогреть её, заставить выдать себя. Она конечно умна, но еще очень молода.»
-- Вы как всегда великолепны Йинайти! – Ричард слегка улыбнулся и развалился на кровати, без стеснения разглядывая девушку. – Значит, сначала прикидываетесь бедной маленькой овечкой, просите защиты и поддержки, а когда дело запахло жареным - тихо сматываете удочки? Вам вообще-то в голову приходило, что это не детские игрушки?! Между прочим, из-за вас человека убили! – Блад понимал, что поступает жестоко с юной красавицей, преподнеся всё в подобном свете. Такие «новости» конечно же испугают ее, но Ричард не смог сдержаться. Это была его месть за холодность в отношениях с ним. Он любовался нежным румянцем гнева, прекрасными глазами, мечущими молнии и стройной талией, которую не скрывала слишком короткая рубашка.
-- И чем это место, хуже любого другого? Именно здесь мужчина и женщина могут «поговорить» без посторонних. - Он наивно вскинул бровь, прекрасно осознавая, что последует за этим выпадом.
-- Овечкой?! Убили?! Поговорить?! – Ина беспомощно повторяла отдельные слова из речи Блада, - Да я… да мы… в саду, никого не трогали… мисс Вольха …отец…бандиты… а тут еще вы в этом мерзком доме!
Выпалив последние слова, Ина надменно шмыгнула носом и стерла рукавом следы от слез. Она встала и пошла к двери, спокойная, как зимняя луна:
-- Не хочу ничего понимать. Пойду я, - обернувшись в последний раз на доктора, она, наконец, сорвалась:
--У, развалился на ложе любви, котяра похотливый! – заорала Йинайти, забавно смешивая высокопарные и низменные слова и выражения.
-- Фи, принцесса! Чему вас учили ваши учителя, или это мое общество так разлагающе влияет на ваш лексикон? – Ричард не шелохнулся, сделав вид, что его не трогают ее слова. На самом деле внутри его все перевернулось. Сейчас Блад ясно осознавал, что оказавшись наедине с Иной, он напрочь забыл о Вольхе, лорде, бакуто и прочей малозначительной чепухе, поэтому было вдвойне обидно услышать о себе такое нелестное мнение.
Ина молча рванула дверь на себя и с ужасом обнаружила, что та закрыта.
-- Выпусти меня или я буду кричать – она повернулась к доктору, глаза ее метали молнии.
-- Ты правда хочешь уйти, прямо сейчас? – Ричард с трудом заставлял себя говорить медленно и без эмоций.
-- А-А-А! Помогите! – это был достаточно громкий ответ.
-- Сaramba! Naranjas chinas! - доктор вскочил с дивана и сцапав Ину в охапку закрыл ей рот ладонью. Это был опрометчивый поступок, и Блад сразу же о нем пожалел. Через долю секунды он застонал от боли и отпустив Ину начал трясти рукой.
-- Дикая кошка! – он принялся разглядывать укушенную руку - крови не было.
-- Не смейте ко мне прикасаться доктор! Я вам не какая-нибудь … - Ина, гордо вскинув голову, с трудом подыскивала подходящее слово, поэтому несколько не ожидала того, что произошло.
Ричард неуловимо быстрым движением привлек ее к себе, и девушка внезапно осознала, что значит горячий поцелуй мужчины. Ина растворилась во времени и его крепких объятиях. Казалось, что это будет длиться вечно, его нежные пальцы ласкали открытую шею, другая рука обвилась вокруг ее талии. В последнем порыве отстраниться она уперлась в него внезапно похолодевшими ладошками, и ее обожгло тепло его тела через тонкий батист рубашки. Ее сопротивление было сломлено - она ответила на поцелуй.
Ричард медленно и неохотно отпустил девушку.
-- Кажется – это самое действенное средство заставить вас замолчать querida mía! - Ричард пытался выглядеть спокойным, хотя у него прерывалось дыхание, кружилась голова и подгибались ноги.
-- Прошу вас, подождите меня здесь, я буду через пару минут. И умоляю – никаких сюрпризов! Аннет напоит вас чаем, - и открыв дверь наружу он быстро вышел.

Оказавшись в коридоре Ричард прислонился к стенке. Ноги отказывались слушаться. Что с ним происходит? Еще ни одна женщина не заставляла его испытать подобное и дело не столько в поцелуе (целоваться Ина не умела, она только вернула ему прикосновение), дело было в нём самом. Он прислушался к себе: сердце бешено колотилось, он все еще видел её образ, чувствовал нежный аромат жасмина исходящий от ее волос, ощущал у себя в руках ее стройное молодое тело. Но было еще кое-что, в чем он не хотел себе признаваться!
-- Вы идёте, доктор? – появившаяся в коридоре мадам Жерарди бесцеремонно вырвала его из мира грез. Ричард взял себя в руки, оправив камзол и, застегивая верхние пуговицы, направился к ней.
-- Вы что-то неважно выглядите, может, не стоило так торопится с той милашкой? У Кэт все хорошо, мы могли бы и подождать, - женщина улыбнулась одними глазами, глядя на бледное лицо Ричарда.
-- Прошу без прозрачных намеков! Делая скидку на вашу профессию, предполагаю, что вы всех судите по себе. Уверяю вас – в данном случае не стоит! Оскорбляя мою спутницу, вы наносите оскорбление и мне. – Блад уже пришел в себя и снова надел деловую и слегка надменную маску.
-- Я сохранил вашу тайну - жду того же от вас. Надеюсь, инкогнито нежданной гостьи не будет раскрыто в ходе вашего дружеского разговора за чашкой чая. Вы ведь угостите ее чаем? Я присоединюсь к вам позже, - и не дожидаясь ответа, он вошел в комнату своей пациентки.
-- Надутый павлин, - процедила сквозь зубы Анна. Впрочем, она не могла не испытывать чувство благодарности к доктору за то, что он спас ее дочь. Она видела, с какой самоотверженностью Блад боролся за жизнь дорогих ей людей и поэтому, тут же простив ему повелительный тон, направилась за чаем.

Йинайти опустилась на диван. Она была окрылена и опустошена одновременно. Поцелуй доктора разбудил и разжег таящиеся в ней доселе неведомые силы, чувства и желания. Но на другую чашу весов богатое и обостренное обстановкой воображение юной особы угрожающей горой наваливало картинки, на которых Ричард был с другими женщинами. Она пыталась отогнать эти мысли, но безуспешно, чувствуя, как водопад жгучей ревности постепенно вытесняет образ «непогрешимого» возлюбленного, который каждая девушка носит в своем сердце. Техническая сторона дела была теоретически известна Ине, и это лишь усугубляло её страдания. Крошечной искоркой мелькнула мысль: «Неужели общение со МНОЙ так распалило Ричарда, что он помчался сюда бегом, не мог больше терпеть». Поверить в это - значит признать, что добропорядочность Блада исключительно напускная и он не лучше других «джентльменов», которыми забиты подобные места. Но, определенный плюс все же есть: «Значит, я достаточно красива и могу легко вызвать в мужчине желание,» - Ина кокетливым движением поправила рубашку и взглянула на себя в зеркало. Только вежливый стук в дверь отвлек девушку от этих мыслей. Дверь открылась. На пороге стояла мадам с грустной улыбкой на губах и подносом в руках. Только сейчас Йинайти вспомнила, что так и не позавтракала.


-- Здравствуйте, мисс Икс. Доктор не желает открывать мне ваше имя, так что я буду просто называть вас просто «душечка». Я принесла вам чаю с пирожными, ведь все молоденькие девушки любят пирожные, - мадам поставила поднос на табуреточку и сев на кровать рядом с Иной пододвинула лакомство к ней поближе, и стала наливать чай.
-- Кушай, мистер Блад скоро освободится.
Как не была голодна Ина, последняя фраза отбила у нее аппетит. Она сжала зубы и посмотрела на Анну в упор.
Жерарди взглянув на юную гостью сразу все поняла, ее фраза должно быть прозвучала крайне двусмысленно для этой девочки. «Она влюблена в него! Что ж, она должна будет узнать, что любовь не только розы, но и шипы! Не собираюсь рассеивать ее опасения, меня никто не жалел, почему я должна жалеет её», - вслух же она сказала.
-- Мужчины всегда заставляют женщин ждать… - проговорила она с безмятежным видом. – Тебе с сахаром?
-- Без! – Ине было все равно, но она ответила так из чувства противоречия.
-- Вот и славно! – Аннет невозмутимо налила девушке чай и пододвинула тарелку с булочками.
Продолжая глядеть на мадам, как кок на корабельную крысу, Йинайти впилась в булочку, словно хотела перегрызть горло врагу. Затем она поднесла к губам чашку и сделала большой глоток, от чего поперхнулась и закашлялась.
-- Куда же ты так спешишь, деточка? – Анна принялась хлопать пострадавшую по спине, - доктор еще с Кэтти не закончил.

Ричард подошел к кровати пациентки, та немного задремала. Она была все еще очень бледна, но дыхание было ровным и глубоким. На подушках рядом заворочался один из младенцев и мать, выходя из забытья, пробормотала вслух мужское имя. Ричард, услышав его удивленно изогнул бровь: «Неужели так назвали младенца – кажется, я где-то уже слышал это имя…»
Он присел на край кровати и слегка дотронулся до плеча Кэт, та открыла глаза и улыбнулась.
-- Нет, нет, не разговаривайте, берегите силы, - остановил ее доктор, - вижу, мои назначения выполнялись в точности, вам лучше. Он осмотрел ее и детей и остался вполне доволен.
-- Кстати, как назвали мальчиков? – не удержался и спросил Ричард, и тут же одернул себя: «Наверное – это заразительно, я сегодня только и делаю что всех расспрашиваю, может мне профессию сменить?»
-- Риккардо и Ричард – тихо произнесла молодая мама и ласково посмотрела на детей.
-- Льщу себя надеждой, что моего тезку вы не будете слишком много наказывать, если он будет шалить? – улыбнулся Блад.
-- Боюсь, доктор, я недолго буду с ними, - на глаза женщины навернулись слезы, - разлука неизбежна.
-- Не плачьте, милая! У вас еще будет время решить, как поступить. Ведь не может идти дождь каждый день, как говорила моя кормилица, будет и ясное небо. Возможно, ваша жизнь кардинально изменится и вы, наконец, будете счастливы. А сейчас выпейте вот это и спите, - он дал ей настойку и поправил подушку. Она заснула почти сразу же. Выходя из комнаты, Ричард задержался и посмотрел на неё оценивающим взглядом. Определенно – она была очень красива!
В голове доктора мелькнула неприятная мысль: «А ведь она шептала не имя сына…» Он вздохнул и покачал головой, словно старался вытрясти из неё дурные мысли. «Надо перестать сейчас думать о чужих заботах, разгрести бы свои. Это твоя работа и только. Забудь все, что слышал, забудь и все! Надо подумать, что делать с Иной и этим треклятым лордом, приклеился как пиявка к за… Дьявол! Начинаю говорить как Вольха. Выспаться бы или напиться, или и то и другое. Жаль – не поможет!» - с этой невеселой мыслью он вошел в комнату, где оставалась Ина.

К тому времени Ина и Анна уже мирно беседовали. Несмотря на разницу в возрасте, воспитании, вероисповедании и жизненном опыте, они обсуждали вечную тему – все мужики сво…
-- Да себя они только любят! – доказывала Ина, мы им нужны только чтобы стирать, готовить, и .. сами понимаете.
-- Это верно, большинство из них именно такие, - соглашалась Аннэт, - но бывает и наоборот – какая-нибудь одна девчонка прилипнет к двоим-троим одновременно, как тот ласковый теленок, и тянет из них денежки, пока они друг друга на дуэлях не перестреляют.
-- Вот и говорю – идиоты! – Йинайти продолжала гнуть свою линию, – им бы только стрелять и доказывать друг другу, кто имеет больше прав на девушку, как будто мы вещи, а не люди.
-- Кх.. я не помешаю? – робко спросил Ричард.
-- Заходите, милый, чайку попейте! – обрадовалась Анна. Ина не разделяла её восторга, она насупилась и сделала свирепые глаза.
-- Спасибо, с удовольствием! – Блада передернуло от укола этих прекрасных темных глаз, его так и подмывало спросить, что он такое натворил и чем вообще заслужил укус и этот взгляд. Он машинально потер больную ладонь, но промолчал: «В любом случае ничего не стоит выяснять при Аннет, лучше наедине, и подальше от этого (как выразилась Ина) мерзкого места. Здесь все шло не так!» Опустившись на табурет, напротив дивана он с удовольствием отхлебнул крепкого горячего чаю.
-- Ну, как …? – Жерарди задала этот вопрос почти машинально, но тут же осеклась, вспомнив про «чужие уши». Ина тут же впилась глазами в доктора, на этот раз к злости примешивалось нескрываемое любопытство.
-- Да, доктор, как она? Кэтти? Ничего – или были получше! – вырвалось у неё.
Ричард чуть не подавился чаем, что он вообще нашел хорошего в этом юном и жутко невоспитанном создании? Впрочем, вопрос был чисто риторическим – сердцу не прикажешь. Он поставил чашку на столик и поборов желание заорать тихо и медленно проговорил, отвечая на вопрос Аннет.
-- Думаю Кэт сейчас в хорошей форме, но никогда не нужно останавливаться на достигнутом. Я положил (он секунду колебался, подбирая подходящее сравнение к листу с назначениями) всё, что от меня требовалось, на столик у кровати. Думаю, я еще раз загляну, скажем, завтра. А теперь прошу вас, Аннет, оставить нас ненадолго наедине.
Аннет начала собирать чашки.
Ричард собрался с мыслями и заговорил примирительным тоном, больше не провоцируя свою собеседницу.
-- Я думал, что вы немного остыли, пока меня не было. Престаньте вести себя как ребенок. Какова бы ни была причина вашего бегства, прошу Вас забыть её и решить, как нам быть дальше. Я только хочу вам помочь!– он специально упирал на Вы, чтобы лишить их разговор личностной окраски.
-- Вот видите! – Ина обращалась к Анне, словно призывая её в союзники, - только пришел от …эх.. – девушка тяжело вздохнула. Аннэт вопросительно взглянула на Блада. Тот одними глазами ответил «Нет!». Хозяйка взяла поднос и вышла, сказав в дверях:
-- Ты еще очень молода…
Ина молчала, уставившись в пол.
-- Напоминаю, речь идет о вашей безопасности, - казенно повторил Блад.
Ноль реакции.
-- И о безопасности мисс Вольхи.
Ина лишь стыдливо втянула голову в плечи.
-- Надо поскорее покинуть это место, согласны ли вы пойти со мной?
-- НИ ЗА ЧТО! – упрямо сообщила девица.
Ричард встал, одним шагом оказался около двери и быстро открыл ее. Аннет сделала вид, что спешит куда-то, и быстро ретировалась.
Это подействовало на Ину несколько отрезвляюще. Она внезапно поняла, что друзей у нее почти нет, пожалуй, только Вольха. Ричарда она продолжала записывать в знакомые и ухажеры, но не в друзья.
-- Вы помните, что вас ищут бакуто? – оборвал поток ее мыслей Блад.
Термин из родного языка вернул Йинайти к действительности:
-- А, бакуто, да, конечно. Что я должна делать? У вас есть конкретные предложения? – она в тон доктору перешла на официальную речь.
-- Я тут подумал… - начал доктор.
-- Удивительно, как вы нашли на это время? – съязвила красотка.
-- Не поверите, я умею делать несколько дел одновременно, как Юлий Цезарь, - не остался в долгу доктор. – Так вот, я подумал, что в городе есть одно место, где вас никто не найдет, и где за вами будут присматривать…
-- В тюрьме, что ли? – Ина распахнула глаза от удивления.
-- Почему в тюрьме? В церкви! Думаю, ваша вера позволяет вам посещать католические храмы? Вот и отлично. А по дороге я вам все расскажу, идемте.

 

#2
Alisa
Alisa
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2005, 09:54
  • Сообщений: 1123
  • Пол:
Re: 23 апреля после полудня Порт Роял, католический храм в Порт Рояле
Они спустились и убедившись, что на улице за ними никто не наблюдает, отправились к церкви, выбирая улочки поизвилистее. Доктор рассказал ей о смерти виконта и о том, что после того, как они узнали о её исчезновении, мисс Галади направилась прямо в лапы этого странного герцога. О происхождении яда, а также небольшой и неловкой для него сцене в комнате Вольхи Блад благоразумно промолчал. «Festina lente (тише едешь дальше будешь) подумал он про себя, рассказать ей всегда успею, если конечно первая не постарается ее рыжеволосая «сестрица» Впрочем, виноват – отвечу!»
-- А виконт-то, отчего помер? – спросила девушка.
-- Его отравили, но всем я сказал, что от сердечного приступа, я же уже сказал. Причем я сильно подозреваю, что к этому приложил руку небезызвестный тебе герцог Эллианкур.
-- А разве его из-за меня убили?
-- А..ну..нет, я не уверен. Но одно точно – герцог последний видел Монтеземолло живым и вероятно у него ещё не один козырь в рукаве. - Блад быстро свернул скользкую тему, - Ой, осторожно, не споткнитесь!
Храм находился почти на окраине города, двор его прилегал к скалам, поэтому вход был только один. Конечно, для возможного отступления это было крайне неудобно, но Блад был уверен, что ничего лучшего им пока не найти.
Ричард был ревностным католиком. Приверженность к этой вере он унаследовал от матери, которая не пожелала менять ее, даже выходя замуж за протестанта. Впрочем, отец Ричарда не был столь разборчив и охотно уступил воле любимой женщины, перейдя в ее веру. Доктор регулярно посещал приход по выходным и в праздники и щедро жертвовал бедным и страждущим. К тому же, это было отличное место для установления новых связей и подбора богатых клиентов.
Войдя в храм, Ричард преклонил колени у алтаря и перекрестился. Ина с восхищением смотрела на великолепное золотое распятие и россыпь горящих свечей под ним. Из боковой двери к ним вышел священник. Он с отеческой улыбкой подошел к доктору и, благословив его, с удивлением воззрился на его спутника. Пиратская одежда Ины несколько смутила преподобного, так как люди этой профессии не отличались богобоязнью.
-- Можем ли мы поговорить с Вами, отец Бенедикт? Нам нужна ваша помощь? – обратился к нему Блад.
-- Конечно, сын мой, следуйте за мной.
Он повел их через множество мелких комнат и коридоров в свой кабинет. Там было строго, но мило. Жестом пригласив их присесть, монах сел за стол и смиренно сложив руки, приготовился слушать.
-- У нас к вам весьма деликатное дело. Боюсь, что вы один можете нам помочь. Дело в том, что необходимо на время приютить это юное создание, потому что Энджел (Angel) угрожает смертельная опасность, её разыскивают и хотят убить, - доктор не стал раскрывать настоящего имени спутницы. Отец Бенедикт побледнел и начал медленно вставать. Блад, видя его реакцию, тоже поднялся.
-- Не ожидал от вас, сын мой, что вы приведете в эту обитель целомудрия девку, к тому же в мужском одеянии. Это непростительное святотатство. Вы просите за нее? Кто она …, вы с ней…, я не позволю осквернять храм присутствием этой…
-- Не суди, да не судим будешь! – перебил монаха доктор, - вам ли этого не знать! И как вы только можете оскорблять человека, видя его впервые! А уж грубое слово, коим вы столь поспешно назвали эту юную особу, произнесенное вашими устами – это точно святотатство!
Йинайти переводила вопросительный взгляд с доктора на священника, немножко не улавливая суть разговора. В храмы на ее родине пускались все без ограничений, и поэтому ей был непонятно возмущение святого отца. Прием её не порадовал, но она терпеливо ждала окончания переговоров, лишь бы только побыстрее остаться вне общества этого лицемерного похотливого мужчины. Но вот смысл незаконченной фразы монаха Ина безошибочно уловила, и реакция доктора ее приятно удивила. Доктор продолжил укорять священника:
-- Прошу Вас не делать поспешных и неверных выводов, святой отец. Эта девушка – Agnus dei (агнец божий) в большой беде, и думаю, ее непорочность может вполне соперничать с невинностью этих стен. Кому еще защитить несчастное, загнанное в угол юное и хрупкое создание, не это ли ваша обязанность? Не вы ли призваны лелеять и направлять паству свою, а также ограждать её от тлетворного дыхания иноверцев? – Ричард сложил за спиной пальцы крестиком и мысленно попросив прощения у Господа, за обман священника, продолжил.
-- За Angel гоняются чужеземцы, приверженцы дьявола. И если вы не хотите укрыть её и спасти, думаю, она примет мученическую смерть за веру Христову. Этот грех ляжет тяжким бременем на вашу душу, готовы ли вы принять его?
-- Чужеземцы, говорите, - монах внимательно присмотрелся к Йинайти.
-- Не смотрите так на Энджел, она уже два года, как католичка, - Блад незаметно подтолкнул девушку.
-- Ага, ага, - закивала Йинайти и торопливо перекрестилась, опуская очи долу. – Pater noster! Da nobis…
Бенедикт жестом остановил её.
-- Простите, я неправильно все истолковал, - стушевался священник и взглянул на девушку более мягким взглядом, - Зная вас, как честного человека, верю каждому вашему слову, но… - он снова опустился за стол и нервно начал перебирать четки.
-- Сколько вам лет, дитя мое? – ласково обратился монах к Ине.
-- Семнадцать…
-- Уже не ребенок! – отец Бенедикт обернулся к доктору. – Я укрою бедняжку, но не больше чем на пару недель. Вы прекрасно знаете, что нам не положено общаться с женщинами, а тем более жить с ними под одной крышей. Во избежание нежелательных разговоров ее необходимо переодеть в монашеское платье и выдать за послушника. Думаю, Всевышний простит нам этот вынужденный маскарад. Пойду, распоряжусь насчет кельи, и принесу рясу – настоятель встал и поспешно вышел.
-- Ему можно доверять, доктор? – Ина вопросительно взглянула на Блада.
-- Определенно. Он осторожен как старый лис, но сердце у него доброе. Отец Бенедикт не выдаст вашей тайны, если вы, конечно, не выдадите себя сами.
Доктор снял с себя золотой крестик на цепочке и сунул Ине в руку, потом из внутреннего кармана камзола достал маленький томик Библии и тоже отдал его.
-- Этих атрибутов вполне достаточно, чтобы сделать из вас католичку, хотя бы внешне. Монашеское одеяние дополнит картину, - он опустил глаза и тяжело вздохнул.
-- Я приду завтра, около десяти, когда утренняя служба закончится.
Ина не ответила, сняв с головы красный платок и бросив его на кресло, надела крестик.
-- Вольхе сообщить, где вы? – тихо спросил доктор, внимательно глядя на нее.
-- Сообщите ей, что я в безопасности, чтобы она не переживала очень сильно.
Вернулся отец Бенедикт в сопровождении молодого послушника.
-- Брат Томас проводит брата Энджи в его келью, там уже все приготовлено.
Ина сделала шаг в сторону мальчика. Доктор порывисто сжал её руку, прощаясь, девушка высвободилась не резким, но очень точным движением. У доктора осталось чувство, что из его руки выскользнула рыбка. Молодые люди удалились.
-- Спасибо, святой отец! – Блад начал горячо благодарить монаха. Тот слушал, смиренно склонив голову. Когда доктор закончил свою речь, священник начал оправдываться.
-- К сожалению, я не смог предоставить ей лучшую келью…
-- Ничего, она не избалована!
-- Впрочем, все наши кельи давно требуют ремонта…
Блад молчал, внимательно слушая.
-- И крыльцо обветшало, я каждый день молюсь, чтобы прихожане не переломали себе ноги, посещая наш храм…
Доктор наконец сообразил, куда клонит отец-настоятель.
-- Да и купол прохудился…
-- Сколько? То есть, примите скромное пожертвование, - он положил на стол богато расшитый кашель с золотыми.
Бенедикт, взяв его, взвесил в руке и вопросительно посмотрел на Блада, тот, порывшись в карманах, бросил на стол мешочек с серебром и, предупреждая ответную реакцию монаха, проронил:
-- Завтра будет большой праздник, думаю, мой взнос превысит сегодняшний, как минимум в 3 раза.
Удовлетворенный ответом монах молитвенно сложил руки и сказал нараспев:
-- Отдавая – приобретаем! Ибо…
-- До свидания, святой отец! Надеюсь, в случае непредвиденных обстоятельств вы сразу известите меня, прощайте, - Ричард направился к двери.
-- Да хранит тебя Господь, сын мой! – отозвался настоятель, одной рукой творя крестное знамение вслед доктору, а второй пряча деньги в стол.

Выйдя из церкви, Ричард быстрым шагом направился домой. Он думал, что опаздывает, и Вольха, должно быть заждалась его.
-- Если ее конечно впустили, ведь я не оставлял никаких распоряжений, а ждать под дверью не в ее стиле! – пробормотал он про себя.
Часы на башне форта пробили 3 по полудни, доктор ускорил шаг.
-- Продолжение в новом топе -
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей