Перейти к содержимому

Телесериал.com

Пленники Отдела. Россия.

Последние сообщения

Сообщений в теме: 78
#1
Гость_Aleks
Гость_Aleks
  • Гость
Привычная мелодия заиграла над ухом и заставила меня приоткрыть глаза. Чуть подтянувшись, я глянула в окно и со вздохом рухнула обратно – на нее смотрела унылая стена дома напротив. Беспросветная, как все школьные будни и серая, как уроки алгебры. Накрапывал мелкий дождик и никакого намека на солнце не было и в помине. Диск, не уставая, крутился в магнитофоне, заставляя подняться и начать новый день с улыбкой, мелодия располагала, …Но вот погода…
Мамин крик с кухни намекнул, что пора вставать, лай собаки с улицы тоже. Я грохотом скатилась с кровати, и, не поднимаясь на ноги, привычно отжалась двадцать пять раз.
Еле выбравшись из пут одеяла и отшвырнув его ногой обратно на кровать, я, наконец, встала. И сделав громкость побольше - чтобы любимая мелодия звучала даже в ванной, несмотря на грохот воды, отправилась умываться.
Когда я, все-таки, вытащила зубную пасту и щетку из стаканчика, включила душ и разделась, хлопнула входная дверь. Мама ушла на работу и теперь можно было не торопиться. Умывшись и одевшись, я съела последний глазированный сырок, подумав, что неплохо было бы купить их еще, схватила рюкзак и вышла на лестничную клетку.
Прохлада подъезда освежала и приводила в чувства лучше, чем душ. Даже не подходя к лифту (он был сломан всегда и это уже стало установившейся и неизбежной истиной), я преодолела шесть пролетов в несколько прыжков. Мелкий дождик проводил меня до дверей школы и, пока я раздевалась, мучил других запоздавших учеников.
Первым уроком была ‘любимая’ физика. Учительница, как всегда злая сутра, сочла своим долгом сначала покричать (чтобы жизнь не казалась раем). Повод? Его поиск никогда не был для нее проблемой.
Спросив парочку ‘счастливчиков’ домашнее задание (в народе - расстрел у доски) училка перешла к промывке мозгов. В этот раз – что-то о законах термодинамики и их применении к изопроцессам. Короче говоря, - муть полнейшая. Все, с умным видом уставившись в одну точку, старались не заснуть. Я же перекидывалась шутками с соседкой по парте. Конечно, мне тоже хотелось бы просто опустить голову и, подвергнувшись всеобщему сонному состоянию, немного поспать, но если я это сделаю, то не проснусь до самого звонка, а в моих планах на сегодняшний урок наметилась еще домашняя работа по химии.
В какой-то момент я заметила, что в нашем неспокойном классе стало слишком уж тихо. Действительно, отчего бы ни стало тихо, если училка ненавидящим взглядом гипнотизирует нашу парту, а весь класс, вместо того, чтобы предупредить, с интересом наблюдает за этой многообещающей сценой. Судорожно вздохнув, я оторвала взгляд от
своих рук и заглянула в глаза класснухе. Мне абсолютно не понравилось то, что я там увидела, но выбора не было - и я приготовилась слушать явно заранее приготовленную тираду. Вещь конечно привычная, но уже довольно поднадоевшая.
- А почему бы тебе, Бург, не выйти к доске вместо меня? Я вижу тебе есть что сказать.
- Спасибо, мне и здесь неплохо. - каким бы наглым не был ответ, стандартные формы вежливости типа ‘спасибо’, ‘пожалуйста ’, ‘на здоровье’, - обязательны (потому что из-за них наши дорогие учителя бесятся еще больше.
- Тогда почему ты мешаешь мне вести урок?! Сиди тихо, иначе даже не заметишь, как вылетишь из класса! - не выдержав напряжения (или от злости?) училка перешла на крик. В классе уже не наблюдалось ни одного сонного лица.
Я лишь усмехнулась, пробормотав ‘с удовольствием’. И зря, потому что слух у этой женщины был поразительный.
- Давай! Я тебя не задерживаю! Дневник на стол и ты свободна до конца года! Только не забывай, что аттестат ты еще не получила. - Вкрадчивым голосом закончила она.
- Вот только угрожать мне не надо. Этот аттестат вы можете засунуть очень далеко – я плакать не буду.
Наверное, насчет ‘очень далеко’ она подумала на плохое, потому что как только я закончила говорить, она подлетела ко мне и, схватив мою сумку, бросила ее на стол перед моим носом, чуть ли не прорычав:
-Вон отсюда!
Долго уговаривать меня было не надо. Сохраняя спокойствие и самообладание я собрала вещи и, не торопясь поднявшись, несильно хлопнув дверью - не люблю демонстративных поступков - вышла в рекреацию.
Конечно, в конце дня меня ждут еще как минимум полчаса криков о моем поведении, зато, удобно устроившись на подоконнике, я спокойно доделала домашнюю работу по химии.
В течение всех двадцати восьми минут, которые я провела на подоконнике, то и дело задумываясь о физических свойствах оксидов и поглядывая в залитое дождем окно; из ‘родного’ кабинета доносились ласковые крики физички.
Доделав, наконец, работу я спустилась в столовую и стала дожидаться девчонок. Минут через пять после звонка в столовую ворвались три сердитые одиннадцатиклассницы. Заказав все подряд, они с сердитыми лицами опустились на стулья рядом со мной.
- Вер, давай оговоримся, что ты будешь с ней цапаться только когда я буду, готова к уроку.- Лена со злости пинала ножку стола, отчего грохот разносился по всей столовой. Однако в такое время здесь были лишь ‘зеленые’ первоклассники и замечание нам сделать никто не мог.
- Ты же знаешь, что предугадать ее настроение невозможно – она может взбеситься даже оттого, что мел лежит не на месте.
-Она опять спрашивала весь класс - о новой теме даже не заикнулась! - подхватила Ольга.
- Особой фантазией она никогда не отличалась. Пора бы привыкнуть. - Заметила я.
-Подумаешь, два поставили! - презрительно заметила Люся. - Вот если ей удастся уломать директрису на твое исключение – тогда кранты.
-Флаг ей в руки и барабан на шею. - Спокойно ответила я.
-Ага, и палочки в жопу. - Закончила Люда.
Девчонки, наконец, улыбнулись.
- Она уже не первый раз пытается добиться моего исключения, но директрисе скандалы не нужны. Так что не парься. - Отмахнулась я.
- Шухер!!! - меня одновременно пнули три ноги. Так всегда-либо никто не предупредит, либо все.
-После уроков зайдешь в мой кабинет. - Бросила наша классная дама и, развернувшись
на каблуках, покинула столовую.
У Люды первой прорезался голос:
-Я же сказала…
-Да ладно, с чего ты взяла, что я к ней пойду? Уйдем пораньше - все дела. - Успокоила я ее.
-Не нравиться мне это…

День пронесся в привычной суматохе, я даже не поверила, когда Люда сказала, что до конца последнего урока осталось пять минут. Об утренней стычке с класснухой я успела десять раз забыть. Мы с интересом обсуждали, куда отправиться после звонка - в торговый центр или в наш любимый музыкальный магазин – а дисками. Наши рассуждения прервал настойчивый стук в дверь. Мы с удивлением переглянулись - на истории к нам редко кто заходил, тем более в конце дня. Не дожидаясь разрешения зайти, в класс прошмыгнула (иначе не скажешь) наша любимая классная руководительница.
Вяло, извинившись, она что-то пробормотала насчет расписания и застыла в дверях, несмотря на предложение историка присесть за стол. Нервно сглотнув, я повернулась в Люсину сторону. Она спешно убирала со стола плеер и наушники, переводя взгляд с физички на меня.
- Дождалась…Надо было с истории уходить. Блин, ну надо же такое забыть!
Я не слушала, пытаясь найти выход.
-Сколько осталось до звонка?
-Да бесполезно! Две минуты. Не успеешь ты сбежать. - С горечью произнесла Люда.
-Ну, спасибо, подруга, уж что-что, а успокоить ты всегда умела!
-Извини, я…
-Забудь. Если уж она приперлась сюда, значит это всерьез и надолго.Ты лучше не жди меня, кто знает насколько хватит ее словарного запаса.
-Но… - Люда хотела возразить, однако в этот момент звонок вихрем пролетел по школе, оборвав уроки и мучения засидевшихся учеников. Класс с радостными криками (как первоклассники, честное слово) сорвался со своих мест и направился к выходу. Историк (маразматического вида дедок) лишь успел прокричать что-то про сорок третий параграф и поспешно отскочил в сторону - лишь бы не затоптали. Физичка даже, словом не обмолвилась о расписании. Класс быстро опустел. Не торопясь, мы с Люсей направились к выходу. Физичка-за нами.
Мы уже вышли из класса и быстрыми шагами пересекали коридор, как за спиной прозвучало:
- Бург!
Я обернулась, Люда тоже. Физичка, не двигаясь, поманила меня своим корявым пальцем. Переглянувшись с Люсей, я подошла к училке, Люда, что-то пробормотав про вконец обнаглевших учителей - за мной.
- Тебя я не задерживаю. - Физичка повернулась к ней.
Люся, как настоящий друг, не двигалась с места.
-Мне повторить? - голос физички стал сквозить угрозой.
Я, решив, что разговор идет не в то русло, повернулась к Люде и негромко произнесла:
-Я позвоню.
Едва заметно кивнув, она еще раз посмотрела на физичку и, повернувшись, скрылась за углом.
Я молча направилась к классу. ‘Терминатор’- за мной.
С легкостью открыв дверь милого, тринадцатого кабинета, я в нерешительности застыла на пороге. В классе, за низенькими партами, сидели два бритых качка в одинаковых черных костюмах. Третий, чуть посолидней, стоял рядом.
Волос у него было больше чем у первых двоих, да и маленькие, в тонкой оправе, очки придавали ему вид директора какой-нибудь солидной кампании.
Телосложением он не уступал своим спутникам.
Ничего не понимая, я обернулась к класснухе.
- Что застыла? Проходи. - С нехорошей усмешкой произнесла она.
В голове мелькнула глупая и в то же время шальная мысль о том, что это наемники, и я ей настолько надоела, что она решила меня убить.
Физичка, не подозревая, что твориться у меня в голове, спокойно прошла к своему месту и, как ни в чем не бывало, указала на парту перед собой. Откинув дурные мысли, я села на указанное место. Тот, что был в очках сел рядом.
Я вновь вопросительно посмотрела на класснуху, но та делала вид, что не замечает моего взгляда.
- Эти люди хотели поговорить с тобой. - Наконец произнесла она.
- Поговорить? - я была удивлена: - О чем?
-Э-э…
Тот, что сидел рядом со мной замялся. Двое других вообще молчали, они, видимо, выполняли роль охраны.
- К сожалению, это секретная информация и я не могу разглашать ее в не проверенных местах. - Произнес он.
- Да? И что вам от меня нужно? - на смену удивлению пришел сарказм.
- Я хотел попросить вас проехать с нами в офис. - Официальным тоном заявил он.
- Зачем? - Я поинтересовалась от нечего делать, меня больше интересовало, когда я приду домой и поем - в желудке что-то противно зашевелилось.
- Пара вопросов…Простая формальность.
- Значит в офис… - я улыбнулась, - Вы что, издеваетесь (физичка пробуравила меня своими острыми глазками, но от комментариев воздержалась)? Вы хотите,- невозмутимо продолжала я, - чтобы неизвестно с кем, неизвестно куда и неизвестно зачем я отправилась просто так? От нечего делать, да?
- Ну что вы! - он елейно улыбнулся: - Наша охранная организация хорошо известна в городе.
Он подал мне визитку и сложил руки на груди с чувством выполненного долга.
С маленького кусочка картона на меня смотрели название организации (действительно, очень известной в нашем городе) и имя: Астахов Сергей Юрьевич.
- Извините, Сергей Юрьевич …
- Просто Сергей. - Он мило улыбнулся. Впервые его улыбка вызвала у меня более - менее приятные чувства.
- Просто Сергей, - покорно согласилась я, - но мне это ни о чем не говорит.
- Видите ли, это очень серьезно… - начал он.
-Я понимаю, что это серьезно, иначе бы вы просто сюда не приехали, но… Либо вы объясните, о чем именно вы хотите со мной поговорить, либо я никуда не поеду. - Отрезала я.
- Ну что ж, если вы… - он многозначительно посмотрел на охрану, - не хотите проехать с нами по своей воле …
Двое, что сидели у дверей, поднялись; один подошел ко мне, второй контролировал выход.
Ничего не понимая, я посмотрела на физичку. Она никак не отреагировала ни на слова ‘просто Сергея’, ни на движения охраны… Она вообще ничего не хотела замечать и лишь старательно избегала моего взгляда. Ситуация начинала нравиться мне все меньше.
- Можно вашу руку? - Сергей требовательно протянул ко мне свою могучую ладонь.
- Руку? - этого я ожидала меньше всего. Но машинально протянула ему левую руку.
Я даже моргнуть не успела, как на ней защелкнулись массивного вида наручники. Инстинктивно рука дернулась обратно, но было поздно.
-Что…что происходит?! - я даже не узнала своего голоса. Однако к своему же удивлению не закричала, а с каким-то тихим ужасом прошептала этот глупый вопрос.
- Не надо нервничать, - ‘Просто Сергей’ продолжал мило улыбаться, выпихивая меня со стула и передавая в руки охраннику.
- Вы что, психи? Что вам нужно?- в голове крутилась сотня вопросов, мысли спутались, я пыталась найти спокойное, хорошо заканчивающееся объяснение их действий, но на ум ничего подходящего не приходило.
Наручники защелкнулись и на запястье правой руки. Меня грубо схватили под руки и потащили к дверям. Цепкие пальцы охранника, сквозь тонкую рубашку, сковывали меня не хуже наручников, впиваясь в кожу.
- Подождите, - бросил Сергей, который Юрьевич.
Меня поставили на пол и прижали к стене, чтобы меньше брыкалась. Тщетно пытаясь осмыслить происходящее, я, к тому же, надеялась услышать (за могучей спиной амбала увидеть было невозможно), что происходит между физичкой и Сергеем.
До меня донесся его голос:
- Если хоть кто-то узнает о том, что здесь произошло, ваша жизнь превратится в ад – я лично об этом позабочусь, а чтобы вам было легче держать язык за зубами…
Он явно передал ей деньги, потому что через несколько секунд до меня донесся заискивающий, полный благодарности, шепот физички:
- Можете не беспокоится…
- Значит так, - эти слова были обращены ко мне, - сейчас мы выйдем из этого кабинета, спустимся на улицу и сядем в машину. Без лишних вопросов и движений. Если ты, конечно, не хочешь напрасных жертв. - он отвернул полу пиджака ,чтобы я увидела пистолет. -Все ясно? -холодным тоном спросил он.
Я кивнула, не сводя взгляда с его алчных глаз. Что же им от меня нужно?
Отвечать на мои вопросы никто не собирался, поэтому я решила пока делать то, что они скажут. Узнаю их цель - смогу ими манипулировать (если это, конечно, будет в моих возможностях), а сейчас лучше не рисковать.
Мы быстро пересекли безлюдные, опустевшие коридоры школы. На улице нам тоже никто не встретился (не знаю уж, лучше или хуже). Лишь у лестницы
стоял белый фургон. Меня запихнули в машину, справа и слева устроились охранники. Сергей Юрьевич уселся на переднем сидении, рядом с шофером, который с непроницаемым видом наблюдал за дорогой, ни разу не посмотрев в мою сторону.
Минут через пять я вдруг вспомнила, что:
- Мы не взяли мою куртку.
- Она тебе не понадобится.
Сергей даже не посмотрел в мою сторону. Он явно был здесь главным, охранники тупо молчали, лишь выполняя его приказы. Еще минут через пять Сергей сам повернулся ко мне и потребовал:
- Дай сумку.
Мой милый рюкзак сложно назвать сумкой, но почему-то именно так его всегда и называют. Несмотря на то, что я была ужасно напугана, первым моим действием было помешать ему получить то, в чем в данный момент он нуждался больше всего.
- Ты забыл волшебное слово, - даже в такой экстремальной ситуации я помнила о правилах приличия.
‘Просто Сергей ’ даже сказать ничего не успел, как в правом боку меня пронзила острая боль. Удар был не сильный (в машине не очень-то размахнешься), но неожиданный. Резко выдохнув, я закашлялась.
Больше всего в этой ситуации меня поразило поведение Сергея. Вместо того чтобы ухмыльнуться, он набросился (словесно, конечно же) на того дебила, что ударил меня:
- Черт, Кир, я же сказал… - он не договорил, остановившись на полуслове. Видимо ,чтобы не сказать лишнего.
- Сэр, но… - голосом, похожим на обидевшегося младенца, Кир пытался оправдаться.
- Я в состоянии сам с ней разобраться. А ты, - он повернулся ко мне, - лучше не груби .-отобрав рюкзак ,он отвернулся к окну .

Ехали мы около шести часов и явно по трассе (на дороге так не разогнаться). Уже стемнело, когда мы остановились у совершенно неприметного здания. За время путешествия я поняла только одно – отпускать меня они явно не торопятся. В этот момент мне стало по-настоящему страшно.
Эти амбалы с крутой тачкой и оружием; физичка, которая без зазрения совести меня им сдала, да еще окраина неизвестно какого города. Несмотря на неприметность и серость здания, внутри нас ждал внушительный пост охраны.

У Сергея Юрьевича и лысых придурков проверили документы, отпечатки пальцев и сверили сетчатку глаза на каком-то навороченном компьютере - я таких даже в кино не видела. Магнитные карты, которые каждый подал девушке, похожей на секретаршу, пропустили через неизвестное мне устройство .
Меня же проверили металлоискателем и попросили снять ботинки.
- Только ботинки? - с иронией спросила я. Меня уже начинала прикалывать ситуация, в которую я вляпалась. Так всегда - страх сменяется насмешкой.
- Не умничай. - Сергей оборвал меня. Зло посмотрев на него (наручники с меня так и не сняли), я кое-как развязала шнурки и стянула GRINDERSЫ.
- Часы и мобильник. - ‘просто Сергей’ повелительно протянул ко мне руку.
Не спуская с него взгляда, я швырнула ему часы и телефон. Моя последняя надежда на спасение утонула в его бездонном кармане.
- Надень это,- он подал мне коробку с кроссовками.
- Надеюсь, они новые?
- Конечно, нет. В секонд-хенде ближайшем покупали, - Сергей даже не удостоил меня взглядом. Поборов чувство отвращения я взяла серебристые ADIDASЫ и натянула на ногу. Кроссовок на удивление чудесно сидел на ноге как влитой. В нем было настолько удобно ,что я тут же надела второй –условия для стопы были идеальными. Только я поднялась с корточек, как меня вновь подхватили под руки и потащили дальше.
Мы прошли длинный коридор и остановились у дверей лифта. Дверцы открылись почти мгновенно, хотя никто его не вызывал. Перед тем, как меня затащили в огромную кабину - там вполне могло уместиться человек тридцать, - я успела заметить четыре видеокамеры, которые прекрасно просматривали и коридор, и вход в лифт и, частично, сам лифт.
Лифт ехал недолго, однако, как мне показалось, вниз. Как только двери открылись, я чуть не оглохла от криков и суеты, творящихся в огромном зале, в котором мы оказались. Кругом – куча компьютеров. От маленьких ноутбуков, до тех, что я видела внизу (или вверху?). Люди, которые бегали от одного компьютера к другому, о чем-то живо переговаривались и перекрикивались. Никто даже не заметил нашего появления – все занимались своим делом, ничего вокруг не видя.
В этом зале мы не задержались, почти сразу свернув в один из коридоров, десятки которых вели из этого зала неизвестно куда. В коридоре ничего кроме дверей, ведущих, опять же, неизвестно куда не было.
В одну из таких дверей ‘просто Сергей’ вместо ключа засунул магнитную карту, и та мгновенно открылась, пискнув что-то доброжелательное. Кир и второй лысый молчун внесли меня через порог и вышли. Сергей щелкнул выключателем и я, наконец, смогла разглядеть, где нахожусь.
Небольшая комната, с железной кроватью на которой ничего, кроме матраца и какого-то подобия подушки не имелось. Стол, накрепко прикрученный к полу, одинокий единственный стул, шкаф купе, о наличии которого я догадалась лишь по блестящим ручкам, а так он по цвету и фактуре сливался со стеной. Больше ничего, кроме двух дверей, ведущих (скорее всего) в туалет и ванную комнату, здесь не было.
- Можешь поспать, - Сергей подошел ко мне и снял наручники, - с тобой встретятся только утром.
- Хотя бы скажи, что это за дыра? - я пыталась получить ответ хоть на один из интересующих меня вопросов, но - тщетно.
‘Просто Сергей’ сделал вид, что не услышал вопроса. Дверь закрылась за ним с противным щелчком, как бы говоря мне, что все. Выхода нет.

Слезы противной массой навернулись на глаза. Вляпалась. Всю свою жизнь я попадала в сотни безвыходных ситуаций и постоянно выкарабкивалась в последний момент, когда уже не верила в спасение. Здесь же… Холодный голос Сергея и эта ‘железная комната’ давили на психику сильнее получасового разговора в кабинете директора. А разговоры в кабинете директора никогда не были для меня просто поучающими нотациями…



 

#2
Leryn
Leryn
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 24 Фев 2005, 15:59
  • Сообщений: 1163
  • Откуда: Киев
  • Пол:
:cool: Я это читала на новом сайте Роя. Правильно?
Очень понравилось, поэтому и запомнила. :D ;)
 

#3
Гость_Aleks
Гость_Aleks
  • Гость
Верно :)
Там очень много выложено, и постоянно обновляеться, но я решила повесить фанф и здесь ;)
Все-таки кому-то интересен именно сериал, а не Рой :yes:
 

#4
Гость_Aleks
Гость_Aleks
  • Гость
- Оставайтесь здесь, вдруг ей взбредет в голову сбежать отсюда, а я - к Шефу. Да, и, ребята, постарайтесь без рукоприкладства. - Сергей Юрьевич переводил взгляд с оного своего охранника на другого.
- Без проблем, сэр.
- Я уже видел, Кир, - смерив подчиненного оценивающим взглядом, Сергей скрылся за поворотом.
Прошло всего несколько минут, а он уже стучался в дверь кабинета своего сурового начальника.
Шеф, как всегда, сидел в своем любимом кожаном кресле, не спуская глаз с экрана компьютера. Жестом он предложил Сергею сесть.
Опустившись на стул напротив Шефа, Сергей с интересом рассматривал новый костюм начальника. Прекрасно отутюженный пиджак, рубашка и галстук от GUCCI-шеф был одет с иголочки, впрочем, как и всегда. Сергей восхищался Шефом. Ему нравились его методы работы, его поведение с подчиненными и даже то, как он одевается. Сергея не смущала ни жестокость Шефа, ни его любовь к насилию. Ведь его директор всегда сам, лично допрашивал преступников и под его натиском редко кто выдерживал пытки.
Несмотря на то, что Шефу недавно исполнилось шестьдесят лет (Сергей узнал об этом, когда случайно проник в засекреченные файлы отдела), выглядел он прекрасно. Седина тронула его волосы, но слабым стариком он не выглядел. Даже морщины на его лице внушали трепет и уважение, однако, рассмотреть их было не так-то легко. Шеф постоянно тренировался. Каждый день он по два часа проводил в спортзале, тренируя свое хоть и старое, но довольно сильное тело.
В свои шестьдесят лет он умудрялся еще, и проводить уроки для новичков, программа подготовки которых велась в центре.
Мало кому уступал он и на ринге. Даже самые успешные бойцы с трудом выходили из боя с ним победителями.
Шеф не только был сильным, мужественным и волевым человеком. Он так же был прекрасным стратегом.
Наверно, именно поэтому он и был шефом центра. И Сергей хотел быть таким, как он – сильным, хитрым, несгибаемым воином.
И именно для этого шеф взял Сергея в Центр пятнадцать лет назад. Он готовил его, чтобы тот занял его место. Сергей всегда нравился Шефу так же, как и Шеф нравился Сергею. Шеф часто вспоминал, как пятнадцать лет назад молодого Сережу привезли в Центр. Мальчик был бледным, худым. Постоянно болел. Его забрали из детдома, из которого парень неоднократно пытался бежать. Но его ловили, били жестоко, сажали на несколько недель в карцер… А через пару месяцев Сергей опять бежал, и вновь безуспешно.
Шеф опасался, что из Центра мальчишка тоже попытается сбежать, но Сергей на удивление быстро привык к его холодным молчаливым стенам и с головой ушел в тренировки. И полугода не прошло, как забитый, бледный пятнадцатилетний мальчишка стал одним из лучших оперативников центра. Гордость, как шефа, так и тренеров по борьбе, стрельбе, логическому и техническому мышлению.
- Как прошла операция? - шеф, наконец, откинулся в кресле, забыв о компьютере, и посмотрел на своего любимчика.
- Прекрасно, сэр. Мы привезли ее, она в номере - отсыпается, - отрапортовал Сергей.
- Проблем не возникло?
- Никаких, сэр. Вот ее вещи, я подумал, вы захотите лично их просмотреть. - Сергей положил на стол темно-бордовый рюкзак.
- Сканирование?
- Ничего опасного, сэр. Его проверили два раза.
- Ну что ж, посмотрим…
Шеф взял рюкзак, не спеша, открыл его и вывалил на стол все его содержимое.
- Несколько тетрадей, дневник, блокнот …Странно, а учебники в школах теперь не предусмотрены?
Он вопросительно посмотрел на Сергея, тот лишь пожал плечами.
- Так, а это… - Шеф добрался до внутреннего кармана. Рядом с тетрадями на столе появились плеер ,несколько дисков ,жвачка , ключи и коробочка духов HUGO Deep Red.-Стандартный набор, я так понимаю?
- Видимо, учеба ее не особо заботила.
- Ты изучил ее досье?
- Да, сэр. - Сергей преданно кивнул.
- Я хочу, чтобы ты лично поработал над ней. Мне не помешает еще один такой же прекрасный оперативник, как ты.
- У меня накопилось много дел, сэр, но я с удовольствием приступлю к ее переподготовке. - Сергей даже не подал виду, что ему приятны слова Шефа.
- Я освобожу тебя от всех обязанностей, и, повторяю: мне нужно, чтобы она всецело была предана Центру и работе.
- Понимаю, сэр, но... Я наблюдал за ее поведением, пока мы везли ее сюда, и… Это будет не простая задача. - Сергей не хотел разочаровывать Шефа, но его слова были истинной правдой.
- Конечно, это нелегко. Не забывай, кто ее отец!
- Это точно… - Сергей невольно вспомнил Бориса Станиславовича Бурга. От неприятных воспоминаний он даже забыл добавить к своим словам пресловутое ‘сэр’.
- Завтра утром объяснишь ей правила и покажешь Центр. Пусть она сразу поймет, куда попала.
- Да, сэр. - Сергей кивнул.
- А сейчас иди, у меня еще много работы.
Еще раз кивнув, Сергей Юрьевич поднялся и вышел из кабинета.


 

#5
VIOLA
VIOLA
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 Дек 2004, 20:09
  • Сообщений: 1425
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Привет Алекс! :) :)
Мне понравилось. ;) ;)
Эээ... а Сергей это ака "Майкл "? Да? :)
Просто он мне напомнил своей верностью Центру Майкла. :)
ИМХО, конечно. :) :)


 

#6
Гость_Aleks
Гость_Aleks
  • Гость
Ну на майкла он тянет, конечно с трудом (разве что своей преданностью :yes: )
Прсото я пытаюсь отойти от сериала, провести какую-то паралель - вроде похоже, а вроде и нет. Но все равно возвращаюсь к сериалу :) Это уже не излечимо, клинический случай :D
 

#7
Гость_Aleks
Гость_Aleks
  • Гость
Как только ‘просто Сергей’ закрыл за собой дверь, я подлетела к ней, в надежде подслушать сквозь замочную скважину. Наивная! Я и забыла, что магнитные карточки не нуждаются в замочных скважинах. Несмотря на отсутствие столь важного дверного аксессуара, кое-что мне все-таки удалось услышать. Единственное, что я поняла, у дверей выставили охрану. Они могли бы и не стараться. Я не представляла, как можно выбраться из комнаты, добраться до лифта и пройти через пост охраны незамеченной. Тем более, я успела запутаться в огромном количестве коридоров.
Со злобой пнув кровать- черт! Я, осознавая всю безысходность своего положения, плюхнулась на жалкое подобие матраца. Ощущение было такое, что его там вообще нет, мне даже показалось, что я почувствовала холод металла. Однако выбирать было не из чего. К тому же об одеяле они вообще не подумали. Валик, который с трудом напоминал подушку, дополнял картину. Комната смахивала на тюремную камеру . Правда, здесь было довольно тепло и ниоткуда не дуло . Окна отсутствовали ,что еще раз подтвердило мои мысли о том ,что мы находимся под землей. Я не сомневалась, что если бы здесь были окна, решетки на них тоже мило напоминали бы камеру …

Приблизительно в восемь утра я по инерции проснулась в школу.
Только, видимо, зря. Везти меня обратно явно не торопились. Хотелось есть . Дверь в мою темницу внезапно открылась – мой старый знакомый -‘просто Сергей’- не торопясь зашел в комнату , предусмотрительно закрыв за собой дверь.
- Доброе утро, Вероника.
- Кому доброе? – зло спросила я.
- Если ты умоешься и приведешь себя в порядок, (он прошелся оценивающим взглядом по моим, взлохмаченным со сна, волосам) то я покормлю тебя, - благосклонно заявил он.
- А если не умоюсь? - я спрыгнула с кровати.
- А если не умоешься, я сам тебя умою, - наигранной доброты в голосе как не бывало.
- Хотелось бы посмотреть,- огрызнулась я и направилась к дверям, за которыми находились туалет и ванная комната.
Я была готова через десять минут. Наручники на меня не надели, охраны у дверей не было, без какого-либо сопровождения мы отправились неизвестно куда по узким коридорам. Через пару секунд мы набрели на совершенно обычную столовую. Небольшое помещение - десятка три столиков, шведский стол, в дверях – охрана. Серега взял два подноса и чего-то набрал , я же со скучающим видом дожидалась его за одним из столов. Вернулся он быстро, с парой салатов, бутербродами, соком и вареными яйцами. Спокойно принявшись за еду, мы молчали минут двадцать. Первой начинать разговор мне не хотелось, глубоко в подсознании я ощущала, что ничего хорошего все равно не услышу.
- Ты можешь спросить, что пожелаешь. Я отвечу на те вопросы, на которые посчитаю нужным дать ответ - произнес Сергей.
Не торопясь допив сок, я протерла губы салфеткой и внимательно посмотрела на него.
- Где я нахожусь?
- Это Центр, - заявил Сергей.
- Твои слова многое объясняют!
- Наша организация готовит молодых специалистов для борьбы с терроризмом. Снайперы ,саперы, разведчики…Программы любой сложности ,различных уровней . Спецподготовка новичков в короткие сроки , а так же переподготовка готовых агентов.
- Военных, что ли?
-Военных, милиционеров. Так же мы берем перспективных сотрудников из охранных предприятий.
- И за их спинами скрываетесь?- ввернула я.
- Мы ни от кого не скрываемся! Мы работаем на правительство, и все наши действия согласованы с президентом, - гордо пояснил Сергей.
- Какие мы правильные! Детей вы похищаете тоже с разрешения президента? - саркастически поинтересовалась я.
- Тебя никто не похищал.
- Да неужели?! - я начала выходить из себя.
Сергей Юрьевич, видимо поняв, что сморозил глупость, нашел другой ответ:
- Издержки профессии.
- Угу. Я тут причем? Вам людей мало? Бомжи, детдомовцы, безработные – народу хоть отбавляй. Да в вашей организации многие по своей воле согласились бы работать!
- Нам не нужны «многие». Мы не можем брать на такую работу кого попало.
- Ну и по каким же критериям вы меня сюда отобрали?- в лоб спросила я.
- На этот вопрос я не отвечу.
- Понятно, - ответила я, хотя уже абсолютно перестала понимать происходящее.
Минут пять мы молчали.
- И надолго я здесь? – я, наконец, задала вопрос, мучавший меня больше всего, с первой минуты пребывания в Центре.
- Это зависит от тебя.
- А ты здесь давно?
- На меня можешь не равняться – сил не хватит,- высокомерно заявил Сергей, но я почувствовала за ноткой высокомерия попытку скрыть от меня что-то, и повторила:
- Сколько лет ты живешь в Центре?
Выдержав небольшую паузу, Сергей опустил глаза и негромко произнес:
- Пятнадцать лет.
От неожиданности я поперхнулась соком и, подумав, что не расслышала, переспросила:
- Сколько?
- Пятнадцать – ты не ослышалась.
- Я не собиралась здесь надолго задерживаться,- с трудом произнесла я.
Он усмехнулся:
- Твое мнение здесь никого не интересует. И в первую очередь оно не должно интересовать тебя.

Да… Эта история как началась, так и развиваться стала без каких-либо положительных признаков.
После завтрака Серега устроил мне мини экскурсию по Центру.

Я не представляла себе, как он ориентируется во всех этих коридорах, закоулках, абсолютно одинаковых залах и сотнях неизвестно для чего предназначенных комнатах.
Конечно, ничего сверхъестественного мне увидеть не довелось. Сергей сказал, что здесь много уровней, на которых хранятся секретные файлы. Доступ на эти уровни был строго ограничен – лишь по личному разрешению Шефа и только для оперативников высшего уровня.
- Слушай, а куда-нибудь кроме столовой мне можно ходить?
- Я показал куда тебе ходить нельзя. Куда ходить нежелательно, тебе объяснят на занятиях.
Сергей попросил меня составить список вещей, которые могут мне понадобиться. Я сказала, что ничего не нужно, но Сергей настоял. Пришлось просить махровое полотенце (вафельные меня просто убивали) и жвачку, к которой у меня была практически наркотическая зависимость лет, эдак, с семи.
Задерживаться здесь надолго я не собиралась, поэтому не стала выделываться, иначе одной поездкой по магазинам «просто Сергей» явно бы не обошелся.
Я еще надеялась выбраться из этого ада и меня не интересовало, чем здесь занимаются, для чего и, вообще, как это все происходит. Единственным моим желанием было встретиться с Шефом и как-то договориться с ним о моем возвращении домой.
Я не заметила, как прошел день. Мы, наконец, закончили осмотр и вновь пришли в столовую.
Ели мы молча. Говорить не хотелось, хотя у меня было еще очень много вопросов. Серега задумался и, казалось, даже не замечал меня, но когда я съела последнюю ложку второго, он первый поднялся на ноги.
- Шеф хочет поговорить с тобой. Сейчас.
Это была первая и единственная хорошая новость за день. Надеясь на лучшее, я с радостью последовала за Сергеем.
Кабинет Шефа находился в центральном зале, там, где куча сумасшедших программистов бегала вокруг кучи навороченных компов и о чем-то живо переговаривалась. Его кабинет был втиснут между двумя коридорами, и казался всего лишь маленькой комнаткой. Стены были сделаны из затемненного стекла и рассмотреть хоть что-то было невозможно.
Негромко постучав, Сергей не торопясь, зашел в пасть кабинета, затащив за собой меня. Внутренние габариты комнаты поражали: он был чуть ли не больше центрального зала. По цветовой гамме он ничем не отличался от общего колорита Центра – тот же мутновато-серый цвет. Единственной вещью, которая сразу бросалась в глаза, был письменный стол. Что-то вроде дуба, может орех,
несомненно, в старом английском стиле. Вот только в этом кабинете стол совсем не смотрелся. Лишь массивное кожаное кресло , нависавшее над ним , гармонировало с этим чудом плотницкого искусства .
Помимо стола в комнате находились какие-то панели с кучей кнопок, несколько компьютеров, вмонтированных в стену, огромное количество экранов и рычагов. Шеф наблюдал за залом, задумчиво уставившись в прозрачные стеклянные стены.
- Ты можешь идти, Сергей, - он даже не обернулся в нашу сторону. Серега, не сказав ни слова, вышел. Я же в одиночестве , осталась глупо стоять посреди кабинета.
- Как твое имя?
Мне уже начинало действовать на нервы то, что он говорил со мной и при этом не смотрел в мою сторону, будто меня здесь не существовало. Я огрызнулась:
- Только не говорите, что не знаете, как меня зовут.
Он с удивлением повернулся и, смерив меня взглядом, бросил:
- Садись.
Я прошла к столу и опустилась на стул (кресло здесь, видимо, только для избранных). Шеф, постояв в молчании еще несколько минут, наконец, занял кресло. За его спиной я разглядела барную стойку. Элита тоже любит отдыхать.
- Надеюсь, Сергей объяснил, где ты находишься и чего от тебя ждут?
- Частично объяснил. Я одного не поняла – когда меня вернут домой?
«Никогда» - мстительно подумал Шеф и уклончиво произнес:
- Об этом сейчас рано говорить. Теперь твоя задача – работать здесь. И хорошо работать – это в твоих же интересах.
- Не знаю, что вам взбрело в голову, но никуда работать я не нанималась.
- Нанималась ты сюда работать или нет, меня, по большому счету, это не волнует. Ты будешь работать здесь, ты будешь работать на меня, внимательно слушать меня и выполнять все мои приказы. Я понятно изъясняюсь?- он налег на стол, чтобы быть максимально ко мне ближе, и гипнотизировал меня своим устрашающим видом. Повысив при этом голос тона на два - не меньше.
У этого человека была явно очень сильно завышенная самооценка.
- И с чего ты взял, что я буду на тебя работать? - медленно произнесла я, даже не заметив, как перешла на “ты”.
Он засмеялся и с облегчением откинулся в кресле:
- Как это не печально осознавать, у тебя нет выбора, - с деланным сожалением произнес он.
- Выбор есть всегда,- резко ответила я.
- Надеюсь, ты заметила, чем занимаются в Центре? - медленно произнес Шеф. Мне показалось, что он уходит от темы: Здесь работают профессионалы, которые полностью отдаются своему делу. Если я прикажу своим людям поехать в твой город и привезти сюда твоих родных или друзей … - он выдержал многозначительную паузу, - менее чем через десять часов они будут здесь. Вот тогда мы и посмотрим ,есть у тебя выбор или нет .
Я молчала, не в силах ничего сказать. Холод, вместо крови, разливался по венам . Слова шефа привели меня в ужас .Что угодно он мог сделать со мной ,но если он тронет тех , кто мне дорог… Этого я не могла допустить. Сжав кулаки (чтобы не дрожали), я по возможности спокойным голосом произнесла:
- Причем здесь они? - на слове “они” мой голос все-таки сорвался.
Шеф усмехнулся:
- Действительно, причем здесь они? Мы их трогать не будем. Забудем о них, правда?
Не знаю, были ли его слова лишь угрозой или он действительно готов был привезти сюда моих близких – рисковать не было смысла. Пытаясь не сорваться,
я молча наблюдала за поведением Шефа. Видно было , что он чувствовал себя главным здесь – никакой скованности ,смущения, лишь явное проявление силы и власти. Он походил на тигра, который уже завалил буйвола, но еще не разорвал его на куски, а лишь кругами ходил рядом. Ведь тот еще жив – может и копытом задеть в предсмертной судороге. Так вот я (как это не печально осознавать) была буйволом, а Шеф – хищником, который уже победил, но осторожничает, не хочет рисковать.
Ощущения были ужасными наверно еще и потому, что я все это понимала.
- По всем вопросам обращайся к Сергею – теперь он твой тренер, - спокойным, но твердым и холодным, как сталь голосом произнес он.
Я поднялась, чувствуя, что разговор окончен - сейчас мне не терпелось покинуть этот кабинет, но когда я уже открыла дверь (кстати, довольно тяжелую), Шеф вдруг окликнул меня:
- И веди себя подобающе - я не потерплю того, что терпели твои учителя.
Промолчав, я выскочила за дверь. В мозгу все еще крутились мысли о семье , но упоминание о учителях меня почему-то рассмешило .И тут я вспомнила из-за кого я здесь .Кто продал меня этим подонкам. Улыбка сама собой сползла с лица. Я, конечно, учитывала, что физичкина совесть не была решающим фактором того, попаду я сюда или нет. Но…
Сергея у дверей не было, выругавшись про себя, я с трудом отыскала свою комнату – дверь была открыта. Сергей сидел за столом и самозабвенно перелистывал какие-то документы. Увидев меня, он поднялся:
- Все, что тебе понадобиться лежит на столе. У тебя есть два дня, чтобы привыкнуть к Центру. Я зайду в понедельник утром. Будь готова.
Я откинулась на кровати и принялась изучать потолок. Помимо жалости к себе и осознавания неизбежности происходящего у меня в голове застрял один вопрос: почему я? Почему из тысячи людей выбрали и привезли сюда именно меня? Ведь я не блещу знаниями, физическая подготовка тоже оставляет желать лучшего (пять по физкультуре и отжимания каждый день это конечно хорошо, но для борца с терроризмом недостаточно), а о поведении и говорить нечего. В горле, откуда ни возьмись, появился предательский комок, в глазах защемило, дико захотелось плакать. Но я, превозмогая боль, взглотнула и слабость потихоньку стала уходить.
Нет, я не собиралась реветь, как ребенок, я была сильной и собиралась доказать это всем, кто посмеет посягнуть на мою свободу.
В мыслях о своей дальнейшей судьбе я не заметила, как уснула.

Очнулась я от звука открывающейся двери, резко поднявшись на кровати, я оглянулась. В комнате никого не было ,я лишь успела увидеть , как осторожно захлопнулась дверь .Видимо кто-то заходил но ушел ,когда я проснулась.
На столе, помимо оставленных вчера Сергеем документов, лежали мои вещи – плеер, диски, часы и только что начатая коробочка духов. Мобильника не наблюдалось. На самом видном месте Серега оставил карточку, чтобы я могла беспрепятственно выходить из комнаты.
Нехотя поднявшись, я подошла к столу и взяв документы, которые стопкой
возвышались на столе, прочитала заглавие первой папки (вчера на это просто не было сил). “Огнестрельное оружие. Его основные виды и комплектация” - и тут же
отбросила назад. Даже учебник физики не казался мне теперь таким чудовищем, как эта папка.
Я решила не задумываться о том, что все это мне придется выучить и, приняв душ, отправилась в столовую - пустота в желудке напрягала.
Новообретенные часы показывали 11.15.В столовой никого, кроме рабочего персонала и охраны, не было.
Взяв себе кофе и бутерброды, я села за столик. И разложив документы вокруг себя принялась за их изучение.
Расписание тренировок заставило меня подавиться хлебом: первая тренировка – разминка в 7.00 ,через два часа – завтрак и еще полтора часа в тренажерном
зале. Потом – компьютер, потом – какой-то устав отдела, после чего – еще двухчасовая спортивная ‘разминка’ (ручкой было приписано ‘боевые искусства’). И обед. С пяти до семи – ‘свободное время’. В семь – стрельба и теория изучения оружия. В девять (для меня) – отбой. Для меня ,это значит для новенькой , ничего не понимающей , так скажем, студентки – первокурсницы. После девяти перемещаться по отделу без разрешения (угадай, кого) было запрещено, иначе – наказание. В примечании указывалось, что свободного времени, равно как завтрака и обеда (ужина здесь вообще не существовало, все люди спортивные, после пяти не едят) меня мог лишить тренер или же старший по званию оперативник. Так же мне в это время могли назначить дополнительную тренировку или я должна была отбывать наказание,(оно выбиралось на усмотрение тренера или, опять же, угадай кого) за нарушение устава, если таковое действие имело место.
Почему-то мне очень не понравился этот листочек со всей содержащейся на нем информацией. Это чем-то смахивало на школу с более строгим режимом. С намного более строгим режимом. И здесь, как я успела заметить, наказание за плохое поведение не ограничится походом к директору или заметкой в дневнике.
Обо всей этой ерунде я забыла буквально через минуту – мне вдруг пришло в голову, что если я буду изучать оружие и методы его применения, то мне, видимо, придется его использовать. То есть – убивать людей. Живых людей, которые ходят, дышат, говорят и думают. Которые делают еще много чего такого, что делаю я. У этих людей свои мечты , желания… Свое будущее. Разве я могу оборвать жизнь человека? Пускай это будет плохой человек, убийца или террорист, но, ведь, не мне решать – достоин он смерти или нет. Даже Шеф, каким бы могущественным он не был ,не сможет заставить меня убивать людей. А если я убью человека, у которого есть семья – родители, дети? Что они скажут, когда узнают, что их сына или дочери, отца или матери, брата или сестры - нет в живых? Что они скажут, когда узнают, что жизнь дорогого им человека прервала какая-то девчонка, которая стрелять-то толком не умеет?
И как буду жить я, если убью кого-нибудь? Я уже не буду той девчонкой, которая бегала по школе, с криками ‘Ненавижу это место!!!’. Я уже не буду, не смогу просто идти по улице, дышать свежим воздухом, смотреть по сторонам… Я буду не достойна этого… Находиться рядом с людьми, жизнь которых я могу прервать одним нажатием на курок. Мгновение – и нет человека. Нет планов, которые он надеялся осуществить, нет желаний, которые он хотел бы исполнить… И все это будет из-за меня. В этот момент на 99% я была уверена, что не смогу убить человека. Подобное просто не представлялось мне возможным.

Мысли мои были прерваны неловким покашливанием. Я задумчиво подняла глаза от бумаг.
Надо мной нависал молодой парень лет двадцати пяти. Невысокий рост, большие карие глаза, бледная кожа. С первого взгляда я могла сказать, что в школе он был изгоем. Однако глаза у него были довольно добрые, он мило улыбался.
- Можно присоединиться?
- Конечно,- кивнула я и убрала документы, занимающие половину стола. Он облегченно вздохнул и сел рядом.
- Меня зовут Марк, можно Маркус.
- А меня зовут Вера Бург, можно Вера.
- Ты новенькая? Что-то я раньше тебя здесь не видел.
- Новенькая.
- А я здесь уже третий год… - задумчиво произнес он, - изучаешь расписание?
- Да,- удивилась я,- как ты узнал?
- По твоему лицу было видно, – он усмехнулся, - много тренировок?
Я протянула ему листок с расписанием, однако он не особо удивился.
- Я по одному этому листочку вижу, что у тебя будет куча проблем.
- Что ты имеешь в виду?- я насторожилась.
- Неважно. Хочешь совет? Делай то, что они говорят, дышать будет легче.
Больше ничего не сказав, он поднялся и вышел из столовой.
Я хмыкнула - нормальный ход, нет?
Фигней я страдала целый день, бездельно шляясь по Центру и изучая бумаги, притащенные Сергеем.
Ночь тоже прошла даром - провалявшись до десяти утра, я так и не смогла заснуть.
Завтракала я опять с Маркусом.
- Извини, что вчера я так быстро ушел. Просто вспомнил, как появился в Центре и разозлился.
- Разозлился? На что?
- На Центр. И на то, как он ломает жизнь людям.
Я не стала спрашивать, как именно Центр сломал жизнь ему, но молчать, слыша такие откровения, было бы нехорошо:
- Почему бы просто не сбежать отсюда? – предположила я.
- Сбежать?! – у него мгновенно затряслись руки, глаза увеличились до размеров жетонов метро, он несколько раз оглянулся и перешел на шепот - С ума сошла?! Даже в шутку не говори об этом!
- Что, все так серьезно?
Видимо, на моем лице не отразился ужас, который ожидал увидеть Маркус. Еще раз оглянувшись, он начал старательно объяснять:
- Был у нас тут один бунтарь. Шеф терпел его четыре месяца. Потом не выдержал
и лично убил.
- Из-за чего?
- Тоже о побеге замышлял, искал людей, что бы помогли ему. Только не на тех нарвался. И поплатился – был ликвидирован при попытке к бунту.
- Ему просто не повезло. Нужно было аккуратней выбирать себе друзей.
- Хочешь сказать, что ты бы смогла сбежать отсюда? – осторожно спросил он.
Конечно же, с первой минуты как я узнала, что здесь придется задержаться,
я подумала о побеге. Как сказал один умный чел: Лучше умереть стоя на ногах, чем жить стоя на коленях. Но, не смотря на это, я не могла говорить первому встречному (пусть и довольно милому) человеку о своих планах.
- Нет ничего невозможного.
‘А вдруг он сдаст меня Шефу? И меня тоже ликвидируют ‘при попытке к бунту’ ’,- мелькнуло в голове.
- Если будет нужна помощь – обращайся.
Я усмехнулась про себя – только что запретил даже думать о побеге и тут же предлагает помощь; но сама улыбнулась:
- Спасибо, Маркус.

Так прошло три дня моей однообразной (практически растительной) жизни. Я ела, пыталась спать, разговаривала с Маркусом и слонялась по бесконечным коридорам Центра. Потихоньку привыкая к своему … к своему новому дому.
Язык не поворачивался назвать это место домом, но после того, как я изучила
все закоулки Центра и поняла, что сбежать отсюда без чьей-либо помощи (как и говорил Марк) невозможно, пришлось смириться с тем, что какое-то время придется жить здесь.
Сергей не приходил, Шефа я тоже не видела (правда, я особо не расстраивалась по этому поводу – при первой нашей встрече мы не проявили друг к другу симпатии), общалась я только с Маркусом.
Короче, первые дни были для меня настоящим адом – без сна, без друзей,
без дела. В страхе и неведении. Тихий ужас.

 

#8
Гость_Aleks
Гость_Aleks
  • Гость
Ранним утром понедельника (часов, эдак, в пять) меня бесцеремонно разбудил Сергей.
- Сегодня мы начинаем тренировки, поздравляю.
- Всю жизнь мечтала, - пробормотала я, толком не осознавая, сон это или уже реальность.
- Советую быстро привести себя в порядок и плотно позавтракать. Тебя ждет тяжелый день.
Не обращая внимания на его слова, я уединилась в ванной, умылась, оделась по удобней (благо одежды здесь было навалом и преимущественно тех вещей, которые обычно валялись на полу в моей комнате – даже размеры соответствовали; откуда они все это достали, оставалось для меня загадкой) и отправилась в столовую. ‘Просто Сергей’ не отставал.
В столовой я взяла то, чем обычно завтракала дома – чай, бутерброд, салат…
Сергей ограничился стаканом сока.
- Если будешь столько есть, придется садиться на диету,- заметил он.
Я хмыкнула.
- Я серьезно: если твой вес превысит норму, Шеф посадит тебя на строгую диету и запретит персоналу давать тебе хоть что-то из пищи.
- То есть для полного счастья вы еще голодом будете меня морить?
- Все занятия, кроме информатики, борьбы и изучения оружия буду проводить я, - проигнорировав мои слова, начал он, - на занятия не опаздывать, после девяти по Центру не перемещаться…
- Я читала - оборвала я, его монотонный голос начинал действовать на нервы,- лучше скажи, Устав Центра - что за хрень?
Он саркастически усмехнулся:
- Эта ‘хрень’ тебе очень не понравиться.
Я молчала, одной рукой поддерживая голову, другой, с помощью вилки, ковыряясь в не очень аппетитном салате (даже в нашей школьной столовой, где главными клиентами были тараканы, готовили вкусней). Больше всего хотелось лечь лицом в этот салат и от души похрапеть.
- Шеф лично ведет занятия, - сказал, как отрезал, Сергей.
Я застыла с поднятой вилкой в руке, не в силах сказать ни слова.
Вид у меня был наверно довольно глупый, потому что Сергей весело засмеялся. Меня передернуло – в этих стенах смех звучал, мягко говоря, странно.
- Не ожидала?- улыбка не сползала с его лица, - могу тебя еще порадовать – боевые искусства преподает тоже он, так что ты не только вдоволь наслушаешься его нравоучений, но и даже сможешь побороться с ним!
- А повеселей занятий для меня не нашлось?
- Скажи спасибо, что у него много работы, а то бы твоим тренером был он,- уже серьезней добавил Сергей.
- Да уж, повезло мне, - пробормотала я.
- Если бы он взялся за тебя, то меньше чем через неделю ты бы научилась говорить старшим ‘вы’, а к нему обращаться не иначе, как ‘сэр’.
- Хочешь, чтобы я говорила тебе ‘вы’?
- Это лишнее. Лучше бы ты серьезней относилась к происходящему.

Первая тренировка (разминка) проходила в небольшом спортзале, который, как, оказалось, принадлежал лично Сергею и никто кроме него тренироваться здесь не мог.
Интересно, а сколько надо здесь отпахать, чтобы получить такие привилегии?!

Разминка подразумевала под собой обычную зарядку. ‘Раз-два, вверх-вниз, вправо-влево’ – стандартный урок физкультуры, который осложнялся тем, что мне дико хотелось спать.
Так как позавтракали мы утром, то в тренажерный зал отправились сразу после разминки.
- Избирательно воздействуя на определенные группы мышц, тренажеры помогают существенно уплотнить цикл занятий и сократить срок обретения нужных навыков в 2-3 раза, поэтому они являются неотъемлемой частью нашей спецпрограммы обучения…
- Серега, давай без лирических вступлений. На тему эффективности тренажеров у нас была лекция еще в девятом классе.
- Какие тренажеры были у вас в школе? – немного помолчав, спросил он.
- Шутишь?! Откуда в школе тренажеры? С нас на мячи деньги собирают. Собирали…
- Тогда зачем лекция?
- Для галочки,- просто ответила я.
Лекция, к моей радости, была на этом закончена и мы перешли к практике - пришлось опробовать все тренажеры, причем каждый раз Сергей заставлял меня выполнять движения настолько четко, что уже через час все тело от напряжения сводило судорогой. После занятия у меня была какая-то нездоровая ненависть ко всем тренажерам, включая даже маленький безвредный эспандер.

- Продолжим. Программирование,- я успела принять душ, и теперь мы двигались в центральный зал: На этот раз без лирических вступлений, - он улыбнулся: Тебе все объяснит Вадим – твой личный программист. Он поможет тебе разобраться в нужных программах и научит работать с системами Центра.
- А что-нибудь из серии взламывания секретных файлов Пентагона мне не светит? – заинтересовано спросила я.
- Это дело программистов.
Ясненько. Значит самое интересное, как всегда досталось другим.
Вадим оказался накаченным парнишкой лет двадцати. Он развел в прах все мои представления о программистах. Ничего общего с тощим бледным мальчиком в очках, каким, обычно, представлялся мне любой компьютерщик.
- Вадим, - он протянул мне ладонь, и я почувствовала всю силу его рук.
Мы сели, и он познакомил меня со своим компьютером:
- Вещь, конечно не очень мощная, но для занятий подойдет. Я читал твое досье – ты училась на курсах программирования?
- Было дело, – я кивнула.
- Ну и замечательно. А то мне тут в последний раз такой придурок достался – я с ним месяц Word осваивал. Правда, он все равно снайпером стал… Ну да ладно.
Два часа он знакомил меня с программой отдела. Как и кем была разработана, основные функции, ее предназначение, способы использования.
Все это делалось для того, чтобы информацию, нужную мне, я узнавала из этой программы, созданной специально для персонала отдела.
Вадим оказался веселым парнем, только слишком сильно помешанным на своем ‘железном друге’. Долго общаться с ним было вредно для здоровья (это относиться и к компу и к Ваде ). Он постоянно сыпал компьютерными словечкам, даже не замечая, слушают его или нет. Он вообще ничего кроме компа не замечал.
Время пролетело незаметно – несмотря на повышенную компьютезированность, Вад умел рассмешить и заинтересовать.
Я бы еще сидела и долго-долго слушала его, если бы не Сергей – ровно через два часа он ждал меня у входа в коридор. С компьютерщиком пришлось прощаться.

С Сергеем мы проехали на лифте вниз один уровень и сразу оказались в маленькой комнате. Ничего, кроме четырех дверей, здесь не было.
- Это что за каземат?
- Сейчас у тебя занятие с Шефом. Внимательно читала примечание?
Я кивнула. За три дня я практически выучила его наизусть.
- Фишка насчет того, что тебя могут лишить свободного времени или обеда – не шутка. А Шеф, в воспитательных целях, будет делать это практически каждое занятие. Так что если хочешь сегодня поесть и отдохнуть, веди себя хорошо.
- А под фразой ‘веди себя хорошо’, ты что подразумеваешь?
- Слушай, что он говорит и делай, что он приказывает.
- Я ошибаюсь, или рабство было отменено еще в 1897 году?
Тяжело вздохнув, Сергей еле слышно пробормотал:
- И почему я работаю с тобой, а не с Олегом… - и уже громче добавил: Тебе сюда.
Я, толкнув дверь рукой, зашла в комнату. Это был класс. Точно такой же, коих в моей школе было, примерно, около пятидесяти. С партами, учительским столом и доской. Только парт двадцать, причем стояли они в четыре ряда. Народ скучал, кто-то негромко переговаривался, кто-то откровенно спал.
Я села за третью парту второго ряда. Минут через пять класс был полон.
Ко мне подсел парень в добела стертых джинсах, прической ‘а ля ДиКаприо’ и до ужаса хитрыми глазами.
Вскоре в класс зашел Шеф, и, аккуратно прикрыв за собой дверь, прошел к учительскому столу. Его глаза пробежались по классу, ни на ком не задержавшись.
- Меня зовут Владимир Николаевич Дамаров. Называть вы меня будете не иначе, как Владимир Николаевич или ‘сэр’, - он выдержал маленькую паузу – Вы находитесь в секретной организации, которая готовит и использует специалистов по борьбе с терроризмом. Я являюсь Шефом этой организации и самым опасным для вас человеком здесь.
Интересно, он так представился, чтобы всем понравиться и мгновенно вызвать симпатию? Вроде, не удачный способ…
- Вопросы есть?
“А ля ДиКаприо” оживился и, оторвав взгляд от своих часов, произнес:
- Есть.
Лучше бы он молчал.
- Ермолаев, ты плохо слышишь? Тебе может поближе ко мне сесть? Чтобы с
первого раза усекать все, что я говорю?! – прокричал Шеф.
- Нет, сэр… - обижено буркнул он.
- Что ты хотел спросить?- уже спокойно поинтересовался Шеф.
- Как долго нас будут тренировать, сэр?
Шеф был явно доволен вопросом:
- Общий курс подготовки длится три месяца – вы пройдете его все вместе. После этого те, чья подготовка меня не устроит, будут ликвидированы, – он еще раз оглядел присутствующих, наблюдая за реакцией класса. Я тоже осмотрелась.
Мой сосед с таким же безразличным видом, что и секунду назад, изучал циферблат своих CASIO, однако, большинство ребят испуганными и внимательными глазами преданно смотрело в рот Шефу. Скука. Если они собрались верить всему, что говорит этот придурок, то умереть от разрыва сердца в семнадцать лет, как плюнуть.
- С более удачливыми мы поговорим по прошествии трех месяцев, - хладнокровно добавил Шеф.
Ермолаев самодовольно хмыкнул. Видать, сосед мне попался не такой
пришибленный, как другие.
Шеф, тем временем, продолжал:
- Цели моего курса заключаются в том, чтобы вы знали и беспрекословно выполняли правила поведения в Центре. Потому что на этих правилах держится вся наша организация. Повышение уровня дисциплины - так же неотъемлемая часть моих занятий. А так как у многих из вас в прошлой жизни были проблемы с поведением… Хочу предупредить сразу – я буду незамедлительно прерывать попытки нарушения дисциплины любыми, я подчеркиваю – любыми, способами. И не говорите потом, что я слишком жесток.
После этих слов тишина в классе стала абсолютной, казалось, многие даже дышать перестали. Голос Шефа эхом разливался по кабинету:
- Однако все зависит от вас, не будете давать мне повода – не будет лишних проблем,- он улыбнулся так, как скалятся хищники.
‘А ля ДиКаприо’, наконец, покончил с изучением часов и принялся за перстень, изображая на лице полный пофигизм к происходящему.
- Сейчас вы получите полную версию свода. Сегодня же мы просмотрим основные его пункты. Олег… - он обратился к хлипкому пареньку лет шестнадцати на вид, со светлыми волосами и до ужаса бледной кожей, – раздай всем папки.
Олег, чуть не рухнувший под тяжестью стопки документов, которые дал ему Шеф, принялся ходить между рядами и каждому давать по черной папке.
Наш ряд был предпоследним, так что пока он дошел до меня, в руках у него осталось не больше десяти экземпляров. Увидев его вблизи, я поняла, что общий вес тела этого человека не превышал веса всей стопки документов. Мой сосед пробормотал что-то вроде ‘Спасибо, чувак’, когда на столе оказалось две папки. Олег отправился дальше, и вдруг потеряв равновесие, покачнулся и упал, растянувшись вдоль пролета между рядами. Тут же я услышала тихий смешок – через парту передо мной с трудом сдерживались две рослых девчонки. Не надо быть гением, чтобы понять – не без их помощи Олег сейчас вытирал пол своей толстовкой. Я попыталась встать, чтобы помочь ему, но ДиКаприо придержал меня за руку.
- Больше всех надо? – сдавленно прошептал он.
Я уже хотела сказать, что это не его дело, как он показал глазами на Шефа.
Выдернув руку из длинных пальцев своего соседа, я осталась сидеть на месте. Олег успел подняться и, закончив с поручением Шефа, вернуться к своей парте.
Урок продолжался как ни в чем не бывало (никто и глазом не повел, когда парень упал), только я уже ни слышала того, что говорит Шеф. Меня больше интересовали те, из-за кого навернулся Олег. Я не сомневалась, что ему поставили подножку – падать на ровном месте еще надо научиться.
Я попыталась рассмотреть тех девчонок, которые смеялись над ним, но наткнулась на холодный взгляд Шефа – ему показалось, что я не слушаю (хотя почему показалось?) лекцию. Пришлось делать вид, что я поглощена уроком. Минут пять он продолжал на меня коситься, но потом его заинтересовало поведение кого-то еще.
- Лучше не связывайся с ними,- услышала я сдавленный шепот над левым ухом.
ДиКаприо внимательно смотрел на меня своими большими хитрыми глазами и одновременно листал Свод правил.
С трудом оторвав взгляд от его затягивающих голубизной глаз, я уставилась в папку и тихо спросила:
- Почему?
- Их зовут Марго и Ксю. Смысл их жизни – портить ее другим.
- Шефа им не переплюнуть, – заметила я.
- Они не ограничиваются подставами типа этой, - он поднял глаза на Шефа, внимательно прослушал его очередную фразу и снова уткнулся в папку,- могут и избить, если ты им очень не понравишься.
- У меня есть руки и мозги – как-нибудь отобьюсь,- еле шевеля губами, ответила я и тоже посмотрела на Шефа.
- У тебя получится,- он оглядел мои руки, явно оставшийся довольный результатом, - где ты так накачалась?
Он явно мне льстил – уж что-что, а моя ‘мускулатура’ ни в какое сравнение не шла с его бицепсами.
Шеф опять начал задерживать на мне взгляд дольше, чем нужно и я решила отделаться от говорливого соседа:
- На кресле качалке.
Я надеялась, что ДиКаприо обидится, но он вдруг улыбнулся (впервые за время разговора) и протянул мне под партой руку:
- Илья.
Игнорировать этот жест, приравненный в данной ситуации к подвигу, было бы просто бессовестно. Я пожала его теплую ладонь:
- Вера.
Наше милое знакомство было прервано повышенным голосом Шефа:
- В чем дело, Ермолаев? Ты забыл, что на моих занятиях нужно лишь молча слушать?
Илья тихо вздохнул и поднял глаза на Шефа:
- Нет, сэр.
- Встань.
Чертыхнувшись, Илья, скрипя стулом, нехотя встал.
- Знакомиться с однокурсницами ты можешь в свободное от занятий время, но никак не на моих лекциях.
- Да, сэр.
- Еще раз увижу, что ты нарушаешь тишину в моем кабинете, можешь не мечтать
о ‘свободном времени’. Ясно?
- Да, сэр,- деревянным голосом повторил Илюха.
- Садись. А ты, - он посмотрел на меня, - задержишься после занятия.
И почему это все хорошее всегда мне достается?
Шеф не спускал с нас взгляда до конца занятия, но, не смотря на это, Илья все-таки умудрился достать из кармана джинсов карандаш и нацарапать на первой страничке Свода ‘извини’. А я в ответ - ‘забей’.
Когда занятие закончилось, все организованно поднялись и так же организованно вывалили из класса. Я же, никуда не торопясь, осталась сидеть на месте. Шеф вышел на минуту, и я осталась в одиночестве. Наконец выдалась возможность осмотреть кабинет. Как я и сказала в начале – стол, парты и доска. Больше ничего. Никаких портретов на стенах типа В.Г. Белинского, Миклухо-Маклая или Архимеда. Никаких полок с учебниками, стаканчиков с ручками или кусочка мела у доски. Ничего. Даже окон не было (впрочем, как и везде в Центре).
Я вздохнула и легла головой на парту, закрыв глаза. Не знаю, сколько я так пролежала - минуту, может пять, но, услышав щелчок дверного замка, я быстро выпрямилась на стуле.
Это был Шеф. Он прошел за свой стол и поманил меня пальцем. Выбравшись из-за стола, я поднялась и, прошуршав кроссовками по бетонному полу, подошла к нему.
- Сядь,- он указал мне на первую парту. Я села.
- Ты что, правда решила, что здесь, как и в твоей школе, любая твоя выходка будет ограничиваться запугиванием? – медленным, спокойным голосом начал он (так обычно начинается торнадо – тихо, незаметно…вроде обычный ветер, а потом такое выходит…). – А тебе не пришло в голову, что это серьезная организация и любой твой поступок, пусть даже самый мелочный, не останется без внимания?
Я не спорила. Нервы у меня пока были в порядке, ничего особо напрягающего Шеф не говорил. В таком случае лучше дать человеку выговориться – быстрей заткнется.
- Ты уже знаешь, что ждет тебя через три месяца, если ты плохо подготовишься. Пора подумать о себе, потому что больше думать о тебе будет некому.
- Меня не пугает будущее. Если ты решишь меня убить, так будет лучше для нас обоих.
Почему я это сказала? Жизнь нужна даже здесь, и говорить подобное человеку, который в любой момент может достать пушку и снести тебе башку, было бы неосторожно, но… Возможно, это был блеф, а может чистая правда. Но слова были сказаны и, конечно, уже осмысленны Шефом.
- Пойдем,- он вдруг резко встал и подошел к двери. Я за ним.
Он открыл дверь, пропустил меня вперед (джентльмен хренов) и указал на соседний кабинет:
- Там будет занятие по самозащите.
Я, не дожидаясь Шефа, прошла в зал. Уже знакомые лица восседали на матах вдоль западной стены. Многие переговаривались, (кто-то, видимо, уже успел подружиться), даже шутили. Я заняла полупустой мат в самом углу зала. Здесь сидел лишь Олег и еще одно такое же бледное чудо. От Олега оно отличалось лишь наличием двух косичек. Я сделала вывод, что это особь женского пола.
И доли секунды не прошло, как ко мне подсел Илья.
- Как дела?
- А ты как думаешь?
- Совсем дерьмово?- немного подумав, спросил он.
- Двухчасовая лекция, сжатая до пяти минут? Думаю, могло быть и хуже,- рассудительно заметила я.
- Он ограничился запугиванием? Фартово…
- Дураки – люди счастливые,- подытожила я.
Ответит Илья не успел – в дверях появился Шеф. Он снял свой костюм и нарядился в спортивные брюки и майку. Несмотря на возраст (по моим расчетам ему недавно стукнуло пятьдесят пять) он был в прекрасной физической форме. Майка обтягивала широкие плечи и накаченную грудь. В спортивной одежде он выглядел еще лучше, чем в костюме.
- Основы рукопашного боя: сочетание бокса, каратэ, самбо и боевых приемов против ножа, пистолета, автомата. Курс на пять месяцев. В армии он растянут на два года. У нас нет столько времени, поэтому первые три месяца вы будете смотреть, запоминать и повторять. После – применять на деле: тренировочные драки, схватки с одним и более противником. С оружием и без. На время и до того момента как кто-то из вас упадет и не сможет подняться… – дальше вслушиваться я не стала. Три лекции в один день – слишком много для моего, высушенного школой, мозга (ладно хоть конспектировать не заставляют).
Через два часа его словарный запас все-таки закончился и, порадовав нас, что завтра мы начнем практические занятия, Шеф удалился.
- ‘Свободное время…’ – удовлетворенно произнес Илья,- чем думаешь заняться?
- Обедом.
- Логично… - пробормотал он.
Так как обедать вдвоем веселей, то мы вместе спустились в столовую, взяли по тарелке бефстроганов и сели за самый дальний и единственный оставшийся пустой столик.
Илья здесь был явно не первый день – он со многими здоровался за руку и приветливо улыбался чуть ли не каждому встречному.
- Ну наконец-то … - он облегченно опустился на стул и вонзил вилку в дымящееся мясо. Я присела рядом и тоже принялась за еду.
Минут десять мы молча уплетали обед.
- Ты давно здесь обитаешь?- тщательно проживав последний кусок, спросила я.
- Третью неделю. – Илья отложил вилку,- а ты?
- Четвертый день.
Илюха помолчал. Действительно, что здесь скажешь?
- Тяжело?
- Жаба душит. От беспомощности,- пояснила я.
Илья невесело улыбнулся:
- Это точно. От беспомощности и неволи. Меня в первые дни просто ломало без свежего воздуха и неба над головой.
- Опа, какие душевные темы.
Я вздрогнула от неожиданности, Илья тоже. Пока мы говорили, к нам подошел
парень, приблизительно с меня ростом, короткими пепельными волосами и длинными ресницами. Илья расплылся в улыбке:
- Тим… - он поднялся и пожал ему руку, приобняв за плечо. Вот она, настоящая мужская дружба.
Тим сел с нами за столик, Илья представил нас:
- Тим, это Вера. Вера, это Тимур.
- Тимур Андреевич Ермолаев, можно просто Тим, – он улыбнулся. Я ответила тем же – от этого добродушного человека било такой положительной энергетикой, что улыбка просто не слезала с моих губ.
- Вероника Борисовна Бург. Можно просто Вероника Борисовна Бург. – не осталась я в долгу.
- Нормально! – Тим весело засмеялся, - Везет тебе на классных девчонок, Илюха. А вот мне все какие-то запуганные попадаются…
- А ты ищи тех, которые с Шефом общались не больше двух раз, другие уже безвозвратно потеряны для общества.- Илюха тоже заржал.
Я сидела между двумя этими смеющимися хулиганами и не могла поверить, что в стенах Центра кто-то еще не потерял радости к жизни. Это обнадеживало.
- Кто твой тренер? – наконец успокоившись, спросил Тимур.
- Сергей.
- Сержио?- он удивился.
- Придурок, который одевается как Шеф?- уточнил Илья.
- Он самый.
- Он уже года три, как никого не готовит,– пробормотал Тимур.
- Может Шеф не хочет, чтобы он забывал основы?- предположил Илья.
- Да нет, здесь что-то другое…
- Тим, ты что, уже закончил спецподготовку? – встряла я.
Он весело усмехнулся:
- Три года назад.
- И чем ты занимаешься?
- Ну как тебе сказать… Всем понемногу. Сейчас, например, наблюдаю за одной семейкой в Питере. Руководство считает, что они занимаются вербовкой смертников.
- Долго еще?- поинтересовался Илья.
- Осталось две недели.
- А что потом?
- Если версия Шефа не подтвердится, мне придется следить за ними еще месяц, чтобы отвергнуть запрос; если подтвердится – их допросят, а потом ликвидируют, как предателей Родины,- выдал Тимур.
Я была в шоке.
Тимур, видимо поняв это по моим глазам, быстро произнес:
- Можешь мне поверить – в такие ситуации невинные люди не попадают.
- Хочется надеться…

Обед и ‘свободное время’ пролетели так же быстро, как и обычная пятнадцатиминутная школьная перемена. Если бы не любимые часы Ильи, в которые он пялился каждые десять минут, я бы точно опоздала.
В одиночестве я вышла из столовой (Илюха оружие не изучал) и, пройдя десятка два коридоров, наконец, нашла неприметную винтовую лестницу, ведущую еще глубже под землю. Без объяснений Тимура, я эту дыру нашла бы не скоро.
Лестница уходила вниз метров на пятнадцать, где большой зал был разделен на два кабинета, класс, учебный тир и личную комнату тренера. Помимо меня здесь находилось еще семь человек. Всех я видела на занятии у Шефа.

Тренером оказался старичок лет восьмидесяти, с длинными седыми волосами и хитрыми, как у Ильи глазами.
- Меня зовут Натан. На ближайшие три месяца я буду вашим тренером по стрельбе. Прошу запомнить только одно – я терпеть не могу подхалимов и тех, кто неуважительно относится к оружию. Так что если вы не относитесь к этим
категориям людей, мы с вами подружимся,- он улыбнулся.
- Учебники все принесли?
Мы пробормотали что-то утвердительное.
- Ну вот и молодцы. Можете выбросить их,- вдруг произнес он.
Ребята переглянулись, не совсем понимая, что сказал Натан.
- Куда?- из-за моей спины раздался удивленный голос.
Я обернулась и увидела девчонку, года на два меня старше, с короткими кудрявыми волосами и длинными тощими руками. Это была соседка Марго.
- Туда, где им самое место,- Натан нагнулся и достал из-под стола мусорное ведро.
Народ соображал медленно, а вот я, (особо поднаторевшая в школе, на выбрасывании учебников в помойки) не долго думая, отправила увесистую папку в ведро.
- Замечательно.- Натан улыбнулся мне и окинул присутствующих выжидательным взглядом: Кто следующий?
Заставлять ребят не пришлось – и минуты не прошло, как ведро с горкой было завалено учебниками ‘Огнестрельное оружие’.
- Чтобы понять и прочувствовать мощь оружия, нужны только собственные мозги и твердая рука. И раз вы оказались здесь, то что-то одно у вас уже есть. Пойдемте к столу.
Мы всей толпой, кто робко и несмело, а кто и чересчур быстро, обступили большой стол. Натан встал с одной стороны, мы – напротив. Он выдвинул из стола ящик и положил перед нами два одинаковых пистолета.
- Первая ваша обязанность – отличать настоящее оружие от игрушечного. Одно дело, когда вы столкнулись с группировкой террористов в горах. Другое – когда в толпе людей вам нужно определить потенциально опасного преступника. Представьте, что отец прогуливался сыном по торговому центру и купил ребенку игрушечный пистолет. Ваши действия, когда вы увидите мужчину с оружием в руках в гуще толпы?- Натан не стал дожидаться ответа.- Он должен быть уничтожен. Мгновенно. Что и делают снайперы, – тренер замолчал.- Думаю, исход этого эпизода очевиден?
Да-а-а… Уж что-что, а поднять настроение здесь умеют.
- Кто может сказать какой ‘Смит’ подлинный?
Посыпались версии:
- Тот, что слева.
- Объясни,- Натан заинтересовался.
- Он легче другого и не гремел, когда вы положили его на стол.
- Наблюдательный… А что если это усовершенствованная модель, сделанная из сверхпрочного пластика?
- А тот, что справа, не блестит,- появилась другая версия.
- Чистили плохо, вот и не блестит,- даже не задумываясь ответил Натан, и, поняв, что больше версии не будет, выдал новую тираду:
- Не напрягайтесь так. Они оба подлинные. Определить, настоящее оружие или
нет довольно сложно. Сейчас делаются настолько точные копии, что, не подержав пистолет в руках, даже я со стопроцентной уверенностью не скажу, боевой он или это всего лишь хорошая зажигалка.
Отсюда вывод: не верь людям. Они врут и лишь иногда говорят правду.
- Ладно. Теперь смотрите сюда.
Он подхватил один из ‘Смитов’ в правую руку, вытащил ‘магазин’, поставил
оружие на предохранитель, передернул затвор и выстрелил в пол.
- Главное в этом деле – всегда проверять, нет ли в стволе патрона. Ошибка может стоит вам жизни.
Натан подцепил верхнюю коробку корпуса, снял ее, вытащил пружину и вынул затвор. Секунда и он повторил свои действия в обратном порядке.
- Вот это вы должны делать не дольше десяти секунд. Советую тренироваться - на экзамене Шеф уделяет много внимания этой области знаний.
До конца урока мы дружно собирали и разбирали пистолет. Натан остался доволен результатом:
- Первые три человека, которые соберут и разберут этот пистолет за десять секунд, получат увольнительную в город на три часа.
Его слова произвели по истине магическое воздействие – ребята поднимались по лестнице, оживлено переговариваясь. Фраза, типа:
- Вот увидишь, я буду первым,- была наиболее повторяющейся в этот вечер.

Конечно, мне тоже дико хотелось подняться на землю. Вдохнуть свежий воздух солнечного утра, окунуться в суету города. Подышать свободой. Лучше награды было не найти, но… Если бы все было так просто…

Сержио ждал меня в комнате.
- Без пятнадцати девять, между прочим, – он показал на часы.
- Тренировка, между прочим,- огрызнулась я.
- Вижу, день у тебя был насыщенным,- он улыбнулся,- устала?
- Нет.
- Тогда откуда столько агрессии,- насмешливо поинтересовался Серж.
Немного подумав, я решила рассказать:
- Натан сказал, что я могу получить увольнительную в город.
- Любой может,– Сергей был спокоен, как танк ,- только ее надо заслужить.
- Например, собрать и разобрать пистолет за десять секунд?
Сергей засмеялся:
- Натан как всегда в своем репертуаре. Ну, предположим.
- Мне нужна твоя помощь,- решилась я.
- Слушаю тебя внимательно,- так же спокойно, но уже заинтересовано произнес Сергей.
- У тебя есть оружие?
- Разумеется.
- Дай его мне,- медленно произнесла я и быстро добавила: На одну ночь.
- Это запрещено.
Я молчала, не сводя глаз с Сереги. Мне был нужен пистолет этой ночью, потому что я хотела на свободу. Пускай и всего на три часа.Сергей не двигался, о чем-то серьезно думая и вдруг его рука нырнула под полу пиджака. Передо мной блеснул ствол Беретты:
- Надеюсь, Шеф его не увидит?
- Можешь не сомневаться,- я не верила в свою удачу.
Сергей вытащил обойму, и, проверив, нет ли патрона в стволе, положил оружие на кровать и резко поднялся:
- Спокойной ночи.
Я лишь успела пробормотать ‘Спасибо’.

 

#9
Гость_Aleks
Гость_Aleks
  • Гость

Не стоит говорить, что всю ночь я просидела с Глоком в руках, до бесконечности собирая и разбирая его. Лишь около пяти часов я не выдержала и, засунув пистолет под подушку, заснула.
Очнулась я от Серегиного голоса и дикой ломоты в теле. С непривычки, после вчерашних занятий у меня дико болело все. От затылка, до кончиков пальцев на ногах. Вытащив голову из-под подушки, я, с трудом разлепив глаза, оглядела комнату. Сергей сидел за столом, перелистывая какие-то документы:
- Надо же! Я думал ты сегодня не проснешься.
- Давно ты здесь?
Я села на кровати и ощупала свои ноги. К счастью, вчера я легла не раздеваясь.
- Минут двадцать, как минимум.
Я поднялась и, достав пистолет, протянула ему:
- Спасибо.
- Не спала всю ночь?
- До пяти,- крикнула я из ванной и вдруг наткнулась на свое изображение в зеркале. Мда-а-а…
- Поторопись, если мы не успеем в спортзал во время, получим выговор.
- Уж не от Шефа ли?- тихо пробормотала я, но все-таки ускорилась – мне очень хотелось узнать, попаду я в тройку счастливчиков, или нет.
Завтракать мы не пошли. Сергей сказал, что я сделаю это после разминки, а сейчас надо скорее попасть в спортзал.
Тренировки с Сергеем были скучным, однообразным занятием, так что если каждый раз описывать, какие упражнения мне приходилось выполнять, то книга превратится в курс гимнастики, с названием вроде: 'Похудей легко'.
То ли дело Вад. С ним было не только смешно, но и интересно. Он мгновенно научил меня взламывать секретные файлы (конечно, с самым низким уровнем секретности:) Центра.
- Только за это могут и наказать,- добавил он, первый раз за занятие посмотрев в мою сторону.
- Меня это никогда не останавливало.
- Рад слышать,- он вновь уставился в экран.- В файловой системе Центра порядка десяти уровней. На первые три доступ свободный для всех. Если появишься на четвертом, пятом или шестом – уже сложнее, могут и разгон устроить, вызвать к Шефу. Правда, отмазаться реально, потом научу. Дальше, на седьмом, хранятся личные дела оперативников. Конечно, инфа не особо секретная, но без допуска со стороны Шефа – закрытая. Тут уж как повезет. Могут вообще не обратить внимания, если ‘влезешь’, а могут и ...
Тут Вад сказал не очень приличное слово (не будем вдаваться в подробности).
- А дальше?- информация – вещь нужная, а информация об информации и того нужней, поэтому я внимательно слушала Вадима.
- А вот дальше уже серьезно. Потому что если ты залезешь на девятый уровень, камера в подземелье и допрос с пристрастием тебе обеспечены.
- Что же там находится?
- Не знаю,- он немного подумал: Да никто не знает. Рискнул тут один забраться,
так его больше никто не видел. Шеф тогда устроил перекодировку всех файлов. Говна было… Я только работать начал – намучился ужасно. Прикинь, раньше все шерстили файлы без особых проблем – что новичок, что какой-нибудь реальный программист. А после перекодировки, даже мой тренер с трудом забирался на пятый уровень,- бормотал Вадим, не отрываясь от монитора.
По-моему, он даже не заметил, как я ушла.
Сегодня Сергей не встречал меня после каждого занятия, так что ориентироваться приходилось самой. Минут десять я только лифт искала, зато, когда спустилась на нужный этаж, чуть ли не лицом к лицу столкнулась с Шефом.
Он разговаривал по мобильнику (как он ‘ловит’ под землей?) и проводил меня до дверей класса холодным взглядом. Только я открыла дверь, как меня поглотила убивающая тишина. Народ видимо подумал, что это Шеф и благоразумно решил заткнуться. Однако, увидев, что это всего лишь я многие продолжили явно прерванный разговор.
Я огляделась. Не одного лишнего места, только на первых партах можно было к кому-нибудь присоединиться. Подобный вариант меня не устраивал.
Два часа сидеть под носом у Шефа и не спускать с него внимательных глаз? Лучше сразу застрелиться. Но так как личного оружия у меня еще не было, я отправилась к Олегу (он одиноко восседал на первой парте четвертого ряда).
И вдруг меня кто-то окликнул. С одной из последних парт мне махал рукой Илюха. В этот момент я была готова его расцеловать: он сидел один.
- Здорово,- я подошла к нему.
- Привет,- он улыбнулся,- присаживайся.
- Ты даже не представляешь, как я тебе благодарна,- призналась я, опускаясь рядом с ним.
- Я решил, что тебе будет приятнее здесь, и стойко отбивал все попытки занять это место,- гордо заявил он,- А что так долго?
- Заблудилась в этих чертовых стенах,- пожаловалась я.
- Хорошо хоть раньше Шефа успела. Он опоздания на дух не переносит.
- Я заметила.
Илья недоуменно посмотрел на меня:
- Я столкнулась с ним у дверей, он говорил по телефону. Посмотрел на меня так, будто я опоздала на вступительный экзамен в самый навороченный ВУЗ.
В этот момент Шеф, наконец, зашел класс. Мы с Ильей решили молча пережить это занятие. И принялись слушать очередную монотонную лекцию.
Оказалось, что вчера, пока мы знакомились с Ильей, Шеф успел рассказать нам
первую часть Свода - ‘Общие правила поведения в Центре’. Наверное, это было очень познавательное занятие .
Вообще Свод правил Центра представлял собой такой набор: Введение (это называлось первой частью), Основу (вторая часть) – около трехсот пронумерованных правил и Заключение (третья часть, соответственно). Около ста пятидесяти листочков полных никому ненужных слов. Что-то вроде УК РФ. За нарушение правил Шеф наказывал лично (мировой судья, блин) и здесь все зависело от его фантазии. А в его способностях я не сомневалась.
Наша с Илюхой выдержка удивила, наверное, даже Шефа. Мы молчали всю лекцию, хотя я знала сотню способов, как можно было повести эти два часа с наибольшей пользой.
Однако теперь нас ждала еще тренировка, поэтому особенно мы не радовались.

Пять минут в перерыве между занятиями (чтобы мы успевали перебраться из класса в спортзал) и вновь монотонный голос Шефа:
- Любое военное искусство базируется на одном факторе: равновесии. Для того, чтобы воспользоваться силой вашего тела и применять ее против любого нападающего, нужно обладать равновесием. Если тело находится в неуравновешенном состоянии, любая борьба между двумя невооруженными людьми будет зависеть лишь от усилий мышц и победу одержит сильнейший.
Лекция, к моему удивлению, на этом закончилась. Первый боевой прием – стойка с кодовым названием ‘кто тут хочет получить’, мы отрабатывали всей группой. Как придурки встали в ряд, заняли позицию. Шеф подходил к каждому, пытался ударить или повалить на пол. Причем каждый раз – новым приемом.
Мне повезло – в самый последний момент я увернулась, блокировав его кулак, точно нацеленный в живот.
Илюха, не напрягаясь, тоже отразил удар; другим повезло куда меньше.
Шеф результатом доволен не был, и мы продолжили тренировку в том же русле. К концу занятия не осталось, наверно, ни одного, кто не получил бы от Шефа по мозгам, зубам или ребрам. Я, безусловно, тоже.

- Не думала, что когда-нибудь на уроке меня будут избивать.- Мы с Ильей сидели в столовой и обсуждали только что закончившуюся тренировку.
- Это только начало. На его занятиях можно и челюсти лишится. О синяках задумываться через пару недель перестанешь.- Илюха наворачивал борщ с таким видом, как будто мы говорили о контрольной по физике.
- Если ты меня ободрить хотел, то неудачно получилось.
Настроение было нулевое. Я угрюмо жевала макароны, без какого-либо желания развивать эту тему. Казалось, я только сейчас поняла, где нахожусь…
- Ну че ты паришься?- Илюха отложил ложку и, сложив на столе руки, уставился на меня: Проблем и без Шефа будет хватать, он не последнее чмо в этой дыре, -уже сквозь зубы добавил Илья (я вдруг заметила, что он смотрит не на меня, а куда-то в бок), и вновь принялся за еду.
Я оглянулась. За два стола от нас Марго со своими шестерками задирала Олега.
- Когда она успокоится… - пробормотала я.
- Если он не врежет ей пару раз – никогда.
Илья пытался с безразличным видом продолжать есть, но видно было, что он тоже разозлился.
- Ты считаешь, что он способен на это? – я опять оглянулась и посмотрела на беспомощное лицо Олега: то, что еще пару секунд назад называлось его обедом, теперь лежало на полу, а Марго сидела на его месте, даже не замечая, что парень пытается ей что-то сказать.
- Ты мне предлагаешь это сделать? – Илюха был рассержен.
- А ты можешь спокойно смотреть на это? – я тоже начала выходить из себя.
- Это не наше дело, – процедил он и уставился в тарелку.
Чертыхнувшись, я резко отодвинула стул и вылезла из-за стола. Два столика, отделяющих нас с Ильей от Олега и Марго оказалось не так-то просто обойти. Пока я добралась до места событий, Олег уже лежал с разбитым лицом на каменном полу.
Я слышала, как Илья пытался меня догнать, слышала тихий шепот вокруг
и подлый смех Ксю. Видела алчные глаза Марго.
Ненависть вскипела где-то внутри и парализовала все мое тело, одни лишь руки были готовы действовать. Но я сдержалась. Прошла мимо Марго прямо к Олегу, помогла ему подняться.
- Все в порядке?
Он промычал что-то нечленораздельное – скорее всего удар Марго пришелся ему в челюсть.
- Садись за наш стол,- сзади как раз подоспел Илья, и я передала Олега в его руки. И тоже направилась к столу – ввязываться в драку с Марго при таком количестве свидетелей было бы действительно слишком глупо.
- Пожалела беспомощного мальчика, Бург? Будешь его опекать – он сдохнет на первой же операции, если ты его не прикроешь,- прошипела Марго.
- Что ты сказала? – я остановилась.
- Не думала, что ты плохо слышишь.
- А ты умеешь думать? - не осталась я в долгу.
- Что-о-о…
- Ты плохо слышишь, Марго? – усмехнулась я и не успела даже шагу сделать, как меня “срубили” качественной подсечкой.

Падать я научилась еще в детстве (специально уделяла этому время на уроках физкультуры), поэтому пол показался мне довольно мягкой поверхностью.

Вскочила я мгновенно, и сразу съездила по челюсти, не ожидающей от меня такой скорости, Марго.
Продолжить я не успела (хотя кулак уже замахнулся для следующего удара), Илюха налетел на меня сзади и схватил за руки. Он что-то говорил мне на ухо, но я дергалась как бешеная, пытаясь вырваться.
Успокоилась я, лишь увидев приближающуюся охрану.
- У тебя появился еще один враг, Бург!- единственное, что успела прошептать нам в спину Марго, до того, как я оценила ситуацию и быстро вернулась за столик.

- Ты псих. Полный псих.
Я, Илюха и Олег сидели в моей комнате, пытаясь осмыслить ситуацию:
- Ты хоть представляешь, что тебя теперь ждет?- Илюха, казалось, переживал больше всех.
- Охрана ничего не видела,- одернула я его.
- Не видела?! Не видела?! Они бы не неслись к нам так, если бы ничего не видели! Да это и не важно – камеры запечатлели все происходящие – они же каждый квадратный сантиметр здесь просматривают!
- Шефу больше делать нечего, как просматривать все кассеты.
- За него это сделает компьютер. Он отберет самые увлекательные моменты. Шефу останется проглядеть кадры длинной максимум в десять секунд,- Олег, первый раз заговорил в моем присутствии.
- Правила помнишь? Любые столкновения, кроме учебных, запрещены между Центристами! - Ил так яро жестикулировал, что мне пришлось схватить его за руку:
- Илья…
- Вера, это очень серьезно!
- Илья…
- Я виноват, нужно было самому вмешаться, но…
- Илья…
- Послушай…
- Нет, это ты меня послушай,- он вновь попытался что-то возразить, но я быстро проговорила: Ил, это мое личное дело. Взбредет Шефу в голову меня наказать – ладно, перетерплю. Но пойми, если я откажусь от своих личных принципов – я стану такой же, как Марго, а это в сотню раз хуже, чем пусть даже с десяток наказаний от Шефа.
Илья не возражал, а лишь безнадежно мотал головой:
- Ты же просто не понимаешь, чем это может обернуться…
- Перестань ‘капать’ – напрягает, – огрызнулась я.
- Он прав – ты действительно зря вмешалась, - подтвердил Олег слова Ильи.
- Да пошли вы оба! – я ‘вскипела’ и вылетела из комнаты.

Чтобы я еще раз кому-нибудь помогла? Ага, щас.

Я вернулась в столовую и села за стойку. Алкоголь здесь был естественно запрещен, хотя я бы не отказалась в этот момент от чего-нибудь покрепче сока.
Уже допивая третий стакан чересчур сладкого напитка, я поняла, что успокоилась.
Конечно, глупо так психовать по пустякам, но это был единственный способ проявить свои чувства здесь, в неволе. Я уже собралась уходить, как вдруг услышала знакомый голос:
- Скучаешь?- рядом сел Тимур.
- Пытаюсь напиться.
- Думаешь, получится?- он улыбнулся.
Я промолчала.
- С чего такая тоска?
- Тебе не кажется, что это слишком не уместный вопрос в Центре?
- Думаю, Шефу он не показался бы неуместным,- Тим вновь улыбнулся. Я ответила тем же – долго обижаться я не умела никогда, тем более Тимур вообще был не в курсах ситуации.
- Что-нибудь случилось? – уже серьезно спросил он.
- Фигня, - я махнула рукой.
- Учти, что здесь даже ‘фигня’ может основательно испортить тебе жизнь. Ты можешь мне не верить, но за три года я многое видел и многое понял. Поверь мне - Центр штука очень опасная, поэтому ты должна вести себя предельно осторожно, только тогда ты сможешь жить, а не существовать на глазах Шефа.
- Хочешь сказать, что если аккуратно лизать Шефу задницу, то можно выжить?
- Ты видела, чтобы Сергей ‘лизал’ Шефу задницу?
- Я здесь не так давно нахожусь.
- Я не видел ни разу. Тем не менее, именно Сергей стал его приемником. Можешь сказать, почему?
Я промолчала, но Тим и не ждал от меня ответа:
- Потому что Сергей очень сильный человек. И морально и физически. При этом он обладает всеми навыками, как солдата, так и умелого стратега. И у него огромная сила воли. В Центре он такой не один. Из его потока наберется еще
человека три. Но один из них погиб, а двое других ‘лизали’ Шефу задницу.
Я не отрицаю - Дамарову было приятно, но он понимал, что эти люди будут лизать зад любому, от чьего решения будет зависеть их жизнь.
- Ключевая тема – от Шефа зависит моя жизнь?
Тим засмеялся:
- А ты быстро схватываешь! Ладно, не обижайся, - добавил он, увидев выражение моего лица.

На занятия по стрельбе я пришла на пятнадцать минут раньше – хотела еще потренироваться. Натан разбирал коробки и очень порадовался такой активности с моей стороны, незамедлительно протянув боевой ‘Glock’.
Не одна я оказалась такой умной – и минуты не прошло, как вся группа, заполнила подземелье.

Не буду вдаваться в подробности, скажу сразу – мне повезло. Я попала в тройку счастливчиков, и радости моей не было предела (бессонная ночь не прошла даром).
По окончанию тренировки Натан распустил всю группу, а нас (кроме меня выезда в город были удостоены Ксю и угрюмый парень лет двадцати) попросил задержаться.
- Завтра вместо свободного времени вы вместе со мной и четырьмя охранниками отправитесь город. Инструктаж по поездке получите завтра же у Шефа.
- Что мы будем делать в городе?- подала голос Ксю.
- Вы пообедаете в ресторане и проедете по центральной улице города.
- Что за город? – зло спросил угрюмый парень.
- Санкт-Петербург.
- Мы не сможем просто пройти по улице? – это уже поинтересовалась я.
- Скажи спасибо, что Шеф позволил вам вообще выйти за стены Центра на начальном этапе обучения.

Натан давно применял подобный способ повышения интереса к учебному процессу. Он понимал, что страх смерти или наказания не всегда заставляет делать то, что тебе совсем делать не хочется, поэтому своим долгом тренер считал подобные “подарки” тем, кто заслуживает поощрения. Эти идеи прокатывали не всегда. Шеф не одобрял никаких послаблений, особенно для новичков, и каждый ‘выход в город’ Натану удавалось заполучить все труднее, как, например, сейчас:
- Кто поедет с тобой на этот раз? – холодно поинтересовался Шеф, уже всем своим видом показывая, что не одобряет этих идей.
- Симагина Ксения, Чилин Андрей и Вероника Бург… - не ожидая ничего хорошего, перечислил Натан.
- Бург?! Бург никуда не поедет, – категорично заявил Шеф.
Натан ожидал такого поворота событий, поэтому невозмутимо произнес:
- Я понимаю твое двусмысленное отношение к Вере, но поверь – на отца она совсем не похожа.
- А ты давно с ней знаком?
Натан уловил нотку сарказма и сменил тактику:
- Я готов отвечать за нее лично.
- Это не имеет никакого значения.
- Я помогу перевезти Макса в Центр, - выбросил Натан свой главный козырь.
Взгляд Шефа мгновенно перестал быть обжигающе холодным, нотка интереса задергалась в глубине зрачков:
- Каким образом?
- Этого тебе лучше не знать. Так ты согласен?
Шеф кивнул. Еще бы он был не согласен! Уже пол года он пытался вызволить своего племянника из рук албанских повстанцев, и вдруг такой шанс. Он и раньше знал, что Натан может помочь, но за просьбы надо платить да и просить Шеф не любил.
Натан был рад – он все-таки добился своего. Конечно его просьба – мелочь по сравнению с тем, что придется сделать для Шефа, но… Он не жалел о своем поступке. Он вообще никогда ни о чем не жалел.




 

#10
Ria
Ria
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Апр 2005, 19:23
  • Сообщений: 117
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Наконец-то! А я всё думала, когда этот фанфик тут появится! Молодцом, Алекс! Очень здорово! : ;) :girl:
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей