Перейти к содержимому

Телесериал.com

Вера, Вера


Сообщений в теме: 41
#31
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 353
  • Откуда: Мурманск
  • Пол:
37


Был в отделе период особо дерзких экспериментов.. Рекрутировать невиновных.. Или особо виновных. Рекрутировать детей, подростков. Гениев. Учёных.
Были варианты вербовки за деньги.
И когда с кадрами стало совсем голо, Мэдлин решила бросить вызов. Набрала группу девиц. Пол смотрел на это насмешливо, но молча. И Мэдлин набрала девиц красивых. Пол усмехнулся.
Мэдлин набрала 20 моделей.
Они бросались в глаза, запоминались.
Пол чесал бровь.
Первая десятка сгорела в первую неделю. Пол молчал.
Но оставалось ещё десять.
И тут вспоминается считалочка Десять негритят.
Мэдлин тестировала.
Пол наблюдал.
Красота меркла. И уже ошибок не оправдывала.
Пол начинал высказывать сомнения вслух.
Но Мэдлин продолжала верить в новых.
Куратором она назначила Арнольда. Скорее потому, что он сам был “натренирован”. Красивые женщины не превращали его в невнятного подростка.
Обучение было почти стандартным и мало чем отличалось от подготовки обычных агентов.
И Мэдлин с грустью замечала, как очарование их и магия сходит на нет. И ценности они не представляют. Скорее даже, они были какие-то слабые.
Пока Арнольд не притащил с миссии её. Невнятную, совершенно не агрессивную, но необходимую. Она была гарантией того, что объект начнет говорить. Но объект начал говорить и без неё. И её нужность отделу улетучилась.
Она оказалась неугодным свидетелем. Она оказалась прикованной к кресле в белой комнате. Но видеть этого она не могла. Она ощущала это. На её голове был светонепроницаемый мешок. Самое время начинать паниковать. Мешок сорвали. Её ощущения подтвердились - комнате была белой. Женщина перед ней стояла красивая. И оружие в её руке тоже было красивым. Лаконичным. В глазах женщины промелькнуло любопытство, сомнение.
Самое время для паники, вспомнила пленница. Но она не могла отвести взгляда от неё. По крайней мере смотреть на неё было не так болезненно, как смотреть на белые стены.
-где я? Кто вы? Что вам надо?
Женщина приветливо улыбнулась. Сделала шаг навстречу.
-вы в первом отделе. Я Мэдлин. И к сожалению, вы нам совершенно не нужны.
Пленница осмотрелась. И снова посмотрела на Мэдлин. Остановился взгляд на оружии.
Мэдлин перестала улыбаться. - мне жаль, что так сложилось.
Вера пожала плечом. Её жест вышел небрежным, несмотря на то, что шевелиться в кресле было сложно.
-что вы чувствуете? Вам чего-нибудь хочется?
Вера молчала.
Мэдлин сделала ещё шаг.
-может быть вы хотите, чтобы мы вас отпустили домой?
-вы для этого держите пистолет? Чтобы отпустить меня домой?
Мэдлин снова внимательно посмотрела на Веру. Любопытство брало вверх. Она вышла из комнаты.


Мэдлин поднялась к Шефу. Он обсуждал с Арнольдом новое задание. Мэдлин они, конечно, заметили, но обсуждение не прервали.
-вопросы есть? - в конце задал вопрос Пол.
-нет. - хотел было сказать Арнольд, но Мэдлин опередила - как объект вел себя при задержании?
-никак, я её сразу вырубил.
-что она делала?
-читала какую-то книгу. Стихи или что-то вроде того.
Вмешался Пол - в чем дело, Мэдлин?
-мне она не нравится.
-так убей её. - тон Пола был небрежен. - я предполагал, эта проблема решена.
-думаю, спешить не надо.
-она может быть нам полезна? —с сомнением спросил Арнольд.
-пока не знаю. Надо наблюдать.
Мужчины едва заметно вздохнули. Пол подумал о новой группе девиц модельной внешности, Арнольд подумал, как бы эту девочку не повесили на него. Не то, чтобы он бежал от работы, но работа этого рода слишком непредсказуемая и, он считал, необоснованно затратная.


Шли недели. Мэдлин определила Веру Арнольду и погрузилась в текущие проблемы и задачи отдела. У Арнольда времени было не больше и все, что он сделал по отношению к Вере - вписал её в график занятий вместе с группой моделей. Тренировками и собственно подготовкой занимался не он, он собирал данные, отчёты, проводил лёгкий анализ успеваемости и отправлял это Мэдлин. Так что он практически не заметил увеличившейся нагрузки. Скорее всего, Мэдлин была не в восторге от привлечения Веры в подготовку рекрутов, ибо приказа готовить её не было, но Арнольд решил, что устранить эту проблему легко, а у девчонки есть шанс не сойти с ума в одиночной белой камере. Да и какой смысл просиживать в камере..
Вера, Вера… Наверно, она до этого не ощущала себя настолько гадким утенком. Тихо и незаметно она влилась в первый отдел. Никаких истерик, бунта, внезапных и ожидаемых нападений и вспышек агрессии. Оценив белую комнату она сразу поняла, что выход, в прямом и переносном смысле, один. И вот Вера вышла. Попала в тренировочный комплекс. И там выход был один - полное подчинение и единственная дверь.
Вере казалось, что она сможет вырваться. Вере все это казалось ошибкой. Она здесь случайно и ненадолго.. Но время шло и Арнольд месяц за месяцем строчил на нее отчёты, а Мэдлин читала и задумчиво терла подбородок.
Вера ни с кем не подружилась. Пожалуй, с ней мило общались Биркоф и Уолтер. Но два добряка старались поддержать слабого, утешить отчаявшегося. И видимо это однажды позволило Вере следующее…
-ты что, тупой? Я не буду это делать!
Мэдлин повернулась на крик. Вера пыталась снова объяснить Арнольд свою позицию. Арнольд был равнодушен и неумолим. Держа её за заднюю поверхность шеи, он удерживал её на месте. От этого Вера подняла плечи, но шипеть и брыкаться не перестала. И Мэдлин прошла мимо. Но вдруг остановилась и не поворачивая головы в сторону бунтаря, произнесла: Пора поговорить нам, Вера.
Разговор вышел сумбурный. Вера взирала на Мэдлин. Мэдлин сначала молчала.
-что именно ты не собираешься делать, Вера?
Взгляд Веры устремился в потолок.
-ты осознаешь, в каком ты положении?
-я сижу.
-ответ принимается. Как тебе сидится? Удобно?
-нет.
-мы всегда можем начать с того, с чего начали. С нашей первой встречи. И завершить её иначе.
-ты можешь мне угрожать. Я могу тебе угрожать. К чему все это?
Мэдлин усмехнулась.
-для такого юного создания это поведение не типично. Обычно все начинают рыдать и ломаются.
-а мне объяснили, как тебе понравится.
-Кто же?
-мне что, рыдать? Не думаю, что это поможет. - Вера отвела взгляд в сторону.
Мэдлин пожала плечами. - зато это будет понятно.
-а тебе не понятно… Ну я объясню. Я вырвусь при первом удобном случае. Просто случая не подвернулось. Ой, я что, это вслух говорю?
Вера откровенно издевалась.
Мэдлин улыбнулась.
-ты загнана в угол. И ты слабая. Но в тебе есть жажда. Я бы сказала жажда жизни. Здесь это редкость. Мы скоро вернёмся к разговору о том, кто тебе советовал так себя вести, а пока иди, выполняй, что приказывают. И пусть Арнольд зайдёт.


Арнольд зашёл.
-она мне передала твой приказ застрелиться. -мило, она немного перепутала формулировку. Спишем на её неопытность.
-Спишем, - согласно кивнул Арнольд.
-твои рекомендации, у тебя было достаточно времени оценить её пригодность.
-она глина. И сорт у этой глины неплохой. Но надо много терпения. Очень много.
-я бы назвала её алмазом.
-я бы назвал её стервой и сукой, в хорошем смысле…
Мэдлин улыбнулась.
-ты хорошо её подготовил.
Арнольд насторожился.
-я почти поверила в её уникальность. - продолжила Мэдлин, давая понять, что знает о том, что именно Арнольд убедил Веру вести себя именно так, как вела она себя в белой комнате. - но зачем ты это сделал? Тебе стало её жаль?
Арнольд понимал, лучше сразу сказать как есть.
-сложно ответить, Мэдлин. Иногда что-то, незначительная мелочь способна что-то перевернуть, ну или хотя бы тронуть наши мёртвые чёрные души. Она читала стихи. Их любила моя мать. Вот и все.
Мэдлин кивнула - спасибо за откровенность. Но тебе придётся учитывать, что вину она перенесёт на тебя. Не жди благодарности. Её будет расхолаживать твоё особое отношение, а когда она поймёт, что никакого особого отношения нет, она тебя возненавидит ещё больше. И да, совсем забыла - её промах-это твой промах.
Арнольд задумался.
-мне опасаться упрямой девочки?
Мэдлин улыбнулась и едва уловимо пожала плечами.
Арнольд отказывался воспринимать её всерьез. А Вера все больше расправляла крылья. На фоне девиц модельной внешности она была, конечно, браком. Невысокая, резкая в движениях. Хотя и не лишена грациозности, Вера демонстративно ходила в развалочку, когда как модели плыли, словно лебеди. Вера не следила за своим внешним видом, не утруждала себя. И по поведению была пацанкой. И этим выделялась. Арнольд по-своему подстраховался и запретил Вере заниматься оружием. И внезапно Вера бросила все силы на рукопашный бой и общую физическую форму. Арнольд хмуро заметил, что особо рьяным бойцом Вера становится, когда партнёром является он. Открыто хамить, дерзить Вера не стала, зато отрывалась по полной в зале в рукопашной. Серые глаза смотрели на него сердито. А Арнольд позволял себе поулыбаться милым, изящным моделям. И они отвечали ему тем же. Кроме Веры. Вера фыркала и отводила взгляд. В общем и тут отличалась от остальных.
Мэдлин давала ей уроки красоты. Безуспешно. Вера жевала жвачку. Мэдлин ей запрещала и находила эту жвачку, прилепленной к её стулу, зеркалу или столу. Вера оставляла её на двери кабинета снаружи. Но Мэдлин делала вид, что это её не волнует, и внезапно Вере это показалось скучным и она перестала. Вера игнорировала советы Мэдлин расчесывать волосы каждый день. И Мэдлин брала расческу, усаживала её перед зеркалом и распутывала пряди волос. Если бы Вера позволила себе расслабиться, она бы начала мурлыкать. И Вера начала сама следить за волосами, чтобы избежать мягких прикосновений нежных рук железной леди. Мэдлин давала уроки макияжа. Вера разрисовывала себя как клоун. Мэдлин молчала. Мэдлин учила её ходить. Вера виляла задом, как дешёвая проститутка. Мэдлин молчала.
А Арнольд выводил в свет то одну супер женщину - модель, то другую. На этой недели роман с одной, через месяц - с другой. И все так у них легко и ненавязчиво. Вере не разрешали стрелять. Её воля - перебила бы всех.
И вот однажды уроки Мэдлин прекратились. Внезапно. Не то, чтобы Вера перестала пытаться её вывести из себя, нет, все было как обычно - привычное упрямство. И никаких серьёзных выходок. Но Мэдлин больше не приглашала её на уроки.
Арнольд пропадал на заданиях.
И…


Вера помнила, что было дальше.
А дальше был её провал.
Начало её капитуляции.




Внезапно уроки возобновились. Веру накрасили, причесали, приодели. Вера чувствовала себя дурой. Но сидела на стуле смирно. Хотя не совсем смирно. Ещё немного и она съедет со стула. Да, потому что ей плевать. И на отдел, и на смерть, и на Мэдлин.
А потом..
А потом она обернулась и заметила его. Арнольд вернулся с задания.
Он был какой-то пыльный от усталости. Злой. Но Вера заметила, как его взгляд пробежал по ней. Ноги , живот, грудь. Вера ощутила, как тепло его взгляда стало огнём, и огнём запылали её щеки. И Огнем стали её глаза…






Арнольд просматривал отчёт по Вере.
-Мэдлин, показатели скачут. И поведение… Я
помню, как тяжело первый год в отделе, но я не думаю, что она справится.
-она справится.
-тогда мне нужны рекомендации. Или я применяю силу, ломаю её. И ты её спишешь. Но, как я понимаю, тебя это не устроит.
-пока нет. Кстати, весьма успешно прошёл наш эксперимент. Она стала меня слушаться и теперь она хочет нравится мужчинам. В частности тебе.
Арнольд поморщился. - это обязательно?
-да.
Повисло молчание.
Мэдлин продолжила - какие-то трудности?
-нет. Насколько ты далеко зайдёшь в этом?
-посмотрим. Пока меня устраивают её изменения. Я учу её. Она учит меня. Это ценные уроки.
Снова тишина.
-Арнольд, ты знал, на что её обрекаешь. Так в чем же дело?
-она неопытна в этих вопросах. И первое разочарование, обман сделает её злой женщиной. Я уверен, что так будет.
-я не заставляю тебя обманывать. Полюби её.


Что же тут невозможного? Придумай Веру, которой не существует на самом деле, поверь в неё и полюби. И она, настоящая, полюбит тебя, ибо придумает. Ибо эта фантазия пообещать ей что-то огненное, спасительное, живое.
Вере нужна любовь.


-если это ей поможет… - пробормотал Арнольд.
Мэдлин ответила мягкой улыбкой.


Арнольд скрипел зубами от злости - никому помогать он не хотел. Не потому что был холоден и безразличен по природе своей, а потому что считал это самым бесполезным делом. Помогать Вере принять правила, смириться с участью и однажды умереть… и черт его дёрнул помочь ей в самом начале из-за какого-то дурацкого сборника стихов в её руке. Арнольд помнил, какой рука была тонкой, помнил лёгкость этой руки. А теперь надо волшебным способом заставить эту руку стать рукой убийцы. Как все это грязно. Но если думать об этом… Лучше сразу застрелиться. А сдаваться было не в его правилах.
Полюбить Веру. Отсчитай от пяти до одного и полюби её. Мда.


Арнольд не переставал соблазнять других женщин. Его лёгкие интрижки перетекали из одной в другую. Но…
Вера вспомнила, как он на мгновенье останавливался, смотрел на неё. Совсем недолго. Но это заставляло остановиться ее. И отвечать на взгляд.
Маленькая девочка-подросток, пропитанная поэзией насквозь, придумала своего героя. И придумать его было так легко! Молчание Арнольда расценивалось как загадочная печаль. А ещё она испытывала досаду, ей бы очень хотелось понравиться ему. Но она ничего для этого не делала. Как таковой план составить она не могла.


Оружие ей не давали. И она добилась успеха в самбо. Постепенно Вера превратилась в лёгкую, очень ловкую, юркую самбистку. Она была быстра, и её невозможно было уложить на лопатки. Её бросают, она словно отскакивает и Оп- Вера на ногах снова, словно пританцовывает, и в танце бросает противника. Драться она стала хорошо.
Перечить Мэдлин она не перестала, но Мэдлин была в общем-то ею довольна. Вера стала восприимчива. Бунтарство же в скором времени иссякнет.
Время шло.




Воспоминания возвращались урывками, вспышками. Они то пропадали, то снова всплывали, словно щепки в бурном потоке.
Вот Вера на своём первом задании. Вот Арнольд организовал ей выход в свет. Свет больно её ударил, сбил с ног на две недели. Но это не в счёт - задание прошло успешно, а значит у Веры появился шанс выжить. Хочет она этого или нет. Когда Вера поправилась, она дала слово никогда больше не верить Арнольду. Нарушила данное обещание через три часа, когда Арнольд пришёл и поставил её в известность, что ему жаль, что она получила травму.
А вот он вывел её из отдела, поселил в квартире и ушёл. Она попыталась вырваться. Её нашли. Вернее, её нашёл Арнольд. И она пообещала себе его возненавидеть. Вера-Вера…
В общем, схема та же.
Мэдлин потрепала её по щеке и сказала, что ликвидировала бы её, если бы она не попыталась…
И Вера решила отложить новые попытки.
А потом пришёл он.


Он был красив. А Вера была слишком юна.
Она открыла дверь. Взгляд его был затуманен, а в руке была бутылка вина.
-ты таки выжила. Надо же. - чертыхнулся Арнольд. - последняя из Могикан.
На каком-то задании погибли последние оставшиеся модели. Прекрасных фей больше нет.
Вера позволила ему пройти.
-ты одна? - рявкнул Арнольд.
-да пошёл ты. - ответила Вера и дёрнула плечом. Ей было некомфортно.
-чем пахнет?
-котлетами с крысиным ядом. Будешь?
-звучит аппетитно. Давай.
Вера накрыла на стол. Получалось не совсем ловко. Она нервничала.
-будешь? - Арнольд предложил вина.
Вера смутилась и ответила - не знаю. Я не пробовала.
-что не пробовала?
-эту красную жижу в зелёной бутылке.
-это называется вино.
Они сели ужинать. Арнольд был удивлён. - почему ты умеешь готовить? Мы тебя этому не учили.
-а отдел - не вся моя жизнь.
Арнольд промолчал.
Вера отказалась от вина.
Арнольд помрачнел ещё больше.
-скажи-ка мне, Вера, я чудовище?
Вера вздрогнула.


Да, Арнольд именно тогда посмотрел на все глазами Веры. Они все - угроза, они все-страшные крокозябры из болота или тёмного леса. Эта девочка даже вина не пробовала в жизни. А в отдел попадают те, кто попробовал все.
-и ты не куришь? И не пьёшь? И с мальчиками не гуляешь?
-ты совсем спятил? Ты много мальчиков видишь в отделе?
-это все твои стишки. И котлеты. В этом причина. Хорошие девочки скучны и предсказуемы.
-иди к черту, зачем ты пришёл?
Арнольд не ответил.
А дело было в том, что через три часа их вызовет Мэдлин и им придётся изобразить взрослых любовников. Зачем Мэдлин поставила её в задание, если девчонка совершенно не готова к такому. Да ещё и скована, испугана.
-Вера, если я тебя попрошу в это задание просто сделать так, как я скажу. А потом. А потом мы решим, как быть дальше.
- это задание и я иду домой? - мурлыкнула Вера и захлопала глазками. Арнольд подумал, что этому она научилась у моделек. —посмотрим. Я попробую что- нибудь сделать.
-когда я пробую что-нибудь сделать - ничего не выходит, поэтому ты мне обещай, что сделаешь.
-я не знаю, жалеть ли о том, что я помог тебе здесь остаться. Я жалею, что ты здесь. Но мне хорошо от того, что ты рядом.
-да это же… сопли в сиропе.


-Аннабель.


Вера помнила, как прошло то задание. Она выполнила его с закрытыми глазами, можно сказать, и Арнольд вёл её за руку.
Потом снова было холодно и страшно.


Вера вспомнила первую встречу-стычку с Полом. Арнольд просил её перед этим не хамить шефу. В общем, они сошлись на том, что Вера не будет себя сдерживать на пятом предложении. Арнольд был уверен, что больше двух предложений Вере произнести не удастся. Но у Пола было игривое настроение, как назло. И Арнольд мысленно расстреливал Веру за каждый взгляд, каждое слово.
Вера не знала, что после этой встречи Пол хищно улыбался и сверлил взглядом Арнольда. Мэдлин стояла чуть в стороне.


Постепенно все смирились с тем, что в отделе существует Вера, Вера почти смирилась, что существует в её жизни Отдел. Вере даже удалось вырваться. Однажды.
И она почти сбежала. Но её поймали. Нет, не отдел. Отдел не спешил. Её поймали и обвинила в шпионаже, ей грозило очень долгое заключение. И вот она почувствовала почти все прелести допроса - каждые тридцать минут - и днем и ночью, пытки, давление, шантаж.
И вдруг её спасает Арнольд. И возвращает обратно в отдел. И потом было задание, где ей приказали убивать.
И Вера сломалась.


Потом её снова спас Арнольд. Они стали любовниками. Мэдлин читала Вере нотации. Но Вера не слушала. Наоборот, только бросала вызов. Арнольд подыгрывал. Наедине же они постоянно демонстрировали, что ровно ничего друг для друга не значат. У них даже игра завязалась - кто кого побольнее заденет в словесности. Кто-то кого обнадежит, кто кого терзает понапрасну в этот раз. Они вели счёт. Два ноль в пользу Арнольда. Два один в пользу Арнольда… Потом им стало скучно и они не гласно решили “бить” друг друга в порядке очереди. Сейчас Арнольд идёт заглаживать вину, а Вера ляпнет что-нибудь этакое. Теперь Вера несправедлива к нему, Арнольд холоден и резок.
Выгораживать друг друга перед начальством? Что за ерунда? Это слишком скучно. Нет. Лучше всего сдавать друг друга. Топить. Приковывать в кресло в белой комнате и обливать водой. Или молча приходить и наводить пистолет. И даже спускать курок.
Не трудно догадаться, что это в основном делал Арнольд. Вере по статусу это не было положено.
Но вскоре им надоело и это. Вернее, надоело Вере. Она стала апатичной и молчаливой. Пропускала свои ходы. Арнольд не хотел играть один. И он поменял тактику.
Теперь он покорил Веру силой. Он стал выше, сильнее её колкостей. Он стал надёжен. И вот Вере хочется ему доверять. И даже больше.
И теперь отдел видит, что ничто не может разрушить их великую любовь. Даже постоянные замечания Мэдлин.


А потом…






38
Вспышки воспоминаний превращаюсь в огненные шары. Вера едва не кричит от жуткой головной боли. И эта боль скатывается по шее, разливается раскаленным жидким металлом по спине и причиняет боль всему телу. Какая-то знакомая боль.
Вера знала практически все о боли.
И эта боль казалась ей знакомой.


Что-то заставляло её выживать. Она выполняла задание. Как могла. Вот телефон, вот голос на том конце. Вот кодовое слово.
Часы ожидания…
Воспоминания о том, что было.
Воспоминания о том, чего не было.


И вспышки, огонь, парализующие, пугающие, гулкие. Лавина воспоминаний. Ложь. Правда. Любовь и ненависть. Страх и паника, эйфория. И его глаза. И его голос.
Он придумал её позывной. Она любила стихи. Она читала Эдгара По.
Аннабель Ли
Это было давно, это было давно в королевстве приморской земли. Там жила и цвела та, что звалась всегда, называлася Аннабель Ли.


Спасли её быстро, вывели её и ту, кого искал Отдел все это время.
Вера потеряла сознание, а когда пришла в себя, увидела Майкла, Никиту и ещё двух агентов.
Арнольда среди них не было.
Веру сильно мутило. Ей до тошноты был противен отдел.
Майкл смотрел на Никиту. Никита смотрела в пол. Вера хотела хохотать.
Горе, горе - всем, кто на земле родился. (Гумилев, Звёздный ужас)
Эй, ты не сможешь её сберечь. Так что не терзай себя.
-где Арнольд? —произнесли губы Веры.
Никита обратила на неё взгляд. И только она ответила ей - В отделе. Он ждёт тебя.
Вера засмеялась.




Арнольд и в самом деле её ждал.
Никита поддерживала её за плечи. Веру шатало и била дрожь.
-в мед блок, потом отчёт.
-сначала сдать наушник Уолтеру. - усмехнулась Вера.
Арнольд повернулся к Никите и приказал уже ей - в мед блок.
Никита хотела помочь ей пройти в медицинский отдел, но Вера жестом остановила её. Арнольд был выше её и смотреть в его глаза с вызовом получалось плохо. Вера вспомнила, что получалось плохо всегда.
-я помню. - прошептала она Арнольду, ей даже показалось, что у Арнольда нервно дернулось веко. - я помню, где врачи. - чётко произнесла Вера Никите, оттолкнула ее руку и побрела, куда приказали.


Среди медиков была Мэдлин.
-привет, мозгоправ.
-здравствуй, Вера. Это задание было сложным.
-всегда пожалуйста.
Мэдлин улыбнулась и вышла. У дверей она остановилась и произнесла - я рада, что ТЫ снова дома.
-Я жду по этому поводу вечеринку или хотя бы торт.


39
Прошло несколько дней. Ни вечеринки, ни торта.
Арнольд не приходил, Мэдлин тоже. Впрочем видеть их Вере не хотелось. Медики сделали все, чтобы ей стало легче. И ей стало.


Вера лежала с закрытыми глазами, но чувствовала, как он пришёл.
-говорят, тебе лучше. И надо поговорить, вероятно.
Вера открыла глаза. И впервые сердце её не забилось быстрее.
-и ты хочешь услышать объяснение.
Вера молчала.
-и у тебя есть право сердиться.
-серьёзно?
-отдел не мог с тобой справиться, ты была неуправляемая. И выбор был - или ликвидация, или это. Мэдлин уверяла, что это временно, что процесс обратим. И я согласился с ней.
-нам обоим надо было остыть.
Вера посмотрела ему в глаза. И не увидела в них ничего. Огня не было. А Вера точно знала, что этот огонь был тогда, в первые года существования в отделе. Что они с ним сделали, превратили в серый пепел. Жаль.
-ты жалок, Арнольд. Лучше иди.




Недолго Вера была в одиночестве. С тестами зашла Мэдлин.
-добрый день.
-спасибо за информацию.
-ты поправишься и скоро вернёшься к работе. К тебе заходил Арнольд?
-да
-вы поговорили?
-да
-что ты чувствовала?
-пять оргазмов. Или даже шесть.
Мэдлин промолчала. И отложила бумаги.
-дерзость вернулась. Это отдел переживёт. А что касается чувств?
-это тебя не касается. Но если хочешь, проверь мой пульс.
-уже. Ровный.
Вера отвернулась.
-эксперимент удался?
-я буду за тобой наблюдать.
Вера резко повернула голову и
-Мэдлин, почему? Почему он меня не вытащил?
Мэдлин улыбнулась своей мягкой улыбкой, взглядом она выражала сочувствие.
-я не знаю, Вера.




 

#32
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 353
  • Откуда: Мурманск
  • Пол:
40


Вера все ещё была в медотсеке. Мэдлин беспокоило её состояние и нарастающие головные боли. Решался вопрос о том, что бы снова подвергнуть её процедуре обнуления. И на это было несколько причин.


Пока Вера пребывала в неведении, за неё никто не суетился.
Майкл бегал на заданиях. Никита томно смотрела в потолок, качала пресс, пила воду и слушала музыку. Арнольд ходил по отделу и всячески избегал даже смотреть в сторону медблока. У каждого была своя работа. Веру мучила бессонница. Мэдлин мучили сомнения.
Много времени Мэдлин потратила на умение не торопиться. Рядом с Полом необходим человек, умеющий остановиться. Мэдлин остановилась. Она решала вопрос по Вере не спеша. Впрочем, для Веры это мало что решало. Слишком заманчиво избавиться от неё. Слишком опасно держать её дальше.


Арнольд ходил вокруг да около.
Майкл был вне зоны доступа и ему неведом страх за Веру.
Никита сама себе на уме и если её не заставляли быть несправедливой - она была тиха.
Уолтер словно забыл, как выходить из оружейки. Он просто ждал, когда Вера сядет на стул, достанет яблоко и грызя его, расскажет, как провела время.
Арнольд ходил вокруг да около…


Мэдлин не спешила.
Она вызвала его к себе.
-одна из моих задач здесь - знать, что в голове агентов. Но это невозможно, не так ли.
Арнольд молчал. Он не раз сталкивался с мягкостью Мэдлин.
-как твои дела? Что тебя терзает? Вера? - Мэдлин почти сочувствовала.
Арнольд смотрел мёртвым пустым взглядом и молчал.
-я знаю, ты скажешь, что нет. И я знаю, что ты не станешь её защищать. И она не ждёт от тебя защиты, не так ли?
Арнольд ответил равнодушным взглядом.
-я не стану её спасать. Мне не зачем её спасать. Она ничего не значит для меня - пожал Арнольд плечами. - я делаю то, что мне прикажут. У меня ничего не осталось - ни чувств, ни сомнений.
-мне грустно это слышать.
Арнольд едва различимо вздохнул.
-так что, та женщина полезна тебе?—спросил Арнольд про “Джери” из психушки.
Мэдлин отклонилась и словно закрылась.
-да, мы вышли на след более важной особы.
-ну вот и славно. Я могу идти?
-конечно.
Арнольд бодро поднялся со стула и направился к двери.
-насчёт Веры. К сожалению, мы не можем больше оставлять её в живых.
-конечно. - произнёс Арнольд, не оборачиваясь.


Конечно
Конечно
Конечно
Пульс бился где-то в глотке.
Конечно
Конечно
Конечно
Арнольд остановился перед серой стальной стеной. Втянул воздух, раздув ноздри. Открыл глаза. Он вышел из кабинета Мэдлин с закрытыми глазами. Он знал отдел как свои пять пальцев. Он мог передвигаться с закрытыми глазами. Он открыл их и теперь он выйдет из отдела в дождь, в ветер. Он будет не виден, его никто не заметит. И он вышел наружу. И ветер встретил его.
Он шёл по улицам, не быстро и не медленно. Он не прятал взгляд и не фиксировал его ни на чем и ни на ком. Он не отскакивал от прохожих и не задевал их плечом. Он был незаметный.
“Вера, слышишь меня”
“Вера, слушай меня”


41


Вера резко открыла глаза.
“Вера, слышишь меня”
“Вера-слушай-меня”
Вера услышала, как участился пульс - он отразился на головной боли.
Если бы она могла сказать ему, что ненавидит его, она бы сказала.
Если бы она могла сказать, что он ничтожество, то сказала бы и это.
Если бы она могла прогнать его из своей головы, то сделала бы и это.
Медики не проверили, а она и не сказала им про “звуки” в своей голове. Потому что… потому что - что?




Арнольд все это время ходил вокруг да около. Заходил к Биркофу. Заглядывал к Уолтеру. Говорил с Полом.
Он собрал информацию. Прочёл мысли Мэдлин. Сломал стены.
Последние два действия - ложь.
Он понял, кого ищет Мэдлин.
О конечно, что же ещё не хватало этой женщине…




Ему потребовалось десять лет упорной борьбы за Веру, чтобы иметь возможность её спасти. Чтобы только попытаться противостоять Мэдлин.


“Вера, слушай меня”


За десять лет он нашёл противоядие Обнулению. И Вера начинала вспоминать.


Арнольд остановился. Вера вспомнила. Вера вернулась. Но она не вернулась к нему.


Арнольд продолжил путь. Пусть так.
В пальто, в кармане пряталась его рука. В руке - флакон с прозрачной жидкостью. Арнольд чертыхнулся - остаётся ещё начать молиться на него.
Десять лет упорной борьбы, чтобы сжимать в руке стеклянный флакончик. Бесполезный. Зачем ему это все было надо… Один флакон он ввёл Вере. Остался ещё один. На случай, если Мэдлин повторит процедуру. Но Мэдлин незачем это делать. Она уберёт Веру и все. Только лишь потому, что она общалась с “Джери из психушки” . Только лишь потому что может выйти на след той, кого ищет Мэдлин.


“Вера, ты не помнишь ничего про Джери с задания. Ты не помнишь ни слова. Тебя мучали галлюцинации службы в отделе и ты даже не можешь описать внешность Джери. Вера, слушай меня. Ты не помнишь ни слова”
То, что Вера помнила, он уже использовал. И ту “Джери”, её слова на допросе, он тоже принял к сведению. Найти было непросто. Но он нашёл.
Арнольд почти задохнулся от эйфории, от наглости своей, от успеха в этом безнадежном, казалось, деле.


Арнольд шёл по городу. Иногда оборачивался назад, уходил за угол и ждал, прислонившись к стене. Он зашёл в паб. Пропустил пару пива.
Спустился в подвал ноет помещение. Владелец паба был его пожизненным должником….


-здравствуй. Вы так и не назвали мне свое имя. Но, я думаю, знаю кто вы.
Женщина повернула голову в сторону Арнольда. Серые глаза смотрели строго и остро, без страха.


И вдруг она засмеялась, и стала смотреть куда-то мимо Арнольда. Арнольд обернулся и увидел Майкла.
О, он бы стал смеяться тоже. Но он только улыбнулся.
Конечно.
Конечно
Конечно
Конечная станция.


Майкл выстрелил.


Женщина стала медленно аплодировать. Огонь в глазах погас.
Майкл подошёл к ней ближе.
-извините за неудобства. Но такие распоряжения.
Женщина едва заметно кивнула. Майкл надел мешок на ее голову, помог встать и повёл к выходу.



 

#33
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 353
  • Откуда: Мурманск
  • Пол:
42


Перестань со мной быть сильным
И как робот стальным.
Я же вижу: ты устал и немного простыл.
Хватит с меня сомнений и спокойствия хватит.
Я хочу, чтоб тебя смущало моё откровенное платье.
Из какой-то песенки..


Вера смотрела на Мэдлин глазами честными-честными. И говорила-
-как только я попала в психушку, у меня начались видения. Ты обещала показать Джери, я её увидела. Мне не показалось это странным, хотя сейчас я понимаю, что не могу описать её внешность. Думаю, у меня произошло наслоение личностей вымышленной Джери и… Я не помню, как звали ту, кого найти надо было.
-не имеет значения. Ты её нашла и хорошо.
-раз я такая молодец, можно мне выйти отсюда?
—из Отдела?
-из медблока.
-пока нет.
-а из Отдела?
Мэдлин не ответила.
-можно мне увидеть Арнольда?
-нет.
-Ты не спросишь меня, кем бы я хотела остаться, какое имя оставить.
-в этом нет нужды. Но я спрошу тебя - какое.
- Вера. Я думала соединить - Джеривера. Или Верочка-Джениферочка-пайдевочка.
-это весьма творческий подход. Но, думаю, Вера - самое то.
-пожалуй.
Вера прикусила губу и не сказала Мэдлин, что память не восстановлена полностью, она не может почувствовать, Вера была, а Джери придумана или наоборот. Мэдлин улыбнулась и не произнесла, что она уже внесена в список на ликвидацию. Несколько лет назад. Вера не сказала, что слышит периодически голос Арнольда.
Мэдлин не сказала, что пудрить мозги сложно, у Веры почти получилось.
Мэдлин вышла, Вера осталась одна.
Восстановление шло долго и мучительно. Ей становилось лучше, потом хуже, потом снова лучше и ещё хуже. Вера билась бы на кровати, словно связанная, от головной боли, тошноты, головокружения и ужасной слабости, лишающей чувствительности тела. К ней никто не приходил. Кроме медиков. Все, что она слышала от них - съешь то, выпей это, повернись на бок. Ей делали уколы, вливания, ещё какие-то космические процедуры, где она была словно в невесомости. Вера стала апатично наблюдать за медперсоналом в перерывах между приступами. Она перестала говорить.
Говорить было не с кем. Медперсонал она воспринимала за машины, роботов.
Чучело
Чучело
Чучело.
Вера вспоминала, кем ощущала она себе первое время в отделе. Её наряжали, красили.
Чучело
Вера вспоминала, что было потом.
Чудовище.
Убийца.
И тот холодный страх.
И быстро все так неслось. Ей бы успеть, ей бы ухватиться. И она не успевала. Ничего не могла успеть.
И его рука. Вытягивала ее, слишком маленькую и хрупкую. И снова, эта же рука, швыряла ее, слишком хрупкую, в самое пекло, в сам ад. Крутились жернова. Но никто не сломался, ни она, ни эти проклятые жернова.
“Я могу тебя только спасти. Я не могу тебе помочь.”
“Ну надо же, выжила”
Чучело, чучело.
Вера засмеялась.
Вот он, красивый и сильный. Вера превратилась из утенка в лебедя. Мэдлин ли усилия? Нет, переродилась она из-за него. Он создал её. Такой, какая она есть.
И она оказалась ему не нужна. Он бросил её, оставил одну. Совсем одну.
Вера закрывала глаза и видела его. Что это такое - его образ выжжен на обратной стороне век. Вера ощущала, как часто мигает лампочка, как крутятся лопасти вентилятора. А образ Арнольда отдалялся и таял. Всё чувства к нему, такие объёмные, всю её заполнявшие, сходят на нет, оставляют Веру, делают её пустой. И ничего больше не остаётся.
Вера дышит ровно. Сердце бьётся ровно. Вера холодна и безразлична.


Пришла Мэдлин.
Она застала Веру сидящей на кровати.
-здравствуй, Вера.
Вера посмотрела на неё просто, без ярости.
-это будет очередной скучный диалог, не так ли, Мэдлин.
Мэдлин улыбнулась.
-мне бы воздуха, Мэдлин. Здесь нечем дышать.
-как твои головные боли?
-все ещё в моей голове.
-скоро стихнет.
Вера пожала плечами, показывая свое равнодушие и недоверие к её словам.
-ты никогда не приходишь просто так. Ничего не говоришь от души. Все будет использовано против меня.
Мэдлин смотрела на неё мягко.
-если бы это было так… Против тебя было бы слишком многое. Но давай поговорим.
Мэдлин села на край кровати. Вера покачала головой и спрятала нос в ворот белой водолазки.
-я помню свое прошлое, где Арнольд… Я
Я не помню, что было до.
-иногда я завидую тебе. “Не помнить” - может быть даром. Не делай это проклятьем.
-хорошо. - холодно произнесла Вера и замкнулась.
Мэдлин улыбнулась.
-ладно, Вера, от слов действительно может быть тошно. Хочешь, сыграем?
-так и знала, что все закончится русской рулеткой. Но здесь слишком белые стены..
Мэдлин покачала головой.
-надеюсь ты помнишь хотя бы скандинавскую защиту. - вздохнула Мэдлин, достала небольшой набор шахмат. Вера заскулила.


-Мэдлин?
-да.
-тебя ищет шеф.
-иду.


-сыграем в другой раз.
-да. И почему я не могу вспомнить, за что я тебя ненавижу.
-это просто. Я не допустила рождения твоего ребёнка.






43


От тишины можно оглохнуть и сойти с ума от одиночества. Вера легла на койку и стала смотреть в потолок. Потом она проголодалась. Самобичевание вернулось. Она даже умереть не способна нормально без всяких этих вот…
Мысли медленно шли кругами. Веру подташнивало.
-Мэдлин. - произнесла она громко. Но в ответ ничего не услышала. - твоя взяла. Я очень хочу работать. И голова ни о чем не болит более. Отправь меня на войну.
Вера перевернулась на бок и уснула, бормоча - твоя взяла.
Ещё неделя прошла. Вера вела себя как зомби. Внезапно за ней пришли и отвели в белую комнату. Она не сопротивлялась.
-что ты чувствуешь? - Медлин подошла к ней со спины. Вера не видела её.
-сожаление. - бесцветно произнесла она. Потому что на вопросы Мэдлин отвечать надо.
-о чем? - Мэдлин обошла её и посмотрела в глаза.
-что так прожита жизнь. И что это не конец.
-мы начали сначала.
-и ты снова не убьёшь меня. Почему? Я мертва, во мне ничего не осталось. Ты все забрала.
Мэдлин медленно обошла её кругом. Вера смотрела перед собой.
-с нашей первой встречи у меня возник вопрос, что ты такое, Вера? Ни страха, ни паники у подростка, попавшего в отдел. И сейчас. Ни страха, ни паники.
Вера стимула зубы. Мэдлин улыбнулась.
-ты хочешь спросить меня о чем-нибудь?
Вера прикрыла глаза и откинулась на спинку кресла. До этого она сидела напряженно, словно вот-вот встанет. Вера давала понять - разговора не будет.
Мэдлин встала напротив неё.
-меня никогда не интересовало твое бесстрашие, мне не нужна твоя неуязвимость. Мне не надо делать тебя несчастной. Все, что мне было надо - полная отдача Отделу. Эффективность. Я даже не требовала от тебя полного беспрекословного подчинения. Я разрешила тебе интрижки. Я разрешила тебе Арнольда. Но вы зашли слишком далеко.
Повисла пауза и Мэдлин продолжила. - я позволила вам зайти далеко. Я позволила вам свернуть в тупик. А потом сделала так, чтобы ты забыла все, чтобы прошлое стало сном. Единственное, с чем я не боролась - с твоими чувствами.
Вера усмехнулась. - ничего не осталось, Мэдлин. Если ты про любовь, то любви во мне нет.
-тогда для тебя не будет сокрушительным ударом узнать, что Арнольд погиб на задании.
Вера молчала и смотрела в стену. Верить ли словам Мэдлин или это проверка…
-жаль. Отдел потерял преданного и опытного бойца.
-его вклад в развитие системы и отдела неоценим.
Вера молчала.
-учитывая ваши отношения, отдел предоставляет тебе десять дней отпуска. После ты приступишь к работе.
Вере было в общем-то все равно. Но она спросила - в чьей группе?
-это будет для тебя сюрпризом. Тебе понравится. … У тебя есть ещё вопросы?


От тишины можно оглохнуть и сойти с ума от одиночества. Вера легла на койку и стала смотреть в потолок. Потом она проголодался. Самобичевание вернулось. Она даже умереть не способна нормально без всяких этих вот…
Мысли медленно шли кругами. Веру подташнивало.


Когда был этот разговор с Мэдлин? Вчера, час назад, десять лет назад?
Вера прошла на кухню и открыла холодильник. На полке лежал огрызок яблока. Привет от Арнольда. Когда-то её раздражало его право появляться в её доме без приглашения и без разрешения пройти. Когда-то её это забавляло.

 

#34
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 353
  • Откуда: Мурманск
  • Пол:
44



Прошло три месяца.
Вера работала.
И у неё чаще получалось, чем нет. И от этого становилось ещё паршивее.
Вера вошла в белую комнату. На ней была синяя блузка, строгая юбка, красная помада. И в руке желтые весенние тюльпанчики.
-что это? - истерично спросила прикованная в стул женщина. Она была такой хрупкой на вид, что именно так и скажешь - прикована в стул.
-это цветы. Вы любите цветы? - лениво ответила Вера. - по-моему, они прекрасны. Что скажите?
—где я, что вам надо! Отпустите меня. - женщина задахалась от страха.
-ответ на первый вопрос - засекречен. Ответ на второй - нам надо знать,где скрывается ваш брат. Ответ на требование - отказано. - но Вера улыбнулась и продолжила-но мы вас не убьём. Мы же не звери. Расскажите нам, что вам известно и вы получите безопасность, свободу. И так и быть, цветы тоже.
Молодая женщина побледнела ещё больше и судорожно замотала головой.
Вера поморщилась.
-ну послушай, родная, мне совсем не хочется ломать твои кости. Портить твою кожу. Делать из тебя наркоманку. Ты здесь и они получат все, что хотят от тебя. А за пределами - весна.
- я не знаю, где он. Мы не общаемся!
—Деньки стоят погожие,
На праздники похожие,
А в небе - солнце теплое,
Веселое и доброе.
Все реки разливаются,
Все почки раскрываются,
Ушла зима со стужами,
Сугробы стали лужами.
Покинув страны южные,
Вернулись птицы дружные.
На каждой ветке скворушки
Сидят и чистят перышки.
Пришла пора весенняя,
Пришла пора цветения.
И, значит, настроение
У всех людей - весеннее!(М. Пляцковский) —бормотала Вера, глядя в потолок. Казалось, её терпению не будет конца.
-хорошо, я скажу. Только не убивайте меня.
- вот и ладушки.
Вера улыбнулась и вышла из комнаты. В коридоре она встретила Мэдлин. Та как раз направлялась к заключенной. Мэдлин остановилась. Вера тоже. Мэдлин спросила - как прошло?
-нормально. Она боится.
-а ты?
-мне все равно. Но пока работаю.
Мэдлин улыбнулась. И в её улыбке было понимание и сочувствие.
-спасибо за работу.
Вера не ответила. Мэдлин ещё раз улыбнулась и пошла дальше. Вера сжала до хруста стебли цветов.


Уолтер подскочил от неожиданности.
-опять ты подкрадываешься! - мрачно зашипел старина.
-ты мне ещё “Кыш” скажи.
-как только ты начала работать с Мэдлин, мне хочется сказать “Бес, изыди!”, не спорю. Не думаю, что Кыш подействует.
-а ты рискни.
Уолтер поднял руки вверх.
Вера села на высокий стул.
-чем занят?
-тут одна микросхема… а у тебя как дела, все удалось?
-конечно. Какие новости?
Уолтер молча уткнулся в микросхему.
-в чем дело?
Уолтер отбросил отвёртку.
Поднял на неё взгляд и снова опустил голову. Вера ждала.
-нового не скажу. Его я не видел. И не думаю, что увижу.
Повисла тишина. Вера соскочила со стула и направилась в свой кабинет.
Теперь у неё был свой кабинет.

 

#35
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 353
  • Откуда: Мурманск
  • Пол:
44



Прошло три месяца.
Вера работала.
И у неё чаще получалось, чем нет. И от этого становилось ещё паршивее.
Вера вошла в белую комнату. На ней была синяя блузка, строгая юбка, красная помада. И в руке желтые весенние тюльпанчики.
-что это? - истерично спросила прикованная в стул женщина. Она была такой хрупкой на вид, что именно так и скажешь - прикована в стул.
-это цветы. Вы любите цветы? - лениво ответила Вера. - по-моему, они прекрасны. Что скажите?
—где я, что вам надо! Отпустите меня. - женщина задахалась от страха.
-ответ на первый вопрос - засекречен. Ответ на второй - нам надо знать,где скрывается ваш брат. Ответ на требование - отказано. - но Вера улыбнулась и продолжила-но мы вас не убьём. Мы же не звери. Расскажите нам, что вам известно и вы получите безопасность, свободу. И так и быть, цветы тоже.
Молодая женщина побледнела ещё больше и судорожно замотала головой.
Вера поморщилась.
-ну послушай, родная, мне совсем не хочется ломать твои кости. Портить твою кожу. Делать из тебя наркоманку. Ты здесь и они получат все, что хотят от тебя. А за пределами - весна.
- я не знаю, где он. Мы не общаемся!
—Деньки стоят погожие,
На праздники похожие,
А в небе - солнце теплое,
Веселое и доброе.
Все реки разливаются,
Все почки раскрываются,
Ушла зима со стужами,
Сугробы стали лужами.
Покинув страны южные,
Вернулись птицы дружные.
На каждой ветке скворушки
Сидят и чистят перышки.
Пришла пора весенняя,
Пришла пора цветения.
И, значит, настроение
У всех людей - весеннее!(М. Пляцковский) —бормотала Вера, глядя в потолок. Казалось, её терпению не будет конца.
-хорошо, я скажу. Только не убивайте меня.
- вот и ладушки.
Вера улыбнулась и вышла из комнаты. В коридоре она встретила Мэдлин. Та как раз направлялась к заключенной. Мэдлин остановилась. Вера тоже. Мэдлин спросила - как прошло?
-нормально. Она боится.
-а ты?
-мне все равно. Но пока работаю.
Мэдлин улыбнулась. И в её улыбке было понимание и сочувствие.
-спасибо за работу.
Вера не ответила. Мэдлин ещё раз улыбнулась и пошла дальше. Вера сжала до хруста стебли цветов.


Уолтер подскочил от неожиданности.
-опять ты подкрадываешься! - мрачно зашипел старина.
-ты мне ещё “Кыш” скажи.
-как только ты начала работать с Мэдлин, мне хочется сказать “Бес, изыди!”, не спорю. Не думаю, что Кыш подействует.
-а ты рискни.
Уолтер поднял руки вверх.
Вера села на высокий стул.
-чем занят?
-тут одна микросхема… а у тебя как дела, все удалось?
-конечно. Какие новости?
Уолтер молча уткнулся в микросхему.
-в чем дело?
Уолтер отбросил отвёртку.
Поднял на неё взгляд и снова опустил голову. Вера ждала.
-нового не скажу. Его я не видел. И не думаю, что увижу.
Повисла тишина. Вера соскочила со стула и направилась в свой кабинет.
Теперь у неё был свой кабинет.

 

#36
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 353
  • Откуда: Мурманск
  • Пол:
45

Вера ударила его ещё раз, потом повалила на пол и скрутила. Изящного было в этом мало. Да и изящности от нее никто не ждал. Уж точно не Биркоф.
-Сеймур, просто скажи мне и я отстану. - мурлыкнула-прошипела Вера.
-он убьёт меня.
Вера завела свою руку и сжала его шею.
-да брось. Никто не посмеет сделать тебе больно. Ну же, скажи мне, где Арнольд.
-он мёрт… Я не знаю, - прохрипел Биркоф.
-ладно. Начнём сначала. Вставай. - сказала Вера, спрыгнув с мальчишки в сторону. Программист перевернулся на спину. - может сегодня все?
-ты же хотел научиться. Ты ещё не умеешь.
Сеймур потёр шею.
-давай, соберись. Я теперь снаружи буду, не часто меня увидишь в Отделе.
-ну и славно. Я больше не хочу учиться самообороне.
-хочешь, я знаю. Смотри, я нападаю.
Вера нанесла удар. Бить Сеймура было слишком просто и слишком сложно одновременно. Но Вера хотела узнать, где же Арнольд, больше, чем переживать о том, что бьёт беспомощного Биркофа.
-подожди… Хватит. Спроси у Майкла, он знает.
-у Сэмюэля? —уточнила она. Глупо было бы ошибиться. Бирков попытался кивнуть.
Вера спрыгнула с несчастного и молча протянула ему руку, помогла встать на ноги, по-деловому поправила на нем футболку, потрепала по плечу и подала очки, которые она перед обучением сняла с него.
-ты толковый парень, у тебя все будет хорошо. - улыбнулась Вера и вышла.


Найти Майкла не составило труда. Вера сначала увидела сияние золота - Никита любила блистать, видимо, а рядом чёрное пятно - тучу. Майкл был хорош, как всегда. Мрачен, молчалив, хладнокровен.
Вера подошла к нему.
-надо поговорить.
-поговорим.
И остался стоять на месте и смотреть в пустоту по имени Никита.
-иначе я разнесу сейчас весь этот чёртов отдел. - тихо произнесла Вера, но ярости было достаточно, чтобы Майкл услышал её и взглянул на неё.
Вера премило улыбнулась.
Майкл вздохнул. Или ей показалось.
Никита озадаченная и с явным беспокойством смотрела на них. Эй, птичка, научись быть не такой явной, - сказала бы ей Вера, если бы Вере было до неё дело.
Краем глаза Вера уловила пристальный, внимательный, напряжённый взгляд Мэдлин. Это её остановило на долю секунды. Мэдлин ею недовольна. Как бы умудриться это пережить.
Майкл открыл перед ней дверь своего офиса. Она вошла, чувствуя на себе его взгляд. Следом за ней прошёл и он, Вера отметила его кошачью грацию. Даже по сравнению с самой Верой - Мисс изящество и ловкость, он выигрывал. Майкл отключил запись наблюдения. Прекрасная привилегия. Но я бы на месте отдела ему такого не позволила. Я бы обманула. Да, конечно, ты можешь все отключить и обвести нас всех вокруг пальца. Конечно-конечно, начинай.
Вера перешла к делу.
-я хочу знать, что произошло с Арнольдом.
-зачем.
-зачем? Да планирую уикенд. А его не видно, не слышно. - с издевкой произнесла Вера.
-можешь вычеркнуть его из плана.
Вера прищурила глаза, выражая подозрение.
-почему?
-разве Отдел не поставил тебя в известность? Он погиб. И если ты пришла услышать моё отношение к этому - мне жаль.
-как это произошло?
Майкл не ответил. Веру начала бить дрожь. Всё это время она держалась. Но в офисе Майкла на неё упало осознание смерти Арнольда бетонной плитой. Только бы не разрыдаться от беспомощности.
-мне пришлось его устранить. Арнольд перестал справляться.
Майкл подошёл ближе и положил на худые плечи Веры свои ладони. Она сквозь одежду почувствовала их жар. И вес. Они были так настойчиво тяжёлые, что ей пришлось смириться с их силой и сесть на стул. Отупело глядя в пол, Вера тонула в безмолвном крике. Она начинала захлебываться в своём горе.
Майкл присел на корточки и заглянул в лицо.
-Вера. Ни у кого нет выбора. Мы не можем решать, выполнять приказ или нет.
Вера мысленно просила его замолчать. Но он продолжал.
-у него был приказ. И у меня. И нет смысла искать виновных. У отдела тоже нет выбора, что приказывать.
Вере, казалось, что не дышит и воздух ей не нужен. Но Майкл продолжал.
-но ты все ещё можешь решить, жить тебе или умирать. Для этого надо просто..
-подчиниться. - закончила Вера за Арнольда и вскинула гордо голову.
Майкл провел рукой по её волосам, заправил прядь за ухо, его взгляд пробежал от её глаз к её губам. Он увидел, как её губы дрогнули и превратились в усмешку.
-отличный ход. В запудривании мозгов ты ас. - произнесла Вера внезапно охрипшим шепотом. Черт возьми, подумала она, как же он соблазнителен. И черт возьми, что я об этом думаю сейчас.
-наверно, это отлично действует на Маленькую Никиту и остальных. Но я справлюсь без тебя, так и скажи отделу.
-сейчас отдел тут ни при чем. Я хочу тебя.


Черт с тобой… черт с тобой, Майкл Сэмюель!
Вера заглянула в его глаза. Холод, острый и пронзителный. Самое тошное - Майкл действовал на Веру как слабый разряд током. И она клюнула бы. Теперь для Веры он словно разделился на человека, который уничтожил Арнольда, и на человека вот с этими электрическими ладонями, с этими холодными глазами, с запахом, что дурманит её голову. Майкл ждал ответа.
-ты знаешь, где я живу. - произнести эту фразу ей удалось бесцветно, без надрыва. И Вера ощутила усталость, словно она только что прошла один из тестов Мэдлин. Вера продолжала смотреть в его глаза. Пронзительный холод теперь сменился тихой грустью.
Ни у кого нет выбора, не так ли.
Вера медленно поднялась со стула. И услышала, как тихо говорит ему:
-я не стану пытаться мстить ни тебе, ни тому, кто ТЕБЕ дорог, ни отделу. Я не вероломна. Я не глупа. То, что я чувствовала к Арнольду, останется между им и мной. Я не хочу, чтобы отдел предпринимал по этому поводу что-либо больше. Я не нуждаюсь в подкладных любовниках и утешителях. Майкл, будь горд, и хоть один раз не выполни приказ. Ты можешь соблазнить кого угодно, так будь великодушен. Есть в тебе что-то. И отдел это использует. Мне тебя жаль. И ещё я разочарована. Разочарована, что хочу тебя и хочу жить.
Майкл ничего не ответил.
Вера вышла. И на неё были устремлены голубые глаза Никиты и карие Мэдлин. Обе заняли удобное положение для наблюдения. Никита стояла рядом с Биркофом, Мэдлин чуть в стороне, у панели с какой-то картой по миссии. С тем же “интересом” она могла бы изучать план эвакуации. Если бы он здесь был.
 

#37
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 353
  • Откуда: Мурманск
  • Пол:
46


Покидала отдел Вера со странным отсутствием чувств и эмоций.
Работа ей предстояла большая, новая, самостоятельная. И ни один из её параметров Веру не пугал. Напротив, Вера была готова только к такому стилю, и была теперь способна лишь на это.
Работа в группе ей теперь не подходила. Работа с Майклом тоже не подходила. А одиночных бойцов в отделе держать было как-то не принято, что ли. Ни с кем не попрощавшись - ей это даже в голову не пришло, Вера выбралась из этого стального лабиринта на поверхность Парижа. В Париже было прохладно, серо, ветрено, людно и чуждо. В Париже места для неё было мало - маленькая служебная квартирка. Стоило о ней подумать, как Вера решила не думать о ней. Нет, возвращаться домой желания не было. Раз её ждёт новая работа, то почему бы не перебраться в другую нору.
Снять новое жилье было довольно просто. Ставить в известность отдел она не собиралась. Все, что хочет отдел знать, он знает. И Вере до этого нет никакого дела. Скрываться она не намерена, но и быть предупредительной пай девочкой тоже. Ей все равно.
Впрочем, совсем игнорировать правила отдела она не намерена…


На электронку ей пришли ссылки на статьи, книги, которые ей надо было прочесть. Мэдлин позаботилась об её теоретической подготовке. Практикой Вере придётся заниматься самостоятельно, никто подсказывать и помогать не будет. И результат предоставлять отделу. Сразу Мэдлин и Полу.
И никаких групп поддержки. “На первый-второй рассчитайсь” тоже не будет. Вера одна.
В общем, как ей объяснила Мэдлин, это очередной эксперимент. Вот тебе цель, вот и работай с ней - как угодно, как можешь, как хочешь. Хочешь - организуй пыточную камеру и получи необходимые сведения. Хочешь - организуй любовь и получи необходимые сведения. Выходит, что надо получить необходимые сведения любым путем. И для того совсем не обязательно тащить жертву в отдел и так далее и так далее…
Вот и получается, что Веру повысили? С глаз долой убрали? Дали время и возможность начать все сначала?какая сногсшибательная забота, мрачно резюмировала Вера.
Апартаменты, что сняла Вера, были весьма обжитыми и уютными. Ей осталось только закупить некоторые семейные фотографии на блошинном рынке, чтобы создать видимость, что у неё есть история.
Стук в дверь. Конечно же!
-вы не желаете поговорить о боге нашем - Иисусе?
-Валяй, только быстро и не мельтеши. - лениво произнесла Вера, распахнула дверь шире и пошла на кухню ставить чайник. Молодой парнишка неуверенно топтался у входа.
-ты там сдох, что ли? - крикнула Вера с кухни.
Парень прошёл в коридор.
Вера специально не торопилась выходить. Пусть мальчик сделает свою работу спокойно. Кто знает, может великодушие Веры приятнее к ней удачу и успех в новом деле.
Шуршание прекратилось. Вот и исчез потенциальный собеседник. Вера вышла в коридор и закрыла за ним дверь. В её голове пронеслось - каких же желторотиков вербует отдел, как же они все по-детски незрелы. Вера огляделась. Мда… Надо бы подправить его работу. принесла с кухни табуретку и поправила скрытую камеру слежения.
-вот теперь и поговорим о боге нашем. - усмехнулась Вера.

 

#38
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 353
  • Откуда: Мурманск
  • Пол:
47


Ты только плыви,
Не прекращай движения,
Будь отчётливо видимым
В свете сигнальных ракет.
Пожалуйста, выживи
После кораблекрушения
Ради тонкой и призрачной
Полоски земли вдалеке.
(флер)




Вера лежала и смотрела в потолок. Взгляд лениво блуждал по скучному белому потолку. Рука потянулась к цепочке на шее, пальцы поймали серебряный кулон в виде мотылька. “Не привязываться к материальному”. И как отдел позволил ей эту бабочку…
Верины пальцы терли металл, ощущали его вес. Иногда отдел все-таки отпускал. Вот и Вера может похвастаться привязанностью к материальному. Сколько раз она его теряла. Сколько раз его отбирал Арнольд, срывал с её тонкой шеи. Сколько раз Мэдлин молча протягивала раскрытую ладонь. А сколько раз в плену, на пытках, в бою она теряла его - серебряного мотылька своего. Много.
И снова она шла в магазин. И снова покупала его.
Иногда отдел все-таки отпускал.


Кажется отдел перестал бить её по щекам. И даже можно вдыхать свежего воздуха. Но… Вера отвыкла. Ей не по себе.
Вера срывает тонкую цепочку с шеи. Рука опускается и на пол падает серебряный мотылёк.




Утро пришло ненавязчиво. Вере следовало бы засесть за прекрасную подборку статей и книг от Мэдлин.
Но нет. Не сегодня. И не завтра. Увы, не послезавтра.
Связь надо было держать. Почему бы не позвонить.
-здравствуй, Мэдлин. Я уволена? Попала под сокращение?
—боюсь, что нет.
-у меня не увеличился мой счёт. И даже больше, он исчез.
-ты не читаешь статьи. Это плохой знак. Предстоит большая работа.
- прекрасный хокку. А конкретнее?
Вера представила, как Мэдлин закатила глаза и вздохнула в эту паузу.
-тебя легко вычислить по счету. Найди заработок. И приступай к работе немедленно. Отдел возложил на тебя большие задачи.
- Отдел положил на меня большой чл…
Вера не договорила. - хорошо, а на помощь я могу рассчитывать?
-чья помощь тебе нужна? —утомлённо спросила Мэдлин.
-например Сеймура?
—боюсь, он не захочет тебя видеть.
-Вальтер?
—у него так много работы.
-Сэмюэль?
-не буду повторяться.
-черт возьми, Никита...
-хм, если она будет тебе полезна. - попыталась скрыть улыбку Мэдлин.




-Вера?
-привет! —Вера попыталась изобразить радость. - я тут мимо проходила. (решила пройтись по тебе)
-заходи!
-а я не помешаю? - тут же Вера отзеркалила неуверенность и растерянности Никиты.
-нет, что ты…
-ты одна?
-конечно.
Вера прошла в жилище Никиты.
- Хоть я и была у тебя, не перестану удивляться этой ауре (сумасшедшего гнезда).
- иногда хочется вдохнуть жизнь в отделовскую мертвечину. - мимоходом произнесла Никита, проходя за остров, - чай, кофе, вода?
- я бы выпила водки.
Никита замерла и взглянула на Веру. - мне жаль Арнольда. Тебе наверно очень тяжело переносить утрату.
-с чего ты взяла?
-ну… Он был твоим руководителем, вы через многое прошли.
- мы спали иногда вместе. - отрезала Вера, сама поражаюсь своей прямой грубости. Ей, изящной женщине, это не шло. Вера улыбнулась и решила спросить у Никиты. - ты сильно расстроишься, если с Майклом что-то случится?
-не знаю. Я не думала об этом - как можно небрежно произнесла она.
Вера видела, как Никита поежилась, ей явно было некомфортно.
-ты знаешь, что Арнольда устранил Майкл?
-Майкл? Ты уверена?-Никита удивилась.
Вера кивнула.
-мне жаль. - растерянно произнесла Никита и уставилась на Веру. - что ты намерена делать?
-с чем?
-не знаю. Со всем этим...знанием ..
-у тебя светлая голова. Береги её. - усмехнулась Вера. - у меня к тебе просьба.
-какая?
—мне нужна помощь Майкла.
-что я могу сделать? —удивилась Никита.
“о, многое. Например, продолжать оставаться такой”-пронеслось в голове Веры. - когда он придёт, передай, что я хочу его видеть. Это важно.
-хорошо. Только он может не прийти.
Вера едва не засмеялась.
-очень светлая голова. - улыбнулась Вера. - мне пора. Спасибо.
 

#39
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 353
  • Откуда: Мурманск
  • Пол:
48


Забудутся имена
Чьи глаза говорили
Да Да


Вера смотрела на свое отражение в зеркале. Предательски хороша. Вера ждала от себя безудержных слез, безутешного горя. Вера ждала ломки по Арнольду.
А ничего не было.
Совсем ничего.
Вера потерла ухо. Может снова услышит его “Вера, Вера, куда несёт тебя.”
Совсем ничего.


Лёгкий стук в дверь. Вера пристально посмотрела на свое отражение.
Стук повторился.
Вера открыла, заведомо зная, кого увидит.


Вера, Вера, твоя интуиция ничего не стоит. Обменяй её на что-нибудь.
-это ты, птичка?
—привет. Я тут подумала…
О боже, Никита подумала…
-зачем?
Никита растерялась.
-ладно, пройди. - кивнула Вера. - надо исправлять содеянное. Так о чем ты подумала, радость наша?
—о том, что тебе нужна поддержка.
-мне нужны паспорт на новое имя, деньги. Много.
Никита кивала.
Вере эта ситуация показалась очень смешной.
-куклы мотанки с волосами Мэдлин, Майкла, Пола, длинная игла, кровь змеи, молоки иглобрюха и курица. Устроишь?
Поначалу глаза Никиты были очень большими, но постепенно они стали уже и перестали изображать изумление, но недоверие.
-Вера, неужели Майкл мог бы тебе в этом помочь?
-Майкл не помощник. Майкл ингредиент. Но и ты подойдёшь.
Веру понесло.
Если бы Вера не сдержалась, она бы умерла от истеричного смеха. Но она сдержалась.
Никита в очередной раз сделала ей скидку, учла её состояние безутешного горя и разбитое сердце.
Гостья огляделась, она тщетно пыталась сменить тему.
-здесь… Мило.
-вид из окна отпад. - кивнула Вера. Наугад, ибо что за окном - она не совсем представляла.
Никита посмотрела в окно.
-мм, ты любишь… Мусоросжигательные заводы…
-Тёрнер бы заплакал от счастья. Или удушья.
- Тёрнер?
-Уильям. Дождь, пар и скорость.
-я не понимаю.
-да.


Вера была на кухне, ставила чайник на плиту, когда в дверь постучали.
-открой, Никита.
Странная затянувшаяся тишина. И Вера замерла, глядя в отражение на чайнике. За спиной беззвучно появилась фигура. Реакция Вера была достаточно быстрой, чтобы приложить дуло пистолета ко лбу незваного гостя. Реакции Майкла хватило выбить пистолет из руки.
-один-один. Где Никита?
-она ушла.
Вера промолчала. Чайник засвистел. Вера подняла оружие. Майкл выключил конфорку.
-к чаю предполагалось сладкое. Но она ушла. - произнесла Вера.
-я не ем сладкое.
-разве?
Вера улыбнулась.
-не сегодня.
-и он говорит “Я лжец ”. И если это правда, то это ложь. И если это ложь, то это правда.
-тебя это тревожит?
Вера пожала плечами. - я позволю лжецу быть лжецом.
Майкл поправил свои волосы.
-так зачем ты пришёл?
Майкл бесцветно промолчал.
-зачем приходила она? - спросил он.
-Никита? Беспокоится.
- о чем?
-решила, что я собралась мстить.
-а ты собралась мстить?
-не сегодня.
Майкл слегка улыбнулся.
Протянул медленно руку, ладонь прикоснулась к грудной клетки Веры.
-болит?
В его бесцветном вопросе был заключён ответ Веры. Болит.
Майкл не отнимал руку. Становилось тепло. Вера ощущала жар его ладони. И попадала в ледяной плен его взгляда.
-позволь тебе помочь.
-хорошо-произнесла неслышно Вера. Его руки нежно и невесомо продолжили исследовать её тело.
“мне нужен человек, что делает поддельные документы и много денег”. - хотела она произнести. Но потом решила, что озвучит это позже.


За весь период службы в Отделе Вера собрала свой отряд не должников, но любовников. Арнольд не раз предупреждал её, что сеи экземпляры ненадёжны, эфимерны и в общем-то бестолковы. Говорил, что надо, как в шахматах, продумывать ходы, прятать фигуры. Но Вера это не хотела воспринимать. Отдел не вынуждал её воспринимать эти советы. Отдел не давал ей таких творческих заданий, как сейчас. Сейчас ей надо действовать самостоятельно. Но Вера не была самодостаточной, ей всегда помогал Арнольд, у которого за срок службы в отделе накопилась небольшая армия его должников. И теперь Вера нуждалась в том… Любовники не совсем бестолковы.


-ты мне поможешь. - утвердительно кивнула Вера. - иначе, зачем ты пришёл. Не просто же попить чай.
-я пришёл к тебе.
-это очень романтично звучит, дружок. Но я тебе не верю. - Вера встала с кровати, накинул на плечи халат и прошла в ванну. Включила душ. Подумав, она крикнула - иди сюда, воды хватит только на один сеанс. “и отдел не услышит нас“.
Вера озвучила Майклу свою просьбу. Это звучало так - я облажаюсь, пойду ко дну, потяну тебя”. Но Майкл ответил - хорошо. Прекраснее идеи я не слышал.
 

#40
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 353
  • Откуда: Мурманск
  • Пол:
49

Прошло несколько пустых дней вместе с не менее пустыми ночами. Вера думала о том, что ей несказанно повезло в жизни. Вера думала о том, как улучшить свое положение. Вера думала. Бездельничать Вера умела, да. И все хорошо в меру. И вот у Веры начали чесаться руки. Пора начать думать о выполнении задания. И натворить дел. Пора!
Майкл застал её за чтением книги. Он молча взял из рук книгу и посмотрел на обложку.
-теория литературы?
-та ещё ересь. Рекомендую ввести в обязательные дисциплины Отдела. Чтобы оправдать чрезмерно высокий процент ликвидацией. Или суицида.
-Я бы ввёл сольфеджио. Тоже хорошо отсеивает шлак. - произнёс Майкл и перешёл на другую тему, спросив - Почему ты не живёшь в своей квартире?
-точно! Отдел же очень хочет все контролировать. Почему бы мне и не жить в аквариуме отдела!
-раньше тебя это не волновало.
-раньше и Арнольд был жив.
-пора перестать прикрываться горечью потерь - эти слова Майкла, казалось, шли от сердца.
-даже не знаю… Так ты сделал то, о чем я просила?
-да, и как это поможет тебе в задании?
-так я тебе и раскрыла все карты. Хитрец! Поехали?
-поехали.
И они поехали к мистеру Фальшивые документы.

Они приехали на заброшенный склад. Мистер Морган сутуло сидел за столом, заваленным хламом. На старческом лице были очки-лупы с подсветкой и признаки шизофрении, на теле - протертый свитер и не менее потрепанные джинсы.
-и боги. Проклятый старый черт! Майкл, я считала его мёртвым.
-Отдел не уточнил срок его ликвидации . - бесцветно произнёс Майкл.
-а ты, дурачок, любишь конкретику.
-скажем так, я принял меры безопасности.
-да неужели.
Вера и Майкл смотрели, как работает Морган и не замечает их.
-после работы Бьютаны и Ко Мистер Морган как ребёнок.
-да, я вижу, - мрачно ответила Вера. - Скажи-ка мне, добрый самаритянин, с каких пор Отдел щадит детей.
-тебе нужно новое имя. Он его тебе сделает, а после убей его. Врядли он куда-то годен.
Вера поморщилась. Да, конечно, убей этого, убей того…
Ладно.
Айрин Руже.
Её очередное имя.
Арина Онегина, в девичестве, вышла замуж за Анри Руже. И примечая её прекрасное образование, читает лекции по русской литературе в колледжах. Работка непыльная, ибо предмет является факультативным и собирает небольшую аудиторию любителей усложнить свою студенческую жизнь.
Студенты…
Вот кто нужен новой Айрин.
Вы спросите, зачем? Вера раскрывать карты не собирается. Или сама толком не знает.

Помимо скучных лекций, Вера проводила тесты и игры. Постепенно она отсеивала ненужных. Нужные, словно крупинки золотых самородков оставались на ладони. А что ей ещё нужно? Кто бы знал…

Реми. 20 лет. Позывной Гребец
Ноэлл. 19 лет. Позывной Рождество
Гай. 22 года. Позывной Лес
Как она их отобрала? И зачем дала позывные, если звать некуда их?
Все довольно просто.
Гребец обладал превосходной логикой. Сдержан на эмоции. Рождество умна и дисциплинирована.
Какие тесты они написали? Ну… Они доказывали Вере, что стула, которого она поставила на стол, не существует. И писали сочинение в тетрадях из 24 листов на тему "Как завоевать доверие"
Гребец в первом сочинении написал только одну фразу. "Какой стул?"
Рождество ответила на вопрос о завоевание доверия "Сначала доказать, что стула на столе нет, и стола нет, и меня нет, после этого по статистике будут доверять, как себе". А
Лес прогулял все тесты. Но, как оказалось, нет, но Вера на него не обратила внимания. Важное качество.
Три студента. Это много для её дела. Но кто знает, какие форс мажоры могут все изменить.


50

-Айрин, я решил вашу задачу. Чтобы найти Х, надо устранить…
Вера не дослушала, споткнувшись на его "Устранить"
-Ваше мышление по преимуществу логическое. Вы быстро схватываете новые идеи, интенсивно обучаетесь. Живость и подвижность мышления сочетаются с умением легко делать правильные логические выводы. Вы способны абстрактно мыслить, выделять главное, обобщать факты, находить закономерности и переносить их на новый материал. Вы в прекрасной физической форме. У вас нет проблем со сверстниками и вы явно не аутсайдер. И если выдвигать вас в президенты, то вы победите.
- спасибо. Это значит, что зачёт я уже сдал?
-нет, конечно, не значит это ничего. Это было бы слишком просто. Может быть выпьем кофе?
- вы слишком старая.
- ого.
-я имел в виду, что вас я не могу интересовать. У вас есть муж, и вы принципиальны. Я видел его с вами. Не думаю, что вы нуждаетесь в… компаньоне по кофе.
- Рене, а вы зануда.
- но зачем-то мы вам нужны.
-мы?
-Гай и Ноэлл.
-не желаете поработать на первый отдел?
-первый отдел? В деканате? Мы уже состоим в совете студентов.
-совет студентов. Мило. Не. Первый отдел - это не совет студентов и даже не деканат. Хотя иногда…
-а что тогда?
-это квест. Победитель получает то, чего не хотел.
-должно быть весело?
-затягивает.
-звучит не очень аппетитно. Надо подумать.
-да не о чем думать тут уже, ребятки.



51

В дверь постучали, скорей отвори.
Руки связали, рубаха в крови.
Есть только слезы, их и бери.
Дай отогреться нам до зари.
(какая-то песенка)

В дверь постучали. Вера отворила.
Встретилась с усталым взглядом серо-зелёных глаз.
-частенько ты стал меня навещать. Уж не любовь ли это? —Вера прислонилась к проему двери, не пригласила гостя пройти в квартиру. Гость был в чёрном и при оружии.
-у меня приказ разобраться с твоими мотивами и пристрелить тебя в лесу.
-тогда проходи, конечно. - Вера улыбнулась. - а что, теперь отдел опустился до ликвидации в лесу, а как же пафос с белой комнатой?
Майкл проигнорировал вопрос. - ты кажешься неуправляемой, сумасшедшей идиоткой.
-но ты же без ума от неуправляемых сумасшедших идиоток.
-ты знаешь правила. Какого черта ты раскрыла отдел?
-отдел меня выгнал, как собаку. С глаз долой. Я могу импровизировать. И потом. Фраза Первый отдел ровно ничего не означает, тебе ли этого не знать.
Майкл понимал, о чем она говорит. Всем новичкам он говорил заученную фразу и каждый раз убеждался, что, в самом деле, Первый отдел - ничего не значит. более бесцветное, неинформативное словосочетание надо поискать.
-как ты их заставишь работать на себя?
-все любят играть в шпионов. Разве нет?
Майкл закатил глаза, если бы не имел нудное самообладание.
-за что мне это?
Вера пожала плечами. - карму отрабатываешь. Как там крошка Никита?

Майкл отвернулся к окну и сложил руки на груди. Вере послышался вздох.
-сегодня она сказала, что эта работа ей не подходит.
-она это говорит после каждого задания. И что из этого? Майкл, мы это говорили все.
-я - нет. Я другой. Быть её инструктором мне не подходит.
Вера усмехнулась.
-Медлин будет рада услышать это от тебя. Или ты ей это говоришь после каждой миссии с Никитой? Майкл, эта девочка выжила, а если выжила, значит неспроста она такая нам. Ты не будешь против, если мои детишки на ней потренируются? Хочу, чтобы моя троица кое-чему научилась перед заданием.
-хрустеть своей шеей?
-ну, значит я ошиблась по всем пунктам и ты отвезёшь меня в лес.

Сообщение отредактировал Anlil: Понедельник, 23 марта 2020, 01:23:03

 



Ответить


  

Похожие темы
  Название темы Автор Статистика Последнее сообщение

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей