Перейти к содержимому

Телесериал.com

Вечное притяжение. * NC-17 (предупреждение! фанфик содержит эротические сцены)

Авторы Снегурка и Марьяна.
Последние сообщения

Сообщений в теме: 3
#1
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22520
  • Откуда: Москва
  • Пол:
ВЕЧНОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ


Авторы Снегурка и Марьяна.



Глава 1. "Вечеринка"

Ключ в замке повернулся, дверь открылась, и супруги вошли в свое
роскошное жилище, расположенное на двадцатом этаже высотного дома в
престижном районе города. Огромная квартира была обставлено дорого и
стильно. Все в ней указывало на состоятельность и отменный вкус
хозяев.

Молодая женщина в изнеможении скинула туфли, подхватила их и, по
пути снимая длинное пальто, направилась в ванную.

- Как я устала, Карл! Все что мне сейчас нужно – горячий душ!
– говорила Никита, стаскивая с себя оставшуюся одежду, в то время
как её муж наливал себе в гостиной вино.

Это был высокий, сильный, красивый мужчина 32 лет, с черными
короткими волосами, темными глазами, часто насмешливо смотревшими на
собеседника. Правда, на одного человека – свою жену, Карл всегда
смотрел с обожанием…

- Не возись там слишком долго, Ник! – крикнул он, услышав, что она
открыла дверь ванной.

- Хорошо, дорогой.

Они только что вернулись с ночной вечеринки, где отмечали юбилей
одного из партнеров по бизнесу. Там было шумно и весело, море
шампанского и зажигательные танцы. Впрочем, этот вечер был похож на
многие другие праздники, которые они проводили с друзьями и
коллегами в клубе «Жозефина», принадлежащем Карлу. За исключением,
пожалуй, одного момента.

Боже, какой мужчина! – стоя под струями душа, Никита думала о
человеке, которого встретила на вечеринке.


Она, слегка опьяневшая от шампанского, танцевала под какую-то
умопомрачительную латинскую песенку, полностью отдавшись музыке,
когда вдруг, на мгновение, открыв глаза, увидела, что ОН смотрит на
неё. Его взгляд, такой пристальный и пронзительный, отозвался в ней
волной мурашек по телу. В тот момент она даже не обратила внимания
на его внешность, видела только глаза – темно-зеленые, полные
чувства. Он стоял, прислонившись к стене, и, скрестив руки на груди,
смотрел на её танец.

Она продолжила танцевать, теперь уже для него, чувствуя его
восхищенный взгляд, наслаждаясь ощущениями, вызванными им.
Её движения были такими раскованными и соблазнительными, что он
ощутил возбуждение. Слава Богу, я сегодня в длинном джемпере, иначе
девушка, что сидит справа от меня и все время облизывается,
подумает, что это на неё я так реагирую.

Песня закончилась. Никита решила передохнуть и выпить еще вина. Она
не взглянула на незнакомца, опасаясь тех волнующих чувств, что он
будил в ней.
Какого дьявола? Я ведь замужняя женщина! Что это ещё за кошачьи
фантазии! - ругала она себя, направляясь к фуршетным столикам.

Он же, увидев, как она удаляется, почувствовал в сердце тонкую
иголочку боли. Желание познакомиться, дотронуться, услышать её голос
затопило его, и он направился следом за нею. Впрочем, он не
обольщался, справедливо полагая, что такая шикарная женщина вряд ли
пришла сюда одна. Может быть, она даже замужем, - с огорчением
подумал он.

Никита, подойдя к столикам с едой и напитками, почувствовала вдруг
сильный голод. Она взяла тарелочку, положила на неё пару кусочков
ветчины, сыр, зелень, рыбную котлетку, хрустящие хлебцы и пирожное.
С этой "добычей" и бокалом шампанского она направилась в дальний
угол, где заприметила единственный свободный диванчик. По пути её
несколько раз останавливали приятели и приятельницы, рассказывали
анекдоты и шутили. Вечер протекал в прекрасной атмосфере, насыщенной
беззаботным весельем. К счастью, когда она добралась до дивана, он
все еще оставался незанятым. Она расположилась на нем и принялась с
аппетитом поглощать закуски, не забывая отпивать из бокальчика.

Зеленоглазый красавец пробирался сквозь толпу. Ему, в отличие от
Никиты, есть совсем не хотелось, его сжигало другое желание. Он,
пытаясь не потерять прелестную женщину из виду, налил себе вина и,
повернувшись, наткнулся на Карла.

- Майкл! – удивленно воскликнул тот. – Боже, какая встреча! Дружище,
сколько же мы не виделись?! - Карл улыбался и хлопал его по плечу. -
Какими судьбами ты здесь, и почему я тебя до сих пор не заметил?

Майкл тоже был рад встрече со старым другом:
- Привет, Карл! Вот это сюрприз! Мы и не могли увидеться
раньше, я только что приехал. Должен был встретиться здесь кое с
кем, но он, скорее всего, уже не придет…
А здесь очень мило, - добавил Майкл.

- О, да! – усмехнулся Карл, – Впрочем, в нашей большой компании
всегда так, – внезапно воодушевившись, он потянул Майкла за руку. –
Пойдем, я познакомлю тебя со своей женой.

Майкл удивленно уставился на него.

- Ты, повеса, женился?! Вот уж от кого не ожидал подобного поступка,
- воскликнул он, и друзья расхохотались.

- Да и я, признаться, был удивлен, проснувшись рядом с ней на
следующее утро после бракосочетания! Поверь, я очень счастлив. Она
самая прекрасная женщина на земле, - горячо сказал Карл.

Они разговаривали, направляясь в тот самый угол, где сидела Никита,
и Майкл, поняв, куда его ведут, почувствовал, как сердце пропустило
удар. Боже мой, ну надо же такому случиться! Именно эта женщина
замужем за моим другом! Нет справедливости на свете, - грустно
заключил он про себя.

В это время Никита, не замечая ничего и никого вокруг, кроме музыки
(которую, впрочем, было трудно не заметить, потому что она грохотала
не только на весь дом, но и, должно быть, на всю улицу), уплетала
пирожное за обе щеки. Покачивая, в такт музыке, головой и притопывая
ножкой, она облизала пальцы, испачканные сладким кремом, и сделала
глоток из бокала, одновременно подняв взгляд. Её глаза распахнулись
и, увидев, кто к ней приближается, она поперхнулась. Карл бросил
Майкла и подбежал к ней, чтобы похлопать по спине.

- Из…извини, дорогой, - бормотала Никита, кашляя. Господи, они что –
знакомы? – думала она в этот момент.

- Ничего, ничего, милая. Тебе уже лучше? – обеспокоено спросил Карл.
Майкл стоял в стороне, наблюдая за этой сценой, и ревность
поднималась в нем. Боже мой, я еще не знаком с ней, а уже считаю её
своей – чужую жену, жену своего друга! – он был в смятении.

- Да, дорогой, все в порядке. – Никита встала с диванчика и
посмотрела в сторону Майкла. – Карл, я вижу, что ты не один. Может
быть, ты представишь меня своему приятелю?

- Ох, прости! Конечно! Никита, познакомься, пожалуйста, это мой
старый друг Майкл. Майкл, это моя любимая супруга – Никита, -
спохватился Карл и представил их друг другу.

- Для меня удовольствие познакомиться с Вами, - почти прошептал
Майкл, беря её кисть и поднося к своим губам. Ты восхитительна, –
подумал он, трогая губами её руку.

Его губы, такие мягкие, прижались к её пальцам, и Никита ощутила,
да, она могла поклясться, как его язык слегка коснулся её кожи. От
этого легкого, почти незаметного прикосновения её сердце неистово
забилось, а внизу живота прошла обжигающая волна возбуждения.

- Мне тоже очень приятно, - пробормотала она, едва удерживаясь на
ногах. – Может быть, присядем? - подняв в вопросе брови, Никита
взглянула на мужчин.

- Вы сидите, а я сейчас сбегаю за шампанским. Надо же отметить такую
встречу и ваше знакомство! – сказал Карл и умчался в направлении
столов с закусками.

Оставшись одни, молодые люди расположились на диване, благоразумно
рассевшись по углам. Никита, наклонив голову, разглядывала Майкла.
Как хорош! Какие сильные плечи, руки… Дотронуться бы до его волос, -
думала она. Майкл тоже не сводил с неё взгляд. Он, блуждая по её
телу глазами, отметил белую, нежную, гладкую кожу, которая манила
его, и с трудом удержался, чтобы не протянуть руку и не погладить
её. Она была одета в очень короткое черное платье на тонких
блестящих бретельках, из украшений на ней были лишь серебрянный
спиральный браслет, охватывающий предплечье, и обручальное кольцо.
Распущенные белокурые волосы волнами спускались на плечи. Завершали
этот наряд серены изящные темно-серые босоножки на высоких каблуках,
с кожаными ремешками, застегнутыми на стройных лодыжках. Они
молчали, созерцая друг друга, чувствуя лишь все возрастающее
возбуждение.

Никита решилась первой нарушить затянувшееся молчание.

- Давно Вы знакомы с моим мужем? – сказала она. Майкл вздрогнул.
Звук её голоса – низкого, с хрипотцой – заставил его сердце на миг
остановиться. Он помолчал немного, подавляя волнение.

- Да, в Париже мы вместе ходили в колледж, и подружились еще тогда,
– ответил он, наконец. Теперь Никита была очарована его вкрадчивым
голосом с изящным французским акцентом. Она прикусила нижнюю губу,
пытаясь сдержать стон, рвущийся наружу.
- Он ничего не рассказывал мне о Вас. Как долго вы не встречались? –
спросила Никита, уже не зная, интересуют её эти сведения, или лишь
его полуоткрытые губы, зовущие, притягивающие к себе.

О, лет восемь-девять, я думаю. И я очень удивился, узнав, что он
женат, - мягко улыбнулся он ей.

- Почему? – Никита невинно захлопала глазами, снова вызвав его
улыбку.

- Ах! Простите, мне не стоило этого говорить, - спохватившись, Майкл
пошел на попятный.

- Нет-нет, продолжайте! Я очень хочу знать, - рассмеялась Никита,
видя его смущение.

- Ах, право! Ну, хорошо. Понимаете, Шарль был таким стремительным,
любвеобильным, превыше всего ценил личную свободу, и у него всегда
было множество подруг, - Майкл несколько неловко чувствовал себя,
отвечая, но он не мог сейчас отказать ей ни в чем. – И я почему-то
думал, что он таким и останется. Но, - при этих словах его глаза
потемнели, а голос слегка сел, - видимо, Вы так околдовали его, что
теперь он даже не смотрит на других женщин. Впрочем, я не удивлен, -
Майкл уже шептал, - ведь я тоже очарован Вами. Вы так прекрасны…

Никита еле расслышала последние слова. Её сердце с бешеной скоростью
билось в груди, и она вынуждена была вцепиться в спинку дивана,
чтобы не растечься по нему.

Она не знала, что и сказать в ответ, но положение спас появившийся
Карл. В руках он нес бутылку шампанского, три бокала, тарелочку с
икрой и вилки. Никита тут же подскочила к нему, забрала бутылку,
помогая донести его ношу.

- Как ты умудрился все это дотащить? – смеясь, воскликнула она.

- Ради тебя я способен на многое, дорогая! – рассмеялся Карл и
прижался к губам своей супруги в страстном поцелуе. Майклу стоило
огромных усилий сохранять безмятежное выражение лица. Никита, словно
чувствуя его настроение, отодвинулась от мужа, упершись в его грудь
руками.

- Давай не будем забывать, что мы здесь не одни, милый, - сказала
она, прерывисто дыша. Её муж был очень привлекательным мужчиной.
Она, безусловно, любила его, но сейчас, в этот момент, была так
очарована Майклом, что не желала отвечать на чувства Карла.

- Конечно, любимая! Прости меня, Майкл, но ты ведь… понимаешь? –
хитро подмигнул он своему другу, поглаживая супругу пониже спины.

Майкл, с трудом разжав сцепленные челюсти, натянуто улыбнулся ему.
Если ты сейчас же не прекратишь, я за себя не отвечаю! – подумал он,
а вслух спокойно произнес:

- Да, Карл, я понимаю тебя.

Никита снова присела на диван, Карл подтащил стул, установил на
диване между Майклом и женой тарелочку с икрой и вилки, и, вручив
Никите бокалы, принялся откупоривать бутылку. После недолгой возни
пробка с грохотом выстрелила в потолок, и Никита еле успела
подставить бокалы под пенящийся напиток. Вся троица рассмеялась.

- Итак, выпьем за нашу с тобой встречу, Майкл, и за ваше знакомство!
– улыбаясь, произнес тост Карл. При последних словах Майкл и Никита
быстро переглянулись и опустили глаза.

- Ну же, рассказывай, как ты жил, чем занимался, где был все эти
годы? – Карл забросал Майкла вопросами.

- Я много путешествовал, объездил полмира, многое повидал и многому
научился, - ответил тот загадочно.

- Ах, как интересно, - оживилась Никита. – Может быть, вы расскажете
нам какую-нибудь историю? Я уверена, что у вас были невероятные
приключения, - она прищурилась и хитро улыбнулась.

Похожа на лисичку, - Майкл, не удержавшись, рассмеялся; но его глаза
почему-то были печальны, - жаль, что я не могу рассказать тебе
правду…

- Вы правы, Никита, - ответил он и принялся повествовать об одной
истории, произошедшей с ним во время пребывания в Африке.
Рассказывая, он поглядывал то на Карла, то на Никиту, в то время как
она не могла оторвать взгляд от его лица, глаз, губ... Когда он
отпивал из бокала, она смотрела на его горло – как двигается его
кадык, наблюдала сокращение мышц, глотающих вино, и снова впивалась
глазами в его рот, когда он слизывал капельки шампанского со своих
губ.

Сквозь какой-то туман она слушала его речь, смеясь лишь тогда, когда
слышала смех мужчин, или видела, как улыбаются губы Майкла. Да что
это со мной? – спрашивала она себя, оглушенная, трепещущая от
свалившихся на неё чувств. Она почти не смотрела в сторону мужа, а
он, увлеченный разговором, не замечал изменения в её поведении. Она
очнулась лишь тогда, когда услышала голос Карла, который обращался к
ней.

- Действительно, потрясающая история. Ты сильно рисковал, все могло
кончиться очень плохо. Ты согласна, дорогая? – спросил он.

Никита очнулась от мечтаний:

- Да, милый, ты прав. Вы так интересно рассказываете, Майкл. Я
хотела бы послушать Вас еще.

- Спасибо, - прошептал он в ответ. – Я с удовольствием развлеку Вас.

В этот момент музыка изменила темп, и зазвучала красивая ритмичная
мелодия, I Belong To You. Свет немного приглушили и зажгли свечи на
столиках. Пространство клуба погрузилось в интимный полумрак. Майкл
увидел, как Карл положил руку на колено Никиты, его ладонь
скользящим движением направилась вверх по её бедру.

- Потанцуем, любимая? – нежным голосом спросил он у неё.

- Конечно, - ответила Никита. Карл помог ей подняться, и они отошли
на несколько метров, присоединяясь к другим танцующим парам.

Майкл смотрел на них, любуясь их красотой и изящными, плавными
движениями. Он видел, как Карл обнял жену, положив руки на её
ягодицы, поглаживая и лаская их. Ладони Никиты покоились на плечах
мужа. Они танцевали, прижавшись друг к другу, и молодая женщина
почувствовала возбуждение супруга. Карл наклонился к её лицу,
поцеловал в губы. Их рты соединились, его язык проник в неё. Пальцы
Карла сильнее сжали Никиту, и он одним резким движением еще крепче
прижал её к себе.

Я принадлежу, тебе, а ты – мне;
ты наполняешь мою жизнь смыслом,
ты доставляешь мне радость и наслаждение…

Майкл пил шампанское, наблюдая за этой любовной схваткой, мечтая
оказаться на месте друга и самому ласкать эту женщину, такую
желанную для него. Господь милосердный! Что же мне делать? –
вопрошал он себя. Он подумал, было, пригласить какую-нибудь девушку
на танец - желающих хватало, но все в нем возмутилось против этого.
Нет, я хочу только её! Только её! – эта мысль терзала его.

Песня закончилась, Карл и Никита вернулись к Майклу. Счастливый
супруг обнимал свою жену, поглаживая её по бедру.

- Майкл, а ты-то что не танцуешь? – спросил Карл. – Я уверен, что ты
сможешь найти себе здесь девушку по вкусу. Здесь столько красавиц! –
воскликнул он, и был награжден легким тумаком. – Прости, дорогая!
Ты, безусловно, самая прекрасная! – рассмеялся он и поцеловал её.

- Мне и тут неплохо, - ответил Майкл на его вопрос.

- Ба! Никогда не поверю, что и ты стал праведником, как я, – шутил
Карл.

- Нет, - рассмеялся Майкл, - я не переменился, просто шампанское
немного разморило меня.

Никита выскользнула из объятий мужа и вновь устроилась на диване.

- Майкл, я готова слушать Вас еще. Пожалуйста, продолжайте, –
улыбаясь, попросила она.

- С удовольствием, - ответил Майкл.

Спустя пару часов, которые компания провела в непринужденной беседе
обо всем на свете, клуб начал постепенно пустеть, и Карл предложил
Никите поехать домой.
- Ты с нами, Майкл?
- Нет, поеду немного позже…
- Приходи завтра к нам на ужин, там и поговорим, как следует.
Здесь такой грохот.
- Спасибо. Непременно буду.

После этих слов мужчины обменялись адресами и телефонами. Прощаясь,
Майкл снова поднес руку Никиты к своим губам и поцеловал. Она
пожелала ему спокойной ночи и бросила последний взгляд, передавая
отчаянье от расставания с ним, и желание, не покидавшее её весь
вечер. Майкл заглянул ей в глаза и задохнулся от нахлынувших чувств.


Он еще долго стоял, провожая взглядом удаляющихся супругов.


Сейчас, под струями душа, Никиту вновь охватило пьянящее
возбуждение. Она вспомнила Майкла и попыталась воскресить те
ощущения, которые он будил в ней своим взглядом. Она провела руками
по телу, томящемуся от желания. Жаркая волна затопила её, когда она
подумала, что завтра увидит его снова. Её рука скользнула в низ
живота, между ног, лаская нежную плоть.
Что со мной происходит? Надо перестать думать о нем, – одернула она
себя, выключила воду и взяла полотенце.

Выйдя из душа, Никита увидела, что Карл уже разделся и ждет её, лежа
в кровати. Она подошла к туалетному столику, присела на пуфик перед
ним и, взяв баночку, принялась накладывать крем на лицо. Закончив
косметические процедуры, она сняла шелковый халатик и, бросив его на
стул, скользнула под одеяло к мужу.

NC-17
Карл с удовольствием наблюдал за движениями супруги и, едва она
легла рядом с ним, притянул её к себе и сжал в объятьях. Никита
улыбнулась мужу, чмокнула его в губы и попыталась отодвинуться,
чтобы устроиться для сна. Но Карл не собирался так легко сдаваться.
Он не отпустил, а, наоборот, крепче прижал жену к себе. Его рука
спустилась по её спине, гладя нежную кожу ягодиц.

- Карл, я устала, - Никита не оставила попыток отодвинуться от мужа.

- Милая, ты ведь не бросишь меня в таком состоянии? Расслабься. Тебе
будет хорошо, - шептал он.

Никита вздохнула, состроив недовольную рожицу.
- Не сегодня, дорогой. Я не в духе, – ответила она.

Пальцы Карла впились ей в кожу.

- Нет, сегодня. Немедленно! – его голос уже не просил, а приказывал.
– Обещаю, тебе понравится, дорогая, - прошептал он ей в ухо, и
Никита покорилась. – Наслаждайся.

Он развернул её спиной к себе, положив на бок. Подвинулся поближе.
Его рука, ласково поглаживая её тело, задержалась на минуту на
груди, затем скользнула вниз. Ладонь нежным движением раздвинула ей
ноги, пальцы прошлись по гладкой коже бёдер и скользнули между её
бархатными губками. Никита застонала, почувствовав, как он
прикоснулся к чувствительному бугорку.

- Не останавливайся! – потребовала она, её дыхание участилось.

- Ни за что, детка, - жарко прошептал Карл ей в ушко. Потом его губы
прижались в горячем поцелуе к её шее, язык скользил по коже,
доставляя волшебное удовольствие.

- Ах… - простонала Никита, отдаваясь ощущениям, которые будили в ней
его язык и рука.

- Тебе хорошо, Ник? – спросил он.

- Да, да! – исступленно шептала Никита.

- А вот так? – его рука скользнула ниже, его палец проник в её
жаркие глубины, а язык – в её ухо.

- Ооо… - застонала она, - продолжай, продолжай!

Бедра Никиты двигались навстречу его пальцу, жадно ласкающему её.

- Ты так талантлив, любимый, - пробормотала она.

- Только для тебя, крошка, только для тебя!

Их шепот, страстный и горячий, еще сильнее возбуждал обоих. Никита
почувствовала приближение апогея.

- Возьми меня, милый! – её рука нащупала его бедро и сжала его,
принуждая к действию.

Карл не заставил себя ждать. Он опустился чуть ниже, сжал её ногу и,
пристроившись, одним быстрым движением вошел в неё. Никита
вскрикнула, принимая его в себя.

- Ммм… - промурлыкала она, - как хорошо.

Карл быстро двигался в ней, одновременно лаская её чувствительную
точку. Никита непрерывно стонала от наслаждения. Жаркая любовная
схватка близилась к завершению, когда перед внутренним взором Никиты
вдруг возникли глаза Майкла – темно-зеленые, страстные - горячая
волна захлестнула её, и она взорвалась в экстазе. Карл, коротко
вскрикнув, выпустил в неё жаркую струю.

Несколько минут, любовники отдыхали, их сплетенные тела подрагивали,
приятные судороги пробегали по ним. Карл целовал плечи и спину жены,
чуть касаясь её губами. Никита улыбнулась и повернулась к нему
лицом, легкий вздох сожаления сорвался с её губ, когда он из неё
выскользнул.

Они целовались, слегка лаская губы друг друга языками.

- Спокойной ночи, любовь моя, - прошептала Карл. Никита погладила
мужа по щеке, затем снова развернулась к нему спиной и привычно
устроилась на постели, погружаясь в сладкую дремоту. Последним
видением, перед тем, как она заснула, мелькнул образ Майкла,
целующего ей руку.

Карл обнял жену, последний раз поцеловал её плечо и тоже уснул. До
утра квартира погрузилась в тишину.
 

#2
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22520
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Глава 2. "Ужин"

Предупреждение: это продолжение истории, поэтому, чтобы быть в курсе
событий, стоит прочесть первую главу. В этой же (2-ой) главе
присутствуют сцены NC-17, не обозначенные маркировкой по тексту.
Будьте осторожны.



Утром, приняв душ и позавтракав, супруги занялись подготовкой к
предстоящему ужину с Майклом. Карл отправился покупать продукты, а
Никита осталась дома. Предвкушение встречи приятно щекотало ей
нервы. И она решила, что сегодня должна быть ослепительной. Ей так
хотелось понравиться Майклу, снова увидеть восхищение и… желание в
его глазах.

У прислуги был выходной, поэтому, прежде всего, Никита привела
квартиру в идеальное состояние, а потом занялась собой. Для начала
она решила выбрать наряд, чтобы потом, опираясь на него как на
основу, создать пленительный образ. Никита подошла к гардеробу,
открыла дверцы и остановилась в нерешительности. Что выбрать? –
раздумывала она. - Короткое или длинное? Открывающее спину, грудь
или ноги? А может быть, наглухо застегнутое, закрывающее тело, но
зато соблазнительно обтягивающее фигуру платье? Да, выбор был велик.
Однако ей предстояло остановится на чем-то одном. И вдруг она
вспомнила о платье, которое еще ни разу не надевала. Его не видел
даже Карл. Она купила эту вещицу как-то раз, когда прогуливалась по
магазинам с подругой. В тот день они наткнулись на этот наряд в
одном из шикарных бутиков, расположенных в престижном районе города.
Никита подыскивала себе что-нибудь для ужина с коллегами Карла. Во
время прогулки девушки заглянули в кафе и, выпив по стаканчику вина,
немного опьянели. А затем продолжили поиски платья. Вот тогда-то,
заглянув в магазин и увидев этот соблазнительный наряд, она и купила
его, подбадриваемая солеными шуточками своей компаньонки. Но, придя
домой и протрезвев, она взглянула на платье и ужаснулась! Боже мой!
Я же собираюсь в скучное общество деловых людей и их добропорядочных
жен! Если я напялю это, они придут в шок, от которого нескоро
очнутся, особенно мужчины… – сокрушалась Никита. Это было примерно
год назад, тогда она даже не стала показывать платье Карлу, не зная,
как он отреагирует на это "безобразие", стоившее кучу денег.

Теперь же Никита неплохо знала супруга. Карлу нравилось видеть её
красивой и обольстительной, нравилось, что мужчины кидают на неё
жадные взгляды, при этом он чувствовал себя победителем, отхватившим
ценный приз. Никиту забавляло такое отношение, по крайней мере, это
позволяло ей носить практически всё что угодно.

Итак, она, порывшись на полках, достала платье - голубого цвета,
чуть светлее её ясных глаз, оно очень ей шло. Вся пикантность наряда
заключалась в том, что под ним нельзя было носить белье, так как
правый бок платья, до подола, был в крупных прорезях. Фактически,
платье держалось на боку только за счет тонюсеньких перемычек. Без
рукавов, с небольшим вырезом лодочкой, оно доходило ей до середины
голени и плотно облегало фигуру. Надеюсь, я не растолстела, -
подумала Никита и, скинув халатик, принялась натягивать пикантную
вещицу на себя. Она покрутилась перед зеркалом, одобрительно
улыбаясь своему отражению. Отлично! То, что нужно! Ну, держись,
Майкл! – её сердце забилось от желания увидеть его ласкающий взгляд.

Одна мысль настойчиво кружилась в голове, но она отмахивалась от
неё, как от надоедливой мухи. Она собиралась соблазнить
очаровательного мужчину, но не просто мужчину, а друга её мужа! Это
одновременно и беспокоило, и возбуждало. Не знаю, к чему это
приведет… Будь, что будет!

Она подошла к CD-проигрывателю, выбрала из стойки с компактами диск
Massive Attack, вложила его в дисковод и нажала на воспроизведение.
У неё было прекрасное настроение, и любимая музыка могла лишь
способствовать ему. Она сняла и выгладила платье, подпевая звучащей
Safe From Harm, затем повесила его на вешалку и убрала в шкаф. Для
Карла этот наряд тоже должен был стать сюрпризом. Никита шаловливо
улыбнулась, подумав об этом.

Не помешало бы какое-то украшение… Надо что-нибудь подобрать.

Вдруг она услышала щелчок в дверном замке, дверь распахнулась, и
Карл, нагруженный пакетами, вошел в квартиру. Никита поспешно
накинула халат, и, на ходу завязывая пояс, побежала навстречу.
Подхватив несколько свертков, она помогла мужу донести его ношу до
кухонного стола.

- Удачный поход? – спросила она Карла.

- Очень удачный, - загадочно подтвердил он и, запустив руку в карман
брюк, извлек оттуда маленькую коробочку для драгоценностей. Улыбаясь
он протянул её Никите.

- О, дорогой! – расстроганно сказала Никита и, спустя мгновение
воскликнула: - Какая прелесть! И как кстати! Спасибо! – повиснув на
шее Карла, она звонко чмокнула его в щеку.

Карл рассмеялся. Никита разглядывала украшение, лежащее в коробочке:
тонкая, очень длинная серебряная цепочка, и на ней камень –
прозрачный, как хрусталь, с множеством граней.

- Я всегда рад доставить тебе удовольствие, - прошептал Карл,
прижимая к себе жену. Они счастливо улыбались друг другу. Через
минуту Карл спросил её. – А почему "кстати"?

- Эээ…, - засуетилась Никита. – Не почему. Просто мне очень
понравилось, – она не знала, куда девать глаза.

- А ну-ка признавайся, что ты затеяла? – подозрительно прищурясь,
спросил он.

- Ничего, дорогой, я же говорю – ничего! – промурлыкала Никита,
прижимаясь к мужу, пытаясь собой отвлечь его от его вопросов. В душе
она ругала себя за длинный язык и за то, что чуть не испортила
сюрприз.

- Ну, хорошо, - растаял Карл под ласками жены. – Ничего, так ничего.

Она облегченно вздохнула и радостно рассмеялась. Затем, обратив
внимание на пакеты с продуктами, лежащие на столе, повернулась к
мужу и проговорила:

- Ты пока разденься, а я займусь покупками.

- Хорошо, любимая.

К ужину Никита решила приготовить нечто изысканное: на закуски -
канапе с лососем и икрой, устрицы, салат из курицы с апельсинами и
луком, на горячее – утку, спаржу и рис, а на десерт – имбирное
парфе.

- Тебе нужна моя помощь? Может, позвать Жаннет? - крикнул Карл из
спальни.

- Я отпустила её на выходные, но я и сама прекрасно справлюсь.

Она услышала, как её муж выключил проигрыватель, включил телевизор
и, пощелкав по каналам, остановил выбор на футбольном матче.

- Ох уж эти мужчины, - улыбнулась Никита, начиная готовить.

В этот момент зазвонил телефон, молодая женщина подпрыгнула от
неожиданного звука и протянула руку, чтоб снять трубку.

- Алло? – сказала она.

- Никита? – раздался у её уха чарующий голос, на французский манер
произнося её имя.

- Майкл, это Вы? – выдохнула она в трубку, а её сердце неистово
забилось.

- Oui, - подтвердила трубка.

- Я так рада слышать Вас, - произнося слова, она с трудом дышала. –
Мы собирались позвонить и сказать, чтобы Вы подходили к восьми
часам. Это время Вас устраивает?

- Да, вполне, - ответил Майкл.

- Вы будете с девушкой? – спросила она и замерла в ожидании ответа.

- Нет, я приду один, - ответил Майкл.

Никита облизала пересохшие губы.

- Тогда до встречи, - сказала она.

- До встречи, Никита, - в трубке раздались гудки. Никита положила её
и закрыла глаза, пытаясь успокоить биение сердца прежде, чем пойти и
рассказать мужу об этом разговоре.

Карл выслушал её и, сказав "отлично", вновь сосредоточился на матче.
Никита вернулась на кухню к своему прерванному занятию. Около трех
часов ушло на приготовление ужина, после чего она решила, что пора
бы привести себя в порядок. Она прошла в спальню и обнаружила, что
Карл задремал возле телевизора. Тогда Никита приглушила звук и
направилась в ванную; выйдя оттуда через полчаса, она забрала свою
косметичку, достала большое зеркало на подставке и на цыпочках
спустилась в гостиную. Там молодая женщина удобно устроилась,
разложила косметику и занялась своей внешностью. Опустив пуховку в
коробочку с золотистой пудрой, она прошлась ею по лицу, шее и
плечам, придавая коже соблазнительное мерцание. Большой кистью
легкими мазками нанесла румяна. Блестящими голубыми тенями чуть
коснулась век, делая глаза сияющими, слегка подвела их синим
карандашом, и накрасила длинные ресницы тушью. Последний штрих –
блеск для губ натурального оттенка – и макияж был завершен. Никита с
удовлетворением разглядывала свою работу в зеркале. Ты будешь
очарован, Майкл, обещаю тебе! – с этой мыслью она хитро подмигнула
своему отражению и занялась прической.

Через полчаса мучений, закончив, наконец, возиться с волосами, она
бросила оценивающий взгляд в зеркало и осталась довольна. Её волосы
были аккуратно зачесаны наверх и уложены в широкий пучок чуть пониже
макушки. Прическа открывала высокий лоб и маленькие уши, очерчивала
безупречную линию головы.

Никита взглянула на время и подскочила. Часы показывали половину
восьмого. Пора будить Карла и накрывать на стол, - подумала она и
бросилась в спальню.

Разбудив мужа, она отправила его, полусонного, в ванную принять душ
и проснуться. А сама умчалась в гостиную, где принялась сервировать
стол. Через десять минут появился Карл, бодрый и свежий. Увидев
жену, он восхищенно присвистнул, в который раз подумав, что явно не
прогадал, женившись на ней. Никита улыбнулась ему в ответ,
забавляясь его реакцией. Карл подошел к ней сзади, пока она
суетилась, раскладывая приборы и салфетки, взял её за талию и прижал
к себе. Потом его рука соскользнула с её талии вниз, пытаясь
забраться под халатик.

- Ты как всегда прелестна, Ник, - шептал он ей.

Никита пошевелила бедрами, пытаясь отделаться от шаловливых рук, но,
видя, что её попытки безуспешны, развернулась к мужу лицом.

- Милый, не стоит, время уже поджимает. Ты же не хочешь, чтобы Майкл
застал нас за этим занятием? – смеясь, воскликнула она.

- Почему бы и нет? – промурлыкал Карл, пытаясь поцеловать её. Но
Никита в притворном гневе оттолкнула его.

- Карл! Ты испортишь мне прическу, я слишком долго над ней
трудилась, чтобы вот так запросто отдать тебе на растерзание!

- Да бог с нею, с прической! Зачем она нужна? – в запале,
возбужденно шептал Карл. – Мне, по крайней мере, она ни к чему. Или
ты сделала её для Майкла? – хрипло рассмеялся он.

- Нет, я сделала её для себя! – отрезала Никита, окончательно
рассердившись. – Пожалуйста, Карл, дай мне возможность закончить с
сервировкой.

- Какая ты жестокая, - жалобно простонал Карл.

- Угу, - пробурчала Никита и вернулась к своему занятию.

Муж не отступал, теперь он поглаживал чудесные изгибы её ягодиц.

- Карл! Ты как ребенок! Не шали, - она легонько стукнула его по
руке.

В этот момент раздался звонок в дверь. Супруги застыли на мгновение,
Никита перевела взгляд на мужа, грозно смотря на него с выражением:
"Ну, что я тебе говорила?".

- Иди, милый, впусти своего друга, - сказала она, наконец, - а мне
надо одеться, - С этими словами Никита упорхнула в свою комнату, а
Карл пошел открывать дверь.

На пороге стоял Майкл с роскошным букетом и бутылкой вина в руках.
Шагнув в квартиру, он поздоровался с Карлом и, быстро окинув
взглядом гостиную, спросил:

- А где же Никита?

- Она одевается, - ответил Карл и добавил. – Ты же знаешь, эти
женщины… - и, не закончив предложения, он рассмеялся, подмигивая
другу. Майкл улыбнулся в ответ и протянул Карлу вино и цветы. Сделав
пару шагов по комнате, он остановился, разглядывая обстановку.

- У вас очень красиво… просторно - сказал он, вновь поворачиваясь к
Карлу, – и уютно.

- Спасибо, наш дизайнер старался, - раздался женский голос. Мужчины
повернулись на звук и застыли, глядя на очаровательное созданье,
спускающееся к ним, одновременно такое невинное и такое
соблазнительное. Камень украшения, подаренного мужем Никите,
покачивался на тонкой цепочке, сверкая гранями, привлекая внимание к
ее груди. В воцарившейся тишине раздавался только дробный стук
каблучков. Карл первым нарушил затянувшееся молчание.

- Дорогая, - выдохнул он, - это платье…? – он не закончил вопрос,
его голос сел.

- Тебе что-то не нравится, милый? – Тень беспокойства мелькнула в её
взгляде.

Положение спас Майкл, который все это время восхищенно смотрел на
Никиту.

- Вы великолепны, – полушепотом сказал он, его глаза встретились с
её глазами, и снова, как в первый раз, мурашки побежали по её телу.
– Не правда ли, Шарль? – продолжил Майкл, все также, не отрывая
взгляда от Никиты.

- Ты прав, Мишель! – назвал Карл друга по-французски и взглянул на
него. – Но все же, это платье… - снова забормотал он. Никита
рассмеялась.

- Ну же, милый, остынь! – весело сказала она и посмотрела на Майкла.
– Прошу Вас, располагайтесь. Карл, будь примерным хозяином, налей
гостю вина, - улыбаясь, она подошла к столу и тут увидела розы с
белыми, нежными, едва распустившимися бутонами. – Ах! – воскликнула
она. – Какая прелесть! – Никита обернулась, благодарно глядя на
Майкла. – Спасибо за подарок, - он смотрел на неё, обжигая взглядом,
и она прикусила нижнюю губу, пытаясь справиться с волнением.

Никита наклонилась к цветам, вдохнула их божественный аромат и от
удовольствия закрыла глаза. "Они прекрасны", – прошептала она. Потом
выпрямилась, возвращаясь к реальности, и продолжила сервировку,
прерванную приходом гостя.

- Извините нас, Майкл, - говорила она, расставляя тарелки и бокалы,
зажигая свечи на огромном, красного дерева, банкетном столе, - мы
немного замешкались и не успели к Вашему приходу все закончить.

- Если хотите, я могу помочь, - ответил Майкл.

- Нет-нет, не стоит, все почти готово. Прошу Вас, чувствуйте себя,
как дома, располагайтесь, - сказала она, указывая ему на одно из
кресел.

- Спасибо, - гость последовал ее предложению и, расстегнув пуговицы
на пиджаке, присел в кресло. Карл, вспомнив о своих обязанностях,
наполнил вином бокалы и, подав один из них Майклу, уселся рядом с
другом.

- Чем Вы занимались сегодня? – спросила Никита, проходя через арку,
соединяющую гостиную и кухню, и оглядываясь с улыбкой на Майкла.

- Вы знаете, я приехал в Нью-Йорк всего неделю назад. И при этом был
так занят все эти дни, что только сегодня мне удалось оторваться от
дел и прогуляться по городу. Ах, я так давно здесь не был, что почти
забыл, как красив этот город, - говорил Майкл, наблюдая, за Никитой:
она двигалась по кухне, открывала холодильник, наклонялась.… В тот
момент, когда она наклонилась, доставая что-то, Майкл, наконец,
осознал, что под платьем, облегающим её совершенные формы, нет даже
намека на белье. Он перевел взгляд на Карла и увидел, что тот
пожирает взглядом открывшийся очаровательный вид его жены. Майкл на
мгновение сомкнул ресницы, пытаясь унять боль желания.

В это время Никита выпрямилась и, повернувшись к ним с шампанским в
руках, застыла от нахлынувших чувств.… Двое таких разных, но таких
красивых мужчин ласкали её взглядами, в которых бушевала страсть.

- Карл, дорогой, - чуть дрожащим голосом сказала Никита, - может
быть, ты включишь какую-нибудь музыку… Что-нибудь спокойное,
пожалуйста, - добавила она.

Карл кивнул и поднялся, чтобы выполнить её просьбу. Никита, избегая
смотреть на Майкла, подошла к дивану и присела.

Через минуту квартиру наполнили звуки Weather Storm. Мелодия дождя
разливалась в воздухе, освежая души. Карл возвратился, достал еще
один бокал, налил вина и подал Никите. Минуту все сидели в молчании,
наслаждаясь нежной музыкой и вином. Затем Майкл обратился к Карлу:

- Вчера мы говорили только обо мне, - сказал он. – Но я тоже хотел
бы узнать, что ты делал все эти годы. Пока я знаю только то, что ты
женился на прекраснейшей из женщин, - говоря это, он повернулся к
Никите и наградил её долгим взглядом. Карл улыбнулся и пожал
плечами.

- Да что обо мне говорить? – сказал он. – Ничего особенно
интересного, все как у всех. Закончил колледж, преуспел в карьере,
женился. – На последнем слове он повернулся к супруге и, в свою
очередь, кинул на неё любящий взгляд. – Действительно, женился очень
удачно!

Никита улыбнулась через силу. Её трясло от жгучих взглядов мужчин,
от собственного желания, от завораживающей музыки и сладкого вина.…
Вдруг она вскочила, почувствовав запах кушанья.

- Кажется, пора ужинать, все готово. Надеюсь, вы оцените мои
старания…

Спустя несколько минут, разложив еду по тарелкам и вновь наполнив
бокалы, они сели за стол. Их беседа о разных пустяках прерывалась
иногда общим смехом. Майкл сидел справа от Никиты, и, стоило ей
потянуться за своим бокалом, как его взгляду открывался
соблазнительный вид, показывающий её почти полностью обнаженный бок.
Не в силах удержаться от искушения, он коснулся своим коленом её
ноги под столом. Их обожгло, словно электрическим током. Карл, в
свою очередь, боролся с собственным желанием. Ему хотелось
немедленно схватить жену в охапку и утащить в спальню, чтобы любить
её, наслаждаться и дарить наслаждение ей самой. Виновница этого
романтического, сумасшедшего треугольника еле сидела на стуле, не
смея поднять взгляд. Если бы сейчас ей предложили сделать выбор
между двумя этими красавцами, она не смогла бы отдать предпочтение
никому из них. Они оба были великолепны.

Возникшее молчание нарушил Майкл. Его слова будто ножом прорезали
напряжение, сгустившееся вокруг стола.

- Спасибо за чудесный ужин, Никита, - сказал он, убирая салфетку с
колен. – Было очень вкусно.

Никита расслабилась и, улыбнувшись ему в ответ, поблагодарила.

- Это правда, дорогая, ты во всем хороша, - поддержал друга Карл и
прижался губами к щеке Никиты. Она повернула голову и в ответ
поцеловала супруга в губы. Карл попытался, было, продлить поцелуй,
но Никита ему не позволила. Быстро отстранившись и метнув смятенный
взгляд на Майкла, она встала из-за стола.

Карл вздохнул, немного огорченный поведением жены, и тоже поднялся.

- Продолжим беседу за игрой? – он вопросительно взглянул на Майкла и
показал на бильярдный стол в соседней комнате.

- С удовольствием, давно не играл. Кстати, давайте попробуем то
вино, что я принес…

- Что-нибудь особенное? – спросила Никита.

- Я просто надеюсь, что вам понравится, - с улыбкой ответил Майкл.

Никита, стоявшая ближе всех к кухонной стойке, взяла бутылку и,
взглянув на этикетку, воскликнула:

- Шато де Гран Кардиналь! Потрясающе! Мое любимое красное вино! Как
Вы узнали, Майкл?

- Угадал.… Это и мой любимый напиток…

Майкл просиял, радуясь, что доставил ей такое удовольствие. Он
подошел, взял из её рук бутылку и принялся откупоривать, не сводя
глаз с Никиты.

Карл, расставлявший шары для игры, вдруг поднял голову и посмотрел в
сторону любующейся друг другом пары. От его внимания не ускользнули
взгляды, которыми обменивались Майкл и Никита. Они прекрасно
смотрятся вместе, - мелькнула мысль в его голове. Странное дело, их
поведение не заставило его ревновать, скорее, немного взволновало и
возбудило.

- Мы с женой предпочитаем именно красные вина…, - Никита очнулась от
звука голоса мужа, - но из них мне больше всего нравится Шато
Петрюс…

- Напиток богов! – подтвердил гость с улыбкой.

- Майкл, а что означает термин vines de garde? – Никита старательно
выговорила французские слова, - Карл так и не смог мне объяснить…

- В английском языке для него нет эквивалента..., - Майкл разлил
вино по бокалам и раздал друзьям, - этот термин используется для
обозначения вин, которые должны долго выдерживаться. Самые известные
из долго выдерживаемых вин – бордосские. Они хранятся минимум семь
или восемь лет, а чаще – пятнадцать…

- Какое вино выбрать – старое или молодое – дело вкуса, - подхватил
тему Карл, насмешливо поглядывая на Майкла, - мы, например,
поклонники вин с долгой выдержкой, а вот французы, я слышал, не
дожидаются даже, пока вино как следует забродит…

Троица рассмеялась и опустошила бокалы.

Мужчины сразились в трех партиях, две из которых выиграл Майкл.
Никита с удовольствием наблюдала за ними. Закончив игру, они
вернулись в гостиную… Музыка легким туманом окутывала комнату.

Никита направилась в сторону Карла, устроившегося на диване. Она
шла, слегка покачиваясь на высоких каблуках, нежная, белая кожа
сияла сквозь прорези платья, привлекая внимание мужчин. Молодая
женщина села вплотную к мужу, он обнял её за плечи. Майкл, вновь
наполнив бокалы вином, устроился в одном из кресел напротив дивана.

Никита вдруг улыбнулась, затем посмотрела – сначала на мужа, потом
на Майкла, – и обратилась к ним:

- Вчера мне рассказали одну очень занятную историю. Хотите
послушать? – озорная улыбка заиграла на её губах.

- Да! – хором воскликнули мужчины. Напряжение между ними исчезло.
Карл поцеловал жену в щеку и приготовился слушать.

Рассказ действительно был забавным, и Никита, восстанавливая его в
памяти, добавляла в процессе повествования свои комментарии. А так
как язычок у неё было очень острый, то история из занятной
превратилась в смешную. Мужчины с удовольствием слушали Никиту,
внимая её завораживающему голосу.

В какой-то момент Майкл отвлекся и, потеряв нить повествования, ушел
в свои мысли. Его взгляд подернулся туманом, а улыбка почти сошла с
лица, оставшись легкой тенью на губах. Он смотрел на Никиту. Его
губы приоткрылись, пушистые ресницы подрагивали, дыхание участилось.
Она почти физически ощущала этот взгляд, и, пытаясь отстраниться от
него, поближе придвинулась к мужу и положила руку ему на бедро.

Майкл увидел это движение и облизал внезапно пересохшие губы. Его
взгляд переместился на её лицо, лаская, изучая его. Огромные глаза
небесного цвета, длинные ресницы, мягкие губы, четкая линия
подбородка.… Затем его глаза опустились ниже, и он посмотрел на её
нежную, белую шею. Майкл ощутил желание впиться в эту шею зубами,
ласкать языком, доводя её обладательницу до сумасшествия…

Никита изредка бросала на него взгляды: страсть в его глазах немного
будоражила её, одновременно зажигая ответное желание. Карл же видел
и слышал только обожаемую супругу, наслаждаясь ощущениями, которые
вызывала в нем её рука.

Глаза Майкла продолжили волнующее путешествие по телу восхитительной
женщины. Её соски были напряжены и легко угадывались под тонкой
тканью платья. Остановившись на них взглядом, он вцепился рукой в
подлокотник кресла, едва удерживаясь от стона. Закрыл глаза,
пережидая, пытаясь хотя бы немного унять рвущееся желание. Но вся
атмосфера в квартире была такой возбуждающей, что усилия Майкла
прошли даром. Тогда, смирившись, он открыл глаза и вернулся к своему
приятному занятию.

Теперь его нескромный взгляд скользил снизу вверх по её ногам,
длинным и стройным. Её платье слегка приоткрывало колени. Один
взгляд на них – и он представил, как раздвигает ей ноги, как
скользит ладонями по шелковистой, нежной коже бедер, как от его
легких прикосновений она откидывается на спинку дивана,
расслабляется и отдается его ласкам.

Его мысли неторопливо текли дальше…

Майкл представил, как наклоняется к её цветку, проводит большим
пальцем по всей его длине. Как она выгибается и стонет от этого
касания. Как он вдыхает её аромат – пьянящий запах страсти. Затем
приоткрывает нежные лепестки и касается кончиком языка самой
восприимчивой точки её тела. Она дергается, как от укуса
электрического тока, и выкрикивает его имя. Его язык ласкает
раскрытые ему навстречу губки, вызывая её стоны, сводя её с ума.
Потом его губы захватают её чувствительную шишечку и начинают
посасывать. Она задыхается, их сердца колотятся в бешеном ритме.

Он тяжело вздохнул. Его тело изнемогало от возбуждения.

Никита рассказывала свою историю и смеялась, а Карл, улыбаясь,
слушал её.

Майкл вновь вернулся к своим сладким мыслям. Представил, как его
губы отпускают её клитор, как язык проникает в её горячую, влажную
глубину, даря ей незабываемое наслаждение. Он пронзает её, лаская,
слизывает чуть солоноватые соки. Потом его рот вновь возвращается к
чувствительному бугорку, терзая тело Никиты блаженными пытками, в то
время как его пальцы продолжают исследовать ее. Она теперь
непрерывно стонет, шепчет его имя, и, наконец, в последней судороге,
выгнувшись, замирает в долгом оргазме.

В этот момент Никита и Карл рассмеялись над какой-то фразой, и Майкл
вернулся в реальность. Он отпил из бокала, пытаясь восстановить
душевное равновесие.

Карл, продолжая улыбаться, обратился к другу:

- Забавно, не правда ли?

- О, да! – немного рассеянно ответил тот.

- Ты помнишь, ведь и с нами произошло однажды нечто подобное.…

- О чем это ты? – Майкл шутливо похлопал длинными ресницами,
становясь похожим на ребенка.

- Да, брось, не скромничай! Как звали ту малышку? Бетти? – не
отставал Карл.

- Салли! – рассмеялся Майкл, - я прозвал её "Булочкой", и с тех пор
никто в колледже не называл бедняжку по имени.… А дружила "Булочка"
с высокой тощей девицей, имени уже не помню.… Они уморительно
смотрелись вместе!

Мужчины, хохоча и перебивая друг друга, пустились в воспоминания о
проделках юности.

Никита устроилась удобнее на диване, подвернув под себя ноги, и
склонила голову на плечо мужа. Её рука по-прежнему находилась на его
бедре, машинально поглаживая его. Поза, которую приняла молодая
женщина, позволила ей беспрепятственно любоваться Майклом, не
опасаясь, что муж увидит её взгляды.

Никита вздохнула и чуть прикрыла глаза, наблюдая за мужчиной,
покорившим её с первой встречи. Она видела, как Майкл улыбается,
пьет вино, что-то подсказывает Карлу. Она почти не слышала голоса,
погрузившись в свои тайные мечты и желания.

Она подумала о том, как, должно быть, приятно ласкать его сильное
тело. Гладить его руки, перебирать мягкие, вьющиеся волосы… Её
блуждающий взгляд остановился на выпуклости в его брюках. Мужчины не
заметили, что молодая женщина затихла и не принимала участия в их
беседе. Они оживленно болтали, перебивая друг друга и вспоминая
детали событий. Никита рассеянно улыбалась, погруженная в свои
чарующие мысли.

Она представила свои руки на его груди.… Как она ласкает,
поглаживает нежными движениями его плечи и спину. Никита закусила
губу, чувствуя все возрастающее желание, распространяющееся внизу
живота. В своих мыслях она целовала Майкла, опускаясь перед ним на
колени. Вот её пальцы нащупали пряжку ремня, она расстегнула его,
затем взялась за молнию на брюках и медленно потянула вниз. Спустив
немного резинку трусов, она извлекла его член, твердый,
пульсирующий, до предела возбужденный. Никита взяла его в руку,
сжала пальцами, делая легкие ритмичные движения, вверх и вниз. Она
поднесла указательный палец к своему рту, соблазнительно облизала
его, глядя в зеленые глаза, и провела по чувствительному кончику.
Майкл в её мечтах застонал от наслаждения. Потом она наклонила
голову и поцеловала туда, где только что был её палец. Её язык
кружил по его возбужденному органу, даря Майклу восхитительные
ощущения. Он положил руки на её голову, прося продолжать. Никита
подчинилась, и его член скользнул в её теплый рот. Майкл застонал,
шепча её имя. Она гладила кожу его живота и груди… Её губы
двигались, то сжимая, то отпуская возбужденную плоть, лаская её
языком. Майкл едва дышал, глядя на склонившуюся к нему женщину,
доставляющую ему такое наслаждение. Никита подняла голову и
облизнулась, как кошка. Майкл закрыл глаза, не в силах смотреть на
неё, такую желанную и соблазнительную. Она рассмеялась и набросилась
на него с удвоенной силой. Майкл был возбужден до предела, и, не
выдержав сладкой пытки, с громким стоном взорвался в оргазме, дрожа
всем телом.

Никита, распалив себя в воображении, при последней сцене вцепилась
пальцами между ног мужа, отчего тот, потрясенный, замолчал. Оба –
Майкл и Карл – посмотрели на её руку, сделавшую такое интимное
движение, а потом взглянули друг на друга. Никита мгновенно
опомнилась, отдернула руку и покраснела.

- Детка, тебя так взволновал наш рассказ? – спросил, смеясь,
оправившийся от изумления Карл.

Никита смятенно взглянула на мужа и, пробормотав извинения, вскочила
и убежала из комнаты.

- Что это с ней? – недоумевал Карл. – Прости, дружище, - обратился
он к Майклу, - обычно она не ведет себя так.

- Пустяки, - ответил тот, улыбаясь. А про себя подумал: О чем ты
думала? Может быть, обо мне? От этой мысли волна возбуждения
затопила его, и он вспомнил собственные недавние грезы.

Никита ворвалась в ванную, открыла кран и опустила руку в ледяную
струю, затем прикоснулась влажными пальцами к вискам и шее. Немного
придя в себя, она взглянула на свое отражение в огромном зеркале на
стене.

- Молодец! – ехидничал её внутренний голос, - так увлеклась мечтами
о Майкле, что чуть не изнасиловала своего мужа!

- Скорее, чуть было не лишила его мужского достоинства…, -
ухмыльнулась Никита.

- Берегись, красотка. Очень скоро Карл обо всем догадается и вряд ли
будет счастлив, узнав, как сильно ты желаешь его друга…

Никита вздохнула, признавая правоту своего "собеседника", поправила
прическу и вышла, намереваясь вернуться в гостиную. Проходя через
спальню, она задержалась возле музыкального центра. Перебрав
несколько дисков, она сделала выбор и нажала play. Затем,
удовлетворенно улыбнувшись, продолжила свой путь.

Мужчины, услышав новую мелодию, Do What You Have To Do Сары
Маклахлан, переглянулись и уставились на дверь. Спустя мгновение, с
улыбкой на губах, появилась Никита. Карл облегченно вздохнул, увидев
свою жену в хорошем расположении духа. Он подошел к ней, взял за
руку и спросил, целуя ей пальцы:

- Все в порядке, дорогая?

- Все прекрасно, милый, - ответила она и провела рукой по щеке
Карла. Затем повернулась к Майклу, который тоже поднялся, когда она
вошла. – Вы потанцуете со мной? - обратилась она к нему и
улыбнулась, разглядев промелькнувшую в его глазах радость от этого
приглашения.

Карл приподнял бровь, удивленно глядя на супругу.

- Прости, дорогой, но Майкл – наш гость, - улыбнулась она мужу.

Майкл вопросительно посмотрел на друга. Карл развел руками.

- Желание женщины – закон! – сказал он, и все трое рассмеялись.

Майкл развернулся к Никите, и она шагнула в его объятья. Его рука
легла на её обнаженный бок, и он ощутил под пальцами прохладную
гладкую кожу. Его прикосновение обожгло Никиту. Она заглянула Майклу
в глаза, потемневшие от страсти, и коснулась кистью его раскрытой
ладони. Они плавно двигались под волшебную мелодию, чувствуя тепло
друг друга.

…Я знаю, что не могу быть с тобой…
…И понимаю, что не могу позволить тебе уйти…

Карл наполнил свой бокал и присел на диван. Закинув ногу на ногу и
потягивая вино, он наблюдал за танцующей парой.

Глаза Майкла ласкали её лицо, подолгу задерживаясь на губах. Его
собственные губы соблазнительно приоткрылись. Пальцами одной руки
Майкл поглаживал ладонь Никиты, другой рукой слегка проникал в
прорезь на её платье, касаясь кожи.

Карл, не отрываясь, следил за их танцем. Он видел все – и ласки
Майкла, и их страстные взгляды. Он чувствовал, как росло напряжение
между ними. И вновь поймал себя на мысли, что и намека на ревность
нет в его душе. Все что он чувствовал – возбуждение. Возможно,
потому, что они так красиво смотрелись вместе, необычайно органично,
словно были созданы друг для друга.

Когда песня закончилась, Майкл и Никита с сожалением разрушили
объятья. Гость бросил взгляд на часы. Почти полночь.

- Простите, друзья, - сказал он, - но уже поздно, а мне еще нужно
добраться до отеля. Это был прекрасный вечер. Спасибо за ужин и
чудесную компанию. - Протянув руку к Никите, он взял её пальцы и
поцеловал их. Его язык был более откровенен, чем в первый раз. -
Карл, - Майкл повернулся к нему и пожал на прощанье протянутую ему
руку, - рад был вспомнить старые времена.

Мужчины похлопали друг друга по плечу, улыбаясь, и Майкл, бросив
последний взгляд на Никиту, ушел.

***********
- Не буду ничего трогать. Жаннет завтра все уберёт, - проговорила
Никита. Она распустила волосы, встряхнула ими и томно потянулась. -
Я немного устала и…

Она не успела закончить фразу – Карл подхватил её на руки и взлетел
по лестнице в спальню.

NC-17

Войдя, он поставил Никиту на ноги, обхватил её обеими руками,
стягивая вниз платье, и буквально впился ей в губы. Его рука
переместилась, и Никита ощутила её у себя между ног. Она
чувствовала, как все внутри – желание, напряжение этого вечера,
буквально рвалось вылиться во что-то невообразимое.

- Ляг, - попросил Карл.

Никита покорно легла на кровать, он сел рядом, склонился и начал
медленно целовать её шею. Потом он впился губами в левую грудь,
раздражая языком сосок. Каждое прикосновение было необычайно
приятным. Ей хотелось ласкать его в ответ на то удовольствие,
которое он дарил. Карл коснулся губами её губ, и они слились в
долгом поцелуе. Его пальцы оставались на её грудях, сжимая их,
поглаживая, доставляя наслаждение. Оторвавшись от губ Никиты, Карл
потянул её руку, и она почувствовала его член. Карл сжал её пальцы и
несколько раз провел ими по своей возбужденной плоти. Никита
улыбнулась.

- Я знаю, как ласкать тебя, милый, можешь мне не помогать…

Карл не ответил ей. Его дыхание дрожало, тело горело, словно в огне,
он жаждал объединения с нею, момента приятной боли, страсти,
восторга. Он легко раздвинул ей ноги и лег между ними. Никита,
слегка застонав, подняла руки и сжала в пальцах тонкую шелковую
простынь. Самым краешком "интимных губ" она почувствовала головку
его члена, которая нежно раздвигала их в стороны и стремилась все
дальше и дальше. Это было настолько приятным, что Никита подалась
вперед и была остановлена низким, срывающимся от вожделения голосом
мужа:

- Не спеши, любимая…

Он отстранился, но через секунду она опять почувствовала, как его
член осторожно проникает в неё. Ей захотелось обхватить его, но,
едва раздвинув нежную плоть, он выскользнул. Это была сладостная
пытка. Его прикосновения с каждым разом все более воспламеняли её,
она была на грани безумия. Её голова билась на подушке из стороны в
сторону, все тело трепетало, из приоткрытых губ вырывались
хрипловатые стоны. Неожиданно Карл сильно сжал её сосок и резко
вошёл в неё: словно электрический разряд пробежал между её грудей и
клитором, и любовники задрожали в упоении оргазма.

********
Такси летело но ночному, сияющему огнями городу, унося Майкла от
гостеприимного дома…

Водитель – обаятельный чернокожий малый с белоснежной улыбкой,
болтал без умолку и не замечал, что пассажир его не слушает,
погруженный в себя.

Она прекрасна! Совершенство! Умна, с тонким чувством юмора и
превосходным вкусом. А как красива… Боже! – Майкл слегка простонал и
откинулся на спинку сиденья, - никогда не предполагал, что могу быть
настолько одержим женщиной, которую вижу второй раз в жизни… Она,
кажется, догадалась о моих желаниях… Впрочем, это было нетрудно.
Неужели я влюблен? Похоже, так и есть, - он улыбнулся и прошептал
по-французски: - Кита… mon amour…

- Что Вы сказали, мистер?

- Ничего. Просто мысли вслух…

- Тяжелый день, да?

- Напротив, восхитительный…, - Майкл покачал головой, вспоминая
синие, полные страсти глаза…

- Вот и приехали. Где остановить?

- Здесь, пожалуйста…

Он расплатился, вышел из машины и поднялся по ступенькам отеля
Hilton.


 

#3
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22520
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Глава 3 "Точки над i"


"Точки над i"

- Мистер Сэмюэль! – окликнул Майкла портье. – К Вам заходил один
господин. Он оставил записку, вот она…

Пожилой мужчина многозначительно посмотрел на Майкла.

- Спасибо, Вальтер.

Майкл взял протянутый ему конверт и вошел в лифт. Посмотрим…, - он
пробежал листок глазами, - Я так и знал. Джонс рвет и мечет! Что ж,
он прав. Я совершенно забросил расследование. Ничего не делаю,
только грежу наяву. Придется навёрстывать упущенное время…

Записка, переданная курьером, гласила: Жак, мне нужны результаты. У
тебя осталась неделя.

Войдя в номер, Майкл быстро разделся, накинул на голое тело белый
махровый халат и сел за компьютер…

********

Сотрудник секретного Отдела по борьбе с терроризмом Майкл Сэмюэль
проработал всю ночь, просматривая сводки агентурных сообщений,
оперативно-технических мероприятий, наружного наблюдения. Закончив и
отослав отчет, он выключил компьютер и лег на кровать поверх одеяла.
Спать не хотелось, к тому же, он не мог перестать думать о своем
новом задании.

Дело, по которому его прислали в Нью-Йорк, было очень сложным.
Организация под названием ЯДУС совершала дерзкие теракты по всему
миру и продавала оружие экстремистам стран Ближнего Востока и
Африки; она состояла из лиц разной национальности и вероисповедания;
объектом борьбы являлись международные организации, институты,
государственные учреждения различных уровней, от президентских
дворцов до полицейских участков. Террористическая деятельность ЯДУСа
спонсировалась иностранными, по отношению к территории деятельности,
государствами и частными лицами. Спецслужбам до сих пор не удалось
установить местонахождение штаба ЯДУСа, идеологию террористов и
личность хотя бы одного из них. Информация, только что полученная
Майклом, подтверждала идею главы Отдела мистера Джонса о том, что
ЯДУС не служит какой-то одной политической цели, что деятельность
этой организации является для её руководителей просто бизнесом,
приносящим огромные доходы. Вероятнее всего, члены ЯДУСа выполняли
чужие заказы, и именно этим объяснялись их постоянные контакты с
другими крупными террористическими организациями, такими как
«Ананд-Марг», «Гунуд Аллах», «Джихад» и «И.Р.А.».

Около месяца назад служба контроля агентурной сети сообщила Майклу,
что имеется контакт с «мелкой сошкой» из ЯДУСа. Парень, мол, желает
вырваться на свободу и готов рассказать всё, что знает, в обмен на
защиту правительства.
Операция тщательно готовилась; наконец, было решено провести её в
Нью-Йорке.

Майкл прибыл в город, поселился в Hilton-e под видом виноторговца из
Бордо, установил контакт с американским филиалом и встретился со
своим агентом. Вальтер работал на Отдел с незапамятных времен, был
умным и опытным оперативником с независимым характером. Он нравился
Майклу.

От Вальтера Майкл узнал, что из «сошки» удалось вытянуть кое-какие
предварительные сведения, которые, конечно, еще нуждались в
тщательной проверке.

Встреча с информатором должна была состояться в дорогом, закрытом
для широкой публики клубе, который, как уже было установлено,
принадлежит руководителям ЯДУСа.

Информатор на встречу не пришел. Майкл не знал почему.

********

Карл проснулся около 9 утра. Его руки обнимали жену, похожую во сне
на маленькую девочку. Карлу казалось, что он никогда не насмотрится
вдоволь на её очаровательное и по-детски миловидное лицо. Впрочем,
она и в самом деле была еще очень молода. Через несколько месяцев ей
должно было исполниться 24 года.

Карл осторожно приподнялся, стараясь не разбудить Никиту, надел
брюки, накинул рубашку и покинул спальню.

На кухне возилась присуга, моя и убирая посуду после вчерашнего
ужина хозяев. Карл заглянул туда:

- Жаннет! Кофе и ванну.

- Слушаюсь, - ответила девушка.

Отдав распоряжения, он вошел в свой кабинет, включил компьютер и
взял трубку телефона.

Разговор, во время которого Карл просматривал поступившую за вечер и
ночь информацию, был сугубо деловым и касался набора новых
сотрудников. Оценкой их способностей, тестированиями обычно
занималась Никита, но в последнее время она немного отошла от дел.

Карла это беспокоило. Поговорю с ней сегодня, - решил он.

Жаннет принесла кофе и сообщила, что все готово. Он поработал еще
несколько минут, попивая ароматный напиток из маленькой чашки, затем
встал, выключил компьютер и направился в ванную.

Погрузившись в теплую воду и пахнущую абрикосом пену, Карл думал о
делах:
Хорошо, что Алек вовремя вычислил и устранил Хардина. Да, что ни
говори, а на Чандлера можно положиться. Если я решу уехать на пару
месяцев в Кению с Никитой, назначу его своим заместителем. Алек
сказал, что мальчишка, возможно, успел передать какие-то сведения
заинтересованным в нашем устранении органам. Конечно, он знал очень
мало. Но, все-таки… Зря я изменил своим принципам и взял человека
без тщательной проверки, основываясь на рекомендации Бауэра.
Кажется, Хардин был его племянником?

Инцидент с предателем тревожил Карла. Это был первый подобный случай
за 5 лет, в течение которых он руководил сложным и смертоносным
организмом под названием ЯДУС.

********

- Полиция! Откройте!

Не получив ответа, инспектор Штайгер знаком приказал своим ребятам
выломать дверь. Ворвавшись в комнату дешевого мотеля, полицейские
обнаружили на полу труп молодого мужчины с огнестрельным ранением в
голову.

- Вы его знаете? – обратился Штайгер к хозяину мотеля, стоявшему в
дверях с перекошенным лицом и полными ужаса глазами.

- Это… Макс...Хардин, - пролепетал тот, наконец, - жил у меня около
года, исправно платил за комнату. Он работал уборщиком в клубе
«Жозефина». Я не знаю, за что его убили, клянусь! Может, наркотики.…
В последнее время он был какой-то странный, всего боялся.…

- Ладно. Дерек, Рич, оформите все, как полагается, вызовите
экспертов. Мне нужно позвонить, - Штайгер вышел на улицу, сел в свою
машину и набрал номер отеля Hilton.

- Соедините с 412-ым, - попросил он, когда ему ответили, - Майкл!
Рад, что застал тебя. Есть новости по делу, о котором мы говорили.
Нужно встретиться.

- Надеюсь, хорошие новости, Юрген? – Майкл говорил с другом по
телефону и одновременно торопливо одевался, - через 15 минут, там
же, где и в прошлый раз.

- Хорошо, я буду. Увидимся.

Закончив разговор, Юрген Штайгер включил зажигание и умчался на
своем «Мерседесе» со скоростью 200 миль в час прочь от места
убийства.

*********

- Миссис Томас! Миссис Томас, проснитесь! – Жаннет слегка касалась
пальцами плеча хозяйки, пытаясь вырвать её из объятий сна.

- Жаннет? – сонно отозвалась, наконец, Никита, - который час? Где
Карл?

- Около 12. Мистер Томас приказал разбудить Вас и передать, чтобы Вы
после завтрака приехали в офис «Томас-Трейдинг». Что-то срочное. Он
будет ждать…

- Хорошо, встаю…

Вставать, вообще-то, не хотелось. Никита потянулась на постели, как
кошка, закинула руки за голову и вдруг улыбнулась, вспомнив сны,
которые снились ей всю ночь. Они переплетались между собой,
начинались и обрывались, продолжались снова, превращались в
разноцветные коллажи из чувственных образов, заставляя её стонать,
вздрагивать и смеяться.

Может быть, я даже шептала во сне ЕГО имя… Что со мной происходит? Я
же люблю Карла, всегда любила! Или это уже не так? Мне просто
необходимо разобраться в своих чувствах… Удивительно, как иногда
работает наша память… Почему я увидела себя с НИМ в том отеле в
Венеции? Мы с Карлом провели там 2 недели после женитьбы, почти не
вылезая из постели… Майкл… Боже мой, что он только со мной ни делал
в моих сегодняшних безумных снах! – щеки Никиты покраснели при
воспоминании о ночных видениях, в которых она и Майкл предавались
бурной страсти.

Особенно ярким был один эпизод:
Она и Майкл находились в своем люксе для молодоженов. Собирались
уходить. Было ощущение напряжения между ними, как после ссоры. К
тому же, кто-то как будто ждал их, заставляя нервничать и
торопиться. Вдруг Майкл пересек комнату, приблизился к ней и жарко
поцеловал. Желание в секунду захватило его тело.

- Я знаю, что у нас мало времени, но я хочу тебя немедленно. Я
нуждаюсь в тебе. Доставь мне удовольствие, прошу тебя, - шептал он,
задыхаясь от вожделения.

Сознание власти над этим прекрасным сильным мужчиной вскружило ей
голову, она улыбнулась и потянула Майкла в спальню.

- Разденься, - тихо попросил Майкл, когда они пришли.

Она подчинилась, он тоже мгновенно скинул с себя одежду и обнял её.
Сразу же она почувствовала у своих ног его огромный возбужденный
член. Майкл гладил её лицо, она повернула голову и начала целовать и
посасывать его пальцы, затем провела его влажной ладонью по своей
груди. Майкл застонал и сжал рукой её ягодицы. Она резко толкнула
его, и они упали на кровать. Майкл приподнялся, легко сел ей на
живот, обхватив талию ногами и положив член между её грудей.

- Сожми его …, - голос Майкла был хриплым. Он начал водить членом по
её влажному телу.

Через несколько минут Майкл вдруг громко застонал, заскрипел зубами
и дернулся, выпустив белую, как молоко, струю.

- Ты сводишь меня с ума, Кита…, - тихо сказал он, целуя её губы, - я
не могу насытиться тобой, и хочу тебя снова и снова…

Кита… Странное имя. Почему мне хочется, чтобы он называл меня так?

Однако надо отвлечься от мечтаний и вернуться на землю, - вздохнула
Никита, – Карл ждет меня в офисе…

Она встала, легко позавтракала и оделась. Затем позвонила своему
шоферу и велела ждать её у подъезда.

Спускаясь вниз в зеркальном лифте, Никита курила сигарету в янтарном
мундштуке и рассматривала свое отражение: волосы уложены в
затейливую прическу, серьги и кольца с большими камнями, длинное
узкое платье, шелковая шаль, остроносые сапожки на тонких каблуках.

Роскошная женщина с грустными глазами.

По дороге в офис она старалась отгадать, зачем мужу понадобилось её
присутствие. Уже два месяца она совсем не интересовалась операциями
ЯДУСа и почти не занималась делами «Томас-Трейдинг».

«Томас-Трейдинг» - компания, доставшаяся Карлу от отца, занималась
деятельностью широкого профиля: производством
парфюмерно-косметических средств, ювелирных изделий, радио- и
телевизионной аппаратуры, медицинского оборудования, и была
легальным бизнесом их семьи, давала нужные связи с деловыми людьми
по всему миру и служила одним из источников доходов для ЯДУСа.
Никита уже 2 года входила в совет директоров, как глава отдела
маркетинга. У «Томас-Трейдинг» был хороший рынок сбыта и филиалы в
странах третьего мира, где компания производила также химическое
оружие. Ей приходилось часто ездить в Восточную Европу, Азию и
Африку по делам. Там же она руководила набором молодых людей и
девушек, сильных, выносливых, разбирающихся в оружии или имеющих к
нему склонность, словом, подходящих для «черных операций» ЯДУСа. Ей
нравилась такая жизнь, кипучая, яркая, полная риска, дающая пищу
жадному уму и выход разрушительным эмоциям, которые обуревали её,
сколько она себя помнила. Никита не особенно задумывалась над
вопросами морали, для нее их деятельность была просто очень успешным
бизнесом.

К своим 23 годам Никита умудрилась закончить экономический колледж;
благодаря врожденным блестящим способностям и великолепной памяти,
выучила шесть языков, прекрасно стреляла из любого оружия,
занималась волейболом, плаванием и верховой ездой, постоянно
совершенствуя свое тело. При таком напряженном ритме у неё, тем не
менее, хватало времени на работу: она была в курсе всех событий,
превосходно исполняя свои обязанности по обоим направлениям. Но в
последнее время что-то как будто надломилось в её душе. Она не
анализировала свои ощущения, просто отстранилась, предоставив Карлу
вести дела, объяснив усталостью свое поведение. Но, видимо, терпению
мужа пришел конец, и ей предстоят непростой разговор и необходимость
определиться.

Никита вздохнула и прижалась лбом к прохладному стеклу машины. Она
понимала, что по-прежнему не в силах осознать причину изменений в
своей душе. Одно она знала твердо – никто никогда не заставит её
делать то, чего она не хочет. Даже Карл…

********

Майкл сидел за столиком в полутемном и обшарпанном «Баре на углу».
Кроме него в помещении больше никого не было. Хозяин сам принес ему
большую чашку крепкого чая с лимоном, получил взамен несколько монет
и удалился.

Старик, наверняка, информатор Юргена… Они подозрительно
переглянулись в прошлый наш визит в это милое местечко, - слегка
улыбнулся Майкл. - Район-то более чем криминальный… Что же,
интересно, Юргену удалось узнать? Интуиция подсказывает, – дело
сдвинулось с мертвой точки.

Юрген Штайгер был его старым другом. Они познакомились в первый год
работы Майкла в Отделе. Майкл тогда расследовал убийство одного
немецкого политика и получил разрешение начальства на сотрудничество
с местной полицией и, в частности, с детективом, который уже
занимался этим делом. Поначалу они не могли найти общий язык, так
как оба были молчаливы, скрытны и, обладая высоким
профессионализмом, самоуверенны. Каждый был убежден, что справится
сам и ему не нужна помощь. Но постепенно, видя эффективность
совместных действий, они прониклись друг к другу уважением, а
познакомившись лучше, – глубокой симпатией. Впоследствии судьба
часто сталкивала их вместе и, наконец, связала самой преданной
дружбой. Майкл, будучи немного младше Юргена, невольно равнялся на
него, как на образец бесстрашия, сочетающегося с холодным,
аналитическим умом. К тому же его друг, несмотря на свое ремесло, а,
может, благодаря ему, был философом. И Майклу, когда выпадали
свободные часы, беседы у камина в доме Юргена доставляли огромное
удовольствие.

- Знающий людей благоразумен, - любил повторять Юрген, - знающий
себя просвещен. Побеждающий людей силен, побеждающий самого себя
могуществен. Познай самого себя, Майкл, и тебе не будет равных!

Юрген был очень образован и начитан, и относился с уважением ко
многим философским школам: брахманизму индийских знатоков, чтивших
ведийские ритуалы; джайнизму и буддизму; исламскому учению, в основе
которого лежали Коран и сунна.… Но особенно близка была ему древняя
мудрость бродячих аскетов, подготовивших в эпоху Борющихся царств
наступление "золотого века" китайской философии.

И при этом он целыми днями гоняется за преступниками с пистолетом
наголо, - покачал головой Майкл, - что и говорить, мой друг –
человек своеобразный…

- Привет! – Внезапно появившись перед Майклом и прервав поток его
мыслей, Юрген сел на свободный стул и сразу же приступил к делу. –
Итак, сегодня утром твой информатор был найден мертвым в одном
дрянном мотеле на окраине города.

- Полагаю, он умер не своей смертью…. Четко работают, - спокойным
голосом произнес Майкл, хотя и был удручен известием. Хардин был его
единственной ниточкой к ЯДУСу.

- Убит выстрелом в голову. Но перед смертью, судя по кровоподтекам
по всему телу, рассказал убийце, всё, что знал. Теперь они будут еще
более осторожны.

- Видимо, парень в какой-то момент начал вызывать у них подозрение,
они следили за ним и убрали сразу после встречи с Вальтером.

- Скорее всего, так и было. Но есть и хорошие новости. Хозяин
гадюшника, в котором проживал Хардин, рассказал, что парень работал
в клубе «Жозефина». В этом клубе, уже по моим сведениям, отмываются
деньги, вырученные продажей наркотиков. Но улик у нас нет, -
вздохнул Юрген.

- Хардин назначил мне там встречу и утверждал, что клуб принадлежит
ЯДУСу, - говоря это, Майкл слегка коснулся пальцами губ. – Но я
проверял…. Клуб принадлежит одному из филиалов «Томас-Трейдинг»,
крупной компании, производящей все на свете и сбывающей свой товар,
в основном, в Азии и Африке. На первый взгляд там всё чисто.

- Думаю, следует заняться этой компанией и её руководящим составом
ещё раз. Я проверю по своим каналам, свяжусь с ФБР, а ты – по своим.
Не пропускай ни малейшей детали. Эти совпадения неспроста. Тебе еще
что-нибудь нужно? Я чудовищно занят сегодня….

- Как всегда…, - улыбнулся Майкл, - нет, пока ничего. Я свяжусь с
тобой, если узнаю что-то. Пока! И… спасибо.

- Сочтемся, - Юрген тепло взглянул на друга, кивнул старику за
стойкой и покинул бар.

Майкл жестом попросил бармена принести ему еще одну чашку чая.
Получив желаемое, он откинулся на спинку стула и погрузился в
размышления.

Итак, нужно отправить запрос в Отдел: пусть установят, кому на самом
деле, а не фиктивно, принадлежит «Томас-Трейдинг»… Какая связь может
быть между этой компанией и организацией, принимающей и исполняющей
заказы на теракты с такой легкостью, словно это заказы на пиццу?

Ответа на этот вопрос у Майкла пока не было.

********

Огромный, сверкающий стеклами небоскреб «Томас-Трейдинг», по одной
стене которого стекали вниз струи воды, был расположен в самом
сердце Уолл-Стрит, рядом с Нью-йоркской фондовой биржей, среди
зданий крупнейших торгово-финансовых центров, правлений ведущих
банков и транснациональных компаний страны.

Серебристый «Ауди» остановился у входа в здание, Никита вошла внутрь
через крутящуюся дверь, кивнула охранникам, которые почтительно
приветствовали ее, и поднялась на лифте на 31 этаж. Там размещались
зал для совещаний, ее офис и кабинет Карла. Зайдя на минуту к себе,
она небрежно бросила на кожаный диван небесно-голубую шаль и
маленькую сумочку, затем направилась к мужу.

Карл и его заместитель, верный помощник, соратник, правая рука, Алек
Чандлер ожесточенно о чем-то спорили. Их громкие голоса Никита
услышала, еще проходя по коридору. Спор, по всей видимости, касался
ее, так как мужчины умолкли на полуслове, едва она вошла.

- Привет! – Никита подошла к мужу и легко поцеловала его в губы.

- Здравствуй, любимая, - Карл ответил на поцелуй и провел ладонью по
ее щеке, - хорошо, что приехала. Алек, закончим позже, я тебя
вызову.

Чандлер медленно поднялся с кресла, бросил на Никиту внимательный
взгляд и покинул офис. Никита даже не взглянула в его сторону, с
некоторых пор она не выносила присутствие этого человека. Карл
догадывался о причинах её антипатии к Алеку, несколько раз пытался
расспросить, но Никита всегда отвечала, что говорить здесь не о чем,
и она, в случае чего, способна сама о себе позаботиться. Карлу это
было известно лучше других.

В деловом отношении Алек был выше всяких похвал, сделки, заключенные
им, приносили компании огромные доходы, к тому же это был весьма
привлекательный мужчина, пользующийся большим успехом у женщин,
которым приходились по вкусу его самоуверенность, напористость и
привычка всегда получать желаемое. Эта привычка и подвела его при
столкновении с Никитой. Чандлер не скрывал, что Никита ему очень
нравится. Он постоянно сообщал ей об этом в устной форме и в
записках, прикрепленных к роскошным букетам, и однажды, когда Карл
был в отъезде, предпринял решительный штурм. Никита не сдалась, а
наоборот, яростно отбила атаку, оставив Алеку на память об этой
схватке несколько очень болезненных царапин и легкое сотрясение
мозга. После этого инцидента его страстный пыл немного поубавился, а
взамен появилось желание отомстить строптивой женщине, как только
представится удобный случай. Никита догадывалась о его намерениях. И
все это, конечно, не вызывало в ней дружеских чувств к Алеку
Чандлеру.

Карл прошел в дальний угол просторной комнаты, сел на диван и
принялся неторопливо рассматривать супругу, любуясь романтическим
образом, созданным ею. Остановив взгляд на туфлях со шпильками, он
не смог удержаться от шутливого предупреждения:

- Будь осторожна, дорогая! Ты рискуешь сломать лодыжку или растянуть
ахиллесово сухожилие…

Никита рассмеялась в ответ:

- Спасибо за заботу. Но, признай, женщина на шпильках не может не
нравиться, а красота требует жертв.

- Признаю. Ты выглядишь восхитительно! – Карл помолчал немного и
тихо позвал, - иди сюда…

Никита подошла к столу, налила воды в длинный стакан и медленно,
желая хоть немного оттянуть неприятный разговор, подошла и присела
рядом с Карлом.

- Ты знаешь, я был очень занят в последнее время и не уделял тебе
должного внимания, - начал он, пристально глядя жене в глаза. -
Сегодня Алек просветил меня, насколько сильно ты отошла от дел….
Прошу, не перебивай меня, - Карл заметил, что Никита желает что-то
сказать, и коснулся пальцем ее губ, заставляя промолчать, - сначала
выслушай. На тебе всегда была очень большая нагрузка, но ты со всем
отлично справлялась. В какой-то момент ты устала, не выдержав такого
напряженного ритма. Это естественно. Но сейчас, отдохнув, ты должна
вернуться к работе. Здесь не может быть никаких возражений с твоей
стороны. Твои обязанности я не могу перепоручить никому другому, это
вопрос доверия. А полностью, как самому себе, я доверяю только тебе.
– Карл положил руку на плечо Никиты, которая слушала его, опустив
голову, и продолжил:

- Каждый год, в это время года, если помнишь, господин Вульф
собирает в своем загородном доме бизнесменов, людей нашего круга и
рода занятий…

- Мы приглашены? – безразличным голосом спросила она.

- Как всегда. Так что ближайшие выходные проведем там. Предстоят
важные переговоры, мне понадобится твоя помощь. Будь готова -
просмотри и изучи последние данные, переговори с нашими партнерами
на Ближнем Востоке. Надеюсь, ты меня не подведешь.

Никита подняла на мужа взгляд. Не чувствуя пока в себе сил для
возражений, не имея возможности разобраться в хаосе противоречий,
раздиравших ее душу, она кивнула:

- Хорошо. Я подготовлю информацию к пятнице.

- Вот и умница, - Карл облегченно вздохнул и провел рукой по её
волосам.

Никита поднялась с дивана, подошла к дверям и, обернувшись,
произнесла:

- Я буду в своем офисе до вечера, потом пройдусь по магазинам,
подберу что-нибудь к выходным…

- Удачного дня, дорогая. Позвони, если я тебе понадоблюсь.

Никита ушла. Карл, вполне удовлетворенный разговором, вернулся за
свой стол, взял трубку телефона, раскрыл пухлую папку биржевых
сводок и погрузился в дела.

********

Невысокий, полный, хорошо одетый мужчина, с совершенно лысой головой
и хитрыми глазками, сидел за столиком маленького кафе, ожидая
заказанный завтрак. Он поглаживал галстук Hermes и смотрел с улыбкой
на проходящих мимо женщин. Телефонный звонок оторвал его от
блаженного созерцания солнечных парижских красавиц, заставил
по-деловому нахмуриться и сосредоточиться.

- Джонс слушает, - проговорил он в изящный миниатюрный аппарат.

- Шеф, отчет аналитиков по запросу Майкла готов. Вы хотели
просмотреть его, прежде чем он попадет в Нью-Йорк, – раздался в
трубке юношеский голос.

- Это так, Биркоф. Подтвердилась связь между руководителями
«Томас-Трейдинг» и организацией, которая нас интересует? –
нетерпеливо спросил Джонс.

- Да, сэр. Томасы руководят обеими структурами. Выходные они
проведут в доме известного Вам господина Вульфа.

- Отлично. Я буду через полчаса. Свяжись с Майклом и передай, что
вечером у него будет новая информация.

Могущественный руководитель Отдела был очень доволен новостями.

Сэмюэль – профессионал. До конца недели он разберется с этим делом и
избавит, наконец, Отдел и Центр от головной боли под названием ЯДУС.

В хорошем расположении духа он принялся за еду; покончив с
завтраком, вышел из кафе в сопровождении двух охранников и сел в
свой бронированный автомобиль.
********

К шести часам Никита закончила текущие дела, отдала распоряжения
секретарю и отправилась за покупками, решив как следует
подготовиться к уик-энду у Вульфа.

Что ж, я вынуждена быть на этом чёртовом приёме. Но пусть Карл не
думает, что победа досталась ему легко!

По дороге к лифту она позвонила своему шоферу, сообщила ему, что он
свободен, затем спустилась вниз и села в одну из машин, стоящих в
гараже здания. Спустя полчаса её белоснежный "Ford" припарковался на
одной из стоянок Пятой авеню. Молодая женщина вышла из машины и
медленно направилась по улице, намереваясь зайти в Christian Dior.
Там, еще на прошлой неделе, она присмотрела себе восхитительное
серое полупрозрачное платье с крошечными блестками.

********

Прочитав переданные из Отдела сведения, Майкл бродил по оживленным
улицам города, чувствуя себя самым несчастным человеком на земле.
Его хрупкая мечта о счастье рухнула при соприкосновении с такой
уродливой действительностью, какую он не мог вообразить даже в своих
самых страшных снах, – приказ Джонса требовал уничтожить
руководителей ЯДУСа, которыми являлись Карл Томас и его супруга.

Ни-ки-та…

Именно теперь Майкл окончательно понял, что любит её.

Он вышел на Пятую авеню и пошел на север, мимо немыслимых зданий из
стекла и стали, стекла и блистающего металла, стекла и мрамора – и
зданий постарше, в которых больше камня, чем стекла.
Умопомрачительная, невероятная улица; Майкл никак не мог к ней
привыкнуть, да и, должно быть, никто не мог. Есть ли в мире другая
такая улица, где гряда облаков отразилась бы целиком в окнах одной
стены одного-единственного дома да еще и место осталось бы ? Сегодня
на Пятой авеню было особенно хорошо, температура поднялась градусов
до восемнадцати, и воздух наполняла приятная прохлада ранней осени.

Внезапно его взгляд задержался на фигуре женщины, медленно идущей
впереди. Его сердце замерло и вновь забилось с невероятной частотой,
голова закружилась: он узнал ту, о которой думал постоянно – и днем,
и ночью.

Майкл чуть сбавил шаг, следуя за Никитой. Его душу разрывали
противоречивые чувства: с одной стороны он любил и желал эту
женщину, похожую на прекрасного ангела, с другой – он знал, кто она,
и как она опасна.

Теперь Никита … – мой враг!

Эта мысль поразила его и причинила боль. Ему захотелось кричать от
такой несправедливости!

Никита шла, не замечая ничего вокруг, оставив позади бутик Диора,
где тщетно пыталась сосредоточиться на вечерних платьях, туфлях,
сумочках и шляпках, а в результате купила ярко-красный брючный
костюм. Мысли уносили её далеко от шумной улицы, пестрой толпы и
великолепных нарядов, уносили к НЕМУ. Она вспоминала Майкла – каждый
жест, взгляд, улыбку… Мечтала о его поцелуях и прикосновениях …

Это какое-то наваждение! Никита улыбнулась и покачала головой.

Майкл следовал за ней на безопасном расстоянии, ждал, когда она
останавливалась у витрин или заходила в магазины. В одном из них она
надолго задержалась.

Это был Rossi, уютный магазинчик, наполненный звуками нежной музыки.
Никита была знакома с владелицей и часто сюда заглядывала.

Никита перебирала изящные невесомые вещицы, не зная, на чем
остановить взгляд. Наконец, она выбрала несколько моделей и скрылась
в примерочной.

Майкл ждал уже двадцать минут и начал терять терпение.
Ни в одном магазине она не задерживалась так надолго. Возможно,
Никита нашла то, что искала. А, может быть, у этого помещения есть
другой выход, и я потерял её?

Он сомневался в правильности своего решения, но все-таки открыл
дверь и вошел в Rossi.

Магазин женского белья. Только этого мне не хватало!

Майкл медленно пошел по салону, делая вид, что разглядывает
разноцветные кружевные трусики, и пытаясь заметить Никиту до того,
как она заметит его. Кроме него и двух продавщиц, в магазине
находились еще две покупательницы. Ни одна из них не была Никитой,
но это не мешало им обращать на него самое пристальное и нескромное
внимание.

Майкл заметил примерочные у дальней стены зала и за занавеской одной
из кабинок черные сапожки Никиты. Он вздохнул с облегчением.
Слава Богу, она здесь. Вдруг его охватило безудержное желание её
увидеть. Может быть, она как раз примеряет одну из этих волшебных
штучек?

Майкл попытался унять волнение и уйти, но понял, что это не в его
силах. Оглянувшись и убедившись, что на него в данный момент никто
не смотрит, он с кошачьей грацией, быстро и бесшумно направился к
примерочной. Отодвинув занавеску в сторону, он проник внутрь кабинки
и опустил руку, – ткань послушно скользнула вниз, принимая прежнее
положение.

Никита только что справилась с застежкой прозрачного нежно-розового
бюстгальтера и в тот момент, когда Майкл скользнул в кабинку, стояла
перед зеркалом, пытаясь понять, достаточно ли умопомрачительно она
выглядит. Увидев отражение Майкла, Никита стремительно развернулась
и застыла в изумлении.

- Ты … , - выдохнула она.

Его стремительное, неожиданное появление безумно взволновало её. Она
поняла, что не имеет ни времени, ни желания бороться со своими
чувствами к этому мужчине.

Чудеса еще случаются на свете - я весь день думала о нём, и он
явился на мой зов!

Губы Никиты приоткрылись, грудь, едва прикрытая тонкой тканью,
вздымалась и падала в такт участившемуся дыханию.

Майкл не сводил горящих глаз с восхитительной и такой желанной для
него женщины. Она была почти обнажена: лишь кружевное белье и
ажурные чулки составляли в данный момент ее наряд.

Поддавшись порыву, он дотронулся до её щеки, провел рукой по нежной
коже шеи и плеч. Никита закрыла глаза, наслаждаясь его ласками.
Майкл гладил её живот, его рука скользнула ниже и коснулась почти
неощутимой ткани шелковых трусиков. Никита, со стоном выдохнув,
невольно подалась вперед и взглянула на Майкла. Его лицо оставалось
невозмутимым, а выражение глаз невозможно было увидеть под темными
очками.

Руки Майкла продолжали ласкать её тело нежными, легкими
прикосновениями, поглаживая заострившиеся груди, скользя по её талии
и бедрам. Никита, чтобы не упасть, – голова её кружилась, а земля
уходила из-под ног, – прислонилась к стене. Майкл сделал шаг вперед,
подошел к ней вплотную и прижал её тело к стене еще крепче.
Почувствовав, насколько сильно он возбужден, Никита не сдержала
торжествующей улыбки и посмотрела на Майкла сквозь ресницы, чуть
приоткрыв глаза. Он слегка улыбнулся ей в ответ. Никита нежно
провела рукой по его щеке и вдруг сорвала с него черные очки и
бросила их на маленький столик в углу кабинки. Взгляд Майкла испугал
Никиту, казалось, он прожигал её сердце насквозь, его глаза горели,
как два ярких изумруда.

Майкл наклонился. Их губы почти соприкоснулись. Они ощущали дыхание
друг друга, слышали, в каком бешеном ритме бьются их сердца. Майкл
медлил с поцелуем, и Никита, не выдержав напряжения, преодолела то
крошечное расстояние, что их разделяло, и первая поцеловала его.
Мгновенно она почувствовала руки Майкла на своей талии, он сжал её в
объятиях так, что ей стало трудно дышать; его губы жадно ответили на
поцелуй, язык проник в её рот. Никита растворилась в этом обжигающем
поцелуе, забыв обо всем на свете и потеряв чувство времени. Пальцы
Майкла блуждали по её телу, расстегивая застежку бюстгальтера,
лаская её бедра, сжимая ягодицы под шелком трусиков. Никита была,
как во сне, её тело дрожало, кровь стучала в висках, она слышала
свои стоны и тихий, срывающийся голос Майкла, который шептал ей
что-то, сквозь шум в ушах. Она изгибалась, касаясь его тела низом
живота и бедрами, ощущая огонь его возбужденной плоти.

Резкий высокий звук раздавшегося телефонного звонка прорвался в
сознание Никиты и вернул в реальность, как струя ледяной воды. Она
резко отстранилась от Майкла и провела ладонью по лицу, как человек,
пробудившийся от сна.

- Нет! Не здесь и не сейчас, прошу тебя, - услышал Майкл ее
умоляющий голос, дрожащий от пережитых только что эмоций.

Майкл, с тяжелым вздохом и видимым усилием разомкнул объятия и
отошел к другой стене кабинки. Никита перевела дыхание и начала
торопливо одеваться, поглядывая время от времени на Майкла,
смотревшего в сторону.

- Как Вы здесь оказались? – решила она нарушить возникшее молчание,
но не смогла снова, как несколько минут назад, сказать ему «ты».

- Я видел, как Вы зашли сюда, и решил подождать на улице. Но Вы так
долго не появлялись, что я не вытерпел и вошел следом.

Голос Майкла был спокоен, он взглянул на Никиту с грустью и, как ей
показалось, с болью. Её сердце до краев наполнилось нежностью к
этому, ставшему ей за несколько последних дней очень дорогим,
человеку. Она подошла и погладила Майкла по щеке. Секунду они
пристально, изучающе смотрели друг на друга, и опять в его глазах
промелькнуло непонятное Никите отчаянье. Майкл повернул голову,
коснулся губами её ладони, отстранился и спросил:

- Может быть, выпьем по чашечке кофе?

- Конечно, - отозвалась Никита.

Они вместе вышли из примерочной, произведя неизгладимое впечатление
на юную продавщицу, которая еще долго смотрела им вслед, и пошли по
улице к кафе, видневшемуся впереди. По дороге они молчали. Каждый
думал о своем. Никита была смущена, напугана и пыталась отогнать
мысли о муже.

Поступлю, как Скарлетт О’Хара, подумаю об этом завтра, - решила она,
и ей стало легче. Она даже улыбнулась и украдкой взглянула на
Майкла, глаза которого вновь были скрыты за темными стеклами очков.

Они подошли к стоящим на улице под белыми зонтами столикам и сели за
один из них друг напротив друга. Майкл заказал две чашки кофе и
пирожные для Никиты, которая попросила его об этом, так как
почувствовала вдруг ужасный голод. В ожидании заказа Майкл счел
нужным поддержать разговор:

- Эти вещи… для какого-то особого случая? – он указал Никите на
пакеты из магазина Диора.

Никита задумалась, пытаясь вспомнить, что в них лежит. Майкл,
удивленный её молчанием, поднял глаза и замер. При взгляде на Никиту
у него перехватило дыхание: она выглядела прелестно, обворожительно
и вызывающе сексуально – слегка растрепанные волосы рассыпались по
плечам и сияли в лучах солнца, под глазами легли легкие тени, губы
припухли от его поцелуев. И, глядя на её губы, Майкл не мог не
вспоминать о том, что совсем недавно между ними было, не мог не
желать поцеловать её снова. Голос Никиты заставил его очнуться и
опустить глаза.

- Ах, это! Да, для особого случая. Мы с Карлом приглашены на
ближайший уик-энд в загородный дом нашего знакомого. Он очень
богатый и влиятельный человек. Там будет множество крупных
политиков, бизнесменов и людей искусства, и я не хочу потеряться на
фоне их роскошных жен, - Никита лукаво улыбнулась, сказав последнюю
фразу.

Майкл понял, что Никита прекрасно осознает свою красоту и просто
ждет от него подтверждения в виде комплимента. Что ж, он не
разочарует её.

- Никита, Вы самая удивительная и восхитительная женщина из всех,
кого я встречал. Я даже осмелюсь утверждать, что Вы – самая красивая
женщина на земле.

Никита неожиданно для себя вспыхнула от его слов, которые были
произнесены мягко и проникновенно.

- Спасибо, Майкл…, - прошептала она в ответ.

Официант принес их заказ. Сделав глоток, Майкл, как будто вдруг
вспомнив что-то, со стуком поставил чашку на стол:

- Приглашены на этот уик-энд? – спросил он, пристально глядя на
Никиту, и, дождавшись ее кивка, продолжил резким, как показалось
Никите, тоном. – Интересно… Человека, пригласившего вас к себе,
зовут Пол Вульф?

- Да, - ответила Никита. Его вопрос был столь неожиданным, что она
растерялась.

- Что ж, значит, мы будем с Вами в одной компании эти три дня, -
улыбнулся уже овладевший своими эмоциями Майкл. – Я тоже приглашен.

- Я и забыла, что во Франции Вы – один из крупнейших виноторговцев.
Не знала, правда, что господина Вульфа интересует этот бизнес, -
рассмеялась Никита.

- О, у него очень широкий круг интересов, - отозвался Майкл.

И опять Никите что-то не понравилось в его тоне. Майкл был напряжен,
она это чувствовала, словно сдерживал злость или отчаянье.

Чтобы скрыть волнение, Никита поднесла к губам чашку и сделала
глоток ароматного кофе. О, Боже! – мысленно простонала она. – Три
дня рядом с тобой, Майкл? Что же нас ждет? И Карл ведь тоже будет
там!

Майкл наблюдал за Никитой.

Ты думаешь только о возникшем вдруг в твоей жизни треугольнике. Ты
как открытая книга для меня, дорогая. Я вижу желание в твоих глазах.
Ты хочешь меня, и ты будешь моей. Обещаю тебе! Но мне придется
позаботиться и еще кое о чём.

- Вы не рады, что мы будем вместе? – спросил он Никиту, понимая, что
его вопрос звучит двусмысленно.

- Напротив, я воспользуюсь случаем … узнать Вас поближе, – в тон ему
ответила Никита.

Они улыбнулись друг другу. Напряжение вдруг улетучилось, словно
каждый из них принял для себя какое-то решение.

- Простите, Майкл, но мне пора.

- Я провожу Вас, - произнес он, вставая и предлагая ей опереться на
его руку.

- Не стоит. Моя машина совсем близко, - Никита нежно посмотрела ему
в глаза.

- Как Вам будет угодно, Никита. До встречи!

- До встречи, Майкл!

Садясь в машину, она оглянулась и увидела, что Майкл по-прежнему
стоит возле столика и смотрит на нее. Она помахала ему рукой и села
за руль.


По дороге домой мысли Никиты опять были заняты Майклом и их
неожиданной встречей. Она почти не верила, что все происшедшее было
на самом деле, а не в ее воображении, слишком невероятно и безумно
все было. Когда Майкл сказал о том, что случайно её увидел, она
приняла на веру его слова. Но теперь интуиция подсказывала ей, что
не все здесь так просто. А Никита привыкла полагаться на свою
интуицию, которая никогда не подводила молодую женщину. Надо
рассказать Карлу об этой встрече, - подумала она и тут же одернула
себя. – Я не умею лгать. К тому же, Карл слишком хорошо меня знает.
Он сразу же обо всем догадается. Нет, придется все выяснять самой, -
вздохнула Никита. – Впрочем, - новая идея пришла ей в голову, -
можно сказать лишь часть правды, - она улыбнулась и подмигнула
своему отражению в зеркале.

Через несколько минут она подъехала к дому, вышла из машины, забрала
из нее пакеты с покупками и направилась в свою квартиру.

Карл ждал её и вышел встречать в прихожую, услышав, как она
открывает замок.

- Купила, все что нужно? – спросил он, целуя Никиту.

- Нет, милый. Я была не в настроении для этого занятия.

Никита отстранилась, скинула обувь и прошла в гостиную.

- У тебя еще есть время. Сделаешь покупки завтра. Я соскучился по
тебе...

Он проследовал за женой и обнял ее, увлекая в спальню.

- И для этого занятия я сейчас не в настроении, Карл. Сегодня был
тяжелый день – я проработала в офисе целый день, и у меня болит
голова. Я хочу отдохнуть, полежать, принять ванну. Прости, -
добавила она, смягчив свой довольно резкий ответ.

- Жаль. Отдыхай, дорогая. Надеюсь, к ночи ты будешь в форме и не
заставишь меня страдать, - Карл с неохотой выпустил её из объятий. –
А я сейчас приму холодный душ, - он улыбнулся ей нарочито жалобно, –
и еще немного поработаю в кабинете. Если я тебе понадоблюсь, ты
знаешь, где меня найти.

Никита кивнула мужу. Когда он был уже у двери, она тихо, как бы
невзначай, проговорила:

- Забыла тебе сказать… Я встретила сегодня Майкла.

- Вот как? Где же?

- На Пятой авеню, когда ездила за покупками. Он увидел меня возле
Rossi и подошел. Мы немного поболтали, в основном о тебе, дорогой,
затем он пригласил меня на чашку кофе. По ходу беседы, я узнала, что
он тоже приглашен к Полу. Забавное совпадение, не так ли? – Никита
решилась посмотреть Карлу в глаза.
- Очень интересно, – взгляд Карла был пристальным. – Что ж, я
попытаюсь все выяснить. Это все? Ты больше ничего не хочешь мне
сказать?

- Нет, - ответила Никита, отворачиваясь, - мне больше нечего
добавить. Мы посидели еще пару минут, болтая о пустяках, а потом
разошлись каждый в свою сторону.

Карл, задумавшись, постоял мгновение и удалился к себе. Он не
поверил Никите и был уверен, что она что-то скрывает.

Возможно, Майкл проявил активность, и она ответила ему. Этих двоих
тянуло друг к другу с первой же встречи. Ладно, понаблюдаю за ними
на уик-энде у Вульфа.

 

#4
LenNik
LenNik
  • Автор темы
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Супермодераторы
  • Регистрация: 20 Фев 2002, 14:33
  • Сообщений: 22520
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Глава 4. 1 часть.

На заполненную машинами лужайку перед парадным крыльцом дома Пола
Вульфа въехал сверкающий черный лимузин, к которому немедленно
выбежал двухметровый великан-швейцар. Он открыл дверцу, и из машины,
в строгом темно-сером костюме от Brioni, неторопливо вышел Карл
Томас. Он развернулся и подал руку супруге.

Если Карл был очень привлекателен, то Никита просто ослепляла своей
красотой. Она была вызывающе женственна и соблазнительна в синем,
струящемся платье до пола, с прозрачной накидкой, задрапированной
вокруг её талии и бедер. Сверкая искрами драгоценных камней в
роскошных локонах, серьгах и колье, снисходительно улыбаясь
восхищенным мужчинам, Никита прошла рядом с Карлом к дому, где их
ждал гостеприимный хозяин.

- Приветствую вас, друзья. Ты, как всегда великолепна ! – воскликнул
Вульф и потянулся к Никите губами.

- А ты, как всегда галантен, Пол! – рассмеялась в ответ красавица,
подставляя ему щеку для поцелуя.

Вульф пожал Карлу руку, и они все вместе вошли в просторный холл,
сопровождаемые шофером Томасов, который нес их багаж.

- Джордж! – подозвал Вульф управляющего. – Распорядись насчет комнат
для моих гостей. Лучших комнат, с самой большой кроватью в спальне…,
– добавил он, многозначительно глядя на супругов.

- Спасибо! – смеясь, поблагодарила его Никита, и вместе с Карлом
направилась вверх по лестнице следом за Джорджем.

- Располагайтесь и присоединяйтесь ко мне в кабинете, надо кое-что
обсудить, - сказал им вдогонку хозяин. Карл обернулся и кивнул.

Повсюду – в холле, на лестнице, на втором этаже – сновали разодетые
люди. Карл и Никита знали здесь всех, поэтому по пути в свои
апартаменты постоянно раскланивались и произносили приветствия.
Пестрая толпа, собравшаяся в доме Вульфа, состояла из очень богатых
бездельников и из не менее состоятельных "бизнесменов", занимающихся
работорговлей, продажей наркотиков и оружия… Карл относился к этим
людям довольно равнодушно, используя их деньги, влияние и связи в
своих целях. Никита в душе испытывала к ним презрение, хотя и
понимала, что они с мужем ничем не лучше.

До предназначенных им комнат Никита добралась одна, так как Карла
всё-таки остановили на лестнице несколько знакомых. Она прислонилась
к стене, пока Джордж отпирал массивную дубовую дверь. Внезапно дверь
соседней комнаты открылась, и оттуда вышел…

- Майкл! - невольно воскликнула Никита.

Он подошел и поцеловал её ладонь.

- Рад Вас видеть, - не отпуская руку Никиты, тихо произнес Майкл. -
Вижу, Вы только что прибыли?

- Да, - ответила Никита, глядя ему в глаза. - Однако мы близкие
соседи на эти выходные…

Майкл слегка улыбнулся.

- Надеюсь, Вы ничего не имеете против подобной "близости"?

- Конечно, нет, - поспешно ответила молодая женщина, уловив
двусмысленность вопроса и, давая ответ, который, как она понимала,
обрадует Майкла.

Её сердце уже билось в сумасшедшем ритме, голова кружилась от его
близости. Она желала Майкла - его прикосновений и поцелуев, вкус
которых не могла забыть. Никита была уверена, что он сейчас
чувствует то же самое, и не понимала, как им удается сдерживать
взаимный страстный порыв.

Как бы отвечая на мысли Никиты, Майкл на секунду сжал ее пальцы.

- Хорошо, что я встретил Вас одну. Хочу вручить Вам небольшой
подарок. Секунду…

Майкл скрылся у себя в комнате и вскоре вновь появился перед Никитой
с бархатной коробочкой в руках.

- Я был бы счастлив увидеть это украшение на Вас…, - глаза Майкла
превратились в лесные озера с прохладной, светло-зеленой водой и
излучали тепло и нежность, голос был ласковым, проникновенным.

Губы Никиты дрогнули, взгляд затуманился. Как во сне, она коснулась
его ладони, взяла коробочку и, немного помедлив, открыла её.

- Какое чудо! – восхищенно воскликнула Никита, не в силах
отвести глаз от подарка :

Серьги из прозрачного бледно-желтого камня необычайной прочности
состояли из колец и миниатюрных шариков – одни внутри других,
выточенных из цельного куска, без нарушения монолитности.
Подвешенные на золотых крючках, серьги нежно и тихо звенели в руках
девушки, и звон этот можно было сравнить с тем звуком, что рождает
далекий ветер, шелестящий в сухих тростниках. Заключенные внутри
шариков крошечные бутоны из ограненных кусков «глаза тигра»
переливались сквозь прорези таинственным лунным светом.

Печальная улыбка тронула губы Майкла, смотревшего на удивленное,
счастливое лицо любимой.
В следующее мгновение он заметил поднимающегося по лестнице Карла.

- Увидимся позже, Никита. Прошу Вас, наденьте эти серьги сегодня
вечером.

- Теперь это мое любимое украшение, Майкл. Я никогда с ним не
расстанусь.

Перед тем, как скрыться за дверью своей комнаты, Никита еще раз
взглянула на Майкла, и он без труда увидел любовь в ее синих,
блестящих от радости глазах.

- Привет, дружище! Я рад, что ты здесь. Никите и мне будет приятно
провести время в твоем обществе. Как, надеюсь, и тебе – в нашем.

- Буду рад скрасить ваше одиночество в этом скучном, всеми
заброшенном доме, - рассмеялся Майкл, протягивая руку идущему ему
навстречу Карлу.

Карл улыбался, шутил, но что-то в его взгляде заставило Майкла
насторожиться. Внезапно он понял ЧТО – улыбка не тронула темных,
холодных глаз Карла, их взгляд был испытующим и подозрительным, в их
мрачной глубине жила не дружеская симпатия, а враждебная
настороженность. Невольный холодок пробежал по спине Майкла,
заставляя мозг и тело собраться, как перед боем. Ему часто
приходилось встречать подобный взгляд – взгляд опасного и
безжалостного человека. Иногда Майкл встречал его в зеркале.

Он поспешил проститься с Карлом и удалился к себе.

Edited by: Snowmaiden Mari007 at: 10/9/01 1:26:22 pm

Snowmaiden Mari007
Автор
Posts: 69
(9/16/01 2:10:26 am)
Reply bild


Snowmaiden Mari007
Автор
Posts: 70
(9/16/01 2:14:23 am)
Reply bild- Ник



Edited by: Snowmaiden Mari007 at: 10/15/01 11:59:24 pm

Snowmaiden Mari007
Автор
Posts: 74
(9/20/01 12:38:55 am)
Reply дальше

Продолжаем часть 2

- Вау ! – воскликнул Карл, войдя в комнату и в восхищении
осматривая обстановку, в которой им предстояло провести два
следующих дня.

- Согласна, - улыбнулась мужу Никита, - здесь действительно
потрясающе красиво! У Мэдлин отличный вкус.

- Роскошно и стильно. А какая кровать! Просто королевских
размеров! - Расхохотался Карл и с разбегу упал на шелковое,
вытканное диковинными цветами, покрывало. - Впрочем, я не удивлюсь,
если узнаю, что она, действительно, принадлежала королю в
семнадцатом или восемнадцатом веке…

Джордж, который заглянул к ним снова, наблюдал за молодыми людьми,
довольно улыбаясь, как будто все это богатство принадлежало ему. Он
положил ключи на стол и обратился к супругам:

- Я оставляю ключи от ваших комнат. Если что-нибудь
понадобится, просто поднимите трубку телефона, - он указал на
телефонный аппарат на маленьком стеклянном столике, - и вы получите
все, что пожелаете.

Сказав это, дворецкий развернулся и вышел.

- Ник, - позвал Карл, едва щелкнул дверной замок, и глаза его
заискрились смехом, - давай испытаем на прочность эту древнюю
мебель! Что скажешь?

- Нет, Карл, не сейчас, - ответила Никита, раскладывая по
полкам и убирая в шкаф вещи. - Ты забыл, что мы здесь не только для
того, чтобы развлекаться? Пол ждет нас в кабинете. В конце концов,
разве это не твой принцип - дело, прежде всего?

- Не устаю твердить тебе, что нельзя быть такой жестокой, -
вздохнул Карл и нехотя поднялся с кровати, - но в данном случае ты
права.

- Не расстраивайся, милый! Мы непременно проведем этот
замечательный тест, но … немного попозже.
Никита улыбнулась мужу и вдруг почувствовала, как защемило в груди :
- "Я и не вспомнила бы о делах, Майкл, если бы сейчас была с тобой".
Отгоняя преступные мысли, посещавшие её в последнее время постоянно,
она встряхнула волосами.

Через полчаса супруги спустились на первый этаж и направились к
кабинету господина Вульфа. Проходя сквозь толпу, Никита оглядывалась
по сторонам в поисках Майкла. Однако его нигде не было видно.
Скрипичный квартет на балконе играл что-то веселое. Легкая музыка
витала в воздухе, слегка перекрывая шум разговоров, смех и звон
бокалов. Молодая пара почти пересекла огромный холл, когда кто-то
дотронулся до плеча Никиты.

- Прекрасно выглядишь, Ник!

Никита обернулась и оказалась нос к носу с ярко накрашенной
черноволосой девушкой в вызывающем наряде – очень коротком красном
платье с таким низким декольте, что грудь в нем была видна почти
полностью.

- Карен ! Как ты здесь оказалась?

- Привез один знакомый, - рассмеялась та в ответ, - и сразу
же куда-то исчез…

"Еще бы! Твое общество выдержать довольно трудно".
Никита окинула Карен насмешливым взглядом.

- Ты все та же… прожигательница жизни?

- Зачем мне меняться.… А вот ты какая-то другая. Что нового?

Карл не сразу заметил отсутствие Никиты. Но, пройдя несколько шагов,
он обернулся и увидел, что она занята разговором. Он подошел к жене,
немного удивленный её задержкой. Никита заметила приближение Карла и
вздохнула с облегчением.

- Карен, это мой муж - Карл. Карл, это моя старая приятельница
Карен, - Никита представила их друг другу и обняла мужа за плечи,
держась за него, как за спасательный круг.

- Не такая уж и старая, Ник. Очень приятно познакомиться, -
не растерялась кареглазая девушка, оценивающе глядя на Карла. -
Красивый и сильный самец! Подружка, там, где ты его подцепила, еще
есть экземпляры подобного качества?

Карл усмехнулся.
"Неплохие формы, - подумал он, - но уж очень вульгарна".

- Извини, Карен, такой был один, - ответила Никита. - Мы
должны идти. Увидимся позже.

С этими словами она развернулась, уводя мужа с собой .

- Конечно, увидимся, - проговорила Карен им вслед, играя
прядью волос.

Никита восприняла её слова почти, как угрозу.

- Что это за девица, Ник? - спросил Карл.

Никита в отвращении скривила губы:

- Я уже сказала тебе, Карен - моя старая знакомая, и давай не
будем больше о ней. Хорошо? - в голосе молодой женщины звучало
раздражение.

- Хорошо, любимая, как скажешь, - на редкость покладисто
согласился Карл.

Супруги подошли к двери, ведущей в кабинет Пола. Карл открыл ее,
пропуская Никиту вперед. Хозяин сидел в кожаном кресле с сигарой в
руке, закинув ноги на изящную, вырезанную из дерева, подставку. При
виде молодых людей он встал.



Господин Вульф был высоким, седовласым мужчиной лет 45, с волевым и
довольно привлекательным лицом, на котором особенно выделялись ясные
светло-голубые глаза. Никите всегда было немного не по себе от их
пронзительного взгляда, как и всем в окружении Вульфа. Кроме,
пожалуй, Мэдлин, его верной спутницы. Одет он был в черный
габардиновый костюм, который очень ему шел.

- Можно ? – поинтересовался Карл.

- Входите. Я тут ничем, кроме раздумий не занят, - хозяин
улыбнулся (улыбаться он умел по-настоящему, тепло и искренне) и
указал супругам на удобный диван напротив своего кресла. – Я готов
выслушать ваши доводы относительно необходимости новых финансовых
вливаний в наше общее дело, – проговорил Вульф, едва все расселись.

- Отчет подготовлен мною, - зазвучал тихий, уверенный голос
Никиты, - мне и "докладывать".

Наш Карл



Edited by: Snowmaiden Mari007 at: 10/18/01 1:48:19 am

Snowmaiden Mari007
Автор
Posts: 84
(10/9/01 12:17:23 am)
Reply Re: ВЕЧНОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ - Глава 4 "Weekend" часть 3

«Отчет подготовлен мною, мне и докладывать … Отчет подготовлен
мною, мне и докладывать…»

Эта фраза, сказанная Никитой в кабинете Вульфа, мешала Майклу
заснуть. «Докладывать» она произнесла немного иронично, - думал
Майкл, - ясно, что Томасы не подчиняются Полу Вульфу, но некоторая
зависимость от его средств у ЯДУСа существует. Наверняка, привыкших
лидировать Карла и Никиту это положение не устраивает. На месте
Вульфа я бы тщательнее заботился о своей безопасности… Ведь после
его смерти капиталы перейдут к Стивену Вульфу, сыну Пола. А Стивен
далеко не искушенный в деловом отношении человек, со слабой волей.
Карл очень быстро сумеет его «обработать» и прибрать миллиарды
Вульфов к рукам».
Мысли Майкла вдруг сделали неожиданный скачок, и он вспомнил, КАК
смотрела на него Никита, когда он сделал ей подарок. «Она смотрела
на тебя с любовью и благодарностью, идиот ты эдакий», - Майкл
вздохнул и в сотый раз за сегодняшний день возненавидел себя до
последней степени.

Устав бороться с бессонницей и вереницей мыслей, он поднялся с
постели, приготовил себе ароматный жасминовый чай особого сорта, о
котором Юрген любил говорить «приводит голову в порядок», и надел
миниатюрные ракушки-наушники, подключенные к лаптопу.

С помощью украшения, подаренного Никите, Майкл мог слышать все, что
вокруг нее происходит, в радиусе сорока метров. Специальная
аппаратура помогала ему выделять нужные голоса, то есть только то,
что его интересовало. Таким образом, беседа Томасов и Пола Вульфа
была прослушана, записана и передана в Отдел.
Майкл слышал, как супруги, покинув кабинет хозяина, направились в
гостиную, где Карл продолжал вести сугубо деловые разговоры, очень
любопытного для Отдела содержания; Никита же выпила бокал мартини в
окружении молодых людей, ухаживавших за ней и расточавших ей
комплименты, и поднялась к себе; он слышал, как Никита вошла в
комнату; по легкому шороху с волнением определил, что она, должно
быть, раздевается; потом он услышал звук струящейся воды и невольно
представил себе принимающую душ обнаженную, желанную для него
женщину так, словно видел ее своими глазами. Почувствовав
возбуждение, он резко снял наушники (ведь запись происходящих вокруг
Никиты событий шла независимо от того, слушал он или нет) и лег в
постель, намереваясь заснуть.

А теперь он снова «обратился в слух», раз уж у него возникли
проблемы со сном.

Карл и Никита болтали о разных пустяках, перебрасываясь шуточками,
иногда довольно колкими. В один из моментов Никита выразилась
особенно резко, на взгляд Карла. Тогда он быстро подошел к жене,
схватил ее за руки и толкнул на кровать, придавив сверху своим
телом. Началась шутливая борьба, в которой Никита явно проигрывала.

«Может быть, она хочет проиграть …», - от этой горькой мысли Майкл
нахмурился.
Хотя то, что он слышал, не представляло для Отдела ни малейшего
интереса, он почему-то и не подумал снять наушники.

- Сегодня ты не сбежишь от меня, дорогая, - Карл улыбался
жене.
- Я и не собираюсь...
Майкл вздрогнул, услышав этот соблазнительный шепот, и задохнулся от
жгучей ревности.

Никита обняла Карла за шею, привлекла к себе и нежно поцеловала. Он
приник губами к ее губам. Она ощутила возбуждение в своем теле и
обрадовалась ему, мечтая забыть о Майкле в объятиях мужа и возродить
в себе прежние чувства…
Карл целовал Никиту все настойчивее; он желал ее так сильно, словно
долгое время был с ней в разлуке. Он нетерпеливо расстегнул ее
блузку, добрался до груди, обхватил губами сосок и стал его легонько
покусывать. Никита закрыла глаза, запустила пальцы в густые волосы
Карла и выгнулась ему навстречу, наслаждаясь этой лаской. Карл
сорвал с нее кружевные трусики, откинул их в сторону, провел ладонью
по атласной коже ее бедер и замер на мгновение от охватившего его
сладостного чувства. Затем он снял с себя брюки, в то время как
Никита торопливо расстегивала перламутровые пуговицы его рубашки.
Рука Карла скользнула к ее пушистому бугорку.

- Ты всегда будешь рядом со мной, - прошептал он, наслаждаясь
красотой ее тела. – Я никогда не отпущу тебя, даже если однажды ты
захочешь меня покинуть.

Никита задрожала от этой страстной угрозы. Она знала, что Карл
всегда был очень чуток к переменам в ее настроении; возможно ее
охлаждение в последние дни насторожило его и навело кое на какие
мысли… Страх добавил возбуждению Никиты новые краски, многократно
его усилив; она открыла глаза и проговорила едва слышно, почти
касаясь губами уха мужа:

- Если я захочу уйти, ты не сможешь меня остановить.

Майкл готов был ворваться к ним в комнату, если Карл причинит Никите
боль в ответ на ее слова.

Но Карл только тихо рассмеялся :

- Я всегда восхищался твоей храбростью, любимая.

Он почти грубо сжал руки Никиты, поднял их над ее головой и прижал к
кровати.

- Но все-таки не советую тебе пытаться…

Карл яростно поцеловал ее губы. Никита попыталась вырваться, но он
не отступал, и она покорилась, стала отвечать на его ласки – сначала
грубые, они становились все нежнее. Карл не отрывал горящих глаз от
лица жены, когда медленно овладевал ею.
- Ты чувствуешь, как сильно я тебя люблю?
Никита застонала. Блаженные волны прошли по ее телу. Она обхватила
ногами талию Карла, прижала к себе, заставляя его еще глубже войти в
нее и кончить вместе.

- Да, я чувствую.

Майкл выключил аппаратуру, настежь распахнул окно и закурил.







Edited by: Snowmaiden Mari007 at: 10/9/01 12:33:07 am

Snowmaiden Mari007
Автор
Posts: 87
(10/11/01 2:22:42 am)
Reply ВЕЧНОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ - Глава 4 "Weekend" часть 4

Далее

картинка Снегурки "Карл, Ник и Майкл"
elena.al.ru/pictures/snow/snow7.jpg

Никита проснулась рано: надела купальник сложной расцветки,
состоящей из тигровых пятен и красных цветов на желтом фоне, серьги
– подарок Майкла, с которыми она почти не расставалась, короткий
халат и разбудила Карла, слегка поцеловав его в губы. Чуть позже они
вместе направились к бассейну.

Майкл догнал их на лестнице.

- Какие планы у очаровательной пары? - улыбаясь, он положил
руки на плечи супругов.

- Привет! - воскликнул Карл. Он выглядел счастливым и
беззаботным. Подозрения насчет Никиты и Майкла оставили его. После
вчерашней волшебной ночи он решил забыть «обо всех этих глупостях».
- Мы собрались поплавать. Никита это обожает. Присоединишься?

- С удовольствием!

Огромный бассейн имел вид лагуны – с роскошными пальмами в кадках и
яркими тропическими цветами вокруг лазурной воды. Многочисленные
гости Вульфа отдыхали вовсю - плавали, загорали, наслаждаясь знойным
осенним днем, пили разноцветные коктейли, танцевали.

- Можно тебя на минутку ? – услышал Карл голос Пола и
обернулся.

Вульф завтракал за столиком в тени деревьев. Рядом сидели еще двое
знакомых Карлу людей – банкир Магнус Бауэр («Скользкая рыба», –
подумал Карл) и Мэдлин, подруга Пола. Томас терпеть не мог эту
чопорную женщину, с черными, как ночь, холодными глазами. Но, тем не
менее, приветливо ей улыбнулся, вызвав ответную вежливую полуулыбку.

- Иди, дорогая. Мне нужно согласовать некоторые моменты с
партнерами. Скоро я к тебе подойду, - Карл нежно погладил Никиту по
спине и покинул ее.

Никита огляделась, выискивая глазами свободные шезлонги, и увидела
приглашающий жест Майкла, который занял для них места.
Приблизившись, она скинула халат, расстелила белоснежное покрывало и
растянулась на нем, представляя окружающим очаровательное зрелище. В
свою очередь Никита со смятением отметила, что Майкл этим утром
особенно, притягательно красив. Он стоял, подставив лицо солнечным
лучам - вьющиеся каштановые волосы немного растрепаны теплым ветром,
великолепное, стройное тело покрыто золотистым загаром; на нем -
лишь черные, обтягивающие плавки, не скрывающие «достоинств»
прекрасного мужчины.
Никита задержалась взглядом на широкой мускулистой груди и
соблазнительных ягодицах Майкла, вздохнула и надела темные очки. Ей
было трудно заговорить с ним – она чувствовала себя так, словно
изменила Майклу, проведя ночь с Карлом, но все же сделала над собой
усилие и произнесла, улыбнувшись:

- Спасибо за заботу, Майкл. Как Вам это удалось - здесь же
яблоку негде упасть?

- У меня есть свои маленькие тайны, даже от Вас, - Майкл
смотрел на Никиту, не скрывая своего восхищения ею. – Для этого
времени года сегодня необычайно жаркий день… Не хотите искупаться?

- Только если Вы составите мне компанию. – Никита
приподнялась и собрала роскошные волосы в хвост, чтобы они не мешали
ей в воде.

- Конечно. Давайте устроим маленькое соревнование. Видите
беседку на той стороне «лагуны»? – Майкл указал Никите на небольшое
строение, которое почти невозможно было разглядеть из-за буйно
растущего плюща. – Тот, кто быстрее доплывет до беседки, исполняет
желание другого. – Увидев изумленный взгляд Никиты, Майкл коротко
рассмеялся. – Принимаете вызов ?

Никита всегда принимала вызов, а против этого - просто не могла
устоять.
- ОК. Готовьтесь стать джином, Майкл.

Они подошли к краю бассейна и одновременно прыгнули в воду.

Вода была на удивление холодной. Никиту это даже обрадовало –
заставило сосредоточиться и выбросить лишнее из головы. Лишними
были, конечно, мысли о Майкле – о его соблазнительном теле,
обворожительной улыбке и голосе, который возбуждал и сводил ее с
ума. Она теряла над собой контроль при звуках его неповторимого
голоса.
Никита поплыла брасом, делая мощные движения корпусом. Плавала она с
детства прекрасно. Была даже победительницей юношеских соревнований.
Тренер пророчил ей отличную спортивную карьеру. Но Никите к тому
времени наскучило торчать целыми днями в бассейне; она уже была
знакома с Карлом, который обожал верховую езду и увлек этим ее.
Майкл плыл рядом свободным стилем. Иногда он долго плыл под водой,
лишь изредка выныривая, чтобы набрать в легкие воздух. Никита
отметила, что Майкл тоже превосходный пловец. Что ж, так даже
интересней – побороться с достойным противником. Они пересекли
«лагуну» за короткое время, находясь на одном уровне. Приближаясь к
цели, Майкл чуть отстал. Он постарался сбавить скорость незаметно
для Никиты. Это ему удалось. Никита, увлеченная состязанием,
стремительно доплыла до края и, подтянувшись на руках, села на
бортик бассейна в двух шагах от зеленой беседки.

- Я выиграла ! – прокричала она подплывшему к ее ногам Майклу
и вдруг почувствовала, что рада своей победе.

- Поздравляю, - глаза Майкла искрились смехом, а на лице
появилась забавная гримаса досады. – Я весь к Вашим услугам, моя
госпожа.

Майкл вылез из воды и направился в беседку. Никите ничего не
оставалось, как, минуту помедлив, последовать за ним.


- Будете исполнять мои желания здесь, Майкл?

Ее голос почему-то задрожал. Она остановилась у входа, отодвинула
плотные заросли плюща и вошла внутрь. После яркого солнечного света
Никита ничего не могла рассмотреть в полумраке беседки. Темная тень
метнулась к ней.

- Майкл?! - полувопросительно выдохнула Никита.

- Тише, любимая. Я сделаю то, что ты хочешь. Мы оба этого
хотим с того дня, как впервые увидели друг друга.

«Его взгляд - обжигающий, страстный. Его горячее тело. Его
трепетные руки на моей коже. Неужели это не мечта ?»

Ощутив слабость в ногах, Никита прислонилась к стене. Майкл сделал
еще один шаг, взял ее за плечи, сильно стиснул и притянул к себе.
Она не чувствовала боли, только безумное желание, заполнившее тело и
душу. Близко придвинувшись, так близко, что лишь легкое дыхание
отделяло их губы друг от друга, Майкл прошептал:

- Скажи мне, Кита, ты хочешь меня?

«Он назвал меня «Кита», как в том сне... Наяву ли все происходит?»

Майклу нужен был ответ. Он сжал объятия, и она почти перестала
дышать.

- Ты хочешь меня?

- Да…

Звук был нежным, как перышко. Но он услышал и остался доволен.

Руки Майкла отпустили плечи Никиты, скользнули вверх по ее шее,
затем к голове, лаская влажные волосы, расчесывая их пальцами. Она
закрыла глаза -тени от ресниц упали на розовую кожу.
Тепло у ее губ.
Еще одно томительное мгновенье – и они соединились в бесконечном
поцелуе. Мир перестал существовать.
Они остались одни во Вселенной.

NC-17

Не прерывая поцелуя, они опустились на мягкую траву, Никита лежала
на руках Майкла. Он прижал ее своим телом к земле, водя губами по ее
податливым губам, пропустил язык внутрь и невольно подумал, что
смакует вино с изысканным вкусом. Он целовал ее все настойчивее,
жарче, отдавая всего себя. Никита изгибалась под ним, ласкала его
спину и плечи, забыв обо всем на свете в эти минуты сладкого
неистовства. Майкл освободил ее груди от мокрого купальника и стал
посасывать затвердевшие бутоны сосков. Никита застонала, сжала
руками его ягодицы; кровь в ней бурлила от жгучего вожделения.
Ладонь Майкла скользнула по ее бедру. Никита немного приподнялась, и
он спустил ее трусики вниз. Его пальцы коснулись нежных губок и
шелковистых волос ее лона – это долгожданное прикосновение вызвало
тихий стон обоих любовников.

- Любимая…
- Я твоя…

Острое чувство счастья тронуло их сердца.

Майкл покрыл быстрыми поцелуями шею и плечи Никиты, продолжая
ласкать ее между ног. Влажная и горячая, Никита была готова принять
его в себя. Она сильнее прижалась к Майклу низом живота, чтобы он
почувствовал ее жар, и сама ощутила его огромную возбужденную плоть.


- Пора потереть волшебную лампу, Майкл…, если не хочешь моей
смерти.
- Слушаюсь, повелительница, - голос Майкла был хриплым от
страсти, от того, что Никита так открыто высказала ему свое
нетерпение.

Он спустился немного, пробежался губами по ее животу и бедрам. Одной
рукой Майкл сжал ногу Никиты и стал целовать, другой рукой он гладил
ее груди, сжимая пальцами соски. Наконец, Майкл добрался до
заветного холмика и пощекотал его языком. Никита задрожала и
вскрикнула от наслаждения. Майкл положил ее ноги себе на плечи,
склонил голову и стал ласкать ртом ее лоно, доводя Никиту до
исступления. Судороги сотрясали ее тело, заставляя извиваться,
стонать; это была сладкая мука, и Никита захотела, чтобы она никогда
не прекращалась. Майкл оторвался от нее на мгновение, чтобы сбросить
с себя плавки. Сердце его бешено колотилось, когда он смотрел на
прекрасное создание, распростертое перед ним. Майкл наклонился и
поцеловал ее сладкие губы. Потом он взял руку Никиты и сжал ее
пальцами кончик своего твердого члена. Никита поняла его желание, ее
рука пришла в движение.

Не в силах больше сдерживаться, Майкл опустился на Никиту, сильно
вошел в нее, но к финалу не стремился, желая продлить наслаждение.
Они начали ритмично двигаться, целуя друг друга. Никита сжала
бедрами талию Майкла, как вдруг Майкл перевернулся на спину, не
отпуская Никиту от себя. Теперь Никита оказалась сверху, лаская и
покусывая его шею. Их тела слились в совершенной гармонии.
Почувствовав приближение оргазма, Никита откинулась назад,
коснувшись спиной коленей Майкла, ее волосы мягкой волной тронули
его ноги.
Они кончили вместе. Никита, задыхаясь, упала Майклу на грудь.

- Я люблю тебя…
- И я люблю тебя, Майкл.

Какое-то время они просто лежали, обнявшись, утомленные,
безмятежные, пока до них не стали долетать звуки из внешнего мира:
музыка, плеск воды, голоса и смех – это несколько шумных мужчин и
женщин расположились неподалеку.

«Нас могут здесь обнаружить. Пора возвращаться…», - подумала Никита.

- Нам пора… , - тут же откликнулся на ее мысли тихий голос
Майкла.

- Странно… Странно снова вернуться туда. Вернуться к нему… –
Никита приподняла голову и взглянула на Майкла. Он смотрел на нее с
нежностью и спокойствием, его рука гладила ее волосы.
- Мы что-нибудь придумаем. Доверься мне.

И к Никите пришло чувство уверенности в том, что все, действительно,
будет хорошо, если только Майкл всегда будет рядом. Улыбнувшись, она
отстранилась, собираясь встать, одеться и уйти, но Майкл удержал ее
за талию, притянул к себе и поцеловал.

Они занимались любовью в полной тишине, так как теперь, вне всякого
сомнения, их крики и стоны удовольствия были бы услышаны.
Она была расслабленной и покорной. Он – страстным и нетерпеливым. Он
целовал, гладил ее шелковистое тело, запускал пальцы в ее влажные
глубины, лаская и возбуждая их. Она сдерживала его, она его не
ласкала. От нее не исходило ни звука, за исключением прерывистого
дыхания. Но он чувствовал, что она разделяет его желание.
Она открывалась для него, разогретая его поцелуями, прижималась всем
телом, поддаваясь собственным инстинктам. Он опрокинул ее на спину и
вошел в нее. Он ощущал ее жар. Его страсть, его желание, словно
барабанная дробь, бились в его крови и искали выхода.
Майкл двигался резко и сильно, доставляя ей и себе огромное
удовольствие. Они не могли продолжать так долго, их ритм участился,
проникновения стали глубже, паузы длиннее. Взрыв наслаждения настиг
обоих одновременно, заставив на несколько мгновений забыть о
реальности. Они совершенно растворились друг в друге.
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей