Перейти к содержимому

Телесериал.com

Неопределенность (перевод).

Последние сообщения

Сообщений в теме: 4
#1
Martisha
Martisha
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 6 Мар 2004, 15:35
  • Сообщений: 446
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Это мой очередной перевод (как всегда, чуть-чуть вольный). На этот раз сие произведение от некой Lorraine O..
И этот фанфик, лично мне очень, очень понравился!

НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ.

Никита рассеянно вращала простое золотое обручальное кольцо на своем пальце, её мысли были за миллионы миль от медицинской лаборатории, где она была. Рана от пули очень болела, но эта боль была не сравнима с той, которую сейчас испытывали её сердце и её душа. Гельмут по-своему любил её, и к своему удивлению она поняла, что она тоже испытывает к нему определенные чувства. Позволить ему уйти (в оригинале далее идет фраза in the stadium, но я её опустила, так как слово stadium переводится как стадион (без всяких других вариантов), но у меня такое чувство, что эта сцена проходила не на стадионе) было трудно, но намного трудней было скрывать её эмоции от Майкла, и она знала, что он видел, что происходит.
Гельмут был очаровательным и очень похожим на неё. Даже после того, как обнаружили, что он является агентом британского правительства, этот факт не изменил её мнение о нем. Он был лихой, опрометчивый, полный жизни и энтузиазма, но все же в нем не было тех качеств, которые она лелеяла в Майкле.
Майкл был спокойным, решительным, сдержанный, и крайне терпеливо относящийся к её ошибкам. Более того, она знала, что он любил её без всяких причин. Гельмут испытывал страсть, возможно даже вожделение (lustful переводится как похотливый), а не любовь. При взгляде на кольцо, она вспомнила свадебную церемонию, когда он произнес свои клятвы, теплый бриз на Карибском пляже. Как она хотела с криком убежать оттуда, назад, прямо в руки к Майклу. Она хотела быть его единственной женой, а не женой Гельмута Фолькера.
- Как ты себя чувствуешь?
Голос Майкла вырвал её из её мыслей, и она быстро спрятала свои руки под одеяло, пытаясь скрыть кольцо, которое она все еще носила.
Он стоял в ногах её кровати, одетый как всегда в черное, он смотрел на неё своими бездонными зелеными глазами (тут ещё было предложение про его сплетенные пальцы, но оно у меня так коряво перевелось, что я решила его выкинуть).
Воспаленный и утомленный.
- Доктор сказал, что, сегодня вечером, ты можешь уезжать, если ты чувствуешь себя хорошо, - спокойно сказал он, разрушив тишину между ними.
- Хорошо, я ненавижу это место, - благодарно кивнула Никита.
- Ты бы хотела, чтобы я отвез тебя домой? – спросил он спокойным тоном, благодаря Бога, что он способен скрыть в нем (в тоне) свои эмоции от неё. Он знал, что она всё ещё носит его кольцо, и это причиняло ему боль. Хотя это была миссия, ему было тяжело видеть её, все еще носящей это намного дольше, чем нужно. Никита, сглотнув, вытащила правую руку из-под одеяла и пригладила свои волосы.
- Спасибо. Да я бы этого хотела.
Она знала, что у неё не ни одной стоящей причины, чтобы отказаться от его предложения, и знала, что своим отказом глубоко обидит его.
Слегка кивнув головой, Майкл повернулся, чтобы выйти, чтобы она могла одеться.
- Майкл, подожди, - повинуясь импульсу, Никита позвала его, она протянула свою руку, ожидая, что он подойдет ближе.
Майкл быстро осмотрелся вокруг, и, поняв, что за ними никто не наблюдает, подошел к ней, взяв её руку в свою.
Медленно, она вытащила левую руку из-под одеяла. Золото, отражая резкий свет, заискрилось.
Он посмотрел на искрящееся кольцо, а затем вновь взглянул на неё.
Осторожно вытащив свою руку из его, она сняла кольцо и протянула его ему.
- Отдай это Медлен, скажи ей, что я закончила с этим.
Майкл взял кольцо, его пальцы закрыли след от кольца, на его лице мелькнула улыбка, и Никита ощутила, что она довольна.
Вскоре они достигли дома, Никита была утомлена дорогой, её дыхание было слегка затрудненным, и её шаги стали заметно медленней, когда они выходили из лифта.
Майкл обнял её за талию, взяв на себя часть её веса, когда они направились, через пустой холл, к её двери.
Никита, благодарно улыбнувшись, положила свою руку на его плечо.
- Я не могу передать словами, как я устала, - прокомментировала она, когда они подошли к её двери.
Майкл достал ключи и вставил в замок, затем, открыв дверь, пропустил её вперед.
Она подошла к одному из стульев, стоящих на кухне, и устало опустилась на него, бисеринки пота выступили около её бровей.
Майкл плотно закрыл дверь позади них.
- Это была длинная миссия, Кита, и ты была ранена, - напомнил он ей, положив ключи на стойку рядом с ней.
Подойдя к ней сзади, он помог ей осторожно снять куртку, следя за тем, чтобы не потревожить рану.
- Спасибо, - прошептала она, глядя на него, в то время как он снимал шелковый шарф, с её шеи.
- Ты хочешь лечь отдохнуть или сначала выпить чашку чая? – спросил он, повесив её куртку в маленький шкаф, рядом с его собственной.
Никита попыталась дотянуться до своих ног (специально для Loki: она хочет снять обувь!!!), у неё перехватило дыхание, когда у неё резко закружилась голова, так, что она практически упала на колени.
Через мгновение, она оказалась в объятьях его нежных рук, крепко прижавших её к нему. Глубоко вздохнув, она позволила своей опустится на его грудь, пробуя справится со слабостью, которую она ощущала, и она поняла, что её необходима его помощь (просидев со словарем 10 минут, я поняла, что моих знаний явно не достаточно. То, что я здесь написала, просто подошло, по смыслу (из тех вариантов перевода, что у меня получились). Если кто-то переведет фразу: “discovered she had indeed missed him holding her”, то сообщите мне – исправлю).
Взяв её на руки, он поднялся по ступеням в её спальню, стараясь не задеть её руку.
- Я думаю, что нуждаюсь в отдыхе намного больше, чем в чае.
Майкл, осторожно усадив её на край постели, опустился на колени, чтобы снять с неё обувь.
Никита смотрела на него, склонившегося над её ногами, заботливо снимающего с неё ботинки. Потянувшись, она коснулась его волос. На мгновение он остановился и поднял голову, чтобы посмотреть на неё. Никита наклонилась вперед, её пальцы все еще перебирали его длинные темно-рыжие волосы, она коснулась губами его губ, даря ему нежный поцелуй. Мягко отстранившись, она коснулась его щеки.
- Майкл, я никогда не хотела…
Майкл остановил её, коснувшись ее губ и качая головой.
- Мы можем поговорить позже. Сначала ты должна отдохнуть, - шепнул он, позволяя своим пальцам медленно скользить по её губам, когда она согласно кивнула.

Майкл сидел на стуле около кровати, наблюдая за её крепким сном. Она спала лежа на спине, чуть повернув голову, её дыхание было спокойным. Она быстро заснула, черты её лица смягчились. Глядя на неё, он задавался вопросом, наслаждалась ли она, лежа с Гельмутом в постели, занимаясь с ним любовью…
На мгновение он закрыл глаза, желая изгнать эту картину из мыслей. Это было очень болезненно, не видеть её в течение недели. Когда он увидел, как самолет поднялся в ночное небо, унося её далеко, чтобы она вышла замуж за другого мужчину, его вывернуло наизнанку (там правда было написано про его кишки, но я решила, что это через чур). Он потерпел неудачу, позволив Отделу помешать его плану, в результате которого отпала бы потребность в браке Никиты. Провал не был нормой для него, и было очень трудно принять этот факт.
Вновь открыв глаза, он посмотрел на спящую красавицу, на изгибы её тела, которые угадывались под одеялом, которым она была укрыта. Убрав волосы за ухо, он встал, и тихо прошелся туда и обратно, не спуская с неё глаз, как охотящийся зверь.
Он вспомнил взгляд на её лице, когда она обнаружила его в их с Гельмутом спальне, ожидающего её, чтобы дать частоту дешифратора Вальтера. Она ощущала неловкость, поддерживая расстояние между ними, когда он приблизился к ней. Он хотел спросить её о её чувствах к Гельмуту, но промолчал, зная, что любой ответ, который она может ему дать, удовлетворит его.
Он понимал её чувства, поскольку она никогда не выполняла заданий, подобных этому. Чтобы выйти замуж за кого-то, притвориться, что испытываешь к нему чувства и поддерживать это, подобная работа была ей незнакома. Даже он должен был следить за тем, чтобы Елена ни о чем не догадывалась, несмотря на то, что он знал, что его сердце никогда не будет принадлежать кому-то, кроме Никиты. Он не мог позволить себе ошибиться, но это было трудно.
Взглянув на свои часы, он увидел, что уже 7:30pm, и ощутил сильный голод. Заставив себя отойти, он спустился на кухню, и попытался найти какие-либо продукты, чтобы приготовить ужин. Вскоре, он убедился, что она, как обычно, перед тем как надолго уехать, освободила холодильник. Надев пальто, он написал для неё записку, на вырванном из блокнота листе и, подойдя к её постели, положил его на подушку, рядом с ней. Убрав волосы с её глаз, он, в последний раз, посмотрел на неё и повернулся, чтобы отправится в ближайший магазин.
Никита проснулась, вздрогнув от боли в плече, когда она пошевелилась. Инстинктивно, мягко коснулась, здоровой рукой, повязки. Открыв глаза, она села в своей постели, громко застонав от боли, которую вызвало это движение.
- Майкл? – позвала она его, попытавшись справится с болью, она ощутила движение в животе.
Осмотревшись вокруг, она поняла, что она была одна. Почему он ушел не попрощавшись? Шелест бумаги привлек её внимание. На соседней подушке, она обнаружила листок. Она узнала его четкий почерк, и, взяв её, она прочитала короткое послание.
“Вышел, чтобы купить продукты. Скоро вернусь. Майкл”.
Никита улыбнулась, облегченно вздохнув, и положила записку туда, где нашла её. Новая волна тошноты нахлынула на неё. Облизнув губы, она ощутила жажду, и желание посетить туалет (в оригинале присутствует пузырь, так, что я слегка текст облагородила). Она осторожно передвинула ноги к краю кровати, стараясь глубоко дышать. Убрав спадающие волосы здоровой рукой, она дотянулась до спинки стула, и медленно притянула его ближе. Закусив губу, она судорожно вздохнула, поскольку новая волна боли чуть не заставила её все бросить и лечь обратно.
- Ну же, стой, а не падай… - пробормотала она себе, когда, наконец, встала на ноги, опасно качнувшись, когда поступил очередной приступ дурноты. Заставив себя дойти до дверного проема ванной, она остановилась передохнуть. Тяжело дыша, как будто она только что пробежала 10 миль, она вытерла выступивший пот и сделал три последних шага к туалету, рухнув на его холодную керамическую поверхность. Немного отдохнув, Никита взяла полотенце с вешалки около неё и подставила его под струю воды. Когда ткань полностью намокла, она провела им по лицу и шее, прохладная ткань помогла ей придти в себя. Она взяла маленький пластмассовый стаканчик и, наполнив его водой из-под крана, поднесла его к губам, медленно отпила. Вода стекала по её подбородку, но это совершенно её не волновало. Допив воду, Никита поставила стаканчик вниз, вновь встала и, пыхтя, стянула свои трусы, чтобы облегчиться.
Через несколько минут она, чувствуя себя намного лучше, подошла к шкафчику с лекарствами, оставив лежать на полу мокрое полотенце. Открыв зеркальную дверцу, она достала упаковку болеутоляющих, и проглотила 2 маленькие белые пилюли. Повернувшись, она закрыла дверь настолько, чтобы она могла дотянуться до длинного халата, висящего на крючке. Одев его, она, стиснув зубы, опустилась вниз, так и не дойдя до кровати.
Звук открывающейся двери, привлек её внимание, и она замерла в ожидании, надеясь, что это был он, а не какой-нибудь злоумышленник. Шуршание бумажных пакетов поставленных на стол вместе с ключами, убедил её, что это действительно был Майкл, и она окликнула его.
Не успев снять пальто и перчатки, Майкл мгновенно оказался рядом с ней.
- Ты в порядке? – спросил он, глядя на неё.
Никита кивнула, позволяя его сильной руке обхватить её талию, когда он помогал ей вернуться в постель.
- Я бы осталась лежать в постели, но… мне было нужно в туалет. Она казалась сильно обеспокоенной, поскольку, когда он поднял её, полы халата распахнулись до талии.
- Прости меня, я должен был подумать об этом, прежде чем оставлять тебя одну…, - извинился он, снимая перчатки, и заталкивая их в свои карманы. Никита сидела, прижав к себе свою раненую руку, хмурясь от боли, которую она все еще испытывала, ей очень хотелось, чтобы, наконец, подействовало обезболивающее.
Майкл расстегнул свое пальто, снял его и повесил его на стул. Сев на край кровати рядом с ней, он провел большим пальцем по её брови, так как он всегда делал, когда они оставались одни, желая помочь ей.
- Приятные ощущения. – Никита открыла глаза и посмотрела на неё, чувствуя его твердое бедро, прижатое к ней.
- Да, пожалуй, - мягко согласился он, изучая её красивые черты, благодаря Бога за то, что она вновь рядом с ним, в его жизни.
Никита протянула здоровую руку и провела пальцами по его шее к его волосам, приглашая его приблизится к ней еще ближе.
Майкл наклонился вперед, максимально сократив расстояние между ними, и прикоснулся губами к её губам. Это был длинный, медленный, нежный поцелуй, каждый из них почти нерешительно стремился продлить этот момент. Наконец, они отстранились и потерянно посмотрели друг другу в глаза.
- Я правда не любила его, Майкл, - попробовала заверить его Никита, наслаждаясь ощущениями, которые вызывали его пальцы, поглаживающие её ладонь.
Глядя на её руки, он слегка кивнул:
- Я знаю.
Никита ощутила дрожь, поскольку острая боль начала, наконец, постепенно ослабевать, и была благодарна ему, когда он убедил её опереться спиной на подушки.
- Мы можем поговорить позже. Сейчас, я собираюсь пойти, что-нибудь приготовить поесть, - сказал он, укрыв её одеялом, так, чтобы она могла удобно устроиться.
- Хорошо. Я действительно проголодалась, - вздохнула она, усаживаясь обратно на середину кровати, радуясь, что боль наконец-то ушла.
В последний раз погладив её бровь, он спустился на кухню.
Никита расслабилась, успокоенная звуками, раздававшимся из кухни и тем, что прошла сильная боль. Глядя на него, своими синими глазами, она восхищалась его бесконечными талантами, тем, как он грациозно передвигался. Это всегда казалось её странным, как человек, который мог одним движением убить человека, может быть таким нежным и заботливым.
Он чувствовал на себе её взгляд, но все же не смотрел на неё. Он знал, о чем она думала, и, что её все еще нелегко рядом с ним, несмотря на их поцелуй. Он чувствовал то же самое, удивленный глубиной печали, которую он ощущал, когда вспоминал, как она поступила по отношению к нему. Он считал само собой разумеющимся, что она всегда будет любить только его, и когда его уверенность была разрушена и он вернулся с небес на землю, то оказался не готов к этому.
Поднеся к губам деревянную ложку, которой он помешивал chilli (Понятия не имею, что это такое. Если кто-то знает, прошу просветить меня), удостоверился, что блюдо полностью готово, и выключил газ. Вытерев руки полотенцем, он поднялся к ней.
Никита наблюдала за тем, как он поднимался, любуясь движением его мускулов под его облегающими черными брюками (у-у-у-у-у (страдаю и облизываюсь)).
- Пахнет замечательно, - сказала она, обнимая здоровой рукой его за шею, когда он помогал ей сесть.
Взбив подушки позади её, он мягко опустил её на них.
- Тебе удобно? – выпрямившись, спросил он, убирая свои волосы назад, за уши.
Кивнув, она положила свои руки на колени, наблюдая за тем, как он вернулся на кухню, разложил горячие chilli в две тарелки и налил два больших стакана молока. Поставив все на поднос, он вернулся, и поставил его к ней на колени, затем взял свою тарелку и стакан молока, поставив их на маленький ночной столик. Сев на стул, он устроил тарелку с едой на колене и начал есть.
Поднеся ложку к своему рту, она мягко подула на дымящуюся смесь.
- О-о-о, Майкл… это невероятно, - восхитилась она, наслаждаясь пряным вкусом.
- Спасибо, - сказал он, наклоняясь вперед, чтобы взять стакан ледяного молока.
После того, как они закончили есть, он отнес тарелки в мойку.
Наблюдая, как он начал убираться на кухне, Никита позвала его:
- Майкл… оставь это… подойди, посиди со мной… Майкл оставил посуду, и, подойдя к ней, сел на стул. Затаив дыхание, она показала на пустое место рядом с ней.
- Разве ты не можешь сесть поближе, - спросила она. Майкл посмотрел вниз на её руку, и вновь посмотрел на неё.
- Мы должны поговорить, - наконец, ответил он, по-прежнему сидя на стуле, в то же время страстно желая быть к ней как можно ближе.
Никита, глядя на свои колени, кивнула, соглашаясь:
- Да, мы должны, но разве ты не можешь разговаривать со мной находясь здесь, а не там? – спросила она, жестом показав сначала на место рядом с ней, а затем на место, где сидел он.
- Нет.
Майкл встал на ноги, скрестил руки на груди и прошелся туда и обратно около её постели. Баюкая ноющую руку, Никита внимательно наблюдала за ним, понимая, что он должен кое-что обдумать.
- Ты позволила ему выстрелить в себя, - сказал он, наконец, заставив её немедленно напрячься.
- О ком ты говоришь?
- Ты слышала меня.
Майкл повернулся, остановившись прямо перед ней, по-прежнему держа руки скрещенными на груди, ожидая, что она ответит.
Никита подняла бровь, на его прямолинейный вопрос, её мозг лихорадочно обдумывал ответ.
- Ты думаешь, что я позволила бы в себя выстрелить, не говоря уж о том, что бы просить об этом? – она попробовала придать голосу недоверчивость, но знала, что он видит её насквозь.
- Да, - немедленно ответил он.
Никита почувствовала себя отвратительно, вслух пожелав обрести способность двигаться более непринужденно. Она внезапно ощутила себя ребенком в Белой комнате, и ей это не нравилось.
Напряженная тишина длилась до тех пор, пока Майкл не подошел и не сел рядом с ней на край кровати, взяв её за руку. Глядя вниз на её руку, он медленно поглаживал её кожу.
- Когда я нашел тебя, истекавшую кровью, ты просила меня не стрелять в него, поскольку он был далеко. Я мог легко убить его, но ты остановила меня. Почему?
Никита медленно сделала глубокий вдох, неспособная подобрать правильные слова, и посмотрела прямо на него, пока он не поднял голову.
Это было правильным поступком, - сказала она, наконец, надеясь, что он этот ответ удовлетворит его.
Майкл обдумывал её ответ, все еще держа её руку в своей.
- Это была единственная причина? – спросил он, боясь её ответа, но он знал, что должен был спросить.
Грустно улыбнувшись, она покачала головой.
- Какая другая причина могла там быть,Майкл? Майкл повернулся, и слабая улыбка появилась на его лице.
- Только ты её знаешь, - сказал он, наконец, наклонился и мягко поцеловал её в щеку.

КОНЕЦ.


 

#2
Аннэт
Аннэт
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 10 Мар 2004, 20:13
  • Сообщений: 150
  • Пол:
Здорово!!! :) :)
Этот мне понравился ещё больше первого ;) 8)
 

#3
NeReAlnaja
NeReAlnaja
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 25 Мар 2004, 00:06
  • Сообщений: 49
  • Откуда: Латвия/Рига
  • Пол:
просто супер :)
 

#4
Evija
Evija
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 10 Сен 2003, 18:41
  • Сообщений: 225
  • Откуда: Латвия, Рига
  • Пол:
Спасибо,Martisha! :love:
Там, наверху, кто-то попросил о помощи. ;)
Я не претендую на роль истины в последней инстанции и уж тем более профессионального переводчика, но фразу "discovered she had indeed missed him holding her" перевела бы как "и она обнаружила как сильно ей не хватало его объятий". :girl:
 

#5
Delf
Delf
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2003, 18:28
  • Сообщений: 3402
  • Откуда: Екатеринбург
  • Пол:
Мартиша!!! Класс! :love: Переводи дальше!!! :)
И Evija, я бы перевела так же!!! :)
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей