Перейти к содержимому

Телесериал.com

Время прощения (IV часть)

фанф по "Однажды в сказке" \ Регина&... \ 16+
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов
#1
Vladimir
Vladimir
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Сен 2002, 11:14
  • Сообщений: 1435
  • Откуда: шифруюсь
  • Пол:

Фото/изображение с Телесериал.com


Фото/изображение с Телесериал.com



Жанр: романтика/приключения/юмор
Рейтинг: R
Действующие лица: Регина, Шляпник, мистер Голд, Сидни и др.
Время действия: спустя несколько лет после «Цены прощения», в сериальном эквиваленте после 04х01
Предупреждение: в общем-то альтернативная история))


Время прощения.


Глава 1.


Незримые нити тёмной стороны тянули её к себе. Настойчиво. Искусно. Коварно. Дремавшее Зло непрестанно подпитывали гнев и непонимание… И сил сопротивляться этому не было.
Она злилась. На Мэриан. На Эмму. На Робина. Да, теперь и на него тоже! Благородный разбойник! Кому нужно такое благородство?! Долг велит ему остаться с женой… и та знает и принимает эту жертву! Какое лицемерие! Ханжество! Двуличие!
А Генри?.. Едва Регина навела мостик над пропастью их отношений - и снова бездна. Позвонил только после того, как Свон в сотый раз не смогла дозвониться. Да и не пришёл, а мог бы и догадаться, где её искать. Ну, хоть попытался бы… Но из всех пыталась только Эмма. Впрочем, пыталась не слишком. С её новыми магическими способностями вполне могла бы преуспеть. Конечно, Редж не стала бы с ней разговаривать, исчезла бы. Но это не отменяет факта, что поиски весьма формальны.
Про остальных и говорить нечего! Регина нужна им только, чтобы спасти их жизни от какой-нибудь магической напасти, с которой они не в состоянии справиться сами. А когда угроза проходит - ни «спасибо», ни «всего доброго».
И после этого все - положительные персонажи, одна она - Регина - плохая!
Размышления Миллс были прерваны появившемся из магического вихря Румпельштильцхеном. Тёмный внимательно осмотрел потайную комнату склепа Злой Королевы и остановил взгляд на бокале красного вина, стоявшем на мраморном столике.
— Помогает?– поинтересовался Голд.
Регина крепче сжала пальцами подлокотники своего кресла и вопросительно повела бровью. Вот уж кого она совсем не ожидала увидеть, так это Тёмного.
— Я должна обеспокоиться, что в свой медовый месяц ты явился ко мне?– с холодной иронией спросила Королева.
— Согласен, выглядит странно, но… Бель кое-кто позвонил и обмолвился о твоей ситуации.
— О! Я в центре городских сплетен! Как мило. Правда, это всё равно не объясняет твоего появления.
Румпель опустился в кресло с противоположной стороны стола и наколдовал себе второй бокал.
— Нехорошо пить в одиночестве, позволь составить тебе компанию.
— Если бы я нуждалась в компании, то не заперлась бы в потайной комнате склепа,– резонно заметила Миллс.– Давай без прелюдий. Что тебе надо?
— Простить и быть прощённым. Время пришло.
На губах Королевы появилась недоверчивая улыбка:
— Что-что?
— Хорошо, начну с начала,– кивнул Голд, пригубил немного вина и задумчиво покачал головой:– я любил твою мать… это была страсть, жажда, помрачение… не только желание брать, но и давать… Кора умела зацепить мужчину…
— Можно без подробностей?
— Она больно ранила меня. Очень больно. Я не мог простить ей… даже после её смерти. Особенно не мог простить, что ты - не моя дочь. С детьми у меня в жизни вообще всё выходило наперекосяк.
— Бейлфайр хотя бы простил тебя и поверил,– тихо пробормотала Редж, думая в этот момент о Генри.
— Да, Бей в меня поверил. И я должен оправдать это доверие. Я хочу его оправдать!
— Ну, а я-то здесь причём?
— Бель растопила лёд в моём сердце, я снова полюбил. Пришёл час простить твою мать.
— Извини, в ближайшее время я ей вряд ли передам твои слова,– отозвалась Регина, за маской насмешки пряча нешуточное волнение.
Воспоминания о смерти матери прибавили ещё пару пудов к депрессивному состоянию Миллс.
— Вместе с тем,– не обращая внимания на колкий комментарий, продолжил Румпель,– я должен перестать злиться и на тебя. Я не хочу больше противостояний. И в качестве первого шага к примирению я обязан открыть тебе тайну, которую храню уже несколько лет…
Да, Голд практически убедил себя, что делает это ради доверия сына, а вовсе не для того, чтобы Регина исчезла из Сторибрука и никогда не узнала, кто повинен в смерти её сестры.

Королева выслушала Тёмного, не произнеся ни единого слова. Лицо, точно каменная маска, не выдало никаких эмоций, хотя внутри Редж кипела от негодования. Да что же с её жизнью не так?! Сначала мать не дала ей возможности обрести счастье с Дэниелом, потом Свон - с Робином, а теперь оказывается и Румпельштильцхен - с Солнцеяром!
— Думаю, нет смыла объяснять, почему я оборвал тогда ваши отношения,– тихо произнёс Голд.– Ради возвращения Бея был готов на всё. Как родитель, ты должна меня понять…
— Я ничего не должна тебе,– ледяным тоном обожгла Тёмного Регина.– Ты всем всё простил - я рада за тебя. Но я прощать тебя не собираюсь.
— Понимаю, ты шокирована. Я не жду, что ты простишь меня… во всяком случае, не раньше, чем обретёшь своё счастье. Поверь, я знаю, о чём говорю.
— Я полагаю, время аудиенции истекло.
— Если хочешь, я помогу тебе с порталом… от чистого сердца,– с небывалой искренностью предложил Голд.
Королева напряжённо рассмеялась, отдавая должное лицемерию Штильцхена.
— Я тебя умоляю… Если вынуть твоё сердце из груди, кроме черноты мы в нём ничего не увидим. Да и с чего ты решил, что я собираюсь покинуть Сторибрук?
— Нет?– изумился Тёмный.
«Ты последний, кому я расскажу о своих планах»,– ухмыльнулась про себя Регина, а вслух сказала:
— Вот теперь аудиенция точно закончилась.
Голд досадливо развёл руками, но возражать не стал. Настойчивость могла вызвать ненужные подозрения.

Как и сказал Румпель, Королева была шокирована его признанием. Но в ещё больший ступор приводила необходимость делать выбор. Неужели она действительно сможет покинуть Сторибрук в такой момент?
Регина долго мерила шагами комнату, то и дело обращая взор к своим отражениям в зеркалах, словно вопрошая их, ожидая ответа.
— А может это как раз очень подходящий момент?– вдруг замирая, спросила она одно из отражений.– Робин сделал свой выбор. И я не нужна никому… даже Генри.
В зеркале вдруг появился Сидни, вид у него был крайне разочарованный:
— И вы сможете уйти вот так? Тихо? Простив всем обиды? Неужели и для вас настало время прощать? Сторибрук не заслужил этого! Нет, моя Королева! Не сейчас!
— Ты так считаешь?
— Я уверен в этом! Сейчас, когда мы решили найти автора сказок и исправить его тексты, нельзя всё бросить!
— Что ж, тогда…– коварная улыбка тронула губы Регины,– ты и закончишь это дело.
— Но я один не справлюсь!
— Я наколдую тебе моего фантома.
— Фантома?– подался вперёд Сидни, но зеркальная поверхность удержала его внутри.
— У тебя проблемы со слухом?.. Только вы с моим фантомом, смотрите, не развалите совсем Сторибрук. Я ещё вернусь сюда. Возможно, Генри я и не нужна, но он нужен мне!
— Так может, сотрёте ему память и заберёте с собой?
— Может так и будет… вот только определюсь - в каком мире моё место.

Глава 2.


Портал! Да, это извечная проблема! Не так много способов открыть его. Волшебных бобов у Регины не было. Цилиндра Шляпника тоже. Простым заклинанием не обойтись - как всегда имелось миллион оговорок и компонентов, которые, кстати, тоже в магазине не купишь. Солнцеяр умел открывать порталы через маяки в виде фрагментов мозаики с алтаря Солнечной Пещеры. Но все известные Королеве фрагменты были сейчас в Сторибруке: перстень и линзы двух телескопов. Конечно, был ещё сам алтарь Солнечной Пещеры, но в том месте не существовало магии. Именно там когда-то прятался Джефферсон от Грейдмара - великого колдуна Драконии, у которого Шляпник украл ларец для Регины.
Да, можно было попробовать отправить в другой мир русалку, чтобы она установила там маяк, но, во-первых, Королева не хотела, чтобы кто-то знал о её планах (даже если она сотрёт память русалке - это ещё не значит, что Румпель или Свон, или ещё кто-нибудь совкий не «излечат амнезию»), а во-вторых, Редж никогда не пробовала открывать портал таким образом и не была уверена, что у неё всё получится правильно.
В общем, взвесив все «за» и «против», Миллс решила, что проще всего будет открыть портал с помощью цилиндра Джефферсона.

Редж быстро надавила на педаль тормоза, останавливая мерседес перед поворотом. Затем включила задний ход и заехала в лес, ставя машину так, чтобы её нельзя было увидеть с дороги. Лишние свидетели были ни к чему. Приёмные родители как раз привезли Грейс к Джефферсону. А ведь Регина и не знала, не интересовалась, что стало со Шляпником после того, как ко всем вернулась память. Судя по всему, у Грейс теперь было две семьи.
Регина недовольно поморщилась. А разве у Генри сейчас по-другому? Должно быть, Джефферсону тоже невыносимо тяжело делить ребёнка с другими родителями…
Миллс вдруг посмотрела на себя в зеркало заднего вида и довольно улыбнулась. Вот он! Козырь, против которого Джеф вряд ли устоит.

Едва Шляпник с дочерью сели за стол пить чай, как раздался громкий стук во входную дверь.
— Ты снова оставила свой рюкзак или зонтик в их машине?– скупо улыбнувшись, спросил Джефферсон.
— Да вроде нет,– вскакивая со стула, отозвалась Грейс и побежала в холл.– Я сейчас…
— Только не приглашай их на чай,– буркнул себе под нос отец, размешивая сахар в чашке.
Девочка этого, разумеется, не слышала.
Распахнув дверь, Грейс с изумлением уставилась на гостью.
— Добрый вечер,– с самым дружелюбным выражением на лице, поздоровалась Королева.
— Д-добрый…
Девочка растерянно оглянулась на двери кухни.
— Знаешь, кто я?
— Кто же не знает Злую Королеву…– тихо пробормотала Грейс.
Регина сцепила зубы, сохраняя внешнее спокойствие. Да, для многих в Сторибруке она до сих пор была Злой Королевой. Эта мысль лишь укрепила Миллс в правильности своего поступка: если жители Сторибрука не собирались её прощать, то и она никого прощать не будет - пускай теперь её фантом портит им кровь! Так им и надо!
— Ну, раз представляться не обязательно, будь умницей, проводи меня к своему папе,– уже без малейшего намёка на вежливость попросила Королева.

Шляпник поперхнулся чаем, увидев входящую на кухню Регину. Она была, как всегда, безупречна: чёрный брючный костюм тройка с приталенным жакетом и белоснежная рубашка.
— Чайная церемония? Как мило. Ну, хотя бы традициям ты верен…
Джефферсон остекленевшим взглядом уставился на Королеву.
— Каким ветром в нашу глушь, ваше величество?– после продолжительной паузы сухо поинтересовался он.
— Решила, что пришло время простить и быть прощённой,– вспомнила заявление Тёмного Регина.
— Чего?
— Грейс, детка, погуляй. Нам с твоим папой нужно поболтать,– обратилась к девочке Миллс, после чего присела за стол.
Шляпник несколько секунд недоуменно смотрел на Королеву, затем, осознав, что дочь ожидает его реакции, быстро повернулся к Грейс и утвердительно закивал. Девочка вышла.
— Ты должно быть счастлив, что она снова с тобой?– задумчиво спросила Редж.
— Вопреки твоей воле, да?
— Считаешь, что я до сих пор помешана на мести? Нет, я давно забыла про тебя. Хотя не следовало бы, учитывая, что ты обманул меня с воскрешением Дэниела, воспользовался «магией грёз», подставил меня с Бель перед Румпельштильцхеном, а самое ужасное - рассказал Генри, что я не его биологическая мать!– Королева порывисто выдохнула, смиряя гнев.– Но я прощаю тебе всё.
— Серьёзно?– ухмыльнулся Джефферсон.– Теперь и я должен простить тебя почти за тридцать лет разлуки с дочерью, да?!
Регина поднялась со стула, подошла к кухонному шкафу и достала небольшую кружку, затем вернулась за стол и налила себе чай.
— Ну-у… может быть не прямо сегодня,– повела плечом Миллс.– Но я готова тебе помочь с Грейс.
— Помочь?! Упаси провидение от твоей помощи!
— Ты же ещё не знаешь, что я предлагаю…
— Опыт моих отношений с тобой подсказывает, что соглашаться ни на что нельзя!
— Даже если после этого ты будешь единственным родителем Грейс?– с вызовом спросила Королева.
Шляпник вздрогнул, ошарашенно глянув на Регину:
— Не смей трогать приёмную семью! Я не хочу, чтобы Грейс страдала!
— Джефферсон!– в порыве возмущения Миллс с силой ударила чашкой по блюдцу - те жалобно зазвенели и разбились.– Хватит видеть во мне исключительно Злую Королеву! Причинять страдание ребёнку - последнее дело! Я просто сотру из её памяти все воспоминания о Сторибруке. И ты сможешь спокойно жить с ней в другом мире, словно и не было последних тридцати лет.
— В другом мире?– озадаченно переспросил Шляпник и вдруг обратил внимание на руку женщины.– Ты порезалась…
Регина посмотрела на ладонь. Действительно разбившаяся кружка распорола ей кожу, но боли Миллс не почувствовала. Сделав магический пас раненной рукой, Королева избавилась от пореза, а заодно и следов крови на манжете рубашки.
— Джефферсон, хватит делать вид, что ты раздумываешь!– надавила Редж.– Мы оба знаем, что ты далеко не положительный персонаж нашей сказки. Тебе плевать на чувства приёмной семьи. Более того - ты их ненавидишь за то, что приходится делить с ними любовь дочери! Да и Грейс, я думаю, разрываться между двумя семьями не очень приятно. А главное - ваше с Грейс счастье, а не какой-то приёмной семьи.
— А разве ты для Генри не приёмная семья?– осторожно спросил Шляпник.– Если бы так поступили с тобой?
— Со мной поступили хуже! Эмма не вспоминала двадцать восемь лет о ребёнке! Не страдала, как ты, не следила за ним, даже не пыталась найти! Но пришла и вычеркнула меня из жизни сына, не позаботившись о его чувствах! Когда я отправляла их из Сторибрука, я хотя бы стёрла Генри воспоминания о прошлой жизни!
Регина резко замолчала, почувствовав в горле ком.
Внимательно наблюдавший всё это время за женщиной Джеф невольно потянулся в карман за носовым платком, но вовремя спохватился. Нет, Королева не терпела жалости к себе, никто не смел уличать её в слабости. Во всяком случае, точно не Джефферсон.
— Однако у магии всегда есть цена,– напомнил Шляпник, скрестив руки на груди.– Что я должен буду сделать за это?
— Всего лишь остановку в Солнцедалье. Оставите меня там. Поскольку возвращаться в Сторибрук вам не придётся, то третий в компанию вам не нужен, чтобы путешествовать по мирам дальше. Помнится, тебе нравилось Лукоморье… может, и Грейс оно придётся по вкусу.
— Так вот зачем ты явилась! Тебе нужен портал, а вовсе не прощение!
— Если бы мне нужен был только портал, я бы просто похитила у тебя цилиндр, и ты бы даже не узнал, что это сделала я,­– натянуто улыбнувшись, поведала Регина.
Джефферсон задумался, искушение было слишком велико, но сделка с Королевой грозила оказаться роковой. Будет ли оправдан такой риск?
— Предположим… только предположим,– подчеркнул Шляпник,– что я тебе поверил. Зачем тебе в Солнцедалье?
— Это не твоё дело.
— Всё, что тебя связывало с тем миром - Солнцеяр. Но он мёртв. Или ты решила вернуть его останки на родину?
— Я сказала: это не твоё дело,– сердито повторила женщина.
— Пока я не разберусь в твоих мотивах - забудь о сделке!
Королева нервно забарабанила ноготочками по столу. Откровенничать с Джефферсоном не хотелось, но надо было открыть хоть пару карт.
— Румпельштильцхен признался мне сегодня, что это он инсценировал смерть Солнцеяра,– наконец, заявила Миллс.
— Что-о?.. Не может быть! И ты ему поверила?!
— Он сказал правду, я знаю.
— Подожди… Так Солнцеяр всё это время был жив? И даже не попытался встретиться с тобой?
— Он… ничего не помнит. Здесь, в Сторибруке, пока ещё не действовала магия, Румпель применил к Солнцеяру шоковую терапию. Позже, когда мир наполнился волшебством, Голд наложил ещё и заклинание «усыпление памяти», а потом отправил Солнцеяра в его мир.
— И Солнцеяр не смог снять это заклинание?– не поверил Джеф.
— Его может снять только тот, кто сильнее Штильцхена.
— Тогда зачем тебе в Солнцедалье? Ты тоже не сможешь снять заклятие!
Королева скептически покачала головой:
— Твоя вера в меня потрясает!
— Прости, но, по-моему, проще будет заново влюбить в себя царя, чем расколдовать его!– Шляпник резко замолчал, а потом вдруг упёрся в Регину ошалелым взглядом.– Или ты это и собираешься сделать?
— Джефферсон, вот это действительно уже не твоё дело. Ты жаждал узнать мои мотивы - ты узнал. Всё остальное тебя не касается.
— Да, ты права,– поспешно согласился мужчина.– Я не хочу знать никаких подробностей. Мы с Грейс оставим тебя в Солнцедалье, и наши пути больше никогда не пересекутся!
— Это то, что надо.
— Только у меня есть ещё одно условие. То есть - уточнение. Грейс должна забыть не только Сторибрук, а всё после того момента, как я отправился с тобой в Зазеркалье, а она осталась одна!
— Договорились.

Глава 3.


Джефферсон, Грейс и Регина вышли из шляпы прямо на городскую площадь. Народу здесь было - не протолкнуться, несмотря на поздний вечер. Кругом горели огни, фейерверки, играла музыка, шли развлекательные представления, устраивались аттракционы.
— Кажется, мы попали на городской праздник,– оглядываясь по сторонам, констатировал Шляпник.
— Как замечательно!– захлопала в ладоши Грейс.– Пап!.. Пап! Смотри! Слоник! Я никогда не видела их!
Регина невольно улыбнулась восторгу девочки. Как мало нужно детям для радости. Почему взрослым надо так много?
— А можно прокатиться?– спросила быстро девочка, но тут же осеклась.– Хотя не так это и интересно…
Королева перевела вопросительный взгляд на Джефферсона.
— О! Грейс, всё в порядке,– присаживаясь на корточки перед дочерью, ласково заверил Шляпник.– Я нашёл хорошую работу. Мы можем позволить себе любые развлечения и игрушки. Так, что вперёд!
Золото - везде золото, даже в другом мире. Джеф и Регина хорошо это знали, потому прихватили с собой из Сторибрука немалый «стратегический запас».
Пока Грейс каталась на слонёнке, Шляпник купил три мороженых на палочке и протянул одно Королеве.
— Или бережёшь фигуру?– почти без насмешки спросил мужчина.
Регина взяла мороженое, рассеянно кивнув. Узнав, что Солнцеяр жив, она очень хотела попасть в Солнцедалье. А теперь, оказавшись тут, не знала, что ей делать дальше.
— Эй! Ты как?– окликнул Королеву Джефферсон.
— Что?
— Ты в порядке? Что будешь делать дальше?
— Если б я знала,– мрачно проронила Редж, откусывая мороженое.
Женщина вдруг закашлялась, едва не подавившись.
— Ну-у… ты ведь всё равно ночью уже не пойдёшь во дворец,– неожиданно решил помочь Королеве Шляпник.– Для начала остановись в гостинице, а там решишь, что тебе делать.
— Пожалуй, ты прав. Вы с Грейс тоже в гостиницу? До рассвета твой цилиндр всё равно никуда вас не перенесёт…
— Ты же знаешь, что детям положен режим, так что - да, спать.
Дальше Джеф и Регина доедали мороженое в полном молчании.
Наконец, погонщик, завершив круг, привёз Грейс обратно.
— Очень отважная у вас дочка,– обратился он к Королеве и Шляпнику.– Иноземцы редко катаются на наших слонах, считают их плохо дрессированными и дурно воспитанными.
— Это моя дочка,– поправил погонщика Джефферсон, протягивая Грейс её мороженое.– Мы не…– Джеф вдруг перехватил напряжённый взгляд Регины и не стал заканчивать фразу.– Неважно. Спасибо.
Девочка не успела поднести мороженое к губам - слонёнок её опередил, вырвав хоботом сладость из руки Грейс.
— Действительно дурно воспитаны,– усмехнулась Миллс.– Скажите, а где у вас ближайшая гостиница?
— Да гостиница-то рядом, на соседней улице. «Пыль дорог» называется.
Услышав название, Редж и Шляпник быстро переглянулись. Слишком много воспоминаний было связано с этим местом. Именно там начались их отношения, не без вмешательства магии. А всё, что начинается с магии, как известно, заканчивается весьма печально.
— Однако свободных комнат там нет,– предупредил погонщик.– И не в одной гостинице нет. В столице сейчас праздники.
— Но может, сдаются дома?– поинтересовалась Королева.
— Вы поздно приехали! Всё было сдано ещё в прошлом месяце! Это ж праздники в честь победы над Драконией!
— Дракония?– изумился Шляпник.– Это же другой мир.
— Да, несколько лет назад, когда наш царь отсутствовал в Солнцедалье, правитель Драконии - Грейдмар - пришёл с войной на наши земли! И привёл своих драконов! Почти целый год шла ужасная война! Но, к счастью, наш царь вернулся и разбил захватчиков! Так что теперь каждый год в течение двух недель всё Солнцедалье празднует свою победу и чествует царя-освободителя!
— Что ж, он, как и прежде, живёт очень ярко,– не без сарказма обратился Джефферсон к Регине.
— А что ваш царь… женат?– не смогла удержаться от волновавшего её вопроса Королева.
— Был когда-то. Сейчас нет. И, похоже, не собирается. Вообще он после той войны стал немного… эээ… не таким. Мягко говоря, семейные ценности утратили для него всякое значение. Даже два старших сына от него сбежали.
— Как?! Почему?!
— Откуда же я знаю?– пожал плечами солнцедалец, поглаживая по хоботу своего питомца.– Я только рассказываю то, что говорят.
— Ясно… Так что, в городе совсем-совсем не осталось свободных домов?
— Только один, но он никому не по карману.
— Какой?– одновременно спросили Джефферсон и Регина.
— Дворец нашего последнего визиря,– ухмыльнулся погонщик.– Тот ещё тип был! В отсутствие царя, едва не обобрал Солнцедалье. Поговаривают, что он был в сговоре с Грейдмаром! Царь его казнил, когда вернулся. С тех пор место визиря свободно… и дворец, который он выстроил с противоположной стороны гавани от дворца царя - тоже.
Губы Королевы расплылись в довольной улыбке.
— Я даже знаю, о чём ты сейчас думаешь,– Шляпник с иронией посмотрел на женщину.
Та лишь повела красиво очерченной бровью, давая понять, что альтернатив не было.
— И к кому я должна обратиться, чтобы снять дворец визиря?– поинтересовалась Редж.
— Там есть управляющий. Дворец содержится в чистоте и порядке. Младший сын царя иногда устраивает там свои праздники или военные игры.
— Отлично.
— Приютишь нас с Грейс до утра?– обратился Джефферсон к Королеве.
— Разумеется.

Глава 4.


Огнеслав - пятнадцатилетний принц Солнцедалья - был любим всеми, возможно, даже и своим отцом. Во всяком случае, он был единственным, кто мог безнаказанно спорить с Солнцеяром. Его старшим братьям повезло меньше, а потому они покинули отчий дом, под благовидным предлогом в виде странствий и познания мира.
Утром, перед самым рассветом, Огнеслав явился домой. Ещё подъезжая к дворцу на своём дымчатом единороге, он заметил на балконе отца и поспешил в царские покои. Однако принц опоздал - небо заволокли тучи.
— Опять наслал непогоду,– укоризненно произнёс сын, выходя на балкон.– У людей праздник, а ты лишаешь их Солнца!
— Довольно с них и того, что это просто тучи, а не дождь,– жёстко ответил царь и перевёл взгляд на гавань.
— Почему ты так не любишь Солнце?!
— Я не Солнце не люблю, а магию. Мне хватило её во время войны с Драконией.
— Разве это главная причина?– устало вздохнул Огнеслав, облокотившись на перила.– По-моему, твои взаимоотношения с магией куда сложнее.
Солнцеяр грозно взглянул на сына, давая понять, что тема закрыта.
— Скажи мне лучше, почему твои военные корабли отошли от пристани малого дворца? Ты затеял манёвры?
— Нет, не в этом месяце. Синдри отослал их. Дворец сняли на ближайшие недели.
Царь изумлённо вскинул брови:
— Это кто это у меня в Солнцедалье такой богатый, а я не в курсе?!
— Насколько я понял из послания Синдри, это не солнцедальцы. Иноземцы. Кажется, семья из трёх человек. Я собирался нанести им визит днём и познакомиться.
— Ты - принц и вправе требовать даже от иноземцев, чтобы пришли они. А не наоборот!
— Да мне не сложно…– возразил сын, но был тут же перебит.
— Тьма и Свет!.. Ты не должен быть другом для всех! Ты - будущий правитель! Если не научишься демонстрировать свою силу и власть, никто не станет тебе подчиняться!
— Вообще-то у меня ещё есть два старших брата, если ты забыл.
Солнцеяр недовольно поморщился:
— Эти два сбежавших труса?! Думаешь, я оставлю им престол?
— По-моему, ты не прав…
— Хранители Тьмы!– рассердился царь.– Не смей мне перечить! Я не для того тебя выбрал!..
— Ах, ну, да! Конечно!– не меньше, чем отец разгневался принц.– Вот и выбрал бы тогда мою мать! Может ты ошибся - спасая меня?!
Солнцеяр ухватил сына за грудки камиза и сильно встряхнул:
— Запомни раз и навсегда: царь не совершает ошибок!
— Тогда, видимо, мне не суждено стать царём, я всего лишь человек!
Отец оттолкнул от себя Огнеслава. Тот отлетел на несколько футов, но умудрился удержаться на ногах.
— Отправишь распоряжение иноземцам явиться во дворец, затеешь с ними ссору и назначишь любому из них суровое наказание. Это приказ! А если мне что-то не понравится в твоих действиях, я казню всю их семью. Ты меня понял?
— Почему?.. Почему ты хочешь сделать из меня свою копию?!
— Ты меня понял?!– повторил свой вопрос Солнцеяр, проигнорировав реплику сына.
— Я… понял…

Проснувшись, Джефферсон первым делом высунулся в окно и, посмотрев на небо, выругался:
— Какого чёрта?! А где Солнце?!
— Спросите нашего царя,– послышался ворчливый ответ со стороны куста с экзотическими красно-рыжими цветами.
— Что?.. Царя?!
Из-за куста вдруг вынырнул садовник с большими ножницами и испуганно затараторил:
— Нет-нет!.. Я ничего не говорил!.. Вам послышалось!.. Это я о своём!
— А ну, подойди сюда!– велел Шляпник.– Что всё это значит?!
— Пощадите, господин!– взмолился садовник, падая на колени.– У меня жена, дети… Я ведь ничего не имел в виду…
— Что здесь происходит?– поинтересовалась Регина, выходя на веранду по-соседству, уже полностью одетая и при макияже.– Джефферсон, что ты сделал с этим бедолагой?
— Нет, это что сделал твой разлюбезный царь с погодой?!– Шляпник возмущённо указал на небо.– Как я открою портал без магии?!
— С чего ты взял, что это Солнцеяр? Может, погода сама по себе сегодня пасмурная?
— Он сказал!..– Джефферсон ткнул указательным пальцем в направлении садовника.
— Нет-нет, госпожа!..– солнцедалец на коленях пополз к веранде, где стояла Королева.– Не губите!.. Я… Мне очень нравится погода!.. Пожалуйста!..
Регина укоризненно посмотрела на Шляпника и покачала головой. После чего приказала садовнику, подняться к ней на веранду. Через несколько мгновений перед Королевой стоял и садовник, и Джефферсон. Женщина обвела Шляпника скептическим взглядом - на нём не было ни рубашки, ни обуви, лишь спальные штаны.
— Отвечай! Это Солнцеяр наколдовал тучи, да?!– зарычал на солнцедальца Джеф.– Часто он так делает?!
— Остынь,– ухватив Шляпника за локоть, потребовала Редж.– Разве ты не видишь, что перепугал его до смерти? Так он ничего не скажет…
— Да чего тут говорить?! Я снова вляпался из-за тебя в неприятности!
— Джефферсон, прекрати! Никто никуда не вляпался. День только начался, выглянет ещё твоё Солнце…­– Королева перевела мягкий взгляд на садовника и полушёпотом спросила:– И часто ваш царь колдует над погодой?.. Ответь, обещаю, никто не узнает.
Садовник покосился по сторонам и, наклонившись ближе к Регине, шепнул:
— Очень.
И тут на веранду вышел управляющий, неся в руке свиток.
— Доброе утро, Синдри,– поприветствовала Королева и жестом велела садовнику удалиться.
— Да прибудет с вами благословение Света, госпожа Регина!– низко поклонился управляющий.– Хорошо ли вы почивали?
— Да, спасибо.
Синдри протянул свиток Миллс.
— Приглашение во дворец на ужин вас и ваших спутников,– управляющий перевёл взгляд на Шляпника.
— Ну, уж нет!– возмутился тот.– Редж, уговор был другим! Мы оставляем тебя в Солнцедалье и уходим!
— Джеф, я и не собираюсь вас с Грейс задерживать. Уходите в любое время.
— Простите, что вмешиваюсь,– осторожно встрял Синдри.– Но от приглашения принца никто не может отказаться. Это личное оскорбление его высочества.
— Так приглашение не от Солнцеяра?– удивилась (и даже расстроилась) Королева.
— От Огнеслава, его сына.
— Мне всё равно - от кого!– пожал плечами Шляпник.– Мы с дочерью никуда не идём!
— За вами пришлют экипаж с эскортом,– многозначительно поведал Синдри.– Но эскорт может мгновенно превратиться в конвой… так что лучше согласиться на ужин во дворце, чем на голод в темнице.
Джефферсон сердито глянул на Королеву, но та лишь развела руками:
— Я здесь не виновата.
— Вы всегда не виноваты, ваше величество!– обозлённо прошипел Шляпник.
Угрызения совести терзали Регину целых три секунды, затем женщина вспомнила о более важных делах.
— Синдри! Срочно найди лучших портных города!
— Да, госпожа Регина,– понимающе кивнул солнцедалец и уже было отправился исполнять распоряжение, но Королева задержала его.
— Постой! Мне ещё нужны ювелир, парфюмер, обувщик и… У вас визажисты бывают?
— Кто?– захлопал глазами Синдри.
— Ладно, не важно. Поторопись!
Видя оживление Редж, Шляпник лишь махнул рукой и удалился.

Меньше всего Джефферсону хотелось задерживаться в Солнцедалье, тем более - видеться с Солнцеяром. В последнюю их встречу царь выкинул Шляпника из окна мэрии. И хотя Солнцеяр лишился памяти, Джеф нутром чуял, что ничего хорошего ждать от визита во дворец не стоит. Однако едва он заикнулся дочери о приглашении, та пришла в неописуемый восторг, правда, тут же расстроилась, что у неё не слишком подходящее платье для встречи с принцем.
Памятуя о том, что Королева пригласила портных, а главное - о том, что по её вине они с дочерью застряли в Солнцедалье, Джефферсон направился к Регине просить помощи, точнее - требовать. Войдя в её покои, Шляпник замер, уставившись на женщину. Она стояла на табурете в длинном тёмно-синем переливающемся платье с чёрными вставками в виде тонкой осоки или нечто подобного. Наряд обтягивал её фигуру, подчёркивая все прелести оной, и выглядел как нечто среднее между её королевскими туалетами и вечерними платьями от кутюр. Особенно волнующими были разрез на боку и лилиеобразное декольте… А вокруг суетились пятеро портных: ушивая, обрезая, делая вставки, распарывая и снова зашивая.
— Ничего, что я полуодета?– возмутилась Редж, обнаружив присутствие Джефферсона.
— Ого-о…– наконец, выдохнул тот.– Во всеоружии на покорение Солнца? А если его там не будет?
Взгляд Королевы потемнёл, сделавшись страшнее грозового облака.
— Ты пришёл меня позлить?
— Нет, прости. Я хотел… для Грейс… Можно одолжить у тебя одного портного? Сшить какое-нибудь платьице.
— Какое-нибудь?– снисходительно усмехнулась Миллс.– Пришли сюда Грейс. А сам уходи.

Глава 5.


— Ты будешь принимать их не в тронном зале?– удивился Солнцеяр, наблюдая из окна своего кабинета за каретой, подъезжающей к дворцу.
— В «золотой гостиной»,– отозвался Огнеслав, подходя к отцу.– Там непринуждённей обстановка и иностранцам удобнее - можно присесть.
Царь бросил неодобрительный взгляд на сына.
— Тебя не должно волновать - удобно кому-то или нет. Они пришли к тебе в гости и должны подстраиваться под правила и традиции Солнцедалья, а не наоборот.
— А мама говорила, что гости должны себя чувствовать, как дома.
— Тебе-то откуда знать, как она говорила?
— Братья рассказывали…
— Хватит!– резко осёк царь.– Не вспоминай больше ни о своих братьях, ни о матери. Я запрещаю!
Огнеслав досадливо поджал губы и отвернулся к окну, наблюдая, как из кареты выходят трое иностранцев.
— О-у…– протянул Солнцеяр, взглядом пожирая Регину.– Вот это красота…
Принц согласно закивал, рассматривая изящную девушку лет тринадцати-четырнадцати в кремово-коралловом платье и такого же цвета туфельках.
— Вот её и накажешь - отправишь в темницу,– приказал отец, отходя от окна и улыбаясь в предвкушении предстоящей ночи.
— Что-о?
— Ты слышал. И учти, я буду наблюдать за тобой из потайной комнаты.
Огнеслав с досады ударил кулаком по подоконнику и, ничего больше не говоря, направился в «золотую гостиную». Дорогой он придумывал разные предлоги, чтобы сорвать аудиенцию, но понимал, что ни в один из них отец не поверит. Так или иначе бедная девушка всё равно попадёт сегодня в лапы безжалостного царя Солнцедалья.
Принц вспомнил милое личико в обрамлении светлых волос и сделался совсем печален.

«Золотая гостиная» представляла собой небольшой зал с множеством золотых украшений и убранств. Полностью зеркальный потолок и стены придавали помещению значительно больший объём и преумножали красоту и богатство гостиной.
Грейс никогда не видела ничего подобного. Ей казалось, что она попала внутрь волшебной табакерки. Девушка оглядывалась по сторонам, стараясь запечатлеть в памяти всё до мельчайших подробностей.
Но тут в зал вошли несколько вельмож, и один из них объявил:
— Его высочество наследный принц Солнцедалья, повелитель Света и Тьмы, жрец Солнечной Пещеры, владыка семи морей - Огнеслав Молниеносный - сын Солнцеяра Освободителя - царя Солнцедалья, первоповелителя Света и Тьмы, верховного жреца Солнечной и Лунной Пещер, владыки Мира и властителя Неба.
Регине стоило немалых усилий сдержать ироничную улыбку, пока перечисляли все титулы принца и царя.
— Зовите меня: «просто Бог»,– тихо шепнул Королеве Джефферсон.
Миллс стиснула зубы, давясь смехом. Однако веселье быстро прошло, когда она поняла, что сам Солнцеяр не собирается осчастливить гостей своим присутствием.
Королева внимательно осмотрела вельмож. Нет, среди них не было ни одного знакомого лица. И это не удивительно. Сколько прошло лет с её последнего визита в Солнцедалье? Около четырёх десятилетий? Вряд ли Солнцеяр стал бы держать при своём дворе стариков. Правда, Редж не знала - радовать тому, что никто её не узнает, или огорчаться? Может, царю бы тогда донесли - кто она. Впрочем, знавшие её вельможи, наверняка, полагали, что Солнцеяр казнил Регину в тот злополучный день, когда она из «мальчика» превратилась в «наложницу». С Джефферсоном, правда, дела обстояли ещё хуже - про него могли вспомнить только то, что он воткнул царю в спину ножницы. Значит, всё-таки было к лучшему, что гости Огнеслава остались неузнанными. В противном случае, без заступничества Солнцеяра, можно было не только в темницу загреметь, а вообще на виселицу… Или как казнят в этом мире? Обезглавливают?
Пока Королева размышляла о плюсах и минусах их с Джефферсоном инкогнито, заунывная беседа а-ля лукоморьевское - «Ой вы, гости-господа, долго ль ездили? куда?» - вдруг приобрела угрожающий характер. Регина мгновенно выпрямилась в своём кресле, чуть подавшись вперёд, и прислушалась к разговору.
— Так вы полагаете, ваш мир живёт по правильным законам, а Солнцедалье - нет?!– принц возмущённо посмотрел на Грейс.
Вельможи начали то ли опасливо, то ли удивлённо переглядываться, явно не зная, как вести себя. Вообще-то Огнеслав в общении отличался сдержанностью и первым никогда не искал повода для ссор.
— О, нет, ваше высочество,– поспешил вступиться за дочь Шляпник,– она имела в виду совсем другое.
— Я обращался к девушке, не к тебе!– строго осадил Джефа принц и вновь повернулся к Грейс.– Отвечай на вопрос!
У Королевы даже перехватило дыхание от знакомых интонаций Солнцеяра. Как же в этот момент Огнеслав был похож на отца.
— Вы невежливы. А ещё принц называется,– обиженно заметила Грейс.
По залу прокатился единый вздох, и вдруг воцарилась мёртвая тишина. И в этой тишине отчётливо послышался смешок Регины.
— Простите, ваше высочество,– тут же спохватилась Королева, хотя на её лице не было и тени раскаянья.– Наш мир не хуже и не лучше Солнцедалья, но в одном мы точно очень разные: вы для вашего мира давно уже настоящий мужчина, Грейс для нашего мира ещё сущий ребёнок. Потому не сердитесь на неё, она неосознанно…
— Я сам решу - сердиться мне или нет!– резко перебил Регину принц.
В этот момент открылись двери гостиной, и внутрь прошёл Солнцеяр, неспешно направляясь к сыну. Всё присутствующие тут же поднялись со своих мест, а вельможи ещё и на колени попадали. И пока старший из них объявлял вошедшего и перечислял его титулы, сам Солнцеяр тихо обратился к сыну.
— Ты в темницу девчонку, что ли, собрался отправить?
— Так велел ты,– мрачно напомнил Огнеслав.
— С девчонкой можешь сам развлекаться, мне нужна её мать.
— Она ей не мать…
— Да мне без разницы их родственные связи,– ухмыльнулся царь.– В общем, отправляй в темницу всю семейку за неуважение к Солнцедалью и к её принцу.
Обернувшись, Солнцеяр жестом поднял вельмож с колен и перевёл грозный взор на иноземцев. Ещё через пару секунд он не менее грозно посмотрел на сына, ожидая от того заключительного слова.
— Вы…– напряжённо выдавил Огнеслав, обводя гостей долгим взглядом,– можете быть свободны.
Солнцеяр заскрипел зубами с досады. Похоже, сын совсем отбился от рук. Да ещё, видимо, считал, что отец не станет в присутствии подданных оспаривать его решение.
— Да, можете быть свободны,– подтвердил Солнцеяр, прибегнув к хитрости,– всё… кроме девушки. Она оскорбила не только наш мир, но и наследного принца. В темницу её,– последняя фраза уже была обращена к страже, стоявшей у дверей.
Как и рассчитывал царь, семья не собиралась бросать девушку в беде. Отец тут же загородил собой дочь.
— Только через мой труп, Солнцеяр!– прорычал Джефферсон.
— Ты смеешь обращаться ко мне по имени?!– не поверил царь Солнцедалья, сделавшись от гнева белее снега.
— Ваше величество!..– Королева вышла вперёд, отстраняя Шляпника и тихо приказывая ему заткнуться.– Пожалуйста, ваше величество!.. Позвольте переговорить с вами… наедине.
Солнцеяр обвёл женщину леденящим душу взглядом, задержав его на декольте и разрезе платья Регины, и надменным движением головы велел идти следом.

Полукруглые окна за верхним рядом белоснежных аркад, тонкие резные колонны, облицовка из слоновой кости - всё в покоях царя было так, как Регина запомнила в последний раз.
Без лишних слов Солнцеяр подошёл к своей постели, дёрнул с неё шёлковое покрывало, сбросив на пол, и повернулся к женщине, указав на ложе не терпящим пререканий жестом.
— Вот и поговорили,– ошарашенно выдохнула Миллс.
— Говорить, женщина, будешь, если я тебе позволю,– предупредил царь.– А сейчас раздевайся.
— О, бо-оже, стоило менять один мир на другой, чтобы вляпаться в старую историю… Неужели, опять всё с нуля?
Потеряв терпенье, Солнцеяр стремительно приблизился к Редж, заключая её в железные объятья и присасываясь ртом к её губам. В первую секунду, от растерянности, Королева даже ответила на поцелуй, но вовремя опомнилась. Сейчас она была для царя очередной игрушкой, добычей, ничем не отличающейся от других. А Регина не сомневалась, что этих, других, у Солнцеяра в последние два года было предостаточно. И потому, разозлившись, Редж с силой прикусила мужчине нижнюю губу.
Оторопев, царь ослабил объятья, что позволило Королеве высвободить руку и влепить Солнцеяру оглушающую пощёчину. Ответ не заставил себя долго ждать. Регина схватилась за лицо, с трудом сдерживая слёзы обиды.
— Мерзавец!.. Ты же обещал не делать так!– зашипела она.
Однако мужчина вряд ли слышал Королеву, снедаемый лютой яростью. Ухватив Миллс за локоть, он потащил её к постели, но Редж исхитрилась высвободить руку и скользнула за ближайшую подставку-колонну. Находившаяся на ней фигура из слоновой кости в следующее мгновение полетела в Солнцеяра. Увернуться тот, конечно, успел, но был настолько ошеломлён поведением женщины, что даже не отреагировал на саму подставку-колонну, рухнувшую в паре дюймов от его ног и расколовшуюся пополам.
В этот же момент в покои вбежала стража из коридора, очевидно, заслышав грохот.
— Вон отсюда!– рявкнул на них царь, и воины моментально испарились.
Между тем Регина оказалась за одной из напольных ваз, когда-то вывезенных Солнцеяром из Черногории. Для Солнцедалья это была невиданная редкость. Как-то обнаружив небольшую царапину на горлышке, царь казнил всех слуг, убиравшихся в его покоях в течение месяца. Но в данный момент Солнцеяра интересовала не эта ценная вещица. А потому, когда она тоже разбилась, мужчина даже не взглянул на осколки. Зато ярость сменилась настоящим азартом, на губах царя появился хищный оскал. Теперь было даже интересно уворачиваться от летящих предметов и неторопливо преследовать свою жертву, сознавая, что деваться той некуда. Сознавала это и Регина, и потому приходила в паническое отчаянье. Уж она-то как никто знала, что Солнцеяр способен на любое преступление в отношении женщины: хоть на наркотическое опаивание, хоть на насилие, хоть на убийство.
И вот, похоже, в комнате не осталось ничего, что можно было бы перевернуть, разбить, швырнуть.
— Закончила?– плотоядно ухмыльнулся царь, неспешно ступая между обломками мебели и осколками утвари.– Если ты подаришь мне хотя бы половину той страсти, которую выплеснула на мою спальню, то я, так и быть, не казню тебя на рассвете.
— Можешь казнить, не дожидаясь окончания ночи, я тебе ничего не подарю!– обозлённо процедила Редж.
— Ну, так я возьму сам!
В стремительном рывке Солнцеяр, точно тигр, бросился на свою добычу, опрокидывая её навзничь. Миллс вскрикнула от боли, выгибаясь, поскольку под спину попали всевозможные обломки. Однако царя это не заботило, он всем телом навалился на женщину и крепко припечатал её запястья к полу.
— Сукин сын!.. Ты пожале…
Оставшаяся часть фразы захлебнулась в иступлённом поцелуе. Понятное дело - ответа от Регины никто не ждал. Наконец, Солнцеяр освободил одно запястье Королевы, чтобы просунуть свою руку в разрез её платья. И тут Миллс схватила какой-то осколок под ладонью и всадила его в плечо мужчины. Царь зарычал от боли и, оторвавшись от своей добычи, уставился на рану. Осколок застрял в правом плече, как раз там, где находилось несколько уродливых шрамов. На мгновение в голове Солнцеяра словно щёлкнул переключатель, и мужчина узрел предыдущие ранения, но виденье тут же исчезло.
Впрочем, дежа вю было не только у царя, Редж тоже вспомнила, как когда-то разорвала швы на этом самом плече солнцедальца, чтобы удержать мужчину от насилия. В прошлый раз это сработало. Во всяком случае, обуздало агрессию Солнцеяра.
— Так значит, да?– тяжело дыша прохрипел царь, приподнялся над женщиной и вытащил из раны осколок.
— Извини, промахнулась,– глухо отозвалась Королева, понимая, что ухудшить своё положение уже просто невозможно,– метила в горло.
— Не нравится в спальне царя, да?.. Тогда может тебе понравится в темнице с пауками и крысами?!
— А кто сказал, что это худшая компания, нежели твоя?
— Да что ты?!

И вот уже перед Региной открылась дверь камеры. В свете факела, осветившего дверной проём, Королева увидела нескольких крыс, разбегающихся в разные стороны.
— Ну, что же ты?– послышался за спиной насмешливый голос Солнцеяра.– Ступай к своим новым друзьям.
Чувство брезгливости даже на мгновение не пересилило чувство гордости, Королева обернулась лишь для того, чтобы отобрать у одного из стражников пламенник. Тюремщик, однако, крепко вцепился в факел, но при этом вопросительно посмотрел на царя. Солнцеяр не смог сдержать довольной ухмылки, предвкушая увлекательную игру. Мысленно он уже делал ставки на то, сколько часов понадобится, чтобы сломать эту Неприступность.
Царь кивнул тюремщику, чтобы тот отдал факел, и, наклонившись к самому уху женщины, прошептал:
— Захочешь сменить компанию - дай знать страже.
— Меня всё устраивает,– надменно отозвалась Редж, зашла в камеру и сама закрыла за собой дверь.
Тюремщики изумлённо переглянулись и поспешили задвинуть засов.
— Подсадите ей ещё десяточек крыс!– приказал Солнцеяр.
— У нас и несколько летучих мышей имеется…– робко предложил стражник, но тут же прикусил язык под грозным взглядом царя.– П-п-простите…
Тюремщик рухнул на колени, уткнувшись головой в пол.

Глава 6.


Сняв туфли и поставив их на деревянный топчан рядом с собой, Регина с ногами забралась на это подобие кровати, представлявшее собой плохо струганную лавку шириной не более двух футов. Всю ночь она смотрела в единственное маленькое окошко под потолком, ожидая рассвета. Королева понимала, что должна опередить Солнцеяра с магией, дабы он не успел испортить погоду.
Через несколько мучительных часов ожидания пламенник погас. Редж сунула его под топчан и всё-таки прилегла. В конце концов, можно дожидаться рассвета и лёжа, главное - не закрывать глаза.
Разбудил женщину протяжный скрип двери. Королева тут же приняла сидячее положение и бросила взгляд за окно.
— О, не-е-ет…– разочарованно протянула она.– Он что, издевается?
На улице вовсю лил дождь.
Между тем в камеру зашёл тюремщик, неся тарелку с какой-то страшной на вид едой и воду в металлической кружке. Он собрался было поставить это на край лавки, но Редж остановила стражника повелительным жестом.
— Поставь крысам в угол,– велела Миллс.
— Это же завтрак,– зачем-то решил пояснить тюремщик.
— Это завтрак мой. Поэтому я могу делать с ним, что захочу. Ставь в угол. Только воду отдай.
Стражник протянул Королеве кружку, а тарелку отнёс куда велели.
— Ваш царь всех крыс из темницы приказал подселить ко мне или ещё остались?– скептически поинтересовалась Редж, впрочем, не ожидая ответа.

Солнцеяру в эту ночь тоже спалось плохо, но он списал сей факт на неудобство постели в гостевых покоях. Утром царь встал рано и очень рассердился, поймав себя на том, что первая его мысль была о дерзкой пленнице. И ещё больше он рассердился, что она до сих пор не послала к нему стражу, а ведь тем было приказано в случае чего доложить без промедления.
Солнцеяра просто распирало от желания пойти и посмотреть, как там его пленница, но он держался. Сначала царь приказал привести к нему медика, чтобы тот сделал перевязку, потом растолкать вельмож, дабы они составили ему компанию за завтраком и раскуриванием наргиле. Но всё это мало отвлекало Солнцеяра от назойливых мыслей о Регине.
Ещё немного побродив по дворцу и наказав добрую дюжину слуг за какие-то мелочи, царь зашёл в покои сына. Тот крепко спал в компании белокурой девицы.
— Огнеслав!– позвал отец, будя дремавшую парочку.
Первой проснулась девушка и, испуганно захлопав глазами, выскользнула из постели принца, схватила в охапку свою одежду и выбежала из покоев.
— По-моему, это не та иноземная милашка, которая приглянулась тебе вчера,– неуверенно заметил Солнцеяр.
— Конечно, нет,– сонно проворчал Огнеслав.
— А где же та?
— Отпустил их с отцом вчера домой… Разумеется, сказав, что моё высочество великодушно прощает их и прочее, прочее, прочее.
— Я слышу в твоём голосе недовольство,– нахмурился царь.
— С какой стати мне быть довольным, если я подставил семью понравившейся мне девушки ради того, чтобы ты развлёкся?
— Кстати, об их семье… Расскажи мне поподробнее,– потребовал отец, присаживаясь в кресло возле окна.
Огнеслав безучастно пожал плечами:
— Я знаю не больше тебя. Ты же подслушивал, когда они рассказывали о Зачарованном Лесе.
— Но они совсем не рассказывали о себе.
— Про их семью я тоже почти ничего не знаю. Синдри только сказал, что Грейс - дочь Джефферсона. Регине, возможно, она племянница.
— Возможно?– нахмурился Солнцеяр.– Джефферсон брат Регины?
— Ну-у, ведут они себя как слишком хорошо знающие друг друга люди, при этом, правда, постоянно цапаются.
— А любовниками они не могу быть?
— Откуда мне знать?!– изумился принц.– Меня это не волнует.
А вот царя волновало. Нет, конечно, его никогда не останавливало замужество женщины, более того - он спал со всеми приглянувшимися ему жёнами своих вельмож. И никто не смел отказывать. Но в этот раз всё было по-другому.
— Тебе же понравилась эта белокурая девчонка,– напомнил вдруг отец,– возьми её покататься на корабле и расспроси.
— На корабле?– усмехнулся Огнеслав, качая головой.– Я вижу за твоей спиной дождь.
Солнцеяр оглянулся на окно и сделал небрежный жест рукой:
— Какая разница - на чём и куда? Я хочу знать о Регине всё, что твоя девчонка сможет рассказать.
— Хорошо, я заеду к ним в гости, но ты пообещаешь в эти праздники не насылать больше дождь на Солнцедалье!
— Сегодня я ничего не насылал, погода сама решила быть послушной,– поднимаясь из кресла, объявил отец.– Ладно, пойду посмотрю, может ещё кто-нибудь решил стать послушным?

Регина сидела на лавке и задумчиво смотрела в окно. Да, кажется, она переоценила свои возможности. Вчера, направляясь в замок, она рисовала себе радужные картины их с Солнцеяром воссоединения, а сегодня она подкармливала в темнице крыс, чтобы те с голода не набросились на неё.
Скрип дверных петель известил о посетителе. Редж медленно перевела взгляд на дверь. Сначала в камеру явился стражник, быстро закрепил на стене два факела и ретировался. После этого вошёл Солнцеяр.
— Как спалось?– насмешливо спросил он.
— Не знала, что в Солнцедалье царь совершает утренний обход заключённых, интересуясь их сном,– язвительно отозвалась Регина.
— Меня интересует только твой сон.
— Ну, если желаешь знать, как спится на деревянной лавке - можешь прилечь.
— С удовольствием,– согласился царь, направляясь к женщине.
— Не здесь!
Королева соскочила со своего топчана, забыв даже обуться. Испуганные резким движением крысы запищали и бросились из своего угла врассыпную. Редж стиснула зубы, давя в себе возглас отвращения.
— Боже, что я тут делаю?– выдохнула она, следя за тем, чтобы грызуны не пробежали ей по ногам.
— Задаюсь тем же вопросом,– шепнул на ухо женщине царь, крепко обнимая её со спины.– Но в твоих силах это изменить…
Рука Солнцеяра двинулась к декольте Регины, но Королева впилась в неё ногтями. Мужчину, однако, это не остановило, его ладонь крепко сжала грудь Миллс.
— Напрасное сопротивление, женщина,– сердито процедил царь.– Мы оба знаем, что я получу то, что желаю!
Да, Редж знала, что рано или поздно так и будет, но ещё она знала, что не хочет стать всего лишь эпизодом в жизни непомнящего её Солнцеяра. Может кому-то и проще отказываться от борьбы за своё счастье, но Королева не из тех, кто плывёт по течению.
— Или ты сопротивляешься, чтобы разжечь во мне интерес?– осклабился царь.
— Или в надежде, что через пару дней без воды для умывания, ты этот интерес потеряешь,– предложила альтернативную версию событий Миллс.
— Хранители Тьмы!– заскрежетал зубами Солнцеяр.– Ты серьёзно полагаешь, что я буду ждать так долго?!
— Я, конечно, помню, что ты можешь взять женщину силой, но тебе ведь хочется меня сломать…
Недовольно фыркнув, царь оттолкнул от себя Редж и быстро вышел из камеры.
Тюремщики закрыли засов и вопросительно уставились на Солнцеяра, поскольку тот застыл на месте.
— Что желает лучезарнейший?– наконец, осторожно спросил старший из стражников.
— Уберите от неё крыс… и… принесите купель… И пусть у неё горят пламенники.

Глава 7.


Мэхтэб был единственным старцем во дворце, поскольку являлся наставником наследного принца. Когда-то он был наставником и его братьев, но те покинули родной дом. За пятнадцать лет он обучил Огнеслава многим наукам и премудростям, но главное - он хорошо знал Шахерезаду и рассказывал о ней принцу, который совсем не знал свою мать.
— Чем опечален, светодарящий?– спросил Мэхтэб, наткнувшись на Огнеслава в оранжерее, где прогуливался каждое утро.
— Отец отправляет меня к людям, которых я обидел… чтобы выведать их тайны,– вздохнул принц.
— Это ты про иноземцев, которые вчера приезжали во дворец?
— Ты слышал, что с ними было?
— Я не прислушиваюсь к сплетням, да и глуховат я.
— Как мне смотреть в лицо этой девушке?– в отчаянье замотал головой Огнеслав.– Я едва не отправил её в темницу!
— Так что мешает тебе повиниться?– присаживаясь на лавку, спросил старец.
— По мнению отца, правитель не может совершить ошибку. Правда всегда на его стороне.
— Ты пока не правитель, а значит, можешь ошибаться. К тому же отец дал тебе поручение и, если для его выполнения надо покаяться, то…
— Мэхтэб! Я не знаю, ты больше мудр или хитёр, но спасибо тебе,– улыбнулся Огнеслав.– Я хочу, чтобы ты сопровождал меня к иноземцам. Мне пригодятся и твоя мудрость, и твоя хитрость!.. Да-да, я знаю, что ты стар и всё такое, но… отец дал мне поручение и, если для его выполнения мне нужен ты, то…
Морщинистое лицо старика озарила добродушная улыбка.

Хоть Джефферсон и злился из-за вчерашнего на царскую семейку Солнцедалья, но не принять принца не мог. Впрочем, злился он ещё и за непогоду! Застрять в мире с Солнцеяром и Региной - это было чересчур! Шляпник слишком хорошо знал, как эта парочка взрывоопасна. И не только для себя, но и для окружающих. Не хотелось попасть под раздачу.
— Мы не слишком хорошо начали знакомство,– заметил Огнеслав, поглядывая то на Грейс, то на её отца.
Всё четверо (четвёртый - Мэхтэб) сидели за столом, заставленным разными ростами чая и сладостями.
— Я, как истинный сын Солнцедалья, оказался нетерпим к традициям и законам других миров,– продолжил принц.– Только не подумайте, что в Солнцедалье не любят иноземцев. В общем, я приношу извинения вашему семейству.
Грейс перевела вопросительный взгляд на отца, хотя по её личику и так было понятно, что она давно простила принца.
— А кстати, почему вы не в полном составе?– поинтересовался Огнеслав.
— То есть?– напрягся Джефферсон, почувствовав что-то неладное.
— Ну-у… ваша сестра… Регина.
— Она не сестра,– улыбнулась Грейс,– она Кор…
— Постойте!– резко перебил Шляпник.– Но разве Регина не во дворце? Она же ушла вчера с вашим отцом!
— О-у… кажется, я что-то напутал,– встрепенулся Огнеслав, растерянно посмотрев на Мэхтэба.
Но, судя по всему, поддержки от него было не дождаться. Наставник будто думал о чём-то своём, внимательно разглядывая Джефферсона.
— Так вы не видели утром Регину?– продолжил допытываться у Огнеслава Шляпник.
— Она что, пропала?– не поняла Грейс.
— Я… ушёл рано из дворца… Я никого не видел,– неловко улыбнулся принц, спешно отхлёбывая чай.– А какие у вас планы на сегодняшний день?
Джеф невесело усмехнулся, кивнув на окно:
— Сидеть дома, дождь же льёт.
— А давайте я приглашу сюда менестрелей и актёров?
— О! Это было бы здорово!– оживилась Грейс.– А циркачей можно?
— Можно и циркачей,– Огнеслав ласково улыбнулся девушке, не сводя с неё восхищённого взгляда.
Шляпник задумавшийся было о судьбе Королевы, перехватив этот взгляд, насторожился. Здраво рассудив, что Регине ничего не угрожает (во всяком случае, она способна позаботиться о себе), Джефферсон переключился на более волнующую проблему - принц явно проявлял не детский интерес к его маленькой дочурке. Но что ещё страшнее, Грейс, видимо, путала реальность со сказкой, а «принца на белом коне» с принцем Солнцедалья.
— Ваше высочество, позвольте мне вернуться во дворец,– обратился к Огнеславу Мэхтэб.– Я уже слишком стар для таких забав.
Принц кивнул, даже не оглянувшись на наставника. Он просто не мог оторвать взгляда от прелестного личика Грейс.

Регина улыбалась своим маленьким победам: купель, свет, отсутствие крыс. Для Солнцеяра это было огромной уступкой.
Вот только обеденная бурда по-прежнему выглядела несъедобной. А поскольку кормить больше было некого, Королева просто отказалась от обеда.
— Нельзя совсем ничего не есть,– озадаченно заметил стражник, начиная опасаться, что если пленница умрёт от голода, то царь казнит и его.
— У меня диета,– усмехнулась Миллс.
— Чего?– не понял тюремщик.
— Ну-у… это такая болезнь цивилизованного мира, ты не поймёшь.
— Болезнь?– перепугался стражник.– Вам нужен врач?
— Только если у вас есть психолог.
— К-кто?
— Ммм… как бы тебе объяснить… тот, кому ты рассказываешь о своих проблемах, да ещё за это платишь… Неважно. Ступай.
Регина легла на лавку, решив, что днём надо, во что бы то ни стало, выспаться, дабы не пропустить следующий рассвет. Однако минут через пятнадцать открылась дверь камеры, являя царя Солнцедалья.
Миллс тут же приняла сидячее положение и вопросительно посмотрела на визтёра.
— Частота твоих посещений заставляет думать, что ты совсем не обременён государственными делами,– скептически резюмировала Королева.
Царь никак не отреагировал на её слова, но вид у него был очень престранный, будто в этот момент он решал судьбы мира. А может судьбу Регины? Миллс с трудом подавила в себе нервную дрожь.
И вдруг Королева услышала медленные шаркающие шаги по коридору, а спустя некоторое время в камеру вошёл седовласый старик.
— Надеюсь, это не диетолог?– попыталась пошутить Редж, но внутренний голос подсказывал, что сейчас будет что-то нехорошее.
Старик приблизился к Королеве, внимательно вглядываясь в её лицо. Регина замерла, догадавшись, что происходит. А ведь именно этого она и боялась. И откуда только взялось это ископаемое во дворце Солнцеяра? Его ведь не было на вчерашнем приёме.
Наконец, старик отвернулся, молча кивнул царю и прошаркал к выходу из камеры.
— Закройте дверь!– жёстко приказал Солнцеяр, ожидающим снаружи тюремщикам.
Миллс почувствовала, как холодеют её конечности. Надо было что-то сказать, солгать, придумать, но язык просто онемел.
— Значит, братья Джеф и Кор?– сурово спросил царь, хотя в ответе вовсе не нуждался.– Из южных земель…
Редж замотала головой, вжимаясь в стену и со страхом наблюдая, как Солнцеяр медленно приближается к ней.
— Что же ты не сказала, что мы знакомы?– оскалился в недоброй улыбке мужчина.
— П-подожди… я… могу объяснить,– выдавила Королева, совладав, наконец, с голосовыми связками.
— Очень хочу послушать.
Царь склонился над женщиной, оперевшись одной ладонью на стену справа от головы Редж. Миллс с трудом представляла себе с чего начинать разговор и подозревала, что стоящий перед ней человек, не поверит ни единому её слову. Но какой был выбор? Умереть молча?
— Во-первых, твой старикашка ничего не знает, да и никто в Солнцедалье не знает,– угрюмо начала Регина.– Большую часть времени мы провели в других мирах. И то, что тебе рассказал старик, давно забыто. Ты простил нас с Джефом за тот случай…
Слова Миллс были прерваны резкой пощёчиной.
— Как ты смеешь врать мне, женщина?!– разгневался царь.– Чтобы я простил того, кто едва не убил меня?! Или ту, которая меня обманывала и притворялась мальчишкой?! Ложь!
— Но это действительно так!– вскричала Регина и заработала ещё одну пощёчину.
— Я сказал: не смей врать!!!
— А ты не смей меня бить!– зашипела Миллс на Солнцеяра, отталкивая его что было сил.– Невежественный варвар! Дикарь!
Не ожидая такого отпора, мужчина отступил на пару шагов, что позволило Королеве подняться с топчана.
— Как я устала от твоих бесконечных перепадов настроения!– продолжала распаляться Регина, а заодно и толкать Солнцеяра в грудь.– Траекторию шаровой молнии легче предсказать! То «прости», то «убью»! То «солнце моей жизни», то «в темницу её»! Если ты ничего не помнишь, это ещё не значит, что я вру!
С каждым толчком царь отступал на шаг назад, а с каждым шагом приходил во всё большее бешенство. Никто и никогда не смел, ни то, что руку поднимать, даже голос на него повышать! Тем более женщина! Существо в высшей степени изворотливое, лживое и порочное! Недаром он убил всех своих жён! Даже Шахерезаду! Нет, её он тоже не помнил, но помнил фрагмент с Идолищем (видимо, из-за инородной магии - у лукоморцев всё не как у людей), помнил, что забрал ребёнка, а жену оставил умирать. Значит, было за что! Потому что он - царь - всегда прав!
Терпенью Солнцеяра пришёл конец. Нет, эта иноземка не отделается просто казнью, сначала она должна понять, что она - никто! Пленница! Вещь! Рабыня! Ничтожество! Одним словом - женщина!
В следующее мгновение царь перехватил руки Королевы, грубо заламывая их за спину. Регина вскрикнула от боли, приподнимаясь на носочки, и тут лишилась равновесия. А ещё через пару секунд она лежала на топчане, а мужчина разрывал на ней платье. Отбиваться от Солнцеяра было всё равно, что от свирепого медведя. Любое противление он беспощадно давил и в наказание причинял ещё больше боли.
В последней, отчаянной надежде Королева перевела взгляд на окно, но… погода плакала проливным дождём. Душа Регины плакала так же.

Миллс не представляла, сколько прошло времени. Несколько раз она теряла сознание, и несколько раз Солнцеяр приводил её в чувства, чтобы продолжить своё безумное буйство. Наконец, он остановился, в очередной раз хлопнул женщину по щекам, чтобы та очнулась, и безжалостно произнёс:
— На рассвете ты умрёшь.
Регина чуть качнула головой, обессиленно прикрывая глаза:
— Нет… уже.

Глава 8.


Что происходит? Почему так много людей? Что они кричат? И почему так ломит руки? А эта грубая джутовая ткань… разве из неё шьют одежду? Что за убожество? Роба?
— Редж! Да приди же ты в себя!– послышался раздражающий крик откуда-то слева.
Что ему надо?.. И все-таки, почему так больно руки? А это ещё что такое красно-рыжее? Становится тепло… даже жарко.
— Регина! Очнись!.. Ре-е-едж!!!

Городская площадь, несмотря на раннее утро, собрала сегодня много людей. Казнили иноземцев из Драконии, хотя некоторые утверждали, что из Зачарованного Леса. Но какая разница? Они были врагами! Конкретно никто не знал, в чём состояли их враждебные намеренья (особенно той юной белокурой девушки), но вина определённо была. Иначе б не казнили!
Сам царь со свитой присутствовал на казни. Из-за мелких преступников не явился бы. Не было почему-то его сына Огнеслава. Но дело молодое, наверное, спит после ночного загула. Да, вечером, когда дождь прекратился, говорят, он привёл на эту площадь лучших циркачей Солнцедалья, и те устроили феерическое ночное шоу для столицы. Огнеслав Молниеносный умеет сделать праздник! Он сам - праздник!
Итак, на высоком помосте, обложенном хворостом, были привязаны к столбам трое врагов Солнцедалья. Им зачитали длинный приговор из общих фраз, и воины с четырёх сторон подожгли хворост. Горело сначала не очень, всё-таки весь прошлый день лил дождь. Но потом разошлось. И вот красно-рыжие языки пламени уже подобрались к верхней части помоста.

Солнцеяр сидел на возвышении в окружении знатных вельмож. Сына пришлось оставить во дворце под присмотром охраны. Узнав о предстоящей казни, Огнеслав сделался сам не свой. Умолял пощадить хотя бы Грейс, а потом и вовсе перешёл к угрозам. В общем, отец запер его в покоях и обещал разобраться с его поведением позже. Ни одна женщина не имела права так влиять на его сына! Вот он же сам не поддался чувствам в отношении Регины. Хотя уж она-то действительно незаурядная женщина. Пожалуй, он бы смог понять, если бы сын потерял голову от неё… Но от какой-то девчонки, приходящей в восторг по любому поводу? Нет! Никогда!
Царь, заметив, что языки пламени подбираются к ногам своих жертв, слегка отвёл огонь, желая ещё пару минут посмотреть на Регину. Она выглядела совершенно отстранённой, даже безмятежной. Почему? Разве не все люди цепляются за жизнь? И почему она сказала, что умерла там, в темнице?.. Ну, грубо… ну, долго… ну, больно… Но не до смерти же.
Солнцеяр облизнул пересохшие губы, по телу прокатилось согревающее тепло. Может, стоило оставить Регину ещё на денёк?.. Стоп! Нет! О чём он думает?! Он даже запомнил её имя! Так нельзя! Его разум должен быть свободен от женщин!
Солнцеяр щёлкнул пальцами, позволяя огню следовать дальше к своей трапезе.

— Регина! Чёрт тебя побери!.. Посмотри на меня!– зарычал Джефферсон.
Их с дочерью подняли с постелей перед рассветом, скрутили и привезли на городскую площадь, ничего не объясняя.
И вот они уже привязаны к столбам, а в зачитанном обвинении какая-то чушь про врагов Солнцедалья, преступный заговор и прочее, прочее, прочее. Хотя присутствие Регины у соседнего столба многое объяснило - опять они с дочерью пострадали из-за неё!
А провидение словно смеялось над Шляпником - стояло чудесное солнечное утро. Вот только волшебный цилиндр на казнь никто не прихватил, а единственный человек в их компании, способный воспользоваться магией и спасти всем жизни, был невменяем.
— Поверни голову, Редж! Сейчас же!– приказал Шляпник.– Ну, же!
И тут Королева медленно перевела взгляд с огня на Джефферсона.
— Спаси хотя бы Грейс!– перекрикивая толпу, возопил Шляпник.– Посмотри на неё! Она ещё дитя! Посмотри на неё, Редж!.. Вспомни о Генри! О своём сыне!.. Грейс такой же ребёнок!.. Дети не должны умирать!.. Редж! Думай о детях! Думай о Генри!.. Не отключайся!
Взгляд Регины сделался более осознанным, она вдруг подняла голову и осмотрелась. Как она сюда попала? Что произошло? И кто смеет казнить детей?!
Взор Королевы зацепился за человека в чёрно-золотых одеждах в окружении помпезно разодетых людей. Он сверлил её пристальным, тёмным взглядом - таким знакомым и таким чужим. Это был человек, которого она когда-то любила… Это был человек, которого она ненавидела! Это был Солнцеяр - царь и бог Солнцедалья! Однако было одно «но» - он не помнил, кто такая ОНА!
Королева одарила Солнцеяра убийственной улыбкой, и в следующее мгновение друг за другом стали происходить метаморфозы: огонь погас; путы пленников и столбы испарились; толпа на площади поддалась панике и, давя друг друга, бросилась врассыпную; перед помостом возникла из воздуха пара единорогов; а робы недоказнённой троицы превратились в костюмы для верховой езды.
Солнцеяр поднялся со своего трона, с тайным восторгом наблюдая за происходящим. И тут в его сторону с ладоней Регины полетели голубые молнии. Царь с трудом удержал их магическим щитом и, поняв, насколько сильна женщина, ответил шквалом огненных шаров.
Заслон Королевы оказался с рикошетом - шары полетели в обратную сторону, настигая толпу и свиту Солнцеяра, и только одного царя огонь не трогал, словно боялся.
И тут небо потемнело. Однако Регину это не обеспокоило, она предполагала, что Солнцеяр захочет изменить погоду, собственно поэтому заранее и наколдовала единорогов. Зато обеспокоило царя, поскольку он вовсе не призывал тучи. Солнцеяр поднял взгляд на небо и новые молнии Редж едва не пробили его щит.
Солнце закрыли совсем не тучи, это были драконы - огромные, пышущие пламенем, несущие на спинах свирепых воинов.
— Грейдмар!– процедил сквозь зубы царь, прерывая магическую схватку с Региной и переключаясь на незваных гостей из Драконии.
Теперь и Королева заметила, что «тучи» оказались тучей драконов. С неба нещадно сыпался огонь на людей, дома, корабли в бухте.
Не сговариваясь, Регина и Солнцеяр возвели над столицей огромный купол, объединяя и усиливая магию друг друга. Сначала следовало разобраться с внешним врагом, взаимные претензии могли и подождать.
— Грейс! Живо!– скомандовал Джефферсон, вскакивая на спину одного из единорогов и протягивая руку дочери.– Надо найти мой цилиндр!
— А как же Регина?– испуганно спросила девушка.
— Она хотела остаться в этом мире! Мы - нет!
— Может она передумала?
— Хорошо… Найдём цилиндр - спросим её об этом!
Грейс скользнула на круп единорога позади отца, крепко обхватывая Шляпника за пояс. И тут солнце заволокли сизые тучи, магический купол рухнул, и драконы с воинами хлынули на улицы столицы.
Стражники, находившиеся на городской площади, ринулись на захватчиков. Одолжив у кого-то ятаган, Солнцеяр присоединился к своим воинам, рубя заклятых врагов Солнцедалья направо и налево. А со стороны дворца к городской площади уже прорывался верховой отряд под предводительством Огнеслава Молниеносного.
Королева не стала смотреть, чем закончится бой. Вскочив на своего единорога, она направилась вслед за Джефферсоном и Грейс.

Глава 9.


Мэхтэб был очень стар и понимал, что его дни при дворе сочтены. Наследный принц вырос и наставник ему скоро будет не нужен. А потому мудрый, хитрый старик торопился взять от жизни всё, что сможет. Ну, не то, чтобы от жизни, но от властителей миров. Причём разных миров!
Сначала он «продал» информацию о Регине и Джефферсоне Солнцеяру, получив от него огромное вознаграждение. А потом ту же информацию предоставил Грейдмару, в своё время долго искавшему Джефферсона по всему Солнцедалью. Кажется, тот что-то украл у могущественного правителя Драконии. И, видимо, украл что-то бесценное, раз воины Грейдмара открыто явились в Солнцедалье за похитителем. Но Мэхтэбу было всё равно что, ибо он получил за своё стукачество омолаживающий эликсир…
Несколько капель сделали его моложе почти на полвека. Бывший старик рассматривал себя в зеркало и не мог поверить в это счастье. Он снова был молод, здоров, полон сил! Эликсира хватит ему на несколько веков, Грейдмар не поскупился. Однако надо было убраться подальше от столицы, и хорошо, что сейчас все заняты драконийцами и их «зверюшками» - никто не обратит внимания на Мэхтэба. И никто не будет искать его после, поскольку жертв сегодняшнего дня будет много и большинство спалённых тел не опознают, да и опознавать-то будет нечего.
Мэхтэб вышел на балкон в последний раз взглянуть на столицу, где прошла вся его жизнь. Театр военных действий сосредоточился на городской площади, лишь изредка некоторые драконы долетали до окраины города. Пока преимущество было на стороне драконийцев, но к центру столицы уже стягивались войска солнцедальцев, даже боевые слоны спешили по улицам к площади, хотя обычно их использовали в полевых сражениях.
Взгляд Мэхтэба остановился на его подопечном. Огнеславу не просто так дали прозвище Молниеносный, ещё тринадцатилетним юношей он участвовал в войне против Драконии и показал себя отважным воином. На своём дымчатом единороге он носился по полям сражений, как молния, и ни один дракон не успевал обжёчь его огнём. Вот и сейчас принц был сама стремительность - первым пробился на площадь, разя врагов по ходу движения. Однако на самой площади он вдруг круто изменил траекторию и направился куда-то в бок. Мэхтэб не успел разглядеть - куда. Сверху послышался странный звук. Солнцедалец поднял голову и увидел над собой дракона. Пламя вырвалось из пасти чудовища, и кучка пепла осыпалась на каменный пол балкона.

Нападение драконийцев окончилось так же внезапно, как и началось. Причина выяснилась почти сразу.
— Они сбросили сети на наших пленников, которых мы собирались казнить!– доложил Солнцеяру один из военачальников.– Ублюдки! Спасали своих шпионов!
Царь недовольно поморщился, понимая, что всё не так просто. Он-то знал, что Регина и Джеф с дочерью не были шпионами драконийцев, каковыми их объявили перед казнью. Зачем Грейдмару понадобилась Регина? Да, Солнцеяр не сомневался, что именно Регина! Великий конунг и волшебник Драконии заинтересовался её магической силой? Сила, конечно, огромна, царь и сам это видел, но не настолько, чтобы заинтересовать Грейдмара. Что же тогда?
Пока Солнцеяр предавался размышлениям, к нему подбежал какой-то воин и упал в ноги.
— О, Светодарящий! Горе пришло в Солнцедалье!– прохрипел он, целуя сапоги царя.
— Какое ещё горе?– нахмурился правитель, быстро обводя взглядом городскую площадь.
— Драконийцы уволокли в сетях не только своих шпионов…
— Говори толком.
— Ваш сын был рядом, когда сбрасывали сети…
Солнцеяр яростно зарычал, отпихнув сапогом от себя воина, и быстро направился к ближайшему верховому отряду.

Царь Солнцедалья спешил, как мог. Но если в скорости единороги не уступали драконам, то по траектории пути проигрывали сильно, поскольку приходилось объезжать леса, болота, а ещё вплавь переправляться через реки. И хотя отряд Солнцеяра потерял из виду драконийцев, царь и так знал, что они направляются на север к Лунной Пещере. В отличие от Солнечной Пещеры, расположенной на юге, в этой магия присутствовала всегда: и ночью, и в пасмурную погоду.
Наколдовав тучи над Солнцедальем, чтобы никто не смог ему помешать, Грейдмар теперь торопился в место, наполненное волшебством, дабы поскорее убраться из чужого мира. И Солнцеяр понимал, что если не успеет до открытия портала, и Огнеслава заберут в Драконию, то вызволение сына станет чрезвычайно сложной задачей. А виновата во всём эта колдунья (или кто там она?) из Зачарованного Леса! Если б не она…

Великий волшебник и конунг Драконии не знал страха и забот, пока однажды какой-то безумец не похитил у него священный ларец. Грейдмар долго искал и преследовал вора, но тот скрылся в Солнцедалье - в весьма странном мире, где магия оживает только в присутствии Солнца.
Бесконечное число раз конунг Драконии и его ярлы приходили в Солнцедалье в поисках священного ларца, но всё было напрасно. Вконец обозлённый Грейдмар несколько лет назад даже попытался завоевать этот мир, когда узнал, что его правитель бесследно исчез. Но и тут удача отвернулась от конунга, царь Солнцедалья вернулся и задал драконийцам такого жару, что Огненный Каньон, в котором веками спаривались и рождались драконы, обзавидовался бы и почувствовал себя заснеженным ущельем.
И вот, наконец, случилось чудо - какой-то пронырливый тип по имени Мэхтэб сообщил одному из шпионов Грейдмара, находившемуся при дворе, что видел того самого вора, которого когда-то разыскивали драконийцы. Конунг не пожалел для доносчика омолаживающего эликсира, хотя запасы этого зелья давно были на исходе, ведь именно в священном ларце хранилась «вечная молодость».
Как только отряд драконийцев добрался до Лунной Пещеры, сеть с четырьмя пленниками бросили к ногам Грейдмара. Конунг нетерпеливым жестом велел высвободить их.
И вот перед Грейдмаром уже выстроились в ряд: вор, какая-то девчонка, сын Солнцеяра и… Злая Королева?.. А она-то каким ветром в этих краях? Её Зачарованный Лес практически в запустенье. Ходили слухи, что она якобы возвращалась в свои края, но снова исчезла.
Размышления и взгляд конунга на секунду переключились с Регины на девушку: вор загородил её своим плечом, а наследный принц Солнцедалья крепко сжал ладонь юной красотки. Отметив для себя эти факты, Грейдмар вернулся мыслями к Злой Королеве.
Но и Регина была заинтересована пленителем не меньше: молодой человек, альбинос, слишком миловидной для мужчины наружности, с тёмно-огненным цветом глаз. Нет, раньше они не встречались, но Малефисента много рассказывала о правителе Драконии. Ну, ещё бы! Грейдмар тоже умел обращаться в дракона. В обличии чудовищ они и познакомились, а потом были любовниками… в человеческих оболочках, разумеется. Хотя кто их знает?
— Злая Королева,– наконец, нарушил молчание Грейдмар.
— Чудовищный Конунг,– не осталась в долгу Редж, тоже вспомнив двусмысленное прозвище правителя Драконии.
— Просто Грейдмар,– миролюбиво улыбнулся волшебник.
— Тогда - просто Регина.
— А каким образом ты оказалась в этом мире?
— Исключительно из-за женского безрассудства. А ты?
— А я из-за этого типа,– конунг указал пальцем на Шляпника, даже не взглянув в сторону Джефферсона.– Ты попала в сети случайно, я приношу свои извинения. И, конечно, ты можешь быть свободна.
Регина иронично покачала головой и огляделась вокруг:
— До ближайшего поселения миль сто, да?.. Знаешь, свобода при передвижении пешком меня мало устраивает в такой ситуации.
— Хорошо, в качестве извинений я доставлю тебя - куда скажешь. Только подожди немного, я разберусь с одним висельником…– Грейдмар недобро глянул на Шляпника, но вдруг опомнился и обратился к Огнеславу:– ваше высочество я тоже не задерживаю!
— Я уйду только с девушкой!– решительно заявил принц.
— Никуда она с тобой не пойдёт!– процедил Джефферсон, резко обернувшись к Огнеславу.– Она… она пойдёт с Региной!
— Ух, ты! Никак отцовская ревность…– злорадно заключил Грейдмар.– Значит так, девчонка останется со мной, пока я не получу свой ларец. А потом… потом я подумаю, отпустить её или скормить драконам, как и её папашу.
— Так это всё из-за того ларца?!– нервно хохотнул Джеф и вдруг посмотрел на Регину.
— Что?– нахмурилась та.
— Как что?!.. Отдай Грейдмару его ларец!
— Какой ещё ларец?.. О чём ты?!
— Тот, что я украл для тебя полвека назад!– начиная терять терпения, зашипел Джефферсон.
— Полвека?.. Ты думаешь, я помню, что было полвека назад?!– возмутилась Королева.– И вообще, ты кучу всего крал и для всех! Может, это было вовсе не для меня!
— Я никогда не крал, а выменивал, выигрывал или находил! Но ларец ты очень хотела, поэтому мне пришлось пойти на воровство!
— Да ты крал даже у меня! Сердце для своего… этого… Франкенштейна!
— Замолкните оба!– зарычал на спорящих Грейдмар и бросил тревожный взгляд на горизонт.
Погони пока не было видно, но конунг не сомневался, что Солнцеяр уже близко. Волшебник кивнул одному из своих ярлов, и тот вынул из кармана тонкие браслеты со специальными замочками и надел всем четверым пленникам.
— Чувствую себя окольцованной белой цаплей,– пробурчал себе под нос Джефферсон.– Дальше, видимо, отправят в Патуксентский центр.
— Этот аксессуар не подходит к моему костюму,– надменно заметила Редж.– Что за безвкусица?
— Мера предосторожности… Во всяком случае, от тебя,– съехидничал Грейдмар и кивнул всем следовать за ним в Лунную Пещеру.
Там он вынул из пузатого мешочка, висевшего на поясе, волшебный боб и с его помощью открыл портал.
— Магия?– удивилась Королева.– Это же против правил Солнцедалья.
— Мы в Лунной Пещере,– тихо шепнул Регине Шляпник.– Это антипод Солнечной Пещеры.
— Правда?– Королева щёлкнула пальцами, произнося заклинание испарения, но ничего не произошло.– Не поняла…
Грейдмар одарил женщину насмешливой улыбкой и столкнул в портал. Вслед за ней отправились и остальные пленники, а затем и драконийцы.

Царь Солнцедалья опоздал - перед Лунной Пещерой никого не было, да и внутри тоже. Но Грейдмар зашёл слишком далеко, похищение сына Солнцеяр никому не простит! Он отказался от мести после войны с Драконией, поскольку понимал, что солнцедальцы понесут колоссальные потери в захватнической кампании, но теперь речь шла о личной месте Чудовищному Конунгу.
Отослав свой отряд назад в столицу, Солнцеяр вернулся в Лунную Пещеру. Брать воинов с собой в Драконию (а царь не сомневался, что пленников отправили именно туда) было бессмысленно - пара драконов всех перебьёт и зажарит, как цыплят. Так что Солнцеяр отправился один. К счастью, с открытием портала проблем не было - Огнеслав, как жрец Солнечной Пещеры, всегда носил перстень с кусочком мозаики с алтаря оной.

Глава 10.


Да, пленники действительно оказались в Драконии - самом загадочном и самом скалистом из всех миров. Понятие дня и ночи здесь были размыты, на фиолетово-пурпурном небосводе всегда светили солнце и луна, образуя сумеречно-рассветный фон. В долинах каньонов жили люди (в основном охотники, иногда фермеры), на скалах - драконы, воины, ярлы и сам конунг. Простым смертным было запрещено подниматься наверх.
Замок Грейдмара был вырезан в самой высокой скале Драконии. Он был огромен и пугающ. Большие пространства, вероятно, позволяли волшебнику обращаться в дракона и не только разгуливать по замку, но и летать.
Никто из пленников ещё никогда не видел такого гигантского тронного зала. Драконы, появляющиеся из портала, без затруднений вылетали на балкон и отправлялись каждый в свою сторону. В зале остались только ярлы и пара десятков воинов.
— Итак, здесь нам никто не помешает, поэтому вернёмся к нашей теме,– сурово объявил Грейдмар и бросил раздражённый взгляд на Регину, пытающуюся творить разные заклинания.– Если ты ещё не поняла, этот запяст на твоей руке сдерживает магию! Не знаю, обладают ли остальные какими-либо магическими способностями, но рисковать больше не могу… Я слишком долго искал свой ларец!
— Я сказала, что понятия не имею, где твой ларец!– разозлилась Королева, которую уже начинал нервировать статус пленницы.
— Ну, так найди его!
— Украл Джефферсон - пусть он и ищет!
— Займётесь этим вдвоём!
— Да с какой стати я должна искать твои вещи?!– возмутилась Редж, обжигая Грейдмара ледяным взглядом.
Изящные черты лица волшебника исказила гневная гримаса. Конунг стремительно приблизился к Королеве и вонзил ладонь в её грудь, вырывая сердце.
— Вот с такой!– злобно ответил Грейдмар, заключая сердце в светящуюся сферу и заставляя ту исчезнуть.
Схватившись за грудь, Регина несколько раз судорожно вздохнула, пытаясь прийти в себя от стресса и боли. В этот же момент в углу зала начало зарождаться какое-то сияние. А волшебник тем временем повернулся к Джефферсону и негодующе объявил:
— А твоим стимулом будет дочь!– конунг хлопнул в ладоши, и Грейс с Огнеславом провалились в огромную яму, разделённую перегородкой.– С каждым днём стена между их камерами будет снижать на фут! Так что не затягивай с поисками!
— Нет! Грейс!..– Шляпник бросился к яме, но пол тронного зала вновь закаменел.– Гре-е-ейс!..
Волшебник снял булавку с ворота своей рубашки, уколол ей большой палец левой руки и, слизнув каплю появившейся крови, произнёс заклинание запечатывания. И в тот же миг конунга снёс с ног ледяной вихрь.
— Выпусти его немедленно!– прорычал Солнцеяр, за спиной которого «затухал» портал.
— Прости,– поднимаясь с пола, развёл руками Грейдмар,– темница запечатана кровью и настроена на открытие, только если в этом зале окажется священный ларец. Точнее - то, что в нём находится!
— Я убью тебя!– захрипел царь Солнцедалья и пальцы его рук заискрились тысячами молний.
Ярлы и воины предусмотрительно отошли к стене, прихватив с собой Регину и Шляпника.
— Конечно, мы можем померяться силами,– тонко усмехнулся Грейдмар,– но если я перевоплощусь в дракона, то стану бессмертен. Мы можем биться часами и даже месяцами, но ситуации это не изменит. Твой сын сам пожелал остаться с этой белокурой девчонкой, я давал ему возможность уйти… А девчонку я выпущу только когда получу ларец, который у меня украли они!
Конунг ткнул пальцем в сторону Регины и Джефферсона. Переведя взгляд в указанном направлении, Солнцеяр заскрежетал зубами. Снова эта женщина оказалась причастна к бедам, обрушившимся на его голову!
В этот момент Королева вдруг поняла, что не так-то плохо жить без сердца. Ей было всё равно, что сейчас чувствует Солнцеяр, глядя на неё. И более того - она даже наслаждалась, видя переполнявшую царя ярость.
— Ты хоть предполагаешь, где искать ларец?– тихо спросил Джефферсон у Регины.
— По крайней мере, не в Сторибруке,– безучастно пожала плечами Королева.– Туда я брала только самые важные магические артефакты и предметы.
— Зато я знаю, кто брал всё подряд.
— Думаешь, он может быть в лавке Голда?
— А есть другие варианты?– невесело усмехнулся Шляпник.
— Да. Например, мой замок в Зачарованном Лесу. Или замок Леопольда, то есть - Белоснежки. Или может твой лесной домик…
Регина резко замолчала, поняв, что все присутствующие слушают их с Джефом разговор.
— Вижу, вы уже определились с маршрутом поиска,– ядовито процедил Грейдмар.
— Да, но мне нужна моя магия,– беспрекословным тоном заявила Королева, протягивая вперёд руку с запястом.
— А мне нужна моя шляпа,– не менее решительно потребовал Джеф и, видя изумление в глазах конунга, добавил:– волшебная!.. Чтобы путешествовать по мирам.
— Ну, уж нет!– огрызнулся Грейдмар.– Получите два боба: один - туда, один - обратно! И никакой магии! Я слишком долго живу на свете, чтобы доверять Злой Королеве!
— Но если твоего ларца не окажется в Зачарованном Лесу, нам придётся идти в другие миры,– возразил Шляпник.
Регина согласно закивала и добавила:
— И магия нам может понадобиться для защиты. Людей в Зачарованном Лесу очень мало, поэтому огры сильно размножились за последние годы.
— Я пойду с ними,– нежданно-негаданно подал голос Солнцеяр.– На кону жизнь моего сына, я не позволю, чтобы она зависела от этой парочки!
Царь Солнцедалья обвёл Регину и Шляпника тяжёлым взглядом.
— Все огры слягут с несварением желудка, когда увидят физиономию нашего секьюрити,– ухмыльнулась Королева, покручивая на запястье ненавистный браслет.

Глава 11.


Портал открылся прямо перед замком Регины. Окрестности были пусты, безмолвны и имели заброшенный вид. В свете заходящего солнца «колючий» замок Злой Королевы выглядел весьма угрожающе.
— Сооружение выражает внутренний мир хозяйки?– скептически поинтересовался Солнцеяр.
— Если кому-то не нравится мой внутренний мир, то он может остаться ночевать в лесу с ограми,– прохладно ответила Регина и решительно направилась в свой замок.
Быстро переглянувшись, мужчины поспешили следом.
Идя по многочисленным коридорам и залам, Солнцеяр с интересом осматривал обитель Королевы. В отличие от его солнечного, светлого замка здесь царили серо-чёрные тона. Обставлено, конечно, всё было со вкусом, но как-то уж очень мрачно.
Регина открыла двери своих покоев и приятно удивилась, узрев прежний идеальный порядок.
— Странно, что за столько лет замок не разграбили и не разрушили,– заметил Шляпник.
Королева изумлённо посмотрела на Джефферсона:
— Ты где провёл целый год, когда Бастинда отправила всех назад в Зачарованный Лес?
— Какая Бастинда?
— О-о! Всё понятно: безумец и отшельник! А жили вы здесь в своём доме в лесу и ни с кем не общались?
— Когда?– не понял Шляпник.
— Джеф, ты вдобавок к безумству ещё и памяти лишился? Мы целый год жили в Зачарованном Лесу и только несколько месяцев назад вернулись в Сторибрук.
Джефферсон недоверчиво посмотрел на Королеву. Никаких изменений в своей жизни он не помнил, всё дни были одинаково-монотонны и, да, он провёл их в доме в лесу, но не здесь, а в Сторибруке. Вот только ему казалось, что прошёл не год, а сотня мучительных лет, в течение которых приходилось делить Грейс с приёмной семьёй.
— Что ж, может и к лучшему, что ты ничего не помнишь,– пожала плечами Редж и вдруг посмотрела на Солнцеяра.– Лишние воспоминания часто доставляют неудобства. Так что лучше жить, не помня…
Царь, сверлящий женщину тёмным взглядом, лишь ухмыльнулся. Правда, через некоторое время в голову пришла странная мысль, что Регина имела в виду не свои воспоминания о темнице, а его собственные воспоминания. Он ведь действительно не помнил многих моментов из последних четырёх или пяти десятилетий. Но что об этом знала Королева? Может она не врала, и они действительно пересекались в этот период? Тогда почему он не убил её раньше?
— Может, мы уже начнём искать ларец,– нетерпеливо предложил Шляпник, направляясь к ближайшему комоду.
— Может,– скептически отозвалась Королева.– А ещё, может, ты напомнишь, как этот ларец выглядел?
— Золотой… инкрустированный рубинами и сердоликами… размером с бейсбольный мяч.
— Не понял. Какого размера?– переспросил Солнцеяр, направляясь к столику возле одного из зеркал.
— Вот такого,– показал наглядно Шляпник, округлив пальцы.
— Такой маленький? Что туда может поместиться?
— Мяч для пинг-понга,– съязвила Редж.– И вы поаккуратнее с моими вещами. Всё должно остаться на прежних местах!
Королева недовольно поморщилась, наблюдая за мужчинами, копающимися в её ящиках, и направилась к смежной двери.
— А ты куда?– окликнул Солнцеяр.
— В спальню. Её я осмотрю сама,– беспрекословно заявила Редж.
И тут царя охватило настоящее любопытство. Неужели же и спальня окажется такой мрачной? Или скорее - мистической?.. Чёрные простыни? Свечи тёмного воска? Зеркала в железных оправах? Пропитанные духом фантасмагории скульптуры и картины?
Солнцеяр уже собрался было в спальню под предлогом «я тебе не доверяю», но тут услышал, как Королева вскрикнула. Переглянувшись, мужчины поспешили в смежную комнату.
Женщина лежала в центре спальни, правый висок был пробит. Рядом валялся подсвечник - видимо, орудие преступления.
— Тьмы ради! Какого…– солнцедалец быстро огляделся по сторонам, но нападавшего простыл и след.
— Регина!..– Шляпник похлопал Королеву по щекам.– Очнись!
Сначала женщина перехватила руки Джефа, затем открыла глаза и приподнялась. Пальцы Редж коснулись виска, и она тут же перевела на них взгляд. Брезгливо поморщившись, Королева недовольно посмотрела на Солнцеяра.
— Ты, кажется, должен был нас охранять!
— Кто это был?– мрачно поинтересовался царь.
— Откуда мне знать?! Напали со спины…
Солнцеяр присел на корточки рядом с Региной и протянул ладонь к её лицу, однако женщина мгновенно отбила руку царя.
— Не трогай!
— Я только хотел залечить,– оправдываясь, произнёс солнцедалец.
— Это можно делать не касаясь меня.
— Какая разница? Так проще и быстрее.
— Если б разницы не было, то сейчас не было бы и этого разговора,– ядовито ответила Королева.
Глаза Солнцеяра мстительно сузились:
— А знаешь, что?.. Походи-ка ты с этой зарубкой на своём красивом личике!
— Да уж лучше так ходить, чем принять от тебя помощь!
Джефферсон, всё это время молча наблюдавший за перепалкой, вдруг спросил:
— Редж, а скажи-ка мне откровенно, нас ведь пытались казнить не за заговор, да? Ты, как всегда, показывала ему своей характер? Дерзила, грубила, отказывала, да?!.. Какого чёрта ты тогда просилась в Солнцедалье?!
— Умолкни!– грозно процедила Королева.– Не болтай, а ищи ларец! Забыл, что твоя драгоценная дочка сидит в клетке? Огнеслав вряд ли будет миндальничать, когда стенка между ними опустится.
Джефферсон побледнел, нервно сглатывая. Да, Регина прекрасно владела мастерством - как побольнее ударить. Шляпник тут же вернулся к поискам.
— Я сказала: не в моей спальне!– поднимаясь на ноги, возмущённо напомнила Королева.
Однако Джеф проигнорировал её слова, рыская по многочисленным ящичкам секретера.
— Так ты просилась в Солнцедалье?– недоумённо изогнул бровь царь, почему-то ощущая странное довольство.
— Выйди. И забери с собой Джефферсона,– приказала женщина.
— Не могу. Я же должен вас охранять.
— Тогда займись поисками нападавшего, сюда он уже не вернётся.
— А вдруг…
С досады скрипнув зубами, Королева удалилась в ванные комнаты. Это было нелепо - она ведь лишилась сердца - почему Солнцеяр так сильно раздражал её? Все чувства, не только любовь, но и ненависть, должны были восприниматься блекло. Или это и есть блекло?.. Боже, что же тогда она чувствовала бы имей сердце?!
Стараясь больше не думать о Солнцеяре, Регина смыла кровь с виска и вдруг, схватив мыло, принялась с остервенением намыливать запястье, на котором находился браслет от Грейдмара.
— Что ты делаешь?– послышался из дверей голос царя.
От такой бесцеремонности Королеву тряхнуло, как от землетрясения. Редж даже выронила мыло.
— Как ты смеешь?!– рассердилась она.– Это же купальня!
— И что?– пожал плечами Солнцеяр.– Ты ж не голая… да даже если б и так, разве я что-то не видел?
— Убирайся немедленно!
— Десять минут назад ты пеняла на то, что я тебя плохо охраняю.
Регина много чего хотела ответить этому зарвавшемуся мерзавцу, но сдержалась, понимая, что проще объясняться со столбом. А посему она вернулась к своему занятию.
Превозмогая боль, Королева попыталась стащить с себя запяст. Но все усилия, конечно, были тщетны.
Солнцеяр, долго наблюдавший за мучениями Редж, наконец, предложил:
— Давай я попробую снять его с помощью магии?
— Обойдусь без тебя,– огрызнулась женщина, закусывая до крови губы и сворачивая себе сустав большого пальца.
В фильмах она видела, как лихо такое проделывают бандиты, чтобы снять с себя наручники, но в жизни это оказалось очень сложно и нестерпимо больно. Королеве даже показалось, что она сейчас лишится сознания. Впрочем, если бы кто-то мог видеть в этот момент лицо Солнцеяра, то решил бы, что сознания вот-вот лишится царь.
Солнцедалец бросился к Регине, помогая стянуть запяст и тотчас залечивая её руку магией. Женщина прикрыла глаза, несколько раз глубоко вздохнув, а потом вдруг осознала, что стоит в опасной близости от Солнцеяра, и тот всё ещё держит её руку в своих ладонях. Перестав дышать, Королева осторожно подняла веки. Так и есть - этот солнцедальевский мачист - не отрываясь, смотрел на её приоткрытые губы.
Высвободить намыленную ладонь было легко - Редж справилась без труда. Да царь особо на её руку и не претендовал, к тому же это позволило ему обхватить женщину за талию. А когда Королева собралась возмутиться, Солнцеяр закрыт ей рот поцелуем.
Регина пришла в ярость. Этого самовлюблённого негодяя совершенно не волновали чьи-либо желания! Ему хотелось - и он брал! Неважно - кого или что! И никакого чувства вины!
Королева оттолкнула мужчину сильнейшим магическим потоком. Простой смертный мог бы впечататься в стену, переломав все кости, но Солнцеяр был слишком опытным колдуном. Он не просто замедлил движение, но и умудрился остановиться за пару футов до необратимых последствий.
— Какое расточительство - тратить магию на такую ерунду,– иронично заметил он.
— По-другому ты не понимаешь,– поправляя редингот, отозвалась Регина и подошла к умывальной чаше, чтобы смыть с руки мыло.
Женщина взглянула на себя в зеркало и провела пальцем по виску, «залечивая» рану. И тут же вспомнилось, что Солнцеяр не любил сводить шрамы магией. Он говорил, что каждый из них - урок, напоминание. И половину из этих уроков царь получил во времена общения с Региной.
«Всё-таки память - занятная вещь»,– усмехнулась про себя Королева и вдруг увидела в зеркале отражение Солнцеяра. Он стоял прямо за спиной Редж.
— Ты не понимаешь ни по-хорошему, ни по-плохому?– сухо поинтересовалась женщина.– Это для солнцедальцев ты - царь и бог, и они не смеют тебе прекословить. Для всех остальных ты - обычный маг.
— Ну, уж хоть не «обычный»,– ухмыльнулся Солнцеяр, с нескрываемым удовольствием вдыхая аромат Регининых волос.– Да и ты вряд ли входишь в разряд «все остальные». Я вот тут подумал над словами Джефа… А может, я и правда (нет, не простил!) решил подождать с местью вашей странной парочке? Может мы действительно встречались в других мирах? Как там сказал Джеф?.. «Ты, как всегда, показывала царю своей жуткий характер»? Из этой фразы можно сделать вывод, что мы пересекались не раз и не два. А, помня о том, в каком наряде ты явилась в мой дворец, я думаю…
— Мне без разницы, что ты думаешь!– крайне резко оборвала Солнцеяра Регина.
Мужчина довольно хмыкнул, качая головой:
— Ты поняла правильно то, что я хотел сказать.
— Да иди ты… кх… искать ларец!

Глава 12.


Добрую половину ночи Редж, Солнцеяр и Джеф искали ларец Грейдмара. Королева даже создала заклинание поиска всех находящихся в замке ларцов. Они завалили едва не треть гостиной, но оказались не тем, что нужно.
— Здесь ничего нет,– наконец, заключила Редж, устало опускаясь в кресло.– Утром отправимся в замок Белоснежки. Если ларец всё ещё в Зачарованном Лесу, то только там. Из своего замка Румпельштильцхен, видимо, в лавку Голда забрал всё.
— А кто такая Белоснежка и почему ларец может быть у неё?– обратился Солнцеяр к раздосадованному Шляпнику.
— Когда я украл для Регины ларец, она ещё была замужем за отцом Белоснежки и жила в его замке,– глухо отозвался Джефферсон.
— Была замужем?.. Она?! Неужели, нашёлся болван, рискнувший на ней жениться?!
«Ты тоже когда-то хотел на мне жениться»!– едва не выпалила Королева, но вовремя сдержалась. Нет, она не станет обращать внимание на выпады Солнцеяра. Равнодушие задевает сильнее, чем гнев.
— Кто бы говорил,– буркнул Джефферсон, нервно поглядывая на настенные часы.
— Да расслабься ты,– тоже посмотрел на часы солнцедалец,– любая девушка будет счастлива рядом с Огнеславом.
Джеф заскрипел зубами, грозно поворачиваясь к царю.
— Эй!– окликнула мужчин Регина.– Идите-ка выяснять отношения подальше от моих покоев! Я собираюсь отдохнуть хотя бы несколько часов…

Рассчитывать на порядочность Солнцеяра не приходилось, поэтому Королева установила в своей спальне заклинание «сирены» и тут же провалилась в сон. Регине почему-то приснилась мать.
«Прости меня,– с болью во взгляде прошептала Кора.– Я так и не успела тебя обнять, когда моё сердце, наконец, оказалось при мне… Не успела сказать, как сильно я любила тебя… Да, я тоже была способна на любовь… Но мир, порой, кажется так жесток, так переполнен болью, что мы отказываемся от чувств, запираем сердце в шкатулку и идём по жизни дальше. Я не смогла терпеть ту боль, что судьба мне отмерила. Я отказалась от любви и… от старшей дочери… в какой-то степени я отказалась и от тебя… Прости…»
«Я простила… ещё тогда… когда вернула сердце»,– сквозь бесконечную печаль улыбнулась дочь.
«Ах, если бы я могла вымолить прощение и у Бастинды… Я хотела бы, чтоб мы жили одной дружной семьёй…»
«Думаю, Бастинде эта идея бы понравилась. Уверена, она бы смогла найти в себе силы простить».
Странный пронзительный звук прервал сон Королевы.
— Какого чёрта?!– зашипела Регина, открывая глаза и включая верхний свет с помощью магии.– Сколько раз я ещё должна об…
Редж замолчала уставившись на ночного посетителя. Нет, это был вовсе не Солнцеяр. — Ты?..– только и смогла выдохнуть Королева.
— Видела бы ты сейчас своё лицо, сестричка,– ядовито заметила Злая Ведьма.– Но разве не ты советовала мне подумать о сотворении новой судьбы?
Регина медленно поднялась с постели, всё ещё не веря в реальность событий. А может это просто продолжался сон? Сначала к ней явилась мать, теперь… сестра.
— Как… ты выжила? Это невозможно…
— Что-то ты не очень рада моему воскрешению,– осклабилась Бастинда.– А помнится навещала меня в тюрьме и говорила всякие банальности.
В этот момент в спальню Регины влетели Солнцеяр и Шляпник, видимо, разбуженные «сиреной».
— Что случилось?!– быстро выпалил царь и указал на Злую Ведьму:– Это кто?! Это она напала на тебя вечером?!
Бастинда одарила солнцедальца любопытно-заинтересованным взглядом.
— Нет-нет, всё в порядке,– неожиданно даже для себя самой, заступилась за сестру Королева, и быстро накинула халат поверх ночной сорочки.– Мы знакомы… Ступайте спать!
— Что такое?– Злая Ведьма иронично изогнула бровь.– Ты стесняешься представлять меня своим друзьям?
— В самом деле,– на губах Солнцеяра появилась блудливая улыбка.
Вальяжной походкой царь приблизился к Бастинде, Джефферсон же - напротив - махнул на всех рукой и удалился.
— Итак, что это у нас за солнцекудрая красотка?– поинтересовался мужчина, обводя Злую Ведьму раздевающим взглядом.
— Это моя сестра,– ответила за Бастинду Королева.– И мне бы очень хотелось поговорить с ней наедине.
— Сестра?– удивился царь, переводя внимательный взор на Редж.– Что-то вы не очень похожи.
— Мы сводные.
— Да,– недовольно подтвердила Злая Ведьма.– Я больше похожа на мать, а Регина, видимо, на своего отца. Хотя не факт. С нашей матушкой ни в чём нельзя быть уверенной.
— Ты на что-то намекаешь?– взгляд Королевы пронзил сестру насквозь.
— Никаких намёков. Просто мысли вслух.
— Солнцеяр!– нетерпеливо окликнула Регина.– Я, кажется, просила тебя уйти.
Мужчина безучастно пожал плечами и, наклонившись к самому уху Бастинды, что-то прошептал.
— Я подумаю,– кокетливо ответила женщина.
Королева поймала себя на том, что эта сцена ей неприятна. Что там мог предложить Бастинде Солнцеяр? Собственно говоря, вариантов было не много, а в воображении Регины - вообще один!
Царь самоуверенно улыбнулся и неторопливо покинул комнату.
— Итак, вернёмся к нашему разговору,– потребовала Редж.– Как случилось, что ты жива? И почему ты здесь?
— Жива - потому, что перехитрила и тебя, и Румпельштильцхена. Неужели вы думали, что я ни на мгновение не допускала мысли о провале своего плана?.. Допускала и подготовила заклинание мнимой смерти. Кстати, спасибо, что отнесла кулон в свой склеп, пропитанный магией! Это помогло мне не только найти его, но и открыть, точнее - продублировать, последний проложенный мною портал.
— Это объясняет, как ты попала в Зачарованный Лес, но не объясняет, почему ты снова оккупировала мой замок!
— Исключительно из соображений родства! Пришла пора делиться игрушками, сестрица!– нахально заявила Бастинда.
Редж непроизвольно перевела взгляд на дверь, и этот факт весьма позабавил Злую Ведьму.
— Так это действительно ты напала на меня сегодня вечером?
— Я понятия не имела, кто входит в мою спальню.
— Мою!.. Это моя спальня!
— Твоя спальня в Сторибруке!– съехидничала Бастинда.– Что ты забыла в Зачарованном Лесу?!
— Не твоя забота. Хотя… Что ты трогала из моих вещей и куда дела?– подозрительно поинтересовалась Королева.
— Твои наряды мне коротки! К тому же широки в талии!
— Что-о-о?.. То есть я не про наряды спрашиваю. Я про магические вещи!
На лице Злой Ведьмы вдруг появилось досадно-страдальческое выражение, несмотря на отчаянную попытку скрыть чувства.
— Бастинда?– настороженно окликнула Редж.– Что такое?
Злая Ведьма высокомерно вздёрнула подбородок и направилась к выходу. Однако Миллс сделала пас рукой, закрывая и запирая дверь магическим заклинанием.
— Выпусти меня немедленно!– злобно зашипела на сестру Бастинда.
— Открой сама!– бросила вызов Регина и, видя замешательство Злой Ведьмы, насмешливо спросила:– Или вся магия кулона была истрачена на портал?
— Что за чушь?– фыркнула Бастинда.
— Я не сразу задалась вопросом - почему ты ударила меня статуэткой? Ты ведь всегда применяла магию! Объяснение может быть только одно… А вот что не поддаётся объяснению - это то, как ты выжила без магии в этом мире?
— Да что ты знаешь о выживании?!– сердито вскричала Злая Ведьма.– Сначала ты жила у мамочки в замке с кучей слуг, и единственное от чего страдала - скука! Потом - в замке короля Леопольда! У тебя не было только любви, всё остальное ты могла себе позволить! Затем тебя опекал и обучал сам Румпельштильцхен! А когда Белоснежка с Прекрасным изгнали тебя из замка внезапно почившего Леопольда, ты выстроила собственный замок и наняла армию рыцарей! И забота у тебя была только одна - месть! Так что не рассуждай о том, чего ты не знаешь!
Имей Регина сердце, наверное, слова сестры задели бы её, но сейчас ей было абсолютно всё равно. Красиво очерченная бровь Королевы изогнулась в композиции «Ваша утомительная речь закончена?».
Небрежным взмахом кисти Миллс заставила дверь спальни открыться. Бастинда поспешила ретироваться, не преминув громко хлопнуть этой самой дверью.

Глава 13.


Регине показалось, что она только уснула, а кто-то уже явился её будить. И этот кто-то был очень настойчив, тормоша её за плечо. Королева с трудом разлепила глаза и отвела в сторону руку незваного гостя. Им оказался Шляпник.
— Джеф, ты в своём уме? Только светает,– кивнула на окно Миллс.– Дай хоть часик ещё поспать.
— Выспишься, когда найдём ларец!– отрезал мужчина, бросая Редж на кровать её вчерашний костюм.– Одевайся!
— Во-первых, я не собираюсь надевать вещи, которые уже носила. У меня в этом замке, слава богу, есть гардероб… кх… должен быть. А во-вторых, кто тебя назначил главным?
— Я сам! Поскольку, очевидно, ты не слишком торопишься вернуть своё сердце!
— Моё сердце - не твоя забота.
— Разумеется, заботы у нас разные!– не выдержав, сорвался Джефферсон.– Моя дочь в темнице! И в этом виновата ты!.. Из-за тебя мы застряли в Солнцедалье, попали в лапы Грейдмара, а теперь ищем иголку в стоге сена! Ты мне должна!
Королева скептически скривила губы:
— Похоже, я всем должна. Записывайтесь в очередь.
— Редж!..
— Сбавь тон,– строго осекла Миллс.– И выйди из спальни, если хочешь, чтобы я встала и оделась. Кстати, а Солнцеяра ты разбудил?
— Да, они уже встали.
— Они?– быстро переспросила Регина, недовольно изогнув бровь.
Джефферсон флегматично развёл руками. Ничто, кроме спасения дочери, его не интересовало.
— Твоя сестра собирается с нами.
— Что?!.. Какого чёрта?!.. Стоп! Отмотай назад. Ты сказал: «они встали». Ты их разбудил? Они что, спали в одной комнате?!
— Ну-у… Слушай, Редж, мне не интересно, что там у вас с Солнцеяром происходит, так что не вмешивай меня в ваши дела. Я ничего не знаю и знать не хочу!
— Ты можешь мне просто ответить: она ночевала у него?!
— Мы ждём тебя внизу,– объявил Джефферсон и стремительно покинул комнату.
«Чёртов солнцедалец!.. Сукин сын!..– направляясь в ванную комнату, цедила про себя Королева.– Блудливый мерзавец!.. Как же я ненавижу тебя!..»

Одевшись в свой любимый кожаный костюм для верховой езды с приталенным малиновым сюртуком, Регина вышла во двор, где её уже все ждали. Никого не удостоив взглядом, она села на приготовленную для неё лошадь и пришпорила животное, пуская его с места в галоп.
Солнцеяр даже отвлёкся от беседы со Злой Ведьмой, дабы оценить кобылицу и всадницу. Обе были достойны друг друга и просто шикарны… И тут перед глазами царя вдруг промелькнула странная картина: Регина перелетает через холку несущёгося галопом единорога. Впрочем, видение исчезло так быстро, что Солнцеяр не успел понять - точно ли это была Регина?
— Её первой любовь был конюх,– ехидно заметила Бастинда, с завистью буравя спину сестры.– Видимо, в перерывах между обжиманиями он всё-таки учил её кататься.
— Конюх?– брезгливо поморщился солнцедалец.– Странные вы, женщины. Царям отказываете, а чернь привечаете.
— Это, смотря какие женщины и смотря каким царям,– Злая Ведьма тряхнула волосами, позволяя им небрежно рассыпаться по плечам.
Солнцеяр осклабился в белозубой улыбке, обводя Бастинду бесстыжим раздевающим взглядом.
— Может вам не стоит ехать с нами?– спросил, а скорее - предложил Шляпник и направил своего коня вслед за Региной.
— А что, может действительно не стоит?– Злая Ведьма игриво повела бровью.
— Я не доверяю твоей сестре. Вдруг она не устоит от соблазна и захочет оставить потерянный ларец себе.
Да, чем больше Солнцеяр узнавал Королеву, тем меньше у него было причин полагаться на неё. Регина была полна сюрпризов. Конечно, сердце она вряд ли планировала оставить у Грейдмара, но вот попробовать навязать Чудовищному Конунгу свои условия игры, Королева вполне могла бы.
— О-у… а я уж испугалась, что она по доброте душевной помогает вам со Шляпником.
Солнцеяр рассмеялся и, ничего не ответив, ударил коня в бока каблуками сапог. Жеребец заартачился, взвился на дыбы, но вскоре подчинился воле опытного наездника.

Конечно лошади были не так выносливы и быстры, как единороги, но дарили не меньшее ощущение полёта и свободы. Регина помнила это чувство с детства, езда верхом успокаивала её, помогала забыться, сдерживала эмоции…
Через некоторое время Миллс пришла в норму, и бессердечная (в прямом смысле слова) натура подсказала гениальный план мести - изящный и до банальности простой. Но необходима была одна маленькая деталь - не найти ларец в замке Белоснежки!.. И Королева собиралась организовать это, даже если на самом деле ларец окажется именно там.

Через полчаса быстрой скачки Джефферсон был вынужден признать, что не в состоянии угнаться за Региной. К тому же его конь начал заметно уставать, а кобылица Королевы по-прежнему была полна сил. Впрочем, Шляпник подозревал, что силы носили магическую природу.
Но словно провидению этого было мало - на лесной дороге показались огры. Тому, что высунулся из чащи прямо перед Редж, не повезло - Миллс, не сбавляя хода, волшебным вихрем приложила монстра об огромный дуб и ускакала далеко вперёд.
Шляпнику пришлось разворачивать коня и, как это было ни противно, ждать помощи от Солнцеяра.

Огры действительно сильно размножились в Зачарованном Лесу и чувствовали себя здесь хозяевами. В общем, Солнцеяр потратил на них немало времени и магии. И когда компания, наконец, добралась до замка Снежки, уже был вечер.
— Ого! Во всех окнах свет,– спешиваясь, мрачно заметил царь.– Она время зря не тратила.
— Это странно,– подал голос Шляпник, который почти всю дорогу до замка молчал,– вчера она не очень торопилась найти ларец.
— Может, разлука с сердцем на неё всё-таки подействовала.
— Что значит «разлука с сердцем»?– встрепенулась Бастинда.– Она снова вырвала себе сердце?!
— Снова?
— Ну-у… да… Видимо, пытается быть похожей на мать. Жалкие потуги.
— Что-то я не пойму, ты ревнуешь её к матери?– неуверенно спросил Солнцеяр, но, увидев, что Джефферсон уже заходит в замок, не стал дожидаться ответа и поспешил следом.
Злая Ведьма направилась за мужчинами, но вдруг прямо на пороге наткнулась на невидимую стену.
— Что за чёрт?!– возмутилась она.– Ре-е-едж!
В центре холла, словно по волшебству (а может, именно по волшебству) появилась Королева.
— Я вся - внимание,– заверительно кивнула Миллс, скрестив руки на груди.
— Ты наложила заклинание! Я не могу войти!
— И?– пожала плечами Регина.
— Впусти меня немедленно!– рассердилась Бастинда и посмотрела на Солнцеяра, ища поддержки.
Тот стоял на одинаковом расстоянии от женщин и переводил внимательный взгляд с сестры на сестру. Однако вмешиваться он не торопился.
Регина сделала вид, что серьёзно размышляет над словами Злой Ведьмы, а потом просто ответила:
— Нет.
— Ты не можешь оставить меня за порогом!– вскричала Бастинда.– Скоро ночь! Леса кишат ограми!
— Помнится, ты говорила, что много знаешь о выживании,– насмешливо заметила Королева.– Тогда ты должна знать, что кричать не стоит - у огров хороший слух.
— Солнцеяр! Сними её заклятие!
Царь лукаво взглянул на Регину, словно вопрошая: «Что скажешь?», но Миллс была нарочито небрежна. Солнцедалец воспринял это как вызов. Однако едва он попробовал отменить заклятие, стало ясно, что Королева не только сильна, но и изобретательна.
— Прости, не могу,– развёл руками Солнцеяр, не слишком огорчившись, что не в состоянии помочь Бастинде.– Печать крови.
— Что за чушь?!– совершенно вышла из себя Злая Ведьма.– Я - её сестра! Я бы смогла войти, если бы это была печать крови!
— Печать крови не на замке, а на территории вне его. Ты можешь находиться в Зачарованном Лесу только за стенами этого замка, а всякий, вошедший в этот замок, выйти из него уже не сможет…
Регина многозначительно улыбнулась сестре и направилась прочь из холла.
— Ты мне ответишь за это!– прокричала ей вслед Бастинда и исподлобья глянула на Солнцеяра:– Ты мог бы уговорить её снять заклятие!
— Не в ближайшие лет сто,– иронично покачал головой царь.– Тебе лучше поспешить и укрыться где-нибудь до наступления сумерек. Прощай, Бэс… Бат… эээ… в общем, прощай.
Послав Злой Ведьме воздушный поцелуй, солнцедалец покинул холл замка. Через полминуты он не помнил не только имя, но и внешность Бастинды.

Солнцеяр отыскал Регину в трапезной. На столе стояли различные блюда и напитки, очевидно, «приготовленные» с помощью магии. Королева ужинала в гордом одиночестве.
— А где Джефферсон?– поинтересовался царь, присаживаясь на соседнее кресло.
Редж безразлично пожала плечами, нарезая острым ножом на своей тарелке мясо:
— Вероятно, занят поисками ларца.
— Я видел, когда заходил - ты ему что-то говорила.
— Сказала, что ларца здесь нет.
— Как я понимаю, он тебе не поверил?– насмешливо заметил Солнцеяр, наливая себе в кубок вина.
Рука Миллс, держащая нож, угрожающе застыла в воздухе.
— Ты мешаешь мне ужинать,– холодно процедила женщина, не отрывая взгляда от тарелки.
— Кажется, я вообще тебе мешаю.
— Нет, тебе не кажется.
Сонцедалец отсалютовал Регине кубком и сделал несколько больших глотков.
— Нашу Злую Королеву что-то разозлило? Может то, что я общался с её сестрой?
— Общался?– презрительная усмешка скривила губы Редж.– Мне безразлично с кем ты общаешься… не льсти себе.
— Тогда отчего ты отправила сестру на верную смерть?
— У нас с Бастиндой свои счёты, к тому же сомневаюсь, что огры способны переварить столько яда.
— Я смотрю, у вас просто образцовые семейные отношения!
Королева возмущённо повела бровью:
— Кто бы говорил, господин «сорок три раза вдовец»!
— Да, с женщинами мне не везёт. Вы все одинаковые: лживые, неверные, алчные…
— Хватит!– резко перебила Редж, бросив столовые приборы на тарелку и поднимаясь из-за стола.– Ты явился в мой мир, в мой замок, сидишь за моим столом и ещё смеешь обливать меня грязью!
— Хранители Тьмы! Сколько страсти и ярости! И это в отсутствии сердца?!..– царь тоже поднялся с кресла и сделал шаг к Регине.– Я уже просто мечтаю вернуть тебе сердце!
— А я тебе - память,– процедила себе под нос Королева.
— Что?
— Раз ты так жаждешь вернуть мне сердце, почему бы нам не отправиться в то единственное место, где может быть ларец Грейдмара? Дай мне волшебный боб!
Солнцеяр удивлённо посмотрела на женщину. Было очевидным, что она что-то задумала. И очень хотелось посмотреть - что?!
— А как же твой приятель Безумный Шляпник?– поинтересовался царь.
— Он считает, что ларец здесь. Вот пускай и ищет его до нашего возвращения!

Глава 14.


Не представляя, что за эти несколько дней произошло в Сторибруке, Королева решила, что лучше всего будет проложить портал в склеп. В худшем случае она может встретить там лишь своего фантома, остальные её убежище обходят стороной.
Так Регина и Солнцеяр оказались в потайной комнате склепа.
— Ого! Интересные покои… и ни окон, ни дверей,– ухмыльнулся царь, оглядываясь по сторонам.– Обставлено величественно и со вкусом. Но где мы?
— Мой склеп,– рассеянно отозвалась женщина, подходя к круглому зеркалу, висящему на стене.
— Твой? Ты же вроде ещё жива.
— Вроде… Здесь я похоронила свою прежнюю жизнь, когда впервые попала в Сторибрук.
— Что такое Сторибрук?
— Мир с развитыми науками и технологиями.
— Какими именно?– оживлённо поинтересовался царь.
Редж бросила на Солнцеяра раздражённый взгляд:
— Ты мне мешаешь!.. Посиди несколько минут молча!
Солнцедалец недовольно нахмурился, но решил на этот раз простить женщину, поскольку свидетелей того, как она с ним разговаривала всё равно не было. Мысль эта однако сильно удивила царя. Но он успокоил себя тем, что разберётся с Региной позже.
Между тем Королева обратилась к зеркалу:
— Сидни?!.. Сидни! Отзовись немедленно!
Отражение Редж всколыхнулось, затуманилось, и по ту сторону зеркала явилось лицо джина.
— Ваше величество?– недоверчиво спросил Сидни.– Это вы? Настоящая?
— Разумеется я! Что за глупые вопросы?
— Просто я думал, что вы… ну-у… не планируете возвращаться в Сторибрук.
— Мои планы - не твоё дело! Скажи мне лучше, где сейчас мистер Голд?
— Откуда мне знать?!– изумился джин.
— Ну, так пробегись по всем зеркалам Сторибрука и узнай!
— Хорошо, моя Королева,– головой отвесил поклон Сидни.
— Стой! Ещё покажи мне, что делает Генри?
Несколько секунд джин отсутствовал, а потом вдруг заявил:
— А Генри и Голд в данный момент вместе. Бель с Румпельштильцхеном только что вернулись из поездки.
В зеркале появилось изображение лавки мистера Голда.
— Привет!– кивнула Бель мальчугану и удалилась дабы не мешать разговору.
— Привет, Генри,– в обычной сдержанной манере поздоровался Голд.– Уверен, есть причина, по которой ты расположился в магазине.
— Мои воспоминания! Я хочу их назад!
— Но их тебе уже вернула твоя мама. Если чего-то не хватает, то эти пробелы, вероятно, можно заполнить видеоиграми.
— Я хочу назад мои поддельные воспоминания!– решительно заявил Генри.– Я жил в Нью-Йорке и был счастлив, не зная ни о Сторибруке, ни о маме!.. Я просто хочу забыть!
— Сидни!– рассердилась Королева, призывая джина.– Что здесь происходит?! О чём он говорит?! Почему он хочет всё забыть?!
В зеркале вновь появилась голова Сидни:
— Очевидно потому, что вы… то есть ваш фантом… не желает его видеть.
— К-как?..– оторопела Регина, прикладывая ладони к щекам.– Почему?
Солнцеяр, до этого момента больше интересовавшийся диковинными вещицами в комнате, нежели разговором Королевы, теперь полностью сосредоточился на втором.
— Кажется, в этом мире это называется депрессией.
— У меня депрессия?– не поверила Регина.– Ну, то есть - у фантома… Видимо, ей тоже не помешает удалить один орган из груди. Впрочем, теперь мне всё равно, что происходит с ней и с этим миром. Но Генри я здесь не оставлю!.. Передай ему от меня послание: пусть приходит в склеп.
— Что вы задумали?– насторожился Сидни.– Вы хотите похитить ребёнка? А как же Эмма? Он будет скучать по ней! Он не простит вам!.. Да и она будет его искать!
— Не будет,– холодная усмешка коснулась губ Королевы.– Ему, как он того и хочет, я изменю воспоминания. А Свон, так и быть, оставлю фантома Генри. Пускай играется в мамочку.
— Вы… не можете так поступить со своим сыном… Вас будут мучить угрызения совести!..
— Со своей совестью я как-нибудь договорюсь. И хватит нравоучений! Делай то, что я велю!
— Я повинуюсь, хотя и не одобряю…
— Исчезни!– приказала Королева, взмахнув рукой.
Регина смотрела на своё отражение в зеркале, но ничего не видела. Её мучили бесконечные вопросы. Правильно ли она поступает? Какими могут быть последствия? Если в будущем случится так, что Генри вернёт свою память, то что произойдёт? Простит он её?.. Проклянёт?.. Смогла бы она поступить так с сыном, если бы у неё сейчас было сердце?
— У тебя есть сын?– послышался тихий голос за спиной женщины.
Миллс вздрогнула приходя в себя и взглянула на отражение Солнцеяра в зеркале. На лице царя была каменная маска, скрывающая все эмоции.
— В это так сложно поверить?
— Нет. Но теперь я понимаю, почему мы так спешно покинули Зачарованный Лес. Ты просто хотела вернуться за сыном. Никакого ларца Грейдмара в Сторибруке нет, верно?
— Нет, не верно,– покачала головой Королева.– В Сторибруке есть одно место, где может быть ларец… И мы туда пойдём, как только стемнеет. Нам не нужны свидетели.
— Опасаешься, что тебя кто-то увидит?– чуть наклонившись вперёд, прошептал солнцедалец.
Его горячее дыхание обожгло Редж затылок, отчего по спине побежала лёгкая дрожь.
— И не только меня,– нервно усмехнулась Миллс.
— А чем мы займёмся до того, как стемнеет?
Солнцеяр придвинулся вплотную к Королеве, обнимая её за талию. Регина напряглась точно перетянутая струна. Нет, она не поддастся искушению - слишком сильна была обида на Солнцеяра, слишком свежи воспоминания… Всё, что он заслужил - это месть!
— Ты - не знаю, а у меня будет встреча с сыном.
— Полагаю, он придёт не сию минуту?– поинтересовался солнцедалец, припадая губами к шее Регины.
— Моей сестры тебе прошлой ночью не хватило? Или секс - это всё, о чём ты можешь думать в присутствии женщин?
— Секс?.. Что это?– переспросил Солнцеяр, скользя руками по стану Королевы.
— То, чем ты больше никогда не сможешь заниматься, если сию секунду не отпустишь меня!
Царь посмотрел в зеркало на Регину и понял, что если не исполнит её требование, то не сможет заниматься не только каким-то там сексом, но и самостоятельно передвигаться.
Отпустив Королеву, солнцедалец разочарованно пожал плечами и отошёл на несколько шагов. Всё-таки было в этой женщине что-то непостижимое. Одновременно хотелось и укротить её, и подчиниться.

Расположившись на чёрно-белом диване-канапе, Солнцеяр сделал вид, что листает какую-то книгу с рецептами зелий, а сам осторожно наблюдал за Региной. Она была чрезмерно сосредоточена и, казалось, не замечает ничего вокруг. Видимо, встреча с сыном её сильно беспокоила.
И вот, где-то за стеной, послышались шаги и окрики «мама». Королева, и без того выглядевшая, как натянутая струна, сделалась ещё более напряжённой. Приблизившись к одному из больших прямоугольных зеркал, она провела ладонью над отражающей гладью и, увидев по ту сторону зеркала сына, открыла потайную дверь.
— Мама!.. Наконец-то!– радостно возопил Генри, обнимая мать за пояс.– Я так соскучился!
— Поверь, я не меньше,– заверила Регина, крепко прижимая к себе ребёнка.
— Тогда почему ты не отвечала на звонки?!
Генри поднял глаза на мать и тут заметил, что в комнате они с Редж не одни.
— А-а-а… здравствуйте,– кивнул мальчик и вдруг замер, уставившись на Солнцеяра.– М-мистер Китон?.. Майкл?!
— Привет. Только я - не Майкл, ты меня с кем-то спутал.
— Мам?..– сын вопросительно посмотрел на Регину.
— Да уж, это точно не Бэтмен,– иронично покачала головой Королева.
— Простите,– неловко улыбнулся Генри мужчине.– Просто вы очень похожи на одного нашего друга, который погиб в автокатастрофе.
— В какой катастрофе?– не понял Солнцеяр, подходя к Регине и её сыну.
Ответить Генри не успел, мать произнесла заклинание, погружая мальчика в сон. Сын повис на руках Королевы, но тут царь подхватил ребёнка и перенёс на канапе.
— Я думал, ты хочешь изменить его воспоминания, а не усыплять?– удивился мужчина.
— Чуть позже, когда получу от Голда то, зачем пришла.
— И как одно связано с другим?
— С Румпельштильцхеном не знаешь наверняка, чем окончится встреча,– задумчиво пробормотала Редж,– так что и варианты «новой памяти» могут быть разными.
— Румпельштильцхен? Я слышал о нём. Он же из Зачарованного Леса! Что он делает в мире наук и технологий?
— Это долго и сложно объяснять, а всё, чего мне сейчас хочется - тихо и молча посидеть рядом с сыном. Надеюсь, я прошу не много?
Мужчина лишь развёл руками, забирая свою книжку по зеленейству и удаляясь в другой конец комнаты.

Глава 15.


Хотя дверь и была не заперта, но таблички «Закрыто» вполне хватало, чтобы никто не совался в лавку мистера Голда. За окном уже стемнело, и Румпель вышел в зал, дабы погасить свет. Рука его потянулась к выключателю, но так и зависла в воздухе, когда Тёмный услышал звук открывшейся двери и шаги.
— Неужели, мадам мэр?– ухмыльнулся он, оборачиваясь.
Ухмылку однако сняло, как рукой, когда Голд увидел позади женщины царя Солнцедалья.
— Значит, ты всё-таки покидала Сторибрук,– пробубнил Штильцхен, то и дело косясь на Солнцеяра.
Бровь Королевы выразительно изогнулась.
— Это очевидно.
— Он ещё не вспомнил?
— Это тоже очевидно. Иначе вряд ли бы он так спокойно стоял позади меня.
Занятый мыслями об автомобилях, электричестве и прочих диковинах мира Сторибрука (попавшихся по пути к лавке), царь не сразу понял, что речь идёт о нём.
— Что?..– встрепенулся он.– О чём вы? Что всё это значит?
— Значит, что у нашей Королевы очень своеобразное чувство юмора,– бесстрастно отозвался Тёмный и предостерегающе посмотрел на Регину.
— Зато у меня обострённое чувство справедливости,– убийственная улыбка коснулась губ женщины.
— По-моему, ты путаешь обострённое с извращённым.
— Как бы там ни было, мне нужно от тебя две вещи…
— Стоп! Стоп! Не так быстро, ваше величество. Если вы забыли, исполнение просьб - не мой профиль.
— Не волнуйся, что твой профиль - сделки, мне не забыть никогда,– обожгла Голда ледяным тоном Миллс.– Но это не просьбы, это твоя плата.
— Какая ещё плата? За что?
— Ты сказал, что пришло время прощения…
— Но ты сказала, что не простишь никогда,– напомнил Тёмный.
— Я - женщина, я передумала. Я дам тебе шанс.
Штильцхен чуть усмехнулся, сверля Королеву проницательным взглядом. Да, она умела перевернуть и переиначить всё так, как хотелось ей. И вот сейчас Регина выбрала себе не роль просителя, а роль принимающего дары.
— Я тронут, но думаю, не потяну твою цену.
— Потянешь,– холодно заверила Королева.– Тебе теперь есть ради кого жаждать моё прощение.
— Ты мне угрожаешь?
— Тебе - нет… Я угрожаю Бель.
— Если с ней что-то случится…
— Ну, так не доводи до этого!– резко оборвала Миллс.– Дай мне то, что я хочу, и ты меня больше не увидишь!
Солнцеяр с интересом смотрел на женщину. Он немало слышал о Румпельштильцхене и не представлял, как можно в открытую угрожать или шантажировать Тёмного. Но Королева явно была уверена в своих силах.
— И что же ты хочешь?– медленно потирая подбородок, поинтересовался Штильцхен.
— Вернуть Солнцеяру память и найти ларец Грейдмара.
— Всего-то?– хмыкнул Румпель.– Может, я тебе сразу свой кинжал подарю?
— Не поняла.
— Дорогуша, ответь мне на один вопрос: что сделает Солнцеяр, если я верну ему память?– Штильцхен пристально посмотрел на Редж и, дождавшись её реакции в виде ироничной улыбки, продолжил:– Именно так.
— И что же я должен, по-вашему, сделать?– нахмурился царь.
— А знаете, вы можете заключить сделку,– вдруг предложила Королева.– Тем более что вам не впервой. Солнцеяру нужен ларец, чтобы Грейдмар вернул ему… ммм… семейную реликвию. А за это он покинет Сторибрук и никогда сюда не вернётся!
— О! Вижу, что ты позаботилась об интересах всех, кроме собственных, да?– царь Солнцедалья обвёл женщину мрачным взглядом.– А тебе самой от Грейдмара ничего не нужно?
— Не так сильно, как тебе.
— Да я тоже не тороплюсь! Уверен, мою «семейную реликвию» оберегают, как только могут! К тому же… особенный воздух Драконии пойдёт ей на пользу!
— Да что ты! А, по-моему, экология Драконии оставляет желать лучшего!
— Извините, что прерываю вашу милую беседу,– елейно обратился к своим полуночным гостям Румпель,– но даже если бы я и хотел помочь вам с ларцом Чудовищного Конунга, то не имею такой возможности.
— Что?!– в один голос переспросили Регина и Солнцеяр.
Тёмный с деланным сожалением развёл руками:
— У меня его нет.
— Этого не может быть!– сердито процедила Королева, осматриваясь по сторонам.– Ты не мог не прихватить из Зачарованного Леса такую ценную вещь! У тебя здесь куча ненужного хлама, а ларца нет?! Не верю!
— Я не говорил, что я его не взял с собой, я сказал, что его у меня нет,– поправил женщину Румпельштильцхен.
— Не испытывай моё терпенье! Где он?!
— Это вопрос к твоей подруге.
— Какой подруге? У меня нет подруг!
— Старинной,– чуть улыбнулся Штильцхен.– Малефисенте.
Регина приоткрыла рот от изумления и уставилась на Тёмного. Такого поворота событий она и представить не могла.
— Как?.. Какой?.. Что ты несёшь?! Малефисента умерла.
— Ну, если точнее - погибла. Ты сама проводила её убийцу до порога. Забыла?
— Причём тут это?! Где ларец?!
— Не знаю, у меня его забрала Малефисента… будучи в облике дракона.
— Когда?! Где?!– оторопела Миллс.
— Три года назад. В подземелье, куда ты её заточила.
— Три года?! Хочешь сказать, что уже тогда знал о подземелье?! Румпельштильцхен, моё терпенье на пределе! Рассказывай, как всё было!
Пожав плечами, Тёмный вдруг кивнул на Солнцеяра:
— Началось всё с его появления. Помнишь пожар в старой больнице? Кое-что в рассказе Солнцеяра насторожило меня. Хорошенько осмотрев подвальные помещения больницы, я обнаружил секретный лаз, ведущий в подземелье к твоей подруге.
— Подожди-ка! Так ты поэтому выторговал тогда себе сгоревшее здание?– Регина, наконец, разрешила давнюю загадку, на которую не могла найти ответа три года назад.
— Тогда я не знал, что в подземелье можно попасть через городскую библиотеку.
— А ларец?.. Зачем надо было отдавать его Малефисенте?
— Она была заложницей своего отражение. Она была драконом.
— Ты мне об этом рассказываешь?– скептически хмыкнула Миллс.– Так её наказала я!
— Я не рассказываю, а объясняю, почему я лишился ларца Чудовищного Конунга,– натянуто улыбнулся Штильцхен, разглаживая и без того идеальные лацканы пиджака.– На тот момент в ограниченных вашим величеством окрестностях Сторибрука дракон был единственным волшебным объектом. Более того внутри дракона находилась волшебная вещица, принадлежащая мне…
Регина неприятно поморщилась:
— Я помню, локоны четы Прекрасных, как квинтэссенция истиной любви. Ничего оригинальнее ты придумать не смог.
— И поскольку я… ммм… некоторым образом был в курсе отношений Малефисенты и Грейдмара…
— Откуда?!
— Ну, ты ведь тоже была откуда-то в курсе.
— Я - понятно, мне сама Малефисента рассказала, а вот с тобой у неё были не лучшие отношения! Впрочем, у тебя ни с кем не было нормальных отношений! Как вообще Бель могла полюбить такого, как ты?
— В тебе по-прежнему говорит зависть? Даже сейчас?
Тёмный быстро глянул на Солнцеяра и снова перевёл взор на Регину. Однако та осталась абсолютно бесстрастна. Внимательно слушавший Румпеля, царь вдруг с любопытством посмотрел на Королеву. Было очевидным, что он забыл много интересного, связанного с этой женщиной. Солнцеяру уже не терпелось вернуть себе память.
— Не отвлекайся на свои несбыточные желания. Рассказывай, что было дальше.
— Таким образом, я решил, точнее - понадеялся, что Малефисента согласится обменять волшебную вещицу своего любовника на мою волшебную вещицу. Но, видимо, за 27 лет сущность чудовища окончательно изжила всё человеческое в ней. Вот так я лишился ларца. Хоть сам остался жив - и то хорошо.
— Кто тебя сказал, что это хорошо?– скрипнула зубами Редж.– Ну, а после смерти Малефисенты что стало с ларцом?
— Не знаю, я не спускался в подземелье.
— Врёшь!
— Когда в этот мир пришла магия, мне стало не до какого-то там ларца.
— То есть сейчас он должен быть в подземелье?
— Теоретически. Если туда не спускался ещё кто-нибудь и не нашёл его.
Королева едва сдержалась от проклятий. Конечно, спускались!.. Они с Крюком туда спускались. И Капитан не погиб от рук Малефисенты-зомби (или кем там она стала после смерти?) только потому, что его спасли Оуэн и Тамара! В общем, кого только не было в подземелье!..
«Надеюсь, нам не придётся ещё и в Неверленд по следам Оуэна отправиться»,– вздохнула про себя Редж, уже и не надеясь отыскать этот злосчастный ларец.
— Ладно, Румпельштильцхен, будем считать, что ты почти помог нам…
— Согласен,– кивнул вдруг Солнцеяр.– Теперь возвращай мне память!
Регина и Голд, как по команде, обернулись к царю.
— Что?..– развёл руками тот.– Я не против сделки: я узнал местонахождение ларца и, как только заберу его, сразу покину Сторибрук.
— Вопрос - не в том, что ты покинешь Сторибрук, а в том, когда ты его покинешь,– улыбнулся одними глазами Тёмный.– Вот как только соберёшься в обратный путь, так сразу и вернём тебе память.
— Почему не сейчас?!
— Потому что он опасается за свою шкуру,– тонко усмехнулась Редж.
— Опасаться он может только в одном случае, если причастен к моей амнезии,– весело заметил Солнцеяр, и вдруг по лицам Румпельштильцхена и Королевы понял, что угадал.– Что-о-о?.. Причастен?!
В чёрных глазах царя заблестели недобрые огоньки. Ярость стала почти физически ощутима.
— Возвращай память и усыпляй!– быстро скомандовала Тёмному Регина.
Румпельштильцхен сделал пас руками, направляя вектор магии на царя, но тот мгновенно воздвиг защиту и пустил в Голда ударную волну. Тёмный с достоинством выдержал её, но все вещи с ближайших прилавков снесло вихрем и размозжило о заднюю стену.
— Царя Солнцедалья ещё никто не усыплял!– кипя от гнева, прорычал Солнцеяр.
— Прекрати!– зашипела на мужчину Королева.– Никто, кроме Румпельштильцхена, не сможет вернуть тебе память! Если хочешь её обратно - не сопротивляйся!
Солнцеяр перевёл недовольный взгляд на Регину, и тут Штильцхен ударил по царю одновременно заклинаниями памяти и сна. Покачнувшись и чуть дольше положенного продержавшись на ногах, солнцедалец всё-таки рухнул на пол.
— Я так понимаю, Солнцеяр - это от яростного солнца?– скептически заметил Тёмный.– Как ты его терпишь? Это же гремучая ртуть!
— Уверена, мне требуется гораздо меньше терпения, чем Бель с тобой.
Голд неопределённо повёл плечом и решил не развивать тему.
— Итак, я сделал, что ты просила. Память к нему вернулась полностью.
— Надеюсь, ты не ждёшь слов благодарности?– ядовито поинтересовалась Королева.
— Благодарности - нет. Разговор, по-моему, шёл о прощении.
— О-у… но… я снова передумала. Никакого прощения. Зато могу дать добрый совет: отправься ещё в какое-нибудь путешествие с Бель, пока Солнцеяр не покинул Сторибрук.
Регина коварно улыбнулась и, приблизившись к солнцедальцу, коснулась носком туфли его лодыжки. В следующую секунду Королева и царь исчезли в пурпурной дымке.
Штильцхен с некоторым сожалением покачал головой и вдруг нахмурился, мрачно осматривая и оценивая разрушения в лавке.

Глава 17.


Царь Солнцедалья открыл глаза, пробуждаясь от магического сна. Да, пришлось позволить Тёмному усыпить себя, но Солнцеяр успел дополнить заклинание Румпельштильцхена пробуждением через четверть часа. Этого однако хватило Регине, чтобы исчезнуть из склепа, куда, видимо, она их перенесла.
— Регина?!– солнцедалец мгновенно принял сидячее положение.– О, Боги… Хранители Тьмы и Света!..
Солнцеяр резко дёрнул ворот рубашки, пытаясь избавиться от удушливой волны, рождённой прояснившейся памятью. Да, теперь царь вспомнил всё!.. А, вспомнив, ужаснулся тому, что творил в период амнезии. Он выгнал из дома своих старших сыновей, из младшего пытался сделать бессердечного деспота, всюду чинил тиранию… А что он сотворил с любимой женщиной, на которой когда-то собирался жениться…
— П-р-о-к-л-я-т-ь-е!– взревел Солнцеяр, и многочисленные зеркала в тайной комнате склепа разлетелись вдребезги на мириады осколков.
Внезапно царь замер, увидев погружённого в магический сон Генри. Удивительно, но его не задел ни один осколок - вероятно, Регина наложила на сына охранное заклинание. И это было понятно: в мире, где обитает Тёмный, даже такой меры безопасности мало!
— Очень мало,– раздражённо процедил Солнцеяр.– Ничего, Румпельштильцхен, я ещё приду за тобой!

Царь прошёл внутрь библиотеки, внимательно осматривая помещение. В разговоре в лавке Тёмный упомянул, что отсюда тоже был ход в подземелье. Солнцеяр решил, что лучше начать поиски тут, поскольку не представлял, во что нынче превратилась сгоревшая больница. К тому же ни про какой лаз в ней солнцедалец не знал и вообще был уверен, что Румпель приплёл его к истории с этим лазом только для того, чтобы не говорить Регине правду.
Солнцеяр применил лёгкое заклинание следов, и на полу тотчас появилась светящаяся дорожка там, где недавно прошла Королева. Спустившись в шахту лифта, мужчина оказался в подземелье. Здесь было темно, но в одном из проходов мелькали характерные вспышки. Царь со всех ног бросился туда, понимая, что Редж попала в беду. На ум почему-то сразу же пришёл Штильцхен. С него сталось бы - вредить планам Королевы!
Вскоре признаки магической битвы стали более, чем очевидны. Ни на секунду не прекращающиеся всполохи, молнии, звуки обваливающих камней убедили Солнцеяра в силе и опыте противника Регины. Вынырнув из коридора в пещеру, царь, даже не приостановившись, ринулся с верхней площадки вниз, оценивая обстановку уже во время прыжка.
Нет, противником Королевы оказался не Румпельштильцхен, но солнцедальцу было без разницы. Он направил на сражавшегося с Редж огненный поток, ещё не успев приземлиться. Бурлящее пламя окутало половину пещеры, в которой находился противник Миллс. Нечеловеческий, истошный вопль разлетелся во все стороны, сотрясая своды.
Магией Солнцеяр смягчил своё приземление, дабы не переломать себе ноги и прочие части тела. Выпрямившись, солнцедалец повернулся к Королеве, но понял, что она смотрит не на него, у куда-то дальше. Царь оглянулся: из чёрных клубов дыма к нему шло обуглившееся десятифутовое существо.
— Тьма на века!– выругался Солцеяр, неприятно поморщившись.– Что ещё за образина?!
Чудовище ухватило с пола пещеры каменную глыбу, точно пушинку, и швырнуло в новоиспечённого врага. Царь с помощью магии превратил её в пыль и ударил в ответ дюжиной молний, однако монстра это почти не задержало. И вот он уже наклонилась к солнцедальцу…
— В сторону!– крикнула Регина, делая пас руками.
Солнцеяр испарился как раз вовремя - когтистая лапа чудовища рассекла воздух там, где только что стоял царь. В тот же момент монстра окатила вязкая жёлтая субстанция.
— Какого чёрта он не умирает?!– возникая рядом с Королевой, изумился солнцедалец.
— Он уже мертвец!. Точнее - она!
— Так это что же, та самая Малефисента? Вы же с Румпелем говорили, что она была в облике дракона?
— Пока была жива,– Регина вновь окатила монстра клейким веществом,– а сделавшись зомби стала более человекоподобной… внешне, разумеется.
Солнцеяр шквальным потоком воздуха отправил Малефисенту к дальней стене.
— Но зомби ведь всё равно можно убить! Она должна бояться огня! Откуда у неё столько сил?!
— Кажется, она попользовала Грейдмаровский ларец.
— В нём что, источник бессмертия?!
— Понятия не имею!.. Что ты пристаёшь с бесполезными вопросами?!– Королева перевела раздражённый взгляд на мужчину.
— А ларец-то ещё здесь? У неё?
— Уже у меня.
В тот же момент Малефисента отклеилась от стены и, вырвав из пола два огромных сталагмита, запустила их в противников. Солнцеяр тут же воздвиг невидимый барьер, разделяя пещеру на две части. Наткнувшись на преграду, сталагмиты рухнули вниз.
— Это всё меняет!– резюмировал царь, доставая из мешочка на поясе волшебный боб.– Уходим!
— Я никуда не уйду из Сторибрука без сына!
— Генри уже в Солнцедалье,– бросая под ноги боб, поведал мужчина.
— Что-о-о?!..
Возмущённый возглас Регины утонул в разверзшемся портале.
А вынырнули Солнцеяр и Королева прямо посреди пристани. Был глубокий вечер, и их появление оказалось ни кем не замечено.
— Как ты посмел отправить моего сына в другой мир?!– зашипела на царя Миллс.
— Я не мог оставить его одного в склепе.
— Там было охранное заклинание!
— Я смог его разрушить. Тем более смог бы это сделать Румпельштильцхен.
— Это у вас с Тёмным счёты, а у нас - нейтралитет! К тому же Генри - его внук, так что Румпель его не тронет!– поведала Регина, злобно сверкнув глазами.
Солнцеяр оторопело уставился на женщину. Семейное древо магов и ведьм Зачарованного Леса в последние дни сильно видоизменилось в его сознании.
— Внук?!
— Да! И это тоже одна из причин, по которой я собиралась оставить фантома Генри в Сторибруке! Кто тебя просил вмешиваться?!
— Про фантома я помнил и сделал, как ты хотела. В Сторибруке фантом Генри остался! А в Солнцедалье - настоящий Генри. И я не будил его, поскольку не знаю, какие ты хочешь внести изменения в его память.
— О! Так может я должна быть благодарна тебе?!
— Редж, прости, я только хотел помочь.
Королева вдруг отвлеклась от перепалки и огляделась со сторонам: море, одинокий причал, каменистый пляж, небольшое поселение с редко зажжёнными окнами.
— А мы вообще где?– насторожилась Миллс.
— Западные провинции. Я торопился и мог доверить Генри только своим старшим сыновьям. Они дали слово оберегать его, как брата.
— И они сейчас в этом захолустье?
— Я попросил их вернуться в столицу, что они, видимо, и исполняют сейчас, поскольку корабля, на котором они путешествовали, здесь нет.
Регина обвела Солнцеяра испепеляющим взглядом:
— Ты потерял моего сына?!
— Я сказал: он в надёжных руках! Как только взойдёт солнце, мы с помощью магии перенесёмся на их судно. Ты сможешь подправить Генри память и забрать с собой… Хотя думаю, не следует отправляться в Драконию с сыном. У Грейдмара может случиться всякое, а в Солнцедалье о Генри позаботятся.
— Я сама разберусь, где и с кем мне оставить сына!.. А ты разберись с нашим ночлегом!
— Потому что на большее я не способен, да?– скептически покачал головой царь.

— Ты и с ночлегом не способен разобраться!– процедила Королева, брезгливо осматривая номер захолустной гостиницы.
— Это рыбацкий посёлок, здесь редко останавливаются правители, так что комнаты вполне приличные по меркам провинции.
— Ладно, я потерплю. А теперь иди в свой номер.
— Редж… я хотел поговорить…– виновато потупился Солнцеяр, не смея поднять глаз на женщину.
Королева насторожилась и внимательно посмотрела на солнцедальца. За последний час события развивались с такой молниеносной скоростью, что она напрочь забыла о возвращённой царю памяти.
— О-у… Неужели?– язвительно усмехнулась Регина.– Я вся - внимание.
— Я понимаю, ты ненавидишь меня за то, что я сделал,– тихо произнёс мужчина, всё ещё не глядя на Миллс.– И оправдание вроде потери памяти - ничтожно… Я… не знаю, как вымаливать прощение… и вообще возможно ли это…
— Ты всегда можешь попробовать.
— Что?..– встрепенулся Солнцеяр, поднимая полный надежды взгляд на Королеву.
— Вымаливать,– Редж красноречивым жестом указала на пол.
По взгляду женщины было понятно, что она не на секунду не верит, что стоящий перед ней человек способен переступить через свою гордость, точнее - гордыню. И это задело царя ещё сильнее.
Не сводя напряженного взора с Королевы, Солнцеяр медленно подошёл к ней и полушёпотом произнёс:
— Поверь, я бы встал на колени и умолял… если бы у тебя в груди было сердце…
Ладонь мужчины осторожно коснулась области сердца Редж. Странная волна прокатилась по телу женщины, однако Королева предпочла проигнорировать её.
— Неужели?– недоверчиво усмехнулась Миллс, с вызовом глядя на царя.
— Да,– просто ответил тот.
— Руку с моей груди убери.
Солнцедалец печально усмехнулся, медленно снимая ладонь и демонстрируя её, словно желая показать, что никакой двусмысленности в его действиях не было.
— Если это всё, о чём ты хотел поговорить, то можешь идти,– надменно заявила Королева.
— Я хочу, чтобы ты знала, невзирая на то, простишь ты меня когда-нибудь или нет, я всегда буду помогать вам с Генри. Обращайся в любое время.
— Полагаешь, мне нужна твоя помощь?– бровь Королевы изумлённо выгнулась.
— Даже если тебе не нужна будет помощь с Грейдмаром или с истреблением огров в Зачарованном Лесу, то тебе потребуются колонисты, чтобы заселять свои пустующие земли…
— О-у… я и забыла о твоей милой привычке планировать за меня жизнь на несколько лет вперёд!
— Прости, я не хотел быть навязчивым,– неприятно поморщился царь.
— В таком случае, у тебя это не получилось!

Глава 18.


Дверь номера Солнцеяра с грохотом отворилась.
— Да ты что, издеваешься?!– послышался гневный голос Регины.
Царь резко сел на постели, продирая глаза и пытаясь понять, что происходит.
— И не делай вид, что ты спишь!– зашипела на солнцедальца женщина.
— Уже не сплю… Тут и мёртвый от такого крика проснётся… А в чём дело?– осторожно поинтересовался Солнцеяр.
— В погоде!
— Погоде?– мужчина быстро перевёл взгляд за окно, там было серо и хмуро.– И ты решила, что это сделал я?.. И для чего мне это нужно, по-твоему?
— Вот ты мне и скажи!
Царь несколько раз глубоко вздохнул, смиряя нарастающее возмущение, затем поднялся с постели, надел шаровары и камиз и вышел на балкон. Миллс направилась следом.
Хотя дождя и не было, но тучи основательно перекрыли небосвод, не оставив нигде и просвета.
— И, правда, похожи на наколдованные,– согласился Солнцеяр, озадаченно потирая подбородок.– Но клянусь Светом, это не я.
— А кто?– огрызнулась Королева.
— Может ты?
— Что?!..
— Глупая шутка. Прости.
— Далеко же вы оказались от столицы,– послышался из комнаты полный яда женский голос.– Промахнулись, когда открывали портал?
Царь и Регина изумлённо глянули друг на друга и поспешили вернуться с балкона в номер.
— Бастинда? Это невозможно,– покачала головой Королева.
— Ты стала повторяться,– ухмыльнулась Злая Ведьма и, обернувшись к стоящим за спиной воинам (больше смахивавшим на разбойников), скомандовала:– Взять их!
Однако Солнцеяр не собирался так просто сдаваться, особенно памятую о недавних событиях в Зачарованном Лесу. Вытащив Редж на балкон и удерживая дверь и рвущихся в неё головорезов, он велел Королеве прыгать. И хотя этаж был второй, спорить Миллс не стала, прекрасно понимая, что без магии (при нынешнем раскладе) ей с сестрой не справиться.
Приземлилась Регина почти удачно, отделавшись лёгким ушибом запястья. Через секунду рядом оказался и солнцедалец, крепко взяв Королеву за руку и собираясь продолжить бегство. Но тут перед ними из зелёного вихря появилась Бастинда и, сделав магический пас рукой, отправила парочку в полёт до ближайшей стены гостиницы.
Вот теперь Редж было действительно больно, на мгновение перед глазами всё потемнело. А когда сознание вновь прояснилось, воины Злой Ведьмы уже стягивали Миллс запястья тугой верёвкой. Солнцеяру повезло меньше, его ещё изрядно попинали прежде, чем связать.
— Ну, это ты напрасно, сестрёнка,– иронично усмехнулась Королева, переводя взгляд с царя на Бастинду,– он не прощает обид.
— А кто сказал, что он не умрёт, когда я с вами закончу?– беспечно пожала плечами Бастинда и изящным движением поправила и без того идеальную причёску.
— О-у… так мы перед смертью сначала помучаемся?
— Именно! Вот думаю посадить вас в одну яму с ограми!
— В таком случае, ты вряд ли успеешь насладиться местью.
— Обыскать их!– приказала Бастинда своим головорезам.
Те подошли к делу со всей ответственностью, за что Регина себе поклялась - отомстить каждому и в особенности сестре.
— Ничего нет,– доложил один из разбойников.
— Как нет?!– глаза Злой Ведьмы изумлённо округлились.– Обыскать их комнаты!
Воины бросились исполнять распоряжение, но возле пленников осталось по конвоиру.
— А что ищем-то?– отплёвываясь от крови, поинтересовался Солнцеяр.
— Где ларец Грейдмара?!
— Так его не было в мире, куда мы наведывались,– не моргнув глазом, соврал царь.
Бастинда в мгновение ока оказалась возле солнцедальца и отвесила ему резкую оплеуху.
«Ой, ду-у-ура…»– протянула про себя Редж, но тут на память пришли слова сестры, что Солнцеяр умрёт. А ведь действительно - Бастинда может быть так опрометчива только в этом случае.
— Ложь!– зашипела на царя Злая Ведьма.– Румпельштильцхен сказал вам, где искать ларец! Я сама слышала!
Солнцеяр и Регина недоумённо переглянулись. Понимание происходящего было где-то за гранью. Может массовое, точнее - двойное, помешательство? Кто-то играет их рассудками?
— По-моему, это ты, сестрёнка, завралась,– недовольно процедила Королева.– Или повредилась разумом…
Бастинда тотчас метнулась к Регине, залепив пощёчину и ей. Солнцеяр вздрогнул даже сильнее, чем Миллс, и это не укрылось от Злой Ведьмы.
— Что такое?– язвительно спросила она.– Спишь с одной сестрой, а волнуешься за другую?.. Кстати, а насколько сильно ты за неё волнуешься?
Бастинда достала из рукава тонкий стилет и приставила остриё к горлу сестры, слегка надавив.
— Так где, говоришь, ларец Грейдмара?– сладко улыбаясь, поинтересовалась Злая Ведьма.
Регина плотно сжала губы, чувствуя, как по шее поползла липкая струйка. Кажется, Бастинда и в самом деле не собиралась никому дарить жизнь.
— Я не знаю! Правда!– прорычал Солнцеяр, ненавидящим взглядом пронзая Злую Ведьму.– Редж! Отдай ты ей этот чёртов ларец!
— О! Так он у тебя?!– улыбнулась сестре Бастинда.– Сразу скажешь или мне прирезать Солнцеяра?
Королева вдруг от души рассмеялась, чем не мало озаботила окружающих.
— Можешь прирезать,– согласно кивнула она.– С удовольствием посмотрю.
Несколько секунд Злая Ведьма стояла точно парализованная, не зная, как реагировать на подобное заявление. Наконец, она убрала кинжал от горла Регины и подошла к царю Солнцедалья.
— Ты ей веришь?– спросила Бастинда.
— О, да,– печально хмыкнул Солнцеяр, переводя на Королеву взгляд полный извинений и сожалений.
— Никогда,– холодно процедила Редж и отвернулась в другую сторону.
Через секунду она услышала звук упавшего тела, но даже не оглянулась. Показать Бастинде слабость - значило, дать оружие против себя.
— И глазом не моргнула,– оценивающе покачала головой Злая Ведьма.– Он действительно тебе безразличен? Или это из-за отсутствия сердца?
Ответить Королева не успела (хотя в общем-то и не собиралась) - в этот момент вернулись воины Бастинды и доложили, что ничего не нашли.
— Болваны! Он должен быть где-то здесь!– рассердилась Злая Ведьма и насмерть сразила молнией того, кто рапортовал ей.

Трюм корабля, куда бросили Регину и тело Солнцеяра, видимо, никогда не задавался вопросами антисанитарии. Но сейчас Миллс это волновало меньше всего. Она понимала, что нужна Бастинде живой только пока та не нашла ларец, а поскольку поисковым заклинанием отыскать его невозможно (Регина пробовала), то, видимо, прибегнут к силовым методам воздействия.
Королева перевела взгляд на тело царя.
— Хватит симулировать, воскресай,– подходя ближе, скептически произнесла Миллс и носком ботильона ткнула Солнцеяра в бок.– Слышишь?.. Так быстро Бастинда тебя не убьёт - нет хуже врага, чем отвергнутая ведьма. Она ещё помучает тебя.
Редж снова толкнула царя ногой.
— Не мешай, я думаю,– не открывая глаз, отозвался мужчина.
Хотя, если уж откровенно, из-за пробитого виска открывать глаза или шевелить головой было больно.
— И о чём же ты думаешь?
— Как она может пользоваться магией в условиях, в которых оная не существует.
— Может, ты просто что-то не знаешь о своём мире?– усмехнулась Королева.
— Или ты о своей сестре,– предложил другую версию Солнцеяр.
— На это я не претендую. Более того - и знать не хочу.
Царь очень медленно, стараясь не совершать лишних движений, принял сидячее положение и прислонился к стене.
— И что вы не поделили?– поинтересовался он.
— А она не рассказывала, когда вы нежились с ней в постели?.. Хотя, я забыла, ты же не позволяешь женщинам болтать в это время.
— Редж!– Солнцеяр открыл глаза, но резкая боль в виске заставила его тут же зажмуриться.– Послушай, я не помнил тебя тогда… не помнил своих чувств… Я совершил ошибку, но по незнанию.
— А что ты оправдываешься?– ледяным тоном обожгла мужчину Королева.– Мне нет никакого дела до твоих любовных похождений.
— Очень надеюсь, что ты лукавишь.
— А ты себе, как всегда, льстишь!
В этот момент открылся люк трюма, и по лестнице спустилась Злая Ведьма в сопровождении двух воинов.
— Признайся, дорогая сестрёнка, ты знала, что я не найду ларец поисковым заклинанием, да?– злобно процедила Бастинда.
Регина молча смотрела ей в глаза, с трудом сдерживая довольную улыбку.
— Но ты не знаешь другого,– ядовито заметила Злая Ведьма.– Заклинанием поискового ветра я наполнила паруса этого корабля. Так что мы плывём за твоим сыном!
Королеве показалось, что её только что разорвали на мириады кусочков. Каждую клеточку организма сковал лютый холод.
— Бастинда! Ты зашла слишком далеко,– прохрипел Солнцеяр, поднимаясь на ноги.– Тронешь Генри - тебя не спасёт даже магия.
— Кто это тут мне угрожает?– оскалилась Злая Ведьма, подходя к царю.– Ты жив только потому, что я собираюсь убивать тебя долго! Просто сначала мне надо инвертировать…
Бастинда вдруг резко замолчала и магическим вихрем отправила царя в дальний угол трюма.
— Свои способности,– вдруг объявила Королева.
— Что?– встрепенулась Злая Ведьма, оборачиваясь к сестре.
— Инверсия магических способностей! Ты что-то сотворила с ними, видимо, пытаясь их себе вернуть.
— У Румпеля в замке был не богатый выбор! Что смогла, то и сотворила! Кстати, идею мне подала ты - своим обратным заклинанием запечатывания кровью!
Регина недоверчиво покачала головой:
— Ты была в замке Румпеля? Копалась в его вещах? Вряд ли ему это понравится.
— О! Он теперь мой пожизненный должник! И вообще я решила переехать в его замок!
— Не пойму, ты такая смелая или сумасшедшая?
— Вот только не надо…– зашипела Бастинда на сестру.– Ты целый мир погрузила в хаос! В результате и Зачарованный Лес превратился в руины, и в Сторибруке ничего стоящего у тебя не вышло! Ты даже не смогла как следует отомстить своим обидчикам!
Королева безразлично пожала плечами:
— Я поняла, что мне жалко тратить время на месть.
— И что же, ты просто всех простила?!
— Ну, я не скажу, что это было просто… и не скажу, что простила всех… Но я живу дальше и не зацикливаюсь на отмщении. Может и для тебя пришло время остановиться? Все считают Злую Ведьму мёртвой. Ты свободна и можешь стать, кем угодно. Ну, убьёшь ты меня, возможно (хотя я сильно сомневаюсь) убьёшь Тёмного. А что потом? Будешь мстить всему Сторибруку? Всем людям в других мирах, кто принимал тебя неприветливо? И какова твоя конечная цель?
— А почему ты решила, что я тебя убью?– недобро расхохоталась Бастинда.– Вовсе нет! Ты - главное действующее лицо моей пьесы! Ты должна увидеть, как я буду править твоим миром, твоими людьми! А ещё я заберу у тебя Генри и подправлю его воспоминания: тебя он забудет, а меня станет считать матерью! И ты на всё это будешь смотреть! Когда-то ты лишила меня всего, теперь тебя лишу я!
Регина почувствовала, что ей не хватает кислорода. Отобрать Генри у Свон, чтобы отдать Бастинде - это было худшее, что приготовило ей провидение. Забыв о том, что не может использовать магию, Королева выбросила вперёд руку, намереваясь испепелить Злую Ведьму. Бастинда, очевидно, тоже забыв, что сестра сейчас безобидна, пустила в ответ отталкивающий вихрь. Регина отлетела к дальней стене трюма, но тут на Злую Ведьму со спины накинулся Солнцеяр. Наконец, опомнились и воины Бастинды, решив, что могут поучаствовать в разборках не только в качестве «мебели».

Глава 19.


Голова Регины лежала на коленях Солнцеяра. После магического вихря Королева лишилась сознания, а теперь уже спала, и царь не смел её будить. Да и какой смысл? Чтобы она мучилась в ожидании приближающейся катастрофы? Шанса «перехватить» рассвет не было, Бастинда наколдовывала непогоду ещё до наступления нового дня. Попытки убить её голыми руками бессмысленны. Перехитрить? Попробовать соблазнить? Уже слишком поздно, она не поверит. Можно будет попытаться напасть на охрану, когда принесут еду, но что-то время шло, а кормить пленников, похоже, никто не собирался.
Перебрав всевозможные пути спасения, Солнцеяр сделал ставку на Грейдмара. Ведь Бастинде зачем-то нужен его ларец. Вряд ли в нём что-то способное инвертировать магию, скорее всего - Злая Ведьма захочет выторговать за ларец нормальные способности. Вопрос в том - возьмёт ли она с собой пленников в Драконию? И каким образом она будет блокировать там их магию?
Мужчина осторожно провёл подушечками пальцев по щеке Регины и остановился на губах. Будет ли у него когда-нибудь шанс снова поцеловать их? Увидеть, как они расплываются в безмятежной улыбке? Почувствовать их прикосновение к своему телу?
— Можешь поцеловать меня,– тихо проронила женщина.
— Что?!– Солнцеяр тут же отдёрнул пальцы, напряжённо глядя на Редж.
Королева медленно открыла глаза, перехватывая настороженный взгляд царя.
— Я сказала, что ты можешь поцеловать меня.
— Нет!– сердито ответил солнцедалец, поднимаясь на ноги, а потому вынуждая Миллс принять сидячее положение.
— Нет?.. Разве ты не об этом сейчас думал?
Королева изумлённо повела красиво очерченной бровью. Наклонившись, Солнцеяр быстрым движением поднял её с пола и припечатал к стене, крепко держа за плечи.
— Я может и думал об этом, а вот о чём думала ты, позволяя себя поцеловать?!– раздражённо процедил солнцедалец.– С какой стати ты решила меня простить?!.. Редж! Не смей сдаваться! Слышишь?! Это ещё не конец!
— Не-е-ет, это начало конца,– горько усмехнулась Королева, прикрывая глаза, чтобы скрыть от мужчины подступающие к глазам слёзы.
Солнцедальцу очень не понравился тон Регины. В таком упадническом настроении он ещё не видел Миллс. Даже когда она узнала о предательстве и обмане Джефферсона - не было в Королеве столько скорби.
— Тогда может тебя сразу убить, чтобы ты не мучилась?– без малейшей жалости в голосе предложил царь.
— Может…
Безучастие к собственной судьбе серьёзно напугало мужчину.
«Прости меня, Редж»,– мысленно извинился он и резко ударил Миллс ладонью по щеке.
Женщина вздрогнула, шокированно уставившись на Солнцеяра. От второй пощёчины она уже попыталась увернуться. А когда солнцедалец сунул руки ей под рубашку, бесцеремонно и хамски лапая, Регина ударила царя коленом в пах. Солнцеяр согнулся от боли, судорожно глотая воздух.
— Какой же ты мерзавец!– гневно зашипела Королева, отталкивая мужчину и отходя на несколько шагов в сторону.
— Какой?– сквозь боль осторожно улыбнулся царь.
— Отъявленный!
— Ты всегда это знала… Но это не помешало тебе влюбиться.
— Какая дикая самоуверенность!– раздражённо процедила Редж.
Солнцеяр, наконец, разогнулся и вздохнул полной грудью. Да, он снова испортил отношения с любимой женщиной, но зато к ней вернулось желание жить и бороться.
— То, что ты никогда не признавалась мне в чувствах, ещё не значит, что их нет,– печальная улыбка коснулась губ мужчины.
— Ну, только если чувство отвращения и ненависти!
— Для Королевы без сердца и это - много. Я рад.
— Напрасно!– отрезала Королева и, отойдя к противоположной стене, присела возле неё.
Продолжать разговор солнцедалец не стал. Своей цели он достиг, всё остальное было второстепенным.

Спустя несколько томительных часов в трюм явилась стража. Солнцеяру и Регине связали за спиной руки и вытащили на палубу. Корабль зашёл в гавань и встал у первого причала, поскольку других судов нигде не было видно.
Царь оглядел окрестности и с трудом подавил довольную улыбку. Всё-таки его сыновья кое-чему научились, сбежав из дома.
— Ну, и кто же такой умный сопровождает Генри?– поинтересовалась у Регины Злая Ведьма.– В такой глуши каждый первый заметит и запомнит чужаков! Или это гениальный план самого Генри?
— А ты спроси у своего источника информации,– огрызнулась Королева.– Кстати, кто он?
Бастинда осклабилась в неприятной улыбке.
— Понимаю, сгораешь от желания узнать - откуда мне известно о вашей встрече с Румпельштильцхеном!
— Нет. Но, похоже, это ты сгораешь от желания мне рассказать. Тебе же терять нечего, мы не опасны…
— Он-лайн трансляция из Солнечной Пещеры!– похваляясь, оборвала Злая Ведьма.
— Что?..– в один голос переспросили Редж и Солнцеяр.
— Я нашла у Румпеля одно интересное заклинание, позволяющее заглядывать в любые места даже в других мирах, где находится фрагмент с алтаря мозаики Солнечной Пещеры. Вот и в лавке Тёмного есть такая «веб-камера»!
«Ну, конечно!– вспомнила Миллс.– Эти его дурацкие телескопы со специальными насадками якобы для затмения! Один у него в лавке… второй, кажется, в доме на озере… А может и нет».
— Ну, допустим, ты действительно слышала и видела, что произошло в лавке Голда. Но как ты узнала, что Генри в Солнцедалье?– подозрительно спросила Королева.
Сестра снисходительно покачала головой:
— Это был лишь вопрос времени. Ты, да ещё и без сердца… Идиот сложит в уме дважды два! Ты должна была забрать его из Сторибрука! Но вообще, ещё и твой раб был не осторожен.
— Какой раб?
— Этот… из зеркала… Как там его зовут?
— Ты о Сидни?
— Ещё до того, как вы с Солнцеяром пришли в лавку, Румпеля навещал твой сын. Кстати, Генри хотел забыть тебя!– ядовито заметила Бастинда и была весьма разочарованна, что сестра никак не отреагировала.– Так вот, когда он покидал лавку, Сидни отразился в зеркале и велел идти Генри в твой склеп… Что было дальше - понятно любому, кто хоть раз в жизни сталкивался со Злой Королевой!
Неприятный холодок побежал по телу Регины. Совесть цеплялась колючими шипами за стену равнодушия и рвалась из плена. Однако сейчас было не время для чувств.
— Хорошо, это объяснение я тоже допускаю,– ледяным тоном произнесла Миллс.– Но ты не ответила - почему в Солнцедалье? Почему не в Драконии?
— Ну, собственно, выбора у тебя не было. В Драконию ты бы не взяла Генри, чтобы не подвергать опасности. В Зачарованном Лесу… С кем бы ты там его оставила? С Безумным Шляпником в замке, окружённом ограми? Понятно, что Солнцеяр любезно предложил тебе свой мир…
На последней фразе Злая Ведьма неприятно поморщилась, переводя испепеляющий взгляд с одного пленника на другого.
— Очень любезно,– тихо буркнула себе под нос Королева.
— Мне вот другое интересно - до какой степени ты подчистила любимому сыночку память, а? Он забыл не только об Эмме, но и о Сторибруке? Ты дала ему ложные воспоминания? О каком из миров? Где ты планировала с ним обосноваться?
Регина лишь холодно улыбнулась, храня молчание. Рассказывать Бастинде, что ничего не успела, даже подумать, где станут жить - было нелепо, если не сказать больше.
— Значит, в «ответ на ответ» ты не играешь, да?– скрипнула зубами Злая Ведьма.– Ничего, мне не нужны ответы! Я всё равно переделаю воспоминания Генри на свой вкус! И эта надменная улыбка навсегда исчезнет с твоего лица!
— Сомнительно,– хмыкнул себе под нос царь, но услышали его все.
— Исчезнет!– раздражённо зашипела Бастинда и ударила сестру по лицу.
Зарычав, Солнцеяр бросился на Злую Ведьму и едва не сшиб её с ног. Если бы не связанные за спиной руки, возможно, солнцедалец успел бы нанести и больший урон врагу. Бастинда оттолкнула нападавшего таким мощным магическим потоком, что царя выбросило за борт.
— Какой пылкий заступник,– желчно усмехнулась Бастинда, глядя на сестру.
— Смотри, чтобы он не утонул в холодной-то воде, да со связанными руками,– с иронией заметила Редж.– А то не успеешь насладиться его мучениями.
— А вот твои попытки заступиться за него - больше похожи на блеф в картах!
Королева безразлично пожала плечами. Какое ей было дело до того, что думала о ней женщина, оказавшаяся по роковому стечению обстоятельств её сестрой?
— Ладно, выловите его из воды,– приказала Злая Ведьма своим воинам.
Те подошли к борту и вдруг начали озадаченно переглядываться и осматривать весь периметр.
— В чём дело?– насторожилась Бастинда.
— Его нигде нет,– доложил один из головорезов.– Утоп вроде…
— Это вы сейчас все утопитесь, если не найдёте его! Живо ныряйте!
Регина почувствовала странное волнение. Умом она понимала, что Солнцеяр не мог погибнуть так глупо, но сердце жалобно напоминало, что плавать со связанными за спиной руками невозможно.

Глава 20.


Бастинда была в бешенстве: она потратила целый час, но поиски Солнцеяра так и не увенчались успехом и даже заклинание не подействовало.
— Очевидно, твой дружок сдох!– прямо в лицо Регине, прошипела Злая Ведьма.
Королева ничего не ответила, но в глубине глаз застыла тревога.

Город, в который прибыл корабль Бастинды, оказался самым северным в Солнцедалье. Впрочем, в отличие от других миров, в этом было достаточно тепло даже в северных землях. Поэтому тратить время на смену гардероба не пришлось, но пришлось поискать единорогов. В результате команда Злой Ведьмы сократилась до семи всадников, остальным было велено (на всякий случай) продолжать поиски Солнцеяра в ближайших окрестностях.
Регине вышло послабление - теперь руки были связаны не за спиной, а впереди. Правда, при этом отобрали повод, единорога Королевы вёл один из головорезов Бастинды. Миллс сочла меру предосторожности излишней: можно подумать, она куда-то ускачет от сестры, обладающей магией!
Скорость и выносливость единорогов позволила уже за час проделать огромный путь, но внезапно Злая Ведьма остановила отряд. Светящийся указатель (материальная оболочка заклинания поиска) вдруг исчез.
— Что?.. Почему?!– возмутилась Бастинда.
— Может, мы уже нашли его?– указал на горизонт воин, ехавший первым.
— Развалины крепости?.. Кому вообще понадобилась эта крепость в такой глуши? Что здесь охранять?
Регина огляделась по сторонам, местность была не знакомой, но по пейзажу напоминала северный край Солнцедалья. Значит, где-то неподалёку должна была находиться Лунная Пещера. В душе Королевы затеплился лучик надежды.
— Скоро начнёт темнеть,– заметил один из воинов.– Надо поторопиться, а то будет трудно искать.
— Не будет,– отозвался другой.– Госпожа Бастинда наколдует свет.
— А сами вы что-нибудь можете?!– сердито прикрикнула на верзил Злая Ведьма.– Только попробуйте не найти мальчишку! Вы у меня сами свет излучать начнёте!.. Вперёд!

Всадники въехали во двор крепости, и тут обнаружилось, что два последних единорога без наездников. Спешившись, воины выхватили мечи из ножен, встревожено косясь по сторонам.
— Кто с Генри?! Сколько их?!– зарычала на сестру Бастинда.
— Понятия не имею,– ухмыльнулась Королева, снедаемая подозрениями по поводу магической силы Злой Ведьмы.– Так что, заклинания Света не будет?
Бастинда щёлкнула пальцами и в руках её разбойников появились факелы.
— Искать! Живо!– приказала она воинам.– А ты…– Злая Ведьма повернулась к сестре,– сейчас мне всё расскажешь, иначе…
Раскрыв ладонь, Бастинда вытянула руку вперёд, и Редж тотчас начала задыхаться.
— Что?..– сипло поинтересовалась она.
— Думаешь, у меня не хватит духу убить тебя?!
— Думаю, у тебя не хватит магии!.. Ты не стала тратить её на поиски Солнцеяра… указатель потух, не добравшись до объекта… вместо Света у тебя только факелы… Ты слабеешь! И вообще, ты проиграла!
— Заткнись!– заскрежетала зубами сестра, и схватила Регину за горло уже безо всякой магии.
Несмотря на связанные руки, Королева попыталась оттолкнуть Бастинду, но та повалила её на землю и принялась душить. Очевидно, в этот момент Злая Ведьма забыла о своём изощрённом плане мести, по которому сестра должна была страдать долгие годы, а может и века. Перед газами Редж всё потемнело и вовсе не из-за надвигающихся сумерек, воздух перестал поступать с лёгкие - Миллс с ужасом поняла, что это конец! Она так и не успела рассказать Генри, как сильно его любит, изменить его воспоминания только на радостные, беззаботные, светлые… Она не успела ничего!
И вдруг истошный крик прорвался сквозь толщи густых слоёв угасающего сознания, пелена отступила от глаз, и Регина увидела Солнцеяра с кинжалом в руке позади Бастинды. В следующую секунду длинное лезвие вошло в спину Злой Ведьмы, проткнув её насквозь, и вышло из груди в области сердца.
Царь стащил тело Бастинды с Редж и поднял Королеву, крепко обнимая и поддерживая, поскольку та едва стояла на ногах.
— Всё хорошо, моё солнце,– прошептал он.– Бастинда повержена, Генри в порядке!
— Генри?.. Где он?..– прерывисто выдавила Регина.
Солнцеяр указал на одну из башен. И в этот момент во двор вышли два высоких молодых человека - очень похожие друг на друга, хотя небольшая разница в возрасте всё-таки присутствовала.
— Ну, или ещё ближе,– констатировал царь, указывая на своих сыновей, один из которых нёс на плече пребывающего в магическом сне Генри.
— А люди Бастинды?– встревожилась Регина.
— Мы с ними разобрались,– улыбнулся старший из сыновей Солнцеяра, снимая Генри с плеча и аккуратно кладя на землю.
Миллс высвободилась из рук царя, опускаясь на колени и целуя своего ребенка в лоб.
— Это Королева Зачарованного Леса - Регина,– представил женщину сыновьям Солнцеяр.
— Она мать нашего брата?– осторожно спросил старший сын.
— Брата?– Редж перевела изумлённый взгляд на царя.
— Когда я передал им Генри для защиты, у меня не было времени объяснять наши с тобой сложные отношения… Знакомься, мои сыновья - Велерад и Яромир.
Регина поднялась с колен, внимательно рассматривая молодых людей: чёрноглазые красавцы с лукоморскими именами и внешностью солнцедальцев. Гены отца явно победили гены Еньки-Шахерезады.
— Она теперь царица Солнцедалья?– поинтересовался Велерад.
Яромир, всё это время молчавший, вдруг покачнулся и резко выдохнул, хватаясь за бок. В сумерках никто не разглядел на его тёмной одежде кровь.
— Ты ранен?– нахмурился отец, подходя к Яромиру и поднимая его рубашку.
— Я думал… просто царапина…– отозвался сын, и в этот момент земля ушла у него из-под ног.
Царь подхватил Яромира, осторожно опуская.
— Отравленные клинки,– мрачно предположил Велерад.
— Похоже на то,– скрипнул зубами Солнцеяр, выпрямляясь и переводя взгляд на Регину.– Только не дайте ему умереть!
Царь вскочил на одного из единорогов, стоящих во дворе, и, что было сил, ударил того в бока. Животное с места рвануло в карьер, унося прочь седока.
— Что?.. Куда он?..– оторопела Регина.
— Хочет успеть добраться до Лунной Пещеры. Сейчас Яромиру поможет только магия.
— Он потерял сознание?– испугалась Миллс, глядя на раненого.– О, не-е-ет… Велерад! Огонь! Нож! Чистая вода в бурдюках на сёдлах! Быстро!.. Надо замедлить действие яда!
Регина опустилась на колени возле Яромира, разрывая на нём рубашку.

Фото/изображение с Телесериал.com


Глава 21.


В Лунной Пещере царь остановил время в Солнцедалье до своего возвращения в крепость, наколдовал исцеляющее средство и разогнал облака на ближайшие сутки.
Он успел!.. Яромир был ещё жив! И, судя по хорошо прижжённой ране, дожить до появления отца ему помогли.
Как только царь коснулся сына, время «ожило». Велерад и Регина, словно по команде, отшатнулись, когда рядом с ними из ничего возник Солнцеяр. Однако, сообразив, что тот материализовался с помощью магии, вернулись на прежние места. И в следующее же мгновение Яромир открыл глаза, попеременно рассматривая склонившихся над ним.
— Я в порядке,– улыбнулся он.– И если вы раздвинетесь, то я даже встану…
Отец и брат в мгновение ока подняли Яромира на ноги, поочерёдно обняв. Регина отметила для себя, что Солнцеяр в роли любящего, заботливого главы семейства может быть не менее убедительным, чем в роли грозного царя. Да, он был внимателен к Генри (когда 3 года назад попал в Сторибрук), но ведь делал это ради того, чтобы сблизиться с ней… А сейчас всё было естественно, натурально. А при Шахеризаде в семье, наверное, и вовсе была полная идиллия.
— Уже поздно, всем надо отдохнуть,– заметил Солнцеяр, подходя к Генри, беря его на руки и поворачиваясь к Королеве.– Я наколдовал на утро хорошую погоду, но если ты не хочешь ждать, то часа за три можем вполне добраться до Лунной Пещеры, и ты пробудишь Генри.
Сыновья царя украдкой переглянулись, пряча удивление - отец давно уже не нуждался ни в чьём мнении или согласии, тем более со стороны женщин.
— Ты ничего не рассказал о варианте, если я готова подождать до рассвета,– иронично улыбнулась Королева.
— Ну-у… восточная башня этой крепости вполне сгодится для ночлега, там несколько комнат и кухня… правда, съестных запасов нет.
— Ночлег - это хорошо,– устало кивнула Регина.– Ну, а еду наколдуем утром.

Королеве досталась самая большая комната, видимо, покои военачальника. Уложив Генри на один из диванов, Солнцеяр зажёг несколько светильников и, пожелав Миллс доброй ночи, удалился.
Регина присела рядом с сыном, взяла его за руку, прикрыла глаза и тут же провалилась в сон. Разбудил её настойчивый стук в дверь.
Королева зябко поёжилась и направилась открывать. На пороге стоял Солнцеяр с бутылкой в руке.
— Еды мы так и не нашли, зато нашли винный погреб,– широко улыбнулся мужчина, протягивая Редж бутылку.
— И ты разбудил меня для дегустации?– недоверчиво спросила Королева.– Хотя, кажется, вы уже это сделали.
— Да нет, мы так… чуть-чуть.
— А от меня-то что надо?
— Я просто… хотел сказать… Велерад рассказал, что ты сделала для Яромира… Спасибо тебе… я… не знаю, как благодарить за такое… и вообще, возможно ли это… Как бы не сложились дальше наши судьбы, запомни - у тебя есть должник, готовый сделать для тебя что угодно!
— Спасибо, но ты мне ничего не должен,– осадила царя Регина.– К тому же ты и твои сыновья спасли Генри от моей сумасшедшей сестрёнки.
— Да, кажется, она действительно была сумасшедшей,– задумчиво пробормотал солнцедалец, после чего всё-таки вручил бутылку вина Королеве и ушёл в свою комнату.

Солнцеяру снился весьма приятный (и даже пикантный) сон с Региной, когда жестокая реальность решила прервать его нереальные фантазии.
— Какого чёрта?– проворчал царь, поднимаясь с кровати и подходя к двери, чтобы открыть её.– Редж?.. Что, уже утро? Я проспал?
Мужчина оглянулся - за окном по-прежнему было тёмно.
— Не-ет,– протянула Королева, невольно переводя взгляд на обнажённый торс Солнцеяра.
— Тогда что?
— Ты будешь меня держать в коридоре?– усмехнулась Миллс и, слегка отстранив мужчину, вошла.– И дверь закрой.
Царь молча повиновался, при этом не сводя вопросительного взгляда с Королевы.
— Я думала о том, что ты сказал насчёт судеб…
— Судеб?.. Каких судеб?– не понял солнцедалец.
— Ты сказал: «как бы не сложились дальше наши судьбы»… С тех пор, как я покинула Сторибрук, чтобы найти тебя, всё - абсолютно всё - шло не по плану. И никакой гарантии того, что завтра с Грейдмаром история закончится нормально…
— А почему - нет? Ты отдашь ларец - и всё будет хорошо!
— Это было бы слишком просто для Чудовищного Конунга. Если ты позволишь, я хочу завтра оставить Генри с твоими сыновьями.
— Разумеется, Редж,– ободряюще улыбнулся Солнцеяр.– И прогони свои страхи, я буду рядом, так что ничего плохого не случится.
— Когда ты так говоришь, мне хочется верить…
— Так поверь! Солнце светит для сильных!
Королева с головы до пят обвела царя внимательным взглядом. Да, стоящий перед ней мужчина был образчиком силы и уверенности. И Редж безумно захотелось оказаться за этой «каменной стеной», расписаться в своей слабости и позволить решить за себя все проблемы.
Миллс вдруг решительно подошла к Солнцеяру и, приподнявшись на носочки, страстно поцеловала мужчину в губы. Несколько секунд царь оторопело смотрел на Регину, но, наконец, понял:
— Ты выпила вино, что я тебе принёс, да?
— Только половину,– зачем-то возразила Королева, и её ладошки легли на торс Солнцеяра.
— А если учесть, сколько времени ты провела без еды, то становится ясно, что ты сейчас себя не контролируешь…
— Только не говори, что ты такой благородный и не воспользуешься ситуацией!– язвительно уколола женщина.
— Нет, Редж… Я вовсе не благородный!
На последнем слове мужчина припечатал к двери Королеву, одной рукой задвигая засов, другой выправляя рубашку Миллс из брюк и запуская под неё ладонь. Женщина порывисто вздохнула, но выдохнуть уже не успела - Солнцеяр мгновенно присосался к её рту, жадно целуя и терзая его. По телу Регины побежала томительная волна возбуждения. Мужчина приподнял Королеву, усаживая себе на бёдра, и перенёс Редж на постель.

Ощущение сладкой неги и тепла было прервано непонятным грохотом. Ещё не до конца проснувшись, женщина тут же села на постели, быстро осматриваясь. Но едва её взгляд остановился на Солнцеяре, сон сняло как рукой. Губы царя дрогнули в слабой улыбке и чуть приоткрылись.
— Ни слова!– строго предупредила Регина, обматываясь простынёй и поднимаясь с кровати.
Спешно собрав свои вещи, разбросанные по полу, Королева покинула комнату. Однако провидение сегодня было не на её стороне: из двери напротив вышел Яромир. Обведя женщину оторопелым взглядом, он не придумал ничего лучшего, чем спросить:
— Как спалось?
— Я слышала какой-то шум во дворе,– сразу сменила тему Миллс.
— Наверное, Велерад пытается колдовать. Может быть, половину крепости снёс. С магией он пока не очень дружит.
— Солнце?!..– обрадовалась Королева, щёлкая пальцами и «облачаясь» в удобный брючный костюм тёмно-лилового цвета.
Яромир оценивающе закивал:
— Как я понимаю, вы в Солнцедалье не первый раз, да? Далеко не все иноземные маги так легко ладят с местным колдовством.
Регина вдруг улыбнулась, вспомнив, как сама измучилась в этом мире с магией, когда впервые попала сюда. Однако ответить женщина не успела, в коридор вышел царь.
— Отец,– поприветствовал сын, слегка кивнув Солнцеяру.
— Что за грохот?– спросил тот.– Твой братец решил окончательно разрушить крепость? Иди, посмотри.
Яромир перевёл взгляд с отца на Королеву, затем снова на отца и, спрятав улыбку, быстро ретировался.
— Ну, что,– поинтересовался Солнцеяр,– сделаем вид, что ничего не было, и вернёмся к нашим планам?
— Я… должна разбудить Генри,– объявила Редж, направляясь в свою комнату.
«Значит, сделаем вид»,– заключил про себя мужчина и поспешил за Королевой.
— Ты уже решила, что он будет помнить и знать?– спросил царь, заходя в комнату вслед за Миллс.
— Он родился и рос в Сторибруке, а три года назад мы с ним отправились в путешествия по мирам.
— То есть он будет меня помнить, как Майкла Китона?
— То есть он тебя вообще не будет помнить. Не будет помнить ничего после пожара,– Регина присела на диван рядом с сыном, убирая чёлку с его безмятежного, спокойного личика.
— Подожди! Но так нельзя!– возмутился Солнцеяр.– Я хочу, чтобы он меня помнил!
— Помнил, что ты сделал его маме предложение, потом погиб в автокатастрофе, и вдруг оказался в другом мире жив и здоров? Какой, по-твоему, вывод он из этого сделает?
— Ему не надо делать выводы, мы скажем ему правду.
Королева обвела мужчину ироничным взглядом:
— И какую же часть правды мы ему скажем?
— Что после автокатастрофы у меня была потеря памяти.
— Тогда он будет ждать, что наши с тобой отношения продолжатся.
Царь стремительно наклонился к Редж и, приподняв её лицо за подбородок, жарко поцеловал в губы.
— А они и так продолжаются!
— Нет,– холодно осекла женщина.– Никаких отношений у нас с тобой нет. И я надеялась, мне не придётся объяснять, что сегодняшняя ночь явилась следствием стресса и алкоголя.
— Я считаю все объяснения сейчас бессмысленными,– твёрдо заявил Солнцеяр.– Я поверю тебе не раньше, чем ты повторишь эти же слова, но с сердцем в груди. И по той же причине ты не тронешь сегодня Генри.
— Что-о-о?..– не сразу поняла и «переварила» мысли царя Регина.
— Ты можешь ненавидеть меня ещё больше, но я не дам тебе сейчас совершить ошибку, о которой ты потом пожалеешь. Это твой ребёнок - твоя жизнь - и ты не имеешь право решать, что для него лучше в отсутствие сердца!
Миллс хотела уже было возмутиться, но тут вспомнила собственную мать. А если бы сердце Коры не лежало всё время в шкатулке, а пусть изредка, но возвращалось на положенное место? Изменило бы это судьбу Регины? Ну, хоть немного?
«Стоп!– одёрнула себя женщина.– Я не такая, как мать!.. Даже без сердца, я НЕ ТАКАЯ»!
— А если мы не вернёмся из Драконии?– тихо спросила Королева.– Я не могу оставить Генри в таком положении.
Солнцеяр согласно кивнул и, прикрыв глаза, принялся слагать какое-то заклинание.
— Что ты делаешь?– насторожилась Редж.
— Останавливаю время,– не поднимая век, отозвался царь.- Если мы не вернёмся через семь драконийских дней, время в Солнцедалье оживёт, и Генри будет помнить только то, что он - брат моих сыновей.
— Ты ведь тоже не доверяешь Грейдмару?
— Он напал на Солнцедалье в моё отсутствие… Конечно, я ему не доверяю!- Солнцеяр приоткрыл один глаз и чуть улыбнулся.- Я вообще доверяю только себе.
Закончив творить заклинание, царь прислушался к тишине, после чего удовлетворённо кивнул.
— Итак, где ларец этого женоподобного эльфа?- поинтересовался солнцедалец.
— Под причалом… там, где мы вышли из портала.
— То есть ты его утопила, едва шагнула в Солнцедалье?
— Я тоже доверяю только себе,– усмехнулась Королева, поднялась с дивана и принялась колдовать, перемещая в пространстве предмет.
— Тем не менее, советую ларец отдать мне, когда отправимся к Конунгу.
— С какой стати?
— Я лучше знаю Грейдмара… и то, как с ним общаться.
— Ты слишком импульсивен. Я не доверяю тебе.
— Лжёшь. Ты доверяешь, я знаю,– лукаво улыбнулся Солнцеяр, однако тёмный взгляд, брошенный Региной, заставил мужчину усомниться в собственных словах.

Глава 22.


В тронном зале замка Грейдмара шёл суд: какой-то охотник нарушил запрет и поднялся на скалы. Скучнейшее дело, Конунг не любил такие и уже собирался вынести приговор, но тут увидел открывающийся портал в стене. Из него вышли Солнцеяр и Злая Королева. Грейдмар приосанился и сделал самое сосредоточенное лицо, слушая оправдания обвиняемого.
— …подстрелил в долине, но подранок забрался на скалы. Клянусь, я не собирался вторгаться во владения ярла Халли!
— Животное перешло границу и стало собственностью моего господина,– ответствовал воин, разодетый в доспехи угрожающего вида.– Если каждый охотник будет лазить на скалы за добычею, которую не может изловить в долине, то скоро в Драконии начнутся беспорядки!
— Халли, ты не согласен со своим воином?– озадаченно спросил Грейдмар, повернувшись к знати, восседавшей в президиуме справа от трона.
— Согласен, мой Конунг,– поднявшись из кресла и поклонившись, произнёс один из ярлов.
— Тогда зачем ты тратишь моё время впустую?!
Взгляд Грейдмара сделался страшен. Поднявшись с трона, Чудовищный Конунг вскинул руки вверх, и с его ладоней сорвались две молнии. Светящиеся разряды ударили в охотника и воина, стоявших в центре зала. В следующее мгновение два обуглившихся тела рухнули на пол.
— Я больше не намерен рассматривать жалобы подобного рода!– гневно объявил Грейдмар.– Вы - наместники! И вам следить за исполнением моих законов! Если не можете, сомневаетесь, то я найду себе других ярлов!
В тронном зале вдруг воцарилась мёртвая тишина, что позволило всем и каждому расслышать совсем негромкий комментарий Солнцеяра:
— Надо полагать, представление для нас.
Регина не смогла сдержать смешок, понимая, что солнцедальца слышали все.
— О-о! Весёлые гости из соседних миров…– недружелюбно протянул Грейдмар.– Не иначе как принесли мне подарок?
— Думаю, наш подарок может подождать до окончания судилища,– заверил царь Солнцедалья.
Конунг весьма красноречивым жестом велел всем убираться. В мгновение ока тронный зал опустел, воины прихватили с собой даже останки «зажаренных».
— Итак, где мой ларец?
— Сначала я хочу взглянуть на сына,– беспрекословно заявил Солнцеяр.
— Взглянуть?– криво ухмыльнулся Грейдмар.– Пожалуйста!
Пол в центре зала мгновенно сделался прозрачным. Регина и Солнцеяр тотчас поспешили к «смотровому окну». И если царь остался удовлетворён увиденной картиной, то женщина едва сдержала взволнованный возглас.
— Ты чего?.. В темнице нет времени суток. Они просто спят,– поспешил успокоить Миллс солнцедалец.
— Они спят вместе!– возмутилась Королева, бросив сначала уничтожающий взгляд на Солнцеяра, а затем на Чудовищного Конунга.
Последний однако безучастно пожал плечами:
— Я предупреждал Шляпника, что стена каждые сутки будет опускаться на фут. Кстати, я не вижу с вами обеспокоенного папаши…
— Ты злобный дихогамный сукин сын!
— Какой?– не понял Грейдмар.
— Редж, успокойся, они одеты,– флегматично заметил Солнцеяр, взяв Королеву за запястье.– И даже если бы были раздеты, ничего неестественного в этом нет.
Женщина резко отдёрнула руку, одарив царя негодующим взором:
— Для мужчины солнцедальца - да, а она ещё ребёнок! Впрочем, кому я об этом говорю?! Каков отец - таков и сынок… Бо-о-оже… и что я скажу Джефу?
— Скажешь, что Огнеслав морально поддерживал его дочь.
— Морально?
— Что ты от меня хочешь? Чтоб я их поженил, потому что они спят в обнимку?.. Хотя, полагаю, Огнеслав будет не против!
— Ну, конечно! Ваша развратная семейка всегда получает желаемое!
— Нет, не всегда,– не без намёка отозвался Солнцеяр.
— У тебя какие-то претензии?!
— Прошу прощения, что прерываю вашу милую беседу,– ехидно вклинился в разговор Грейдмар,– но не могли бы вы подсократиться, а то скоро время обеда.
Солнцеяр тут же переключился с Регины на правителя Драконии и согласно кивнул:
— Распечатывай темницу.
— Я же говорил, что заклятие можно снять только с моим ларцом.
— Ты говорил: что ларец для этого должен оказаться в зале. Он здесь. А вместе с ним несколько его копий. Конечно, они не запутают надолго заклинание поиска, но дадут нам возможность уничтожить настоящий ларец. Так что давай без хитростей. Мы забираем детей и сердце Королевы и открываем портал. Ты - активизируешь заклинание поиска, обнаруживаешь все ларцы и убеждаешься, что мы ничего лишнего не берём. Согласен?
— Согласен, но есть один маленький нюанс,– осклабился Грейдмар.– Я не прощал воров! Мне нужна голова Шляпника и…– Конунг обвёл Регину многозначительным взглядом,– извинения от Злой Королевы.
— Извинения?– настороженно переспросила Миллс.– Какого рода?
— Ну, не на словах, разумеется.
— Я догадалась,– в своей излюбленной иронично-язвительной манере ответила женщина.
— Компенсация. Аналогичная причинённому ущербу.
— Теряюсь в догадках.
Конунг провёл ладонью по своим идеально уложенным волосам, манерно сложил руки на груди и елейно улыбнулся.
— У всех у нас есть магические вещи, которыми мы дорожим больше всего. У меня - ларец, у Румпельштильцхена - ткацкий станок, у Солнцеяра - алтари Солнечной и Лунной Пещер, а у тебя - волшебная яблоня. Я жил полвека без ларца! Следующие полвека твоё любимое дерево будет расти в оранжереи моего замка!
Королева решила, что она ослышалась. Грейдмар требует её яблоню?.. Её любимою волшебную яблоню?! Да, пускай их сейчас две: одна каким-то чудом выжила в Зачарованном Лесу, вторую Редж вырастила в Сторибруке. Но трогать ту, что в Сторибруке нельзя, иначе кто-нибудь совкий из семейства шерифов обязательно затеет расследование и, не дай Бог, обнаружит фантомов!
— Боюсь, климат Драконии вреден для моей яблони.
— Ничего, я найду хорошего садовода,– пообещал Конунг.
— Ни за что на свете!
— Извини нас,– обратился к Грейдмару Солнцеяр и, взяв Редж под руку, отвёл женщину в сторону.– Что ты делаешь?– возмущённо зашептал царь.– Его условия вполне приемлемы. Ты сама ещё утром не верила в возможность мирно разрешить ситуацию, а теперь не хочешь разойтись по-хорошему?!
— Он требует мою яблоню! Это не просто волшебная вещь! Это источник, ключ, магистерий моей силы!
— Возьмёшь яблоко - посадишь новое дерево.
— Пройдут годы прежде, чем оно начнёт плодоносить!– возразила Королева.
— Ускоришь рост искусственно!
— Такое дерево потеряет половину волшебной силы!
— Ну, значит, несколько лет потерпишь, попользуешься обычной магией,– взгляд Солнцеяра сделался непреклонен.– Яблоня - не самое страшное, что он мог с тебя потребовать! Вспомни про голову Джефа!
Регина упрямо поджала губы, шумно выдохнула и вернулась к Грейдмару.
— Хорошо, я отдам тебе свою яблоню на полвека,– недовольно объявила она.– Но, учитывая то, что ларец Шляпнику велела достать я, ты оставишь Джефферсону его голову. Он был лишь исполнителем.
— Он был соучастником,– покачал указательным пальцем Конунг.– Но раз Злая Королева пошла на уступки, я тоже буду снисходителен… Однако совсем не наказать его не могу.
На нежных, красиво очерченных губах Грейдмара появилась недобрая улыбка.
— И какова же новая цена?
— Его дочь выйдет замуж за Огнеслава. Здесь и сегодня. И брачную ночь они, разумеется, тоже проведут в моём замке.
«А за такое Джефферсон лишит головы меня»,– подумала вдруг Миллс.
— Мы согласны!– ответил за Регину царь.
— Ещё раз извини нас,– бросила Королева Грейдмару и теперь сама утащила Солнцеяра в сторону.
— Пожалуйста-пожалуйста,– насмешливо разрешил правитель Драконии.– Вы так мило общаетесь друг с другом, что я не смею отказать. Вам в эту праздничную ночь раздельные покои приготовить или совместные?
Впрочем иноземцы уже не слышали Грейдмара или сделали вид, что не слышали.
— Я уверена, Джеф предпочёл бы лишиться головы, чем отдал бы дочь Огнеславу,– тихо поведала царю Редж.– Я ничего не имею против твоего сына, но допустить этой свадьбы не могу!
— Тебя Шляпник назначил опекуном дочери в своё отсутствие? Что ты так заботишься о его чувствах?– недовольно (а может и ревниво) поинтересовался Солнцеяр.
— Я не о его чувствах забочусь, а о Грейс! Я… задолжала этой девочке…
— Я думаю, эта девочка будет совсем не против выйти замуж за принца Солнцедалья.
— Она ещё в куклы играет!
— Одно другому не мешает!
— Я сказала: нет! Должен быть другой выход!
— Можем попробовать убить Грейдмара (если он не успеет обратиться в дракона), освободить детей (если вся стража замка не прикончит нас до того), попробовать отыскать твоё сердце (если Грейдмар не упрятал его куда-нибудь с помощью магии)…
— Ладно, я поняла - слишком много «если»,– недовольно буркнула Миллс.– А может попробовать предложить ему другой обмен?
— Какой?
— Малефисенту. Они когда-то были очень близки.
— Когда-то?– скривился Солнцеяр, недоверчиво глянув на Королеву.
— Не все мужчины столь любвеобильны, как ты! Может у него остались чувства…
— Тогда он убьёт тебя за то, что ты сделала с Малефисентой! Нет, это не выход!
— Нам всего лишь нужно правильно разыграть эту карту, потянуть время и спасти детей.
— Я сказал: нет!– жёстко отрезал мужчина.– Я не буду рисковать тобой!
Редж осторожно покосилась на солнцедальца. Если бы не поведение Солнцеяра во время амнезии и не обстоятельства, в которых они оказались сейчас, то Королеве, наверное, было бы приятно слышать эти слова.
— Ну, тогда придумай другой выход, солнцедарящий, ликоподобный, всемогущий царь и бог Солнцедалья!
— Разыграем спектакль для Грейдмара,– проигнорировав насмешку, предложил мужчина.– Подговорим Огнеслава и Грейс. Всё равно в наших мирах их брак будет не действительным.
— А брачная ночь?
— Полагаешь, Грейдмар станет подглядывать?.. Хорошо, я наведу морок. Он увидит в замочную скважину то, что хочет.
— Нет, я полагаю, что твой сынок не удержится от соблазна!
— Почему ты так плохо думаешь о нашем семействе?– с укором спросил царь.
— Потому что я слишком хорошо знаю главу этого семейства.
— Хорошо, я наложу на Огнеслава и Грейс заклинание дистанции… Редж, хватит уже спорить! Это лучший вариант. Позволь хоть раз кому-то другому решить за тебя проблему. Побудь пять минут слабой!
Женщина открыла было рот, но так и не нашлась, что сказать, а потому Солнцеяр перехватил инициативу и, развернув Королеву, повёл её к Грейдмару.
— Мы согласны,– подтвердил решение царь.
Редж недовольно поморщилась, но промолчала.
― По виду Злой Королевы не скажешь,– насмешливо заметил дракониец.– Царь Солнцедалья обладает великой силой убеждения, наверное…
― Наверняка,– поправил Солнцеяр.– Или ты забыл, как быстро мы вышибли твои орды из нашего мира, как только я вернулся в Солнцедалье?
― А ещё обладает великой скромностью.
― Скромность к лицу молоденьким девицам или им подобным,– весьма недвусмысленно парировал царь.
Миловидное лицо Чудовищного Конунга вдруг окаменело, глаза заблестели красными угольками.
― Мальчики, хватит упражняться в острословии,– быстро перехватила инициативу Королева.– У нас много дел!.. Надо придать свадьбе хотя бы видимость роскоши. Я наколдую туалет Грейс. Солнцеяр, ты займёшься сыном. А за тобой, Грейдмар, угощения и антураж праздника.
― Ты командуешь не только в своём замке, но и в гостях?– дракониец обвёл женщину ироничным взглядом.– Впрочем, о чём это я? Ты командуешь царём Солнцедалья!
Не поворачивая головы, Регина осторожно перевела взгляд на Солнцеяра, справедливо пологая, что подобное замечание оскорбит того до глубины души. Но, несмотря на то, что тема доминирования женщины была крайне болезненна для царя, он сдержался.
― Отпирай темницу, выпускай детей и возвращай сердце Королеве,– холодно сказал Солнцеяр.
― Сердце Королеве я верну завтра утром, дабы никого не вводить в искушение.
― Ты нам не доверяешь?– усмехнулась Миллс.
― Напротив, доверяю настолько, что завтра отпущу одних и буду смиренно ждать посылки с твоим любимым деревом,– широко улыбнулся Грейдмар и вдруг сделался мрачно-серьёзным.– Но если ты всё-таки решишь меня обмануть, подумай о том, хватит ли у тебя подданных защитить Зачарованный Лес от моих орд (как изволил выразиться Солнцеяр).

Королева колдовала над свадебным платьем Грейс, в очередной раз виновато объясняя ей, что другого выхода у них с отцом Огнеслава не было.
― Всё в порядке, не надо так переживать,– очень рассудительно заверила девушка.– Я понимаю и вовсе не против… И вообще, это же настоящее приключение! Как в романах!
― А ты уже их читаешь?– насторожилась Редж.
― Разумеется. Я же не ребёнок.
― Неужели?
― Вы прямо, как мой папа… Наверное, думаете, что я до сих пор в куклы играю.
Миллс оторопела, понимая, как сильно ошибалась насчёт дочери Джефа. Вот теперь на ночь в темнице с Огнеславом Королева взглянула совсем по-другому.
― Может ты уже и с юношами целовалась?– как можно не навязчивей спросила она.
― Только папе не говорите.
― И с принцем Солнцедалья?– полушёпотом спросила Регина и затаила дыхание, ожидая ответ.
Грейс смущённо улыбнулась, а Миллс почувствовала, как пересохло во рту, а посему следующий вопрос ей пришлось повторить дважды, поскольку девушка не сразу расслышала.
― Он только целовал тебя или… ещё что-то?
― Нет, не только.
Королева несколько раз глубоко вздохнула, понося про себя царскую семейку Солнцедалья.
― Он рассказывал мне много интересного о своём мире,– продолжила между тем Грейс.– Он читал стихи и… веселил меня, чтобы я не грустила.
― И это всё?
― А что ещё?
― Ну-у… юноши его возраста частенько думают о… близости с девушкой… Понимаешь, о чём я?
― О, нет-нет! Я знаю, что такие вещи нельзя разрешать мужчинам до свадьбы.
― Это хорошо,– скептически хмыкнула Королева и тут же поинтересовалась:– Ты ведь помнишь, что ваша сегодняшняя свадьба не настоящая, да?
― Вы раз двадцать это уже повторили.

Регина без стука вошла в покои, отведённые Солнцеяру. Царь беззаботно дремал в кресле и даже не шелохнулся, когда женщина с силой захлопнула дверь.
― Ты серьёзно?.. – возмутилась Миллс, проходя в центр и, схватив по пути диванную подушку, запустила ей в мужчину.
Солнцеяр вздрогнул, быстро оглядываясь по сторонам.
― Ты чего?– зафиксировав удивлённый взгляд на Регине, спросил царь.
― Нет, это ты - чего?!.. Заснул в логове врага!
― Редж, последние дни мы спали - не пойми как,– словно оправдываясь, развёл руками мужчина.– И даже остатки прошлой ночи были потрачены не на сон…
― Не начинай!– мрачно оборвала Королева.– А Огнеслав где?!
― В купальне. Всё-таки несколько дней в темнице провёл…
Останавливая царя, женщина возвела указательный палец вверх и прислушалась. Из-за дверей ванных комнат, донёслось весёлое хихиканье и плеск воды.
― Он там что, с девицами?– изумилась Регина.
― Всего лишь одна служанка.
― Всего лишь?!
― Редж, я что, должен объяснять тебе элементарные вещи?
― Да,– кивнула Королева, присаживаясь в кресло напротив,– очень хочу послушать!
Криво усмехнувшись, Солнцеяр - напротив - поднялся со своего кресла, сунул руки в карманы шаровар и подошёл к женщине ближе.
― Ну, что ты завелась? По нашим меркам он давно мужчина… он не тронул Грейс прошлой ночью, не прикоснётся к ней нынешней… Это пытка, когда не можешь быть с любимым человеком!
― О! А быть с кем попало - обезболивающее, да?!
― В некоторой степени.
― Интересно, как бы ты реагировал, если бы подобным обезболивающим пользовались женщины?!
― А ты никогда не пользовалась?– с вызовом спросил Солнцеяр.– Всегда была верна любви?
Королева стойко выдержала прямой взгляд мужчины, но потом вдруг задумалась и опустила глаза в пол.
— Или следует задать другой вопрос: была ли в твоей жизни любовь?– в голосе царя проскользнули горестные нотки.– Только не надо сейчас рассказывать о своей первой якобы любви… Ты сама в этом же отказываешь Огнеславу и Грейс, считая это юношеским заблуждением, блажью!
— Не собираюсь я ничего тебе рассказывать,– вяло оскалилась Редж.– Не твоё дело - когда и скольких я любила.
Солнцеяр наклонился к женщине и опёрся руками о подлокотники её кресла.
— А я в их число входил?
Королева несколько секунд молчала, а затем безжалостно отрезала:
— Нет.
Вскипев от ярости, царь ухватил Регину за плечи и выдернул из кресла. В его тёмных глазах блестели неистовые огоньки, на шее отчётливо пульсировала яремная вена, а дыхание сделалось учащённым.
— А как же Лукоморье?.. Сторибрук?.. Ты спала со мной, но никаких чувств не было?!– зло спросил солнцедалец.– И чем же я для тебя был?.. Просто похотью или тем самым обезболивающим?!
— Отпусти!– жёстко приказала Редж.
— Ответь на вопрос!
— Да!
— Что «да»?!
— Какой вариант тебе больше нравится, тот и «да»,– обожгла холодом Миллс.
Солнцеяр несколько раз глубоко вздохнул, затем резко отпустил плечи женщины и, отступив на пару шагов, отвернулся.
— Уходи,– сурово велел он.
— Что насчёт заклинания дистанции?
— Я сказал, что всё сделаю. Ни Огнеслав, ни Грейс ничего не будут чувствовать друг к другу, не захотят близости. Оба!.. Может, ничего не чувствовать - не так уж и плохо.
— Солнцеяр…– начала было Королева, но мужчина, по-прежнему не оборачиваясь, жестом остановил её.
— Уйди!
Редж с некоторой растерянностью прошлась взглядом по спине мужчины. Вообще-то она думала, что царь, как обычно, выйдет из себя, возможно и ударит. Тогда бы ей было проще уверить себя в правильности решения о невозможности их с Солнцеяром отношений. Но царь Солнцедалья совсем не помог ей…

Глава 23.


В течение всей церемонии царь ни разу не взглянул на Регину, да и на пиру тоже. Это, конечно, не осталось незамеченным Грейдмаром. Взяв со стола два кубка с креплёным вином, он подошёл к Солнцеяру, беседовавшему с миловидной блондинкой.
— Боргильда? Ты позволишь?..– для проформы поинтересовался Конунг и протянул кубок солнцедальцу.
Женщина неопределённо повела плечом и ретировалась.
Принимая вино, царь не слишком дружелюбно глянул на драконийца. Тот был ещё свежее, чем утром, и излучал здоровье, силу и красоту.
― Сегодня я обрёл то, что давно искал,– многозначительно повёл бровью Грейдмар,– поэтому у меня слишком хорошее настроение, и я не стану говорить, что Боргильда - моя кузина… и если ты её обидишь, то я тоже обижусь.
Солнцеяр нагло ухмыльнулся, сделал большой глоток из кубка и сухо процедил:
― Сегодня я потерял то, что, оказывается, никогда не имел… поэтому у меня прескверное настроение, и мне плевать - обидишься ты или нет!
Конунг бросил короткий взгляд на Регину, танцевавшую в этот момент с одним из его ярлов, и назидательно заметил:
― Потеря - не всегда бывает потерей. Порой это приобретение. Не спеши с выводами.
― Знаешь, Грейдмар, твоим мудрым советам мешает облик безусого юнца. Ты нелеп!
― Жаждешь битвы?– вздёрнул подбородок дракониец.– Следуй за мной!
― Что, тут нельзя? Не хочешь портить такую прелестную свадьбу?!
― А ты хочешь что-то доказать Злой Королеве?.. Нет? Тогда идём!

На нижнем ярусе замка, находилось помещение с несколькими драконами. Грейдмар указал на двух из них, и слуги тут же нахлобучили на чудовищ сёдла. Забравшись на ближайшего и застегнув специальные ремни на бёдрах и щиколотках, Конунг кивнул Солнцеяру на второго дракона.
― Наши «лошадки», конечно, не так послушны, как ваши единороги, но, думаю, ты быстро привыкнешь.
― Я полагал, во время битвы ты предпочитаешь сам обращаться в дракона,– удивился царь Солнцедалья.
― Не всегда,– лукаво улыбнулся Грейдмар, дергая повод в сторону ниши-балкона.– Не отставай! Летим в Огненный Каньон!
― Куда?.. Зачем?
― Ты хочешь настоящей битвы или нет?!

— Это Огненный Каньон,– указывая вниз, объявил Чудовищный Конунг.– Обитель драконов. Здесь они спариваются, рождаются на свет и… проходят естественный отбор.
Правители двух миров смотрели с вершины ущелья на долину, заполненную драконами. В час перед закатом дикие, агрессивные чудовища слетались со всех концов Драконии в этот каньон. Кто-то из них мирно засыпал, кто-то спорил за самок, кто-то потрошил добычу.
— Я слежу, чтобы отбор был тщательным,– продолжил Грейдмар.– Мне нужны только самые сильные и крупные особи. Потом лучших мы отлавливаем и приручаем.
— И каким же образом ты следишь за отбором?– вопросительно изогнул бровь Солнцеяр.
— Сейчас узнаешь. Более того - поучаствуешь! Ты ведь жаждал настоящей битвы… Средний повод вынуждает дракона извергать огонь,– Конунг указал на раздвоенный ремень, ведущий к металлическому кольцу, вживлённому под нижней челюстью чудовища.
— Мы что, нападём сейчас на драконов в этом каньоне?
— Именно!
— Это самоубийство,– недоверчиво хмыкнул Солнцеяр.
— У нас с тобой самые выносливые и сильные драконы! Если ты будешь расторопен, то уцелеешь!.. Обычно во время такого отбора я сжигаю около десятка драконов. Однако поскольку ты первый раз участвуешь в этой игре, то с тебя будет достаточно и пары зверюг.
Солнцеяр вновь перевёл взгляд вниз и надменно улыбнулся:
— Ну, почему же? Десяток - так десяток! Я согласен!
— Только уговор: детёнышей не трогать,– предупредил Грейдмар.– Во всяком случае, умышленно.

Обжигающее пламя, огромные пасти, едкий дым от горящей живой плоти, жуткое оглушающее рычание и предсмертные судороги - тошнотворная какофония поглотила Солнцеяра целиком. Он не чувствовал боли от ожогов, не обращал внимания на давно уже затёкшие от ремней ноги, не ощущал перегрузок, когда заставлял своего дракона стремительно пикировать вниз, а потом резко взмывать в небо. Ничего кроме битвы сейчас для солнцедальца не существовало! Ничего не было важнее…
В какой-то момент Грейдмар понял, что его партнёр по игре не в состоянии самостоятельно остановиться. Азарт или безумие (или и то, и другое вместе) завладели разумом Солнцеяра. Дабы привести в чувства солнцедальца, Конунгу пришлось воспользоваться магией: ледяной водный поток окатил царя от дастара до кончика хвоста его дракона

В замок Грейдмар и Солнцеяр вернулись уже в середине ночи. Царь соскользнул с дракона и только теперь понял, насколько сильно пострадал организм.
— С непривычки первый раз тяжело,– понимающе кивнул Конунг.– Но у меня есть чудодейственный эликсир, мигом приведёт в форму. Или ты предпочитаешь лечиться магией?
— Я предпочитаю помнить боль на вкус,– ухмыльнулся солнцедалец, разминая затёкшие мышцы.– А за охоту - спасибо. На такой ещё не доводилось бывать.
— Можно будет как-нибудь повторить.
— Это вряд ли. Мы с тобой никогда не будем друзьями.
— Двум могущественным правителям не обязательно дружить, достаточно для своих подданных создать видимость дружественных отношений. После войн это полезно.
— Вот я и гляжу, что всё какое-то ненатуральное в твоей Драконии,– Солнцеяр с иронией и даже с некоторой жалостью посмотрел на Конунга.– Впрочем, как и ты сам.
— Зато ты слишком натуральный!– огрызнулся дракониец.– Живёшь, как в последний день! Никаких полумер - всё или ничего!.. Но, желая неизмеримо много, ты рискуешь потерять даже то, что есть!
— Лучше потерять всё, чем не получить ничего!
— Смело… но глупо.
— Скоро утро,– напомнил вдруг царь.– Полагаю, ты уже можешь вернуть сердце Королеве.
— Могу. Но ты ведь хочешь, чтобы я передал его тебе,– коварно улыбнулся Грейдмар.
— Хочу. Но ты ведь этого не сделаешь.
Конунг изящным движением руки заправил волосы за уши и пристально посмотрел на царя.
— Два великих правителя всегда могут договориться… Обсудим?

Глава 24.


Неприятный разговор с Солнцеяром и его нежелание даже взглянуть в её сторону во время церемонии и пира озадачили Редж меньше, чем уход царя и Грейдмара в самый разгар праздника. Они просто бросили гостей безо всяких объяснений, поэтому Королеве пришлось самой следить за тем, чтобы Грейс и Огнеслава не обидели драконийцы. И кое-кто действительно пытался, так что Миллс пришлось незаметно применить магию.
После двух часов ночи молодожёны удалились в отведённые для них покои, а Королева ещё некоторое время провела на пиру, дабы убедиться, что всё спокойно и никто ничего не замышляет. Хотя была и другая причина - Редж надеялась дождаться возвращения Солнцеяра. Но вскоре поняла, что это бессмысленно.
Закончив очередной танец с ярлом Сальгардом (сегодня с ним она танцевала трижды), Регина изъявила желание удалиться в свои комнаты.
— Я провожу,– предложил дракониец, хотя это больше походило на констатацию.
Впрочем, возражать Регина не стала. Кое-кто из перебравших ярлов уже пытались этой ночью оказывать ей недвусмысленные знаки внимания, но как только рядом появлялся Сальгард, конкуренция тут же исчезала.
— Открой секрет,– лукаво обратилась Королева к мужчине, когда они покинули тронный зал,– почему остальные вельможи так тебя боятся?
— Вероятно потому, что я первый советник Конунга. К тому же знаком с магией,– не без самодовольства отозвался Сальгард.
— Кстати, о Конунге… Куда он пропал во время праздника?
— Насколько я понял из донесений стражи, они с царём Солнцедалья улетели в Огненный Каньон.
— Огненный Каньон?– переспросила Редж, совершенно не представлявшая географию Драконии.
— Это на юго-востоке. Там живут неприручённые драконы.
— Вот как? И что Грейдмару там понадобилось?
— Подробностей я пока не знаю,– сдержанно улыбнулся ярл.– Никто не знает. Но мне доложат первому…
По дороге к покоям Королевы Сальгард ещё что-то говорил, превознося свою значимость, но женщина уже плохо слушала. Её мысли были заняты совсем другим.
Наконец, Редж остановилась возле двери и сдержано поблагодарила ярла за сопровождение.
— Может мы могли бы…– начал было мужчина, но Миллс жестом оборвала его.
— Нет, не могли бы.
— Вас смущает, что я дракониец?
— Да,– ответила Регина, решив, что так быстрее отделается от Сальгарда.
— Поверьте, это не недостаток, а достоинство!
Дверь за спиной Королевы медленно отворилась. В проёме, скрестив руки на груди, стоял Солнцеяр.
— Какое слово из «нет, не могли бы» тебе перевести на местное наречие?– угрожающе обратился царь к драконийцу.
Регина едва не вздрогнула от неожиданности. Обернувшись, она вопросительно уставилась на Солнцеяра.
Между тем Сальгард невнятно извинился и поспешил убраться восвояси.
— И что ты делаешь в моих апартаментах?– прохладно поинтересовалась Королева.
Мужчина отступил в сторону, пропуская Редж в покои и запирая дверь на ключ.
— А вот это ты зря,– предостерегла Миллс, однако царь тот час вынул из замочной скважины ключ и протянул его женщине.
Регина перевела холодный взгляд на руку солнцедальца и тут заметила след ожога, тянущегося из-под манжеты камиза.
— Вечером ты выгнал меня из своих покоев, а теперь явился ко мне…– усмехнулась Королева, забирая ключ.– Зачем?
Солнцеяр ответил не сразу и говорить начал медленно, будто взвешивал каждое слово:
— Я наблюдал за тобой. Из нас троих - пострадавших от Грейдмара - ты единственная не торопилась вернуть свою «потерю» и не слишком страдала в её отсутствие. Твоя сестра кое-что успела мне рассказать, когда мы были в Зачарованном Лесу… О вашей матери…
— Я что-то не улавливаю ход твоих мыслей,– подперев рукой бок, недружелюбно заметила Миллс.– Причём тут моя мать?
— Ответь мне честно: когда Грейдмар отдаст тебе сердце, ты вернёшь его на место?
— Что-что?..
— Ты слышала,– твёрдо произнёс царь, буравя Регину суровым взглядом.
— О-у… интересно и что же тебе порассказывала Бастинда про мать?.. Впрочем, нет - неинтересно. А что до моего сердца, то тебя не касается его дальнейшая судьба.
— Но она будет касаться Генри! Подумай, как изменилась бы твоя жизнь, если бы в груди Коры было сердце…
Королева остерегающе подняла указательный палец вверх:
— Не смей спекулировать на моих чувствах к сыну! Я люблю его даже без сердца и сделаю всё, чтобы у него жизнь была лучше моей!
— Наверное, твоя мать рассуждала так же!
— Всё, хватит,– остановила Редж.– Я не намерена продолжать этот разговор.
— Ты права, разговаривать бессмысленно. Чем больше времени ты проводишь без сердца, тем сложнее до тебя достучаться. И раз уж в наших с тобой отношениях мне всё равно больше нечего терять… можешь не прощать меня и за это!
В руке Солнцеяра вдруг появилось сердце Королевы, и мужчина вставил его в грудь Редж. Произошло это в считанные мгновения, но в последний момент Миллс применила магию, и царя сильнейших воздушным потоком отбросило к стене. Отреагировать Солнцеяр не успел, мысли были заняты другим, да и рефлексы организма после битвы с драконами пребывали не в лучшей форме.
Регина схватилась за грудь, тяжело дыша и корчась от боли. Когда же, наконец, стало легче, и Королева собралась высказать Солнцеяру всё, что о нём думает, оказалось, тот лежит на полу без движения.
— Эй! Хватит притворяться!– требовательно произнесла Миллс, подходя к мужчине.– Если ты пытаешься вызвать во мне жалость, то перепутал сказки!
Царь не шелохнулся, поэтому Регина присела на корточки и коснулась двумя пальцами шеи солнцедальца, проверяя пульс.
— Солнцеяр!.. Ты что, серьёзно отключился? Ты же никогда не давал застать себя врасплох!– Королева несколько раз сильно ударила мужчину по щекам.– Подъём!
Понимая, что обычные методы не подействуют, Редж применила магию пробуждения. Солнцедалец открыл глаза и как-то странно и удивлённо посмотрел на женщину.
— Очнулся?– с угрозой в голосе поинтересовалась та, поднимаясь с корточек.
— Вероятно… А ты кто?
— Что значит - кто?! Ты издеваешься?! Опять амнезия?!.. Я тебя убью!
Прежде чем Солнцеяр успел что-то ответить, Королева вновь воспользовалась магией, «реанимируя» память царя.
— О-у!.. Можно поаккуратней?!– возмутился мужчина, сдавливая пальцами виски.– Нарочно?
— Учитывая, что ты сделал, этого мало!– зло отрезала Миллс.– Какое ты имел право распоряжаться моим сердцем?! И почему Грейдмар отдал его тебе?! Как он посмел?!
Солнцеяр поднялся на ноги, иронично посмотрев на женщину.
— Слышала о мужской солидарности?
— Интересно, что он с тебя взял за эту солидарность?.. И всё равно - ты не должен был даже прикасаться к моему сердцу!
— Я боялся, что скоро вообще никто не сможет к тебе прикоснуться, потому что было похоже, что ты собиралась дальше жить без сердца.
Долгий изучающий взгляд пронзил мужчину. Некоторое время Регина молчала, будто что-то вспоминала или прикидывала в уме, а потом вдруг спросила:
— Ты сделал этот вывод на основании того, что я не хочу продолжать с тобой отношения? С чего ты взял, что я изменю решение теперь?
— Конечно, представить, что я сделал это не для себя, а для тебя невозможно. Что ж, думай, как хочешь… Доброй ночи!.. С рассветом покидаем Драконию. Будь готова.
Не дожидаясь ответа, Солнцеяр резко развернулся и поспешил выйти из комнаты. Регина смотрела вслед солнцедальцу, а вновь обретённое сердце предательски колотилось. Насколько проще был мир без него…

Глава 25.


Да, без сердца было значительно проще. Во всяком случае, Регина не мучилась бессонницей, пока её чувства были притуплены. Нынешняя же ночь оказалась крайне тревожной и бесконечной. Женщина перебирала в памяти все события, начиная от визита Румпельштильцхена, когда тот заявил, что пришло время прощения, и, заканчивая вчерашним разговором с Солнцеяром и нежеланием Редж признавать своих чувств к царю. Всё-таки прошлые неудачи с мужчинами сделали Миллс очень разборчивой, она не верила в их отношения с Солнцеяром и не собиралась переживать очередное разочарование.
Наконец, под утро Королева заснула, но тут явилась Грейс, сообщить, что все собрались в северном зале и ждут только Регину. Миллс привела себя в порядок и развеяла дрёму с помощью магии.
— Я готова,– бодро улыбнулась девушке Редж.– Идём.
К удивлению Королевы в северном зале их с Грейс ждали не только Солнцеяр с Огнеславом, но и Грейдмар.
— Доброе утро,– приветливо произнёс Конунг.– Какие всё-таки очаровательные женщины в Зачарованном Лесу. Пожалуй, надо навестить как-нибудь ваш мир…
— Не скажу, что мы будем очень рады,– съязвила Регина.
— Возможно, ты поменяешь решение, когда узнаешь, какой подарок я приготовил тебе на прощание.
— А может, обойдёмся без подарков?
Грейдмар оглянулся на Солнцеяра и иронично покачал головой:
— Она неподражаема. Я начинаю понимать тебя.
Царь Солнцедалья ничего не ответил, более того - ни один мускул не дрогнул на его лице.
— Дорогая Регина,– продолжил Конунг,– заметь, я больше не называю тебя Злой Королевой… Так вот, дорогая Регина, я решил, что твоя яблоня будет лучше смотреться в твоём саду! Оставь её себе.
— С чего такая щедрость?– подозрительно поинтересовалась Миллс.
— Скажем так: твои друзья (теперь и мои) убедили меня.
— Надеюсь, их дружба тебе не стоила очень дорого?- Королева перевела испытывающий взгляд на Солнцеяра, но тот никак не отреагировал.- Или им…
— Давайте без долгих прощаний и обменов любезностями,- сухо прервал диалог царь и открыл портал.
Дракониец, однако, возвёл указательный палец вверх, требуя внимания, и обратился к Регине:
— Последний вопрос. А что стало с Малефисентой? Куда она пропала?
— Это два вопроса. Но не имею ни малейшего представления,- хладнокровно соврала Королева.
— Если доведётся встретить - передай, что я интересовался ей.
— Всенепременно.

Время в Солнцедалье ожило, словно и не останавливалось: снова подул лёгкий ветер, послышалось пение птиц, мир наполнился запахами и красками. Над полуразрушенной крепостью всходило солнце.
Велерад и Яромир, едва увидев младшего братишку, бросились к нему - обнимая и хлопая того по спине. Огнеслав был рад встрече не меньше, он почти два года ничего не знал о братьях.
Строгое лицо Солнцеяра озарила улыбка. Его сыновья снова были вместе, были с ним!
— Мы где?– тихо спросила Грейс у Регины, оглядывая внутренний двор крепости.
— В Солнцедалье. Но твой отец уже в Зачарованном Лесу. Сейчас я заберу Генри, и мы отправимся в наш мир.
Услышав слова Королевы, царь медленно повернул голову в сторону женщины, но промолчал.
— Поможешь?– спросила Миллс и направилась в крепость.
Конечно, в магической помощи Редж не нуждалась, но ей хотелось поговорить с Солнцеяром наедине.
Едва они вошли в восточную башню, царь остановился.
— Я не пойду наверх,– предупредил мужчина.– Если ты решила, что Генри ничего не будет помнить обо мне, то я предпочитаю не присутствовать при пробуждении. Вот, возьми…
Солнцеяр протянул Королеве волшебный боб.
— Торопишься избавиться от меня?– недоверчиво усмехнулась Миллс.
— Редж, ты знаешь, что это не так. Однако теперь у тебя есть сердце, но намеренья ты не сменила. А потому, поступай, как считаешь нужным, я не стану препятствовать.
— Ты сейчас говоришь про Генри или про нас?
— Нас?.. Насколько я понял, «нас» в твоих планах нет.
— Солнцеяр, мы с тобой слишком разные! Ты сам прекрасно понимаешь невозможность…
— Редж,– негромко, но решительно перебил царь,– не надо объяснять, почему «нет». Поверь, я знаю даже больше, чем ты, причин, по которым наши отношения невозможны. Но меня это не останавливало.
— Это тоже одна из причин - почему «нет». Ты не умеешь останавливаться.
— Не умею,– иронично подтвердил царь.– Но ради тебя я сделал исключение. Раз ты считаешь, что без меня тебе лучше, спокойнее, счастливее - я не удерживаю. Я остановился, и Свет тому свидетель.
— Прости… И спасибо.
Солнцеяр ещё раз обвёл взглядом Регину, запечатляя в памяти образ женщины, и, сдержав вздох, через силу улыбнулся.
— Если тебе когда-нибудь, что-нибудь понадобится…
— Я знаю,– тихо произнесла Королева, прикрывая глаза.

КОНЕЦ


 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей