Перейти к содержимому

Телесериал.com

Признание (перевод)

Последние сообщения

Сообщений в теме: 8
#1
Martisha
Martisha
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Мар 2004, 15:35
  • Сообщений: 446
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Надеюсь, вам понравится этот фанфик, лично я, когда его переводила, получила много удовольствия! Какой-то он весь такой… нежный, но не приторный. Ещё очень нравиться, что герой похожи на сериальных героях, а то бывают такое понапишут…
ПРИЗНАНИЕ.

ЧАСТЬ 1.
Никита вышла из офиса Медлин. Засунув руки в карманы, она осторожно спускалась по лестнице, стараясь не попасть в поле зрения Шефа, в Поднебесье. Он стоял там, подобно стервятнику, наблюдая за ними, всегда готовый напасть на любого из них, что бы уничтожить душу любого из них.
Она содрогнулась от мыслей о Роджере, наблюдавшим как его сын, возвращается назад к своей приемной семье, единственной которую он знал. В конце концов, Отдел все равно убил его. Никита судорожно вздохнула, пытаясь справиться с подступившими слезами. Как она ненавидела это место! Все вокруг были одеты в форму Отдела, черную, тоскливую, мрачную. Единственными яркими пятнами были волосы сотрудников и экраны компьютеров и оборудования. Все остальное – безжизненно…
- Это подобно логову смерти, - сердито пробормотала она.
Поворачивая за угол, она столкнулась с Майклом. Жгучая боль пронзила её ногу, на которую он наступил. Со стоном, она попыталась восстановить равновесие. Неуловимым движением, он схватил её за руки, не дав ей упасть.
- Все нормально? – спросил он, безжизненным голосом.
Время от времени она думала о том, что такой голос скорее присущ мертвецу, чем живому человеку. Высвободив свои руки, она сделала несколько шагов назад.
- Что это за место? – прошипела она, чувствуя себя полностью разбитой, из-за нескольких последних дней. Оглядевшись вокруг, она посмотрела прямо ему в глаза. Он, по-прежнему, смотрел на неё пустым взглядом, что еще больше разозлило Никиту.
- Ради Бога, Майкл! Напрасная трата времени. Разве тебя хоть что-то заботит? – проворчала она, обходя его. Когда она задела его плечом, он был вынужден сделать шаг назад, чтобы сохранить равновесие.
Взглядом он проследил за движением её бедер, когда она удалялась от него, стуча каблуками. Её длинные светлые волосы в беспорядке лежали на её плечах.
“Дикая и невинная одновременно”, - подумал Майкл, любуясь ею. Он наблюдал за ней пока она не исчезла, чувствуя как сильно бьётся в груди его сердце. Было время, когда он проклинал тот день, когда она появилась в Отделе, вернув ему способность чувствовать. Улыбнувшись про себя, он вернулся к своим обязанностям. Сейчас то время прошло.

Никита открыла дверь своей квартиры, и оказалась в залитой солнечным светом, который струился через окна балконной двери, комнате. Сняв пальто, она прошла через комнату и распахнула балконную дверь, улыбнувшись, когда поток свежего воздуха ворвался в душное помещение. Повернувшись, она включила центр, и комнату наполнили звуки музыки в стиле техно. Положив ключи на стол, она открыла дверцу холодильника. Взяв бутылку с водой, она прижала её к своему лицу, наслаждаясь прохладой, которую она (бутылка) дарила её коже. Движением бедра она закрыла дверцу холодильника, сбросила обувь, и вернулась в гостиную. С облегчением опустившись на ярко красный стул, она закрыла глаза, вслушиваясь в музыкальный ритм.
Открыв бутылку, она поднесла её к своим губам. Никита жадно пила воду, прохладные капли стекали вниз по её подбородку. После нескольких глотков, она попыталась отдышаться.
- Может быть я пробую утопиться, - она рассмеялась при мысли о том, какое лицо будет у Шефа, если она сделает это. Извращенная фантазия о том, что она таким образом лишит его возможности убить её, подействовала на неё успокаивающие.
Коснувшись подбородка, она поморщилась от легкой боли. Она вспомнила, как сильная пощечина Майкла, почти сбила её с ног. Но поразило её не это, а то, что она увидела в глазах Майкла, во время их небольшого спектакля, разыгранного для Субы. Мгновение, когда она увидела в его глазах, что он чувствует, было кратким, но она видела это, и знала, что он знал, что она это видела.
Поставив бутылку в низ, она вспомнила, как он помог подняться ей в фургон, поскольку ей было непросто сделать это в том облегающем платье. Потом, когда они возвращались в фургоне, его грудь поднималась и опускалась, чуть более часто, чем обычно, взгляд его зеленых глаз, слишком часто задерживался на ней. Она обожала его давно, пожалуй, с самого начала, и, похоже, будет обожать до конца своей жизни.
Никита вновь закрыла глаза, её мысли унеслись назад, к тому дню, когда она появилась в Отделе. Он сидел там, подобно черному ангелу, с интересом наблюдая за ней. Он был безжалостен с ней, когда обучал её, хотя, возможно, ей хотелось так думать.
Она улыбнулась, когда вспомнила, как на одной из тренировок, её удалось удивить его, внезапным ударом в плечо, который заставил его с глухим стуком упасть на маты. Это был один из тех моментов, которыми она гордилась.
Это было действительно редкое явление, когда кто-то, не говоря уже о стажерах, взял верх над самим Майклом Сэммюэлем. Он почти позволил удивлению появиться на своем лице, но быстро взял себя в руки, поднялся на ноги, убирая назад темно-рыжие, волнистые волосы, и произнес спокойным голосом:
- Очень хорошо, но ты сможешь сделать это снова?
Никита кивнула, готовясь вновь атаковать его. Это была короткий, но интенсивный поединок. Несколько ударов достигли его твердого тела, но, в конце концов, именно она оказалась лежащей на матах. Это был первый раз, когда она увидела на его лице мимолетную улыбку.
Вздрогнув от телефонного звонка, Никита встала, и взяла трубку.
- Алло.
- Никита… это Майкл…
Никита, узнав его тихий голос, была удивлена, когда он не назвал её кодовое имя. Но зато, это означало, что ей не придется вновь ехать в Отдел.
- Да?
- Ты сейчас занята?
- Нет, не особенно.
Он не ответил, но она продолжала слышать его дыхание.
- Майкл?
- Да?
- Что-то случилось?
- Нет.
Между ними снова возникла тишина. Никита, облокотившись на балконные перила, посмотрела вниз. К своему удивлению, она увидела Майкла, сидящего на мотоцикле (слово bike переводится ещё и как велосипед, когда я его увидела (перевод), то очень долго пыталась представить Майкла на велосипеде, не получилось…) в черной кожаной куртке. Она расплылась в улыбке, пытаясь подавить хихиканье.
- Майкл?
- Да (очень содержательный диалог!)?
- Ты, собираешься, весь день просидеть на этом мотоцикле, или, может быть, ты поднимешься?
Майкл поднял голову, и она помахала ему. Он промолчал, опустил голову, чтобы внимательно осмотреться вокруг. Он помрачнел, не довольный из-за того, что его поймали, как некого безнадежно влюбленного подростка, около дома его девушки.
- Что с тобой происходит?
- Со мной все в порядке. Но я начинаю беспокоиться за тебя.
Её голос поразил его. Проклиная себя, он закрыл глаза, понимая, что произнес в слух то, что думал, что произнес про себя.
- Ты бы не хотела немного проехаться?
Потрясенная Никита, широко раскрыла глаза. Майкл приглашал её. Это было невероятно. Кивнув головой, она спохватилась и ответила:
- Да, конечно. М-м-м… Ты не мог бы подождать несколько минут, что бы я могла переодеться?
Закрыв дверь балкона, она выключила музыку, и направилась в спальню.
- Конечно, - услышала она ответ и последовавший за ним щелчок, когда он отключился.

ЧАСТЬ 2.
Выйдя из подъезда, Никита улыбнулась ему. Видеть его не в Отделе было поистине фантастически.
Майкл протянул ей шлем, и терпеливо ждал пока она его наденет, а затем, помог ей застегнуть ремень под подбородком.
- Так нормально? – его голос, раздавшийся в её ухе, заставил её подпрыгнуть, а затем рассмеяться.
- Ты напугал меня! Я понятия не имела, что в шлеме есть микрофон! Ты должен был предупредить меня, Майкл!
Сквозь стекло шлема было видно, что Майкл улыбается, и это помогло ей немного расслабиться. Повернувшись, он протянул ей пару перчаток, и убрал подножку мотоцикла. Никита поторопилась надеть перчатки, поскольку он завел мотоцикл.
- Садись, - сказал он, показывая на место позади него.
Перебросив ногу, Никита опустилась на сидение мотоцикла. Поставив ноги на подножки (надеюсь, это называется именно так), Никита, с удивлением почувствовала, как Майкл переместил её руки с его бедер на его талию. Её пульс участился, затаив дыхание, она наслаждалась ощущением его мускулистого тела.
- Куда мы едем?
- В одно тихое место, - ответил он.
Мотоцикл легко лавировал среди потока машин, и вскоре они оказались на автостраде, ведущей из города. Свежий воздух приятно холодил кожу. Стояла поздняя осень, листва деревьев поражала буйством оттенков золота, темно-красного и оранжевого. Несмотря на то, что в шлемы были встроены передатчики, они не разговаривали. Вместо этого они слушали дыхание друг друга, наслаждаясь ощущением близости.
Никита, закрыв глаза, облокотилась на спину Майкла, расслабленная приятной поездкой. Майкл наслаждался мгновениями, чувствуя тяжесть её тела, тепло её рук, обхвативших его талию. Сейчас он как никогда хотел оказаться с ней в одной постели.
- Отлично, - подумал он, - подобные мысли приведут к тому, что мы окажемся в канаве, или, что хуже, врежемся в дерево.
Он постарался сосредоточиться на дороге, пытаясь не думать о том, что женщина, о которой он мечтал так давно, была рядом, что они находятся вне поля зрения Отдела. Чем больше он старался не думать об этом, тем хуже это ему удавалось. Она была прекрасна. Он часто спрашивал себя, почему именно он стал её наставником, не было ли это попыткой Шефа и Медлин вернуть его назад после смерти Симон.
Никита открыла глаза, почувствовав, что они выехали из города. Исчезли звуки мегаполиса: гул машин, голоса людей, музыка. Больше не было видно мрачного асфальта и небоскребов.
Майкл свернул с дороги, к маленькому трехэтажному дому. Никита заметила вывеску перед входом. D’Esterre House.
- Что это за место? – спросила она, рассматривая красивое старинное здание. Рядом с ним была небольшая стоянка, на которой уже стояло несколько машин.
- Сюда я приезжаю, чтобы отдохнуть, - ответил он, останавливая мотоцикл и заглушая двигатель.
Майкл снял шлем, его темно-рыжие волосы упали на его плечи. Никита сглотнула, наблюдая, как солнце вспыхнуло на них, когда он тряхнул головой. Поставив шлем на мотоцикл, он встал, стараясь не задеть её своими тяжелыми ботинками. Подняв руку, он провел пальцами сквозь свои волосы, убирая их назад, за уши.
Никита, встав с мотоцикла, сняла перчатки, положила их на сидение, и расстегнула ремешок под своим подбородком.
Майкл, расстегнув свою кожаную куртку, затолкал свои перчатки внутрь шлема. Никита последовала его примеру, потом протянула шлем ему, чтобы он положил его рядом со своим.
- Здесь очень красиво, - сказала она, не в силах прекратить рассматривать его, любуясь движением его мускулов под его одеждой.
Майкл повернулся к ней, успев заметить то, как она рассматривает его. Никита быстро отвела взгляд, чувствуя себя очень глупо. Слегка кашлянув, она постаралась справиться со смущением.
Майкл коснулся её руки, приглашая войти внутрь здания. Открыв дверь, Майкл придержал её, пропуская вперед Никиту. Войдя внутрь, Никита с удивлением поняла, что это было небольшое кафе. Несколько столиков было занято парами, которые увлеченно беседовали между собой, совершенно не интересуясь вновь вошедшими.
- Ах-х-х, Майкл, я рада вновь видеть Вас здесь снова!
Пожилая женщина, с длинными седыми волосами, широко улыбаясь, приблизилась к ним. Протяну свою руку, она позволила Майклу поцеловать её.
- Здравствуйте, Мэри, - улыбнулся он, и Никита с изумлением посмотрела на него. Майкл, которого она знала в Отделе, исчез, и на его место пришел другой Майкл – очаровательный, притягательный мужчина.
Она никогда не знала его с этой стороны, но то, что она видела сейчас, ей очень нравилось.
- Майкл, Вас не было так долго! Я думала, что Вам нравится мой яблочный пирог и кофе? - спросила она, мягко улыбаясь ему, когда он отпустил её руку.
- Я был занят на работе. У Вас есть свободный столик? – спросил он у гостеприимной хозяйки.
- Для Вас, конечно! Пойдемте за мной, - поманила она их за собой, легко скользя между столами.
Никита проследовала за ней после того, как Майкл слегка подвинулся, пропуская её. Он старался не смотреть на движение её бедер, поскольку это могло привести к результату, который смутил бы обоих.
Мэри подошла к маленькому столику, стоявшим перед огромным окном. После того, как они сели, она протянула им меню.
- Я пришлю к Вам девушку, чтобы Вы могли сделать заказ. Наслаждайтесь отдыхом, - улыбнулась она, прежде чем оставила их наедине.
Никита потянула вниз молнию на своей куртке, что бы снять её. Наблюдавший за ней Майкл, последовал её примеру. Он вновь стал Майклом из Первого Отдела.
Никита взяла меню и посмотрела на огромный перечень блюд, пытаясь скрыть удивление, которое вызвали у неё его перемены.
Майкл тоже открыл меню, пытаясь унять возникшую нервозность. О чем он думал, когда привез её сюда? Закрыв меню и положив его на стол, он посмотрел в окно, на восхитительный сад.
Никита, решив, что будет заказывать, откинулась на спинку стула, закинув ногу на ногу, и убрала выбившуюся прядь светлых волос за ухо.
- Здесь хорошо, - сказала она, взяв высокий бокал, стоящий перед ней.
Майкл посмотрел на неё своими зелеными глазами, в которых, как всегда нельзя было ни чего прочитать.
- Ты не должна так рисковать, - спокойно сказал он, проигнорировав её комментарий.
Никита подняла бровь, поставила на стол бокал с водой, и слегка наклонилась вперед, поставив локти на кружевную скатерть.
- Мы все рискуем, - сказала она, понимая о чем он.
Майкл смотрел на неё, как всегда, не проявляя эмоций, Если он и услышал иронию в её голосе, он не как не выразил это.
- Помогать Роджеру было ошибкой. Тебя могли ликвидировать.
- И почему тебя так это волнует?
Майкл наблюдал за ней. Не ответив на её вопрос, он откинулся назад, скрестив руки на своих коленях.
- Отдел не площадка для игр, с ним нельзя шутить, - спокойно сказал он, уверенный, что их разговор никто не слышит.
Никита кивнула, взяв нож, и внимательно рассматривая его.
- Мне можешь не говорить об этом, - пробормотала она, наблюдая, как на лезвии ножа отражается солнечный свет.
Именно в этот момент подошла официантка, держа перед собой блокнот.
- Добрый день. Вы готовы сделать заказ? – вежливо спросила она, не осознавая возникшие между ними напряжение.
- Черный кофе, и тарелку тушеных даров моря, - ответил Майкл, глядя на молодую девушку.
Смущенно вспыхнув под его взглядом, официантка записала его заказ.
- Вы хотели бы хлеба, сэр? – спросила она, вновь взглянув в его глаза, и желая сейчас же оказаться в его постели.
- Да, спасибо.
Нежно кивнув, она повернулась к Никите.
- Мэм?
Никита улыбнулась, видя реакцию девушки на него.
- Черный кофе, сэндвич с цыпленком, маленькую порцию картофельного салата.
- Конечно… спасибо, - пропищала она, когда Майкл протянул ей меню, Слегка коснувшись его пальцев, она забрала меню, и, повернувшись, ушла.
Никита покачала головой.
- Ты на всех женщин оказываешь такое влияние? – спросила она, стараясь скрыть ревность, которую она ощутила.
Майкл внимательно посмотрел на неё.
- Да, я полагаю, что на всех.

ЧАСТЬ З.
Никита открыла рот, затем, фыркнув, положила нож на стол.
- И кто-то возражает, когда я его называю высокомерным.
Майкл смотрел на неё, чувствуя, что к нему возвращается самообладание, несмотря на (), который он чувствовал в своем животе.
Вновь взяв в руки бокал с водой, Никита рассматривала кубики льда, плавающие в нем, пытаясь разобраться в эмоциях, которые захватили её.
- Я пригласил тебя сюда не для того, чтобы спорить.
- Нет? А зачем ты вообще пригласил меня сюда?
Между ними вновь воцарилось молчание. Майкл наблюдал за тем, как она извлекла из бокала кусочек льда, и начала его грызть. Он был шокирован тем, с какой эротичностью она это делала, сама того не подозревая.
- Жевание льда (других слов не нашла) – признак сексуального расстройства, - его голос заставил её щеки вспыхнуть.
- Неужели… Это объясняет количество ледяной воды, которое ты потребляешь в Отделе, - сказала она, поставив стакан на стол, и улыбнувшись проходившей мимо паре.
Выражение лица Майкла не изменилось, когда он вновь посмотрел на неё.
- Одно очко в твою пользу, - шепнул он, убирая назад, упавшую ему на глаза, прядь волос.
Никита моргнула, вновь вернувшись к изучению ножа. Решив позволить ему взять на себя инициативу, она успокоилась, глядя своими синими глазами на его мускулистое тело.
- У нас мало времени, - разрушил он, наконец, тишину между ними.
- Да, я знаю.
- Ты бы хотела провести его со мной?
- Ты дразнишь меня (вообще- то тут была фраза You’re kidding, что переводится как врешь, но это как-то по смыслу больше подошло).
- Нет, я не дразню тебя (I don’t kid переводится, как я не делаю ребенка, очень двусмысленно, как-то получается).
Никита усмехнулась, затем, наклонившись вперед, произнесла:
- Нет? Тогда я не понимаю что ты делаешь.
Замолчав на мгновение, она спросила:
- Почему?
Майкл наклонился вперед, накрыв своей ладонью её руку, лежащую на кружевной скатерти.
- Почему нет? – уклонился он от прямого ответа, заставив её опустить голову. Через мгновение, она посмотрела ему прямо в глаза:
- Хорошо… конечно. Действительно почему нет, Майкл.
Оставшаяся часть завтрака, прошла в ничего не значившей беседе. Покончив с едой, они вышли из-за стола. Расплатившись с Мэри, они попрощались с ней, и вышли на улицу.
- Спасибо за завтрак. Это было здорово.
Застегнув куртку, он повернулся, чтобы посмотреть на неё.
- Да, это было здорово.
Вытащив волосы из-под воротника, он надел шлем.
Никита, убрав с лица длинный светлые пряди волос, надела шлем, и попыталась застегнуть неподатливый ремешок.
Заметив, что у неё не получается застегнуть ремешок, Майкл снял одну перчатку, которую он только что надел, мягко отвел её руки. Внимательно глядя на неё, он быстро застегнул её ремешок, и протянул ей её перчатки.
- Спасибо.
Кивнув ей, он сел, перекинув ногу через мотоцикл, и завел мотор.
Никита надела кутку и села позади него. Стараясь устроиться поудобней, она ощущала его натренированное тело между своих бедер.
Они выехали со стоянки, и двинулись вдоль тенистой улицы.
Внезапно Майкл приостановился на обочине дороги, и вновь переместил её руки с его бедер на свою талию. Вновь тронувшись по дороге, он прибавил скорости, оставляя позади медленно движущийся транспорт. Они все ещё были далеко от города, и Никита мудро молчала не задавая вопросов относительно того, куда они направлялись. Терпению она научилась у него, за те два года, которые он её обучал.
Вместо этого, она изучала пейзаж вокруг, наслаждаясь яркими красками листвы, ясным небом, чистым воздухом. Но больше всего она наслаждалась чувствуя его тело рядом с ней, которое согревало её, когда подул холодный ветер, когда они приблизились к океану.
Поддавшись внезапному порыву, она сняла свои перчатки, положив их между ними, и просунула свою руку под его куртку.
Вздрогнув, Майкл попытался расслабить мышцы живота, которые напряглись в ответ на её смелые действия. Не отрывая взгляда от дороги, он был под властью ощущений, которые были вызваны движением её пальцев, прикасающихся к его теплой коже.
Никита усмехнулась, почувствовав его реакцию, на её действия. Если он хотел поиграть с ней, она ответит тем же. Прижавшись к его спине своей грудью, она ощутила, как напряглись его мускулы под курткой.
- Все нормально, - невинно спросила она. Звук её голоса, в его шлеме, заставил его кровь быстрей бежать по венам.
- Да, все прекрасно, - сказал он, удивившись, как хрипло прозвучал его голос.
Дальнейший путь они проделали в тишине, нарушаемой только их дыханием. Вскоре они подъехали к месту, которое, как оказалось, было конечным пунктом их назначения.
Никита огляделась вокруг. Они были на утесе, с которого открывался прекрасный вид на океан. Кроме них вокруг не было ни души, лишь на горизонте виднелись несколько рыбацких лодок.
Майкл остановил мотоцикл, и заглушил двигатель.
Внимательно наблюдая за мужчиной перед ней, Никита и не подумала убрать руку, с интересом ожидая его дальнейших действий.
Сделав глубокий вдох, Майкл медленно снял свои перчатки, и, затем, снял свой шлем, полностью осознавая, что ему все сложней справиться с огнем, который разжигают в нем её руки.
Никита, наблюдая за движением его рук, с легким страхом ожидала дальнейшего развития событий.
- Ты собираешься, весь день держать свою руку под моей рубашкой, или мы все же сойдем с мотоцикла?
Никита небрежно пожала плечами.
- А что ты предпочитаешь? – спросила она, слегка приглушенным из-за шлема голосом, но он явно расслышал провокационные нотки в её голосе.
Слегка повернув голову, он вытащил её руку из-под своей рубашки, и медленно направил её вниз.
Никита, затаив дыхание, спрашивала себя, как далеко он зайдет. Впрочем, долго задаваться этим вопросом ей не пришлось, поскольку он продолжал до тех пор, пока кончики её пальцев не коснулись его промежности.
- Мне так нравится намного больше, - вкрадчиво произнес он.

ЧАСТЬ 4.
Высвободив свою руку, она, проведя ею по выпуклости на его штанах, потянулась к ремешку под своим подбородком. Сняв свой шлем, она положила подбородок на его плечо, рукой сдвинув его волосы в сторону, обнажая кожу его шеи.
- Я держу пари, что это так, - шепнула она, и нежно подула на его кожу, которая моментально покрылась мурашками.
Майкл, внутри которого бушевала война эмоций, моргнул своими зелеными глазами, пытаясь вернуть утерянный над собой контроль. Она всегда была способной ученицей, прекрасно усвоила уроки Медлин. Та научила её использовать свою женственность, и, несмотря на весь его опыт, он не мог противостоять ей.
Встав, Майкл слез с мотоцикла, его шлем, с глухим стуком, упал на землю. Никита, проследив за его падением, посмотрела на стоящего перед ней мужчину, с удивлением глядя на то, как он забрал её шлем из её рук, и бросил его к своему.
Не говоря ни слова, Майкл стащил её с мотоцикла. Взяв её за талию, он прижал её к себе так, что их лица оказались в дюйме друг от друга.
У Никиты не было выбора, кроме как обнять его своей рукой, поскольку, когда он отошел от мотоцикла, оказалось, что её ноги не касаются земли. Ей было трудно дышать, поскольку он сильно прижал её к себе, заставив её слегка приоткрыть рот, что бы глубоко вдохнуть.
Мгновенно, Майкл преодолел расстояние, разделявшее их губы, закрыв ей рот страстным поцелуем.
Пальцы Никиты оказались в его волосах, сильнее прижимая его к себе. Со стороны казалось, что они “пожирают” друг друга.
Его язык “требовал” войти внутрь, и она быстро и охотно уступила ему, позволяя “пробовать” на вкус нежную бархатистую поверхность.
Никита почувствовала жесткий ствол дерева позади неё, когда он, наконец, позволил её ногам коснуться земли. Она чувствовала его взгляд на себе во время их поцелуя, но её это совершенно не смущало, а скорей странно возбуждало.
Наконец, оторвавшись от неё, он сделал шаг назад, и посмотрел на неё, на её порозовевшее лицо, припухшие губы, на часто вздымающуюся грудь. Она была мечтой любого мужчины, и он, вновь, проклял тот день, когда впервые увидел её.
- Я не должен был привозить тебя сюда, - произнес он, стараясь, что его голос прозвучал спокойно, ни чем не выдав суматоху внутри него.
Никита, сглотнув, облизнула губы, пораженная, что простой поцелуй, вызвал у неё такое безумное желание. Резко схватив его за руку, она грубо толкнула его назад, заставив упереться спиной в ствол дерева. Используя вес своего тела, она сильней прижала его к дереву, и медленно потянула вниз молнию на его куртке.
- Даже не думай, о том, чтобы остановиться, Майкл, - сердито шепнула она ему, проводя языком по его подбородку, чувствуя его слегка отросшую щетину.
Расстегнув молнию, она с нетерпеливым стоном стащила её с его плеч.
Майкл смотрел на неё, потерявшись в её синих бездонных глазах, видя как в них вспыхивают искры желания, когда она стаскивала с него куртку, чувствуя, как её пальцы сжимают его рубашку.
- Ты хотел меня вчера вечером… у Субы… - шептала она, чувствуя его пальцы в её длинных волосах, когда она касалась губами его шеи, вынуждая его поднять голову вверх.
Майкл закрыл свои глаза, зная, что он проиграл это сражение. Он был слишком слаб, чтобы отказаться от неё, от её нежных губ, плавных линий её тела, её голоса…
Он потянул её вниз, так чтобы она оказалась под ним.
- Да, я хотел тебя, - тихо выдохнул он, удерживая её за её волосы.
- И я все ещё хочу тебя, - добавил он.
Никита положила руки ему на бедра, вынуждая его опуститься вниз на неё. Она немедленно ощутила, насколько он возбужден, и порочно улыбнулась.
- Ты всегда хочешь, - дразняще произнесла она, проведя языком по его губам.
Майкл поймал её язык губами, и, прежде чем она успела отреагировать, поцеловал её. Когда он оторвался от её губ, она жадно вдохнула воздух.
- Да, и всегда буду, - шепнул он ей в ухо.

ЧАСТЬ 5.
Майкл смотрел вниз, в её глаза, глаза, которые держали его эмоциональным заложником в течение двух прошедших лет. Глаза, которые принадлежали сильному противнику, партнеру, подруге. В ней было все, что он мечтал увидеть в женщине. Она была сильной, сострадательной, эмоциональной, равной ему практически во всем, это было очень опасно. Он чувствовал её пальцы, ласкающие его спину под рубашкой, чувствовал её ногти, которыми она слегка царапала его спину, когда они, сплетенные в объятьях, лежали на холодной земле. Её рот был слегка приоткрыт, её дыхание смешивалось с его, и решительность покинула его, быстрей, чем когда-либо.
- Майкл, ты слишком много думаешь, - произнесла она, целуя его шею, а затем, глядя в его глаза, опустила голову на землю, на ковер из ярких листьев под ними.
Майкл покачал головой, его руки нежно ласкали кожу на её тонкой шее.
Никита нетерпеливо застонала, и слегка толкнула его, вынуждая его перевернуться так, чтобы он оказался под ней. Сев на него, она сняла с себя куртку, бросив её на землю рядом с ними.
Майкл смотрел на неё, в его глазах горело желание. Нежно сжав руками её бедра, он наблюдал за тем, как она медленно потянула вверх футболку, обнажая прекрасную грудь.
Никита, слегка прикусив губу, смотрела на него затуманенным взглядом, её длинные светлые волосы в беспорядке лежали на её плечах, спускались на её грудь, скрывая её, но, позволяя видеть её напряженные соски.
Они смотрели друг на друга несколько секунд, после того, как она бросила футболку рядом с курткой. Медленно, она провела руками по его плоскому рельефному животу, и остановилась на первой из пяти пуговиц на его штанах.
- Ты действительно хочешь меня? – дразняще спросила она, слегка передвинув бедра, чувствуя под собой твердую выпуклость.
Они оба знали, что играют в опасную игру искушения, которая могла оказаться смертельной для них обоих, если Отдел когда-нибудь узнает об этом.
- Остановись…
Майкл сел, сдвинув немного её бедра, ближе к своим коленям. Одной рукой он обнял её обнаженное тело, другой же, повернувшись назад, взял её футболку, и протянул её ей.
Никита в замешательстве смотрела на то, как он прикрывает футболкой её обнаженную грудь.
- Ты знаешь, что я хочу тебя, но не здесь… - произнес он, проведя рукой по спутанным волосам, вытаскивая из них пару листьев.
- Не сейчас, - добавил он, коснувшись большим пальцем её губ.
Его слова были для Никиты подобно пощечине. Никита вскочила с его коленей, отошла, и, повернувшись к нему спиной, быстро одела футболку.
- Господи, Майкл, ты и в жизни такой же, как в Отделе, - разъяренно прошипела она, заправляя футболку в брюки.
Майкл легко встал на ноги, и тоже начал одеваться. Он видел, что она злиться, её желание спрятать от его глаз свое тело говорило о её чувствах. Он знал, что было ошибкой позволять им зайти так далеко, и он проклял себя за то, что позволил своим чувствам взять верх над собой.
Никита наклонилась, чтобы поднять куртку с земли, и резко встряхнула её, очищая от прилипшего мусора.
Майкл подошел к ней, обнял её за талию, и крепко прижал к себе.
- Кита… - Его голос, рядом с её ухом, был подобен жидкому бархату, и она закрыла глаза, отчаянно пытаясь остаться безразличной.
Она чувствовала запах его одеколона, исходящий от его одежды, запах его кожи, и это сводило её с ума.
- Не здесь… не сейчас… Потерпи немного.
- Ты действительно всегда держишь под контролем свои чувства, не так ли? – недоверчиво спросила она, повернувшись в его объятьях так, чтобы взглянуть на его лицо.
- Только когда это необходимо, - тихо ответил он, любуясь ею.
- Давай поужинаем сегодня вечером у тебя? Я буду готовить, - предложил он, слегка отстранившись, чтобы застегнуть молнию на её куртке.
Никита слегка наклонила голову, как бы обдумывая его предложение, но уже зная, что примет его, несмотря на ссору с ним.
- Мясо, запеченный картофель?
Майкл притянул её ближе за воротник куртки, и крепко поцеловал её.
- Если это то, что ты хочешь, да, - сказал он, оторвавшись от её губ.
Никита обняла его за бедра, и не смогла сдержать улыбку.
- Иногда я тебя ненавижу, - сказала она, разрешив ему поцеловать её ещё раз.
- Я знаю.

ЧАСТЬ 6.
Медленно и неторопливо возвращались они назад в город.
Большую часть дороги, Майкл думал о том, что произошло, о ней, сидящей на нем, о её губах, припухших от его поцелуев, и соблазнявших его подобно дьяволу. Миллион раз, он был готов отказаться от ужина с ней, и миллион раз был готов вновь согласиться. Она была для него подобно наркотику. Без неё он был несчастен, без неё он сходил с ума. Когда он был с ней, он испытывал те же чувства, только более приятные. Он слегка нахмурился, его пугал тот факт, что женщина, поселившаяся в его сердце, имела такую власть над ним. Чувства, которые он к ней испытывал, были чем-то похожи на те, которые он испытывал к Симон, но все же были другими. С Никитой это было похоже на фейерверк, это было сумасшествием. Он часто нарушал правила Отдела, чтобы защитить её. Симон была равна ему, но он никогда не чувствовал к ней ничего подобного тому, что испытывал к Никите. Если бы он не был скептиком, то он бы сказал, что нашел свою вторую половинку.
Вскоре впереди показался город. Остались позади тихое кафе, восхитительные осенние пейзажи, чистый воздух. Вновь их окружали серые улицы, торопливые прохожие, потоки машин. В конце концов, они подъехали к её дому, и Майкл заглушил двигатель.
Никита легко слезла с мотоцикла. Майкл слегка потянул её так, чтобы она оказалась прижатой к его ноге. Сняв перчатки и шлем, он подождал, пока она снимет свои.
Тряхнув волосами, Никита положила перчатки внутрь шлема, и протянула его ему.
- Ты действительно будешь готовить ужин для нас, сегодня вечером, или мне только показалось, что ты это предложил?
Майкл, положив себе на колени шлем, посмотрел на неё взглядом, который так её раздражал.
- Майкл, я не умею читать мысли. Ты должен открыть рот и сказать хоть что-нибудь, - с усмешкой произнесла она.
Майкл погладил её бедро, а затем задумчиво наклонил голову, передразнивая её.
- Да, конечно. Я вернусь позже.
Никита вопросительно посмотрела на него.
- Я не смогу приготовить ужин без необходимых продуктов, - сказал он, заметив её взгляд.
Убрав руку от её бедра, он надел шлем.
Никита отошла от мотоцикла, стараясь не столкнуться с прохожими, наблюдая, как он уезжает.
- Очень типичное для тебя поведение… уехать и не сообщить, когда приедешь… Ох, Майкл… - ворчала она, убирая волосы назад, наблюдая за ним, пока он не исчез из поля её зрения.

Майкл расплатился в кассе, и покинул магазин, с двумя бумажными пакетами с продуктами. Улицы были уже не столь многолюдны как днем. Быстро приближающаяся ночь, заставила людей скрыться в своих домах, прячась от ночной жизни улиц. Поставив пакеты на крышу своей машины, он выключил сигнализацию. Открыв дверь, он поставил пакеты на переднее пассажирское сидение, захлопнул дверь, и, обойдя машину, сел на водительское место. Застегнув ремень безопасности, он выехал со стоянки, направившись в сторону её дома.
Никита, на которой кроме нижнего белья ни чего не было, в глубокой задумчивости стояла перед распахнутыми дверцами огромного шкафа.
- Слишком большой выбор, слишком мало времени, - пробормотала она, бросив нервный взгляд на часы. Сев на край кровати, она смотрела на висевшую одежду. Посмотрев на черный вязаный топ и подходящие к нему брюки, она вздохнула.
- Слишком сексуально, - проворчала она, вешая их обратно.
Достав легкую розовую блузу и белые брюки, она окинула их критическим взглядом.
- Оххх… слишком приторно, - снова вздохнула она, убирая их.
Внезапно в её глазах вспыхнул огонь. Она достала изумительное длинное прямое платье, изумрудного цвета. Надев платье и босоножки со шнуровкой, охватывающей ноги до середины икр, она подошла к зеркалу. Отражение сказало ей, что она выглядит восхитительно. Она улыбнулась себе, она кокетливо призналась:
- Прэээлесть… просто восхитительна… одним словом – красавица…
Смеясь, она повернулась и вернулась в спальню, чтобы поднять с пола, и повесить в шкаф разбросанную одежду.
Она поставила диск с джазовой музыкой, настроив звук так, чтобы музыку было слышно, но при этом она не заглушала бы их голоса.
Стук в дверь заставил её вздрогнуть, так стучаться мог только он. Улыбнувшись, она подошла к двери, и увидела, на экрана монитора, стоящую перед её дверью, знакомую фигуру с двумя бумажными пакетами в руках.
Внезапно он посмотрел прямо в камеру, как будто знал, что она наблюдает за ним.
Проведя рукой по волосам, она открыла дверь, и слегка посторонилась, пропуская его вперед.
- Привет, - небрежно произнесла она.
Майкл посмотрел на неё, и слегка улыбнулся.
- Привет.
Его голос вызвал у неё дрожь, которую она постаралась скрыть.
- Входи, - пригласила она его, вдыхая аромат его одеколона.
Этот запах напомнил ей, обо всем, что произошло сегодня днем, вызвав у неё смущенный румянец. Закрыв за ним дверь, она по привычке включила систему безопасности.
Майкл прошел на кухню, поставил пакеты на стол, и, затем, снял свое пальто. Никита взяла его пальто у него, чтобы повесить в шкаф. Он был как всегда одет в черное, но с небольшим отличием. Тяжелый готический крест, из золота и серебра, висел на его шее, на короткой золотой цепи. Его вьющиеся волосы свободно свисали вниз, смягчая черты его лица.
Он достал бутылку вина, поставил её на стол, затем принялся распаковывать второй пакет.
- Ты прекрасно выглядишь, - его голос заставил её вздрогнуть.
- Прости… твой вид сильно отличается от обычного… твои волосы… - повернувшись к нему, она замолчала.
Майкл, держа в руках упаковку с мясом, внимательно посмотрел на неё.
- Мне нравиться… - добавила она быстро, подумав, что он мог воспринять её комментарий как критику.
- Спасибо, - сказал он, положив мясо рядом с плитой.
- Я вымыл их, и не смог ничего с ними сделать.
Никита хихикнула, и подняла на него смеющиеся глаза.
- Майкл Сэммюэль… Мне это кажется, или ты действительно пошутил?
Майкл кивнул, продолжая разбирать пакет.
- Я иногда это делаю, - спокойно произнес он.
Никита села на высокий стул перед ним.
- Да? Когда? – спросила она, убирая пустые бумажные пакеты, пока он убирал сливки в холодильник.
- Это классифицируется.

ЧАСТЬ 7.
- Обрати внимание… Танин – вещество, вырабатываемое виноградом в вине.
- Ах, классифицируется? Держу пари, что это так, - рассмеялась Никита, взяв бокал с вином, которое он ей налил.
Майкл поднял свой бокал, ожидая пока она присоединится к нему. Никита поднесла свой бокал к его, и они соприкоснулись с мягким звоном.
- За признание, - произнес он тихим голосом, глядя на неё немигающим, странно спокойным взглядом.
Никита на мгновение отвела взгляд и кивнула.
- За признание, - повторила она, не совсем понимая, что он имеет в виду.
Сделав глоток, Никита изумленно подняла бровь.
- Ничего себе… оно более сухое, чем я ожидала. Итальянское? – спросила она, рассматривая темно-красную жидкость в бокале.
- Да, - кивнул Майкл.
- Ммммм… Отличный выбор. А ты случайно не принес вторую бутылку?
Майкл, поставив свой бокал на стол, и продемонстрировал вторую бутылку.
- Ты подумал обо всем, - рассмеялась Никита.
Она пила вино, и смотрела на него, слегка наклонив голову.
«Нет, не обо всем, - подумал он, - я не подумал о том, что я могу так сильно влюбиться в тебя».
Он поставил вторую бутылку вина на кухонный стол, благодаря Бога, что его руки не дрожат.
Никита прошла к одному из кресел, стоящих в гостиной, и села, изящно закинув ногу на ногу.
Вскоре, Майкл присоединился к ней, сев напротив в точно такое же кресло, и внимательно изучая её.
Она всегда соблазняла его, даже сейчас, сидя напротив, её глаза звали его, её губы соблазняли его. Наблюдая, как она слизывает вино со своих губ, он откинулся назад, закинул ногу на ногу (вообще тут конкретно описывается его поза, его лодыжка лежит на его бедре, но сказать это человеческим языком у меня не получилось), эффективно скрыв результат её опьяняющего воздействия на него. Он был рад, что в его гардеробе преобладает черный цвет. Это помогало ему скрывать множество грехов. Но не все.
- Тебе идет зеленый цвет, - сказал он, сделав глоток из своего бокала.
Ему казалось смешным, испытывать такое возбуждение и неуверенность. Он мог убивать средь белого дня, соблазнять дочь бандита, вводить в заблуждение начальство, и при этом оставаться спокойным. Сейчас же он пьет с ней вино, и чувствует себя шестнадцатилетним мальчишкой на своем первом свидании. Внезапно поняв, что она что-то сказала ему, он произнес про себя замысловатое проклятие, поскольку совершенно не слышал её.
Никита улыбнулась, наслаждаясь богатым вкусом вина, понимая, что для его самолюбия повергается серьезному испытанию. Она видела, как воздействует на него.
«Прогресс налицо» - подумала она, покачивая ногой, и ожидая продолжения разговора, который он начал.
Майкл не мог оторвать взгляда от её стройных ног. Зеленый материал её платья мерцал, скользя по её лодыжкам, когда она слегка покачивала ногой. Вид её лодыжек, охваченных кожаными шнурками её босоножек, сводил его с ума. Его язык, казалось, стал большим и неповоротливым. Она играла на его нервах, подвергала адским мучениям, но он наслаждался каждой секундой проведенной с ней.
Он провел пальцем по краю бокала, вызвав тем самым нежный жужжащий звук.
Никита, прикусив губу, наблюдала за движением его пальца, чувствуя жгучее влечение. Она вспомнила ощущения, которые дарили ей его руки. Эта мысль вызвала у неё румянец, который он заметил, но не как не прокомментировал это.
Никита взглянула на него, её синие глаза казались еще больше при таком освещении, воздух между ними был на электролизован до предела.
- Медлин интересовалась тобой сегодня.
Его слова застали её врасплох, она вопросительно посмотрела на него, ожидая подробностей. Майкл видел её замешательство, и улыбнулся, убрав прядь волос за ухо.
- Oceanside (лично я такого слова в словаре не нашла, если кому удастся найти, напишите, самой очень интересно, что это означает), - мягко добавил он, наслаждаясь звуками музыки.
- Почему это? Я потерпела неудачу… к несчастью, - усмехнулась она, играя с маленьким зеленым изумрудом, висящим на тонкой цепочке у неё на шее. Это был её подарок самой себе после миссии в Брюсселе, в прошлом году. Она увидела этот кулон на витрине ювелирного магазина, и она, поддавшись искушению, купила его.
- Нет, это не так, - спокойно сказал он, наблюдая за ней.
- Правда? – спросила она его, посмотрев ему прямо в глаза.
Он кивнул, наклонившись вперед. Никита наблюдала за его покачивающимся крестом, слегка мерцающим в свете ламп.
- Да. Правда.
Взяв свой бокал, Майкл встал, и прошел в кухню. Никита наблюдала за тем, как он, взяв бутылку с вином, и направился к ней.
- Еще вина? – спросил он.
Никита кивнула, пытаясь справиться с волнением, и протянула ему свой бокал. Их пальцы соприкоснулись, и они оба резко отдернули руки. Внимательно посмотрев на неё, Майкл вернулся на кухню.
Никита посмотрела на огни города, отражавшегося в оконных стеклах. Она коснулась кончиками пальцев своих губ, затем встала, чтобы прикрыть балконную дверь. Теперь, когда солнце практически село, стало несколько прохладно.
Закрыв дверь и задернув тяжелые шторы, она повернулась, и, наблюдая за ним, сильно сжала ручку двери, позади неё. Он был там, принадлежал ей. Она вдруг ясно увидела их совместную жизнь, их детей, семейный ужин, смех, звук телевизора, с мультиком на экране, и его, улыбающегося ей, и просящего детей не шуметь за столом. Видение было прекрасно. Возможно, именно об этом она будет думать перед смертью.

ЧАСТЬ 8.
Вскоре они сидели за столом, и ужинали.
Отложив свои нож и вилку, Майкл, пристально глядя на неё, поднял бокал.
Никита проглотила кусочек картофеля и коснулась губ салфеткой. Подняв свой бокал, она смотрела на него, ожидая его тоста.
- A la Vie (зачем портить звучание переводом), - произнес он.
Никита слегка улыбнулась.
- A la Vie, - повторила она, под нежный звон бокалов.
Медленно сделав глоток, они оба смотрели друг другу в глаза, не в силах отвести взгляд.
Никита подрагивающей рукой поставила бокал вниз, с трудом отвела взгляд, постаравшись сосредоточиться на тарелке с едой.
- Было очень вкусно.
Мясо было прекрасно прожарено, снаружи оно было покрыто хрустящей корочкой, внутри же оно было нежным и сочным. Картофель, приправленный специями, был золотистым, свежий горошек был к нему прекрасным дополнением. Подобный ужин оставил бы довольным любого гурмана.
- A la Vie… интересный тост. Разве это не означает жизнь? – спросила она.
Майкл кивнул, сделав глоток вина. Он понимал, что слишком много пьет, но он, казалось, не мог остановиться. Он чувствовал то, что не чувствовал уже давно. Он знал, что их не вызовут в Отдел раньше следующего утра, если только не случиться всемирный кризис.
- Да.
Майкл взял одну горошину, и положил её в рот. Никита смотрела на него с большим интересом, она никогда не видела, что бы он пользовался не вилкой, а руками. Внезапно ей в голову пришла мысль, которая её очень развеселила. Похоже, он выпил слишком много вина.
- Почему такой странный тост? Ты не похож на человека говорящего что-то подобное, - произнесла она, сделав глоток из своего бокала.
Майкл лениво смотрел на неё, скрестив руки на животе.
- Ты не знаешь меня, Никита, - сказал он, пристально глядя в её синие глаза.
Сейчас он хотел оказаться в одной постели с ней, хотел чувствовать её тело, извивающееся под ним, хотел чувствовать, как её ногти впиваются в его кожу, слышать её голос, произносящий его имя. Тряхнув головой, он вернулся к действительности.
- Иногда понять кто ты на самом деле, очень трудно, Майкл, - задумчиво произнесла она, убирая длинную прядь с лица.
Майкл, наклонив голову, допил вино и поставил на стол пустой бокал.
Никита нервно сглотнула, безумно желая оказаться в его объятьях.
Внезапно, Никита услышала, что Майкл тихонько мурлыкает в такт звучащей музыке (кроме мурлыкает, ничего на ум не пришло, не писать же, что он мычит), и это поразило её. Этот мужчина был создан для любви, а не для убийства. Она вращала в руке бокал с вином, наслаждаясь общением с ним.
Майкл смотрел на неё, своими зелеными глазами. Внезапно, он встал и, подойдя к ней, протянул ей руку.
Никита посмотрела на его руку, а затем удивленно посмотрела на него.
- Потанцуешь со мной? – спросил он, вопросительно глядя на неё.
Кивнув, Никита протянула ему руку, позволяя увлечь себя на середину гостиной.
Повернувшись к ней, он притянул её к себе.
Никита обняла его, чувствуя нежные сильные руки на своем теле. Майкл провел рукой по её спине, и, остановившись чуть ниже талии, сильней прижал её. Опустив взгляд вниз, Никита наблюдала за движением их тел, похожим на движение жидкой ртути (из песни слов не выкинешь).
Майкл вдыхал нежный аромат мандаринов, исходящий от её волос, напомнивший ему о саде, за окном кафе, где они сегодня были. Это был её запах, запах который сводил его с ума. Эта женщина проникла в его кровь, подобно наркотику, проникла в его мозг, сердце…. Чувствуя её гибкое тело прижатое к нему, он хотел взять её на руки, отнести её к её постели, и заниматься с ней любовью всю ночь.
Материал её платья, гладкий как шелк, был теплым под его ладонью. Сделав медленный глубокий вдох, он слушал её дыхание, чувствуя как сильно бьется его сердце в его груди. Не произнося ни слова, они медленно танцевали посреди гостиной.
- Ты хотела знать, кто я на самом деле… - его голос вызвал дрожь в её позвоночнике.
Она открыла глаза, чувствуя его щеку, прижатую к её щеке.
- Я – человек, который проиграл сражение с собой. Я – человек, который вновь вернулся к жизни.
Он на мгновение приостановился, слегка повернув голову, коснулся губами её щеки.
- Это ты, войдя в мой мир, вернула меня к жизни…

ЧАСТЬ 9,
Майкл провел рукой по её бедру, остановившись на её мягких ягодицах, он нежно коснулся языком её щеки.
Никита напряглась в его руках, неспособная поверить в происходящее. Но все же она не хотела, чтобы это прекратилось. Если это её единственный шанс узнать его с этой стороны, быть с ним, любить его… Что ж, пусть будет так, она слишком долго мечтало о нем, чтобы остановиться.
Майкл закрыл глаза, притягивая её к себе ещё ближе, он испытывал беспокойство, счастье и грусть одновременно. Чувство женщины в его руках, женщины о которой он заботился, которая была ему не безразлична, заставляло его чувствовать его то, что он не чувствовал уже очень давно.
«Что, для меня, значит эта женщина? Она волнует меня, злит меня, и заставляет меня нарушать правила», - подумал он про себя, наслаждаясь её ароматом, зная, что она испытывает к нему похожие чувства. Он нравился ей, он понял это практически в первый день, когда они познакомились. Это было настолько очевидно для него, из её взглядов украдкой, которые она бросала на него, когда она думала, что он не видит. Медлин научила его “читать” чувства женщины, интуитивно угадывать её желания. Никита была молода, наивна, у неё не было большого опыта общения с мужчинами, она даже не представляла, насколько явными для него были её чувства. Пожалуй, именно это и покорило его вначале, заставив начать борьбу с самим собой, так как он не желал принять свою другую сторону, вновь. Теперь он знал, что проиграл это сражение, но он также понимал, что, в конце концов, он выиграет войну.
- Майкл, скажи что-нибудь, - дрожащим голосом попросила она, вызвав у него улыбку.
Он отвел голову назад, чтобы посмотреть на неё. Её щеки покрывал румянец, её глаза казались огромными в слабом освещении. Он изучал её лицо, изгиб шеи, плечи. Кончиками пальцев он коснулся её ключиц, между которыми лежал изумруд.
Майкл медленно поднял руку, и вытащил из её волос заколку. Вид её распущенных волос, упавших вниз на её плечи, вызвал у него вздох наслаждения. Он провел невидимую линию на её щеке, затем коснулся её плеч, нежно погладил их, слегка сдвинув бретельку.
Никита, затаив дыхание, смотрела на его крест.
- Слова не нужны, - шепнул он, приподняв её лицо за подбородок.
Майкл взял прядь её волос, наслаждаясь их мягкой шелковистостью. Он видел, что она возбуждена, но он не хотел торопиться. Взяв её лицо в руки, он поцеловал её, ощущая вкус вина на её губах. Не закрывая глаз, он наблюдал затем, как она расслабляется под его поцелуями.
Никита, слегка вздохнув, застонала от удовольствия, когда он провел языком по её губам, как бы спрашивая разрешение проникнуть внутрь. По-прежнему охотно, она дала согласие, положив руки на его мускулистую спину, и прижавшись к нему.
Их поцелуй быстро перерастал во что-то большее, и он отступил, по-прежнему прижимая её к себе.
- Ты знаешь, что это очень опасно, - серьезно сказал он.
Никита, не отводя от него глаз, кивнула.
Майкл, внимательно глядя на неё, сделал несколько шагов назад, зная, что и он и она безумно хотят друг друга.
Никита следовала за ним, когда он, пятясь назад, подошел к лестнице, ведущей в её спальню.
Поднявшись по лестнице, Майкл подошел к кровати.
Никита, прикусив губу, наблюдала за его движениями, похожий со своей кошачьей изящностью, на пантеру, любуясь его мощным телом.
Остановившись, Майкл, глядя ей в глаза, снял свою обувь.
Никита смотрела на мужчину своей мечты, не в силах поверить в исполнение всех её фантазий. Она не могла отвести взгляд от его рук, когда он медленно расстегнул свой ремень, и, вытащив его, расстегнул верхнюю пуговицу на своих брюках.
Никита почувствовала возрастающее напряжение в низу живота, наблюдая за тем, как он раздевается.
Двумя руками он вытащил свитер из брюк, позволяя ему свободно повиснуть, скрывая (увеличенную промежность) от её голодных глаз.
Майкл наблюдал за ней, понимая, как воздействует на неё. Её щеки порозовели, её синие глаза, горевшие желанием, возбужденно расширились, когда он медленно стянул свитер.
Никита с восторгом смотрела на его обнаженный торс, его твердые мускулы. След темных вьющихся волос терялся под его брюками. Она часто с тихим желанием наблюдала за ним, во время обучения в Отделе, всегда с интересом думая о том, что скрывается под его одеждой. Теперь, когда она знала, она не была разочарована. Его длинные темно-рыжие волосы были взъерошены, они падали ему на глаза, придавая ему мягкий, но в тоже время опасный вид.
Майкл бросил свитер на кровать, и улыбнулся, когда увидел, как она, взяв его, поднесла к лицу, и, глядя на него немигающим взглядом, вдохнула его запах.
Никита внезапно поняла, что теперь всегда будет принадлежать ему.

ЧАСТЬ 10.
- Ты все ещё можешь остановить это, Никита, - его голос звучал спокойно, но в его глазах бушевал пожар.
Никита, по-прежнему не выпуская из рук его свитер, покачала головой.
- Нет. Я хочу этого.
- Если об этом узнают…
- Мне все равно, Майкл.
- Сними свое платье для меня, - спокойно попросил он, коснувшись рукой своего креста.
Никита замерла на мгновение. Медленно разжав пальцы, она позволила свитеру упасть к её ногам, затем завела руки за спину, чтобы расстегнуть молнию на платье. Медленно расстегивая замок, она с тревогой сглотнула, её тело было объято огнем и льдом одновременно. Закрыв глаза, она медленно спустила с плеч бретельки, позволяя платью соскользнуть на бедра. Никита чувствовала, что близка к оргазму, хотя он ещё даже не коснулся её. Прохладный воздух коснулся её обнаженного тела, заставив её прийти в себя.
Майкл наблюдал, как платье медленно соскользнуло вниз, с её бедер, превращаясь в лужу из зеленого атласа. Майкл, восхищенно затаив дыхание, смотрел на неё. Она была беззащитна и смертельно опасна одновременно. Пламенная комбинация ведьма и ангела, сочетание, которое было столь же опьяняющим, как то вино, которое они пили.
Никита скрестила руки, прикрывая грудь. Она чувствовала неуверенность, страх, и все же её переполняло нетерпение.
- Никита…
Звук его голоса заставил её открыть глаза, чтобы посмотреть на него. Его лицо было восторженным, когда он протянул ей руку.
Когда она подошла к нему ближе, он притянул её к себе.
Майкл заметил, что они почти одного роста, но он все же был немного выше (по-моему - на 5 см.), поэтому, что бы посмотреть ему в глаза, ей было нужно слегка поднять голову.
Майкл коснулся изумруда, на золотой цепочке.
- Ты делаешь этот камень, еще более драгоценным, - прошептал он.
Прежде чем, Никита успела поблагодарить его, он легко поднял её, взяв за талию, и мягко опустил её вниз, на постель.
Никита приподнялась на локтях, когда он отступил, разочарованная тем, что он не остался с ней.
Встав, Майкл расстегнул брюки.
Никита наблюдала широко открытыми глазами, как он снимает с себя брюки. Она с трудом сдержала стон восхищения, когда он, наконец, сняв всю одежду, оказался абсолютно обнаженным. Он был совершенен. Его тело было мощным, поджарым. В тусклом свете было ясно видно, что работа в Отделе сделала его мускулатуру более мощной и совершенной.
Её глаза медленно скользнули вниз, изучая очевидные признаки его желания.
Как в замедленной съемке, он лег на неё всем своим весом, инстинктивно зная, что она этого хотела.
Лежа в кольце его рук, Никита улыбнулась, когда он поцеловал её плечо. Холод его креста, заставил её вздрогнуть.
- Я почувствовал огонь внутри, как только встретил тебя, - его голос таял рядом с её ухом, когда он осторожно раздвигал её ноги.
Помогая ему, Никита слегка согнула ногу, ожидая, что он войдет в неё.
- Майкл, пожалуйста…

Она почти умоляла взять её сейчас же.
Подняв голову, он посмотрел вниз на неё, запоминая черты её лица.
Никита слегка приоткрыла рот, желая, чтобы он взял её немедленно.
Он чувствовал её жар, соблазнявший его как ни что другое, чувствовал её влажность, притягивавшею его подобно тому, как мотыльков притягивает пламя, он хотел узнать её, хотел знать что это такое – быть с ней наедине. Внутри Майкла шла война, одна его часть требовала встать и уехать, другая – остаться с ней. Он боролся за контроль над собой, боролся с желанием войти в неё, заполнив её своей любовью.
Чувство её ног, охватывающих его бедра, чтобы притянуть его ближе, заставило потерять его остатки контроля над собой, и он вошел в её горячее влагалище.
Задохнувшись от наслаждения, они шептали имена друг друга, когда он остановился, что бы она могла привыкнуть к нему.
Никита чувствовала, что он полностью заполнил её, причиняя легкую, но приятную боль.
Майкл опустил голову вниз, страстно целуя её, его язык проник внутрь, также как его член ниже.
Никита застонала, почувствовав, как он продвинулся глубже, вызвав приятную дрожь внутри.
Его руки крепко прижимали её к себе, его мощное, тяжелое тело, во время фрикций, с силой вдавливало её в постель.
Они двигались в одном ритме, постепенно наращивая его.
Никита обняла его за шею, чувствуя, как по телу пробегают волны приближающегося оргазма.
Майкл, оторвавшись от её губ, часто и глубоко дышал, его бедра двигались все быстрей, он сходил с ума от чувства её выгибающегося тела под ним, от её голоса, выкрикивающего в экстазе его имя.
Закрыв глаза, он глухо зарычал, совершая фрикции внутри неё, желая, чтобы она забеременела, желая чтобы они могли свободно любить друг друга, желая чтобы он мог свободно любить её.
Никита чувствовала, его горячие слезы на своей шее, она протяжно закричала, достигнув пика.
Перед Майклом проносились видения их дома, полного любви и смеха, детей… их детей. Видя этот совершенный мир, слыша её дыхание, он сделал последний толчок, и, проливая свое семя глубоко внутри неё, он почувствовал что задыхается, под волнами накрывшего его наслаждения.
Придавив её своим телом, он позволил своим слезам свободно падать на её кожу, его тело дрожало, когда она гладила его.
- Шшш… Майкл… шшш… все хорошо…
Её голос был последним что он слышал, когда он позволил себе задремать в её руках, удовлетворенный чувствующий себя в безопасности, все ещё находясь внутри неё, все ещё наедине с женщиной, которую всегда будет верно любить.

ЭПИЛОГ.
Повернувшись, Никита услышала шум города, увидела солнечный свет, струящийся в открытое окно. Увидев, что его нет рядом, она села в кровати, притянув к себе одеяло.
- Майкл? – позвала она его, безуспешно пытаясь убрать с лица свои волосы.
Дверь её ванной открылась, и показался он, полностью одетый. Его волосы вновь были аккуратно убраны назад.
Она улыбнулась ему, когда он выключил свет, и заправил в брюки свой свитер.
- Я начала волноваться… я проснулась, а тебя не было рядом.
Майкл стоял перед ней, его пальцы сжаты в “замок”, он смотрел на неё так, как смотрел в Отделе.
Её сердце разлетелось на куски, когда он не улыбнулся и ни чего не сказал. Она почувствовала горечь и разочарование.
- Майкла, с которым я была вчера, больше нет, не так ли? – спросила она посмотрев на него.
Лицо Майкла было по-прежнему безразличным. Он посмотрел в окно, затем пристально посмотрел на неё.
- Я не могу дать тебе, то что ты хочешь.
Его слова причинили ей боль, она понимала, что дальше будет еще больней, поскольку она любит его. Эта мысль вызвала у неё слезы, которые скатываясь по щекам, падали на одеяло.
Во взгляде Майкла мелькнула боль, но это длилось всего секунду, перед тем как он восстановил контроль над собой, успешно сопротивляясь желанию обнять её.
- Не сейчас, Никита.
На мгновение между ними воцарилась тишина, затем зазвонил его мобильный.
Никита наклонилась, подняла с пола его телефон, и протянула его ему.
Взяв телефон, Майкл продолжал смотреть на неё.
- Да?
Он выслушал невидимого собеседника, затем отключил телефон.
- Я должен идти.
Прежде чем она успела что-нибудь ответить, зазвонил её телефон. Откинув волосы назад, взяв телефон, она поднесла его к уху.
- Жозефина.
КОНЕЦ.






 

#2
Delf
Delf
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2003, 18:28
  • Сообщений: 3402
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
УАУ!!!!! ПОТРЯСАЮЩЕ!!! КЛАССНО!!!СУПЕР!!!...(все от восторгов словарный запас закончился). -)
Мартиша.... :love: :love: :love: !Ты просто....в общем не зря пропадала! Я в полнейшем восторге!!! -) Фанф классный, перевод суперский! -) А сцены эротического характера переведены...слов нет, классно! У меня такое ну никак не получается! А от описания еды у меня аж слюнки потекли (пришлось сходить взять яблоко, а то точно слюной бы захлебнулась)! :) ;) -)

P.S.Как переводиться Oceanside я тоже не знаю и в словаре не нашла. Любят они блин неологизмы писать, поди догодайся, что имелось ввиду. -)
 

#3
И.Ч.
И.Ч.
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2003, 06:27
  • Сообщений: 1615
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Мартиша, золотце ты наше, спасибо.
И вообще, девочки, какое мощное от вас творческое начало хлынуло!!!!!!!!!
Просто затопило!
Я боялась, что "волна" ЛФН уже ушла, а оно вон как накатило с новой силой.
УРА.ТОВАРИЩИ!!!!!
:)
:love:
 

#4
Аннэт
Аннэт
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 10 Мар 2004, 20:13
  • Сообщений: 150
  • Пол:
Здорово :)
Я рада что ты наконец возвратилась! :yes:

 

#5
Martisha
Martisha
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Мар 2004, 15:35
  • Сообщений: 446
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Я тоже рада! :D
Спасибо всем за отклики, у меня еще практически готов новый перевод фанфа! И он ничуть не хуже!!!

 

#6
Аннэт
Аннэт
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 10 Мар 2004, 20:13
  • Сообщений: 150
  • Пол:
Мартиша,а кода ты его вывесиш? :)
А то очень уж хочется почитать!! :)
 

#7
redfish1
redfish1
  • Новичок
  • Pip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 2 мая 2004, 23:14
  • Сообщений: 12
  • Откуда: город Москва
  • Пол:
КЛАСССССССССССССССССС!!!!! Просто супер!
Местами, конечно откровенно, а точнее откровеннее некуда, но это не важно! Только я не поняла, что за признание? Ведь и фанф так называеться - "Признание". Че за признание? И пили они тоже за какое-то признание!
Подвыпивший Майкл - это сильно! Короче, у меня поток сознания, но я ничего сказать не могу - от переизбытка чувств!!! Очень, очень,очень клево!!! Пиши ешё!
:) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :) :)
 

#8
Martisha
Martisha
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Мар 2004, 15:35
  • Сообщений: 446
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Ну, наверное, он так называется потому что, Майкл признался себе в том, что она ему не безразлична, впрочем и ей тоже. Покрайне мере я так думаю, но могу и ощибаться...
 

#9
Svetik2Mik
Svetik2Mik
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Июл 2009, 09:32
  • Сообщений: 297
  • Откуда: Днепропетровск
  • Пол:
Очень откровенно, сексуально, просто обалденно!!!
Читаешь, видишь себя в той же обстановке со своим любимым и предвкушаешь сладость бурного секса...Мммм!!!
Облизываюсь! Бедный муж, ведь завтра-выходной и можно подольше НЕ СПАТЬ!!!
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей