Перейти к содержимому

Телесериал.com

Enter Nikita /автор Joy

AU/ альтернативная реальность

Сообщений в теме: 23
#11
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Майкл потягивал свой напиток, наблюдая, как его жена покачивается под медленную мелодию - в объятиях другого мужчины.
Он хотел пойти в хороший ресторан на ужин. У нее были другие идеи, такие как популярный джаз-клуб с эклектичным интерьером.
Майкл наблюдал, как руки мужчины спускались чуть ниже, пока Никита покачивалась в своем черном платье.
Он хотел застрелить этого человека. И Никиту тоже.
Он знал, что с ней что-то не так, и это было как-то связано с ее отцом и с тем, что она собиралась сказать ему утром.
Обычно она не пила много. На самом деле, у Никиты была низкая терпимость к алкоголю, но сегодня она быстро расправилась с двумя бокала вина. И, хотя он предупреждал ее не делать этого, заказала три джин - тоника и выпила все это, как будто пыталась что-то забыть.
Никита не падала и не вела себя агрессивно. Ее опьянение не заставляло ее злиться, грустить, или кружиться, как это делало большинство людей. Вместо этого она становилась безумно упрямой.
Майкл хотел пойти домой, но она хотела танцевать. А так как он отказался, пошла к бару и нашла того кто будет. Это было не сложно. Половина мужчин весь вечер заглядывались на нее.
Она хихикнула, когда мужчина что-то прошептал ей на ухо. Никита покачала головой, затем откинулась назад и гордо продемонстрировала обручальное кольцо. Казалось, он не возражал, что девушка занята, пока она не повернулась и не указала на своего мужа. Глаза мужчины расширились, увидев что Майкл, со сверкающими от сдержанной ярости глазами, встал и направился к ним.
Не став дожидаться представления, мужчина поклонился Никите и исчез в толпе, до того как Майкл достиг их. Он сердито посмотрел на нее, взял за руку и повел к выходу.

Никита не произнесла ни слова, пока они ехали домой. Она отвела глаза, глядя в окно. Время от времени ее рука смещалась к лицу, и от нее исходили тихие звуки. Она плакала и старалась делать это очень тихо, но на данный момент Майкл был слишком зол, чтобы успокоить ее.
Он припарковал машину и обошел чтобы помочь своей жене. Мужчина плотно обернул вокруг нее кожаное пальто, а Никита наклонилась к нему, прижав лицо к его шее.
- Прости, Майкл.
Теперь она была рыдающей пьяной. Майкл молчал, когда вел ее домой. Он боялся того, что мог сказать, учитывая свое мрачное настроение.
Оказавшись в квартире, он тут же повел ее спальню, Никита продолжала тихо плакать. Майкл оставил ее стоять рядом с кроватью, когда вошел в ванную. Его жесткая позиция начала смягчаться, когда он включал душ.
Он вернулся в спальню, где она уныло сидела на кровати. Майкл присел на корточки перед ней и снял туфли, пристально разглядывая девушку. Ее нос покраснел, лицо было влажное, а глаза опухли. Гнев полностью испарился, а сердце сжалось от любви к ней.
Он расстегнул подвязки и стянул чулки.
- Вы хочешь сказать мне, что сейчас не так?
Никита покачала головой.
- Я устала и не хочу об этом говорить.
Вздохнув, Майкл поднял ее на ноги и снял платье. Неудивительно, что ее партнер по танцу был так очарован. У нее не было стежков от нижнего белья.
Он повел жену в ванную, открыл дверцу душа и осторожно сунул ее под струю воды. Никита даже не вздрогнула, когда ледяная холодная вода коснулась ее тела. Вместо этого она, закрыв глаза, запрокинула голову назад, и вода заскользила по лицу.
Уверенный в том, что она справится, Майкл вернулся в спальню, чтобы переодеться в пижамные штаны. Он вернулся в ванную и увидел, что Никита выходит из душа. Взяв толстое полотенце Майкл начал бодро растирать ее им.
- Чувствуешь себя лучше? - спросил он, осматривая девичье измученное лицо и высушивая ее волосы.
Никита утвердительно кивнула. Он подвел ее к раковине и заставил почистить зубы.
Майкл протянул ей ночную рубашку, но она отмахнулась и пошла в спальню, чтобы скользнуть под прохладные простыни.
Утомленный, Майкл потушил свет и упал в кровать рядом с ней и мгновенно уснул.
Через некоторое время мужчина проснулся от того, что Никита ворочалась. Он покосился на часы у кровати.
Два часа ночи
Ему нужно было встать к семи, чтобы отправиться на миссию по сбору информации. Голова болела. Тело было уставшим.
Сегодняшний день, переполненный страхами потерять ее навсегда, эмоционально истощил его. Майкл ненавидел себя за то, что предал свою любимую, и злился на нее за то, что она отказывается говорить ему что ее беспокоит.
Девушка успокоилась на одну минуту, а потом снова проснулась. Никита повернулась к нему лицом, а ее руки блуждали по его телу. Она потянула за пижамные штаны, но он оттолкнул ее ладони.
- Никита, нужно поспать … - тихо попросил Майкл. Девушка все еще была немного возбуждена и дезориентирована. Майкл был истощен. Головная боль вернулась, а вместе с ней и гнев. Мысленно он снова увидел, как она заигрывает с мужчиной в клубе.
Ее пальцы проскользнули за пояс штанов, когда она нежно поцеловала его в грудь. Теперь его сердце колотилось в унисон с головной болью. Но он все еще был зол. На нее и на себя. Майкл видел себя ... высокомерным, послушным оперативником, с карточкой Чернека в руке. Он был недостоин ее .
- Я устал, Никита - не слишком убедительно сказанные слова, сопровождал низкий стон. Он сдался, очевидно, так же страстно желая сгладить отношения между ними, как и она.
Майкл двинулся, чтобы перевернуть ее, но Никита этого не допустила. Он не мог видеть ее лица в темноте, но почувствовал тонкие изменения. Никита не была пассивным любовником, но обычно соглашалась с ним.
Не сегодня.
Может быть, это был джин или сильный эмоциональный шторм, в который они попали, но его обычно покорная любовница стал агрессивной.
И сильной.
Она не просила его перевернуться, или откинуться назад, или сесть. Целуя его рот, подбородок, шею, она переворачивала партнера, катала его, расставляла его красивые конечности так, как хотела. Когда ее пальцы ласкали, зажимали, щипали, разминали, боль в голове Майкла медленно рассеялась и сместилась ниже.
Ее действия были отчаянными, страстными, нежными. Майкл просто лежал, слишком удивленный и возбужденный ее дикостью, чтобы делать что-нибудь еще. И он безмерно наслаждался этим, удивляясь изменениям в ее поведении, но не желая что-либо сделать, чтобы отвлечь свою жену.

Спустя еще долгое время, после того, как она закончила с ним, он был слабым и насыщенным, измученным и онемевшим.
Майкл не мог пошевелить ни одним мускулом, даже для того чтобы свериться с цифровыми часами на тумбочке. Пока он размышлял о странном поведении Никиты, она уснула рядом с ним, собственнически закинув на мужа ногу и руку.
Его рука согнулась и сжала ее согнутое колено, когда он закрыл глаза. Вероятно сейчас, когда она была более ... приятной, он мог разбудить ее и заставить рассказать свою тайну. Однако он действительно не мог сформировать связную мысль в данный момент. Его тело все еще покалывало, а в ушах стоял пронзительный звон. Мысли растворились во мраке, когда он погрузился в сон.
************

Никита неохотно проснулась от настойчивого, пронзительного звонка телефона.

- Оставь меня в покое - проворчала она и отвернулась, затем вздрогнула от тупой боли, которая пронзила голову. Ее живот вздрогнул, и девушку охватила волна тошноты.

- О Боже!!!

Телефон, казалось, звонил громче и зловеще, словно приказывая ей ответить. Никита подождала, пока тошнота утихнет, затем осторожно перевернулась и нащупала трубку.
- Алло?
- Доброе утро.
Услышав тревожное приветствие Майкла, с большим трудом, Никита села, вздрогнув, когда комната покачнулась. Ее голос звучал рваным шепотом.
- Привет детка…
- Как ты себя чувствуешь? - его многозначительный вопрос был окрашен в ярость.
- Как ты думаешь, я себя чувствую? - она потерла свой лоб и тут же пожалела о своем резком ответе. Если ее сбитые с толку воспоминания служили ей правильно, то именно она напилась, хотя он предупреждал ее не делать этого.
- Извини. Я была полной задницей прошлой ночью?
- Нет … но было близко – затем он пробормотал с кривой усмешкой.
- Но ты по-настоящему ... раскаялась.
Никита покраснела от этого замечания, вспомнив, как обращалась с ним в постели. Она медленно откинулась на подушках.
- Ты злишься на меня?
- Да. - не стесняясь ответить он.
- Ты все еще любишь меня?
- Всегда. - его мягкий ответ был пронизан спокойной убежденностью и благоговением.
Ее дух взлетел от его уверенности, и она была благодарна, что не слишком сильно все испортила.
Взрыв статики потрескивал над линией.
- Где ты?
- В воздухе.
- Как долго тебя не будет в этот раз? - она не могла скрыть обиду.
- Я буду дома поздно вечером.
- Я буду ждать тебя.
- Мы поговорим с тобой когда я вернусь – твердо проговорил Майкл.
Никита поморщилась от его тона. С тех пор, как они поженились, он показывал доминирующего мужа всего несколько раз. Учитывая количество неприятностей, которые она причинила ему прошлой ночью, теперь она была склонна играть покорную, послушную жену.

- Да сэр. - Никите хотелось отсалютовать.

- Можно мне снова лечь спать?

- Нет. Если ты будешь спать, избавиться от похмелья будет сложнее.
-У меня нет похмелья – соврала она.
- Хорошо. - успокоил он ее.
- Возьми немного аспирина и выпей чаю. Увидимся сегодня вечером.
Она бросила телефон и встала с кровати.
Обернув вокруг себя халат Майкла, Никита спускалась вниз, стискивая зубы на каждом шагу, который отдавался в ее больной голове. Она пошла на кухню собираясь сварить кофе кофе. Чай не поможет, ей нужна была большая доза кофеина. Никита бросила в кофеварку в дополнительную порцию и нажала кнопку, затем вернулась наверх.
Она включила душ и мельком увидела себя в зеркале в ванной.
- Фу! - воскликнула она, прислонившись к туалетному столику, разглядывая свое отражение. Ее светлые волосы были спутаны и растрепаны. Прошлой ночью она не потрудилась расчесать их после душа, и, ненавидела то, что должна была сделать это сейчас. Ее бледное лицо покрылось пятнами, а глаза опухли и покраснели.
- Жуть - девушка вздрогнула и начала осторожно расчесывать запутанные пряди.
Пока она это делала, про себя обдумывала свою запланированную исповедь с Майклом. Как бы сильно Никита не хотела прояснить ситуацию между ними, она боялась потерять его на этом раннем этапе их брака. В конце концов правда выйдет наружу, но до тех пор она хотела наслаждаться тем драгоценным временем, которое у них было, на случай, если он решит оставить ее потом.
Теперь девушка сожалела что упомянула об этом вообще.
Но что ты ему скажешь? - с тревогой подумала она.
- Ты будешь лгать. - ответила себе вслух Никита.
- Затем молиться, чтобы он тебя простил…
************

- Рахманинов?
Никита сунула диск под мышку и побрела по проходу музыкального магазина в секцию Рок музыки.

- Майкл любит классику. Он вырос на ней… - она взяла другой диск и помахала им в воздухе с озорной усмешкой.

- Но время от времени мне нравится включать, то что заставляет его уши кровоточить. Держать его в тонусе.

Тони изучала Никиту в ее джинсах, большом красном свитере и кроссовках. Ее белокурые пряди были собраны в хвост, и на ней не было косметики. Она выглядела как подросток и фанатка популярной поп-музыки.
- Майкл или брак смягчил тебя?
- Немного и того, и другого.
- Ну вот. - Тони передал ей еще один диск.
- Это заставит его повыдергивать волосы.
- О нет. - Никита покачала головой.
- Ему нравится Led Zeppelin.
- В самом деле? - Тони открыла рот.
- Мы об одном и том же Майкле говорим?
- Ты готова?
- Конечно. - Тони прижала то что выбрала к груди и последовала за Никитой, чтобы проверить диски.
- Майкл всегда казался мне культурным, утонченным человеком.
Это замечание вызвало удивленное фырканье у Никиты.
- Только когда он сам этого хочет. На днях я застала его в кресле, за просмотром фильма «Звездный путь », с пивом в руке.
- Пиво?
- У нас больше ничего не было в доме.
- Звездный путь?
- Думаю, что он видит в Споке родственную душу.
- Ааа.
Никита встала позади молодой пары с одинаковыми, светло-зелеными волосами.
- Почему ты так мало знаешь о Майкле?
Во время вчерашнего брифинга она и Майкл просмотрели свою запутанную семейную историю, поэтому Тони легко соврала.
- Я не встречалась с ним, пока не стала подростком. Он всегда был немного отстранен от нашей семьи.
Никита кивнула.
- Твоя тетя вышла замуж за сына его отца?
- Да.
Или ее кузен женился на тете ее отца? Тони показалось, что Майкл сказал ей что-то другое, ну да ладно. Никита, похоже, не особо волновалась.
Они оплатили свои покупки, а затем прогулялись по торговому центру.
Несмотря на свои опасения, Тони пришлось признать, что у нее давно не было такого приятного дня. Обедать и ходить по магазинам в компании с Никитой было гораздо лучше, чем сидеть дома в ожидании телефонного звонка из Отдела. Она была удивлена ​​своим собственным желанием делиться обычными, повседневными вещами с другой женщиной, учитывая, что обычно не очень хорошо ладила с женским населением. Исключением была ее соседка, Карла, но, опасаясь гнева Отдела, Тони стала избегать общения с ней.
Никита посмотрела на Тони, и криво усмехнулась:
- Что? – недоуменно спросила она.
Никита немного помедлила, прежде чем заговорить.
- Когда мы впервые встретились, я с подозрением отнеслась к тебе.
Темные глаза от удивления широко раскрылись, Тони застыла на месте.
- Почему?
Смущенно пожав плечами, Никита взмахнула сумкой.
- Из ниоткуда появляется красивая женщина. Окликает моего мужа, очень удивляется увидев меня. Говорит нервно, немного заикается. Майкл раздражен и выглядит так, словно хочет, чтобы ты была где-то еще. А ты бы не испугалась?
Видимо она была плохой актрисой и их реакции совсем не обманули Никиту.
- Т-ты думала, что я ... что Майкл и я ...?
- Ты снова заикаешься…
Плотно сжав губы, Тони продолжила:
- Ты действительно так подумала ...
Никита подняла руку, чтобы прервать ее.
- У меня были подозрения. Вот почему я пригласила тебя на ужин. Чтобы посмотреть, как вы с Майклом отреагируете.
Тони почувствовала, как ее внутренности сжались. Если он узнает об этом…
- Никита, я бы никогда не ...
- Знаю. Не думаю, что другая женщина будет достаточно смелой, чтобы прийти на ужин. - рассудила она, затем посмотрела на Тони прищуренными, осторожными глазами.
- А ты бы хотела?
- Никита!
- Хорошо, хорошо. Я шучу!
Наступило неловкое молчание, когда они ерзали и неловко смотрели друг на друга, не обращая внимания на толпу людей, проходящих мимо. Наконец, Никита испуганно вздохнула.
- Мне очень жаль.
- Все в норме - бросилась уверять ее Тони.
- Я все понимаю.
И она действительно понимала. Ее мысли переместились к Андреа, которую Майкл, очевидно, соблазнил и бросил, судя по тому, как она ворвалась в Отдел, разыскивая его вчера. И Лиза Феннинг. И Никита…
Тони, застыла как вкопанная и Никита с удивлением смотрела на нее.
- Хочешь чашку непомерно дорогого дизайнерского кофе?
С облегчением Тони улыбнулась.
- Звучит неплохо.
Пока они дружелюбно прогуливались по торговому центру, Никита начала задавать ей вопросы о личной жизни. Женская интуиция Тони включилась на полную мощность. Ее уже мучало чувство вины за свою роль в такой отвратительной уловке. С нервной ясностью она предположила, что Никита, независимо от ее скрытности, знала, что ей лгут, и просто выжидала, пока один из них оступиться.

************

Попытка не обращать внимания на Никиту, когда она пританцовывала в маленьких розовых трусиках и короткой футболке обнажающей живот, была трудной. Особенно, когда она медленно и сознательно наклонялась, заставляя шелковистый материал туго натягиваться на ее изящной спортивной фигуре.
«Хитрая», - подумал Майкл с кривой усмешкой. Никита знала, что зад и ноги были его любимыми частями ее тела.
С тех пор как он приехал домой, она еще ни разу не присела. Наполнила горячую ванну, приготовила ему ужин, сделала массаж спины. Несмотря на поздний час, ее энергия казалась безграничной. Если бы Майкл не знал, что попытки угодить и отвлечь были направлены на то, чтобы заставить его забыть о разговоре, он бы поддался ее тонкому соблазнению. Как бы то ни было, ему потребовалась вся сила воли, чтобы не спрыгнуть со стула и не утащить ее в постель.
Она одарила емужа солнечной улыбкой, сидя у ног, массируя изгиб икроножных мышц.
Майкл решил что пока она хочет играть в эту игру, он позволит ей. Закрыв глаза, он откинул голову назад и наслаждался ощущением коварных маленьких пальцев, манипулирующих его плотью. Он подождет, пока она не перейдет в наступление, чтобы положить конец ее уловкам.
Ему не пришлось долго ждать. Никита нежно поцеловала его в ногу, а затем соскользнула на колени. Он подавил дрожь, когда ее теплое дыхание согрело шею, а затем теплые губы коснулись кожи. Когда ее пальцы проскользнули в его халат и пробежали по грудной клетке, он открыл глаза и посмотрел прямо на нее. Она опустила губы к нему, но он повернул голову. Она последовала за его ртом, и он повернул голову в другую сторону.
Никита откинулась назад и посмотрела на него в притворном замешательстве.
- Что?
Майкл повернулся к ней, его руки покоились на ее стройных бедрах.
- Мы должны были поговорить.
- Сейчас ?
- Я сказал тебе, что мы это сделаем.
Никита закатила глаза.
- Разве это не может подождать?
-Нет.
- Я возбуждена. - прямо заявила она.
Его губы дернулись, и он прикусил щеку, чтобы не рассмеяться.
- Сначала поговорим.
Никита спустилась с колен и подошла к кровати. Она плюхнулась на нее с хмурым взглядом.
- Это мое оружие.
- Честная игра – пробормотал он, вспоминая как она сама не так давно наказывала его, отказываясь заниматься с ним любовью.
Двухдневная миссия растянулась до десяти, а когда он вернулся домой, Никита была взбешена и отстранена. Что еще хуже, его отправили на другое задание на следующий день. Во время миссии он был отвлечен и вспыльчив, а через неделю вернулся домой в жуткой ярости и нужде.
Не слушая капризные протесты жены ,Майкл потащил ее наверх в спальню.
Он оставил приятные воспоминания, наблюдая, как Никита лежит на кровати, вытянув руки над головой и выгнув спину. Ее футболка натянулась на ее маленькие, но сочные груди, и она чувственно скрестила одну гладкую ногу над другой.
Майкл наклонил голову, восхищаясь ее упругими формами.
-Никита.
- Да? - прошептала она своим хриплым голосом.
- Говори…
Она возмущенно села в кровати:
- Как ты можешь быть таким чертовски целеустремленным.
Он прижал подушку к напряженному паху и стал ждать.

- Хорошо - Никита вздохнула и уставилась на свои ноги, внезапно очарованная розовыми ногтями..

- Когда я была на улице ... меня арестовали за непристойное поведение.

Майкл знал об этом. Она показала свою грудь полицейскому, который пытался вывести ее и толпу шумных подростков из частной собственности. Он также знал, что это было не то, в чем изначально она хотела признаться.
- И это все? - тихо спросил он.
- Нет. - она смущенно посмотрела на него, прежде чем перевести взгляд на пальцы ног.
- Джейми и меня арестовали за то что мы обчищали карманы.
Взгляд Майкла устремился на нее, и он нервно забарабанил пальцами по подлокотнику кресла.

- Нас не посадили в тюрьму, ничего такого – неуверенно продолжила она.

- Мы просто ... э-э ... получили условный срок, меня отправили обратно к матери.

Майкл внутренне вздохнул. Она лгала ему. Он не был уверен, стоит ли давить или оставить все как есть, пока Никита сама не решит признаться. Или, может быть, ему вообще не нужно было вытягивать из нее правду. Он всегда мог нанести визит Джейми.
- Все? - снова спросил он.
- Разве этого не достаточно? - она подняла бровь.
- Я знал о твоем прошлом, когда женился на тебе.
- Но я никогда не говорила тебе что меня арестовали. Просто хотела чтобы ты знал ... на случай, если это когда-нибудь всплывет. - Никита вывернула прядь волос и снова отвела глаза. Она была плохой лгуньей, но он решил отпустить ее с крючка.
Поднявшись, мужчина распахнул халат и бросил его на стул.
- Пойдем спать.
Он подошел к лампе и выключил ее.
Мужчина откинул покрывала, и они устроились под ними.
- Так ты не расстроен? - рискнула спросить Никита.
Майкл перевернулся и подтащил ее под себя.
- Нет.
- Стыдно за меня?
- Мы все совершали поступки которыми не гордимся.
Он прижался лицом к ее груди, когда перед ним вспыхнули изображения его прошлых проступков. Ее руки обвились вокруг широких плеч, и она сжала его между своими мягкими бедрами.
Образы растворились, когда он потерял себя в убежище ее объятий.
************

- Есть пара минут?
Шеф пристально смотрел на монитор.. Он коротко кивнул Медлен и снова обратил внимание на данные, которые изучал.
Медлен подошла ближе. Она стояла достаточно близко, чтобы он мог уловить тонкий аромат ее духов, но достаточно далеко, чтобы не попадать в его личное пространство.
В течение последнего месяца, с тех пор как он узнал о ее романе с Хатчинсом, Шеф прислушался к ее советам и поддерживал отношения на профессиональном уровне.
Теперь она поняла, что это ошибка. Благосклонность Пола позволяла получать особые привилегии в Отделе и за его пределами. Теперь она подчинялась той же дисциплине, что и все остальные оперативники. На прошлой неделе он сделал ей серьезный выговор за ошибку в профиле, в результате которого погибли трое их лучших людей. Несколько месяцев назад Пол решил бы все в частном порядке , а на этот раз добавил проступок в ее досье.
Шеф резко изменился в лице, в отчаянии начав стучать по клавишам.
- Есть проблема? - спросила она.
- Джордж в ярости – ворчал он,
- Наши показатели снова упали…
Он коснулся еще несколько клавиш, затем остановился, подняв голову окинул ее едким взглядом.
- Твоя ошибка в профиле Бокала значительно подкосила процент успеха.
Медлен смягчила резкое возражение, первым что пришло ей в голову.
- Я могу провести полный анализ. Определить области, где мы слабы, и внести коррективы.
- Майкл сейчас занимается этим.
Она обработала эту информацию с трепетом. В последнее время Шеф перенес часть ее обязанностей на Майкла. И, несмотря на свою и без того насыщенную повестку дня, оперативник пятого уровня жонглировал всем, включая свою миссию с Никитой, с завидным изяществом. Медлен начинала беспокоится о твердости своей позиции в качестве первого заместителя.
Она смотрела, как Шеф срывает очки и массирует веки толстыми пальцами.
- Тебе нужен перерыв. Может быть, пойдем пообедаем?
- Нет, спасибо. - кратко ответил он.
В последнее время Пол отклонял все ее случайные приглашения. Он также прекратил их ежедневный ритуал рабочего завтрака, предпочитая обсуждать дела Отдела в стерильных границах своего кабинета.
- Ты что – то хотела? - подсказал он ей.
Медлен расправила плечи.
- Миссия Чернек, слишком долго была бездействующей.
- Я думал, что мы согласились дождаться его следующего шага.
- Его деятельность возросла. Сызрань. Хургада.
- Мы не уверены в его причастности к этим терактам.
- Аналитики предполагают, что это так - возразила она.
- Я не доверяю этим источникам.
Она попробовала другую тактику.
- Если мы заманим Чернека в ловушку, Джордж будет доволен, а мы восстановим наши показатели.
Это заявление привлекло его внимание. Шеф отвел взгляд от монитора и посмотрел на нее нечитаемым взглядом.
- Может быть и так. Ты обсуждала это с Майклом?
- Я подумала, что должна сначала поговорить с тобой - сказала ему Медлен, затем добавила с нежным осуждением.
- И, несмотря на твою уверенность в нем, я сомневаюсь, что Майкл готов использовать Никиту как приманку для ее отца.
- Приманка - повторил Шеф. Он на мгновение обдумал ее слова, затем снова надел очки
- Составь предварительный профиль.
- На самом деле - Медлен вытащила диск из-за спины и протянула ему.
- Он уже готов…
************
 

#12
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
************

Во время двухлетнего обучения в Отделе Тони была подготовлена ​​к тому, чтобы работать в любых погодных условиях. Она спокойно могла терпеть все причуды природы, кроме холодов. Поэтому в выходные, когда на улице было холодно, она предпочитала оставаться дома. И все же сегодня, в прохладное субботнее утро, она была здесь и готовилась к пробежке с неугомонной Никитой.
- Давай пойдем домой? - скулила Тони, наблюдая, как Никита делает разминку.
-Мы даже еще не начали - возмутилась Никита.
Может быть, если ты начнешь разминаться вместо того чтобы пытаться вызвать жалость, то почувствуешь себя лучше.
Тони сделала нерешительную попытку растянуть икроножные мышцы.
- Я не утренний человек.
- Я тоже. Но у меня скоро начнется клаустрофобия в этом замкнутом пространстве.
Майкл был на каком то секретном задании. Он и Тони обычно работали вместе, но когда миссия носила секретный характер, она оставалась не у дел. И поэтому Тони проводила большую часть своих выходных с одинокой женой Майкла.
Не то чтобы она возражала. Никита была хорошей подругой. Тем не менее Тони не могла не обижаться на Майкла за то, что он невольно переложил часть вины за обман на ее плечи.
Противный порыв арктического воздуха снова ударил ее по лицу, Тони вздрогнула и начала танцевать на месте.
- Черт возьми, Никита! Разве мы не можем пойти в хороший тренажерный зал с климат-контролем, чтобы тренироваться? Слишком холодно, чтобы бегать трусцой.
- Ты шутишь? - Никита ухмыльнулась.
- Заниматься по такой погоде очень волнующе. И кроме того, напряжение творит чудеса для сексуальной фрустрации.
- У меня нет таких проблем… - ощетинилась Тони.
- Мы должны найти тебе парня.
- Я сама могу найти себе мужчину, большое спасибо. И в безбрачии нет ничего плохого.
- Верно. Но некоторые люди не справляются с этим так же хорошо, как другие -многозначительно поддразнила ее Никита
- Ты готова бежать? - сказала сквозь сжатые зубы Тони, немного потрясенная, что Никита попала так близко в цель.
Никита положила руки на бедра.
- Сегодня же появится твое объявление на сайте знакомств…
Она резко дернулась, чтобы избежать игривого удара Тони, нацеленного на нее, и грубо врезалась в кого-то, кто выбежал из - за угла велосипедной дорожки. Толчок отбросил Никиту на твердую холодную землю, и Тони немедленно шагнул вперед, чтобы помочь ей.
- Боже, мне так жаль! С тобой все в порядке? - озабоченно спросил глубокий мужской голос.
Когда Тони схватила Никиту за руку, она подняла голову и посмотрела на грубо красивое лицо Кевина Хатчинса, оперативника второго уровня. И по слухам, новейшей игрушки Медлен. Он заговорщически подмигнул ей, прежде чем помочь Никите подняться на ноги.
- Мне очень жаль - снова извинился Хатчинс.
- Я не смотрел, куда иду.
Тони стряхнула грязь с спортивных штанов Никиты, подозрительно рассматривая Хатчинса.
- Ты в порядке, Никита?
- Да, у меня только перехватило дыхание - Никита сжала левое предплечье.
- Я в порядке.
- Ну и дела, я чувствую себя подонком. - Хатчинс очаровательно улыбнулся красивой блондинке.
- Позвольте мне что – то сделать это для тебя. Как насчет ужина?
Тони открыла рот, чтобы предупредить его, но Никита опередила ее.
- Сожалею - Она помахала левой рукой,
- Но мой муж этого не одобрит.
- Черт. - В голосе Хатчинса прозвучало искреннее разочарование.
- Все хорошие девушки заняты.
Прежде чем Тони успела отвлечь Никиту, она снова заговорила.
- Не все из них. Моя подруга одинока.
- Никита … - Тони покачала головой в знак предупреждения.
- Она такая же красивая, как и ты - Хатчинс обратил свое мужское обаяние на Тони.
- Я бы с удовольствием пригласил тебя на ужин.
- Нет спасибо - пробормотала Тони, и потащила Никиту прочь.
- Конечно, но я не могу что – то сделать чтобы ты передумала?
Тони бросила на него презрительный взгляд, и Хатчинс добродушно пожал плечами.
- Очень жаль. Хорошего вам дня леди…
- Тебе тоже! - Никита весело крикнула ему вслед, убегая прочь, все еще сжимая свою руку. Она недоуменно спросила Тони.
- Что с ним не так?
- Слишком красив - Тони осмотрела Никиту с ног до головы.
- Ты уверена, что все в порядке?
Никита кивнула.
- У меня побаливает рука, но я в порядке. Давай побежим.
Тони оглянулся и увидел, как Хатчинс исчезает в роще деревьев. Холод, который не имел ничего общего с зимним воздухом, заставил ее тело дрожать. Отмахнувшись от инцидента, как от еще одного странного совпадения, она повернулась, чтобы догнать Никиту.
************

Когда Майкл ранним вечером вернулся домой, его не приветствовали обычные звуки оглушительной музыки и стук кастрюль на кухне. Вместо этого комнату заполнял тусклый свет из окон, и было смертельно тихо. Если бы ее машина не была снаружи, он бы и не подумал, что она дома.
Он двинулся, чтобы повесить свое пальто на вешалке рядом с дверью, когда услышал шаг. Повернувшись, мужчина увидел как по лестнице спустился Тони, а не Никита. Ее темные глаза были широко раскрыты от страха, а ее короткие волосы в жутком беспорядке, как будто она взволнованно дергала их. При ее виде появилось тошнотворное чувство страха и ужаса.

- Что ты здесь делаешь? - спокойно спросил он, двигаясь к лестнице.

- Где Никита?

Тони поспешила наверх за ним, поток пронзительных слов вырывался из ее дрожащих губ. Майкл целенаправленно шел к спальне, разобрав только три главных слова.
Отдел… Никита… Болеет.
Он ворвался в открытую дверь их спальни и увидел Никиту, лежащую на кровати в нижнем белье. Он быстро двинулся вперед, его глаза оценивали ее мокрое от пота тело, красные высыпания, покрывающие большую его часть, и быстрый взлет и падение груди.

- Ей стало плохо после того как мы вернулись с пробежки. - Тони продолжала говорить позади него, снова дергая себя за волосы.

- Никита подумала что простужается, поэтому пошла вздремнуть, а я остался здесь, чтобы присматривать за ней. Она проснулась несколько минут назад с сильной лихорадкой.

Майкл наклонился над неподвижной фигурой своей жены и коснулся ее щеки. Его внутренняя паника нарастала от огненного ощущения ее кожи и жутких хрипов в груди, когда она тяжело дышала.

- Я пыталась помочь ей одеться, чтобы отвезти в больницу, но она просто потеряла сознание - взволнованные глаза Тони устремились к обманчиво спокойному лицу Майкла.

- Я думаю, они что-то с ней сделали.

Майкл молчал, натягивая одеяло вокруг обмякшего тела Никиты и подхватывая ее на руки. Тони повернулась и выбежала из комнаты впереди него.
- Я поведу машину.
Когда Майкл и Никита устроились на заднем сиденье, Тони сократила тридцатиминутную поездку в два раза. Неясная мысль, что она нарушила все мыслимые законы вождения, пришла ей в голову, когда она резко остановила машину перед отделением неотложной помощи. Майкл выбрался с заднего сидения прежде чем она открыла дверцу, и Тони с трудом поспевала за его широкими шагами, пока он нес Никиту в ярко освещенную больницу.
Тони беспомощно стояла рядом, наблюдая за тем как персонал больницы вытащил Никиту из рук Майкла, осторожно положил ее на каталку и повез в отделение скорой помощи. Недолго думая, она схватила Майкла за руку и прижалась лбом к его плечу.
- О, Боже, прости! Я была с ней, когда это случилось! - Тони не выдержала и заплакала.
- Это не твоя вина. - Майкл не сводил глаз с двери, куда увезли Никиту.
- Это Отдел.
- Я не понимаю. - Тони посмотрела на него.
- Что они пытаются сделать?
- Выманить ее отца.
- Таким способом? - недоверчиво спросила она, глаза наполнились возмущенными слезами.
- Это бесчеловечно, Майкл!
Он стоял совершенно неподвижно и спокойно, и Тони сердито подумала, не потворствует ли он причинению Никите таинственного недуга. Но буря в серо-зеленых глазах противоречила его внешнему самообладанию. Дрожащими руками он вытащил свой мобильный телефон из пиджака и набрал номер Отдела.
************

Медлен повесила трубку, когда дверь ее офиса открылась, и Шеф поспешил войти, его черты лица превратились в угрожающую недовольство.
- Что происходит?
- Майкл и Антония в больнице с Никитой - ответила она прохладно и безразлично.
- Как она?
- На ранних стадиях болезни. Пока рано говорить.
- Сколько у нас есть времени, прежде чем это убьет ее?
- Около трех дней - сказала она ему. На самом деле их было два, но Медлен предположила, что Шеф не думает в данный момент ясно. Чем дольше Никита будет оставаться больной, тем больше у них шансов на появление Чернека.
Шеф засунул руки в карманы брюк,
- Как Майкл справляется с этим?
- Я не уверена. Он звонил, чтобы получить подтверждение, и узнать о временных рамках для получения противоядия.
Он покачал головой,
- Может быть, это был не лучший способ.
- Это был наш единственный курс действий с учетом обстоятельств - рассуждала Медлен.
Шеф с отвращением вздохнул и повернулся, чтобы уйти.
- Держи меня в курсе. - он повернулся к ней, его голубые глаза горели, а угрюмый взгляд стал глубже.
- Если мы потеряем ее, то упустим наш лучший шанс получить Чернека. И поскольку это была твоя идея, если она умрет, ты умрешь.
************

Один день.
Ни слова из Отдела
Ни слова от Никиты.
Она лежала так же тихо и безразлично, как и тогда, когда Майкл нашел ее в спальне. Красная сыпь распространилась по всему лицу. Маленькие трубки змеились внутри и снаружи ее тела. Респиратор помогал ей дышать.
Майкл откинулся на спинку кресла, его пальцы тщательно сплелись с пальцами руки Никиты. Едва слышимым голосом он говорил с ней и молился на своем родном французском.
Когда - то он хотел чтобы Андрей Чернек держаться подальше, но теперь отчаянно надеялся , что отец Никиты появится. Это гарантировало бы ей свободу от эксплуатации со стороны Первого Отдела. Да, это будет больно, но в конце концов, когда то он должен был оставить ее. Быть навсегда разлученным с ней стоило того, чтобы ее перестали использовать, манипулировать и наблюдать.
Майклу было трудно держать водоворот своих эмоций под контролем.
Роберта, Джули и, что удивительно, Джейми приехали накануне вечером, и Антония постоянно была рядом. Несмотря на собственное беспокойство, женщины преследовали его, пытаясь заставить пойти домой, поесть и отдохнуть, но Майкл был непреклонен в том, чтобы оставаться у постели своей жены, сохраняя самообладание.
Ему никогда не нравились сочувствие, сострадание и похвала. И он не хотел, чтобы они поддерживали его беспокойство. Не то чтобы он боялся, что они увидят его в таком состоянии, ради Никиты он хотел быть как можно более уравновешенным.
Только с ней наедине, как сейчас, он мог внешне выразить свои чувства. Майкл позволил слезам вырваться из его усталых глаз. Он крепче сжал ее неподвижные пальцы, наклонился вперед и нежно поцеловал сухие губы.
Роберта вошла в комнату как раз в этот момент. Слегка улыбаясь, она двинулась вперед, чтобы встать рядом с ним, и положила руку ему на плечо.
Она была такой же сильной, как Майкл. Женщина сломалась только один раз когда приехала вчера вечером и увидела Никиту без сознания, привязанную к тихим звуковым машинам в комнате интенсивной терапии. После этого она собралась и, несмотря на отчаяние окружающих, оставалась смелой и уверенной в состоянии своей дочери.
Она наклонилась, чтобы поцеловать Никиту в лоб, а затем покосилась на своего зятя. Темные круги под глазами и щетина, делали тонкие черты бледнее, чем обычно. Его спутанные волосы были не такими привлекательными, а ,обычно аккуратная одежда, смята и растрепана.

- Я люблю тебя, дорогой, но ты выглядишь ужасно - ободряюще улыбнулась она.

- Почему бы тебе не пойти домой и немного отдохнуть?

- Я в порядке, спасибо … - Майкл не сводил глаз с неподвижной фигуры Никиты.

- Я не принимаю нет за ответ. Она стабильна и не знает, что ты здесь. Если будут изменения, я позвоню тебе. - решительно сказала Роберта.
- Никита не нуждается в истощенном муже.
Майкл вздохнул и провел рукой по лицу. Она вероятно будет преследовать его, пока он не подчинится , и у него не было сейчас сил спорить с Робертой. Кроме того, ее рассуждения были правильными.
Он стоял и смотрел на нее.
- Хорошо. Но я не хочу, чтобы ты была здесь одна. Где остальные?
- Джейми и Джули уже отдохнули у вас дома. Они должны быть здесь через несколько минут. Тони ушла, чтобы выполнить некоторые поручения для меня, но она скоро вернутся. - заверила его Роберта, затем яростно обняла.
- Теперь иди домой и поспи. Я думаю, что Джули приготовила тебе поесть. Я хочу, чтобы ты хорошо отдохнул, когда проснется Никита.
Майкл кивнул и снова посмотрел на Никиту.
- Ты знаешь, это странно. - сказала Роберта, все еще держась за него.
- Что?
- Я была так же больна несколько лет назад. Те же симптомы. Врачи не могли понять, что со мной не так, и тогда мне стало лучше. - сказала ему Роберта.
- Может быть, нам следует пройти полное физическое обследование, когда ей станет лучше. Возможно в нашей семье какое-то наследственное заболевание, о котором мы не знаем.
-Это хорошая идея. - деревянно ответил Майкл, его сердце было полно раскаяния. Он поцеловал ее в лоб, затем наклонился и снова поцеловал Никиту.
- Я вернусь через пару часов.
- Не торопись, дорогой. - настояла Роберта.
- Тебе нужно поспать больше пары часов. Мы будем в порядке.
Майкл кивнул, затем выдвинул стул, чтобы она села. Когда он подошел к двери, услышал начало ее одностороннего разговора с Никитой.
************
Джейми смотрел вниз на инертную фигуру Никиты, его эмоции были смесью тревоги и страха, но в основном из-за чувства вины. Его решение разорвать с ней все связи было способом смягчить боль отказа. Тем не менее, он все еще думал о ней, поэтому время от времени выуживал из Джулии информацию о ее новой жизни как миссис Майкл Сэмюель.
Даже при том, что он скучал по ее дружбе, был полон решимости заставить ее заплатить за женитьбу на Майкле. Его действия были детскими и эгоистичными, о чем Джули напоминала ему бесчисленное количество раз.
Однако в течение нескольких месяцев после их разрыва осознание того, насколько глупо он себя вел, заставило его попросить у нее прощения и возобновить их дружбу. Ему потребовалось много времени, чтобы понять, что он цепляется за нее и боится потерять единственного человека, который проявил к нему сострадание в тот ужасный период с его матерью и отчимом.
Тем не менее, он был слишком смущен, чтобы позвонить ей и извиниться за свое поведение. Теперь казалось, что у него никогда не будет возможности исправить эту ошибку.
- Прости, Никита. - вздохнул Джейми, когда он взял ее мягкую руку в свою. Он наклонился вперед, его лицо было в нескольких дюймах от ее лица.
- Просыпайся. Дай какой-то знак, что ты все еще там.
Ничего. Не то чтобы он действительно этого ожидал. Она была без сознания с первого дня своей болезни.
Джейми выпрямился, его глаза на мгновение затуманились. Когда он проглотил слезы, то попытался вспомнить молитву, которой в детстве его научила бабушка:

- Э-э… ​​Господь - мой Пастырь, я не буду нуждаться - нн на мгновение запнулся, затем снова начал шептать,

- Он создал меня ...

- Джей…
Он вскочил услышав тихий командный тон акцентированного голоса Майкла и повернулся к нему.
- Майкл…
Нервирующе - спокойный француз остановился у двери, прежде чем медленно шагнуть вперед. Он выглядел намного лучше, отдохнувший и аккуратно одетый в джинсы и коричневый свитер. Майкл остановился рядом с кроватью, его глаза ласкали черты Никиты, прежде чем он мельком взглянул в сторону Джейми.
Внезапно почувствовав себя неловко под пристальным вниманием другого мужчины, Джейми оставил руку у Никиты и сунул ладонь в карман своих брюк цвета хаки.
- Я просто разговаривал с ней. Может, она все еще слышит нас?
- Может быть - согласился Майкл, ласково поглаживая руку Никиты, все еще глядя на Джейми.
Кивнув, Джейми бросил последний взгляд на Никиту и повернулся, чтобы уйти.
- Можем мы поговорить?
Джейми повернулась к загадочному мужу Никиты. Он не мог придумать, о чем они могут говорить. Майкл женился на Никите. Он выиграл.

- Смотри, чувак. - Джейми начал, желая разложить все под открытым небом раз и навсегда.

- Я сожалею обо всем этом прошлом. До того, как вы с Никитой поженились. Мы были ... просто друзьями, и я боялся потерять ее.

Майкл покачал головой.
- Меня не интересует эта часть жизни Никиты. Все окончено. Забудь.
В замешательстве Джейми потер подбородок.
- О чем тогда ты хочешь поговорить ?
- О времени, когда вы с Никитой жили на улице.
Брови Джейми сошлись в защитном хмуром взгляде.
- Роберта уже рассказала мне об этом. Я знаю, что отчасти это была моя вина, но я заботился о ней как мог…
- Я не обвиняю тебя ни в чем.
Не обращая внимания на его заявление, Джейми продолжал оправдываться дальше.
- Мы никогда не спали на улицах. Ну, может, один или два раза. Но в основном мы ночевали в заброшенном здании. Это было немного, но это было лучше, чем спать в переулках и парках. И да, я научил ее воровать, но это был единственный способ, которым мы могли раздобыть что-нибудь поесть.
- Мне все равно, как ты о ней заботился. Я благодарен тебе. Она, вероятно, не выжила бы одна. - сказал ему Майкл.
- Если ты не собираешься меня за это проклясть, чего ты хочешь?
Майкл снова перевел взгляд на Никиту, его палец ласкал ее руку.
- Я знаю, что Никита что-то скрывает относительно того времени.
Тень пробежала по лицу Джейми, явный признак того, что он действительно что-то знал.
Майкл поймал его взгляд и не отпускал его.
- Что с ней случилось?
- Я не могу тебе сказать.
Майкл шагнул к нему, и Джейми инстинктивно отступил. Яростное выражение лица француза предвещало верную смерть от удушения. Но если бы Майкл хочет драться, Джейми был готов. Он брал уроки каратэ со времени импровизированного визита Майкла в его квартиру в прошлом году.
Джейми сжал руки в кулаки, и выпрямился во весь рост.
- Я ничего не знаю. Я не знаю, о чем ты говоришь.
- Ты провел с ней год на улицах.
- Это не совсем так…- сказал яростно Джейми.
Майкл моргнул.
- Что ты имеешь в виду?
Плечи Джейми внезапно снова опустились. Эта чертова тайна преследовала его вечно. Скрывая это, он чувствовал, как будто вес мира лежит на его плечах.
- Она заставила меня обещать не говорить никому. Даже ее матери.
- Джей. - Майкл говорил с ним спокойно, как будто уговаривал капризного ребенка.
- Никита умирает.
- Не говори так, чувак - Джейми задохнулся от мысли о смерти Никиты ...
- Она… - голос Майкла немного дрогнул,
- До своей болезни хотела рассказать мне о том, что случилось с ней за это время. Поскольку она не в состоянии…
Стыдясь слез, которые собирались в его глазах, Джейми сглотнул и глубоко вздохнул. Его глаза встретились с глазами Майкла, и он был удивлен, увидев отражение тех же эмоции. Страх. Отчаяние. Любовь.
Майкл казался таким спокойным и невозмутимым во время их дежурства в больнице, хотя жизнь его жены быстро угасала. И, несмотря на их соперничество, Майкл не проявил к нему никакой враждебности, зашел так далеко, что предложил Джейми и Джули жить в их доме.
Сначала поведение Майкла смутило и разозлило его. Теперь Джейми понял, что склонность Майкла к замкнутости, вероятно, единственный способ, который помогал ему справиться с этим трагическим эмоциональным событием.
- Хотел бы я рассказать тебе, что с ней случилось. Но я правда не знаю. - вздохнул Джейми.
- Расскажи что знаешь…
- Мы с Никитой жили в заброшенном складе. Однажды я вернулся, и она сказала мне, что собирается к другу, который хочет помочь ей наладить жизнь. Она заставила меня пообещать никому не говорить об этом. Не Джули. Особенно не ее маме.
- Ты знаешь кто этот друг?
- Не знаю. - Джейми пожал плечами.
- Она не сказала мне. Просто сказала, что он классный и собирается ей помочь. И я думаю, что он это сделал, потому что, когда я снова увидел ее, она снова жила со своей мамой и говорила о поступлении в колледж.
- Когда ты снова увидел ее?
- Да, чувак. Я жил на улице в течение года. Никита была со мной только четыре месяца, остальные восемь месяцев я не знаю, где она была.

************
Позже, тем вечером они все собрались в зоне ожидания, ели несвежие, сухие бутерброды и пили слабый кофе из автомата, когда доктор Никиты вошел в комнату.
Майкл стоял и ждал, пока доктор Сен-Арно направится к ним. Будучи не молодым и очень опытным, он был расстроен из-за своей неспособности диагностировать таинственную болезнь Никиты.
Тони не понравилось серьезное беспокойство, выраженное в линиях лица доктора.
- Могу я поговорить с вами наедине, мистер Сэмюель? - Доктор Сен-Арно уделял Майклу все свое внимание, говоря с ним по-французски.
Не в состоянии понять его, Роберта начала протестовать, но Майкл заставил ее замолчать, подняв руку.
- Здесь вся семья. Вы можете говорить свободно.
Вздохнув, доктор продолжил, на этот раз на английском с сильным акцентом.
- Мне жаль. Тесты ничего не выявили. Препараты, которые мы использовали, поначалу замедлили развитие вируса, но теперь ее состояние быстро ухудшается.
Тони и Джули одновременно схватили Роберту, когда пожилая женщина покачнулась. Едва слышимый всхлип сорвался с ее губ, когда она держалась за них.
- Как быстро?
Врач в волнении потер лоб, явно боясь следующих слов.
- У нее осталось четыре или пять часов.
На этот раз от Джули раздался задушенный крик, приглушенный ее рукой. Все остальные были ошеломлены. Тони посмотрела на Майкла, чье лицо немного перекосило, прежде чем он отвернулся от них, чтобы посмотреть в окно.
-Мне жаль. – тихо проговорил Доктор Сен-Арно.
- Поверьте, мы сделали все возможное.
- Вы уверены, сэр?- спросил Джейми, его руки обнимали Джулию, чтобы успокоить ее, когда она плакала.
Доктор кивнул и посмотрел на Майкла. Нерешительно он обратился со следующими словами к Роберте.
- Я могу попросить одну из медсестер пригласить священника. Для последних обрядов.
Рыдания Джули становились все громче, и Роберта тяжело опустилась на изношенный пластиковый диван, ее голова упала на руки. Тони сразу же присела рядом с ней и крепко обняла.
Она точно знала, что Никита не умрет.
Конечно, Шеф отправит противоядие теперь, когда отец Никиты не инициировал дальнейший контакт, и молодая женщина была на грани смерти.

- О Боже. О Боже. - Роберта плакала, глотая воздух, пытаясь успокоиться. Она провела ладонями по лицу и подняла голову, ее глаза обыскали комнату.

- Где Майкл?

- Он вышел в коридор - сказал ей доктор Сен-Арно
- Я пойду проверю его - Тони поцеловала Роберту в щеку, а затем передала ее Джулии.
- Все будет хорошо!

Она нашла Майкла снаружи в коридоре, его мобильный телефон был прижат к уху.
- У нее всего несколько часов. Чернек не показывается отправь противоядие.
Он сделал паузу, слушая того, кто говорит на другом конце, не обращая внимания на Тони, когда она подошла к нему.
- Позволь мне поговорить с Шефом - жестко потребовал Майкл и Тони сразу понял, что разговор идет с Медлен.
Через несколько секунд он опустил телефон и закрыл его.
- Что? - потребовала Тони.
- Они высылают противоядие?
- Нет. - ответил Майкл, его поведение было спокойным, но дрожь в голосе выдавала истинные чувства.
- Медлен говорит, что доктор ошибается, что у Никиты есть еще как минимум двенадцать часов.
- Она врет! – зло проговорила Тони
- Где Шеф?
- Она не сказала. Только то, что он сейчас недоступен.
- Это все ложь Майкл! Что ты планируешь делать? Ты не можешь просто позволить ей умереть.
Опасение Тони родилось из ее заботы о Никите и воспоминаний о медленной кончине собственной матери в больничной палате, очень похожей на эту. Страх начал уменьшаться, когда она наблюдала, как страдальческое выражение лица Майкла исчезало и превращалось в непоколебимую решительность.

- Присмотри за Робертой - сказал он ей, твердым авторитетным голосом.

- Я скоро вернусь.

- Куда ты идешь?

- Получить противоядие.


************

Сообщение отредактировал Чарли Райн: Четверг, 21 мая 2020, 15:24:31

 

#13
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Седые волосы на шее Шефа встали дыбом, когда он вошел в свой затемненный кабинет. Он прошел всего несколько шагов, когда услышал за спиной знакомый тихий голос.
- Повернись.
Нахмурившись, он остановился на миллисекунду, прежде чем медленно повернуться лицом к своему лучшему оперативнику. Майкл стоял в темном углу, его черная одежда эффективно маскировала его, но Шеф мог разглядеть отблеск металла и широкий круглый ствол пистолета, направленный прямо на него.
Иисус.
Он знал, что Майкл может быть немного расстроен из-за вынужденной болезни своей жены, но это ...
- Не двигайся - приказал Майкл, его спокойствие явно скрывало внутреннюю турбулентность, которую он, должно быть, испытывал. Нужно было обладать сверх смелостью чтобы направить пистолет на человека, который, несомненно, тут же отдаст приказ о его немедленной ликвидации. И это раскрывало душевное состояние Майкла эффективнее, чем любые слова.
- Мне не нужно говорить, что ты совершаешь серьезную ошибку…
- Закрой экраны - снова приказал Майкл
Шеф поднял пульт и нацелил его на стеклянный корпус своего офиса, скрывая их от любопытных глаз. Он повернулся к Майклу, не скрывая свою злость, но готовый попытаться понять.
- Как Никита?
- Ты должен знать… - Майкл двинулся вперед из тени, его зеленые глаза ярко светились на бледном лице.
- Она умирает.
- Еще один день, Майкл…
- У Никиты нет еще одного дня. Доктор дал ей несколько часов. - Майкл продвинулся, вытянув руку, ствол его пистолета почти коснулся кончика носа Шефа.
- Дай мне противоядие.
- От Чернека никаких вестей? - спросил Шеф .
- Очевидно нет. И не будет. Этот сценарий был искажен с самого начала .
- Это был курс, который мы должны были пройти.
- И теперь все кончено. Дай мне противоядие.
- Медлен сказала, что у нас три дня - голубые глаза сфокусировались на кончике грозного серебряного оружия.
- Медлен лжет - невозмутимо сообщил ему Майкл.
- Прямо сейчас у меня нет времени, чтобы предоставить доказательства.
- И ты готов убить меня, Майкл? - спросил Шеф, сожалея о прозвучавшем вопросе. Ответ был там в суровом блеске глаз Майкла.
Шеф продолжал рассуждать.
- И ты полностью осознаешь что тогда будет с тобой, не говоря уж о Никите?
Майкл оставил вопросы без ответа.

- Ты прав. Сценарий был слабым с самого начала - согласился Шеф.

- У меня были сомнения по этому поводу и по срокам Медлен относительно применения противоядия. Поскольку мы не можем позволить себе упустить наш единственный шанс получить Чернека, я сейчас пошлю Вальтера.

Майкл продолжал держать пистолет перед носом Шефа.
- У тебя есть мое слово - заверил его начальник.
Майкл опустил пистолет и сделал шаг назад.
- Спасибо.
Уверенный в себе, несмотря на то, что Майкл не выпускал из руки оружие, Шеф повернулся к нему спиной и взял телефон, чтобы принять необходимые меры. Когда он закончил отдавать приказы, повернулся к Майклу с саркастической ухмылкой.
- Доволен?
- Еще нет. Я провожу Вальтера в больницу - сказал ему Майкл.
- Он готовится - Шеф подошел к нему и остановился в нескольких дюймах от Майкла, пристально глядя на него.
- Это был очень глупый поступок, Майкл. Простой отметки за такое отвратительное неповиновение в вашем файле, будет не достаточно По всем правилам, я могу ликвидировать тебя.
- Я понимаю.
Шеф на самом деле чуть не рассмеялся вслух,
- Вот почему я восхищаюсь тобой Майкл. Ты ничего не боишься?
Майкл сверился со временем на своих серебряных наручных часах, прежде чем переключить внимание на своего начальника.
Шеф наклонил голову, изучая бесстрастное лицо оперативника.
- Мне жаль тебя, Майкл. Ты позволил своим эмоциям помешать тому, что действительно важно.
- Никита невинна.
- Да. Но ее жизнь ничто, по сравнению с тысячами, которые забрал ее отец -
Он полез в карман пиджака за тонкой сигарой и закурил, а затем продолжил говорить.
- Я понимаю, что мы иногда привязываемся к своим объектам. Это случалось и со мной когда я был оперативником. Но твой брак обманчив, Майкл. Когда все закончится, тебе придется оставить ее. Счастливого конца не будет. Ты готов с этим справиться?
- Да - ответил неубедительно Майкл, отведя взгляд от окна.
Шеф покачал головой.
- Нет, это не так. Трюк, который ты только что выкинул, доказывает это. Тем не менее, ты ценный актив для Отдела, и я понимаю причину твоего временного помешательства. Учитывая ситуацию и ваш примерный послужной список на данный момент, я полагаю, что могу позволить это забыть. В этот раз…
- Я могу идти?
- Иди - Шеф жестом указал на дверь, внезапно его улыбка исчезла и сменилась пронзительным взглядом.
- Но мы будем обсуждать этот вопрос…
Майкл кивнул, вложил оружие под куртку и вышел из комнаты.
************

- Где он, черт возьми? – громко требовал Джейми.
Тони смотрела на симпатичного молодого человека с сочувствием и разочарованием. Последние полчаса он спрашивал Майкла, ругая ее наставника за то, что тот бросил свою жену в такой отчаянный момент.

- Я уверен, что где бы он ни был, это имеет отношение к Никите - не выдержала и сказала Тони в защиту Майкла.

- Он не бросит ее и скоро вернется.

- Он должен быть здесь, когда она ... она не должна умереть одна - Джейми пробормотал эти слова, и его глаза начали блестеть от непролитых слез.
- Боже, пожалуйста - застонала Джулия, упав на стул и закрыв лицо руками.
Тони закрыла глаза и откинула голову назад. Несмотря на страх, охвативший ее сердце, она была уверена, что Майкл в любой момент прибудет с противоядием и положит конец этому кошмару.
Боже, пожалуйста.
Она снова открыла глаза, когда Роберта вошла в приемную. Женщина вытирала слезы с распухших глаз, когда она направилась к маленькой группе. Джейми вскочил на ноги с широко раскрытыми глазами, в отчаянии глядя на Роберту.
- Она не… - голос Джейми дрогнул и замолчал, не в силах произнести вопрос который был у всех на уме.
- О нет! - Роберта покачала головой.
- Она все еще… Один из коллег ее доктора зашел, чтобы осмотреть ее для него. Он попросил меня дать ему несколько минут.
Все они вздохнули с облегчением, когда Роберта опустилась на стул рядом с Джулией и взяла ее за руку. Она похлопала ее и слабо улыбнулась.
- Все в порядке. Мой ребенок боец. Я уверена что этот проклятый доктор не знает, о чем говорит.
Она не понимает, насколько близка к истине - подумала Тони. Время, пролетало опасно быстро. Где был Майкл?
Просидев несколько минут в молчании, Тони и Роберта решили вернуться в комнату Никиты. Никто из них не чувствовал себя комфортно, оставляя ее одну, хотя она, вероятно, не знала об их присутствии.
Когда они проходили мимо поста медсестры, из палаты Никиты вышел высокий белокурый мужчина в ​​белом халате.
Несмотря на всю серьезность ситуации, Тони не мог не заметить, насколько классически красив этот человек. Его волосы были почти белыми, а брови на несколько оттенков темнее. Глаза у него были очень бледно-голубые, нос прямой и худой, скулы высокие и точеные. Тонкий, но приятный. Он слегка улыбнулся им, когда они приблизились.
- Я закончил - сказал он им, и его слова были окрашены легким акцентом. Немецким? Русским?
- Доктор Сен-Арно наблюдает за другими пациентами, но он хотел, чтобы я сказал вам, что он скоро вернется сюда.
Тони кивнула.
- Спасибо, доктор ...?
- Станислав - он наклонил голову к ним и постучал по карте, которую держал.
- Я хочу немедленно передать это доктору Сен-Арно.
- Есть ли какие-либо изменения? - спросила Роберта.
Он снова улыбнулся, вежливо и сочувственно,
- Думаю, вам следует обсудить это с ее доктором - предложил он, затем повернулся и исчез в коридоре.
Тони отвела взгляд от его фигуры, чтобы посмотреть на Роберту, которая смело проговорила.
- Отсутствие новостей, это хорошие новости?
- Я всегда так думала - Тони похлопала ее по плечу, когда она последовала за ней в палату Никиты.
Хотя вера обеих женщин, что Никита выздоровеет, оставалась неизменной, ни одна из них не была готова к тому зрелищу, которое встретило их при входе в комнату. С удивлением они увидели, как голова Никиты медленно поворачивается к ним, ее голубые глаза затуманены, но открыты. Она моргнула несколько раз, и ее губы изогнулись в слабой улыбке.
- Мама? Где Майкл?
************

Вальтер тяжело дышал, стараясь не отставать от решительного шага Майкла. За каждый шаг оперативника Вальтер делал два. Когда он проследовал за Майклом через вестибюль больницы и оказался в переполненном лифте, его мысли вернулись к короткому инструктажу, который Шеф дал ему ранее.
Хотя до него доходили неподтвержденные слухи о миссии глубокого прикрытия, в которой Майкл женился на женщине, чтобы поймать ее отца-террориста, на самом деле он не придавал этому особого значения.
Вальтер знал, что если слухи были правдой, и он, не был официально посвящен в это, то лучше не попадать в неприятности, пытаясь узнать слишком много. После того, как этот слизистый Хатчинс доставил ему первый слушок, Вальтер избегал сплетничать об этом с кем-либо еще.
Когда Мадлен потребовала особую смесь, которую они несколько раз использовали для отравления ничего не подозревающих невинных, он также проигнорировал это. Он сделал, как ему сказали, но старику было любопытно.
Добавить к этому необъяснимое отсутствие Майкла и Тони в Отделе в течение последних нескольких дней, и его интерес достиг пика.
Затем прибыл срочный вызов от Шефа. Ему не рассказали подробности, но главное он узнал.
Майкл был женат на дочери террориста. Она была отравлена ​​и тяжело больна, уловка, совершенная Медлен, чтобы выкурить отчужденного отца. Видимо, это не сработало. Теперь Вальтер стоял рядом с Майклом с сывороткой, чтобы спасти жизнь его жены и множеством вопросов на уме. Учитывая жестокий взгляд Майкла, Вальтер не был склонен спрашивать об этом вслух.
Лифт остановился на этаже отделения интенсивной терапии, и они вышли. Он всегда был настолько осторожен, скрывая свои эмоции, что Вальтер задавался вопросом, осознал ли Майкл, что он позволил своим чувствам выскользнуть на поверхность несколько раз с тех пор, как они покинули Отдел.
Тихое отчаяние и напряжение проявилось когда Майкл направлял свой черный «Мерседес» через Париж с невероятной скоростью. Его стремление добраться до своей жены раскрыло истинное состояние их надуманного союза. Возможно, это началось как миссия, но превратилось в нечто гораздо большее.
Конечно, Вальтер никогда не поддерживал идею, что Майкл был бесчувственной машиной, как все остальные. Он был просто очень опытным игроком в покер, с непроницаемым покерным лицом, чтобы соответствовать правилам Отдела.
В конце концов, все, что происходило в Первом Отделе было большой игрой в покер.

Когда они проскользнули через двойные двери и прошли мимо поста медсестер, Вальтер заметил Тони, стоящую за дверным проемом, с маленькой темноволосой женщиной и молодыми мужчиной и женщиной. Все они держались друг за друга, усердно пытаясь оттирать слезы с заплаканных лиц.
Вальтер чуть не столкнулся с Майклом, когда тот резко остановился с потрясенным взглядом, на его, обычно невозмутимом, лице.

Дорогой Бог, неужели они опоздали?

Внезапно темноволосая женщина увидела их, и ее лицо расплылось в ликующей улыбке.
- Майкл! - она бросилась бежать и прыгнула в объятия Майкла с громким криком, чуть не опрокинув его.
В течение следующих нескольких секунд она болтала сквозь смесь счастливых рыданий и пронзительных визгов о внезапном выздоровлении Никиты. Потрясенное выражение лица Майкла, которое он видел минуту назад, сменилось другим, похожим на скептическое облегчение. Он пробормотал женщине успокаивающие слова, пытаясь ослабить ее руки обвивающие его шею. Он растерянно взглянул на Тони, ожидая подтверждения. Тони коротко улыбнулась Вальтеру и обратилась к Майклу.
- Это так. Несколько минут назад она просто проснулась и начала спрашивать о тебе. Я не видел ее с тех пор, но медсестра вышла несколько минут назад и сказала, что все признаки указывают на чудесное выздоровление.
Майкл сжал женщину, которую Вальтер принял за его тещу, и нежно поцеловал ее в лоб.
- Подождите здесь.
- Они не впустят тебя - сказала Тони Майклу, когда он направился к палате.
- Они все еще осматривают ее.
- Они впустят меня – заявил Майкл решительно протискиваясь в комнату.
Маленькая женщина громко высморкалась и вздохнула. Ее взгляд упал на Вальтера.
- Вы друг Майкла?
Глаза старика сверкнули, когда он пожал женскую руку.
- Да, я Вальтер. Раньше работал с Майклом. Я позвонил ему, чтобы узнать, как у него дела, и он рассказал мне о своей жене. Я хотел зайти и предложить свою поддержку. - Он очаровательно улыбнулся.
- Похоже, это уже не нужно.
- Дорогой, нам нужна вся поддержка, которую мы можем получить - Роберта снова высморкалась.
- Спасибо. Я Роберта, его теща. Это Тони, двоюродная сестра Майкла. А это друзья моей дочери, Джули и Джейми.
Вальтер поприветствовал их всех и тайком кивнул Тони:
- Эй, я пойду принесу нам всем кофе или еще что-нибудь, пока мы ждем? - предложила Тони, потирая руки.
- Мне ничего, спасибо, дорогая - сказала ей Роберта.
Джейми и Джули согласились, а Вальтер любезно предложил сопровождать ее. Как только они оказались вне пределов слышимости, он начал расспросы.
- Двоюродная сестра?
Тони закатила глаза.
- Поверь мне, это все получилось против моей воли. Я случайно встретила Майкла и Никиту за пределами Отдела, он представил меня как свою давно потерянную двоюродную сестру.
- Ходили слухи, что он был на глубоком прикрытии, но это? Когда он успел стать мужем? Я не помню, чтобы он был вне игры дольше месяца, и он всегда работал над профилями из какого-то удаленного места - Они оба остановились у лифтов, а Вальтер продолжил.
- Она, или действительно очень глупа, или Майкл как то выкручивается…
- Вальтер - предупредила его Тони.
- Никита не дура, и если кто то здесь в заднице, это Майкл. Он и Отдел использовали некоторые довольно сложные уловки, чтобы держать ее в неведении.
Вальтер покачал головой. Бедная женщина. Когда у руля была Эдриан он действительно гордился организацией и работой, которую они делали.
Но сейчас…
- Это мое воображение или Майкл намного больше погряз в этой миссии, чем должен был?
- Это не твое воображение - ответила Тони, когда они вошли в пустой лифт.
- И это трагично. Значит, они послали тебя, чтобы применить противоядие?
- Давным-давно я помог сделать этот вирус. Что случилось? Это дерьмо было слишком сильным для нее, чтобы преодолеть самостоятельно.
Тони пожала плечами, облегченно вздохнула и потерла лицо ладонью.
- Не знаю. Мне все равно. Я просто рада, что с ней все в порядке.
Вальтер пригляделся. На лице Тони были видны следы слез, а нос был ярко-красным.
- Похоже, Майкл не единственный, кто завяз слишком глубоко.
Тони не ответила, когда они вышли из лифта и пошли к столовой. Вальтер решил не настаивать, но был искренне рад, что Тони, наконец открыла себя для дружбы с другой женщиной.
Хотя девушка держала все в себе, он чувствовал, что ей нужен был кто-то, кому она могла доверится, вне стен Отдела. Сейчас, судя по измученной внешности, Вальтер предположил, что она подружилась с женой Майкла.
Теперь он действительно хотел познакомиться с этой молодой женщиной, которая так изменила его коллег по работе.
- Может быть, я должен вернуться в Отдел, так как она сейчас в порядке – предложил он.
- Нет. - Тони искала в джинсах мелочь
- Я думаю, тебе стоит остаться на случай, если у нее случится рецидив - она начала засовывать монеты в торговый автомат.
- Ты знаешь, они пытались отравить ее мать несколько лет назад.
- Ты серьезно?
- В самом деле. За исключением того, что Отдел хотел, чтобы она умерла, потому что она и ее бывший, по-видимому, ненавидят друг друга, и они думали, что он заберет Никиту, как только Роберты не станет. Но все произошло точно так же как сейчас, на грани смерти она внезапно выздоровела.
Вальтер взял у нее две чашки кофе.
- Как я уже сказал, выживание с этим вируса без противоядия маловероятно.
- Ты уверен?
- Чертовски уверен.
- Хм. Странно. - Тони задумавшись потягивала кофе, когда они возвращались к лифтам.
- Очень странно… - согласился Вальтер, его разум кружился от возможностей.
- Такое быстрое восстановление может означать одно из двух. Либо жена Майкла имеет внеземную иммунную систему, либо кто-то другой дал ей противоядие.
************

Майкл проигнорировал докторов, тихо разговаривающих между собой в углу, когда он наклонился над Никитой. Ее голубые глаза были вялыми и остекленевшими, но … они были открыты, и он никогда не видел более чудесного зрелища.
Она протянула руку, и он крепко сжал ее, склонившись над ней. Их глаза ненадолго встретились, молча передавая взаимную любовь, прежде чем Майкл нежно поцеловал ее в губы.
- Я чешусь…- прошептала она, когда он отстранился.
- Это сыпь. - его пальцы коснулись ее челюсти.
- Повсюду. Особенно моя задница - в глазах Никиты заплясали веселые огоньки.
- Ты не мог бы почесать ее для меня?
Майкл покачал головой, усмехнувшись Предоставь Никите возможность думать о сексе в такое время.
- Я поцарапаю, где ты захочешь Когда тебе станет лучше.
- Я не могу ждать.- выдохнула Никита,
- Как я выгляжу?
- Ты прекрасна.
- Лжец - Она слабо улыбнулась.
- Ты действительно отвезешь меня в Рим?
Глаза Майкла расширились от удивления.

- Ты слышала, как я разговаривал с тобой?

- Да…

- Так ты была внимательна тогда когда я пытался научить тебя французскому? - Майкл пригладил ее волосы, боясь дотронутся до проступающей на голове сыпи.
- Конечно. На случай, если ты начнешь говорить о других женщинах во сне.
Майкл тихо рассмеялся, потом ему вдруг пришла в голову мысль.
- Ты слышала свою мать? Или Джейми?
- Джейми разве здесь? - неохотно спросила Никита, закрыв глаза.
- Нет. Маму и тебя. Я очень устала, детка.
- Засыпай - голос Майкла слегка дрогнул. Он боялся позволить ей из страха, что она больше не проснется.
Никита открыла глаза.
- Ты ведь не плачешь?
- Нет.- Майкл спрятал лицо в ее волосах, прежде чем она увидела, как слеза катится по его щеке.
- Тебе нужно поспать.
- Врачи продолжают тыкать в меня пальцем - она повернула лицо к нему и снова закрыла глаза.
- Ты ведь не бросишь меня, правда?
Майкл вздохнул, когда ее пальцы сжали его.
- Нет. Никогда…
************
 

#14
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Майкл обхватив руками мокрое тело Никиты, осторожно вытащил ее из ванны.
- Я не инвалид, Майкл. - запротестовала она, когда он поставил ее скользкие ноги на пушистый коврик для ванной.
- Пока не будешь чувствовать себя на все сто процентов - Он прикоснулся губами к ее волосам и обернул вокруг нее толстое полотенце.
Несмотря на свои протесты, Никита была все еще слабой и неустойчивой после возвращения домой из больницы.
Джейми и Джули вернулись в Лондон, но Роберта осталась, чтобы помочь выздоровлению дочери.
Никита снова попыталась возражать, когда Майкл начал тереть ее, внимательно рассматривая сухие пятна, которые когда-то были раздраженной сыпью. Он подошел ближе и поднял ее волосы, промокнув влажные кончики полотенцем. Сделав это, он помог ей надеть махровый халат и завязал пояс, когда она наклонилась к нему.
Тонкие руки Никиты обвились вокруг его шеи, и она прижалась к его телу. Нюхая лицо и шею, она глубоко вдохнула.
- Ммм, ты хорошо пахнешь.
- Никита. - Майкл пытался отвести ее от себя, понимая что его тело начинает реагировать. Хотя ему безумно хотелось стянуть с любимой оскорбительную мантию, опустить на пол и погрузиться глубоко в нее, он заставил себя вспомнить, что девушка все еще выздоравливает, от физически истощающей болезни.
- Ты еще слаба.
- Тогда я позволю тебе быть сверху - прошептала она против его горла.
- Давай детка. Прошли месяцы.
- Никита… прошло всего две недели - Майкл вытащил ее руку из передней части своих джинсов.
- Кажется, месяцы - Одна свободная рука скользнула под его пуловер, а другая играла завитками на затылке. Никита дотянулась до его губ своими и Майкл был удивлен ее внезапным приливом силы, прежде чем он потерял себя в эротическом заклинании, которое она соткала.
Когда она отпустила его, у них обоих закружилась голова, и его руки каким-то образом прижались к ее груди. Он заметил тени, которые все еще были под ее глазами, и неохотно отстранился от нее. Майкл стойко повернулся к ней спиной и открыл аптечку.
- Твоя мама готовит завтрак.
- Ну и что? Ей будет все равно, если мы немного опоздаем.
- Ты знаешь свою мать, Никита - он достал с полки бутылку с рецептом и закрыл дверь. В зеркале он мог видеть, что она сознательно оставила верхнюю часть своей мантии открытой, ее маленькие, идеальные груди дразнили его.
- Она прерывала нас и раньше.
- Запри дверь - сказала она ему саркастично.
Чуть позже Никита покачнулась и тяжело рухнула на закрытое сиденье унитаза.
- Что такое? - Майкл мгновенно опустился на колени и его пальцы сжали ее ноги, когда он обеспокоенно взглянул ей в лицо.
- У меня немного кружится голова - ее голос дрожал, и она наклонилась вперед устало положила голову ему на плечо.
- Может быть, я должна прилечь.
Майкл решительно поднял ее на руки и направился в спальню.
В который раз за последнюю неделю он проклинал Первый Отдел за то, что ей причинили такую ​​боль.
И себя самого.
Вся его преданность и усердная работа на протяжении многих лет, все его жертвы во имя «оправдания целей» не принесли ему уважения и внимания, которые, он заслуживал.
В его сердце вновь проявились горечь и ненависть, когда он нежно опустил Никиту на кровать. Ее руки обнимали его плечи и он прилег рядом с ней, ласково поглаживая по спине.
- Хочешь, я принесу твой завтрак сюда?
- Я не голодна - устало вздохнула она у его плеча.
- Ты должна поесть Никита. И тебе нужно принимать лекарства.
Она бормотав что – то в знак согласия, подняла голову вверх для поцелуя. Она приподнялась на локте и прильнула рот губами к его губам, а ее, некогда слабые, руки прижали его туловище к матрасу. Руки Майкла опустились на ее талию, когда вспыхнуло подозрение. Никита вытянула ногу поперек его ноги и скользнула языком между его губ. Ее рука прижалась к его обтянутым джинсами ягодицам и сжала их. Мужские губы изогнулись в понимающей улыбке, а она отодвинулась, одарив его торжествующей улыбкой.
- Это был подвох, любовь моя…- отчитал он ее.
- Я знаю что тебе это нравится. - прошептала она ему на ухо и провела языком по мочке. От этого прикосновения, его руки невольно сжались на ее бедрах.
- Ты все еще слаба. – неуверенно проговорил он, закрыв глаза, когда ее язык соблазнительно танцевал у него на ухе.
- По крайней мере, позволь мне закрыть дверь. Твоя мать …
- Нет. Я позволю тебе, и ты не вернешься - она расстегнула его ширинку и сунула пальцы в трусы.
- Ты не уйдешь.
Прямо сейчас он не хотел уходить. Но как бы сильно он этого ни хотел, Никита была не готова к такой напряженной деятельности. Он сделал нерешительную попытку подняться.
- Никита ...
- Все, что мне нужно, это пятнадцать минут.
Ее пальцы гладили его, заставляя задыхаться.
- Хорошо. Двадцать минут.
- Я сказала пятнадцать - Она улыбнулась, стягивая с него рубашку и, медленно царапая ногтем по его плоскому соску.
Майкл вздохнул.
- Тридцать минут. Это мое последнее предложение.
Смех Никиты заглушил хихиканье Роберты, когда она подслушивала за дверью их спальни с подносом для завтрака в руке.
Покачав головой, она на цыпочках спустилась вниз.
************

Когда через час Майкл вошел на кухню, он обнаружил Роберту, сидящую за столом, неторопливо потягивающую кофе и внимательно изучавшую «Лондон Таймс». Она проследила за ним взглядом поверх своей газеты, когда он подошел к кофейнику и налил себе чашку.
- Клянусь, если бы все твои конечности были сломаны, а Никита была в гипсе, вы все равно нашли бы способ пошалить.- сказала Роберта деревянным тоном.
Майкл усмехнулся.
- Я собираюсь отправить тебя домой? Хватит подслушивать у нашей двери.
- Я несла моему бедному больному ребенку ее завтрак - ощетинилась Роберта, и махнула рукой на поднос, расположенный на стойке.
Майкл поднял салфетку, закрывающую тарелку, и взглянул на содержимое.
- Это еще можно спасти - он положил тарелку в микроволновку.
- Надеюсь что все эти совокупления принесут мне внучку - Роберта ухмыльнулась, когда встала и пошла к нему.
- Я удивлена, что ты мог спуститься вниз.
Майкл подождал, пока завтрак нагреется, затем вытащил его из микроволновки и поставил обратно на поднос.
- Я просто возьму это.
- О нет! - Роберта подняла поднос и направилась к двери.
- Если ты понесешь это ей, тарелки и еда полетят, а я не увижу вас двоих еще пару часов.
Тихий смех спрятался в его груди, когда Майкл взял свой кофе к столу и сел, чтобы прочитать газету, которую Роберта оставила. Через несколько минут он услышал отдаленный звонок телефона, и встал, когда в дверях появилась Роберта с мобильным телефоном.

- Это твой телефон, дорогой - она бросила трубку ему, и он ловко поймал ее одной рукой.

- Должно быть, это твоя проклятая работа.

Предыдущий гнев за Никиту невольно вернулся. Он открыл телефон и прижал его к уху.
- Да?
- Жак - прозвучал глухой голос Медлен.
Майкл не знал, что на него нашло. Он всегда отвечал на любые вызовы Отдела немедленными действиями. Никогда не возникало никаких вопросов относительно срочности его обязанностей.
Но через несколько секунд после того, как Медлен потребовала его появления, безмолвная ярость Майкла всплыла на поверхность и закипела. Как они смеют вызвать его после попытки убить Никиту всего несколько дней назад?
Сила гнева и неудовлетворенного разочарования вырвалась наружу, когда он резко ответил.
- Нет.
Выключив телефон, он крепко сжал его в ладони, и перед ним проплыли изображения Шефа и Медлен.
Его начальство.
Его мучители.
Он жестоко сжал телефон, представив, что это они, и перенес свои эмоции на него. Его ненависть к ним была жесткой и неуправляемой.
Если бы он мог просто достать их. Остаться наедине с ними в Белой комнате, чтобы каждый из них мог наблюдать за тем, как он мучает другого.
Его костяшки побелели, когда пальцы сжали черный пластик. Это не причинило телефону никакого вреда, поэтому он замахнулся и запустил трубку о стену.
В его воображении разбросанные части телефона превратились в их избитые тела. Голова Мадлен закатилась под холодильник. Торс Шефа ударился о плинтус.
Довольный, Майкл поднял свою чашку к губам и продолжил читать газету.
************

- Неповиновение Майкла недопустимо - заявила Медлен.
На этот раз Шеф должен был согласиться. Отказ Майкла выйти в такое критическое время, следом за тем как он пытался извлечь антидот для Никиты под дулом пистолета, не оставил ему иного выбора, кроме как принять серьезные решения в отношении оперативника пятого класса.
Только что прибывший со встречи с Джорджем в надзорном ведомстве, Шеф понимал что необходимо было вернуть внимание Майкла туда, где оно должно было быть.
Быть оскорбленным перед остальными главами Отделов, по поводу неуклонно снижающейся успешности его подразделения, было мучительно неприятно и неловко.
Факт был в том, что Джордж не волновался об Андрее Чернеке или Салле Вачек в данный момент. Масса других международных бомб замедленного действия, были наиболее важны.
Время, потраченное на отравление дочери Чернека, могло быть лучше использовано в другом месте. Он сожалел, что принял совет Медлен по этому вопросу.
- Готовы ли вы к его наказанию сейчас? - давила Медлен,
- На этот раз наглость Майкла нельзя игнорировать.
- Я знаю об этом Медлен - раздраженно прорычал Шеф.
- Хорошо. Тогда я отправлю команду, чтобы привести его.
- Команду? Ты с ума сошла?
- Он отключил свой мобильный телефон - сказала ему Медлен.
- На домашний отвечает теща.
- Отправка команды для его извлечения, глупая идея. Как, черт возьми, мы сделаем это, не раскрывая истинную личность Майкла? Я разберусь с этим лично.
Медлен посмотрела на него с сомнением.
- В каком смысле?
- Это будет только между мной и Майклом.
- Могу ли я внести предложение?
- Нет, черт возьми! Мне хватило твоих советов на всю оставшуюся жизнь, - Шеф посмотрел на нее.
- Я справлюсь с этим без твоего участия. Уверен, что все, что ты собираешься предложить, приведет к дальнейшему отчуждению Майкла.
- Чувства Майкла второстепенны в этом вопросе - заявила Медлен.
- Не в этот раз - Шеф ответил.
- В тот или иной момент все мы позволяем личным чувствам вмешиваться в наши обязанности. Это ошибки, на которых мы учимся и стараемся не повторять. Тебе должно быть известно об этом. Или мне нужно напомнить о Чарльзе Сенде?
Темные глаза Медлен на мгновение замерцали от обиды. Шеф пожалел о своих словах, но не потому, что они вернули боль от потери ее мужа, а потому, что напомнили ему о его собственной корыстной двуличности в этом вопросе.
Шеф пожал плечами, надел пиджак, продолжая говорить.
- Наказать Майкла мы успеем. Сейчас необходимо найти общее решение. Он нам нужен. Мне нужно, чтобы он руководил командами и профилировал миссии. Наш успех частично зависит от него. Я не хочу еще одной встречи с Джорджем, как та, что была у меня сегодня.
Медлен понимающе кивнула, помогая ему надеть пальто. Тонкий запах ее духов достиг его ноздрей, и на мгновение он вспомнил, что все еще глубоко заботится об этой разъяренной женщине. И все же роман с Хатчинсом оставался свеж в его памяти, и он не собирался совершать снова эту ошибку.

- Следи за всем - сказал он ей.

- Я собираюсь навестить Майкла…

************

Шеф сомневался в своем здравомыслии, стоя на пороге квартиры Майкла. Конечно, в его интересах было бы взять с собой двух оперативников в качестве телохранителей на случай, если Майкл объявит войну. Учитывая текущее состояние его ума, это был вполне вероятный сценарий.
Однако Шеф полагал, что демонстрация силы только обострит ситуацию.
Предложение своенравному оперативнику оливковой ветви, самый эффективный способ решить проблему.
Положив руку на пистолет под пальто, Шеф нажал на зуммер. Через несколько секунд дверь открыла маленькая брюнетка. Он узнал в ней Роберту Вирт, бывшую жену Андрея Чернека.
Шеф всегда задавался вопросом, зачем такой утонченный мужчина, как Чернек, связался с женщиной из простого рабочего класса. Роберта была достаточно привлекательна, с ее темными глазами и темными волосами. Но ее происхождение было намного ниже, чем у ее бывшего мужа.
Ей было за сорок, но она выглядела на несколько лет моложе. Джинсы и вязаный пуловер, который она носила, демонстрировали удивительно стройное тело. Несмотря на свою борьбу с алкоголем и тяжелую жизнь Роберта выглядела здоровой.
- Да?
Шеф моргнул и вздрогнул при звуке ее голоса. Потрясенный ходом своих мыслей, он заставил себя вспомнить причину по которой был здесь. Он прочистил горло и сердечно улыбнулся.
- Добрый вечер. Я здесь, чтобы увидеть Майкла Сэмюеля.
- Кто вы такой? - вежливо спросила она.
- Пол Уилсон. Его босс.
Приятное выражение лица Роберты сменилось едким взглядом.

- Ой…- она прислонилась к дверному косяку и скрестила руки на груди.

- Майкл отдыхает.

Очевидно, женщина не собиралась приглашать его, и ее отношение раздражало. Обычно люди смотрели на его внушительное выражение лица и бежали, чтобы выполнить его приказ.
- А вы бы не могли разбудить его? - Пол хотел чтобы это прозвучало как приказ, но позиция Роберты была грозной для такой хрупкой женщины. Почему то он вдруг почувствовал необходимость прикрепить «пожалуйста» к своему запросу?
- Черт возьми. Ему нужен отдых. У него были тяжелые дни, или вы не слышали, что моя дочь - его жена - чуть не умерла? - Голос Роберты сочился ядом.
- Да, я слышал, и мне очень жаль. - Шеф чувствовал себя неловко. Он сунул руки в карманы пальто.
- Как она?
- Лучше. - Роберта выпрямилась и отступила.
- Я скажу Майклу, что вы заходили.
- Подождите …
Дверь захлопнулась перед его лицом. Громкий хлопок эхом отразился в пустом коридоре. Ошеломленный, Шеф поднял голову и открыл рот.
Как она посмела?
Вдох-выдох. 10, 9, 8, 7 ...
Гнев был взят под контроль, и он снова нажал на зуммер. На этот раз ей потребовалась целая минута, чтобы открыть дверь.
Увидев его, Роберта закатила глаза и посмотрела на него с явным раздражением.
- Я пытаюсь приготовить ужин.
Он сделал еще один глубокий вдох.
- Я прошу прощения что врываюсь. Мне очень нужно увидеть Майкла.
- Я сказала вам, что он спит. И если вы пытаетесь заставить его вернуться на работу, можете искать себе другого мальчика.
- Это почему?
- Потому что он очень злится. Майкл разбил этот чертов телефон, на который вы ему всегда звоните. Это то, что я хотела бы сделать с той сукой, которая продолжала звонить сюда сегодня днем.
- В самом деле? - голос Шефа приобрел угрожающий оттенок
- В самом деле. - Роберту передразнила его таким же тоном.
- Теперь… если вы не возражаете ...
Рука Шефа поддалась вперед чтобы остановить дверь.
Роберта сузила глаза, и она практически прикрикнула на него.
- Что вы возомнили о себе, мистер...
- Миссис ...?
- Мисс Вирт...
- Мисс Вирт, - Улыбка Шефа не достигла его глаз.
- Я извиняюсь за свою коллегу, если она была грубой. Но я здесь, чтобы помириться с Майклом. Он очень ценный сотрудник.
Роберта фыркнула.
- Это чушь собачья…
- Он… - Шеф пытался убедить ее. Почему он вообще беспокоился?
- Могу я войти, пожалуйста? Не хочу уходить, не решив наши проблемы. Пожалуйста - Пол испытал дрожь отвращения. Очень долгое время он никого ни о чем не просил.
В течение минуты Шеф думал, что она ударит его, о чем говорило сильное жжение в темных глазах. Но вместо этого Роберта отодвинулась и жестом пригласила его войти.
- Ну ... если вы здесь, чтобы исправить ситуацию.
- Спасибо. - Шеф прошел мимо нее и начал стягивать перчатки. Он осмотрел уютную теплую квартиру, вдохнув восхитительные ароматы чеснока и свежеиспеченного хлеба.
- Я не разбужу Майкла пока ужин не будет готов - Роберта положила одну руку себе бедро, а другую протянула к нему.
- Могу я взять ваше пальто?
Шеф должен был подняться наверх и сам вытащить Майкла из постели. Вместо этого он выскользнул со своего дорогого кашемирового пальто, аккуратно сложил его и отдал Роберте.

- Хотите что – нибудь выпить? - Роберта накинула пальто на ближайший стул.

- У нас есть вино, джин и мое любимое шоколадное молоко.

- Я действительно ограничен во времени - Шеф последовал за ней в бар.
- Какие же вы все одинаковые - Роберта повернулась и посмотрела на него.
- Вы напоминаете мне парня, на которого я работала. Эдвард Джеффри Эшмор. Настоящий сентиментальный ублюдок, хотя и владелец стрип – клуба.
- Вы работали в стриптизе? - удивился Шеф, игнорируя то, что она только что оскорбила его.
- Ага. - Роберта умело смешала напиток.
- Стриптизерша-бармен. Так я и познакомилась со своим бывшим мужем, отцом Никиты - она хитро улыбнулась ему и подмигнула.
- В стрип-клубах можно найти много богатых потенциальных мужей.
Шеф обнаружил, что улыбается, следуя за ней на кухню.

- Присаживайтесь. - Роберта вытащила стул, когда проходила мимо кухонного стола по пути к раковине. Она сунула руку в мыльную воду и начала мыть кастрюли.

- Должна сказать вам, что разочарована. Вы говорите, что Майкл - ценный сотрудник, но он не получил ни открытки, ни цветов от ваших людей, когда Никита был больна.

Шеф сделал глоток своего напитка. Это было идеально.
- Мои сотрудники плохо работают. Я еще раз извиняюсь.
Роберта взмахнула рукой в ​​воздухе.

- Забудьте об этом. Я бы побеспокоилась, о том что вы будете говорить Майклу, -

Поставив горшки в сушилку рядом с раковиной, она взяла со стойки большую миску картофеля, подошла к нему сжимая в руке нож для чистки овощей, спокойно выложив все это на стол перед ним.

- Что это? - Шеф изогнул властный лоб.
Ухмыляясь, Роберта вернулась к плите и бросила через плечо.
- Так как вы здесь, можете остаться на ужин. Моя мама всегда заставляла нас работать на наших. Это нужно почистить и разрезать на небольшие куски.
Шеф посмотрел на картофель с тревогой. Он не делал такой чертовски тяжелой работы с тех пор, как был в учебном лагере.
Подняв нож и картошку, начал неуклюже чистить. Он на мгновение остановился, чтобы взглянуть на Роберту, которая качалась взад и вперед в так мелодии, которую напевала себе под нос. Она вытерла руки и начала помешивать в кастрюле.
Бывшая стриптизерша. Бывшая жена террориста. Избитая жена. Выздоравливающий алкоголик.
Все эти вещи должны были оттолкнуть его, но он был заинтригован другими качествами которые всегда находил неотразимыми.
Темные волосы. Темные глаза. Дерзкая личность. Красивая улыбка.
Не то чтобы он мог что-то с этим поделать, но какой вред это принесет, просто наслаждаться ее компанией? Она была груба по краям, и у нее был язык, который мог соперничать с некоторыми из его товарищей по взводу.
Но что-то было в мисс Роберте Вирт.
Она снова посмотрела через плечо и поймала его взгляд. Смутившись, Пол опустил голову, чтобы сосредоточиться на своем занятии, а она с осознанной улыбкой повернулась к плите.
- Кстати о Майкле - сказала Роберта сладким голосом.
- Может ему необходим небольшой отпуск?
************

Шеф помог Роберте накрывать на стол, когда Майкл наконец появился. Он помогал своей молодой жене спуститься вниз, его рука крепко обнимала ее за талию.
Как только они спустились, Майкл заметил главного босса Отдела и остановился, его глаза автоматически осматривали комнату. Он искал больше сотрудников Отдела или искать путь к спасению. Со своей женой и тещей в комнате он действительно ничего не мог поделать, кроме как стоять там и ждать, что произойдет.
Шеф положил вилку на место и повернулся к паре.
- Добрый вечер.
- Добрый вечер - твердо ответил Майкл.
- Надеюсь ты хоть немного поспал - язвительно заметила Роберта подойдя к Майклу и любопытной Никите.
- Дорогая, это босс Майкла, Пол Уилсон. Пол, это моя дочь, Никита.
Шеф шагнул к стройной блондинке. Хотя ее кожа была бледной и испорченной потертыми чешуйчатыми пятнами, она была невероятно красивой женщиной. Не в обычном смысле этого слова. Ее уникальные черты были куда интереснее, чем типичная западная идея красоты.

- Мистер Уилсон. - несмотря на недавнюю болезнь и все еще явно хрупкое состояние, Никита крепко пожала ему руку.

- Приятно познакомиться.

- Пожалуйста, называй меня Пол. Мне было жаль услышать о твоей болезни, но я рад видеть, что ты поправляешься - он держал ее руку между своими двумя большими ладонями.

В ее небесно-голубых глазах он увидел страстный дух и немного Роберты. Судя по информации, которую он прочитал в ее файле и тому, что он видел перед собой, она казалась освежающей смесью женской грации и скупого очарования. Шеф мог понять, почему Майкл был так влюблен в нее. Никита Вирт-Сэмюель полностью отличалась от женщин, с которыми Майкл обычно сталкивался.
Шеф посмотрел на своего лучшего сотрудника, который не был слишком доволен нежелательным появлением своего начальника.
- У тебя исключительно милая жена, Майкл.
- Спасибо. - Майкл положил руку на нижнюю часть спины своей жены, и Шеф отпустил ее руку.
- Я предложила Полу остаться на ужин – объявила Роберта, наградив Шефа сияющей улыбкой.
Пол как вежливый человек, не мог не ответить ей. Глаза Майкла сузились при этом обмене эмоциями.
- Надеюсь, я не навязываюсь - Шеф улыбнулся Майклу.
- Конечно, нет. - ответил Майкл, напряженно глядя на Шефа, напоминая ему, на чьей площадке он находится.
Почувствовав растущее напряжение, Роберта вмешалась.

- Может быть, вам двоим обсудить свои дела до ужина - она обняла дочь за талию.

- Никита, ты чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы помочь мне на кухне?

Никита кивнула, и с растущим интересом перевела взгляд с мужа на его босса. Очевидно, что она не хотела пропустить фейерверк, о котором шла речь, но Роберта отвела ее от возможного вреда на кухню.

Оставшись наедине, двое мужчин стояли оценивая друг друга в молчаливой битве. Шеф мог легко закончить это позерство, просто приказав Майклу прекратить эту ерунду и вернуться в Отдел. А если тот не подчинится, вытащить пистолет и ликвидировать его.
С другой стороны, если бы он сделал это, ему пришлось бы убить Роберту Вирт и ее дочь, а он знал, что не мог заставить себя сделать это. По правде говоря, он не хотел убивать Майкла. Несмотря на то, что тот был всего лишь оперативником, у Шефа возникло ощущение, что кончина Майкла вызовет цепную реакцию несчастий для всего Отдела.
Нет, лучше было придерживаться его первоначального плана. Однако неприступный взгляд Майкла не сулил ничего хорошего. Независимо от своего решения сохранять спокойствие, Шеф не мог контролировать напряжение в голосе, когда наконец заговорил.

- Ситуация с Меснером стала критической. Базу Галассо еще предстоит обнаружить. Мы потеряли целую команду из-за неконтролируемой фракции Лиги свободы. И у нас есть пять новобранцев, нуждающихся в профориентации - Шеф сдержал голос, когда он приблизился к Майклу.

- Твоя маленькая вспышка гнева не могла произойти в худшее время.

Если Майкл и обижался на Шефа, который вел себя с ним как с непокорным ребенком, он этого не показал. Он также понизил голос, прежде чем говорить.
- Приехав сюда, ты не только скомпрометировали меня и эту миссию, но и самого себя.
- Ты не оставили мне выбора. Твое восстание - причина того, что возник этот беспорядок.
Майкл не ответил на это заявление. Он только кивнул, как будто понял, что его отказ привел в движение последующие события.
- Мне не следовало оставаться в стороне.
- Все это не из-за того, что ты остался в стороне. Это случалось и раньше, и ты справлялся с этим. - напомнил ему Шеф.
- Речь идет о Никите.
- Как я уже говорил, она и ее мать невинны. Эта тактика, которую использовали вы с Медлен, ничем не лучше, чем действия ее отца.
- Иногда это необходимо, но в этом случае я искренне сожалею о произошедшем. Оглядываясь назад, я понимаю, что это был неправильный шаг. Я не терпеливый человек, особенно когда надзиратель дышит мне
в шею -
Это было нелегко для него, но Шеф хотел, чтобы Майкл увидел, что он не такой беспощадный и лживый, как думали некоторые. Кроме того, он хотел внести изменения в то, как они вели дела в Отделе, и Майкл был неотъемлемой частью перехода. Ему нужно было сгладить отношения с ним как можно скорее.
Обычно послушный, оперативник так долго сдерживал свои эмоции, что было вполне естественно что начался личный мятеж.
Возможно, пара свободных дней поможет Майклу прийти в себя, прежде чем он вернется в Отдел.
Шеф никогда не знал, о чем думает Майкл, но шанс оставить его боль и ярость в безопасных пределах собственного дома был, вероятно, более оптимальным для всех.
- Тебе хватит трех дней, чтобы снова сосредоточиться на работе? – предложил Шеф.
Глаза Майкла на мгновение метнулись в сторону кухни, прежде чем вернуться к Шефу.
- Никита чувствует себя лучше. А ее мама будет здесь еще неделю.
Затаив дыхание, Шеф ждал, когда Майкл объяснит это заявление.
С негативным предчувствием он подумал о своей работе. Ему придется много перетасовать и переназначить в течение следующих трех дней, если Майкл примет его предложение.
- Дай слово, что ни одной из них больше не будет причинен вред? - запрос Майкла прозвучал почти как приказ.
- Я думаю, что мы уже убедились, что эти два сценария потерпят неудачу, если попытаться снова - с сожалением ответил Шеф.
- У тебя есть мое слово.
- Тогда я буду завтра утром.
Шеф сопротивлялся желанию начать танцевать джигу. На самом деле он не хотел доверять Залману или Феррере профиль Меснера, и он был действительно рад тому что ему не придется это делать.
- Ты уверен? - Шеф хотел убедиться, что Майкл не передумает.
- Конечно.
- Ну тогда. - Шеф не мог сдержать улыбку, когда он подошел к входной двери.
- Увидимся завтра.
- Ты уходишь? - в вопросе Майкла не было разочарования. В этих обстоятельствах он был просто вежлив.
Шеф повернулся, поднимая свое пальто.
- Думаю, будет разумно прекратить взаимодействие между мной и твоей семьей. Я уверен, что ты найдешь правильные оправдания для меня.
- Оставайся…
Шеф моргнул.
- Простите?"
- Могут возникнуть вопросы, особенно если ты уже почувствовал себя как дома - многозначительно сказал Майкл.
Если бы Шеф мог покраснеть, он бы это сделал. Был ли его интерес к Роберте очевиден или Майкл имел в виду только этот импровизированный визит?

- Поскольку ты считаешь что это необходимо, я останусь - Шеф с усмешкой снова накинул пальто на стул.

- На самом деле, я хотел попробовать этот картофель. Знаешь, я помогал готовить ужин…


Сообщение отредактировал Чарли Райн: Суббота, 23 мая 2020, 10:21:22

 

#15
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
- Красная… красная… красная…
Тони повернулся к Никите с улыбкой Чеширского кота.
- Поздравляю. Это растяжки и опухшие лодыжки для тебя в ближайшие несколько месяцев.
Ее улыбка исчезла, когда она увидела несчастный профиль Никиты. В этот день они договорились пойти пообедать, и Тони планировала забрать Никиту. Она была немного ошеломлена, когда подруга позвонила и попросила купить три теста на беременность.
- Почему три? – спросила Тони.
- Я хочу быть уверена. - напряженным голосом ответила Никита.

Тесты были однозначно позитивными, но Никита не выглядела слишком довольной прибавлением в семье.

- Что случилось? - Тони коснулась плеча Никиты.

- Ты все еще не сомневаешься? Три теста не могут ошибиться.

Никита покачала головой, словно пыталась очистить свои мысли. Она слегка улыбнулась Тони, начав убирать беспорядок на туалетном столике в ванной комнате.
- Я просто… немного удивлена.
-Ага… - Тони закрыла сиденье унитаза и села. Никита безуспешно пыталась спрятать свое лицо, но Тони уловила игру эмоций. Удивление это было не то слово, которое она использовала бы, чтобы описать выражение лица Никиты. Тревога была лучшим прилагательным.
- Никита?
- Что? - Никиты быстро заморгала глазами, возможно, пытаясь не заплакать.
- Почему ты удивлена? Разве вы не принимали меры предосторожности?
Никита вздохнула.
- Таблетки. Только я пропустил несколько приемов, когда болела. И они не так эффективны, когда принимаешь антибиотики.
- Правильно. - Тони кивнула в понимании.
Сев на край ванны, Никита положила подбородок на ладонь.
- Думаю, мне следует записаться на прием к врачу. Вдруг это все таки ошибка.
- Ты шутишь? - Тони указал на тесты.
- Эти вещи довольно точны. Кроме того, ты говорила что у тебя не было периода с тех пор, как ты болела. И твоя грудь болит. И ты все время устаешь.
- Хорошо, Тони - Никита посмотрела на нее.
- Ты права. Я беременна!
- Я просто не понимаю, почему ты еще не прыгаешь от радости. Ты не подросток, живущий дома со родителями. Ты взрослая женщина, которая замужем за замечательным мужчиной.
- Я счастлива. - Никита резко встала.
- Пойдем на обед.
Тони последовала за Никитой вниз, все еще будучи уверенна, что она не была так счастлива, как заявляла.
Она смотрела, как блондинка медленно надевает свою куртку, не желая отпускать эту тему. Тони молча взвесила все возможности, прежде чем принять решение о вероятной причине нежелания Никиты принять предстоящее материнство.
- Ты думаешь что Майкл будет расстроен из-за твоей беременности? - неуверенно спросила Тони. Более чем вероятно, что он откажется от идеи привести детей в такой обреченный союз.
Никита пожала плечами, перекинув сумочку через плечо.
- Я не знаю.
Ее сдержанное поведение предупредило Тони что если Никита захочет поговорить об этом, она в конце концов откроется. Никита была склонна молчать, когда что-то беспокоило ее. Раньше она думала, что Майкл и его жена были полными противоположностями, но в этом отношении они были очень похожи.
Пытаясь поднять мрачное настроение, Тони весело улыбнулась.
- Так куда мы пойдем на обед?
Как только она озвучила вопрос, зазвонил ее мобильный телефон. Тони вытащила его из сумки и ответила.
- Привет?
- Доминик - французский акцент Майкла вращался вокруг ее кодового имени.
- Что случилось? - Тони симулировала разговор о ее фальшивой работе, хотя Майкл уже повесил трубку. Никита терпеливо стояла и ждала, пока она закончит.
- Я скоро буду! - Тони закрыла телефон.
- На работе есть проблема, о которой мне нужно позаботиться. Извини.
- Нет проблем. - Никита начала снимать куртку.
- Мы сделаем это в другой раз.
Тони подошла к подруге и ободряюще обняла ее.

- Возможно, мне придется уехать из города на несколько дней, но я позвоню тебе, когда вернусь - она многозначительно посмотрела на Никиту.

- Если тебе нужно поговорить.

- Я в порядке. Действительно. - Никита мягко подтолкнула Тони к входной двери.
Тони немного помедлила. Она не знала, что сделать, чтобы подруге стало лучше, но не могла оставить Никиту в таком мрачном состоянии.
- Я не знаю, что происходит между тобой и Майклом. Но я знаю, что какой бы ни была твоя ситуация, всегда найдется кто-то, кому хуже чем тебе.
Слова не звучали успокаивающе для собственных ушей Тони, но, обдумав их на мгновение, губы Никиты изогнулись в искренней улыбке.
- Ты права. Мне повезло. Спасибо, что напомнили мне.
- Пожалуйста. - у Тони поднялось настроение.
- А теперь вопрос на миллиард долларов.
- Какой?
- Когда ты собираешься рассказать Майклу?...
************

Держа прекрасный букет цветов в руке, Шеф поправил галстук и стряхнул микроскопическое волокно с пиджака. Его палец поднялся, чтобы нажать на зуммер квартиры Роберты Вирта, но внезапно замер.
- Что, черт возьми, я делаю? - пробормотал он себе под нос.
Как ни старался, он не мог выбросить из головы эту женщину с тех пор, как ужинал с ней, Майклом и его женой два месяца назад.
Прошло много времени с тех пор, как он преследовал женщину, отличную от Медлен, и, если его память и интуиция не обманывали, небольшие сигналы, которые Роберта давала ему в тот вечер, указывали на взаимный интерес.
Тем не менее, правила, касающиеся сотрудников Отдела и гражданских лиц, были четкими. Инициирование отношений с Робертой подвергнет ее опасности. С другой стороны, у него было намного больше свободы, чем у большинства. Никто никогда не узнает, тем более он намеревался увидеть ее только один раз. Их совместное время было минимальным, и Роберта была для него интригующей загадкой. Как только он раскроет тайну, подпитывающую увлечение, он, скорее всего, потеряет интерес и вернется к мечтам о Медлен.
Кроме того, было чудесно освежающе разговаривать с женщиной не касаясь темы сосредоточенной на отстраненных оперативниках или террористических заговорах.
С решимостью он нажал на зуммер, изумленный внезапной нервозностью, которую чувствовал. Как только Роберта появилась в дверях, его мужские чувства перешли в состояние повышенной готовности.

- Пол? - Роберта была ошеломлена его появлением

- Это сюрприз…

- Привет, Роберта. - он приветствовал ее усмешкой,

- Я был в городе по делам и решил заскочить.

- В городе по делам, а? - Она усмехнулась.

- Старый трюк…

Он пережил мучительный момент дежавю и осторожно заглянул в квартиру позади нее.
- У тебя нет компании, не так ли?
- Нет. - ответила Роберта, изучая его с любопытством.
- Как ты узнал, где я живу? Майкл сказал тебе?
- Ты есть в телефонной книге - Шеф солгал и надеялся, что это так.
- О, да. - она улыбнулась, по женский оценивая его, затем протянула руку.
- Это для меня?
Шеф протянул ей цветы.
- Я надеялся, что ты поужинаешь со мной сегодня вечером?
Роберта подержала букет под носом и глубоко вздохнула, затем отошла в сторону, чтобы впустить его внутрь.
- Всегда приветствую мужчину с подарками. Заходи, пока миссис Блумберг не увидела тебя. Ей девяносто, и она любит распространять сплетни.
Он прошел в крошечную квартиру и застенчиво остановился в гостиной. Было удивительно, ее бывший муж, согласно информации, был очень богат, в то время как его бывшая жена и дочь вели столь бедное существование. Но хотя обстановка и квартира была довольно скромная, внешний вид подсказывал ему, что Роберте нравятся вещи стерильные и аккуратные.
Она остановилась перед ним, прижимая цветы к груди, и смотрела на него с кривой усмешкой.
- Что? - Шеф хотел узнать причину ее хитрой улыбки.
- Это была стриптизерша, не так ли? - улыбка Роберты расширилась.
- Я не знаю, что ты имеешь в виду.
- Мужчины слышат слово «стриптизерша» или «сиськи», и их гормоны начинают танцевать мамбо .
Шеф рассмеялся.
- Я не танцую мамбо. Мне понравилось готовить с тобой ужин и на этот раз я подумал, мы можем позволить кому-то приготовить его для нас .
Обдумав это, Роберта согласилась.
- Звучит неплохо.
- Я думаю, что ты очень милая женщина, Роберта - сказал он ей с уважением и искренностью.
На ее щеках вспыхнуло румянец, и Роберта начала несознательно дергать себя за волосы.
- Хм ...
Он ждал, что она что – нибудь скажет и оказался действительно горд собой. Сделать женщину, с острым умом Роберты, безмолвной было большим достижением.

- Мне нужно переодеться - Роберта жестом пригласила его сесть.

- Не спеши. - Шеф устроился поудобнее на диване. Он смотрел, как она уходит в спальню, нервно улыбнувшись.

Когда за ней плотно закрылась дверь, Шеф достал сотовый и набрал Первый номер. Он хотел убедиться, что в Отделе все в порядке, и в его отсутствие ничего не обострилось.
У него может не быть такой ночи в течение длительного времени, и он намеревался наслаждаться этим временем…
************

Это было восхитительное ощущение.
Гладкая, твердая грудь Майкла грубо терлась о нежную грудь Никиты, когда он двигался внутри нее с изящной пыткой.
Медленные, шлифовальные круги.
Быстрые, жесткие удары.
Никита держала за него как могла, но ее конечности были тяжелыми от усталости. Ее светлые ресницы трепетали, а глаза закрылись в экстазе.
Мозг превратился в жидкую кашу, а тело, казалось, растворялось в матрасе. Сочетание физически изнурительного секса и беременности делало ее вялой и апатичной.
- Никита - прошептал он ей на ухо, когда его зубы прикусили ее мочку. Девушка почувствовала раскаяние из-за того, что не была более отзывчивой, но она так устала. Майкл приподнялся на дюйм, чтобы получить больше рычагов и согнул бедра.
О да. Теперь толчки стали глубже и длиннее.
Ммм, это было прекрасно, но ей хотелось больше прикосновений к груди. Они были такими опухшими и воспаленными. Если бы он просто размял их, как раньше, но его руки были заняты в другом месте.
Она нашла в себе силы крепко обхватить его руками за спину и прижать ближе к себе, возвращая его грудь к ее.
Намного лучше.
Она вздохнула от удовольствия, чувствуя сладостную боль, которая пульсировала между бедер, его твердость вызывала восхитительное трение, когда он скользил по ее влажному гибкому телу.
Ощущения накапливались. Она плавала, и засыпала ...

Никита вздрогнула и проснулась. Девушка поняла что уснула или просто отключилась на мгновение.
Майкл все еще уверенно продолжал входить в нее, его дыхание было теплым на ее шее, там где он уткнулся в нее лицом. Его рука обхватила ее за плечи подтолкнула к себе.
Майкл не заметил ее промаха. Или, может быть, ему было все равно. Он был в одном из своих «ночных» настроений.
Как только он закончит, она потеряет сознание и уснет, как мертвая.
Нет, она не могла отключится. Она до сих пор не рассказала ему о ребенке.
Ее новый акушер подтвердил и определил срок на начало декабря.
Ей следовало сказать ему, как только он залез в кровать и разбудил ее после того, как приехал домой почти в час ночи. Но Майкл не хотел говорить, и она слишком устала чтобы разговаривать.
Его удары усилились, и она сжала его между бедер. Медленно, как патока, ее руки сгладили путь по его мускулистой спине и обхватили его твердые ягодицы. Боль накапливалась. Рука Майкла скользнула между их гладкими телами, чтобы погладить ее, желая приблизить к вершине. Вот сейчас, в любую минуту, она войдет в забытье и с новостями придется подождать до утра.
Мягкие толчки Майкла стали свирепыми. Его стоны превратились в сломанные вздохи, а руки сжались вокруг нее, и она знала, что он был так же близок, как и она.
Нет, она была ближе. Интенсивная пульсация помчалась к ее центру. Ее внутренние стены дрогнули и обвились вокруг его твердости. Мгновение спустя он напрягся, и она почувствовала, как он вздрогнул и задрожал внутри нее, полный вес его тела прижал ее к матрасу.
После этого они долго лежали. Она была удивлена, что не уснула.
Майкл целовал ее, и губы медленно раздвигались в ответ. Никита оцепенела, ее тело все еще гудело. Она почувствовала, что снова дрейфует, и Майкл выходит из нее и отстраняется. Она осталась лежать на спине, в своем наименее любимом положение для сна. Геркулесовским усилием Никита перевернула истощенное тело на бок. Она чувствовала, как его сильная рука все еще прикрывает талию, и изо всех сил попыталась открыть глаза.
Майкл лежал на животе лицом к ней, его непослушные локоны падали на закрытые веки. Она сомневалась, что он был готов ко сну. Ему все еще было трудно, когда он вышел из нее.
Подушка была такой мягкой, ее тело было насыщенным и истощенным. Вокруг нее появилось пуховое одеяло, заключив девушку в теплый кокон. Она не смогла сформировать связную мысль, поскольку глаза снова стали тяжелыми.
Я скажу ему утром ,
подумала Никита с усталым вздохом, проваливаясь в бессознательное состояние.
************

Шелест бумаги разбудил Никиту. Она открыла свои голубые глаза и посмотрела на Майкла, который сидел у изголовья кровати с одеялом накинутым на нижнюю часть его обнаженного тела. Внимание ее мужа было приковано к газете, когда он пил ароматный кофе из кружки.
Почувствовав движение, он повернул к ней голову, его серо-зеленые глаза ласкали ее изнуренные черты.
- Доброе утро.
- Утро - пробормотала в ответ Никита и снова закрыла глаза. Она лежала на животе, что было неудобно для ее больной груди. Слишком ленивый, чтобы перевернуться, но она лежала там и ждала, чтобы туман рассеялся.
- Который сейчас час? - пробормотала она через мгновение, чувствуя его пристальный взгляд.
-Десять утра, - ответил он бдительным голосом.
Никита громко зевнул и погрузилась глубже под одеяло. Секунду спустя она услышала дребезжащий звук и почувствовала, как что-то появилось у ее носа.
- Что это?- тихо спросил Майкл.
Никита открыла тяжелые веки и уставилась на белую пластиковую бутылку.
Ее витамины для беременных.
Она взглянула на мужа, который терпеливо смотрел на нее сверху вниз.
А вот и накрылась ее романтическая болтовня о том, что у нас будет ребенок. Она снова закрыла глаза.
- Витамины.
Она услышала, как бумага соскользнула на пол, и почувствовала, как матрас слегка вздрогнул, когда он подвинул свое тело ближе к ее. С неохотой она открыла глаза. На этот раз Майкл лежал на одном локте и наклонился над ней.
Он провел пальцем по ее плечу и приблизил свое лицо к ее.
- Какой срок?
Никита внимательно изучила его красивое лицо. Был ли он счастлив? Она не могла сказать ни по его тону голоса, ни по выражению лица.
- Около восьми недель.
- А как долго ты знаешь?
- Мм, полторы недели.
Она ждала, пока он продолжить свои расспросы , но мужчина ничего не сказал. Никита снова закрыла глаза, чтобы не видеть его взгляд. Ну, это был ее Майкл. Она не ожидала, что он буде прыгать и стучать себя в грудь, но она ожидала большего, чем просто пустой взгляд.
Никита почувствовал, как его рука скользит по гладкой коже ее голой спины к затылку. Его пальцы скользнули в ее волосы и нежно помассировали кожу головы.

- Хорошо, Майкл. Я только что подтвердила, что ты станешь отцом, а ты ведешь себя так, как будто я цитирую цены на акции. - произнесла Никита – может скажешь как ты себя чувствуешь?

Долгое время его пальцы играли в ее шелковистых локонах, и Никита начала думать, что он действительно расстроен из-за ее беременности. Учитывая их обстоятельства, это было понятно. Однако прежде чем она смогла высказать мысль, он заговорил.
- У меня нет слов. - наконец признался он.
Ресницы Никиты затрепетали вверх.
- Если нет слов могу предположить что ты счастлив?
Майкл медленно кивнул,.
- Я никогда не думал, что стану отцом.
- В самом деле? - Никита перевернулась на спину и сжал руки.
- Есть причина?
Майкл закрыл глаза и покачал головой. Когда он снова открыл их, они были омрачены болью прошлого.
- Это сложно, Никита.
Конечно, она знала причину его сомнения, но хотела дать ему шанс рассказать ей об этом самому.

- Даже когда ты был женат на Симоне? - Никита скользнул руками по животу к груди.

- Вы никогда не говорили о том, чтобы иметь детей?

- Мы никогда не говорили об этом, потому что у Симоны не могло быть детей - сказал он ей. Эти слова прозвучали так, что он не хотел говорить об этой части своей жизни.

- Моя грудь убивает меня - Никита решила сменить тему,

- Одна из твоих будущих обязанностей отца - массажировать их. Пожалуйста.

Легкая улыбка раздвинула его губы. Он схватил тугие груди и медленно начал массировать их.
Никита довольно замурлыкала и закрыла глаза.
- Хороший муж.
- Ты действительно счастлива? - осторожно спросил он, словно боялся услышать ответ.
Она обдумала вопрос, прежде чем ответить.
- Конечно ситуация не из лучших… Но я счастлива. Все еще ошеломлена. Но счастлива.
- Почему это не лучшая ситуация?
- Посмотри на нас. - Никита играла с прядью волос.
- Ты уходишь все время, и я не знаю чего ждать дальше…
- Тебя беспокоит моя работа? Мы в последнее время не говорили об этом.
Никита засмеялась.

- Ты имеешь в виду, что я не жаловалась в последнее время. - она пожала плечами и закинула ногу ему на бедро.

- Наверно я привыкла к этому. Ты же не можешь все бросить и уйти.

Руки Майкла замерли, а в глазах вспыхнуло что-то похожее на тревогу.
- Что ты имеешь в виду?
- Именно то, что сказала - Никита с любопытством смотрела на него.
- Ты не можешь уйти. Ты сам говорил, что у тебя жесткий контракт. Прошу продолжай разминать…
Руки Майкла продолжили медленный массаж.

- Но знаешь. - Никита прикусила губу от приятного давления его грубых рук.

- Ты будешь жалеть, не видя как растет наш ребенок, если останешься там, где ты есть.

Майкл в замешательстве изучал ее черты, а Никита продолжала говорить:
- Может быть, стоит сейчас подумать о том, что ты можешь сделать, чтобы изменить это. Прежде чем все станет более ... сложным.
Никита старалась придать своим словам двойное значение, и задавалась вопросом, понял ли он это. Она шла по тонкому льду, поднимая тему работы. Девушка думала, что примирилась с ситуацией, но теперь, когда была беременна, ей нужны были гарантии.

- Хорошо, детка. - Никита неохотно убрала его руки и поцеловала каждую из них. Она обняла его за шею и чувственно потерлась телом о него.

- Ты действительно рад?

- Да - Руки Майкла скользнули к ее ягодицам и нежно обхватили их, когда он поцеловал ее в рот, затем прижался лицом к ее волосам и крепко прижал к себе.

- Я не очень хорошо выражаю свои чувства. Но я счастлив. И счастлив, что ты миссис Сэмюель…


Сообщение отредактировал Чарли Райн: Воскресенье, 24 мая 2020, 12:24:33

 

#16
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Еще один день.
Еще одна кровавая баня.
Тони переместилась в постели, морщась от тупой боли, которая пронзила ее травмированную спину. Шеф любезно предоставил ей два дня простоя, но ей понадобится гораздо больше, чем это, чтобы оправиться от шока потери большинства ее друзей по команде в миссии, которая пошла ужасно неправильно.
Выжили только она, Майкл и Поллак. Остальные семь были уничтожены противником. Она все еще слышала ужасные стоны, которые звучали в ее передатчике. Даже резервная команда не смогла их спасти.
Поездка обратно в Отдел, казалось, длилась вечность.
По прибытии Майкл обошел разъяренного Шефа и с ходу врезал Краудеру, мудаку, который профилировал миссию. Тони никогда не видел столько эмоций от Майкла. Возможно, будущая роль отца вывела его подавленные чувства на поверхность.

Прошло более двух недель с момента как Никитой узнала о своей беременности. Она знала, что Майкл знал, но боялась обсуждать столь личную тему, пока они не сели на транспортный самолет, несущий их к злополучной миссии.
- Итак, как ты себя чувствуешь? Я о том, что ты станешь отцом? - прошептала она ему, загнав его в угол в тихом месте самолета.
Майкл посмотрел на нее своим обычным пустым взглядом.
- Я хорошо себя чувствую.
Она была достаточно смелой, чтобы продолжить
- Мне интересно. Отдел, вероятно, не потворствует вашему ребенку. Ты уже сказал им?
- Нет. Майкл кратко ответил и ушел, фактически закончив разговор.

Тони вздохнула и перевернулась на другой бок.

Майкл отправился домой к своей лучезарно беременной жене, чтобы действительно жить, а не валяться в одинокой квартире, погрязнув в страданиях, как Тони.
Его жизнь была обречена на неудачу, но, по крайней мере, у Майкла она была вне Отдела. Может, Шеф выдаст ее замуж за бедного, ничего не подозревающего сына террориста?
Зазвонил телефон, на мгновение вытащив Тони из ее страданий, и она покатилась, путаясь в постельном белье, к тумбочке, чтобы ответить на него.
- Да? - проворчала Тони в трубку.
- Привет - тепло приветствовала ее Никита.
- Привет. - Тони пыталась соответствовать хорошему настроению Никиты.
- Как беременность?
- Круто. Начинаю делать рекорды по количеству съеденных фруктов.
- Звучит забавно. - Тони усмехнулась, несмотря на свое подавленное настроение.
- Так в чем же дело?
- Мой муж оставил меня ненадолго чтобы пойти в офис, и я подумала, что ты может захочешь выйти со мной на пробежку? - Никита добралась до причины своего звонка.
- А после мы можем пообедать,
- Разве тебе можно бегать трусцой в твоем состоянии?
- Я могу, если захочу. На самом деле, я собираюсь просто быстро ходить. А ты можешь бегать…
- Ммм. Звучит весело, но я не в настроении - Тони вздохнула, потянувшись назад неуклюже помассировала свою спину.
- Что- то не так? - спросила с беспокойством Никита.
- Ах, ничего - Тони смахнула слезы и сглотнула.
- Просто проблемы на работе.
- Тогда у тебя больше причин, чтобы выйти. Сегодня такой прекрасный день. - уговаривала ее Никита.
- Только не сегодня, хорошо? Может быть, завтра ...
- Хорошо. - смягчилась Никита
- Я выйду через час. Позвони мне, если передумаешь.
Тони повесила трубку и плюхнулась на живот, воскликнув от боли, которая пронзила ее спину. Она встала и взяла назначенные обезболивающие, затем снова легла в кровать и почти сразу уснула.
Спустя короткое время она проснулась, кошмар у нее оставил болезненное впечатление на ее и без того истощенном эмоциональном состоянии. Она вспомнила изображения ужасных, изрешеченных пулями тел и широко открытых, безжизненных глаз с содроганием. Неужели она действительно хотела бездельничать весь день с такими воспоминаниями, отразившимися в ее голове?
Взглянув на цифровые часы на тумбочке, Тони отодвинула одеяло и опустила ноги на пол. Вероятно, Никита уже ушла, но если она поспешит, то может поймать ее в парке, где они обычно встречались. Она не могла бегать из-за травмы, но неторопливый обед с жизнерадостной Никитой отвлечет ее от грустных мыслей.
Тони приняла душ, небрежно оделась и вышла из квартиры. Через пятнадцать минут добралась до парка и поставила машину на переполненную стоянку. Шагая по беговой дорожке Тони вертела головой в разные стороны ища Никиту.
Она пересекла практически весь парк, когда наконец увидела блондинку, прислоненную к большому дереву в одном из безлюдных укромных мест в парке.
Но Никита была не одна.
Высокий, стройный мужчина с белыми волосами стоял прямо перед девушкой, и что то ей говорил. Одетый в темный дизайнерский костюм, он выглядел очень неуместно в непринужденной атмосфере парка.
И он показался Тони смутно знакомым.
Где она видела его раньше?
Рука мужчины поднялась, чтобы погладить щеку Никиты, и глаза Тони расширились от удивления. Этот жест был таким интимным и любящим, как и выражение задумчивых глаз мужчины.
Внезапно в ее голове щелкнуло. Тони вспомнила, где видела этого человека раньше. В больнице, несколько месяцев назад, он выходил из палаты Никиты в отделении интенсивной терапии.
Доктор Станислав.
************
Тони убедилась в том, что ее не видно из – за высокого куста, когда она наблюдала за Никитой и человеком, который, как она думала, был доктором Станиславом.
Заметно было что между ними происходил напряженный, но сдержанный спор. Хотя они стояли достаточно далеко, их язык тела сообщал Тони, что их разговор носил интимный характер.
Неверная мысль врезалась в растерянный разум Тони.
Может быть, у Никиты роман на стороне? Или она имела дело с настойчивым преследователем. Это, безусловно, объясняло необычную реакцию Никиты на ее беременность. Ребенок вполне может быть его, а не Майкла.
С другой стороны, подумала Тони, наблюдая, как мужчина настойчиво сжимает плечи Никиты, она не могла представить, как ее подруга изменяет Майклу. Их брак был изначально сфальсифицирован Отделом, но Тони никогда не сомневалась, что они оба любят друг друга. Несмотря на частое отсутствие Майкла и одиночество его жены, Тони не могла даже представить себе, что эти факторы толкают Никиту в руки другого мужчины.

Никита опустила голову и прижала руки к груди мужчины. Она качала головой и снова говорила. Мужчина прикасался к ее волосам, к ее лицу, как будто он несколько дней бродил по пустыне и только что нашел оазис. Он опустил голову и уткнулся лицом в ее волосы, его глаза закрылись.
Никита подняла голову и попыталась отстраниться от него, но он крепко держал ее. Она в волнении оглядела парк, затем повернулась к мужчине и начала умолять его, настойчиво качая своей белокурой головой. Ее мольбы остались без ответа.
Мужчина мягко прижал Никиту к дереву и обхватил ее лицо своими большими руками.
Тони выпрямилась с беспокойством, когда красивое лицо Никиты исказилось в рыданиях. Его настойчивость ослабла, когда он говорил с ней, страсть вспыхнула в его ясных голубых глазах, когда его взгляд поклонялся ее чертам. Затем он медленно опустил голову и поцеловал ее.
О, Боже .
Пальцы Тони впились в ладонь, и она стиснула зубы. Она хотела бежать к ним и оторвать Никиту от мужчины, а затем надрать ему задницу за попытку украсть жену Майкла.
Ее сердце стало тяжелым. Чем больше она наблюдала, тем больше она понимала, что ее первоначальное подозрение было правдой. У Никиты был роман с этим мужчиной, и, возможно, он недавно закончился, скорее всего когда она обнаружила свою беременность. И теперь мужчина отчаянно пытался вернуть ее. Или заставить бросить Майкла.
А что с его появлением в больнице?
Тони мог только догадываться, что он каким-то образом узнал о болезни Никиты и, пытаясь увидеть своею любимую, выдав себя за доктора, чтобы войти в ее комнату. Это было надуманное объяснение, но, учитывая то, что она видела, к какому другому выводу она могла прийти?
Мужчина все еще целовал ее, но Никита, не отвечала взаимностью. После того, что казалось вечностью, она оттолкнула его от себя и взмахнула левой рукой под носом, слова из ее рта вышли краткими и сердитыми. Ее другая рука трепетала на животе, когда она продолжала ругать его, не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих.
Через секунду после тирады Никита развернулась и поспешила от него прочь даже не оглядываясь. Мужчина окликнул ее, но когда Никита не ответила, сунул руки в карман пиджака и с тоской уставился на ее быстро отступающую фигуру.
Как только Никита исчезла из поля зрения, мужчина повернулся и пошел в другом направлении.
Тони стояла ошеломленная только на мгновение, прежде чем наконец пришла в себя, и поспешно двинулась к своей машине, помчавшись к квартире Майкла и Никиты.
************

Тони громко стучала в дверь мансарды, не зная, что она скажет Никите о уличающей сцене, свидетелем которой оказалась. Она была готова предложить подруге поддержку в непростое время в ее жизни, но не могла не злиться на предательство Никиты Майкла.
Не то чтобы Майкл был выше всяких упреков. В конце концов, он трахал Лизу Феннинг и Андреа во время своих отношений с Никитой. Разница, хотя и в извращенной логике, заключалась в том, что у Майкла не было выбора, а у Никиты был.
- Кто там ? - напряженный, приглушенный голос Никиты прозвучал сквозь толстую дверь.
- Это Тони. - нетерпеливо ответила она.
- Прости, но сейчас мне не нужна компания. Я позвоню тебе позже.
- Открой дверь Никита! - Тони постучала снова, когда ее голос повысил уровень.
- Я видела тебя в парке.
Прошло много времени, прежде чем дверь, наконец, медленно распахнулась. Никита прислонилась к косяку и скрестила руки на груди. Ее взгляд был нечитаем, но глаза и нос были красными и опухшими от слез.
- Что происходит, Никита?
- Ты видела меня в парке? - холодно спросила Никита.
- Я передумал о беге трусцой и…
- Ты видела меня с другим мужчиной. - Никита закончил за нее.
- Да. - Тони хотелось плакать.
- Могу я войти?
Никита повернулась и Тони последовал за ней внутрь, плотно закрыв за собой дверь. Она медленно выдыхала и выдыхала, решив отложить свой гнев, пока не услышит объяснения Никиты.
Сидя на краю дивана, Никита положила руки на широко расставленные колени и наблюдала, как Тони садится на журнальный столик перед ней.
- Кто он? - потребовала Тони.
Прекрасные глаза Никиты были холодными и далекими. Ее взгляд сосредоточился на деревянном полу.
Потеряв терпение, Тони схватила Никиту за подбородок и заставила ее голову подняться.
- Я задала тебе вопрос!
Сверкнув глазами, Никита схватил Тони за запястье и сильно сжала его, затем оттолкнул руку.
- Это не твое дело, Тони.
- Я здесь не для того, чтобы судить тебя, Никита - Тони потерла запястье, удивленная силой Никиты, и попыталась успокоиться.
- Похоже, у тебя неприятности, и я хочу помочь.
Никита издала резкий смех и пробормотала себе под нос.
- Я не верю в это…
Тони решил использовать прямой подход.
- У тебя роман?
Никита впилась взглядом в маленькую брюнетку, откинувшись на подушки дивана. Она закатила глаза и покачала головой, затем смутила Тони смиренным взглядом.
- Был…
Ошеломленная Тони уставилась на Никиту, не в силах высказать множество вопросов скопившихся на кончике ее языка.
Неверность? Не Никита. Она была слишком обожающей и преданной Майклу. Независимо от этого Тони видела другого мужчину своими глазами.
Тони потерла лицо ладонью с поверженным вздохом.
- Почему, Никита? Неужели между тобой и Майклом все так плохо?
-Я люблю своего мужа, Тони – убежденно сказала Никита.
- Но ты трахалась с другим, Никита! - грубо прошипела Тони.
- Но теперь все кончено. - слезы навернулись на глаза Никиты. Ее губы дрожали, когда она смотрела на Тони.
- Ты собираешься сказать Майклу?
Тони медленно покачала головой.
- Это не мое дело, чтобы рассказывать…
- Спасибо. - пробормотала Никита и провела рукой по лицу.
- Я боюсь, Никита. - Тони села рядом с ней, ее рука скользнула вокруг плеча Никиты
- Ты и Майкл - единственные стабильные люди в моей жизни. Зная, что у вас двоих проблемы ...
- Ты не должна основывать свое счастье на нашем браке, Тони.
- Я не…. это просто …

- Ты знаешь что я не должна была выходить замуж за Майкла - Никита провел ладонями по лицу.

- Я знала, что это не продлится долго.

Тони нахмурилась на нее, смутившись,
- О чем ты говоришь?
- Я говорю, что мы облажались с самого начала. Когда он попросил меня выйти за него замуж, мне следовало бежать с криком в другом направлении.
- Почему ты не?
- Потому что я люблю его. Я думала все может получится , каким бы невозможным, это казалось - Никита вытерла футболкой нос.
В замешательстве Тони откинулась назад.
- Я не понимаю. Что происходило до того, как ты вышла за Майкла, что заставило тебя почти не выйти за него замуж?
Никита нервно рассмеялась.
- Это не имеет значения.
-Ты действительно пугаешь меня сейчас…
- Тони - Никита схватила Тони за руки и повернулся к ней лицом.
- Есть вещи, которые ты не знаешь обо мне, и я не могу тебе этого сказать. Если я во всем признаюсь, то боюсь, что ты и Майкл отвернетесь от меня.
- Какие вещи?
- Все, сделанное в темноте, рано или поздно выйдет на свет - саркастически пошутила Никита.
- Я знаю, что Майкл любит меня, и знаю, что ты обо мне заботишься. В конце концов вы можете простить меня, а можете и не простить. Мне легче, потому что у меня было время смириться с…
- С чем? Никита, не останавливайся сейчас! - воскликнула в отчаянии Тони.
- Я устала, Тони. Ты можешь ругаться сколько хочешь, но я итак слишком много сказала. - Никита поднялась с дивана и направился к входной двери.
- Ты выгоняешь меня?- недоверчиво спросила Тони, следуя за Никитой.
- Да. - ответила Никита, когда она открыла дверь и встала, положив руку на свое стройное бедро.
- Я не могу больше говорить об этом, иначе я потеряю его.
- Просто ответь мне на один вопрос. Этот человек беспокоит тебя? Если хочешь, я позабочусь о нем для тебя.
- Я уверена, что ты можешь - согласилась Никита.
- Значит, он на самом деле не доктор?
- Ты сказала один вопрос…
- Никита, пожалуйста!
Никита смутившись отвела взгляд.
- Он притворился врачом, чтобы увидеть меня, но для меня это давно закончилось.
-А ребенок? - Тони знала, что это невероятно личный вопрос, но она должна была знать.
- Это Майкл?
Никита слегка коснулась руки Тони.
- Да, Тони.
Вздохнув с облегчением, Тони протянула руку и обняла Никиту. Они долго стояли вместе.
Она отстранилась и вгляделась в заплаканное лицо Никиты.
- Никита, мне не нужно говорить тебе, что если Майкл узнает, он будет опустошен. Ты и ребенок - это весь его мир. Просто скажи мне, что ты не оставишь его?
Рука Никиты скользнула ко рту, когда она изо всех сил пыталась сдержать слезы. Но когда она наконец заговорила, ее слова были твердыми и уверенными.
- У нас с Майклом нет будущего, Тони. Я думаю, что к настоящему времени ты должна это знать.
Прежде чем Тони успела возразить, Никита заставила ее замолчать, подняв руку вверх.
- Я храню слишком много секретов. У меня такое ужасное чувство, что вещи из моего прошлого скоро поднимутся и укусят меня в задницу. Но что бы ни случилось, я хочу, чтобы ты знала, что я действительно люблю Майкла. И ничто не изменит этого!!!
************
 

#17
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Тони не остановилась на станции Вальтера, для их обычного непристойного флирта. Она едва взглянула на Биркофа, когда прошла мимо его рабочего места, с трудом передвигая свинцовые ноги по направлению к кабинету Майкла.
Тони боялась этого момента с тех пор, как два дня назад узнала о романе Никиты, и не была уверена, что сможет спокойно встретиться со своим наставником, зная об этом.
Все это время, она в подробностях вспоминала разговор с Никитой, понимая что ничто в личности Никиты не указывало на моральный недостаток. Она не была идеальной, но она также не была прелюбодейной. Ничего из этого не имело смысла, хотя Тони сама видела и слышала доказательства.
«... я успела смириться с ...»

«То, что сделано в темноте, выйдет на свет».

"Есть вещи, которые ты не знаешь обо мне ..."

Все высказывания Никиты, казалось, имели скрытый смысл. Тони мысленно сохранила их для дальнейшего анализа, когда она наконец достигла своей цели.
Остановившись перед дверью Майкла, она глубоко вздохнула и надела свое лучшее игровое лицо. Она слегка постучала, прежде чем открыть дверь и всунуть голову в кабинет.
- Ты хотел меня видеть?
Майкл сидел перед ноутбуком, в жесте глубокого размышления медленно поглаживала рукой подбородок. Когда он заговорил, его светящиеся глаза были прикованы к экрану компьютера.
- Входи пожалуйста.
С трепетом Тони закрыла дверь и опустилась на стул напротив его стола. Она сложила руки на коленях и терпеливо ждала, пока он заговорит.
Спустя долгую минуту Майкл наконец отвел взгляд от ноутбука, обезопасил комнату от наблюдения и посмотрел на Тони. Он на мгновение замер прежде чем заговорить, удивительное отклонение от его обычно прямой манеры.
- Никита доверилась тебе относительно ее прошлого?
Крошечное мерцание темных глаз выдало удивление Тони. Она ожидала беседы, связанной с Отделом.
- Какую часть ее прошлого ты имеешь в виду?
- Ее проблемы с матерью. Ее жизнь на улицах.
Тони скрутила пальцы.
- Она кратко упомянула об этом пару раз. У меня такое ощущение, что она на самом деле не хочет это обсуждать. Почему тебе интересно?
- По словам Джейми, Никита исчезла после того, как они провели четыре месяца вместе, живя в заброшенном здании. Появилась восемь месяцев спустя и помирилась со своей матерью.
- И никто не знает, где она была все это время?
- Нет. - Майкл снова посмотрел на компьютер.

Еще секреты, Никита?

- Ты спрашивал ее об этом?
- Никита не знает, что я знаю о ее исчезновении. Какое то время назад она пыталась мне признаться, но с тех пор избегает этой темы.
- Ты пытался выяснить самостоятельно?
Майкл кивнул и слегка постучал по экрану компьютера.
- Я использовал несколько ресурсов, но ничего не узнал.
- И Джейми не мог сказать тебе что-нибудь еще? – настаивала Тони.
- Она сказала, что какой то друг помог ей устроить жизнь.

Друг? Возможно высокий, белокурый и очень красивый? Возможно, таинственный бывший любовник Никиты?

- Честно, она ничего не говорила мне – сказала ему Тони,

- Извини, я не могу тебе ничем больше помочь.

- Возможно, можешь. - ответил Майкл.
- Вероятно Никита, будет чувствовать себя более комфортно, рассказывая тебе. Может, ты сможешь убедить ее в этом?
- Я так не думаю, Майкл. - Тони покачала головой и отвернулась. Она уже итак знала слишком много секретов Никиты.
- Антония…
- Майкл! - диктаторский голос Шефа пробился в динамик
-Мне нужно встретиться с тобой и Антонией у Биркофа.
Тони сразу вскочила, радуясь столь неожиданному спасению. Майкл догнал ее у двери и остановил, положив руку на плечо.

Не смотри ему в глаза. Не смотри ему в глаза.

- Ты можешь поговорить с ней? Пожалуйста? - тихо попросил Майкл.
Невольно взглянув на него, Тони смиренно вздохнула. Как она могла отказать этим глазам и человеку, которого считала тихим, властным, отчужденным старшим братом?
- Я посмотрю что смогу сделать.
************

Хатчинс наблюдал из машины, за Никитой Сэмюель, когда она выходила из Американской библиотеки и шла по парковке, выглядя особенно потрясающе в обтягивающих черных брюках и белой рубашке с длинными рукавами. Казалось она не замечала какие взгляды бросают на нее мужчины, подходя к своей спортивной машине, и, балансируя стопкой книг, пытаясь найти в своей сумке ключи от автомобиля.

Шпионство за женой Майкла для Медлен имело свои плюсы и минусы.
Хорошие моменты - длинные ноги и отличный зад блондинки. Плохие, то что он весь день сидел в машине, пытаясь скрытно следовать за ней, пока она выполняла множество изнурительных поручений.
Оглядываясь назад, он сожалел о своем участии в отравлении девушки, в тот роковой день в парке. С момента выздоровления Никиты и возвращения Майкла в Отдел, оперативник пятого уровня откровенно наблюдал за Хатчинсом, словно ожидая подходящего момента, чтобы отомстить.
Быть приятелем Медлен имело свои преимущества, но Хатчинс был уверен что она не сможет защитить его от такого опасного человека, как Майкл. И теперь, когда он вел наблюдение за удивительной миссис Сэмюель, не мог сильно винить Майкла за то, что тот разозлился.

Никита скользнула в свой «Порше», и Хатчинс завел машину, которую он осторожно припарковал как можно дальше от библиотеки. Он подождал, пока она не вырулит со стоянки , а затем затерялся в пробке за несколько машин позади нее.

Он выругался от разочарования, когда Никита сделала еще несколько остановок во время их экскурсии.
Магазин одежды, химчистка, продуктовый магазин.

Во время остановки у химчистки Хатчинс заметил подозрительный серебряный «мерседес». Он преследовал «Порше» на очень осторожном расстоянии.
Хатчинс намеренно отъехал подальше, чтобы его не обнаружили, и стал ждать, окажутся ли его подозрения параноидальными или интуитивными.

Следующую остановку Никита сделала возле в старинного книжного магазина. «Мерседес» притормозил через квартал.
Информация, которую Медлен предоставила Хатчинсу по миссии Чернека, была расплывчатой, но он знал, что тот, кто преследует ее, может быть связан с пресловутым тестем Майкла.

Через полчаса Никита вышла из книжного магазина и вернулась к своей машине.
Мерседес последовал за ней, а Хатчинс наблюдал за ними обоими. Маршрут, по которому они ехали, указывал, что жена Майкла наконец возвращалась домой.
Хатчинс решился, повернул и выбрал альтернативный маршрут. Ему понадобится две или три минуты, чтобы спрятать машину и занять позицию.
Через пять минут появилась Никита, а «Мерседес» остановился за углом. Как только она исчезла в здании, машина проехала по переулку, обогнув дом.
Хатчинс украдкой скользнул в этом направлении, спрятался за мусорным контейнером и наблюдал, как из машины вышли два смуглых человека в темных костюмах. Они быстро осмотрелись, затем обменялись короткими словами, умело вскрыли запертую заднюю дверь, вошли в здание.
Будут ли люди Чернека взламывать двери, если он захочет связаться со своей дочерью? Вряд ли , если судить по его предыдущим попыткам.
Эти поступки пахли злым умыслом.
- Черт - пробормотал Хатчинс, поспешно вытаскивая свой мобильный телефон, набирая несколько цифр.
- Идентифицируйте себя - приказал холодный голос.
- Хатчинс. 4J97.
- С кем соединить?
- У меня допуск к охраняемой линии.
- Идет поиск данных. С кем связать?
- Медлен. И поторопись, черт возьми!
************


-У нас проблема.
Медлен практически бежала к рабочей станции Биркофа, где , Шеф, Майкл и Тони изучали информацию.
- Что за проблема? - немедленно выпрямился Шеф, переключившись в командный режим.
Темный взгляд Медлен на мгновение скользнул по Майклу, затем остановился на грозном лидере Отдела.
- Несколько минут назад возле квартиры Майкла были замечены два человека. Я считаю, что Никита может сейчас быть в непосредственном контакте с людьми ее отца или более враждебными силами.
Хотя ее холодные слова вызвали у Тони вздох шока, единственным ответом Майкла был обманчивое мерцание его серо-зеленых глаз.
- Откуда ты это знаешь?
Слегка подняв подбородок, Медлен сосредоточила свой взгляд на Шефе.
- В качестве дополнительной меры предосторожности, за ней следил Хатчинс - лицо Шефа стало ярко-красным.
- Чьи это полномочия?
- У нас нет времени спорить - Медлен осмелилась взглянуть в сторону Майкла.
Хотя он ничего не сказал о ее несанкционированном вторжении в частную жизнь его жены, жесткий взгляд Майкла предвещал неизбежное противостояние ее лживой тактике в ближайшем будущем. Вместо этого он повернулся, чтобы уйти, и Тони, точно зная, куда он направляется, собиралась последовать за ним
- Майкл!
Шеф остановил их. Майкл нетерпеливо повернулся лицом к своему начальнику.
- Да?
- Что бы сейчас ни происходило или должно случиться, ты не успеешь это остановить.
- Мне нужно быть там…
- Я понимаю твое беспокойство. Но приказываю тебе остаться здесь, пока мы не получим сообщение от Хатчинса - резко проговорил Шеф, а затем повернулся к Медлен.
- Какова ситуация?
- Я не уверена - сдержано проговорила женщина,
- Хатчинс находился на рутинном наблюдении, поэтому не был оборудован передатчиком. Он вошел в здание после того, как объяснил ситуацию, а я отправила резервную группу из трех человек.
Шеф фыркнул с отвращением.
- Ты запутываешь ситуацию все больше и больше. Так как Хатчинс вел Никиту, нужно было спланировать все непредвиденные обстоятельства.
- Хатчинс - отличный оперативник. Я уверена, что он сможет сдержать ситуацию.
- Лучше ему постараться. Он не единственный, кому грозит ликвидация, в случае неудачи.
Майкл медленно переступал с ноги на ногу, его рука закрывала рот, а глаза смотрели на пол. Шеф заблокировал ему путь, когда он попытался сделать шаг на выход. Взгляд, который Майкл бросил на него, был закрыт и нечитаем, скрывая тот внутренний хаос, который он чувствовал.
- Извини, Майкл. – Шеф, старался действовать строго согласно протоколу.

- Все, что мы можем сейчас делать, это ждать.



************

Проклиная себя за то, что он не принес с собой больше оружия, на то, что должно было быть простой работой по наблюдению, Хатчинс бежал вверх по лестнице, ведущей в квартиру Майкла на третьем этаже.
Медлен сообщила ему, что отправляет резервную команду, но он знал, что они не успеют вовремя.
Жизнь жены Майкла теперь была в его руках, и он горячо молился набираясь сил, тихо проскальзывая через дверь, ведущую с лестницы.
Он не хотел возвращаться в Отдел и сообщать Майклу, что потерпел неудачу. С таким же успехом можно заранее застрелить себя.

Сколько времени прошло с тех пор, как люди вошли в здание?
Пять, десять минут? Может больше. Хатчинс помедлил прислушался. Все было тихо. Он прокрался по короткому коридору мимо лифта и свернул за угол. Впереди справа от него была квартира, и сердце Хатчинса сжалось от того что он увидел.
Входная дверь была приоткрыта, слегка свисая с петель. Он бросился вперед с оружием в руках и дернулся, услышав приглушенный грохот и женский крик тревоги.
Хатчинс прижался спиной к стене и осторожно подошел к двери. Он высунул голову из-за косяка и заглянул внутрь, его глаза расширились от сцены перед ним.
Рядом с дверью валялось тело одного из нападавших. Красное пятно украшало его лоб, а уродливые черные остекленевшие глаза смотрели в потолок.
В нескольких футах от него Никита и другой нападающий борясь, лежали на полу, нанося друг другу удары, одной рукой, и пытаясь достать пистолет, лежащий в нескольких дюймах от их пальцев.
Первой мыслью Хатчинса было всадить пулю в этого человека, который вцепился в длинные светлые волосы Никиты, но он с удивлением остановился, осознав, что она не только держится за своего противника, но и начинает его одолевать.
С невероятной ловкостью Никита освободила одну ногу и подняла ее вверх, ударив коленом в открытый пах мужчины. Тот издав громкий рев, был на мгновение дезориентирован. Его упущение дало Никите преимущество, и она подняла свой локоть и вонзила ему в подбородок.
Секунду спустя она схватила пистолет и ткнула глушителем в лоб нападавшему, эффективно подавив сопротивление…

Осторожно Никита отцепилась от мужчины, пистолет подрагивал в ее руке, когда она поднялась на дрожащих ногах, шумно дыша полной грудью.
Ее рубашка была порвана, нос и губы кровоточили, а волосы запутались на лице и плечах.
Мужчина, лежа на полу, уставился на нее, , и смело ждал того, что собиралась сделать Никита.
Хатчинс думал вмешаться, но услышал ее голос:
- На кого ты работаешь?
Брови Хатчинса поползли вверх.
Зачем ей его допрашивать? Она уже должна была бежать к телефону, чтобы звонить в полицию. Ее спокойствие на фоне такой удивительно жестокой ситуации заставило Хатчинса сохранить свое скрытое положение за дверью.
- Я должен был привести тебя живой - сказал ей мужчина с сильным акцентом, который было трудно определить.
- Но думаю, что вместо этого мне понравится ломать твою шею.
Никита вытерла но тыльной стороной ладони и размазала кровь на своих брюках. Ее красивые сапфировые глаза стали холодными и жестокими.
- Я задала тебе вопрос.
- Иди к черту, сука! - смеялся над ней мужчина.
Прицел Никиты опустился, и, не долго думая, она спустила курок, направив пулю в его коленную чашечку. Мужчина взвыл от боли, поднимая ногу и сжимая ее, прямо под раной.
Хатчинс вздрогнул в шоке от ее действий.
Полчаса назад он следил за милой маленькой домохозяйкой. Теперь она больше походила на мстительную Валькирию, стоящую над извивающимся мужчиной. Избитая, окровавленная, с оружием, удобно расположенным в ее руке.

- Попробуем еще раз - Никита осторожно дотронулась до своей распухшей губы, вернув прицел пистолета в голову мужчины.

- На кого ты работаешь?

Обильно потея и хрипя от боли, мужчина откинулся назад, осторожно вытянув раненое колено. Его угольно-серые глаза бросили на нее вызывающий взгляд.
- Нееет, я сначала получу удовольствие от твоего тела, а потом сломаю шею.
Видимо, его продолжающаяся бравада не очень понравилась Никите. Она подняла ногу, и с силой направила ее на коленную чашечку мужчины, беспощадно придавив ее трехдюймовым каблуком.
- А сейчас не хочешь рассказать - огрызнулась Никита.
- Трахни себя! - взвыл мужчина.

Не зная, что делать дальше, Хатчинс немного наклонился вперед и с восхищением наблюдал, как спиной к нему Никита хромает к дивану. Она схватила сумочку и начала лихорадочно копаться в ней, вытаскивая кошелек и косметику. Наконец девушка нашла сотовый телефон и прижала его к уху.
Хатчинс выпрямился, готовясь уйти, думая что Никита наконец решила позвонить властям. Но когда он опустил оружие и сделал тихий шаг назад, ее следующие слова заставили его остановиться, а рот открыться от удивления.

- Это Никита. Я скомпрометирована...
 

#18
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
Ожидание ответа от Хатчинса было хуже, чем встреча в Белой комнате с Медлен.
По крайней мере, так себя чувствовала Тони. Незнание того, что происходит с Никитой, заставило ее разум вызвать в воображении всевозможные дикие сценарии того, что могло случиться, ни один из них не был оптимистичным.
Как бы ей ни был противен Хатчинс, Тони позаботится о том, чтобы он получил от нее огромный влажный поцелуй, если спасет жизнь Никиты.
Она подняла глаза, чтобы посмотреть, как там Майкл, и ее взгляд столкнулся с любопытным лицом Биркофа.
Юноша не произнес ни слова по поводу удивительной новости о том, что у Майкла есть жена, и она в настоящее время находится в опасности от неизвестного источника. Его глаза были чуть больше, чем обычно, за рамками его фирменного гика, и она могла заметить кучу вопросов на кончике его покрытого конфетами языка. Тони слегка покачала головой, посылая юному другу молчаливое сообщение, что она просветит его позже.
Затем ее взгляд переместился на Майкла, который тихо стоял рядом со станцией Биркофа, его руки плотно прижимались к груди. Только суровый рот выдавал эмоциональное напряжение, которое он испытывал последние несколько минут. Шеф продолжал нервно выхаживать, а Медлен спокойно прислонилась к столбу.
После нескольких минут, который показались вечностью, приглушенный сигнал нарушил оглушительную тишину и прозвучал голос.
- Шеф. Входящий звонок от Хатчинса.
Все как один подошли ближе. Шеф наклонился над ним и нажал кнопку на панели стола.
- Ты на позиции Хатчинс?
- Да сэр.
- Положение дел?
- Ситуация была сдержана - сообщил Хатчинс.
- Где Никита? - Майкл от нетерпения нарушил все протоколы.
- Она в порядке. Она сама содержала ситуацию.
Шеф и Медлен обменялись удивленными взглядами, прежде чем спросить.
- Как так, Хатчинс?
- Она убила одного врага и сумела задержать другого. Пыталась провести допрос.
Объяснял дальше Хатчинс, его голос был несколько ошеломлен.
Тони снова посмотрел на Майкла. Хотя он должен был быть изумлен словами Хатчинса, выражение его лица оставалось таким же безразличным, как обычно. Тони знала, что ее собственный рот был открыт от удивления, и глаза Биркофа за его очками теперь были круглыми, как блюдца.
- Что то еще? – Шеф в растерянности потирал лоб.
- Она оперативник. – заявил Хатчинс с большей уверенностью.
- Я не знаю, на кого она работает. Но она оперативник.
- Это невозможно. - вмешался Майкл, глядя через голову Биркофа на Шефа.
- Конечно, это невозможно - Тони сделал акцент на утверждении Майкла.
- Это Никита, о которой мы говорим.
Несмотря на неопровержимые доказательства, которые только что представил Хатчинс, Тони сомневалась, что Никита может быть оперативником.
Когда у нее было время? Она была слишком мила и гуманна, чтобы заниматься той ужасной работой, которую они делали.
С другой стороны, когда Тони начинала размышлять над некоторыми неоднозначными заявлениями Никиты ...
Глаза Шефа устремились на Майкла, когда он продолжил.
- Хатчинс, ты уверен?
- Определенно. Она позвонила кому-то. Ей дали расчетное время прибытия десять минут.
- Красная команда?
- Да сэр? - Прогудел голос в котором Тони узнала Давенпорта.
- Вы на месте?
- Да сэр. Как вы хотите, чтобы мы действовали?
- Держите свою позицию. Хатчинс, свяжись с Красной командой и веди наблюдение из безопасного места. Я хочу видеть, с кем мы имеем дело.
- Должен ли я взять ее?
- Пока нет. Я не хочу, чтобы ее люди знали, что мы следим.
Шеф выпрямился и направил все свое внимание на Майкла. Тони узнала этот мрачный взгляд. Лидер Отдела не любил аномалии, особенно те, которые выставляли его и организацию похожими на неумелых дураков.
- Как это возможно, Майкл? - требовал Шеф.
Тони видела как Майкл внутренне борется со своими эмоциями,
- Я не знаю.
- Неужели не было никаких признаков того, что Никита агент? - с недоверием спросил Шеф.
Тони подавила смешок, считая, что его вопрос был невероятно глупым, учитывая, что Никита понятия не имела, за кого вышла замуж.
Майкл собирался ответить, когда зазвонил его мобильный телефон.

************

Майкл прижал руку к карману пиджака и, казалось, колебался, прежде чем вытащил телефон и ответил на него. Небольшое колебание его красивых черт превратило его пустое выражение в выражение облегчения. Тони инстинктивно знала, что это была Никита.

- На самом деле, я как раз собирался позвонить тебе - говорил Майкл, когда Шеф медленно приближался к нему.

- Я буду работать сегодня допоздна.

Майкл сделал паузу, слушая снова.
- Я не уверен, Никита. Возможно, два или три часа.
Еще одна пауза.
- Ты звучишь напряженно. Все в порядке?
Тони закрыла глаза, молча желая, чтобы Никита рассказал Майклу, что с ней только что произошло и что она позвонила в полицию. Если бы она солгала о версии Хатчинса о том, что только что выяснилось, это, безусловно, дало бы основания для их растущих подозрений.
- Хорошо. Увидимся сегодня вечером. - сказал Майкл, с легким упреком. Он закрыл телефон и положил его в карман.
- Она ничего не сказала о нападении? - уточнил Шеф
- Нет - ответил Майкл, его защитные эмоциональные щиты возвращались на место.
- Тогда Хатчинс был прав - проговорила Медлен, и Тони могла поклясться, что услышала в ее голосе нотки сожаления.
- Это невероятно. - прошептал Шеф.
Сэр - Раздался голос Давенпорта.
- Что? - рука Шефа инстинктивно тянулась к нагрудному карману костюма, где он хранил сигареты.
- Фургон остановился позади здания. Вошли семь человек, одетых в рабочую одежду. Что нам делать?
- Держать свои позиции! - повторил в раздражении Шеф.
- Подождите, пока Никита не останется одна, а затем берите ее.
- Я приведу ее. - быстро предложил Майкл.
- Она не будет мне сопротивляться.
- Ты слишком близок к ситуации. - напомнил ему Шеф. Подойдя к Биркофу, он сжал руки на спинке кресла.

Тони знала, о чем мог подумать Шеф.
Если Майкл пойдет за своей женой, он не вернется с ней в Отдел. Скорее всего, они убегут. Тони стало интересно приготовился ли Майкл на тот случай если ему и Никите вдруг понадобится внезапно исчезнуть.
Она хотела, чтобы они убежали.
Что они сделают с Никитой, как только она окажется в ловушке внутри Отдела?
Будут мучить ее?
Да, конечно, так и будет, и Тони почувствовала, как внутри нее быстро нарастает страх, когда она представила как они наносят вред Никите и ее не рождённому ребенку.

Спустя почти сорок минут Давенпорт снова вышел на связь.
- Они выходят из здания, - группа рабочих грузили в фургон большие ящики.
- Дай нам картинку - попросила Медлен.
Пальцы Биркофа быстро пролетели над его клавиатурой, и мгновение спустя на экране появилось изображение затемненного переулка здания. Очки ночного видения, которые носил Давенпорт, усиливали изображение, и, когда вид расширялся, они могли четко различать лица нескольких мужчин. Двое из них двинулись к серебряному «мерседесу», проскользнули внутрь и уехали.
- Биркоф, проведи проверку, возможно кто-нибудь из них есть в нашей базе данных. – приказал Шеф
Тони наклонилась вперед и посмотрел через плечо Майкла. Она наблюдала, как мужчины складывают ящики в заднюю часть фургона, а затем забираются за ними. Один мужчина особенно привлек ее внимание, и она громко ахнула.
- Это он!
Все присутствующие тут же вскинули на нее глаза, и Тони молча прокляла себя отсутствие самообладания.

- Кто он? - громко проговорил Шеф,

- Ты кого – то узнала?

Тони пристально посмотрела на Майкла и тяжело вздохнула. Больше ничего не оставалось, как признаться.
- Да. Высокий белокурый парень. Я видела его в больнице, когда Никита была больна. Сказал, что он помощник ее доктора.
- А почему ты не сообщила об этом? - спросила Медлен.
- Потому что в нем не было ничего странного - настаивала Тони.
- Это единственный раз, когда ты видела его?
Может ли ей сойти с рук другая ложь?
- Антония? - подсказала Медлен.
Прикусив губу, Тони спряталась от пронзительных глаз Майкла, и кивнула:
- Я видела его в парке с Никитой несколько дней назад.
- Почему ты не сообщила об этом ? - Шеф хотел знать.
Тони с трепетом призналась.
- Я не была уверена в характере их отношений. И думала, что это не мое дело.
- Ты должна сообщать обо всех аномалиях, какими бы незначительными они ни казались! – прикрикнул на нее Шеф.
- Ты подумала что они любовники? - спросила Медлен, не заботясь о том, что Майкл стоял перед ними, когда она озвучила , такой глубоко личный вопрос.
- Это действительно имеет значение, Медлен? - произнес Шеф, его сочувствующие глаза скользнули к Майклу, прежде чем он вернулся к экрану.
- Биркоф?
- Ничего. - Биркоф подтолкнул свои очки дальше вверх по переносице.
- Только у трех была хорошая визуальная информация, и ни одного из них нет в нашей базе данных.
- Хорошо! Давенпорт - вызвал группу Шеф.
- Убедитесь, что область чистая, а затем берите ее. Сделайте это как можно тише и безболезненнее. Я не хочу, чтобы ей причинили вред.
- Да сэр.
- Что вы будете с ней делать? - спокойно спросил Майкл.
Тони думала, что он должен уже кричать и бросать вещи, учитывая, что она просто глупо намекнула, что у его жены, возможно, был роман. Опять же, это был Майкл. Он никогда не раскрывал свои истинные эмоции, независимо от ситуации.

- Ты как никто другой знаешь, как все здесь работает – громко объявил Шеф.

- Я хочу, чтобы ты подготовился к Словении

- Я …

- Никаких исключений, Майкл. Все идет как обычно. Словения является сейчас приоритетной миссией. Вы уходите утром, как и планировалось. Я сообщу тебе, когда Никита будет на месте.

Майкл бросил на своего начальника то, что можно назвать мятежным взглядом, прежде чем отступить назад и шагнуть к своему кабинету.

Тони обеспокоенная его душевным состоянием колебалась в течение одной секунды, прежде чем поспешить за ним.
- Майкл - Тони подошла к двери кабинета, но он плотно закрыл ее перед лицом.
Не зная, что делать дальше, Тони стояла на месте, пока не услышала тихий голос позади себя.
- Оставь его, Антония. У Майкла много работы.
Тони повернулась к Медлен, и вслух задала вопрос, который мучил ее с тех пор, как Шеф отдал приказ привести Никиту.
- Ты действительно собираешься ее допросить?
- Это является нормальной процедурой.
Тони провела рукой по глазам, мучаясь, раскрывать или нет состояние Никиты. Она хотела уважать ограниченную частную жизнь Майкла и Никиты, но понимала что теперь не было причин хранить секреты, и была настроена защитить невинного ребенка любой ценой.
- Она беременна, Медлен - с широко раскрытыми глазами, Тони умоляла о снисхождении.
Медлен одарила Тони почти сострадательной улыбкой.
- Я знаю!!!
************

Никита тихо застонала, медленно приходя в сознание. Ее глаза приоткрылись и она тут же зажмурилась от яркой белизны своего окружения. Она снова медленно открыла их, опустив ресницы, пока ее зрачки приспосабливались к свету.
Голова пульсировала от тупой боли, а желудок возмущался, решив что сейчас самое время для утренней тошноты.
Ее тело словно одеревенело, а мышцы запротестовали, когда она попыталась двигаться в неудобном стальном стуле, в котором сидела.
Ее запястья и лодыжки были прикреплены к подлокотникам и ногам стула с помощью черных металлических манжет, и она неуклюже пошевелила ими пытаясь хоть немного снять онемение.
Никита облизнула сухие губы и полностью открыла глаза, оглядываясь по сторонам круглой белой комнаты.
Она была так истощена и имучена после первых двух незваных гостей, что ее застало врасплох, когда отремонтированная входная дверь снова вылетела из петель. На этот раз девушка сдалась без боя. Пятеро было слишком много для нее одной.
Как только высокий лысый завел ее руки за спину, кто-то другой ввел ей успокоительное средство.
Теперь она находилась в неизвестном месте, и могла только надеяться, что попала в правильные руки.
Ее мысли вернулись к Майклу, и она задалась вопросом, где он был в этот самый момент и о чем о думал.
Он испугается до смерти, как только увидит входную дверь и обнаружит, что она пропала.

Если только...

После того как Кирилл и его люди, продезинфицировали и убрались в квартире, а затем забрали нападавших в штаб для допроса и опознания, он приказал ей найти другое место для жизни, и Никита собиралась принять душ и пытаясь придумать вескую причину, чтобы убедить Майкла, что им нужно переехать.
Никита вздохнула и опустила голову, тяжело сглатывая, чувствуя что содержимое ее желудка начало подниматься вверх. Она хотела пить, была голодна и устала. Ее нос, как и нижняя губа, опухли и казались вдвое больше обычного.
Но больше всего девушка была напугана. Если бы она только знала, где находилась.
Если бы только Майкл был здесь.

Громкий скрип металла сигнализировал о том что кто – то вошел. Сердце Никиты забилось, когда она подняла голову и увидела красивую темноволосую женщину.
Она подошла и встала прямо перед Никитой.
- Как ты себя чувствуешь? - спросила она с легкой улыбкой.
Никита осторожно взглянула на нее. Ее глаза были нежными, а улыбка - дружелюбной, но Никита поняла что женщина не такая добрая, какой пытается казаться.
Облизнув губы, Никита вспоминала уроки, который преподавал ей Кирилл.
- Хорошо.
Женщина начала медленно кружить вокруг Никиты, как стервятник, ожидающий смерти раненого животного.
- Я знаю, что ты чувствуешь себя испуганной и немного дезориентированной, обещаю, что ты не пострадаешь, если будешь сотрудничать с нами.
Никита повернула голову к женщине, когда она прошла позади нее.
- А что, если я не буду сотрудничать?
- Ты будешь.
Никита остановилась на мгновение, когда у нее вздрогнул живот и снова заговорила.
- Прежде чем вы начнете допрос, не могли бы сказать мне, где я?
- Знание этого поможет тебе чувствовать себя лучше?
-Да.
- Если я скажу, то мне возможно, придется убить тебя.
По тону женщины она не могла понять, было ли это заявление болезненной шуткой или страшным предупреждением. Угроза смерти испугала ее, но Никита скрыла страх.
Пожав плечами как можно более небрежно, Никита бросила на женщину откровенно вызывающий взгляд.
- Ну, кто бы вы ни были, наверняка похитили меня из-за моего отца. И могу поспорить, что я ваша единственная возможность добраться до него. Вы не убьете меня. По крайней мере, пока…
Темные глаза женщины искривились от удовольствия, когда она прекратила нервничать.
- Очень хорошо, Никита.
- Ты знаешь мое имя, но я не знаю твое.
- Я Медлен
Никита кивнула.
- Очень приятно познакомиться, Медлен. Теперь ты скажешь мне, где я и что ты хочешь от меня?
- Вы находитесь в месте под названием «Первый отдел»
- Слава Богу!- Никита вздохнула с облегчением, закрыв глаза.
Медлен подняла бровь.
- Тебе от этого стало легче?
-Конечно. - Никита снова открыла глаза.
- Итак, я полагаю, ты знаешь о нас - сделала вывод Медлен и продолжила кружить.
- Откуда?
- Первый Отдел не так невидим, как вам нравится думать.
Никита улыбнулась.
- Это может быть правдой, но в любом случае, ты не должна испытывать облегчение. И мне любопытно, почему?
Никита вздохнула и снова сглотнула.
-Я чувствую облегчение, потому что знаю, что мой муж работает на вас…

************
 

#19
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
- Откуда ты знаешь, что Майкл работает на нас? – поспешно спросила Медлен.
Никита была рада видеть, что своим откровением застала женщину врасплох. Тем не менее, она не могла ничего раскрыть в данный момент. Приказ Кирилла и его начальника был четким. Вместо ответа Никита сосредоточилась на серебряной пуговице элегантного черного брючного костюма женщины и ждала продолжения.
- Майкл очень важный человек здесь. Но это не значит, что с тобой будут обращаться иначе, чем с другими ... гостями.
Никита с трудом сдержала смех, услышав слово, которое Медлен использовала, чтобы описать своих заключенных. Однако ситуация была не совсем смешной, и она боялась, суровая женщина может разозлиться, если она будет смеяться над ней.
- Похоже, мы недооценили тебя - Медлен склонила голову в знак уважения к хитрости молодой женщины.
- Я начинаю задаваться вопросом, действительно ли ты дочь Андрея Чернека.
Никита снова промолчала, сглатывая настолько осторожно, насколько это было возможно, учитывая, что ее желудок продолжал смущать ее.
- Ты знала о реальном намерении Майкла соблазнить тебя, чтобы добраться до твоего отца, но все равно вышла за него замуж - Медлен подошла ближе.

- Какова была твоя мотивация?

Никита внутренне ощетинился от слов женщины. Она и Майкл обманывали друг друга на протяжении всей их неустойчивой жизни, но Никита была уверена, несмотря на неблагоприятное начало, что любовь Майкла к ней реальна.
- Мы с Майклом поженились по личным причинам - подтвердила Никита, размышляя о природе связи этой женщины с Майклом.
- Мой отец не имел к этому никакого отношения.
-Это твое мнение - Медлен посмотрела на нее с жалостью.
- Наверно тебе лучше знать – криво усмехнулась она.
Никита не была уверена, что ее больше раздражает, намеки этой женщины или недомогание.
- Можем мы ускорить наш разговор?
- Скорость допроса зависит только от тебя Никита…
- Круто. Просто сегодня у меня был только кусок пиццы на обед, и мне действительно не хорошо…
- Ты болеешь?
Никита слабо кивнула, оглядываясь на первозданную белизну комнаты.
- Если вы хотите, чтобы здесь оставалось так же чисто, пожалуйста принесите немного соли и стакан воды.
- Чай будет лучше - посоветовала Мадлен.
- Без разницы. - Никита застонала, наклонившись вперед и опустив голову.
- Если не поторопитесь то увидите мой обед.
- Я буду рада сделать это, Никита. Но сначала мне нужно узнать, на кого ты работаешь.
- Ты безжалостная сука, не так ли? - раздраженно прошептала Никита, глубоко вздохнув, чтобы удержать тошноту.
Медлен казалась никак не задели оскорбления Никиты.
- На кого ты работаешь?
- Я ни на кого не работаю. По крайней мере, не так, как вы думаете. Я должна дать контактный номер в случае моего захвата, но если вам нужна информация о том, кто они такие, боюсь, ничем не могу помочь.
- Почему нет? - Медлен потянулась и положила пальцы под подбородок Никиты, наклонив голову вверх.
- Потому что я ничего о них не знаю - Никита стряхнула свои дикие белокурые пряди с глаз, уставившись на решительную женщину.
- Кроме того, что мне нужно знать. И я знаю, что они играют на вашей стороне.
- Они завербовали вас специально для Чернека?
- Хотите номер или нет? - Сердито спросила Никита между стиснутыми зубами.
- Это все, что у меня есть.
Медлен опустила руку и отвела взгляд, обдумывая свой следующий шаг.
- Хорошо, Никита. Мы будем играть по-твоим правилам. Пока…
Никита снова опустила голову и выпалила цифры, которые проговаривала в своей голове почти каждый день.
- Я скоро вернусь. - Медлен кивнула и повернулась к двери.
- Подождите! - Голова Никиты снова поднялась вверх, и она поморщилась от волны тошноты, вызванной ее поспешным действием.
- Могу я увидеть Майкла?
Медлен повернулась к ней, когда тяжелая дверь открылась, и она снова улыбнулась Никите.
- Посмотрим…
************

Взгляд Майкла не дрогнул при просмотре прямой трансляции из Белой комнаты, даже несмотря на то, что Тони непрерывно болтала позади него.
Майкл знал, что она так же заботится о благополучии Никиты, как и он, но ее болтовня только подливала масла в его и без того бурные эмоции.
Пока они наблюдали за тем как удивительно послушна Медлен, допрашивая девушку, Тони громко волновалась из-за необработанных травм Никиты, очевидного приступа утреннего недомогания и явного дискомфорта от того, что ее заковали в жесткий стальной стул.
Если бы она не устроила шумную сцену, с криками, стуча в запертую дверь , Майкл никогда бы не пустил Тони внутрь. Ее властное присутствие было вопиющим вторжением в мирные границы, в которых он нуждался, чтобы справиться с внезапным поворотом к худшему, который приняла его жизнь. Майкл был готов вышвырнуть ее из своего кабинета, чтобы остаться наедине со своими мыслями, но Тони успокоилась сразу после признания Никиты, что она знала, что Майкл был оперативником Первого Отдела. Это вызвало еще один водоворот эмоций внутри Майкла, и он почувствовал, что его голова кружиться. Сердце болело за Никиту, особенно когда он думал об аде, в котором его жена находилась последние несколько часов. Он знал, что теперь ей должно быть страшно и одиноко.
Тем не менее, он не мог не сердиться на двуличность Никиты. Он знал, что это необоснованно, учитывая собственный обман. В то время как он исследовал ее прошлое и обдумывал возможные причины скрытности, он и подумать не мог, что секрет будет таким же катастрофическим, как его собственный..
Затем возникли чувство вины и стыда, когда он вспомнил все те времена, когда лгал ей о своих «командировках» и различных травмах. Майкл почувствовал себя глупо, понимая, что она знала все это время.
Или не знала?
Как далеко назад во времени уходят ее знания о его истинной профессии?
- Как ты думаешь, она говорит правду? - спросила Тони, когда она наклонилась через его плечо и продолжала смотреть на Никиту.
- О чем? - Майкл устало вздохнул, когда его глаза ласкали образ Никиты.
- Обо всем.
- Сейчас у нее нет причин лгать - Майкл ответил, больше для себя, чем Тони.
На данный момент он был более обеспокоен состоянием своего брака, чем другими проблемами. Майкл вспоминал свои отношения с Никитой, и заставлял себя думать о том как сильно они любили друг друга.
Несмотря на обстоятельства, он по-прежнему считал, что чувства Никиты к нему были искренними, особенно после того, как услышал, что она утверждает Медлен, что они поженились по личным причинам, не связанным с ее отцом.
Несмотря на утешение, которое подарили ее слова, он не мог не беспокоиться о другой проблеме, которая его мучила. Майкл склонил голову к Тони.
- Человек, которого ты видела с Никитой ...
Позади него Тони неловко замолкла, и Майкл почувствовал ее волнение. Он неохотно оторвал взгляд от ноутбука и повернулся к ней.
- Что насчет него? - спросила Тони, начав нервно подкручивать волосы на затылке, на ее лице медленно вспыхнул контрольный румянец.
Майкл не хотел создавать для нее и без того неудобную ситуацию. Он был более чем заинтересован в отношениях Никиты с загадочным человеком, но Майкл понимал, что любые ответы, которые ему нужны, должны исходить от его жены.
- Ничего… - Майкл снова повернулся к своему ноутбуку, бросил последний взгляд на Никиту и вышел из терминала.
- Майкл. - начала Тони, когда она подошла к нему и нахмурилась.
- Я понимаю, что ты, возможно, сейчас немного зол на Никиту, но помни, что ты тоже не был идеальным мужем.
- Я знаю.
- Этот парень, вероятно, коллега и ничего более. В конце концов, ты спал с Лизой и Андреа, когда был с Никитой.
Майкл встал и застегнул пиджак, игнорируя заявление, которое только что сделала его протеже.
Спать с Лизой Феннинг было приказом Секции, но это все равно было предательством. Вот почему он пошел на многое, чтобы найти другой путь в файлы Андреа, не занимаясь с ней сексом. Игра в интеллектуальные игры с психически неполноценным профилировщиком, позволяющей ей думать, что их флирт может быть завершен, принесли ему те же результаты. Из-за этого он чуть не потерял свою жизнь, но, что более важно, остался верным Никите.
Однако Майкл не чувствовал необходимости объяснять это Тони. Она итак была знакома со слишком многими подробностями их брака.
Он отодвинул стул и прошел мимо нее к двери.

- Она хочет тебя видеть - Тони последовала за ним.

- Ты пойдешь к ней?

- Это зависит от Шефа - сказал ей Майкл.
Тони схватила его за руку, чтобы остановить, когда он выходил из офиса.
- Что с ней будет?
- Это тоже будет решать Шеф.
- Майкл, ты слишком спокоен по поводу всего этого! - внезапно взорвалась Тони.
- Крикни! Брось что-нибудь! Побей кого-нибудь!
- Какой цели это послужит? - холодно спросил Майкл. Не смотря на внутреннюю подавленность, его немного позабавила эта вспышка гнева.
Тони отпустила руку Майкла и с отвращением фыркнула.
- Ты как всегда чертовски рационален. Это действует мне на нервы.
- Я могу идти? – спокойно спросил Майкл.
- Куда ты собираешься идти?
- Увидеть Шефа.
- Я пойду с тобой. - Тони уставилась на него.
- Если это касается Никиты, я хочу быть там. И только посмей остановить меня…
Как будто я когда-либо мог , с раздражением подумал Майкл, следуя за ней из комнаты.
************

Никита одарила брюнетку благодарной улыбкой, медленно жуя соль, которую та только что положила ей в рот.
- Который сейчас час? - устало спросила Никита между жеваниями, когда ее веки опустились.
- Пятнадцать минут десятого.
- Так рано? - Никита в сотый раз попыталась хоть немного переместить свое больное тело на жестком стуле.
- Может вы освободить мои руки? Обещаю, я ничего не буду делать.
- Сожалею… - ответила без утешения женщина. Она держала чашку чая в руках, и Никита наклонила голову. Выполнив молчаливую просьбу, женщина поднесла чашку к губам Никиты, та сделала глоток.
Откинув голову назад к жесткому подголовнику стула, Никита закрыла утомленные глаза. Не только для того, чтобы успокоиться, но также и для того, чтобы избежать любопытного изучения, с которым другая женщина смотрела на нее. Никита задавался вопросом, знает ли милая оперативница, кто она такая, и знает ли она Майкла лично.
Недавний натиск ревнивых мыслей, немного дезориентировал ее.
Когда Майкл приезжал домой из своих «деловых поездок», она всегда была очень рада, что он благополучно вернулся к ней, чтобы заботиться о том, с кем он проводил время, когда его не было с ней.
Затем она встретила Тони, которая была живой и привлекательной, и скрытая ревность Никиты не могла не всплыть при мысли о женщинах, с которыми работал Майкл.
Теперь, когда все было открыто, у нее было много вопросов к ее таинственному мужу.
О Симоне, Тони и его жизни до Отдела.
И она знала, что у него, несомненно, появится множество вопросов к ней.
Иронически, Никита предположила, что допрос с Медлен возможно более приятен, чем встреча с Майклом.
- Ты чувствуешь себя лучше? - спросила вежливо женщина.
Никита открыла глаза и посмотрела на нее.
- Да спасибо.
- Хочешь еще один крекер? - женщина указала на тарелку на переносной тележке рядом со стулом.
- Могу ли я вместо этого получить подушку? Моя задница убивает меня.
Никита извивалась сильнее напрягая спину. Она понимала, что им нужно сдерживать ее, но неужели ее будут держать в этом жалком кресле всю ночь?
Женщина не ответила ей, и Никита смиренно вздохнула.
Она проворочалась всю прошлую ночь, и пропустила дневной сон, поэтому очень устала. Решив извлечь максимальную пользу из неизменной ситуации, Никита снова откинула голову назад и закрыла глаза, решив хотя бы немного отдохнуть, прежде чем мисс Медлен снова решит поговорить с ней.
К счастью, через несколько секунд она услышала, звук открывающейся двери, и, молча проклиная злополучные обстоятельства, Никита с трепетом прислушивалась. Когда девушка открыла глаза, перед ней стояла не таинственная женщина.
Сердце бешено колотилось, и беспокойство неуклонно росло, глаза Никиты неохотно поднялись по застывшему, одетому в черное телу, пока не столкнулись с непостижимым изумрудным взглядом ее мужа.

- Привет, Никита…


*************

Эмоции Никиты были в таком хаосе, что она не смогла ответить на приветствие Майкла, уставившись на него. Она была так рада, что он наконец-то пришел к ней, что на мгновение забыла, как ужасна была ситуация.
В отчаянии сжав связанные руки, Никита отчаянно захотела освободиться от ограничений, которые не давали ей броситься в его объятиях. При виде его ее глаза наполнились слезами, с нежным вниманием отразив любимые черты лица, и его глаза.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил Майкл, выражение любви в его глазах переросло в беспокойство, а его взгляд остановился на ее животе, прежде чем вернуться к лицу.
- Не слишком хорошо, на самом деле. - Никите удалось найти свой голос и легкую улыбку. Ее сердцебиение ускорилось, а в горле стоял комок от угрожающих слез.
Возможно, дело было в незнакомой обстановке, но этот Майкл, отличался от ее Майкла, того, которого она обещала любить, чтить и лелеять. Дело было не в изощренном черном дизайнерском костюме, который он носил, и не в том, как он убрал свои, обычно распущенные: локоны с лица за уши. Что-то в нем было немного странным, но она не могла понять, что именно.
- Можешь оставить нас, пожалуйста? - Майкл говорил с Медлен, но его взгляд остался сосредоточен на Никите.
Женщина с интересом наблюдала за их обменом, но подчинившись твердой просьбе Майкла быстро выскочила из комнаты, металлическая дверь закрылась с преследующим лязгом позади нее.

Когда она ушла, Майкл, не теряя времени, бросился вперед, чтобы мягко коснуться Никиты, его пальцы слегка сжали подбородок, когда он медленно поворачивал её лицо из стороны в сторону. Его глаза метнулись к ее и задержались на короткое мгновение, прежде чем переместиться и продолжать осматривать травмы. Он поднял вторую руку и убрал дикую гриву светлых волос с ее лица.
Его черты, не смотря на сильные эмоции, оставались неизменными, но Никита знала когда Майкл сердится. Глаза мужчины светились более ярким зеленым оттенком, губы плотно сжаты, и маленькая мышца на челюсть быстро и едва заметно поддергивалась.
Несмотря на его порыв, Никите поведение Майкла казалось чуждым. Он был тихим и сдержанным, но под его обычной персоной скрывался опасный невидимый подводный ток и отстраненная манера поведения, которые заставили девушку насторожиться.
В этот момент она не была уверена, чего ожидать от него - поддержки, осуждения или допроса.
Майкл опустил руки и отступил от нее, чтобы медленно пройти по комнате. Никита встревоженно следила за его продвижениями. Майкл остановился, и прислонившись спиной к стене прикрепил к ней маленький белый предмет. Затем выпрямился и подошел к ней, сложив руки на груди.
Прошли драгоценные секунды, прежде чем он наконец решился заговорить.
- Почему ты вышла за меня замуж?
Из всех слов, которые она ожидала услышать от него, этот вопрос не был не первом месте. То, что он почувствовал необходимость спросить о чем-то столь очевидном, заставило девушку защищаться. Она упрямо подняла подбородок, а ее глаза сердито вспыхнули.
- Почему ты женился на мне?
Майкл раздраженно потер рукой рот. Он наклонил голову в сторону и пристально посмотрел на нее.
- Почему ты мне не сказала?
- Почему ты мне не сказал ? - Никита преднамеренно передразнила его.
- Не испытывай меня, Никита.
- Тогда перестань задавать глупые вопросы - чтобы скрыть обиду, голос Никиты стал жёстче.
- Я вышла за тебя замуж, потому что люблю тебя. И не рассказала тебе правду по той же причине, по которой ты не рассказывал ее мне - не могла!
Майкл встал перед ней на колени, его руки легли на ее ладони, а пальцы слегка поглаживали запястья.
- У нас осталось всего несколько секунд, и мы не можем честно поговорить об этом сейчас - Майкл склонил голову к потолку, и Никита поняла его молчаливое сообщение о наличии камеры наблюдения. Оценив его намерения продолжить обсуждение наедине, ее гнев немного рассеялся. Сейчас не время обсуждать их личные проблемы, но Никита не хотела, чтобы его очевидное замешательство в отношении их брака оставалось неясным.
- Когда?
- Когда мы вытащим тебя отсюда - сказал ей уверенно Майкл.
Никита не могла увидеть свет в конце туннеля, но он работал на этих людей, и возможно что - то знал. С усталым вздохом она наклонилась вперед и прижалась лбом к его лбу.
- Не думаю, что мы можем просто поцеловаться и помириться?
Рот Майкла слегка изогнулся в уклончивом ответе, и она с облегчением заметила, что тот самый взгляд, которым он смотрел на нее прежде, вернулся.
- Так что же теперь будет? - с ужасом спросила Никита.
- Посмотрим … - прошептал он и его пальцы скользнули по голым рукам, нащупывав гусиные прыщи, усеивающие ее шелковистую кожу. Девушку забрали из дома, одетую только в розовый банный халат, и температура в комнате неуклонно падала.
- Прости, Майкл.
Майкл закрыл глаза и нежно потерся о ее лоб своим.
Он на мгновение задержал контакт и встал, затем забрал маленькое устройство и направился к двери.
- Майкл! - Никита задохнулась от страха. Ее голос звучал хриплым шепотом, вызванным истощением и психическим напряжением.
- Все будет хорошо - Майкл вернулся к ней, понимая внезапный страх перед его уходом. Не заботясь о наблюдении, он положил ладонь на девичью щеку и его большой палец нежно сгладил опухшую нижнюю губу. Затем рука опустилась вниз по атласной колонне ее горла, скользнула по ее груди и остановилась, чтобы защитно коснуться, слегка округленного, живота.
- Я вернусь позже.
Никита снова сморгнула слезы и слабо улыбнулась ему. Майкл убрал руку, мягко пригладил ее подбородок и направился к двери. Открыв ее, он обернулся, чтобы успокоительно взглянуть на нее, прежде чем закрыть за собой дверь.
Ее дух восстановился после визита мужа, Никита почувствовала надежду, просочившуюся в яму отчаяния, в которой она оказалась.
Эмоционально опустошенная и физически истощенная, Никита опустила подбородок на грудь и через несколько минут погрузилась в сон.

……...
 

#20
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 392
  • Пол:
- Хотели меня видеть?
Отвернувшись от Медлен, Шеф увидел, как Майкл вошел в кабинет. Он остановился в нескольких дюймах от них, сцепив руки перед собой
Шефу потребовалось время, чтобы изучить агента пятого уровня, и он был искренне обеспокоен эмоциональным состоянием молодого человека. Майкл казался таким же спокойным и уверенным, как и всегда, но легкое подергивание пальцев выдавали истинное смятение агента.
Шеф сам был не в восторге, узнав о том что Никита оперативник. Он не мог не думать о Роберте и чувствовать себя виноватым, зная, что ее дочь сейчас находилась в Белой комнате. К тому же она была беременна внуком Роберты.
Ее первым внуком.
Это было одной из тем разговора во время их ужина почти два месяца назад. Роберта сияла при одной мысли о том, что она может стать бабушкой, не зная тогда, что ее желание скоро осуществится. Материнская гордость за Никиту и Майкла была ошеломляющей, раскрывая ее сильную любовь к своей семье.
Его вина возросла, когда Шеф вспомнил, что преднамеренно больше не связывался с ней после свидания за ужином. Он не мог рисковать и сожалел о трусливом способе выбраться из ее жизни, но его грубость во многом подтолкнула Роберту не искать с ним встреч.
Оттолкнув свои личные мысли, он обратился к Майклу.
- Никита сказала правду. Мы связались с ее людьми.
- Кто они?
- Агентство, на которое она работает, отчитывается непосредственно перед российским правительством.
Майкл обработал информацию в тишине, его взгляд переместился на большое окно позади Шефа и Медлен.
-Мы говорили с человеком по имени Сергей Уборов - продолжила Медлен.
- Ты слышал о нем?
- Нет. - Майкл снова посмотрел на них.
- Уборов - бывший генерал, а сейчас лидер организации. Несмотря на ситуацию, он, похоже, не слишком обеспокоился о благополучии Никиты.
- Почему?
- Как и Никита, он, думает, что пока она с людьми своего мужа, ей ничто не угрожает.
- Вы встретитесь с ними?
- Да. Они не кажутся враждебными, и, очевидно, работают по правую сторону закона. Мы не договорились о точном времени , поскольку его организация в настоящее время переживает кризисную ситуацию. Может быть через пару дней. Однако он предупредил нас, что, если Никите будет причинен какой-либо вред, они объявят Отделу войну.
- Как они это сделают? - заговорила Медлен.
- Очевидно, у Никиты есть встроенный трекер. Должно быть, при захвате она активировала его. Таким образом они знают о нашем существовании и нашем местонахождении.- Шеф вздохнул, явно не в восторге от нового поворота событий.
- Что мы будем делать? - спросил Майкл.
- Ждать встречи с Уборовым. Он не раскрыл подробности, но если мы не сможем найти общее решение, то нам, возможно, придется передать этот вопрос агентству и правительству Уборова. Через несколько часов у меня состоится консультация с Джорджем.
- А как же Никита? - Майкл отвел глаза, когда озвучил вопрос.
- Пока ситуация не разрешится, мы переведем ее на седьмой уровень, - сказала ему Медлен.
- Не волнуйся, Майкл. Мы не рассматриваем ее как угрозу - пока. Она получит лучший уход, пока ты будешь в Словении.
- Я решил убрать Антонию из твоей команды - сообщил ему Шеф, и его любезное решение в большей степени основывалось на том, что Никита - дочь Роберты, а не жена Майкла.
- Рядом с ней Никита может не чувствовать угрозы и она близка к ситуации.
- Спасибо. - выражение лица Майкла было почти благодарным.
- Это все?
- Это все. - Шеф опустил его, но не раньше, чем издал твердый приказ.
- Иди отдохни. Я не хочу завтра никаких провалов.
Кивнув, Майкл покинул кабинет, и Шеф был уверен, что его приказы будут проигнорированы. Он знал, что преданность молодого человека, скорее всего, будет с Никитой, а не с Отделом и как только у него появится возможность Майкл будет на седьмом уровне.
Медлен повернулась к Шефу и тепло улыбнулась ему.
- Все не так мрачно, как кажется.
Шеф пренебрежительно усмехнулся.
- Не знаю… ждем реакции Джорджа.
Заметив, что на лбу и уголках рта появляются морщины, Мадлен дотронулась до его плеча.
- Тебе нужен перерыв. Хочешь присоединиться ко мне на поздний ужин?
- Нет, спасибо. - Шеф похлопал ее по руке и поднял свой КПК. Он очень успешно отучил себя от любого личного контакта с Медлен, и хотел, чтобы это продолжалось.
- Я закажу что-нибудь позже.
Несмотря на то, что он был спиной к ней, Шеф знал, что она все еще там, и знание сделало его напряженным и настороженным. Он чувствовал, как ее прекрасные темные глаза смотрят ему в спину.
В конце концов Мадлен прошла мимо него и вышла из кабинета, и Шеф вздохнул с облегчением.
Он вытащил сигарету, зажег ее и, глубоко затянувшись, начал мысленно готовиться к встрече с Джорджем.


Тони быстро шла к Белой комнате, стремясь начать выполнять свои новые приказы.
Двадцать минут назад она нерешительно изучала параметры словенского профиля, слишком сильно беспокоясь о Никите, чтобы по-настоящему сосредоточиться, когда получила вызов от Медлен.
Когда ей сообщили, что ее вывели из игры на неопределенный срок, чтобы позаботиться о Никите, Тони почувствовала огромное облегчение. Она не стала тратить время впустую на тщательный на выбор двух оперативников, которых Мадлен настояла, чтобы она взяла в качестве охранников, прежде чем отправиться в Белую комнату. Когда они подошли к временной тюрьме Никиты, она кивнула двум другим оперативникам, которые охраняли вход и один из них покорно открыл дверь.

Вид, спящей в неудобном кресле, Никиты пробудил защитные инстинкты Тони. Она отложила свою досаду из-за обмана подруги, говоря себе, что они квиты и в данный момент важнее здоровье Никиты и ее беременность.
- Освободи ее. - Тони покачала головой на одного из оперативников, когда она двинулась вперед и протянула руку, чтобы обхватить лицо Никиты руками.
- Хм? - сонно пробормотала Никита, подняв лицо к Тони с закрытыми глазами.
- Майкл?
- Никита. - Тони мягко покачала головой.
- Просыпайся. Это я ... Тони.
Раздался громкий звук, когда удерживающие устройства раздвинулись, и глаза Никиты распахнулись от удивления, когда они сосредоточились на Тони. Узнав подругу, нерешительная улыбка расколола ушибленные губы.
- Привет…
- Привет. - Тони сглотнула комок, убрав светлые волосы со лба Никиты.
- Я пришла, чтобы отвезти тебя в более удобное место.
- Боже , я люблю тебя. - прошептала Никита с преувеличенным облегчением, и Тони не мог удержаться от улыбки. Шпион или нет, это была все та же Никита, которая за короткий промежуток времени стала ее заветной подругой.
- Если бы ты была 6'2, побольше мускулов и мужчиной. - Тони усмехнулась, помогая Никите встать.
Изгибая онемевшие конечности, чтобы стимулировать их, Никита обняла Тони за плечи и понизила голос.
- Где Майкл?
- Не волнуйся.- Тони поддерживала руку вокруг тонкой талии Никиты, когда она провожала ее к двери.
- Он рядом.
Тони сопровождала Никиту до седьмого уровня, молча косясь на две тени оперативников. У нее было так много вопросов к ней, но Медлен предупредила чтобы она была осторожна в присутствии других агентов.

Для этого предупреждения было слишком поздно, подумала Тони. Новость о том, что жена Майкла была среди них, уже разлетелась по Отделу. Что касается сплетен, якобы вся такая, деловая военная организация ничем не отличалась от любого другого рабочего места.

Они прибыли на седьмой уровень, и Тони одобрительно оглядела комнату.
Большая кровать с ортопедическим матрасом, металлический стул с прямой спинкой, а в нише около двери располагалась небольшая ванная .
Тони подвела Никиту к кровати и помогла ей сесть. Предметы первой необходимости, которые она заказала, лежали в центре матраса, аккуратно упакованные в стерильный пластиковый пакет. Тони потянулась к нему и начала распаковывать, бросая пренебрежительные взгляды через плечо на задержавшихся у входа охранников.
- Вы можете идти.
Оба мужчины колебались мгновение, обмениваясь неуверенными взглядами.
Раздраженная, Тони повернулась и, повысив голос, объявила.
- Медлен возложила на меня ответственность. Она не собирается причинять мне вред.
Мужчины вышли из комнаты, оставив их.
Тони опустила глаза, когда вытащила из пакета бесформенный серый тренировочный костюм, который обычно выдавали новобранцам.
- Это немного, но тепло.
- Это отлично – ответила Никита.
Глаза Тони скользнули в сторону, и она обнаружила, что Никита пристально смотрит на нее. Она быстро отвела взгляд и неловко проговорила.
- Э-э… ​​они должны принести тебе что-нибудь поесть в ближайшее время.
Рука Никиты появилась, когда она схватилась за предплечье Тони и ласково сжала его.
- Ты тоже злишься на меня?
Тони пристально посмотрела на сумку, когда вытащила кусок мыла и зубную щетку.

- Нет. - Затем она вздохнула и посмотрела прямо в уставшие голубые глаза Никиты.

- Ну, сначала … да. Но я полагаю, что мы квиты…

Никита кивнула и провела обеими руками по своим грязным волосам, пытаясь приручить их.
- Я не знаю что говорят в таких случаях…- неловко продолжила Тони.
Брови Никиты изогнулись от удивления, когда она посмотрела на подругу.
- Это все еще я, Тони.
- Я знаю. - Тони положила маленький тюбик зубной пасты в растущую кучу туалетных принадлежностей.
- Это просто ... странно.
- Да, это так - Никита игриво потянула Тони за рукав, нежная улыбка подняла уголки ее рта.
- Но мы крутые?
Тони остановилась и улыбнулась в ответ блондинке. Это была все та же энергичная Никита, с которой у нее сложилась почтительная дружеская связь.
- Мы крутые - Тони положил ладонь на руку Никиты и быстро потерла ее.
Никита похлопала Тони по руке, а затем резко отпустила.
- Хватит этой сентиментальности. Могу я принять душ?
- О, да. - Тони вручила Никите мыло и чистые полотенца, пытаясь придумать деликатный способ затронуть тему, которая мучала ее.
- Эм ... Никита?
- Да? - Никита медленно поднялась с кровати и посмотрела на маленькую брюнетку.
- Я хочу задать вопрос, тебе не обязательно на него отвечать, но мне действительно нужно знать правду – спутанные неуклюжие слова вырвались изо рта Тони.
- О чем? - Никита терпеливо подталкивала ее.
- О тебе и…

************

- Обо мне и… ? - Никита недоуменно нахмурилась, уставившись на Тони. Затем пришло понимание, и ее глаза слегка округлились.

- Ой…

- Да, о нем… - серьезно кивнула Тони,

- У тебя действительно был роман с этим человеком?

Потянув Тони за собой, когда она снова села, Никита наклонилась ближе и прошептала.
- Ты рассказала Майклу о нем?
Гримасничая, Тони ответила тихим голосом.
- Мы наблюдали за тем, как он и его люди выходили из твоей квартиры, и я случайно проговорилась что видела его раньше.
- Тони!
- Прости ! - Тони подняла руки.
- Я не сказала прямо что вы двое были любовниками. Возможно они подумали что он просто твой коллега.
- Что думает Майкл ? - отрезала Никита, явно не заботясь о чьем-либо мнении о ней.
Тони пожал плечами, опасаясь яркого взгляда Никиты.
- Я не уверена. Он спросил меня о нем, но прежде чем я смогла придумать ответ, отбросил тему .
- Отлично - пробормотала Никита.
- Тебе не о чем беспокоиться, если ты не спала с ним - рассуждала Тони Затем поднял черную бровь и снова посмотрела на Никиту.
- Ты?
- Нет. – прошептала с негодованием Никита.
- Я должна была солгать тебе, чтобы ты не заподозрила правду.
- Слава Богу! - Тони вздохнула с облегчением, прижимая руку к груди.
Никита ухмыльнулась.
- Тебе действительно нужно подумать о своей личной жизни, Тони. Некоторые из этих охранников были довольно милыми.
- Давай не будем сейчас об этом - Тони закатила глаза, затем нахмурилась, когда другая мысль ударила ее.
- Эй, подожди минутку. Если у тебя ничего с ним не было почему он засунул язык тебе в горло?
Никита вздохнула и покачала головой от графического выбора слов Тони.
- То, что ты видела, было что – то похоже на отчаянный поступок с его стороны, я просто пропустила нападение. Он изначально был против моего брака с Майклом, особенно когда мы узнали, кто он на самом деле и думал, что все закончится, как только мой отец будет пойман, но когда узнал, что я беременна, испугался.
Тони подняла руки.
- Помедленнее и начни с самого начала. Как ты узнал, кем был Майкл?
- Я не могу тебе этого сказать.
- Ну, скажи мне хоть что-нибудь .
Никита глубоко вздохнула.
- Его зовут Кирилл. Когда я пришла на работу в ... организацию, он был моим наставником. Так же как Майкл был твоим…
Тони прищурилась.
- Откуда ты знаешь, что Майкл мой наставник?
Никита улыбнулась.
- Я догадалась по тому, как он руководил тобой. И, кстати, ты смотришь на него для одобрения каждый раз, когда открываешь рот, чтобы что – то сказать.
Тони со вздохом положила руки на бедра.
- Мне придется стать более непредсказуемой.
Никита засмеялась.
- В любом случае, он отличался от большинства мужчин, с которыми я встречалась. Поначалу я действительно влюбилась в него. Он был красив. Опасен. Тихий и загадочный. И у него был этот прекрасный акцент. У нас с мамой слабость к мужчинам с акцентами.
Тони нахмурилась.
- Мы говорим о Майкле или Кирилле?
Никита толкнула ее кулаком в плечо.
- Просто послушай. Я не думала, что Кирилл отвечает на мои чувства. И к тому времени, когда они были готовы отослать меня обратно к моей маме, мои романтические чувства сменились на чисто платонические. Я заботилась о нем как о друге.
- Но он действительно влюблен в тебя?
- Так он говорит. Я никогда не была серьезно связана с кем-либо, пока не встретила Майкла. И тогда Кирилл решил раскрыть свои чувства. И это все, что я могу тебе сейчас рассказать.
- Пока этого достаточно - Тони решила не требовать подробностей, хотя у нее было еще миллион вопросов.
Никита встала и потянулась.
- Я приму душ. Ты будешь здесь, когда я вернусь?
- Никита, я не могу остаться. - Тони с сожалением посмотрела на часы, заметив, что она итак провела здесь слишком много времени.
Медлен недвусмысленно предупредила ее, что она не должна задерживаться слишком долго. Тони не понимала, какой вред будет нанесен от пребывания с Никитой, тем более что Шеф не назвал ее враждебной. Но так как Медлен была ее начальницей, у Тони не было выбора, кроме как следовать инструкциям, если она хочет продолжать присматривать за своей подругой.
- Могу я увидеть Майкла? - с надеждой спросила Никита.
- Я уверена, что он приедет к тебе, как только сможет.
- Ты вернешься?
- Я твой ангел-хранитель до дальнейших распоряжений.
Никита устало провела рукой по лицу.
- Или пока они не решат избавиться от меня.
- Ты действительно думаешь, что Майкл позволит им навредить тебе, особенно когда ты беременна?
Никита все еще выглядел обеспокоенной, несмотря на уверенность Тони.
- Он же здесь не главный. У него нет выбора, кроме как выполнять приказы.
Глаза Тони дьявольски блеснули, и на ее лице появилась осознанная улыбка.
- Никита, тебе не о чем беспокоиться. Ты можешь много знать о Майкле, человеке, но тебе нужно многое узнать о Майкле, машине.
************

После душа и довольно приличной еды Никита заползла на твердый матрас странно выглядящей кровати и сразу же уснула.
Должно быть, она проспала не меньше шести часов, но когда проснулась все еще чувствовала себя разбитой и утомленной. Потянувшись под тонким одеялом, рука Никиты инстинктивно скользнула к животу, чтобы защитно помассировать крошечную жизнь, которая лежала под ним. Другой рукой она стянула толстовку с нежной груди, грубая ткань неловко царапала ее чувствительные соски.
Она лежала, уставившись в потолок, мучаясь от возможных последствий ее нестабильного положения и размышляя о местонахождении Майкла. Что он делал в этот час, в какой был сейчас час?
Никита вспомнила последний день, который они провели вместе до того, как весь ад вырвался на свободу.
У Майкла был выходной, и он предложил множество идей, чем они могли бы заняться, беспокоясь , что его жена проводит слишком много времени в одиночестве.
Но она прятала глубоко внутри себя отчаянное предчувствие, и не хотела ничего делать, кроме как лежать с ним забыв про тайны и секреты, которые угрожали их будущему счастью.
Она вспоминала тот день с мягкой улыбкой и медленно нарастающим желанием.
Целый день они занимались любовью и спали, занимались любовью и еще немного спали. Они выбирались из кровати только пару раз, когда Майкл настоял на том, чтобы накормить ее и ребенка и принять ванну.
Тогда Никита не была уверена, что вызвало ее необходимость цепляться за Майкла.
Возможно, это было сожаление, которое она испытала в тот роковой день, когда Кирилл подошел к ней с неотразимым предложением. Или ощущение надвигающейся обреченности, которое угрожающе обосновалось в ее сердце после того, как Тони наткнулась на нее и Кирилла в парке.
Каким бы ни был катализатор, это заставило ее захотеть признаться всему Майклу и умолять его сбежать с ней. Теперь здесь она была заключена в тюрьму с крошечной надеждой на освобождение. Она должна была слушать свою интуицию.
Она перевернула свое больное тело в более удобное положение, решив поймать еще несколько минут отдыха, когда дверь распахнулась, направив луч света в темную комнату. Никита открыла глаза и прищурилась от яркости, разглядывая силуэт одетого в черное оперативника, прежде чем дверь плотно закрылась, снова окутав комнату полумраком.
Напуганная молчанием мужчины и его устрашающего вида, Никита приподнялась, защитно обняв себя руками.
- Это я, Никита. - успокаивающе произнес тихий голос с акцентом.
- Майкл. - Никита вздохнула с облегчением. Она соскользнула с кровати и бросилась к нему, но в комнате внезапно вспыхнул свет, и она резко остановилась, пораженная появлением мужа.
За последние месяцы она много раз представляла, как может выглядеть Майкл, когда он спасает мир. Никогда она не представляла, что он будет выглядеть так опасно и внушительно, как сейчас. Он был одет в обтягивающие черные штаны, пистолет с пристегнутым к бедру оружием. Черная куртка чуть ниже бедер, а черные перчатки закрывали его руки. Непослушные каштановые волосы были откинуты от лба и висков, и собраны на макушке эластичной лентой, подчеркивая его широкий лоб и пронзительные глаза.
- В чем дело? - спросила она неуверенно.
Майкл приблизился к ней, его глаза изучали ее черты, прежде чем ответить.
- Мне нужно уехать.
- На задание?
Холодный взгляд ответил за ее мужа и Никита коротко рассмеялась.
- Мне жаль. Я не должна была спрашивать.
Рука Майкла поднялась по привычке, чтобы провести большим пальцем по ее лбу.
- Чувствуешь себя лучше?
- Немного. - Пробормотала Никита, ее руки скользнули по его талии, упираясь в широкую грудь. Девушка прижала свое тело ближе, а ее губы раздвинулись, когда она наклонила голову.
Он перехватил блуждающие руки и слегка сжал их, прошептав.
- Не здесь, Никита.
Вздохнув, она опустила руки,
- Где ты был?
Майкл снял с плеча сумку и отдал ей
- Я принес тебе кое-что.
Она взяла сумку и положила ее на кровать. Майкл незаметно вытащил маленькое устройство, которое использовал прошлой ночью, и направился к стене возле двери. Никита расстегнула молнию на сумке и улыбнулась, достав джинсы, нижнее белье, блузки, свитер, кроссовки. Должно быть, Майкл прошлой ночью вернулся в квартиру. Он не забыл принести ей перинатальные витамины. Никита тут же открутила крышку и сунула в рот большую таблетку.
Майкл подошел к ней и повернул к себе с серьезным выражением лица, когда заговорил.
- У нас есть две минуты. Медлен говорила с тобой?
Никита проглотила таблетку, прежде чем ответить.
- Нет. Кстати который сейчас час?
- Пять часов утра - Руки Майкла сжали ее предплечья.
- Никита, с твоими людьми связались, но их прибытие задерживается. Если что-то пойдет не так, я хочу, чтобы ты была готова.
- Готова к чему? - ее глаза в замешательстве смотрели на его лицо, а руки невольно тянулись к мужским бедрам.
- Сбежать.
Глаза Никиты расширились.
- Майкл, они не причинят мне вреда, не так ли?
- Если ты знаешь об Отделе, то должна знать, что они могут быть беспощадными. Если они решат что ты или твоя организация представляют угрозу, то предпримут шаги, чтобы нейтрализовать вас .
- Убив меня? - Спросила она испуганно.
- Нет. Скорее всего, завербовав тебя. Чтобы ты не раскрыла их существование внешнему миру. То, что я здесь, не означает, что ты в безопасности.
- Но я беременна.
- Не имеет значения. Они заберут у нас ребенка и завербуют тебя.
Рука Никиты снова упала на живот.
- Но как мы можем сбежать отсюда?
- Я могу вытащить нас. Будь готова на всякий случай.
- Майкл, моя мама. Она будет волноваться.
- Я оставил ей сообщение. Она подумает, что мы взяли внезапный отпуск.
Неспособный представить себе жизнь в бегах, не видя Роберту, Никита яростно прошептала.
- Я не оставлю ее.
- Конечно, нет. Мы возьмем ее с собой.
Никита с трепетом закрыла глаза и слегка покачала головой.
- Боже, во что мы ввязались?
- Никита - быстро проговорил Майкл, крепко сжимая ее руки, пока она не открыла глаза, чтобы снова взглянуть на него.
- Мне нужно знать, что ты можешь сделать это.
- Ради тебя и нашего ребенка, да, я могу – убежденно ответила Никита.
Майкл ласкал ее щеку, а его глаза выражали уверенность. Затем он отвернулся, чтобы забрать свое устройство, готовясь снова оставить ее
- Мне надо идти.
Никита раздраженно нахмурилась из-за его целеустремленности.
- Разве я не получу поцелуй на прощание?
Обернувшись, Майкл медленно вернулся к ней, его глаза блестели. Он остановился перед женой, а взгляд упал на ее рот. Мужская рука изогнулась над женским бедром, затем обвилась вокруг талии, притягивая ее к себе. Никита, нервно сглотнула, немного испугавшись дикого взгляда, который он бросил на нее. Сердце ударилось в грудь, когда он опустил голову и прикрыл ей рот.
Когда он провел языком по податливым губам, его пальцы соскользнули в пояс ее спортивных штанов. Его скользкий язык чувственно коснулся ее, и Никита прильнула к нему, а ее пальцы крепко сжали материал форменной куртки, потому что ноги отказывались держать. Его другая рука скользнула вверх под толстовкой, скользя по шелковистой коже, по направлению к груди. Никита задрожала в предвкушении, а его пальцы сводили с ума своей медлительностью. Майкл слегка коснулся мягкой нижней части ее груди, и отпустил девушку, быстро убрав руки.
Глаза Никиты распахнулись в отчаянии, чтобы обнаружить что Майкл смотрит на нее с такой же страстью. Но он оправился быстрее, чем она, и выражение его лица снова стало нечитаемой маской.
Майкл сделал шаг назад, и Никита молча прокляла его за контроль и себя за отсутствие такового.
Вот они здесь,
их жизни в опасности,
и все, о чем она могла думать, это как сорвать греховно обтягивающие штаны и…
Ее ход мыслей был остановлен изумленным взглядом, который Майкл бросил на нее.
- Веди себя хорошо. - тихо приказал Майкл, проводя большим пальцем по ее влажной нижней губе.
- Это гормоны - пробормотала Никита, когда она провела дрожащей рукой по волосам, глупо улыбаясь рассматривая его отступающую фигуру.
- Как долго тебя не будет?
- Может быть, день.
- Ты приедешь ко мне снова?
- Я нарушаю протокол, находясь сейчас здесь. Пока проблему не решат, посещения, вероятно, не будут разрешены.
Глаза Никиты упали на его мускулистые бедра, обтянутые плотной черной тканью, и ее взгляд соблазнительно поднялся по его сильному телу, чтобы снова остановиться на его лице.
- Даже на супружеские?
Уголок его рта слегка изогнулся, когда он открыл дверь.
- Я сказал, веди себя хорошо.
Когда он ушел, Никита испустила разочарованный вздох, швырнула сумку на пол и снова легла на кровать, чтобы уснуть пытаясь успокоить свои желания.
************

Сообщение отредактировал Чарли Райн: Четверг, 28 мая 2020, 19:47:50

 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей