Перейти к содержимому

Телесериал.com

Enter Nikita /автор Joy

AU/ альтернативная реальность
Последние сообщения

Сообщений в теме: 23
#1
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 349
  • Пол:
"Enter Nikita" *


Роберта нанесла еще немного тонального крема на багровый синяк, покрывающий ее левый глаз. Для большей уверенности она сыпанула на это место пудру, затем повернула голову медленно влево и вправо, внимательно разглядывая себя в зеркале над комодом, убедившись что синяк под глазом был почти полностью скрыт. Она умело нанесла тени и тушь для ресниц, затем отошла назад и осмотрела общий вид своего покалеченного лица.
Опухоль от вчерашнего избиения значительно спала. Ее макияж был слишком сильно преувеличен, но ей было все равно. Она не могла войти в аэропорт, выглядя избитой и потрепанной, как бы отвратительно она себя ни чувствовала.
Глаза девушки на мгновение наполнились слезами, когда она вспомнила, как муж швырял ее по комнате, разозлившись из - за того, что она не могла успокоить ребенка. Он не понимал что мало что можно было сделать с коликами у младенца, и ему никогда не хватало терпения.
Роберта знала это, когда выходила за него замуж.
И с какой стати она сделала такую глупость?
Как только завершились головокружительные ухаживания, Андрей начал издеваться над ней на регулярной основе. Он был неуверенным в себе, ревнивым и собственническим. Роберте не надо было выходить за него замуж, но его красивое лицо и его иностранный ... акцент очаровали ее.
И он так хорошо о ней заботился. Другие мужчины, с которыми она встречалась раньше обычно просто использовали ее, а Андрей на самом деле отдавал больше, чем получал.
Глубоко вздохнув, Роберта убрала косметику и вынесла сумки в коридор.
Она с тревогой посмотрела на высокие напольные часы. Ее муж выпивал со своими друзьями, которые были в городе с визитом. Он не придет до самого позднего часа, и к тому времени она и ребенок должны были исчезнуть.
Роберта вернулась наверх в спальню и на цыпочках подошла к кровати. Глядя на спящего ребенка, она протянула палец и погладила нежную, как лепесток, щеку.
Ей едва исполнился месяц, а она уже была копией своего отца. Роберта не знала, было ли это благословением или проклятьем. Она была бы горда иметь такую красивую дочь, но ... напоминание о муже будет постоянно преследовать ее.
Смирившись с этой мыслью, Роберта осторожно завернула ребенка в пуховое розовое одеяло. Воркуя, девушка нежно поцеловала малышку в крошечный лобик.
Роберта ждала возле входной двери загородного дома, пока не услышала гудок такси. Водитель сложил ее сумки в багажник и помог ей с младенцем забраться на заднее сиденье машины.
Роберта повернулась и в последний раз посмотрела на дом, пока такси двигалось по улице.
************

- Так кто из них важнее, Чернек или Вачек?
Шеф на мгновение задумался над вопросом Медлен.
- На самом деле, они бегут ноздря в ноздрю. Оба финансируют антизападное движение терроризма в глобальном масштабе, но Чернек еще более безжалостен, чем Вачек. Оба очень замкнутые люди.
- Да. - Согласилась Медлен.
- Есть некоторые отличия. Чернеку пришлось через многое пройти за свои миллионы, а Вачек получил наследство. Вачек оставил свою семью, чтобы защитить их, в то время как Чернека жена бросила из-за того что он избивал ее.
- Чернек замешан во многих других грязных делах. Наркотики, биологическое оружие. Вачек продуман и безжалостен, а Чернек садист и убийца.
- Так где ты хочешь видеть Майкла?
- Чернек. Нам нужен там кто-то блестящий.
- И сценарий был бы для Майкла, чтобы соблазнить его дочь? По нашей информации Чернек пытался связаться с ней несколько раз за последние пять лет, последний раз это было полтора года назад.
- Она ... наша единственная надежда. – Шеф мерил шагами свой кабинет.
- Мы не можем найти его почти пятнадцать лет.
- Майклу необходимо установить длительный контакт с девушкой. Если он будет просто близок с ней, это не гарантирует долгосрочные отношения. Если он будет женат на ней…
- Нам не приходилось прибегать к такому сценарию в течение многих лет.
Медлен скрестила руки на груди.
- Я думаю, что это необходимо. Парень вызовет больше подозрений, чем муж.
Шеф обдумывал ее слова, когда он закурил сигару.
Медлен продолжала морщить нос от отвращения.

- Вачек скрывается гораздо дольше. Кажется, он искренне заботиться о своей семье. Вероятнее всего он вступит в контакт с дочерью раньше чем Чернек.

Она подошла к другой стороне офиса, чтобы спрятаться от сигарного дыма.

- Елена Вачек - образованная, воспитанная, культурная, благородная девушка. Я думаю, что Майкл лучше ей подходит.

- А как насчет дочери Чернека?
- Никита Вирт. Она немного груба по краям. Подростком убегала из дома, какое-то время жила на улице. Была в центрах для несовершеннолетних. После того, как ее мать сбежала от Чернека, она какое то время боролась с алкоголизмом. Так же были отношения с разными мужчинами. Но потом ей удалось взять себя в руки. Они близки с дочерью, но имеют напряженные отношения .
- Похоже, с ней будет не просто справится. Чернек нанес гораздо больший урон, чем Вачек. И сейчас он важнее, по крайней мере, для Джорджа. Я хочу, чтобы мы сделали все возможное. Отправьте Виктора к дочери Вачека…
************
Майкл шел по первому уровню Первого Отдела и направляясь в кабинет Шефа. Его сняли с миссии Чендлера и вызвали на специальный брифинг. Слегка раздраженный внезапным изменением, он задавался вопросом, что стало таким срочным, что требовало его немедленного присутствия. Пока он мысленно переключался между текущими заданиями , увидел, как его материал устремился к нему с обеспокоенным выражением на лице.

- Привет, Майкл. - Она пошла в ногу с ним.

- Я слышала, что Чак руководит миссией Чендлера вместо тебя.

- Да. - Майкл остановился и посмотрел на нее сверху вниз.

Антония остановилась на секунду с выжидательным выражением лица, а затем выдохнула с раздражением.

- Ну, и что это даст? К чему эта замена?

- Я нужен в другом месте.

Она положила руки на бедра и закатила глаза.
- Где в другом месте?
Майкл посмотрел через голову, затем снова посмотрел на нее.

- Я не могу тебе этого сказать. Поговори с Чаком. Первоначальный профиль был изменен.

Он прошел мимо нее к офису Шефа, не обратив внимания на гневный девичий взгляд.


Антония ткнула указательным пальцем в спину своего наставника и направилась к коморке Вальтера.
Тут находились неофициальные глаза и уши мельницы сплетен Отдела. Может быть, он сможет рассказать ей, что происходит.
Девушка едва прошла испытательный срок два месяца назад, и все еще не имела понятия о том, как все работает в этой подпольной организации. Он не могла быть допущена в информационную петлю, пока достигла полного оперативного статуса. Медлен и Майкл все еще были загадочными айсбергами, а Шеф оставался непостоянной загадкой, которой она избегала, насколько это было возможно.
Легче всего было мило уговорить Биркофа рассказать то что он знал, или когда это не удавалось, пофлиртовать с Вальтером.
Добравшись до оружейной зоны, она увидела незнакомого темноволосого оперативника и ее глаза расширились. Он, в свою очередь, заинтересованным взглядом оценил маленькую, пышную фигуру, коротко подстриженные кудри и большие карие глаза и улыбнулся с мужским одобрением.
"Восхитительный мужчина." Подумала она, задаваясь про себя вопросом, какой у этого оперативника уровень.
Одной из вещей, за которые Майкл постоянно ругал Антонию, был ее жадный аппетит к мужчинам. Поняв, что бесполезно бороться с этой привычкой, наставник оставил ее в покое, предупредив, что большинство мужчин, на которых она заглядывается, закаленные преступники. Антония ничего не могла с этим поделать. Она всегда была уверена в себе и довольна своей сексуальностью. Это была редкость для женщины ее юного возраста, но эти черты были навязаны ей матерью-одиночкой… да упокоит ее душу Бог.
Попав в Отдел, Антония решила, что, если ей придется жить в с постоянной угрозой смерти, нависшей над головой, она будет наслаждаться тем временем, которое у нее осталось.

- Привет, Вальтер - девушка подошла к гуру оружия.

- Кто этот новый оперативник?

Вальтер покачал головой, с недовольной улыбкой на обветренном лице и мерцанием в глазах. Некоторое время он следил за ее взглядом, затем продолжал возиться с одним из своих ценных экспериментов.
- Это Кит. С одной из наших подстанций.
- Хорошо, кажется он милый, - протянула она, затем повернулась к Вальтеру. Она поймала его выразительный взгляд, затем улыбнулась.
- Что?
- Никогда не знал женщину, столь же возбужденную, как ты, Тони.
- Я не возбуждена. - Она запротестовала.
- Просто очень ценю мужской вид.
- Ты ценишь фигуру, а не опыт? – язвительно отозвался Вальтер.
Антония громко рассмеялась.
- Я слишком уважаю тебя Вальтер…
Он фыркнул, и Антония вспомнила настоящую причину, по которой она пришла к нему.
- Итак, что происходит с Майклом? Они сняли его с Чендлера.
Пожав плечами, Вальтер боролся с куском медной проволоки.
- Не знаю. А если брифинг закрытый, то и тебе знать не нужно.
- Ну, это часто делается?
- Кто сейчас заканчивает миссию?
- Чак.
Вальтер кивнул.
- Чак клевый. С тобой все будет хорошо.
- Я не беспокоюсь о Чаке. Я просто привыкла работать с Майклом. - Антония посмотрела наверх, окна чердака теперь были темные.
- Что такого скрытного?
- Послушай, дорогая. Просто следуй приказам и будь сдержана. Проживешь дольше…
Зная, когда уйти, Антония поблагодарила Вальтера за помощь и отправилась на поиски Чака.
************

- Никита! Если ты не поспешишь, ты опоздаешь на занятия!
Опрокинув в рот остатки апельсинового сока, Никита выбежала из крошечной кухоньки в гостиную. Она обернула старое пальто вокруг своей стройной фигуры и выдернула сумку с книгой с дивана.
Роберта Вирт двинулась к дочери с шарфом в руке.

- Детка, на улице холодно.

Она плотно обернула вязаный материал вокруг шеи Никиты, заправив концы в переднюю часть пальто.

- Теперь будет тепло.

Никита ухмыльнулась,
- Спасибо, мама. Разве ты не идешь сегодня в дом престарелых?
Роберта покачала головой, поглаживая свободный хвост, в который она собрала свои темно-каштановые волосы.
- Я взяла выходной. Мне нужно заняться делами, пойти к врачу. Не забудь у нас сегодня вечером консультация.
- О, мама, я не могу.
Никита подошла к двери и взяла ключи от потрепанного Корвета, который она унаследовала от своей покойной тети.
- Я работаю в закусочной сегодня вечером.
- Детка, тебе придется взять выходной. Важно, чтобы мы продолжали.
Никита провела рукой по своим бледным светлым волосам. Они ходили на консультации в течение года, но это до сих пор не принесло им решения всех проблем. Пока Роберта оставалась трезвой и не командовала ею, они прекрасно ладили. Никита не хотела делиться своими личными проблемами, но, похоже, сеансы заставляли ее мать чувствовать себя лучше, и она так старалась, чтобы заплатить за них. У Никиты не хватало смелости сказать ей, как она на самом деле себя чувствует.
- Они не платят мне, когда я отдыхаю, мама, а мне нужны деньги. Скоро надо оплачивать обучение…
- Но, Никита …
- Мама, правда, мне нужно идти, или я опоздаю. Просто перенеси сеанс на следующую неделю, хорошо? Увидимся позже.
Никита выскользнула раньше, чем Роберта смогла ответить, не желая участвовать еще в одном споре сегодня. Она любила свою мать, несмотря на весь ад, через который прошла, когда была подростком. Роберта могла быть властной и чрезмерной, когда дело касалось ее единственного ребенка.
Никита не раз думала о переезде. Ее друзья Джули и Джейми искали третьего соседа по комнате, и ей хотелось пожить самостоятельно. Но она боялась, что если она сделает это, ее мать снова упадет с повозки, и Никита хотела быть рядом с ней, чтобы это не случилось.
Роберта была катастрофой, когда пила.

Сообщение отредактировал Чарли Райн: Понедельник, 11 мая 2020, 20:25:37

 

#2
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 349
  • Пол:
Возможно из-за холодной, влажной погоды, класс философии был почти пуст, Никита никогда не пропускала занятия. Она была полна решимости не просто прослушать лекции, но и преуспеть в них. Ее целью было получить степень к следующей весне и стать учителем. Девушка была уверена что если она собирается отвечать за формирование молодых умов, то ей нужно знать о чем она будет говорить.
Она внимательно слушала профессора и делала обширные записи, время от времени участвуя в обсуждении.
Когда урок закончился, Никита направилась искать Джули в студенческом профсоюзном центре, где они обычно встречались между занятиями.
Маленькая рыжая бездельничала на диване посреди комнаты, пила газировку и изучала лекцию по психологии.

- Эй… - Никита плюхнулась рядом с ней.

- Ты не перезвонила мне прошлой ночью.

Джули засияла ,увидев ее.
- Извини, уснула. Готовилась к этому тесту по психологии. Пойдешь в кино сегодня вечером?
- Не могу. Работаю в две смены. Моя мама была недовольна, когда я ей об этом сказала. Мы должны были пойти на консультацию сегодня вечером.
- Вы двое ходите на них уже давно. Сколько еще времени нужно, чтобы понять, что твоя мама ненавидит мужчин, а ты - бунтуешь?
- Я не бунтарь… - Никита запротестовала.
- Все в порядке, пока она не пьет…
- И перестает нянчится с тобой… - добавила Джули
- Никита, тебе почти двадцать два года. Когда ты перестанешь жить для своей мамы?
- Я не… Она хотела, чтобы я была медсестрой.
- Но ты все еще позволяешь ей принимать решения за тебя. - заметила Джули.
- Посмотри, что случилось с Куртом. Красивый, приятный, веселый парень, и ты прогнала его, потому что твоей маме он не понравился.
Никита не могла с этим поспорить. Каждый раз, когда новый парень звонил или приходил, чтобы забрать ее на свидание, Роберта критиковала все в нем и изводила ее долгими рассказами о том, какой бесполезный мудак был ее отец. Она была рада, что мать бросила его, и переехала вместе с сестрой. Тетя Ренита рассказывала о том как жестоко обращался ее отец с Робертой, что заставило Никиту простить свою мать за то, что она причинила ей в прошлом. Но не все мужчины были похожи на ее отца, чему Роберта упрямо отказывалась верить.
Джулия сочувственно обняла Никиту.
- Тебе не нужны эти консультации. Если ты все еще хочешь переехать, Джейми и я можем отложить поиск другого соседа по комнате, пока ты не примешь решение.
- Нет. - Никита взяла с собой сумку с книгами.
- Я не могу оставить ее, пока не буду уверена, что с ней все будет хорошо.
Пожав плечами, Джули начала собирать вещи.
- Это твоя жизнь. У меня завтра нет уроков, так что позвони мне. Пойдем и повеселимся.
Никита спросила:
- Джейми тоже?
Джули покачала головой.
- У него свидание, но он отменит его ради тебя.
- Мы просто друзья с начальной школы - Никита поморщилась.
- И с тех пор он влюблен в тебя. - дразнила ее Джули.
- Боже, помоги человеку, который покорит твое сердце. Джейми убьет его!!!

************
Майкл глотнул кофе и сделал вид, что читает газету, тайно разглядывая свой новый объект.
Никита Вирт была восхитительна, но она либо не осознавала этого факта, либо сознательно игнорировала его. На ее лице не было и грамма косметики, но с ее поразительными лазурными глазами и высокими скулами девушка не нуждалась в ней. Ее блестящие золотистые волосы были уложены на голове беспорядочным, случайным узлом, и она была одета в форму официантки персикового цвета, которая не могла скрыть ивовые изгибы и невероятно длинные стройные ноги.
Никита выглядела явно моложе своих двадцати одного года и казалась немного застенчивой. Когда она подходила к столику, Майкл пытался поймать ее взгляд и намеренно усиливал свой французский акцент, но она упрямо не сводила глаз со своего блокнота. Девушка принесла ему кофе и пирог, быстро выставив все перед ним на стол. Сосредоточившись на точке за его головой, она автоматически спросила, нужно ли ему что-нибудь еще. Может быть, она стеснялась или просто не хотела, чтобы ее беспокоили.
Майкл заметил, что Никита спокойно болтала и смеялась с другими клиентами, но скорее всего они были постоянными гостями кафе. Ее хриплый смех и говор в австралийских тонах заставили его задуматься. Она действительно была желанной женщиной, и сможет ли он подделать долгосрочные личные отношения с ней. Майкл никогда не принимал участия в сценарии соблазнения, который длился дольше нескольких дней. Его расстраивал тот факт, что молодая привлекательная женщина, мечущаяся по закусочной, вполне может стать его женой на неизвестный период времени.
Он выпил свой кофе, затем подал ей знак, когда она вылетела из кухни с тремя тарелками на руках. Она кивнула ему, поставила тарелки на стол перед пожилыми посетителями и направилась к нему с дымящимся кофейником.
- Могу ли я предложить вам что-то еще? - Спросила она, концентрируясь на пополнении его чашки…

… Никита не знала, почему ее равновесие внезапно нарушилось с тех пор, как этот человек вошел в закусочную. Может быть, потому, что он был таким явно чужим и красивым. Может быть, потому что его зеленые глаза следили за ней при каждом движении. Или этот чувственный французский акцент. Или эти каштановые, слегка вьющиеся волосы. Никита любила длинноволосых мужчин.
Она изо всех сил старалась не обращать внимания на свою мгновенную реакцию на него, что было трудно, особенно когда другие официантки продолжали обсуждать и хихикать над его впечатляющими качествами на кухне…

- Твое имя? - Майкл ответил вопросом на вопрос.
Никита чуть не уронил кофейник. Она встала и посмотрела ему прямо в глаза впервые с тех пор, как он прибыл.
- Извините?
Майкл наклонил голову, его глаза на секунду остановились на ее груди.
- У тебя нет бейджа с именем
- О… эээ, я где-то его потеряла. - Никита прикусила губу и посмотрела на стол. Он едва коснулся своей еды.
- Тебе не нравится пирог?
Майкл ухмыльнулся.
- Я спросил, как тебя зовут.
- Ой, прости… Никита. - Она смущенно оглядела закусочную.
- Ни-ки-та - имя соскользнуло с его языка, как шелк.
- Красивое имя. Я Майкл.
Никита посмотрела на ладонь, которую он предложил ей, и осторожно протянула руку, чтобы пожать ее. Этот первый контакт вызвал сенсацию, которую девушка могла описать только как удар электричества. Она заметила краткую реакцию в напряженных глазах Майкла и задалась вопросом, почувствовал ли он тоже самое.
Он продолжал нежно держать ее за руку.
- У тебя есть минутка?
- Для чего? - Спросила Никита, ее глаза осторожно сузились.
«Осторожная девочка» , подумал Майкл. Он изучил ее происхождение и знал, что девушка терпела оскорбления со стороны постоянного потока бойфрендов ее матери. Он не знал, что она пережила на улицах, но знал, что из – за всех этих обстоятельств этого ему придется идти очень медленно.
- Просто поговорить - ответил он ей.

- Я хотел узнать тебя получше.

Чем больше она разговаривала с ним, тем больше ее заинтриговывал этот незнакомец. Она вспомнила слова, которые Роберта впечатала в ее подсознание, когда она достигла половой зрелости. Нельзя доверять мужчинам , особенно если они красивы и говорят с иностранным акцентом. Никита подозревала, что Роберта имела в виду отца.
- Я работаю… - Никита убрала руку, спрятав ее за спину.
- Может быть, после твоей смены? - спросил Майкл с надеждой. Он был удивлен, что эта молодая женщина не отозвалась на его попытку познакомиться. Не то чтобы он был тщеславным, но раньше у него никогда не было проблем с соблазнением женщины. Никита потребует больше усилий.
- Вообще-то, я работаю в две смены, поэтому освобожусь очень поздно.
Майкл кивнул и встал в нескольких дюймах от нее. В их сторону было направлена масса любопытных взглядов, но Майкл игнорировал их, и понизил голос.
- Я не пытаюсь тебя подцепить. Думаю, что ты очень красивая женщина, и хотел познакомиться с тобой.
Никита слегка улыбнулась, наблюдая за тем как он бросил несколько купюр на стол и потянулся за своим кожаным пальто.
Ему было около тридцати, и он был гораздо более зрелым и искушенным, чем те парни, которые обычно к ней приставали. Мужчина выглядел довольно состоятельным, о чем свидетельствовала дорогая, повседневная одежда, которая подчеркивала его красивое мускулистое тело. В ошеломительных зеленых глазах сияло тепло, когда он одарил ее опустошительной сексуальной улыбкой.
- Я нахожусь в городе по делам на пару дней. Может быть, мы еще увидимся?
- Возможно … - Никита с удивлением признала, что на самом деле надеется, что не полностью оттолкнула его.
Майкл взял ее за руку, поднес к губам и нежно коротко поцеловал. Горячий румянец пробился от пальцев Никиты до самых корней волос.

- До встречи Ни ки та - пробормотал он, затем повернулся и вышел из закусочной.

Она не могла не смотреть ему вслед, любуясь неторопливыми, сексуальными движениями и едва заметила, когда к ней подошла Эмили.

- Дорогая, я считаю, что это слишком много для тебя. Почему ты не позволила мне забрать его ?
Никита рассмеялась, направляясь к другим посетителям.
- Он не мой, чтобы отдавать, Эм, и я сомневаюсь, что увижу его снова.
************

Два дня спустя Никита была ошарашена, когда ей в закусочную прислали большой букет орхидей. На сопроводительной карточке было простое сообщение:
«Скоро. Майкл»
Эмили и остальные безжалостно дразнили ее, пока не появился Брент, владелец закусочной, и не пригрозил им всем увольнением, если они не вернутся к работе.

Джулия, забежав в гости, чуть не упала на месте, когда увидела цветы.
- О, орхидеи означают« красота »! Я должна познакомиться с этим человеком.
Раньше никто не дарил ей цветов, и хотя Никите были непонятны его мотивы, она была тронута жестом незнакомца.
Принеся букет домой девушка нежно расставила их в вазе, на тумбочке рядом с кроватью.
Конечно, Роберта была подозрительна, увидев цветы, и засыпала Никиту вопросами о Майкле, вопросами, на которые она не могла ответить. Тот факт, что ее дочь ничего не знала об этом человеке, кроме его имени, сразу же насторожил Роберту. Все, что Никита помнила из их короткой встречи, было то, что он был симпатичным французом…

… И настойчивым… как обнаружила Никита на следующий вечер. Она выходила из закусочной после изнурительной смены, когда увидела своего француза, прислонившегося к темному седану, припаркованному через улицу. Его руки были сложены на груди, и свет уличного фонаря заставил его выглядеть героем потустороннего мира.
Увидев ее, он выпрямился, дождался проезда машины и перешел улицу. Никита остановилась как статуя. Хотя она знала, из карточки в цветах что он хочет встретиться, девушка была шокирована, увидев его так скоро. Она не знала, польщена или напугана его вниманием, но была уверенна что он великолепно выглядит в джинсах и коричневой кожаной куртке.
- Привет. - Майкл улыбнулся, остановившись перед ней.
- Привет - ее удивление выдавал яркий взгляд,
- Спасибо за цветы.
Улыбка Майкла стала шире:
- Не за что. Я набрал очки?
- Немного - Никита сунула руки в карманы пальто.
- Так что же привело тебя сюда? Снова по делам?
Майкл заметил, что выражение ее лица было настороженным,
- Какой ответ заставит тебя чувствовать себя более комфортно?
- Я не уверена. Если бы ты сказал мне, что проделал весь этот путь, я предполагаю, что из Франции, чтобы увидеть меня, я была бы польщена.
- Я приехал из Франции, чтобы увидеть тебя - сказал ей Майкл с обезоруживающей улыбкой.
- С другой стороны, - возразила Никита,
- Я могу решить, что ты меня преследуешь.
- Я приехал из Франции по делам и случайно оказался на другой стороне улицы?
Никита усмехнулась и покачала головой.
- Хм, теперь я заинтригована. Что, во Франции нет свободных женщин?
Майкл многозначительно посмотрел на нее.
- Никто из них не является тобой.
- О, хороший ответ, Майкл.
- Все, что я прошу, это ужин. - Майкл поднял руки в перчатках в свою защиту.
- Что-то подсказывает мне, что ты хочешь больше, чем ужин.
- Просто ужин ... пока. Я терпеливый.
- И высокомерный.
- Просто надеюсь.
- Ага.
Он шагнул к ней и коснулся ее руки. Никита подавила в себе желание отстраниться и уйти. Майкл смягчил голос и опустил ресницы.
- S'il vous plait, Ни-ки-та.
Теперь он играл грязно. Он должен был знать о влиянии любого романтического иностранного языка на женское население. Она не была исключением. И эти глаза. Mon Dieu. Никита знал только несколько французских слов, но она догадалась, что он только что повторил свою просьбу с соблазнительным.
- Пожалуйста.
- Просто ужин. - она смягчилась.
- Merci. - Майкл слегка сжал ее руку.
- Как насчет завтрашнего вечера? На Кадогане есть ресторан.
- Я знаю это место. - ответила Никита, хотя никогда не была внутри этого заведения.
- Я встречу тебя там.
Всегда осторожная , подумал Майкл, решив что проникнуть в «Красную ячейку» проще, чем завоевать чувства этой женщины.
- Могу я хотя бы позвонить тебе?
Никита быстро пробормотала цифры, и Майкл чуть не рассмеялся вслух. Любая другая женщина тщательно записала бы свой номер и положила его в карман пиджака. Интересно, она правда надеется, что он забудет это? Он знал наизусть все коды безопасности Отдела, предстоящие миссии и параметры, а также оперативные имена и их статусы. Простые цифры, которые она бросила в него, уже были спрятаны в памяти для дальнейшего использования.
- Я позвоню тебе завтра. - Он последовал за ней, когда она подошла к своей машине, и придержал дверцу когда девушка садилась за руль.
- Спокойной ночи, Майкл. - Она завела двигатель, и с удивлением наблюдала, как он оторвал ее руку от руля и поцеловал ее.
- Bonne nuit, Никита. - Он осторожно закрыл дверцу.
Наблюдая за тем, как она уезжает, Майкл вернулся к своей машине, мысленно перестраивая параметры этой миссии и молча проклиная Мадлен и Шефа.
************

Никита сидела в своей машине через дорогу от ресторана, в великолепном черном кружевном платье с длинными рукавами и черном бархатном пальто, которое одолжила у Джули. Она нервно постукивала пальцами по рулю, чем занималась последние десять минут.
Откуда взялась эта нервозность? С ней все было в порядке, когда она ... тратила свои сбережения на сногсшибательное платье. И когда Майкл позвонил ей рано утром, чтобы подтвердить их свидание девять.
Роберта была на одном из ее собраний Анонимных алкоголиков, поэтому не беспокоила Никиту разговорами о незнакомых мужчинах с акцентами, которые обязательно разобьют ей сердце. Но похоже что влияние Роберты не прошло даром, потому что все, что она рассказывала ей в последние годы о мужском зле, зазвучало в голове, как только она поставила машину на стоянку. Не то чтобы она когда-либо позволяла этому препятствовать ей встречаться с мужчинами раньше. Но сейчас все было по-другому. Майкл был старше и умнее обычных мужчин, с которыми она встречалась. Она чувствовала себя не в своей тарелке. И единственной другой информацией, которую она узнала он нем, была его фамилия. Майкл Сэмюель. Красивый мужчина, красивое имя.
Да, она играла совсем не в его лиге…
Легкий стук в окно заставил Никиту подпрыгнуть. Она повернула голову и увидела Майкла, стоящего рядом с дверью, и смущенно опустила окно.
- Что делаешь? - Он немного наклонился, и Никите показалось, что он выглядит еще красивее в черном. Черное пальто, черный костюм, белая рубашка. Он был сногсшибателен.
- Я парковала машину? - ответила Никита.
- Ты парковала машину тридцать минут.
- А? Ты сидишь здесь тридцать минут?
Майкл изогнул насмешливую бровь.
- Я наблюдал за тобой с нашего столика.
Никита нервно провел рукой по волосам и взглянул на ресторан.
- Я извиняюсь. Задумалась о ... проблеме, которая у меня возникла. Ты злишься?
Майкл снова выпрямился.
- Нет, но официант начал жалеть меня.
- У тебя где-то есть жена? - Майкл был поражен на мгновение. Вопрос возник из ниоткуда, и он задался вопросом, что побудило ее затронуть эту тему.
Он тут же спросил:
- Что заставляет тебя спрашивать об этом?
Никита пожала плечами и опустила глаза.

- Я просто хочу знать, почему такой мужчина, как ты, преследует женщину, подобную мне? Ты живешь в другой стране, и у тебя, вероятно, нет проблем с женщинами.

Никита остановилась, чтобы взглянуть на него,

- Ты просто хочешь быстрого секса и у тебя дома есть жена?

Майкл помедлил и решил не лгать.

- У меня была жена. Она умерла несколько лет назад. - Его взгляд снова остановился на ней. Он проглотил ком в горле, который обычно сопровождал мысли о Симоне.

- Чувствуешь себя лучше?

- Мне жаль. - Никита внезапно почувствовал себя глупо и виновато

- Просто я мало о тебе знаю?

Вы должны быть осторожны. Майкл снова посмотрел на нее.
- Ты все еще хочешь поужинать?
- Ты знаешь, Майкл, я действительно не из тех гурманов, которые любят рестораны. Можем ли мы пойти куда-нибудь еще?
Майкл склонил голову на бок, его волосы мягко поднялись на ветру.
- Куда?
- Я знаю одно замечательное место. Хочешь следовать за мной в своей машине?
- Я пешком. Мой отель недалеко.
- Тогда садись, если ты все еще хочешь сделать это?
Сексуальная улыбка наконец вернулась.
- Да, я все еще хочу сделать это.
Он подошел к пассажирской стороне и сел, когда Никита завела машину. Она переключилась на первую и, быстро выскочила на трассу.
Проехав несколько кварталов, Майкл убедился, что мисс Никита Вирт брала уроки вождения у Марио Андретти. Фраза «летучая мышь из ада» должно быть специально была создана для нее. Он неосознанно продолжал прижимать правую ногу к полу, как будто мог как-то замедлить машину. Его мужские инстинкты включились, когда он слушал двигатель.
- Тебе нужна настройка, Никита.
Она застонала.

- Я знаю, знаю. Моя тетя, вероятно, переворачивается в могиле. Это классическая машина, и это был ее ребенок. Она всегда меняла масло и свечи зажигания сама.

Никита повернула за угол, и Майкл мог поклясться, что она это сделала на двух колесах.

- Она показывала мне, как это делать, но у меня просто не было времени.

Майкл был благодарен, когда машина наконец остановилась возле другого ресторана. Она улыбнулась ему и похлопала его по колену.
- Ты выглядишь как моя мама после поездки со мной. Она говорит, что я гоняю, как будто в Indy 500.
Роберта Вирт была женщиной великой мудрости.
Майкл вышел из машины и взял Никиту под локоть, когда она повела его за собой ко входу в ресторан. На самом деле, это заведение было больше похоже на паб. Внутри было громко и хаотично. В звуковой системе звучала старая мелодия шестидесятых, а люди пытались перекричать музыку и других людей. Это была не та обстановка, которую он использовал для романтики с женщиной, но он хотел, чтобы Никита чувствовала себя непринужденно, поэтому промолчал.
Она схватила его за руку и повела к переполненному бару. Маленькая рыжая официантка, держа поднос с кружками, кричала на бармена. Никита коснулась ее плеча, и рыжая повернулась к ней.

- Эй, Ник! Что ты здесь делаешь? - воскликнула она и обняла высокую блондинку. Ее глаза задержались на Майкле и расширились.

- Ну, привет. Ты, должно быть, Майкл. Я Джули, подруга Никиты.

Майкл взял ее протянутую руку и слегка сжал ее.

- Приятно познакомиться.

- Ммм, люблю акцент. - Джули одобрительно осмотрела его сверху донизу.

- Джули, - Никита бросила на подругу предупреждающий взгляд.

- Можешь найти нам кабинку?

- Конечно. - Джули положила свою ношу на стойку, и они последовали за ней по лестнице в другую часть здания. Пока они шли, Майкл заметил, что паб заполнен людьми всех возрастов и национальностей. Некоторые бросали на них любопытные взгляды, проходя мимо.

Джули привела их к кабинке, которую только что освободили.

- Я скоро вернусь. - Она захлопала ресницами перед Майклом и когда уходила подняла большой палец для Никиты

- Боже, она такая очевидная… - Никита покачала головой, когда Майкл помог ей выскользнуть из пальто.

Она была прекрасной женщиной в простой униформе официантки, но сейчас в маленьком черном платье девушка просто захватывала дух.. Глубокий V-образный лиф подчеркивал ее маленькие, но идеально сформированные груди и подол, который достигал середины бедра, и показывал соблазнительные ноги, которыми он не мог не восхищаться. Так же как и остальные мужчины, которые наблюдали, как она проскальзывает в кабинку. Майкл снял пальто и сел рядом с ней.

Никита коснулась его руки, и он повернулся, чтобы посмотреть на нее.
- Ты уверен, что не против быть здесь?
Никита казалась намного более расслабленной, чем была, когда Майкл обнаружил, что она прячется в своей машине.
- Нет, если тебе от этого станет лучше.
Она сверкнула ему блаженной улыбкой.
- Ты наверно брал уроки о том, как очаровать женщин?
Майкл внутренне поморщился. Если бы только она знала хотя бы половину правды. Странно, иногда он ловил себя на том, что забывает, что должен целенаправленно соблазнять эту женщину. Может быть, потому, что Никита так сильно отличалась от женщин, с которыми он обычно сталкивался в своей работе, или, может быть, потому, что чувствовал себя виноватым из-за обмана, который, как он знал, в конце концов причинит ей боль.
Джули вернулась с кружкой холодного пива для Никиты.
- Я знаю, что любит Никита. Что ты хочешь, Майкл?
- То же что и она …
Никита повысила голос чтобы перекричать шум:
- Джули, можешь принести мне один из этих огромных гамбургеров и целую кучу картошки фри?
Джули записала на блокноте.

- А ты, Майкл?

- То же самое…

- Тебе легко угодить. - поддразнила она его.

Майкл встретился взглядом с Никитой, а его рука накрыла ее руку на столе.
- Где Никита там и я…
Рука Джулии затрепетала возле ее горла.
- О, боже. Я дам вам двоим немного конфиденциальности.
Никита бросила на Майкла игривый взгляд.
- Это было ради нее или ради меня?
- Для обеих…
Она откинула свои длинные волосы за плечо и отхлебнула пиво. Ее платье немного поднялось, когда она скрестила ноги под столом, и Майкл с трудом заставил себя отвести взгляд назад к ее лицу.

- Чем ты занимаешься Майкл? Расскажи мне о себе, чтобы моя мама почувствовала себя лучше.

- Ты рассказала своей маме обо мне?

- Конечно. Она видела цветы.

С этого все и начинается.
Майкл приготовился начать череду лжи, которую он будет рассказывать ей, пока Отдел не доберется до ее отца. Чувство вины снова начало подкрадываться к нему, но он подарил ей свою лучшую очаровательную мошенническую улыбку и начал плести свою историю.
************

Никита окунула свою картошку в кетчуп, и положила в рот. Майкл с восхищением смотрел на происходящее. Он никогда не видел, чтобы женщина ела с таким удовольствием. Она съела свой гамбургер, половину его и весь картофель фри. Теперь она работала над остатками ужина и запивала все вторым пивом.
Между тем, как она ела и короткими, но частыми появлениями Джулии, Майкл не смог похвастаться значительными успехами в деле «добейся и побеждай». Ему не следовало позволять ей уговорить его прийти сюда. Тут было слишком шумно и многолюдно, чтобы проводить полномасштабную миссию Валентина. Он был оперативником пятого уровня, и позволил молодой женщине, полностью разгадать тщательное соблазнение, которое он запланировал для нее. Если бы Медлен могла видеть его сейчас, она, вероятно, была бы слегка удивлена ​​его неуклюжими усилиями.
Он сумел направить разговор в сторону ее отца и узнал, что она и ее мать переехали в Австралию вместе с тетей, когда Никита была младенцем, а затем, через десять лет после смерти ее дяди, последовали за ней сюда. Она рассказывала, со следами грусти в голосе, о близких отношениях с тетей. Это напомнило Майклу, что события в ее жизни были гораздо больше, чем просто сухое досье, которое он читал в Отделе.
Никита не любила своего отца. Она едва могла говорить о нем без хмурого взгляда, омрачающего ее поразительные черты. Он пытался связаться с ней больше года назад. В конце они оба отказались от организованной встречи. Видимо, Чернек и его бывшая жена терпеть не могли друг друга, несмотря на то, что не виделись более двадцати лет.
По словам Никиты, ни один из них не мог сказать ничего хорошего о другом. А из-за жестокого обращения отца с матерью Никита не очень-то интересовалась началом отношений с ним.
Как ее будущий любовник и муж, Майкл должен был поощрять примирение. Информация, которую она дала ему, не предвещала ничего хорошего для этого конкретного параметра миссии.
В целом вечер прошел не так, как планировалось. Майкл должен был сосредоточиться на том, чтобы заставить ее влюбиться в него. Вместо этого он обнаружил, что действительно наслаждается компанией и все больше отвлекается на мелочи. Ее волосы пахли персиками. Её платье поднялось, когда она поменяла положение, обнажив большую часть красивых бедер. Она слизывала крупинки соли с пальцев своим маленьким розовым язычком. Ее смех был низким и хриплым.
И она продолжала прикасаться к нему. Не то чтобы он возражал, но тут он должен был соблазнять. Пока она говорила, коснулась его ладони, его руки, его бедра. Никита невинно возбудила его и затронул все чувства, кроме одного - вкуса. Майкл надеялся что с наступлением ночи она позволит ему испытать и это ощущение.
Майкл задумался, не намеренно ли она пытается его соблазнить. Особенно, когда она наклонилась ближе к нему, и с мягкой улыбкой на лице начала играть с его волосами.
Никита была более чем спокойна. Ей нравилось пиво, и всегда казалось, что оно идет прямо к ее голове. Она держала себя в руках, но алкоголь сделал ее немного смелее. И ее, новообретенная смелость, заставляла ее флиртовать с Майклом.
- В моем классе развития ребенка есть французская девушка. - Никита обвила пряди его волос вокруг пальца и осторожно потянула их.
- Ммм, - рука Майкла легонько легла на ее бедро.
- Она настоящая ведьма.
- Ммм, - другая рука Майкла скользнула по нижней части ее спины.
- Мне бы очень хотелось проклинать ее по-французски. Заставить ее чувствовать себя как дома.
- Я не могу представить ненормативную лексику, исходящую из твоих уст.
- Что же ты себе представляешь? - Никита соблазнительно провела кончиком языка по верхней губе. Она увидела вспышку желания в его зеленых глазах.
- Как вы говорите « Я собираюсь надрать тебе задницу »?
- Je vais lécher votre inne.
- Укуси меня?
- Venillez me mordre.
Она двинулась, чтобы снова скрестить ноги, и платье снова поднялось. На этот раз Майкл мельком увидел черные чулки и подвязки.
- У тебя толстые бедра?
Руки Майкла легли на бедра, которыми он восхищался весь вечер, и он слегка сжал их.
- Je Veux Embrasser Vos Cuisses.
Никита прищурилась.
- Это звучит слишком красиво. Ты переводишь мои точные слова?
- Non. - Глаза Майкла устремились на ее рот.
Ее пульс увеличился, а дыхание стало поверхностным.
- Я хочу знать, что ты только что сказал?
- Еще нет. Может быть.
Ее рука сжимала его лацкан, пока она шептала.
- Майкл…
Губы Майкла зависли над ее…

- Ни-ки-та ...

-

- У вас двоих все в порядке?
************
Никита хихикнула, когда выражение лица Майкла сменилось со страсти на жестко контролируемый гнев.
Джулия с трудом подавляла свое собственное хихиканье, пока Майкл не повернулся к ней, и она не увидела его лицо.
Он с сожалением убрал руки с бедер Никиты.
- Принесите чек, пожалуйста.
- Ребята, вы уходите? - Джули сделала очередную ошибку, спросив.
- Прошел всего час или около того, как вы сюда пришли.
- Принеси. Пожалуйста…
Никита наклонила голову, чтобы подавить громкий смех. Ошеломленный взгляд Джулии на грубый тон Майкла был бесценным. Она глубоко вздохнула и выпрямилась.
- Джули, я думаю, что Майкла сыт по горло. Ты принесешь наш чек, пожалуйста?
Джули кивнула и ускользнула назад.
- Я чувствую себя очень неловко из-за всего этого. - Никита пританцовывала от веселья.
- В самом деле? - Майкл сел прямо, его спина была в напряжении, как будто он был готов броситься в любую минуту. Он пытался не обращать внимания на то как туго стало в промежности и на то, как светлые волосы Никиты лежали на выпуклости ее груди.
- Правда. Мы можем поужинать в ресторане для гурманов в другой раз, хорошо? Или я могу отвести тебя в музей. Тебе, похоже, нравятся такие вещи.
Никита пыталась успокоить его очевидное расстройство, прижав свое тело к нему и обвивая руками его шею. Она не знала, почему ей вдруг стало так комфортно рядом с ним, но это было не пиво. Она протрезвела в ту минуту, когда его длинные пальцы коснулись ее бедер.
- Ты простишь меня? - Она положила свой подбородок на его широкое плечо.
Майкл прижавшись лбом к ее лбу закрыл глаза.
Все это было ужасно неправильно. Все пошло наперекосяк, включая его самого. Никита быстро обвила его вокруг своего мизинца, и он мысленно был готов обволакивать ее своим телом. Его контроль ослабевал, и вместо того чтобы поспешно отступить, чтобы зализать свои раны, он безрассудно искал большего.
Они были так поглощены друг другом, что Майкл едва заметил, как звонит его мобильный телефон. С раздраженным вздохом и гортанным «merde» он сел и вытащил его из кармана.
- Да?
Никита с интересом наблюдал за односторонним разговором. Майкл только произнес приветствие и теперь внимательно слушал того, кто был на другой линии. Мгновение спустя, он закрыл телефон и положил его обратно в карман.
- Я извиняюсь. Нам придется посетить музей в другой раз. В моем офисе возникла проблема.
Появилась Джули положила перед ним чек, и настороженно взглянув на него , снова побежала прочь.
- Ты возвращаешься в Париж?
Майкл кивнул, проталкивая чек и несколько банкнот между солью и перечницами. Он чувствовал себя немного виноватым из-за своего грубого поведения, поэтому оставил Джули слишком щедрые чаевые.

- Мне нужно успеть на следующий рейс. - Он протянул руку и провел пальцем по ее подбородку.

- Я не смогу вернуться некоторое время.

Никита пожала плечами, пытаясь не показывать что была внутренне разочарована.
- Нет проблем. Я отвезу тебя в отель.

На обратной дороге, Никита ехала на более медленной и безопасной скорости. Во время поездки Майкл молчал, отвечая на ее вопросы рассеянным, бормотанием. Никита не обиделась. Она решила, что он занят своей дилеммой в бизнесе.
Она свернула на круговую подъездную дорожку к отелю и остановила машину рядом со входом.
Майкл взял ее за руку и поднес к губам, затем наклонился к ней и прижал губы к щеке. Никита была немного разочарована. Его поведение сильно изменилось, как только он получил этот телефонный звонок.
Он сунул маленькую белую карточку в ее руку.
- Вот мои рабочие и домашние номера, на всякий случай. Постараюсь позвонить тебе через пару дней, но я буду много путешествовать.
- Тебя не будет несколько дней, и ты оставишь меня с этим жалким клевком в щеку?
Слова едва слетели с ее губ, когда она почувствовала, что он снова притянул ее к себе. Его рот завладел ее губами в восхитительном чувственном поцелуе, который на мгновение отключил девушку. Одна рука запуталась в ее волосах, другая скользила по талии, чтобы остановится чуть ниже груди. Его язык погружался, пробовал на вкус, требовал, и к тому времени, когда она поняла, что могла бы ласкать его изумительные грудные мышцы, он выпустил ее.
Майкл самодовольно взглянул на ее растрепанные волосы и затуманенное лицо. Пожелав спокойной ночи, он вышел из машины и стал наблюдать, как она переключилась на передачу и уехала, все еще выглядя слегка ошеломленной.
Этот раунд остается за мной.
************
 

#3
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 349
  • Пол:
Антония вышагивала перед складом Вальтера, наблюдая за тем, как Майкл отчитывается в кабинете Шефа

- Это жестоко! - выпалила она

- Он просто во второй раз потерял свою жену, а они допрашивают и инструктируют его? Бред какой то

Вальтер пожал плечами, но тоже с беспокойством взглянул на чердак .
- Работа на первом месте, дорогая. Майкл это понимает.
- Но, Вальтер ...
- Послушай, малышка, Майкл обязан ставить Отдел на первое место. Личные соображения здесь не важны.
Антония наблюдала, как Майкл, совершенно лишенный эмоций, с трудом вышел с кабинета и пересек главный уровень. Любопытные глаза провожали его жалостливыми взглядами, когда он вошел в свой кабинет и закрыл дверь, затем закрыл жалюзи.
- Шеф придурок - пробормотала про себя Антония
Она начинала понимать извращенный путь оперативников, которые использовались в Первом Отделе. Она вспомнила свое жуткое избиение несколько недель назад по приказу Чака, чтобы добиться результата на миссии Хелен Вик. И теперь его преследовало чувство вины. Конечно, кто-то калибра Майкла заслуживал лучшего обращения.
Или, может быть, он уже получил слишком много. Информация о том, что ее наставник был женат на другом сотруднике Отдела, была шокирующая и сбивающая с толку. Личные отношения между агентами были запрещены. Конечно, это правило регулярно нарушалось, особенно ею, но брак между оперативниками? Возможно, Майкл зашел слишком далеко, и «смерть» его жены стала его наказанием.
- Я должна пойти проверить его. - сказала Вальтеру, Антония.
Иногда Майкл был настоящим мудаком, но он был ее наставник, и он присматривал за ней в особой братской манере с момента ее вступления в Отдел. И он выглядел ужасно, увидев, как Симона взорвала себя. Антония искренне жалела ее, но как эгоистично с ее стороны было позволить мужу наблюдать, как она совершает самоубийство.
Антония действительно не находила Майкла привлекательным, хотя он, очевидно, был исключительным мужским экземпляром. Он был слишком хорош для нее, ей нравились мужчины, более грубовато - красивые.
- Иди, сделай это, малышка. - согласился Вальтер.

- В прошлый раз он действительно сильно переживал. Я не знаю, как он переживет это снова.

Она была осторожна, когда подошла к кабинету Майкла и помедлила у его двери. Несмотря на то, что она видела, с какой душераздирающей нежностью он относился к Симоне, Майкл был чрезвычайно сдержанным человеком, когда дело доходило до того, чтобы дарить и получать привязанность. Он мог отреагировать любым способом на проявление сочувствия и беспокойства с ее стороны. Но ей просто нужно было убедиться, что с ним все в порядке, прежде чем она уйдет домой.
Антония постучала, но ответа не последовало. Она назвала его имя и попробовала дверную ручку, но она была заперта. Она снова постучала, но все еще не получила ответа и, наконец, сдалась. Подняв глаза, девушка заметила, что Вальтер, Чак и Биркоф бездельничали возле систем, и в их глазах был вопрос. Покачав головой, она двинулась к ним.
- Боже, ты не думаешь, что он сделал бы что-нибудь глупое? - Спросила Антония, ее сердце бешено колотилось от беспокойства. Майкл уже мог быть мертв в своем кабинете.
Биркоф наклонил голову к своему терминалу.
- Он отключил видео связь со своим кабинетом. Я буду следить за ним. Думаю, что он может заблокировать его только на несколько минут.
- Эй, не волнуйся. - вмешался Чак,
- Майкл не убьет себя. Он не так слаб.
Антония произнесла про себя тихую молитву.
- Надеюсь что нет.
************

- Итак, у тебя было свидание на прошлой неделе…
Никита закатила глаза и мысленно прокляла Джулию. Джейми был таким хорошим другом. Несколько лет он намекал ей на то, что хочет большего. В последний раз это случилось за несколько дней, да встречи с Майклом.
Она стала избегать Джейми. Было слишком неловко находится рядом с кем-то, кто питал к тебе неразделенную любовь. Но он сумел выследить ее на работе и уговорил ее пойти с ним на перерыв, и теперь допрашивал ее как ревнивый муж.
- Ну и что, Джейми? Я не хочу обсуждать с тобой мою личную жизнь.
Никита в волнении барабанила пальцами по столу.
- Джули говорит, что ты почти ничего не знаешь об этом человеке. Ты должна быть осторожна со странными, чужими мужчинами.
- Ты брал уроки у моей матери?
- Хорошо. Что ты знаешь о нем? Что он делает? - возразил Джейми
- И где, черт возьми, он? Ты собираешься поддерживать отношения на расстоянии, с человеком, о котором ничего не знаешь?
Никита наклонилась вперед и сердито прошептала.
- Он консультант охранной фирмы. Я не знаю, где он. И то, что я собираюсь делать с ним на личном уровне, не твое дело.
На самом деле, Никита был немного зла на Майкла. Она позвонила и оставила сообщение на домашнем телефоне и не получила обратного звонка. Он также не пытался связаться с ней. Девушка знала, что он, вероятно, был занят , но тот поцелуй, который он оставил ей, заставил ее жаждать увидеть его снова. Она не хотела казаться слишком нетерпеливой, но … этот поцелуй…
- Ты серьезно относишься к нему? - Джейми вторгся в ее мысли.
- Пожалуйста, Джейми, я знаю его только пару недель. Ты и мама все раздуваете.
- Я знаю тебя много лет, а ты не идешь со мной на свидание.
Никита действительно хотела ударить его прямо сейчас, но она не хотела разбивать ему сердце еще сильнее.
- Джейми, ты хороший друг, и я очень беспокоюсь о тебе ...
- Не начинай Никита. - Джейми поднял руки и встал.
- Я не хочу это слышать. Хочу чтобы ты дала мне шанс показать, как хорошо нам может быть вместе.
Вздохнув, Никита встала с ним и похлопал друга по плечу.
- Я не могу сейчас говорить об этом. У меня уже закончился перерыв.
Джейми схватил ее за руку, когда она собралась уходить.
- Я не откажусь от тебя…
С раздраженным видом Никита вернулась к работе. Эмили оглядела спину Джейми, когда он вышел из закусочной и подошла к Никите.
- Еще один красавчик да? Где ты находишь время, дорогая?
- Заткнись, Эмили. – недовольно пробормотала Никита.
************

- Я слышал, что у вас с Китом что-то происходит.
Антония в отчаянии опустила голову на колени. Все, чего она хотела, - это небольшое сексуальное освобождение, чтобы ослабить напряжение, которое она испытывала последние пару дней. Беспокойство по поводу состояния Майкла сказалось на ней. Он не казался самоубийцей, но со смерти Симоны две недели назад, он был более закрыт, чем когда-либо. Он продолжал выполнять свою работу, безупречно исполняя задания и, не давая ей оказаться в беде, но не позволил ей помочь ему скорбеть.
Антония не знала, куда он шел или чем занимался, когда уходил из Отдела, но знала, что держать эти эмоции в тайне нездорово.
Теперь ей нужно было отдохнуть от стресса миссий и ее беспокойства о Майкле, но ее дружок с рекордными шестью неделями, Эрик, отпугивал ее иррациональными страхами перед другими мужчинами.
Антония, возможно, и флиртовала с Китом один или два раза, но она всегда оставалась верной любому мужчине, с которым у нее были официальные, пуст и короткие отношения.
Эрик слишком привязался и тупо пытался заставить ее сбежать из Отдела вместе с ним.
Вероятно, пришло время прекратить это. Ничего хорошего из этого не получится. Отдел был слишком чертовски хитрым, а она не хочет быть убитой ради Эрика как бы она ни заботилась о нем.
- Между нами ничего не происходит» - сказала Антония, не поднимая головы с коленки.
- Ментц говорит, что видел, как вы целуетесь на четвертом уровне. – обвинил ее Эрик.
- Ментц - мудак.
- Он мудак, потому что застукал тебя?
- Он мудак, потому что сделал мне непристойное предложение, а я ударила его. - Антония встала и пополнила свой бокал вина.
- Разве мы не можем это обсудить?
- Ты лжешь мне, Тони? Потому что, если это так, я клянусь ...
- Давай детка. - Тони ворчала, поглаживая его грудь. Это была последняя попытка отвлечь его ревнивые мысли. Как надутый ребенок, он оттолкнул ее руку и скрестил руки на груди.

Да, пришло время покончить с этим.

Стук в дверь спас ее от сильного напряжения, которое наполнило комнату, и она подошла к экрану наблюдения чтобы увидеть своего посетителя.
Она была удивлена, увидев Майкла, стоящего по другую сторону ее двери, и сразу же открыла ее.
- Привет, Майкл. - тепло приветствовала его она, схватив за руку и потянув его внутрь.
На мгновение она получила доступ к его внешности. Он выглядел немного бледным, и темные круги покрывали его глаза, но в остальном он был совершенно ухоженным и спокойным. Он оглянулся вокруг, снимая перчатки, и отметил Эрика, стоящего рядом с диваном.

- Эрик… - Он признал молодого человека, затем обратился к Антонии.

- Извини у тебя гости - тихо пробормотал Майкл, поворачиваясь, чтобы уйти.

- Нет, нет, - Антония схватила горсть пиджака и дернула его назад.

- Эрик уже уходит.

- Но это не так - Эрик запротестовал, подозрительно относясь к внезапному появлению Майкла.

- Это так - Антония взяла куртку и сунула ему в руки. Когда она толкнула спотыкающегося Эрика к двери, Майкл отошел в сторону.

- Мы поговорим с тобой позже. - Она открыла дверь и вытолкнула его наружу, игнорируя заикающиеся протесты.

- Позвони мне позже, Эрик. - Она захлопнула дверь перед его лицом и повернулась к Майклу с чрезмерно яркой улыбкой.

- Так, эй! Что с тобой?

Несмотря на унылое настроение, губы Майкла изогнулись в полуулыбке.
Он мог предупреждать ее о недостатках личных отношений внутри Отдела, пока он не посинеет, но Антония все равно буде постоянно бросать вызов. Он воочию знал, как плохо может закончиться такая привязанность. Тем не менее, Тони была непостоянной, беспокойно перебегая от одного мужчины к другому. По крайней мере, она не позволяла себе слишком увлекаться. Или, может быть, это изменилось. Эрик пережил ураган по имени Антония, дольше других. Что дало ему повод для беспокойства, учитывая то, что он знал.
- Я просто хотел узнать, как у тебя дела?- ответил он ей.
- Это я должна была спросить тебя об этом.- Антония подошла к маленькой кухне.
- Выпьешь вина?
- Нет, спасибо. Мне нужно успеть на самолет, но я хотел убедиться, что с тобой все в порядке. - повторил Майкл и подарил ей многозначительный взгляд.
Антония была смущена, но проигнорировала его последние слова.
- Куда ты летишь?
Майкл промолчал, а Антония кивнула.
- Извини. Не следовало спрашивать.
Он медленно прошел через комнату и остановился перед ней. Его руки сжали ее плечи.
- Я знаю, что в последнее время не особо помогал тебе. Но если у тебя возникнут проблемы, обратись к Чаку. Он поможет тебе во всем.
Когда он обнял ее, Антония подумала, что мир сошел с ума.
Майкл?
Был ласковым?
Ее ошеломление быстро сменилось осознанием, когда она почувствовала, что он сунул листок бумаги в пояс ее джинсов.
Майкл отошел от нее и подошел к двери.
- Веди себя хорошо.
- Да сэр. - Антония отдала честь.
Когда он ушел, она порхала по своей квартире, делая вид, что делает уборку. Она собрала мусор, затем спустилась вниз чтобы выбросить его. Она осторожно осмотрела тусклый переулок, затем вытащила записку с джинсов и прочитала ее.
Секция знает об Эрике. Если ты побежишь с ним, умрешь. Они следят за тобой.
Антония вздохнула, разорвав записку Майкла на мелкие кусочки и сунув в карман. Она снова огляделась, прежде чем вернуться обратно домой.

************

Никита пересчитала свои чаевые и решила, что сегодня неплохо справилась. Она была благодарна за то, что смена закончилась, и могла пойти домой со своим прогрессирующим насморком. Девушка уже представила как наполнит себя таблетками с витамином «с» и всем, что Роберта приготовила на ужин, затем зароется в своей постели под теплым одеялом с лекциями и учебниками.
Она громко чихнула и вытерла нос, когда Эмили подошла к ней.
- Дорогая, разве это не твой француз там?
- Где? - Никита резко подняла голову, и выглянула наружу.
- Через улицу, в этом маленьком парке.- указала Эмили,
- Он сидит на скамейке. Видишь там, у того большого дерева?
Несмотря на то, что он сидел спиной к ней, Никита узнала Майкла. Она задавалась вопросом, как долго он сидит там и почему просто не вошел в закусочную. Никита надела пальто, обернула мамин шарф вокруг шеи и вышла на улицу.
Это было довольно странно, Майкл продолжал появляться, когда она меньше всего этого ждала. Она все еще была раздражена тем, что он вообще не связывался с ней во время своего отсутствия, но они сходили только на одно свидание, не стоило ожидать такого рода обязательств от него.
Добравшись до скамейки, она обошла и встала перед ним. Поначалу он, казалось, совсем не узнал ее. На самом деле он смотрел сквозь нее. Она также заметила, что выражение его лица было грустным, а его глаза выглядели слегка стеклянными, как будто он плакал или собирался заплакать.
Встревоженная, Никита села рядом с ним и похлопала его по плечу.
- Майкл? Что случилось?
Его веки на мгновение закрылись, затем снова распахнулись. Майкл повернул голову и посмотрел на нее, но все равно ничего не сказал.
- Эй. Почему ты не вошел внутрь? Здесь очень холодно. - Никита потерла его руку и всмотрелась в его несчастное лицо.
Майкл снова моргнул и выпрямился.
- Я не хотел беспокоить тебя, пока ты работала.
- Ты мог позвонить и сообщить мне, что в городе. Как давно ты здесь?
- Я … не уверен. - Майкл повернул голову и закрыл глаза. Он не был готов встретиться с Никитой, зная что не сможет скрыть от нее свою скорбь по Симоне.
Когда Медлен потребовала отчет о проделанной работе по Никите, она настояла, чтобы он вернулся, узнав, что не был с ней близок. Он пытался объяснить чрезмерно осторожную природу Никиты, но она не хотела этого слышать. Очевидно, Шеф давил на нее, а она в свою очередь давила на Майкла.
Никита звонила ему один раз, но он был слишком расстроен, чтобы перезвонить ей. Он также чувствовал вину за то, что ему придется вернуться к роману с ней, так скоро после смерти Симоны. Это было слишком для него. Он не хотел сломаться перед Никитой.

- Что случилось? - снова спросила Никита, ее брови нахмурились от беспокойства.

- Ты выглядишь таким несчастным.

Майкл глубоко вздохнул. Ему придется что-то сказать ей, или она будет беспокоиться о его эмоциональном состоянии. Решив, что часть истины успокоит ее, Майкл открыл глаза и сосредоточился на группе подростков, играющих в футбол в дальнем конце парка.
-Я… потерял кого-то. Члена семьи… - Его голос смолк, когда в горле образовался комок, а глаза снова затуманились. Он быстро моргнул, стыдясь, что Никита видит его в таком уязвимом состоянии.
- Мне очень жаль, Майкл. - Пробормотала Никита, ее сердце сжалось от тоски.
- Вы были очень близки?
Подбородок Майкла упал на грудь.
- Да, мы были.
Никита подавил чихание и проигнорировал болезненную пульсацию в голове.
- Ты хочешь поговорить об этом?
Майкл молчал, а Никита прикусила губу, не зная, как поступить. Она вспомнила смерть своей тети и вспомнила, как хорошо было, что Джули и Джейми были рядом с ней, не для того, чтобы сопереживать, а потому что, в конце концов, это на самом деле не заставило ее чувствовать себя лучше. То, что они делали, это давали ей любовь и привязанность, что в то время алкоголичка мать не могла сделать. Множество объятий, импровизированных походов в кино или на обед помогли ей легче перенести горе.
Решив, что сейчас ему больше всего нужно утешительное присутствие, Никита откинулась на спинку скамейки и приблизился к нему, плечом к плечу, бедром к бедру. Она сунула руку ему в руку, а пальцы переплелись с его пальцами в кожаной перчатке. Он никак не отреагировал на ее действие, и продолжал смотреть прямо перед собой, не сводя глаз с игры спортсменов, на самом деле не видя ее. Никита сделала то же самое, спокойно наслаждаясь его теплом. Свободной рукой она обернула шарф вокруг головы, чтобы прикрыть уши, зная, что вероятно, выглядела как старая нищая женщина рядом с утонченным внешним видом Майкла. Она слегка шмыгнула носом и случайно взглянула на его профиль. Он все еще был погружен в свои мысли, а Никита терпеливо сидела, наблюдая за игрой и тайком шмыгая носом.
Она задавалась вопросом, знал ли он, что она сидит рядом с ним, но время от времени он мягко сжимал ее руку, и она знала, что он не совсем забыл о ней в своем отчаянии.
Они сидели на скамейке до тех пор, пока свет раннего вечера не начал тускнеть, и подростки спортсмены в конечном итоге ушли. Движение оживилось, и люди покидали парк, чтобы пойти домой на ужин. Становилось холоднее, а головная боль Никиты усиливалась. Она быстро вытащила носовой платок из кармана и громко чихнула в него.
Голова Майкла повернулась в ее направлении, и он впервые увидел ее слезящиеся глаза и красный нос.
- Ты больна?
Никита кивнула.
-Это не так уж плохо…
- И я держал тебя на холоде. Прости.
- Все в порядке. Тебе нужно было немного времени, чтобы собраться - Никита выпустила руку и встала, плотнее натягивая пальто на грудь.
Майкл встал с ней и протянул руку чтобы потрогать рукав ее пальто.
- Это слишком тонко. Тебе нужно что-то теплее.
- Я знаю. У меня не было времени ходить по магазинам. - Никита остановилась на мгновение, чтобы снова вытереть нос.
- Боже, я наверно ужасно выгляжу. Слушай, ты хочешь пойти ко мне домой на ужин?
- Ужин?
- Да, моя мама - отличный повар. Уверена, она не будет против, если ты придешь. - Никита наклонилась ближе и снова взял его за руку. Его лицо выглядело усталым и осунувшимся.
В действительности она не хотела, чтобы он встречался с ее матерью, пока Роберта не убедится, что Майкл не серийный убийца. Но она не хотела, чтобы он был одинок в своем унылом настроении, особенно в странном, одиноком гостиничном номере. Она могла взять его, с собой в город, но была слишком больна, чтобы сидеть в ресторане.
- Я не хотел бы навязывать вам - Майкл сказал серьезно. Он действительно хотел быть с ней, даже если ему пришлось терпеть неизбежную осторожность Роберты Вирт. Несмотря на свое смятение, он чувствовал огромное спокойствие в непосредственной близости с Никитой и не хотел быть вдали от нее прямо сейчас.
- Еда, вероятно, не будет кулинарным шедевром, и моя мама, вероятно, заставит тебя ответить на двадцать вопросов, но я не хочу, чтобы ты был один - сказала ему Никита, не оставив места для протеста.
Майклу удалось слабо улыбнуться.
- Я тоже не хочу быть один.
- Хорошо. - Никита потащила его за собой. Она посмотрела на него через плечо с злобной усмешкой.
- Я бы отплатила тебе за тот поцелуй, с которым ты меня оставил, но не хочу отдавать тебе свои микробы.
Улыбка Майкла стала шире.
- Ты уверена, что твоя мать будет в порядке?
- О, конечно. Но на всякий случай – приготовься…
************

Мать всегда говорила Роберте, что она любительница бездомных животный и слезоточивых историй. Когда она была маленькой девочкой, ей всегда было жалко детей, которых дразнили или у которых не было денег на обед. Часто она приходила домой голодная, потому что отдавала свой собственный обед другим или у нее под рукой оказывался котенок или щенок. Ее папа пытался дать понять, что они сами такие же бедные, как и дети, которым она пыталась помочь.
Поэтому, когда Никита позвонила ей, чтобы сказать , что приведет своего француза домой на обед, Роберта изначально была готова запугать его. Но когда она узнала, что мужчина только что потерял близкого члена своей семьи, старые инстинкты Роберты начали пробуждаться.
Не то, чтобы она позволит ему завоевать ее, что, очевидно, он сделал уже с дочерью. Она по-прежнему считала, что мужчины по своей природе коварны и ненадежны, за исключением, конечно, отца.
Роберта могла сказать, что ее дочь заботилась об этом Майкле Сэмюель, поэтому она будет относиться к нему с вежливо, но сдержанно. Нет нужды обнадеживать его. Это предварительное примирение с Никитой было слишком трудно завоёвано для нее, чтобы рисковать, тем что какой-то посторонний придет и разрушит его.
Когда они приехали, Роберта была удивлена ​​появлением Майкла. Он действительно был очень красивым мужчиной, как и говорила ей Джулия. Она не преувеличивала.
Красивые глаза. Роберта раньше была слабой для мужчин с красивыми глазами. Как мать так и дочь.
Майкл Сэмюель одарил ее великолепной улыбкой. Несмотря на открытость, он казался очень сильным и таинственным. Что-то еще в нем насторожило ее. Он источал опасность. Он очень напоминал ей сукиного сына Андрея, и это не было хорошим предзнаменованием.
Майкл взял ее за руку и поцеловал, когда Никита представила их.
- Я очарован, мисс Вирт.
- О, называй меня Роберта, дорогой. Мне очень жаль было услышать о твоей потере.
-Спасибо. - Лицо Майкла оставалось пассивным.
- Посмотри на себя - Роберта повернулась к Никите и начала снимать с нее шарф и пальто.
- Простуда только усилилась. Я же говорила тебе оставаться дома.
- Ничего, мама. Сделай мне одно из твоих старых лекарств, и я буду как новенькая. - Никита откашлялась.
Роберта повесила пальто на вешалку рядом с дверью.

- Майкл, я бы предложил тебе выпить, но я выздоравливающий алкоголик. - Она взглянула на мужчину, чтобы оценить его реакцию на эту информацию, но, похоже, это заявление не смутило его.

- Я не держу выпивку в доме

- Все в порядке. И поздравляю. Вы должны собой гордиться - искренне сказал ей Майкл.


Черт. Он справился с этим хорошо.

- Спасибо. Ээ, детка, ты хочешь помочь мне на кухне?
Никита сжала плечо Майкла, когда последовала за своей матерью через распашные двери, которые вели на кухню.
Он вздохнул, зная, что на самом деле не испытал пока еще на себе полного воздействия скрытой неприязни Роберты Вирт. Он был уверен, что частный звонок Никиты по мобильному телефону был предупреждением для ее матери. На данный момент у нее было лучшее поведение, но он знал, что она расскажет о своих чувствах до конца вечера.
Физически Роберта была невысокого роста немного худощавая, вероятно это было побочным эффектом ее алкоголизма. Ее темные волосы и глаза намекали на то что она была хорошенькой в молодости.
Она действительно была не намного старше его.
Майкл решил не пытаться добиваться ее благосклонности. Никита была его главной заботой, и он подозревал, что Роберта действительно не имела большого влияния на дочь.
Он оглядел маленькую квартиру. Странно, что они должны так жить, когда Андрей Чернек стоил миллионы.
Их дом не был украшен изысканностью, но это было удобно. Почти все было коричневым и бежевым, немного золота смешалось здесь и там. Обстановка была старая, но домашняя.
Майкл подошел к маленькому камину и подбросил дров в огонь который развела Роберта. Его глаза остановились на изношенном фотоальбоме, лежащим на краю стола, и он вернулся на диван, неся его с собой. Он тихо посмеивался, когда разглядывал различные фотографии. Никита малышка в детском стульчике с большими голубыми глазами, вокруг нее что-то зеленоватое и мягкое. Никита с тугим хвостом и отсутствующими передними зубами. Подростки Никита и Джули прислонились к Корвету, который она сейчас водила. В альбоме было несколько фотографий женщины, похожей на Роберту, и крепкого блондина, скорее всего, ее тети и дяди.
Несколько снимков Роберты привлекли его внимание, и Майкл оказался прав - она ​​была очень хороша в молодости. Большинство картин были разрезаны пополам, но он мог разглядеть чужую руку вокруг ее шеи или талии. Наверное Чернек. Последняя фотография заставила его громко рассмеяться. В задней части альбома находилась старая фотография Чернека, петля на шее и кинжал в сердце. Очевидно, что Роберта все еще немного обижалась на своего бывшего мужа.
Из кухни доносились восхитительные ароматы хлеба и кофе. Они были там долгое время, и Майкл решил, что это потому, что он был темой их разговора.
************
- Ты бы лучше не говорила ему ничего плохого, мама! - предупредила Никита, выпив пару таблеток аспирина со стаканом апельсинового сока.
Роберта закатила глаза.
- Я никогда не думал, что тебя зацепит милая задница и красивое лицо.
Глаза Никиты округлились.
- Ты смотрела на его задницу?
- Детка, у меня все еще есть глаза. - Роберта помешивала что - то в большой кастрюле.
- Он именно такой человек, каким был твой отец. Снаружи он великолепен. Внутри полон дерьма.
- Мама…
- Никита. - Роберта помахала ей большой ложкой.
- Послушай меня. Я была там и знаю о мужчинах.
- Единственные мужчины, о которых ты знаешь, - это люди, которых ты подбирала по тем барам и дырами, в которых ты жила. - Никита сердито бросила салат, из миски вылетели кусочки овощей.
- Хотелось, чтобы ты перестал смешивать всех, с кем я встречаюсь, с теми неудачниками, которых ты приводила домой.
Никите понадобилось несколько минут молчания, чтобы пожалеть о своих словах. Она нарушила основное правило их новых отношений. Не должно быть никаких упоминаний о прошлых неосторожных поступках. Консультант сказал, что это только помешает прогрессу и сохранит ссору.
Никита вздохнула, глядя на Роберту. Она все еще пробовала и добавляла приправу к приготовленному рагу, но ее плечи были слегка опущены, а движения - неестественными.
Двигаясь позади своей матери, Никита обняла ее за тонкие плечи и положила подбородок на макушку головы.
- Мам, ты прости меня.
Роберта откинулась назад на свою дочь, затем потянулась и ударила Никиту сзади.
- Ничего страшного…
- Я нарушила правила и обещаю не делать это снова.
Вырываясь из объятий Никиты, Роберта поцеловала ее в щеку.
- Давай забудем об этом, хорошо? Мама не будет смущать тебя перед молодым человеком.
Никита снова обняла ее.

- Ты так добра ко мне.

- Но помни, я не доверяю ему ...

- Мама…


************
- Ты когда-нибудь играл в Пики, Майкл?
Обед был закончен, и Майкл помогал Роберте убирать на кухне. Никита сидела на диване в гостиной, укрывшись одеялом, с припаркой на груди и чашкой лимонного чая.
- Пики?
- Это карточная игра. - Роберта сложила последнюю тарелку в посудомоечную машину и подтолкнула дверь бедром, закрывая ее.
- Никогда не играл. - Майкл поставил пластиковую миску с крышкой в ​​холодильник.
- Хорошо, приготовь нам по чашке кофе и принеси в гостиную. - В ее глазах был злой блеск, когда она выходила из кухни.
- Я собираюсь научить тебя играть, а потом надеру твою задницу.
Майкл не мог скрыть своего удовольствия от ее властного тона, когда он готовил кофе.
За обедом Роберта угощала и одновременно допрашивала. Он следил за тем, чтобы придерживаться тщательно записанной истории жизни Медлен, но не мог не добавить немного правды о своих родителях и сестре и о том, как он вырос во Франции. Он избегал упоминания о Симоне, и Никита тоже. Роберта все еще казалась подозрительной, но она купилась на его историю.
Она бросала прищуренный подозрительный взгляд на него и Никиту всякий раз, когда думала, что Майкл не смотрит. Их взаимное влечение было очевидно, по коротким взглядам и улыбкам, которыми они обменивались. Не осознавая этого, он обнаружил, что автоматически тянется к ее руке, когда говорит с ней, и ласково потирает спину, когда она испытала особенно неприятный приступ кашля. Он хотел хоть на мгновение остаться с ней наедине, но решил, что лучше всего успокоить Роберту, держась на расстоянии.
Когда Майкл принес их чашки в гостиную, Роберта сидела на подушке на полу рядом с диваном. Она мастерски перетасовала колоду карт.
- Вот вы где… - Майкл вручил Роберту дымящуюся чашку.
- Спасибо, дорогой. - Роберта похлопала подушку по полу напротив нее.
- Успокойся и расслабься.
- Мама, я не могу поверить, что ты заставила его прибираться, и прислуживать … - Никита виновато смотрела на Майкла
- Он должен быть гостем.
- Он съел мою еду. Он обнимает и смотрит в глазки моей дочери. Черт, он уже должен чувствовать себя как дома.
- МАМА! - Никита привстала на слова матери, но повернула голову, когда услышала смех Майкла.
- Я не против помочь твоей матери, Ни-ки-та. - Майкл улыбнулся, чувствуя себя комфортно на полу, спиной к дивану.
- Ага , - Роберта вытащила карандаш и блокнот.
- Теперь он целует мою задницу. Или твою. Но продолжай в том же духе, мне это нравится.
Никита громко застонала и уткнулась затекшим носом в свой текст по психологии. Майкл внимательно слушал, как Роберта объясняла ему правила пик, как будто он был ребенком. Параметры игры были достаточно просты, но у него было чувство, что Роберта одержима победой в игре и будет лучше дать ей преимущество - на этот раз.
- Мы будем играть до пятисот. - Роберта сжала губы, написав их имена на блокноте. Она написала «Френчи» в его колонке вместо «Майкл».
- Моя мама жульничает, Майкл. - предупредила его Никита.
- Только за деньги, детка. Только за деньги.
************

- Ни-ки-та. Ни-ки-та.
Майкл мягко потряс ее за плечо, и Никита неуверенно проснулась. Она покосилась на пустой синий экран телевизора. Роберта свернулась калачиком в кресле, тихо посапывая. После двойного выигрыша Майкла, она настояла на просмотре старого видео Грегори Пека.
- Который сейчас час? - Никита потянулась и оттолкнула от себя одеяло.
- Почти полночь - прошептал Майкл. Он надел свою кожаную куртку и присел на корточки рядом с ней.
- Боже, мы грубые, не так ли? Мама относится к тебе как к помощнику по хозяйству, и мы обе засыпаем.
- Я тоже уснул. - Майкл провел ладонью по ее лбу. - У тебя лихорадка.
- Я приму еще аспирин. - Никита села и опустила ноги на пол.
- Позволь мне проводить тебя до двери.
Когда они были у входа, Майкл удостоверился, что Роберта все еще спит, прежде чем он обнял Никиту и прижал ее к себе.
- Мерси. Ты и твоя мама заставили меня чувствовать себя намного лучше.
- Не за что, - Никита потерла его спину, ее глаза были опущены, когда она улыбнулась ему. Он опустил голову, чтобы поцеловать ее, и она быстро отвернулась.
- Майкл, ты заразишься…
Он схватил ее подбородок пальцами и повернул лицо к себе. Ненадолго прижав ее губы к своим губам, отодвинулся. У нее был вкус капель от кашля и пахло ментолом, но она была прекрасна, даже со складками от подушки, украшающими половину ее лица.
- Ты должна остаться завтра в постели. Я позвоню тебе около полудня.
Никита сонно кивнула и он поцеловал ее горячий лоб. Она тихо закрыла за ним дверь с грустной усталой улыбкой на лице и пошла укладывать Роберту спать.
************
 

#4
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 349
  • Пол:
************

Майкл был так измотан постоянными авиаперелетами и ротациями миссий, что спал дольше восьми, что было для него чем – то необычным.
Проснувшись он принял душ и заказал обслуживание в номер, затем сел на кровать и включил свой ноутбук. Пока он ждал соединения с Первым отделом, разум Майкла вернулся к предыдущему вечеру.
Его ужин с Никитой и ее матерью был приятным и нормальным. Такого домашнего вечера у него не было много лет, с тех пор как он был молодым студентом в университете. Даже время, которое он проводил с Симоной, не было таким уж домашним. Большая часть их семейной жизни в Отделе была потрачена на то, чтобы заниматься любовью, наверстывать необходимый сон и ходить на миссии.
Его печаль по поводу второй смерти Симоны не сталап столь разрушительной. На самом деле, он потратил большую часть своей скорби по ней в первый раз, когда думал, что она умерла. Теперь он чувствовал глубокую грусть, что она не захотела жить. Даже для него! Хотя эта мысль казалась немного эгоистичной.
Утешение Никиты и восхитительный вечер, который он разделил с ней и ее матерью, наполнили его чувством покоя и тоски.
Майкл хотел провести больше таких моментов с Никитой. Он понял, что за то короткое время, что знает ее, перестал относиться к ней как к миссии, а скорее как к женщине, с которой у него действительно могли быть отношения. Он также понял, что его растущие чувства к ней и ее к нему могут принести много эмоциональной боли им обоим, когда Чернек наконец будет задержан. Хотя Никита немного грубовата, она была невинным и добросердечным человеком. Когда он будет вынужден покинуть ее, ему будет также больно.
Поэтому Майкл пообещал себе при возвращении в Отдел сесть и найти альтернативный способ задержать Чернека. Было легче разорвать их подающие надежды отношения сейчас, когда они оба еще не так эмоционально зависимы друг от друга.
Вскоре, на экране ноутбука появилось лицо Медлен. Майкл позаботился о том, чтобы выражение его лица было таким же пустым, как и у нее. Он никогда не позволял ее нервной манере беспокоить его, но начинал чувствовать раздражение от дотошных исследований отношений с Никитой.

- Доброе утро, Майкл. - поприветствовала она, с этой крошечной загадочной улыбкой.

- Ты сегодня немного опоздал с докладом.

- Так получилось – ответил Майкл, отказываясь от объяснений.

- Какого прогресса ты добился с Никитой Вирт?

- Я ужинал с ней и ее матерью прошлым вечером.

- Хорошо. Если она взяла тебя с собой на встречу с матерью, у нее, должно быть, появились чувства к тебе. – предположила Медлен

- У тебя был с ней секс?
Майкл внутренне вздрогнул, но скрыл свою неприязнь к ее вопросу.
- Нет.
Она остановилась на мгновение.
- Я удивлена, Майкл. Обычно тебе требуется меньше времени, чтобы переспать с объектом. Если твое горе из-за Симоны не позволяет тебе заняться сексом с Никитой, ты должен найти способ справиться с этим.
- Никита - это особый случай. - сказал ей Майкл.
- Она, возможно, пригласила меня встретиться с ее матерью, но не доверяет так легко. Как и ее мать. Мне нужно уделить этому время.
Медлен задумалась, прежде чем ответить.
- Очень хорошо. Действуй так, как считаешь нужным. Вероятно, тебе позвонят к концу недели. У тебя есть четыре дня, чтобы побыть с ней. Следующий доклад в четверг. У меня есть несколько горячих вопросов, которые я направила тебе. Предварительные профили должны быть отправлены мне до завтрашнего утра.
Майкл кивнул и разорвал связь. Он съел свой завтрак, затем начал работать над профилями. Он настолько погрузился в тонкую настройку тактических сценариев, что не заметил, как прошло несколько часов. Был почти полдень, когда он потянулся и выключил ноутбук. Интересно, как дела у Никиты и осталась ли она сегодня дома?
Майкл подошел к большому окну и выглянул наружу. День был пасмурным, тоскливым и холодным. Как он узнал вчера вечером, Никита была упряма ​​в своей учебе, но, конечно, она не будет настолько глупа, чтобы выходить в ее состоянии в такую ​​погоду. Майкл взял свой мобильный телефон и набрал ее номер.
************
Простонав от боли, Никита рванулась в открытый туалет. Капли пота выступили у нее на лбу, когда она кашляла и давилась. В конце концов, ее живот предоставил ей небольшую отсрочку, и она опустилась на колени, тяжело дыша и напряженно ожидая следующей атаки. Когда она почувствовала, что ничего не предвидится, она спустила воду в унитазе, затем села на пятки, чтобы собраться.
Когда Роберта разбудила ее этим утром перед тем, как идти на работу, простуда у Никиты усилилась. Ее мать наполнила больную лекарством и соком, но уже через несколько минут ее вырвало. Теперь она избавлялась от крекеров, которые пыталась съесть, чтобы успокоить свой взволнованный живот.
Никита наклонилась над раковиной и прополоскала рот, затем брызнула водой на лицо. Пока она медленно вытирала полотенцем разгоряченную кожу, услышала, как зазвонил телефон Вернувшись в свою комнату, девушка тяжело упала на кровать, схватив трубку.
- Лo? - Пробормотала в трубку Никита, ее голос был хриплым и сиплым.
- Никита? - она узнала голос Майкла. - ты звучишь ужасно.
- Я чувствую себя ужасно - Она перевернулась и прижала подушку к животу.
- Думаю, моя простуда превратилась в грипп.
- Тебе нужно обратиться к врачу. – с тревогой сказал ей Майкл - Это может быть воспаление легких.
- У меня назначена встреча через пару часов.
- Твоя мать там?
- Нет.
- Оставайся в постели. - скомандовал Майкл - Я буду у тебя через несколько минут.
Никита начала протестовать, но он уже повесил трубку. Вздохнув, она повернулась на живот и зажмурилась. В ее голове стучало, а в ушах звенело. Все тело ныло, и ей снова стало жарко, хотя несколько минут назад было холодно. Она снова сменила положение, полагая, что, слегка подняв голову, ей станет легче дышать. Она оставалась в этом положении, хрипло дыша, пока наконец не услышала, как Майкл звонит в дверь.
Добраться до входной двери было непросто. Когда девушка поднялась с кровати, у нее закружилась голова, и она осторожно поплелась через гостиную, чтобы впустить его.
Увидев слабое состояние Никиты, как только она появилась на пороге, Майкл немедленно поднял ее на руки, пнул дверь и осторожно положил ее на диван.
- Ты вся горишь. - его глаза исследовали покрасневшую кожу, а пальцы ласкали раскаленную щеку. Никите с трудом удалось улыбнуться.
- Ты наконец смог сбить меня с ног, и я слишком больна, чтобы что-то с этим поделать.
Майкл вернул ей улыбку и поцеловал в лоб.
- Позже.
Он игнорировал и проклинал реакцию своего тела на ее стройные изгибы, одетые только в футболку и трусики. Заставив себя оторваться от нее, он принес из ванной холодное влажное полотенце и осторожно вытер ее лицо и шею. Следуя указаниям, он нашел для нее одежду и помог одеться. Никита потребовала, чтобы он позвонил Роберте на работу и дал ей знать, где она будет. Ее мать была благодарна, хотя и немного раздражена, что Майкл был там, чтобы помочь.
В кабинете врача они сидели в переполненной комнате ожидания, что показалось Майклу вечностью. Его рука была обернута вокруг ее талии, а голова Никиты лежала на его груди. Он тихо спросил, должны ли они пойти в отделение неотложной помощи, но Никита настояла на том, чтобы остаться. Доктор Квитман был их семейным врачом в течение десяти лет, и она отказывалась от осмотра кем-либо еще.
Когда медсестра наконец пригласила ее, Майкл настоял на том, чтобы пойти с ней в приемный кабинет.
Доктор, пожилой мужчина с веселым характером и густыми седыми волосами, осмотрел девушку и подтвердил грипп. Он прописал антибиотики и отправил домой с отеческим похлопыванием по голове и теплым приветом для Роберты.
Майкл остановился, чтобы купить лекарства, а затем отвез ее обратно в квартиру.
Он бросил обеспокоенный взгляд на ее обмякшую фигуру на пассажирском сиденье, изо всех сил стараясь загнать в угол свои подозрения. Это был только грипп. В этом не было ничего опасного для жизни, но быстрое начало болезни беспокоило его. Он заверил себя, что Отделу еще рано вмешиваться. Но если он не ускорит события, они наверняка так и сделают.
Вернувшись в квартиру, он уговорил девушку съесть немного бульона и тостов, а затем дал дозу лекарства. Он завернул Никиту в одеяло на диване, и вскоре она крепко спала.
************
Несколько часов спустя Роберта вошла в свою квартиру и обнаружила Майкла в кресле, читающего одну из ее старых книг научной фантастики. Никита спала на диване, и Роберта могла слышать ее затрудненное дыхание.
- Ну, привет. - Она поприветствовала Майкла тихим голосом, бросая свои вещи на обеденный стол и направляясь прямо к Никите.
- Привет, Роберта. - Майкл отложил роман и выпрямился;
- Как поживает мой ребенок? - Спросила Роберта, щупая лоб Никиты тыльной стороной ладони.
Майкл встал и потянулся.
- Доктор Квитман сказал, что у нее грипп. Он прописал антибиотики и постельный режим. Ее температура немного снизилась.
Кивнув, она выпрямилась и заставила себя улыбнуться.
- Спасибо за заботу о ней. Она действительно плохо заботится о себе. На самом деле, мы обе такие.
- Мне нравится заботиться о твоей дочери.
Роберта прищурилась от этого заявления.
Держу пари, что это так.
Она внимательно изучила пустое выражение его лица, затем подняла на него палец.
- Пойдем со мной.
"Мерде. Теперь у меня проблемы" думал он, следуя за Робертой на кухню. Она собирается предупредить его, чтобы он не трогал ее дочь, и он не сомневался в этом. Именно так обычно поступал родитель-собственник.
- Присаживайся. - Роберта вытащила стул. Майкл сидел и смотрел, как она ставит на стол кофейник. Ее маленькая фигура летала по кухне, вытаскивая продукты из холодильника и шкафов, затем бросая их на кухонную стойку.
- Я думаю, ты хороший парень, Майкл. - сказала ему Роберта, когда поставила большую кастрюлю на горелку.
- Спасибо. - Майкл осторожно посмотрел на нее.
- Твоя мать, вероятно, воспитала тебя, чтобы ты уважал женщин.
Майкл молча помолился за свою мать и кивнул.
- Да.
- Но я могу заметить таких парней, как ты, за милю. - Роберта налила чашку кофе и поставила перед ним. Она одарила его ослепительной улыбкой, но ее глаза сверкали злом. По крайней мере, так это выглядело для Майкла.
- Я не понимаю… - игра в дурака была лучшей защитой, пока Роберта не сказала точно, что у нее на уме.
Она схватила острый нож, положив руку на бедро.

- Ты знаешь что я имею ввиду - Роберта устремила на него свой самый пугающий взгляд и взмахнула ножом.

- Никита великолепна. Мужчины видят эти невинные голубые и светлые волосы и думают, что она легкая мишень.

Майкл сжался от выбора ее слов.
- Я никогда не думал так о Никите.
- Ага. ..- Роберта положила сладкий перец на разделочную доску и начала аккуратно его нарезать.
- Не хочу, чтобы мой ребенок пострадал.
- Я не собираюсь причинять ей боль. - Майкл опустил голову и уставился в свой кофе.
Лжец.

- Что именно ты можешь ей предложить? - Роберта продолжала.

- Я имею в виду, ты много путешествуешь. Может тебе нужна надежная любовница в каждом городе?

Майкл вздохнул. Ее вопросы начинали раздражать его. Он не думал, что у него будет столько проблем с этим заданием, когда он его взял. Мешающая свекровь была наименьшим из его беспокойств в то время.

Интересно как там поживает Виктор.

- Я не имею в виду что все мужчины мусор… - Роберта злобно нарезала лук.

- Но вы все во власти своих пенисов… Все, о чем вы думаете, это секс, деньги и война. Мир был бы намного лучше, если бы женщины управляли им.

Майкл покачал головой и удивился, почему судьба так его прокляла. Неужели ему придется выслушивать обличительную речь о том, как мужчины разрушают мир?
У большинства матерей начинались романтические судороги, когда перспектива будущего зятя находился в непосредственной близости. Вместо того, чтобы с радостью просматривать свадебные журналы, Роберта изыскивала способы, как удержать Никиту незамужней и привязать ее к бедру.
- Майкл? Ты меня слушаешь?
Майкл резко сел и сделал глоток холодного кофе. Он поморщился и обратил свое внимание на нее.
- Да … Нет, не совсем.
Роберта повернулась к нему спиной и снова начала стучать по луку.
Майкл встал и подошел к ней.
- Могу ли я помочь?
- Ты умеешь готовить?
- Немного.
- Ну, прости меня, дорогой, но я предпочитаю есть свою собственную стряпню. Ты можешь приготовить салат, это достаточно просто.
Роберта подошла к холодильнику, собрала ингредиенты и подтолкнула их к Майклу. Они стояли рядом, работая в тишине, пока Роберта не стала подпевать радио на подоконнике. Хотя ее предвзятое мнение о нем раздражало, Майкл обнаружил, что ему нравится Роберта. Он хотел успокоить ее страх перед ним, и полагал, что пустые слова не помогут сейчас. Ему придется показать ей, что он искренне заботится о Никите.
Майкл бросил взгляд на Роберту, его мысли были в смятении.

Изначально он думал о Никите как о своей цели и о том, как будет наилучшим образом выполнять каждый параметр миссии, чтобы заманить ее в ловушку.
Но сейчас он всерьез пытался завоевать ее сердце по чисто эгоистичным причинам.
- Роберта … - он перестал рубить морковку и повернулся к ней лицом.
- Что? - рявкнула она.
- Я забочусь о Никите - он положил руку ей на костлявое плечо.
Майкл задумался, прежде чем снова говорить.
- Если ты хочешь, чтобы я оставил ее в покое, я сделаю это.
Это привлекло внимание. Она подняла голову, ее глаза искали подвох…
Неправильный ход, Роберта.
Его глаза были большими и искренними. На мгновение она поняла, почему Никита была так очарован им.
- Ты серьезно?
- Да. Если ты думаешь, что Никите не будет больно если я брошу ее, из – за того что ее мать любопытна, вмешивающаяся и назойлива … я готов перестать ее видеть.
Роберта широко раскрыла глаза и открыла рот.
Женщина готова была взорваться, если бы не подумала о том, что будет с Никитой если она прогонит Майкла.
Избавление от этого француза, вероятно, вызовет еще один раскол между ними, который заставит Никиту сделать решительный шаг и уйти.
Лучшая тактика, немного отступить, чтобы увидеть, как будут развиваться события.
Роберта добродушно ударила Майкла по руке.
- Мудак.
Майкл улыбнулся и продолжил готовить салат.
- Так у меня есть разрешение на свидание с твоей дочерью?
- Пока да… - Роберта уступила.
- Ставлю на то, что ты продержишься не больше месяца.
- Я держу пари годами. - ответил самодовольно Майкл.

************
- Ты выглядишь лучше. - талантливые руки Майкла массировали больные ноги Никиты под одеялом.
Он сидел на диване рядом с ней, положив ноги Никиты себе на колени, а она сидела, опираясь на подушки.
У нее все еще была температура, она была слабой, и не могла говорить, не останавливаясь, чтобы отдышаться.
И Майкл, и Роберта были воодушевлены тем, что ее аппетит вернулся, и она действительно смогла сдержать куриный суп.

- Мама расчесала мне волосы – прохрипела Никита. Она остановилась перед тем, как продолжить.

- Грудь все еще болит.

- Ты будешь прикована к постели в течение нескольких дней.
- Придется пропустить занятия - Никита выглядела обеспокоенной.
- Не смогу… наверстать упущенное.
Пальцы Майкла оказали легкое давление на ее икру, прежде чем он снова начал медленно разминать мышцы.
- Не волнуйся. Я уверен, что у тебя все будет хорошо.
Никита кашлянула и высморкалась, затем откинулась назад и закрыла глаза.

- Черт возьми. - Ее глаза снова открылись.

- Ты и мама вы можете заразиться…

Майкл покачал головой, когда его пальцы потанцевали по ее колену.
- У меня была прививка от гриппа.
- Ненавижу уколы… - Никита поморщилась.
- Я не могу позволить себе быть больным в моей работе – честно сказал ей Майкл, когда его пальцы дотянулись до мягкой кожи за ее коленом. Его глаза были сфокусированы на военном документальном фильме который шел по телевизору, но тело остро ощущало прикосновение Никиты. Когда его пальцы скользнули по женскому бедру, он повернулся, чтобы посмотреть на нее, заметив быстрый взлет и падение груди.
- Может быть, следует снова позвонить доктору. Из-за скопления ты дышишь нерегулярно - предположил он.
Никита снова закашлялась и издала удушающий звук.
- Это ... не ... чертовское скопление.
- А что?
- Перестань! - Никита ахнула и отдернула ногу.
- Помилуй ... больную женщину. Подожди, пока ... достаточно хорошо, чтобы ... насладиться этим.
Майкл усмехнулся и расправил одеяло на ее ногах. Он наклонился к ней и обхватил ее лицо.
- Прости. Поцелуй.
- Ты грубый. - Никита повернула голову в сторону.
- Почему?
-Не ... поцелую ... тебя ... с неприятной гадостью в носу ... и антибиотиком на ... твоем дыхании. Остановись! Я очень слаба.
Майкл снова усмехнулся.
- Я люблю целовать слабых, противных женщин.
- Чудак…
Смеясь, он удовлетворенно чмокнул ее в подбородок и выпрямился.
Никита бросила на него грязный взгляд, когда откинулась назад и прижалась к нему под одеялом. Роберта вышла из ванной, кутаясь в халат и, протирая влажные волосы.
- Ты все еще здесь, Френчи?
- Только девять, мама – застонала Никита,
- И его… зовут Майкл.
Майкл с сожалением выбрался из-под ног Никиты.
- Роберта права. Я должен идти и дать тебе отдохнуть.
- Ты хороший человек, француз. - Роберта улыбнулась.
- Мерси, мадемуазель. - Майкл поцеловал руку Роберты, затем наклонился, чтобы поцеловать Никиту в лоб. Ее болезненный взгляд задержал его на мгновение, и она передала ему благодарность со слабой улыбкой.
- Я приду завтра.
- Это здорово, дорогой. - Роберта хлопнула его по спине и повела к двери.
- Завтра я дома, и мне бы не помешала помощь, чтобы кое-что починить здесь. Техническое обслуживание очень плохое.
Майкл надел куртку и посмотрел через плечо на Никиту.
- Я буду рад помочь вам. Спасибо за ужин.
- Не за что, дорогой. - Роберта ухмыльнулась, осторожно вытолкнула его за дверь и заперла.
- Он тебе нравится, мама? - спросила с дивана Никита.
- Он ... не такой как он.
Роберта опустилась на колени перед дочерью и откинула светлые пряди с ее лба. Она положила щеку на влажный лоб и вздохнула. Она была осторожна с Майклом, но чувствовала врожденную доброту и благородство в его тихой, таинственной манере. С ее стороны было нечестно сравнивать его с бывшим мужем.
Возможно, ей следует доверять инстинктам Никиты, которые всегда звучали здраво, и дать Майклу реальный шанс сделать ее дочь счастливой.
- Он не похож на моего отца - устало повторила Никита.
Вздохнув, Роберта закрыла глаза, вспоминая болезненные побои Андрея.

- Я знаю, детка. Я знаю.


************
- Бедный грязный мужчина. - Никита поглаживала влажный лоб Майкла. Она хихикнула, когда он открыл усталый глаз, чтобы взглянуть на нее, а затем снова бросил руку на лицо с драматическим стоном.
Никита восхищалась его распростёртым телом на полу рядом с диваном. На нем были джинсы и ,теперь, грязная толстовка. Джинсы красиво цеплялись за его бедра и его ... э-э.
Что за грязные мысли … Никита , отдернула она себя.
Пятно смазки покрывало его левую челюсть, а его волосы грязными локонами небрежно лежали по всей голове. Никита задавался вопросом, знал ли Майкл, что его проверяют.
Ей скорее нравился этот Майкл, помятый и шероховатый – но такой сексуальный. Не то чтобы она не любила его более безупречный, утонченный вид, но теперь он выглядел таким нормальным, как будто действительно принадлежал к их рабочему классу. С тех пор, как он приехал сегодня утром, ее мать навалила на него тонны «мужской работы».
Он отремонтировал сломанную стиральную машину, заменил масло в обеих машинах и вытащил четыре коробки со старой одеждой в машину Роберты для пожертвования на благотворительность, установил циферблат на плиту и душ в ванной.
Теперь Майкл лежал на полу в изнеможении, и был уже почти полдень. Роберта позволила ему немного передохнуть, пока готовила им ланч, но Никита знала, что это всего лишь короткая передышка. Ее мать упоминала кое-что о перестановке мебели для спальни и разбор кладовой.
- Почему бы тебе не использовать свой французский шарм на ней? - Никита положила голову на край дивана, чтобы наблюдать за ним.
Майкл снова застонал и вытянул руки над головой. Подол его толстовки обнажил полоску подтянутого живота, и Никита в сотый раз пожалела, что все еще больна и что они не одни.

- Я не думаю, что это сработает на твою мать . - заворчал Майкл, затем перевернулся на бок и сунул руку под одеяло. Никита вздрогнула, когда он начал гладить ее колено.

- Кроме того. Я сохраняю свой французский шарм для тебя.

- Да. - глупо сказала она, глядя на него сверху вниз. Ее кожа начала гореть от его прикосновении, а затем она услышала стук кастрюли на кухне. Мгновенно девушка пришла в себя.

- Майкл, моя мама в соседней комнате

- Так? - его пальцы рисовали ленивые круги на ее ноге.

- Ты не можешь соблазнять меня когда она в соседней комнате.

- Никита, когда я соблазню тебя, ты будешь совершенно здорова, и я не буду чувствовать себя таким уставшим. - Майкл убрал руку и провел ею по своему лицу.

- Ты знаешь, что она пытается сломать тебя? - предупреждающе прошептала Никита.

- Она добивается успеха. – сухо ответил Майкл.

- Мне жаль. - Никита сочувственно улыбнулась.

- Похоже у нее особый интерес в том чтобы сбить тебя с ног

- Она относится так ко всем мужчинам, с которыми ты встречаешься?

- На самом деле, ты продвинулся намного дальше, чем большинство из них

- Это из-за нее или тебя? - Майкл хотел знать. Он не вводил себя в заблуждение, полагая, что Никита - трепетная девственница, ожидающая, когда ее осветят, но он надеялся, что он был первым мужчиной, которому она позволила такую ​​домашнюю близость.

- Меня… - просто ответила она, слегка покраснев от этого признания. Никита быстро закрыла глаза, смутившись.

Когда девушка услышала, как он двигается, и почувствовала его дыхание на своей щеке, она снова открыла их.

Он стоял на коленях и наклонился над ней, его лицо было близко к ее. Мужские руки снова скользнули под одеяло, чтобы погладить ее сквозь хлопчатобумажную пижаму.
- Я не поцеловал тебя должным образом. - Он мягко прикусил ее щеку, и Никита почувствовала, как ее сердце слегка забилось.
- Майкл. - Она прижала руки к его груди в нерешительном протесте, но вместо этого обнаружила, что ее руки обвивают его шею.
- Ты играешь не честно. Я все еще болею.
- Ты можешь отплатить мне - Майкл прикусил нижнюю губу и провел языком по ней.
- Позже, когда мы останемся одни.
- Без языка. Я итак еле дышу …- Она раздвинула губы под его ртом, когда он коснулся ее.
Майкл целовал ее всего на несколько секунд, затем слегка отодвинулся, чтобы она могла отдышаться.
- Еще … - Она выдохнула и закрыла глаза, когда его рот снова коснулся ее. Рот Майкла скользнул назад и вперед по ее губам, а затем на короткое, мучительное мгновение прикусил нижнюю губу. Он отступил, и Никита выдохнула.
- Еще … - Она прижала руку к затылку и силой притянула его к себе.
«У меня в заднице , - подумал Майкл, когда его губы снова сомкнулись над ее, его сердце сжалось.
Он попробовал мятный чай, который она пила ранее, и углубил поцелуй, нарушая ее неконтролируемое правило, как его язык проник в рот. Только на минутку. Он отстранился и уткнулся носом в ее пахнущую ментолом шею. Запах смешался с ее собственным женским ароматом, и для него это было лучше самых дорогих духов.
- Майкл. - прошептала она. Ее пальцы крепко сжались в волосах на затылке.
- Никита. - он лизнул нижнюю часть ее челюсти. Его губы пробежались от уха до щеки, затем снова накрыли ее рот.
- Майкл!
На этот раз голос не принадлежал Никите.
Майкл шепотом выругался по-французкий, что могла услышать только девушка когда он распутывал себя от ее рук. Теплое тело Никиты задрожало от тихого смеха, когда она поймала строгий взгляд Роберты через плечо Майкла.
-Ты можешь вытащить свой язык из горла Никиты на достаточно долгое время, чтобы позволить ей поесть? – кивнула Роберта.
Майкл провел рукой по локонам.
- Да, мэм.
- Тогда двигай задом. И иди кушай. Твой обед на кухонном столе - Роберта отогнала Майкла, и поставила поднос на колени Никиты.
- Суп и бутерброды, детка. Тебе надо все это съесть.
- Разве я не могу поесть здесь с Никитой - осмелился спросить Майкл, когда встал.
- Нет.- Роберта указала на кухню.
- Вы двое ведете себя как возбужденные подростки. Дай ей немного передохнуть, черт побери.
- Да, мэм. - Майкл отдал честь и бросил скорбный взгляд на Никиту, когда шел к кухне. На полпути раздался звонок в дверь, и он сменил направление.
- Я открою – бросил он через плечо, горячо молясь, чтобы это был странствующий техник по обслуживанию.
Однако, когда он открыл дверь, с другой стороны с широкой улыбкой на веселом лице стояла Джули. За ней стоял высокий молодой человек с каштановыми волосами и суровым выражением лица.
Джейми посмотрел на Майкла с пренебрежительным взглядом и без слов прошел мимо него и Джулии. Майкл услышал, как он приветствует Никиту и Роберту, когда отступил назад, чтобы впустить Джулию внутрь.
- Приятно увидеть тебя снова. - Майкл помог ей снять пальто, краем глаза наблюдая, как Джейми наклонился, чтобы поцеловать Никиту в щеку. Майкл надеялся, что он заметит след от его укуса.
- Мне тоже, Майкл. Никита не сказал что ты все еще в городе - Глаза Джули весело сверкали.
- Должно быть, ты прошел первоначальный тест Роберты на «запугивание парня». Ты действительно сильно любишь Никиту?
- Ну… - взгляд Майкла вернулся к Никите, отметив что она легко смеялась с Джейми.
- А кто твой друг?"
- О, это Джейми. Я прошу прощения за его грубость, но в курятнике слишком много петухов, если ты понимаешь, о чем я… - Джули направилась в гостиную.
Он точно знал, что она имела в виду, но если этот мальчик, Джейми, думал, что испепеляющий взгляд испугает Майкла, он сильно ошибался. Если он смог пережить ураган по имени Роберта, то без проблем мог столкнутся лицом к лицу, с едва вышедшим из подросткового возраста, соперником за чувства Никиты.
Майкл медленно подошел к маленькой группе, и его мужской инстинкт включился, намереваясь отметить свою территорию.

************

- Итак, Майкл… - Джейми посмотрел на него, когда тот вернулся в гостиную и направился к Никите.

- И как долго продлится твой бизнес здесь? Подозреваю, что скоро ты вернешься в Париж – навсегда?

Майкл тупо уставился на Джейми, когда присел на подлокотник дивана рядом с Никитой, которая теперь сидела, и провел рукой по макушке ее светлой головы. Действие не прошло незамеченным для Джейми, Джули и забавляющейся Роберты.
-На самом деле, мой бизнес таков, что я буду часто возвращаться сюда. - Майкл прижал бедро к телу Никиты и собственноручно помассировал ее шею.
- Это здорово, Майкл! – вмешалась Джулия, кротко взглянув на свирепый взгляд Джейми.
- Это отлично Френчи… - Роберта встала,
- Тогда ты можешь помочь мне покрасить кухню.
- Вам нужна помощь мисс Вирт? – галантно спросил Джейми
- Вы должны были спросить меня. Я уверен, что у Майкла есть более важные дела.
Никита нахмурившись посмотрела на Джейми.
Когда он вызывался помочь кому-нибудь что-нибудь сделать? Он был ленивым. Всегда был. Она подозревала, что его внезапный энтузиазм по поводу тяжелого труда был из-за присутствия Майкла.
- О, все в порядке. Майкл был более чем полезен, а ты занят работой и учебой. Я приготовила суп и бутерброды. Ребята, вы хотите немного?
- Спасибо, я умираю с голода. - Джули подошла к ней.
- Детка, ты не ешь. - Роберта отругала Никиту.
- Нельзя бороться с гриппом натощак.
- Твоя мама права, Ни-ки-та - Майкл позволил ее имени ласково скатиться с языка. Он поднял поднос с конца стола и положил на колени.
- Я действительно не очень голодна. - Никита вздохнула, чувствуя себя немного уставшей и взволнованной из-за напряженности между Майклом и Джейми.
- Поешь немного. – уговаривал Майкл, когда он повернул ложку в супе и поднес ее ко рту. Никита заметила блеск озорства в его глазах и с трудом сдержала смех, скромно открыв рот, давая покормит себя.
Майкл положил ложку обратно в миску и медленно вытер большим пальцем каплю супа с ее нижней губы. Он поднес его ко рту и вяло слизнул его, используя все свое мастерство валентина, чтобы заставить действие выглядеть непреднамеренно чувственно.
- Это вкусно, Роберта. - Он отвернулся от Никиты и увидел, как Джули и Роберта уставились на него со слегка приоткрытыми ртами, а Джейми смотрел на него сжатыми кулаками.
-О черт, ты сделал так, чтобы это выглядело вкусно - Роберта ухмыльнулась.
- Следуйте за мной, дети.
Они последовали за ней на кухню. Джейми бросил пару ревнивых взглядов через плечо. Никита ударила Майкла по бедру и посмотрела на него.
- Что такого? - невинно спросил Майкл, поднося ко ее рту еще одну ложку супа.
- Ты Знаешь что. - Никита откусила кусочек и проглотила.
- Ты сделал это для Джейми.
Майкл пожал плечами.
- Просто напомни ему, что ты со мной.
- Ты собираешься начать бить себя в грудь и кричать? Майкл, мы знакомы всего несколько недель.
- Иногда это все, что нужно.
- Для чего?
- Для ... чего угодно. - он наклонился и слизнул с ее губ еще один след супа.
- Что ты делаешь со мной? - Дыхание Никиты было поверхностным, когда ее сердце забилось в груди
- Пытаюсь дать тебе стимул поторопиться и поправиться - сказал ей хрипло Майкл.
Глаза Никиты загорелись на его губах, ее разум наполнился мыслями о том, как ее здоровое тело наслаждается его.

- Тогда тебе тоже лучше поесть. Думаю, нам обоим понадобятся силы…


************
 

#5
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 349
  • Пол:
Внимание в следующей главе имеют место быть сцены с элементами НС 17!!!

Майкл сидел в своем кабинете, перечитывая файл Чернек в пятый раз. Он тщательно изучал каждый террористический инцидент, который, по предположению Отдела, финансировался деньгами Чернека.
Он создал предварительный профиль из ограниченных данных, а затем с отвращением удалил, когда понял, насколько он слабый. Со вздохом откинувшись на спинку стула Майкл ущипнул себя за переносицу. Опустив голову и закрыв глаза, он столкнулся с явной правдой ситуации.
Шеф и Медлен были правы.
Андрей Чернек был слишком замкнутым объектом, чтобы его можно было поймать обычными методами. Каждый маленький источник, должен был быть использован. К сожалению, одним из таких источников была Никита. Не было никакого способа обойти это. Майкл должен был продолжать обманывать девушку, чтобы добраться до ее отца.
Не то чтобы он хотел с ней покончить. Он был в счастливом ужасе, потому что понял, что влюбился в свой объект. Для него было загадкой, почему он так сильно и быстро запал на нее, но если вынужден продолжать эту шараду, то был полон решимости провести с ней каждый драгоценный момент, который мог.
Ему очень не хотелось расставаться с ней. Она уже начала чувствовать себя лучше в последний раз, когда он приходил навестить ее, но он не смог застать ее одну.

После того как Джейми и Джули потратили вторую половину дня на рабство для Роберты, она пригласила их остаться на ужин. Джейми только добавил к бесполезности в ситуацию, демонстративно отвлекая Никиту разговорами о том, как помочь ей наверстать упущенные уроки. Майкл просто откинулся на спинку кресла и смотрел, как молодой человек обманывает себя, довольный тем, что Никита интересуется им, а не Джейми.

В последний день его пребывания в Лондоне, Роберта снова ушла с работы и не позволяла им оставаться в одиночестве слишком долго. Он был рад видеть что Никита расстраивается из-за этого так же как и он. Им приходилось довольствоваться украденными поцелуями и тайными прикосновениями. Майкл пообещал ей, что когда он вернется, они проведут больше времени вместе, без вмешательства мамы, и любопытных друзей.

Никита позвонила ему тем утром по дороге на учебу, и Майкл был в восторге, услышав ее голос. Он предупредил ее, что наверстает упущенное, когда вернется к ней на следующей неделе. Майкл действительно скучал, но не сказал ей об этом. Это было слишком много для него прямо сейчас. Он пообещал позвонить ей, как только зарегистрируется в отеле, и они неохотно завершили разговор…

Необходимо было выполнить две миссии, прежде чем он сможет вернуться к ней, поэтому он поднял досье на Восточную Европу, куда направлялись завтра. Майкл пристально оттачивал тактические маневры, когда услышал резкий стук в дверь. Он поднял голову, когда она слегка приоткрылась, и Виктор сунул голову внутрь.
-Привет, Майкл. У тебя есть минутка?
- Да. - Он кивнул, сохраняя профиль, затем указал на стул с другой стороны своего стола. Он внимательно изучал другого сотрудника пятого уровня, пока тот закрывал дверь и садился. Майкл отметил резкость в его движениях и беспокойное лицо. Он и Виктор пришли в Отдел в одно и то же время, и оба были обучены Юргеном. Они никогда не развивали ничего, кроме взаимоуважительных рабочих отношений. Поэтому Майкл чувствовал, что Виктор пришел, чтобы поговорить о смежных миссиях, которые им были назначены.
Майкл потянулся к клавиатуре, встроенной в ящик стола, и отключил наблюдение за офисом.
- Что я могу для тебя сделать?
- Хорошо. - с неуверенным смешком начал Виктор, проводя рукой по своей стрижке Цезаря.
- Я надеялся, что ты дашь мне небольшой совет.
- Совет?
- Да. Я знаю, что ты занимаешься дочерью Чернека. - Виктор нервно потер руки.
- Ты так хорошо умеешь отделять свои эмоции от работы. Мне просто интересно, не мог бы ты рассказать мне, как это делаешь?
Майкл молчал. Он не был уверен, куда клонит Виктор, поэтому ждал разъяснений.

- У меня проблема ... ты знаешь ... с тем чтобы сохранять объективность - Виктор нащупывал слова, чтобы описать свою проблему.

- Я имею в виду, если бы Елена была стервой, ее было бы легко использовать, понимаешь? Но она очень молода, невинна и мила.

Майкл выглянул в окно, отметив что мимо скользят Тони и Медлен. Он точно знал, что переживает сейчас Виктор, и из-за этого не мог проконсультировать своего коллегу. Виктор запал на свой объект, так же, как и он влюблялся в Никиту. Майкл вернул свое внимание на Виктора, который выжидательно смотрел на него.
- Как ты остаешься объективным? - снова спросил Виктор.
-Мне жаль. - тихо ответил Майкл.
- У меня их нет, этих советов…
- О' кей к черту код секретности. Конечно, ты можешь дать мне несколько советов. Ты лучший в этих сценариях.
Раньше он был лучшим. Но симпатичная блондинка с красивой улыбкой и милым нравом одержала вверх над Майклом.
- Я не могу дать тебе совет.
Разочарованный, Виктор почесал голову.
- Ты не можешь или не хочешь?
Майкл многозначительно посмотрел на него.
- Не могу…
Виктор уставился на него в замешательстве, затем на его лице постепенно проявилось понимание.
- Ой. - пробормотал он, затем сел и посмотрел на Майкла с благоговением.
- Черт возьми …
Майкл ничего не сказал, изучая стену позади Виктора. Он не признался другому человеку, что он влюблен в свой объект, но намекнул на это, и Виктор сам пришел к правильному выводу. Почему Майкл решил впустить его в нечто настолько личное, что было за его пределами. Обычно он не передавал свою душу другим, но чувствовал странное родство с Виктором из-за их общей проблемы.
- Это сильно - проговорил Виктор ,

- Никогда не думал, что из всех людей это может случится с тобой. Но, эй, не волнуйся. Твой секрет в безопасности со мной.

На этот раз они оба молчали, каждый погружался в свои мысли. Это не было неловкое молчание, и Майкл нашел это странно утешительным.
Виктор вздохнул и рухнул на стул.
- Я не знаю, как они ожидают, что мы сделаем это и просто уйдем, когда все закончится. Я…
Оба подскочили, услышав шум, происходящий возле офиса Майкла. Они одновременно бросились к двери и поспешили к вопящему Биркофу.
- Наши системы взломаны!
************

С гневным ругательством, бросив трубку, Майкл поправил ремень и откинулся на спинку кровати. Последние две недели он звонил и оставлял сообщения для Никиты, а она не отвечала. Девушка имела полное моральное право избегать его, и он не винил ее за это.
Сначала Хардин украл этот чертов справочник, а затем Майкл был расстрелян, взорвав химический завод в Восточной Европе.
Теперь он мог пойти к ней, но как, черт возьми, он мог объяснить пулевые ранения в руке и спине?
Может ограбление? Поверит ли она ему?
Ему придется ждать еще неделю, что пулевые ранения зажили достаточно, и пластический хирург Отдела использует лазерную технику при травмах. Кожа будет гладкой и слегка потрескавшейся. Может быть, она и заметит, если у них будет близость ,но шрамы легче выдать за детские травмы.
Но будет ли ждать Никита его еще неделю или Джейми попытается воспользоваться ситуацией и проникнет в ее сердце, прежде чем Майкл сможет вернуться? Поднявшись с кровати, он снова все проклял, шагая по комнате.
Он должен поговорить с Шефом. Он не мог быть с Никитой и оставаться в активном состоянии. Даже если его не могут полностью снять с ротации миссий, ему, по крайней мере, можно дать больше времени, чтобы он мог провести его с ней.
Как оказалось, убедить Шефа было проще, чем он думал. Все, что нужно было сделать Майклу, - это намек на то, что Никита отступила из-за его долгого отсутствия, и Шеф распознал возможную неудачу, которая не будет благосклонно принята в «Надзоре». Он не хотел терять оперативника калибра Майкла в этот момент, особенно когда в разработке было несколько важных миссий.
Тем не менее, Чернек был слишком важен для надзора, поэтому он предоставил Майклу месяц простоя…

Вооружившись этой хорошей новостью, Майкл снова попытался дозвониться до Никиты, но ее не было дома.
На самом деле Роберта, казалось, была рада услышать его, и в разговоре она подтвердила, что Никита действительно была в ярости из-за его отсутствия. Она была занята учебой, работой и много гуляла с Джули и Джейми. Майкл подозревал, что Роберта специально бросила эту последнюю часть, чтобы задеть его. Она заметила молчаливую конкуренцию между двумя мужчинами и находила это забавным.
На следующий день после операции Майкл связал все концы с концами и проверил прогресс Тони. Она была временно назначена к Чаку. Теперь у него было меньше причин для беспокойства. Майкл навестил ее, и хотя она все еще казалась немного грустной из-за ликвидации Эрика, ее обычное едкое остроумие заверило его, что с ней все будет хорошо.

К тому времени, когда Майкл был в самолете, ему не терпелось увидеть Никиту и он разозлился из –за того что она упорно отказывалась отвечать на его звонки. Майкл пытался посмотреть на это с ее точки зрения. Их отношения, если их еще можно было так назвать, начались не очень хорошо. Они не смогли провести время наедине друг с другом. Внешние помехи постоянно преследовали их - Роберта, ее друзья, Отдел, чертов грипп.
Майкл посмотрел на часы. К тому времени, когда он прибудет в свой отель, будет около девяти вечера. Интересно, Никита будет с друзьями? Он не мог дождаться завтрашнего дня, чтобы увидеть ее, он должен был это сделать сегодня вечером.
Поездка в такси до его отеля, казалось, длилась вечно. Майкл был нетерпелив, поскольку водитель непрерывно болтал с акцентом на кокни и ехал медленно, пытаясь поднять плату за проезд. Наконец, дойдя до своего гостиничного номера и прогнав надоедливого коридорного с щедрыми чаевыми, Майкл снова позвонил Никите.
Она сняла трубку на пятом звонке.
- Привет. - Ее мягкий, хриплый голос звучал в его ушах. Он был рад услышать это после всех этих недель, и его рот расплылся в редкой широкой улыбке.
- Привет, Ни-ки-та.
На другой линии была минутная пауза, прежде чем она снова заговорила.
- Это кто?
Майкл нахмурился. Она чертовски хорошо знала кто это был и осознанно пыталась досадить ему, и это сработало.
- Это Майкл. - сказал он с сарказмом.
- Хммм, Майкл? Майкл? - пробормотала Никита ,
- Знаю ли я кого-нибудь с этим именем?
- Ни-ки-та? - не выдержал Майкл, повысив голос.
- Что ты хочешь? – ее тон тоже взлетел.
Майкл вздохнул. Последние несколько недель были утомительны, и он с нетерпением ждал встречи с Никитой. Он был в восторге от того, что наконец-то мог насладиться ее компанией один долгий, прекрасный месяц и забыть об ужасных реалиях мира, в котором он действительно жил.
- Я хотел увидеть тебя.
- Я занимаюсь.
- Это субботний вечер. Разве ты не можешь отложить учебу на некоторое время?
Никита промолчала.
- Может выйдем на поздний ужин?
- Я уже поела.
- Можем просто выпить? Или кофе?
- У меня дома есть кофе.
Майкл оживился.
- Значит ли это, что мы можем выпить кофе у тебя?
- Нет. - протянула Никита
- Это значит, что я могу выпить кофе у себя.
- Никита … Прости - выдохнул разочарованно Майкл
- Моя компания нуждалась во мне, я не мог просто уйти. Но я взял отпуск и у меня есть целый месяц, чтобы провести с тобой.
- В самом деле?
- В самом деле.
- Что если тебя отзовут? - Никита бросила ему вызов.
- Я не поеду . Я спросил своего ... Никита, хочу увидеть тебя, чтобы мы могли поговорить. Мы можем куда-нибудь пойти?
Она заставила его подождать еще одну мучительную минуту, прежде чем ответить.
- Я не хочу выходить на улицу. Мама пошла на ужин и в кино с несколькими друзьями из группы. Почему бы тебе не прийти сюда?
- Она может прийти домой в любую минуту. Я бы предпочел, чтобы мы были одни.
- Я все еще злюсь на тебя, Майкл. Либо это, либо ничего.
Майкл тихо пробормотал ряд французских ругательств, закрыв телефон рукой и закатил глаза к небу. Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться, и поднес телефон к уху, когда Никита назвала его по имени.
-Хорошо, я уже в пути.
************

Майкл стоял на пороге в квартире Никиты с дюжиной роз в руке и с полным надеждой выражением на лице. Он легонько постучал и ждал, полагая, что девушка простила его с момента их разговора, и не сомневаясь, что она встретит его сокрушенными объятиями и поцелуем.
Когда дверь, наконец, распахнулась, Никита вместо этого недоуменно уставилась на него, потом на розы в его руке и шагнула назад

- Привет. - бросила она ему и направилась на кухню.

Майкл печально посмотрел на цветы, которые держал, и вошел в квартиру, закрыв за собой дверь.

В комнате было темно, за исключением мерцающего голубого света от телевизора. Он бросил свою куртку и цветы на обеденный стол и вышел на ярко освещенную кухню. Никита стояла у стола, перед ней была открытая коробка с ванильным мороженым. Она держала металлический совок и колотила мороженое, пытаясь смягчить его.
На ней была длинная бледно-голубая ночная рубашка, которая доходила до колен, а ее светлые волосы были расчесаны гладко и свисали на плечи. Этот вид манил его, и он ,встав позади нее, провел по волне волос, зацепив локон уткнулся лицом в него и вдохнул свежевымытый аромат.
- Я скучал по тебе, Ни-ки-та. - он вздохнул, и его рука обняла ее за талию. Он поцеловал ее в ухо, но она проигнорировала этот жест, продолжая бить мороженое. Он смотрел, как она швыряет огромный кусок в свою миску, затем снова окунает совок в коробку.
- А ты скучала по мне? - Спросил он, его рука ласкала ее талию.
Никита взяла мужское запястье между указательным и большим пальцами, как будто это было что-то противное и отвратительное, и оторвала его от себя. Она упрямо отказывалась отвечать ему, но Майкл не остановился.
Он наклонил голову, чтобы поцеловать ее в плечо, и был рад, что движения прекратились при контакте.
- Ты бы мог не делать этого, пожалуйста? - холодно спросила она.
- Ты не хочешь, чтобы я тебя трогал?
- Я думала, ты хочешь поговорить. - Никита потянулась назад и слегка оттолкнула его.
- Я хочу поговорить о прикосновении к тебе. - Руки Майкла снова обхватили ее за талию.
- Иди приготовь кофе, Майкл.
- Сначала поцелуй меня.
Никита молча отвернулась. Майкл вздохнул и опустил руки, переходя к кофеварке на другой стороне кухни.
- Как долго ты собираешься злиться на меня?
Тишина…
- Мы можем завтра провести день вместе. Мы будем делать все, что ты захочешь – предложил Майкл
Опять тишина…
Он снова вздохнул и отмерил кофе, размышляя над загадочным женским умом. Майкл знал, что его наказывают, но, конечно, даже в гневе она не будет настолько жестокой, чтобы отложить их зарождающиеся отношения, потому что хочет доказать свою точку зрения. Между ними было слишком много искренней любви и сексуальной напряженности, чтобы тратить их на бессмысленные аргументы.
Никита не знала, почему не могла отпустить свой гнев.
Возможно, потому что кое-что из того, о чем ее предупреждала мать, казалось, сбылось с отсутствием Майкла. Или, может быть, потому что она заботилась о нем больше, чем думала, и не могла игнорировать то, что он уехал и после этого не связывался с ней несколько недель.
Что бы это ни было, это не оправдывало невероятно незрелое действие, к которому она прибегла.
Совок был в ее руке, готовый бросить в чашку еще один шарик мороженого. В следующую секунду она повернулась, прицелилась и выстрелила…
Мягкая масса перелетела через кухню и приземлилась со шлепком в затылок Майкла.
Его рука замерла на выключателе кофеварки. Майкл был ошеломлен.

Нет, она не могла

Но она это сделала.
Он коснулся затылка, схватил горсть льющегося льда и посмотрел на свою липкую руку. Майкл недоверчиво посмотрел на нее, но Никита стояла к нему спиной и продолжала злобно колотить мороженое.
- Никита - пробормотал он раздраженный и злой. Когда девушка не ответила ему, Майкл проигнорировал ее и повернулся, чтобы нажать выключатель. Он схватил полотенце и вытер затылок, когда почувствовал, как другая холодная масса приземлилась со стуком в шею. Он стоял неподвижно и в ярости на мгновение, прежде чем бросить полотенце и сердито обернуться.
Теперь Никита с явным гневом на лице смотрела на него, с горсткой капающего ванильного мороженого в ее руке.
- Ты ведешь себя как ребенок Никита! - прошипел он, шагнув к ней. К его ужасу, она подняла кулак, и на него полетела еще один снаряд с мороженым. Повернувшись слишком поздно, чтобы избежать этого, Майкл получил удар по лицу.
- Черт возьми, Никита, прекрати!
- Нет, это ты прекрати! - закричала она в ответ, выплескивая на него накопившуюся за эти недели неудержимую ярость.
- Как ты смеешь возвращаться сюда после того, как бросил меня и не звонил неделями, ожидая, что я упаду тебе в объятия!
- Я сказал, что мне очень жаль! - Майкл стряхнул тающую ваниль со своего лица и потряс ее рукой на пол.
- Я выпросил этот месяц, чтобы побыть с тобой! Что еще ты от меня хочешь?
- Я хочу надрать твою жалкую французскую задницу - Никита ощупывала что-то позади, ища чтобы еще бросить.
- Моя мама была права насчет тебя! - пальцы Никиты сжали открытую пластиковую банку с шоколадной глазурью, и она угрожающе подняла ее.
Майкл отступил назад.
- Никита, черт возьми, успокойся!
Она бросила в него банку, и он повернул голову, когда она пролетела мимо и отскочила от холодильника. Брызги шоколада попали на него, когда банка упала на пол и покатилась, оставляя после себя реку шоколада.
- Хватит - Майкл направился к ней, и Никита схватилась за ведерко мороженого. Он добрался до нее до того как она подняла его, и успел перехватить руку. Ведро выскочила из их рук и с громким стуком упало на пол.
Майкл схватил Никиту за рубашку, когда она попыталась убежать. Она вскрикнула и рванулась назад.
- Отпусти меня, Майкл!
- Нет, пока ты не успокоишься… - он откинул голову назад, пытаясь избежать взмахов ее кулаков.
- Ты ведешь себя как упрямая ослица, Никита! - Майкл попытался схватить ее за руку, но Никита ловко извернулась и вырвалась на свободу. Значительная часть ее рубашки осталась в его кулаке, и он громко выругался.
- Отстань от меня, Майкл! – девушка отступила, и он бросился к ней. Майкл пытался обнять ее, а Никита корчилась, стараясь вырваться. Одновременно они потеряли равновесие на тающем мороженом и шоколаде и рухнули на пол. Майкл громко выдохнул когда Никита упала на него сверху. Они были на мгновение ошеломлены, но мужчина первый пришел в себя. Он быстро обхватил ее ногой и перевернул на спину, зафиксировав руки над головой.
- Ты будешь молчать и слушать меня, черт возьми, или я переверну тебя и отшлепаю ! - Майкл сказал это тоном, который не терпел возражений, когда он пытался убрать с глаза непослушную прядь волос.
Никита тяжело дышала лежа под ним, ее глаза были убийственными и ... порванная ночная сорочка сильно сползла вниз. Майкл посмотрел на ее обнаженную вздымающуюся грудь, Никита проследила за его взглядом. Ее лицо покраснело от смущения, и она попыталась вывернуться из-под него.
- Теперь я спокойна, Майкл. Ты можешь меня отпустить - сказала она, затаив дыхание, наблюдая, как выражение на его лице мгновенно меняется от гнева к желанию.
Она снова пошевелилась, и Майкл поморщился, когда ее бедро соприкоснулось с его растущим пахом. Знакомый, озорной свет появился в его глазах, когда он смотрел на ее растерянное лицо.
- Майкл. - повторила она - Позволь мне встать.
Его глаза снова остановились на ее груди, маленькой, дерзкой, с розовым наконечником ...
- Майкл! - она тщетно пыталась отвлечь его внимание и подпрыгнула под ним. Слишком поздно она почувствовала явный признак его возбуждения на бедре, и ее глаза расширились от страха. Или это было предвкушение…
Комок мороженого растаял на его волосах и тихо плюхнулся в середину ее груди. Майкл медленно зачерпнул его пальцем и перевел взгляд с напряженного лица Никиты. Затем, опустив палец и сдвинув его вправо, он намазал ваниль вокруг ее соска намеренно насмешливым кругом ...

************

Глаза Никиты закрылись, и она затаила дыхание, ожидая изысканного удовольствия. Она не была разочарована, когда почувствовала, как рука Майкла обхватила ее грудь, а его язык мягко сжал ее возбужденный сосок. Дрожь охватила все ее тело, и она испустила судорожный вздох. Его зубы снова и снова соприкасались с розовым кончиком, а потом медленно засасывали в рот. Никита оставалась совершенно спокойной, пока продолжалось нежное нападение на ее грудь. Дыхание девушкаи было поверхностным и неестественным. Она наслаждалась восхитительным весом его твердого тела поверх ее. Головокружение охватило девушку, когда он слегка наклонился вперед, чтобы плотно прижать свое возбуждение к месту между ее бедрами.
Он предоставил ее груди временную передышку, когда двигался над ней. Никита открыла глаза, чтобы взглянуть на него. Взволнованная и встревоженная, она увидела самодовольную сексуальную улыбку на мужском лице.
- Я ненавижу тебя.- неубедительно прошептала она, когда ее бедра неосознанно сжали его.
- Ага. - усмехнулся Майкл, потерев пальцем шею, покрытую мороженым, и намазал ей на губы. С радостью он лениво слизнул сладость и заставил ее рот открыться под его. Он вторгся внутрь, приятно удивленный смесью вкусов, которые там попробовал ... мята, ваниль, шоколад, Никита…
Пальцы Майкла скользнули по ее бедру и под рубашку, чтобы подцепить пояс ее трусиков. Его губы рисовали поцелуи от ее декольте к горлу, а язык ленивые, влажные кругами в точке пульса. Никита вздрогнула, когда ее свободная рука скользнула в его волосы на затылке. Все ее тело напряглось, когда мужские пальцы игриво потянули за кружевной пояс. Сладкий поток восторга коснулся ее сморщенных сосков, ее нагретой кожи и ее теплой сырости, когда его пальцы, наконец, проскользнули в крошечный клочок нейлона, чтобы ласкать, баловать, дразнить ...
Он отпустил ее запястья, чтобы ласкать грудь, поочередно разминая маленький персиковый шар и проводя большим пальцем по чувствительному соску.
Майкл втянул ее подбородок в свой рот, а затем осторожно прикусил челюсть. Его рот снова нашел ее губы, на этот раз более настойчиво, когда его язык соединился с ее языком.
Чувства Никиты обострились, и она почувствовала, услышала и ощутила
твердый пол под ней
тиканье настенных часов
и запах свежесваренного кофе.
Никита повернула голову, чтобы прижаться к его уху, когда его рот кусал ее плечо. Ее руки скользнули под его черную рубашку, чтобы массировать гладкую мускулистую спину.
- Майкл… - пробормотала она, смутно вспоминая, где они были.
- Хммм… - промычал он, когда обнаружил ее другую грудь.
Никита ахнула.
- Моя ... мама может ... прийти домой в любую ... минуту.
Его нос щекотал нижнюю часть ее груди.
- Значит ли это, что ты хочешь, чтобы я остановился?
Никита застонала, когда его палец вошел в нее.
- Это ... значит, я ... хочу, чтобы ты ... поторопился!
Он поспешно поднял ее ночную рубашку,
Она облизнула мороженое на его ухе,
Он снял с нее трусики и бросил их через плечо, пока она возилась с его поясом.
Майкл чувствовал себя влюбленным подростком, когда помогал ей расстегнуть штаны, и у него не было времени для романтических слов и умелых занятий любовью в этот момент. Прямо сейчас они чувствовали отчаянную необходимость соединиться.
Все сердца, конфеты и цветы будут позже.
Пульс Майкла громко стучал по голове, груди, и тяжелой эрекции, когда Никита стянула с него трусы и обхватила его своей рукой.
Его глаза плотно закрылись, и он резко выдохнул, когда девушка провела пальцем от основания до кончика. Настала ее очередь самодовольно улыбаться, когда она почувствовала, что он становится еще гуще и тверже под ее пальцами.
- Сейчас - она потянула его голову вниз, и ее горячий язык метнулся ему в ухо.
- Никита - он застонал, раздвинув бедра и войдя в нее. Их конечности сжались вокруг друг друга, и они воскликнули в унисон.
Все тренировки Валентина с Валентиной сбежали от него, когда он дико погрузился в нее.
Она чувствовала себя вокруг него изысканно - уютно, тепло, мокро.
Он закрыл глаза и бросился вперед, стараясь войти в нее как можно глубже.
Никита обняла его за спину и крепко сжала плечи. Она откинула голову назад и тихо застонала между сжатыми зубами, когда он увеличил свой темп, наклоняя бедра в нескольких восхитительных направлениях, чтобы добавить сочное трение к их бешеному союзу.
Майкл чуть не потерял тот маленький контроль, которым все еще обладал, когда Никита изогнулась под ним, встречая каждый неистовый толчок одним из своих. Ее руки сжимали его ягодицы и смело ласкали их.
Он чувствовал легкое головокружение, эйфорию и был совершенно неподготовлен к бесчисленным чувствам, которые вызывала в нем Никита.
Майкл уткнулся головой в ароматный изгиб ее шеи и замедлился, удары стали длинные, размеренные, когда он просунул руку между ними, чтобы погладить твердый бутон.
Майкл услышал, как девушка судорожно вздохнула, и почувствовал, что начались первые судороги ее кульминации. Женские бедра сжали его, как тиски, а внутренние мышцы соблазнительно сжались вокруг его твердости, доведя его до собственной кульминации, когда он судорожно дернулся в ней.
Мужчина неуклюже застонал в ее волосы, безрассудно двигаясь внутри нее, пропуская через себя каждую волну удовольствия.

************

Они лежали неподвижно, пытаясь восстановить дыхание.
Слабые, насыщенные и растрепанные.
Майкл задавался вопросом, был ли он слишком тяжел для нее, но всерьез сомневался, сможет ли сейчас двигаться Ее тело было мягким под ним, за исключением рук, которые поглаживали и слегка царапали его влажную от пота спину. Майкл готов был задремать от ее нежных прикосновений, если бы она не заговорила.
- Боже мой! - воскликнула она тихо.
- Что? - Пробормотал он.
- Мы только что занимались любовью на мамином кухонном полу! - Никита неуверенно рассмеялась
- Она убьет нас, если узнает.
- М-м. - Майкл снова начал кусать ее шею.
- Майкл.
- Да?
- Отстань от меня! - Она толкнула его.
- Моя мама, вероятно, скоро будет дома.
Майкл сдвинул бедра, он все еще был глубоко в ней, и Никита тихо застонала.

- Прекрати! Мы должны встать. О, боже, на кухне полный бардак! - Она снова попытала оттолкнуть его

- Слезь с меня!

- Почему ты так беспокоишься? - дразнил он.
- Может быть, Роберта не будет возражать.
Глаза Никиты округлились,
- Майкл, это не смешно ! Двигайся, черт побери! Мы должны привести это место в порядок.
Майкл вздохнул и оторвался от нее. Никита сразу вскочила, и он мельком увидел ее милый зад, когда рубашка чуть приподнялась.
Она схватила влажную губку и бумажные полотенца, затем начала бегать по кухне, вытирая липкое мороженое и шоколадный сироп. Майкл наблюдал за ней, стоя на дрожащих ногах и поправляя свою одежду.
Как женщины так быстро восстанавливались после потрясающих занятий любовью? У него все еще кружилась голова, а в ушах звенело.
В конце концов он схватил другую губку, чтобы помочь ей, и через несколько минут кухня снова стала безупречной.
Майкл прислонился к прилавку, скрестив руки на груди, и соблазнительно улыбнулся ей. Никита улыбнулась в ответ и шагнула в его объятия, внезапно остановившись.

- Вот дерьмо… - Она увидела подсохшее мороженое на его лице и шоколадные брызги на одежде.

- Какой же ты грязный. - схватив за руку, она вытащила его из кухни.

Заведя Майкла в ванную, она откинула крышку унитаза и заставила его сесть.

- Не могу в это поверить. - быстро говорила она, намочив полотенце и встав между его ног. Майкл раздвинул рубашку, чтобы обнажить ее грудь, и его губы прижались к ней.

- Прекрати это! - Никита ударила его по плечу и оттолкнула назад, чтобы вытереть лицо и волосы, затем е шею. Она энергично терла шоколад на его темной рубашке, когда его пальцы пробежали по ее гладким бедрам.

- Туда… - она бросила полотенце в корзину и отступила назад.

- Иди в гостиную и сядь. Я собираюсь переодеться.

Майкл встал и подошел к ней.
- Я могу тебе помочь?
- Майкл! - она схватила расческу и нацелила на него.
- Я иду, иду - он защитно поднял руки и направился в гостиную.
Когда она вышла из своей комнаты, надев безопасную старую изношенную пижаму, он бездельничал на диване с широкой сексуальной улыбкой на лице.
Майкл протянул руки, и она мгновенно вошла в них, прижимаясь лицом к его груди, когда он поцеловал ее в лоб и погладил по спине.
- Это было незабываемо. - хихикнула она.
- Это, конечно, было…. – прошептал он ей в волосы.
- Почему бы тебе не вернуться со мной в отель?
- Не сегодня вечером, хорошо? - Никита взглянула на него.
- Мама всегда такая расстроенная после этих встреч.
Майкл был разочарован, но скрыл это от нее. У него был целый месяц, чтобы заниматься с ней любовью различными способами, и некоторые прямо сейчас играли в его ярких цветных мечтах. Их руки соединились, пальцы переплелись и ласкали друг друга в чувственном танце.
- Что насчет завтра?
- Ты можешь взять меня к себе… - Никита быстро села, ее глаза с беспокойством метнулись к его лицу.
- Боже, Майкл.
- А сейчас что? - он сел, увидев ее встревоженное лицо.
- Мы не пользовались никакой защитой.
Майкл заметно побледнел от ее слов.
О чем, черт возьми, он думал?
Он был настолько поглощен их спонтанным занятиям любовью, что даже не подумал об использовании защиты. Внезапное изображение беременной и одинокой Никиты появилось перед его глазами.
Mon dieu, Чернек может появиться в любое время.
Майкл не мог вынести мысли о возвращении в Отдел, после того, как ее отец будет задержан, оставив девушку на произвол судьбы наедине с собой и с ребенком.
Никита заметила его беспокойный хмурый взгляд и быстро успокоила.
Я на таблетках, Майкл.
Он облегченно выдохнул и провел рукой по своим непослушным кудрям.
- Слава Богу.
Никита проигнорировала этот выразительный взгляд облегчения, но легкий приступ боли пронзил ее сердце. Она покачала головой, чтобы избавиться от своей глупости, и коснулась его руки.
- Я имею в виду, мы просто должны были быть более осторожными.
Майкл кивнул в знак понимания и притянул ее к себе.
- Я бы никогда не обидел тебя сознательно, Никита. Но если это заставит тебя чувствовать себя лучше, мы будем более осторожны в следующий раз.
Никите не понравилось серьезное настроение, которое выселило их счастье, поэтому она сменила тему.
- Так что ты хочешь делать завтра?
- Все, что ты захочешь сделать…
- Мы могли бы пойти в музей?
- Или мы можем заказать обслуживание в номерах и оставаться внутри весь день - предложил он, опустив голову, чтобы поцеловать ее.
В замке двери загремел ключ, и они расстались. Роберта вошла и заглянула в темную комнату, закрывая дверь.
- Это ты, Френчи?
- Да, мэм. - Майкл встал, когда Роберта подошла к ним.
- Как ваши дела?
- Просто замечательно. - Роберта демонстративно наклонила свою щеку к нему, и он покорно наклонился, чтобы поцеловать ее.
- Так сколько же ты пробудешь в этот раз?
- Месяц - осторожно сказал он ей.
- Хорошо хорошо - Роберта ударила его по плечу
- У нас будет время покрасить кухню и кладовую.
Никита рассмеялась, и Майкл бросил на нее злобный взгляд.
- Я должен идти.
- Не надо, не уходи из – за меня дорогой - Роберта пожала плечами, когда Майкл помог ей снять пальто
- Никита тут хандрила неделями, я не хочу проходить через это снова.
- Мама! - Никита покраснела.
Майкл улыбнулся Никите и прошептал:
- Я тоже хандрил.
- О, это даже лучше – одобрительно сказала Роберта,
- Я чувствую запах кофе?
- Да. - Никита снова покраснела.
- Майкл сделал немного…
Роберта с любопытством посмотрела на дочь и пожала плечами.

- Я выпью чашку. Это кофе без кофеина, верно?

- Да.

- Спокойной ночи, Френчи - Роберта похлопала его по плечу, когда проходила мимо, направляясь на кухню.

Майкл повернулся к Никите и поднял ее с дивана.

- Она не кажется расстроенной.

- Она не покажет это перед тобой - Никита держал его за руку, когда Майкл потянул ее за собой к двери. Он взял свою куртку и увидел розы под ним. Собрав цветы, он повернулся и протянул букет Никите.

- Это было для тебя.

На этот раз Никита взяла их с благодарной улыбкой.
- Я была так жестока с тобой.
Майкл кивнул, надев куртку.
- Я это заслужил. Но все оказалось лучше, чем я ожидал.
Никита шагнула в его вытянутые руки и яростно обняла его. Она подняла лицо, и он исполнил молчаливую просьбу о поцелуе. Его губы нежно смаковали ее губы, затем он отступил и полез в карман брюк.
- Никита…
- Да, Майкл? – хрипло выдохнула она.
Он вложил что-то мягкое в ее руку.
- Это тоже твое… - Он открыл дверь и выскользнул наружу, когда она взглянула на свои трусики.
- Ты невероятный! - прошептала она с застенчивой улыбкой.
Он улыбнулся ей, прежде чем закрыть за собой дверь. Когда она собралась запереть ее, услышала мягкий стук.
Никита снова открыла дверь и посмотрела на его хитрое лицо.
- Что теперь?
Майкл потянулся и вытащил трусики из ее руки, затем сунул их в карман пальто.
- С другой стороны…
Тело Никиты задрожало от тихого смеха, когда она закрыла за ним дверь и поплыла обратно в гостиную.

- Никита! - Она услышала, как Роберта зовет ее с кухни.

- Что шоколадный сироп делает на стене?


************
 

#6
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 349
  • Пол:
************

- Так куда мы едем?
Никита удобно откинулась на пассажирском сиденье арендованного роскошного автомобиля Майкла, краем глаза, пытливо разглядывая водителя и про себя восхищаясь его красивым профилем. Мужчина был изображением непринужденной элегантности в коричневом свитере, джинсах и темно-коричневой замшевой куртке. Она внимательно наблюдала, как сильная рука переключала передачи, и любовалась игрой мышц бедра, когда он работал со сцеплением. Было просто греховно, что обычный человек может быть таким разрушительным.

- Я говорил тебе… - Майкл кратко взглянул на нее, прежде чем снова сосредоточиться на дороге.

- Куда ты захочешь?

- Тогда поехали на Верхнюю улицу. Ты знаешь, где это?

Майкл кивнул.

- Я был здесь раньше.

- Когда?

- В командировках, последние несколько лет. - неуверенно ответил Майкл. На самом деле он был здесь, по крайней мере, с десяток миссий, но не мог ей этого сказать.

Никита больше не задавала ему вопросов. Она обернулась и ,поймав ласковый мимолетный взгляд, улыбнулась в предвкушении провести целых два дня наедине с Майклом.
Сегодня утром он позвонил и спросил, не проведет ли она пару дней с ним. Никита согласилась, но настояла на том, что утром ей нужно заняться уроками, поэтому он согласился забрать ее около полудня. Она упаковала небольшую сумку и затем сообщила матери о своих планах.
Роберта, казалось, не возражала, но, конечно же, не отпустила дочь, не предупредив ее об эмоциональных опасностях, связанных с тем, что она так глубоко увязла в мужчине. Никита отмахнулась с обнадеживающим заявлением о том, что знает, как позаботиться о себе. Она была уверена, что ее мать, признает что Майкл полностью отличался от мужчин, с которыми она обычно встречалась.
Очевидным отличием было то, что он был на десять лет старше, более зрелым и определенно намного опытнее, чем остальные ее поклонники. И Никита не особо расстраивалась, когда Роберта прогоняла остальных. Однако она не позволит своей матери разрушить шансы на отношения с Майклом. Это объясняло, почему Роберта отказалась от своих первоначальных подозрений в отношении него.
- Как Джейми? - неожиданно спросил Майкл, словно угадывая направления ее мыслей.
- Джейми? - Никита обернулась и посмотрела на него.
- Почему ты спрашиваешь о нем?
Майкл не сводил глаз с дороги.
- Просто интересно, какого прогресса ему удалось добиться, пока меня не было.
Глаза Никиты сверкнули.

- Неужели ты завидуешь, Майкл?

- Просто любопытно.

Никита громко рассмеялась.
- Конечно… Тебе не нужно беспокоиться о Джейми. Он и я просто друзья.
Майкл поморщился, услышав это.
- Кажется, он думает иначе.
Она обдумала это заявление, прежде чем ответить.
- Хорошо, я признаю. У него есть идеи, но я их никогда не поощряла. Думаю, что это случилось потому, что мы были изгоями, когда учились в школе. Я, он и Джули. Мы поддерживали друг друга. А потом, когда моя мама переживала ее маленький кризис, а отчим Джейми избивал его каждый день, мы оба оказались на улице.
Майкл вздрогнул при мысли о ее бездомных, холодных и голодных днях.
- Такая близость может заставить людей думать, что они влюблены. Он позаботился обо мне - продолжила Никита.
- Он был лучшим в добыче еды, наркотиков, чего угодно ...
- Ты принимала наркотики? - Майкл был больше обеспокоен, чем рассержен этой информацией.
Никите стало стыдно, что она признала этот аспект своей жизни и девушка отвернулась от него, когда ответила.

- Я немного баловалась, пока жила на улице. Давление со стороны сверстников. - она повернулась, чтобы посмотреть на него.

- Это имеет для тебе значение?

Майкл подумал о своих собственных юношеских проступках, один из которых привел его в тюрьму и в Первый Отдел.
- Нет, совсем нет. Я тоже делал то, о чем сейчас сожалею, Никита, и знаю, что я не плохой человек, и ты тоже.
Никита тихо вздохнула с облегчением. Ей было не очень приятно рассказывать о своем диком прежнем образе жизни, но она хотела, чтобы он знал правду. Это было своего рода испытание, чтобы увидеть, захочет ли он продолжить отношения с ней, даже зная о ее грязном прошлом.
- Я не могу сказать, что не злюсь на Джейми, за то что вел тебя по этому пути – говорил Майкл.
Никита покачала головой.
- Ты не можешь обвинять только Джейми. Моя мама тоже имела к этому отношение. И я сама… Мне следовало остаться дома и попытаться решить наши проблемы. Но я просто не могла этого выносить, ты знаешь, она постоянно была пьяна и без работы. Часто приводила домой странных людей. Это было ужасно .
- Насколько ужасно? - Майкл не мог не спросить. В ее досье упоминались многочисленные мужчины, с которыми была ее мать, но не было отмечено каких-либо сексуальных надругательств над Никитой.
- Что ты имеешь в виду?
Майкл попытался сформулировать вопрос как можно мягче.
- Они навредили тебе каким-либо образом?
Никита сразу поняла, о чем он спрашивает.
- Если ты имеешь в виду, что они изнасиловали меня, нет. Возможно, некоторые из них и пытались дотронуться до меня, но моя мать, даже в своем невменяемом состоянии не допустила бы это. Если бы я сказала ей, что один из них что-то пытался со мной сделать, она бы сразу вызвала полицию.
Майкл про себя произнес тихую благодарственную молитву.
- Значит, Джейми влюблен в тебя?
- Боже, у тебя одно направление на уме - Никита улыбнулась ему.
- Я сказала тебе не беспокоиться о нем.
Глаза Майкла расширились от удивления, когда Никита расстегнула пальто и подняла свитер. Он получил соблазнительный вид на одну обнаженную грудь. Девушка указала на крошечные следы от его укуса вокруг ее соска.
- Кроме того. Ты проделал сенсационную работу по разметке своей территории…

************

Не смотря на холод и ветер, в остальном это был прекрасный воскресный день.
Майкл был удивлен, заметив в некоторых витринах рождественские украшения, когда они с Никитой, шли рука об руку по Верхней улице. Это была только середина ноября, но Майкл догадался, что обычные люди, которые не ставят свою жизнь на карту, как он, были предвкушении и восторге от будущего праздника. А он даже не мог вспомнить, когда в последний раз праздновал Рождество. Вероятно, он делал это только с Симоной один или два раза, но это никогда не было чем-то грандиозным. Глобальная террористическая деятельность не прекращалась в самый священный день года.
Они пообедали в небольшом французском ресторане после того, как Майкл убедил Никиту, что там подают больше, чем просто непроизносимую микроскопическую еду с небольшими рисунками соуса, размазанным вокруг тарелки.
Девушка с аппетитом поедала свой пирог с заварным кремом Lorraine, и Майклу нравилось наблюдать, как она это делает. Он задавался вопросом, знает ли она, как чудесно и чувственно выглядит, когда наслаждается хорошей едой. Наблюдение за девушкой невероятно возбудило, но он сумел удержаться от того, чтобы не потащить ее за руку к машине и умчаться в уединение своего гостиничного номера.
Никита останется с ним на ночь, поэтому у него будет достаточно времени, чтобы съесть ее позже.
После обеда они продолжили неспешную прогулку, остановившись по пути в нескольких магазинах . Никита обрадовалась, увидев необычную выставку солнцезащитных очков в одном модном магазине.
В прошлом месяце во время замены масла в машине, Майкл открыл для себя ее фетиш. Он убирался в салоне когда открыл перчаточный ящик и оттуда высыпалось около дюжины солнцезащитных очков. Он также заметил бесчисленное количество, натянутых вдоль зеркала ее спальни, когда собирал девушку к врачу.
Никита примерила несколько пар оттенков, и остановилась на паре черных очков в роговой оправе. Он настоял на том, чтобы купить их для нее, и они вышли из магазина, чтобы смешаться с толпой покупателей и туристов на оживленном тротуаре.
Майкл знал, что, возможно, выглядел немного глупо, постоянно разглядывая ее с одурманенным выражением на лице, пока они гуляли. Но не мог ничего с собой поделать. Она выглядела так прекрасно, когда ветер трепал ее шелковистые волосы, и раскрасневшимся от холода лицом. И он не мог не вспоминать пылкое завершение их споров на, покрытом мороженым, кухонном полу.
Никита поймала его взгляд и одарила его понимающей улыбкой.
- Так где мои трусики?
- В поместил их в рамку - сказал он ей серьезно.
На это заявление Никита издала чувственный смешок.
- Пошли, непослушный человек.
- В гостиничный номер? - его брови поднялись, а на щеках появились ямочки.
- За такое могут поместить в лечебницу. У них должно быть особенное место для сексуальных извращенцев – Никита дразнила, а он хотел ее все сильнее…

… Но вместо этого они пошли в музей Лондонской Башни, где Никита разглядывала коллекцию роскошных драгоценностей и восхищалась рассказами о древних призраках. Ее детский энтузиазм и невинность притягивали Майкла, как мотылька на пламя.
В очередной раз его начала грызть вина за обман, пока Никита не отвлекла его поцелуем и сжатием руки, на выходе из музея.
Когда они подошли к машине, девушка невольно зевнула, он заметил, что ее глаза, казалось, немного поникли.
- Ты устала?
- На самом деле, да, я бы не отказалась немного вздремнуть. Почти не спала прошлой ночью. Мы с мамой не спали допоздна, смотрели один из ее фильмов с Грегори Пеком.
- Ты и она очень близки.
- Ты был бы удивлен тем, как мы были отчуждены несколько лет назад – призналась Никита.
- Из-за того, что она пила? – спросил Майкл - Что изменилось?
- Мама заболела. Это была самая странная вещь. Все произошло внезапно. Однажды ночью я нашла ее в ванной, она кашляла и ее сильно рвало. У нее была очень высокая температура.
Прежде чем продолжить, Никита позволила ему усадить ее в машину и подождала, пока он сам сядет на место водителя.
- Это случилось после того, как мой отец попытался связаться со мной. Она к тому времени прекратила пить, но мы все еще постоянно ссорились. Когда я привезла ее в больницу, доктор сказал что она может умереть. Затем, внезапно, ей стало лучше. Они пригласили эксперта, чтобы попытаться объяснить это, но он был так же озадачен, как и все доктора. Но это напугало нас до чертиков. Поэтому мы начали ходить на терапию, чтобы работать над нашими отношениями и это действительно принесло пользу. Мы все еще время от времени ходим .
Никита замолчала, увидев, что Майкл странно на нее смотрит.
- Что не так?
Майкл выпрямился и завел машину, его разум отчаянно работал.

- Ничего. - сказал он ей, несколько отвлеченно.

Неужели Первый Отдел намеренно отравил Роберту, чтобы убрать ее с дороги? Особенно, если они думали, что из-за нее Андрей Чернек держался подальше от своей дочери?

- Ты уверен, что ничего плохого? - Никита дотронулась до его руки, когда он переключил передачу и выехал со стоянки.
- Да, я уверен. - он очнулся
- Меня просто сбило с толку, когда ты сказала, что она чуть не умерла.
Майкл вез их в отель, пытаясь подавить в себе страх и гнев, которые чувствовал. Он намеревался поговорить с Медлен об этом и выяснить, была ли смерть Роберты спланирована Отделом. Он не спорил с тем, что им иногда приходилось использовать невинных и манипулировать ими, чтобы достичь цели, но играть в Бога было совсем другой историей.

************

Никита восхищалась дорогим и элегантно украшенным номером, в котором останавливался Майкл. Он был оформлен в темно-зеленых и золотых цветах. Небольшая уютная гостиная со столом, стульями и диваном, барная стойка и дверь, ведущая в спальню рядом с ней.
Майкл взял ее пальто и повесил в шкаф вместе со своим. Пока она бродила по комнате, он с удовольствием наблюдал за ее стройными изгибами.
- Хочешь чего-нибудь выпить?
Никита присела на диван и начала снимать туфли. Она нервничала, хотя не могла понять почему. Однажды она уже переспала с Майклом, хотя и не видела его полностью голым. Возможно, ее немного пугала мысль о том, что они проведут наедине целых два дня, без случайных перерывов со стороны ее матери или друзей.
Майкл почувствовал ее нервозность и встал перед ней.
- Я думал, что ты устала?
- Я… - Никита отвела взгляд в сторону, чтобы не смотреть на его промежность.
Он протянул ей руку и наклонил голову в сторону спальни.
- Кровать там.
Слово «кровать» звучало так привлекательно, с мягким французским акцентом.
- Обещаю не соблазнять тебя, пока ты полностью не отдохнешь - сказал он ей, с ласковой насмешкой.
Успокоившись, Никита позволила ему провести ее в спальню, и он откинул перед ней одеяло с большой кровати. Она скинула джинсы и свитер, и Майкл натянул ей на голову одну из своих футболок, но не раньше, чем открыто посмотрел на грудь, которая была усеяна доказательствами их связи прошлой ночью.
- Я был слишком груб? - спросил он с усмешкой.
- Просто слишком взволнован - она скользнула под одеяло,
- Но это хорошо. Не хочешь вздремнуть вместе со мной?
Его не нужно было спрашивать дважды. Одежда упала на пол, и он совершенно обнаженный скользнул в постель, обвивая ее тело сзади. Никита была разочарована тем, что не смогла хорошенько разглядеть его стройные мускулы, но то, что она успела увидеть, едва не привело к обмороку.
Она подавила еще один зевок и закрыла глаза, убаюканная теплым телом и сильными объятиями.
- Так, что мы будем делать этим вечером?
- Я хотел бы добавить еще одну пару нижнего белья в коллекцию, которую начал прошлой ночью - прошептал ей в шею Майкл.
Никита вздрогнула, игриво сжав руку, сжимающую ее грудь.
- Никогда не встречала такого сосредоточенного человека, как ты.
- Это хорошо - Майкл поцеловал ее ухо и прижал подбородок к ее голове своим собственным зевком. – давай спать, Ни-ки-та.

************
Майкл потер челюсть и раздраженно вздохнул. Никита так же оживленно спала, как и бодрствовала.
Он уснул час назад, но его разбудил болезненный удар в ребра. Девушка растянулась на спине и толкнула его опасно близко к краю кровати. Он попытался немного приподнять ее, но вместо этого получил удар локтем в челюсть.
После пятого непреднамеренного удара Майкл аккуратно перевернул девушку на живот и прикрыл половину ее тела своим. Он прижал ее нижнюю часть к извилистой ноге и надеялся, что она останется неподвижной, пока он не уснет хотя бы еще на час.
Майкл был на ногах с самого рассвета занимаясь профилированием миссий. Шеф, возможно, дал ему месяц отдыха, но ожидал, что сотрудник удаленно будет выполнять свой долг перед Отделом.

Они мирно проспали до раннего вечера, комната слабо освещалась сумеречным светом, струящимся из окна.
Майкл разбудил Никиту, чтобы узнать, не хочет ли она поужинать. Когда она увидела синяк на челюсти и узнала, как он его получил, то сразу же бросилась виновато целовать его. Было неправильно использовать эту возможность но Майкл не мог удержаться. Он указал на каждую часть тела, которая получила удар от ее локтя или колена, и она с радостью расцеловала эти места.
- Вот… здесь - с невинным, израненным выражением лица, он указал на пятно на внутренней части бедра.
Никита прищурилась.
- Я и там тебя ударила?
- Да. - солгал Майкл - И это все еще болит.
Ее губы изогнулись, чтобы не рассмеяться. Она слегка подула на его увеличивающуюся твердость, наклонившись, чтобы поцеловать это место.
С дико бьющимся в груди сердцем, Майкл указал на место в нижней части живота.
- Я помню, что это было колено.
Никита сдержала еще один смех, лизнув невидимую рану и поцеловав ее. Она услышала, как он резко вздохнул, и подумала, как далеко зайдет эта чудовищная игривая ложь.
- Я уверен, что меня и здесь ударили. - зелёные глаза Майкла блестели, и Никита приподнялась, увидев, на какую область он показывает .
- Ты не! - смеялась она . - Но это определенно опухло.
- Так ты поможешь мне с моей ... травмой? - Он опустил девушку на себя, его руки были под ее футболкой.
- Ты такой плохой. - шепнула она ему в губы…
************

- Что это такое? – указала Никита.
- Что? - Майкл перестал застегивать штаны, глядя на себя сверху вниз.
Никита поднялась с кровати, и подошла к нему.
- Это - Она провела пальцем по маленькому шраму на его боку.
- Я получил это, когда был ребенком. Кажется упал с велосипеда или что-то в этом роде - быстро импровизировал он. На самом деле это была десятилетняя рана от ножа.
- А это? - пальцы Никиты дошли до гладкого шрама на его плече.
- Неудачное катание на лыжах…
Никита начал осматривать его верхнюю часть тела, впервые заметив гладкие, слабые трещины, усеивающие его кожу. Она взяла его за руку и слегка потерла новую, которая была получена в Восточной Европе.
Его разум вернулся к мимолетному изображению тела Энджи, на зимнем снегу, прежде чем он мысленно оттолкнул этот образ и снова сосредоточился на Никите. Ее лоб слегка нахмурился.
- Как ты получил все эти шрамы, Майкл?
Майкл осторожно снял ее руку и натянул на голову черную кашемировую рубашку.
- Я играл в хоккей, когда учился в университете. Получил много травм.
- Это означает, что ты был либо плохим игроком, либо очень хорошим. - Никита отошла и начала расчесывать свои светлые волосы.
- Где мы будем ужинать?
- Я сделал предварительный заказ в итальянском ресторане - сказал ей Майкл испытав облегчение, что она приняла объяснение.
Никита перекинула часть волос через плечо и начала расчесывать другую сторону. Она напевала про себя, стоя перед зеркалом, ее тело и разум были бесконечно расслаблены и насыщены.
Их занятия любовью были еще более невероятными, но на этот раз они смогли насладиться друг другом не спеша и не отвлекаясь.
Она смотрела сквозь зеркало, как Майкл надел черный пиджак, а затем подошел к ней сзади. Его глаза оценивающе блуждали по ней, рассматривая платье из ярко-синего Джерси, облегающее ее стройную фигуру. Обвив ее талию, он притянул ее к себе и прижался к уху.
- Можно вопрос? - она продолжала расчесывать волосы, когда он слегка ласкал ее животик.
- Да?
- Что ты делаешь, когда находишься дома в Париже?
- Что ты имеешь ввиду?
- У тебя есть друзья, с которыми ты общаешься? Чем ты занимаешься помимо работы и путешествий?
Майкл выпрямился и медленно прошелся по комнате.
- В основном просто отдыхаю.
Никита повернулась и посмотрела на него.
- Я никогда не слышала, чтобы ты говорил о чем то, кроме своей работы. Кто-нибудь из твоих кузенов живет в Париже?
- Мы не поддерживаем связь друг с другом. В моей семье было не так много родственников с обеих сторон. Большинство из них мертвы.
- У тебя есть какая – нибудь социальная жизни?
Майкл остановился, чтобы встать перед ней.
- Есть, с тобой. Почему так много вопросов?
Она услышала в его голосе раздражение? Никита нахмурилась
- Я так мало знаю о тебе, Майкл. Мне просто интересно, на что похожа твоя обычная жизнь.
- Ты боишься меня? - тихо спросил Майкл.
- Что за глупый вопрос? Я бы не спала с тобой, если бы боялась тебя. - Никита подошла ближе к нему и обняла его за шею. Она стояла на каблуках и теперь их глаза были на одном уровне друг с другом.
- Я забочусь о тебе. Пытаюсь узнать тебя лучше.
Майкл наконец улыбнулся и обнял ее.
- Я тоже забочусь о тебе. Больше, чем ты думаешь. Обещаю, я не серийный убийца и не извращенец.
Никита откинулась назад, чтобы посмотреть на него.
- Я никогда так не думала… ладно… давай оставим. Я не буду спрашивать тебя об этом снова.
Когда они собрались уходить, он в уме перебрал всю ложь, которую рассказал ей о своей жизни и своей семье. Хотел быть уверен, что нет никаких расхождений, которые она могла бы заметить.


Несмотря на явное нежелание Майкла обсуждать свою жизнь в Париже, Никита наслаждалась вечером. Ее спутник был таким же внимательным и ласковым, как обычно, но Никита чувствовала, что его что-то беспокоит.
Кажется ее вопросы расстроили его?
Майкл, казалось, не относился к ней по-другому, поэтому она смела свои сомнения и сосредоточилась на нем. В конце концов, он приехал всего на месяц, а потом снова вернется к своему плотному графику путешествий.
Они так много флиртовали друг с другом во время ужина, что, к удовольствию официанта и других посетителей, пошли прямо в гостиничный номер. В переполненном лифте невозможно было ничего сделать, кроме как держаться за руки, но как только они вошли в комнату, их руки и губы снова нашли друг друга.
Они оставили след одежды из передней комнаты в спальню.

Майкл никогда не чувствовал себя так физически и эмоционально в гармонии с кем-либо со времен Симоны.
Позже, лежа в темноте, после того как Никита уснула, он размышлял о свирепой любви которую испытывает к ней, и о том, как будет жить без нее, когда эта миссия наконец будет завершена.
************

- Ты сегодня выглядишь прекрасно, Никита. - прошептал Джейми ей на ухо, когда она мыла посуду.

- Даже в джинсах и старой толстовке.

Никита старалась не гримасничать, когда двигалась, чтобы установить дистанцию ​​между ней и Джейми.
- Ну да конечно…

Майкл предложил приготовить для них ужин, и Роберта и Никита думали, что это будет просто приятный тихий вечер с ними тремя.
К сожалению, Джули и Джейми зашли, чтобы позвать ее на вечеринку, но увидев Майкла, Джейми отменил приглашение и вместо этого напросился у Роберты на ужин.
Никита была удивлена, что ее мать была так милостива. Роберте действительно никогда не нравился Джейми. Он был тем, кто обратил Никиту к жизни на улице, которая чуть не уничтожила ее. Она предполагала, что Роберта пытается быть доброй, поскольку Никита считает Джейми своим другом. На этот раз, однако, Никита пожалела, что ее мать не была немного более грубой. Никита действительно не возражала против присутствия Джулии, но Джейми вел себя так глупо пытаясь превзойти Майкла. Не то чтобы Майкл позволял утомительной манере Джейми беспокоить его, но это без конца раздражало Никиту.
Джейми передвинул стулья за обеденным столом, так что Никита оказалась между ним и Майклом. На протяжении всего ужина он пытался увести разговор подальше от Майкла, и постоянно упоминал про свою "близкую" дружбу с Никитой. Если Никите что-нибудь было нужно, Джейми чуть не падал пытаясь достать это для нее. Он демонстративно хватал ее за руки или касался волос.
Джули искренне смущалась, наблюдая за тем что происходило, а попытка Роберты остановить его глупое поведение, бросая на него кинжальные взгляды, была безуспешной.
Грязные махинации Джейми заставили бы любого человека взорваться от ревности, но Майкл стойко прошел через все это. Каждый раз, когда Джейми выкидывал какой – нибудь идиотский трюк, пытаясь привлечь к себе внимание, Никита косилась на Майкла, но его лицо было нечитаемой, пустой маской.
Он спокойно отреагировал, на то что Джейми вызвался добровольно дежурить с Никитой на кухне. Вместо этого Майкл присоединился к Джули и Роберте в гостиной, где его снова распиливали изо всех сил, судя по злобному радостному смеху ее матери.

- Ты все еще хочешь выйти? Мы с Джули подумали, что было бы хорошо отдохнуть от учебы - говорил Джейми.
- Нет, спасибо. - Никита протянула ему последнее блюдо. Она хотела отговорить его от любых романтических разговоров, поэтому ввела в разговор Майкла.
- Майкл находится в городе еще несколько недель, и мы хотели провести время вдвоем.
Нахмурившись, Джейми высушил стеклянную посуду.
- Он что боится выпустить тебя из виду?
Вздохнув, Никита вылила грязную воду из раковины и начала ее смывать.
- Майкл не ревнивый.
- Он не годится для тебя, Никита. Что может быть общего у вас двоих помимо, секса?
- Дело не только в сексе, Джейми. Не сравнивай наши отношения со своими многочисленными девками на одну ночь…
- Просто скажи мне, что ты в нем нашла - Джейми схватил ее за плечи и заставил повернуться к нему лицом.
- Боже, Джейми, возьми себя в руки! Ты делаешь это снова.
- Что?
- Пытаешься заставить меня почувствовать то, чего я не чувствую - Никита отодвинула его руки и ушла в другую сторону комнаты.
- Я уже говорила тебе, что хочу быть только друзьями.
- Почему ты не дашь мне шанс? - Джейми последовал за ней.
- Ты и я знаем друг друга дольше и ближе, чем ты, и он когда-либо будете.
Никита покачала головой.
- Не вынуждай меня Джейми.
- О чем ты говоришь?
Никита схватил его за руки и злобно сжала их.
- Не заставляй меня заканчивать нашу дружбу.
Выражение лица Джейми было недоверчивым.

- Ты бы сделала это из-за него?

- Я сделала бы это из-за меня , для моего душевного спокойствия. Ты сводишь меня с ума этой ерундой! Если бы ты действительно заботился обо мне, то перестал ставить меня в это неудобное положение.

- Никита. - умолял Джейми, пытаясь поцеловать ее. Никита повернула голову, и его губы коснулись ее щеки. Его руки обвились вокруг, чтобы неловко обнять ее, и Никита замерла хмуро и испуганно глядя на него
Именно в этот момент вошел Майкл. Он окинул взглядом открывшуюся перед ним сцену с тем же апатичным выражением на лице. Только глаза выдавали его гнев, когда он медленно приближался. к ним.
Джейми отпустил Никиту и встал спиной к холодильнику, сжав руки в кулаки, полностью готовый защитить себя. Его позиция была смелой, но он внутренне опасался очевидной сдерживаемой ярости, которую подавлял Майкл.
Никита и Роберта также наблюдали за Майклом с нервной настороженностью, и девушка неосознанно встала на его пути, чтобы оградить Джейми от любой боли, которую Майкл уже причинял ему своими глазами. Все они затаили дыхание, когда Майкл обошел Никиту, его рука притянулась к ее руке. Он прошел в нескольких дюймах от Джейми, затем обошел его и потянулся к кофейнику.
Никите казалось, что она может упасть на пол от облегчения. Ища поддержку, она, широко раскрытыми глазами, взглянула на свою мать. Роберта, увидев очевидные страдания своей дочери, снова гневно посмотрела на Джейми. На этот раз это дало желаемый эффект.
Джейми выпрямился, оторвав спину от холодильника и наблюдая, как Майкл наливает кофе, быстро проговорил.

- Э-э, мне пора идти. Должен закончить зубрежку. - Он подошел к Роберте и наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку, но она подняла на него предупреждающий палец. Джейми выпрямился, его лицо было ярко-красного цвета.

- Спасибо за ужин, мисс Вирт.

- Почему бы тебе не поблагодарить Майкла, так как он приготовил это? - издевалась Роберта. Она все еще не была фанатом француза, но с нее было достаточно театральной постановки Джейми.

- Э-э ... да. Спасибо, Майкл. - пробормотал он и выскользнул с кухни.
Майкл, наконец, повернулся к ним лицом и скрестил руки на груди, его недовольство стало более очевидным теперь, когда источник исчез. Он наклонил голову, принимая робкую манеру Никиты, молча прося объяснений.
Никита пожала плечами и робко улыбнулась.

- Не поверишь, но мне просто что-то попало в глаз?


************

Джули швырнула грязную одежду в корзину и громко уронила ее на пол рядом с дверью. Она пнула Джейми по ногам, когда проходила мимо дивана на кухню.

- Привет! - Джейми сел и отшвырнул учебник в сторону.

- Что это было?

- Это тебе за то что ты был вчера придурком! - Джули достала большую коробку с моющим средством, прошагала назад к дивану и снова пнула Джейми по ногам. Ее голубые глаза пылали гневом, когда она смотрела на него сверху вниз.

- Я не могу поверить, что ты был таким идиотом.

Джейми закатил глаза.
- Значит, на тебя тоже подействовал этот французский акцент?
- Речь идет не о Майкле, Джейми, а о том, что ты ведешь себя как тупая задница. - Джули бросила моющее средство на журнальный столик.
- Как ты смеешь так смущать Никиту? И себя самого?
- За что ты меня оскорбляешь? - Джейми встал и вошел в кухню.
- Может хватит …
- Я даже близко не подошла к тому слову, чтобы описать твоё поведение - Джули вытащила толстовку из-под диванной подушки и положила ее в кучу в корзине для белья.
- По крайней мере, ты мог проявить больше уважения к маме Никиты.
Джейми вернулся в гостиную, вытаскивая свою банку с пивом.
- Я ему не доверяю. В нем есть что-то подлое, но Никита слишком ослеплена красивым французским лицом, чтобы это увидеть.
- Твоя ревность очевидна, глупа и незрелая. Преодолей это, Джейми. Никита и Майкл вместе. Она никогда не давала тебе повода верить, в то что вы двое что – то большее чем друзья. Почему ты так полон решимости получить ее сейчас? Несколько месяцев назад тебе было все равно.
Несколько месяцев назад у Джейми не было конкурентов. Никита ни с кем, никогда не встречалась всерьез. Джейми был совершенно доволен этими бессмысленными временными интрижками, пока ждал, что Никита поймет, что им суждено быть вместе. Но затем появился Майкл, и то, что Джейми видел вызвало у него беспокойство. Никита реально запала на спокойного взрослого мужика, и, хотя Джейми не хотело это признавать, знал, что Майкл тоже сильно заботился о ней.
- Это ненадолго…
Джули усмехнулась, взяла корзину для белья и открыла дверь.
- Иди переспи с одной из своих легкомысленных подружек и оставь Никиту в покое.
Джейми вздрогнул от громкого хлопка дверью и сердито заметался по комнате, продолжая пить пиво.

Возможно, он действительно поступал не обдуманно. Конечно, этот междугородний роман Никитой не продлится слишком долго.
Майкл, скоро устанет от поездок или от Никиты. Парень выглядел так, что мог уложить любую цыпочку простым щелчком пальцев. Вероятно, у него не меньше дюжины таких ждут в Париже. Острые ощущения от погони и вкус к чему-то другому, вероятно, привлекли этого француза к чувственно невинной Никите. Теперь, когда он затащил ее в постель, факт, который Джейми обнаружил, подслушивая один из телефонных разговоров Джулии и Никиты, Майкл, скорее всего, откажется от нее через пару недель.
«Да, я просто подожду, пока он ее не бросит, и тогда вовремя предложу ей плечо, на котором можно поплакать». подумал Джейми.
« Просто утешительная дружба, которая обязательно превратится во что-то большее».

Стук в дверь прервал тщательное планирование Джейми, и он с довольной улыбкой направился к двери. Его улыбка исчезла, когда он столкнулся лицом к лицу с Майклом. Одетый в черное с головы до пят француз стоял на пороге, выглядя опасно и очень уверенно.
Джейми прислонился к дверному проему.
- Если ты ищешь Никиту, ее здесь нет.
- Я знаю. Она в моем гостиничном номере. Спит. - Майкл прошел мимо него, не дожидаясь приглашения.
Джейми раздраженно закрыл дверь и повернулся, чтобы посмотреть, как Майкл медленно перемещается по загроможденной квартире, молча осматривая ее. Он обошел комнату и остановился прямо перед Джейми.
- Так что привело тебя сюда? - спросил с притворной небрежностью Джейми.
Майкл медленно снял перчатки, оценивая собеседника пренебрежительным взглядом.
- Думаю, что мы должны поговорить.
************
- Ты пришел сюда, чтобы предупредить меня насчет Никиты? - заявил Джейми, взбираясь на барный стул. Его грудь слегка выпирала, когда он пил пиво.
Майкл принял браваду молодого человека. Он не очень беспокоился, что Джейми украдет у него девушку. Его беспокоило состояние души Никиты, когда она вернулась с ним вчера вечером в отель. Она достаточно нервничала из – за учебы и работы, а нежелательные телодвижения Джейми расстроили ее еще больше. Никита ворочалась во сне всю ночь.
Когда Майкл позвонил Роберте, чтобы спросить адрес Джейми, она без колебаний дала его ему.
- Ты собираешься надрать ему задницу? - спросила она. - Потому что, если ты этого не сделаешь, то я не постесняюсь.
Майкл заверил ее, что не собирается бить Джейми. Он хотел попытаться заставить его понять, какую боль причиняет Никите его слепое преследование. Если после этого он откажется оставить ее в покое, то у Майкла не будет выбора…

- Я пришел, чтобы попросить тебя прекратить это - сказал ему Майкл.

- Я знаю, что Никита ценит дружбу с тобой, но твои действия причиняют ей боль.

Джейми засмеялся, выпив глоток пива.
- Ник и я были друзьями в течение долгого времени. Что бы мы ни делали друг с другом, нам всегда удавалось простить друг друга за это. Кто ты такой чтобы приходить сюда и рассказывать мне, как с ней обращаться?
-Я мужчина, который любит ее. - Майкл сердито постучал своими перчатками по бедру.
Джейми снова засмеялся.
- Конечно… Да ладно, Майкл, здесь только мы. Никита – красотка, и ты, вероятно, рассматриваешь ее как вызов. Теперь, когда она у тебя есть, ты, думаешь что я поверю, что тебе скоро не станет скучно… и не захочется чего то нового?
Майкл удивился этой извращенной логике. Эти обвинения выдавали незрелость Джейми
- Я не озабоченный двадцатилетний подросток, склонный к влажным мечтам и недостижимым фантазиям.
- Мне двадцать три! – зло бросил Джейми.
Проходя по комнате, Майкл спрятал торжествующую улыбку. Кажется он забил удар.
- Скажи мне, что ты можешь предложить Никите?
- Ничего не значит если у тебя есть несколько баксов. Деньги не так важны.
- Я говорил не о деньгах - Майкл снова остановился перед ним.
- Ты можешь дать ей надежную безопасную любовь. Готов ли ты отказаться ради нее от всех вечеринок и пива в десять утра?
- Кто сказал, что я должен? Никита любит вечеринки. - Джейми бросил пустую банку и порылся в холодильнике доставая еще пиво.
Майкл покачал головой.
- Никита - домоседка. Ты собираешься отказаться от других женщин ради нее? Молодые люди твоего возраста на самом деле не знают, как быть верными. Одна неделя у тебя рыжая. На следующей неделе брюнетка.
- Ты пытаешься унизить меня… Это не сработает.
Майкл пожал плечами.
- Что ты можешь ей предложить?
Разочарованный направлением разговора, Джейми отчаянно искал причину. Он внезапно поднял голову.
- Я уже здесь. Все время. Ты можешь сказать то же самое?
- Это скоро изменится.
- И что это значит?
Майкл прекратил медленный шаг и снова встал перед Джейми. Его зеленые глаза блестели с новой решимостью.
- Я хочу, чтобы ты оставил Никиту в покое. Предупреждаю только один раз. Если ты продолжишь преследовать ее, ты заставишь меня это сделать…
- А что ты сделаешь Майкл? Изобьешь меня?
- Возможно. Но есть и другие, более постоянные способы избавиться от тебя.
Глаза Джейми расширились.
- Ты мне угрожаешь?
Майкл пожал плечами и сунул руки в карман пальто.
- Может быть. Ты действительно хочешь это выяснить?
Джейми изучал темное лицо мужчины перед ним. Холод охватил его тело, когда он понял, что Майкл был действительно серьезен, или, может быть, он просто хотел, чтобы так казалось.

- Кто ты? - Джейми отступил.

- Какой-то французский мафиози?

Майкл не сдержался и рассмеялся над этим. Затем он внезапно снова стал серьезным.
- Нет.
Двое мужчин смотрели друг на друга в течение нескольких долгих минут, прежде чем Майкл начал медленно натягивать перчатки.
- Не заставляй меня приходить сюда снова.
- Знаешь, я ведь могу сказать Никите, что ты угрожал мне. - пробормотал Джейми.
- Очень храбрый поступок - издевался над ним Майкл, когда он шел к двери.
- Ты теперь прячешься за женщинами?
Лицо Джейми передало хаотичный ход его мыслей.

- Ты сумасшедший, ты знаешь это?

- Нет, просто я собственник.

Майкл открыл дверь и бросил на него последний взгляд.

- Я никуда не уйду, Джейми. Предлагаю тебе привыкнуть к этому.

Джейми сердито бросил свое пиво в закрывающуюся дверь, и жидкость янтарного цвета разлетелась когда банка ударилась об нее.
- Трахни себя! - закричал он…
************
Никита сонно улыбнулась, когда нежная рука, массируя ей спину, подтолкнула ее к пробуждению. Она тихо зевнула и перевернулась. Ее сонные глаза смотрели на Майкла, сидящего на кровати рядом с ней, его рука теперь слегка поглаживала ложбинку между ее грудями.
- Доброе утро. – пробормотала она и потянулась.
- Больше похоже на добрый день. - Майкл поправил ее.
- Одиннадцать часов…
- Майкл. - Она резко села.
- Почему ты не разбудил меня? Я должна быть на работе к часу, и хотела с утра позаниматься.
- Ты слишком много учишься - Майкл мягко сделал ей выговор.
- И работаешь слишком много. Тебе нужен был отдых.
- Отдохну во время рождественских каникул - сказала Никита, сунув руки под его свитер.
- Почему ты одет?
Майкл обнял ее и положил голову ей на плечо.
- Я должен был позаботиться о некоторых делах.
- По работе?
На мгновение он всерьез подумал солгать ей, но решил не делать этого.
- Я ходил встречаться с Джейми.
Он услышал ее резкий вдох, когда она оттолкнула его от себя.
- Скажи мне, что ты этого не делал?
- Я только что сказал, что сделал.
- Просто скажи мне, что ты не дрался. - Никита побледнела, подняв вверх кулак.
Майкл притянул к себе ее кулак, осторожно раскрыл ее пальцы и поцеловал ее ладонь.
- Нет, мы не дрались. Я просто попросил его оставить тебя в покое.
- Мило с твоей стороны… но ? - Она посмотрела на него с сомнением. Майкл мог казаться тихим, сдержанным человеком снаружи, но Никита знала, что если он когда-нибудь действительно разозлится, то станет силой, с которой придется считаться.
- Но… - Майкл улыбнулся.
- Возможно, он неверно истолковал некоторые из моих слов.
- Неправильно истолковал их как? - Никита ущипнула его за запястье, как будто это могло причинить ему боль.
- Возможно у него сложилось впечатление, что я убью его, если он не перестанет тебя беспокоить?
- Майкл! А ты нет…?
- Нет. Мои слова были не очень ясны, и он предположил…
- Мужчины… - Никита устало потерла глаза.
- А почему я беспокоюсь?
Майкл снова обнял ее и опустил обратно на кровать.
- Потому что ты любишь меня?
- Кто это тебе сказал? - Руки Никиты обвились вокруг его шеи.
- И у нас нет времени на это…
- Надеюсь, что ты когда – нибудь скажешь… - Майкл укусил ее за ухо.
- И мы сделали это за двадцать минут на полу кухни твоей мамы.
- Ну… - простонала Никита, когда его рука нашла ее под одеялом - ... быстро тоже хорошо.

************
 

#7
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 349
  • Пол:
************

Майкл не замечал никого пока шел к кабинету Медлен. Его мысли были заняты совсем другим.
Вчера он завершил миссию Дэвида Феннинга, и необходимость соблазнить его жену нанесла ему огромный эмоциональный урон.
Он чувствовал вину, раскаяние и ненависть к самому себе, предав женщину, которую любил, Никиту, чтобы выполнить свое обязательство перед Отделом. Профиль принадлежал Медлен, Майкл действительно искал способ обойти его, но не сумел.
Он прошел через сексуальные движения и чувствовал, как его тошнило каждый раз, когда Лиза Феннинг стонала его имя или кричала в освобождении.
Он должен был вернуться в Лондон через два дня. После невероятных четырех недель, которые они провели вместе, влюбленные до безумия не хотели снова расставаться. Никита со слезами просила его вернуться, чтобы они могли провести Рождество вместе.
До миссии Феннинг Майкл с нетерпением ждал этого момента.
Теперь же он задавался вопросом, как сможет быть с ней и скрывать свою вину за обман.
Мысленно готовясь к предстоящей игре разума, Майкл вошел в кабинет Медлен и включил режим обороны. Он дал полный отчет о Феннинге и ей, и Шефу накануне и знал, что она хочет поговорить о его успехах с Никитой.
Хотя это началось как задание, его отношения с Никитой переросли в гораздо большее. Это было очень реально и особенно, и необходимость обсуждать личные аспекты с Медлен раздражала его.
Он стоял перед ее столом, сложив руки перед собой, ожидая начала навязчивой инквизиции.

- Я хотела похвалить тебя… - Медлен начала с этой невыносимой улыбки.

- Несмотря на длительный характер профиля« Чернек », ты отлично выполняешь свои обязанности и сохранил невероятные показатели в полевых работах

- Спасибо - ответил Майкл.

- Надеюсь ты исследуешь всю новую информацию о террористической деятельности, которую финансирует Чернек?
Майкл кивнул.
- Хорошо. Тогда ты знаешь, что нам необходимо его ликвидировать. До сих пор все попытки найти его были провальными . Он очень умный и хитрый человек и не оставляет никаких подсказок, которые могли бы привести к нему.
Майкл молча, поглощал эту информацию.
Медлен наклонилась вперёд, наблюдая за его поведением, пытаясь понять его истинное отношение к этой миссии.
- Как твои успехи с Никитой?
Майкл отвел взгляд в сторону, когда ответил.
- Мы стали ближе.
- Ты спал с ней?
Майкл скрыл свое внутреннее смятение.
- Да.
- Она влюблена в тебя?
- Я не знаю.
Медлен внимательно смотрела на его пустое выражение лица.

- Как ты думаешь, она влюблена в тебя?"

- Я не знаю.

- Никита кажется мне осторожной молодой женщиной.

Медлен решила настоять на своих советах,

- Но женщины ее возраста очень доверчивы. Я верю, что она раскроет свои чувства, как только вы дадите ей стимул сделать это

- Стимул?

- Ты точно знаешь, что я имею в виду, Майкл. Скажи ей, что любишь ее. Что ты не можешь жить без нее. Используй всю ложь, которую мужчины так хорошо рассказывают, чтобы заманить женщину в ловушку - Медлен снова откинулась на стуле и резко посмотрела на него.

- Ты сделаешь все, что нужно, чтобы Никита Вирт вышла за тебя. Понял?
Майкл внутренне бурлил. Последнее, что ему нужно от было Медлен, - это советы о том, как обращаться с женщинами. И хотя она должна была проявить более профессиональный интерес к этой встрече, его начальница, похоже, наслаждалась этой линией вопросов,
- Как ее мать смотрит на ваши отношения?
Майкл посмотрел прямо на Медлен впервые с тех пор, как вошел в ее офис.
- Сначала она была осторожна, но приняла меня.
Медлен кивнула.
- Она, кажется, имеет большое влияние на Никиту.
- Из того, что Никита рассказал мне, это не так, как мы думаем.
- Правда? Может быть, что - то изменилось. Некоторое время назад мы думали, что Роберта Вирт является причиной, по которой Чернек не хочет связываться со своей дочерью.
Майкл ждал, чтобы узнать, сможет ли Медлен добровольно рассказать о своей теории относительно Роберты. Когда она этого не сделала, он безрассудно спросил.
- Поэтому Отдел пытался отравить Роберту?
Когда глаза Медлен выдали едва заметное удивление, и Майкл узнал правду.

- Было ли это действительно необходимо?

- В то время да – ее ответ был твердым.

- Если бы Никита осталась одна, ее отец мог связаться с ней.

- Почему ей позволили жить? - Майкл сжал кулаки за спиной.

- Никита сказала, что ее мать внезапно пришла в себя.

- Мы этого не делали. Мы полностью намеревались позволить ей умереть. - Медлен барабанила пальцами по подлокотникам кресла.

- Ее выздоровление было… не запланированным непредвиденным обстоятельством

- Тогда как? - Майкл хотел знать.

- Мы все еще не знаем. Может быть, Чернек.

Или, может быть, Роберта была слишком упряма, чтобы быть побежденной тем ядом, который ей дала Секция.
Майкл улыбнулся про себя.
- Я могу быть свободен?
- Конечно. Здесь нет ничего, что требовало бы твоего немедленного внимания. - Медлен наклонила голову.
- Ты можете вернуться в Лондон.
Майкл повернулся, чтобы уйти.
- Майкл.
- Да? - Он держался спиной к ней.
- Я ожидаю, что ты вернешься сюда обрученными или женатым -
Майкл остановился на мгновение, но не ответил ей, когда покинул ее офис.
************

Джули ласково улыбнулась, наблюдая, как Никита нежно воркует над ее новорожденным племянником. Они навещали ее старшую сестру Аманду, которая родила неделю назад. Поскольку ее муж не мог позволить себе уйти с работы, Джули приходила помогать по дому, когда их мать не могла. Сегодня она привела с собой Никиту, и ее подругу сразу же пленили красные волосы и голубые глаза маленького Эндрю.

- Он так похож на тебя и твою сестру. - сказала Никита, когда слегка потерла свой нос о пуховую голову ребенка.

- И так хорошо пахнет.

Джулия улыбаясь, заметив безмятежное поведение Никиты.

Она никогда не видела свою подругу такой радостной, до того как Майкл Сэмюель вошел в ее жизнь. Хотя она немного и завидовала, Джули была рада видеть Никиту счастливой. Ее детство было ужасом ... в отличие от того удивительного опыта, который повезло испытать Джули, спасибо двум любящим родителям и заботливой старшей сестре. Никита действительно заслужила счастье, которое наконец обрела.
- Никита, ты выглядишь такой счастливой - Джули высказала свои мысли вслух.

- Удивительно, что хороший мужчина и отличный секс могут сделать с тобой.

Тихо рассмеявшись, Никита мягко откинула теплый сверток младенца на руках.

- Это, безусловно, так. Мне действительно повезло

- Удача не имеет к этому никакого отношения - Джули продолжала складывать недавно постиранную детскую одежду.

- Вы с Майклом такие …идеальные… когда вместе. Должно быть, это судьба, привела его в закусочную в тот день.

- Боже, Джули, ты такая романтичная. - Никита улыбнулась.

- Не говорите мне, что ты не мечтаешь о нем и примеряешь его имя. Никита Сэмюель. Это звучит так круто.

Никита покраснела, а Джули нерешительно рассмеялась.
- Ага! Ты влюблена, моя девочка! Говоря об этом, произнес ли Майкл слово на букву Л?
Вспоминая тот день, когда он игриво спросил ее, любит ли она его, Никита покачала головой.
- Это действительно слишком рано. Кажется, что все произошло так быстро.
- Пожалуйста… - Джули махнула рукой в ​​воздухе.
- Мои родители влюбились и поженились через месяц.
- В самом деле?
- Действительно. Было бы две недели, если бы моя бабушка не настояла, чтобы они дали ей время, чтобы собрать свадебную церемонию. - Джули снова засмеялась.
- И смотри. Они женаты уже двадцать восемь лет.
- Ну, я действую с осторожностью - Никита посмотрела на мирно спящего малыша. Она не могла удержаться и представить, как будет выглядеть ее ребенок от Майкла.
- Эй, ты говорила с Джейми в последнее время? - Джулия прервала ее мысли.
- Нет. - Никита нахмурилась.
- Я все еще злюсь на него. Он и не пытался мне позвонить.
Джули хихикнула.
- Я думаю, что Майкл напугал его до чертиков. Он настаивает на том, что Майкл из французской мафии.
Никита сдержала смех, чтобы не разбудить ребенка.
- Он сумасшедший.
- Знаешь, вокруг Майкла действительно таинственный, опасный воздух. Мне не нужно говорить, что это чертовски сексуально!
Никита усмехнулась.
- Я знаю. И мы ведем себя так глупо, обсуждая его, как пара возбужденных подростков.
Они все еще тихо смеялись, когда Аманда вышла из ванной в махровом халате, высушивая ее ярко-рыжие волосы.
- О, Боже, мне это действительно было необходимо. Непрерывная жемчужная ванна. Спасибо, девочки.
- Не за что. - Никита улыбнулась ей.
- Я была бы счастлива нянчится в любое время, когда понадоблюсь. Эндрю восхитителен.
- Да, мы все так думаем. - Аманда наклонилась, чтобы коснуться щеки своего ребенка.
-Так о чем вы двое шептались?
- Этот парень Никиты … - Джули вздохнула.
- Аманда, ты должна увидеть его. Он самое прекрасное существо.
- Ты мне уже рассказывала. Он еще и француз. Никита, ты и твоя мама едете к моим родителям на рождественский ужин, верно?
Никита кивнула.

- Возьми Майкла с собой. - настояла Аманда.

- Джули так часто болтает о нем, что я и мама очень хотим познакомиться.

- Хорошо, думаю мы будем. – согласилась Никита

Джули радостно хлопнула в ладоши.
- Здорово! Мы покажем ему счастье блаженной домашней жизни, и тогда …

************

Рука Майкла закрывала рот, когда он внимательно рассматривал сверкающие бриллианты перед ним.
Владелец небольшого эксклюзивного ювелирного магазина уже показал ему большое количество красивых обручальных колец ручной работы.
Он становился все более нетерпеливым по отношению к молодому человеку, но его желание сделать продажу перевесило его желание угодить клиенту. Но опять же, он понимал причину этой нерешительности. Когда он сам искал кольцо для своей жены почти пятьдесят лет назад, ему потребовалось два дня, чтобы выбрать то самое.
- Может быть, вы хотите посмотреть что-то еще? - Владелец говорил с Майклом на его родном французском языке.
Майкл кивнул и откинулся на спинку стула, когда старик убрал бархатную витрину и принес еще одну.
Он не собирался просить Никиту выйти за него так скоро, несмотря на предупреждение, которое получил от Медлен. Он хотел продлить ухаживания как можно дольше, чтобы дать Чернеку возможность появиться. Но, вернувшись вчера вечером в свою пустынную мансарду, и несколько часов разговаривая по телефону с Никитой, понял, что хочет на ней жениться. Действительно хочет стать ее мужем, и не только потому, что ему нужно соответствовать параметрам миссии.
Он любил ее.
Он признался себе в этом давно.
Только после того, как прошла миссия Феннинг, он понял, что хочет гораздо большего, чем короткие поездки в Лондон и близкое время вместе в холодном гостиничном номере. Он хотел настоящий дом, освещенный небольшими штрихами, которые могла предоставить только женщина. Он хотел нормальности, хотел возвращаться домой с мрачной миссии, чтобы найти нетерпеливую и любящую Никиту, ожидающую его с ужином или согревающую кровать.
Смеет ли он сказать, что он хотел детей? Да, но он знал, что оставить ее и их детей будет вдвойне тяжело для него. Так что он будет рад любить ее до тех пор, пока Андрей Чернек остается в стороне.

- Эти более уникальны. - Владелец приподнял витрину с кольцами

- Что то нравится?

Майкл осмотрел ассортимент бриллиантов, прежде чем его глаза остановились на тонкой золотой и серебряной филигранной ленте с шестью крошечными бриллиантами, окружающими большой маркиз.
- Вот это - Майкл осторожно поднял его и осмотрел на свету.
- Отличный выбор. Ваша молодая леди будет очень довольна.- улыбнулся владелец
- Вы хотите сделать гравировку?
Майкл взглянул на серебряные часы на своем запястье. Его рейс должен был улететь через несколько часов.
- У меня нет времени. Я сделаю это позже. Но спасибо.
Он заплатил за свою покупку и покинул ювелирный магазин, чтобы слиться с многолюдной толпой рождественских покупателей на оживленной улице. Если поспешить, у него будет достаточно времени, чтобы пойти домой и позвонить Никите, прежде чем он соберется и уедет в аэропорт.
- Майкл! Эй, Майкл!
Мужчина услышал, как кто-то зовет его. Остановившись, и подойдя к витрине магазина, Майкл осмотрел толпу людей на предмет знакомого лица. Мгновение спустя из толпы выскочила Антония, жонглируя упаковками в ярких тонах и широко улыбаясь.

- Ну, привет! - поздоровалась она.

- В последнее время тебя совсем не видно.

- Как ты, Тони? - вежливо спросил Майкл.

Тони подняла бровь.
- О, так ты меня еще помнишь? Знаешь, я удивлена. После того, как ты отправил меня к Чаку и исчез, я подумала, что ты забыл обо мне.
- Мне жаль.- Майкл оглянулся и снова посмотрел на нее.
- У тебя проблемы с Чаком?
- Нет, Чак великолепен.- Тони переместила свои пакеты более удобно.
- На самом деле, он, я, и Вальтер устраиваем рождественскую вечеринку . Кто сказал, что у нас в Первом Отделе не может быть праздничного духа? Добро пожаловать!
- Спасибо, но я не могу. - Майкл снова взглянул на часы.
- На самом деле, я опаздываю…
Тони оглядела его с ног до головы, задаваясь вопросом, что происходит с ее бывшим тренером. В последнее время он часто отсутствовал, что Медлен посчитала необходимым временно отправить ее под руководство Чака. Тони предположила, что длительное отсутствие Майкла между миссиями может быть связано с другим заданием, над которым он работал, но она уже давно научилась не задавать лишние вопросы.
Ее взгляд упал на маленькую сумку в его руке, и она увидела имя ювелира, напечатанное на нем. Ее темные глаза расширились, и она снова взглянула на Майкла.
- Это драгоценности? У тебя есть девушка, о которой ты мне не рассказываешь, Майкл?
- Тони, у меня нет времени на это.- Майкл проигнорировал ее вопрос.
- Я должен вернуться через несколько дней. Мы поговорим позже.
Когда он попытался уйти, Тони схватил его за кожаную куртку.
- Что происходит, Майкл? Куда ты идешь, когда покидаешь Отдел?
Майкл выразительно посмотрел на ее руку, и Тони неохотно отпустила.
- Извини. Мы поговорим через несколько дней. - Он повернулся и исчез в толпе.
Тони заскрежетала зубами когда Майкл отвернулся от нее. Ей нравился Майкл, он изо всех сил старался научить ее хитрым способам выживания в Отделе, и приложил дополнительные усилия, чтобы защитить от врагов и собственных глупых ошибок. Но он был загадкой, а Тони всегда любил хорошие тайны. Ее любопытство достигло пика, и она дала себе молчаливую клятву узнать, что происходит с ее наставником.

************

Роберта бездельничала на диване в выцветших синих спортивных штанах, носках и пушистых тапочках. Она выпила кружку горячего шоколада и отогнала слезы, когда персонаж Грегори Пека, Аттикус Финч, обнимал дочь в финальной сцене «Убить пересмешника». Вздохнув, она громко высморкалась, наблюдая, как идут титры, а затем начала перелистывать канал для того чтобы найти очередной хороший фильм.
- Годзилла против Монстра Зеро. Идеально. - Она с энтузиазмом бросила одеяло на ноги.
Легкий стук в дверь заставил ее коротко выругаться. Было чуть больше десяти, и когда она подошла к двери, была готова прогнать любого кто собирался помешать ее редкому вечеру одиночества.
И тут же передумала, когда открыла дверь Майклу.
Роберта сверкнула искренней улыбкой и наклонила голову.
- Привет Френчи.
- Роберта. - Майкл наклонился, чтобы поцеловать ее.
- Извини что так поздно.
- Ты же практически член семьи. - она отступила, чтобы позволить ему войти.
- Никита работает допоздна в закусочной. Ее босс готовится закрыть кафе на Рождество.
Майкл уставился на пол, снимая перчатки. Он снял с себя пальто и накинул его на вытянутые руки Роберты, затем снова натянул перчатки и провел пальцами по волосам. Понимая, что он снова в перчатках, Майкл стянул их с рук и грубо сунул в карман джинсов.
Роберта с удивлением наблюдала за этими действиями.
Майкл - крутой, невозмутимый Майкл - действительно казался нервным.
Он сунул руки в передние карманы джинсов. Одна рука столкнулась с сопротивлением из-за перчаток. Он неуклюже вытащил их из кармана, и они упали на пол. Мужчина наклонился, чтобы поднять перчатки, затем снова попытался засунуть их в тот же карман.
- Э-э ... Я возьму эти перчатки, дорогой. - Роберта протянула руку, и Майкл посмотрел на нее с облегчением.
- Спасибо. - Пробормотал он, положив их в ее ладонь.
- Садись, Френчи. Никита скоро должна быть дома.
- На самом деле, я хотел поговорить с тобой. - Майкл крепко сжал руки, чтобы не сделать что-то еще идиотское. Его сердце билось о грудь, и он чувствовал жар и зуд.
Он нервничал, и его смущало то, что он чувствовал эту особую эмоцию. Этот разговор с Робертой был полезен больше для нее , чем для него. Ему необходимо было прийти к пониманию с ней, учитывая, что он скоро сделает предложение Никите.
- Хорошо - осторожно согласилась Роберта. Она подошла к дивану, и Майкл последовал за ней. Она села, не отрывая глаз от его лица, и он сел рядом с ней, оставив между ними широкий промежуток.
Майкл наклонился вперед и положил локти на колени. Роберта смотрела, как он сжимает руки, затем выпрямляет и энергично потирает их по бедрам.
Роберта нахмурилась и ударила его по плечу.
- Что, черт возьми, с тобой не так, Френчи?
Как начать? Он снова и снова репетировал этот разговор по пути в Лондон. Майкл сунул руку в карман рубашки и вынул кольцо. Он протянул его Роберте, не говоря ни слова, и она перевела взгляд с него на кольцо и с удивлением посмотрела на него.

- Ты мне очень нравишься, Френчи, - Роберта была невозмутима.

- Но я предпочитаю мужчин постарше и уродливее.

Майкл пробормотал ругательства на французском и тяжело вздохнул.
- Это для Никиты!
- Я поняла … - Роберта схватила кольцо и издала низкий благодарный свист, поворачивая его туда-сюда.
- Должно быть, это стоило тебе небольшого состояния. - Она вернула его ему и наблюдала, как он вертел его между пальцами, погруженный в свои мысли.
- Это довольно внезапно, не так ли?
- Ты думаешь, что слишком рано? - Майкл не сводил глаз с кольца.
- Так ты здесь, чтобы просить моего благословения?
- Я знаю, что ты была осторожна со мной в начале . - Майкл провел рукой по лицу и откинулся на подушки.
- Я просто хотел предупредить, что это произойдет ... на случай, если ты будешь против.
- Ну, то, что я думаю о тебе, не имеет значения. - Роберта тоже откинулась назад и наблюдала, как Годзилла ударил по одной из голов Monster Zero.
- Никита - та, кто в конечном итоге решает, что лучше для нее.
Майкл, похоже, тоже увлекся монстром, но он был сильно сосредоточен на их разговоре.
- Я знаю, что не нравлюсь тебе Роберта.
- Разве я когда-нибудь говорила, что ты мне не нравишься? Я сказала, что не доверяю тебе. Это так же плохо, но в любом случае… ты клевый, Френчи. Я бы предпочла, чтобы ты стал моим зятем, а не этот …Джейми.
Майкл должен был быть польщен этим огромным признанием, но он все еще не был убежден в очевидном принятии Роберты.

- Эй… - Роберта потянула его за руку, и Майкл повернулся, чтобы посмотреть на нее. Ее глаза были жестокими, когда она угрожала ему пультом дистанционного управления.

- Ты любишь мою дочь?

Майкл мягко протянул руку и оттолкнул импровизированное оружие. Его глаза молча умоляли ее поверить ему.
- Да, мэм. Очень.
Роберта раздраженно фыркнула.
- Я , как и ты Френчи. Но если ты сделаешь ей больно ... будешь визжать на несколько нот выше. Я считаю, что вы двое двигаетесь немного быстро.
- Думаешь, она мне откажет? - с опасением спросил Майкл.
- О нет, дорогой. Она так же глупа рядом с тобой, как и ты с ней. Если ты сделаешь это долгой помолвкой, я дам тебе свое благословение.
- Обещаю. Но только если Никита так захочет.
- Ха! - Роберта хлопнула в ладоши.
- Это моя девушка! Она тебя хорошо воспитала!
Майкл наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку, но когда он попытался обнять ее, она оттолкнула его.
- Ладно, хватит с этими нежностями…
************

Майкл внимательно изучал Никиту, когда она спала. Он любовался движением светлых ресниц, изгибом щеки и расслабленным ртом. Слегка проведя пальцем по челюсти, он нежно поцеловал ее в плечо и перевернулся на спину, затем вытащил обручальное кольцо из-под угла матраса и уставился на него.
Он не так нервничал этим утром, как прошлой ночью, когда рассказал Роберте о своих намерениях. На самом деле он чувствовал себя очень довольным и примирившимся со знанием того, что поступает правильно. Конечно, он понятия не имел, примет ли или отклонит его предложение Никита. Может быть, он слишком самоуверен или просто полон надежды, но Майкл был чрезвычайно счастлив, думая, что Никита станет его женой.
Когда девушка приехала домой прошлой ночью, она приветствовала его восторженным объятием и поцелуем, который заставил его поспешить собрать ее вещи чтобы она могла поехать с ним в отель.
Роберта пожелала им спокойной ночи с понимающей улыбкой.
В машине все его виноватые мысли о Лизе Феннинг и Андрее Чернек сбежали, когда она положила голову ему на плечо и провела по бедру. Майкл молча искал подходящий момент, чтобы задать Никите важный вопрос, но она так устала, что решил отложить этот шаг до сегодняшнего дня.
Должен ли он сделать это за романтическим ужином или просто спросить прямо? Он никогда не предлагал брак раньше. С Симоной они просто решили пожениться однажды ночью, когда этот вопрос всплыл. Майкл даже не был уверен, любит ли его Никита. Она не ответила на его игривый вопрос месяц назад.
Он лег на бок, прилепив свое тело к ней.

Прошлой ночью Никита оделась в ночную рубашку, почистила зубы, умылась и легла рядом с ним на кровать. Майкл нетерпеливо обнял ее, собираясь заняться любовью после их короткой разлуки. Только после того, как он спустился к ее груди и начал целовать, понял, что девушка спит. Он не стал будить ее, но ему самому было чертовски трудно заснуть.
Теперь, когда он обвил свое тело вокруг ее, задумался, стоит ли ему сначала сделать предложение или удовлетворить либидо. Медленно проведя кольцом по руке к щеке, он поцеловал ухо, а затем слегка потер кольцом о ее рот.
- Никита - прошептал он ей на ухо, облизывая мочку.
Никита сморщила нос и нахмурилась, когда начала просыпаться. Сначала она была дезориентирована, но потом поняла, что это Майкл прижимается к ней и изо всех сил старается ее разбудить. Она улыбнулась в сонном предвкушении, когда почувствовала, что его твердость прижимается к ней сзади. Девушка ощутила, как что-то прохладное и твердое ласкает ее губы, затем подбородок и изгиб груди.
- Никита - Майкл поцеловал ее в шею и провел кольцом вокруг ее соска.
- Что ты делаешь? - пробормотала она.
- Пытаюсь разбудить тебя, чтобы я смог сделать с тобой все что захочу…
Никита зевнула и потянулась.
- Разве ты не делал это со мной прошлой ночью?
- Ты уснула на мне.
Никита повернулась на спину и посмотрела на него снизу вверх.

- Я правда это сделала? - она взяла его лицо в руки и поцеловала в губы.

- Мне жаль.

- Забудь - Майкл прикусил ее губы и провел кольцом вокруг ее второго соска.

- Но теперь, когда ты отдохнула ...

- Что это? - Никита схватила его за руку и притянула к себе. Майкл наблюдал, как ее голубые глаза расширились, а рот раскрылся. Она сжала его руку, и продолжала смотреть на кольцо, потеряв дар речи. Она повернула ошеломленный взгляд на Майкла, который смотрел на нее с нечитаемым выражением лица.
- Что это?
Майкл закинул ногу на ее ногу и подпер голову рукой.
- Как ты думаешь, что это?
Глаза Никиты быстро заморгали, и она переводила взгляд с него на кольцо.
- Это похоже на обручальное кольцо.
- Твои способности восприятия немного притупляются по утрам.
Никита наклонила голову, многократно открывая и закрывая рот, пытаясь что-то сказать.
Ее сердце билось в возбужденном ритме в ушах, груди и животе.
-Ты……… предлагаешь?
- Это цель кольца. - Майкл говорил с ней как с ребенком.
- Майкл, ты не можешь просто наброситься на девушку с такими вещами рано утром и ожидать, что она сформирует какой то адекватный ответ - Никита повернул его руку под разными углами, рассматривая кольцо.
- Это прекрасно.
- Значит ли это, что ты будешь носить его?
Никита нервно рассмеялась.
- Если ты просишь меня выйти за тебя замуж, ты делаешь это плохо. Разве ты не должен быть на коленях?
Майкл попытался подняться, но Никита притянула его обратно.
- Я действительно не хочу, чтобы ты опустился на колени!
Он смотрел на нее, ожидая, что она продолжит. Но первым решился нарушить тишину.
- Ты выйдешь за меня замуж?
Взгляд Никиты снова остановился на кольце.
В ее сердце не было никаких сомнений, что она влюблена в Майкла. То, что все произошло так внезапно, не имело для нее никакого значения. Майкл был практичным человеком, поэтому она не волновалась, что это был вихрь или мимолетный порыв. Никита не могла представить себя с другим мужчиной после переживания Майкла Сэмюеля, даже если их отношения каким-то образом в будущем закончатся.
Она знала, что он должен любить ее, учитывая это внезапное предложение. Но ни один из них ни разу не произнес эти слова. Никита не была той женщиной, которой нужно часто слышать «Я люблю тебя», пока она знала и чувствовала, что ее любят. Но она хотела убедиться, что Майкл уверен в том, что хочет.
- Почему ты хочешь жениться на мне? - Она прижала руку к его груди и выжидательно посмотрела на него.
Майкл вздохнул, поднял руку, чтобы поцеловать ее, затем вернул ее к своей груди.
- Потому что я люблю заниматься любовью в ванильном мороженом.
- Что еще?
- Потому что я скучаю по тебе, когда уезжаю.
- Что еще?
- Потому что ты делаешь меня счастливым.
- А что еще?
- Потому что я тебя люблю.
Никита улыбнулась ему блаженной улыбкой и наградила его долгим влажным поцелуем. Когда она отпустила его, они оба тяжело дышали, и Никита подняла левую руку.
- Я тоже тебя люблю.
Руки Майкла задрожали, когда он надел кольцо на ее палец, а затем трижды почтительно поцеловал его. Его глаза ярко поблескивали, когда он двигался между ее бедер и стягивал с нее ночную рубашку.

- Ты уверена?

- Да, я уверена - Она провела руками по его спине и потянулась, чтобы поцеловать его горло.

- С таким как я нелегко жить - он застонал, когда ее руки сжали его обнаженную заднюю часть.

- Ну, тогда мы квиты - Она усмехнулась ему в шею.

- Тебе придется иметь дело с моей матерью.


************
 

#8
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 349
  • Пол:
ВНИМАНИЕ!!! В следующих главах присутствуют сцены с элементами НС17!!!

************

Майкл и Никита сидели, взявшись за руки на диване перед Робертой, которая стояла перед ними, скрестив руки на груди.
- Так вы оба помолвлены? Ну, я удивлена. Не думала, что вы зайдете так далеко».
- Ты должна быть счастлива за нас, мама - сказала Никита, бросив на мать предупреждающий взгляд. Роберта проигнорировала ее.
- Я просто хочу, чтобы вы двое были уверены, что знаете, во что ввязываетесь.
- Мы знаем, мама… - Майкл улыбнулся ей.
- Не называй меня так пока. - Роберта указала на него пальцем.
- Извиняюсь…
- Теперь если подходить разумно. У Никиты есть хороший шанс закончить учебу в мае следующего года, так что я думаю, вам стоит подождать, и пожениться после этого.
Никита попыталась что- то сказать, но Майкл предупредительно сжал ее руку, и она промолчала. Между тремя напряженными раундами занятий любовью сегодня утром, они уже решили действовать именно так.

- И я хочу, чтобы вы за это время подумали о серьезности брака. Это не только солнечный свет и отличный секс.

- Я был женат раньше, Роберта - вздохнул Майкл,

- И знаю, что происходит.

- Да, но Никита нет - ответила Роберта.

- Я не хочу, чтобы она делала те же ошибки, что и я.

- Мы говорила раньше, Майкл не мой отец. - вступила Никита, немного раздраженная тем, что ее мать относится к ним так, словно они были влюбленными подростками.

Майкл почувствовал крошечный укол вины от ее невинных слов, но он был слишком счастлив, чтобы беспокоится об этом.
- Мы понимаем твою озабоченность, но мы с Никитой знаем, чего хотим, и справимся.
Роберта снова посмотрела на них, прежде чем сдаться и протянула руки.
- Хорошо, тогда. Поздравляю. Подойдите и обнимите меня.
Улыбаясь, они оба поднялись, чтобы крепко обнять ее. Роберта позволила это на мгновение, затем грубо оттолкнула их, потихоньку вытирая туманные глаза.
- Достаточно. Сегодня канун Рождества, давайте праздновать.
- Позвольте мне пригласить вас на ужин - предложил Майкл, прижимая к себе Никиту.
- Звучит неплохо - согласилась Роберта,
- Позвольте мне пойти и переодеться в мои сексуальные штаны… - На полпути к спальне она обернулась.
- Я не хочу быть сегодня Скруджем, поэтому, так как вы помолвлены, ты можешь провести здесь ночь, Френчи. Я знаю, вы, должно быть, устали от этого гостиничного номера.
- Мама, диван слишком мал для него. - Никита с сомнением посмотрела на диван.
- Никита, я имела в виду, что он может остаться с тобой в твоей комнате, поскольку он практически твой муж. Никогда не обвиняй меня в том, что я не модная мать из девяностых - Роберта продолжила идти в свою комнату.
- Только не позволяйте мне услышать скрипящие пружины и стучащее изголовье. Думаю, что это заставит меня снова пить.
Майкл усмехнулся над покрасневшим лицом Никиты.
- Я не могу поверить, что она это сказала.

************

- Эй, Френчи! - Майкл почувствовал как кто - то шлепнул его по голому плечу.

- Проснись, черт возьми! Я бьюсь в эту дверь последние десять минут.

Майкл открыл один глаз и посмотрел на свою будущую тещу. Роберта стояла над ним, улыбаясь с восхищением.
- Счастливого Рождества, Френчи!? Ты и Никита спите как мертвые. Вставайте, чтобы мы могли открыть подарки.
Майкл спокойно наблюдал, как Роберта вышла из комнаты, не удосужившись закрыть дверь. Он посмотрел на себя, чтобы убедиться, что прикрыт, и вздохнул с облегчением. Ему удалось сохранить часть одеяла поверх своей обнаженной фигуры, несмотря на то, что Никита отнимала его большую часть ночи. Он почувствовал, как она прижимается к его спине, и неуверенно посмотрел на цифровые часы на ее тумбочке.
Было почти шесть утра. Майкл рано вставал, но когда был с Никитой, обычно просыпался на несколько часов позже. Кроме того, Роберта держала их до полуночи прошлой ночью, украшая гигантскую рождественскую елку, которую Майкл с трудом затащил внутрь. А так же вдвоем они помогали ей делать пироги с орехами-пеканами, чтобы взять их с собой на ужин к родителям Джули.
- Который сейчас час? - Никита застонала позади него.
- Почти шесть. - Майкл снова закрыл глаза. Может быть, он мог поспать еще пять минут, прежде чем встать.
Никита снова подала голос:
- Я не могу поверить, что она пришла сюда. А если бы мы что-то делали?
- Она, вероятно, погрозила бы нам пальцем и сказала остановиться, чтобы мы могли открыть подарки. Мы должны были запереть дверь.
- Ты уверен, что хочешь жениться на этой семье?
- Мы всегда можем отправить ее в дом престарелых. - зевнул Майкл.
Никита ущипнула его за спину.
- Я предупреждала тебя. Моя мама немного взволнована Рождеством?
- Мммм...
- Она все еще думает, что мне пять лет - ворчала Никита, подбираясь ближе к нему.
- Эй, там! - Роберта кричала из другой комнаты.
- Не заставляйте меня вытаскивать вас из под одеяла.
Майкл выругался, пытаясь перевернуться на спину, придавив Никиту под себя.
- Сегодня вечером мы вернемся в отель…
************

- Я думаю, что Майкл эмоционально привязывается к Никите Вирт.
Шеф прежде чем ответить, на мгновение задумался над заявлением Медлен.
- И это проблема?
- Ты так не думаешь? - Медлен подняла бровь.
- Медлен - Шеф зажег сигару.
- Из всех людей ты первая должна понимать, что любой долгосрочный контакт с объектом может привести к некоторой эмоциональной привязанности. Черт возьми, это даже со мной случилось. Я видел Никиту Вирт, она очень красивая, обаятельная молодая женщина, несмотря на ее плачевное воспитание. Разумеется, Майкл начнет заботиться о ней.
- Не Майкл… - попыталась спорить Медлен .
- За все время пребывания в Первом Отделе он никогда не поддавался ни объекту, ни кому-либо, кого обманывал. Ему всегда удавалось сконцентрироваться на соблюдении каждого параметра, любыми необходимыми средствами и достижении цели.
- Ну, и что ты предлагаешь делать?
- Его надо снять с этой миссии. – посоветовала Мадлен,
- Введем еще одного персонажа, выдадим за многострадальную жену. Создадим скандал, чтобы у Никиты Вирт не было соблазна связаться с ним после того, как Майкл уйдет. Затем, дадим ей время, чтобы прийти в себя, и отправим еще одного оперативника.
Шеф покачал головой.
- Это не сработает, Медлен. Откуда ты знаешь, что следующий оперативник тоже не влюбится в нее?
- Я думала о привлечении кого-то более безжалостного.
- А влюбится ли она в нового оперативника? - аргументировал Шеф.
- Если бы она не привязалась к Майклу, мы бы отстранили его и отправили кого - то другого. Но она отозвалась на Майкла, а он является лучшим. Я хочу , чтобы он остался , где сейчас находится.
- Он не будет объективным, когда дела пойдут горячо. - предупредила Медлен.
- Он будет. Я доверяю Майклу. Несмотря на его чувства к этой девушке, он сделает то, что от него требуется. Он остается там, где он есть. Конец обсуждения.
- Могу ли я предложить установить наблюдение в доме Вирт? - попробовала другую тактику Медлен.
- Нет! - Шеф исключил слово с клубом дыма.
- Если Чернек решает связаться со своей дочерью и захочет установить свое наблюдение в их доме, не думаете ли вы, что наши камеры не вызовут у него подозрения.
- Я считаю что мы должны наблюдать. Майкл получил слишком много свободы в этом деле.
- Он получил тот же авторитет, что и Виктор с миссией Вачек. Мы идем по очень тонкому льду, и должны быть осторожны.
Медлен сжала губы, когда подошла к другому концу кабинета.
- Ты читал его отчеты?
Шеф чертыхнулся с досады
- Черт возьми, Медлен, разве я не говорил, что обсуждение окончено?
Пытаясь успокоить ее, Шеф прислонился к его столу и глубоко вздохнул.
- Да, я читал. Почему тебе это интересно?
- Он пропускает много деталей. Как будто пытается держать некоторые вещи в секрете.
- Он спит с ней и она доверяет ему. Это все, что меня волнует. - усмехнулся Шеф.
- Или ты хочешь, чтобы он подробно описывал, какие позиции они используют? Я знаю, тебе нравится смотреть, Медлен, но…
- Не нужно быть грубым. Я обеспокоена ходом этой миссии.
- Не больше, чем я. Если мы не возьмем Чернека, моя задница на линии огня, а не твоя. - Шеф провел рукой по аккуратным волосам.
- Если тебе от этого станет легче, оснасти его передатчиком
- Этого не достаточно.
- На данный момент хватит… - жестко приказал Шеф,
- Конец обсуждения, Медлен!
Медлен бросила на него гневный взгляд и с трудом отвернулась.
У нее были свои ресурсы. Если она захочет шпионить за Майклом, то может сделать это и без ведома Шефа. И это было именно то, что она намеревалась сделать.

************

Майкл теребил серебряную цепочку на шее, с которой свисал замысловатый кулон. Он вошел в душ, закрыл глаза и откинул голову назад, когда горячая вода накрыла его тело. Он снова посмотрел на кулон и медленно потер пальцем крошечную копию Св. Михаила, рождественского подарка от Никиты.
Стоя под брызгами, мужчина закрыл глаза, наслаждаясь нежным массажем воды о его кожу. Он положил руки на изразцовую душевую стенку и наклонился вперед, чтобы брызги побежали по его шее и спине. Улыбаясь, он вспомнил утомительное, но приятное время, проведенное с Никитой и Робертой накануне.

После грубого пробуждения Роберты, он и Никита устало притащились в гостиную и рухнули на диван с одинаково громкими зевками.
Майкл был готов на все ради Никиты. Он давно никому не покупал подарки, и хотел побаловать ее.
Роберта была впечатлена.
Никита была сбита с толку. Она протестовала против его щедрости, учитывая дорогой камень, который теперь носила на левой руке. Но она была взволнована, как ребенок, когда развернула новый кожаный плащ, тонкий золотой браслет с подвесками, бежевый кашемировый свитер и маленькие серьги с бриллиантами. Развернув белую шелковую ночную рубашку, девушка застенчиво покраснела.
Подарки Майкла Роберте, видеотека из библиотеки Грегори Пека и золотые наручные часы лишили ее дара речи.
И Майкл был тронут, когда его непокорная будущая теща подарила ему свитер ручной вязки, а Никита подарила кулон с изображением Св. Михаила. То, что они позаботились о том чтобы найти подарки для него, сильно подействовало на мужчину, тем более что он сознательно их обманывал.
Он наблюдал, как Никита с энтузиазмом заключила мать в благодарные объятия, разворачивая ноутбук, который, должно быть, стоил Роберте небольшого состояния.
Майкл отвел ее в сторону и тактично спросил, может ли он помочь ей заплатить за этот подарок, но она отмахнулась от него. Она долго экономила и копила на компьютер, чтобы Никите не пришлось одалживать у Джулии, и свет в ее глазах от того, что она могла что-то сделать для своей дочери, заставил его задуматься.
Майкл был безнадежно влюблен в Никиту, и он действительно заботился о ее матери. Он уже думал о них как о своей семье. Насколько сильно они пострадают, когда Андрей Чернек будет, наконец, захвачен, и ему придется их покинуть? После свадьбы, он должен перевезти Никиту в Париж, что сделает ее более зависимой от него. Может быть, пора начинать придумывать план безопасности для нее, когда это наконец произойдет.
Отдел не будет заботиться о них, когда Майкл будет навсегда удален из их жизни. Как только они дойдут до финала, Никита и Роберта будут полностью забыты.

Майкл вздохнул, двигая головой взад-вперед под струей душа. Они приняли его, подарили ему свое доверие. Вчера он побывал с ними на обеде в доме родителей Джулии, и эта семья также проявила к нему доброту. Он никогда не чувствовал себя таким виноватым в обмане невинных, как сейчас, и никакие рассуждения не могли заставить его чувствовать себя лучше в такой безнадежной ситуации.
Он был настолько поглощен своими мыслями, что не слышал, как скрипнула дверь ванной и стук каблуков по кафельному полу.

- Майкл? - крикнула Никита сквозь шипение душа и отодвинула запотевшую дверь. Он слегка подпрыгнул от ее внезапного появления, затем улыбнулся.
- Привет. - тихо сказал он, откинув свои мокрые волосы с лица.
Никита позволила своим глазам блуждать по блестящему телу, а затем снова взглянуть на его лицо.
- Эй, дорогой – протянула она – надеюсь все эти приготовления для меня?
- А для кого еще? Майкл отступил от брызг и провел рукой по лицу.
- Почему ты не на работе?
- Брент дал мне выходной. Я пообедала с Джули, и теперь здесь, чтобы изнасиловать своего жениха.
Майкл схватил ее за запястье и попытался втянуть в душ, но Никита взвизгнула и отшатнулась.
- Ты испортишь мое новое пальто.
- Я думал, что ты собираешься изнасиловать меня? - Майкл улыбнулся, прислонившись к двери душа.
Никита опустила ресницы, когда отодвинувшись начала соблазнительно развязывать кожаный пояс
- Если ты хочешь быть изнасилованным, то должен выйти сюда.
Майкл никогда не отступал от испытаний. Он стряхнул воду со своих волос, затем расширил дверцу душа и вышел. Подойдя к Никите, когда она откинулась на фарфоровую раковину, с молниеносной быстротой он обхватил ее за талию и притянул к себе. Никита извивалась, когда его мокрое тело прижалось к ней.
- Не мог бы ты высохнуть для начала – засмеялась девушка.
Майкл опустил голову и наклонил мокрый рот к ее. Никита обвила руками его шею, а ее пальцы перебирали влажные волосы на его затылке. Он сунул руки под ее пальто и начал расстегивать красное шерстяное платье длиной до икры.
Никита прервала поцелуй и вздохнула, когда он осторожно укусил ее шею. Ее руки скользили по гладким мышцам мужских плеч, спины и ягодиц. Женские пальцы пробежались по тренированному животу, опустились ниже, чтобы запутаться во влажной соломенных кудрях, а затем согнулись вокруг жесткого свидетельства его возбуждения.
Майкл застонал от прикосновения, и его руки торопливо подняли платье, чтобы обвить ее талию. Он поднял голову, чтобы снова завладеть ее ртом, а рука раздвинула бедра, чтобы интимно обнять. Радуясь отсутствию нижнего белья, пальцы ласкали влажную плоть. Никита застонала под его ртом и двинулась в сторону спальни, отчаянно пытаясь тащить его за собой.
Майкл был гораздо более нетерпеливым. Он медленно опустил ее на кафельный пол, не отрывая своих губ от нее. Смутно осознавая, что платье все еще на ней и кожаный плащ тоже, но он слишком увлечен, чтобы беспокоиться о том чтобы их снять. Майкл не мог сдвинуть толстый материал платья выше бедер, поэтому массировал ее грудь мягкой тканью. Никита попытался выскользнуть из пальто, но мокрое тело Майкла эффективно прижало ее к полу, а язык и зубы страстно заняли ее рот.
Она была настолько захвачена чувством эротического ощущения, что едва заметила, как он ослабил ее ноги, все еще одетые в черные сапоги до колен, закинув их вверх и вокруг своей талии. Он освободил ее рот, чтобы зарыть свой горячий язык в ухо, и в то же самое время вонзился глубоко в нее.
Когда он дико вошел в нее, мужчина задыхался быстро шепча что - то родном языке, возле ее шеи. Она держала его близко к себе, и проклинала свое решение выбрать испанский вместо французского в школе.
- Vous ites ma vie - прохрипел он
Что он ей сейчас сказал? Никита отказалась от этой мысли, когда он схватил ее за бедра и медленно врезался в нее, его нижняя часть тела плотно прижалась к ее бедрам. Она застонала от изящной пульсации внутри. Никита схватил его за плечи, плотно прижал пятки к полу и толкнул вверх. Ее усилия были вознаграждены благодарным мужским стоном.
- Си Бон, Ни-ки-та. - горячо прошептал ей на ухо Майкл.
Восхитительная дрожь пробежала по ее телу, когда вернулась ее предыдущая мысль.
«Да, я определенно должна выучить французский».
************

Низкое рычание прозвучало в животе Никиты, когда она прижималась к теплой спине Майкла. После занятий любовью на полу в ванной, влюбленные переместились в спальню, где непрерывно разговаривали, спали и занимались любовью до конца вечера. Еда была последней вещью, о которой они думали, но теперь, когда Майкл заснул, ее живот отчаянно запротестовал.
Китайская еда. Это было то, что она хотела. Просунув бедро между ног Майкла, обняв его рукой, она погладила его грудь.
- Никита дай мне хотя бы еще час, чтобы прийти в себя - неуверенно пробормотал он.
Она мягко укусила его за плечо и наклонилась над ним.
- Я не хочу этого - девушка положила подбородок на его руку.
- Я хочу есть.
- Думаю, что в баре есть несколько закусок.
Никита раздражённо отмахнулась
- Не хочу арахис и конфеты. Я хочу настоящую еду.
- Уже полночь Никита Ты не можешь подождать до утра?
- Я хочу китайскую еду, и мне нужно что-нибудь поесть сейчас
Майкл вздохнул, уткнувшись лицом в подушку.
- Думаю, что кухня в отеле закрыта.
- А я знаю место, где подают лучшие блюда китайской кухни и думаю, что они все еще открыты - умоляла Никита, когда ее живот снова заурчал.
Майкл повернулся к ней и опустил голову на грудь.

- Я люблю тебя, но я никуда не пойду в этот час … - Он внезапно остановился, чтобы посмотреть на нее в темноте.

- Ты хочешь китайскую еду?

- Да. - Никита оживился в надежде, что он передумал. Она слегка приподнялась, чтобы взглянуть на него сверху вниз.

- Мы можем пойти, пожалуйста.

Руки Майкла гладили мягкую кожу ее бедер.
- Ты ... я имею в виду ... ты что-то мне не говоришь?
Никита нахмурилась.
- Что?
- Например, почему ты захотела китайскую еду посреди ночи? Ты не… беременна? - Майкл напрягся, ожидая ее ответа. Несмотря на то, что он боялся мысли о том, чтобы оставить ее матерью одиночкой, он чувствовал крошечный укол предвкушения при мысли о том, что Никита родит его ребенка.
- Ну… - начала она.
- Мой период был немного поздно ...
В темноте Никита видел, как его глаза расширились, а рот открылся от удивления. Она положила руку по обе стороны от его головы и осторожно покачала.
- Я шучу, Майкл. Я не беременна. Я же говорила, что принимаю таблетки.
Майкл выдохнул с облегчением, но разочарованным вздохом. Он наклонился, чтобы поцеловать ее, затем, присев, прижал к своей груди.
- Тогда давай накормим тебя, чтобы я смог поспать.
Он двинулся чтобы встать с постели, и услышал тихий звонок своего мобильного телефона. Внезапно Майкл стал серьезным и откатившись подальше от Никиты, схватил телефон.
- Да? - резко спросил он, осознавая, что Никита с любопытством топчется позади него.
- Жак. – Нараспев произнесла Медлен.
Майкл оглянулся на Никиту.
- Прямо сейчас?
- Мы атакованы. «Красная клетка» получила нашу директорию.
Отвратительный страх наполнил Майкла, когда он перешел в режим миссии.
- Я в пути…
Майкл выключил телефон и вскочил с кровати, мысленно просматривая в голове расписание поездов и рейсов, решая, что поезд до Парижа доставит его туда через два часа. Он включил прикроватную лампу и быстро вытащил из шкафа костюм.
- Майкл? Что происходит? - Никита прижала простыню к своей обнаженной груди и прищурилась, чтобы приспособить глаза к внезапному свету.
- Я должен вернуться в Париж – поспешно объяснил он
- Срочная проблема в моем офисе.
- Прямо сейчас? повторила она его предыдущий вопрос Медлен.
- Да сейчас - Майкл быстро собирал свои вещи и одновременно одевался
- С этим ничего не поделаешь.
Никита недоверчиво смотрела на него.
- Что за проблемы могут быть в Париже в час ночи?
Майкл громко выругался. Сейчас было не время для споров, и он почувствовал, полную растерянность. Он знал, что Никита снова начнет сомневаться в его внезапном отсутствии, но не мог придумать правдоподобного объяснения своему срочному отбытию. Сегодня вечером, учитывая серьезность ситуации в Отделе, он просто не успел бы все объяснить.
- Разве они не могут заставить кого-то другого позаботиться о чем бы то ни было?
- Нет. - кратко произнес Майкл, бегая по комнате, бросая вещи в сумку.
Он не замечал как бледнеет лицо Никиты, когда она сидела ошеломленная в середине кровати.
- Майкл. Ты только что приехал. Ты просил меня выйти за тебя замуж, а теперь собираешься просто уйти? Как долго это продлится?
- Я не знаю, Никита - Он остановился только на мгновение, чтобы посмотреть на нее, когда присел на кровать, чтобы надеть носки и туфли. Сожаление наполнило его, когда он залюбовался ее прекрасным обнаженным видом. Блестящие спутанные волосы спадали с плеч, обручальное кольцо гордо блестело на руке.
- Извини, ma chere, мне правда очень жаль. Я позвоню, как только смогу. Ты можешь приехать ко мне в Париж до конца каникул, и я обещаю, что мы проведем больше времени вместе.
- Я не могу просто уехать! – воскликнула Никита - Брент нуждается во мне в закусочной. Ему итак не хватает рабочих рук.
Раздраженный, Майкл снова поднялся с кровати.
- Брось уже эту чертову работу, Никита! Я могу позаботиться о тебе.
- Я не хочу, чтобы ты заботился обо мне! Я уже давно о себе позаботилась.
Майкл широко развел руки в гневе.
- Что ты хочешь, чтобы я сделал, тогда? Я должен ехать - это очень важный вопрос.
- Я хочу, чтобы мой жених перестал убегать, Бог знает куда, каждый раз, когда этот проклятый телефон звонит! Я чувствую себя как Лоис Лейн!
- Никита - Майкл застегнул пиджак, и натянул пальто
- Я должен идти. - он подошел к ней и поднял ее на колени перед ним на краю кровати.
- Я все тебе компенсирую - Он наклонился, чтобы поцеловать ее, но она сердито отвернулась, спрятав свои разъяренные лазурные глаза наполненные слезами.
Майкл хотел утешить ее, но в его голове проносилось тысяча мыслей одновременно.
Несмотря на бурную деятельность и одновременную ссору с Никитой, он уже начал про себя рассматривать возможные сценарии распространения угрозы Красной клетки.
Никите придется злиться на него, до тех пор пока Отдел не будет в безопасности.
Он отпустил ее, чтобы забрать свои сумки, а затем подошел к двери. Обернувшись к ней, его глаза умоляли ее понять.
- Я тебе позвоню.
Когда он закрыл за собой дверь, то услышал ее сердитый крик.
- Не беспокойся!
************

Роберта, подпевая радиоприемнику на подоконнике, мыла посуду после завтрака и наблюдала за удрученным состоянием дочери.
Никита сидела ссутулившись на стуле, нахмурившись, отщипывала кусочки от поджаренного тоста.
Проснувшись утром он обнаружила, что Никита свернулась калачиком на диване, все еще одетая, ее глаза распухли и покраснели от слез и она плакала и бормотала о том, что Майкла внезапно вызвали в Париж.
Роберта не стала расспрашивать подробности, но сделала вывод, что Никиту немного огорчило то что Майкл снова бросил ее из-за своей работы. Она действительно не думала, что ее дело - высказывать свое мнение о ситуации. Худшее, что можно сделать, - это позволить другим вмешиваться в ваши личные отношения. Но она не могла видеть Никиту так несчастной, особенно после волнения, связанного с Рождеством.
- Должно быть, это был адская ссора?
Она думала, что Никита игнорирует ее или просто не слышал, но через несколько секунд она ответила.
- На самом деле, нет.
Вытирая руки полотенцем, Роберта села напротив Никиты.
- Итак, я думаю, ты злишься, потому что он снова уехал в Париж.
Никита сломала тост пополам и начал рушить его пальцами.
- Ребенок.
- Что?
- По крайней мере, у него есть работа. Некоторые придурки, которых ты приводила домой, даже этим не могли похвастаться…
- Они были студентами, мама.
- И что? - Роберта фыркнула.
- Ты знала, когда приняла предложение Майкла о браке, что у него сумасшедшая работа, которая требует от него много путешествовать и занимает большую часть его времени. Не так ли?
Никита сердито посмотрел вверх.
- Ты сейчас на его стороне? Он тебе не нравился.
- Я не доверяю Майклу, но он мне нравится и я не принимаю его сторону - Роберта стукнула кулаком по столу.
- Я просто пытаюсь заставить тебя понять, насколько ты неразумна. Ты еще даже не замужем, а уже начинаешь волноваться при первом испытании ваших отношений.
- Что угодно, мама. - Никита вернулась к разделыванию своего тоста.
- Он мог бы сказать« нет »или найти какой-то другой способ решить проблему.
- Откуда ты знаешь? Ты знаешь, как выполнять его работу?
- Он мог найти другой путь – упрямо повторила Никита.
- А потом он говорит мне бросить работу, чтобы я могла поехать с ним в Париж. Насколько это эгоистично?
- Ребенок…
- Что?
- Это глупо.
Никита с отвращением вздохнула.
- Я не хочу больше говорить с тобой об этом.
- Это глупо Никита. Майкл постоянно приезжает сюда, чтобы увидеть тебя, а ты слишком обеспокоена своей расцветающей карьерой в закусочной, чтобы не ездить в Париж, чтобы увидеть его. - Роберта положила руки на бедра и покачала головой.
- Я думала, что лучше учила тебя.
- Ты научила меня не позволять мужчине дурачить меня.
- Если бы у меня был такой красавчик как Майкл, купил мне камень, похожий на твой, и поклонялся мне как влюбленный щенок, я бы позволил ему делать со мной все… »
- Ты бы не…
- Никита - Роберта взяла у нее тарелку с засохшим тостом и пошла к раковине.
- Ты должна стоять рядом со своим мужем, а не за спиной бросать кинжалы в его голову. Пока Майкла нет, я советую тебе долго и усердно подумать о том, с чем тебе придется иметь дело, когда ты выйдешь за него и захочешь ли ты замуж за него после того, как подумаешь. Я не хочу видеть, как ты теряешь хорошего человека, потому что слишком незрелая, чтобы справиться с такими мелкими проблемами…
Никита положила голову на холодный стол и поднесла руку к лицу. Она мысленно повторила слова своей матери, с нежностью вспоминая последние несколько невероятных месяцев. С печалью она смотрела на свое обручальное кольцо, обдумывая свое будущее в качестве миссис Майкл Сэмюель.
************

Майкл и Тони медленно танцевали в темном, дымном интерьере джаз-клуба. Он небрежно посмотрел на ее голову, когда она положила ее на его плечо.
- Периметр команды сходится. - говорил тихо Майкл.
- Тайлер поднимается по северной лестнице. У нас есть новая информация, Биркоф?
Голос Биркофа отчетливо прозвучал из передатчика.
- Нет. Мы все еще не знаем, почему он здесь."
Тони позволила Майклу повернуть ее, пока она качалась под музыку.
- Он с кем-то в баре. Ты его знаешь, Майкл?
- Нет, Биркоф, можешь опознать его?
- Задержись немного - сказал ему Биркоф.
- Дрейсон, дай мне визуальный эффект. - Прошло несколько минут, пока они ждали данных.
Взгляд Майкла упал на длинноногую блондинку, и его мысли на мгновение колебались, когда в его голове появилось видение Никиты. Заставив свои мысли вернуться к миссии, он сказал резко.
- Биркоф?
- Нет ,Майкл. - отозвался Биркоф.
- Его нет ни в одной из наших баз данных.
Тони слегка наклонила темную голову.
- Они уходят. Что мы делаем?
Майкл снова повернул ее, когда отдавал приказы.
- Дрейсон, останься с Тайлером. Команды один и три, заберите нашего таинственного человека. Давайте выясним, кто он.
- Какой режим?
- Пусть это будет похоже на арест.
- Хорошо. Все команды переключаются на канал Б
Майкл внезапно выпустил Тони и схватил ее за руку.
- Пошли…

Тони удивлялась мрачному настроению Майкла, когда они ехали в фургоне миссии на обратном пути в Отдел. Он казался озабоченным с тех пор, как на прошлой неделе они выиграли войну с Красной клеткой.
Сама Тони тоже нервничала, она действительно расстроилась после этой миссии. Обман Чака во время их захвата глубоко ранил ее. Это было достаточно плохо, потому что у нее действительно появились чувства к нему, и он это знал. То, что он сознательно заставил ее поверить, что заботиться о ней, чтобы она раскрыла местоположение подстанции, было слишком сложным для нее. Она умоляла Мадлен перевести ее обратно к Майклу, и та согласилась.
Но ее ярость не была настолько ослепительной, чтобы она не заметила то что Майкл сам едва мог сосредоточится на задании. Он сидел в задней части фургона, выглядя восхитительно в черном костюме и темно-красной рубашке с открытым воротом и лениво задумчиво перебирал серебряную цепочку, которую носил на шее. Тони, пристально смотрела на эту цепочку и свисающий с нее кулон. Она не смогла распознать изображение, и ей стало безумно интересно, что это было и какая женщина подарила ему это. Вряд ли он купил это сам для себя, так что Тони предположил, что это должно быть подарок от женщины.
Добравшись до Отдела, Майкл заперся в своем кабинете и сел за компьютер. Он говорил с Никитой только один раз с момента их ссоры и она не звучала так, словно все еще расстроена из-за него, просто была немного меланхолична.
Медлен установила специальную телефонную линию для звонков от Никиты, когда она пыталась связаться с ним. Когда девушка звонила в «офис» Майкла, она понятия не имела, что на самом деле разговаривает с сотрудником службы наблюдения, специально назначенным для таких задач. Оперативник либо связывал ее с Майклом, если тот был в Отделе, либо сообщал ей, что он на собрании или вне офиса. У него также была специальная учетная запись электронной почты, созданная для того, чтобы она могла с ним связаться, и теперь он получил к ней доступ в надежде получить от нее сообщение.
К его облегчению и удовольствию, она послала ему электронное письмо, надеясь, что завтра он приедет в Лондон на новогоднюю вечеринку, которую устроили родители Джули.
Маловероятно, тяжело вздохнул Майкл. Нынешняя миссия с Тайлером, помешает этому. Он поднял трубку, чтобы набрать ее номер, но ответа у нее и Роберты не было. Разочарованный тем, что не услышал ее голоса, он отправил ответ на электронную почту, надеясь, что она не будет слишком раздражена, что он не сможет быть с ней.
В динамике внутренней связи раздался сигнал вызова, и Майкл ответил на него.
- Да?

- Майкл. – он услышал голос Шефа..

- Могу ли я увидеть тебя в моем офисе?

- Конечно.- ответил Майкл и закрыл ноутбук.

Он выходил из своего кабинета, когда Виктор собирался постучать в его дверь.

- Майкл. Я надеялся, что смогу поговорить с тобой.
- Я сейчас занят. - Майкл остановился.
Он видел Виктора только один раз во время войны с Красной клеткой. Они не разговаривали друг с другом с того дня в его кабинете, когда Виктор признал свое затруднение, связанное с его объектом.
- Может позже? Мы могли бы пойти выпить пива?
- Извини. У меня жесткое расписание. - солгал Майкл. Он действительно не хотел говорить с Виктором, когда знал, темой будет задание глубокого прикрытия, на котором они были. Его чувства к Никите и презрение к миссии были слишком сильными, чтобы обсуждать их с кем-то еще, даже с единственным человеком, который наверняка понимал этот конфликт Майкла. Кроме того, он действительно не доверял Виктору. Пусть они оба находятся в одинаковом положении, но он вполне может шпионить для Медлен или Шефа.
- Хорошо. - Виктор казался искренне разочарованным.
- Может в другой раз.
На мгновение Майкл смотрел, как другой оперативник с опущенными плечами ушел, прежде чем направится в кабинет Шефа.
************
- Я прочитал твой последний отчет о миссии Чернек. - Шеф приподнялся на стойке перед стеклянным окном лофта. Он внимательно изучал жесткую позицию Майкла, когда продолжил.
- Я понимаю, что вы помолвлены.
- Да.
- Хорошо. Ты действуешь быстрее, чем ожидалось. Вы назначили дату?
- Май.
- Ты не можешь уговорить ее раньше?
- Нет.
- Не важно. - решил Шеф,
- Чернек, вероятно, не вступит в контакт до того времени.
Майкл молчал, пока старший не продолжил.
- Когда ты женишься на ней и привезешь в Париж, мы ожидаем от тебя большего. Ротация твоих миссии немного сократилась, но как только ты и Никита устроитесь, все вернется в норму. Также мы найдем новое местоположение для вас обоих. Эта информация будет известна только Медлен и мне. Если кто-то еще пойдет на компромисс с нами из-за потери директории, я хочу быть уверенным, что дочь Чернек находится в безопасности.
- Конечно. - Майкл был в восторге от этой новости.
- По понятным причинам в вашем доме не будет наблюдения. От тебя потребуется время от времени носить передатчик. И если ваш разговор когда-нибудь будет сосредоточен вокруг ее отца, ты обязаны активировать его.
- Понял.
- Еще одна вещь, Майкл. - глаза Шефа пронзительно уставились на него.
- Если ты испытываешь чувства к Никите, максимально используй это, пока можешь. Когда Чернек выйдет на сцену, я ожидаю, что ты сделаешь все, что нужно, чтобы выполнить свою работу. Это ясно?
- Да - стоически ответил Майкл.
- Свободен…

************

Через три дня после начала нового года, Майкл наконец смог вернуться в Лондон.
Должно быть, Никита действительно скучала по нему во время его отсутствия. Она приветствовала его горячим поцелуем и даже не упомянула о их ссоре или о том что он не смог приехать на вечеринку в канун Нового года. Он хотел расспросить ее о изменении относительно его «работы», но решил, что лучше не раскачивать лодку.
На следующий вечер они вышли на ужин. Это была ясная, холодная ночь.
Хотя она не упоминала об их предыдущем расколе, Майкл чувствовал, что девушку что-то беспокоит. Никита обычно была более оживленная и разговорчивая, но она отвечала на его попытки завязать разговор фальшивой улыбкой или едва заметным кивком. Она отказалась от танцев, ссылаясь на усталость. В машине Майкл согласился поддерживать тишину, когда он пытался отвезти ее домой. Когда Никита увидела направление, в котором они ехали, она нежно положила руку ему на плечо.
- Разве мы не возвращаемся в отель?
- Я подумал, что ты захочешь поехать домой. Кажется, ты… не в настроении.
Майкл не сводил глаз с дороги.

- Извини. Просто думаю о некоторых вещах. - она наклонилась и нежно поцеловала его в ухо.

- Но я хочу быть с тобой сегодня вечером.

Вздохнув с облегчением, Майкл направил машину к отелю, а Никита со вздохом положил голову ему на плечо. Она все еще казалась обеспокоенной, но он постепенно учился не оказывать давления на Никиту в том, что касается ее мыслей. В конце концов она сама все расскажет.
Взявшись за руки, они прошли через вестибюль гостиницы, Майкл нес ее сумку. Клерк за стойкой дал им знакомое приветствие. Он много раз видел, как молодая пара приходила и уходила по отдельности и вместе. Майкл подумал, что пожалуй стоит снять квартиру на несколько месяцев, пока Никита не переедет в Париж.
Никита тихо прислонилась к нему в лифте, ее лоб прижался к его плечу. Он проигнорировал трех других пассажиров, обняв ее за плечи, и поцеловал в лоб в знак утешения. Чем больше времени прошло, тем грустнее она становилась.
Они молча вышли из лифта, и Никита терпеливо ждала рядом с ним, когда он смахнул свою карточку в дверном проеме. Майкл отступил назад, чтобы позволить ей войти, взял у нее пальто и повесил его в шкафу вместе со своим.
Она стояла у окна, глядя на сверкающие огни города, все еще покрытые рождественскими украшениями. Майкл двинулся рядом с ней и потянулся к ее волосам со лба и осторожно провел большим пальцем по брови.
- Хочешь бокал вина? - спросил он.
- Нет - вздохнула она - я устала и собираюсь принять горячую ванну.
Он наблюдал за ней, как она выскользнула из комнаты, затем пошел в бар, чтобы налить себе бренди.
Терпение , подумал он.
У него было так мало этого, когда дело касалось Никиты. Будь то защита ее, спор с ней или занятие любовью с ней, он обнаружил, что упорная борьба за стойкость, которой он гордился, полностью ускользнула от него, когда речь шла о Никите.
Майкл остался в гостиной, чтобы дать ей немного времени для себя. Он включил ноутбук и установил соединение с Отделом. Выпивая бренди, проверил свою электронную почту. Он изучил письмо от Мадлен, подробно описав еще один террористический переворот, возможно, финансируемый Чернеком, разработал профиль для миссии в Сирии и очистил тактические маневры на нескольких других. Через два часа выйдя из системы он встал и зевнул.
Войдя в теплую темную спальню, он нашел глазами ее. Никита лежала в кровати, спиной к нему. Раздеваясь на ходу он обошел кровать, заглянул в ванную, затем выключил весь свет и лег под одеялом рядом с ней.
Майкл лежал на спине и смотрел невидящим взглядом на потолок. Он предполагал, что она спит, судя по ее неподвижности и ее глубокому, ровному дыханию. Но Никита внезапно перевернулась и просунула руку ему под шею.
- Почему так долго?
Майкл слегка потер ее руку.
- Я делал некоторую работу - и сразу же пожалел о словах, не желая напоминать ей об этом больном месте между ними. Однако девушка не отстранилась от него. Вместо этого она накрыла его своим телом и обхватила голову ладонями. Никита долго смотрела на него, прежде чем наклониться к губам для сладкого поцелуя.
У него все еще не было ни малейшего представления о причине ее поведения, но она, совсем не казалась расстроенной, когда неспешно исследовала его тело. Он покорно лежал под ней, наслаждаясь тем как любимая умело пробудила его до состояния бессвязности и довела их обоих до великолепного апогея.
Некоторое время спустя, лежа, свернувшись вокруг ее тела, когда его уши все еще звенели, а тело все еще подрагивало, он решил выяснить, что ее беспокоит. Мужчина не мог уснуть из-за ее постоянных тяжелых вздохов и движения. Все, что он знал о женщинах, было приписано исключительно Симоне, единственной женщине, с которой у него были серьезные отношения. Раньше она ходила по дому, пытаясь заставить его спросить о ее плохом настроении. Почему женщины не могли сэкономить время и силы, просто рассказав, что у них на уме? Но тогда, предположил он, мужчины не были бы так заинтригованы.
Когда Никита издал еще один мрачный вздох, Майкл раздраженно вздохнул.
- Что это Никита?
- Ммм?
- Не прикидывайся - он перевернул ее на спину и забросил на нее руку и ногу.
- Что не так? Ты хандришь с тех пор, как я вернулся. Ты все еще злишься на меня?
- Нет. - быстро заверила она его.
- Тогда что?
Никита остановилась, прежде чем ответить.
- Мы… никогда не обсуждали, где мы будем жить после того, как поженимся.
- Я предполагал, что ты переедешь со мной в Париж - Майкл поднялся, внезапно насторожившись, и посмотрел на нее сверху вниз.
- Ты не хочешь переезжать в Париж?
- Это не Париж, по сути – уклончиво проговорила она.
- Это твоя мать? - догадался Майкл.
Никита играл пальцами.
- Моя мама и Джули.
- До Парижа всего час езды на поезде - рассуждал Майкл.
- Моя мама - выздоравливающий алкоголик, Майкл. Любая мелочь может снова заставить ее выпить.
- Тебе следует больше доверять своей матери. Роберта - волевая женщина.
- Но она будет одинока. И я тоже буду по ней скучать - Никита повернулся лицом к нему и положил руку на его челюсть.
- Почему ты не можешь переехать сюда? - робко спросила она.
- Потому что… у меня долгосрочный контракт с моим работодателем - Майкл молча извинился за ложь.
- Я не могу выйти из этого ... на некоторое время.
- Как долго это будет продолжаться?
Он отвел ее от темы, предложив альтернативу.
- Что если Роберта переедет в Париж с нами?
- Ты хочешь, чтобы мама переехала жить к нам? - повторила Никита, счастливая, но не верящая.
- Я не возражаю - честно сказал ей Майкл. Учитывая отравление Роберты, он думал, что в Париже будет легче защитить и присмотреть за ними обеими.
- Майкл. - предупредила Никита.
- Ты уверен, что знаешь, во что ввязываешься? Моя мама - это теща Пег Банди, а не Кэрол Брэйди.
- Кто это?
- Ты когда-нибудь смотрел телевизор?
- Я смотрю мировые новости.
Пальцы Никиты скользили по его губам.
- Ты уверен, что не против?
Майкл поцеловал пальцы и опустился вниз, чтобы прислонить голову к ее груди.
- Я сделаю все, чтобы ты была счастлива.
Улыбнувшись, Никита обняла его и прижала к себе.
- Мы можем рассказать ей хорошие новости завтра.
************

- Я ни за что не перееду в Париж с вами двумя.
Никита был удивлена твердым заявлением Роберты. Учитывая почти удушающий способ, которым она защищала Никиту, она решила, что ее мать воспользуется шансом быть со своим ребенком. Никита и Роберта стояли друг перед другом в центре гостиной, а Майкл наблюдал за ними со своего места на подлокотнике дивана.
- Но я думала - начал Никита.
- Ты ошиблась - сказала ей Роберта.
- Вы двое только начинаете. Вы должны начать свою совместную жизнь в одиночку.
- Но мама …
- И ты не можешь сказать мне, что Френчи хочет, чтобы его свекровь жила с ним?
- Это была его идея - Никита указала на Майкла, затем снова посмотрел на него.
- Скажи ей, Майкл.
Майкл выпрямился по сигналу.
- Я очень люблю тебя, Роберта. Мы оба хотим чтобы ты была с нами.
Роберта села на кофейный столик и положила руки на колени.
- Это мило, Френчи, но я действительно не хочу слышать, как ты и Никита занимаетесь этим всю ночь и весь день.
- Мама! - Никита положила руки на свои стройные бедра, затем опустилась на колени перед Робертой и сложила руки.
- Пожалуйста, мама. Тебе понравится Париж. Я не хочу быть вдали от тебя.
- Никита. Роберта ласково провела руками по светлым волосам Никиты.
- Если бы в твоей жизни не появился Френчи, ты действительно хочешь, чтобы я поверила, что ты бы никогда не уехал?
- Хорошо…
- Я так и думала. А Париж только…
- Час езды на поезде, да, я знаю.
- Роберта, правда. - Майкл вышел, ему не нравился этот поворот событий. Как и Никита, он был уверен, что Роберта захочет быть там, где ее дочь.
- Я могу купить большой дом со спальней на другом конце только для тебя. Я даже куплю намордник для Никиты
- Она очень громкая во время секса, а? - усмехнулась Роберта.
- Как мать как дочь.
- Я не громкая! - Никита бросила на Майкла убийственный взгляд.
- Мама Пожалуйста?
- Нет, Никита. - Роберта покачала головой.
- У меня здесь есть друзья и отличная работа. И я не хочу оставлять этих стариков в доме престарелых. Они действительно зависят от меня.
- Ты мне тоже нужна – настаивала Никита.
- Нет, уже нет. У тебя будет муж, который позаботится о тебя - Роберта похлопала ее по голове и поднялась со стола.
- Теперь давайте прекратим все эти грустные разговоры, потому что я не передумаю.
Никита в отчаянии смотрела, как Роберта отступает на кухню. Майкл подошел к ней сзади, его руки обвились вокруг ее талии. Он чувствовал себя ужасно из-за разделения двух женщин. Правда, их отношения пострадали из-за пьянства Роберты, но, по словам Никиты, они усердно работали, чтобы стать ближе, и он был свидетелем результатов. Кроме того, все еще существовало подозрение, что Отдел будет пытаться избавиться от Роберты, как только Никита будет прочно укрыта в Париже.

- Не волнуйся. - Он поцеловал ее в щеку и крепко прижал к себе, покачивая взад и вперед.

- У нас есть целых пять месяцев, чтобы убедить ее.



************
Эпилог

Никита смотрела в окно машины, когда Майкл маневрировал по оживленным парижским улицам по дороге в их новый дом. Она была взволнована, нервничала и немного боялась неизвестного. Главным образом она чувствовала себя счастливой и странной одновременно. Она едва могла поверить в то огромное изменение, которое претерпела ее жизнь.
Она была замужем
Она с любовью восхищалась своим обручальным кольцом и простой золотой полосой, расположенной рядом с ним.
На следующий день после ее выпуска, они поженились на простой церемонии в маленькой церкви. Присутствовали только ее мать и Джулия.
Джейми, который избегал ее с тех пор, как услышал о помолвке, позвонил , и неохотно пожелал ей добра. Верный себе, он напомнил, что она совершает огромную ошибку и сказал, что больше не может дружить с ней, учитывая ее решение. Никита сказала ему, что все еще заботится о нем и что уважает его решение.
Майкл не смог связаться ни с одним из своих родственников во время церемонии. Никите было жаль, что рядом с ним не было никого из его семьи, но он, казалось, совсем не волновался. Его безразличие только усилило ее любопытство к его родне, и она поклялась как-то изменить дистанцию между ними.

Они провели свой медовый месяц в Италии, а затем вернулись, чтобы торжественно упаковать ее вещи для отправки в их новую квартиру в Париже.
Роберта и Джули провожали их в аэропорту, и Майкл снова почувствовал вину за их слезное прощание. Совместных усилий его и Никиты оказалось недостаточно, чтобы убедить Роберту переехать с ними в Париж, но она пообещала наведаться в гости, как только они окончательно устроятся. Майкл все еще чувствовал опасения, что она будет практически одна и, вероятно, во власти махинаций Отдела, но был уверен, что через несколько месяцев без Никиты, Роберта будет готова переехать к ним.
Он остановился перед зданием и улыбнулся Никите.
- Готова увидеть свой новый дом? - Он взял ее за руку и поднес к губам.
- Да. - произнесла Никита с дрожащим вздохом.
- Только почему я так нервничаю?
Майкл наклонился, чтобы успокоить ее, и вылез из машины. По привычке он осмотрел местность, обошел вокруг и открыл для нее дверь. Он вытащил их багаж из багажника, и они вместе вошли в здание.

- Здесь так тихо. - заметила Никита, когда они сели в лифт, который доставит их на верхний этаж.

- У нас есть соседи?

- Да. - ответил Майкл.

- Но я пока не встречал их.

Они прибыли на свой этаж, и Майкл достал ключи. Он так же нервничал, как и Никита, хотя и не знал, почему так. Он чувствовал, что знает ее всю свою жизнь, и никогда не ощущал себя счастливее. Майкл предполагал, что его нервозность может быть связана с приближающимся штормом, с которым они скоро столкнутся. Никита понятия не имела, что ее ждет, и он знал, что ему нужно искать способ подготовить ее.
Он толкнул дверь и бросил багаж внутрь, затем повернулся и подхватил ее на руки. Майкл нежно поцеловал ее, переступил порог и пнул дверь.
- Добро пожаловать домой, жена. - прошептал он.
Она засмеялась, когда поцеловала его подбородок.
- Хорошо быть дома, муж.
Он поставил ее, и она осмотрела их просторный дом, тут же заметив редкую черную мебель.
- Нам нужно вытащить тебя из этого черного режима.
- Перво-наперво - Майкл сказал ей, когда втянул в свои объятия.
- Мы должны отметиться в каждой комнате.
Она улыбнулась чувствуя что его пальцы поспешно расстегивают ее блузку, и губы нашли мочку уха.
Они торопливо раздевались, когда пронзительно зазвонил мобильный телефон. Майкл застонал от разочарования, а Никита протянула руку, чтобы вытащить телефон из брошенного на пол пиджака и протянул ему.
Он смущенно посмотрел на нее и ответил.
- Да?
- Жак!!!

Конец 1 части!!!

Сообщение отредактировал Чарли Райн: Воскресенье, 17 мая 2020, 14:28:25

 

#9
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 349
  • Пол:
Внимание всем читателям, хочу предупредить что в этом рассказе присутствую сцены НС -17!!!

2 часть

Enter Ноэль


Майкл тихо шагнул через дверь в свою квартиру и быстро ввел код безопасности чтобы отключить сигнализацию. Он осторожно закрыл дверь и запер ее. Оглядев фойе, мужчина осмотрел тускло освещенную область, прежде чем следовать за светом, который она оставила для него. Он бросил свою сумку для одежды на диван в гостиной и положил рядом портфель, полный поддельных документов.

Майкл был рад оказаться дома. Он был вдали от Никиты в течение двух долгих недель. Они вернулись с миссии в Праге два дня назад, но Майкл остался в Отделе, чтобы немного залечить рану от удара ножом по левому бедру. Это была настоящая пытка, хотеть вернуться к ней домой и не иметь возможности. Но теперь он был здесь, и его сердце наполнилось миром при мысли о жене, спящей наверху в их кровати.
Прежде чем подняться, он завершил свою обычную проверку, убедившись, что окна закрыты и двери надежно заперты.
Он остановился на кухне, чтобы стянуть штаны и снова осмотреть рану. Не плохо. Всего двенадцать швов. Но какую ложь он мог придумать, чтобы она поверила?
Майкл натянул брюки и выключил свет, поднимаясь по лестнице в спальню. Он старался двигаться бесшумно чтобы не потревожить ее, хотя знал что и рупор не разбудит его любимую, когда она крепко спит.
Он вошел в спальню и сразу же разыскал ее. Его глаза уставились на гибкую фигуру в кровати, свернувшуюся калачиком под одеялом. Она снова заснула с включенным телевизором. Наклонившись к кровати Майкл посмотрел на нее сверху вниз.
Его Никита.
Майкл позволил себе коснуться ее щеки, но она выглядела такой уставшей, что он решил не будить ее. Он подошел к телевизору и выключил его, затем устало разделся и убрал одежду.
Мужчина проскользнул в ванную, чтобы быстро ополоснуться в душе, затем выключил свет и направился к кровати.
Осторожно, он скользнул под прохладные простыни рядом с ней. Медленно сплел свое тело и конечности с ее. Никита на мгновение зашевелилась, из ее губ вырвался легкий вздох. Майкл уткнулся носом в ароматные волосы и глубоко вдохнул теплый женский аромат.

Закрыв глаза, он произнес свою ночную молитву. Попросил прощения за убийство трех человек, несколько дней назад, помолился за свою сестру и ее семью, высказал благословение для Роберты, поблагодарил Бога за жену и ее любовь и преданность. Он молил, чтобы Андрей Чернек держался подальше от них всю оставшуюся жизнь.
Она неосознанно прижалась к нему. Майкл проигнорировал тяжелый вес своей эрекции на бедре.
Утром … пообещал он себе, чувствуя что засыпает.
************

Никита осторожно отодвинула марлю, покрывающую рану Майкла, и издала легкий вздох.
- Детка, ты на самом деле сделал это в душе ?
Майкл откинулся на подушках и затаил дыхание, продолжая лгать.
- Я не заметил, пока не стало слишком поздно… на двери был зазубренный кусок металла.
Она неодобрительно щелкнула языком, нежно поцеловала рану, прежде чем снова закрыть ее.
- Мой муж, ходячая авария.
Майкл довольно ухмыльнулся, притянув ее к себе и положив между своих мускулистых бедер. Он поморщился от давления на свое больное бедро и обхватил ее сзади, чтобы немного отвести в сторону.
- Привет. Поцелуй меня жена.
- Я думала, что уже сделала это? - Никита прижалась к его эрекции.
- Э-э-э-э ... забыл, что я говорил - Майкл застонал от удовольствия.
- Ты просил меня поцеловать - Никита провела пальцами по его губам.
Майкл послушно закрыл глаза и приоткрыл губы, а Никита с любовью накрыла их своими. Их языки чувственно танцевали, а руки ласкали и пробуждали. Никита нежно провела кончиком языка по его нижней губе и мягко прикусила. Ее рот пробежался легкими поцелуями от линии челюсти к его уху, и она облизнула мочку, прежде чем прихватить ее губами. Руки Майкла скользили по легкой ткани ночной сорочки.
- Я скучал по тебе - вздохнул он, когда ее язык опустился ему на ухо.
- М-м.- Пробормотала Никита, и ее пальцы скользнули по его жесткому животу.
- Я тоже.
Она села и стащила с себя ночную рубашку. Когда девушка наклонилась вперед, Майкл обхватил ее грудь и провел большими пальцами вперед и назад по темным розовым соскам. Глаза Никиты затрепетали от восторга и она наклонилась вперед, а его губы тут же прильнули к розовым вершинам. Она позволила ему это делать всего несколько мгновений, затем наклонилась, чтобы подарить сочный поцелуй. Майкл затаил дыхание, когда она отстранилась, и чуть не потерял сознание, когда ее пальцы обхватили его и начали искусно ласкать от основания до кончика. Ее язык закрутился вокруг плоского мужского соска, и для остроты ощущений она коснулась его зубами, затем проложила поцелуями путь вниз.
Тело Майкла было напряжено от безумного желания, кожа дрожала от прикосновений. Он уткнулся руками в ее густые шелковистые волосы и затаил дыхание, когда женский рот завис над его напряженной эрекцией.
«Merde.»
Он вздрогнул, когда она взяла его в рот, злобно улыбаясь сама себе, наслаждаясь своей властью над ним. Он корчился и задыхался под ней, и когда почти подошел к краю, она двинулась вверх и нависла над ним, а затем впустила его в себя.
Майкл задохнулся от восхитительных ощущений и ощущения Никиты – напряженной, горячей и сильно сжимающей его. Он схватил ее за бедра и его тело устремилось вверх, чтобы соединится с ее. Восторженные вздохи смешались с бессвязными словами любви. Молодые красивые тела напрягались в синхронном эротическом ритме, пока они не довели друг друга до великолепного кульминационного момента.
************

Шеф набрал код и дверь в кабинет Медлен открылась с тихим шипением. Он сбежал вниз по нескольким ступеням и резко остановился, увидев ее, соблазнительно склонившуюся, над оперативником по имени Хатчинс.
Прочистив горло, Шеф засунул руки в карманы брюк.
- Медлен?
Она сразу же выпрямилась, ее застенчивая улыбка исчезла и сменилась прохладным выражением.
- Да?
Высокий темноволосый молодой человек виновато подпрыгнул и повернулся к своему начальнику.
- Доброе утро, сэр.
- Хатчинс - Шеф склонил голову в знак подтверждения, его глаза холодно сверкали, когда они заметили слегка раскрытую блузку Медлен.
- Мне бы хотелось поговорить с Медлен… наедине.
- Мы закончили - Медлен обошла стол и заняла свое место.
- Ты можешь идти.
Хатчинс чуть не споткнулся, поспешно поднимаясь по ступенькам и выходя из офиса. Шеф уставился на женщину, которая была объектом его желания в течение стольких лет, мысленно обезглавливая Хатчинса в попытке успокоить свою ревность. Он проигнорировал крошечный укол грусти в своем сердце, когда остановился перед ее столом.
- Я хотел получить твой доклад по Боливии.
- На самом деле, я уже подготовила предварительный профиль и направила его на твой терминал - Медлен вежливо улыбнулась.
- Должно быть, я пропустил это - Шеф улыбнулся в ответ. Его сердечный ритм увеличился как обычно, когда он находился в ее прекрасном ледниковом присутствии. Его глаза с благодарностью блуждали по ней, когда он провел рукой по волосам.
- Приношу извинения.- Медлен наклонила голову, изучая его.
- Я должна встретиться с Ментцем через несколько минут. Есть что то еще?
Шеф оживился и подарил ей лучшую мужскую улыбку, когда подошел ближе.
- Да. Хочешь присоединиться ко мне на ужин сегодня вечером?
Мгновение она молчала, словно смакуя прелюдию к отказу.
- Нет, спасибо.
Ее ответ был прост, лаконичен и не содержал объяснений. Просто категорический отказ провести с ним вечер. Он скрыл свое разочарование:
- Может быть, в другой раз?
Она не ответила, просто посмотрела на него со снисходительной улыбкой. Еще недавно казалось, что Медлен отзывается на чувства, но теперь была полна решимости поддерживать их отношения на строго профессиональном уровне.
- Тогда я оставлю тебя, работай - Шеф быстро повернулся и вышел из офиса.
Когда он направлялся назад в свой кабинет, молча проклинал себя за отсутствие сдержанности в отношении Медлен. Как долго он сможет выносить ее стойкое неприятие?
За его жесткой непроницаемой внешностью скрывался страстный, добросердечный человек. То, что он выбрал такой айсберг, чтобы отдать свою любовь, немного раздражало его. Помимо эстетики, что привлекало его к ней все эти годы? Она была совсем не похожа на женщин, которых он когда-то любил - теплых, заботливых, страстных, таких как его бывшая жена Карин. Может быть, пришло время отказаться от бесплодной погони и найти другую женщину, чтобы облегчить свое одиночество.
Нет, решил он, войдя в свой кабинет и усаживаясь за широкий стеклянный стол. Он знал, чего хотел и кого любил. Никакая другая женщина не влияла на него так, как Медлен, и он был полон решимости получить ее.
************

Тони старалась не насмехаться над бесчисленным количеством пар, которые бродили рука об руку по торговому центру.
Она ненавидела пары, главным образом потому, что не была частью одной в данный момент. Скорее ее злило то, что она не была сексуально активной в течение последних шести месяцев.
Ну, там был один парень пару месяцев назад, но он был отличником и членом клуба wham-bam-thank-you-mam. Кроме того, Тони поняла что разовый секс с совершенно незнакомым человеком, был непривлекателен.
Не то чтобы у нее не было выбора среди мужских особей, обитающих в первом Отделе. С ней флиртовали и неоднократно приглашали на свидания симпатичные оперативники. Ее просто не привлекал ни один из них или кто-либо еще в этом отношении.
Хорошо, возможно Давенпорт. Обычно ей не нравились лысые, зато у него были темные глаза и волосы на лице. И Виктор тоже был милашкой, но у девушки было такое чувство что он не свободен.
По правде говоря, за время, проведенное в Первом Отделе, Тони повзрослела, а когда ей исполнилось двадцать пять лет, девушке захотелось действительно серьезных отношений. Прошли те дни, когда она беспокойно порхала от мужчины к мужчине. Правила Отдела, будь они прокляты, она была готова стать чьей-то единственной и неповторимой.
Девушка ускорила шаг по торговому центру, торопясь поскорее попасть домой чтобы погрязнуть в страданиях с пинтой сливочного орехового мороженого и хорошим фильмом.
Антония заскрежетала зубами, когда ей путь преградила еще одна пара, которая не торопясь прогуливалась, держась за руки и тесно прижавшись друг к другу. Волосы женщины были длинными и светлыми, а у ее мужчины коричневатые до плеч, вьющиеся на воротнике его черной кожаной куртки. Было что-то знакомое в сексуальном, изумительном шаге этого человека.
Тони почти поравнялась и собирался обойти их, когда мужчина повернул голову, чтобы поговорить с женщиной. Она задохнулась от узнавания.
- Майкл? - позвала она.
Две головы повернулись и посмотрели на нее через плечо. Это был действительно Майкл. Она смотрела, как его глаза перешли с теплого зеленого на ледяной нефрит, а затем снова стали теплыми. Они остановились и повернулись, когда Тони замерла перед ними. Красивая блондинка с робкой улыбкой на лице рассматривала ее, своими лазурными глазами. Майкл, однако, явно был не слишком рад ее видеть, но выражение его лица изменилось за миллисекунду, когда он двинулся вперед, чтобы поприветствовать ее.
- Тони - широко улыбнулся он ей, и Тони чуть не уронила ее пакеты при этой трансформации. Ее наставник был красив, когда его лицо было вытянуто в невыразительную маску, но с захватывающей дух улыбкой, которая открывала его мужские ямочки, он был разрушительным. И, Господи, но он выглядел восхитительно в тесных потертых джинсах.
- Так приятно видеть тебя. - Майкл бросил на нее острый взгляд, прежде чем еще больше удивить ее, заключив в теплые объятия.
Тони чуть не споткнулся, когда он отпустил ее, и ее взгляд сразу упал на великолепную женщину, стоящую немного позади него. С ее стройной фигурой и высокими скулами она могла бы стать моделью. Она была небрежно одета в джинсы, бежевый свитер и замшевое пальто до бедер.
В глазах Майкла появилось еще одно предупреждение, когда он отодвинулся и потянул молодую женщину вперед.
- Это моя жена, Никита. Никита, это Антония. Она дальняя кузина со стороны моего отца.
Тони несколько раз недоверчиво моргнула, поняв, что Майкл представил ее как родственницу и зарегистрировал слово «жена». Блондинка застенчиво улыбнулась и протянула руку.
- Приятно познакомиться, Антония.
Пожатие руки Никиты дало ей немного времени для восстановления, и Тони случайно взглянула на Майкла.
- Жена? Я не знала, что ты женат, Майкл.
- Свадьба была шесть месяцев назад. Я пытался связаться с вами, но вы переехали - объяснил Майкл, его глаза уставились на Тони.
- Хорошо наконец встретить кого-то из семьи Майкла - говорила Никита.
- Вы живете в Париже?
- Да. - кивнула, Тони и ее улыбка дрогнула, когда выражение лица Майкла ожесточилось.
Неправильный ответ , подумала она, быстро обнажив улыбку, не зная, что сказать дальше.
Что, черт возьми, происходит? Как бы то ни было, но жизнь в Первом Отделе научила ее быть всегда настороже и готовиться. Она не знала, в какую игру он играет, но Тони решил последовать примеру Майкла.
Она все еще испытывала шок от того, что Майкл женился, когда Никита снова заговорила.
- Мне нужен твой номер – настаивала она,
- Будет жаль если вы с Майклом снова потеряете контакт.
- О… конечно, да - Тони нащупала и сдвинула свои пакеты.
- У меня есть идея. - Никита коснулась плеча Тони.
- Почему бы тебе не прийти к нам на ужин сегодня вечером? Моя мама приехала погостить. Это была бы своего рода семейная встреча.
- Ну, я не знаю…
- У тебя есть планы?
Она действительно должна была сказать «нет», особенно когда Майкл стрелял в нее гневными взглядами из-за Никиты. Но любопытство Тони одолевало ее. Она просто хотела узнать реальную историю брака Майкла.
- Нет, я свободна.
- Хорошо. - сказала Никита, прижимаясь к мужу.
- Я уверена, что Майкл будет рад тебя видеть…
- Конечно. У нас будет шанс наверстать упущенное - ответил Майкл с улыбкой, которая не совсем достигла его глаз. Он небрежно обнял Никиту за плечи.
- Ну, мы должны идти.
- Ой! Минуточку - Тони дала свой номер Никите, и, в свою очередь, жена Майкла записала свой номер телефона и адрес для нее. Тони посмотрела на Майкла, улыбнувшись.
- Было так здорово познакомиться, Никита. Где мои манеры? Я не поздравила тебя с твоим браком.
- Спасибо. Мы ждем тебя в восемь, хорошо? - Никита улыбнулась, когда Майкл взял ее за руку.
- Увидимся сегодня вечером - Майкл бросил на Тони раздраженный взгляд, когда уводил свою жену.
- Я с нетерпением жду этого - проговорила им вслед Тони, все еще ошеломленная увиденным.
************

Шеф поправил галстук, стоя на пороге элегантного дома Медлен, с большим букетом лилий в руке. Он чувствовал, что с каждым днем она все больше отдаляется от него, и знал, что должен что-то сделать, прежде чем они полностью потеряют связь, которую когда-то разделяли.
Его не волновали слухи о ее связях с младшими оперативниками-мужчинами в Отделе. Ее утверждение о том, что их личные отношения закончились, также не остановило его. С нежным подталкиванием, Мадлен скоро поймет, что они должны были быть вместе.
Он позвонил в дверь и терпеливо ждал ее появления. Прошло несколько минут без ответа. Нахмурившись, он снова позвонил. Пол точно знал, что Медлен дома, так как она оставила сообщение Биркофу, что будет там, если она понадобится.
Через несколько минут без ответа, дверь внезапно распахнулась.
- Медлен - он выпрямился и ухмыльнулся, восхищаясь фигурой в шелковом, малиновом халате.
- Что то случилось? - спросила она, затаив дыхание, проводя рукой по растрепанным волосам.
- Я… - Шеф остановился, рассматривая ее в слабом свете, проливающемся из дома. Ее грудь быстро вздымалась, а губы опухли, как будто от поцелуев. Когда он наклонился ближе, то заметил румянец на ее щеках и слабый запах секса.
Его тело внезапно сжалось, а глаза сузились, когда он заглянул в дом позади нее.
- Ты не одна?
- Ты должен был позвонить - холодно сказала Медлен, пренебрежительно взглянув на цветы.
- Я говорила, что личного аспекта наших отношений больше не существует. Думаю, тебе нужно принять это и двигаться дальше.
- Возможно… - Шеф отступил. Его сердце разрывалось от реальности происходящего.
- Тогда увидимся завтра в Отделе..
Шеф на мгновение уставился на нее, потом с сожалением посмотрел на цветы и затем грубо толкнул букет ей в руки.. Он повернулся и ушел, чувствуя себя дураком.
************

Тони чувствовала себя так, будто находилась в сумеречной зоне или в какой-то странной альтернативной вселенной, в которой Майкл вел себя как безумный муж, почтительный зять и радушный хозяин. Она не совсем поняла истинную природу его отношений с Никитой. Его брак казался реальным. Блестящие золотые обручальные кольца, злющая теща и свадебные фотографии подтверждающие этот факт.
Тем не менее, она чувствовала странное беспокойство по поводу всей ситуации. Первый раздел строго запрещает своим сотрудникам общаться с «гражданскими лицами». И все же здесь Майкл стоял на кухне, выглядя не так как обычно, но уютно перед печью. Он флиртовал и украдкой целовался со своей женой, когда она помогала ему готовить ужин. Размешивал что-то неглубокой кастрюле и обменивался непристойными колкостями со своей тещей Робертой, которая сидела с Тони за кухонном островком и готовила салат.
Когда она приехала за полчаса до этого, ее буквально распирало от вопросов к Майклу.
Он представил Тони своей теще, сунул в руку бокал вина. Никита провела ее в гостиную и угостила рассказом об их вихревом ухаживании. Она была уверена, что Никита и ее мать не были сотрудниками отдела. Тони также поняла, что Никита считает своего мужа специалистом по системам безопасности. Поэтому решила последовать примеру Майкла и подождать, пока не сможет спросить его обо всем наедине.
- Так чем ты занимаешься Тони? – спросила Роберта, нарезая помидор.
Вопрос застал ее врасплох. Тони подавилась глотком сладкого вина, закашлялась пытаясь придумать правдоподобную профессию.
- Дыши, девочка! - Роберта ударила Тони по спине, когда Никита быстро шагнула вперед со стаканом воды.
- Ты убиваешь ее, мама - Никита оттолкнула тяжелую руку матери и протянул стакан Тони. Она смотрела на нее со странным, хотя и удивленным выражением.
- Спасибо. - Тони ахнула, надеясь, что лицо было не таким красным, как чувствовалось. Ее кожа зудела, а уши были горячими. Она выпила воду и прочистила горло.
- Прости, Роберта. Что ты говорила?
- Я спросила, чем ты зарабатываешь на жизнь.
Тони заметил, что, хотя Майкл не обернулся, его голова была наклонена под углом, что говорило о многом. Ее ответ должен быть хорошим.
- Я закупаю товар…
- Круто. - Никита вернулась к плите.
- Думаю, ты тоже много путешествуешь, как Майкл?
В этих словах звучал горький оттенок, и Тони была не единственная, кто услышала его. Майкл посмотрел на свою жену, но ее глаза были отведены, голова склонилась над задачей - обжарить куриные грудки.
- Для какого магазина? – спросила Роберта.
На этот раз Тони ответила без колебаний. Она выбрала название популярного сетевого магазина и надеялась, что у них никогда не будет причин пытаться связаться с ней там.
- Эй, у них там есть красивые вещи. Раз мы семья, можем ли мы получить скидку?
- Мама. - Никита произнесла это единственное слово как предупреждение.
- Что? - глаза Роберты невинно расширились.
- Мы же семья.
- Тони не знает нас так хорошо, и не могла бы ты перестать так много ругаться?
Роберта закатила глаза и наклонилась к Тони.
- Извини, за мой французский, дорогая.
- Это был не французский - бросил через плечо Майкл.
- О, теперь я еще обидела его симпатичную задницу - Роберта подняла руки и снова повернулась к Тони.
- Извини, за мой плохой французский и грязный рот.
Тони усмехнулась, когда Майкл и Никита покачали головами. Она собиралась получать удовольствие от пребывания в этой семье, однако, как долго Майкл позволит ей быть в ней.

************

- Ты должна снова прийти Тони - Никита улыбнулась, выпустив женщину из объятий.
- Я прекрасно провела время. - Тони тепло улыбнулась, когда Майкл помог ей надеть пальто.
Прошло много времени с тех пор, как она наслаждалась простым удовольствием обедать с друзьями. Обычно они собиралась вместе с Вальтером, Биркофом и несколькими другими сотрудниками Отдела, если позволяли их графики, но в последнее время было так горячо, что последняя встреча состоялась несколько месяцев назад. После первоначальной застенчивости Тони расслабилась и получила удовольствие от знакомства с очень молодой женой Майкла и ее матерью. У нее с Никитой было много общих интересов, и Роберта, которая была родом из Нью-Йорка, оказалась ностальгическим напоминанием о доме.
Вечер закончился слишком быстро для нее. Вырисовывающийся призрак одиночества, который она чувствовала, рассеялся за те несколько коротких часов, которые она провела с семьей Майкла. Она боялась идти домой в свою пустынную квартиру, и на самом деле стала завидовать своему наставнику.
- Теперь, когда мы наконец встретились с кем то из семьи Майкла, мы не выпустим вас из виду - Роберта тоже обняла ее и аккуратно заправила шарф Тони за ворот пальто.
- Ты такая милая цыпочка. Мы определенно еще увидимся.
- Я бы тоже хотела этого - Тони улыбнулась.
Майкл мягко схватил ее за локоть и повел к входной двери.
- Я провожу тебя до машины.
Она обменялась прощаниями с Никитой и Робертой и позволила Майклу вывести ее из квартиры в коридор. Когда они шли к лифту, Тони слегка потянула его за рукав, чтобы привлечь внимание. Теперь, когда он был один, она задала главный вопрос, который мучал ее весь вечер.
- Это все настоящее? - спросила она тихим голосом.
Он нажал кнопку лифта и повернулся, чтобы посмотреть на нее. Доброжелательный хозяин исчез, железная маска вернулась на свое место.
- Что ты имеешь в виду?
- Ты очень хорошо знаешь, что я имею в виду. Ты женат, Майкл?
Он молчал, когда тяжелая дверь лифта открылась. Тони последовала за ним.
- Я думала, что у нас не может быть отношений за пределами Отдела. Они знают?
Пока лифт спускался, было очень тихо, Тони скрестила руки на груди.
- Ты не выйдешь отсюда, пока не скажешь мне правду
Как будто она действительно могла выступить против Майкла и победить. Но блеф стоил того.
- Это тебя не касается.
Она уже была там Это было не ее делом, если Майкл решил бросить вызов Кодексу Отдела и сыграть семьянина, когда не взрывал бомбы и не собирал информацию.
- Возможно и нет…
Двери лифта распахнулись. Он двинулся вперед, и вывел ее в холодный ночной воздух.
- Ты понравилась Никите.
Тони плотнее закуталась в пальто.
- Она мне тоже понравилась и Роберта классная.
- Она захочет увидеть тебя снова - сказал Майкл, когда шел рядом с ней до машины.
- А ты не хочешь?
- Если она пригласит тебя снова, извинись. Скажи ей, что уезжаешь из страны.
- Не волнуйся, Майкл - Тони ощетинилась от его приказного тона.
- Я никому не расскажу.
Майкл хмуро смотрел на нее.
- Смотри чтобы этого не случилось…
Тони остановилась перед своей машиной и открыла дверь.
- Я бы не стала умышленно доставлять тебе неприятности.
- Неприятности будут не у меня… - возразил он.
Теперь она была в бешенстве. Нравится ему это или нет, но теперь она вовлечена в его тайную жизнь.
- Что это значит?
- Иди домой, Антония.
- Эй, ты втянул меня в это… - она проскользнула за руль.
- Скажи мне, в какую беду я попала?
Майкл плотно закрыл дверцу и спокойно направился домой с высоко поднятой головой.
С пораженным вздохом Тони завела машину и дала ей время прогреться. Попасть в какую то игру Майкла было не очень хорошей идеей, особенно когда она была на грани ликвидации. В последнее время ее показатели упали. Майкл предупредил ее об этом и предложил помочь ей улучшится, но у него было много других обязанностей в Отделе, а в остальное время он отсутствовал. Теперь она знала почему.
Она вздрогнула, вспомнив едкий взгляд Шефа, которым он наградил ее вчера. Девушка решила что завтра будет в Отделе в шесть утра, чтобы поработать над меткостью. В этот момент проблема выживания была важнее, чем ее кошачье любопытство.
Удовлетворенная своим решением, она включила передачу и уехала.

************

Сообщение отредактировал Чарли Райн: Понедельник, 18 мая 2020, 22:13:19

 

#10
Чарли Райн
Чарли Райн
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Мар 2019, 19:47
  • Сообщений: 349
  • Пол:
- Все ясно? - Медлен сложила руки на коленях и откинулась на спинку стула, изучая Майкла.
- Да.
Тенденция Майкла к односложным реакциям раздражала ее. За все время, что она знала его, никогда не слышала, чтобы он произносил более трех предложений одновременно, если только не был в режиме миссии. Но и тогда предложения были обрезанными высказываниями, призванными сэкономить время и получить оперативную реакцию от своих подчиненных. Было трудно изучать оперативника пятого уровня, когда он так мало говорил.
Медлен на самом деле не подозревала, что новый профилировщик, Андреа, сотрудничает с врагом. Она решила провести проверку на психологическую устойчивость, чтобы подтвердить или опровергнуть слухи с подстанции, на которой та работала. Возможно замкнутая молодая женщина будет функционировать без проблем в течение неопределенного периода времени. Но Медлен не любила иметь бомбу замедленного действия в Отделе. Лучше выяснить раньше, чем позже, есть ли тут потенциальная угроза безопасности.
Майкл проведет расследование под прикрытием эмоционального интереса к ней, и может убить двух зайцев одним выстрелом. Реакция Андреа на сценарий после того, как Майкл бросит ее, обеспечит понимание психического состояния. Самое главное, что у Медлен была возможность определить, была ли очевидная апатия Майкла к его миссионерской жене уловкой. Шеф мог быть одурачен его тщательно контролируемым фасадом, но Медлен нет.
- Учитывая твой брак с Никитой Вирт, сможешь ли вы выполнить это задание?
Взгляд Майкла не отрывался от нее. Его руки оставались свободно сложенными перед ним. Никаких признаков беспокойства. Постоянный пульс в горле, прямо над черной рубашкой без воротника. Его язык тела также не раскрывал его.
- Да.
- Ты сможешь достичь эрекции, правильно ее возбудить, притвориться, что влюблен, чтобы она не заподозрила твои настоящие мотивы преследования ?
Не слишком грубо, но достаточно обидно. Любой другой сотрудник мог бы покраснеть или ощутить отвращение. Майкл только пусто смотрел на нее.
- Это не отличается от любого другого сценария, который я выполнял.
- Ты не был тогда женат. Надеюсь, ты не перепутаешь свой двуличный брак с твоими реальными обязательствами перед Отделом?
- Я дал повод усомниться в моей верности?
Пока еще нет, но она была уверена, что скоро у появятся доказательства, подтверждающие ее теорию амбивалентности Майкла.
- Нет. - ответила она на его вопрос.
- Тогда почему мы обсуждаем это? - Каменное выражение лица не изменилось, но этот вопрос показал его раздражительность при допросе по поводу его отношений с Никитой.
- Это все?
Медлен не могла придумать других причин для его задержания, поэтому согласилась с его завуалированной просьбой. Кивнув, она отпустила сотрудника.
- Я ожидаю первоначального отчета после того, как ты с ней займешься сексом. И ожидаю, что ты будешь заниматься с ней сексом.
Майкл не удосужился ответить, повернулся и вышел из офиса. Как только дверь закрылась, она взяла трубку и набрала номер телефона Хатчина. Он был выходной сегодня, и, без сомнения, все еще дремал после тяжелой ночи совокупления,.
Он ответил на звонок, но его голос все еще был хриплым от сна и сексуального насыщения.
- Да?
Медлен остановилась на мгновение, чтобы контролировать внезапное волнение, вызванное глубоким тембром его голоса. Было ли это воспоминание о приятной интерлюдии прошлой ночи или ее предстоящей манипуляции с Майклом, которое заставило ее сердце билось от волнения?
Она заставила себя успокоиться, прежде чем заговорила:
- Это Медлен. У меня есть работа для тебя…

**********

Тони бросилась к Вальтеру и взобралась на стул с другой стороны его рабочего места.
- Привет.
- Привет и тебе - Вальтер сделал паузу, чтобы принять ее поведение, прежде чем он продолжил свою работу.
- Что с тобой?
- Брифинг через двадцать минут - Тони зевнула и опустила голову на скрещенные руки.
- Я имею в виду с твоим настроением. Ты, кажется, немного расстроенной сегодня.
Она беспристрастно пожала плечами, пряча лицо в изгибе руки.
- Майкл искал тебя. - сказал он ей.
- Майкл – придурок..
Вальтер усмехнулся.
- В наши дни все мужчины придурки. Ты, похоже, в последнее время зациклилась на этом слове. Если вам нужен один ...
- Не продолжай, Вальтер - Тони резко поднялась на ноги.
- Где Майкл?
- В его офисе, я думаю. - ответил Вальтер и наклонился над столом с дьявольской усмешкой.
- В этом придурке ты нуждаешься.
- Вальтер…
Тони отошла от него и направилась к кабинету Майкла, коротко кивнув по пути Биркофу.
Она не удосужилась постучать, а Майкл не удосужился взглянуть вверх, когда она шумно заявила о своем присутствии, хлопнув дверью.
- Мне нужно поговорить с тобой. - заявила она ему, и плюхнулась на стул напротив стола.
Майкл продолжал печатать еще мгновение, затем наклонился и ввел код в панель своего стола, которая заблокировала наблюдение за комнатой. Наконец он посмотрел на нее.
- Да?
- Никита пригласила меня пойти с ней по магазинам в эти выходные. - сказал ему Тони. С того момента, как они вместе ужинали почти неделю назад, жена Майкла дважды звонила , чтобы поболтать и пригласить ее снова на ужин.
В первый раз она была на миссии. Во второй раз была дома, и их разговор помог Тони расслабиться. Никита была очень похожа на нее, и у них были общие интересы. Ее предложения на обед или пробежку в парке были соблазнительными, но Тони знала, что должна прислушаться к предупреждению Майкла. Она вежливо извинилась, но ее стремление иметь подругу и убедительная тактика Никиты, утомили ее. В конце концов она приняла приглашение.
- Что ты ей сказала?- Майкл хотел знать.
Тони провела пальцами по коротким темным кудрям на затылке и отвернулась.
- Я сказала ей, что пойду.
Она смотрела в окно на проходящих оперативников, а не на него. Майкл не был склонен к театральности, но его лазерный взгляд был хуже наказания.
- Тебе придется позвонить и отменить - настоял он.
- Ты не думаешь, что это вызовет подозрение если я буду продолжать избегать ее? - рассуждала Тони, когда снова смело повернулась к нему.
- Просто сделай это.
- Если бы ты дал мне подсказку, возможно, я бы смогла понять, почему ты так непреклонен.
- Это не твое дело. Я приказал тебе… - тихо сказал Майкл, хотя его тон был совсем не послушным.
- Это приказ? Что это Майкл? Твой брак с Никитой – какая то миссия?
Игнорируя ее, Майкл взглянул на серебряные часы, обвивающие его запястье.
- У нас брифинг через пятнадцать минут.
- У нас будет брифинг прямо здесь - безрассудно ответила она
- Время от времени, ты мог быть более откровенен вместо того, чтобы держать меня в неведении.
Майкл закрыл свой ноутбук и медленно двинулся, обойдя свой стол. Он наклонился над Тони, его лицо было в нескольких дюймах от ее, а руки лежала на подлокотниках кресла. Несмотря на свою нервозность, Тони не отступала, а ее глаза вызывающе смотрели на него.
- Не спрашивай меня больше о Никите. Тебе не понравятся последствия.
- Ты мне сейчас угрожаешь, Майкл?
- Да - согласился он со смертельным спокойствием. Спустя мгновение, выражение его лица смягчилось.
- И защищаю тебя. После брифинга мы отправляемся на Балканы. Как только вернемся, я хочу, чтобы ты позвонила Никите и отменила вашу встречу. Он выпрямился и вышел из кабинета, и Тони лихорадочно искал что-то, чем могла запустить в его царственную голову. Ноутбук мог испачкаться кровью, и ей нужна была ее обувь, поэтому она прибегла к своей обычной привычке послать его своим средним пальцем. С расстроенным вздохом она встала и последовала за ним.
************

Свернувшись под толстым одеялом с бокалом вина и настроив телевизор на скучный документальный фильм, Тони ругала себя за то, что стала курицей. У нее не было другого выбора, кроме как серьезно отнестись к ультиматуму Майкла, но ей было слишком стыдно звонить Никите и снова лгать ей.
Тем не менее, прошлый опыт подсказывал, что к страшным предупреждениям Майкла всегда следует относиться серьезно. Если бы возникли последствия из-за дружбы с Никитой, особенно если бы это было связано с Первым отделом, она как можно скорее бы пресекла их знакомство в зародыше.
Нет, прямо сейчас…
Она подняла трубку и набрала нужные цифры. Никита ответила после пары гудков.
- Алло? - её голос звучал еще более хрипло, чем она помнила. Должно быть, девушка спала.
- Привет, Никита. Это Тони.
- Привет! - Никита приветствовала ее с энтузиазмом. Чувство вины снова начинало усиливаться, и Тони попыталась быстро отмахнуться от него.
- Надеюсь я не разбудила тебя?
- Да и нет. Я засыпаю перед телевизором, пытаясь дождаться Майкла.
- Где он? - попыталась спросить небрежно Тони.
- Ужинает с клиентом.
Ужин с клиентом, вот лжец.
Ранее сегодня в Отделе шептались что Майкл обхаживает нового профилировщика Андреа. Тони не верила в это, пока не увидела собственными глазами как Майкл и Андреа покидают Отдел вместе всего пару часов назад.
Это разозлило Тони. Ей не нравилась Андреа. Что-то в этой женщине вызвало предупреждающие звонки в голове. Тони также не понравился тот факт, что Майкл, по-видимому, решил погулять от Никиты после шести месяцев брака. Она могла поклясться, что он действительно влюблен в свою жену, однако подозревала, что причины его брака были в другом.
Как раз когда она примирилась с мантрой Майкла , он дал ей повод снова ненавидеть его.
Мудак .
- Ужасная ночь, для прогулки - прокомментировала Тони. Весь день шел дождь, а к вечеру температура упала.
- Да. - согласилась Никита.
- Я пыталась заставить его перенести встречу, но ты его знаешь. Трудоголик. У меня было желание снова приехать к нему в офис и устроить там скандал, из –за того что они заставляют его так много работать.
Тони села прямо. Правильно ли она ее услышала?
- Ты была в офисе Майкла?
- Ага. Его коллеги довольно грубы, но ... неважно. Я не планирую навещать его там снова.
Какой офис? Чем больше подсказок ей давали, тем больше Тони начинала думать, что брак Майкла с Никитой был большой уловкой Отдела.
Офис? Сотрудники?
Майкл никак не мог устроиться на настоящую работу и сбалансировать с этим всем свой долг перед Отделом. Это должна была быть сложная постановка с оперативниками Отдела.
Если это было так, она, возможно, невольно скомпрометировала миссию и это могло поставить ее на быстрый путь к самоустранению.
- Я звоню насчет выходных - начала Тони.
- Не говори мне, что ты не можешь сделать это? - Никита звучала разочарованно.
- Ну… у меня много дел.
- Ну же Тони - убеждала Никита
- Они не могут подождать? Майкл уезжает из города в эти выходные, и я не хочу оставаться одна.
Тони вздрогнул от несчастного заявления. Она хотела бы знать, была ли деловая поездка Майкла связана с Отделом. Или, может быть, это была тайная встреча с Андреа.
Придурок…
Ей вдруг стало очень жаль Никиту. Как бы она ни была одинока, ей не хотелось оказаться на месте молодой женщины.
- Я уже откладывал их на некоторое время - попробовал еще раз Тони.
- Пожалуйста? - умоляла Никита.
- Ты бы спасла меня от полного несчастья. Я еще не решила хочу ли работать или продолжать учиться и мне ужасно скучно.
- Что ж…
- Просто обед и немного покупок - снова умоляла Никита.
- Пожалуйста?"
Тони внутренне вздохнула. Может быть, на этот раз она сможет пойти с ней, а потом полностью исчезнуть. Она всегда могла принять первоначальный совет Майкла и сказать ей устроилась на работу и уезжает из страны.
- Я думаю, что могу бы отложить их еще раз.
- Отлично! Я не хочу показаться навязчивой, но моя мама и Джули так далеко… - голос Никиты оборвался,
- В любом случае, увидимся в субботу, хорошо?
Пробормотав что то в знак согласия, Тони пожелала спокойной ночи и с отвращением отбросила от себя телефон.
Майкл ликвидирует ее за это.
Кто он такой, чтобы судить ее?
Она вскочила с дивана и поплелась к кровати, пытаясь убедить себя, что не боится Майкла.
************

Никита сидела напротив Майкла за столиком на кухне, и ее нога уютно устроилась у него на коленях. Его лицо было похоронено в газете, а кружка с кофе балансировала в сильной руке. Она жевала кусочек тоста, изучая его.
Вчера вечером, прождав до полуночи, Никита оставила ему свет и пошла спать. Она не знала, во сколько он пришел, но когда девушка проснулась уже принимал душ. Позже, когда во время завтрака, он сообщил ей, что будет работать дома, и она сообщила ему, что собирается пойти на собеседование по поводу работы волонтера.
Майкл казалось был отвлеченным.
Ее попытки разговорить его были встречены глухим бормотанием и короткими кивками головы. Никита могла только догадываться о причине его отчужденности, но это начало происходить чаще с течением месяцев. Всякий раз, когда Майкл возвращался из одной из своих деловых поездок или встреч, он иногда был далеким, закрытым. Некоторое время спустя он возвращался к своему обычному состоянию, и хотя Никита никогда не спрашивала, что происходит у него в голове, когда он замыкался в себе, это беспокоило ее.
Она не могла позволить этому продолжаться дальше. Слишком много секретов может разрушить их и без того хрупкий союз. Возможно, если она расскажет ему все, они смогут сделать что – то, прежде чем их ситуация взорвется у них перед носом…
- Майкл? - нерешительно начала она
- Ммм?
- Нам нужно поговорить.- твердо объявила Никита.
Газета опустилась, и он впервые за утро уставился прямо на нее.
- О чем?
- О нас. - она взяла вилку и поиграла омлетом.
Его внезапный настороженный тон лишил ее присутствия духа. Вот вам и вся храбрость. Сердце с тревогой забилось в груди, когда решимость начала разрушаться. Кого она обманывала? Как только он узнает правду, то вероятно, бросится наверх, соберет свои сумки и оставит ее.
Нет.
Он, вероятно, задушит ее, а затем бросит ее.
- Что о нас? - подсказал он своим мягко акцентированным голосом. Его рука скользнула под стол, чтобы приласкать ее ногу, а пальцы слегка касались шелковистой кожи икроножных мышц. Ее глаза встретились с ним, и дрожь возбуждения прокатилась по телу. Она была дурой, чтобы так рисковать и потерять его.
- Этот год что я провела на улице - ее глаза снова опустились на тарелку.
Его пальцы замерли.
- Да?
Она случайно взглянула на него. Выражение его лица было осторожным, как будто ожидал худшего. И это было действительно худшее…
- Продолжай - подсказал он.
Глубоко вздохнув, Никита продолжила.
- Со мной кое что случилось.
Неожиданный сигнал дверного звонка уменьшил напряжение в воздухе. Никита подпрыгнула, и глаза Майкла сузились от ее нервозности. Он отпустил ногу и осторожно снял ее с колен, когда встал, чтобы пойти и открыть дверь.
Никита закрыла лицо руками и покачала головой. Девушка дрожала всем телом, и стук в груди громко бил по ушам.

Что со мной не так? Если скажу ему это, то стоит ожидать что весь ад вырвется на свободу. Он не простит…

Спустя несколько минут Майкл вернулся на кухню с обернутыми тканью букетом цветов в руке.
- Что это? - спросила она.
- Они для тебя - пробормотал он, протягивая крошечный белый конверт.
Ошеломленная, Никита встала и взяла у него конверт. Он был чист, за исключением ее имени, почти неразборчиво нацарапана красными чернилами. Она разорвала печать и осмотрела карточку внутри, глаза слегка расширились от удивления. Она посмотрела на Майкла, затем снова на карту. Её голос чуть был выше шепота, когда она прочитала вслух.
- Поздравляю со свадьбой. Я желаю тебе и твоему мужу большого счастья и всегда присматриваю за тобой. С любовью, Андрей.

************

Его черты были превращены в совершенно пустую маску, эмоции были под контролем, руки были жестко сложены на груди и только нетерпеливое барабанное движение пальцев на рукаве, выдавало беспокойство Майкла , но ни Шеф, ни Медлен не обращали на него особого внимания. Они оба склонились над терминалом, изучая аналитический отчет по карточке, которую Никита получила от отца.

Решение сообщить начальству о контакте Чернека было самым трудным в его жизни.
После того, как Никита молча выбросила цветы и карточку в мусорное ведро и поднялась наверх, он стоял в течение нескольких долгих минут на одном месте. Возможный конец его брака был всего в нескольких шагах, и он мог либо симулировать невежество, либо выполнять свой долг и сообщить начальству.
В оцепенении Майкл начал убирать кухню, мрачно поглядывая на мусорную корзину, когда проходил мимо. Действия Никиты были явным признаком того, что она была не в восторге от подарка Чернека. Несколько раз когда он осмеливался упомянуть ее отца, она отвечала содержательным замечанием и ловко меняла тему. Возможно, он мог последовать ее примеру и притвориться, что Андрея Чернека не существует.
Тем не менее, Майкл не мог рисковать, и если Отдел каким-то образом узнает, это может значительно ухудшит ситуацию.
Время от времени он в тайне брал от Вальтера блок AVSD, чтобы проверить дом на наличие устройств слежения. Пока все было чисто, но у Отдела были другие способы отслеживать, что происходит в его доме.

Спустя час Никита приняв душ и одевшись, спустилась вниз, она была в лучшем настроении. Майкл сидел за к кухонным столом перед ноутбуком и делал вид, что работает. Она страстно поцеловала его в губы и сказала, что собирается на встречу. После того, как она ушла, мужчина с тяжелым сердцем подошел к мусорной корзине, вытащил из нее карточку и отнес в Отдел.

- Здесь нечего нет… - проговорил Шеф, взглянув на Майкла.
- Никаких следов, которые могли бы привести нас к Чернеку.
Непостижимые глаза Медлен тоже смотрели на Майкла.
- И ты никого не видел?
- Нет. - Майкл опустил руки в стороны.
- Цветы были оставлены на пороге
- Он был очень осторожен.
- Но, по крайней мере, мы знаем, что он наблюдает - вмешалась Медлен.
- И он вышел контакт намного раньше нашего первоначального прогноза.
- Тогда мы подождем. Посмотрим, каким будет его следующий ход.
Майкл был поддержан этим решением. Чем меньше действий Отдела и Никиты, тем дольше Андрей Чернек останется в стороне. В одно мгновение он был поражен другой возможностью.
- Есть кое - что еще.
Шеф оживился.
- Да?
- Никита и я столкнулись с Антонией за пределами Отдела.
- Антония, твой материал? - жестко рыкнул Шеф,
- Когда это случилось?
Майкл объяснил детали импровизированного ужина с семьей. Шеф слушал подробности с угрюмым видом. Черты Медлен оставались безразличными, пока Майкл не закончил.
- Вы были скомпрометированы более недели назад, и ты не удосужился сообщить нам до сих пор?
- Я думал, что ситуацию можно сдержать - ответил равномерно Майкл.
- Никите понравилась Тони. Она хочет узнать ее поближе.
Шеф хмыкнул.
- Если Чернек наблюдал все это время, он знает о ней.
- Может быть, это не так уж и плохо - Медлен попыталась успокоить его.
- Майкл выглядит более нормально, если у него есть друзья и семья.
- Ты предлагаешь и нам побывать тётями и дядями? - усмехнулся Шеф.
- Оставь Антонию там, где она есть. Я уверена, что смогу укрепить ее прошлое. Учитывая негативную реакцию Никиты на ее отца, возможно, необходимо более женственное, сочувственное прикосновение, чтобы убедить ее примириться с ним.
Обдумав эту идею на мгновение, Шеф согласился.

- Сделай это. - он повернулся к Майклу.

- Позвони Антонии. Расскажи ей о Чернеке. Убедитесь, что она понимает важность этой миссии.

Майкл кивнул и ушел, и Шеф оглянулся на Медлен.
- Ты уверена, что можешь сделать профиль Тони надежным?
- Да.
Он повернулся, чтобы уйти, но ее мягкий голос остановил его

- Еще один момент?

Шеф обернулся с усмешкой на лице.

- Дай угадаю. Ты беспокоишься о Майкле?
- Разве ты не…?
- Нет. Он был откровенен, так что я не волнуюсь.
- У меня все еще есть сомнения.
Он отмахнулся,
- Ты всегда так делаешь, когда речь заходит о Майкле - Шеф эффективно отклонил тему.
Медлен вздохнула. Очевидно, он все еще не был в восторге от того что застукал ее с Хатчинсом. Пол все еще не мог отпустить прошлое, и оно кровоточило в их профессиональной жизни.
Как бы ей не нравились ее физические отношения с молодым оперативником, Хатчинс не отвечал за Отдел. Она закончит свой роман, как только он выполнит специальное задание, которое она ему назначила, и наметит стратегию возвращения благосклонности Пола.
************

Вечером того же дня Майкл вернулся домой после брифинга с недоверчивой и осуждающей Тони и уклонения от встречи с Андреа.
Никита уже была дома, ее маленький черный спортивный автомобиль был припаркован на их зарезервированном участке. Медлен устроила ему разнос по поводу этой дорогой покупки, но Шеф одобрил. Когда дело дошло до миссии Чернек, он не жалел денег.
В квартире было тепло и светло. Громкая техно музыка взрывала звуковую систему. Он снял пальто и накинул его на кресло. Подойдя к стереосистеме, уменьшил громкость и настроил радио на мягкий джаз.
- Никита? - крикнул он, когда подошел к лестнице. Он очень хотел увидеть ее, уверяя себя, что она все еще принадлежит ему.
- Я здесь. - отозвала она из прачечной.
Майкл прошел через кухню в тесное пространство, где находились стиральная машина и сушилка. Его приветствовал очаровательный вид красивого низа Никиты, заключенного в пару белых шорт, настолько крошечных, что они могли сойти за нижнее белье. Она склонилась над корзиной, разбирая одежду на груды белых, темных и ярких цветов.
- Где ты был? - мрачно спросила Никита, швыряя пару его трусов в белую кучу.
- Я оставил записку. Ездил в офис. - он подошел к ней, когда она выпрямилась, его руки легли на ее стройные бедра.
- Как прошла твоя встреча?
Она нахмурилась, когда он поцеловал ее в щеку.
- Ах это. Все прошло хорошо. Я собираюсь работать волонтером несколько дней в неделю в американской библиотеке. Детская программа чтения. Пока не выясню, вернусь ли на учебу.
Быстро проговорила она.
Про себя Майкл оценивал то что происходило. Когда Никита нервно бросала вещи это означало, что она либо сошла с ума… либо у нее что-то было на уме.
В первый раз разозлившись на него, она кидала в него мороженое.
Пару месяцев назад когда он вернулся домой после изнурительной двухнедельной миссии, в которой смог связаться с ней только один раз. В него полетело мокрое нижнее белье.
Это была плохая привычка, и Майкл был полон решимости избавиться от нее, прежде чем она начнет бросать в него ножи.
Он вспомнил их напряженный разговор до того, как пришли цветы от ее отца, и отступил от нее, чтобы прислониться к дверному косяку.
- Этим утром. Ты хотела поговорить со мной о чем-то.
Никита чуть не уронила бутылочку с жидким моющим средством. Ее спина стала прямой, а голубые глаза закрылись.
- Ничего важного.
По его телу пробежала дрожь. Он никогда не слышал чтобы ее голос звучал так глубоко. То, что она собиралась сказать ему, должно быть, было очень важно.
- Это не звучало как ничего. Ты сказала, что с тобой что-то случилось, когда ты жила на улице.
Она пнула ногой кучу темных тряпок и забросила еще одну в стиральную машину.
- Я сказала, что ничего не было.
Он закрыл глаза, страх охватил его сердце. Неужели Джейми оставил ее без защиты и она пострадала из-за этого? Он мог только вообразить ужасы, которые могли произойти. Майкл открыл глаза и посмотрел на нее, когда Никита захлопнула крышку и включила стиральную машину. Он едва мог составить слова, боясь, услышать правду.
- Что с тобой случилось?
Его голос, должно быть, передал страх, потому что ее голова быстро поднялась, а глаза столкнулись с его.
- Меня не изнасиловали или что-то в этом роде - Ее голос повысился на октаву. Она была взволнована и раздражена.
Он вздохнул с облегчением.
- Тогда что?
Она выдохнула раздражённо и нахмурилась.
- Я не хочу говорить об этом сейчас. На самом деле ничего не было. Я просто ... мы можем не говорить об этом?
- Ты подняла эту тему … - упрекнул он.
- Что не так? Ты расстроена из-за своего отца?
Никита пнула еще одну кучу одежды и захлопнула корзину.
- Я не хочу говорить о моем отце!
Он был поражен. Ее тон и поведение. Раньше он видел, как Никита злится, но это ...
Она отвернулась от него, ее руки лежали на бедрах, голова опустилась, и она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Майкл выпрямился, не зная, как справиться с ее внезапным перепадом настроения. Он двинулся к ней, когда она обернулась и был удивлен трансформацией. Едва заметная улыбка сияла на ее губах, а глаза были теплее, хотя и слегка мерцали от непролитых слез. Никита прижалась к нему и обвила руками его шею, ее пальцы запутались в волосах на затылке
- Давай выйдем куда нибудь вечером? - ее губы парили близко к его.
Его руки обвились вокруг ее талии, когда он осматривал ее чрезмерно яркую улыбку.

- Я думал, что мы могли бы провести тихий вечер дома. -

И, может быть, он сможет извлечь из нее правду.

- Мы всегда проводим тихий вечер дома - она прижала свой рот к его, ее язык поддразнил его губы, чтобы углубиться внутрь. Он улыбнулся про себя. Она снова ела арахисовое масло и шоколад.
- Куда ты хочешь пойти? - прошептал он ей в губы.
Внезапно она отстранилась и прошла мимо него, чтобы выйти из комнаты.
- Мне все равно. Я собираюсь переодеться.
Майкл задержался на мгновение, нахмурившись от быстрого возвращения ее отвратительного настроения. Он собрал разбросанную одежду в корзину и последовал за ней в спальню.
************
 



Ответить


  

1 посетитель читает эту тему: 0 участников и 1 гость