Перейти к содержимому

Телесериал.com

Горят

Фоул и не только
Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Шарлотта Холливелл
Шарлотта Холливелл
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 29 Сен 2012, 23:52
  • Сообщений: 522
  • Пол:
Он был лучшим. Он был единственным.
У нас могло бы получиться, мы бы стали первой парой, которая нарушила все правила и смогла остаться вместе. Мы бы никогда не отказались друг от друга.
Я поняла это при первой встрече. Но нам не дали шанса быть вместе.

Фиби видит двух женщин во сне. Рыжую и блондинку. Те в чём-то раскаиваются, просят помочь. Но Фиби знает, что помочь нельзя.
- Они всегда горят, - говорит Фиби. А потом просыпается.

Баффи недоуменно смотрит на голубое платье. Не в ёё стиле. Брюнетка её в чём-то обвиняет, а рыжая выглядит спокойно. Но ей некогда. Ей нужно найти Спайка.
Она бежит к Спайку, протягивает ему руку. Спайк горит.
- Они всегда горят, - вспоминает Баффи и знает, что это её вина.

Лидия крутится перед зеркалом и как всегда остаётся довольна отражением. Ретро-стиль ей к лицу. У её мужа темные волосы и божественные руки, он пианист и в этом времени не адский пёс. Но это не важно.
Её муж всегда горит, но не умирает. Она смогла обмануть проклятие. Лидия довольна.

Они забрали его, но я слишком сильна, чтобы просто так сдаться. Они заплатят.

Фиби перебирает старые фото (она очень редко это делает, честно). Просто Куп разбередил старые раны несколько лет назад. Пейдж сказала, что Коул мёртв. Она не сказала – горел.
- Что – то не так, - вопит интуиция ясновидящей.
- Ты счастливая жена. Ты просто переживаешь, что никак не можешь забеременеть. Всё у тебя будет. Не делай глупостей, Фиби Холливелл, - мягко убеждает здравый смысл.
- Они всегда горят, - сказало её отражение в красном платье.
И она точно знает, где это платье видела.

Баффи с раздражением опустилась в кресло. Дон снова перепрятала её виски.
Не честно.
Сегодня годовщина смерти Спайка. Третьей смерти.
И совсем не важно, что она отмечает все его смерти.
Заодно она отмечает и надежду на его возвращение.
- Они всегда горят, - сказало её отражение в странном платье. И оказалось правым. Только двое остальных это – кто?
И стоит ли их искать?

В Бикон-Хилл было относительно спокойно. Лидия этим воспользовалась.
Свадебное платье сидело идеально. Свадьба через три дня. Всё прекрасно. Джордан наверняка звонит, чтобы сказать, как её любит.
Джордан говорит что-то про пожар.
Она хочет, спросить кто, но уже знает ответ.
- Они всегда горят, - говорит Лидия. И кричит по Питеру.
У любовника Пайпер Бакстер были невозможно голубые глаза, но тогда он не был оборотнем. Кажется, ей не удалось обмануть проклятие.

Я слишком сильная ведьма. Я придумала проклятие. Если мне нельзя, то и они не получат. Пусть выходят замуж за хороших парней, рожают деток, родственницы же. Но по-настоящему им нельзя любить, раз и мне нельзя было.
А что бы моя следующая жизнь с даром ясновидения мне не помешала, я её запутала. Прю и Пайпер Холливелл никогда не были следующими жизнями моих дорогих кузин. Я всего лишь прочитала маскирующее заклинание, скрывшее их настоящие лица. Но Фиби об этом знать не обязательно.
Я так скучаю по тебе, Антон.
Но тебе бы понравилось.
Они тоже горят.
Как ты.


Она почти уверена, что её малышка из видения – дочь Купа. И она не может так с ней поступить.
Почти.
Дело в том, что Куп не горел. Всё дело в этом.
Значит, это настоящее, чистое, светлое чувство она испытала именно к Коулу? К демону, изрядно подпортившему её жизнь.
Она не хотела в это верить.
И она в это верила.

Правда, в том, что больше смертей Спайка она ненавидела его возвращения. И ненавидела себя за эту ненависть.
Она так устала его терять.
Но ведь это она виновата. Она должна была повлиять.
Не душить, не доводить такого финала.
Всё что было после – последствия их поступка. Она убедила поступить так ту рыжую (другая кузина вспоминалась с трудом, видимо, кто-то не хотел, чтобы они нашли друг друга).

Самое неприятное – не то, что приходиться отложить свадьбу из-за похорон. Самое неприятное, что её настоящее – чёртов Питер Хейл.
Очень хочется высказать ему всё в его холёное беспринципное лицо.
Ах да, она не может.
Он же сгорел.
Пайпер Бакстер так и не развелась. Не успела. Пожар уничтожил причину её развода.
Но в этой жизни Питер оборотень. И у него есть все шансы вернуться.
Если понадобиться, она его на аркане с того света вытащит.
– Это бесполезно, - скажет ей блондинка в голубом платье во сне. – Возвращение ничего не меняет.
Лидия не хочет в это верить.
Питер Хейл горел три раза, дурочка, - напоминает внутренний голос.

Мне даже не дали ничего объяснить. Повесили ярлыки. Я не собиралась становиться злой, меня вынудили. Возможно, я даже мечтала тебя исправить.
Возможно, у меня бы даже получилось.
Как иронично, что мои дорогие кузины и эта чёртова любопытная девчонка с моим лицом влюбились в создания тьмы.
Иронично, но не утешает.
Я думала, месть меня успокоит.
Но мне всё ещё нужен ты.

Сны слишком не долги и быстро стираются, да и Фиби Рассел постаралась, чтобы воспоминания не задержались ненадолго. Но ясновидящую, банши и Истребительницу с её пророческими снами не так-то просто заколдовать.
Они находят друг друга.
Лидия Мартин (Пайпер Бакстер?) и Баффи Саммерс (Прю Боуэн?) смотрят на Фиби настороженно, ждут подвоха. Уж слишком она похожа на злую кузину.
Да и наличие бывшего мужа-демона тоже вызывает сомнения.
Но Фиби нервно теребит обручальное кольцо и убеждает, что всё нужно оставить по-прежнему. Есть заклинания, которое сотрёт все воспоминания и сны.
Лидия бросает взгляд на своё кольцо и согласно кивает – так будет проще.
Уставшая Баффи с ними соглашается. Теперь не она принимает решение, и её это устраивает.
Они принимают решение забыть это неправильное и сложное настоящее.

А я тебя забыть не смогла.

Все трое записывают заклинание и обещают прочитать его перед сном.
Теперь можно спокойно готовить мужу ужины, готовиться к свадьбе, ходить на свидания.
Жизнь продолжается.

Плюсы Купа.
Он добрый, заботливый, любящий, понимающий, мягко нашёптывающий что-то утешительное после ночных кошмаров (кошмаров, в которых кто-то горит).
Плюсы Коула.
Он любил её больше жизни, готов был за неё умереть и умудрялся смотреть на неё как на самую большую драгоценность в своей жизни до последней секунды.
Минусы Купа.
Нет таких.
Минусы Коула.
Двухсотлетний демон-убийца со стойкой неприязнью к её младшей сестре.

Плюсы новых отношений.
Парень, с которым она встречалась сегодня в кафе – явно человек.
Плюсы Спайка.
Умудрился влюбиться в неё, не имея души. Ну, разумеется, она это ценит.
Минусы новых отношений.
Нет таких.
Минусы Спайка.
Дурацкая привычка гореть и воскрешаться.

Плюсы Джордана.
Долго перечислять, он идеален.
Минусы Джордана.
Постоянно приходится покупать ему новую одежду.
Плюсы Питера.
Нет таких. Ну, глаза симпатичные, да. И руки, в которых хочется подольше задержаться. Но вот нельзя.
Минусы Питера.
Психопат-убийца с манией величия.

Так что, выбор разумного адекватного человека, в общем-то, очевиден.

Это ни на что не похоже. Я точно не в аду и не в раю. Я везде. Я вне времени. Я могу наблюдать за прошлым, настоящим и будущим. Я могу в него вмешиваться.
Но в этом везде никогда нет тебя.
Мои кузины и эта чёртова девчонка прочтут заклинание и будут спокойно спать.
Знаешь, если бы мне предложили выбор, я бы не стала тебя забывать. Несмотря ни на что.
Наверное, меня нельзя назвать разумным адекватным человеком. Как и всех Уорренов?


Дело в том, что Фиби Холливелл слишком устала.
И когда её спрашивают от чего – она говорит, что от вечных дёрганий по поводу возможного возвращения демонического мужа, боязни стать злой, чувства вины перед сёстрами.
И поэтому она тщательно разглаживает листок с заклинанием, перед тем как лечь спать.

Дело в том, что Баффи Саммерс слишком устала.
И когда её спрашивают от чего – она говорит, что от вечных дёрганий по поводу возвращения всяких там живучих вампиров, невозможности завести нормальную семью, чувства вины перед друзьями.
И поэтому она тщательно разглаживает листок с заклинанием, перед тем как лечь спать.

Дело в том, что Лидия Мартин слишком устала.
И когда её спрашивают от чего – она говорит, что от вечных дёрганий по поводу возможного возвращения жуткого опасного оборотня, составления планов по его обезвреживанию, посыпанию порога рябиновым пеплом, разглядыванию шрамов, оставленных его когтями.
И поэтому она тщательно разглаживает листок с заклинанием, перед тем как лечь спать.

Это ни на что не похоже. Я точно не в аду и не в раю. Я везде. Я вне времени. Я могу наблюдать за прошлым, настоящим и будущим. Я могу в него вмешиваться.
Так было всегда.
Так откуда же этот яркий свет?
А сквозь свет виден тёмный мужской силуэт. И я не собираюсь самообманываться честно-честно. Это не ты.
Это не можешь быть ты.

Дело в том, что Фиби Холливелл слишком устала.
Устала от идеальности вечеров, приторных улыбок, «правильной любви», самообмана. Улыбка у девочки из видения была слишком знакомой. Страшно знакомой. Но в тоже время дающей надежду.


Дело в том, что Баффи Саммерс слишком устала.
Устала от очередных свиданий, которые заканчиваются ни чем. Не потому, что парни плохие. Потому что не похожи на Спайка. Устала от попыток выбросить его вещи, и копаний в помойках, от сознания того, что сколько бы она этот чёртов плащ не выбрасывала, пахнуть он продолжает Спайком (с небольшой примесью ароматов мусорки).

Дело в том, Лилия Мартин слишком устала.
Устала от приготовлений к идеальной свадьбе и к последующему не идеальному браку, устала оставлять открытым окно на ночь (вдруг кто вернется, а порог посыпан рябиновым пеплом).

Три пары рук тщательно разглаживают листок с заклинанием и так же тщательно его рвут.
Три пары рук пишут другое заклинание. В конце концов, Фиби Рассел была виновата в том же, что и они.

Это не можешь быть ты.
Если это чья-то злая шутка, я разорву шутника в клочья, и моя бестелесность не помешает. Я его в порошок…
Это ведь ты, да?
Ты протягиваешь мне руку, и я иду за тобой, не задавая вопросов, впрочем как и всегда делала.
Мы входим с тобой в гостиную. Я знаю эту гостиную. Я знаю этот день.
Мои кузины смотрят настороженно, но как-то понимающе.
Что происходит?

Возможно, им ещё надают за это по шапке – личная выгода, изменение прошлого – ах какие нехорошие ведьмы – но женщины рода Уоренн никогда не боялись проблем.
Пайпер и Прю кивает кузине настороженно, но с пониманием – мы будем за тобой приглядывать, но пока не вмешиваемся.
Пайпер же ждёт серьёзный разговор с мужем.
Фиби отказывается убивать кузин, а Антону ничего не остаётся как стать первым демоном, перешедшим на сторону добра ради любви.
Извини, Коул Тёрнер, теперь ты на втором месте.

- Я так устала, - жалуется Фиби Холливелл. Пейдж и Пайпер бросаются помогать, Баффи фыркает, Лидия, вообще, больше не отвечает на звонки, готовится к свадьбе.
- Ты хотела ребёнка, ты его получила, - говорит Баффи и осторожно отдвигается от младенца.
Младенец, конечно, хорошенький, но его страсть к созданию огненных шаров (в папочку) немножко пугает. Баффи искреннее надеется, что с её ребёнком будет полегче, и ласково поглаживает округлившийся живот. Хотя, если вспомнить, кто родители…
Младенец весело погукивает и тянет ладошки к Спайку (сказал, что Баффи пополнела) и Питеру (отказался участвовать к приготовлениях к свадьбе).
Фото/изображение с Телесериал.com

Сообщение отредактировал Шарлотта Холливелл: Воскресенье, 30 июня 2019, 00:50:21

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей