Перейти к содержимому

Телесериал.com

Гость из Будущего

Мое видение истории Криса Холливела...
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 102
#101
Фелиша
Фелиша
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Ноя 2005, 13:34
  • Сообщений: 852
  • Откуда: Россия, Первоуральск
  • Пол:
Глава 174

Крис не понимал, что происходит, но чувствовал – нечто ужасное! Ощущение присутствия Уайета внезапно обрушилось на него, как будто засосав в темную, полную огня бездну, прикосновение к которой он уже испытал однажды, восемь лет назад, когда у него на глазах старший брат надел Корону Хозяина. Тогда Крис еще был эмпатом и мог чувствовать ауру Зла, скрытую от него потом долгие годы… И сейчас ощущение было до боли похожим. Настолько похожим, что все его кошмары, казалось, надежно похороненные где-то глубоко внутри, вмиг ожили, вызвав совершенно детское желание забиться в какую-нибудь нору, предоставив родителям самим разбираться со своим вновь слетевшим с катушек старшим сыном.
Да, оно было, это искушение – рассказать обо всем членам семьи, в кои-то веки переложив бремя ответственности за то, что творит Уайет, на кого-то другого. На долю секунды, глядя в полные тревоги глаза Джен, слыша испуганные голоса матери и кузины, чувствуя на плече отцовскую руку, молодой Хранитель почти поддался этой слабости, почти отступил… Но тут по-прежнему открытая связь с братом обожгла вдруг болью, ужасом, сожалением… и мольбой. Криком по помощи, безмолвным, не оформившимся, но от этого еще более отчаянным. И в этом зове совершенно ясно прозвучало его, Криса, имя! Сам не понимая, что делает, юноша переместился туда, где он явственно ощущал присутствие Уайета…
И замер, увидев слишком хорошо знакомую картину, воплощение самого ужасного из своих кошмаров – затянутая во все черное фигура, полные Тьмы светлые глаза в ореоле длинных золотых волос, и сомкнувшаяся в невидимом захвате рука, что душит скорчившегося на полу человека… Повелитель Уайет собственной персоной! Прошу ненавидеть и проклинать.
Страх и неверие на миг ледяной хваткой сжали сердце, парализовав Криса с ног до головы, но потом им на смену внезапно пришел гнев, жаркой волной растопив даже тени воспоминаний о пережитых по вине брата мучениях. Он больше не был жертвой, лишенной магии игрушкой в руках Уайета, он чувствовал себя сильным, как никогда, и не только из-за пробудившегося внезапно наследия Старейшин – просто Крис больше не был один. Семья, от которой к моменту предыдущего обращения Уайета во Зло остались одни обломки, здесь и сейчас ждала его дома… Нет, ждала ИХ, но в самый первый момент молодой Хранитель вряд ли думал о возвращении Уайета к Свету. В это мгновение перед ним стоял не брат, а враг, Темный Лорд, ненавидеть которого у Криса были все основания.
Взревев, точно разъяренный зверь, младший Холливел взмахнул рукой, сметая так и не заметившего его Уайета волной телекинеза…
Сила Зачарованных и их наследников была единственной, которой Избранный мало, что мог противопоставить. Да, он был в десятки раз могущественнее любого из членов своей семьи и мог, шутя, уничтожить каждого из них на месте. Но при этом магия Холливелов, суть его собственного Дара, всегда была способна пробить его щиты. Именно поэтому Гидеон использовал Книгу Таинств, чтобы зарядить энергией кинжал, уничтоживший поле маленького Уайета… И из-за этого Крис когда-то лишился своей не такой уж великой Силы…
…И как полтора года назад, на чердаке ставшего музеем родового особняка, он отшвырнул старшего брата, вложив в этот магический удар все свою боль, обиду и ярость.
Влететь со всего маху в предмет обстановки - всегда неприятно, особенно, если это не рассыпающая от одного чиха рухлядь времен Пайпер Бакстер, а добротный металлический стол, привинченный у полу. Вдвойне неприятно это было для свежевоскресшего Владыки Трех Миров, прямо скажем, не избалованного подобными ощущениями – за последние шесть лет Крис оказался единственным, кому хватило наглости поднять руку на его Избранность. Если Уайета Холливела посягательства на его драгоценную персону приводили просто в неописуемую ярость, то уж Повелитель Уайет, по идее, должен был испепелить святотатца на месте, брат там он ему или не брат… Каково же было изумление Криса, когда тот… просто засмеялся.
Впрочем, хохот этот был из той же серии, что и улыбочка, так напугавшая невезучего ученого, в последствии ставшего элементом нового декора лаборатории. И младшему Холливелу такой смех, больше похожий хруст битого стекла, был слишком хорошо знаком. Как правило, он не предвещал ничего хорошего, и был, пожалуй, даже более опасен, чем приступы неконтролируемой ярости – для его непосредственной причины, по крайней мере. Если последние чаще всего выливались в пару-тройку стихийных бедствий, то этот зловещий, с примесью горечи, смех Уайета обычно заканчивался для его младшего брата очередной изощренной пыткой, а то и вовсе новым увечьем.
Гнев самого Криса мигом остыл до состояния абсолютного нуля, сменившись некогда привычным в присутствии брата ощущением тщательно подавляемого ужаса. Свои страхи, как и любые другие эмоции, молодой Хранитель контролировал почти идеально, но при этом они никуда не девались. И сейчас, с неприятным холодком в груди, он мог только стоять и смотреть, как поднявшийся на ноги Уайет, приближается к нему, все еще тихо посмеиваясь. Нападать старший брат пока не спешил, но юноше казалось, что он уже чувствует на горле его невидимую магическую хватку.
-Ты не находишь, что это очень символично, Крис? – Уайет вполне ожидаемо вытянул вперед правую руку, но в сомкнувшихся пальцах лишь появился выпавших при полете через всю комнату Эскалибур, - Наша последняя встреча закончилась практически тем же, с чего началась эта! Жаль, не получится продолжить дальше по тексту – обстановочка не та, да и Бьянки здесь нет… Хотя, если ты желаешь, мы могли бы перенести сюда твою новую подружку – чтобы тебе было не скучно! - меч лег в материализовавшиеся на поясе ножны, но спокойнее от этого Крису ничуть не стало. Эскалибур был отнюдь не самым ужасным оружием Уайета, - С другой стороны, я тешу себя надеждой, что все-таки научил тебя бояться за свою собственную персону, даже если и не сумел добиться при этом главной своей цели… Ну что, поговорим, как водится, наедине, или для остроты ощущений нам все-таки нужна женщина… твоя женщина?
-Если ты хоть пальцем до нее дотронешься…
Одна только мысль, что Уайет может угрожать Дженис, вновь смыла страх волной ослепляющей ярости, настолько безумной, что Крис даже не обратил внимание на смысл остальных его слов. Впрочем, в следующую секунду Хранителю стало и вовсе не до размышлений – он все же дождался столь любимого Темным Лордом приема, и лишь некое подобие блока, перехватившего телекинетический захват на шее, удержало его от очередного балансирования на грани беспамятства – старший братец никогда не признавал полумер, и если уж перекрывал кислород, то редко кто мог устоять после этого на ногах. У Криса, как правило не получалось… Раньше.
-Ты же вроде хотел поговорить, Уайет, - прохрипел юноша, пытаясь отцепить от горла невидимые «пальцы».
-Но не слушать твои жалкие угрозы и оскорбления! Или я ошибся, и ты для разнообразия собирался сказать мне что-нибудь приличествующее послушному младшему брату?
Хватка на шее стала сильнее – уже не миндальничая, Уайет грубо сминал Крисов блок, рискуя не то, что задушить его, а самым банальным образом сломать шею. Видимо, попытка сопротивления здорово вывела его из себя… Слишком уж он привык, что брат не способен ничего ему противопоставить. А может, просто мстил за тот первый удар, здорово ущемивший его самолюбие.
Чувствуя, как слабеет защита, а перед глазами начинает темнеть, Крис вновь ощутил знакомый приступ отчаяния. Опять! Все по новой!!! Как уже было десятки раз. ЧТО можно противопоставить такой мощи?…
Где вообще была твоя голова, Холливел, когда ты решил потягаться в магии с Уайетом? О чем ты думал, отправившись прямо в пасть чудовищу?!
Мольба? Крик о помощи?!… Если кого здесь и нужно здесь спасать, так это его, Криса. И еще тех двух несчастных – старика на полу, неудавшуюся жертву удушения, и незамеченного им ранее белокурого парня на операционном столе… А он-то думал, что обнаружит на этом месте Уайета… Стоп! Белокурый парень?! Уайет?!!! Что еще за… ?
Глаза Криса полезли на лоб, но отнюдь не из-за нехватки воздуха – просто он, наконец, разглядел, лицо человека, распятого на окруженном какими-то непонятными приборами столе. Бледное, измученное, блестевшее бисеринками пота лицо… Уайета! Потом в глаза бросились пропитанные кровью бинты на бедре и предплечье, сочащиеся сукровицей свежие рубцы под разорванными браслетами, странные ожоги на кончиках пальцев… И это… его брат? Но Уайет не может, не должен выглядеть так! Он же всегда сильный, неуязвимый, безупречно-красивый… даже когда похож на демона, залитый с ног до головы чужой кровью. Чужой, но не своей!
Да что за чертовщина здесь вообще творится?!!!
Внезапно хватка на горле исчезла, и Крис, по инерции все-таки рухнувший на колени, зашелся в кашле, попутно в панике ощупывая горло – гематомы там останутся, и к гадалке не ходи, но его сейчас волновало нечто куда более важное – голос. Впрочем, даже этот страх не мешал юноше буквально пожирать глазами человека, распростертого на операционном столе. Галлюцинация? Иллюзия?! Двойник?!!!
-А, заметил, наконец-то, - хмыкнул между тем Уайет, проследив за растерянным взглядом младшего брата, - Удивлен, да? Я, признаться, тоже был слегка шокирован, когда обнаружил, что раздвоился. Но, знаешь, мне так куда больше нравится… С этим слабаком у меня не было шансов вырваться отсюда, да и вообще никаких перспектив впереди.
-Раздвоился?! – кое-как смог вытолкнуть из сведенного судорогой горла пораженный Крис, - Так он - это ты?!!!
-А ты что подумал? Принял его… или меня за трансформера? Нет, Крис, мы с ним действительно одно, к моему глубочайшему сожалению. А то я бы с удовольствием избавился от этого ничтожества. Тоже мне – Эго! Тряпка он безвольная, а не фактор контроля.
-Фактор контроля? – в голове младшего Холливела словно щелкнуло, глаза снова изумленно распахнулись, - А ты – подсознание? Подавленная Темная ипостась… Так это не легенда? Семейное проклятие, поражающее старшего в роду. Сначала тетя Прю, теперь ты…
-Да, и это продолжается с тех самых пор, как дочь Мелинды Уоррен, вынужденная скрываться и жить двойной жизнью, предпочла смертного колдуну, - усмехнувшись, Уайет на отцовский манер сложил руки на груди, - Парень так разобиделся, что решил столь оригинально проклясть наше семейство, но что-то у него не срослось, и печать рока отметила только старших детей в роду… Признаться, я думал, что уж мне-то подобное не грозит, но от этого закомплексованного слабака, - кивок в сторону бесчувственного тела на столе, - можно было ожидать чего угодно. Ну, ничего, зато теперь все снова встало на свои места. Я вернулся… и очень рад нашей новой встрече, Крис. Ты даже не представляешь как!


Глава 175

-Не сомневаюсь! – с горечью буркнул Крис, кое-как поднимаясь на ноги, - Что ж, теперь мне понятно, почему ты так странно говорил о нашей последней встрече. Своего брата я видел вчера утром, когда он собирался к кентавру, владевшему кровью Хинды - юноша коротко взглянул на безжизненное лицо другого Уайета, подумав, что с тех пор прошла, кажется, целая вечность, - С тобой же мы последний раз встречались в Будущем… в день, когда умерла Бьянка.
Золотистые брови сошлись над стремительно темнеющими серо-зелеными глазами:
-Меня, значит, ты братом, по-прежнему не считаешь!
-А ТЫ мне и не брат! Ты не настоящий Уайет… так, самозванец, случайное порождение безумия Гидеона и рокового стечения обстоятельств. Ошибка, которую нужно устранить!
-Да неужели?!
Знакомый до боли, до зубовного скрежета взмах рукой – и Криса, как уже десятки раз раньше, швыряет о стену. И лишь ответный удар телекинеза, частично погасивший энергетический импульс, спасает его очередной травмы…
Мда, приятель, а злить Уайета в твоей ситуации отнюдь не лучшее решение. Убить он, конечно, не убьет, но снова оказаться в инвалидном кресле что-то совсем не хочется. Лучше собери мозги в кучку и подумай, как решить эту проблему. Человек перед тобой – действительно, не настоящий Уайет! Твой брат победил Зло внутри себя, но убить его он не мог, как и не мог вычеркнуть из своей жизни последние десять лет. Теперь «охотникам на ведьм», будь они неладны, удалось вытащить наружу его Темную ипостась, но уже одно то, что Уайет не просто стал Темны Лордом, а раздвоился, свидетельствует о том, что возврата к прошлому нет и быть не может. А значит, непутевого старшего братца надо спасать…
Думай, Крис, думай! Когда это произошло с Прю, все было гораздо проще. Если не считать обвинения в убийстве и едва не сорвавшейся свадьбы родителей, ничего страшного тогда не произошло, да и Фиби удалось вразумить и собрать старшую сестру, так сказать, воедино, сравнительно легко, с помощью обычного откровенного разговора. Но взывать к добрым чувствам Темного Уайета бесполезно, Крис еще в Будущем себе язык стер, пытаясь достучаться до своего брата, скрывающегося где-то в глубине черной души Повелителя.
С другой стороны, как бы дико это не звучало, причиной всех издевательств, что измысливал для него Уайет, было именно его, Криса, отречение и нежелание видеть в Темном Лорде свою плоть и кровь. Вот и сейчас в тяжелом, словно каменная плита, взгляде серых глаз пылает не столько ярость, сколько боль и разочарование. Теперь Крис это ясно видел – потому что больше не был ослеплен, как прежде, собственными обидой и отчаянием. А еще он мог их чувствовать! Ментальные щиты Уайета всегда скрывали его эмоции от кого угодно, но только не от родного брата – ведь недаром именно Крис первым заподозрил того в обращении ко Тьме, просто слишком долго не мог в это поверить. А сейчас младший Холливел вдобавок стал куда более сильным эмпатом, чем прежде…
И в этом был его шанс!
С болезненной яркостью вспыхнула вдруг перед глазами картинка: ветвистая молния бьет в вершину «Золотых ворот», опаляя его слепящей болью, но, уже падая в распростершуюся внизу морскую бездну он видит, как уходит Тьма из любимых аметистовых глаз… Способность чувствовать и передавать эмоции – мощное оружие, и они с Фиби не раз это доказывали. Недаром демоны как огня бояться эмпатов. Но Уайет-то не демон, у него есть душа, пускай она и затоплена Тьмой. Кроме того, если однажды уже удалось освободить его, то сейчас, когда Злом одержима лишь половина сущности Уайета, ему, Крису, просто сам Бог велел попытаться вернуть все на свои места. С любимой девушкой ему это удалось… может, и с братом получится?
-Ошибка, значит? – Уайет заговорил обманчиво мягким, вкрадчивым тоном, но голос его при этом резонировал такой Силой, что младший Холливел очень явственно представил себе, как в ближайших горах сошла со склона лавина, - Нет, Крис, ошибка у нас – это ты! Роковое стечение обстоятельств… Ты появился на свет по нелепой случайности, и тот факт, что незначительное изменение хода событий едва не поставило твое рождение под угрозу, самое яркое тому доказательство. И отношение к тебе отца, разумеется… - Темный Лорд насмешливо скривил губы, - Знаешь, было почти забавно, наблюдать как ты прыгаешь вокруг нынешнего Лео, глядя на него по собачьи преданными глазами. И это после того, как он всю жизнь смотрел на тебя, словно на пустое место, а здесь сначала чуть не прикончил, а потом изводил месяцами!
Чтобы вытолкнуть из легких ставший вдруг густым воздух, Крису понадобилось заметное усилие. А ты, оказывается, умеешь быть жестоким, Уайет… По-человечески жестоким. И слова эти ранят куда больнее, чем все издевательства, которым ты меня подвергал, когда был Повелителем. Впрочем, сейчас в тебе тоже говорит демон, вот только подпитывают его твои боль и обида…
А как насчет моих, брат?
Ты никогда не думал, каково это оказаться в моей шкуре?!…
Воспоминания о тех днях, казавшиеся далекими, заснувшими, забытыми, взвились в теле Криса опаляющим пламенем. Невнятный крик сорвался с губ, из глаз хлынули так и не пролитые тогда слезы. Где-то далеко, в другом измерении осталась военная база, затерянная в горах, растаяла в потоке времени разрушенная Уайетом лаборатория. Крис провалился в видения прошлого, как в бездонный, полный огня колодец. И, мысленно схватив брата за руку, увлек его за собой…
Образы из его воспоминаний мелькали перед глазами, слишком быстрые, чтобы кто-то кроме него успел понять их смысл: рука с татуировкой на запястье ломает шею белокурой женщины… всплеск алого, полные ненависти глаза на родном лице… взмах черных крыльев и вкус крови на губах… потом боль… сваленные в углу тела и голоса, что медленно, но верно сводят с ума… полные ужаса детские лица, как фон для черного кубка, из которого нельзя, недопустимо, невозможно испить…
Вряд ли Уайет видел эти картины вместе с ним, но Крис твердо знал – брат чувствовал все пережитое им, в той же мере, что и он сам. Сейчас они вдвоем шли через этот Ад, делили страдания на двоих, и как ни странно, это несло исцеление не только старшему из братьев. Не один Уайет ощущал боль Криса, но и тот, впервые в жизни, постигал всю глубину трагедии того, кто вполне заслужил его ненависть, но кого возненавидеть он так и не смог. Может, потому что сердцем всегда знал то, что вдруг открылось теперь его пониманию?…
Сознание Уайета рассыпалось перед ним словно то Зеркало в кабинете Гидеона, окно, связующее два мира, две половинки его души – ливнем осколков, одни из которых отражали Свет, другие клубились непроглядной Тьмой. А в нем бились сводящей с ума феерией красок его чувства, мысли, воспоминания – точно невообразимый по сложности калейдоскоп, мозаика самой сущности Избранного, от рождения наделенного Силой, слишком невероятного для человеческого существа… Благословенного Магией или же Проклятого ею.
Двухлетний мальчик, брошенный в омут боли и отчаяния… Расколотое зеркало… Бесконечная пляска Света и Тьмы, затянувшая раненную душу… Грань безумия, к которой снова и снова приближается лишенный точки равновесия разум.
Твоей Силе нужен якорь, Уайет? Я буду им… А еще – твоим братом. Всегда! Вечно!!!! Потому что так хочу…
Новая волна пропитанных эмоциями образов ворвалась в бездну их общей памяти, где кружились разноцветные осколки, снова закрутила их, но уже в совершенно ином танце – не режущем острыми гранями, но собирающем в прекрасный и сияющий в лучах солнца витраж:

-...Я, собственно, зачем пришел… Мне… В общем, я хочу, чтобы все стало, как прежде!
-То есть?
-То есть, я готов дать тебе еще один шанс... как ты и просил! Шанс заслужить мое прощение… или просто показать, что ты действительно прежний Уай, мой старший брат, а не этот… Избранный, Властелин Трех Миров, черт его подери!

-…Крис, не смей сейчас терять веру! Я знаю, жизнь не баловала тебя счастливыми мгновениями, и ты слишком привык терять то, что имел… Но сейчас не тот случай! У нас в запасе есть еще около десяти часов, и вот что, клянусь, я переверну этот город вверх дном, но найду твою девушку!
-Спасибо, Уай! Ты не представляешь, как это много для меня значит! Это так здорово… иметь старшего брата, на которого можно положиться.

-…Обидно, конечно, что ты все еще относишься ко мне с подозрением, но это так, голые эмоции. Я прекрасно понимаю, что, простив меня, ты и так сделал больше, чем это вообще в человеческих силах.
-Уай, подозрения здесь абсолютно не причем! Не все в этом мире зависит от нашего выбора! Ты это знаешь, и я это знаю… можно сказать, убедился прошлой ночью на собственной шкуре. Я боялся не тебя, а ЗА тебя!

-…Наверно, я сделал что-то очень хорошее в прошлой жизни, если заслужил такого потрясающего брата.
-Да уж точно не в этой! Ну что, мирись-мирись, и больше не дерись?…


Крис судорожно втянул ртом воздух, с трудом выныривая из омута видений. Собственная память казалась ему сейчас бушующим морем, так и норовившим утянуть его обратно на дно, пока он изо всех сил цеплялся за острые и крутые берега реального мира. Перед глазами таяли, тасуясь словно карты, темные образы прошлого и светлые недавнего настоящего. Вернулась на место раскуроченная лаборатория, скорчившийся на полу полковник, которого еще первая эманация огрела наподобие ментальной дубинки… И Уайет, стоявший перед Крисом на коленях – по-прежнему в облике Темного Лорда, разделенный надвое… но в то же время, цельный, как еще никогда в своей жизни.
-Прости… - прошептал он, подняв на брата полные слез глаза, и осторожно, то ли как гремучую змею, то ли драгоценное сокровище, положил к его ногам Эскалибур, - И прощай! Теперь – навсегда.
Подернувшись дымкой, силуэт Владыки Трех Миров медленно растаял, чтобы радужным облачком слиться с бесчувственным телом на операционном столе. Веки спящего Уайета дрогнули, по мышцам прокатилась легкая дрожь…
-С возвращением! – глядя в еще затуманенные глаза брата, улыбнулся Крис. На какое-то мгновение мир вокруг них опять исчез, вернув обоих на долгих десять лет назад.

 

#102
Фелиша
Фелиша
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Ноя 2005, 13:34
  • Сообщений: 852
  • Откуда: Россия, Первоуральск
  • Пол:
Извиняйте за долгое отсутствие! Надеюсь, вам понравится новый отрывок...

Глава 176

Безмятежность и покой, царившие в доме, с самого утра действовали Уайету на нервы. По принципу – почему всем должно быть хорошо, если мне плохо?! Вообще-то, день, можно сказать, не задался еще с вечера. Обсудив удачное завершение очередного двойного кризиса, семейство Холливел расползлось по своим комнатам и дрыхло, наверно, всю ночь без задних ног, а вот Уайета, вопреки дикой усталости, сон никак не брал. Что, впрочем, не удивительно – после вчерашних-то приключений! Только под утро он забылся беспокойным сном, чтобы спустя два часа проснуться в холодном поту, чудом не разбудив своими стонами малыша Уайя.
Решив не испытывать больше судьбу, Избранный не стал снова ложиться, хотя как раз сейчас глаза у него отчаянно слипались. Одевшись на скорую руку, он в полусне переместился в ванную, искренне полагая, что в столь ранний час там вряд ли кто-нибудь есть. Как показал опыт, он ошибся! Хорошо еще, что душевая кабинка была из матового пластика, да и горячего пара внутри скопилось уже прилично… И все-таки милующиеся внутри Крис и Джен просматривались в ней, как на ладони. Нет, Уайет, конечно, слышал, что эти двое помирились, но чтобы так… А он-то наивно думал, будто вчера вечером Крис просто перенес Дженис к ней домой. Но, похоже, в Фаулер-Мэнор парочка не задержалась… если вообще там была. И это «снежная королева» Джен и его скромняшка-братец, до Бьянки поди и женщин-то без одежды не видавший! Воистину, в тихом омуте не обходится без тех самых мифических чертей…
К счастью, Крис, стоявший к Уайету спиной, старшего брата так и не увидел, а вот Дженис, судя по ее внезапно округлившимся аметистовым глазам, незваного гостя очень даже хорошо заметила. Правда, ни визжать, ни гневно вопить, девушка, вопреки его ожиданиям, не стала, более того, она и виду не подала – может, потому, что не хотела портить романтический момент, а ее тела все равно не было видно в заполненной паром кабинке, да еще за испещренной шрамами спиной Криса. Однако, выражение лица Джен стало на редкость выразительным. Узрев его, экс-Повелитель, в прошлом не раз принимавший участие в самых настоящих оргиях, вдруг покраснел, как помидор, и, смущенно потупившись, мгновенно испарился… Потом ему, правда, все-таки влетело – Дженис обозвала его «извращенцем», «вуайеристом», «лентяем, которому в лом лишний раз пройти по лестнице» и еще кучей неблаговидных прозвищ. Хорошо хоть всерьез не обиделась, и под конец устроенного Избранному пропесочивания даже спросила шутливо, понравилась ли ему ее фигура. Опешивший от неожиданности Уайет не сразу и сообразил, как ей ответить. Ему этот вопрос смешным почему-то совсем не казался.
С этого все и началось… в смысле отдающая чертовщиной череда встреч с раздражающе счастливыми родственниками. Как оказалось, несмотря на ранний час, в особняке уже никто не спал. Попытка сунуться во вторую ванную закончилась гневным воплем Фелиши, внезапно вынырнувшей из темноты, и едва не засветившей Уайету по лицу красным фонарем, который любимая сестрица как раз держала в руке. Ей, видите ли, приспичило ни свет, ни заря проявлять свои пленки!
Запланированная остановка номер два, в частности кухня, где сонный Избранник собирался выпить пару чашек крепкого кофе, тоже не состоялась, правда, по причинам уже не технического, а опять же романтического характера – там обнаружились мило воркующие за завтраком родители. Понаблюдав с полминуты, как мама кормит блаженно улыбающегося отца с ложечки, Уайет мученически возвел очи горе и двинулся в гостиную, где пару дней назад, еще до начала всей этой свистопляски с Хозяином и НАИПА, оставил свою книжку.
Но и там бедному парню не суждено было приклонить голову. Большую комнату оккупировала Пейдж, с глуповато-счастливым выражением на лице болтавшая по телефону с Кайлом Броди. Уже всерьез подозревая какое-нибудь проклятье, а то и шутку лепреконов, лишивших его удачи, Уайет забрал книгу и в последней надежде направил свои стопы на чердак… где отыскалась вторая его тетушка, с каким-то странным видом склонившаяся над спиритической доской. Последнее, впрочем, было не удивительно - взглянув на комнату под иным углом, молодой маг обнаружил там еще одного человека… или НЕ человека, это уж как посмотреть. Мешать этим двоим Уайет тем более не собирался, хотя мысль, что он в этом доме определенно лишний, становилась потихоньку все навязчивей и навязчивей.
В настроении, близком к похоронному, молодой Холливел добрел до веранды – единственного места в особняке, где он не рисковал помешать какой-нибудь влюбленной парочке или получить «фонарь» от удара фонарем, и с жалобным стоном рухнул в шезлонг. Тишины не было даже здесь – из гостиной отчетливо доносился счастливый голосок Пейдж, как раз благодарившей Кайла за то, что он помог решить проблему с потерявшим память агентом Россом. Кто бы мог подумать, что еще сутки назад эта женщина остротой мышления и внешним видом напоминала свежеподнятого зомби!
Сейчас уже не верилось, что с момента его появления на базе НАИПА прошло меньше тридцати часов. Что и говорить – последние два дня были насыщенными настолько, что побили, кажется, все прежние рекорды. Столкновение Криса и Джен с Хозяином, воплотившемся в теле брата-близнеца Паучихи, гибель Эрика Раша, «эвакуация» ребят в Межреальность и встреча с Коулом… Уже одного этого хватило бы на месяц вперед! А ведь были еще похищение Пейдж военными, попытка освободить ее, завершившаяся захватом Фиби и пробуждением у мамы нового Дара, его собственное пленение и, наконец, выход на сцену астрального Темного Лорда… От всего у Уайета основательно клинило микросхемы, заставляя искреннее завидовать бравым воякам-спецагентам, благополучно забывшим не только обо всем, что случилось на этой чертовой базе для экспериментов над магами, но и о самом факте ее существования…
Признаться, Уайета несколько шокировало столь радикальное решение проблемы, тем более, что Чистильщиков он по вполне понятным причинам недолюбливал еще с детства, и вообще почему-то испытывал здоровое недоверие к любым манипуляциям с человеческим сознанием и памятью. Даже в лабораториях лагерей-резерваций для магов с его подачи ставились в основном эксперименты физического, а не ментального или психического характера. Но Пайпер, Фелиша и Дженис, прибывшие на место аккурат в тот момент, когда Избранный пытался осознать, что он опять натворил и как-то не сойти при этом с ума, дружно поддержали идею Криса - решить проблему с «любителями препарировать ведьм» раз и навсегда.
Где и когда младший братишка успел скорешиться со стирателями памяти, Уайет так и не вник, ему тогда было просто не до этого. Хотелось выть, кричать в голос, крушить остатки оборудования, а еще лучше броситься вниз головой с вершины «Золотых Ворот»! Но, разумеется, ничего из этого Избранный делать не стал – хотя бы потому, что слишком многое требовало его внимания. Как Целителя… Начиная с синяков на горле попытавшегося отмахнуться от лечения Криса и заканчивая вплавленным в переборку лаборантом Хокинсом, который вопреки всем законам природы, был еще жив. Сей факт стал толчком для какого-то мгновенного катарсиса – черный ужас, грозивший по новой затопить разум Уайета, едва освободившийся от последних осколков Тьмы, отхлынул, словно прибой, разбившийся о неприступный берег…
А дальнейшее было уже делом техники – нечеловеческим усилием взять волю в кулак и заняться целительством, пусть даже двоих своих пациентов ему на самом-то деле хотелось по-тихому придавить, причем не как Темному Лорду, а просто и по-человечески. Для этого достаточно было один раз взглянуть в глаза мамы и Фелиши, когда они, наконец, нашли в соседней лаборатории еле живых Фиби и Пейдж… Или увидеть выражение лица Криса, случайно присмотревшегося к вылеченному Хокинсу. В отличие от самого Уайета, младший Холливел с первого взгляда узнал будущего начальника Резервации № 7, которую он лично когда-то брал штурмом. Владыка Трех Миров редко назначал на такие места обычных людей, но обожавший свою работу Хокинс подходил для этой должности идеально. Его коллекция «сувенирчиков» шокировала Уайета даже тогда – например, голова минотавра на одной стене и панно из крыльев фей на другой… или кулон валькирии на застежке щегольского портфеля из кожи ламии и трость с янтарной ручкой, в которую была заживо вплавлена корнуэльская пикси… Символично, ничего не скажешь! Поневоле задумаешься, а не было ли избавление человечества от такого выродка общественно полезным и богоугодным делом.
К счастью, появление Чистильщиков, проникшихся глубиной опасности, которую представляла собой хорошо организованная и оснащенная организация по исследованию магии, избавило Избранного от надуманной моральной дилеммы – все равно он не смог бы бросить умирать даже такую отъявленную сволочь. А теперь Хокинса и компанию можно было не опасаться - невозмутимая парочка в белых костюмах просто-напросто стерла организацию НАИПА из реальности, а с ней исчезла из памяти ее агентов и вся связанная с ней информация. Разумеется, это не значило, что все эти люди вообще напрочь забыли о существовании магии! Столь глобальное вмешательство в сознание смертных и саму структуру бытия было не по силам даже Чистильщикам – это вам не дракончика стереть из воспоминаний жителей конкретного города. Однако, теперь этих «охотников на ведьм» хоть какое-то время можно было не опасаться, с исчезновением НАИПА они оказались отброшены в своих исследованиях на много лет назад.
Конечно, оставался еще зацикленный на магах агент Росс, связанный с этой организацией лишь постольку-поскольку, и та же детектив Шеридан, помешанная персонально на семействе Холливел и Крисе в частности. Но одна она вряд ли была на что-то способна – шеф полиции однозначно дал инспекторше понять, что ее погоня за призраками уже сидит у всех в печенках. А что до агента Росса, то его еще вчера в приказном порядке отозвали в Вашингтон – не без содействия Кайла Броди, разумеется. Как оказалось, его деятельность в Сан-Франциско не была санкционирована руководством.
Об этом Холливелы узнали уже вечером, когда тихо и по-семейному отмечали дома очередную победу. Обычно такие мероприятия они устраивали в «3С», но Фиби и Пейдж были пока что не в той форме, чтобы разгуливать по клубам. Счастье еще, что первая стадия кодирования представляла собой в основном гипноз и обработку психотропными препаратами, от последствий которых Уайет избавил тетушек без особых проблем. Легкую головную боль и тошноту, не поддающиеся даже его Силе Целителя, неудавшиеся жертвы «зомбирования» сочли за неизбежное зло. Они лишь морщились и прикладывали к голове холодные компрессы, слушая, как Уайет и Дженис в два голоса распекают одного «ушибленного на голову мазохиста», который только два часа спустя соизволил вспомнить про постмагическую опухоль у себя на боку. Впрочем, такому повороту событий никто особенно не удивился, все только глаза мученически закатили – Крис, как обычно, в своем репертуаре… Ладно еще, дело не успело зайти слишком далеко и через полчаса несносный полуангел был уже в полном порядке. Хотя Уайет и Фелиша, единственные, кто представлял, с чем они имеют дело, пережили несколько неприятных секунд, увидев на пояснице у брата уродливое черное пятно, через пару суток вполне способное свести его в могилу, да так, что и врагу не пожелаешь.
В результате всей этой суматохи старший Холливел смог остаться наедине со своими мыслями только, когда все легли спасть. Нельзя сказать, чтобы он сильно к этому стремился – вспоминать прошедший день было слишком мучительно, но и обдумать случившееся было просто необходимо. С одной стороны, поводов для душевных терзаний вроде бы не было – Высшие Силы миловали, в своем безумии он никого не убил, да и вообще история с НАИПА закончилась на удивление благополучно. Весьма символичное поражение и последующее исчезновение злого Уайета давало надежду, что ему удалось, наконец, раз и навсегда избавиться от своей темной ипостаси. Но вот беда – чувство вины от этого никуда не делось, наоборот, вчерашние события только разбередили чуть унявшиеся было в последние недели муки совести. Постепенное понимание, что платить за содеянное ему придется до конца своих дней, медленно, но верно сводило Уайета с ума, наводя на очень неприятные мысли. Один раз он уже рехнулся, и к чему это привело? Что, если его опять переклинит на очередной идее фикс, а он и не заметит, пока не станет слишком поздно?…
Молочно-голубой дождь пролился на колени мятущегося Избранного, заставив его – о, диво – подскочить от неожиданности. Малыш Уайет, с надеждой хлопая серо-зелеными глазищами, протянул своей большой копии плюшевого медведя с практически оторванной лапой и умоляюще проворковал:
-Ты же исплавишь все, плавда?
Почувствовав, как в груди разливается полузабытое тепло, молодой маг улыбнулся и бережно взял из рук ребенка пострадавшую игрушку.
-Исправлю, Уай! – кивнул, прикрывая глаза в подтверждение своей клятвы, - Я непременно ВСЕ исправлю. Ты никогда не станешь… мной, а значит, однажды я все-таки смогу освободиться!!!


Глава 177

Сутки спустя…

-И все-таки, я не уверена, что это хорошая идея! – пританцовывая на месте, наверно, уже в сотый раз повторила Дженис, - Сам же потом сорвешься в самый интересный момент и умчишься спасать мир или совершать еще что-нибудь столь же глобальное. Знаю я вас, супергероев…
-Котенок, я что, похож на Кларка Кента? – послышалось из подвала, и рядом с девушкой материализовалась в голубом свете очередная сумка с вещами, - Так, кажется, последняя… - следом появился сам Крис и, демонстративно переведя дух, собственническим жестом обнял Джен за талию, - И зачем тебе столько багажа на один уикенд?
-Так мы же в горы едем, да еще как все нормальные люди, на машине. Значит, вещей мне понадобится МНОГО. На лыжах я катаюсь примерно так же, как пою, то есть никак. Буду падать в сугробы, промокну, придется переодеваться в сухое… - девушка философски возвела очи горе, - А ты, выходит, и на сноуборде рассекаешь, как бог? Любовь моя, а есть вообще хоть что-нибудь, что ты НЕ умеешь делать?
На лице Криса отразилась показательно-напряженная работа мысли, но прижавшаяся к нему Дженис отчетливо чувствовала, как в груди юноши вибрирует с трудом сдерживаемый смех:
-Кататься на коньках! – наконец, изрек он с выражением вселенской скорби в глазах и выразительно потыкал ногой сумку со снаряжением для фигурного катания, - Если я выйду на каток, ты увидишь незабываемое шоу под названием «Корова на льду».
Уткнувшаяся в плечо Крису Джен тоже затряслась от смеха и пробормотала что-то в том смысле, а не стоит ли ей одолжить у Фелиши фотоаппарат. Между тем, упомянутая ведьмочка, лишний раз подтвердив сентенцию, что на ловца и зверь бежит, в сопровождении матери и обеих теток появилась на пороге гостиной.
-Уже собрались? – довольно улыбаясь, спросила Пайпер и с любопытством оглядела внушительную гору сумок посреди холла, - Я думала, вы едете только на уикенд.
Крис прыснул, а Джен, мученически застонав, плюхнулась на ближайший чемодан:
-И ты, Брут… Слушайте, мы жеотправляемся на престижный горный курорт! Мало того, что здесь лыжного снаряжения на три баула, так ведь вечером еще и в ресторан сходить захочется. А сауна… Опять же после всех этих экстримов голову помыть захочется, феном волосы уложить!
-Ладно-ладно, – засмеялась Фиби, - ты права! Я тоже люблю путешествовать с комфортом. Когда мы с Джейсоном ездили в Гон-Конг, я перевезла с собой почти всю свою комнату. А вообще, вы молодцы, ребята. Вам самое время вырваться отсюда и немного отдохнуть вдвоем.
-Вот именно, - поддержала сестру Пейдж, - А за нас не волнуйтесь! Вряд ли в ближайшее время стоит ждать каких-либо неприятностей, а если что, у нас есть Уайет…
-Да мы и сами не лыком шиты! – подхватила Фелиша и лукаво подмигнула влюбленной парочке: - Завидую я вам. Поездка вдвоем в горы… Что может быть романтичнее?
-Вот-вот, а Джени все еще не уверена! – Крис шутливо надулся, поддразнивая девушку, - Я уже готов заподозрить, что ты просто не хочешь оставаться со мной наедине.
Полетевший в него наколенник от лыжного снаряжения в цель, разумеется, не попал, зато его едва не словил физиономией Уайет, как раз показавшийся с кухни.
-Твоя девушка явно меня ненавидит! – хмыкнул он, перебрасывая щиток младшему брату, - Ну, что Вы собрались, наконец? Можно уже вещи таскать в машину, или Джен все еще сомневается?
-Да не сомневаюсь я! – почти в отчаянии возопила девушка, порываясь забрать у Криса наколенник и снова запустить его в Уайета, - Просто мне казалось, что уезжать куда-то на отдых, когда мы даже не знаем, уничтожен Хозяин на самом деле или нет, не слишком разумно, - она чуть заметно вздохнула, видимо, вспомнив уж точно погибшего в той схватке Эрика Раша.
Пейдж ободряюще похлопала ее по плечу:
-Да не волнуйся ты так! Даже если этот Арахнид и выжил, ему наверняка потребуется время, чтобы восстановить силы после светопреставления, устроенного нашим Крисом. Кроме того, в особняк он в любом случае сунуться не посмеет. Ему и прошлого раза хватило!
-Ты же сама сказала - если что, мы сразу же вернемся магическим ходом! – подхватил юноша, обнимая Джен за плечи, - И вообще, уцелел Хозяин или нет, это еще не повод отказывать себе в отдыхе. В первый раз Зачарованные с ним почти год воевали. Так что же, им все это время полагалось сидеть на чердаке, писать заклинания и варить убойные зелья?… Эээ… Что такое?! - Крис с недоумением воззрился на тщетно пытавшихся сохранить серьезные лица родственников, - Я сказал что-то забавное?
-Шутишь? – все-таки не выдержав, засмеялась Пайпер, - Наш Хранитель, на полном серьезе рассуждающий, что магия не должна мешать личной жизни… Это не просто забавно, это…
-…Почти пугающе! – Фиби с самой непроницаемой миной потрогала лоб тщетно пытавшегося увернуться племянника, - Ты часом не заболел, Крис? А может, стоит прочесть проверочное заклинание? Вдруг тебя заколдовали или вообще подменили?
-Есть и более надежный способ! – подмигнув сестре, фыркнул Уайет, а Фелиша послушно скорчила рожицу и писклявым голоском затянула одну из любимых песен кузена.
Поскольку медведь, наступивший ей в детстве на ухо, явно был не один, да еще и хорошенько там потоптался, вокальные данные девушки с ранних лет были сравнимы разве что с пением павлина. Крис же, с его абсолютным слухом, хронически не выносил, когда кто-то фальшивит, и в свое время готов был за это дело даже приголубить по голове тяжелым предметом, например, гитарой. Прецеденты, так сказать, были, и не раз, хотя и пришлось потом ходить к директору.
В результате, так и не упакованный многострадальный наколенник все-таки полетел в провокатора Уайета, а Фелиша, названная «мучительницей кошек», хихикая, выдала свой диагноз: идентификация положительная, а все отклонения в поведении пациента объясняются последней стадией тяжелейшего заболевания - клинической влюбленностью…
Наконец, остатки багажа были упакованы, и все семейство, включая как раз уложившего детей Лео, высыпало из дома, к припаркованному у подъездной дорожки джипу. Там их ждал весьма неприятный сюрприз – возле машины, уже нагруженной лыжами и сноубордом, с подозрительным видом крутилась незабвенная инспектор Шеридан.
-Куда-то на уикенд собираетесь? – полюбопытствовала она, прямо-таки сканируя взглядом своих клинических подозреваемых: ладонь Криса на талии у Дженис, новый, а вернее старый стиль Уайета, по принципу «гори все синим пламенем» уже два дня одевавшегося во все черное, фотоаппарат на шее Фелиши… даже кожаные перчатки на руках у Пайпер (сшитые из шкуры какой-то редкой зверушки, они частично блокировали ее новую Силу, не поддающуюся пока никакому контрою).
-А разве это запрещено? – нахально парировала Пейдж, изящно оттесняя уже доставшую всех коп-вумен подальше от джипа, - По-моему, никто из нас не под следствием, подписку о невыезде мы не давали… Да и вообще, лично я слышала, что шеф полиции приказал оставить нашу семью в покое. Знаете, детектив, мы ведь и в суд можем подать за преследование!
-Преследование? Какое преследование, что Вы! – с самым невинным видом развела руками Шеридан, - Я просто ехала мимо, увидела приготовленную машину и остановилась, чтобы поздороваться… И передать Вам привет от агента Росса, - любезное выражение исчезло с лица полицейской, словно его стерли мокрой тряпкой, - Или его коллега и Ваш любовник, мисс Мэтьюс, уже успел подсуетиться? Знаете, я не перестаю удивляться, как Моррис и Броди, профессионалы с отличным послужным списком, могут вообще иметь дело с созданиями вроде вас! Или здесь дело тоже нечисто? Признайтесь, перевод Росса ваших рук дело?!
Холливелы аж онемели от такой беспрецедентной наглости – детектива, похоже, окончательно занесло, и она уже не разменивалась на такие мелочи, как приказ начальства или профессиональная этика. Ее идея фикс явно начинала принимать угрожающие масштабы, вполне способные принести в будущем реальные неприятности. Кайл мог повлиять на шефа полиции, а тот, в свою очередь, запретить Шеридан преследовать Холливелов. Но ни один из них был в не силах каким-то образом ограничить ее личную инициативу и помешать одержимой инспекторше копать под загадочную семейку в свободное от работы время… Теперь Зачарованным оставалось только жалеть, что они не попросили Чистильщиков подредактировать память и этой неуемной дамочке!
Решив, что с них довольно, Уайет нацепил многократно проверенную маску Повелителя и в лучших традициях Фиби: «Ничего не знаю, ничего не ведаю и, вообще, валите отсюда» проводил инспектора до машины. Темный или нет, старший Холливел умел произвести нужное впечатление – детектив Шеридан опомнилась, только оказавшись за рулем своего «Форда» и наблюдая в бессильной злобе, как Крис с Дженис грузятся в семейный джип и отбывают в неизвестном направлении.
Впрочем, не совсем в не неизвестном! Инспектор щелкнула тумблером и на небольшой панельке, установленной на приборной доске, загорелась подробная карта города. По ней медленно ползла крошечная алая точка – только что отъехавший от особняка черный внедорожник. Что бы там не говорил ей шеф, Кайл Броди и даже агент Росс, на удивление легко смирившийся с переводом в столицу, у Холливелов все рыльце было в пушку, и Шеридан собиралась лично докопаться до истины. Пусть и в ущерб карьере.

Сообщение отредактировал Фелиша: Вторник, 10 апреля 2007, 14:00:50

 

#103
Фелиша
Фелиша
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 7 Ноя 2005, 13:34
  • Сообщений: 852
  • Откуда: Россия, Первоуральск
  • Пол:
Всем привет! Это еще... не возвращение, а скорее попытка к нему. Если честно, глава написана сто лет назад, но я все думала выложить ее вместе со следующей, а потом на меня напала продолжительная "нетворюха". Но сейчас вроде у меня забрезжило желание пописать, но я что-то не уверена, будут ли меня еще читать, не забыли ли... Поэтому я как никогда жду ваших отзывов!!!!


Глава 178

Приземление было мягким. Придя к выводу, что падать на мат под названием «Крис Холливел» не так страшно, как на лед, Дженис повозилась, устраиваясь по удобнее, и, обхватив лицо юноши ладонями, наградила его шутливым поцелуем:
-Ты был прав, шоу просто бесподобное!
-Прости, я не хотел тебя ронять…
Джен хмыкнула – лицо Криса не выражало ни малейшего раскаяния, а руки в пушистых варежках подозрительно глубоко зарылись под ее задравшуюся при падении лыжную курточку.
-Будем считать, что мы квиты, - выдохнула она, потершись кончиком носа от разрумянившуюся от мороза щеку бой-френда, - Ой, какой колючий! Если не побреешься сегодня же, тебя ждет очень одинокая и холодная ночь… Так вот, я на лыжах выглядела еще хуже, особенно когда врезалась в тебя и уронила в сугроб вниз головой.
Крис приглушенно захихикал:
-А мне понравилось! И потом, ты себя недооцениваешь. Для человека, десять лет не катавшегося на лыжах, и вообще впервые вставшего на горные, ты показала просто высший класс.
-Хочешь страшную тайну? Все дело в стихийной магии! Не сплетай я при спуске вокруг себя воздушные потоки, сверзилась бы го-о-ораздо раньше… Кстати, а тебе не холодно вот так лежать? Лед все-таки!
-Когда ты в моих объятиях, я не замерзну и на Сверенном полюсе, - шутливо ответил Крис, однако, из-под Джен все-таки выполз и бережно поставил девушку на ноги, - Ну что, возвращаемся в коттедж? Уже первый час ночи, мы тут совсем одни остались.
-Правда? – Дженис не без удивления оглядела опустевший каток, - То-то, я смотрю, никто не ругается, что мы разлеглись тут в нескромной позе, да еще на самой дороге.
-О, разве это нескромная поза? – Крис многозначительно поиграл бровями и шепнул девушке на ухо: - Вот придем к себе, так я тебе покажу, что это такое на самом деле…
-Это угроза?
-А как же…
-Какой кошмар, мне попался сексуально озабоченный ангел!
-Ха! Разве это начал я тискаться и целоваться, лежа на льду?
-Ну, если ты чем-то недоволен…
Крис тут же продемонстрировал девушке, что он очень доволен. Больше того – просто в восторге! Так что до коттеджа эти двое добрались нескоро, по дороге повалявшись еще в нескольких сугробах. К счастью, все детишки, отдыхавшие на курорте «Хрустальный Пик», уже давно спали, так что за непристойное поведение в общественном месте ребят, как вчера, никакие разгневанные родители не отчитывали. Романтический уикенд, незаметно превратившийся в целую неделю, грозил затянуться еще настолько же…
С размаху ввалившаяся в дверь коттеджа и вряд ли успевшая добраться до кровати парочка так и не заметила мелькнувшее в окне домика напротив знакомое лицо. В руке инспектор Шеридан держала дистанционную web-камеру.

* * *
-Можно? – в дверь просунулась сияющая мордашка Фелиши и тут же помрачнела, заметив печальный взгляд и полную уныния позу Фиби, - Мам, что-то случилось?
Молодая женщина вздохнула и, через силу ответив на улыбку дочери, села на постели, где до этого лежала, свернувшись в клубок. Стало видно, что к груди она прижимает хорошо знакомую Фелише спиритическую доску. Девушке было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что произошло.
-Он ушел, да? – тихо спросила она, садясь на постель рядом с матерью и прижимаясь щекой к ее плечу, - Все-таки ушел…
-Он сказал, что попрощался с тобой… - вяло удивилась Фиби, приобнимая дочь в ответ.
-Попрощаться-то попрощался! Да только я надеялась… Ой, сама не знаю на что я надеялась! – Фелиша судорожно сплела руки на коленях, - Просто мне не хотелось, что бы он уходил… ну, хотя бы так сразу. Мы же едва познакомились.
-Мне тоже… не хотелось, - неожиданно произнесла Фиби, заставив девушку задохнуться от удивления.
-Что, правда? – она повернула голову, испытывающее заглядывая матери в лицо, - Но вы же… То есть, ты…
Окончательно стушевавшись, не знавшая, куда девать руки Фелиша притянула к себе отложенную Фиби спиритическую доску. Она видела, как ее мама дни наполет просиживала за ней всю эту неделю, но никаких выводов делать себе пока не позволяла. Даже в будущем отношение Фиби к бывшему мужу было… сложным, хотя, казалось бы, результат любовного заклинания, забросившего ее именно в объятия Коула, и последующее рождение дочери должны были хоть как-то помочь ей разобраться в своих противоречивых чувствах к единственному мужчине, которого она когда-либо любила. Разумеется, у Фиби были романы, да что там дважды она была всего в шаге от нового замужества, причем, второй раз это случилось уже на памяти Фелиши. Но ни с Купидоном, ни с Джейсоном, десять лет спустя снова появившимся в жизни средней Холливел, у нее так ничего и не вышло.
«Вероятно, мой удел – одиночество, - однажды сказала она Пайпер, - Такова расплата… за трусость и предательство, за то, что позволила любви превратиться... даже не в ненависть, нет, в какую-то одержимость никому не нужной свободой, и лишь много месяцев спустя поняла, ЧТО натворила… как собственными руками разрушила свое счастье».
«А были ли оно, это счастье?»
– осторожно спросила старшая сестра.
Фиби, с улыбкой взглянув на игравшую на полу Фелишу, уверенно ответила: «Было… Но бывает так, что людям, созданным друг для друга, не суждено быть вместе».
«А ты бы приняла Коула, если бы он вдруг вошел в эту дверь?»
«Не знаю… И, надеюсь, никогда уже не узнаю!»


Не отрекаются, любя,
Ведь жизнь кончается не завтра,
Я перестану ждать тебя,
А ты придешь совсем внезапно,
Не отрекаются, любя…

Но то было в будущем, а здесь, в 2005 году, Фиби при одном только упоминании имени Коула вставала на дыбы, словно норовистая лошадка. Вспомнить хотя бы ее реакцию, когда Уайет под нажимом родни все-таки признался, что по особняку бродит «призрак» его дядюшки. Как потом несколько дней она шарахалась от любого шороха, в каждой тени подозревая подглядывающего за ней Коула. Да что там, Фиби и в душ-то боялась ходить, то ли боясь, то ли, наоборот, надеясь «столкнуться» там с духом бывшего мужа…
Скажете, замешанная на ненависти и страхе паранойя? Но именно эта женщина всю прошлую неделю почти не выходила из комнаты, с утра до вечера просиживая над спиритической доской, и общаясь с застрявшим в Междумирье собственноручно убиенным супругом. И теперь, когда Коул все-таки ушел по Тропе Искупления, дававшей ему мизерную надежду когда-нибудь вернуться в этот мир, она едва удерживалась от слез… Ничего не понимая, ненавидя себя за это, но не в силах справится с неожиданно острой болью потери.
-Знаешь, - спустя некоторое время заговорила вдруг Фиби, - сегодня у меня было видение. О будущем!
-Да, а меня ты видела? – оживилась тоже погрузившаяся в свои мысли Фелиша, - Или это было что-то магическое, а не личное?
-Видела… - как-то растеряно ответила ведьма, - Там я была старше лет на десять-пятнадцать и стояла на лужайке возле средней школы… с ребенком на руках!
-О, со мной?
-Да в том-то и дело, что не с тобой! ТЫ бежала ко мне от школьных дверей вместе с тремя мальчиками-подростками.
Фелиша растерянно захлопала глазами:
-Тремя?!
-Да, двое точно были Уайет и Крис, а вот кто третий… Не знаешь?
-Без понятия! Да и ребенок этот у тебя на руках… А что, видение на том и закончилось?
Реакция Фиби на столь простой, казалось бы, вопрос была, мягко говоря, странной – сначала она резко покраснела, потом побелела, как мел, хватая ртом воздух, словно в приступе астмы. И, наконец, точно утопающая за спасательный круг, схватилась за лежавшую на коленях у Фелиши доску.
-Нет, не закончилось, - все-таки произнесла она еле слышно, - Там… там был Коул! Он обнимал меня за плечи и дразнил малышку у меня на руках, называя ее дочкой… Я увидела это, когда случайно коснулась движущейся стрелки. Видимо, одновременно с твоим отцом.
Далее последовала немая сцена. Фиби, совершенно запутавшаяся в своих чувствах, молча крутила в руках спиритическую доску, а на лице Фелиши медленно проступали понимание и восторг. Она уже собиралась выспросить у матери еще какие-нибудь подробности этого видения об идеальном будущем, когда с первого этажа внезапно послышался веселый голос Пейдж:
-Хей, Лиша, спускайся скорее, к тебе тут ухажер пришел!

Сообщение отредактировал Фелиша: Суббота, 30 июня 2007, 16:33:28

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей