Перейти к содержимому

Телесериал.com

Пленники Отдела. Россия.

Работа не завершена!
Последние сообщения

Сообщений в теме: 78
#11
VIOLA
VIOLA
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 Дек 2004, 20:09
  • Сообщений: 1425
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Алекс, здорово! :) :)
Прям дух захвытывает! ;) ;)
Ждем еще! : :)
 

#12
Гость_Aleks
Гость_Aleks
  • Гость
Спасибо!!!:)

Завтракала я на этот раз в полном одиночестве, да мне и никто не был нужен – все мысли были заняты сегодняшней поездкой, я не могла поверить, что выйду на свободу. Ведь я уже целую неделю жила в этом аду, без чистого воздуха и солнечного света.
Помимо обеда в ресторане и лицезрения Питерского неба, у меня в голове замелькал шанс сбежать отсюда.
Но шанс немного помелькал и испарился. Во-первых – четыре охранника и Натан, плюс, наверно, водитель и машины сопровождения. Не слишком ли много контролирующих сил? Во-вторых – если нас решились куда-то выпустить, то, скорее всего любые, даже малейшие возможности побега были предусмотрены.
И, в-третьих – предположим, мне удастся сбежать (что мало возможно). Что я буду делать на свободе? Без денег, без документов, в чужом городе. Питер я знала достаточно хорошо и пара друзей могла помочь мне, но Центр – не дилетанты, а довольно серьезная организация и конечно у них хватит мозгов проверить всех моих возможных знакомых (по той же причине возвращаться домой бесполезно), долго ли я протяну?

… спускаясь в зал для лекций, я столкнулась с Ильей. Получилось так, что мы ехали в одном лифте.
- Привет, - натянуто произнес он.
- Привет, Илюха, - непринужденно ответила я. То, что я вчера перенервничала, было всего лишь стечением обстоятельств и мне не хотелось, чтобы Ил переживал по этому поводу.
- Как дела?- уже более спокойно, но все же с долей осторожности поинтересовался он.
- Сегодня еду в город.
- В город? Как?!
Илюха был единственным человеком, с которым я могла поделиться своей радостью, поэтому я тщательно объяснила ему подробности вчерашнего вечера.
- Я так давно не видел Питер… - задумчиво произнес Илюха, усаживаясь за парту.
Боковым зрением я заметила Марго, проводившую меня взглядом убийцы.
- К сожалению, ничем не могу тебе помочь. Хотя я бы с удовольствием провела эти три часа в твоем обществе, чем с охраной Шефа, Ксю и психом-переростком.
- Ксю едет с тобой?
- Не одна я такая везучая.
- Будь с ней осторожней. Они с Марго давно дружат, и она может тебя подставить.
Ответить я не успела – Шеф тенью вошел в класс.
Пришлось заткнуться. Я, конечно, попыталась ответить на предупреждения Ильи, но он посмотрел на меня не хуже Марго и, достав из кармана замусоленный огрызок карандаша, написал на обложке свода:
- Давай не будем нервировать Шефа. Думаю, он еще от драки в столовой не оправился.
Я отобрала у Ила карандаш и написала рядом:
«Какая, нахрен, драка? Всего лишь съездила ей, чтобы не считала меня ‘девочкой для битья’»
«С тобой просто невозможно спорить!»
Я только усмехнулась и принялась слушать Шефа – сегодня речь шла об отношениях между оперативниками… Точнее о том, что никаких отношений (кроме рабочих) между оперативниками быть не может.
- Все свободны, - спустя два часа монотонный голос, наконец, оборвался и Шеф уже совсем другим тоном добавил: Бург, Чилин и Симагина – задержитесь.
Илюха посмотрел на меня вопросительным взглядом.
- Инструктаж по сегодняшней поездке, - тихо пояснила я. Илюха понимающе кивнул.
Я пересела ближе (совсем уж недобрым был взгляд Шефа), Ксю подсела ко мне. Андрей остался за последней партой. Экстремал…
- Вы выезжаете сегодня в 17.00. Общий сбор в Центральном зале. С вами поедет Натан, четыре человека из моей личной охраны, а также две машины сопровождения с правительственными номерами (класс – всю жизнь мечтала проехаться на машине с флажками на капотах)... Предупреждаю сразу – ресторан принадлежит нашей организации, и если вы попросите помощи у его персонала – первым об этом узнаю я. Если попытаетесь куда-то позвонить, если будете привлекать к себе слишком много внимания, если не будете выполнять приказы группы сопровождения - вы будете серьезно наказаны и не сможете больше покинуть стены Центра. Никогда.
Выдержав многозначительную паузу, Шеф продолжил:
- Вопросы есть?
“Есть! Что за молодой человек подвозил вас вчера на джипе? Это с ним вас видели в ночном клубе? И правда ли, что…” – вопросов, конечно же, не было.
- Тогда можете идти,- мы почти одновременно поднялись и подошли к выходу, как Шеф вдруг добавил: Бург – задержись.
Я вернулась.
Дождавшись, пока за Андреем закрылась дверь, Шеф достал зажигалку, и закурил пузатую сигару.
А мне казалось, что курение в Центре запрещено…
- Сядь. Я хотел поговорить о вчерашнем инциденте в столовой,– затянувшись, начал он.- Почему ты дралась с Маргаритой Зубаревой?
Ну и фамилия…
- Я с ней не дралась,- огрызнулась я.
- А что же вы делали?
- Мы просто повздорили.
- Из-за чего?- Шеф еще раз затянулся. Сладковатый запах пробрался в мой нос. Господи, как он это курит?!
Я молчала. Сказать, что меня не устраивает ее поведение или что она не по делу обижает Олега? Ничего глупее придумать просто невозможно…
- Хорошо, я сам отвечу на этот вопрос: ты вступилась за Олега, потому что он не способен защитить себя.
Проницательный, сволочь. Хотя… Не надо быть гением, чтобы понять, почему я схватилась с Марго.
- Не понимаю о чем вы…
- О том, что у тебя слишком выраженное чувство жалости!- даже не дав мне договорить, ответил он.
- Это естественное чувство нормального человека,- заметила я.
- Здесь чувства будут тебе только мешать. И от того, как ты сможешь их контролировать, зависит не только твоя жизнь.
Я промолчала. То, что переубедить его я все равно не смогу, было понятно по глазам этого урода. Спор мог затянуться, а долго находиться с ним наедине я не могла. Слишком напрягало.
- Будем надеяться, что ты меня поняла. В противном случае…- он замолчал на полуслове.
- В противном случае?- переспросила я.
- В противном случае тебе будет очень плохо,- произнес он, поднимаясь со стула.
- Можно подумать, мне сейчас хорошо… - пробормотала я.

… Я чуть не опоздала на общий сбор в Центральном зале, стараясь одеться поудобней и поприличней (не в рванных же джинсах и толстовке мне идти в ресторан!). Ксю, в обтягивающих кожаных брюках (как женщина-кошка, честное слово!) и непонятного вида кусочка ткани вместо топика, и Андрей, в отглаженной белой рубашке и темно-синих джинсах стояли у выхода, в окружении восьми(!) амбалов с кирпичными лицами и слоновьим телосложением.
- Шеф решил подстраховаться? – пробормотала я.
- Не бойся, они не тронут тебя, если ты не дашь им повода, «успокоил» Натан.
Он шел позади меня и изучал свой карманный компьютер.
- Что-нибудь интересное?- поинтересовалась я.
- Получаю последние данные… Мы едем в Тратторию – отлично!- он улыбнулся,- Обожаю итальянскую кухню!

Мы неслись по довольно оживленным улицам города, практически не останавливаясь. Три черных лимузина, в одном из которых ехала я. Два охранника сидели напротив меня и следили за каждым моим движением (неужели они думали, что я смогу на скорости 80 км в час выпрыгнуть из машины под колеса какого-нибудь самосвала!). На капоте развивались государственные флаги, две машины сопровождения (спереди и сзади) дополняли картину.
Это совсем не то, что ехать в переполненном вагоне трамвая, пытаясь стоять на обеих ногах и спасти от разъяренной толпы новенькую куртку.
Улицы города умиляли – по-другому и не скажешь. Питер жил своей жизнью, и не подозревая о том, что где-то на окраине в заточении томиться не одна сотня человек. Машина довольно быстро выехала на центральную улицу города и только тут немного сбавила скорость. Через пару минут лимузин притормозил у дверей довольно приличного ресторана. Несмотря на то, что мы проехали не один закоулок и пересекли несколько обветшалых дворов, ресторан манил своим уютным интерьером начиная с маленькой лестницы, уходящей в подвальное помещение.
Машина остановилась, но меня не торопились выводить. Наконец один из охранников открыл дверцу и вышел на улицу.
- Выходи,- произнес второй.
Я вышла из лимузина и с трудом увидела еще двух охранников (солнце ярко светило в лицо, а после полумрака Центра и тонированных стекл машины, глаза с непривычки плохо привыкали к его майским лучам), взявших меня под руки и проводивших в ресторан.

Ужин прошел прекрасно. Натан смешил всех собравшихся байками из жизни, и хоть как-то разряжал обстановку, потому что охрана с непроницаемыми лицами следила за нами, Андрей хмурился и никого не слушая сосредоточенно уплетал лазанью, и лишь я от души смеялась рассказам Натана.

После десерта даже у охраны лица немного оттаяли и уже не напоминали отсыревшие кирпичи. Ксю молча осматривала небольшой зал, в котором мы (уже часа два – не меньше) наслаждались итальянской кухней.
Лишь Андрей угрюмо о чем-то размышлял, а Натан принялся ухлестывать за одной из молоденьких официанток, чем очень меня повеселил.
Я не знала, сколько мы еще здесь пробудем, поэтому наслаждалось каждой минутой так называемой «свободы».

По машинам нас развели через двадцать минут. Сначала Ксю, потом меня, и, соответственно, Андрея.
Натан покинул ресторан последним. Весело помахав на прощанье пухленькой официантке.

Через секунду и он сидел в машине, но колонна почему-то не трогалась. Вдруг я увидела Андрея и одного и охранников. Они вернулись в ресторан…
…не уж-то так приспичило…
Я начала разглядывать дом напротив. Из под лестницы кирпичной девятиэтажки на меня смотрело два зеленых глаза. Хотя может и не зеленых. Лестница была довольно далеко и разглядеть кошку, которой принадлежали эти два глаза, было сложновато, что уж говорить о цвете ее глаз! Но почему-то мне определенно казалось, что они были зелеными. Кошка, уютно устроившись между полуразвалившейся нижней ступенькой и тротуаром, внимательно изучала машину и меня в ней (интересно, кошки видят сквозь затемненные стекла?). Я улыбнулась животному. Господи, сколько я уже не видела обычных кошек? Неделю, две? В принципе, какая к черту разница, но на кошек я любила смотреть. Они нравились мне своей независимостью в купе с непосредственностью. Кошка моргнула и перевела взгляд, на голубя, внезапно приземлившегося неподалеку.
Я тоже моргнула, отведя взгляд, и вдруг боковым зрением увидела, что второй охранник Андрея, вместе с Натаном несутся к дверям ресторана. Так, это что еще…
Ребята, сидевшие напротив меня напряглись. Но с места не сдвинулись. Лишь еще внимательнее стали смотреть на меня. Что-то явно происходило и это что-то никак не входило в их планы.
Я внимательно уставилась на двери ресторана. Минуты две улица пустовала , но потом из-за угла, наконец, появилась охрана Центра и два официанта. Охрана тащила под руки вырывающегося Андрея, официанты что-то объясняли Натану. Оружейник шел с понурой головой, то, что ее занимали совсем не радостные мысли, было очевидно.
Вырывающегося Андрея запихнули в машину, официанты вернулись в ресторан, Натан, немного постояв на улице, тоже сел в лимузин.
-Юр, у вас все в порядке?- охранник, сидевший напротив меня, попытался связаться с охраной Андрея. Видимо услышав исчерпывающий ответ, он кивнул и, спохватившись, добавил: Да, хорошо.

:yes:
 

#13
Ria
Ria
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Апр 2005, 19:23
  • Сообщений: 117
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Ура, как я рада видеть этот фанфик на этом форуме! Молодчинка, Алекс! Супер! А ещё порадуешь? :))
 

#14
Гость_Aleks
Гость_Aleks
  • Гость
Не вопрос :)
 

#15
Гость_Aleks
Гость_Aleks
  • Гость
Мы спускались в Центр в гнетущем молчании. Натан стоял впереди, за ним мы, взятые под руки охраной. На Андрее были наручники. Его лицо пестрило ссадинами и кровоподтеками – в машине его явно приводили в чувство способами, понятными лишь охране Центра.
Двери бесшумно расступились перед нами и первым, что я увидела, было лицо Шефа. Сказать, что он был зол, значит, ничего не сказать. Он был в ярости, мало того, он не пытался этого скрыть.
- Какого черта, Натан!
Оружейник молчал, стараясь поменьше смотреть в глаза начальнику.
- Отчет должен быть у меня на столе через две минуты! А они (его глаза скользнули по мне, Ксю и Андрею) в камере!
Шеф развернулся и зашагал в свой кабинет. Все видом показывая, что разговор окончен. Натан не мог с этим смириться:
- Сэр, я считаю, что не целесообразно отправлять в камеру всех, ведь в инциденте был замешен лишь Кирилин…
- Для отчета у тебя осталось меньше минуты,- спокойно отреагировал Шеф.
Оружейник лишь покачал головой, и, наконец, оставил тщетные попытки догнать Дамарова.

Камера была довольно большой и абсолютно пустой. Даже самой завалявшейся табуретки не пестрело в углу. От нечего делать я села на пол. Хорошо хоть покормили…
Чем бы себя занять… Я мысленно прикинула, что есть у меня в карманах.
Раньше, в детстве (когда это было…) в случае наказания, я всегда искала что-нибудь в бездонных карманах. И постоянно пихала туда никому не нужные обертки, пробки, болтики, камни… Все то, что может заинтересовать ребенка во время наказания типа стояния в углу.
На этот раз в моем кармане был лишь смятый брикетик Орбита, пять рублей одной монетой и бумажка со списком продуктов. Как же это банально – хлеб, молоко, сок, сосиски, сыр, огурцы свежие. Такие простые слова в таком непростом месте. Интересно, как долгот эта бумажка валяется у меня в кармане? Порывшись в своей памяти, я так и не вспомнила, когда последний раз ходила за продуктами.
Брикетик Орбита, с пятью нетронутыми подушечками, был для меня на вес
золота. Жевку здесь найти было невозможно (выяснила сразу), а без нее долго существовать я не могла. Орбит был для меня, как наркотик и осталось всего пять доз. Момент был стоящий, поэтому я не задумываясь медленно разжевала одну подушечку. Нервы немного затихли, хотя особо я и не нервничала – ведь ничего не сделала.
Вот был бы плеер с собой – время точно не прошло даром, а так…
По моим расчетам прошло около часа, прежде чем дверь открылась, и охрана повела меня в кабинет Шефа.

- Я просмотрел твой отчет, Натан. Как я понимаю, ты считаешь, что побег не был спланирован?
- Это было бы невозможно, сэр. Я сам до последнего момента не знал, куда мы поедем.

- Ты же знаешь, это не показатель,- Шеф сидел в своем любимом кресле и вел неторопливую беседу с оружейником.
- Его действия были спонтанны, он рассчитывал лишь на везение.
- Сообщники?
- Откуда?- Натан искренне удивился,- Кирилин в Центре всего три недели. Ни друзей, ни врагов. Самый обычный рекрут…
- Этот самый обычный рекрут оглушил охранника Центра. Натан, ты лучше меня знаешь, как готовят таких людей. Они научены защищать. Они защищают мэров и депутатов, губернаторов и политиков! Зачем все это, если его может оглушить двадцатилетний подросток!
Натан промолчал. Он допустил ошибку и знал это. Он не мог понять, почему в глазах паренька ему не удалось увидеть никакого намека на побег. Обычно с этим не возникало никаких проблем, он издалека чуял людей, готовых на такой серьезный, но необдуманный поступок. “Старею”,- вдруг подумал оружейник.
- На неопределенный срок тебе придется отложить подобные поощрения.
- Сэр, позвольте…
- Это единственно возможное решение в данной ситуации,- тоном, не терпящим возражений, отчеканил Шеф.
- Но из-за глупости одного идиота не должны страдать все!
- Ты требуешь от меня справедливости?- иронично спросил Дамаров,- Прекрати, Натан, иначе я решу, что тебе пора на пенсию.

- Он говорил с Бург? Может просто переглядывался?
- Нет, сэр. Ничего такого. Он вообще ни с кем не разговаривал,- Ксю сидела в кабинете Шефа и старательно отвечала на его вопросы. Единственное, что она поняла – ей опасность не угрожает. Остальное в этот момент было не важно.

- Что еще ты видела?- Шеф, с видом Цезаря, восседал в своем огромном кресле и пичкал меня вопросами.
- Кошку.
- Кошку?- лицо Шефа внезапно разгладилось от морщинок задумчивости, и он перевел на меня взгляд, - Какую кошку?
- Довольно пушистую. Вроде с зелеными глазами,- честно призналась я.
- Ты надо мной издеваешься?
Ну надо же, дошло! Сам сказал - рассказывай все, что видела. На, подавись, я видела кошку.
- С чего вы взяли? - я постаралась искренно удивиться.
Шеф промолчал и уже другим тоном спросил:
- Почему ты не догадалась, что он хочет сбежать?
Простите, я что, психолог Центра? Должна по лицам всех и каждого знать, что они замышляют?
- Кто сказал, что не догадалась?
Шеф вновь переменился в лице.
- Как минимум половина моей группы хочет сбежать и это более чем понятно. Только вы не хотите замечать.
- Ты в их числе?
- Разуметься.
К чему скрывать очевидное?

После разговора с Шефом, я вернулась в комнату. Плюхнулась на кровать, врубила один из дисков “Тараканов”, чтоб хоть как-то поднять себе настроение.
Не прошло и часа, как ко мне заявился Сергей.
- Как итальянская кухня?
Нехотя выключив плеер, я уставилась на тренера.
- Ты хочешь знать, что нам подавали в ресторане, или что произошло после?
Он слегка улыбнулся:
- И то и другое.
- Нам подавали еду, а после мы вернулись в Центр,- прокомментировала я, вновь включив музыку.
Сержио не отреагировал. Он сел за стол и стал меня гипнотизировать. Я выдержала одну песню, потом вновь выключила плеер:
- Ну что ты пристал ко мне! Ты ведь все - равно уже все знаешь.
- Я хочу слышать твою версию.
Понимая, что без ответов на свои вопросы он не уйдет, я подробно расписала события дня.
- Постарайся поменьше попадаться на глаза Шефу – можешь попасть под горячую руку.
- С чего это ты так меня опекаешь?
- Я понял, что лучше уж ты, чем кто-нибудь вроде Олега или этого Кирилина. Ладно, отдыхай.
Естественно Астахов Сергей Юрьевич не хотел бы себе в ученики ни Олега, ни Андрея, ни, на самом деле, Веру. Он вообще терпеть не мог рекрутов. Они были слишком глупы, самоуверенны и слабы. Его поведение основывалось на обычном психологическом ходе, который назывался очень просто – вхождение в доверие. Потому что все, на что способны были новички, это бояться и доверять. На большее мозгов у них просто не хватало. Да что там! Он сам купился на эту удочку, пятнадцать лет назад – доверился своему тренеру. И что из этого вышло?
Сергей вытряхнул из головы дурацкие мысли и принялся за изучение информации по Мальте. Что-то не к добру там зашевелись старые албанские друзья.
Завтракала я в приятной компании Ильи и Тимура, отвертеться от вопроса “Ну как там, на свободе”, не удалось, и я вкратце рассказала всю историю вчерашнего похода. Если честно, мне это уже начинало порядком надоедать.
- Ни фига себе!- Ил присвистнул, когда я закончила рассказ.
Тимур был серьезен.
- Надеюсь, ты не думала сбежать вместе с ним?
- Тимур!- я возмутилась,- Во-первых, это не твое дело, а во-вторых, если бы я собралась бежать, то сделала бы это более обдуманно!
- Перестань, Тим, ты ее нервируешь. У нее в последние дни с этим плохо,- Ил
остановил начинающийся скандал.
- Я лишь пытаюсь уберечь ее от опасного шага. Ил, ты ведь понимаешь, что ждет Кирилина?- Илья обреченно кивнул,- А она – нет,- Тимур взмахнул руками и устало посмотрел на меня,- Хорошо хоть Шеф не решил, что ты в этом замешана.
- Не надо читать мне нотаций,- огрызнулась я.
- Зря ты срываешься на Тима – он хороший парень,- мы спускались на лифте в класс для лекций.
- Не спорю, только ты сам сказал – я сейчас слишком нервничаю.
- Это пройдет, со временем.
- Хочется надеяться.
Кабинет был лишь наполовину полон (или на половину пуст? Нет, все-таки я прирожденная оптимистка), но все последние парты были заняты. Немного поворчав, я опустилась за третью, Илья – рядом.
“Шеф опоздал на четыре минуты”, – это сообщил мне Илюха, как только Дамаров зашел в кабинет. Это было все, что он успел сказать, потому что сразу за шефом в класс прошагали два человека из его личной охраны. Они вели Андрея. Выглядел он не очень (казалось, его били всю ночь), но пытался держаться – это было видно по его усталым глазам и напряженному телу.
- Что…
Я попыталась спросить у Илюхи, что все это значит, но наткнулась на его предостерегающий взгляд, который ничего, кроме как “не подходящее время для разговоров ты выбрала, крошка” не выражал. Я благоразумно решила, что он прав.
- Для тех, кто не в курсе вчерашних событий, вкратце объясню: этот человек,- шеф презрительным взглядом смерил Андрея,- решил, что может тягаться с Центром. Вчера он попытался бежать, но его задержали. Я искренне надеюсь, что больше никто не совершит настолько глупого поступка, потому что последствия будут ужасными. Для вас.
Шеф внезапно достал пистолет, медленно передернул затвор, снял с предохранителя. Я всем телом ощутила, как напряглись окружающие. Андрей слегка дернулся, но охрана держала крепко. В глазах парня мелькнул страх, затем ненависть. Меня начало трясти. Я инстинктивно нашла руку Ильи и покрепче ее схватила, он ответил тем же.
- Сегодня вам все повезло,- Шеф окинул класс взглядом,- но на его месте может оказаться любой. Помните об этом.
Без лишних слов он повернулся к Андрею и быстро нажал на курок. В памяти моей эти действия растянулись минут на пять, но все произошло настолько быстро, что я даже не успела отвести взгляд.
Первое, что я услышала, был чей-то приглушенный вскрик, затем – глухой удар безжизненного тела об пол. Андрей Кирилин был мертв.
От ужаса я уткнулась в плечо Ильи, лишь бы не видеть этих глаз, которые мгновенно покинула жизнь и этой маленькой дырочки в голове, но было поздно.
Илья не шевелился, лишь сильнее сжал мою руку, а другой приобнял за плечо.
Его рубашка мгновенно пропиталась моими слезами, которые я даже не пыталась сдерживать.
- Успокойся, ну…
Понимая всю бесполезность своих слов, он слегка повел плечом, заставляя меня поднять на него глаза.
- Сейчас не время.
С трудом отпустив его теплое плечо и слегка вспотевшую руку, я вернулась на свое место и, попыталась вжаться в спинку стула как можно результативнее. Не желая смотреть ни на что кроме своих коленей, я вытерла слезы, и еще ниже
сползла под стол – подальше от глаз беспощадного ублюдка, который только что
убил парня за то, что тот хотел жить.
-Вам надо знать,- Шеф продолжал разговор, как ни в чем не бывало,- только одно: вы должны существовать ради Центра, и делать то, что требуют законы Центра. Остальное не важно.
- Даже человеческая жизнь?
Я вздрогнула от неожиданности – вопрос задал Илья.
Не удачный момент для пререканий с Шефом он выбрал… Дамаров еще не убрал пистолет, охрана не вышла из кабинета, да и ситуация совсем не располагала к разговору по душам.
- Именно так,- на лице Шефа не дрогнул не один мускул.
- Тогда какого хрена существует эта гребанная организация, раз для нее даже человеческая жизнь – ничто,- прокричал Ил.
Я пихнула его ногой – не дай Бог добавит еще, что этой “гребанной организацией” руководит какое-нибудь старый козел.
- Ермолаев, ты забываешься,- спокойно произнес Шеф, таким тоном, будто говорил, какое сегодня число.
Только Илья хотел что-то произнести в ответ, как я со всего размаху (на сколько позволяли низкие парты) наступила ему на ногу, и вместо того, чтобы, наконец, послать Дамарова подальше, Ил просипел “Извините”.
- Сегодняшнюю лекцию я отменяю, завтра каждый из вас напишет, почему Кирилин хотел убежать и почему этого не сделаете вы. Через час жду вас в тренажерном зале. Сейчас все свободны.
Я бы так и осталась сидеть, если бы не Илюха – он практически выпихнул меня из-за парты, перелез на мою сторону, и поддерживал под руку, пока мы проходили мимо дверей, безжизненного тела, и забрызганной кровью стены.
Прямо на выходе, стоя на коленях, у дверей блевал Олег. Марго и Ксю прошли мимо, не опустив в его адрес ни одной насмешки. Видимо, не такими уж безжалостными они были.
Я практически висела на Илье, потому что ни сил, не желания идти у меня не было. Он довел меня до столовой, усадил на первый попавшийся стул и ушел. Я вновь смогла дать волю слезам. Перед глазами мелькала маленькая дырочка, в голове Андрея и его пустой, ничего не выражающий взгляд.
- Выпей.
Илья поставил передо мной стакан зеленого чая, сам сел напротив с таким же.
- Зачем… Зачем он сделал это…
- Не пытайся найти разумное объяснение,- начал Ил, когда спустя минут десять я сделала первый глоток,- бесполезно.
Бесполезно… По ходу здесь абсолютно все бесполезно.







 

#16
Aleks
Aleks
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 31 мая 2005, 23:41
  • Сообщений: 399
  • Откуда: Череповец
  • Пол:

Очнулась я от не навязчивой, спокойной мелодии. Зарывшись подальше в одеяло, я сделала вид, что сплю.
- Со мной такие фокусы не пройдут. Вставай,- услышала я мужской голос.
Ничего не понимая спросонья, я резко села. Ожидала я услышать приятный мамин голос, зовущий завтракать, но передо мной стояла особь мужского пола в камуфляжной футболке и черных спортивных штанах. Особь была чуть лысоватой, но вполне добродушной.
- Сержио… Предупреждать надо, черт,- я встала и, быстро умывшись, отправилась в спортзал за Сергеем.
Тренировки, тренировки и еще раз тренировки… Мне уже давно надоели холодные молчаливые стены, каменный пол, такие же, как и пол, безмолвные лампы, которые были единственным источником света в этом аду. Возможно, душевная теплота окружающих смогла бы сгладить тюремный дизайн интерьера, но в Центре этого ждать не приходилось. Окружающие были солидарны с металлом и камнем – они безмолвно шлялись по узким коридорам и были безучастны ко всему происходящему. Они делали свою работу и боялись любого отклонения от правил, будь то нарушение режима, пререкания с шефом или слишком яркий цвет одежды. Все старались избегать конфликтов с начальством. Это было нормой в Центре, но не для меня (избранная, блин). Для меня это была скучная организация (подчеркиваю – для меня, потому что навряд ли полевым оперативникам было скучно, их волновали совсем другие проблемы,- например, как не умереть), со скучными (в большинстве своем) людьми и скучными стенами. И всем своим существованием я добивалась оживления этого крысятника. Только меня, почему-то мало кто поддерживал.

После тренировки – завтрак, я опять одна. Тимур и Илья на очередном заданий, поэтому приходиться в тишине травиться омлетом. С того злополучного дня прошло два месяца. Побегов больше не было (что и не удивительно). Выходов в город – тоже (что, опять же, абсолютно не удивительно). Натан пропал куда-то и уже третий день занятия по стрельбе у нас проводил угрюмый хмырь лет сорока. Единственно, что нравилось мне в этих занятиях – то, что они все-таки когда-то заканчивались.
Сержио с каждым днем становился все беспощаднее ко мне на тренировках, Шеф на лекциях. Центр становился таким же тривиальным местом, как школа, лишь изредка обнажая свою суть. Когда мимо пробегала группа прикрытия, с автоматами на перевес, когда Натан показывал очередную новинку в Российских вооружениях, когда мой ноутбук пищал о перемене тренировок.
Практически с каждым днем новичков было все меньше (не потому, что они становились профессионалами), и внимание к каждому из нас было повышенным. Наверно поэтому Сергей день за днем увеличивал нагрузку, Шеф – число вопросов в тесте, а Натан расстояние от стрелка до мишени. Лишь Вадим был ко мне благосклонен. С чем-с чем, а с “информатикой” (ну не вяжется это слово с занятиями в Центре!) я до сих пор была на “эй, ты”.
- Привет, малыш,- мои лирические мысли были прерваны дружеским
похлопыванием по плечу – напротив присел Тимур.
- А, Тим. Привет. Где вы пропадаете?
- У Илюхи аттестация. Не спрашивай,- увидев мое лицо, попросил он,- сам ничего не понимаю.
- Он сдает экзамен?- не удержалась я от вопроса.
- И откуда столько иронии в голосе!- за спиной я услышала веселый голос Ильи.
- Сдал,- уверено шепнул мне Тим.
- А ты сомневался? Я всегда внимательно слушаю Шефа,- хихикнув, добавил он.
- Ты сдавал ему зачеты? Не рановато? Ведь экзамен лишь через месяц.
- Через три недели, малыш. Совсем скоро,- зловеще произнес Илюха.
- Давай, признайся, Ил. А то она до сих пор наивно верит, что ты тоже в Центре всего три месяца.
Так, начинается. Я тут как дура, простите, верю, что он такой же рекрут, как и я, и на тебе! Так кто же ты, ешкин кот!
- Тим, будь другом, расскажи, а то я голодный, как черт,- последние слова были произнесены уже набитым ртом проголодавшегося Ильи. Он поглощал мой омлет так, как будто тот был произведением поварского искусства.
- Илюхе просто не повезло. Его засекли, когда он ‘шерстил’ запретные для него файлы. Ничего особо важного, но шеф решил показать, кто здесь хозяин.
- Ты так отбываешь наказание? Это все, на что хватило фантазии шефа?- сдерживая смех, поинтересовалась я.
- Ничего смешного,- обиженно пробурчал Ил,- Из-за тех долбаных файлов Дамаров уже второй месяц читает мне нотации.
- Легко отделался. Кирилину меньше повезло…- напомнил Тимур.
- Ну вы и уроды! Неужели тяжело было сразу сказать!- возмутилась я.
- Мы же не знали, что нам попадется чудо вроде тебя! Прикинь, на Марго
наткнулись бы!- начал оправдываться Илья.
- Глядишь, сделали бы из нее нормального человека,- смеясь, подала я идею.
- Ага, ценой собственной жизни.
Мы дружно заржали, но, увидев покосившуюся на нас охрану (нарушение общественного порядка!), попытались сдержать смех, от чего стало еще смешней.

- Не хотел портить тебе настроение за завтраком… - Илья шагал рядом со мной по коридору. Через семь минут мы должны были спуститься в класс для занятий, но он медлил,- Шеф сказал, что мне больше не нужно ходить на лекции. Моей подготовкой он доволен.
- Ил, ты… Кидаешь меня?
- Вера, я готов посещать эти лекции и днем и ночью, если ты захочешь, но Шеф не умолим. Он считает, что я должен заняться тактикой, у меня, видите ли, с этим проблемы.
Я слышала его, как в тумане. Конечно, я понимала, что Илья не всегда будет рядом, но без него будет тяжелее. Слишком сильно мы сдружились за два с лишним месяца.
- Малыш, мы будем часто видеться, не грусти.
Не грусти? Какое там! Меня разрывало от тоски, просто разъедало изнутри. Куда ему понять, он же не знает, что кроме него и Тимура ко мне еще никто здесь не относился по-человечески.

Малыш… Называть меня так они начали, когда выяснили, что мне всего семнадцать. Тимуру зашкалило уже за тридцать, Илье было двадцать четыре.
Я ничего, абсолютно ничего не знала об их жизни, а они, оказывается ничего не знали о моей. У Тима уже вполне мог быть ребенок, совсем не на много младше меня. Илюха по идее, только закончил бы универ, и вступил в окончательно взрослую жизнь. А я? Я даже школу не закончила (‘спасибо’ Центру), а все туда же. В тот день я заинтересовалась, как все-таки отбирают людей на работу в Центре, и напоролась на полное отсутствие какой-либо информации. Компьютер выдавал, что данные файлы доступны для чтения лишь при наличии дополнительных кодов, и требовал их введения. Чтоб не попасть лишний раз в кабинет шефа, я оставила это грязное дело, и принялась всех и каждого расспрашивать, кто как попал в Центр. Так как я была мало с кем знакома, то и интересоваться было особо не у кого. Первым мне свою историю поведал Илья. Причем я не устроила ему допрос, а не навязчиво поинтересовалась, не хочет ли он вернуться к своей прежней жизни, бросить Центр.
- Ты что, сбежать решила и теперь ищешь себе напарника?- хмыкнул он.
- Ил, я серьезно.
- Не хотел бы,- не задумываясь ответил он,- Конечно, на свободе лучше, но если вспомнит мою прошлую жизнь… Да ты же не знаешь!- спохватился он.
- Не знаю,- честно ответила я.
- Ну да, ну да… Я любил свою жизнь до того, как мне не исполнилось двадцать один. Полное совершеннолетие, так сказать. Ты не поверишь, но моя история до ужаса банальна. И до банальности ужасна. Такие можно прочитать в детективах или мелодрамах. В жизни редко случается, но если случается… Он тяжело вздохнул.
Я видела, ему было трудно говорить о своем прошлом, и уже хотела закончить этот неприятный разговор, как Илья продолжил:
- Жил я хорошо – с отцом и матерью, в трехкомнатной квартире, в Москве. Практически центр города – развлечения, какие душе угодно. Друзья, девчонки. В школе учился не очень, но в университет поступил сразу – финансы и кредит. Отец был предпринимателем, хотел, чтоб я ему помогал после учебы. Я был не против. Когда я учился на третьем курсе, мама внезапно забеременела – отец был несказанно рад. У меня должен был родиться брат. Всегда мечтал о брате, чтобы защищать его, играть с ним, вместе тусить по клубам.
Но моей мечте не суждено было сбыться… Пьяный водитель не справился с управлением - врезался в тойоту отца, когда он вез мать из больницы. Мой брат умер, так и не родившись, когда мама была на шестом месяце. Они все умерли в этой груде метала, а я в этот момент жрал пиво в соседнем баре…
Из глаз Илюхи покатились слезы, но он не торопился их вытирать – смотрел в одну точку, вспоминая все произошедшее.
- Все говорили, что я не виноват. Но я знаю, что виноват!- вскрикнул он,- И не только я. Менты так и не нашли этого пьяного ублюдка, зато его нашел я. И я не жалею, что убил его – убил бы еще раз, если бы он был жив.
Илья поднял на меня глаза, полные слез и злости, руки сжаты в кулаки – того и гляди набросится. Но я тоже плакала – не могла сдержаться, при виде его слез, и услышав его слова. Взгляд его сразу потеплел:
- На следующий день меня загребли в Центр,- он улыбнулся (или постарался
сделать это – получилось не важно),- Спорить я не стал – жизнь моя уже была потеряна. А им ведь только того и надо было. Смерти я не боялся, и меня быстро перевели из рекрутов в группу прикрытия. Ну как, веселая история?- вытирая слезы, поинтересовался Ил.
- Очень жизнеутверждающая…
- Знаю, поэтому мало кому ее рассказываю.

В одиночестве высидев очередную лекцию (шеф, наконец, начал закругляться со сводом и уже чаще проводили тесты, чем компостировал нам мозги словесным поносом), я все в том же одиночестве отправилась на борьбу. Теперь нас было всего шестеро. Марго, Ксю, Дима (самодовольный парень, но с отличным чувством юмора), Марина (спокойная девчонка, в первые дни она часто ходила с заплаканными глазами), Артур (чеченец – я так поняла, что его вытащили из плена) и я.
Ни с кем из этих людей близко я не общалась. С Мариной мы иногда перекидывались парой слов, шутили с Димкой. Не более. Артур был волком одиночкой – ни с кем не разговаривал, слушал шефа, повторял за ним приемы. Дрался так, как будто от этого зависела его жизнь. Шеф по-своему уважал его и не отпускал из группы, хотя в команде этот парень работать не смог бы никогда – он никому не доверял.
За два месяца Шеф многих отчислили из группы – кого-то я уже никогда больше не видела, кого-то встречала в столовой во время обеда.
Сегодняшняя тренировка не обещала быть легкой – шеф собрался проэкзаменовать нас перед итоговой аттестацией (как в выпускном классе, блин), на которой должно было присутствовать все руководство этой дыры.
В зале, я как всегда села на крайний у стены мат, ожидая появления шефа. Артур отжимался в центре зала, Марго и Ксю тихо переговаривались, Дима смешил Маринку.
Шеф не заставил нас долго ждать – несколько минут на разминку, и мы приступили к экзамену.
Первой с шефом дралась Марина (Дамаров не стал выделываться – вызывал нас по алфавиту). Не то, чтобы удачно – пару ребер он ей сломал точно. Но девушка лишь поморщилась. Думаю, шеф остался доволен ее выдержкой.
Следующей была я:
- Прошу,- шеф кивнул мне в сторону ринга.
Я вышла на середину зала, слегка поклонилась Дамарову, не спуская с него глаз, в любую секунду ожидая атаки. Сразу отметила, что короткое столкновение с Мариной никак на нем не отразилось. Казалось, он только проснулся и был полон сил – энергия била из него ключом (по моей голове).
Он встал в стойку, я тоже. Атака не была для меня неожиданной, но я все - равно ничего не успела предпринять – на меня посыпался град ударов. Отразив лишь некоторые из них, я основательно принялась блокировать его нападки. О нападении со своей стороны я даже не помышляла – мне с трудом удавалось защищаться, что уж там говорить об атаке.
Рука у него была тяжелая, каждый удар причинял мне такую боль, что я с трудом держалась на ногах. И все-таки пару раз мне удалось его ударить, но на
один мой удар приходилось около десяти его, так что через несколько минут, я не в силах больше защищаться, не устояв после очередной (на этот раз – удавшейся) подсечки, упала на колени.
Шеф попытался окончательно повалит меня на лопатки, ударив ногой, и это было его ошибкой.
Здесь стоит сказать, что брат моей подруги пол года назад вернулся из Чечни (опять она, родимая). Не буду описывать его моральное состояние (пусть этим занимаются психологи), скажу лишь, что он научил нас нескольким приемам самообороны. Изначально это делалось для того, чтобы мы защищались от скинхедов, которые в последнее время расплодились по городу и пинали всех, кого не лень (попробуй по пьяни разбери, русский ты или ‘гнида черножопая’).
Не хитрый прием заключался в том, что когда тебя пинают, нужно схватить врага за ногу, ударить локтем в колено, потом (вывернувшись акробатическим способом), с ноги в пах. Дальше – у кого на что фантазии хватит, Ольгин брат советовал добивать локтем в голову.
Этот нехитрый прием мы разучивали пару дней под бдительным оком спивающегося лейтенанта.
Я выполнила все в точности так, как он нас учил, лишь не стала добивать шефа ударом в голову – задумалась о последствиях, в кои то веки.
Дамаров всего секунду соображал, что произошло и почему он лежит на матах, а я стою рядом. Шеф не был бы шефом, если бы не поднялся на ноги и не продолжил бы атаку. Через несколько минут я облизывала кровь с рассеченной губы, а он, с плохо скрываемой злостью, жал мне руку в честь окончания боя.
Откинувшись, наконец, на мате, я наблюдала за его дракой с Марго, не без удовольствия отметив, что я все-таки изрядно его потрепала.
За Марго (вполне неплохо выступившей), на ринг вышел Артур (ему не хватало лишь скорости), потом Дима (ему повезло, что шеф уже чуть подустал), последней дралась Ксю.
Экзаменом Дамаров, конечно не был доволен (когда он чем-то был доволен?), поэтому каждому назначил личную встречу. Меня он ждал сегодня после обеда.
- Э-э, сегодня не получится.
- Что?- голосом, типа ‘ты посмела мне возразить?’, переспросил шеф.
- У меня дополнительные занятия. С Граниным (для тех, кто не в курсе это заместитель Натана).
- Все свободны,- шеф подождал, пока за Артуром закрылась дверь, - С Филиппом? Что ты натворила на этот раз?
Хей, какое ‘на этот раз’?! Можно подумать, меня каждый день лишают ‘свободного времени’!
- Что значит ‘на этот раз’?- угрюмо спросила я.
- Он не доволен тобой (Ну надо же, удивил!). Нарушение дисциплины, ведения учебного процесса. Ты ставишь под удар его авторитет.
Ага. Что там ставить под удар? Этого придурка все - равно никто не слушает, лишь делают вид. Натана мы хотя бы уважали.
- Мы поспорили с ним на профессиональной почве…
- Профессиональной? - Дамаров фальшиво рассмеялся,- Прости, в какой области ты являешься профессионалом?
Я промолчала, пропустив насмешку мимо ушей. Спорить с шефом было бесполезно. Мало того, что ты никогда не оказываешься прав, так еще тебя наказывают за ‘несоблюдение субординации’.
- В девять будешь у меня в кабинете. Я не собираюсь менять намеченный график лишь потому, что ты продолжаешь нарушать правила,- жестким голосом заключил шеф,- Свободна.
Я не стала напоминать, что в девять я уже должна спать зубами к стенке. Вдруг ему еще взбредет в голову назначить разговор на раннее утро, я и так уже второй месяц не могла выспаться.
С Филиппом Львовичем Граниным мы не поладили с первых дней нашего знакомства. Все началось с того, что ему не понравилась моя майка (слишком открытый живот!) и он отправил меня в номер – переодеться. Я, естественно с такой наглостью была абсолютно не согласна, объяснив, что одеваться-то я точно буду так, как пожелаю. Этого права ни он, ни кто другой меня не лишит. Филипп Львович просто выставил меня за дверь, популярно объяснив, что в этот кабинет я зайду либо в приличном виде, либо под руку с шефом. Вся загвоздка заключалась в том, что под руку с шефом я ходить вообще куда-либо была не намеренна, а понятие ‘приличный вид’ у нас с Граниным было прямо противоположное.
Скандал был обеспечен, если бы в дело не вмешался Сержио. Он меня культурненько ‘отмазал’, сославшись на доверие ко мне Натана (‘К такой развязной натуре!?’- цитирую Гранина).
Этот старый маразматик так и не смог позже относиться ко мне как к остальным (с полым равнодушием). Во всех моих поступках, он видел проявление неуважения к своей личности, намерение нарушить правила или сорвать урок. Ну кому это надо в Центре!? Себе дороже!

Обед прошел в полной безнадеге. Тучи начинали сгущаться. Дополнительные занятия у Гранина, этот разговор с шефом, экзамен через три недели. Если вспомнить слова Дамарова… Как же он тогда сказал… ‘Те, чья подготовка меня не удовлетворит, будут ликвидированы’,- кажется? Ну-ну… По-моему это самый легкий способ решения проблем. Причем абсолютно всех.

- Разговор пойдет о твоем будущем.
О моем будущем? А может о его отсутствии?
- Начальный уровень твоей подготовки подходит к концу. Твои физические способности меня не устраивают – с такой подготовкой ты не пройдешь экзамен (и кого я должна поблагодарить?). Чтобы добиться более лучших результатов, последующие три недели ты ежедневно будешь заниматься дополнительно (простите, а есть и спать я когда буду?). Занятия буду вести я.
С трудом подавив вздох отчаяния, я удивленно посмотрела на шефа.
Террористы утратили активность?
- Почему ты?
- Этого требуют обстоятельства. Через три недели, при успешной сдаче экзамена, ты перейдешь на второй уровень подготовки – занятия по психологии, стратегии, логическому мышлению. Параллельно будешь продолжать физические упражнения, чтобы не потерять форму. Я так же заинтересован в том, чтобы ты изучала основы этикета.
Какое спать, я даже, простите, писать не буду успевать!
- Кто будет меня учить всему этому?
- Это не важно.
От переизбытка информации я начала задавать бесполезные вопросы.
- А если я не сдам экзамен?
- Будешь мыть посуду в столовой. И уж точно никогда не поднимешься наверх.
Я кивнула. Веселенькая перспектива.
- Еще вопросы есть? – я отрицательно мотнула головой,- Отлично. В понедельник жду тебя в северном спортзале ровно в семь утра. Можешь идти.

В понедельник. Настоящий ад начнется в понедельник. Через… Так, а какой сегодня день недели? Вторник? Да нет. Среда... А, сегодня же четверг! Точно, четверг. Значит, у меня есть еще три дня на отдых (представляю себе).
Я топала по пустому коридору в комнату, думая о полной ерунде. Всю свою сознательную жизнь я думала о полной ерунде. Господи, как же бесполезно мы проживаем свои жизни! О чем-то думаем, что-то делаем. Для чего? Тьфу, черт. Теперь я ударилась в философские размышления. Все, спать.


Натан проснулся от гула самолета. Странно… Раньше этот звук его всегда успокаивал. А в прочем не удивительно – столько дней без сна – нервы на пределе. Он, наверно, уже разучился спать…
- Уважаемые пассажиры, пожалуйста, пристегните ремни, самолет рейс номер…
Ага, значит, он проснулся во время. Отлично.
- Макс,- Натан разбудил своего соседа, и оба пристегнулись.
На Максима таращился весь самолет – еще бы, парень выглядел так, будто только что проиграл чемпионат мира по боксу. Синяки, ссадины, царапины, кровоподтеки, два совсем свежих шрама на подбородке… К счастью документы у обоих были в порядке, и органы правопорядка, каждый раз проверяя их у странной парочки, оставались ни с чем.
Самолет «Тирана – Санкт-Петербург» наконец приземлился и уже через несколько минут Натан со своим спутником встретились с охраной шефа и на черном джипе отправились в Центр.
Когда они появились в Большом зале, было еще утро. Часов шесть-семь – не больше, но работа кипела во всю, здесь она вообще ни на минуту не замирала. Тем более время было самое рабочее – конец недели, на выходных же ожидалась еще большая нагрузка – майские праздники для Центра никогда не проходили незамеченными. Именно из-за большой занятости сотрудников, Натану пришлось перебиваться гражданским самолетом. Все самолеты Центра были задействованы в важных операциях. Отправив Максима с охраной в медблок, Натан отправился к шефу.
Дамаров был занят руководством одной из операций, но, увидев Натана, быстро передал это важное дело в руки помощника. Ему не терпелось услышать подробный отчет о проделанной работе.
- Только быстро – у меня мало времени,- Дамаров поднялся из теплого кресла и прошел к барной стойке. Он со вчерашнего вечера ничего не ел, а жажда мучила его, будто он ни один день брел по пустыне.
- Мы вышли на заказчика, группа прикрытия отправилась на его задержание.
- Кто он?- Шеф хлебнул ледяной воды, ему сразу стало легче. Ну хоть одна проблема решена – Макс рядом.
- Неизвестно. Последние данные поступали с юго-запад Англии. Возможно предместья Лондона – точнее сказать сложно.
- Как Максим?
- В порядке. Но пару дней в медблоке ему не повредят.
- Его избивали?
- Допрашивали. Скорее всего. Но особо не усердствовали – только били.
- У него есть три дня на отдых. Потом займешься его подготовкой. Через две недели он должен приступить ко второму уровню. Специализация – оперативная работа. Вопросы есть?
- Ты хочешь, чтобы он проходил подготовку с другими рекрутами?
- Так для него будет лучше.
- А что с Верой?
- Вопрос о ее отчислении пока не стоит.
- Она попадет на второй уровень?
- Думаю, да.
- Что потом?- по лицу шефа, оружейник понял, что этот вопрос был лишним.
- Натан, допросы ты можешь проводить где угодно, но не в моем кабинете, договорились? Будущее Бург зависит от ее способностей, это все.
Натан кивнул, поняв, что разговор окончен и покинул кабинет начальника.

«Что потом? Действительно, что потом… » Шеф еще раз до краев наполнил стакан. Он не определился, чем будет заниматься Бург после подготовки. В идеале было, конечно, грохнуть ее в пустом коридоре… Слишком надоела ему эта постоянно ухмыляющаяся рожа, но на верху за это по головке не погладят, а ему сейчас только проблем с правительством не хватало.
Залпом осушив стакан, он опять сел в кресло – операция была в самом разгаре…

- Ежедневные занятия у шефа? - в который раз переспросил Илья.
- Я, чур, посудомойщик!- скорчив серьезную мину, заявил Тимур.
Мы как обычно завтракали в столовой, обсуждая последние события.
- Странно,- пробормотал Илья,- еще ни разу шеф не устраивал подобных факультативов.
- С чего ты взял? Если тебе не предлагали подобного, это не значит, что такого ни разу не было. Может ты просто не способный или не входишь в число избранных,- с улыбкой предположил Тимур.
- Вы хоть о чем-нибудь можете говорить серьезно?- воскликнула я.
- Она не выспалась,- констатировал Илья, но перестал улыбаться. Тимур, как ни странно, тоже. Они обменялись серьезными взглядами.
- Не расстраивайся, малыш... – Тим попытался меня успокоить.
- Я уже давно не малыш, Тим.
- Может я и не прав, но ты слишком сильно напрягаешься из-за шефа.
Я попыталась возразить, но Тимур опередил меня:
- Подожди. Я знаю, шеф,- он оглянулся, проверив, не слушает ли нас кто-нибудь и, убедившись, что лишних свидетелей нет, добавил, - подонок. Он может ударить тебя, унизить, подставить и забыть об этом, как о непотушенной сигарете, но… Он ведь не маньяк, чтобы постоянно тебя ‘цеплять’.
Я вздохнула и выпила оставшийся в стаканчике сок. Ребята молча ждали моей реакции.
- Хорошо, хорошо, не будем делать из этого трагедию.
- Кстати,- Илья оживился,- у меня хорошие новости.
- Правда? Такое понятие еще существует?- съязвила я.
- Натан вернулся.
О, Господи, я верю – ты есть, и даже здесь, под землей, ты иногда озаряешь мою жизнь лучиками света! Я люблю тебя!!!
- Ты правда так не любишь Гранина?- хихикнул Илья.
- Точнее – я его ненавижу.
- Зря ты так, на втором уровне он ведет занятия по этикету. Он ведь долго жил в Англии. Тот еще сноб,- поделился Тимур информацией.
- Ну и валил бы в свою Англию…
- Он бы с радостью – его выслали из страны,- усмехнулся Тимур.
- Он что, своим снобизмом достал даже англичан?
- Я не нашел такой информации в его личном деле,- улыбнулся Тимур.
- Ты рылся в его личном деле?- в разговор вступил Илья.
- Были на то основания. Не волнуйся – меня не ликвидируют.
- Где ты взял его личное дело,- заинтересовалась я.
- В архиве, на третьем уровне.
Я промычала что-то неопределенное. До архива мне было не добраться. Во всяком случае, законным способом. А так бы хотелось посмотреть личные дела оперативников…

День пролетел как - никогда быстро. Расслабленный Сергей, явно сосредоточенный не на моей подготовке, Вадим, полусонно следящий за моими успехами в программировании, шеф, который сократил занятия из-за проведения важной операции. За пол часа до «стрельбы» я вдруг вспомнила о возвращении Натана, и решила спуститься в тир пораньше.
Оружейник гремел коробками, явно наводя порядок после своего предшественника, и был очень рад меня видеть. Это обнадеживало.
- Как тренировки?
- Все отлично,- я улыбнулась. Не надо вдаваться в подробности – Натану абсолютно не интересно слушать о том, что на предпоследней тренировке по самозащите меня избили, на программировании я грохнула Вадиму операционную систему, а весы в тренажерке уже давно зашкаливало, как только я вставала на их прозрачную поверхность. И Сергея не убеждали мои заявления, что вес в шестьдесят два килограмма это нормально при моем росте. Шестьдесят, не меньше. Иначе - жесткая диета. Неумолимый вердикт моего “заботливого” тренера.
- А я слышал другое,- Натан тепло улыбнулся.
Черт, уже растрепали.
- Серж проболтался?- угрюмо поинтересовалась я.
- У меня свои источники,- он засмеялся.- Отчего ты не поладила с Граниным?
Потому что ему в детстве снесли пол черепа (я готова была поспорить) и с мозгами появились большие проблемы.
- Он полная тебе противоположность!- я вспыхнула.
- Это теперь так называется?- Натан опять улыбнулся. Он абсолютно не сердился - было видно по его добродушным глазам, просто искал повода подшутить надо мной.
- Это называется “ в семье не без урода ”.
Тут он уже от души засмеялся.
- Принеси ящик, тот, что лежит у дверей,- наконец отсмеявшись, попросил Натан.
Я нашла у выхода лишь небольшую картонную коробку и принесла ее оружейнику. Легко подхватив из моих рук нелегкую ношу, он поставил коробку на стол, и осторожно вынул несколько дисков.
- Пока был в командировке, удалось вырваться на улицу. Забрел в музыкальный магазин. Решил – тебе понравиться. Одним диском Земфиры ведь тоже сыт не будешь?- он заговорщески подмигнул мне и протянул четыре новых альбома. “Ночные снайперы”, “Сплин”, сборник “Нашествие” и mp-3 собрание русского рока.
- Натан, я… Как ты узнал?
- Наткнулся на список твоих вещей, в одном из старых отчетов. Продавец посоветовал взять это. Не прогадал?
- Какое там!- я бросилась ему на шею, обняла широкую спину.
Это был один из лучших подарков, какие можно было придумать в Центре. Что – что, а диск Земфиры мне за последние два месяца действительно осточертел до невозможности. Ничего другого я в тот день в школу не захватила (думаю, энциклопедия Кирилла и Мефодия не в счет?), хотя обычно в рюкзаке у меня имелась приличная фонотека.
Я поняла, что за короткие два месяца, которые я прожила в этом аду (для меня они конечно короткими совсем не были), Натан стал мне очень близок. Не меньше, чем Тимур или Илья, возможно даже больше. Хотя общались мы совсем мало, он стал мне как отец, которого у меня никогда не было.

 

#17
Aleks
Aleks
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 31 мая 2005, 23:41
  • Сообщений: 399
  • Откуда: Череповец
  • Пол:

Как обычно бывает, когда очень чего-то не хочется – время летит незаметно. Мне очень не хотелось понедельника – и вот вам, пожалуйста, он наступил. Обычный, в принципе, день. Обычный с точки зрения Центра, конечно. Серый, скучный и тяжелый. С давно надоевшими тренировками и тренерами.
После разминки, свободные полчаса я провела в душе, а после, переодевшись, отправилась к Вадиму.
Он заигрывал с хорошенькой блондиночкой лет двадцати, и видно было, как мог, пудрил ей мозги. Она лишь мило похихикивала, а Вадим, смахивающий на вышибалу из бара, стеснительно улыбался. Однако, заметив меня, компьютерщик быстро попрощался с девушкой и вернулся на свое любимое место.
Не в силах сдержать улыбки, я опустилась рядом.
- А это…- не успела я задать вопрос, как Вад предостерегающим голосом перебил меня:
- О моей личной жизни – ни слова.
Я прыснула.
- Ну что ты ржешь?- я явно задела его самолюбие, но вопрос был задан с изрядной долей юмора.
- Ты покраснел,- как можно серьезней ответила я.
- А ты выглядишь не лучше,- теперь Вадим прошелся по моему самолюбию.
После экзаменационного боя с шефом я действительно выглядела не очень. Правда синяки уже начинали заживать…
- Один - один. Давай договоримся: я не касаюсь твоей личной жизни, а ты – моей. О’кей?
- Заметано,- Вад ухмыльнулся. Значит так. Твои дискеты я просмотрел. Работа хорошая. Еще с утра я отдал шефу отчет о твоей подготовке, думаю, наши встречи теперь не обязательны. Общие навыки ты получила, а в остальном…
- Ну вот, а я, наконец, начала понимать твои хакерские шуточки,- с нескрываемым сожалением произнесла я.
Здесь что, особенность такая – не вздумай привыкать к ближнему своему?
- Не боись. Если что, я всегда здесь – отвечу на любой твой, даже самый заковыристый, вопрос,- обнадежил он меня.
Ну да, а потом шеф тебя грохнет за разглашение секретной информации…

В лекционном классе народу было еще не много, поэтому я заняла третью парту в среднем ряду и заскучала. Неожиданно заметила новичка. Он сидел через один ряд от меня, на второй парте. Коротко стриженый затылок, загорелая шея. Именно по ней я поняла, что не знаю этого человека. Конечно, я не отрицаю мысли, что в стенах Центра есть солярий, но… Если так, он явно заснул в нем на не один час. Что – либо еще сказать об этом субъекте было не возможно. Лица его я не видела, одет он был в спортивную форму Центра. Самое интересное началось, когда в классе появилась Марго. Пройти мимо потенциальной жертвы было не в ее правилах.
Шепнув что-то Ксю, она подошла к новенькому, села на парту прямо перед его носом и небрежно поинтересовалась :
- Новенький?
Парень не спешил с ответом, для начала не торопясь осмотрел Марго, потом оглянулся и оценил обстановку в классе. Кто-то с интересом наблюдал за развивающейся сценой, кто просто спал, положив голову на парту. Но агрессии или неприязни к новичку никто не испытывал (а я подумала, что именно это его интересует). Не глядя на Марго, он кивнул.
- Как зовут?
- Не твое дело.
Марго, не долго думая, схватила его за грудки, но тут же мощным ударом была сброшена на пол. Она не удачно приземлилась на спину и лишь попыталась встать, как со стоном осела обратно на холодную плитку, новичок не торопясь встал, присел рядом и почти шепотом произнес:
- Не вздумай меня трогать, если жизнь дорога,- после чего так же не спеша, вернулся на место.
Я усмехнулась. Марго все - таки нарвалась. Давно пора было кому–нибудь поставить ее на место (не все же мне правила нарушать:) – такие как она понимают лишь силу.
Новенький оглянулся на меня (я не пыталась сдержать смех), и мне, наконец, удалось рассмотреть его повнимательней. Тонкие брови, вздернутый подбородок, оттопыренные уши. Сложно было сказать, сколько ему лет, я сомневалась между семнадцатью и двадцатью. Лицо его было таким же загорелым, как и шея – лишь на подбородке белели два шрама, несколько заживающих ссадин были разбросаны по всему лицу.
Я показала ему большой палец, он улыбнулся. Улыбка была столь неожиданной и обескураживающей - я совсем не ожидала увидеть ее на этом хоть и молодом, но усталом, измученном лице.
В этот момент в класс зашел шеф. Все затихли, ожидая его реакции. Марго перестала предпринимать попытки подняться – у нее явно было что-то сломано.
- Что здесь происходит? – другого от шефа ждать и не приходилось.
Все молчали, я , наконец, смогла подавит улыбку.
- Кто это сделал?- шеф бегло окинул взглядом класс, задержался на мне,- Бург?
Я лишь развела руками, и отрицательно покачала головой. Вновь выползла предательская улыбка.
Только шеф хотел прокомментировать происходящее, как голос подал новенький:
- Это сделал я,- ни страха, ни сожаления - простая констатация факта.
- Максим?- шеф удивился, но тут же совладал с собой - Мы поговорим об этом после занятия.
Максим лишь неоднозначно повел плечом - ему было безразлично.
- Бург тоже задержится,- добавил Дамаров.
- Я? Сэр, но я …
- Разговор окончен. Сейчас у нас теория. Ваши вчерашние тесты…
Марго информация такого рода явно придала сил – она поднялась на ноги и осторожно доковыляла до своей парты, не забыв бросить мне насмешливый взгляд.
Голос шефа ушел на второй план, мысли были заняты другим.
О чем он хочет поговорить со мной? Ну, улыбнулась я пару раз, что с того – вряд ли в Центре за это наказывают. За что тогда? Вроде за выходные ничего не
натворила, была хорошей девочкой. Или все-таки натворила?
- Бург, я к тебе обращаюсь,- шеф плавил меня взглядом, пытаясь добиться ответа на вопрос. Интересно, на какой.
- Да…
- Часть первая, глава 14. Ограничения для сотрудников, уровня ниже “Бета”.
- Ограничения?- переспросила я, шеф лишь кивнул,- Ограничения…- я напрягла память, выуживая оттуда всю информацию по сотрудникам ниже уровня “Бета”. Вроде что-то есть,- Сотрудникам ниже уровня “Бета” запрещается…

- Атакуй!
Я во второй раз поднялась с пола, сфокусировала взгляд на шефе и пошла в атаку. Хотя точнее будет сказать “на верную смерть”. Потому что любая моя атака захлебывалась в зародыше. Шеф был зол, хотя злиться должна была я. С начала тренировки прошло не больше десяти минут, а я уже два раза вытирала пол своими единственными джинсами (у меня не было времени даже на то, чтобы переодеться в спортивную форму).
Я попыталась сделать выпад, с обманным маневром, но получила сильный удар по ребрам. Сдержав стон, отошла на безопасное расстояние.
Похоже, его не учили, что бить девочек не хорошо.
Я начала судорожно вспоминать, какие еще приемы разучивала за всю свою сознательную жизнь. В голове сразу всплыли различные комбинации. Я начала претворять их жизнь. Первый вспомнившийся мне прием, шеф отразил легко, второй тоже. С третьим оказалось сложней. Когда он понял, что я делаю (не буду описывать - фанф и так затянулся), сразу перешел в наступление – ему были известны любые способы нападения, в этом я не сомневалась. Однако в глазах Дамарова промелькнуло явное удивление.
- Где ты научилась этому приему? – он перестал нападать, но боя не заканчивал. Не давал расслабиться.
Мне вдруг до ужаса захотелось его позлить. Иногда такое случалось – было интересно проверить, насколько у человека хватит выдержки, как он будет вести себя в максимально “накаленной” обстановке. С Сержем такие фокусы не проходили. Он просто начинал смеяться надо мной, не откликаясь на провокации. На то, чтобы проверить психику шефа у меня никак не хватало времени, да и с мозгами раньше было получше – я осознавала чего от него ждать. Сейчас же нервы у меня были совсем ни к черту, поэтому опасности в своих действиях я не видела. Состроив серьезную мину, я выдала:
- С пяти лет я занималась таэквондо, потом школа карате, ушу… К сожалению боксом я не занималась, но ведь это не главное?
- Ты думаешь это смешная шутка?- он был непроницаем.
- На людей с чувством юмора действует,- я пожала плечами.
- Да… Когда я представляю себе, сколько с тобой будет возни…- задумчиво произнес он.
Неуместное чувство гордости проснулось где-то внутри меня, я не смогла сдержать улыбки:
- Это комплимент?
- Ты не ответила на мой вопрос.
- Ты тоже.
Мы не сводили друг с друга глаз, лицо шефа медленно, но верно наливалось гневом, меня же распирало от смеха. По сути, смеяться было не из-за чего – я откровенно нарывалась, не задумываясь о последствиях, а этот ублюдок мог сделать все, что взбредет ему в голову. Он неожиданно вновь возобновил бой (или драку, хотя нет – избиение). Неудачно уворачиваясь от его ударов, я неохотно ответила:
- Брат моей подруги служил в Чечне.
- Характером ты явно пошла в отца…
- Что?- я застыла, как вкопанная (непростительная ошибка - сразу получила по зубам, но в тот момент абсолютно ничего не почувствовала),- Ты знал моего отца?
Шеф даже не подозревал, как мне больно слышать об отце. Мне было лет пять, когда он ушел из семьи. Помнила его я смутно – сильные руки, подкидывающие меня к потолку, единственное связное воспоминание о времени, когда он был рядом. По фотографиям запомнился вызывающий взгляд и гордая осанка… Больше ничего.
Позже, когда подросла, я слышала разговоры о том, что отец в тюрьме, потом, что он сбежал, потом – что его убили. Я никогда не верила в эту чушь, где-то глубоко в душе надеясь, что он вернется… Какое-то время я даже искала его, но безуспешно. След терялся где-то в Дании, а ехать туда, на поиски, у меня не было ни сил, ни средств, ни времени.
И теперь, когда я меньше всего думала об отце, шеф вот так просто говорил о нем. Он не знал его, не мог знать, но его слова не были случайно оброненными. Он сказал это, осознавая смысл, просто задумавшись, но на самом деле увидев сходство. А раз так… Следовательно, он знал моего отца и очень хорошо знал, иначе не стал бы бросаться подобными заявлениями (пусть и случайно сказанными).
- Нет,- на его лице не дрогнул ни один мускул, но я все равно не поверила.
Казалось, этот инцидент придал мне сил, я уже не только уворачивалась от кулаков шефа, но и пыталась ударит сама.
- Но ты сказал…
- Я лишь предположил.
- Нет, ты не предположил, ты…
- Хватит, ты придираешься к словам!
- Скажи правду!
- Я не обязан перед тобой отчитываться,- он вновь перешел в наступление. - Здесь командую я, и ты будешь делать то, что Я посчитаю нужным.
- Я не буду жить так, как ты прикажешь!
Эти слова его очень разозлили - доли секунды на развитие атаки, еще столько же, чтобы я запнулась за его заранее подставленную ногу.
Я опять лежала на полу, уткнувшись щекой в шершавую имитацию асфальта
(чтобы ноги не скользили), шеф сидел сверху, сворачивая мою правую руку.
- Повтори, что ты сказала.
- Я не буду жить,- начала я, но он сильнее потянул руку – адская боль,- как ты прикажешь…- все-таки закончила я.
- Будешь,- для пущей убедительности, он опять свернул руку – еще сильней.
- Нет.
Это походило на банальную сцену типа “не хочешь добровольно сказать, скажешь силой”. И плевать правду ты сказала или солгала.
- Да или нет?
Сквозь зубы я из последних сил произнесла:
- Пошел к черту.
Теперь уже я не могла с уверенностью сказать принадлежит ли мне моя рука. Я перестала ощущать ее наличие, но Дамаров не думал прекратить пытку. Второй рукой он сжал и правое плечо. Теперь-то я хорошо почувствовала, что рука на месте.
Стон вырвался вместе с предательским “да”.
- Что?
Этот подонок сделал вид, что не расслышал. Никаких действий он больше не принимал, но правая часть моего тела болела уже сама по себе.
- ДА!
Шеф мгновенно оказался на ногах (только позавидовать его реакции):
- Завтра здесь в это же время,- и вышел из зала, как ни в чем не бывало.

Я открыла глаза, пытаясь сообразить какое сейчас время суток. Часы показывали четыре, резко покалывала скула (наверно из-за нее я очнулась) и совсем не хотелось спать. Поднатужившись, я села на кровати. Болело все. Особенно лицо и ребра. Оставалось надеяться, что обошлось без переломов - они в мои планы не входили. Серж, правда, как-то говорил, что если будут проблемы, я могу обратиться к врачу. Медблок находился недалеко от каморки Натана, однако тащиться туда в такую рань было опасно. Проблем мне хватало, и я, решив не испытывать судьбу, отправилась в ванную комнату.
Я осторожно умылась, затем переоделась в чистую майку, и тут взгляд мой случайно скользнул по зеркалу. Синеватое месиво, с узкими шелками – глазами, не отрываясь, с нескрываемым ужасом исподлобья наблюдало за мной. От неожиданности я отпрянула от зеркала, и вдруг сообразила, что это месиво – мое лицо.
Меня начала бить мелкая дрожь, я попыталась сообразить, как докатилась до такой жизни. Не получив у своего внутреннего голоса вразумительного ответа, я полезла в аптечку. Найдя тюбик с кремом от ушибов и синяков, я вновь осторожно посмотрела в зеркало. Теперь можно было различить нос, немного скошенный влево, заплывшие глаза и белые, как у мертвеца, губы.
М-да… Хоть ужастики снимай, со мной в главной роли. Фредди Фрюгер отдыхает однозначно.
В аптечке нашелся и пластырь, но он был настолько гигантских размеров, что если заклеивать им рассеченную скулу, то скроется половина моей не очень презентабельной физиономии.
Вернувшись в комнату, я села за стол и пододвинула к себе ноутбук. Вадим как-то говорил о засекреченных файлах, на которых хранилась информация о сотрудниках Центра… За полчаса работы я добралась до уровня ‘бета-5’ и ввела имя и фамилию отца. Компьютер хранил независимое молчание, и я начала самостоятельно ‘шерстить’ файл. Ничего похожего не попадалось, я ввела свое имя. Та же фигня. Ничего, даже какой-нибудь маленькой заметки, типа “привезли в Центр 17 апреля 2004 года”.
Это показалось мне странным. Вад говорил, что информация об оперативниках храниться именно здесь. Возможно отец и не был сотрудником Центра, но я… Или я еще ничего особого не сделала, чтобы мои данные занесли в компьютер? Ради интереса я внесла другую фамилию. На мониторе сразу возникли данные:
“Тимур Андреевич Мальцев. Полевой оперативник уровня f-3. Личные качества…”
Нет, лезть в личную жизнь Тимура я не могла себе позволить. Я вышла из системы и легла на кровать, окунувшись в тревожные мысли. Что-то странное, непонятное вилось вокруг и мне ничего этого знать не полагалось, зато как же хотелось…
Отбросив дурные мысли, я вновь пошла в ванную, умылась еще раз и опять посмотрела в зеркало. Как ни странно, но мазь помогла. Глаза приняли нормальную форму, скула стала не такой синей. Царапины были видны так же хорошо, но краснота вокруг них спала. Медицина не стоит на месте!
Тихий шорох из комнаты заставил меня обернуться. В дверях неуверенно замер Сергей. Что-то на него не похоже.
- Не спишь?- он удивленно окинул меня взглядом.
- Уснешь тут с вами,- я бросила взгляд на часы. Двадцать минут шестого.- А ты чего так рано?
- Нужно поговорить.
Господи, как у него всегда все просто! Поговорить в пять часов утра – отчего нет? Девушка его, что ли бросила, а поплакаться некому…
- А хотя бы до завтрака ты не мог подождать?
- В шесть часов меня здесь уже не будет. Я буду в столовой – поторопись.
В этом весь Сержио!
Еще раз посмотрев в зеркало, я покачала головой, натянула кеды и вышла из комнаты.
Кроме Сергея в столовой была лишь охрана, но в этот ранний час даже они расслабленно потягивали чай. Я плюхнулась на стул напротив Сержа.
- Выпей кофе, сразу проснешься,- он пододвинул ко мне чашку с дымящейся коричневатой жидкостью. Что-что, а растворимый центровский кофе я ненавидела почти как шефа, поэтому к стакану даже не притронулась. Сам же Серж пил чай – хитрый хмырь.
- Не бойся, не засну.
- У меня для тебя не очень радостные новости,- осторожно начал он.
- В такую рань новости не бывают радостными,- успокоила я его.
- Мне придется уехать. Надолго.
- То есть как ‘уехать’? А я?
От удивления из меня поперли глупые, практически риторические вопросы.
- Ты будешь продолжать тренировки. С другим тренером.
- Куда ты уезжаешь?
- Этого я не могу тебе сказать.
- Надолго?
- На два месяца, может больше. Зависит от различных факторов. Но это не главное.
- А вот это уже настораживает…
- Твоим тренером в мое отсутствие будет шеф.
- Что?!- выдохнула я. Охрана удивленно обернулась на нас, пришлось говорить тише: Ты с ума сошел! Я не могу с ним тренироваться,- прошипела я.
- Прекрати истерику. Это всего на две недели, потом с тобой будут работать другие тренеры. В конце концов, Владимир Николаевич хороший человек!
- Ага, просто замечательный! Ты действительно надеешься увидеть меня в живых, когда вернешься?
- Я прошу всего лишь делать то, что он просит, не пропускать тренировки и работать с полной отдачей. Разве это сложно?
- Бывает он просит невыполнимого,- пробормотала я, потирая плечо.
- Согласен, иногда он перегибает палку, но…
- Иногда?- я оборвала Сергея на полуслове,- По-моему, ты плохо его знаешь!
- Уж получше твоего! – Серж огрызнулся, хотя давно не опускался до подобных мелочей,- Просто постарайся не обращать внимания на его выпады.
Не обращать внимания на его выпады? Да легче ноги себе вырвать!
Я молчала - спорить было бесполезно, для Сержа шеф был непоколебимым идеалом.
- Извини, Вера, я должен идти,- он поднялся.- Думаю, мы еще увидимся?
- Не сомневайся,- я тоже встала,- просто так я шефу не сдамся.
Сергей и не сомневался, он крепко пожал девушке руку, улыбнулся на прощание, и вышел в коридор. Времени было в обрез, а он еще даже не собрал вещи… Последний инструктаж – за десять минут до выезда, и он надолго покинет Центр. “Лишь бы не навсегда”- мелькнула нелепая мысль. В отличие от большинства сотрудников он любил Центр так же, как обычные люди любят свой дом.

В семь у меня, как обычно, должна была быть разминка с Сержио, но вместо него меня ожидал холодный, со злой ухмылочкой взгляд шефа. Из-за столь неприятной перспективы опускались руки, но я, сжав всю свою волю в кулак, ровно в семь была в спортзале.
Я не могла показать Дамарову, что мне тяжело, что я устала и вот-вот готова, пойти у него на поводу. Всеми силами я стремилась показать, ему, что не сдамся так просто, что он не на ту напал, и что когда-нибудь в драке с ним первой упаду не я.
Шеф появился минуты через две – от него исходил легкий запах какого-то крема, и было видно, что ночь у него прошла просто отлично. Без лишних разговоров, он указал мне на беговую дорожку, поставил ее на самую высокую скорость, засек время. По моим подсчетам прошло не меньше часа, прежде чем встроенный компьютер пикнул об окончании времени. Потом он заставил меня отжиматься. Не чувствуя рук, я поднялась в 50-ый раз и рухнула на пол, перекатившись на спину.
- Пятьдесят семь секунд,- он щелкнул секундомером.- Плохо.
Если бы я не дышала, как ломовая лошадь, то обязательно воскликнула: “Что? А чего ты хотел?!”- и все в таком роде, но даже на вдохи и выдохи с трудом хватало сил. Я промолчала. Сердце, как бешеное рвалось на волю, моля о пощаде, грудная клетка была готова разорваться, а руки – прямо сейчас отвалиться, однако шеф с мрачным удовольствием указал мне на перекладину. Сдаваться я не собиралась.
Поднявшись на ноги, я подошла к перекладине и, мысленно сосчитав до десяти,
подпрыгнула, ухватившись за холодное железо.
‘Шесть, семь.- Медленно считала я сквозь зубы, мысленно умоляя уже онемевшие руки,- Ну давай еще, еще один разик!’.
На девятый раз руки отказались мне подчиняться, и, не сгибаясь в локтях, просто разжали задубевшие пальцы.
Опустошив одним глотком маленькую баночку с холодной водой, я вопросительно посмотрела на шефа. Он молча отмечал что-то в своем карманном компьютере, не реагируя на мои плачевные успехи в подтягивании.
Заметив мое бездействие, он лишь бросил: “Велосипед”,- и опять уставился в миниатюрный монитор.
Я отыскала взглядом велотренажер, опустилась на неудобное сидение и принялась крутить педали. Вот что я любила, так это велосипед. Могла гонять на нем часами без отдыха. Я вдруг вспомнила, как в двенадцать лет вместе с толпой пацанов из двора умчалась на своем стареньком Аисте в соседний город (300км) и вернулась лишь под утро следующего дня. Описывать чувства мамы и бабушки не стоит. За тот необдуманный поступок я расплачивалась шесть месяцев. Меня лишили карманных денег, телевизора, гулять пускали лишь с кем-то из родственников… Шефу далеко до этих изощренных пыток.
- Сейчас у тебя завтрак,- Дамаров оторвался от монитора, как только стих шелест крутящихся педалей,- Потом продолжим.
Он уже повернулся, чтобы уйти, однако я хотела показать, что способна на большее:
- Я уже позавтракала, мы можем продолжить прямо сейчас.
- Прямо сейчас?- по его лицу промелькнула тень удивления и интереса,- Ну что же, тогда… Посмотрим, чему ты научилась вчера.
Ну и кто просил тебя выделываться? Зубы лишние, или руки давно не выворачивали?
С такими мыслями я приняла незамысловатую стойку, и приготовилось к самому худшему, но шеф не собирался меня систематически избивать. Он начал объяснять, что я вчера делала не так.
- Ты плохо держала дистанцию, слишком близко подпустила меня к себе, но не атаковала – первая твоя ошибка.
Шеф резко пошел в наступление, но я вовремя поняла, что он хочет сделать, и блокировала удар.
- Второе,- он то подбегал, то отбегал, видимо, пытаясь разгадать мою тактику и увидеть ‘открытые’ места.- Ты допустила грубую ошибку – по негласным правилам любой драки в глаза противнику смотреть запрещено,- увернувшись от моего хука правой, он съездил мне по ребрам уже другого бока и вновь отскочил.- Это не просто прихоти дворовой драки. Так удар будет менее заметным.
Я пыталась уследить за его скоростными, как полет сокола, бросками и не отставала от заданного темпа. Надеялась хотя бы раз его достать. Куда там!
- И третье. Всегда надо бить на поражение. Ты замешкалась, ударила не в полную силу и вот результат,- его взгляд скользнул по моему лицу.
- Зато ты не замешкался,- процедила я.
Он перестал скакать из стороны в сторону, сложил руки по швам и медленно поклонился, говоря о том, что бой окончен. Я, нехотя, проделала тоже самое.
- На сегодня достаточно. После обеда в этом же зале.

Полчаса я провела в душе, а после отправилась к Вадиму. Несмотря на то, что тренировки у нас уже закончились, меня все-равно тянуло в Большой зал. Да и надо было кое-что выведать у компьютерщика. Мне не давала покоя мысль об отце.
Вадим сидел за своим компьютером и о чем-то напряженно думал. Это было странно – обычно он даже думал, одновременно что-то печатая. Я присела рядом.
- Что, уже соскучилась? Или проблемы с компом? Надеюсь, ты не грохнула оперативку?
- А что, были прецеденты?
- Сколько угодно…
- Вообще-то у меня есть пара вопросов.
- Вопросы?- он оживился.- Это интересно.
- Помнишь, ты как-то говорил о секретных уровнях?
Вад кивнул и незаметно огляделся: лишние свидетели в подобных разговорах были не нужны.
- Так вот, я сегодня добралась до пятого уровня и не нашла того, что искала.
Говорить о том, что я искала что-то об отце, я не стала – еще не известно, как он отреагирует на подобную информацию.
- Ты искала информацию о ком-то, кто работает в Центре? Или мог работать?- догадался Вад. Я кивнула.
- Возможно, этот человек не является обычным оперативником. Думаю поэтому информацию о нем ты не нашла. Скорее всего его досье… Ты ведь его ищешь?- обратился он ко мне с вопросом. Я вновь кивнула.- Наверно его досье храниться в программных файлах.
- Что это такое?- я впервые слышала о программных файлах.
- Информация особого уровня. С обычного компьютера ты не получишь к ней доступа, какой бы опытной программисткой ты не была. Для этого тебе нужно пробраться в западный сектор – там находятся компьютеры с повышенным уровнем доступа.
- Где находится это место?
- На шестом этаже, но пройти туда ты сможешь лишь став оперативником высшего уровня. Нужна специальная карточка, коды, еще куча всякой фигни. Плюс, чтобы войти в систему, надо набрать пароль. Его знают очень немногие.
- Да, мороки много…- пробормотала я.
- Ага. Дельце пыльное и опасное – поймают, пощады не жди. Шеф припишет к предательству, а его он не прощает.
- А почему я не смогла найти информацию на себя?
- Тут два варианта. Либо на тебя еще не завели дело, либо оно засекречено.
- Такое бывает?
- Сплошь и рядом. Обычно рекрутам не дают их личные дела.
- Ясно… Я тебя еще не очень достала?
- Да нет, мучай. Мне приятно.
- Тогда последний вопрос: кого из оперативников высшего уровня ты знаешь?
Я ужасно рисковала и понимала это. Все-таки Вада я практически не знала. Да, он хороший программист, веселый собеседник, но… Вдруг он прямо сейчас побежит докладывать шефу: ’Так, мол, и так, Бург интересуется оперативниками высшего уровня и явно лезет, куда не следует’. Шефу, ведь доказательства не нужны. Нажмет на курок – не поморщится.
- Сержио, Натан, Гранин,- да ты и сама с ними прекрасно знакома. Еще пересекался с Денисом Карповым – хороший человек, но ничего не скажет. Правильный больно, хуже шефа.
Можно подумать Серж или Гранин ‘не правильные’. Из них же ни слова не вытянешь! С Натаном другой разговор, но тоже надеяться не на что.
Больше спрашивать было нечего, и я , поблагодарив Вадима, покинула Большой зал.

Узнала я достаточно, но эта информация мне ничего не давала. Я не представляла, как можно узнать все нужные коды и пароли, плюс заполучить карточку и сварганить прикрытие. Просто так соваться на закрытые уровни в открытую было нельзя. Одно дело – прошерстить компьютер, но лезть самой неизвестно куда… Это было слишком опасно и главное – я даже не представляла, как это сделать.
Отбросив мысли о досье отца, как невыполнимую задачу (пока - невыполнимую) я спустилась в столовую. Завтрак был давно, тренировка изнуряющей, а обед ожидался не скоро.
Доверившись выбору девушки, стоявшей передо мной, я заказала тоже самое и засела вглубь зала, скрывшись от лишних глаз.
Не тут-то было. Не прошло и пяти минут, как справа от меня сел Тимур, а слева Илья. Я была несказанно рада их видеть, ведь последний раз мы говорили в пятницу, а сегодня был уже вторник.
- Ребята!- я обняла их по очереди.- Как я рада вас видеть!
- Ну вот,- Тим поставил свой поднос рядом с моим,- а ты говорил, что она не захочет нас видеть.
Илья насупился, а Тимур весело засмеялся.
- Что произошло?- Илья, не обращая внимания на хихиканье Тима, оглядывал мое лицо.
- Я же говорила, что тренировки с шефом ни к чему хорошему не приведут. Да тут еще Сержио смотался на неопределенный срок…
- Радоваться надо,- Тим за обе щеки уплетал пюре, закусывая овощным салатом и огромным бутербродом. Он явно был чему-то очень рад.
- С удовольствием станцевала бы танец дикарей, если бы шеф не принялся тренировать меня вместо нашего доброго, славного Сержа (по сравнению с шефом-то!).
- Шеф?- глупо переспросил Тим. От удивления он даже перестал жевать. Поморщившись, он разом проглотил все, что было у него во рту, запил водой и опять спросил как-то тихо, будто боясь меня разозлить:
- И ты говоришь об этом с таким спокойствием?- он переглянулся с Ильей и они уже вдвоем уставились на меня.
- Знаешь, Тим, я подумала, что ты был прав. Шеф ведь не маньяк. Сегодня даже тренировка прошла более-менее нормально.
- Нормально?- Илюха опять задержался взглядом на моем лице.
- Это было вчера,- объяснила я появление ужасных синяков и ссадин.- Все это ерунда, лучше расскажите, где вы пропадали три дня?
Ребята многозначительно улыбнулись.
- Серьезное задание… - начал Тим.
- … нас взяли в группу прикрытия…- подхватил Илья.
- … мы показали им, как надо работать…
- Не вижу медалей,- усмехнулась я.
- Нам дали день отдыха, это покруче любых медалей,- гордо произнес Ил.
- Ой, да ладно, Ромео. Лучше принеси нам чего-нить попить и к чаю, видишь, дама уже все съела!
- Щас,- Илья сорвался с места и действительно пошел к бару. Я проводила покрасневшего Илюху взглядом и обернулась к Тимуру.
- Чего это с ним?
- А ты как думаешь? Вообще-то я не должен тебе говорить…
- Тим,- самым предостерегающим голосом, на какой была способна, произнесла я.
- Если что – ты заставила меня сказать.
- Ага, просто вынудила. Не тяни, он сейчас вернется.
- Он влюбился,- заговорщески произнес Тимур, но, увидев мои ошалелые глаза, быстро добавил: Ну, или не влюбился. Короче, ты ему нравишься.
Не находя слов я сидела с открытым ртом, соображая, что на это можно сказать. Илюха, как и Тимур были мне друзьями, часто я относилась к ним, как к братьям, но такое…
- А… Он…
- Да не боись ты так, не скажет он тебе ничего. И ты не говори. Любые отношения, кроме деловых, запрещены в Центре, и шеф зорко следит за соблюдением этого правила, как и все его шестерки.
- Тим, вы же… Вы друзья мне, самые лучшие здесь и… Я бы никогда не смогла…
- Молчи. И без тебя все это знаю, и Илюха тоже знает, сам мне говорил. Только он сделать с собой ничего не может. Представляешь?- он задумался и замолчал.
Я тоже не в силах была произнести ни слова. Слишком много событий за один день, слишком много потрясений за последние три месяца… Черт, когда же это прекратиться? Когда моя жизнь станет спокойной и до ужаса обыденной?
- Хей, ты в порядке?- Тим вывел меня из раздумий.
- Да.
- Ты побледнела.
- А какой ты ждал от меня реакции?
- Огрызаешься, значит в порядке,- спокойно подметил Тимур и вновь принялся за еду, будто мы только что обсуждали новый фильм.
- Тим, слушай, не говори ничего Илу об этом разговоре, я не хочу, чтобы он знал. Потому что все-равно ничего не выйдет, он мой друг и этим все сказано,- быстро заговорила я, потому что Илья уже пробирался к нам с двумя подносами в руках.
- Понял я. Не суетись, все будет пучком. Чего принес?- этот вопрос уже был обращен к Илье. Тим быстро предал своему лицу радостно-счастливое выражение, будто мы только что не обсуждали чувства Ильи. Да, видимо его хорошо подготовили к работе в Центре. Я не успела сориентироваться, и Ил сразу заметил, что со мной что-то не так:
- Ты в порядке?- он повторил тот же вопрос, что и Тимур, пришлось выкручиваться:
- Да, я… Сколько времени?
- Пол двенадцатого.
- Ч-черт.… Извините, мне пора. Шеф просил зайти перед лекцией…
Не дожидаясь лишних вопросов, я выпорхнула из-за стола, и, одарив ребят приятной (насколько это у меня получилось) улыбкой, вылетела из-за столовой.

- Ты ей ничего не сказал?- Илья, сощурившись, покосился на друга.
- С ума сошел? Мы обсуждали, куда мог смыться Серж. А это что?- Тим указал на синевато-зеленоватую кучку чего-то неаппетитного, возвышавшуюся на тарелке. Его абсолютно не интересовало необычное блюдо, зато удалось отвлечь внимание Илюхи от нежелательных расспросов:
- Морские водоросли и цветная капуста, заправленная…
‘Какая гадость…’- лишь подумал Тимур.

На борьбе шеф устроил нам неприятный сюрприз:
- Давно никто не радовал нас прекрасной техникой боя и сегодня я даю вам такой шанс. Кто хочет показать себя?
Использовать такой ‘прекрасный шанс’ не хотел никто. Все с интересом уставились в пол, внимательно его изучая. Но шеф был не из тех, кто легко сдавался. Он не торопясь прошел из одного угла спортзала в другой, осмотрел каждого из присутствующих.
- Бург?- он перевел на меня вопросительный взгляд.
Урод! Ведь так и знала, что окажусь крайней!
- Да?- осторожно спросила я. Фразы типа ‘А че я-то сразу?’ здесь были неактуальны.
Шеф обошелся без слов, а лишь указал мне на маты.
Тихонько чертыхнувшись, я поднялась на ноги, и вышла в центр зала.
- Есть добровольные желающие?- шеф сделал акцент на слове ‘добровольные’. В зале царила тишина. Шеф уже хотел сам назвать мне соперника, как на ноги поднялась Марго.
- Сэр, разрешите мне.
Нет, пожалуйста, скажи ‘нет’!
- Прошу,- шеф одобрительно кивнул.
Ты даже не урод, ты ублюдок!
Шеф, сложив на груди руки, ждал развития ситуации. Все присутствующие стали с интересом наблюдать за нами, ведь они знали, что для нас эта драка не просто способ показать, как мы владеем техникой боя.
Марго атаковала первой. Я вообще не любила начинать бой первой, предоставляя это право сопернику. Зато с первых минут можно было сказать, какой тактики придерживается враг. Марго атаковала – это было ее любимым занятием. Удары ее были точными и спланированными – она не трясла руками, если не была уверена, что кулак достигнет цели. Она четко вычисляла траекторию и била наверняка. Главной моей задачей было следить за ее руками, улавливая моменты, чтобы атаковать самой. Марго не была опасным противником (как шеф), с ней я сражалась на равных. Минут через семь ей надоело такое положение вещей, и она ускорилась, я старалась не отставать. Марго начала делать ошибки (незначительные, но мне и этого было достаточно), и я в полную силу била в незащищенные места
Еще через пару минут Марго разгадала мою тактику и поменяла свою – она
перестала нападать, а лишь провоцировала меня, ждала, что я сорвусь и допущу ошибку. Но я была спокойна. Марго же начала выходить из себя. В один из таких моментов она всем корпусом пошла на меня, но промахнулась. Мой кулак достиг ее почек, локтем я ударила ее в спину. Потеряв равновесие, она упала. Долго ждать, чтобы она поднялась, не пришлось – Марго почти мгновенно вскочила на ноги и тут же бросилась на меня. Она забыла о правилах, забыла о технике – она шла на пролом, как танк. Пытаясь увернуться от опасных ударов (она целилась мне в голову и по возможности в висок) я отступала.
Но тут вмешался шеф:
- Достаточно, все свободны.
Время тренировки действительно уже подошло к концу, так что было не удивительно, что бой так внезапно закончился.
Шеф поманил нас обоих пальцем.
Мы что, рабы, чтобы по первому зову бежать к ногам начальника? Я проигнорировала его жест и сначала подошла к своему месту, подхватила бутылку с водой, сделала два маленьких глотка и, наконец, порадовала Дамарова своим присутствием.
Не то, чтобы мне очень хотелось пить, просто он слишком много себе воображал и эта была лишь моя жалкая попытка поставить его на место.
- Прекрасный бой, Марго, но ты выбрала не ту тактику.- Марго прерывисто дышала:- Зайди в медблок – тебе нужна помощь.
- Да, сэр,- она кивнула и, не оборачиваясь, вышла из спортзала.
- Ты мало тренируешься, я ожидал от тебя большего,- я молчала:- Через час жду тебя здесь же. И приведи себя в порядок,- его взгляд скользнул по моего лицу и рваной одежде.
Нет, идиот, так и буду с разбитой рожей шастать по Центру; сама я, конечно же, не догадалась бы умыться.
Промолчав, я вышла из спортзала и направилась к себе. В комнате, на кровати устроился Тим.
- Ты что здесь делаешь?- удивилась я.
- Илюха волнуется, попросил посмотреть как ты,- вздохнув, сообщил Тим.
- Он что, помешался?
- У него бывают заскоки, не обращай внимания,- Тимур принялся изучать диски, разбросанные по полу.
- Это не заскок, это какая-то мания заботы. А больше заняться вам нечем?- Тим пожал плечами.
- Ладно, подожди,- я направилась в ванную комнату, но он окликнул меня:
- Что случилось?- он видимо, только сейчас увидел кровь на моем лице. Я промолчала, но он уже сам догадался:
- Шеф?
- Марго.
- Марго?! Но… Когда?!
- На тренировке,- пробурчала я.
- В присутствии шефа?!- не мог поверить Тим.
- Наивный,- я горько усмехнулась.- Он сам приказал нам драться.
- Веселый, наверно, был урок,- ошалело пробормотал Тимур.
- Ага, просто обхохочешься,- бросила я уже из ванной. Я вновь глянула в зеркало. Губа, уже почти зажившая, опять кровоточила, а синяки, от которых я сегодня избавлялась, проступили в более яркой окраске.
- Слушай, а ты как здесь оказался,- вытирая полотенцем волосы, поинтересовалась я. Комнаты у нас были закрыты специальным электронным замком, и зайти в них мог лишь обладатель электронного пароля, закодированного на пластиковой карте. У каждой комнаты был свой пароль. Ко мне, без моего ведома, зайти мог лишь Серж (потому как он мой тренер) и шеф (потому как он шеф:). У Тимура не было такого доступа.
- Ловкость рук и никакого мошенничества,- он хитро улыбнулся.
- Серьезно? Научи меня.
- Зачем?- он удивился,- Это запрещено, малыш. И опасно.
- Если можешь ты, могу и я. Ну пожалуйста!- я сделала умоляюще-просящее выражение лица, и Тим сдался.
- Ну ладно… Только об этом никто не должен знать. И Илюха – в первую очередь,- он протянул мне магнитную карту, похожую на мою, но без защитного слоя. От этого микросхемы, вперемешку с проводами были оголены и неприятно щекотали руку.
- Что это?
- Ключик,- он вновь начал хитро улыбаться.
- Ты сам сделал?- я была удивлена.
- Ага,- небрежно кивнул Тим.
- Он что… Подходит ко всем дверям Центра?- не могла поверить я.
- Ну! Ко всем – это ты загнула. Ко многим – да. Только смотри, чтоб его никто не видел, по головке не погладят, и накажут серьезно, – предостерег Тимур.
- Разумеется. Не волнуйся, Тим, я буду осторожна.
- Слушай, мне уже пора… Если Ил спросит – я тебя проконтролировал.
- Хорошо.
- Я бы еще с тобой посидел, но мне нужно…
- Тимур, не оправдывайся. Ты не обязан сидеть здесь и контролировать каждое мое движение. Перед Ильей я отчитаюсь в лучшем виде.
- Спасибо, малыш,- он чмокнул меня в щеку и вышел.

На тренировку по стрельбе я пришла раньше обычного. Мне нравилось здесь бывать – свет от ламп был теплым, успокаивающим (а не раздражающе-холодным, как везде в Центре), Натан милым и добрым. Он подпитывал меня хорошей энергией, в самые тяжелые дни, успокаивал, когда мне было плохо. Он умел находить положительные стороны в самых ужасных вещах и никогда не навязывал свое мнение. Однако в этот раз он лишь натянуто улыбнулся, увидев, как я спускаюсь по ступенькам, и продолжил работать. Он таскал ящики с оружием из подсобки к столу и сортировал лишь по одним ему понятным критериям.
Я прошла к нему и села на стол – Натан работал, стараясь не замечать моего взгляда.
- Что-нибудь случилось?
- Случилось,- он отставил в сторону ящик и уперся ладонями в стол.
- Что же?
- Одна девушка может попасть в беду из-за своего любопытства и даже не понимает этого. Или делает вид, что не понимает?
Он внимательно смотрел мне прямо в глаза, я молчала:
- Сергей никогда не говорил тебе, что здесь никому нельзя доверять?
- О чем ты?- я уже начинала догадываться, к чему ведет Натан, но вопрос вырвался сам по себе.
- О том, что ты лезешь, куда не надо! Зачем тебе нужны программные файлы?
- Вадим настучал?- сквозь зубы пробормотала я.
- Нет, шеф! А ты еще кому-то успела проговориться?
- Нет…
- Надо же! Ладно хоть мозгов хватило в открытую не говорить, что ищешь!
- Когда ты узнал?
- Сразу же. Вадим – парень умный (в его интонации читалось явное ‘в отличие от некоторых’), сказал, что ты лезешь, куда не надо.
- Хорошо хоть ни к шефу побежал докладывать…
- На его месте так поступил бы любой – учили так, и поверь мне, неплохо выучили!
Натан был очень зол – таким я ни разу его не видела. Обычно он расстраивался, замыкался в себе, но чтобы кричал и ругался – никогда.
- Ты искала досье отца?- осторожно спросил он.
- Я… Ты… Откуда?
Натан досадливо махнул рукой:
- Что еще ты можешь искать? Компромат на шефа?
Несколько минут мы сидели молча. Наконец я, попытавшись подавить в горле предательский комок слез, спросила:
- Ты знал его?
- Я не имею права обсуждать с тобой эту тему,- тихо произнес оружейник.
- Черт, Натан, ты сам начал этот разговор!
Он раздумывал несколько минут, и казалось ‘взорвался’ от принятого решения:
- Хорошо, хорошо! Я отвечу на несколько твоих вопросов, но взамен ты пообещаешь мне, что не будешь искать его личное дело.
- Натан…
- Вера, от этого зависит твоя жизнь, и это не громкие слова – так есть на самом деле!
- Ладно… Я обещаю, что не буду искать досье отца.
- Нет, ты вообще не должна лезть в секретные файлы.
- Я поняла, Натан. Я обещаю.
- Отлично. Слушаю твои вопросы.
- Так ты знал его?
- Да.
- Он… - мне было тяжело вести разговор, но я продолжила:- Он работал в Центре?
- Да.
- Давно?
- Восемь лет назад.
Я выдохнула:
- Сколько он проработал в Центре?
- Двенадцать лет.
- Он жив?
- Я не знаю.
- Натан!
- Я действительно не знаю, Вера!
- Почему… То есть, как он ушел из Центра?
- Прости, но этого я не могу тебе сказать.
Я несколько раз вдохнула и выдохнула – мне нужно было успокоиться.
- Я оказалась здесь из-за него?
- Скорее всего – Натану был неприятен вопрос,- но я не уверен.
Это было странным, но я больше не знала, что спрашивать, мне помог Натан:
- Я очень хорошо его знал – он был… Отличным оперативником.
- Расскажи о нем,- в этот момент я не просто просила – я умоляла. Практически я не знала своего отца и с детства задавалась мыслью, какой он человек. Теперь у меня был шанс узнать это.
- Он часто шутил,- оружейник улыбнулся: Был хитрым, но… Никогда никому ничего не делал во вред. Думаю, если бы он не попал в Центр, из него вышел бы отличный политик. Ну что ты…
Натан увидел, что я плачу (я уже не могла сдерживать свои эмоции, они били через край) и подошел ближе.
- Перестань,- он убрал с моего лица волосы, вытер слезы в уголках глаз. У него были шершавые морщинистые руки и мягкий взгляд. Он притянул меня к себе и крепко обнял:- Он был не только отличным оперативником, он был прекрасным человеком. И вы очень похожи.
Крепкие объятия Натана быстро привели меня в чувство, и скоро я уже сама вытирала, уже начавшие высыхать, слезы.
















 

#18
Aleks
Aleks
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 31 мая 2005, 23:41
  • Сообщений: 399
  • Откуда: Череповец
  • Пол:
Тот вечерний разговор никогда не выйдет у меня из головы. Уже пятый месяц я каждый день вспоминаю его до малейших подробностей.
Тренировки с шефом действительно помогли мне успешно сдать экзамен, драться я научилась лучше всех. Со стрельбой было хуже – меня подводило зрение, но Дамаров эту проблему быстро решил, заказав мне какие-то сверхчувствительные линзы. После экзамена я тренировалась еще почти три месяца – тренировки были менее изматывающими (я лишь должна была поддерживать хорошую спортивную форму), но такими же нудными. Чего только стоило выучить предназначение более дюжины приборов, на занятиях по этикету у Гранина.
После почти полу года тренировок меня допустили к оперативной работе.
Шеф лишь усмехнулся, когда я сказала, что не буду никого убивать, и приказал Натану выдать мне оружие.

Сейчас же я неслась по коридорам Центра, дожевывая пресные хлебцы (шеф все-таки исполнил свою угрозу и посадил меня на жесткую диету) и уже опаздывая на брифинг.
В конференц-зал я влетела в последний момент – шеф только включил монитор.
- Извините,- опустив глаза, я села на свободный стул. Шеф испепелил меня взглядом, но ничего не сказал о моем опоздании и перешел к делу:
- Два дня назад был убит Владимир Александрович Гроцкий (на экране возникла фотография грузного человека в темных очках) - известная фигура среди террористов. На протяжении нескольких лет он был основным спонсором самых громких террористических актов. Его лично знали Басаев, Масхадов, Радуев.
Наш осведомитель успел передать лишь это:
Из динамиков раздался шорох и непонятный скрежет, вскоре я смогла различить слова:
… крупный теракт… в центральной части России… конец января…
Шеф выключил запись и продолжил:
- Гроцкого взорвали в собственной машине. По нашим данным это сделали люди из группировки Албанский бастион. Как это ни странно – Гроцкий был патриотом и не согласился финансировать иностранных террористов, за что и был убит. Он знал все о ‘зимнем’ теракте, но этого не успели узнать мы. Осведомитель был взорван в машине вместе с ним, так что теперь у нас нет связей с его семьей.
Вера,- шеф внимательно посмотрел на меня,- ты войдешь в доверие к старшему сыну Гроцкого и попытаешься узнать все об ожидающемся теракте.
- Вся информация по этой операции будет на ваших компьютерах к вечеру, инструктаж через два дня,- Вера – задержись.
Дождавшись, пока оперативники покинут кабинет, я вылезла из-за стола и подошла к Дамарову.
- Это личный файл Ивана Гроцкого – старшего сына Владимира Александровича,- он протянул мне мини диск: Я хочу, чтобы ты внимательно его просмотрела и изучила психологический профиль.
- Он продолжает дело своего отца?
- Нет, на данный момент делами занимается его дядя, но Иван был последним, с кем говорил старший Гроцкий. Мы считаем, что этому парню известны
подробности ожидающегося теракта.
- Но вы не уверены?
- У нас есть три месяца, чтобы это проверить. Если тебе ничего не удастся выяснить, мы подключим дополнительные резервы.


Гроцким принадлежал прекрасный загородный дом в Подмосковье, пент-хаус в центре столицы и прекрасная квартира в Санкт-Петербурге. Несколько оффшорных счетов за границей, и недвижимость в Лондоне, Париже и Копенгагене. Сеть крупных казино по стране, два клуба в Питере, рестораны, кинотеатры… Бизнес был легальным – уплата налогов, благотворительность… Этот Гроцкий разве что в депутаты не баллотировался, а так везде успел. И что же это его потянуло спонсировать смерти сотней тысяч людей?
Я представила его сыночка – завсегдатая столичных клубов и ресторанов, клянчащего деньги из богатого отца на девочек, машины и другие развлечения. Меня передернуло.
Я активизировала диск и просмотрела его досье.
Гроцкий Иван Владимирович, 21 год. Три года учился в Санкт-Петербургской художественной академии на факультете дизайна – не окончил. Работал официантом, барменом, помощником повара. В данный момент нигде не работает и не учиться. Увлекается скейтбордингом и сноубордингом. Профессиональный графитчик. Неоднократно попадал в милицию за хулиганство и нарушение общественного порядка (далее шел подробный отчет обо всех приводах в милицию).
Все еще не так запущено. Он учился в универе – уже показатель, работал – еще плюс. А то что привлекался за хулиганство… Ну и что - у каждого свои скелеты в шкафу. Все-таки раскрашивание стен не такой уж тяжкий грех.

 

#19
Гость_Александра
Гость_Александра
  • Гость
- Последние пять лет он живет в Питере. По четвергам обычно катается в парке Победы,- Максим объяснял мне ход операции,- поэтому встретитесь вы именно там. На скейтборде умеешь кататься?
- На скейтборде я умею падать. Ролики тащи.
Я сидела на скамейке в огромном супермаркете, Макс выхаживал рядом. Хоть он и появился в Центре на три месяца позже меня, оперативник из него получился более компетентный. Он все схватывал на лету и уже был помощником руководителя группы.
- Извините,- он поймал одного из консультантов, и что-то принялся ему объяснять.
- Одну минутку,- консультант скрылся за ближайшей дверью и скоро вынырнул оттуда с большой коробкой.
Ролики он притащил просто отличные – хоть я и не была большим специалистом в этой области, просто залюбовалась серебристыми ‘фитнесами’.
Через несколько минут Максим расплатился и мы вышли на улицу.
- Зря мы не купили тебе защиту,- он покачал головой, пока водитель запихивал коробку с ролами в багажник.
- Ты представляешь меня в шлеме, наколенниках и налокотниках? Я нормально катаюсь, и защита с такими роликами будет выглядеть просто глупо! Новички такие ‘колеса’ не покупают.
- Ну вот сама и объяснишь это шефу.

Я ехала по парку, радуясь довольно теплому сентябрьскому утру. Лето в этом году мне увидеть так и не довелось, так что теперь я наслаждалась лучиками солнца, быстро набирая скорость. Народу почти не было, все-таки будний день, да еще утро… То и дело мимо проносились велосипедисты, скейтеров я не наблюдала.
- Я не вижу его,- осторожно произнесла я в микрофон, вделанный в мой медальон.
- Он на северо-востоке, тренируется на специальной площадке. Лучше подождать, пока он вернется в центральную часть парка,- Вадима я слышала так хорошо, будто он ехал рядом. Но он был сейчас далеко, вместе с Денисом – руководителем операции, сидел в Большом зале за своим любимым компьютером.
- И долго мне ждать?
- Он тренируется уже больше трех часов. Я думаю не долго,- отозвался Денис.
Я попыталась вспомнить трюки, которые делала года два назад, но, упав два раза подряд, бросила это грязное дело.
- Он движется в твою сторону,- сообщил Вадим.- Стой, он не один. С ним охрана – человек шесть.
- Мне-то что – я же не убивать его приехала.
- Они этого не знают,- заметил Денис.
Через несколько минут из-за поворота вышли два охранника, за ними выехал Гроцкий. Другие охранники шли чуть позади. Двое пробирались через тропинку рядом с дорогой. Этот парень отлично держался на скейте – управлял им, как наездник лошадью. Доска слушалась любого, даже самого малейшего движения его тела и казалось, стала одним целым с его ногами.
Я была метрах в двухстах от них и начала набирать скорость, выражение лица сделала слегка напуганным, движения рук – неловкими.
Охрана наверно высматривала снайпера, потому что на меня они не обратили никакого внимания. Лишь в последний момент, заметив, что я несусь прямо на их подопечного, один из охранников бросился мне в ноги, так что я, перелетев через него и два раза перекрутившись по асфальту, приземлилась прямо у ног Гроцкого.
На меня тут же налетели еще два охранника, подхватили вверх так, что аж дух захватило, и принялись обыскивать.
- Ребята, вы с ума сошли?! Что вы делаете! Убери руки, ублюдок!- я почувствовал как что-то пробралось мне под ветровку.
- Юр, все нормально,- Иван попытался оттащить от меня охранника, но тот не мог угомониться,- Юра! Андрей – отпустите ее!
Меня, наконец, отпустили, и я смогла осмотреть повреждения – джинсы были испорчены безвозвратно, ветровка тоже. Несколько ссадин на руках, солидная царапина на коленке (даже джинсы не спасли) и разбитый подбородок. Если учитывать масштабы моего полета – все могло закончиться куда хуже.
- Ты в порядке?- Гроцкий подошел ближе и осмотрел мою ногу.
- Вроде… Если бы не этот придурок,- я смерила презрительным взглядом охранника, подкатившегося мне под ноги.
- Он всего лишь делал свою работу,- Ваня достал из рюкзака бутылку воды и, задрав остатки джинсов, промыл мне колено.
- Его работа делать подножки роллерам, которые не умеют тормозить?- хмыкнула
я.
- Если ты не умеешь тормозить, ты не роллер,- он перестал возиться с моим
коленом и принялся за подбородок. Приподнял его осторожно, двумя пальцами, и стал вытирать смоченной в воде банданой. Это было так странно – казалось не я, а он пытается влюбить меня в себя. Он был таким нежным, заботливым, но абсолютно не приветливым.
- А если ты не можешь защитить себя, ты не мужчина,- не осталась я в долгу.
Он перевел свой внимательный взгляд с подбородка на мои глаза, оглядел их и молча продолжил промывать рану. Мне стало стыдно за свои слова:
- Ты испортил бандану…
- Ерунда, ты ведь упала из-за Антона. Я должен искупить его вину.
- Ты ничего мне не должен.
- Ты уверена?- он отпустил мой подбородок.
- Более чем.
- Может тебя отвезти в больницу?
- С ума сошел? Это же просто царапины!
- Как знаешь,- он пожал плечами и встал на скейт.
Я поняла, что он сейчас уедет, Денис, все слушавший через микрофон, тоже.
- Вера, не дай ему уйти!
- Лучше отвези меня домой.
Он обернулся и внимательно посмотрел на меня. В глазах промелькнула какая-то насмешка, и он слегка улыбнулся.
- Поехали.

Ради такого дела мне была выделена простенькая однокомнатная квартира на Дачном проспекте и ‘легенда’ следующего содержания:
Закончила в прошлом году школу и приехала в Санкт-Петербург – поступать в университет, но провалилась на вступительных экзаменах. С позором возвращаться в родной город не захотела, сняла на последние деньги квартиру и устроилась официанткой в ресторан. Уже второй месяц живу в Питере, работаю, готовлюсь к поступлению на следующий год.
Квартира была маленькой, но уютной. Вместо кровати – большой матрац, прямо на полу – компьютер. Комод для вещей, вешалка в коридоре и кресло на кухне – вот все, что было из мебели в этой квартире. Но мне не надо было большего – окно, из которого по утрам лился солнечный свет, заменяло любые блага цивилизации.

Машина подкатила к самому подъезду, и я выбралась из джипа. Иван вылез за мной.
- Хочешь напроситься в гости?- поинтересовалась я.
- Еще чего,- он забрал у меня рюкзак и направился к подъезду,- всего лишь хочу помочь тебе донести вещи.
- Раньше я как-то сама справлялась…
Я набрала код на домофоне и зашла в подъезд, Ваня – за мной. Два охранника попытались нас сопровождать, но Гроцкий безоговорочно заявил им остаться на улице и закрыл дверь.
Пешком я прошла на четвертый этаж и достала ключи, остановившись у своей квартиры.
- Ты здесь живешь?
- Представь себе.
- Одна?
- Нет, с мужем. Какая тебе разница?
- Просто интересуюсь…
- Спасибо за помощь,- я выхватила рюкзак из его пальцев и быстро захлопнула дверь.
- Пожалуйста… - произнес он уже не мне, а обшарпанной обивке и ухмыльнулся в глазок.
- Неплохо сработано, услышала я рассуждения Вадима в наушнике.
- О чем ты – он ведь даже не спросил моего имени.
- Зато узнал, где ты живешь,- вступил в разговор Денис.- Ладно, теперь будем ждать…

Ждать пришлось довольно долго через восемь дней, возвращаясь из супермаркета, у подъезда я увидела его. В нелепой бейсболке, широких джинсах и специальных кроссовках, для катания, он показывал дворовым мальчишкам трюки на своем скейте. Они были в восторге. И я тоже, потому что шеф уже начинал нервничать, что слишком долго он не появляется, а его психоз передался и мне.
- Привет,- он ухмыльнулся и, схватив скейт подмышку, отобрал у меня пакеты.
- Здорово,- я с радостью рассталась с тяжелой ношей.
- Я все-таки решил напроситься к тебе в гости.
- Серьезно? Может тогда скажешь, как тебя зовут?
- А я еще не сказал?- мы зашли в лифт, и он поставил пакеты на пол:- Ваня.
- Как мило… Вера,- представилась я.
Мы, наконец, зашли в квартиру.
- Скейт можешь поставит здесь, пакеты неси на кухню.
- Ты здесь живешь?
- Не заметно?
- Просто так мало вещей…
- Я неприхотливая,- я забрала у него один из пакетов и принялась раскладывать продукты в холодильник: Есть будешь?
Он сел на столешницу между раковиной и плитой и поинтересовался:
- А ты покормишь?
- Ну ты же пришел ко мне в гости. По идее надо бы…
- Тогда я согласен.
- Еще бы…
Я достала из второго пакета овощи и заставила его приготовить салат, сама же принялась чистить картошку и варить сосиски. Готовить я умела лишь самые примитивные блюда.


 

#20
Гость_Александра
Гость_Александра
  • Гость
Ваня сидел в просторном кабинете и разговаривал с дядей. После смерти старшего Гроцкого дядя взял на себя все дела, и Ванька был ему очень за это благодарен. Делами отцовской фирмы он никогда не интересовался, да и с бизнесом вообще ладил плохо…
По этому поводу он часто ругался с отцом, за что сейчас готов был убить себя за это. Отца он любил, хоть и виделся с ним редко. Последние пять лет – максимум пару раз в месяц. Ванька после окончания школы из столицы перебрался в Питер – любимый город детства, да так и остался здесь, не смотря на то, что учебу он уже второй год, как забросил. В Питере он раньше отдыхал летом – здесь жила его бабушка по линии матери, и она постоянно забирала внука на каникулы. Ванька влюбился в этот город мостов и каналов. Много гулял по мостовым и маленьким улочкам. Знал город, как свои пять пальцев и не хотел оставаться в Москве – хотя отец нашел блат в каком-то до ужаса престижном вузе.
Ванька сходил туда один раз (и то – по просьбе отца), насмотрелся на детей самых влиятельных людей страны и сбежал от этих чопорных зазнаек на Воробьевы горы. Кататься на скейте. Через неделю он уехал в Питер, и больше в Москву не вернулся. Отец купил ему большую квартиру на набережной Невы, но Ванька редко там появлялся – ночевал в институтской общаге, а все дни проводил либо на лекциях, либо в скейт - парках.
Через три года учеба стала ему в тягость, и он устроился официантом в допотопную кафешку. Отец устроил скандал. Не из-за того, что сын бросил учебу (он вообще этот институт недолюбливал), а из-за того, что Ванька стал работать каким-то официантом, в какой-то “убогой столовой”. Старший Гроцкий подарил сыну новую кредитку и попросил бросить работу, но Ванька честно признался, что не оставит работу.
- Я могу устроить тебя официантом в любой ресторан этого города. Только скажи какой. Астория, например?
- Ты начинал грузчиком на складе, пап. Позволь я тоже добьюсь всего сам.
Отец лишь махнул рукой – решения сына он уважал всегда, какими бы бредовыми они не были.
Месяц назад его жизнь резко изменилась. На отца было устроено несколько покушений, одно из которых оказалось удачным. Ванька не мог поверить, что отца уже нет на свете, не мог представить, что больше никогда его не увидит. Матери у него не было, бабушка умерла еще когда Ваньке исполнилось шестнадцать… Теперь отец… Если бы не младший брат, Ванька бы остался на этой земле без близких ему людей. Конечно, был еще дядя, но Ванька его не очень любил. Что-то в нем было… Холодное, отталкивающее, противное.
Дядя приставил к нему охрану, и хоть Ванька и пытался отвертеться от шести лысых качков, редко удавалось выйти на улицу без их сопровождения…
- Охрана может тебе понадобиться…
- Зачем! Я всю жизнь без них обходился – и, как видишь, до сих пор жив - здоров!
- Ты знаешь, кто убил твоего отца?
Дядя затронул больную тему. Ванька напрягся:
- Нет.
- Это страшные люди, Иван. Они убили твоего отца, они могут убить тебя, они могут убить Алексея. Вы остались прямыми наследниками огромного состояния.
Вы – продолжатели дела своего отца, а значит их прямые конкуренты. Им легче убить вас сейчас, чем дождаться пока вы окрепнете и встанете на ноги.
- Меня напрягает их присутствие, - Ванька вернулся к первоначальной теме разговора.
- Я понимаю, Иван, но прошу – потерпи хотя бы пару месяцев, пока шумиха вокруг смерти Владимира не уляжется.
Теперь он стал богатым наследником и мог не работать всю жизнь, а жить, лучше президента, но он все-равно продолжал лепить пиццы в небольшом ресторанчике на Невском.
- Почему вчера ты ушел без охраны?
- Я в ней не нуждался.
- Мы уже говорили об этом, Иван. Куда ты ходил?
- Кататься… - Ванька крутился в кресле из стороны в сторону, дядины расспросы его напрягали, и сейчас он хотел поскорее закончить с этим.
- Я слышал, ты с кем-то познакомился…
Ванька удивленно поднял глаза на дядю:
- Это важно для тебя?
- Это важно для нас обоих. Кто она?
Немного ошалев от такого вопроса, Ванька хмуро ответил:
- Это мое личное дело.
- Будь осторожен, Иван.
Ванька вышел из офиса и, проигнорировав охранника, открывшего дверь черной Тойоты, пошел пешком. Сейчас ему меньше всего хотелось сидеть в душном салоне машины. Ему надо было срочно подумать. Он попытался сосредоточиться на дядиных словах, но в голове выплыл образ Веры. Он почему-то улыбнулся. Вчера они очень хорошо посидели у нее дома, а потом покатались во дворе. На роллах она держалась вполне неплохо, и он пообещал в выходные свозить ее на роллердром. Что-то в этой девушке его притягивало, и он не мог сказать что же именно… Вчера он вдруг вспомнил отца и на душе заскребли кошки. Обычно в таких ситуациях он ехал кататься, падал несколько раз на рампе и приходил в чувство, вчера же его понесло к ней во двор. Она обрадовалась, увидев его, это он понял сразу. И сразу решил, что пришел не зря…
Ванька спустился в метро – чуть в отдалении за ним шли два охранника. Другие, видимо, поехали на машинах. “По любому будут встречать на выходе”,- ухмыльнулся про себя Ванька. Что ж это за работа у них дурацкая – охранять оболтуса вроде меня…
Он вновь вспомнил дядины слова ‘будь осторожен’. Если бы дядя видел, какие трюки он вытворяет на тренировочной площадке… Его бы уже давно лишили доски и подарили гарем. Лучше девушки, чем это самоубийство. Ванька опять хмыкнул. С Верой ему было хорошо. Уютно, что ли. Она не вешалась на него и не напрягала своей болтовней, как большинство его бывших подружек. Она не гналась за деньгами отца. “Черт, это ведь уже мои деньги…”
Ванька вышел на следующей станции и пересел на другую линию. Захотелось опять увидеть ее лицо…
- Валерий Борисович…
- Что такое, Юрий?
- Ваня опять отказался от наших услуг и …
- Я же просил не беспокоить меня по этому вопросу в рабочее время.
- Дело не в этом, он опять… Ну опять это… К ней отправился.
- Давно?
- Да только что. Даже домой не заехал.
- Значит так, выяснишь мне о ней все, что сможешь. Где родилась, кто мама, кто папа, где учиться, с кем общается, чем увлекается. Все, что сможешь.
- Хорошо.
- Завтра днем эта информация должна лежать у меня на столе.
- Не волнуйтесь, Валерий Борисович. Все сделаю в лучшем виде… Это ж моя работа…
- До завтра.

Мы сидели в полупустом баре кинотеатра и хрустели попкорном. Мы приехали в кинотеатр наугад, и, как оказалось, не вовремя. До начала ближайшего сеанса было еще минут сорок, но Ванька решил, что ехать куда-то еще бесполезно и мы остались здесь.
- Знаешь, я когда то работал в кинотеатре барменом,- поделился он.
- Серьезно?
- Ага. Кстати нормальная была работа… Народ пер за полчаса до начала очередного фильма и полчаса после. В остальное время – тишь да гладь… Это тебе не в Маке работать… Да и кино на халяву насмотрелся…
- А в Макдоналдсе всегда завал… - я вспомнила постоянные очереди в известной кафешке.
- Там даже пописать времени не было. Прут и прут, прут и прут. Я наверно всех жителей города уже не по одному разу обслужил, да еще туристов кучу…
- Почему ушел?
- Да как-то банально там все было. Карьерный рост, успех и т.д. и т.п. Сроду не верил в эти сказки. И еще меня стало мутить от котлет. Не, я их не ел. Но насмотрелся… Мне они снились, представляешь? А еще снилось, что я в заказах путаю гамбургер и биг-мак. Ужас.
Я засмеялась.
- Ну да, мне теперь тоже смешно. Но теперь в Маке я могу есть только мороженное…

Мы возвращались из кинотеатра пешком. Благо, он находился всего в трех остановках от моего дома.
- Совсем уже холодно…
- Ага,- я поежилась,- не жарко…
Он вдруг осторожно взял меня за руку:
- Вдвоем теплей,- заявил он.
Во рту у меня пересохло, мелкая дрожь пошла по всему телу. Что ж это такое? Никогда так не нервничала в присутствии противоположного пола и тут на тебе! Я попыталась прийти в себя, и сделала небольшую дыхательную гимнастику. Стало чуть спокойнее.
Рука его была теплой (хотя он, как и я был одет в одну толстовку) и шершавой. Сама не зная почему, я сжала ее покрепче, Ванька ответил тем же, и я успокоилась.
- Слушай,- меня вдруг осенил,- метро же через полчаса закроют.
- Закроют.
- Тебя ждет водитель?- догадалась я.
- Не-а.
- На такси?
- Я живу за Невой.
- Но… Мосты ведь разведены… Как ты попадешь домой?
Он пожал плечами.
- Тут рядом есть остановка. Ты успеешь до закрытия станции. Я могу показать.
- Нет. Уже поздно. Я лучше провожу тебя до дома. Мне так спокойнее.
- Я могу за себя постоять.
- Ага, ты что отрастила ногти?- он хмыкнул.
Я не стала вдаваться в подробности и рассказывать, что с самообороной у меня нет проблем. Спасибо Центру. Только Ваньке лучше не знать, что при желании я могу расправиться с его охранником

 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей