Перейти к содержимому

Телесериал.com

Преступная любовь.

Автор - Kadyn, перевод - AnyaB
Последние сообщения

В этой теме нет ответов
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22507
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Преступная любовь.

Автор - Kadyn, перевод AnyaB



Он пришёл к ней той ночью. Он пришёл к ней в квартиру, после того
как, ещё в Отделе, убедился, что их разговор никто не запишет и не
услышит. Он так ей и сказал. Никита стояла посреди своей большой
комнаты, ожидая, надеясь, что он пришёл со словами любви, опасаясь,
что он опять будет использовать её чувства против неё самой и для её
единственного соперника, Отдела. Он отказался от вина, которое она
ему предложила, отверг предложение сесть на диван, даже не снял свой
кожаный плащ. Она пыталась приготовиться ко всему. Она знала, что не
надо ожидать ничего хорошего.

Майкл начал очень спокойно, но не смотрел ей в глаза.

"Никита, я пришёл попросить тебя уйти".

Она посмотрела на него изумлённым взглядом

"Что! Оставить Отдел?".

"Не Отдел. Только меня. Ты должна уйти от меня, Никита", - теперь он
смотрел на неё и всё, что она видела - его пустой взгляд, который он
так раздражительно применял.

"Я не знаю, о чём ты, Майкл", - процедила она сквозь зубы.

Но она знала, он её отталкивал. Опять.

"Ты это знаешь так же хорошо, как и я. Это должно прератиться", -
продолжал он.

""Это", что, Майкл?", - прошипела она.

"То, чот существует между нами, должно прекратиться здесь и сейчас",
- ответил он.

"Между нами ничего нет!" - сердито заявила она.

"Вот именно. Почему тогда тебе так трудно уйти от меня?" - он
угрожающе смотрел на неё.

Она дрожала, он начинал пугать её. Майкл очень редко терял терпение
и она плохо понимала, почему он сердится на неё.

Но она быстро отреагировала.

"Что с тобой, Майкл, ты боишься? Я слишком близко? Так? Ты боишься,
что я могу увидеть то, что ты прячешь за этими тонкими стенами,
которые ты воздвинул".

"Это тебе следовало бы бояться меня!" - прокричал он, находясь прямо
перед ней, только в нескольких шагах.

В этот раз, что-то действительно было не так.

"Что случилось. Майкл? Скажи мне, что случилось?" - спросила она
обеспокоенно.

Он крикнул: "Ты! Ты случилась! Почему ты всё время обо мне
беспокоишься? Почему я тебе не безразличен? Это должно остановиться,
я могу только ранить тебя!"

Никита начинала понимать суть проблемы. Она попыталась дотронуться
до него, но дёрнулся.

"Нет! Никита, ты не понимаешь, я не могу дать тебе того, что ты
хочешь!"

Она побледнела, но оставалась спокойной. "Майкл, пожалуйста, я
ничего не прошу, просто дай мне помочь тебе, быть с тобой..."

Он горько усмехнулся. "Я не хочу этого. Мне это не НУЖНО".

"Тогда скажи мне, что тебе нужно!", - она теряла терпение, она
никогда ещё не видела его таким и она была испуганна. Но более
всего, она чувствовала, что в этот раз может потерять его навсегда.
Она много раз прощалась с ним, отчаянно и безуспешно пытаясь
перестать любить его. А теперь, чем больше он говорил, тем больше
она чувствовала, что он расстаётся с ней. Нет, подумала она, он
избавляется от меня, отталкивает меня, - чтобы расстаться, надо,
чтобы были хоть какие-то отношения...

Он напряжённо смотрел на неё, готовясь впечатать в неё некоторые
истины. Вещи, которые он давно хотел ей сказать. Вещи, которые
освободят её от него. Навсегда.

"Вот что тебе надо понять, Никита", - сказал он, медленно
приближаясь к ней. "Мне ничего не НУЖНО. Вообще ничего".
Она смотрела на него, ничего не понимая. Он терпеливо, но жестоко
перефразировал это.

"Вот кто я, Никита. Всё это время, с тех самых пор, как ты меня
встретила, ты думала, что есть что-то больше того, что ты видела.
Больше того, что я делал для Отдела. Ты всё время думала, что
последняя манипуляция будет последней. Но им нет конца. Вот что я
здесь делаю. Тебе бы уже следовало знать. Отдел использовал твою.."
- он искал подходящее слово - "...веру в меня каждый раз, и каждый
раз ты в это верила".

Никита почувствовала, как у неё в глазах появляются слёзы, но она
боролась с ними и укрепила свой голос.

"Но ты спасал мне жизнь снова и снова, ты защищал меня, иногда
против моей воли, но всё время потому, что ты чувствовал, что так
лучше для меня в Отделе. Ради Бога, Майкл, ты даже помог мне
сбежать!"

"И привёл тебя обратно. Не забывай об этом, Никита", - его голос был
спокойным. Смертельно спокойным.

Её ум работал с огромной скоростью. Что он имел ввиду? Что всё это
было игрой с самого начала. Что он дал ей убежать, только для того,
чтобы привести её обратно шесть месяцев спустя. "НЕТ!", - кричал её
рассудок. Нет, тут было бы слишком много несостыковок, она мгновенно
отбросила эту мысль. Пока...

Майкл продолжал, его слова резали больнее ножа.

"Ты всё время думала, что глубоко внутри, я скрываю настоящего
Майкла, которому не всё равно. Который может дать тебе то, о чём ты
мечтала, который может любить тебя, как ты заслуживаешь быть
любимой. Но за теми стенами, которые я воздвиг, за теми, которые ты
неотступно пытаешься сломать, нет ничего, Никита. НИЧЕГО! Я пуст.
Все знают это, Шеф, Мадлен, Вальтер, все. Как так получилось, что ты
не можешь этого видеть? Я не могу тебе ничего дать, потому что мне
нечего тебе дать."

"Но...", - начала она, задыхаясь.

"НЕТ! Послушай меня!", - сказал он в дюймах от её лица, его глаза
были гневными.

"Частично, это моя ответственность, я дал тебе поверить, что во мне
больше, чем ты можешь видеть, потому что это служило моим целям и
Отделу. И может быть, потому что я хотел поверить, что во мне ещё
что-то осталось. Какие-нибудь остатки того человека, которым я был
задолго до "Кровавого часа" и Первого Отдела. Но этот человек умер.
Я могу показать тебе его могилу. Он давно уже умер. И поверь мне, от
него ничего не осталось, даже золы. Я пуст как могила, где должен
лежать".

Никита задержала дыхание. Этого она не могла принять. Она
приготовилась к длинной борьбе.

"Тогда почему ты продолжаешь защищать меня, Майкл? Почему ты
БЕСПОКОИШЬСЯ?"

Он стал ещё сердитее, он ожидал этого от неё. Когда она поймёт?

"А ты, почему ты беспокоишься? Неужели я тебя ещё не достаточно
ранил? Тебе нравится, когда Шеф и Мадлен используют твою веру в меня
против тебя? Сколько раз я должен предать тебя, чтобы ты поняла? Это
никогда не кончится, Никита. Я не изменюсь. Ты не превратишь меня в
того человека, которого тебе хочется увидеть. Помнишь, ты мне
сказала после Войны, что человек, к которому тебя влекло, был
выдуманным, что ты бы презирала настоящего меня. Ты была права. Ты
хочешь лучшую жизнь в Отделе, тогда держись подальше от меня!"

Никита снова была на грани слёз, но никогда ещё у неё не было так
много причин для борьбы, как сейчас. Она не верила, не могла
поверить ему.

"Ты - лжец, Майкл", - процедила она.

"Да, это так, Никита", - ответил он.

"Сейчас ты лжёшь, и сам этому веришь!", - прокричала она.
Тогда он потерял контроль над собой. Он схватил её за плечи и прижал
её к стене.

"Зачем мне лгать?", - прокричал он, тряся её. - "Это правда. Я
никогда не был более честен с тобой. Ты влюбилась в фантазию. В
лучшем случае, это тот, кем я был лет 20 назад. А вот, кто я сейчас,
Ни-ки-та. Я опасный человек, и не только из-за моей работы. Даже вне
Отдела, я такой же. Я хладнокровный убийца, террорист, лжец. Я могу
дать умереть невиновным, я могу убить любого, даже не думая об этом.
Я делаю это по приказу, но от этого это не становится прощаемым. Я
знаю, кто я. Я - то, что я делаю. Признай это!"

Теперь Никита плакала, но она этого не чувствовала, а Майкл вёл себя
так, как будто не видел её слёз, или, может быть, ему было просто
наплевать. Некоторые вещи, которые он говорил ей, медленно
вторгались в её мозг, как дюжины ядовитых змей. Но её сердце не
желало угомониться. Её разум, её сознание, могли бы когда-нибудь
согласиться с ним, но её эмоции продолжали противиться. Она
собралась достаточно, чтобы прошептать:

"Даже если я куплюсь на это, Майкл. Это не отвечает на мой простой
вопрос: Почему я тебе... не безразлична?"

Майкл отступил от неё, но всё ещё держал её за плечи.

Он вздохнул, - "Ты - моё слабое место, Никита. Но то, что я защищаю
тебя от Отдела, не делает меня лучше. Я эгоистичен и взял то, что ты
предложила мне... жадно. Но я не дал тебе ничего взамен."

"Ты дал мне мою жизнь", - прошептала она.

Он отпустил её и отвернулся.

"Вот именно, и посмотри на свою жизнь, Кита. Ты - оперативник,
всегда под угрозой ликвидации. Знаешь, почему я помог тебе вернуться
в Отдел? Потому что я не мог защищать тебя вне его. А ты, ты
вернулась из-за меня, потому что ты хотела быть со мной, или,
точнее, с тем, кем ты думала, я был. Я был человеком, который
освободил тебя, твоим защитником, твоим наставником. И я использовал
всё это, чтобы затащить тебя обратно. Потому что я эгистичен."

"И ты никогда не хотел быть со мной? Даже на лодке?" - прошептала
она.

Он повернулся к ней с поражённым видом.

"Я пытался, Никита. Когда я привёл тебя обратно, я действительно
пытался быть человеком, которого ты хотела. Но я не оправдал твои
ожидания. Скоро Юрген начал тренировать тебя и мы оба были под
подозрением. Ты знаешь, что это я посоветовал Мадлен поймать Юргена
используя тебя?"

Глаза Никиты округлились от ужаса. "Почему?"

"Я был под подозрением и, если бы меня поймали, то и тебя тоже.
Поэтому я подтвердил свою лояльность к Отделу. Я не сомневался,
Никита. Я знал, что надо сделать, и я сделал. Это то, из чего я
состою. Я никогда не позволяю чувствам людей встать мне на пути.
Даже твоим чувствам. Ты - моё слабое место, Никита. Но это не
изменит того, кто я. Я буду продолжать тебя защищать. Но у меня это
лучше выйдет, если ты не будешь стоять на пути."

Никита хотела убежать и умереть. Вместо этого, она просто сказала:
"Я никогда не просила твоей защиты."

Он опять посмотрел ей в лицо. "Я делаю это не для тебя. Я делаю это
для себя."

"Я думала, тебе ничего не нужно", - парировала она.

"Я делаю то, что в моих интересах, чтобы всё контролировать, чтобы
выжить в Отделе. Может быть, защищать тебя - часть этого", - просто
сказал он. "Поэтому, уйди, Никита..."

С этим он повернулся чтобы уйти.

Но Никита ещё не закончила.

"Если ты действительно такой хладнокровный, Майкл, то ты как
мёртвый. Зачем тогда жить!"

Он опять повернулся к ней. "Я не заслуживаю смерти, Кита". Он
увидел, что она не правильно поняла его слова, поэтому добавил:
"Смерть - покой. Я не заслуживаю покоя."

Никита почувствовала, как под его холодным взглядом разрывается её
сердце. "Юрген сказал мне однажды, что ты никогда никого не любил.
Даже себя", - вспомнила она.

"Юрген был прав", - признал он, - "Тебе следовало тогда поверить
ему".

Она не оставила ему времени чтобы повернуться и уйти, и громко
сказала: "Я сказала Юргену, что ты любил Симону."

Никита подумала, что она увидела грусть в его взгляде, прежде чем он
ответил.

"Симона знала, кем я был на самом деле и никогда не пыталась
изменить меня. И я не был способен защитить её. Защитить её от
себя..."

"Ты не в ответе за её смерть", - сказала Никита, протягивая руку,
чтобы вновь прикоснуться к нему.

Он отошёл от неё. "Что ты знаешь, Никита? Тебя не было в Отделе,
когда её схватили. Ты никогда не думала, что, может быть, Отдел
хотел, чтобы она умерла? Отдел так дорожил мной, что они не хотели,
чтобы моя лояльность изменилась.
Отдел - это как любовник-собственник, он не терпит состязаний.
Симона стояла у них на пути, пгоэтому они заставили её исчезнуть.
Таким образом, я бы принадлежал только им. Я - причина её смерти."

Никита ужаснулась, но не удивилась. Но что-то всё же её глубоко
волновало.

"Как ты можешь на них работать, зная это?" - спросила она.

"Потому что, знаешь, в конце концов, они правы", - горько заключил
он. - "Я стал ещё более эфективным, ещё более сконцентрированным,
когда она ушла. Они дали её мне и потом они отняли её. Отдел устроил
наши отношения, потому что это служило их целям. Мы хорошо вместе
работали. Она была веше по иерархии чем я, когда я встретил её. Я
хорошо работал, но Отдел был обеспокоен мной. Они думали, что у них
не было способов контролировать меня. Они думали, что я был слишком
нетерпеливым и им надо было сдерживать меня. Когда они поняли, что
страха пред ликвидацией было недостаточно, чтобы приручить меня, они
приказали Симоне соблазнить меня, и она так и сделала."

Никита не верила своим ушам.

"Это была только миссия! Но ты любил её, Майкл, даже если ты и знал
о миссии, ты любил её. Это было с тобой, когда она умерла, я видела
твои глаза..."

Майкл выглядел ещё более ранимым, чем она когда-либо его видела.

"Я...заботился о ней. И, я думаю, она тоже. Но не достаточно... Не
достаточно, чтобы в конце концов жить. Я не избежал того, что Отдел
пытался сделать со мной. Я дал им думать, что они преуспели. Это
было легче, чем бороться с ними. Один человек не может бороться с
Отделом, Никита. Но я подумал, что я выиграл битву, что, пока я
делал работу, этого хватало. Но это было не так. Отдел хотел, чтобы
я получил урок и так и произошло. Теперь я принадлежу им телом и
душой. Для других ничего не осталось. И никогда не было."

Никита смотрела ему в глаза, но она не смогла больше терпеть его
взгляд. Она попыталась показать ему всю свою силу, всю свою любовь к
нему. Но она не смогла.

"Видишь почему тебе так важно держаться от меня подальше. Рано или
поздно, Отдел снова будет проверять меня и на этот раз, они
используют тебя. И не в моих силах будет остановить их. Я могу
защитить тебя только от себя. Помоги мне, Кита", - просил он, - "Не
играй в их игру. Это единственный мой способ спасти тебя."

Его голос немного дрожал, как будто он просил за свою жизнь. И
Никита поняла, что её жизнь для него значила больше, чем своя
собственная. Она так хотела сказать ему, как сильно она любила его
вопреки, или даже из-за, тех вещей, которые он сделал и сделает в
будущем. Лжец, убийца, террорист. Да, это был тот человек, в
которого она влюбилась. Она наконец-то признала это. Он был прав,
она достаточно долго лгала себе. Она попыталась воскресить
привидение, увидеть того, кого она представляла в своих самых
заветных мечтах, потому что она боялась любить такого опасного
человека.

Но правда больше не страшила её. Неужели она сама была настолько
чиста, что заслуживала человека без крови на руках? Майкл, похоже,
так считал, но она знала, что примерный парень вроде Грея Уэллмана
никогда не смог бы быть с ней. Она жила в тёмном холодном мире и она
любила тёмного холодного мужчину. Кто ещё мог согреть её, как ни
тот, кто знал, насколько холодной может быть ночь, кто понимал, что
она чувствовала, кто познал одиночество, презрение к себе,
предательство таких размеров, которые она надеялась никогла не
испытать.

"Я люблю тебя душой и телом, Майкл, да поможет мне Господь", -
подумала она. Но она не могла сказать ему это. Она посмотрела на
него. Он выглядел таким хрупким сейчас, ожидая её ответа. Она
чувствовала, что могла сломить этого сильного человека одним только
словом. Она чувствовала так много любви к нему в тот момент. Он
никогда бы не понял, что он только что произнёс самое красивое
признание в любви, о котором она только мечтала. И она хотела дать
ему что-то взамен. Не слова любви, для них он был не готов. Но
чистую и неотрицаемую любовь любым способом. Она опять посмотрела
ему в глаза и в этот раз, он не отвернулся.

"Я сделаю, как ты скажешь, Майкл. Я оставлю между нами дистанцию. Я
останусь в стороне, чтобы ты смог убедить Отдел, что тебе всё
равно", - спокойно сказала она.
Она видела, как он выдохнул и вновь собрался.

"Спасибо, Никита", - сказал он и направился к двери.

Прежде чем он дошёл до неё, она медленно добавила:

"Ты можешь убедить Отдел, Майкл, но тебе никогда не убедить МЕНЯ."

Он оставновился только на секунду и Никита так и не увидела
выражение агонии на его лице. Он не обернулся, не ответил, просто
ушёл от неё. "Для неё", - подумал он. "Для тебя, Кита. Это
единственный способ".

Он был слишком далеко, чтобы услышать её слова, когда она дала себе
упасть на пол.

"Один человек не может бороться с Отделом, Майкл. Может быть,
двое..."

Она не плакала той ночью. Плакать было не о чем. Она была любима.

Конец...
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей