Перейти к содержимому

Телесериал.com

Admission (Признание)

Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 29
#11
Иден Кастилио
Иден Кастилио
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Сен 2010, 19:52
  • Сообщений: 7478
  • Откуда: г. Ставрополь
  • Пол:
mrs. him, я с интересом прочитала продолжение фанфика. Много в нем уделяется внимания делу, которое ведет Кейт, о случайном убийстве братом своей сестры, что говорит о том, что, наверное, в этом деле все не так просто, как кажется на первый взгляд. Интересно, какой же будет развязка этой истории, и что там на самом деле случилось. Ну и, конечно, развязка основной истории с похищением Джины и требованием освободить Пола Маршалла тоже интересна. С нетерпением жду продолжения.
 

#12
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 50
  • Откуда: Ankara
  • Пол:

Просмотр сообщенияИден Кастилио (Среда, 31 мая 2017, 01:55:59) писал:

mrs. him, я с интересом прочитала продолжение фанфика. Много в нем уделяется внимания делу, которое ведет Кейт, о случайном убийстве братом своей сестры, что говорит о том, что, наверное, в этом деле все не так просто, как кажется на первый взгляд. Интересно, какой же будет развязка этой истории, и что там на самом деле случилось. Ну и, конечно, развязка основной истории с похищением Джины и требованием освободить Пола Маршалла тоже интересна. С нетерпением жду продолжения.

Иден Кастилио, спасибо за нетерпение )).
 

#13
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 50
  • Откуда: Ankara
  • Пол:

После того, как Харрис ушёл, Кейт погрузился в размышления и начал обдумывать сведения, которые он от него получил. Если сопоставить те факты, о которых он сообщил, и детали обстановки, в условиях которой произошла трагедия, получалась совсем не плохая версия предумышленного убийства. Теперь можно почти с уверенностью говорить именно об убийстве, надо лишь уточнить те самые детали.

Кейт схватил документы дела и начал искать описание сцены убийства. Уокер направил оружие в стену, которая служила продолжением дома и которая тянулась дальше от угла метра на 4-4,5, а потом изгибалась под углом девяносто градусов, образуя незаконченный прямоугольник. Именно там, согласно показаниям мужа убитой и самого Уокера, сидела Энн Коул, которая оказалась ближе всего к стене, когда отрикошетившая пуля поразила её шею. Кейт взял в руки фотографии и долго изучал снятую в разных ракурсах стену, на которой пуля оставила вмятину. Сама стена была деревянной, а в угол, поверх деревянного основания, наложили лист из металла, скорее всего, из стали.

До вечера у него оставалась уйма времени. В таких случаях требовалось судебное предписание. Но в особых обстоятельствах закон позволял совершать осмотр места преступления без официального ходатайства на одном лишь основании наличия удостоверения представителя следственного отдела или прокуратуры. Необходимо было только согласие владельца земли, на которой совершено преступление. В данном случае – Мэтта Коула. Кейт не мог рисковать, так как Коул на вполне законном основании мог отказать в осмотре своего дома, и тогда Кейту пришлось бы делать официальный запрос на оформление предписания. Он решил навестить Картрайтов.

Он оставил машину метров за триста от их дома и оставшийся путь прошёл пешком. Когда он позвонил в дверь, дверь ему открыла миловидная хозяйка дома.

- Миссис Картрайт? – осведомился Кейт.

- Да, - спокойно ответила та. – А вы кто?

- Меня зовут Кейт Тиммонс. Я из прокуратуры. – Он показал свои документы. – Могу я войти?

Миссис Картрайт помедлила, осмотрела незваного гостя с головы до ног и отступила вглубь дома.

- Пожалуйста.

- Прошу прощения, что пришёл без приглашения, - начал Кейт, мимоходом осматривая скромно обставленный холл. – Вы, должно быть, получали вызов в прокуратуру для допроса в связи с делом Дэниела Уокера…

- Это насчёт Энн Коул? - спросила миссис Картрайт, поджав губы. – Бедная девочка… Так жаль её… Ужасная трагедия… Но нам позвонили и сказали, что необходимости в нашем приходе нет…

- Всё верно, не волнуйтесь, миссис Картрайт, - сказал Кейт, заметив её обеспокоенность. – Я зашёл, чтобы задать вам несколько формальных вопросов. Вы позволите?

- Если это необходимо…

- Это необходимо. Мистер Картрайт дома?

- Да… Только он спит наверху.

- Отлично, - с энтузиазмом отозвался Кейт.

- Мне его разбудить?

- Нет, не нужно. Вас будет достаточно. Можем мы пройти на свежий воздух? Сегодня ужас как жарко.

- Конечно, пройдёмте.

Они проследовали по коридору через кухню и вышли на небольшую уютную веранду позади дома. Кейт сразу же окинул взглядом участок и слева увидел кусты цветущей жимолости, которые отделяли дом Картрайтов от дома Коулов, а прямо за ними – ту самую стену, которая тянулась параллельно кустарнику и заканчивалась пустырём, параллельно которому метрах в пятиста пролегала ведущая в центр города автомобильная дорога.

- Могу я предложить вам что-нибудь выпить? – спросила хозяйка дома.

- Да, - не отрывая взгляда от стены, ответил Кейт. – Не могли бы вы приготовить мне содовую? Или нет, - поспешно сказал он, понимая, что у него не хватит времени на осмотр стены. – Лучше горячего кофе. С сахаром. И с молоком.

- Конечно, мистер…

- Тиммонс, - закончил за неё Кейт. – И не торопитесь, пожалуйста. Я не спешу.

Кейт вежливо ей улыбнулся и, подождав, пока она скроется за дверью, тут же направился к кустам. Осторожно, чтобы острые ветки не зацепились за костюм, он пробрался через кусты и подобрался к стене. Подойдя к месту, где она поворачивала под прямым углом, он заглянул за неё и прислушался. Как будто никого. Он продолжил свой путь до конца стены и остановился, чтобы перевести дух. Заглянув во двор Коулов, он несколько секунд всматривался в стеклянные двери, силясь рассмотреть силуэты внутри дома. Не уловив никакого движения, он быстро подошёл к внутреннему углу и, с опаской оглядываясь назад, откуда в любую секунду мог появиться Коул или его дети, стал быстро осматривать металлическую поверхность стены. Стальной лист не полностью покрывал её деревянное основание: он был центрирован по высоте стены, но неидеально, со свободным пространством сверху и снизу. Он расходился в обе стороны от угла на метр или чуть меньше. Зачем понадобилось покрывать стену не сплошь по всей длине и высоте, а лишь её часть? Это было бы странно, но только не для человека, знакомого с баллистикой. На секунду Кейт задержал здесь взгляд и вдруг улыбнулся ехидной улыбкой, с удовлетворением отметив подтверждение своей догадки. Примерно это он и ожидал увидеть. Он приблизил лицо к металлу, чтобы рассмотреть вмятину, которую оставила пуля, и вдруг его взгляд упал на края стального листа. Он стал внимательно осматривать и ощупывать зазубренные блестящие края металла. Похоже, что лист положили сравнительно недавно. Иначе бы края сгладились и в них забились бы грязь и пыль. Так же осторожно пробравшись вдоль стены, он вернулся на веранду дома Картрайтов как раз в тот момент, когда хозяйка дома открыла дверь, держа в руках поднос с двумя чашками кофе для своего гостя и себя.

- Давайте я вам помогу, - бросился ей навстречу Кейт, отбирая у неё поднос и ставя его на летний низкий столик.

Оба присели на плетёные стулья, стоявшие вокруг стола. Прежде чем начать задавать вопросы, Кейт взял в руки чашку с кофе и немного отпил. Слишком крепкий.

– Не могли бы вы ещё принести стакан холодного молока?

Миссис Картрайт молча вернулась в дом, на этот раз не закрыв за собой дверь. Зачем Коулу понадобилось покрывать стену стальным листом? Причём совсем незадолго до несчастного случая? Братец жены подсказал? Кейт слегка нахмурился, обдумывая эту мысль.

- Молоко, - нарушила его размышления хозяйка дома, поставив стакан с молоком на стол и присаживаясь напротив него.

- Спасибо.

Не притрагиваясь больше к кофе, он залпом выпил молоко и взглянул на миссис Картрайт.

- Давно вы здесь живёте?

- Да. Около двадцати пяти лет.

- А ваши соседи когда сюда въехали?

- Дайте подумать… Что-то около пяти лет назад.

- Вы и ваш муж общаетесь с семьёй Коул? Может, дружите?

- Мой муж довольно нелюдимый человек, он больше предпочитает одиночество. А я поддерживала отношения с Энн Коул. Такая хорошая девочка была… - Миссис Картрайт зашмыгала носом и отёрла рукой подступившие слёзы. – До сих пор не верится, что это случилось…

- Вы общались только с Энн Коул? Как насчёт её брата, мужа? – не обращая внимания на её состояние, спросил Кейт.

- Да, в основном только с ней. У меня не вызывал доверия…

- Дорогая, что это ты тут делаешь? Кто это? – неожиданно раздался скрипучий голос.

Они обернулись и увидели в дверях мужа миссис Картрайт, который смотрел на них глазами человека, который уже давно устал от этой жизни.

- Этот человек из прокуратуры, Джордж, - начала объяснять миссис Картрайт. – Он пришёл, чтобы поговорить о бедняжке Энн…

- Тиммонс, - Кейт встал, чтобы пожать Картрайту руку, однако тот либо не заметил протянутой руки, либо пожелал проигнорировать приветственный жест незнакомого ему человека. Кейт опустил руку.

- Разве мы не ответили на все интересующие их вопросы? – ворчливо спросил Картрайт, сурово глядя на окружного прокурора. – Сначала допрашивала полиция, потом этот юнец из прокуратуры…

- Обстоятельства требуют вашего участия в этом деле, - жёстко ответил Кейт, уже успев проникнуться неприязнью к неприветливому старику. Он взглянул на наручные часы. – Я всё равно собирался уходить… - Он взглянул на жену Картрайта. – Спасибо за молоко.

- Но вы же только что пришли… - растерянно сказала хозяйка.

- Я вспомнил о неотложных делах. Хотел бы вам напомнить, что если ваши показания в связи с делом Дэнни Уокера окажутся важными для суда, вас вызовут в качестве свидетелей.

- Я понимаю, - ответила миссис Картрайт.

Всё-таки он был прав, когда решил не возиться с этими Картрайтами. Кейт двинулся к двери, на ходу бросив недобрый взгляд на Картрайта, который, встретившись глазами с прокурором, молча отодвинулся, уступая ему дорогу.

Обдумывая и перепроверяя в уме детали версии преднамеренного убийства, он не помнил, как взял себе лёгкий ужин в какой-то забегаловке. После этого он почти бессознательно поехал в её квартиру. Оказавшись внутри, Кейт прошёл в кухню, машинально налил себе молока и вернулся в гостиную, плюхнувшись на диван. Потягивая молоко мелкими глотками, он набрасывал в голове основные моменты завтрашнего процесса, когда его глаза наткнулись на телефон на углу стола. Его сознание тут же зацепилось за связанные с ним тягостные минуты разговора с неизвестными похитителями и автоматически переключилось на мысли о ней… Ведь он до сих пор не имел представления, где она, в каком состоянии… Он начал нервничать.

Встав с дивана, Кейт оставил недопитый стакан с молоком на подлокотнике и поднялся в спальню. Там он некоторое время нервно мерил комнату шагами, после чего, успокоившись, прямо в ботинках забрался на кровать, надеясь попробовать заснуть.

Когда до его слуха донёсся неясный звук, похожий на трескотню какого-то насекомого, он сначала даже не понял, что это. Приподнявшись на локтях, он прислушался. Телефон. Он звонил всё время, пока он медленно спускался вниз, но как только подошёл к столу, телефон тут же замолчал. Кейт опустил потянувшуюся было к трубке руку и смотрел на блестящую пластмассовую поверхность, в любую секунду ожидая нового звонка. Простояв так около минуты, он направился на кухню, чтобы налить себе молока, и всё равно вздрогнул, когда телефон снова зазвонил. Вернувшись к столу, он положил чуть дрожащую руку на трубку, не снимая её и мысленно стараясь вернуть себе хладнокровие. Наконец он поднёс её к уху и, не отвечая, стал напряжённо вслушиваться в звуки на том конце.

- Алло?.. – раздался робкий голос.

Он выдохнул и расслабился.

- Что у тебя, Рик?

- Вы просили позвонить после того, как я ещё раз внимательно прочту дело.

- И что? – без всякого интереса спросил Кейт.

- Я… Я ничего не нашёл, что могло бы быть нам интересно.

Лицо Кейта приняло скучающее выражение. Похоже, он переоценил умственные способности своего помощника.

- Я тебе в каком случае сказал звонить?

- В случае, если мне удастся найти что-то, что мы могли бы использовать в свою пользу.

- Так зачем ты звонишь?! – раздражённо рявкнул в трубку окружной прокурор.

Рик Сандерс, уже знавший, но до сих пор не привыкший к экспансивному характеру своего шефа, который на ровном месте мог завестись с пол-оборота, а мог остаться совершенно нечувствительным и безучастным к вещам, которые у других вызывали по меньшей мере замешательство, тут же залепетал:

- Да, но у меня появилась идея о том, в каком направлении выстроить линию обвинения...

Он сделал паузу и ждал ответа своего шефа, но тот молчал, и тогда Рик продолжил:

- Я предлагаю вменить Уокеру в вину непредумышленное убийство, но с отягчающими обстоятельствами, которые позволят просить для него у присяжных максимального срока, то есть четырёх лет лишения свободы.

Сандерс снова остановился в ожидании ответной реакции Кейта, но тот снова не проронил ни слова, поэтому он робко спросил:

- Сэр?

- То есть ты позвонил, чтобы сообщить мне, что у нас есть шанс впаять Уокеру четыре года? – прошипел Кейт. – Ты что – просто прочёл мне статью из уголовного законодательства?

Он оборвал себя, ожидая ответа своего помощника, но тот, придя в замешательство, хранил молчание.

- Я и без тебя это знаю! – вдруг проорал Кейт в трубку.

- Но мы ведь можем сослаться на…

- Да, да – отягчающие обстоятельства, - с тем же раздражением закончил за Рика Кейт. – Отсутствие лицензии, отсутствие навыков владения оружием, подвергание людей опасности… Всё это и так понятно. Только даже с учётом этих обстоятельств рассчитывать можно максимум на четыре года. Потому что согласно материалам дела это убийство - непредумышленное, - произнёс он по слогам.

Наступила пауза, и некоторое время оба молчали.

- Рик, - уже спокойнее принялся объяснять Кейт. – Обвинению на суде нужно выступить так, чтобы у присяжных возникли сомнения, что Уокер действовал непреднамеренно. Посеять в них обоснованные сомнения – это уже кое-что.

- Но ведь материалы дела не позволяют так думать, - вставил Рик. – Ни улик, ни каких-то других признаков предумышленного убийства у нас нет.

- Потому что работать надо лучше! - снова с резкой интонацией ответил Кейт. – Я допросил Харриса и выяснил для себя кое-что полезное.

- Неужели? – заинтересованно воскликнул Рик. – А что он показал?

- Не твоё дело, - отрезал Кейт. – Узнаешь в своё время. Что там у тебя ещё?

- Больше ничего.

- Ладно… - сказал Кейт, остывая. – Стой, не клади трубку. Ты же ещё в прокуратуре? К завтрашнему утру найди мне специалиста по баллистике. Скажешь ему, что его вызовут в суд для дачи показаний по его профилю.

- Понял, - ответил Рик.

Не попрощавшись, Кейт положил трубку и направился на кухню, чтобы всё-таки налить себе молока. Налив себе полный стакан, он поднёс его к губам, но не успел сделать и глотка, как снова зазвонил телефон. «Я когда-нибудь уволю этого идиота», снова чувствуя поднимающееся внутри раздражение, подумал Кейт, идя к телефону и не выпуская из рук стакан с холодным напитком.

- Надеюсь, тебе не нужно объяснять, что такое баллистика?! – схватив трубку, воскликнул он.

- Это наука о том, по какой траектории летит пуля после выстрела… Да, Тиммонс, я имею представление о баллистике, - насмешливо произнёс до отвращения знакомый голос.

Каждый день Кейт готовил себя к тому, что вечером зазвонит телефон, и ему придётся объясняться с обладателем этого голоса, и всё равно он не был к этому готов. Он впал в ступор и, всё ещё сжимая в руке нетронутый стакан с молоком, медленно опустился на диван.

- Хочется надеяться, что в прошлый раз ты правильно меня понял и у тебя есть, что сказать…

Недопитый стакан, который он незадолго до этого оставил тут же на диване и о котором он совершенно забыл, покачнулся и упал ему на ноги. Остатки молока разлились по ткани, образуя белёсое пятно на брюках.

- Эй, Тиммонс! – резко позвал неизвестный.

Этот окрик вырвал Кейта из липкого оцепенения. Опустив на стол стакан, полный молока, и отбросив от себя пустой, он, стараясь придать своему голосу твёрдость, наконец потребовал:

- Я хочу поговорить с Джиной.

- Тиммонс, условия тут диктуешь не ты, а…

- Я ничего не скажу, пока её не услышу, - резко повторил Кейт.

На том конце на несколько секунд повисла тишина. Потом послышалось неясные голоса, перебивающие друг друга, и после томительного ожидания он наконец услышал:

- Кейт?..

Это был её голос. Взволнованный и полный тревоги. Который он не слышал уже целую вечность.

- Джина… – только и смог сказать Кейт.

Все эти дни он прогонял от себя мысли о том, в каком состоянии она находится, в каких условиях ей пришлось провести эту неделю, но вместо того, чтобы спросить, всё ли с ней в порядке он, услышав её беспомощный голос, начал сбивчиво извиняться:

- Джина, я не понимаю, как такое могло случиться… Я не думал, что такое вообще может быть возможно… Это я во всём виноват…

- Не самое лучшее время для извинений, Кейт. Лучше скажи, сколько мне ещё находиться среди этих кретинов? Ты собираешься меня вытаскивать из этой дыры? – требовательным тоном затараторила она.

Слегка опешив от неожиданного напора, он принялся оправдываться:

- Милая, я делаю для этого всё от меня зависящее… Что ты сказала?.. Какая дыра?

На том конце где-то вдалеке послышались переговаривающиеся между собой голоса двоих-троих человек. Одновременно с этим Джина начала что-то объяснять в трубку, но Кейт, понимая, что у них мало времени, тут же её перебил:

- Слушай меня внимательно. Постарайся говорить так, чтобы те, кто с тобой рядом, ничего не поняли. Первое: назови любые ориентиры, которые помогут мне найти тебя. Второе: сколько человек за это время ты видела и главное – запоминай любые имена, которые могут называть…

- Кейт… - вдруг испуганно сказала она.

- Тиммонс, ты что меня тут – за идиота держишь? – услышал он знакомый низкий мужской голос. – Даёшь ей указания? Я вижу, ты хочешь отягчить судьбу своей подружки? Похоже, настало время отправить в генеральную прокуратуру конверт с результатами твоей блестящей деятельности на посту окружного прокурора…

- Эй, погоди, погоди! – торопливо начал говорить Кейт, чувствуя, как его пробивает холодный пот. – Я же просто просил её рассказать в двух словах, как вы с ней обращаетесь, вот и всё...

- Тиммонс, я не идиот и… - с жёсткостью в голосе сказал неизвестный.

- Послушай, как тебя там… - поспешно перебил его Кейт. – Я перепробовал все варианты и схемы… В случае с Маршаллом я мало что могу сделать… То есть… У меня есть один вариант… Я могу назвать тебе имя человека, который поможет уладить это дело… Его зовут Ричард До…

У него не было заготовленного ответа, не говоря уже о намерении впутывать в это дело постороннего человека. Он просто ухватился за первый возможный вариант, который пришёл на ум. Ему надо было хоть что-то сказать или предложить. Он хотел назвать имя Доусона.

- Тиммонс! – ещё жёстче произнёс шантажист.

- Ещё… Я могу предложить драгоценности… Они дорого стоят… Этого достаточно для... ? – почти без остановки продолжал лепетать Кейт.

– Тиммонс, мне надоело с тобой возиться! Или ты выполняешь наши условия, или начиная с этого момента каждый день задержки будет стоить твоей подружке…

- Кейт!.. – вдруг услышал он её отчаянный вопль. – То, что он говорит…

Не успел он сообразить, что происходит, как услышал короткие гудки. Несколько секунд он в оцепенении смотрел на телефонную трубку. Немного придя в себя, он с грохотом опустил её, ожидая, что в любой момент может раздаться повторный звонок. Он не отрывал напряжённого взгляда от телефона, но и через десять минут мучительного ожидания он молчал.

Кейт боялся даже думать о том, что там произошло.

Боже… Всё стало ещё хуже. Не зная, что ещё предпринять, он зачем-то вышел в коридор и прошёл к лифту. Когда двери кабины раскрылись, он постоял немного перед освещённым лифтом, но, понимая глупость своих действий, вернулся в квартиру.

Все оставшиеся до утра часы он не сомкнул глаз, принимая роковое для себя решение: завтра после окончания первого дня судебного слушания найти Круза Кастильо и предложить ему… нет, потребовать от него немедленного содействия ему, как официальному представителю прокуратуры, в поисках пропавшей без вести Джины Кепвелл…


°°°


Нетвёрдым шагом Кейт подошёл к дому, где жил Кастильо. Его внешний вид оставлял желать лучшего: на лице, на котором бессонная ночь оставила отпечаток усталости, резко выделялись воспалённые и покрасневшие глаза, что, впрочем, беспокоило его в последнюю очередь.

Ночью он как будто решился на рискованную для себя встречу. Но сознавая последствия, к которым может привести его обращение к Кастильо, уверенности в правильности решения в нём не было. Поэтому он стоял перед дверью, понимая, что если сейчас он поднимет руку, чтобы постучать, дороги назад не будет.

Ему не пришлось этого делать, так как позади себя он услышал шаги и, резко обернувшись, увидел Перла, который зачем-то с самого утра пришёл к дому Кастильо. Увидев Кейта, Перл замедлил шаг, и, поравнявшись с окружным прокурором, несколько секунд его разглядывал.

- Что ты тут делаешь? – настороженно спросил наконец Перл.

- Не твоё дело, – грубо ответил Кейт. – У меня дело к Кастильо. А ты зачем заявился сюда ни свет ни заря?

- А почему ты стоишь под дверью? – игнорируя грубость и вопрос Кейта, задал вопрос Перл и решительно постучал в дверь. – Круз, открывай, это Перл.

С замиранием сердца Кейт смотрел на дверь, которая вот-вот должна была открыться. Перл сделал ещё пару попыток достучаться до хозяина дома, но к двери так никто и не подошёл. Развернувшись от двери со смешанным чувством облегчения и не покидавшей его тревоги, Кейт, ни слова ни говоря, направился к своей машине. На полпути он обернулся к оставшемуся стоять у двери Перлу и бросил ему издалека:

- Слушай, Перл, ты же всё равно ищешь Кастильо. Скажи ему, чтобы позвонил мне в офис. Скажи, что это… что это важно.

Перл кивнул головой.

- А в чём дело? – крикнул он.

Кейт с досадой тряхнул головой.

- Просто передай, что я сказал. Больше от тебя ничего не требуется, - и он продолжил свой путь к машине.

До начал судебного процесса оставалось около двух часов.


°°°


- Штат Калифорния против Дэнни Уокера, обвиняемого в непредумышленном убийстве Энн Коул, - говорил на следующий день судья Дженкинс, который казался ещё более суровым, чем обычно.

Зал суда был полупустым. Кроме свидетелей обвинения и защиты, на разбирательстве вполне заурядного дела о непреднамеренном убийстве присутствовала горстка репортёров из разных газет и с телевидения и немногочисленные завсегдатаи открытых судебных слушаний.

- Первое слово предоставляется обвинению, - продолжал судья и вытянул руку в сторону стола, за которым сидел Кейт и его помощник Рик Сандерс.

Кейт глубоко выдохнул, внутренне подготавливаясь, неспешно поднялся со своего места, прошёл к стойке, где сидели присяжные, и начал свою вступительную речь:

- Уважаемый суд присяжных, сегодня мы рассматриваем дело Дэниела Уокера, обвиняемого в предположительно непредумышленном убийстве своей сестры, Энн Коул, урождённой Энн Уокер. Согласно имеющимся у обвинения фактам обвиняемый в день убийства присутствовал в доме семьи Коул вместе с убитой и её мужем, Мэтью Коулом. В тот вечер в упомянутом доме находилось только трое человек, имена которых я назвал. В момент убийства все трое находились снаружи того же дома, то есть на заднем дворе. В какой-то момент в процессе разговора между указанными лицами обвиняемый взял в руки заряженный пистолет Wilson 11 калибра с 9-миллиметроовыми патронами типа Parabellum, предназначенный для самообороны. Оружие принадлежит мужу убитой Мэтью Коулу, на который у него имеется соответствующая лицензия. Обвиняемый направил оружие в сторону стены и выстрелил. В результате рикошета выпущенная из указанного оружия пуля попала в сестру обвиняемого, Энн Коул, в район шеи, от чего она скончалась на месте.

Здесь Кейт сделал паузу, чтобы перевести дух, и затем продолжил:

- Материалы дела, которыми располагало обвинение до вчерашнего дня, позволяли говорить о несчастном случае. Или точнее – об убийстве по неосторожности. Но это лишь до вчерашнего дня…

Кейт снова остановился и обвёл взглядом всех присутствующих в зале суда. В спокойных глазах Джулии, сидевшей рядом с обвиняемым Дэнни Уокером, появилось настороженность вперемешку с недоверием, а её подзащитный, с тревогой взглянув на неё, заёрзал на месте. Глаза остальных присутствующих обратились в сторону окружного прокурора, который раздельно и чётко произносил каждое слово:

– Сведения, полученные обвинением накануне сегодняшнего слушания, внесли существенные корректировки в представление о том, что именно случилось в день смерти Энн Коул. Эти сведения позволяют обвинению говорить не о причинении смерти по неосторожности, а о предумышленном убийстве. В связи с этим обвинение ходатайствует об изменении формулировки вменяемого в вину Дэниелу Уокеру преступления с непредумышленного на умышленное убийство.

В зале суда волной прокатился шёпот. Выражения лица Джулии сменялись с молниеносной быстротой: изумление, непонимание, скептицизм и наконец твёрдая решимость. Она резко встала, чтобы заявить протест, но судья её опередил.

- Тишина в зале! – он постучал молотком. – Мистер Тиммонс, - сурово обратился Дженкинс к окружному прокурору. – Я правильно вас понял? Окружная прокуратура выдвигает против подсудимого обвинение в предумышленном преступлении? То есть речь идёт об убийстве первой степени?

- Именно так, - спокойно ответил Кейт.

В зале снова со всех сторон раздались голоса, на этот раз уже громче.

- Ваша честь, протестую, - послышался категоричный голос снова поднявшейся Джулии. – Обвинение грубо нарушает…

- Мистер Тиммонс, - холодно перебил её судья, - ровно до сегодняшнего дня обвинение, согласно имеющимся у суда документам, выдвигало против подсудимого обвинение в причинении смерти по неосторожности. Только что вы в своей вступительной речи заявили, что обвинение намерено доказать преднамеренность совершённого преступления. Вы понимаете, что это, как верно заметила защита, грубейшее нарушение регламента о рассмотрении дел? Я вынужден прервать заседание…

- Ваша честь, - вставил Кейт. – Дело в том, что упомянутые факты появились у обвинения буквально накануне, поэтому у нас просто не было времени подготовить документы, чтобы изменить формулировку официальных выдвигаемых против подсудимого обвинений. Поэтому я прошу суд сделать исключение и продолжить…

- Мистер Тиммонс, впредь я попрошу вас не прерывать судью, поскольку тем самым вы выказываете неуважение к суду. – Кейт молча кивнул в знак согласия. – Тот факт, что у обвинения было мало времени на подготовку документов, не может являться оправданием, поскольку вы, мистер Тиммонс, должны были ходатайствовать о переносе слушания в связи с означенными сведениями сразу после того, как вам стало о них известно. Повторяю, что вынужден прервать слушание, поскольку заявление обвинения совершенно меняет суть дела. Помимо предусмотренной процедуры изменения формулировки обвинений, защита должна ознакомиться с новыми фактами, о которых упомянул окружной прокурор. В связи с этим слушание откладывается до завтрашнего утра.

Судья стукнул молотком, означив окончание заседания. Джулия гневно смотрела на Кейта, рассеянно собиравшего подготовленные к заседанию документы. Он, безусловно, произвёл эффект своим неожиданным заявлением. Но он рассчитывал на то, что судья не станет прерывать слушание, ведь это означало, что у Джулии появляется возможность выстроить новую линию защиты. Что, в свою очередь, могло повлечь за собой ослабление его собственной линии обвинения. Не обязательное, но возможное.

В коридоре к нему подступили те немногие журналисты, которые за несколько минут до того присутствовали в зале суда, и забросали его вопросами о новых обстоятельствах, благодаря которым обвинение меняет формулировку дела с непредумышленного убийства на умышленное. В иное время Кейт с удовольствием бы воспользовался случаем лишний раз оказаться на первых страницах газет, но неудачное начало судебного заседания спутало его планы. С нервическим раздражением отмахнувшись от журналистов фразой «Без комментариев», он с хмурым лицом направился к себе в офис.

Подойдя к столу, он с досадой бросил на него документы. Проклятье. Ещё два дня назад он не мог даже думать о том, чтобы рассчитывать на то, что он сможет – благодаря показаниям Харриса – повернуть ситуацию с обвинением в свою пользу. Но теперь Джулия как адвокат обвиняемого на законном основании затребует его показания. Мейсона ещё привлечёт… С одной стороны, их ознакомление с показаниями никак не подорвёт его аргументов в пользу умышленного убийства, которое он намеревался доказать, но в этом случае терялся эффект неожиданности, который он рассчитывал произвести, чтобы одним ударом уничтожить Джулию. Удастся ли ему это сделать теперь? После решения судьи он не был в этом настолько уверен.

Дверь позади него открылась, и Кейт обернулся. На пороге стояла Джулия, глаза которой метали молнии. Обойдя стол, Кейт плюхнулся в своё кресло и положил ногу на ногу, спокойно глядя на незваную гостью.

- Что это было? – с негодованием спросила Джулия.

- О чём это ты? – невинно поинтересовался Кейт. – Я расстроил твои планы на сегодняшний день?

- О твоём намерении предъявить обвинение в убийстве первой степени. Что это за новые сведения и откуда ты их взял?

- Ах об этом… А чего ты хотела? У нас с тобой реальное разделение труда: мне – предъявлять обвинения, тебе – защищать преступников. Если у тебя получится, конечно, - добавил он с сарказмом и улыбнулся.

- Я хочу немедленно видеть те самые факты, о которых ты упомянул десять минут назад.

- Ты же защищаешь невиновного. Разве какие-то факты смогут поколебать эту уверенность? – продолжая улыбаться, спросил Кейт. – Не ты ли неделю назад бросалась заявлениями о том, что тебе не составит труда выиграть это дело?

- Мне что – пойти к судье, чтобы он публично поставил под вопрос твою компетентность и заставил тебя предоставить мне материалы дела? – с раздражением бросила Джулия, готовая повернуться к двери.

- Ладно тебе, - остановил её Кейт. – Мой помощник принесёт тебе документы.

- Когда?

- Как только, так сразу.

- Тиммонс…

- Ну сказал же – принесёт, - обронил он. – Скоро… Сейчас принесёт, - добавил Кейт под гневным взглядом Джулии. – Рик, - с неохотой говорил он через минуту в телефонную трубку. – Сегодня перед началом процесса я принёс тебе стенограмму показаний Харриса. Прямо сейчас найди кого-нибудь, чтобы их отпечатали, и принеси мне…

- Кейт, - слегка улыбаясь, вставила всё ещё стоявшая в дверях Джулия. – Если мне принесут отредактированные тобой документы…

Он оторвал взгляд от телефона и поднял глаза на Джулию.

- …мне и Джулии Уэйнрайт, - закончил он.

Джулия торжествующе улыбнулась и снова развернулась к двери.

- Послушай, - бросил ей в спину Кейт. – Не знаешь, где искать Кастильо?

- А ты что – не знаешь? – с нескрываемым удивлением ответила Джулия, поворачиваясь к нему. – Он с Иден…

- Что? – Кейт раскрыл рот от изумления. – Иден жива?

- Жива, - кратко ответил Джулия и, больше ничего не добавив, вышла.

Несколько минут Кейт продолжал смотреть на дверь, пытаясь осмыслить эту новость. Повезло ей, чего уж там говорить… Кепвеллы вообще баловни судьбы. Чего не скажешь о простых смертных – таких, как он сам, например… Нечего и надеяться, что Кастильо вообще появится.

Он перевёл взгляд с двери на брошенные им на стол незадолго до этого бумаги. Ему приходится буквально цепляться за каждую возможность, чтобы оторвать себе хоть какие-то крохи от пирога, самые лакомые куски которого достаются другим, он буквально зубами вгрызается в эту жизнь, и всё равно она немилосердно пинает его каждый раз…

Он резко поднялся и, хлопнув дверью, направился к выходу из прокуратуры. Сев в свою машину, он резко тронул с места и поехал в направлении окружной тюрьмы.

- А зачем прокуратуре понадобилось говорить с заключёнными? – спрашивал Кейта начальник тюрьмы. – Этот заключённый уже осуждён и отбывает своё наказание.

- В деле всплыли новые факты, - хмуро объяснял Кейт. – Мне нужно допросить Маршала об обстоятельствах, которые могут быть известны только ему. Мне нужно свидание наедине.

Начальник с сомнением посмотрел на окружного прокурора, который смотрел перед собой блестевшими жёстким огоньком глазами.

- Вас проведут к камере, мистер Тиммонс.

Когда Кейт подошёл к камере Маршалла, тот сидел спиной за железным столом и то ли читал, то ли о чём-то сосредоточенно думал.

- Эй, Маршалл, - позвал его Кейт.

Тот обернулся и сперва чуть отпрянул, несмотря на то, что их разделяла решётка, а потом взял себя в руки и проговорил с лёгкой усмешкой:

- Тиммонс… Что тебе тут понадобилось?

Кейт подождал, пока охранник откроет дверь решётки и уйдёт. Зайдя в камеру, он приблизился к Маршаллу.

- Никак не уймёшься, Маршалл? – жёстко начал Кейт, глядя Маршаллу прямо в глаза. – Лучше сразу назови своих подельников, чтобы не увеличивать себе срок.

- Ты что, спятил, Тиммонс? – непонимающе смотрел на него Маршалл снизу вверх. – О чём ты говоришь?

Кейт подошёл к Маршаллу вплотную и с силой сжал его плечо.

- Кто мне звонит от твоего имени? – зловеще продолжил он. – Кого ты просил напомнить мне, что я когда-то имел глупость пустить на порог своего офиса твою сестрёнку, чтобы потом лицезреть твою мерзкую физиономию?

- Да о чём ты говоришь?! – вскричал Маршалл, резко подавшись назад и высвобождая своё плечо. – Никого я не просил!

Кейт взял Маршалла за шиворот и, потянув к себе, с силой тряхнул.

- Зачем им тогда называть твоё имя?! – угрожающе прошипел он. – Слушай, Маршалл, у меня нет никакого желания отгадывать загадки. – Кейт вдруг отпустил Маршалла и холодно произнёс: – А знаешь, что? У меня тут есть пара пока нераскрытых преступлений. Недавно открылись новые факты о том, что ты был в них соучастником. Думаю, эти факты, с учётом твоих дел с похищением младенцев, обеспечат тебе электрический стул…

- Не бери меня на испуг, Тиммонс, - Маршалл спокойно смотрел ему в глаза. – И чем ты подкрепишь свои «факты»?

- У меня найдётся пара надёжных свидетелей. Они скажут, что раньше боялись говорить, так как ты был на свободе. А теперь, - Кейт снова схватил Маршалла за воротник, - когда ты сидишь, они заговорили. Отпечатки твоих пальцев у меня есть. Оставлю пару-тройку на местах преступления. Что поделать… Следственный отдел иногда плохо работает…

- Да не знаю я, кто тебе звонит! – вскричал Маршалл. – Да и не было у меня возможности… Сам знаешь, что после того, как ты… как меня… в общем, с того дня я всё время был в камере. Не знаю я, кто звонит…

Кейт внимательно следил за глазами Маршалла, пытаясь уловить в них хоть малейшее движение, которое выдаст его, которое скажет, что Маршаллу всё-таки что-то известно о людях, которые ему звонят. Однако он так ничего и не увидел в них. Он отпустил его ворот и ещё некоторое время молча смотрел на Маршалла. Наконец он повернулся, открыл дверь решётки и позвал охранника, кивнув ему на замок. Ни разу больше не взглянув на Маршалла, он побрёл к выходу.

- Ну что, выяснили что-нибудь? – вдруг окликнул Кейта возникший из ниоткуда начальник тюрьмы.

Кейт обернулся на голос, несколько секунд хмуро смотрел на человека, главной жизненной заботой которого было всего лишь не дать нескольким десяткам человек оказаться на свободе, и пошёл к машине, оставив его без ответа.

Непоявление Кастильо убило в нём последнюю надежду на то, что ему удастся выйти из сложившейся ситуации без последствий. Какой бы характер они ни носили.


 

#14
Иден Кастилио
Иден Кастилио
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Сен 2010, 19:52
  • Сообщений: 7478
  • Откуда: г. Ставрополь
  • Пол:
mrs. him, спасибо за продолжение. :rose: Прочитала с интересом. Но вы выложили 2 раза одно и то же, 2 поста с одинаковым текстом.
 

#15
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 50
  • Откуда: Ankara
  • Пол:

Просмотр сообщенияИден Кастилио (Четверг, 22 июня 2017, 02:13:36) писал:

mrs. him, спасибо за продолжение. :rose: Прочитала с интересом. Но вы выложили 2 раза одно и то же, 2 поста с одинаковым текстом.

Иден Кастилио, спасибо огромное, что каждый раз отписываетесь )).
да, я уже после заметила, но Clair (отдельное спасибо) уже исправила. не знаю, как получилось, наверное, случайно нажала обновление страницы два раза.
 

#16
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 50
  • Откуда: Ankara
  • Пол:
Всем привет. Я прошу прощения за долгое отсутствие.

°°°

Уже за полчаса до начала судебного заседания зал суда был заполнен более, чем наполовину. Репортёры быстро разнесли по городу новости о том, что вполне заурядное дело о несчастном случае приняло новый оборот, а некие новые сведения, о которых накануне заявил окружной прокурор, могли сделать дело более громким, чем того можно было ожидать.

- Народ штата Калифорния против Дэнни Уокера, дело которого до вчерашнего дня проходило по статье «Причинение смерти по неосторожности». Однако по данным обвинения вскрылись новые обстоятельства, которые позволяют изменить формулировку выдвигаемых против подсудимого обвинения с непреднамеренного на умышленное убийство… Обвинение и защита готовы?

И без того не отличавшийся приветливостью судья Дженкинс выглядел более хмурым, чем обычно: то ли из-за того, что дело принимало более сложный оборот, а это означало, что процесс наверняка затянется, то ли оттого, что не любил иметь дела с неоднозначными преступлениями, что усложняло его работу в отношении применения тех или иных положений и поправок к закону. Он взглянул на Джулию и Кейта.

- Да, ваша честь, - ответила первая, а последний кивнул головой.

- Обвинение может приступать к вступительной части процесса.

Кейт встал. Внешне окружной прокурор выглядел совершенно спокойным, выдержанным и собранным, однако за мнимой невозмутимостью скрывались напряжение и нервозность, которые нет-нет, да и проглядывали в редкие моменты, когда он слишком глубоко погружался в себя, переставая замечать происходившее вокруг него. Как и накануне, Кейт неспешно подошёл к местам, где разместились присяжные, и стараясь сконцентрироваться на процессе, начал медленно говорить:

- Уважаемый суд, вчера обвинение уже излагало обстоятельства дела по обвинению Дэниела Уокера в причинении смерти сестре Энн Коул. До сегодняшнего дня материалы дела позволяли говорить о несчастном случае, однако - о чём обвинение сделало вчера заявление - новые факты заставили нас изменить отношение к данному делу и выдвинуть обвинение против Дэниела Уокера в предумышленном убийстве. Вкратце снова опишу картину преступления. В день убийства в дом семьи Коул был приглашён родной брат убитой, он же обвиняемый, Дэниел Уокер. Вечером трое – Энн Коул, Мэтью Коул, муж убитой, и обвиняемый устроились на заднем дворе дома. Детей в доме не было. В какой-то момент разговора Дэниел Уокер взял лежавший на столе пистолет, оставленный мужем убитой, направил его на стену и выстрелил. Выпущенная пуля рикошетом попала в тело убитой, от чего та скончалась на месте. Обвинение намеревается доказать, что обвиняемый намеренно создал определённые условия для того, чтобы в результате якобы случайного выстрела причинить смерть собственной сестре.

Кейт закончил и так же не спеша прошёл на своё место, где сидел Рик Сандерс, пробегающий глазами подготовленные к процессу документы.

- Мисс Уэйнрайт, прошу вас, - судья кивнул в сторону, где сидела Джулия.

- Спасибо, ваша честь, - она встала и также прошла к стойке присяжных. – Уважаемые присяжные, как вам уже известно, обвиняемый Дэниел Уокер является родным братом погибшей Энн Коул. Брат и сестра довольно рано потеряли родителей, что вынудило миссис Коул взять на себя заботу о воспитании брата и все финансовые расходы, связанные с его обеспечением. По имеющимся у защиты сведениям, отношения между обоими были не просто ровными и хорошими. И брат, и сестра сильно были привязаны друг ко другу и искренно любили друг друга, как это обычно в семьях и бывает. Об этом имеются свидетельства родных и близких сестры и брата. Помимо этого, навыки обвиняемого в обращении с оружием довольно слабые, что также подтверждается свидетельскими показаниями. Защита до вчерашнего дня, когда по словам обвинения вскрылись новые обстоятельства, и сейчас полагает, что никакого намерения убить собственную сестру у обвиняемого не было и быть не могло, что мы и хотим доказать в процессе рассмотрения дела.

Джулия прошла на адвокатское место, где сидел Дэнни Уокер с тревогой на лице, которая не покидала его с самого начала судебного процесса. Позади стола защиты сидел Мэтт Коул, который, в противоположность Уокеру, держался поразительно спокойно и успокаивающе похлопывал по плечу своего шурина. Склонившись к его уху, Коул нашёптывал Дэнни что-то, что, должно быть, было словами поддержки.

- Обвинение может начать вызывать своих свидетелей, - распорядился судья Дженкинс.

В числе первых свидетелей Кейт вызвал за стойку судебно-медицинского эксперта. Он со свойственной медикам скрупулёзностью сообщил, что смерть Энн Коул наступила мгновенно, разъяснил, какой характер носило смертельное ранение, описал место попадания пули, а также технические подробности судебно-медицинской экспертизы, проведение которой обязательно полагалось в случаях, когда смерть человека не была естественной.

Все вопросы Кейт задавал с нехарактерной для себя сдержанностью или, скорее, рассеянностью, не позволял себе никаких насмешливых взглядов в сторону защиты и обвиняемого и не отпускал привычных почти на всех судебных процессах, в которых он выступал государственным обвинителем, скабрёзностей и язвительных шуточек, чем всегда вызывал недовольные, а порой и резкие замечания судьи, так как балансировал на грани непозволительного нарушения для официального лица этики.

Сегодня же в его жестах и интонации сквозила то нервозность, то жёсткость, то невнимательность, а порой даже как будто отсутствие интереса к происходящему, будто он внутренне вёл какую-то борьбу.

После того, как у него закончились формальные для эксперта вопросы, он прошёл к своему столу и аккуратно опустился на стул рядом с Риком. В ответ на приглашение судьи провести перекрёстный допрос Джулия отказалась от каких-либо вопросов.

Следом за судебным экспертом на свидетельское место прошёл тополог, который подробно, в соответствии с тщательно продуманными вопросами окружного прокурора объяснил, где произошёл несчастный случай и в каком положении располагалось тело убитой. На этот раз Кейт как будто собрался и чётко ставил вопросы, которые он, не доверяя, видимо, собственной памяти задавал, заглядывая в свои бумаги. В какой-то момент он остановился у своего стола и замолчал, рассеянно разглядывая царапины на его потёртой поверхности. Судья, решивший, что у него закончились вопросы, открыл было рот, чтобы предложить Джулии начать перекрёстный допрос, когда Кейт вдруг выступил вперёд и нарочито громко произнёс, обращаясь к судье:

- Ваша честь, я ещё не закончил. Только что, - он повернулся корпусом в сторону свидетеля, - вы разъяснили суду особенности положения тела убитой в момент совершения… м-м-м – он быстро взглянул на Джулию, которая, ожидая услышать слово «убийство», уже приготовилась встать и заявить протест, и тут же поправил себя: - … назовём это пока преступной ошибкой. Опираясь на имеющиеся факты, можете ли вы сказать, где точно находился Дэнни Уокер в момент выстрела?

- Ну… если не принимать во внимание собственных слов обвиняемого и слов Мэтью Коула, занесённых в протокол при осмотре места преступления, то примерно могу. Но это скорее компетенция другого специалиста, - ответил тополог. – Скорее, эксперта по…

- Не волнуйтесь, специальных знаний для ответа на мой вопрос не требуется. Я поясню свою мысль. Скажите, возможно ли проследить связь между физическим положением обвиняемого в момент выстрела и тогда ещё живой Энн Коул…

Послышался едва слышный всхлип, и Кейт, с досадой повернув голову в направлении прервавшего его человека, с удивлением отметил про себя, что всхлипнул Мэтт Коул, видимо, расчувствовавшись при упоминании о погибшей жене. «Какая-то напускная скорбь», - мимоходом отметил про себя Кейт, но не стал задерживаться на этой мысли, и поспешно закончил, чтобы не упустить нить вопроса:

- …чтобы можно было говорить об умышленном убийстве?

В зале раздались смешки, присяжные заулыбались, и даже судья Дженкинс не сдержал улыбки. Кейт нахмурился.

- Я не понимаю вас, - признался свидетель.

- Чего вы не понимаете? – бросил ему Кейт с раздражением из-за того, что его посчитали идиотом.

- Разумеется, эта связь есть, - немного оторопело продолжил тополог. – Если вы стоите прямо перед потенциальной жертвой и направляете оружие прямо на неё, конечно, можно говорить о намерении или, по крайней мере, угрозе убить этого человека.

При этих словах в зале послышался откровенный смех, и Кейт, едва сдерживая себя, почти рявкнул:

- Я не просил приводить пример! Я просил вас ответить на вопрос: есть ли зависимость между тем, где находился обвиняемый и Энн Коул, и последовавшей после выстрела её смертью?!

- Э-э… Думаю, нет, - поспешно ответил свидетель. – Ведь, насколько мне известно, обвиняемый целился не в жертву, а в противоположном направлении. Нет, определённо в данном случае связи нет.

- Вы уверены?

- Могу вас в этом уверить.

- Запомните этот ответ, - Кейт вытянул в сторону сидевшего перед ним человека указательный палец. – Вопросов больше нет. Ваша честь, - добавил Кейт, прежде чем направиться к своему столу, - я хотел бы вызвать этого свидетеля позднее, когда будут допрошены другие свидетели.

- Это ваше право, - распорядился судья. – У защиты имеются вопросы?

- Нет, ваша честь, - отозвалась Джулия.

- Хорошо. Объявляю перерыв на двадцать минут.

Зал суда тут же наполнился шумом: все вставали со своих мест, чтобы отойти куда-то на время перерыва, негромко переговаривались, лениво или, напротив, живо обсуждая начало процесса, или копошились со своими вещами, чтобы вовсе убраться восвояси с судебного заседания, начало которого оказалось довольно скучным.

Не успел Кейт повернуться, чтобы пройти к месту обвинения, как он заметил, что его помощника будто ветром сдуло. Он поискал Сандерса глазами среди пробирающихся по проходу зрителей процесса, но не нашёл тёмной густой шевелюры Рика, и со вздохом пошёл собирать свои бумаги под слегка насмешливый взгляд Джулии. Не в силах собрать свои мысли, он просидел несколько минут, рассеянно наблюдая за Коулом, который страстно что-то доказывал Джулии и мимоходом бросал опасливые взгляды на окружного прокурора. Поймав пару брошенных в свою сторону взглядов, Кейт слегка нахмурился, но тут же отвлёкся, когда кто-то неосторожно задел его. Негромко огрызнувшись в ответ на извинения, он решительно встал и, взяв под мышку документы, стал прокладывать себе путь к выходу из зала, на ходу расталкивая людей и даже не оборачиваясь на недовольные возгласы пострадавших от его толчков.

Решив провести остаток времени в одиночестве в своём офисе, чтобы собраться с мыслями перед вызовом основных свидетелей, он пошёл по коридору к себе, но вдруг остановился на полпути и круто развернулся в сторону офиса Доусона. Кейт не был уверен в том, что он ему скажет, но он хотел ещё раз прощупать почву и расспросить его о возможном снисхождении наказания или уменьшении срока для Маршалла, с осторожностью добавив несколько имеющих значение в его деле моментов.

- ...А что у вас есть на этого Уокера? Мне нужны детали… - услышал Кейт, подходя к двери Доусона. Он невольно замедлил шаг и, не дойдя до полуоткрытой двери офиса, начал прислушиваться, гадая, с кем это Доусону понадобилось обсуждать подробности его дела, и с какой стати он вообще суёт свой нос в…

- Ну… у нас есть показания некоторых свидетелей, которые ставят под сомнение добрые отношения Уокера с его сестрой…

Кейт настолько обалдел от услышанного, что, недолго думая, сделал последний шаг к двери и, резко её распахнув, изумлённо уставился на Рика Сандерса, который и произнёс эти слова. Доусон и Сандерс повернули головы в сторону внезапно возникшего на пороге окружного прокурора и застыли в неловком молчании.

- Ты что тут делаешь? – грубо обратился Кейт к Рику, который вздрогнул и, повернувшись корпусом к своему шефу, привстал со своего места и тут же сел, безуспешно пытаясь скрыть за неуклюжими движениями несуразность своего положения.

- Я…

- Что ты? – Кейт выжидательно смотрел на своего помощника, свирепо сверля его глазами.

Рик молчал. Кейт перевёл глаза на благодушно улыбавшегося Доусона и ждал объяснений. Вернувшись глазами к Рику, он увидел, что тот уже поднялся со своего места и с выражением глаз щенка, которому дали хорошего пинка, перебегал взглядом между Доусоном, материалами дела, которые он держал в руках, Кейтом и обратно в том же порядке. Наконец он взял себя в руки и выдавил из себя:

- Я только хотел… посоветоваться… чтобы нам… чтобы мы могли… продвинуться…

- Да я понял, - вдруг ласково улыбнулся ему Кейт. – Не продолжай, а то на тебя жалко смотреть.

Уже не обращая внимания на Сандерса, который боком протиснулся к двери и выскочил в коридор, он подошёл ближе к столу Доусона и неприязненно спросил:

- Разлагаешь моральный облик моего помощника, Дик?

- Да он сам пришёл, - спокойно ответил Доусон, скрестив руки перед собой и продолжая улыбаться.

- Сам? – недоверчиво повторил Кейт. – Откуда ему знать о твоей репу… о твоих делах? Или к тебе вся прокуратура за советами ходит?

- Твой помощник пришёл ко мне за консультацией, вот и всё. Чего ты кипятишься?

- Тебе ведь известно, что детали любого разбираемого на суде дела запрещено обсуждать. Или давать по нему «консультации», - передразнил Кейт интонацию Доусона. – Это, между прочим, должностное преступление, - добавил он.

- И что? – Доусон был само спокойствие. – В нашем департаменте на это смотрят сквозь пальцы. Если ты, конечно, не полный идиот, никому это вреда не принесёт. А если ты идиот и подставляешь себя – туда тебе и дорога.

Кейт угрожающе посмотрел на своего приятеля.

- То есть, ты хочешь сказать, что не произошло ничего особенного. Ты просто пытался разъяснить помощнику официального лица, как лучше подкупить свидетелей?

Доусон перестал улыбаться и в его глазах сверкнул злорадный огонёк.

- А не благодаря ли тебе он смекнул, как можно решить некоторые… м-м-м… служебные вопросы?

Кейт опешил и отступил немного назад.

- Неужели ты думаешь, что он такой идиот, что не видит, у кого он работает? – продолжал Доусон, наслаждаясь сконфуженностью Кейта. – Твой помощник – просто способный ученик. – Доусон снова стал улыбаться и наблюдал за прокурором, склонив голову набок.

Кейт неслышно опустился на стул перед столом и не отвечал, что-то обдумывая.

- Ладно, Дик… - сказал он наконец. – Рано ему ещё… ввязываться в это… Я не хочу, чтобы он…

- Чтобы он что? – Доусон с ещё большим интересом стал разглядывать своего приятеля.

- В общем, если ещё раз к тебе придёт, вышвырни его, - отрезал Кейт. – Понял?

Доусон улыбнулся ещё шире, на этот раз с некоторым лукавством.

- А я уже хотел предложить ему перейти ко мне в отдел. Мне нужны болваны, которые сами предлагают…

- Пошёл к чёрту! – резко оборвал его Кейт и, поднявшись, пошёл искать Рика. Удаляясь по коридору, он услышал позади себя раскатистый смех Доусона.

Как ни странно, он нашёл своего помощника у себя в офисе. Сандерс сидел на краешке стула перед его столом и нервно грыз карандаш. Увидев всё ещё разъярённого шефа, он подскочил как пружина и начал бормотать оправдания, для верности перейдя на официальный тон:

- Мистер Тиммонс, я только хотел… Я… я сам не знаю, зачем я… Я ведь только хотел как лучше…

- Ещё раз узнаю, что ты за моей спиной занимаешься чем-то подобным, уволю за несоответствие занимаемой должности, - холодно прервал его Кейт, не сводя с него поблёскивавших сталью глаз.

- Я… Да… Я понял.

- Перерыв заканчивается, - не смягчив интонации, сказал Кейт. – Возвращайся в зал суда.

°°°

- Продолжается слушание дела Дэниела Уокера, обвиняемого в убийстве первой степени. Мистер Тиммонс, можете продолжить допрос свидетелей.

- Вызывается Эндрю Харрис.

С последнего ряда поднялся Харрис и, неслышно ступая по истёртой множеством ног ковровой дорожке, прошёл на свидетельское место. После того, как он произнёс присягу, он аккуратно присел на стул и застенчиво оглядел зал.

- Ваше имя Эндрю Харрис? – спросил подошедший к нему Кейт.

- Да, сэр.

- Ваша профессия?

- Биолог в области экологии.

- Скажите, кем вы приходились Энн Коул?

Харрис смутился и опустил глаза.

- Отвечайте на вопрос, мистер Харрис, - подтолкнул его Кейт.

- Я знаю Энн… миссис Коул с ранних лет. Мы были друзьями.

Харрис отвечал нерешительно и тихо, что заставило всех присутствующих напрягать слух, в результате чего в зале установилась абсолютная тишина.

- Насколько близкими друзьями?

Харрис вскинул на окружного прокурора глаза и, снова смутившись, густо покраснел.

- Протестую, ваша честь, - раздался голос Джулии. – Вопрос является не только неэтичным, но и не имеющим прямого отношения к делу.

- Принимается, - сказал судья Дженкинс.

- Я хочу уверить суд, что мои вопросы имеют под собой основание, в чём суд скоро убедится, - возразил Кейт. – Вопрос имеет прямое отношение к рассматриваемому делу.

- Вопрос действительно неэтичен, - подтвердил своё решение Дженкинс. – Но поскольку обвинение утверждает, что он важен для выяснения обстоятельств дела, я отклоняю протест в этой части. Вы можете перефразировать вопрос.

Кейт повернулся к Харрису и спросил:

- Поскольку только что вы сказали, что росли с Энн Коул вместе, вы должны очень хорошо знать друг друга, не так ли?

- Да, сэр.

- Вы продолжали поддерживать такого рода отношения вплоть до её смерти?

- Да.

- В таком случае вы должны были знать и её брата, обвиняемого Дэниела Уокера, верно?

- Правильно. Он младше Энн, и я…

- Отвечайте только на поставленные вопросы, мистер Харрис, - вставил Кейт.

- Да, сэр.

- Что вам известно о родителях Энн и Дэниела Уокера?

- Насколько мне известно, они погибли в автокатастрофе. Тогда, насколько я помню, Энн было 17, а её брату – 8 лет.

- То есть она, можно сказать, заботилась о брате после смерти родителей?

- Да. Так и есть.

- Это значит, что вы знали брата Энн Коул так же хорошо, как и её саму?

- Да. До определённого момента.

- Что вы хотите этим сказать?

- Когда ему исполнилось 16 или 17 лет, он стал жить отдельно от сестры. К тому же, к тому времени она уже была замужем.

- Говоря «до определённого момента», вы хотите сказать, что после этого вы не так хорошо его знали?

- Могу только сказать, что виделся я с ним реже, чем раньше. Не знаю… Он мог измениться…

Кейт сделал паузу и неторопливо стал ходить взад-вперёд, обдумывая направление допроса.

- Мистер Харрис, поскольку вы близко знали убитую, вам должны быть хорошо известны её личные дела?

- Протестую, - снова возразила Джулия. – Вопрос задан не по существу. Обвинение пытается запутать дело, уклоняясь в подробности личной жизни свидетеля и погибшей Энн Коул.

- Протест принят, - снова согласился Дженкинс. – Мистер Тиммонс, если вы и дальше будете вести допрос свидетелей таким же образом, вы затянете и запутаете разбирательство дела. Выношу вам предупреждение.

- Но, ваша честь, как я уже сказал, мои вопросы непосредственно относятся к доказательству того, что у обвиняемого было именно намерение совершить убийство. Прошу вас разрешить продолжить допрос.

По лицу судьи было заметно, что он колеблется, но в конце концов объявил:

- Разрешаю. Протест отклонён. Свидетель, отвечайте на вопрос.

Джулия со вздохом села. Краем глаза Кейт заметил, что Мэтт Коул начал что-то яростно ей шептать. Некоторое время она хмуро выслушивала его тираду, но через несколько секунд отмахнулась от него и повернулась к свидетелю.

- Что вы имеете в виду под личными делами? – почти виновато ответил вопросом на вопрос Харрис.

- Не волнуйтесь так, мистер Харрис, - усмехнулся Кейт, не в силах удержаться от скабрёзного выпада. – Я не буду вдаваться в интимные подробности отношений между вами и вашей подругой.

Джулия громко фыркнула и с негодованием встала. Вслед за ней поднялся Мэтт Коул и выкрикнул:

- Что вы себе позволяете?!

В зале пронёсся шёпот остальных присутствующих. Судья застучал молотком и жестом попросил защиту сесть:

- Тишина в зале! Мистер Тиммонс, до сих пор я снисходительно относился к вашим просьбам, но сейчас ваше поведение граничит с неуважением к суду. Объявляю вам строгое предупреждение.

Подавив усмешку, окружной прокурор с притворным смирением извинился:

- Я прошу прощения у суда и у присутствующих. Под личными делами я имел в виду всего лишь финансовое положение Энн Коул. Мистер Харрис, до замужества Энн Коул необходимо было содержать своего брата на какие-то средства. Я прав?

- Да, - ответил сконфуженный поднявшейся суматохой Харрис, пытаясь овладеть собой.

- На момент смерти своих родителей она работала где-нибудь?

- Насколько я помню, нет.

- Но средства на содержание у неё были, так?

- Да. У неё были собственные средства.

- Откуда у молодой неработающей женщины имелись средства для содержания себя и своего брата, можете ответить?

- Она мне говорила, что у её родителей имелись сбережения, которых хватало на содержание и Энн и её брата, - всё так же тихо отвечал Харрис и, после некоторых колебаний, добавил: - Они ни в чём не нуждались.

- Когда обвиняемый стал жить отдельно, его сестра Энн Коул продолжала содержать его? – продолжал Кейт.

- Насколько я знаю, да.

- Она это делала на средства мужа или на собственные?

- Энн… миссис Коул была очень независимой, - Харрис быстро метнул взгляд на Коула. – Поэтому считала, что её муж не должен принимать участие в обеспечении её брата, а она сама должна заботиться о нём, пока он не встанет на ноги. Она продолжала оплачивать его расходы и после замужества, да.

- Из ваших слов я делаю вывод, что сестра ничего не жалела для обвиняемого и… скажем так, луши не чаяла в своём брате?

- Протестую, - Джулия снова поднялась со своего места. – Обвинение делает выводы за свидетеля и судит об отношениях, о которых свидетель может достоверно не знать.

- Принимается.

- Хорошо. Я поставлю вопрос иначе. Мистер Харрис, убитая разговаривала с вами о своих отношениях с братом?

- Да. Помимо её собственных слов о её материнской любви к обвиняемому, я с уверенностью могу заявить, что видел, что эти чувства взаимны.

Кейт остановился, с недовольством разглядывая разговорившегося Харриса.

- Мистер Харрис, - медленно произнёс он, тщательно подбирая слова, - вы сказали, что погибшая намеревалась содержать брата до тех пор, пока он не встанет на ноги, я правильно говорю?

- Да, так она считала.

- До недавнего времени Дэниел Уокер работал?

- Нет.

- Учился?

- Нет. Но Энн собиралась определить его в престижную полицейскую академию.

- Она сама вам об этом говорила?

- Да, говорила. Неоднократно, в том числе в присутствии брата.

- В присутствии брата? – эхом откликнулся Кейт. – Как мило. Каково было отношение обвиняемого к такому решению?

- Он был не против.

- Мистер Харрис, я прошу вас сейчас обдумать свой ответ. Говоря «не против», вы хотите сказать – конечно, на основании ваших собственных наблюдений и разговоров между вами, убитой и обвиняемым, – что это не было его желанием?

Харрис оторопело взглянул на окружного прокурора, который смотрел на него сузившимися глазами и ждал ответа. Харрис медлил.

- Мистер Харрис, отвечайте на вопрос.

- Первой эту мысль высказала Энн. Дэнни… то есть, обвиняемый сначала не хотел. Энн настаивала, и он согласился.

- То есть исходя из ваших слов, на обучении настояла сестра обвиняемого?

- Да. Она настояла…

Кейт почувствовал, что взял ситуацию в свои руки и расслабился. Присутствующее в нём с утра напряжение ослабло, его жесты стали более свободными, а выражение лица – спокойным.

- Вернёмся немного назад. Вы говорили о престижной академии?

- Э… да.

- Но ведь обучение в престижном учебном заведении требует средств? – Кейт опёрся ладонью о свидетельскую стойку и вперил глаза в Харриса.

Пробежавшая по лицу Харриса тень, казалось, говорила о том, что он понял, куда его ведёт окружной прокурор.

- Да, - ещё тише, чем до этого, ответил Харрис.

- Если сестра содержала брата, то и оплачивать это обучение она намеревалась собственными силами?

- Да, - еле слышно произнёс Харрис. – Она мне об этом говорила.

Кейт отвернулся от свидетеля и, обращаясь к суду и присяжным, торжественно объявил:

- Обращаю внимание суда и присяжных на то, что по сведениям обвинения, средняя стоимость обучения в упомянутой свидетелем академии составляет шестьдесят тысяч.

В зале суда снова волной прокатился шёпот. До сих пор старавшийся скрывать своё волнение Уокер стал ерзать на своём месте и беспокойно смотреть то на своего адвоката, то на Мэтта Коула. Коул сжал кулаки так, что кожа на его ладонях побелела, и с ненавистью смотрел на окружного прокурора, беззаботно наблюдавшего за оживлением в суде.

- Как вам кажется мистер Харрис, - насладившись зрелищем, продолжил Кейт и бросил последний камень в огород Уокера: – Учитывая неохоту обвиняемого обучаться в заведении, выбранном для него его сестрой, а также отсутствие у него работы и наличие кругленькой суммы на счету его сестры, могло это спровоцировать его на убийство собственной сестры?

В зале поднялся невообразимый шум. Протесты Джулии никто не слышал за перекрывавшими её голос громкими возгласами и восклицаниями всех присутствующих в зале суда. Коул снова вскочил и стал выкрикивать угрозы в адрес окружного прокурора. Дэнни Уокер выглядел в крайней степени потерянным и даже испуганным. Харрис, ответы которого произвели шокирующий эффект, подавленно сидел на своём месте белый как полотно и безмолвно наблюдал за происходящим. В чувство всех привели требовательные стуки молотка судьи по столу, которые более-менее восстановили спокойствие.

- Ваша честь, я заявляю решительный протест, - раздался голос Джулии, которой наконец удалось заставить себя услышать. – Обвинение извращает факты в свою пользу, основывая своё обвинение на предположениях свидетеля…

- Я не извращаю факты, - решительно вмешался Кейт. – Я задаю свидетелю вопросы, он на них отвечает. Обвинение пытается отыскать крупицы истины, которые нужно очистить от грязи. Это, кстати говоря, является и задачей защиты, - Кейт снисходительно улыбнулся Джулии.

Не удостоив его взглядом, Джулия ожидала решения судьи.

- Протест отклоняется, - вынес своё решение Дженкинс. – Если у защиты имеются вопросы к обвиняемому, она может их задать.

Не сдержав своего нетерпения, Джулия с шумом отодвинула стул и прошла к свидетелю. Остановившись перед Харрисом, она на секунду опустила голову и задала первый вопрос:

- Мистер Харрис, вы упомянули о том, что Энн Коул опекала своего брата со времени смерти их родителей вплоть до своей гибели; что между ними были очень хорошие отношения, как в любой нормальной семье, верно?

- Да, она о нём полностью заботилась, и их отношения я видел именно так, - монотонно подтвердил Харрис.

- Далее вы утверждаете, что хорошо знаете как погибшую Энн Коул, так и её брата.

- Да. Но Дэнни – только до возраста 16-17 лет, я уже говорил. После этого я с ним виделся довольно редко.

- Хорошо. С этого времени прошло всего 4-5 лет, - продолжала Джулия. – Вы заметили во время ваших редких встреч какие-то изменения в поведении обвиняемого или в его отношении к сестре?

- Видимых изменений не заметил.

- Основываясь на вашем знании характера обвиняемого до указанного вами возраста и на тех редких случаях, когда вы его встречали, как вам кажется, мог ли он измениться в такой короткий срок? Причём настолько, что его чувства к сестре стали враждебными? К сестре, которая к тому же продолжала заботиться о нём и от которой зависело его будущее?

- Я не верю, что в их случае это можно утверждать. Но повторяю, что виделся я с ним довольно редко. Он мог стать… другим. Вот Энн, например, в последнее время…

Кейт хихикнул со своего места и Харрис, покраснев, осёкся. Однако Кейт высмеивал не чувства Харриса к своей подруге, как тому показалось, а то, насколько Харрис, увлёкшись воспоминаниями о ней, сам помогал обвинению своими показаниями.

- Мистер Харрис, - мягко сказала Джулия. – Я прошу вас отвечать только на поставленные вопросы. Мы услышали, что вы не верите в то, что можно говорить об изменении отношения обвиняемого к сестре. – Харрис кивнул, а Джулия обратилась к судье: - Вопросов к этому свидетелю больше нет, но защита хотела бы повторно вызвать для допроса судебно-медицинского эксперта.

Место Харриса занял эксперт и Джулия решительно спросила:

- Вы составляли судебно-медицинское заключение об обстоятельствах смерти Энн Коул, правильно?

- Всё правильно, - важно ответил эксперт.

- Как заключение определило обстоятельства смерти Энн Коул?

- Причиной смерти послужило неосторожное обращение обвиняемого с оружием, из которого он выстрелил. Экспертиза определила это как причинение смерти по неосторожности. Иными словами, несчастный случай.

- Итак, смерть наступила в результате несчастного случая. Если допустить предположение обвинения об изменении отношения обвиняемого к Энн Коул, что гипотетически могло подтолкнуть его к намерению совершить убийство, как он мог осуществить своё намерение, если полиция установила, что причиной смерти стал несчастный случай?

- Думаю, что эти утверждения взаимоисключающи. Я хочу сказать, что смерть наступила именно в результате неосторожного обращения обвиняемого с оружием, в результате чего и погибла Энн Коул.

- Вопросов больше нет.

Джулия резко развернулась и прошла к месту защиты.

- Объявляется перерыв на два часа, - суровым голосом провозгласил Дженкинс и ударом молотка закрыл утреннее заседание.

°°°

Через десять минут после объявления перерыва в офис окружного прокурора с шумом ворвался Мэтт Коул, подошёл к столу и бесцеремонно навис над удобно расположившимся в кресле Кейтом.

- Как вы смеете?!...

Кейт с удивлением воззрился на взбешённого Коула и от неожиданности только и смог сказать:

- Что?..

- Как вы смеете обвинять брата моей жены в предумышленном убийстве?

Звучный голос Коула заполнил всё пространство кабинета Кейта и оглушил его.

- Кто вас сюда впустил? – поморщившись, спросил он. – С какой стати вы ввалились в кабинет окружного прокурора и…

- Решили очков заработать за счёт Дэнни? Я ведь наслышан о вас и ваших грязных трюках! – не унимался Коул. – О том, как вы, используя…

Лицо Кейта приняло жёсткое выражение, и он перешёл на фамильярный тон.

- Коул! Или вы сейчас же добровольно убираетесь из моего офиса, или я вызываю офицера, чтобы он вышвырнул вас отсюда. А чтобы отбить у вас охоту оскорблять официальное лицо, вдобавок посидите месяц-другой в камере.

- Не раньше того, как вы мне скажете, откуда вдруг взялись ни на чём не основанные обвинения! Вы что, подкупили кого-то, чтобы устроить это представление в суде?

Кейт вздохнул, приподнялся в кресле, потянулся к трубке телефона и начал набирать номер.

Мигом переменившись в лице, Коул тут же успокоился.

- Послушайте, давайте по-хорошему, - он накрыл своей рукой руку Кейта, останавливая его. Кейт молча смотрел на него, не снимая руки с трубки.

- Отзовите свои обвинения. Ведь Дэнни не виноват в том, что произошло, - он опустился на стул. – Очевидно, что это несчастный случай. Даже полиция это подтвердила. Я не понимаю, зачем вам понадобилось обвинять невиновного человека?

Кейт снял руку с трубки и, не отвечая, изучал лицо Коула и слушал. Тот опустил голову, как-то слишком театрально закрыл лицо руками и глухо произнёс:

- Из-за ваших нелепых, совершенно абсурдных обвинений он может всю жизнь провести за решёткой!

- И проведёт, - спокойно подтвердил Кейт и помолчал. – Вы так горячо вступаетесь за Уокера… Я прямо залюбовался… - Он ехидно улыбнулся.

Коул отнял руки от лица и взглянул на прокурора.

- Дэнни для меня всё равно что брат. Он не мог…

- Мой опыт говорит мне, - с лёгкой улыбкой и неторопливо произнёс Кейт, - что могут именно те, кто так утверждает.

Как будто что-то мелькнуло в глазах Коула. Кейт перестал улыбаться и устало сказал:

- Ну так что, Коул, сами уберётесь или предпочитаете компанию дежурного офицера?

Коул со злобой взглянул на окружного прокурора, и, не ответив, поднялся и вышел. Проводив его взглядом, Кейт задумчиво посмотрел на стул, где только что сидел Коул. Пока есть время перед дневным слушанием, надо бы поехать взять что-нибудь от головной боли. А потом где-нибудь перехватить гамбургер. Или поесть пончиков с черникой. День как-то долго тянется. Он тяжело поднялся и пошёл к своей машине.

°°°

Он решил отъехать подальше от прокуратуры, чтобы дорога помогла немного отвлечься от тяжёлого процесса и чтобы заодно прояснился ум. Выбравшись наконец из машины на одной из улиц, которая своими унылыми и скромными домами напоминала пригород, он направился в супермаркет. Остановившись перед полками с лекарствами, он рассеянно разглядывал названия болеутоляющих, когда услышал, как у кассы кто-то сказал грубым требовательным тоном:

- А сдачу?! Быстрей…

Какой-то знакомый тембр с ледяным спокойствием в голосе… Кейт напряг память и вздрогнул: голос принадлежал человеку, с которым он говорил по телефону. Он резко обернулся…


 

#17
Иден Кастилио
Иден Кастилио
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Сен 2010, 19:52
  • Сообщений: 7478
  • Откуда: г. Ставрополь
  • Пол:
mrs. him, спасибо за продолжение. :rose: Я время от времени вспоминала этот фанфик, хотелось узнать, что же будет дальше. Рада, что вы его не забросили. Меня в этом фике заинтересовала не только история Кейта, но и эта отвлеченная детективная история с убийством братом своей сестры, очень интересно, что же там произошло на самом деле, и кто же виновен в смерти Энн. Есть предположение, что, может быть, и муж ее все это подстроил, чтобы брат в нее случайно попал, но посмотрим, как окажется на самом деле.
Интересно, случайно ли Кейт встретил того, кто ему звонил. Если так, то, может быть, он сможет его выследить и узнать, где Джина....
С нетерпением жду продолжения.
 

#18
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 50
  • Откуда: Ankara
  • Пол:

°°°

Он резко обернулся и за стеллажами увидел только голову высокого молодого парня за кассой, торопливо считающего мелкие монеты для сдачи. Он непонимающе вскинул брови и стал осторожно двигаться по проходу вдоль полок с всякой всячиной. Дойдя до последнего ряда перед кассой, он с величайшей предосторожностью вытянул голову, чтобы взглянуть на человека, ставшего причиной его нервотрёпки в течение последних десяти дней.

Он едва удержался от того, чтобы не выдать себя презрительным смешком: метрах в пяти от него стоял невысокий неказистого вида тип с уже намечающейся лысиной и с нагруженным едой бумажным пакетом в руках. Его худощавое телосложение и небольшая сутулость делали его похожим на подростка, которого мать послала в магазин за продуктами к обеду.

Кейт убрал голову, оставаясь за последним отделявшим его от его врага стеллажом и стал быстро соображать, как лучше поступить. Время до того, как этот тип получит свою сдачу и выйдет наружу исчислялось несколькими секундами, так что принимать решение нужно было сейчас же. Нельзя недооценивать обманчивую наружность этого типа, к тому же последний разговор Кейта с ним по телефону убедил его в том, что даже такой непримечательный с виду преступник может оказаться непредсказуемо опасным, поэтому держаться нужно максимально осторожно, причём на таком расстоянии, чтобы он не заметил за собой слежку.

Стоя спиной к выходу и делая вид, что он внимательно читает информацию на упаковке, Кейт дал этому хлыщу выйти. Быстро приблизившись к стеклянной стене супермаркета, которую в этом месте заслоняла стойка с глянцевыми журналами, он стал смотреть через стекло, как тип направлялся к машине. Это был видавший виды бьюик непонятного то ли оливкового, то ли тёмно-зелёного цвета, который, однако, благодаря заботе хозяина выглядел очень даже прилично. Бросив пакет на заднее сиденье, хлыщ сел за руль, предварительно оглядевшись по сторонам, завёл двигатель и неспешно тронул машину с места.

После того, как он скрылся за ближайшим поворотом, Кейт бегом бросился к двери, оставив позади себя недоумевающего парня, который вытаращив глаза провожал глазами внезапно сорвавшегося с места странного покупателя. Лихорадочно звеня ключами, Кейт быстро завёл машину и выжал скорость до максимума, чтобы не потерять свой единственный шанс на выход из тупика, куда его загнали обстоятельства последних дней.

Повернув за угол, через две машины от себя он увидел бьюик, который двигался, судя по всему, по направлению к центру города. Это облегчало его задачу, так как скрыться в потоке машин было куда легче, чем если бы машина двинулась к пригороду. К тому же, приметить дом, к которому подъедет хлыщ, и проехать мимо, не вызвав подозрений, будет совсем не сложно. Лавируя среди транспортного потока, Кейт не заметил, как начал нервно кусать губы в попытке не потерять из виду мелькавший впереди бьюик. Он занервничал ещё больше, когда понял, что, проскочив центр, машина похитителя направилась к окраине. Затеряться там будет крайне сложно.

Когда они выскочили к последним улицам, ведущим прочь из города, Кейту ничего не оставалось, кроме того, чтобы увеличить отделявшее их расстояние и надеяться, что движущаяся впереди машина не заметила преследования. Через несколько сот метров он, как ему показалось, вычислил направление бьюика: похититель ехал в сторону причалов. Так и есть: машина повернула на дорогу, ведущую к океанскому побережью. Здесь стало чуть легче, так как по ней довольно часто ездили богатые владельцы яхт и катеров, чьи суда во множестве были пришвартованы к частным пристаням.

Где они её держат? На яхте?

Однако, не доехав до разъезда, где дорогие машины сворачивали к своим причалам, бьюик съехал на грунтовую дорогу, которая упиралась… Кейт не знал, куда она вела. Он окинул глазами тянувшуюся слева от него неширокую полоску грунта. Дорога извивалась между небольшим полем, поросшим невысокой растительностью, с одной стороны, и океанским побережьем, которое находилось справа от дороги метрах в двухстах-двухстах пятидесяти и которое было скрыто густо растущими деревьями, перемежающимися пальмами.

Доехав до съезда на грунт, Кейт свернул на обочину и остановился. Что дальше? Ехать за ним, рискуя после первого же поворота наткнуться на бьюик и стоящего перед ним похитителя, сжимающего в тщедушных руках оружие и направившего его на преследующую его машину, или вернуться и вызвать сюда наряд полиции, рискуя в этом случае упустить единственную нить, приведшую его к возможному убежищу преступника? Кейт выбрал первое. Чуть помедлив, он повернул ключ зажигания, развернулся в сторону грунтовой дороги и на минимально возможной скорости двинулся вдоль зелёных зарослей.

За бесшумными оборотами двигателя слышалось лишь шуршание шин по мягкой почве. Кейт свернул за первый поворот и никого не увидел. Ведя машину на той же скорости, он вглядывался в густую поросль, готовый в любую секунду зацепиться глазами за какую-нибудь постройку или конструкцию, которые своими правильными линиями нарушали однообразную мозаику деревьев и пальм.

Он проехал таким образом около пятисот метров и вдруг издали увидел, что дорога упирается в неширокую, но плотную стену точно таких же деревьев и пальм, которые он видел справа от себя. За ними виднелся ряд полуразрушенных, покоробленных ветром и непогодой то ли бунгало, то ли хижин. Он остановил машину, бесшумно развернул её в обратном направлении и поставил так, чтобы её не было видно с расстояния первого видневшегося за деревьями домика. Только после этого он выбрался наружу. Постояв несколько секунд в раздумьях, он зашёл метра на три вглубь густых зарослей справа от дороги и, озираясь вокруг, пошёл вперёд к хижинам. Дойдя до зелёной стены, он увидел, что дорога здесь не заканчивалась, а, вильнув налево метров на пять, снова поворачивала и подбиралась к домикам сзади. Дальше за ними начиналась уже гористая местность. Туда, к хижинам, видимо, и свернул его низкорослый друг.

Кейт взглянул в сторону занесённых песком и облепленных сухими пальмовыми листьями хижин, поочерёдно оглядывая их одну за другой, и сердце ёкнуло у него в груди при мысли о том, что она находилась так близко от него.

Он развернулся обратно и тем же путём дошёл до своей машины. Проехав на низкой скорости обратно в сторону разъезда метров триста, он вдавил педаль газа до предела и уже не таясь, в считанные секунды доехал до асфальтированной дороги. Нарушая правила обгона, игнорируя встречавшиеся на перекрёстках светофоры, он гнал до самой прокуратуры, обдумывая по дороге план действий.

Поставив машину на стоянку перед знакомым зданием, он, на ходу поглядывая на часы, за минуту добрался до зала суда. До начала дневного заседания оставалось не более пятнадцати-двадцати минут, и в коридоре толпились кучки любопытных, вернувшихся после перерыва и заинтересованных в ходе процесса, репортёры и сотрудники прокуратуры. Обогнув стоявших у него на пути людей, оживлённо обсуждавших исход утреннего заседания, он протиснулся в зал суда, куда уже понемногу стала стекаться публика, и прямиком направился в кабинет судьи.

- Ваша честь, - задыхаясь проговорил Кейт, войдя внутрь, - прошу вас отложить разбирательство до завтрашнего утра…

Оторвавшийся от чтения бумаг Дженкинс с нескрываемым удивлением смотрел на окружного прокурора, который как вихрь ворвался к нему и теперь стоял перед его столом со взъерошенными волосами, в которых застряла паутина, а весь его вид демонстрировал крайнее возбуждение. Судья не спеша снял очки, оглядел Кейта с головы до ног и хмыкнул:

- Мистер Тиммонс, куда вы успели ввязаться за эти два часа? Что случилось?

Кейт к этому времени смог восстановить дыхание и, игнорируя вопрос судьи, повторил:

- Я хочу ходатайствовать о переносе разбирательства на завтрашний день…

- То есть как о переносе?

- Да, о переносе, - подтвердил Кейт.

- За пятнадцать минут до начала дневного слушания?

- У меня есть на то веские причины, - злясь на неуместную дотошность Дженкинса ответил Кейт чуть более резко, чем полагалось в присутствии чиновника.

- Причина для переноса суда может быть только одна: если это непосредственно связано с рассматриваемым делом, причём основания должны быть серьёзными – например, отсутствие свидетеля в городе и связанный с этим его розыск, обнаружение новых улик и так далее. В связи с чем вы требуете переноса разбирательства?

Кейт опустил голову и глубоко вздохнул, стараясь не выдать своего нетерпения.

- Ваша честь, я бы не просил вас об этом, если бы дело, которым я занимаюсь, не было бы чрезвычайно важным… - Он поднял руку и нервно потёр лоб. – Это дело вынуждает меня действовать быстро… немедленно. Я не могу откладывать его завершение. Оно… связано с поимкой опасного преступника.

- А при чём тут вы? – поинтересовался Дженкинс. – Какое отношение прокуратура имеет к оперативным действиям?

Проклиная в душе твердолобость Дженкинса и стараясь сохранить самообладание, Кейт терпеливо принялся объяснять:

- В связи с особой важностью этого дела…

- Так поручите это дело департаменту полиции, - не дослушав, прервал его судья. – Или вы полагаете, что наша полиция неспособна задержать этого вашего опасного преступника?

- Ваша честь, я взял это дело под свой контроль, поэтому поимка преступника требует моего личного присутствия. Любое промедление грозит…

- Мистер Тиммонс, я вас понял, но тем не менее, помочь вам ничем не могу. Я тоже связан определёнными правилами, нарушать которые не могу. Заниматься предотвращением преступлений – прямая обязанность полиции, а не окружного прокурора. Через несколько минут вас ждут в зале суда, - закончил разговор судья.

- Я буду, - негромко подтвердил Кейт.

Бросив на Дженкинса неприветливый взгляд, Кейт вышел и, не глядя по сторонам, быстрым шагом направился в свой офис. Закрыв за собой дверь, он начал беспокойно ходить взад-вперёд.

Дневное слушание продлится два-три часа – временной интервал небольшой, но за это время может случиться что угодно. Его вчерашний разговор по телефону с коротышкой мог побудить последнего позаботиться о поиске нового укрытия для перестраховки.

Кейт перебирал варианты. У этих офицеров из департамента полиции снега зимой не допросишься без того, чтобы они прежде не задали целый ворох своих бестолковых вопросов «зачем» да «почему». Кейт поднял трубку телефона и набрал номер следственного отдела. Там работал Дэвид Стейн, которого он знал не очень хорошо, но среди коллег он имел репутацию знавшего своё дело следователя, который, к тому же, был неболтлив.

- Это окружной прокурор. Дэвид Стейн на месте? – торопливо заговорил в трубку Кейт. – Я сейчас подойду.

Через две минуты он стоял в коридоре перед дверью следственного отдела и излагал Стейну обстоятельства дела.

- Дэвид, у меня мало времени, а дело, которое я хочу поручить, очень важное. Я должен присутствовать на слушании, а дело это такого характера, что прямо сейчас я не могу потребовать отрядить людей из департамента полиции, чтобы они не напортачили. От успеха выполнения этого поручения зависит поимка опасного преступника и жизнь… - он на секунду запнулся, - человека. – Кейт сделал паузу, что-то обдумывая. – Возьмите с собой двоих-троих вооружённых людей и прямо сейчас езжайте в район Шорлайн-Парка. – Кейт подробно объяснил ему расположение съезда на грунтовую дорогу. – Увидите потрёпанный бьюик болотного цвета – следуйте за ним, куда бы он ни направился, но не останавливайте и не задерживайте. Если произойдёт какая-то нештатная ситуация – пошлите кого-нибудь и тут же сообщите мне. Если машина не появится – ждите там же, пока я не появлюсь.

Молча слушавший всё это время Стейн кивнул и только спросил:

- А санкция?

- Потом выпишу… Только… - он открыл рот, чтобы ещё что-то добавить, но передумал.

Стейн снова кивнул и скрылся за дверью следственного отдела. Кейт посмотрел на часы. С того времени, как он выехал с грунтовой дороги, прошло не более двадцати минут. Стейну понадобится не более десяти-пятнадцати минут, чтобы добраться до места. Он развернулся и пошёл в зал суда. Через несколько секунд мимо него торопливо прошёл Стейн с тремя сотрудниками следственного отдела, на ходу пристёгивавшими к поясу кобуру с оружием. То ли облегчённо, то ли озабоченно Кейт вздохнул и тоже заспешил в зал суда.

У самых дверей он столкнулся с Харрисом, собиравшемся войти внутрь.

- Вы прям как Мэтт Коул, - негромко рассмеявшись, остановил его Харрис.

Очнувшись от своих мыслей, Кейт поднял на него глаза:

- Не понял.

- Ну вы мне напомнили его. У него такой же отрешённый вид, когда он зарывается в свои цифры.

- А, - без всякого интереса протянул Кейт. – А вы что тут делаете?

- У вас паутина в волосах, - вместо ответа застенчиво сказал Харрис и указал пальцем на застрявшие во взлохмаченных вихрах Кейта тончайшие белые нити.

Тот поднял руку и невозмутимо стал стряхивать с волос липкую паутину.

- Вы ведь уже дали показания. Идите восвояси, - произнёс Кейт, всё ещё занимаясь извлечением паутины из волос.

- У меня свой интерес, - кратко ответил Харрис.

- Ну понятно, - неопределённо вставил Кейт и не медля дольше, открыл дверь зала суда.

°°°

- Обвинение вызывает Джейсона Андерсона.

Невысокий человек средних лет и в очках поднялся со своего места и прошёл вперёд. Принеся присягу, он с чувством собственного достоинства опустился на стул.

- Назовите ваше имя, - попросил подошедший к свидетельскому месту Кейт, не глядя на своего свидетеля. В его голосе проскальзывало нервное напряжение.

- Джейсон Андерсон.

- Чем вы занимаетесь?

- Являюсь специалистом в области баллистики.

- Объясните суду и присяжным, что такое баллистика, - автоматически попросил Кейт.

- Баллистика изучает особенности движения выпущенных из ствольного оружия снарядов в пространстве.

- Так… так… - рассеянно отозвался окружной прокурор. – То есть это означает, что баллистика позволяет определить место попадания снаряда – пули, например, - с учётом характеристик конкретного оружия?

- Именно так, - подтвердил Андерсон. – Траектория полёта пули зависит от диаметра ствола, его формы – так как ствол может быть круглым, восьмигранным, или в нём могут быть особые винтовые нарезки, чтобы придать пуле вращательное движение… Калибр оружия, центр тяжести, масса, сплав, из которого сделана пуля… Все эти факторы влияют и определяют траекторию и место попадания пули.

- Очень хорошо… Мистер Андерсон я попрошу вас сейчас объяснить мне некоторые из закономерностей, которые определяют траекторию пули. Как она ведёт себя, когда сталкивается с твёрдой поверхностью?

- Ну… - протянул Андерсон. – Это зависит от плотности поверхности. Если мы говорим о деревянной поверхности, то пуля, в зависимости от толщины препятствия, пройдёт насквозь, застрянет в ней или отлетит на небольшое расстояние – это в случае особо твёрдых пород дерева.

- А если это металл?

- Какой металл? – осведомился свидетель. – Металлы бывают мягкие и твёрдые, не говоря уже об особо твёрдых сплавах. Принцип тот же.

- Сталь, например? Зная её свойства, возможно ли рассчитать, как поведёт себя пуля, когда столкнётся со стальной поверхностью?

- Если в точности учесть характеристики стали, - поправляя очки, терпеливо отвечал Андерсон, - толщину стальной поверхности… А ещё не забывайте о калибре оружия, массе пули, её пробивной способности…

- То есть расчёт возможен? – нетерпеливо уточнил Кейт, внимательно глядя в глаза Андерсону.

- Конечно, ведь в итоге движение любого снаряда зависит от законов математики и физики, и именно на них основывается баллистика.

Не сводя глаз с эксперта, Кейт замер на несколько секунд и наморщил лоб.

- Мистер Тиммонс, продолжайте допрос, - окликнул его судья.

Кейт быстро взглянул на Дженкинса, и, придя в себя, задал следующий вопрос:

- Скажите, а можно на основе расчётов определить угол отлёта пули от поверхности?

- В общем да. Если угол между траекторией полёта пули и поверхностью препятствия меньше определённого значения, то можно ожидать и определённого угла отскакивания пули.

- Отлично, - с удовлетворением отметил окружной прокурор. – Это не исключает и попадание пули в человека, который находится в радиусе действия ударной силы отрикошетившей пули, я прав?

- Несомненно.

- Вопросов больше нет, - объявил Кейт с довольной ухмылкой на лице.

- У защиты есть вопросы? – спросил судья.

- Да, ваша честь, - откликнулась Джулия, вышла из-за стола и подошла к свидетелю. – Мистер Андерсон, только что вы сказали, что для расчёта траектории пули необходимо учитывать множество факторов…

- Да, именно так.

- В таком случае, произведение таких расчётов требует определённых знаний и навыков – таких, как совершенное владение оружием, для которого делается расчёт, специальное образование, наконец… Иными словами, человек должен быть специалистом в определённой области?

- Совершенно верно, - подтвердил свидетель. – Более того, расчёты требуют не просто определённых, а совершенных знаний в области математики и физики… Так как ошибка в таких расчётах недопустима.

- Понятно, - лицо Джулии озарилось улыбкой. – В таком случае я обращаю внимание суда и присяжных на то, - громко заявила она, - что согласно протоколу дознания, смерть Энн Коул, определённая как несчастный случай, наступила именно вследствие отсутствия у обвиняемого навыков обращаться с оружием. Более того, как мы узнали из показаний Эндрю Харриса, до трагической смерти своей сестры обвиняемый нигде не учился и не учится, соответственно, у него нет не просто специального образования, необходимого для возможности произвести упомянутые расчёты, у него вовсе нет какого бы то ни было образования… Вопросов больше нет.

В зале суда снова наступило лёгкое оживление. Из неясного перешёптывания и негромкого обсуждения публики можно было понять, что на этом так толком и не начавшийся судебный процесс можно заканчивать. Громкие заявления окружного прокурора об обстоятельствах, позволяющих обвинить Дэнни Уокера в предумышленном убийстве, рассыпались в прах после всего двух вопросов защиты одному из главных свидетелей обвинения. Кто-то со злорадством, а кто-то с сочувствием смотрел в сторону государственного обвинителя, на лице которого невозможно было прочитать, какое впечатление на него произвёл неумолимый вывод Джулии о невиновности своего подзащитного.

Джулия медленно проплыла мимо обвинения к столу защиты и торжествующе взглянула на окружного прокурора.

- Я требую восстановления тишины, - в который раз недовольно потребовал судья и распорядился: - Обвинение, вызывайте следующего свидетеля.

- У обвинения закончились свидетели, ваша честь, - с отсутствующим видом заявил Кейт.

Судья с удивлением взглянул на окружного прокурора, но его прямой взгляд говорил о том, что судья не ослышался. Дженкинс некоторое время всё ещё недоумённо смотрел в сторону обвинения, но, видя, что окружной прокурор в самом деле закончил допрос своих свидетелей, повернул голову в сторону защиты.

- Ну что ж… - Дженкинс снова с любопытством задержал на окружном прокуроре взгляд и несколько смущённо сказал: - Суд считает нужным заметить, что в первый же день процесс продвигается необычайно быстро для дела, на котором подсудимого обвиняют в убийстве первой степени… Полагаю, что на сегодня слушание можно считать законченным. Завтра состоится допрос свидетелей защиты. Заседание откладывается до десяти часов утра завтрашнего дня. – Он ударил молотком и закрыл разбирательство.

Кейт сгрёб в охапку бумаги и, буквально сорвавшись с места, двинулся к выходу, пока проход не заполонила жадная до скандалов публика.

°°°

- Департамент полиции? – сдерживая нервное возбуждение, говорил он спустя две минуты в трубку. – Соедините с Томпсоном, - Кейту пришлось подождать полминуты и от нетерпения он начал нервно постукивать пальцами по столу. – Мистер Томпсон? Я хочу, чтобы вы немедленно выделили две… нет, три свободных полицейских машины… Для задержания опасных преступников… Это закрытое дело, вашему департаменту о нём ничего не может быть известно… Потому что им занимаюсь лично я… Ваши бестолковые вопросы… Послушайте, если вам охота поговорить, подготовьте список вопросов, и мы с вами, устроившись где-нибудь в… Просто выделите машины с вооружёнными полицейскими, больше от вас ничего не требуется… Специально для вас лично напечатаю и подпишу… Хорошо, пусть будет две… Через три минуты буду внизу.

Он пронёсся мимо Рика, уже восседавшего за своим столом, и через секунду вернулся назад.

- Подготовь ордер на обыск всей собственности Коула. Безутешный вдовец, мать его… - тихо выругался Кейт, который обычно терпеть не мог сквернословий.

- Э-э… - только и успел сказать Рик, но его шеф, не дослушав, уже умчался дальше по коридору.

Через несколько шагов на его пути оказался Энди Харрис. Кейт, как и перед дневным слушанием, снова его не заметил, и они не столкнулись только благодаря тому, что тот вовремя отскочил в сторону, увидев мчащегося куда-то окружного прокурора, не смотревшего по сторонам.

- Значит, Дэнни всё-таки не виновен? – робко бросил ему Харрис вслед.

Кейт резко затормозил и оглянулся на Харриса.

- Что?

- По всему выходит, что Дэнни будет оправдан? – повторил Харрис.

- Харрис, вам никто не говорил, что вы удивительно быстро способны надоесть? Не до вас сейчас, - и он, снова опустив голову, продолжил свой путь, оставив позади Харриса вместе с его вечно смущённой улыбкой.

°°°

Свободной оказалась всего одна машина с тремя полицейскими. Подъехав к условленному месту, где его дожидался Стейн со своими подручными, Кейт нетерпеливо выбрался из машины и заспешил к нему, на ходу одёргивая тугой узел галстука.

- Значит, никто не проезжал? – не давая Стейну раскрыть рот, быстро спросил Кейт.

Немногословный Стейн отрицательно покачал головой.

- По дороге сюда машины, подходящей под описание, тоже не заметили, - флегматично добавил он.

- Хорошо… Будем надеяться, что она ещё там, - вполголоса пробормотал Кейт.

Расхаживая взад-вперёд, он начал раздумывать над тем, как накрыть похитителей так, чтобы не сработать грязно, так, чтобы они раньше времени не обнаружили присутствие полиции. Он искоса взглянул на Стейна. Сам он предпочитал не участвовать в задержаниях, потому что… Потому что предпочитал не участвовать. Да и не полагалось окружному прокурору оружие. А у Стейна наверняка должен быть опыт в подобных делах. Всё-таки следователь отдела по раскрытию убийств и особо тяжких преступлений. Кейт оглядел его с головы до ног и, встретившись с ним взглядом, кивком головы подозвал к себе.

- Дэвид, видишь там впереди съезд на боковую дорогу? – он перешёл на доверительный тон. – Она тянется по левой стороне вдоль побережья на несколько сот метров и упирается в небольшую полосу деревьев. За полосой находится какой-то заброшенный пляж с десятком бунгало. Ты их увидишь издалека. У этой полосы дорога сворачивает влево и выходит к домам. Я не знаю, в котором из них могут находиться преступники, тебе придётся действовать самому, - он выразительно взглянул на Стейна. – Сколько их там, понятия не имею. Мне известно по крайней мере о двоих… Они наверняка вооружены и окажут сопротивление… Только имей в виду: там находится заложник... – Кейт помолчал, глядя себе под ноги. – Я пойду сразу за вами. В общем, ты сам всё знаешь, что мне тебя учить, - напутствовал Кейт Стейна и, поколебавшись, фамильярно похлопал его по плечу.

Стейн кивком головы дал знать, что всё понял, и отойдя от Кейта, стал инструктировать своих людей и уже успевших заскучать патрульных полицейских.

Когда все три машины, стараясь не наделать много шума, на низкой скорости подъехали к повороту, за которым виднелась зелёная полоса, машина Стейна, ехавшая первой, остановилась. Кейт опустил стекло и выглянул, выясняя, в чём заминка. Увидев подходившего к нему Стейна, он следил за ним взглядом, пока тот не подошёл к его окну.

- Вам лучше остаться здесь, - кратко сказал Стейн. – Мы поедем вперёд.

- Зачем? Доедем до поворота, откуда начинаются дома. Я пойду сразу за вами, - возразил Кейт.

- Лучше пока остаться здесь, - повторил Стейн.

- Слушай, я должен быть там, когда вы…

– Мы же не знаем, в каком доме они засели. Да и оружия у вас нет… В порядке будет ваш заложник, - добавил он, глядя куда-то в сторону. – Не в первый раз…

Кейт взглянул на него. Одолеваемый сомнениями, он раздумывал, как быть.

- Надо идти, - напомнил Стейн.

- Дай-ка мне рацию, - он покосился на переговорное устройство, которое Стейн держал в руках, и тот протянул ему рацию, которая обязательно полагалась при участии в подобных операциях. – Сразу после того, как произведёте задержание, маякни мне и я подъеду… Только сразу же. И осторожнее там… - добавил он.

Кейт смотрел вслед уезжавшим друг за другом машинам и сильнее ослабил галстук. Он вышел из машины, положил рацию на крышу и, прислонившись спиной к передней дверце со стороны водителя, засунул руки в карманы и стал прикидывать, сколько им понадобится времени, чтобы всё закончить.

Что, если за те пятнадцать-двадцать минут, пока он не отправил сюда Стейна, они уже успели побросать свои шмотки в машину и укатить из города? Он старался об этом не думать. Косясь время от времени на молчавшую рацию, Кейт, чтобы сбросить напряжение, стал разгуливать вдоль машины. Прошло десять, потом пятнадцать минут, а знакомого треска не раздавалось. Он взял её в руки, проверил кнопку приёма, но нужный ему канал молчал. Он сел в машину, положил руки на руль и, опустив подбородок на руки, стал всматриваться вперёд, пытаясь хоть что-то разглядеть за мешавшими обзору дальними деревьями.

Через две-три минуты он не вытерпел, протянул руку к зажиганию, намереваясь ехать по направлению к пляжу, и тут вдруг рация затрещала. Он нажал кнопку приёма и с бьющимся сердцем стал слушать.

- Можно ехать. Задержали троих человек плюс заложник, - ровным голосом отчитался Стейн.

- Раненых нет? – порывисто спросил Кейт.

- Среди наших нет. Но при задержании пришлось применить оружие. Ранена женщина.

- Женщина?.. – в смятении переспросил Кейт. – Насколько серьёзно?

- Ранение плеча, - хладнокровно ответил Стейн. – Жить будет…

- Где вы находитесь?

- Самый последний дом от дороги.

Кейт резко вдавил педаль газа, и через пару минут его машина, виляя на последних поворотах, подъезжала к указанному месту. Не доехав до последнего бунгало, ему пришлось бросить машину, так как дорогу преграждали патрульная машина и машина Стейна. Утопая ногами в песке, перемешанном с мелкой галькой, он наконец добрался до нужного дома.

Перед входом стояли подручные Стейна и разговаривали, предоставив довершать работу полицейским.

- Там, - махнул один из них Кейту куда-то внутрь.

Оказавшись внутри, он первым делом стал лихорадочно оглядывать небольшие по размерам комнаты бунгало. Краем глаза он заметил, как в одной из них, уже в наручниках, находились все трое похитителей, которых он на ходу не успел рассмотреть за фигурами Стейна и других полицейских. Он нашёл её в самой дальней из комнат. Она сидела на полу и, обняв колени, тихонько плакала то ли от страха, то ли от неверия в то, что кошмарные десять дней для неё кончились. К ней участливо наклонился какой-то полицейский и пытался успокоить её, заверяя, что теперь она находится под защитой полиции. Приблизившийся Кейт кивнул ему и присел перед ней на корточки. Взяв её голову в свои руки, он поднял её. Он хотел найти какие-то слова, но так и не смог ничего подобрать, и поэтому только смотрел в её зелёные заплаканные глаза, и она вдруг увидела, как его глаза признавались её глазам в чём-то, что до сих пор он не осмеливался произнести вслух – в его глазах она видела страх за дорогое ему существо, который постепенно уступал место незнакомому ей до этого какому-то глубокому тёплому чувству и вине за то, что из-за него её жизнь подверглась такой опасности.

Наконец он отнял руки от её лица, стащил с себя пиджак и накинул ей на плечи.

- Ты ранена? – он бросился осматривать её плечо.

- Это не я. Это она, - были её первые слова. Она с яростью взглянула в сторону угла, куда согнали её похитителей.

- Она? – Кейт удивлённо обернулся назад.

°°°


Иден Кастилио, вы угадыватель мыслей :D

В очередной раз спасибо за то, что следите за фанфиком, очень рада, что вам нравится :redface: :sm:


 

#19
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 50
  • Откуда: Ankara
  • Пол:
По моим подсчётам, Кейт должен был смотреть на неё вот так :sm: :


 

#20
Иден Кастилио
Иден Кастилио
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Сен 2010, 19:52
  • Сообщений: 7478
  • Откуда: г. Ставрополь
  • Пол:
Интересно, кто же ранен, что за женщина, наверное, это какая-нибудь героиня сериала (в смысле не новый персонаж, а хорошо нам известный по сериалу).
А по поводу переноса судебного заседания, у меня возникла мысль, а не мог Кейт сказать, что очень плохо себя чувствует, и на этом основании попросить заседание перенести?
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей