Перейти к содержимому

Телесериал.com

Последствия (перевод)

Последние сообщения

Сообщений в теме: 2
#1
morkovka
morkovka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Ноя 2003, 15:42
  • Сообщений: 1521
  • Откуда: Москва
  • Пол:
В даных этого фанфика значилось "продолжение рассказа "Правда"

Высокое тропическое солнце сжигало порошкообразный белый пляж, изрядно затрудняя загорающим путь от полотенца до воды. Солнечные зайчики скакали по гладкой поверхности воды, которая в этот час изобиловала пловцами. Чуть дальше, в гавани, отдыхали огромные круизные суда, освободившись от своих пассажиров, которые коротали дни в магазинах беспошлинной торговли маленького Карибского рая.
В пункте на берегу, соединяющем гавань и океан, сидел элитный курортный отель, кондитерское изделие из сказки розовое зданий, украшенное башнями, башенками, и кружевными белыми балконами. Высокий забор, отделявший частный курорт и бассейн от остального берега тоже был белым и воздушным и создавал дополнительную атмосферу интимности для тех, кто выбрал это место для свидания.
В номере на третьем этаже с видом на бассейн трое мужчин при помощи мощного бинокля наблюдали за смуглым человеком среднего возраста, роста и веса. Указанный объект лежал в шезлонге рядом с бассейном, представлявшим собой множество лагун, с водопадами и мостами. В последние 40 минут он не двигался и не говорил, не проявляя никакого интереса к молодым женщинам в соблазнительных купальниках сновавшим у бассейна.
- Не знаю, похоже женщины его не интересуют… - сказал молодой человек со своего рабочего места, поправляя очки. – Может не сработать.
В этот момент, рядом с бассейном появилась длинноногая женщина, купальник едва прикрывал грудь, парео был завязан низко на бедрах, соблазнительно драпируясь и спадая вниз. В золотых волосах играло солнце, создавая ореол, полные губы были чуть приоткрыты, глаза скрывали очки. Она на секунду остановилась, изучая обстановку.
-Только мертвый не обратит на нее внимание. - Заметил старик с хвостиком. - Господи, до чего же хороша!
Третий наблюдал молча.
Красивая блондинка прошла мимо Гейзена соблазнительно покачивая бедрами. Голова мужчины едва заметно повернулась в ее сторону.
-Ха! Она зацепила его!- Воскликнул молодой человек, подавив легкий смешок.
Остановившись рядом со свободным шезлонгом женщина поставила на землю пляжную сумку, развязала парео и потянулась за солнцезащитным кремом, предоставив мужчине возможность полюбоваться видом сзади. Все внимание человека была обращено на нее.
-Вот черт! - пробубнил человек с хвостиком.
-Теперь проблем быть не должно - заметил молодой человек
Закончив наносить крем на руки и плечи женщина направилась к бассейну, одарила мужчину пристальным взглядом, и, приподнявшись на пальцах, нырнула в воду. Совершив непродолжительный заплыв она растянулась в шезлонге.
- Вы, кажется, обронили.
Блондинка открыла глаза и холодно взглянула на мужчину называемого Гейзеном, потом на золотой браслет лежавший у него в ладони.
-Благодарю – сказала она, забирая браслет, позволив ему чуть сжать ее пальцы.
-Я могу присесть?
Трое наблюдателей видели, как она отодвинула ноги, позволяя Гейзену опуститься на шезлонг, как он поглаживал ее ноги, слышали как она приняла приглашение поужинать с ним в казино гостиницы. Вскоре, извинившись, женщина собрала вещи и не спеша пошла в сторону гостиницы на ходу бросив через плечо соблазнительный взгляд в его сторону.
- Е-есть –довольно провозгласил молодой человек, застучав по клавишам ноутбука.
-Нам нужно больше таких миссий – заметил старик, последний раз взглянув в бинокль.
Минуту спустя дверь номера распахнулась и на пороге показалась та самая блондинка.
-До чего же неудобно проговорила она, отодвигая парео, чтобы завязать ослабший штурок бикини.
-Может и так, Сладкая, но бьет наповал - сказал старик, подмигнув женщине с усмешкой.
-Ва-а-а-альтер - Она прищелкнула языком и покачала головой как мать, недовольная поведением ребенка - Хорошо, что это случилось сейчас, а некогда меня лапал Гейзен. Изобразив отвращение, она удалилась в смежную спальню.
Третий мужчина все время беседы хранивший молчание одарил Вальтера злобным взглядом и последовал за женщиной, бесшумно прикрыв за собой дверь.


- И как тебе? - Спросила она, скинув парео на пол и направившись в душ, чтобы включить воду. Вопрос был риторический и мужчина, которому он был адресован, никак на него не отреагировал.
- А сама ты как думаешь? - Ответил он вопросом на вопрос, продолжая стоять на пороге спальни и любуясь изящной красотой женщины, нагнувшийся, чтобы отрегулировать температуру воды.
-Не одобряешь?- Предположила она, вернувшись в комнату, чтобы взять с прикроватной тумбочки полотенце.
- Взгляни еще раз. - Почти нагая женщина развернулась к нему и, подбоченять, пристально взглянула ему в лицо, непроницаемая маска, как всегда, но что-то в его глазах заставило ее окинуть его взглядом с ног до головы и задержаться на руках, покоившихся на ремне. Она закусила губу, путаясь скрыть улыбку.
-Ох,– воскликнула она удивляясь его открытости - я ошиблась! Она стояла наблюдая за ним ожидая следующего его шага. Ей было интересно, заметил ли он, что она стала дышать чаще. Резкий стук в дверь нарушил планы мужчины, какими бы они ни были. Он закрыл глаза и откинул голову, назад легко стукнувшись затылком о дверь.
-Майкл, Шеф на связи - сообщил молодой человек как ни в чем не бывало.
-Хорошо, Биркоф, иду. - Ответил он через дверь.
Когда он открыл глаза они были холодны и пусты.
-Я скоро вернусь, Никита - кратко сообщил он.


Стоя в душе она позволяла теплой воду стекать по голове и плечам - это действовало успокаивающе, она старалась игнорировать приятный зуд возникший внизу живота с появлением в комнате Майкла, когда она стал ласкать ее тело глазами. Он видел ее раздетой множество раз в ходе различных миссий и никогда не обнаруживал своей заинтересованности. С другой стороны, она не впервые испытывала на себе этот электризующий взгляд. Она видела его в тот день, три недели назад, когда они занимались любовью, и он рассказал ей о своем прошлом.
В тот день он допустил возможность его любви к ней. Он всего лишь подтвердил ее предположение, но для нее этого было достаточно. И тем более, этого было достаточно для Майкла, человека, который долгие годы не позволял себе чувства. Но его желания были в конфликте с его верой в то, что он опасен для всякого, кто находится рядом с ним. Годами он винил себя в смерти близких, это заставило его отказаться эмоций, жить в вакууме. Так было до Никиты.

Но он почему-то упрямо не давал их близости стать частью их и без того запутанных и странных отношений.
-Я не против того, что ты знаешь обо мне, я даже рад этому… Но мы не можем позволить этому изменить нас. - Настаивал Майкл.
-Поздно, я уже никогда не буду прежней. – Возразила Никита, улыбка осветила ее лицо, лаская его грудь –Расслабься. Позволь себе чувствовать. Покажи мне, что ты чувствуешь.
И он сделал это, несколько раз в течение следующего дня, который они провели запершись у него в квартире. Однако Майкл был уверен, что должны сохранять дистанцию для их же безопасности. Ему удалось отклонить все аргументы Никиты, и они расстались без каких-либо обещаний.
Следующие несколько недель они не виделись: Никиту посылали на пустячные миссии, основной целью которых, она это точно знала, было держать ее подальше от Майкла. Майкл после длительного периоды выздоровления прошел интенсивную переподготовку. Ни разу за это время он не пытался увидеться с ней вне Отдела. Это была их первая совместная миссия с тех пор. Никита была возбуждена и растеряна, не зная чего ожидать. С момента их встречи на брифинге перед миссией и до сегодняшнего дня он вел себя так, как будто между ними ничего не было. И вдруг эта неожиданная увертюра. Ладно, довольно воспоминаний и надежд. У нее есть работа, которую она должна выполнить. Кое-что что ей наконец-то удалось усвоить –она перестала бунтовать.



Никита сидела рядом с Гейзеном за столом для Блэк Джека окутанная облаком дыма–кубинские сигары, сигариллы и сигареты сомнительно происхождения - единственной мыслью было «Не дышать!» Ухудшало ситуацию то, что они только что плотно поужинали. Ее задачей было удерживать внимание спутника весь вечер, для этого предназначалось зеленое обтягивающее платье с вырезами, представлявшими свободу для взора и оставлявшими мало места для еды. Гейзена собирались использовать как рычаг для проникновения во Внутреннее Святилище – правое крыло гостиницы, в котором после закрытия казино 5 ведущих игроков вечера играли партию в карты. Там хранились файл содержавшие полную информацию на всех политических лидеров стран Карибского бассейне. Реально этим раем управлял триумвират деспотичных братьев, чьи интересы простирались от торговли оружием, людьми и наркотиками до закупок оружия массового поражения и поддержки террористических группировок во всем мире. Гостиница также принадлежала братьям Пепез. Зачем управлять бизнесом из мрачного серого здания, когда можно делать это в окружение роскоши и блеска?!

Майкл и Никита должны были проникнуть во Внутреннее Святилище и выкрасть файлы. Сейчас крупье во всю мухлевал с картами, доставая их не только из рукава но из кармана, из-под стола – все что угодно для того, чтобы в конце вечера Гейзен оказался в Святилище, прихватив с собой Никиту.
Никита не могла заставить себя отвести глаза от рук крупье, его длинные чувственные пальцы манипулировали картами раскладывая их перед Гейзеном и тремя другими игроками. Она подняла глаза, чтобы взглянуть в лицо крупье, и увидеть, что обычно зеленые глаза Майкла, сейчас были серыми и смотрели прямо на нее. Озадаченная, она быстро отвела взгляд. Она заставила себя собраться и сосредоточится на Гейзене. Поэтому когда крупье пододвинул ему очередную порцию выигранных им фишек, она уткнулась носом ему в шею и позволила погладить ее бедро.
Секунда и ее мысли снова были далеко, и в то время как ее взгляд блуждал от карт Гейзена к Майклу – который вел игру. Она всегда считала, что Майкл был смехотворно красив. И ей казалось, что его красота была немаловажным фактором в развитие его жестокости: желание доказать самому себе, что он что-то большее, чем просто сумма унаследованных им генов.
Стук собираемых фишек вернул ее к реальности – игра была окончена, игроки поднялись из-за стола, Майкл убирал карты. Гейзен довольно злорадствовал по поводу своего неожиданного богатства.
- Никита, Вы не только восхитительно хороши собой, вымоя новая удача! - Произнес он пожирая ее глазами. - Может продолжим у меня в номере? Я куплю все самое дорогое шампанское на острове, мы будем пить его и… - он взмахнул руками в воздухе, отчего его перстень с розовым бриллиантом ослепительно сверкнул - будем делать все, что взбредет нам в голову - его предложение увенчалось масляным поцелуем и весьма откровенными ласками.
Она изо всех сил пыталась излучать остроумие: сделала глубокий вдох и одарила спутника одной из самых очаровательных улыбок.
- Мистер Гейзен- прервал его Майкл - Игорный дом имеет честь пригласить Вас на закрытую игру в Святилище. Игра начнется через пятнадцать минут, могу я сообщить, что вы придете?
Гейзен колебался: выбор между жаждой и жадностью давался ему нелегко. Тут Никита вскочила с места и разрешила его проблему:
-О, пожалуйста», - ее рука скользнула по атласному отвороту его пиджака - мне доставляет такое удовольствие наблюдать за Вашей игрой, я буду рада увидеть как Вы выиграете все деньги!
Наклонившись к самому уху она прошептала:
-Мы могли бы пошалить в горах выигранных вами денег… - и подарила ему многообещающий взгляд для большей выразительности выгнула бровь. С трудом прокашлявшись и не отрывая взгляда от Никиты он произнес
- Я приду… с моим компаньоном.
Никита с трудом удержалась чтобы не засмеяться.
- Да, сэр - ответил Майкл и удалился.

-Что пошло не так, Майкл? - Негодовал Шеф, расхаживая по комнате для брифингов, в которой сидели остатки команды. - Это была простейшая миссия: войти, получить информации, выйти. А вы устроили бойню там, где не должно было прозвучать ни одного выстрела.
-Там, как мы и предполагали, не было никакого сопротивления, - голос был спокоен, хотя он понимал, что Биркоф или кто-то из сидящих за столом предоставил ему неверную информацию - мы не могли знать, что противникам придет в голову напасть в тот же момент. Он сделал паузу и твердо произнес:
- Мы получили то, что должны были.
-Я не спрашиваю о том, можно ли было это предвидеть. Я спрашиваю, почему так много жертв. - С раздражением произнес Шеф. - Всю следующую неделю твоя команда проведет упражняясь в тактике. Я не желаю, чтобы нечто подобное повторилось! - Он смотрел на Майкла ледяным взглядом, но тот даже не пошевелился.
Тогда Шеф перешел к деталям операции, по предотвращению сделки Пепеза. По сведеньям Отдела, его посыльный в скором времени должен был получить в посольстве Южной Африки последние сведенья необходимые для заключения сделки. Карибская команда должна была похитить посыльного и консульского работника для допроса.
Поскольку Шеф закончил разбор полетов, Никита позволила себе вернуться мыслями к тому, что случилось во Внутреннем Святилище. После того как игроки расселись за столом, сидящий слева от Гейзена и Никиты коренастый мужчина с усами резко вскочил с места и схватил Никиту, разворачивая ее перед собой как щит. Он приставил ей к горлу нож и навел на остальных участников игры полуавтоматический пистолет. Прежде чем усатый смог предъявить какие-либо требования, Гейзен, к ужасу Никиту, вскочил и бросился к нему в попытке защитить свою спутницу, хотя она умоляла его не делать этого. Ее захватчик расстрелял его, после чего вновь направил оружие на остальных участников игры. В этот момент дверь комнату распахнулась, впуская трех вооруженных мужчин в камуфляже. Майклу удалось остановить стрельбу, но к этому моменту пейзаж украсился еще четырьмя трупами. И хотя только Гейзен был невинным, Никита знала, что это ошибка будет им дорого стоить. Майкл был прав: миссия была плохо подготовлена. Их заманили в засаду и, фактически, великой удачей было то, что они отделались всего 5 трупами в таком людном месте. Ее симпатии и лояльность были полностью на стороне Майкла, которому предстояло ответить за чужие ошибки. И, похоже, скоро: Шеф наклонился к нему и зловеще произнес: «В мой офис».

Мужчины покинули комнату вместе, ни один из них даже не взглянул на Никиту.


Шеф расхаживал по офису склонив голову на бок.
- Как Никита могла позволить использовать себя в качестве заложницы?!
- Никита действовала по плану, готовилась приступить к следующей стадии – это был непредвиденный инцидент.
- Возможно, вы что-то сделали не так?
- Нет.
Шеф продолжал мерить кабинет шагами внезапно остановился рядом с Майклом и заглянув ему в лицо спросил:
-Может тебе нужно больше времени?
До сих пор Майкл старался не встречаться с ним взглядом, но тут поднял голову и глядя на него в упор, холодно произнес:
- Нет.


Никита шаталась по квартире как неприкаянная, молясь о том, чтобы Майкл все же пришел. Его поведение в отеле сигнализировало о полном изменение его отношения. (Гы, дословно следовала бы перевести так: Его маленький мошенник сигнализировал об изменение его отношения). До фиаско с Пепезом он был более отзывчивым и теплым –хотя все относительно, конечно. Разгром в Карибском море был плохим знаком для Майкла, ее волновал вызов Шефа.
Едва услышав стук, она поспешила открыть. Он выглядел серьезным, хотя выражение лица смягчилось, когда он увидел заботу в ее огромных голубых глазах. Никита чуть нагнула голову и мягко поцеловала его. Он привлек ее к себе и благодарно обнял. Чуть отклонившись и заглядывая ему в глаза, она сочувственно произнесла: «Тяжелый день на работе, милый?»

Майкл вздохнул стирая удрученность с лица и, состроив гримасу, произнес: «Да, не получил повышение».
-Хм… А шеф? – Осторожно спросила она.
- Волноваться не о чем - наконец сказал Майкл, посылая Никите стандартный пустой взгляд.
-Великолепно! - Она поняла «сообщение». Отойдя от Майкла она изобразила пируэт и произнесла: «Мне хочется танцевать». Майкл ответил лишь слабой улыбкой. Никита чуть наклонила голову и посмотрела на него искоса, потом выпрямилась и заключила: «Я воспринимаю это как «ДА». Отлично. Мне нужно переодеться». Внимательно изучив его фигуру, Никита предложила: «Может удастся и для тебя найти что-нибудь менее… черное. О!» - она моментально отступила, поднимая руки вверх: «Не важно». Потянулась к столу, на котором стояли два бокала и вина и, протянув один Майклу, произнесла: «Просто расслабься. Я мигом».

(продолжение следует...)


Исправлено автором 02 Фев 2004, 14:35
 

#2
morkovka
morkovka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Ноя 2003, 15:42
  • Сообщений: 1521
  • Откуда: Москва
  • Пол:
Майкл, все это время сохранявший молчание, получил бокал вина и поцелуй и сейчас с наслаждением наблюдал за ее формами, в то время как она направилась в спальню. Он удивился тому, как легко он входил в роль нормального человека рядом с ней. Отрицание их связи казалось таким правильным, но сейчас когда он был здесь, он не мог понять как ему удавалось удерживать себя так долго.
Впрочем он точно знал как. Контроль. Находясь рядом с ней, он ощущал свои жизненные промахи. Он знал о ней все – о ее отличном настроение, остроумие, взрывном гневе, безграничном сострадании, невинности, соблазнительности подобной сирене. Но раньше он отмечал все эти аспекты личности как ученый отмечает изменения в объекте исследования. В эти дни он исследовал себя, позволяя ее капризам затрагивать его. Но, вопреки ожиданию, это не доставляло ему никакого удовольствия. Эмоциональность произвела неожиданные изменения в нем самом, сделав его беззащитным.
Размышления Майкла прервали трели его мобильного телефона.

Она стояла в одном нижнем белье спиной к двери, выкидывая одежду из шкафа на постель, разыскивая какую-то вещицу.
-Есть! – она издала победный возглас и повернувшись обнаружила Майкла в дверном проеме.
-Ах! - Она попыталась прикрыть вещицей свою наготу. Уголки ее пухлых губ растянулись в озорной улыбке: - Планы изменились?
- Боюсь что так. Консульство. Нужно ехать. – Помедлив он добавил: - Мне жаль.
-Это не твоя вина. - Она отбросила вещицу прочь и извлекла из горы одежды на кровати темные брюки и рубашку.
-Идем? - позвала она, застегивая последнюю пуговицу.


Три часа спустя Никита и Майкл взявшись за руки прогуливались в толпе зевак по району, в котором располагались лучшие клубы и рестораны. Им удалось проникнуть в хорошо охраняемое консульство, без шума выкрасть чиновника и посетителя и удалится никем не замеченными. Майкл был впечатлен Никита была на высоте: никогда раньше она не работала так чисто и безупречно. Он был доволен, что она наконец-то поняла, что из Отдела нет выхода и лучшее, что можно сделать, это работать на их условиях. Это заставит Шефа снять с нее наблюдение -хорошая новость, чуть ли не единственная за последние дни.
Прогуливаясь и наслаждаясь теплом весенней ночи, Майкл явственно ощущал присутствие Никиты рядом. На ней были темные капри, черный топ и жакет мандаринового цвета, волосы затянуты в конский хвост. Ее наряд поднимал ей настроение, ее было трудно не заметить и она знала это, наслаждаясь взглядами, которые ей посылали окружающие. С одной стороны подобное внимание к его спутнице действовало на нервы – его обучали быть незаметным, с другой, ее близость заставляла его испытывать гордость. Она остановилась у ярко освещенной двери трехэтажного здания. Заведение было известно невероятным соединением клуба, суши-бра, сигарной комнаты и комнаты для отдыха.
-Зайдем? - Не дожидаясь его ответа она шагнула внутрь.
Едва переступив порог она повела его прямо на танцпол, где пары кружились под звуки медленной песни. Обняв его за плечи она закрыла глаза и стала медленно двигаться, но, почувствовав как его руки обвились вокруг талии прижимая ее к себе крепче, открыла их и была загипнотизирована явным желанием читавшимся в его взгляде.
После следующей песни группа объявила перерыв. Танцующие потянулись кто куда. Никита предложила выпить, предложение было принято, и они стали протискиваться к бару. Она думала о том, что Майкл был необычайно покорен. Вроде бы мелочи: он позволил этому вечеру быть и принимать ей решения, но она так долго пыталась хоть в чем-то взять верх, что высоко оценила его сегодняшние уступки. Они наконец-то добрались до барной стойки и сейчас ждали бармена.

-Я люблю это место. Здесь хорошая музыка. Раньше, когда я только начала жить вне Отдела, я часто бывала здесь с Карлой и ее друзьями. - Никита рассеяно потянулась к вазе с орешками и, достав пару, бросила их в рот. - Карла показал мне это место, - сказала она вспоминая свою бывшую соседку и думая о том, что ей ее очень не хватает. - Нам нравилось здесь.
Майкл наклонился и подарил ей рассеянную улыбку. К ним подошел бармен и так как он, казалось, не замечал его, Никита открыла рот собираясь заказать для них обоих, но тот поставил перед Майклом стакан с прозрачно жидкостью и бодро произнес:
- Майкл! Рад видеть тебя. Давно тебя не было. Познакомишь со своей очаровательной спутницей? - Спросил бармен салютуя ему бокалом.
Майкл наблюдал за реакцией Никиты, она была удивлена и подавлена, но быстро совладала со своими эмоциями.
-Никита - это Мэтт, Мэтт - Никита.
-Очень приятно. Что я могу предложить вам?
Никита вновь перевела взгляд на Майкла и сказала довольно дерзко, кивнув головой на спутника:
-Тоже что ему.
Майкл был как всегда нем. Он смотрел на Никиту как будто не понимая, в чем причина ее расстройства. Никита, обеспокоенная таким неожиданным поворотом, пристально смотрела на него потемневшими глазами.
Она услышала стук поставленного стакана. Взяла его в руку и недовольно фыркнула, почувствовав запах водки.
-Твое здоровье! – произнесла она по-русски и выпила залпом, пристально посмотрела на Майкла, который поставил стакан на место так и не пригубив. -А как тебя звали в России? Михаил? - Тон был переполнен сарказмом. - Какие еще неожиданности ты приберег для меня? - Горько поинтересовалась она.
- Мне нравится вкус водки. - Ему казалось, что он объясняет и без того очевидные вещи.
- Я не о твоих вкусах спрашиваю - раздраженно заметила она.
Она стояла напротив скрестив руки на груди и напоминал ему мстительного викинга. Он отодвинул стакан и взяв Никиту за руку повел прочь от бара. Она покорно последовала за ним, хотя ее лицо выражало противоречивые эмоции. Они поднялись на два лестничных пролета и оказались в летнем саду, расположенном на крыше здания. Это было место для любителей неспешно пить Мартини и курить сигары. Столы были расположены на приличном расстояние друг от друга. Кадки с деревьями были украшены мелкими белыми световыми гирляндами. Он отвел Никиту в дальний угол за одно из деревьев.
-Откуда Мэт знает тебя? - Вызывающе спросила она
- Я бывал здесь раньше.
- Когда?
- Раньше я часто бывал здесь
- Раньше… с тех пор как мы знакомы, да?
- Да.
- Почему?
- Что почему?
- Почему ты ходил именно сюда? В городе сотня клубов. Почему ты приходил именно сюда?
Майкл помолчал и, наконец, произнес:
- Потому что здесь была ты.
Он лгал ей годами и сейчас пытался хоть как-то компенсировать этот факт. Больше он лгать не хотел.
- Почему же я ни разу не видела тебя?
- Я не хотел этого.
Она смотрела ему в лицо, пытаясь отыскать там Нового Майкла, но находила лишь отдельского робота.
-Ты следил за мной. - Она так надеялась, что он скажет нет.
Майкл глубоко вздохнул прежде чем ответить, ища в лице признаков того, что она поймет его правильно.
-Никита, – голос был спокоен – ты была новым материалом… мои материалом. Ты была импульсивна и непредсказуема. Ты знала, что за твоей квартирой следят, почему тебя это так удивляет?
- Они приказали тебе или ты сам это придумал? - Ее голос был наполнен горечью.
- Этого следовало ожидать… - Он пресекся так как она разомкнула руки и уперла их в бедра, она глубоко дышала и очевидно сдерживалась с трудом, чтобы не закричать так как говорила со сжатыми зубами:
-Ты всегда делаешь то, что тебе приказывают?
Пустой взгляд вместо ответа.
- Тогда иди к черту!


Майкл пытался понять, почему Никите доставляло такое удовольствие испытывать его чувства. Большую часть времени ему казалось, что он может выдержать удар. Он чувствовал себя счастливым, а в следующий момент совершенно опустошенным. Неужели подобный стресс мог быть полезен хоть кому-то?
И хуже всего, он никогда не чувствовал себя настолько беспомощным. Разве не должны существовать испытания или тесты для людей, которые хотят быть с тобой?! Он с нежностью и грустью вспомнил дни, когда не подпускал Никиту к себе. Он всегда контролировал себе, ни ее гнев и слезы не трогали его, потому что его жизнь была загнана в рамки и в ней не было места тому, что называется «чувства».

Он сидел на каменном полу своего балкона, шум улицы лишь слабыми отголосками долетал до него. Он хотел бросится за Никитой, когда она выбежала из летнего сада, но инстинкты подсказывали, что лучше оставить ее на какое-то время в покое. Теперь, когда ночная жизнь города медленно угасала, он сожалел о своем решение. Но теперь было слишком поздно… или слишком рано – он не был уверен, знал только, что время было неподходящее.

В былые дни он манипулировал бы ей, лгал лишь бы успокоить ее и уладить дело миром. Теперь он не мог даже думать о том, чтобы намеренно причинить ей боль. Так же нужно было признаться в эгоистических мотивах: после долгих лет эмоционального голода он попал на банкет и никак не мог насытится.

Он вздохнул и подумал, что любовь к Никите была самой правильной и самой сложной вещью в его странной жизни.


Утром команда встретилась для обсуждения следующей фазы карибской миссии, которая должна была пройти в Нью-Йорке. Медлен, Майкл и Шеф уже были в комнате, когда к ним присоединились Биркоф и Никита бормоча приветствия обращенные ко всем и ни кому в частности. Для Майкла было очевидно, что Никита не готова простить его –айсберг выглядел теплее, чем ее взгляд, хотя в Отделе они вообще были крайне осторожны. Любая попытка заговорить с ней прямо сейчас была бы красным флагом для Медлен и Шефа, поэтому Майкл все свое внимание сосредоточил на ручке, которую держал в руках.

-… схема у Биркофа. Майкл…
Майкл услышал свое имя и обернулся к руководителю, до него и слова не дошло из сказанного в комнате, но благодаря годам тренировки этого и не требовалось, не было ничего, что он не мог бы выполнить.
-Майкл, мы отвлекаем тебя от чего-то более важного?
После непродолжительной неловкой паузы он произнес:
- Мы будем готовы. - И вышел из комнаты.

Обменявшись с Медлен взглядом Шеф обратился к Биркофу:
-Сообщи мне, как только поступят данные - после чего повернулся к Никите, которая отодвигала стул, готовясь покинуть комнату:
-Задержись.
Никите попыталась выглядеть беззаботной. После того как Медлен и Биркоф вышли из кабинета, Шеф закрыл дверь.
- Майкл очень высоко оценил твою работу на миссии в консульстве.
- О… Я рада.
- В последнее время ты, действительно, хорошо показала себя. Я очень доволен твоей работой. Твоя эффективность возросла.
Она лишь кивнула.
-Я боялся, что ваши с Майклом отношения будут помехой для работы…
-Отношения? Вы ошибаетесь. - Она мотнула головой - Никаких проблем.
- Что ж отлично. - Он улыбнулся ей и указал головой на стул. - Давай поговорим.


-Вы хотели меня видеть? - Майкл стоял в дверях офиса Медлен.
-Ты не думаешь, – Медлен села за стол – что тебе нужно больше времени прежде, чем возвращаться к работе? Несколько недель назад ты был при смерти, возможно, ты ещё не полностью восстановился?
Майкл отклонил предложение сесть.
- Та резня, не была тактической ошибкой, ошибкой в рассуждениях или признаком моей слабости, причина была в недостоверной информации, которую мне предоставили. Попробуте свалить вину на кого-то еще, я сработал на все 100%.
Под конец речи голос Майкла стал едва слышим – крики не были его стилем Медлен это отлично знала, но сейчас отметила, что Майкл говорил больше обычного. Это лишний раз утвердило ее в мысли, что может он и был здоров физически и умственно, но его эмоциональный статус вызывал серьезные опасения.
Медлен старалась двигаться осторожно, чтобы не нарушить раковину в которую он заперся. Это была их первая встреча после его болезни. Она не знала, что именно он помнит и как глубоко это его затронуло случившееся. В бреду Майкл вспомнил свое детство и перепутал ее с его давно умершей Матерью. Разразилась весьма эмоциональная сцена, он плакал – за предыдущие 20 с лишним лет знакомства он ничего такого себе не позволял.
Она знала, что эпизод растревожил воспоминания, похороненные им так глубоко внутри, что он почти забыл о них. Она была уверена, что он пытался объединить прошлую жизнь с нынешней. И она знала, что Никита сыграла не последнюю роль в быстром выздоровление Майкла. И хотя на первый взгляд это было даже не плохо, ей нужно было знать, прогрессируют ли их отношения и насколько они вредны для Отдела.
- Я знаю, что ты способен выполнять директивы. Но меня интересует, что ты чувствуешь, выполняя их.
-Что я… - на секунду Майкл был сбит с толку, но тут же собрался - Я ничего не чувствую. Я никогда ничего не чувствовал. Разве что-то изменилось?
-В последнее время ты выглядишь… погруженным в себя.
Майкл уперся руками в стол и нагнулся к Медлен, его чуть покрасневшее лицо было в дюйме от ее.
- Если обо мне нужно будет беспокоится, я дам знать.
Когда он покинул ее офис, она подумала, что с тем же успехом можно было сразу ударить по его раковине кувалдой.
Майкл ураганом пронесся по коридору. Он был взбешен, как Медлен могла подвергнуть сомнению его стабильность. Он безупречно работал на Отдел с 16 лет, с того момента как обрел статус оперативника. Он выполнял самую гнусную работу не вздрогнув. Он был абсолютно надежен: никогда не давал им повода сомневаться в его преданности или способностях. Ничего не изменилось. Так почему они задавали эти вопросы? Оказавшись на улице, вдохнув сладкий весенний воздух, он понял почему: Медлен видела то, что он долги годы скрывал от самого себя. Он почувствовал себя уязвимым.


Дышать стало легче, каждый новый вдох, проникая в легкие, приносил облегчение. Теперь он чувствовал, что контролирует себя. Контроль - он любил это слово. Контроль был для него всем так долго, а в последнее время он слишком часто терял его. Боль в бедрах прошла, движения стали естественными.

Когда он час назад покинул Отдел его нервы были на пределе, мысли в беспорядке ему казалось, что он может взорваться в любую минуту. Поэтому оказавшись в парке он побежал. Он пробежал уже почти две мили когда ему стало тяжело дышать, он изменил скорость, пытаясь найти ритм, который позволит продержаться как можно дольше но дышать было все сложнее, ноги сводили судороги. После болезни он ни на миг не позволял себе расслабиться. Он много ожидал от себя и не собирался понижать планку. Отказываясь принимать тот факт, что тело не подчинялось мозгу, он продолжал бежать пока не нашел свой ритм. И когда это произошло, он заглянул в себя и остался доволен: мышцы, сухожилия, кости, легкие, сердце - все работала в унисон, создавая эффективную подконтрольную ему машину. Контроль. Контроль это хорошо. Хотя сегодня, он это с сожалением признавал, он контролировал себя не полностью. Подсознание гнало его по парку, а мысли вновь и вновь возвращали его к последним событиям.
Он все еще переживал из-за ссоры с Никитой, ее отстраненность раздражала его, а их с Шефом разговор заставляло чувствовать гнев. Во время тренировочной миссии их команды она почти не обращала на него внимания. Она мило улыбалась Вальтеру, шутила с другими членами команды, но совершенно не замечала его. Они общались как старые друзья, а он был незваным гостем на их празднике. Он не мог вообразить себя часть этого мира. Но это был ее мир, а он хотел быть там, где была она. Взбешенный этой ситуацией, он ранил человека, с которым отрабатывал приемы самообороны, а потом еще этот разговор с Медлен. Плохой день. Очень плохой день.
Обессиленный к концу своей пробежки он вспомнил события, имевшие место несколько недель назад. Слишком много эмоций было извлечено наружу вместе с физическим истощением они опустошили его – он никогда раньше не чувствовал себя таким разбитым. С каждым днем он чувствовал все большее напряжение. Он ненавидел, когда тело не слушалось его, поэтому каждый день нагружал его все сильнее, до тех пор пока все не вернется в привычное русло.

Он открыл входную дверь и кинул ключи на стол, умылся холодной водой и почувствовал себя немного лучше. Когда зазвонил телефон он решил не отвечать. Секундная слабость.
-Привет! – Голос был таким сладким, как будто они только что прервали поцелуй -Я хочу немного пробежаться по парку… Присоеденишся?
Пробуя дышать спокойно он уточнил:
-Когда?
-Сейчас.
Он закатил глаза пытаясь себе представить как он сможет выжить из себя еще хоть что-то.
-Хорошо
-Отлично. Жду тебя на дорожке через 5 минут.
Майкл повесил трубку и осмотрел свою одежду:
-Черт!
Дверь захлопнулась.
Положив трубку Никита довольно улыбнулась. Она стояла напротив его дома в телефоне-автомате рядом со старомодной аптекой. Когда Майкл показался из-за угла, она побежала трусцой, вместо приветствия чуть кивнув головой. Он побежал рядом. Через какое-то время она увеличила темп и вскоре почувствовала легкую щекотку – струйки пота побежали по телу. Она краем глаза взглянула на Майкла, который хотя и дышал совершенно нормально, выглядел взмокшим.
Они не разговаривали, единственным звуком был стук ног и тяжелое дыхание. Никита вновь прибавила скорость, дорожка была наклонной и Майкл немного отстал, дальше дорога она разветвлялась, одна плавно огибала холм, другая круто уходила вверх. Никита вытесняла Майкла на вторую. Когда они преодолели половину подъема, он стал дышать заметно громче и тяжелее, она внутренни улыбнулась. Она старалась бежать как можно быстрее, но Майкл, на одном ему понятном внутреннем ресурсе, в последний момент оказался рядом - на вершине они оказались одновременно.
«Ну, что ж хочешь поиграть. Ладно, тогда смотри». Она сделал глубокий вдох и из последних сил побежала с горы. Майкл отстал и был вне поля зрения. Она пробежала еще ярдов сто и перешла на шаг, что бы успокоить дыхание и дать отдых ногам. Через секунду он был рядом.
Майкл наклонился вперед и уперся руками в колени и тяжело втянул воздух, ему казалось, что сердце выпрыгнет из груди. В это время Никита прогуливалась вокруг и хлопнув его по спине произнесла: «Это было здорово! Готов к большему?»
Вместо ответа Майкл опустился на землю и упал на молодую траву, из его груди вырвался стон. Никита стала у него в ногах и скептически посмотрела на его тяжело вздымавшуюся грудь, на руки раскинутые в разные стороны.
-Ясно. Вставай. – Она протянула руку, помогая ему подняться.
Когда они выходили из парка, Майкл осторожно прикоснулся к ее руке. Она чувствовала себя виноватой, не отрывая взгляда от земли и не поднимая головы, она взяла его руку и легко сжала ее.

(все еще не конец :( )

 

#3
morkovka
morkovka
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Ноя 2003, 15:42
  • Сообщений: 1521
  • Откуда: Москва
  • Пол:
-М-м-м-м, восхитительно! - Никита щедро обмазала кусок тунца васаби и обмакнула его в соевый соус. Язык приятно щекотало. Майкл уже закончил и сейчас молча наблюдал за ней.

После пробежки она попросила разрешения зайти к нему:
- Мне нужно с тобой поговорить - сказала она.
Пока он принимал душ, она разложила суши. Когда он скептически поинтересовался как ей удалось добиться от ресторана столь быстрой доставки, она посмотрела на него и просто ответила: «Я принесла их во время твоей первой пробежки».

Вознаграждением ей было легкая мина удивления тут же сменившаяся обычным каменным выражением лица. Понятно, возмездие. Его не беспокоило, что она наблюдала за ним, он даже был польщен.
-До этого мы вчера не добрались - сказала она указывая на еду, это было единственным намеком на ее вчерашний гнев.

Теперь сидя на полу с животом полным еды, он размышлял о том, что все было честно: он сделал ей больно - она заставило его заплатить, но ее обман того стоил. Его удивляла ее способность прощать. Она растянулась на полу рядом с ним поглаживая живот. Но через минуту вскрикнула и подскочила на ноги: «Совсем забыла, я принесла тебе кое-что». Он слышал шорох, но чтобы она не достала, он не видел это т.к. она держала руки за спиной. Опустившись рядом с ним на колени, она застенчиво улыбнувшись протянула ему горшок с фиолетовым растением: «Он должен быть у тебя. Ты это заслужил». Испугавшись, что совершила ошибку она тут же виновато затараторила:
- Мне показалось, у тебя нет такого - она обвела комнату руками, указывая на многочисленную растительность - Это…
- Я знаю. - Он не мог вспомнить, когда ему последний раз дарили подарки. Это было так приятно и так много значило для него. Он рассматривал цветок страсти (от меня: ха-ха, а это был именно он) как если бы это была величайшая драгоценность. Заерзав и вздохнув Никита перешла к главному:
-Майкл, я знаю, ты считаешь, что мы не можем быть вместе, но это не заставит меня прекратить заботится о тебе, любить тебя… и ты это знаешь. Я не отступлюсь. Когда ты почувствуешь, что готов впустить меня в свою жизнь, я буду рядом.
У него перехватило дыхание, он так много хотел сказать, рассказать ей о том, как много она значит для него. Он чувствовал себя странником, прожившим всю жизнь в пустыне под опаляющим солнцем и внезапно открывшим для себя секретное море прохладной, манящей воды. Он хотел погрузится в воду, чтобы она успокоила его обожженную кожу. Но его терзали сомнение в том, что он сумеет плавать в этих странных водах, и он не решался войти - боясь утонуть.
Пока Майкл боролся со своими чувствами и неуместностью их выражения, Никита решила, что его молчание означает «тема закрыта». Тогда она глубоко вздохнула и решила, что теперь можно поговорить с ним о другом:
-Шеф говорил со мной сегодня.
-О чем? – им овладело недоброе предчувствие.
-Ну…ты высоко оценил мою работы на последней миссии… Кажется слишком высоко… Она съежилась и отвела взгляд на поднос с остатками еды - его шестое чувство не подводило его.
- На миссии в Нью-Йорке, в понедельник, команду поведу я.
Майкл чуть приподнял брови:
-Понятно.
-Я думала, ты будешь рад услышать это. - Виновато сказала она. - Ты был моим наставником, я думала ты обрадуешься узнав, о моих успехах.
-Да, - произнес Майкл через мгновение - для тебя это хорошо.
Но он выглядел погруженным в себя, брови опустились взгляд, скользил по квартире, как будто он не мог найти что-то. Внезапно Никита все поняла, но Майкл озвучил ее мысли первым:
-Это проверка, и проверяют не только тебя, но и меня.
-Ты считаешь, я не могу сделать это, думаешь, они надеяться, что я откажусь.
-Я знаю, что ты можешь, ты сильнее, чем они могут себе представить – немного помолчав он заключил: - Так или иначе я должен буду поддержать тебя, хотя ты в этом и не нуждаешься.
- Ты прав - она взяла палочку и вертела ее в руках, пытаясь скрыть неловкость - Это ловушка. Но ты не идешь, Шеф сказал, ты будешь курировать операцию из Отдела.
А вот теперь Майкл был действительно удивлен, он встал и стал расхаживать по комнате. Подобрав колени, она наблюдала за ним, пытаясь понять, что сказать ему, вдруг он остановился рядом с ней и произнес
-Пойдем гулять - это был не вопрос, а скорее приказ.
Сердце пропустило удар.
-Хорошо.
Она поднялась и стала собирать остатки еды.
-Оставь это.
-О, я быстро, только уби…
-Я сказал, оставь это, Никита.
Никита медленно выпрямилась, по спине пробежал холодок. Его тон... Он стоял в нескольких шагах от нее, руки сжаты в кулаки. Его обычно светлые глаза, казались почти черными.
-Майкл, мне жаль…Я думала, ты обрадуешься, узнав, что Шеф наконец-то стал доверять мне….
Майкл подошел и взял поднос. Отнес его в кухню так осторожно как если бы на нем лежал динамит. После чего уперся руками в столешницу и склонил голову. Никиту обдало волной беспокойства, с тех пор как он показал ей зияющую рану в его душе, он стал очень осторожен всячески пытаясь убедить ее, что это не так, но она знала, что она была все еще там. Подойдя ближе, она положила руки ему на спину.
-Ты в порядке?
-Я хочу, – медленно произнес он – чтобы мне вернули мою жизнь. Я хочу, чтобы все стало как прежде, как было до того как… как…
До того как раскололась его раковина, выпустив наружу того эмоционального человека, каким он был на самом деле. Она знала, что именно это он хотел сказать. До того как он показал Медлен, Шефу ей, и, что куда важнее, самому себе насколько он уязвим.
- На самом деле ничего не изменилось. Тебя просто чуть больше, чем прежде, стало волновать то, что происходит.
Слишком поздно она поняла, что совершила ошибку. Майкл был бочкой с порохом, а она только что подожгла фитиль.
- Я точно знаю, что устал от того, что каждый хочет знать, ЧТО я ЧУВСТВУЮ - он говорил низким голосом, в котором слышалось напряжение.
Медленно повернувшись, он продолжал:
-Я отвечаю, что не чувствую НИЧЕГО, но вы мне не верите и спрашиваете снова и снова.
Майкл оттолкнулся от столешницы и подошел к противоположной стене, переставил несколько предметов на столе.
- Хочешь знать, что я чувствую? - Он неуверенно взял дыхание - Мне кажется, что все перевернулось с ног на голову: пол стал потолком, светит солнце и идет дождь…
Он повернулся к Никите, он выглядил растерянным:
- Внезапно мне перестали верить люди, которые верили мне годами. Меня проверяют на способность выполнять работу, которую я всегда делал безупречно. Я сам в себе сомневаюсь, вещи которые я долгое время делал не задумываясь кажутся мне незнакомыми. И ты…- он сделал движение руками - Я даже не знаю как начать…
-Майкл, ты не дол…
Майкл снова заговорил, не замечая ее слов. Он ходил по комнате, дотрагивался до предметов, переставлял их, но казалось ничего не видел.
-Конечно, я горжусь тем, что Шеф тебе доверяет, тем более, что я никогда не сомневался в твоих способностях, а он отказывался мне верить. Но я чувствую себя… преданным. Он пошел к тебе у меня за спиной. И в этом отличие – теперь я больше тебе не нужен.
-Это не так, ничего не изменилось. - Голос звучал неубедительно - К тому же я всегда буду нуждаться в тебе.
Он тряхнул головой как будто отгоняя ее комментарий.
-Я хочу любить тебя… я люблю тебя, –поправился он - но я не представлю как быть рядом с тобой не причиняя тебе боль. Прошлой ночью, я даже не понимал, что делаю что-то не так, пока не было слишком поздно.
Поскольку напряжение продолжало нарастать, он в нескольких словах высказал свои мысли:
-Я хочу быть рядом с тобой все время, но меня пугает твоя близость. Мне негде укрыться с тобой. Наверно это должно быть великолепно, но меня это пугает. Мне хочется прикасаться к тебе, заниматься с тобой любовью, мне хочется…
Никита подошла к нему и провела рукой по волосам, он старался не смотреть в ее огромные синие глаза, но не удержался. И хотя ее взгляд выражал понимание и преданность, он увидел лишь жалость. Он взял ее за шею и, притянув, довольно грубо поцеловал. Она оттолкнула его, но через секунду сама потянулась, чтобы продолжить поцелуй. Поцелуи не стал нежнее, она почувствовала вкус собственно крови на губах, Майкл тем временим запустил руку ей в штаны. Ей потребовалась вся сила, чтобы оттолкнуть его от себя, проведя внутренней стороной ладони по губам и увидев на ней кровь, она спросила, глядя на него с ужасом: «Что ты делаешь?»
Единственным ответом был пустой взгляд. Никита попятилась от него, но он схватил ее за руку и, заломив ее, притянул к себе, она попыталась оттолкнуться свободной рукой, но он поймал ее и, соединив ее руки за спиной, крепко прижал к себе, чтобы она почувствовала его намеренье. Она вздрогнула.
-Майкл, прошу тебя.
Он целовал ее лицо, шею, плечи, выпустив ее руки, ласкал ее.
Ей раздирали противоречивые желания: с одной стороны ей хотелось отбиться от него, а с другой стороны прижаться к нему крепче, целовать его. Однако эротизм быстро отступил, уступая место беспокойству: по мере того как животные инстинкты брали в нем верх. В следующие момент она поняла, что у нее крупные неприятности: он опрокинул ее на пол, плотно прижав лопатки к полу, штаны были сорваны и отброшены в сторону. Она пыталась бороться, используя локти, колени, ногти. Но это было бессмысленно: он был сильнее и это ОН научил ее всему, что она знала о самообороне.
-Майкл, прошу тебя, остановись! - кричала она, но, взглянув ему в лицо, поняла, что он ее не слышит. Тогда она перешла к старомодным, но эффективным ударам кулаками. Собрав всю силу, она ударила его в подбородок и тут же получила удар на отмаш по лицу, он собрал волосы и прижал ее голову к полу.
Это так ошеломило ее, что она не смогла больше сопротивляться, послушно опустила руки вдоль тела и затихла. Со слезами на глазах она наблюдала за ним, за тем как он потянулся к поясу, потом лег на нее прижимая телом к полу. Сдерживая рыдания она произнесла его имя. И хотя в этом не было ничего особенного, слова прорвались сквозь его ярость. Майкл выглядел как разбуженный лунатик, с ужасом смотря на ее страдания. Они как будто застыли в этом положение: Никита на спине и Майкл, нависший над ней на руках и коленях. Только их глаза, двигались изучая друг друга, адресуя друг другу неслышные просьбы. Наконец, он со стуком сел рядом, напуганный собственным поведением не меньше ее. Его захлестывал стыд. Через туман собственного сознания до него донеслись неясные звуки. Он повернул голову и увидел Никиту лежащую в том же положении, в каком он ее оставил. Ее грудь сотрясали судорожные рыдания, теперь заполнявшие слух Майкла, слезы катились из глаз обращенных в потолок. Он пальцем дотронулся до ее руки, она судорожно отдернула ее и обхватила живот.
Через несколько секунд она перекатилась подальше от Майкла и попыталась встать, но потеряла равновесие и, споткнувшись, чуть не упала. Он инстинктивно потянулся помочь ей, но, оттолкнув его руку, она выкрикнула:
-Не приближайся ко мне.
Она оглянулась в поисках штанов и нашла их нескольких метрах на полу. Продолжая всхлипывать, она натянула их, после чего вытерла слезы и стала водить руками по рубашке, пытаясь разгладить ее, потом попыталась пригладить растрепавшиеся волосы. Майкл не поднимался и не пытался помочь, его сердце молило ее о прощение. Ни в одном из известных ему языков не было слов, которые могли бы выразить, как он сожалеет о причиненной ей боли. Он закрыл глаза и сидел как скала посреди квартиры. Из последних сил он пытался бороться с тьмой, которая подступала к нему со всех сторон, чтобы поглотить его навсегда. Она же делала вид, что его не существует - надела ботинки и вышла за дверь.


Никита не могла понять, почему все встречные так пялятся на нее. Перед выходом из дома она смотрелась в зеркало, дабы убедиться, что ранка на щеке не бросается в глаза. «У меня должно быть мешки под глазами» - решила она. Она плохо выглядела и знала об этом. Но причины этого крылись не только в недостаточном сне, у нее на лице были беспокойство и отчаянье.
-Никита, - позвал Вальтер, когда прошла мимо – Эй, сладка, как ты?
Он был непривычно оживлен, но у нее не было сил и желания выяснять причины этого оживления и, пожав плечами, она ответила:
-Хорошо.
Занимая свое место за столом для брифингов, она не оглянулась на остальных. Шеф прокашлялся, готовясь начать говорить, только тут она поняла, что стул Майкла был пуст. Шеф перехватил ее взгляд, и она немедленно отвела его от пустого стула. Если она спросит его об отсутствующем, на ее голову падут громы и молнии.
-Назначение Майкла было пересмотрено. Он больше не участвует в миссии. - Начал Шеф. Он был как всегда безразличен. Никто не прокомментировал это сообщения. Сплошь каменные лица. Шеф продолжил брифинг. Никита с трудом попыталась сконцентрироваться на работе, отгоняя мысли зажимавшие мозг в тиски. Она внимательно выслушала информацию и согласилась, что они обладают всей необходимой информацией, миссия проста - они обречены на успех. Когда другие оперативники покинули комнату, она наконец решилась удовлетворить свое любопытство:
-Почему? Он получил другое назначение?
-Его квалификация в данный момент исключает возможность каких либо назначений - Шеф смотрел на нее спокойно, не моргая.
-Его квалификация - повторила Никита. Почему бы вам не говорить по-английски? - с раздражением поинтересовалась она. Шеф кивнул, молчаливо соглашаясь с ее упреком. Скрестив руки на груди, он терпеливо объяснил:
-Вчера вечером, после того как ты покинула его квартиру…
Она почувствовала как у нее отвисает челюсть, но тут же попыталась взять себя в руки и взглянула ему в глаза не позволяя прочесть собственные мысли, она знала, что может сделать это.
-…группа наблюдения следовала за ним, ты, конечно, знала, что мы следили за Майклом после его - губы шефа скривились – болезни.
«Черт-с два я знала» - подумала Никита в то время как ее мысли уносили ее к времени, когда они Майкл были вместе. Она поежилась как от холода и это был единственный признак ее гнева.
-Он долго бродил по городу, а в 2 часа ночи он вмешался в ссору, случившуюся между двумя мужчинами и женщиной – нарушив инструкции. – Шеф не скрывал своего раздражения. - Завязалась драка, он убил одного мужчину. Когда наши люди вмешались, он их тоже чуть не убил. Они вызвали подкрепление. Его усмирили и доставили в Отдел.
-Усмирили? Вы вводили ему транквилизаторы?! - Никита была ошеломленный и не собиралась скрывать это. – Где он сейчас?
-У психиатров.
-У психиатров?! - Она искоса глянула на Шефа - С какой стати?!
-Майклу нужна помощь в преодоление трудностей, с которыми он столкнулся в последнее время. Он слишком напрягся, мы были не правы, позволив ему так быстро вернуться к работе.
Она слышала и понимала, что все так и было, но что-то продолжало беспокоить ее.
-Майкл добровольно согласится сидеть без дела и подвергаться психоанализу? – с сомнением спросила она, скептически глядя на Шефа широко открытыми глазами и ожидая подтверждения.
Но он посмотрел на стол, потом на пол.
-С вашего позволения - она вскочила и выбежала из комнаты.

Майкл сидел в палате вместе с Медлен, она видела их через одностороннее стекло, которым были оснащены все комнаты этого отсека. Его сложно было узнать: волосы спутаны, глаз подбит, все лицо в ссадинах и царапинах и безумный блеск в глазах –именно он менял его до неузнаваемости. Майкл полусидел-полулежал, руки были связаны смирительной рубашкой, ноги кожаными ремнями, напротив сидела Медлен, скрестив ноги положив на них руки.
Он беспокойно оглядывал комнату, стараясь не смотреть в ее сторону. Потом повел плечами и выгнул шею, видимо, желая снять мышечное напряжение.

- Когда действие транквилизатора пошло на убыль, он вновь обрел силу и накинулся на Медлен. Он был совершенно неуправляем, у нас не было выбора.
Никита посмотрела на отражение Шефа в стекле. Она слушала его молча - у нее не получалось сформулировать вопрос или сказать хоть что-то.
-Физически он не пострадал, несколько ушибов и ссадин.
Пару минут они молча наблюдали как он дергался и боролся, время от времени отводя голову назад и тяжело дыша, но присутствие в комнате Медлен категорически отказывался признавать.
-Знаю, тебе сложно поверить в это, но мы высоко ценим его, мы сделаем все возможное, чтобы он вернулся к работе.
-Развяжите его. - Шепотом попросила она.
-Мы развяжем его, как только он будет готов сотрудничать.
Ощущая пустоту, она кивнула и дотронулась кончиками пальцев до стекла.

-Знаю, ты считаешь, что мы не справедливы. - тоном полным умиротворения произнесла Медлен - Обещаю, это временно.
Никакого движения на кровати
- Майкл, ты удивительный человек – умный, находчивый, гибкий, но даже у тебя есть предел. Ты просто перешел тобой же обозначенную границу. Но уверена, что если ты преложишь немного усилий, то в скором времени придешь в себя.
Снова тишина. Время от времени Майкл делал резкие движения, пытаясь освободить руки. Вдруг он перестал дергаться, сел прямо, его дыхание стало ровным и, смотря на Медлен огромными просящими глазами, тихо произнес:
-Позвольте мне увидеть Никиту.
Мерцание ее глаз и легкий наклон головы – вот и весь ее ответ. Он резко откинулся на кровать. Тишина.
- Майкл, эмоции – сложная вещь, столкновение с ними – серьезное испытание.
-Я Вас ненавижу. - Прошептал он, медленно разворачивая к ней огромные безжизненные глаза.
Уголки ее рта приподнялись, намекая на улыбку:
-Хорошо, это начало.

The End

Исправлено автором 04 Фев 2004, 10:40

Исправлено автором 04 Фев 2004, 10:59
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей