Перейти к содержимому

Телесериал.com

Admission (Признание)

Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 22
#1
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 34
  • Откуда: Ankara
  • Пол:
Фанфик. Кейт, Джина и иногда остальные персонажи, это помимо новых лиц. Как и в прошлый раз, первые сцены канона (в конце 700 серий) послужили отправной точкой. Если понадобятся комментарии, по ходу сюжета буду комментировать, отвечать и всё такое... :)

А, да. Фанфик не закончен, так что буду добавлять по мере написания.

Before (До)

В кабинете судьи в департаменте прокуратуры собрались пятеро: судья Дженкинс, Си Си Кевпелл, истец, Джина Кепвелл, ответчик, Кейт Тиммонс, окружной прокурор и стенографистка.
Все сидели на своих местах, кроме Джины, которая была в крайнем возбуждении.
- Не понимаю, почему я не могу обжаловать решение суда? – в отчаянии вскричала Джина. – Я же мать! Мальчик не сможет прожить без матери!
- Миссис Кепвелл, - прервал её судья, - я рассмотрел все аргументы и доводы противоположной стороны и пришёл к выводу, что предписание суда о запрете на общение ребёнка с вами правомерно и даже желательно.
- Что вы сказали?! – заверещала Джина. – Желательно?! Да Брендон любит меня так, как никого другого из этой мерзкой семейки! Мой мальчик сам хочет видеть меня! Если хотите, я даже могу найти свидетелей этому! Окружной прокурор Кейт Тиммонс, например! Он подтвердит! – Она ткнула пальцем в Кейта.
Кейт приподнялся и накрыл её руку своей, пытаясь её успокоить.
- Господин судья… - начал он.
- Ты бы ещё домашнюю канарейку сюда приплела, - загремел своим властным голосом Си Си Кепвелл. – Конечно, он подтвердит! Вы вместе проворачиваете свои грязные делишки!
- Мистер Кепвелл, - остановил его судья, - я попрошу без обвинений, неподкреплённых фактами. Мы здесь собрались не для того…
- Какие ещё факты вам нужны?! – рявкнул Кепвелл. – Весь город знает, чем занимается окружной прокурор: использует свою должность для…
- Что ты тут себе позволяешь, Си Си? – Кейт вскочил со своего места, метнув на него полный ненависти взгляд. – Господин судья, я прошу зафиксировать в протоколе оскорбление окружного прокурора при исполнении служебных обязанностей и наложить на него административное наказание, а может даже заключить в тюрьму! Это было бы лучше всего… - добавил он уже вполголоса.
- Мистер Кепвелл, - вмешался судья. – Если вы не прекратите, то я действительно буду вынужден применить к вам административные меры наказания за неподобающее поведение в суде.
- Ладно, - успокоился Си Си. – Но вы должны разъяснить, - он взглянул в сторону Кейта и Джины, - что отмена предписания невозможна.
- Это действительно так, - согласился судья.
- Но ваша честь, - взмолилась Джина.
- Ваша честь, - вмешался Кейт. – Я прошу вас всё-таки пересмотреть решение суда и принять во внимание слова ребёнка, который в самом деле испытывает самые тёплые чувства к своей матери. Я это подтверждаю. Кроме того, поскольку мы с миссис Кепвелл, - Кейт замялся, - близкие друзья, я могу частично взять обеспечение мальчика на себя в то время, пока он находится с матерью.
- Но вы ведь не женаты, мистер Тиммонс, - судья взглянул на Кейта поверх очков. – Вы же знаете положения закона на этот счёт.
Кейт опустил глаза.
- Да, вы правы, ваша честь, однако я прошу вас оказать снисхождение и понять чувства матери…
- Ваша честь, - перебил его Си Си. – Мой юрист аккуратно и точно сделал свою работу. Всё изложено в деле. В результате вынесено предписание суда именно в том виде, в каком его получила ответчица. Я не вижу оснований для пересмотра решения.
Чуть помолчав, судья вынес своё решение:
- Официально сообщаю, что мистер Кепвелл прав, его аргументы убедительны, оснований для пересмотра вынесенного решения не вижу. Дело закрыто.
Кейт едва сдерживался, чтобы не нагрубить Кепвеллу прямо в зале суда. Джина в отчаянии закрыла лицо руками.
°°°
Дома Джина начала выговаривать Кейту за его неспособность опротестовать предписание суда. Он уже потратил много усилий, чтобы убедить её в обратном, но это было бесполезно: для неё был важен результат, а способы достижения её не интересовали.
- Послушай, я разрабатывал множество схем, чтобы обеспечить тебе возможность хотя бы видеть Брендона и оставаться в рамках закона, - пытался уверить её Кейт.
- И что?! – кричала она. – Если бы ты хотел, ты бы не позволил разлучить мать с сыном!
- Да почему ты думаешь, что я не хотел?! – теряя терпение, вскричал Кейт. – Я из кожи вон лез, чтобы…
- Кейт, хватит слов! Главное, что я больше не увижу своего мальчика, - она прикрыла глаза ладонью и начала всхлипывать.
Кейт некоторое время наблюдал за ней, а потом нерешительно подошёл к ней.
- Послушай, есть один способ… ну, чтобы у тебя появился шанс получить опеку над Брендоном.
- Какой? – встрепенулась она. – Почему ты раньше…
- Да дослушай ты до конца! – нервно оборвал её Кейт.
Она послушно замолчала.
- Ты можешь получить опеку над сыном, если выйдешь замуж, - расставляя слова сказал Кейт.
Она уставилась на него в полном недоумении.
- Замуж?! А что – у двери толпятся женихи?
Кейт начал неловко ходить по комнате, непрестанно то трогать себя за нос, то потирать подбородок, то приглаживать волосы.
- Ну… ты можешь выйти э-м-м… за меня, - краснея и запинаясь выпалил он.
- Ты… ты делаешь мне предложение? – всё ещё в изумлении спросила Джина. Она настолько не могла прийти в себя после его слов, что спросила это с таким видом, будто ей сказали, что США только что захватили коммунисты.
Кейт никак не мог найти себе места, не знал, куда деть руки, не смел взглянуть ей в глаза и пытался найти слова, чтобы ответить на её вопрос, однако у него всё равно толком ничего не выходило.
- Ну… человек, сделавший тебе предложение… это уже готовый пациент для психиатра… то есть… не то чтобы я хочу… то есть я хочу… помочь тебе в этом смысле. Можешь сразу не отвечать… подумай… сколько там тебе нужно? Два дня, несколько лет… я подожду… вот так… вот…
Кейт наконец повернулся к ней и с опаской и ожиданием посмотрел в её глаза. Джина, не глядя на него, обдумывала его слова.
- Кейт, думать не о чем, - начала она сконфуженно. – Чтобы выйти замуж надо если не любить, то, по меньшей мере, уважать друг друга…
Он не двигаясь смотрел на неё, уже понимая, что она дальше скажет, и всё равно со страхом ждал, когда она произнесёт страшные слова.
- … И хоть я ненавижу одиночество… Нет. Я не выйду за тебя.
°°°
Он бесцельно разбирал бумаги у себя в офисе. Кейт долго добивался места окружного прокурора и когда наконец получил должность, он больше заботился о важности своего нынешнего статуса, нежели об ответственности, которая теперь стала частью его работы. Кейту всегда хотелось власти, которая – он был уверен – принесёт с собой всё, чего он желал: деньги, нужные знакомства, высокое положение. Одним словом, власть заключала в себе всё. Но работа его довольно быстро разочаровала. Чтобы удержаться на этой должности, нужно было работать как вол, чтобы оправдать ожидания избирателей и снискать доверие вышестоящих лиц – совершенная противоположность его ожиданиям от этого поста. Когда-то ему казалось, что как только он займёт эту должность, всё работу будут делать за него его подчинённые, а ему останется лишь собирать лавры хорошо исполняющего свою работу окружного прокурора. На деле всё оказалось далеко не так, как он ожидал. Высокий пост предполагал именно его ответственность за всё, что происходит в его департаменте – от правомерности действий его подчинённых до вынесения обвинительных приговоров всякому сброду. Нет, не того он ждал от своей работы. И сейчас Кейт оглядывал свой кабинет, жалея самого себя и сокрушаясь о том, насколько тяжела его жизнь по сравнению с теми же Кепвеллами. И почему он не родился в семье нефтяных магнатов или, на худой конец, владельца какой-нибудь успешной компании. Как всё это грустно и прозаично, думал он, блуждая взглядом по давно не крашеным стенам своего офиса.
Тут его размышления прервал стук женских каблуков за дверью и через мгновение вошла она с лёгкой улыбкой на лице.
- Ты всё ещё работаешь в такой чудесный день? Давай заканчивай. Нам пора на праздник.
- Зачем? – всё ещё витая в своих мыслях, спросил Кейт рассеянно.
- Ну как зачем? Там соберётся весь город. Ты же знаешь, как я люблю торжества, вечеринки… К тому же, - она вдруг посерьёзнела и в её голосе отчётливо послышались грустные нотки, - Брендон тоже может прийти туда.
Он взглянул на неё и недовольно произнёс:
- Опять Брендон. Ты только и думаешь о Брендоне. На нём что – свет клином сошёлся?
- Кейт, он же мой сын, как ты не понимаешь… - начала она.
- Ты же знаешь, что судебное предписание запрещает тебе к нему приближаться ближе, чем на пять метров.
- Знаю, - снова печально ответила Джина. – Зато я смогу хоть издалека посмотреть, как он веселится.
- Ну хорошо. Пойдём, если тебе так хочется. Только вначале зайдём перекусим куда-нибудь.
Они решили пообедать в кафе у пляжа и не успели войти, как увидели Си Си с Софией за одним из столиков и Брендона между ними. Джина будто споткнулась и остановилась, с тоской глядя на своего сына.
- Дорогая, давай уйдём отсюда, - увидев её взгляд, сказал Кейт. – Будет лучше избежать рукопашного боя с твоим бывшим.
Но не успел он договорить, как Брендон сам увидел свою мать и с криком «Мама!» сорвался с места и помчался к ней. Она поймала его в свои объятия и крепко прижала к себе.
- Брендон, мой мальчик! Как я рада тебя видеть!
Си Си был уже рядом и обратился к Кейту требовательным тоном:
- Скажи своей подружке, что она нарушает предписание суда. Или она хочет за решётку?
- Если хочешь, можешь позвать судебного пристава, - ответил ему Кейт. – Но я не стану отрывать сына от его матери.
- И что ты за изверг, Си Си? – Джина подняла на старшего Кепвелла глаза, в которых стояли слёзы. – Ребёнку нужна ласка и любовь матери.
- Дай им побыть несколько минут вместе, - предложила София, глядя на то, с какой любовью Брендон смотрел на свою мать. – Никому от этого плохо не станет.
- Хорошо, - позволил Си Си. – Пару минут, не больше.
И они отошли с Софией в сторонку.
Пока Джина тихо разговаривала со своим сыном, Кейт наблюдал за ними со стороны и ему на ум пришла мысль о том, что, если бы она дала ему своё согласие, сейчас этот мальчуган мог бы жить с матерью.
- Ну всё, довольно, - Кепвелл подошёл к Джине и взял Брендона за руку. – Нам пора на праздник.
- Пока, мам, - сдерживая слёзы, попрощался её сынишка.
- Пока, дорогой. Я тебе обещаю, что Кейт и я что-нибудь придумаем, чтобы мы смогли с тобой видеться чаще.
- Да, мам…
- Ну, беги, - она поднялась с колен и прикрыла лицо одной рукой, не в силах смотреть вслед уходящему сыну.
Кейт с искренним сожалением смотрел на неё.
- Жаль, что наша юридическая система настолько несовершенна, что…
- Кейт, ты же окружной прокурор, - прервала его Джина. – Сделай что-нибудь, чтобы я могла видеть моего мальчика!
- Здесь даже я бессилен.
- Как же я ненавижу Си Си! – воскликнула она. – Если бы ты захотел, ты бы нашёл лазейку! Он не сидит на месте, в отличие от тебя! А ты хоть и рассуждаешь о несправедливости, ты ничего не делаешь! Ты… слабак!
Она в гневе направилась к свободному столику, с грохотом отодвинула стул и уселась, метая глазами молнии. Чуть помедлив, он подошёл к ней и молча сел напротив. Они некоторое время не произносили ни слова, пока она не заговорила.
- Ты же никогда не выступаешь на стороне слабых, - снова начала она с упрёком в голосе. – Тебя только интересует, выгодно то или иное дело тебе или нет.
- Смотрите, кто говорит! – с насмешкой произнёс он.
- Да, я не идеальна, но я по крайней мере не опускалась до торговли детьми!
При упоминании этого грязного дела Кейт чуть вздрогнул и прикрыл лицо ладонью. Когда к нему в офис зашла Марша Коннорс и предложила ему некоторую долю за то, чтобы он как окружной прокурор оформил документы для её с братом фирмы, якобы фотографирующей детей, он даже ухом не повёл и обрадовался лишним деньгам. Злоупотреблять своими полномочиями было для него не впервой, а тут дама просто просит о содействии в оформлении документов. Через некоторое время у него появились подозрения о том, что что-то с этой Маршой Коннорс не так, однако он не стал предпринимать никаких действий, надеясь, что всё обойдётся. Но когда в городе стали происходить похищения детей, он уже напрягся. Случаи похищения детей для продажи в обеспеченные семьи стали происходить именно после появления в их городе Марши и её брата. Доказательств у него не было, но он без труда связал эти два обстоятельства, учитывая её скрытность и подозрительное поведение. А после того, как он подослал к ним Джину, чтобы она выяснила, чем эта парочка занимается на самом деле, он испугался уже не на шутку, так как его опасения подтвердились. А окружной прокурор, оказавшийся сообщником похитителей детей, вылетит со своего места быстрее, чем успеет сказать «Меня подставили…» в своё оправдание, после чего его домом на ближайшие 15-20 лет станет тюремная камера со всеми соответствующими удобствами.
- Да, - подтвердил он, отняв руку от лица. – Я – аморальный тип. Я не отличаюсь благородством и честностью, но я всё же не бесхребетный слабак.
- Что же ты тогда не выиграл дело по моему опекунству над Брендоном?
- Послушай, я сделал всё, что мог. Чего ещё ты от меня хочешь? – он склонил голову набок и вопросительно посмотрел на неё.
- Чтобы ты, наконец, перестал искать в своей должности лишь возможность удовлетворения собственных амбиций и достижения только своих корыстных целей, - с жаром сказала она.
- Что это тебе вдруг вздумалось сегодня читать мне мораль? – возмутился он и бросил ей недоумённый взгляд. – Все эти корыстные цели, о которых ты говоришь, были нашими общими! И во всех наших делах мы участвовали вместе!
- Не нужно перекладывать всю ответственность на меня, - горячилась она. – Я говорю тебе о другом: ты – окружной прокурор, и вместо того, чтобы использовать свою власть для защиты невиновных, ты всегда сначала смотришь, совпадает ли то или иное действие с твоими собственными интересами.
Кейт поджал губы и, всё так же склонив голову, молча смотрел на неё, то опуская глаза, то поднимая их снова на неё.
- Одним словом, ты не дождёшься моего уважения, пока не встанешь на сторону всех, кто не может себя защитить, - твёрдо заключила она.
°°°
Час спустя они уже были на городском пляже, где устраивали ежегодные летние празднества. Не успели они там появиться, как к ним подлетел Перл с лицом, белым как простыня.
- Вы вовремя, - сбивающимся от сильного волнения голосом сказал он. – Похитили сына Виктории, так что нужна твоя помощь, - он обратился к Кейту.
- Бедная Виктория! – с искренним сочувствием в голосе произнесла Джина.
У Кейта ёкнуло сердце, однако на его лице не дрогнул ни один мускул на лице:
- Известно, кто похититель?
- Нет. Он был переодет в костюм клоуна, чтобы остаться неузнанным. В общем, давай делай что-нибудь, - и Перл умчался так же быстро, как и появился до этого.
Когда они остались одни, Кейт посмотрел на Джину и понял, что она думает о том же, что и он.
- Боже, Кейт, это точно Маршалл! – живо отозвалась она и повторила: - Бедная Виктория, никому такого не пожелаешь…
- Хватит причитать, - оборвал он её. – Помолчи и дай мне подумать.
Дня два-три назад Кейт, когда всем начали открываться истинные причины присутствия в их городе Пола Маршалла и его сестры, он посоветовал этому семейному подряду убираться из города, чувствуя, что после визита к ним полиция придёт за ним. Никто не будет разбираться в том, что в их фирме Кейт проходил юридическим консультантом, а суд уж точно не поверит в то, что ему не было известно о деятельности этих двоих.
- Если я спасу ребёнка Виктории, я от этого лишь выиграю, - негромко сказал он, будто разговаривая сам с собой. – Пойдём! – он взял свою подругу за руку и потащил её за собой.
Двадцать минут спустя они были в офисе Маршалла, куда устраивалась Джина, чтобы выяснить, чем они занимаются. Он был пуст и закрыт, и Кейту пришлось немного повозиться с замком. Войдя внутрь, он огляделся и, включив свет, начал бесцельно перебирать и переворачивать всё, что попадалось ему на пути: коробки, бумаги, какие-то детские вещи…
Джина осторожно продвигалась за ним и испуганно шептала:
- Кейт, мы же здесь незаконно. Представляешь, что нас ждёт, если нас застукают?.. Боже, это же детская одежда, - ошеломлённо произнесла она, увидев, как Кейт выбрасывает из коробок распашонки, ползунки, соски, бутылочки и прочее. – Мерзавцы! Они и вправду воровали детей!.. А что ты ищешь? И почему ты решил, что Маршаллу придёт в голову прийти сюда, где его может поджидать полиция?
- Да заткнись ты, - тихо приказал Кейт говорившей без умолку Джине. – Когда найду, скажу.
Она послушно замолчала и стала разглядывать крохотную одежду, разбросанную вокруг неё.
- Вот! – полушёпотом торжествующе провозгласил Кейт. Джина оглянулась и увидела, как он достаёт из лежащего на столе чемодана, который был битком набит разным барахлом, билет на самолёт. – Я же тебе говорил! Он обязательно зайдёт сюда за билетом, чтобы помахать нам всем ручкой из самолёта, который улетит в Мексику. А уж оттуда он найдёт способ вернуться в Штаты.
Она улыбнулась и выхватила билет из рук Кейта, чтобы разглядеть прямоугольный кусок бумаги, и вдруг стала серьёзной.
- Может, он так будет торопиться, что не зайдёт в офис. С полицейскими-то на хвосте.
- Не думаю, - поджав губы, возразил Кейт, отнимая у Джины билет. – Это его единственная надежда быстро покинуть страну. Без билета он далеко не уедет. Да и кому придёт в голову ждать его здесь? Все будут думать, что он не такой болван, чтобы возвращаться в офис, где хранятся все компрометирующие их фирму документы и прочее.
Снаружи послышался негромкий шум, и они одновременно обернулись к двери, напряжённо ожидая того, кто вот-вот должен был войти.
Маршалл резко распахнул дверь и остановился на пороге. В руке у него был малыш Виктории, который беспрестанно плакал. Он резко вскинул пистолет, предупреждая своих незваных гостей о возможной угрозе выстрела.
- Что ты тут делаешь, Тиммонс? – спросил Маршалл, спиной пробираясь к столу, на который Кейт взгромоздил чемодан.
- А ты как думаешь? – с улыбкой ответил окружной прокурор. – Тебя ждал. Устал и решил от скуки поразглядывать твоё барахло. И вот что я нашёл, - он помахал в воздухе билетом.
Маршалл вздрогнул и дёрнулся в сторону Кейта.
- Отдай!
Медленно, наслаждаясь изумлением Маршалла, Кейт разорвал билет на мелкие куски и бросил их за спину.
- Тиммонс, что ты делаешь?!
- Мешаю тебе сбежать.
- Тебе же не избежать привлечения к ответственности! Ты точно так же замешан в этом деле, что и я!
- Мне всё равно, - сказал Кейт. – С ребёнком отсюда ты не выйдешь.
- Боже, да что с тобой? Почему бы тебе не помочь мне? Ты же до этого прекрасно закрывал глаза на всё, что делала наша фирма. Всё, что от тебя требуется сейчас – это просто ещё раз закрыть глаза!
- Не в этот раз. Я не позволю тебе выкрасть этого ребёнка.
- Ну что ж, ты сам выбрал себе участь, - и Маршалл угрожающе начал приближаться к окружному прокурору, держа пистолет в вытянутой руке.
Молчавшая до тех пор Джина с отчаянием в голосе произнесла, прячась за спину любовника:
- Кейт, мне кажется он не шутит.
- Тебе не выйти отсюда, ещё раз повторяю, - раздельно сказал Кейт, следя то за глазами Маршалла, то за дулом пистолета, приближающегося к его груди.
- Посмотрим.
Улучив момент, он резко схватил оружие, борясь с Маршаллом, и, преодолев его сопротивление, направил пистолет ему в лицо. Джина тем временем подскочила сбоку и вырвала из рук похитителя рыдавшего мальчика. Она отошла на безопасное расстояние и принялась утешать малыша, вытирая его мокрое от слёз лицо и с опаской поглядывая в сторону двух мужчин.
- Ну и что ты собираешься делать? – спросил Маршалл, пытаясь сохранять хладнокровие. – Дождёшься полиции, чтобы тебя взяли вместе со мной?
- Сильно сомневаюсь насчёт себя, - возразил Кейт. – Я вырвал ребёнка из рук гнусного похитителя. Сомневаюсь, - ещё раз повторил он, улыбнувшись.
- Ты точно так же пойдёшь под суд! Ты был юристом в моей компании! – заверещал Маршалл противным высоким голосом.
Кейт поморщился от его визга и спокойно ответил:
- Я лишь давал юридические консультации, - поправил он Маршалла. – А действовали вы самостоятельно. В ваших грязных делах я не участвовал.
Он замолк, следя глазами за выражением лица Маршалла, который вдруг выкрикнул:
- Ты ещё пожалеешь, Тиммонс, что отказался от моего предложения!
- Мне делали предложения и получше, - с иронией ответил Кейт. – Ладно. Хватит этого представления.
Он подошёл к телефону, не сводя с Маршалла взгляда и направив на него оружие. Набрав номер полицейского управления, он дождался ответа и произнёс:
- Это Тиммонс. Соедините с шерифом… - его взгляд сменился на непонимающий и недовольный, и он на секунду отвел глаза от Маршалла. – Кто говорит? Кейт Тиммонс. Окружной прокурор!
Он быстро взглянул на Маршалла, чтобы убедиться, что тот не замыслил ничего, чего ему стоило бы опасаться, и вернулся глазами к телефону.
- Вышлите по адресу … наряд полиции. Я задержал похитителя детей, который находится в розыске. Да, один. – Он повернулся взглянул на Джину. – Как мне это удалось?! Что за вопросы вы задаёте? – он невольно опустил оружие и с возмущением взмахнул рукой. – Именно сейчас я держу под прицелом преступника, и если вы не поторопитесь… - он спохватился и снова поднял пистолет, нацелившись Маршаллу в грудь, - мне тут не продержаться. Короче, немедленно высылайте машину… Тебя ждёт тёплый приём, - закончил он, обращаясь к Маршаллу.
И Кейт весело подмигнул ему.
°°°
Пол Маршалл во всём признался. Его сестру, сбежавшую чуть ранее, так и не нашли, да это было и необязательно: одного Маршалла и так было достаточно. Кейт был государственным обвинителем и просил от присяжных для обвиняемого пятнадцать лет тюрьмы без права апелляции. Прошение суд удовлетворил.
После этого всё вроде бы вошло в свою привычную колею: Кейт вернулся к размеренной работе коррумпированного окружного прокурора, Кепвеллы всё так же раздражали его своим неумеренным количеством денег, Джина то выводила его из себя суматошным характером, то вызывала к себе жалость и даже даже некое подобие нежных чувств. Она как будто смирилась с тем, что больше не видит Брендона, хотя и старалась не подавать виду. Ему было ужасно жаль её как мать, которую разлучили с ребёнком, но здесь его возможности заканчивались: оспорить ранее вынесенное решение он не мог, а подойти к решению проблемы с другого конца она не захотела сама.
Он бесцельно разбирал свои бумаги, когда в его офисе раздался звонок. Какой-то требовательный и слишком уж громкий.
- Окружной прокурор слушает.
- Мистер Тиммонс собственной персоной, - произнёс кто-то с насмешкой на другом конце.
- Кто это? – спросил Кейт, оторвавшись от бумаг.
- Это неважно. Важно то, что я сейчас скажу.
Наступила пауза, и Кейт невольно напрягся, одновременно перебирая в голове всех знакомых, которые могли звонить ему.
- Некоторое время назад вы выступали обвинением по делу Пола Маршалла, после чего ему вынесли обвинительный приговор.
Кейт чуть расслабился и откинулся в кресле, положив ногу на ногу. Неужели ему звонят несостоявшиеся родители младенцев, с которыми Маршалл заключил договор?
- Преступники должны сидеть в тюрьме, - небрежным тоном произнёс он и повторил: - А с кем я говорю?
- Я уже сказал, что вас это не должно волновать. Не будем тратить время и перейдём к делу.
Не отвечая, Кейт ждал, что будет дальше, думая о том, насколько удобна его должность, так как потенциально заинтересованные в его содействии лица – прямо как этот звонящий – могут, без всякого риска для него самого, просто отыскав его имя в справочнике, обратиться к нему за решением своей проблемы, после чего он, выслушав просителя, может решить, интересно ему дело или лучше корректно напомнить ему, что он является добропорядочным окружным прокурором, и что незаконное вмешательство в чьи-либо дела может стоить ему должности и даже свободы.
- Я вас слушаю, - с предвкушением ответил он, покачивая ногой.
- Слушайте внимательно: за мной стоят серьёзные люди, так что вам действительно стоит прислушаться ко мне, - ещё более насмешливо произнёс мужской голос на другом конце. – В общем так, Тиммонс, - при этих словах Кейт почувствовал металлические нотки в голосе, а интонация его собеседника стала неожиданно фамильярной. – Нам необходимо, чтобы ты освободил Пола Маршалла в течение следующих двух недель. Любым способом. Неважно, как ты это сделаешь – тебе виднее, - в голосе его собеседника снова послышалась ирония. - Всё, что нам нужно – чтобы с него сняли все обвинения и освободили.
Кейт настолько не ожидал такого поворота разговора, что некоторое время молчал, пытаясь прийти в себя после услышанного.
- С чего я… Вы в своём уме? Вообще – кто это «вы»? – засыпал он вопросами невидимого собеседника.
- Тиммонс, твоё дело – освободить Маршалла, а не задавать вопросы, - с тем же металлом в голосе повторил кто-то.
- А не пошли бы вы к чёрту? – вдруг чётко сказал окружной прокурор, которому надоела эта игра со множеством неизвестных. Он почти отнял трубку от уха, собираясь её положить, как неизвестный, словно зная о его намерении, произнёс:
- Не советую класть трубку.
- Слушайте, не знаю, кто вы такой, но мне осточертела эта неудачная шутка.
- Это не шутка, Тиммонс. Просто знай, что, если ты не выполнишь озвученные условия, ты об этом пожалеешь.
- Я уже жалею, что потратил столько времени на этот идиотский разговор, - парировал Кейт с сарказмом.
- Я тебя предупредил.
Без дальнейших слов кто-то положил трубку, а Кейт с досадой вернулся к своим документам. Уже через минуту он откинулся в кресле и задумался. Кто мог ему звонить? Мелкие подельники Маршалла, которых лишили сладкого пирога? А может, его просто прослушивают сверху, чтобы выяснить, насколько чисты его собственные руки? Он прокрутил в голове весь разговор и с удовлетворением отметил, что его слова не позволяют заподозрить его в нечистоплотности или натолкнуть на мысль о преследовании корыстных интересов.
Он хотел было со спокойной душой вернуться к работе, но снова откинулся на спинку кресла и, взяв в руки ручку, начал вертеть её между пальцами. Минуту он сидел в раздумьях и в конце концов снял трубку и набрал номер её квартиры. Может, это и бред, но он решил удостовериться. У него не было друзей, а из близких – после того, как умерла его бабушка, – только она. Поэтому в случае реальной опасности исходящая от неизвестных угроза могла быть направлена только против неё.
- Да? – ответил знакомый голос.
- Привет, это я. С тобой всё в порядке?
- Да, - привычно прощебетала она. – А что со мной может случиться? В лотерею не выиграла, с миллионером не познакомилась.
- На твоём месте я бы и не надеялся, - язвительно отозвался Кейт. – Ладно, скажи мне, в последнее время ничего странного не замечала?
- То есть?
- Ну там… - Ему совсем не хотелось объяснять ей, в чём дело, и он не мог подобрать слова, чтобы получить нужный ответ. – Может, тебе на глаза попадаются одни и те же люди. Я почему спрашиваю, - быстро начал он объяснять, - Си Си может приставить своих людей, чтобы проследить, что ты выполняешь судебное предписание и не приближаешься к Брендону ближе, чем то предписано судом.
Кейт поднял глаза кверху, понимая, что объяснение прозвучало глупо и неправдоподобно.
- Ты ещё худший юрист, чем я ожидала, - насмешливо ответила она. – Зачем ему это делать, если Брендон всегда находится либо в доме, либо в сопровождении одного из Кепвеллов? Нет, конечно.
- Да я на всякий случай спросил. Ты, в общем, не нарушай предписание, ладно? – неловко скомкал он разговор.
Не ответив, она фыркнула в трубку, и он услышал короткие гудки. «Ну и хорошо», подумал он про себя и наконец вернулся к своим бумагам.
°°°
«Ориент-Экспресс» никогда не страдал отсутствием желающих изысканно и дорого поесть, вот и сейчас он был полон более, чем наполовину, и официанты то и дело сновали между столиками, стараясь обслужить всех вовремя и с качеством, подобающим ресторану подобного уровня.
Кейт лениво жевал свой антрекот, пока она отошла под предлогом позвонить Хейли или кому-то ещё. «Надеюсь, не Николасу», иронически подумал он. Вряд ли, тут же ответил он сам себе: Николас не только бросил её без всяких объяснений, но и забрал все подарки и драгоценности, которые она когда-либо от него получала. При этих мыслях он мстительно хихикнул: она так мечтала стать женой доктора, а Николас сам оказался хитрее её и решил вернуть себе всё, что в неё «вложил». Он принялся скучающе оглядывать столики и натолкнулся глазами на Элеонор и Круза, которые тихо что-то обсуждали. «Уж не похищение ли Уоллеса-младшего?», невольно подумал Кейт и начал немного нервничать, снова вспомнив о Поле Маршалле и Марше Коннорс. Он отложил вилку с ножом в сторону.
Элеонор появилась в их городе сравнительно недавно, почти сразу после того, как в газетах написали о гибели Иден в горах. Каким-то образом ей удалось завоевать доверие Круза или сблизиться с ним, так что он взял её в детективное агентство в качестве частного детектива, которое он открыл для проведения собственных расследований в обход департамента Кейта. И теперь эти двое совали свои носы во всё, куда Кастильо влекло его вечное чувство справедливости и неминуемого возмездия.
Она вернулась к столику и уселась на своё место, взяв двумя руками кофе и отхлебнув уже остывшего напитка. Проследив за Кейтом глазами, она повернула голову в сторону двух новоявленных детективов и спросила:
- В чём дело? Почему ты на них смотришь?
- Тебе не кажется, что между этими двоими что-то есть? – не отрывая взгляд от пары, вопросом ответил Кейт и хихикнул: - Свято место пусто не бывает.
- О чём это ты? – непонимающе спросила она.
- О том, что даже идеальный во всех отношениях Кастильо недолго горевал о погибшей любимой. Вечная любовь умерла слишком быстро.
Кейт ехидно ухмыльнулся.
- Да что тебе за дело до этих двоих? – глянула она на него исподлобья.
Он снова задумчиво взглянул на Элеонор и сказал словно бы про себя:
- Опасная она, эта мисс Норрис…
- Что? – не поняла она.
- Да так… - протянул он, не желая пускаться в объяснения. Он вспомнил свою встречу с Элеонор в «Ориент-Экспресс», во время которой она сделала ему предупреждение о том, чтобы Кейт не вздумал стоять у неё на пути, что было прямой и явной угрозой, которую, впрочем, он не воспринял всерьёз и ответил привычным едким словцом. Однако он совершенно чётко почувствовал в этой женщине такую решимость, которую увидишь не в каждом мужчине, и которую, если понадобится, она направит на достижение любой необходимой ей цели, и при этом не остановится ни перед чем, чтобы её достичь. – Мысли вслух, - отговорился он.
- Меня больше интересует, когда я смогу снова увидеть своего сына, - отставив чашку с кофе, с отчаянием в голосе призналась она. – Надо было обратиться к Мейсону за помощью. Уж я смогла бы его уговорить помочь мне.
Она с упрёком взглянула на Кейта, который при упоминании старшего сына Кепвеллов тут же насупился и сумрачно посмотрел на неё.
- Я ничего не хочу слышать от тебя о Мейсоне.
- К тому же у него вечная вражда с Си Си, - не слушая Кейта, продолжала она. – У него точно бы получилось обеспечить мне опекунство над Брендоном…
- Знаешь, что!.. - Он не придумал, что сказать, и с досады резко ткнул пальцем в сторону чашки с холодным кофе. – Допивай свой кофе и пойдём… У тебя прямо свет сошёлся клином на Мейсоне и Брендоне! Больше никого вокруг себя не видишь.
Она вдруг вскинула на него глаза и сказала с издёвкой:
- Был бы кто достойный, я бы сразу заметила.
- Ну да, под стать тебе, - хихикнул Кейт и откинулся спиной на стул. – Нет, дорогая, лучше меня тебе никого не найти. – Он широко улыбнулся.
Она с пренебрежением окинула его взглядом с головы до ног и вынесла свой приговор:
- Миссис Тиммонс? Жена проходимца? Никогда!
°°°
Они расслабленно откинулись на спинку кровати, обессилев после продолжительной близости. Она устроилась у Кейта на плече и блаженно улыбалась, думая о чём-то своём.
- Слушай, - вдруг нарушил тишину Кейт, - а почему бы мне не переехать к тебе? Насовсем?
Она открыла глаза и подняла голову, недоумённо уставившись на любовника.
- Кейт, тебя же и так отсюда не выгонишь – разве что только вещи свои не перевёз.
- Это другое дело, - возразил он. – К тому же, у тебя живёт Хейли. А я тебе предлагаю жить вместе.
- Чем тебе так плохо? Мы – и в одной квартире? Вечно переругиваться?
Она снова положила голову ему на плечо и мечтательно начала разглядывать потолок.
- Нет, моя мечта – жить в большом доме. И чтобы Брендон, Хейли и Лили жили со мной вместе.
Он с тоской скосил на неё глаза и театрально всхлипнул.
- А как же я?
- А что ты… - вдруг очнулась она. – Ты… будешь приходить к нам.
Кейт фыркнул.
- Ну и на том спасибо.
Он повернулся к ней и начал её целовать.
- Давай ещё раз.
- Тиммонс, отстань, я устала. Сколько можно…
Вдруг снизу раздался звонок в дверь, и оба от неожиданности вздрогнули и встретились глазами.
- Кто это ещё так поздно? – спросил Кейт, отняв от неё руки и вставая.
Он накинул на себя лёгкое одеяло, обнажив её обольстительное тело, и босиком прошлёпал к двери спальни.
- Надеюсь, это не доктор Ники прискакал за своей бритвой или твоими драгоценностями, которые он по забывчивости не захватил в прошлый раз? – Он с укоризной посмотрел на неё. – А то придётся вышвыривать вас обоих.
- Кейт, ты же знаешь, что между нами всё давно кончено…
- Ладно, сиди тут.
Он спустился вниз и, недолго повозившись с замком, открыл дверь. За ней никого не оказалось. Он выглянул и вытянул шею, пытаясь уловить тень за углом у лифта или хоть какие-то признаки присутствия постороннего. Простояв так минуты две, он захлопнул дверь и запер её на все замки, будто опасаясь, что кто-то неизвестный вернётся и станет ломиться в дверь.
Когда он поднялся в спальню, она сидела на кровати, обхватив руками колени.
- Кто там? – спросила она с тревогой.
- Кому-то вздумалось пошутить, - чуть поколебавшись, ответил Кейт и лёг в кровать, накрыв её и себя. – Давай спать.
Она с удивлением взглянула на него.
- Спать? А как же рекорд?
- Спать, - категорично сказал он и выключил ночник.
°
- Что будешь делать сегодня? - спрашивал он её, завязывая галстук перед зеркалом на следующее утро.
- Ещё не знаю. От каждого дня я жду чего-нибудь необыкновенного, - она сделала неопределённый жест руками, который, по-видимому, должен был дать намёк на нечто грандиозное в её представлении.
Кейт оторвался от зеркала и следил за ней со скептическим выражением лица.
- Только не нарушай при этом закон, дорогая, - посоветовал он и поцеловал её в губы. – Второй раз ты общественными работами на кухне для бездомных не отделаешься.
Он вышел за дверь и, едва сделав шаг, почувствовал, словно пнул что-то, и посмотрел себе под ноги. Тряпичная кукла. Он нагнулся и поднял её, чтобы рассмотреть поближе. Обычная детская кукла с двумя плетёными косичками пшеничного цвета, одетая в самое обычное платье, которыми играют все девчонки на свете. Он повертел её в руках. Видимо, какая-то девчонка шла по коридору, тащила её за руку, а потом на что-то отвлеклась и не заметила, как выронила игрушку. Оглядевшись, он поискал глазами что-нибудь, куда он мог бы её усадить, чтобы хозяйка снова её увидела. Не обнаружив ничего подходящего, он небрежно прислонил куклу к стене и пошёл к лифту, насвистывая что-то себе под нос.
 

#2
Иден Кастилио
Иден Кастилио
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Сен 2010, 19:52
  • Сообщений: 7423
  • Откуда: г. Ставрополь
  • Пол:
Интригующее начало. Этот фанфик мне нравится больше, чем ваш предыдущий, здесь более сериальная атмосфера, и герои больше похожи на себя сериальных.
Но у меня возник вопрос по хронологии событий. Сначала в фанфике говорится о похищении Чипа на празднике.
А потом:

Просмотр сообщения Цитата

- Тебе не кажется, что между этими двоими что-то есть? – не отрывая взгляд от пары, вопросом ответил Кейт и хихикнул: - Свято место пусто не бывает.
- О чём это ты? – непонимающе спросила она.

- О том, что даже идеальный во всех отношениях Кастильо недолго горевал о погибшей любимой. Вечная любовь умерла слишком быстро.
Но, насколько я помню, когда похитили Чипа, уже было известно, что Иден жива, я помню, что Круз погнался за похитителем, тот ударил его по голове, и потом Круза нашла Иден в инвалидной коляске. Круз тогда чуть не задохнулся из-за утечки газа, Иден его вытащила, и после этого решила вернуться к Крузу. Уже не может быть речи о том, что что-то может быть между Крузом и Эленор, и Иден не погибшая, уже известно, что она жива.
Или я о чем-то забыла, и Чипа похищали несколько раз? Но по-моему его как раз тогда на празднике похитили, похоже на описанную в фанфике сцену, но Иден тогда уже вернулась в Санта-Барбару.
 

#3
carmencastillio
carmencastillio
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 21 Авг 2014, 17:19
  • Сообщений: 389
  • Откуда: Крым
  • Пол:
Чипа похищали дважды, но,когда это случилось второй раз Иден и Круз были уже женаты. Скорее всего тут проблема не в хронологии событий, а в том,что автор слишком "любит" Круза.
 

#4
Иден Кастилио
Иден Кастилио
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Сен 2010, 19:52
  • Сообщений: 7423
  • Откуда: г. Ставрополь
  • Пол:
Автор в фанфике ведет повествование от имени Кейта, описывает события как бы его глазами, а всем известно отношение Кейта к Крузу, поэтому у Кейта такие мысли.
Похищение Чипа в период брака Иден и Круза - это уже совсем другая история, и там не Кейт и Джина помогли его найти.

Я помню, что по сериалу Кейт и Джина помогли найти похищенных Чипа и Саманту, в благодарность за это Джулия и Виктория пригласили их на ужин (я больше сам ужин помню, чем процесс спасения детей). Но вроде же Иден тогда уже вернулась в Санта-Барбару, и всем было известно, что она жива? Я помню, как она Круза спасла.
 

#5
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 34
  • Откуда: Ankara
  • Пол:

Просмотр сообщенияИден Кастилио (Воскресенье, 07 мая 2017, 02:10:25) писал:

Интригующее начало. Этот фанфик мне нравится больше, чем ваш предыдущий, здесь более сериальная атмосфера, и герои больше похожи на себя сериальных.
Но у меня возник вопрос по хронологии событий...
Спасибо.
Иден Кастильо, я вижу, вы верны себе )) (в хорошем смысле). Вы уже ответили за меня carmencastillo. Нет у меня намерений развивать воображаемый роман между Элеонор и Крузом. Всё это были мысли Кейта, которые послужили только фоном к событиям, не более.
 

#6
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 34
  • Откуда: Ankara
  • Пол:

Просмотр сообщенияcarmencastillio (Среда, 10 мая 2017, 13:54:01) писал:

Чипа похищали дважды, но,когда это случилось второй раз Иден и Круз были уже женаты. Скорее всего тут проблема не в хронологии событий, а в том,что автор слишком "любит" Круза.
carmencastillo, я действительно не в восторге от Круза, но не стану подгонять желаемые события в угоду своей нелюбви )).

Сообщение отредактировал mrs. him: Среда, 17 мая 2017, 23:05:23

 

#7
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 34
  • Откуда: Ankara
  • Пол:
°°°

Придя в офис, он обнаружил прямо на середине своего стола папку с документами по незнакомому ему делу, которую, видимо, оставил его помощник Рик Сандерс. Он ещё даже не успел как следует устроиться в кресле, чтобы в тишине и покое выпить кофе прежде, чем начать работу, как в его офис зашла Джулия со своим непроницаемым лицом, которое, по убеждению Кейта, не выражало никаких эмоций, кроме решительного отстаивания каких-то ей одной известных ценностей.

- Доброе утро, тебе уже сообщили, что я буду защищать Дэнни Уокера?

- Ну и защищай себе, - равнодушно отозвался Кейт и вдруг улыбнулся: - Или ты ждёшь моего одобрения? Может, юридического совета?

Джулия закатила глаза.

- Ты просто в очередной раз доказываешь, что прокурор из тебя никакой. Ты представляешь обвинение в этом деле.

- В самом деле? – равнодушно спросил он и принялся разглядывать Джулию. – Слушай, я тут прочёл, что женщинам с таким серьёзным выражением лица не везёт в личной жизни, - хихикнул он. – Хоть бы улыбнулась мне, что ли…

Джулия изобразила деланную улыбку.

- Тебе? Улыбнусь, когда тебя выпроводят из прокуратуры за несоответствие занимаемой должности.

- Выпроводят? Не думаю, - с широкой улыбкой возразил окружной прокурор, склонив голову набок. – А не твой ли это приятель, которого мне пришлось заменить на посту окружного прокурора, оказался замешан в деле об укрывательстве потенциальной преступницы? - сказал он, намекая на Мейсона и на обвинение Келли в убийстве Марка Маккормика. – Я спас его репутацию.

Он наблюдал за реакцией Джулии, на лице которой не отразилось ни единой эмоции.

- Я ещё не ознакомился с делом, - сказал он наконец. - Документы увидел только сегодня утром.

- Ну так ознакомься с делом, - передразнила его Джулия. – Убийство по неосторожности. Предварительное слушание назначено… в общем, уже скоро, - и она лукаво улыбнулась.

Кейт переменил позу в кресле и поинтересовался со смешком:

- Ты стала отстаивать права преступников? Что – невиновные уже не доверяют тебе свою защиту?

Он рассмеялся, а Джулия закатила глаза.

- Ладно, - сказала она, поворачиваясь к двери. – Вижу, что с таким обвинением выиграть дело мне не составит труда.

Не говоря больше ни слова, и всё с тем же непроницаемым выражением лица Джулия вышла. В дверях она столкнулась c Джиной. Обе, коротко смерив друг друга взглядом, разошлись, не обменявшись даже приветствием.

- Что это у неё с лицом? – спросила Джина, указывая рукой, в которая она держала сумочку, куда-то за спину. – Опять наговорил ей гадостей?

- Да она просто не перенесла моего отказа, - с улыбкой ответил на её вопрос Кейт и спросил в свою очередь: - Ты пришла с чем-то конкретным или…

- Да просто зашла. Не хотела быть дома весь день одна. Хейли всё своё время проводит с Джейком. А Брендона я и так не вижу… - Она отвернулась, не желая показывать ему наворачивающиеся слёзы.

Он встал из-за стола, подошёл к ней и взял её лицо в свои руки.

- Послушай… не терзай себя, - принялся утешать её он, подбирая слова. – Си Си не отдаст его.

- Вот спасибо, - жёстко ответила она. – Ты умеешь утешить.

- Да я… я только хотел сказать, что он вряд ли поменяет своё решение… - Он смотрел на неё с искренней жалостью. – Послушай…

Он замялся, не зная, как ей высказать то, что было у него на уме.

- А что, если нам…

Тут в его дверь постучали, и через секунду в двери показался Рик Сандерс.

- Шеф, вы прочли документы? Э-м-м… - он сконфуженно опустил голову, когда понял, что прервал их разговор.

- В чём дело? – спросил Кейт, отступая от неё и вопросительно глядя на своего помощника.

- Да тут… В общем, у вас назначено предварительное слушание по делу Уокера. Завтра, - уточнил Сандерс, войдя в офис. – Так что…

- Я понял, - сказал он, бросая взгляды на Джину, присевшую на дальний стул у стены, и вдруг встрепенулся. – Завтра?! А почему я узнаю об этом только сейчас? Когда я, по-твоему, успею изучить материалы?!

- Ну так… Они уже неделю как лежат на вашем столе…А сегодня я переложил их…

- Неделю?! А не твоя ли это обязанность сообщать мне о поступлении новых документов?

Рик ещё больше сконфузился и смотрел на него почти испуганно.

- Я сообщал… Сразу, как только их передали из следственного отдела.

Кейт поморщился.

- Надо было ещё раз напомнить. А потом ещё раз, - добавил он и с досадой махнул на него рукой. – Убирайся.

Кейт кивнул головой по направлению к двери, давая понять, что Рику необходимо исчезнуть. Тот тут же скрылся. Он не успел повернуть к ней голову, как она встала.

- Пойду домой. Может, Хейли зайдёт на минутку. – Она направилась к двери.

Он молча пропустил её, понимая, что момент испорчен.

- Будь дома, когда я вернусь, ладно? – он не нашёл ничего более лучшего и осторожно закрыл дверь, когда она ушла.

Вернувшись к столу, он задумчиво посмотрел на дверь, за которой она скрылась, и раскрыл папку с документами. Обвиняемый – Дэнни Уокер. По неосторожности выстрелил из пистолета Wilson, предназначенного для самообороны, и рикошетом пуля попала в его собственную сестру. От выстрела в район шеи та скончалась. На момент несчастного случая находился вместе с сестрой по имени Энн Коул и её мужем Мэттом Коулом на заднем дворе их дома. Заведомо проигрышное для него дело. Он посмотрел на часы и вздохнул. Чуть менее одиннадцати утра. Преодолевая самого себя, он принялся за чтение материалов дела.

°

В этот день у него было всего одно короткое слушание, однако к вечеру он устал так, будто весь день провёл в зале суда, выступая обвинением по сложному делу.

Он с трудом плёлся по коридору в сторону её квартиры, когда его взгляд упал на тряпичную куклу, которую он оставил утром прислонённой к стене. Он остановился возле неё и некоторое время тупо смотрел на игрушку. Подняв её, он снова рассмотрел куклу со всех сторон, будто увидел её впервые. Она выглядела совершенно так же, когда он обнаружил её утром. Видимо, её хозяйка так и не нашлась. Он постоял немного, не зная, что ему делать с этой девчоночьей игрушкой. В конце концов, он вернулся к лифту и, открыв дверь на пожарную лестницу, выбросил её в мусорный контейнер.

Снова пройдя тот же путь к её квартире, он открыл дверь своим ключом и зашёл в тёмную гостиную.

- Цветочек мой, – жеманно позвал он её, положив ключи в карман и прислушиваясь к звукам внутри квартиры. – А почему ты не встречаешь смертельно уставшего окружного прокурора? Желательно обнажённая, - добавил он.

Он замолк, ожидая ответа, но ему никто не ответил. В недоумении он поднялся в спальню, но никого там не обнаружил. Он обошёл весь дом, комнату за комнатой, однако в доме, похоже, не было ни единой души. Стоя посреди гостиной в нерешительности, он раздумывал, что ему дальше делать. Хейли, похоже, утонула в своей страсти к этой горе мышц – Джейку – и вряд ли придёт сегодня ночью. Он сел на диван и облокотился о спинку, размышляя, где бы она могла быть.

Может, ей снова позвонил доктор Николас? Нет, чувство собственного достоинства не позволило бы ей вернуться к мужчине, который цинично забрал себе все подарки, которые он же ей и дарил. Хотя… Если бы он выдумал достойный предлог, то она бы… Да нет, всё-таки вряд ли. Си Си сжалился и позволил ей провести некоторое время с сыном? Не настолько поздно. Мальчугану давно пора быть в постели. Тоже сомнительно…

За этими мыслями он не заметил, как заснул.

In there (внутри)


Он открыл глаза и огляделся, не понимая, где находится. На диване в её квартире, куда уже начал проникать через окно слабый свет сентябрьского утра. Сверившись с часами на своей руке, которые показывали около восьми часов утра, он резко сел и огляделся. Он сразу понял, что находится в доме один, однако на всякий случай снова прошёлся по всем комнатам, чтобы удостовериться, что за это время никто в дом не заходил.

Что происходит? Он не на шутку занервничал. Неужто она уехала куда-то, даже не сообщив ему? Невозможно. Не забрав с собой Брендона, она этого не сделает. Он машинально поднялся по лестнице на второй этаж и прошёл в ванную комнату. Он огляделся. На маленьком столике напротив раковины стоял то ли пузырёк, то ли флакон, то ли ампула с какой-то синей жидкостью и раскрытая упаковка с чем-то внутри – видимо, какие-то витамины или таблетки, которые она принимала. Подойдя к умывальнику, он открыл кран и плеснул себе в лицо водой, чтобы освежиться. Пару минут он неосознанно смотрел на себя в зеркало, раздумывая, съездить ли домой, чтобы сменить костюм на свежий, или поехать в офис в чём есть. Вдруг он замер, раздумывая над чем-то. Он торопливо прошёл в спальню, подошёл к её гардеробу и порывистым движением с силой распахнул дверцы. Все её платья, обувь и всё остальное было на месте. Стоя перед шкафом, он сконфуженно разглядывал её одежду.

В этот момент внизу начал трезвонить телефон. Уже несколько облегчённо он спустился вниз и снял трубку с рычагов.

- Джина? Ну и где тебя носит?

- Доброе утро, Тиммонс, - насмешливо произнёс кто-то на другом конце и тут же поправился: - Мистер Тиммонс.

Голос показался ему знакомым, причём слышал он его совсем недавно, и он стал лихорадочно припоминать, когда и где он разговаривал с человеком, которому этот голос принадлежал.

- Вы помните наш разговор две недели назад?

- Какой ещё разговор? – нетерпеливо отозвался Кейт. – Кто это?

- Мы звонили вам две недели назад. Принимая во внимание ваши полномочия, - так же насмешливо продолжал кто-то неизвестный, - мы предложили вам любым известным вам способом освободить известное вам лицо, и дали вам для этого ровно две недели. Что вы сделали за это время?

Кейт дёрнулся всем телом, и присел на стул рядом с телефоном.

- Откуда у вас этот номер телефона? – холодно спросил он.

- Ты что, думаешь, нам неизвестны твои связи? Что мы не знаем, с кем ты спишь? – его собеседник вдруг перешёл на фамильярный тон.

Кейт не ответил – только крепче сжал трубку в руках.

- Я уже говорил, Тиммонс, что за мной стоят влиятельные люди, которые не понимают шуток. Для которых слова – не пустой звук. В течение двух недель ты должен был вытащить из камеры Маршалла. Я тебя предупреждал, что в противном случае ты пожалеешь о том, что не воспринял мои слова всерьёз. Две недели истекли.

Кейт тут же уловил угрозу в голосе неизвестного, и в его интонации послышались нервные нотки.

- Прямо сейчас наш разговор записывается, - попробовал солгать Кейт. – Не знаю, кто ты, но если не прекратишь свои угрозы в адрес официального лица, то я позабочусь о том, чтобы ты надолго сел за решётку.

Неизвестный от всей души рассмеялся.

- Тиммонс, не будь дураком. Мои люди бывали в квартире Джины Кепвелл. Никаких жучков или другой прослушивающей или записывающей аппаратуры там нет.

Что-то оборвалось у него внутри.

- Где Джина? – еле слышно спросил он.

- С ней всё в порядке, - бодро отозвался голос. – Не волнуйся, Тиммонс, - поспешно добавил неизвестный. – С ней действительно всё хорошо. Её не истязают, не пытают, она лишь побудет с нами до тех пор, пока ты не решишь наш вопрос. Кстати, как тебе понравилась кукла? В виде исключения, которых мы обычно не делаем, мы попытались напомнить тебе о том, что твоё бездействие приведёт к тому, что твоей подружке придётся ответить за тебя.

На другом конце кто-то замолк.

Лицо Кейта покрылось крупными каплями пота, которые начали стекать по его вискам и вниз по шее за ворот рубашки. Он этого не замечал.

- Чтобы предупредить какие-либо возражения или какие-то твои действия, - нарочито добродушно продолжал неизвестный, - замечу, что нам известно о некоторых твоих делах, которые ты проворачиваешь в прокуратуре. Если ты вдруг решишь бросить свою подружку – хотя я в этом сомневаюсь – чтобы не выполнять наши условия, в генеральную прокуратуру будет отправлен конверт с доказательствами твоего соучастия в деле Маршалла и сговора с ним и его сестрой.

Кейт сделал ещё одну попытку что-то сделать и сдавленно произнёс:

- Ты блефуешь…

- Где именно? – насмешливо сказал неизвестный. – В том, что у нас находится Джина Кепвелл или что мы располагаем доказательствами твоих махинаций?

Закрыв глаза, он напряжённо молчал.

- Ну что ж… - благодушно продолжал шантажист. – Вот тебе запись твоего разговора с Маршей Коннорс, где ты договаривался с ней о твоём молчании за право свободно работать ей с Полом в вашем городе в обмен на круглую сумму наличных.

После этих слов Кейт услышал запись его разговора с Маршей, который состоялся в тот день, когда она впервые переступила порог его офиса. От начала до конца.

- У нас есть кое-что ещё, - предупредил его неизвестный. – Ну это чтобы ты не думал, что эта плёнка – единственное доказательство, которым мы располагаем. Есть ещё другие записи. Даже документы…

Спотыкаясь на каждом слове от охватившего его страха, он наконец произнёс:

- Маршалл… Он… Он уже осуждён… Подписал признание… и сидит в камере. Как… как вы себе это представляете?

- А вот это уже твоя проблема. Как ты это сделаешь – один или подкупишь кого-то – совершенно неважно. Маршалл должен быть на свободе. Да, вот ещё: тянуть не советую, так как конверт уже готов и ждёт-не дождётся, когда его отправят.

- Я хочу услышать Джину, - вдруг резко потребовал Кейт.

- Не в этот раз, Тиммонс. – Кейт буквально почувствовал, как шантажист широко улыбнулся при этих словах. – Мы ещё с тобой свяжемся.

Он услышал короткие гудки и опустил трубку, которую он держал в уже успевшей затечь руке. Он прикрыл одной ладонью лоб и наконец вытер всё ещё стекавшие вниз по лицу капли пота. Не в силах осознать произошедшее, он медленно поднялся со стула и принялся бесцельно ходить по гостиной. Подойдя к столу, он остановился, опираясь кистями рук в бока. Несколько секунд он стоял без движения, и вдруг начал сбрасывать на пол всё, что было на столе - настольную лампу, книги, какие-то бумаги, оставленную кем-то чашку с кофе, какие-то журналы и что-то ещё.

- Чёрт! Чёрт!

Тяжело дыша, он облокотился обеими руками о стол и хмуро глядел перед собой, словно что-то обдумывая. Видимо, не придя ни к чему определённому, он резко развернулся и вышел, оглушительно захлопнув за собой дверь.

°

В прокуратуре, когда он шёл по коридору в направлении своего офиса, его окликнула Джулия.

- Кейт, привет. Ты помнишь, что сегодня предварительное слушание по делу Дэнни Уокера?

Он обернулся, и на Джулию глянул взлохмаченный окружной прокурор с небритым лицом и пугающим выражением пустых глаз. Она немного отшатнулась от него.

- Что это с тобой? – вырвалось у неё.

Джулия терпеть не могла Кейта Тиммонса, который здорово отравлял ей работу и жизнь в целом, но сегодняшний внешний вид его так её удивил, что вопрос напросился сам собой.

Несколько секунд он смотрел на неё и, оставив её вопрос без ответа, продолжил путь в свой офис. Спохватившись, Джулия бросила ему вслед:

- Слушание ровно в двенадцать, - и с недоумённым выражением на лице вернулась к себе.

Зайдя к себе, он плюхнулся в кресло и ослабил галстук. Откинув голову на подголовник, он закрыл глаза и погрузился в раздумья.

Какие у него варианты? Как могут развиться события при его действии или бездействии? Можно ли верить словам этого ублюдка или это просто пустые угрозы и попытка сыграть на его страхе того, что в генеральной прокуратуре могут узнать о его авантюрах? А как же она?..

Он задержался на этой мысли.

Никакой страх потерять работу не стоит её страданий или тем более жизни. Боже, какое же это противное чувство – когда не можешь контролировать события или управлять ими. Когда просто вынужден подчиниться их ходу…

В дверь постучали, отчего он был вынужден прервать свои размышления. В дверь протиснулся Рик. Кейт выжидающе смотрел на него, не говоря ни слова. Увидев взъерошенного шефа, сидящего за столом с озабоченным видом, Рик смутился.

- С вами всё в порядке?

Кейт кивнул, и тот, удовлетворившись ответом, продолжил:

- Я только хотел напомнить, что скоро предварительное слушание по делу, о котором я вчера напоминал.

- Понял. Иди.

Тот послушно скрылся.

Нехотя Кейт пододвинул к себе папку с материалами дела и без всякого интереса принялся перелистывать собранную в листы информацию. Чувствуя, что сейчас он не в состоянии вникать в суть документов, он захлопнул папку и снова откинулся в кресле, уставившись перед собой.

°

В двенадцать его помощник вновь вынужден был заглянуть к нему с напоминанием о необходимости встречи в кабинете судьи.

Там его уже ждали судья Дженкинс и Джулия.

- Опаздываете, мистер Тиммонс, - сурово поставил ему на вид судья.

- Да, ваша честь, - рассеянно отозвался Кейт. – Извините.

Он уселся в кресло и привычным движением положил ногу на ногу, не глядя ни на Джулию, ни на Дженкинса.

- Начнём, - начал судья. – Сначала вы, мисс Уэйнрайт?

Джулия встала.

- Ваша честь, защита, в силу бездействия прокуратуры, которая по окончании сбора всех материалов по делу – конечно, при отсутствии новых данных или улик – должна ходатайствовать о назначении слушания, но до сих пор этого не сделала, считает целесообразным ходатайствовать о назначении даты разбирательства указанного дела, поскольку полагает достаточными все собранные улики и доказательства. А потому просит назначить дату судебного заседания для рассмотрения дела обвиняемого в непредумышленном убийстве Дэнни Уокера.

Она закончила и начала попеременно смотреть то на судью, то на окружного прокурора. Дженкинс кивком головы позволил Джулии сесть и повернул её в сторону Кейта:

- Мистер Тиммонс, ваша очередь.

Тот, пропустив слова судьи мимо ушей, сосредоточенно смотрел в окно.

- Мистер Тиммонс, - уже громче сказал судья, отчего Кейт очнулся и посмотрел на Дженкинса. – Прошу вас. Ваши соображения в ответ на предложение защиты.

Кейт, не утруждая себя тем, чтобы встать, произнёс:

- Предложение защиты? Надеюсь, не брачное? – неудачно пошутил он.

- Мистер Тиммонс! – судья застучал молотком. – Не забывайтесь! Вы находитесь в зале суда.

- Да, ваша честь… Извините, ваша честь, - он поднял руку с документами и, перелистывая бумаги, сбивчиво начал говорить: - Я… Не согласен с защитой… Считаю, что нужно дать обвинению… ну и защите тоже… больше времени на подготовку к слушанию.

Джулия и судья одновременно посмотрели на окружного прокурора с недоумением на лицах.

- Мистер Тиммонс, следственный отдел передал в прокуратуру все документы, имеющие отношение к этому делу. У вас было достаточно времени, чтобы подготовиться к предварительному слушанию, - сурово сказал Дженкинс. – Мисс Уэйнрайт уже сказала, что считает собранные доказательства по делу достаточными, чтобы назначить дату рассмотрения этого дела. Вы согласны или желаете ходатайствовать об изъятии или добавлении каких-либо улик?

Кейт оторвался от бумаг и посмотрел на него, приоткрыв рот.

- Э-м-м… - протянул он, отводя глаза. – Ну… я… да… согласен.

- С чем? – ещё более грозно спросил Дженкинс.

- С защитой…

Джулия усмехнулась и фыркнула.

- Ваша честь, - опуская глаза и потирая ладонью лоб, неловко начал Кейт. – Прошу вас освободить меня от этого дела и передать его прокурору другого округа.

Джулия и Дженкинс снова одновременно вскинули на него удивлённые глаза.

- Освободить? – изумлённо спросил судья. – Основание?

Кейт уныло посмотрел за окно, раздумывая над ответом. Какое объяснение он мог дать? Что его подружку похитили, а его шантажируют, требуя снять обвинения с уже осуждённого Пола Маршалла, и угрожая в случае его несогласия раскрыть подробности его участия в неблаговидных делах на посту окружного прокурора?

Он тяжело вздохнул, снова поднимая руку, чтобы потереть лоб, и не смог ничего придумать.

- Дело в вашей неподготовленности, мистер Тиммонс? – строго заметил судья. – Я вижу лишь это основание. В общем, так, - помолчав, добавил он. – Ходатайство защиты удовлетворяю и назначаю дату слушания дела о непреднамеренном убийстве с обвиняемым Дэнни Уокером через неделю от сегодняшней даты.

Он тяжело опустился на стул и, не выпуская документы из рук, уставился в пол. Ни слова не говоря, Джулия вышла, отправившись по своим делам.

Поднявшийся было Дженкинс снова сел и подозрительно посмотрел на прокурора:

- Мистер Тиммонс, вы плохо себя чувствуете?

Тот поднял голову.

- Я? Не знаю… нет, ваша честь. – Он тоже поднялся и вышел.

°°°

Весь день он не мог сконцентрироваться ни на одном занятии и еле дожил до вечера, чтобы после окончания всех дел отправиться к ней домой. Во-первых, в нём ещё теплилась, пусть даже и слабая, надежда на то, что неизвестный шантажист блефовал, и что она как ни в чём не бывало ждёт его дома. Во-вторых, с ним снова могли связаться именно там, так как похитители небезосновательно могли предположить, что он поставит прослушивающее устройство в свой офис на случай, если они позвонят туда, которое позволит ему определить местонахождение преступников. Поэтому её квартира была единственным местом, куда ему могли позвонить.

Открывая дверь, он сразу увидел внутри свет, и быстро распахнул дверь, почти поверив, что невозможное возможно.

Он увидел Хейли, сидящую на диване, и прислонился к двери.

- О, Кейт, привет. А где Джина? Со вчерашнего дня нигде не могу её найти. Разве она не с тобой?

Он отвёл глаза, боясь, как бы выражение его лица его не выдало.

- Твоя тётя… - начал он, отворачиваясь от неё и закрывая дверь. – Уехала. В Атланту.

- В Атланту? – удивлённо переспросила Хейли. – Что ей там понадобилось? Надолго?

Кейт повернулся к ней, стараясь придать своему лицу непринуждённое выражение.

- Да кого-то там навестить поехала… Но не сказала, на сколько времени поедет… Ещё не решила.

- У неё же там никого не осталось, - удивлённо рассуждала Хейли. – К кому она могла поехать…

- Да я не знаю, Хейли. Мне она сказала, что поехала в Атланту. А расспрашивать я не стал. Ты не волнуйся. Она вернётся.

- Ладно.

Тут она что-то вспомнила, и её хорошенькое лицо озарила лукавая улыбка.

- Кстати, я тут поднималась наверх… - она многозначительно помолчала. – И нашла на столике в ванной пузырёк. Наверно, я могу вас с Джиной поздравить? – Она искренне улыбалась.

Кейт непонимающе смотрел на неё.

- Не понял.

- Как? Она разве тебе не сказала? – Хейли тут же сконфузилась. – Может, тогда лучше подождать, пока она сама сообщит тебе новость?

- Хейли, о чём ты говоришь? Что особенного в этом пузырьке?

- Ну… это тест на беременность. Синяя жидкость означает, что результат положительный.

Его бросило в пот. Ноги отказались его держать, и он буквально рухнул в ближайшее от него кресло.

- Что ты сказала?!

- Что с тобой? – увидев его лицо, спросила Хейли. – Ты… Зря я, наверное, сказала… – Не зная, как продолжить разговор, она замолчала.

- Она не сказала, - не слушая слова Хейли, глухо ответил Кейт и вдруг, подняв на неё лицо, натянуто улыбнулся. – Решила устроить сюрприз.

- Так ты рад? – облегчённо улыбнулась Хейли.

- Ещё как… - с трудом находя слова, отозвался Кейт. – Ты, наверно, зашла на минутку?

Он сознательно своим вопросом хотел натолкнуть её на мысль о том, что пора уходить. Ей нельзя находиться в доме, куда в любой момент могут позвонить неизвестные похитители.

- Я думала дождаться здесь Джину. Но раз она уехала…

- Да… Зачем тебе здесь оставаться, пока её нет, - подсказал Кейт.

- Наверное, ты прав. Я всё равно пока живу у Джейка.

- Вот и хорошо, - сказал Кейт, вставая.

- Ну что ж… Не забудь сказать мне, когда Джина вернётся.

- Обязательно, - заверил её Кейт. – Тебе в первую очередь. – Он стал медленно делать шаги по направлению к двери, подталкивая её к выходу.

- Пока, - она улыбнулась ему на прощание.

- Пока, Хейли. И не переживай.

Она ушла, а Кейт, закрыв за ней дверь, медленно сполз по двери вниз и сел на пол, усилием воли не позволяя себе думать о ситуации, в которую он попал.

°°°

На следующий день он с трудом пытался взять себя в руки, чтобы наконец приступить к подготовке предстоящего ему дела.

Дэнни Уокер, 21 год. Во время визита в дом своей 30-летней сестры Энн Коул взял в руки принадлежащий её мужу, 37-летнему Мэтту Коулу, пистолет Wilson, и, направив дуло на стену, случайно выстрелил, в результате чего отрикошетившая пуля попала в его сестру. Возможно, в процессе игры с оружием случайно снял оружие с предохранителя. Отношения с сестрой были хорошие и ровные. Хотел поступить в полицейскую академию. Возможно, этим объясняется тяга к оружию. Как он сможет выполнить условия её похитителей, оставшись в рамках закона и не поставив под удар свою карьеру? Имеет ли это вообще значение в данных обстоятельствах? Ведь она находится в руках держащих её в плену шантажистов и мучится от того, что не знает, кто эти люди, чего от неё хотят и что её ждёт…

Кейт вздрогнул.

Если этот Уокер держал в руках оружие в присутствии собственной сестры и её мужа, значит, они оба были спокойны за возможные последствия. А это значит, что до того, как он взял пистолет в руки, он был на предохранителе. И получается, что пацан сам одним неловким движением незаметно для себя перевёл оружие в режим готовности и, сам того не зная, выстрелил. А пуля попала в сестру. Теоретически реально ли освободить Маршалла после осуждения? Нет, об этом даже смешно думать. Он не только осуждён по приговору суда, но и собственной рукой подписал признание в том, что похищал детей. Апелляцию в любом случае отклонят, если попробовать этот вариант. К тому же, приговор Маршаллу вынесен без права апелляции. А зачем Уокеру понадобилось целиться в стену и пробовать оружие на выстрел? Пацан не ребёнок и должен соображать, что направлять оружие куда бы то ни было с целью последующего выстрела, пусть даже и на предохранителе, по меньшей мере неразумно. Оружие принадлежит Коулу, значит, тот обязательно должен уметь обращаться с оружием, иначе не выдадут лицензию на его хранение. Возможно, Коул решил поучить брата сестры обращаться с оружием и, зная, что пистолет на предохранителе, показывал ему, как его правильно держать, а Уокер уже как-то сам, случайно или намеренно, снял оружие с предохранителя и выстрелил. Может, стоит за это зацепиться? Сестру он любил. Это следует из показаний его самого и – что гораздо более существенно – её мужа и их двоих детей – девчонки 6 лет и мальчишки 10 лет. Видимо, Джулия права: это дело он с большой вероятностью проиграет. К тому же, она может обратиться за помощью к Мейсону, профессионализм которого восхищал даже Кейта Тиммонса. А у него только Рик, который вроде неглуп, но куда ему до… Может, через какие-то свои связи найти судью, который пересмотрит дело Маршалла и его освобождение станет возможно за недостаточностью доказательств или по причине давления на Маршалла при подписании признания? Нет, получается, что давление оказывал сам Кейт, так как допрос проводил он сам. Достаточность доказательств тоже подтверждал он сам, а потом и суд присяжных. Остаётся организовать побег, с сарказмом думал Кейт, отрываясь от чтения материалов дела.

Он вышел из офиса, подошёл к автомату с кофе и взял себе стаканчик с американо. Возвращаясь к себе, он свернул на полпути и зашёл к своему ассистенту.

- Рик, ты изучил дело? – поинтересовался он.

- Я читал, да, - ответил тот.

- Ну и что скажешь? – невесело спросил Кейт. – Каковы наши шансы?

- Ну… надо подумать… Я бы не стал категорично говорить, что их у нас нет.

- Ясно. Ладно, работай, - оборвал своего дипломатичного помощника Кейт и вернулся к себе.

До слушания осталось меньше недели. Надо бы найти свидетелей, которые могут поставить под сомнение показания Коула, который, конечно же, будет выступать на стороне защиты. Соседи? Возможно. Друзья или подруги Энн, которые могут по каким-то эпизодам посеять сомнение в хорошем отношении Уокера к собственной сестре. Этого будет достаточно, чтобы заронить в присяжных недоверие к отсутствию у Уокера намерений непредумышленного убийства.

Задумавшись, Кейт обжёгся кофе и чертыхнулся. Стаканчик полетел в мусорную корзину. Он запустил руку в волосы и провёл ей от лба к затылку и обратно. Закрыв глаза, он прикрыл их ладонью.

Авантюра с незаконным освобождением Маршалла будет ему стоить карьеры. Может, обратиться к Кастильо за помощью, чтобы он помог её найти? Тогда ему не придётся марать себя ещё больше, чем он уже успел к этому моменту. Всё-таки надо признать, что он хороший полицейский и… и профессионал в своём деле. Но тогда ему придётся рассказать об условиях, поставленных ему шантажистами, а за этим последует неизбежное признание в том, что он был в сговоре с Маршей Коннорс и Полом Маршаллом. Чёрт, где же выход?..

Закрыв папку с документами, он положил её в ящик стола и запер на ключ. Поднявшись, он направился к двери и вдруг остановился на полпути. Они с Джиной часто обедали вместе. А теперь… «Теперь всё изменилось», подумал он и хмуро посмотрел на дверь.

В коридоре он столкнулся со своим помощником, который куда-то направлялся.

- Эй, Сандерс, - позвал его Кейт. – Куда это ты? Пойдём, что ли, пообедаем?

- О-о, - протянул не ожидавший приглашения Рик. – Ладно… Только мне тут уточнить кое-что надо…

- Потом уточнишь.

Сандерс оказался скучнейшей компанией. Мало того, что он был значительно младше Кейта, так с ним ещё и говорить было особенно не о чем. От нечего делать он стал глазеть по сторонам, но и там ничего интересного не было.

- Что думаешь насчёт свидетелей? – спросил Кейт без всякого предисловия.

Рик оторвался от поглощения пищи и растерянно посмотрел на своего шефа.

- Я, собственно, ждал ваших указаний насчёт поиска и опроса свидетелей. Круг моих полномочий не позволяет мне…

- Ты мог бы и проявить инициативу, - оборвал его Кейт. – Ты же читал материалы. Кто может выступить свидетелем? Соседи? Друзья жертвы?

- Я займусь этим, сэр, - Рик вдруг перешёл на официальный тон.

- Займись, - устало подтвердил он. – У меня и без этого есть чем заняться... Имей в виду, что нас интересуют только те, кто может дать показания против обвиняемого. Может, соседи случайно видели или слышали ссору, размолвку и так далее. Подруги убитой тоже могут быть полезны. Мне будут интересны любые подозрения с их стороны или слухи, даже намёк на неидеальные отношения между братом и сестрой. – Он замолк и пробормотал: - А уж там я сумею распорядиться информацией как следует…

Он взглянул на Рика и некоторое время украдкой следил за ним глазами.

- Рик, тебе нравится твоя работа? – начал он издалека. – Нравится тебе работать со мной? – осторожно добавил он.

Тот снова оторвался от своей тарелки.

- Ну… - протянул тот неопределённо. – Работа помощником окружного прокурора позволит мне…

- Я понял, - бесцеремонно оборвал его Кейт. – А какие у тебя отношения с Джулией Уэйнрайт?

- Профессиональные, - без запинки ответил Рик.

Он поморщился, услышав от него правильный ответ, и испытующе взглянул на своего помощника.

– Послушай… Моя должность не позволяет мне заниматься всем одновременно. – Он снова взглянул на Сандерса, пытаясь угадать его реакцию. – Я хочу, чтобы ты выяснил, какую линию защиты выбрала Джулия в этом деле.

Сандерс внимательно смотрел на него.

- Это здорово помогло бы нам выстроить собственное направление обвинения, - поспешно добавил он и снова бросил взгляд на помощника.

- Эм-м-м... А как я смогу это сделать? – нерешительно спросил тот. – Мисс Уэйнрайт… Она умна… А я ваш помощник… Она сразу заподозрит что-то неладное…

- Ладно, забудь, - нетерпеливо перебил его Кейт. – Займись свидетелями.

- Да, понял.

°

В офисе, когда он убивал оставшиеся до вечера послеобеденные часы, ему вдруг пришло в голову, что достаточно лишь установить подслушивающее устройство к нему в офис, если неизвестный позвонит туда, как в первый раз, а ещё к ней в квартиру и на всякий случай к себе. Ведь так он сможет установить местонахождение звонившего, и тогда ему ничего не придётся делать. Он ухватился за эту мысль, но, вспомнив, что в этом случае придётся задействовать уйму людей, без которых никак не обойтись, и которые будут отслеживать звонки, слушать разговор, во время которого наверняка откроется множество сведений, ему невыгодных, тут же с досадой отбросил её.

°

Он разрывался между возвращением к ней или к себе. Если позвонит неизвестный, он не представлял себе, как вести с ним разговор, так как за весь день ничего не придумал для того, чтобы вызволить её. Но, поразмыслив, он решил пока пожить у неё, так как не только хотел услышать её голос и убедиться, что с ней действительно всё в порядке. Ещё и существовала опасность того, что Хейли может прийти в любой момент, и эта сволочь позвонит именно в тот момент, когда она там. Конечно, она могла забежать и днём, но шантажисты вряд ли, имея представление о его работе, будут звонить в дневные часы. Поэтому, взяв из своего дома Лаэрта и наспех перехватив по дороге какой-то еды, он отправился к ней домой.

Идя по коридору к её двери, у него мелькнула мысль, что кто-то может его ждать за ней, и он невольно сбавил шаг. Осторожно подойдя к квартире, он приложил ухо и прислушался. Ни звука. Ещё немного поколебавшись, он решительно вставил ключ в скважину, быстро повернул замок, раскрыл дверь и повернул выключатель. Никого. Просто его страхи. Но он всё же снова, как в тот день, обошёл весь дом, с опаской заглядывая в каждую комнату. Он был один.

Не желая оставаться в спальне, он снова устроился на диване.

Она прожила в этой квартире совсем немного, но за это время их отношения эволюционировали от глумливой холодности до чего-то, что можно назвать осторожным доверием и зарождающейся мягкостью по отношению друг ко другу. Нет, несмотря на большое сходство их взглядов на жизнь, между ними всё ещё оставалась пропасть, но сейчас она стала значительно уже. Он всегда был подчёркнуто груб с ней, но это была привычная маска, за которой он скрывал свою неуверенность и робость по отношению к женщине, которая по-настоящему его увлекла. Конечно, его увлечение Иден и недолгая связь с Сантаной не были притворными или фальшивыми, но они были далеки от того, что ему давала она: первая была слишком правильной и разумной, вторая – неуравновешенной истеричкой. С Джиной же каждый день был непредсказуем. Она вдохновляла его, с ней ему хотелось начинать день и с ней же его и заканчивать.

Он встал с дивана и налил себе две порции виски.

Весь вечер телефон молчал.

°°°

Видимо, из-за принятого алкоголя он проспал слишком долго, так как на следующее утро он проснулся из-за ярких лучей осеннего солнца, светившего прямо в его лицо. Он огляделся, забыв на несколько секунд, где находится, и неторопливо поднялся. Проведя руками по лицу, он смахнул с себя тяжёлый сон и направился в ванную. Не обращая внимания на свой помятый вид, он, даже не побрившись, наскоро умылся и, покормив Лаэрта, сиротливо прикорнувшего перед входной дверью – видимо, с непривычки – он, стараясь ни о чём не думать, поехал в прокуратуру.

Раздумывая над выходом из сложившейся ситуации, после некоторых колебаний он решил прибегнуть к помощи знакомых чиновников. Характер его работы предполагал частое общение с судьями, и среди некоторых из них была пара-тройка тех, которые относились к нему с большей или меньшей степенью симпатии. Это было бы странно, так как Кейт Тиммонс был малоприятным персонажем, если бы не примечательный факт: они сами были такими же взяточниками, как и Кейт, а потому он смог достаточно быстро найти с ними общий язык. Для начала он поговорит с судьёй Доусоном, так как именно с ним у него сложились более-менее доверительные отношения. Обычно Доусон выступал судьёй в незначительных или совсем уж мелких делах, связанных чаще всего с гражданскими исками и мелкими уголовными делами. Серьёзные дела были редкостью в его практике. Но Кейт решил, что его статус судьи предполагает знание различных лазеек в законе, которые можно обнаружить благодаря различной трактовке одного и того же положения. Поэтому он был уверен, что благодаря его репутации сговорчивого судьи он накопил значительный опыт отступления от закона и совершения сделок с совестью, что позволяло ему надеяться на то, что его вопрос разрешится быстрее, чем он думал.

Задумавшись по дороге в свой офис над тем, как деликатно подойти к интересующему его вопросу в разговоре с Доусоном, он не заметил Джулию, которая шла ему навстречу, погружённая в какие-то документы, и больно столкнулся с ней плечом.

Сморщившись от боли и потирая плечо, она, подняв глаза, бросила ему:

- Смотри, куда идёшь, Тиммонс. – Оглядев его с головы до ног, она презрительно заметила: - Хорошенький у тебя видок. Что это с тобой в последнее время? Надеюсь, на судебном процессе ты будешь в более приличном виде.

- Если тебя это будет раздражать, я приду в лохмотьях, - ухмыльнулся Кейт.

Не обменявшись дальнейшими репликами, они разошлись. На полпути в свой офис он остановился и развернулся обратно к выходу: ему вдруг страшно захотелось кофе перед тем, как с головой окунуться в новый день, и он решил зайти в ближайшее кафе, так как суррогат из автомата годился только для того, чтобы тут же вылить его. Впрочем, он не был особенно притязателен при выборе напитков. Но именно сегодня ему захотелось хорошего свежезаваренного кофе.

Выпив две чашки эспрессо, он наконец пришёл в себя и прямиком направился к Доусону. Когда Кейт зашёл к нему, тот со скучающим видом выслушивал какого-то адвоката, который апеллировал к совести Доусона и пытался выговорить для своего клиента более мягкие условия заключения. Увидев Кейта, Доусон тут же выдворил надоедливого гостя, сославшись на предварительно назначенную встречу с окружным прокурором. Нимало не смутившись, Кейт свободно уселся в кресле.

- Послушай, Дик, - начал он, тщательно подбирая слова. – У меня тут такое дело… Недавно я выступал обвинителем по делу о похищении детей и посадил обвиняемого на пятнадцать лет. Причём до судебного процесса он подписал чистосердечное признание…

Он взглянул на Доусона, который внимал своему приятелю, не прерывая его.

- И тут на днях ко мне пришёл его адвокат… Теперь… - Кейт наморщил нос. – Он грозится подать апелляцию.

- На каком основании? – поинтересовался Доусон.

Кейт ответил не сразу.

- На том основании, что он якобы подписал признание под давлением.

- Под давлением? – вскинул брови Доусон. – И кто на него надавил?

- Дело не в этом, - перевёл тему Кейт. – Дело в том, что адвокат грозит опротестовать обвинение. Какие у него шансы, что его апелляцию удовлетворят? Есть они у него вообще?

Он осторожно взглянул на Доусона исподлобья.

- Да никаких, - спокойно ответил тот. – Но ты что-то говорил насчёт давления?..

- Это я… со своей стороны… надавил на него… - осторожно сказал Кейт, глядя в глаза Доусону и наблюдая за его реакцией. – Вынужденно…

- Не понял, - Доусон с видимым интересом подался вперёд. – Ты же задержал его с поличным с ребёнком в руках. Я хорошо помню заголовки в газетах: «Некий Кейт Тиммонс встаёт на пути у похитителя детей», «Неизвестный, задержавший похитителя детей, впоследствии оказался окружным прокурором Кейтом Тиммонсом».

Доусон захихикал над своей шуткой, намекая на непопулярность окружного прокурора среди населения их города, отчего Кейт тут же одёрнул его:

- Когда в газетах напишут о некоем судье Доусоне, который использует свою должность для улучшения своего материального положения, я тоже посмеюсь. Газеты быстро сделают тебя узнаваемым.

Доусон улыбнулся и примирительно ответил:

- Да ладно, я же шучу. И что же тебя вынудило вырвать у него признание? У него было что-то, что он мог использовать против тебя?

Кейт сосредоточенно смотрел перед собой.

- Конечно, нет, - ответил он твёрдо. – Просто его соучастницей была его сестра, которая скрылась очень вовремя, прямо перед его прощальным показательным выступлением. Поэтому я ему сказал, что если он не напишет добровольное признание, в котором он сознается во всех похищениях, я брошу все силы полиции на поиски его сестрёнки и посажу её на электрический стул, чего бы мне это ни стоило… Вот он и сломался…

Кейт медленно перевёл взгляд на Доусона. Тот разочарованно откинулся на спинку кресла.

- Ну понятно. В общем, нет у твоего адвоката никаких шансов на пересмотр приговора, не говоря уже об освобождении. Если только у него нет доказательств того, что всё происходило иначе. – Доусон, до сих пор рассеянно блуждавший взглядом поверх бумаг на своём столе, вдруг посмотрел своему приятелю прямо в глаза. – Свидетелей же вашего разговора не было, я так понимаю?

- Нет, - чуть более резко, чем требовалось, ответил Кейт, почти выдавая себя.

- И ты уверен, что этот тип не сидел с плёнкой в кармане, записывая твои слова?

Кейт побледнел, и его вдруг бросило в жар.

- Как будто нет, - ответил он приглушённо.

Доусон некоторое время изучал меняющееся выражение лица окружного прокурора и наконец произнёс – с такой интонацией, будто о чём-то догадывался:

- В общем, так, Кейт. Даже если этот сукин сын записал ваш разговор, шансов на выход из тюрьмы у него ноль. Дело рассмотрено присяжными, предъявлены объективные улики, есть свидетели, то есть его вина не ставится под сомнение, ну ты сам знаешь…

Он взглянул на Кейта, который отвернулся и смотрел куда-то в сторону, так что Доусон не мог видеть его глаз.

- А если его адвокат начнёт тебя шантажировать плёнкой… Ну если она, разумеется, существует… - он остановился и вытянул голову, стараясь уловить выражение глаз Кейта, - …то обвинительный приговор от этого неправомерным не становится. Но в этом случае решать проблему с адвокатом тебе придётся самому.

- Нет, он меня не шантажирует, - задумчиво ответил окружной прокурор, не поворачивая головы. – Ладно, - сказал он, вставая, - главное для себя я выяснил. Спасибо, Дик.

- Да не за что, - ответил Доусон, продолжая наблюдать за Кейтом. – Заходи почаще.

- Угу, - рассеянно ответил тот и направился к себе.

Доусон, конечно, понял, что он что-то не договаривает. Так думал про себя Кейт. Всё-таки прожжённый взяточник. Но это всё равно. Теперь он знает, что даже пересмотр обвинительного приговора Маршаллу невозможен ни при каких обстоятельствах. Он остановился посреди коридора и вытер лоб рукавом. А ведь он уже практически решился на рискованный шаг и в зависимости от слов Доусона был готов выстраивать план действий. Разумеется, это было бы небезопасно для его карьеры, но он уже не раз выкручивался из самых разных ситуаций, и уж смог бы найти выход из положения и сейчас.

Что сейчас-то об этом думать, с досадой осадил себя он. Маршаллу придётся отсидеть весь положенный срок, теперь это ясно. А ему-то теперь как быть?

Весь день он провёл в состоянии предельного раздражения и напряжения, которые мешали ему сосредоточиться на делах и делали его для окружающих ещё более невыносимым, чем обычно.

Ещё и Сандерс, болван, не сумел сработать как следует: свидетелей, готовых выступать в суде на стороне обвинения, он нашёл, но их предварительный опрос не выявил ничего интересного: не было, по их словам, никаких подозрительных моментов в отношениях между Уокером и его сестрой. Придётся, видимо, вызвать их в прокуратуру, чтобы самому попробовать что-нибудь выяснить…

Всё шло наперекосяк.


 

#8
Иден Кастилио
Иден Кастилио
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 20 Сен 2010, 19:52
  • Сообщений: 7423
  • Откуда: г. Ставрополь
  • Пол:

Просмотр сообщения Цитата

Иден Кастильо, я вижу, вы верны себе
В чем именно я верна себе?

Кстати, вы не ответили на мой вопрос по хронологии сериальных событий, которые упоминались в фанфике.

Просмотр сообщения Цитата

намекая на Мейсона и на обвинение Келли в убийстве Марка Маккормика
Здесь, видимо, опечатка, Келли обвиняли в убийстве Дилана Хартли.

Фанфик читаю с большим интересом, очень интригующие события, интересно, как выкрутится Кейт, и что будет дальше. И нравится, как написано по стилю, считаю, что здесь Кейт описан очень в образ. :good:
С нетерпением жду продолжения.
 

#9
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 34
  • Откуда: Ankara
  • Пол:

Просмотр сообщенияИден Кастилио (Четверг, 18 мая 2017, 00:23:36) писал:

В чем именно я верна себе?

Вы чрезвычайно внимательны к деталям и скрупулёзны.

Просмотр сообщенияИден Кастилио (Четверг, 18 мая 2017, 00:23:36) писал:

Кстати, вы не ответили на мой вопрос по хронологии сериальных событий, которые упоминались в фанфике.

Вы правы, это именно то самое похищение. Что касается остального, возможно, я небрежно обошлась с Крузом, Иден и Элеонор (имея в виду предположения Кейта о романе Круза и Элеонор и того, что согласно канону к тому времени уже было известно о том, что Иден жива), неточно отобразив эти факты. Но поскольку большого значения для моих событий они не имеют, я оставила этот фрагмент. Не пинайте за это

Просмотр сообщенияИден Кастилио (Четверг, 18 мая 2017, 00:23:36) писал:

Здесь, видимо, опечатка, Келли обвиняли в убийстве Дилана Хартли.

Да, точно. Мой недосмотр.
Иден Кастильо, спасибо за ваш интерес. Надеюсь, продолжение и окончание не разочаруют.
 

#10
mrs. him
mrs. him
  • Автор темы
  • Младший участник
  • PipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 13 Фев 2017, 14:19
  • Сообщений: 34
  • Откуда: Ankara
  • Пол:

°

Он почему-то был уверен, что именно сегодня неизвестный ему позвонит и потребует от него отчёта о том, что он сделал для освобождения Маршалла. Поскольку он не сомневался, что в офис преступники не позвонят, он до вечера оставался в прокуратуре, не зная, куда бы ещё можно было податься, чтобы оттянуть неизбежный разговор, во время которого ему придётся униженно оправдываться и умолять их дать ему больше времени, чтобы что-то придумать для выполнения их требований… Она с ними уже целых три дня… Он прикрыл лицо ладонью и тяжело вздохнул.

К ней поехать или всё же к себе? Боясь передумать, он встал из-за стола и быстро пошёл по направлению к выходу. Идя по коридору, он заметил, что Рик всё ещё работал. Заглянув к нему, он спросил:

- А ты почему до сих пор здесь?

- Да работы много, - ответил тот.

- А-а… - без всякого интереса протянул Кейт. Он уже хотел уйти, как вспомнил что-то и обратился к Сандерсу: - Завтра обзвони всех наших свидетелей. Пусть придут завтра для ещё одного допроса.

- Да, сэр.

- Только не раньше послеобеденного времени, - попросил он.

- Конечно.

- И не забудь мне сказать о назначенных часах.

- Понял.

- Ну всё, - и не попрощавшись, он вышел.

Дорога к её дому отняла у него в этот вечер больше времени, чем обычно: двойственность положения, в котором он оказался – он не мог выполнить поставленные ему условия, так как это прямо ставило под угрозу не только его карьеру, но и грозило ему тюрьмой, и не мог их не выполнить, так как, помимо угрозы раскрыть доказательства его соучастия в деле Маршалла, к этому ещё и прибавлялась её жизнь, - порождала в нём отчаяние, страх, панику и какие-то другие чувства, в которых он не вполне отдавал себе отчёт. В итоге он заехал в какую-то забегаловку и взял себе дешёвого виски, сам не зная, зачем.

Как и накануне, он осторожно открыл ключом дверь и с опаской зашёл внутрь, боясь чужого присутствия. Он постоял несколько секунд, прислушиваясь к звукам дома, но ничего не услышал. Нет, только его страхи. Кейт снял пиджак, ослабил узел галстука и пошёл в кухню за стаканом.

Там он торопливо открыл бутылку с виски и, наполнив стакан больше половины, тут же залпом выпил содержимое. В нерешительности поглядев на пустой стакан, он снова налил себе двойную порцию и не успел поднести стакан ко рту, как услышал из гостиной телефонный звонок. Застыв в таком положении, он посмотрел в сторону гостиной, колеблясь между тяжёлым решением ответить на звонок или позорно спасовать перед тем, чего всё равно не избежать. Он поставил бутылку на стол и, не опуская руки с виски, развернулся к выходу из кухни.

Всё время, пока звонил телефон, он медленно шёл в сторону гостиной, на ходу лихорадочно перебирая возможные варианты ответов и отбрасывая их один за другим. Подойдя к телефону и положив вспотевшую руку на трубку, он, чуть задержавшись и сделав глубокий вдох, поднял её.

Несколько мгновений он и его невидимый собеседник молчали.

- Кейт? – наконец раздался голос Хейли. – Почему ты молчишь?

Он шумно выдохнул, поставил стакан с виски на стол и, отерев ладонью выступивший на лбу пот, тяжело опустился на диван.

- Хейли… Ты чего… чего ты звонишь так поздно?

- Да потому что тебя можно застать только вечером, - ответила девушка. – Я только хотела спросить, звонила Джина или нет.

Он снова почувствовал, как его на его лбу начал выступать пот. Немного помолчав, он неубедительным голосом ответил:

- Звонила…

- И когда она собирается вернуться? – поинтересовалась Хейли.

- Это… Да она ещё задержится в Атланте… Пока сама не знает, - ему снова пришлось отирать манжетой рубашки лоб, с которого уже начали стекать капли, заливая ему глаза.

- Странно. Не понимаю, что её там держит так долго? Она разве не сказала?

- Да я не спрашивал… - поспешно отозвался Кейт. – Хейли, с ней всё в порядке. Ты же знаешь свою тётку. Если ей что-то взбредёт в голову…

- О, да. Это я очень хорошо знаю, - засмеялась Хейли. – Ну ладно. Ты скажи только, когда она вернётся.

- Обязательно, - быстро сказал Кейт. – Ну пока.

- Увидимся.

Он положил трубку и откинулся назад. Только бы она не узнала. Он не представлял, что будет, если Хейли каким-то непостижимым образом станет известно то, что произошло с Джиной. Его бросило в жар от этой мысли, и противный липкий пот уже начал покрывать и спину. Он взял виски и двумя глотками осушил стакан.

Дожидаясь, пока его не сморит сон, он закрыл глаза и начал думать о том, насколько остро чувствует её отсутствие теперь, когда её нет, и именно теперь он, кажется, начал понимать, насколько она ему нужна. Каждый день, а не время от времени… А она находится в руках каких-то выродков, которые угрожают ему расправой над ней, если он не согласится на то, что незадолго до того злосчастного звонка было для него вполне привычным – надо лишь ещё раз нарушить закон. Но сегодня он узнал, что даже нарушить его он не сможет, пусть даже бы и хотел.

Господи, неужели придётся всё-таки обратиться к Кастильо?..

Он открыл глаза и огляделся. Осеннее солнце уже осветило гостиную, и он понял, что снова заснул незаметно для себя. Пытаясь стряхнуть с себя сон, он потёр глаза и медленно поднялся. Чуть пошатываясь, он поднялся в ванную и посмотрел в зеркало. Оттуда на него глянул некто, в котором он с трудом узнал самого себя. Лицо, густо заросшее щетиной и осунувшееся, волосы, торчавшие во все стороны, и несвежий костюм делали его похожим на опустившегося бродяжку, который решил покончить с прежней жизнью, но в котором ещё сохранялись следы недавнего «цивилизованного» прошлого.

Он начал медленно приводить себя в порядок, морщась каждый раз от неосторожного движения по небритой коже лица.

Придётся заехать к себе, чтобы сменить грязную одежду на свежий костюм. Натянув на себя кое-какие вещи, которые он на всякий случай держал у неё, он спустился вниз и поехал к себе, чтобы, переменив одежду на офисную, снова без всякого желания взяться за работу.

°

В коридоре прокуратуры его перехватил Рик, который виновато сообщил ему, что один из свидетелей уже здесь. Кейт хотел уже было послать его к чёрту, так как он ясно вчера сказал, в какое время он будет свободен, но Сандерс, предупредив его недовольную реплику, сообщил:

- Ведь уже 12.15… Вы же сказали в послеобеденное время… Уже двенадцать…

Кейт посмотрел на часы на своей руке. «Чёрт! И правда уже полдень», подумал он и вспомнил, что с тех пор, как проснулся, он ни разу не посмотрел, который час.

- Ну а почему ты не сообщил о назначенном времени? – всё ещё недовольно проговорил он. – Об этом я ведь тоже просил. – И он с ожиданием посмотрел на своего помощника, который с готовностью ответил:

- Так с утра вас не было, сэр. А дома вы трубку не поднимали. Я звонил…

Кейт вполголоса выругался.

- Ладно, кто там?

- Подруга Энн Коул, Джен Стоун.

- Ну и как она? Давай неси документы предварительного допроса…

- Вы о чём? – вопросом на вопрос ответил Рик на ходу, направляясь к своему столу.

- Ну как тебе показалось? Можно её… ну… склонить к сотрудничеству со следствием… с нами? - Кейт привычным жестом склонил голову, выразительно глядя на Сандерса.

- Да я как-то… Я был сосредоточен на вопросах, сэр.

Кейт нетерпеливо вздохнул и поморщился, отбирая у него ворох документов, которые Рик ему протягивал.

- Что тут? Допросы всех свидетелей?

- Да. Ещё соседи Коулов – пожилая семейная пара Картрайтов, проживающая рядом с ними… И друг детства Энн, Энди Харрис.

Кейт покачал головой, мысленно готовясь проиграть дело. Окончательно и бесповоротно.

- Четверо?! Из которых двое – пара стариков, которые вот-вот сыграют в ящик?! Ты серьёзно? – Он закрыл глаза и прикрыл лицо ладонью.

- Но, шеф, это вполне заурядное дело… Тут много свидетелей не найдёшь. Несчастный случай…

- Ну где она? – нетерпеливо оборвал он своего помощника. – Пусть ко мне идёт… Стой, - спохватился он. – А на какое время остальные назначены?

- Картрайты на два часа, а Харрис сегодня не придёт.

- Как это не придёт?! – рявкнул Кейт. – Его вызывают в прокуратуру!

- Да его в городе нет, - начал оправдываться Сандерс. – Завтра вернётся…

Кейт снова тяжело вздохнул. Ну почему у него никогда ничего не идёт как надо… Ни слова не говоря, он развернулся и пошёл к себе, на ходу ища листки с допросом этой Джен Стоун.

Джен Стоун зашла к нему через пару минут после того, как он устроился в своём кресле, пробегая глазами её показания.

- Здрасьте, - поздоровалась она и брезгливо оглядела помещение. – Куда мне сесть?

Он осмотрел её с головы до ног. Это была брюнетка с очень заурядной внешностью, но её наружность, одежда и манера поведения говорили о том, что она отказывалась это признавать, и всем своим видом показывала, что знает себе цену. Кейт указал ей на стул:

- Возьмите стул и присядьте напротив вот здесь, - сказал он, показывая глазами на место напротив своего стола и мимоходом изучая её. – Вы, значит, Джен Стоун… - произнёс он, не зная, с чего начать.

- Точно. Это я, - подтвердила та грубоватым низким голосом, откровенно разглядывая чиновника напротив себя.

- И вы являлись подругой погибшей Энн Коул… - говорил он, заглядывая в документы.

Джен Стоун промолчала, опустив глаза, а Кейт их поднял и начал рассматривать свидетельницу, пытаясь составить о ней мнение.

- Насколько вы были близки с ней?

- Я была с ней близка, - ответила она и больше ничего не добавила.

«Попробуй ещё её разговори», с досадой подумал Кейт.

- Как давно вы с ней знакомы? – спросил он вслух.

- Давно.

- Сколько?

- Около десяти лет.

- Вам известен характер её отношений с мужем, братом? – начиная нервничать, спросил Кейт.

- В целом да, - сдержанно ответила сидевшая напротив него женщина.

Кейт нетерпеливо вздохнул.

- Не могли бы вы подробнее об этом? Нам с вами придётся выступать в суде через три дня. Так что я в любом случае буду задавать вам подобные вопросы.

Джен Стоун подняла на окружного прокурора глаза, откинулась на спинку стула и закинула ногу на ногу.

- Я вообще не понимаю, как я могу помочь следствию. Мэтт, Дэнни и я тяжело переживаем смерть Энн. Очевидно, что это страшный несчастный случай…

- Мисс Стоун, - останавливая её, сказал Кейт и закинул ногу на колено. – Я всё понимаю, но вас вызвали в прокуратуру и вам придётся отвечать на мои вопросы.

Она холодно посмотрела на него.

- Прошу вас, - добавил он.

- Хорошо, - согласилась она.

- Ну так что вы можете сказать об отношениях вашей подруги и её брата?

- А что вас интересует?

- Ну… Охарактеризуйте их. Эти отношения были холодными, прохладными, враждебными…

- Ничего из перечисленного, - резко прервала его Джен Стоун. – Однозначно отношения любящих друг друга сестры и брата. Дэнни младше Энн, и она была очень привязана к нему. И он к ней.

- И что – прямо всегда взаимная любовь и никаких трений, разногласий, споров? – поморщившись, спросил Кейт.

- Практически нет. Их родителей уже давно нет в живых, так что Энн, прямо скажу, заботилась о нём. Он часто бывал в их с Мэттом доме. Ему всегда были рады.

«Боже, как скучно», подумал он с тоской.

- Прямо семейная идиллия, - не сдержав насмешки, проговорил он вслух.

- Если вас интересует что-то конкретное, спрашивайте. Я лишь говорю, что плохими их отношения никак назвать было нельзя, - с упрямством сказала Джен и, чуть подумав, добавила: - Если уж вам интересны, как вы выразились, трения, то они иногда имели место между Мэттом и Энн, но это ведь самое обычное дело в семье… - При этих словах она нахмурилась, но лишь на мгновение, что, впрочем, не укрылось от внимательных глаз Кейта. – А между Энн и Дэнни - никогда. Вы ведь сказали, что вас занимают отношения Энн и её брата…

- Да, меня интересуют, а не занимают именно отношения между сестрой и братом, - подтвердил Кейт с насмешкой. – А вы, я смотрю, не пылаете любовью к её мужу?

- Что вы имеете в виду? - с возмущением спросила Джен и повела плечом.

- Это взаимно? – не отвечая ей, спросил Кейт чисто ради интереса.

Джен Стоун уставилась на него так, будто он сделал неподобающее замечание насчёт её внешнего вида, но не ответила.

По её молчанию он понял, что сделал правильный вывод и что эта Джен Стоун, похоже, в самом деле недолюбливала мужа Энн Коул. А может, и он её. Просто посчитала ниже своего достоинства обсуждать подобные вещи. Впрочем, какое это имеет значение?

– А вы в тот вечер где находились? – на всякий случай спросил он.

- У себя дома, - ледяным голосом отозвалась она. – У вас что – насчёт меня какие-то подозрения?

«Ну и особа!», подумал он. «Ещё немного, и я сам стану отвечать на её вопросы».

- Если бы вас подозревали, - Кейт улыбнулся своей самой неприятной улыбкой, - вы бы не вели себя со мной так пренебрежительно. Вы были бы очень приветливы, отвечая на мои вопросы, мисс Стоун.

Джен Стоун отвела от прокурора глаза и снова промолчала.

- Послушайте, Джен, - он встал из-за стола, обошёл его и сел на край достаточно близко, чтобы она, недоумённо уставившись на Кейта, невольно отодвинулась от него на более безопасное расстояние, - я не хочу непременно вытащить из вас признание в том, что отношения между вашей подругой и Дэнни Уокером были плохими. Я просто хочу выяснить: может, именно в тот вечер между ними что-то произошло, что… - Он замялся, не желая выдавать своих соображений, - привело, как вы говорите, к несчастному случаю. Может, вы в тот день говорили с Энн, и она была расстроена, обижена, рассержена…

- Ничего подобного, - твёрдо сказала Джен.

Кейт молча разглядывал её непроницаемое лицо несколько мгновений.

- Ну хорошо, - наконец вздохнул он. – Можете ещё что-то добавить?

- Нет.

- Вы очень интересный собеседник, мисс Стоун, - сказал он, вставая. – Я прямо потерял счёт времени с вами, - он взглянул на неё, но она не оценила его шутки. – Можете идти. Будьте готовы к тому, что я могу вызвать вас повесткой в суд.

- До свидания, - Джен Стоун встала и вышла за дверь.

Кейт с шумом опустился в кресло и с кислой физиономией смотрел на листки с допросом четы Картрайтов. С этими даже говорить не стоит. Что могут сказать старики, которые наверняка даже не помнят толком, как зовут их соседей? Нет, он не станет тратить на них своё время. Он снял трубку телефона и набрал номер:

- Рик, позвони Картрайтам и отмени вызов в прокуратуру. Пусть греются в своих пледах у камина…

- А что случилось? – раздался на том конце загнанный голос Сандерса, который уже, по-видимому, успел устать за этот день.

- Просто позвони и всё. Пусть будут готовы к вызову на основное слушание.

- Да, шеф. А Энди Харрис? Его вызов тоже отменять?

- Нет. Этот пусть приходит. Когда он будет в городе? Завтра?

- Ага.

- Слушай, - Кейт почесал затылок. – А как ты его нашёл, если его нет в городе?

- Да мне Мэтт Коул сказал, где его найти. Он мне назвал отель, где Харрис остановился, а я уже туда позвонил и...

- А. Ну так позвони ещё раз и скажи, чтобы завтра был с самого утра. Часов так в десять.

- А если…

- Так, Сандерс, - Он не любил тратить на один вопрос слишком много времени и его нетерпение вот-вот грозило перерасти в раздражение. – Его вызывает окружной прокурор! Пусть хоть пешком идёт, что угодно, но чтоб в десять, нет – без десяти – он ждал меня у входа в прокуратуру!

- Понял, - устало подтвердил Рик.

Кейт положил трубку. Рик Сандерс был совсем ещё молодым юристом, можно сказать, вчерашним выпускником, которого направили в его департамент из города, ещё меньшего, чем их. Он не помнил, какой колледж или университет окончил Рик, да это было и неважно. Важно, что в целом Рик работал неплохо, никогда не жаловался на загруженность работой, которую, похоже, действительно любил. Конечно, в силу своего характера, он иногда бесил Кейта, когда ему нужно было что-то объяснять или поправлять, но это были мелочи по сравнению с его готовностью и желанием работать. Когда он смотрел на своего помощника, он вспоминал себя в том же возрасте. Кейт был таким же незрелым юристом, готовым свернуть горы на поприще правосудия. Однако ему быстро пришлось пересмотреть свои принципы, когда он поддался искушению и слишком быстро стал негодным юристом, а уже потом, когда благодаря грязным махинациям добился, чего хотел – и окружным прокурором. Конечно, он не питал иллюзий относительно правильности своих нынешних убеждений. Однако, глядя на Сандерса и его энергию, которой мог позавидовать любой, он почему-то не хотел, чтобы Рик, если представится возможность, поддался искушению и стал вторым Кейтом Тиммонсом.

Тут в его офис без предупреждения зашёл сам Рик и прервал его неспешные размышления. Кейт, ни слова не говоря, с ожиданием воззрился на него.

- Эм-м-м… Мне тут сказали, что судья Дженкинс вызывает к себе Джулию Уэйнрайт и вас к себе, чтобы сообщить что-то важное.

Кейт почувствовал недоброе и слегка нахмурился.

- В связи с чем?

- Не знаю. Через двадцать минут он ждёт вас двоих у себя.

- Ладно. Иди.

«Может, слушание решил перенести», подумалось ему. «Не так уж плохо».

- Мисс Уэйнрайт, мистер Тиммонс… - говорил спустя полчаса Дженкинс. – Я вызвал вас, чтобы сообщить вам изменения в расписании слушания дела Дэнни Уокера. Слушание переносится на два дня раньше…

- Что?! – вскричал Кейт. – Это ведь уже послезавтра!

- …по независящим от меня обстоятельствам. Мне необходимо присутствовать на разбирательстве резонансного дела в другом городе, - сурово продолжил судья. – Мистер Тиммонс, у вас есть возражения?

- Конечно! – растерянно ответил Кейт. – Слушания обычно переносят на более поздний срок и никогда – раньше. А что, если вскроются новые факты…

- Из любого правила есть исключения, мистер Тиммонс. К тому же, на предварительном слушании и обвинение, и защита согласились с тем, что препятствий для начала разбирательства дела Дэнни Уокера нет. Что изменилось сейчас? Вскрылись новые факты?

Кейт беспомощно открыл рот, пытаясь найти хоть какой-то аргумент.

- Мисс Уэйнрайт? – судья перевёл взгялд на Джулию.

- Нет, ваша честь, - ответила Джулия.

- Окончательную дату слушания дела Дэнни Уокера назначаю на два дня раньше ранее назначенного срока.

Выходя из кабинета судьи, Кейт зло бросил Джулии:

- Не ты ли подала ходатайство о переносе дела?

- Кейт, читай почаще регламент о порядке слушания дел, - беззаботно ответила Джулия. – Все судебные заседания по любому делу назначает только судья. Он же в исключительных обстоятельствах вправе менять дату. Ты же не нашёл причин для переноса слушания на более поздний срок? – Она мстительно улыбнулась.

Кейт поймал её взгляд и с той же злой насмешкой ответил:

- Не нашёл. Зато я знаю твои причины, по которым ты стала матерью-одиночкой.

Джулия вмиг стала серьёзной и подняла руку, чтобы отвесить ему пощёчину, но почти тут же опустила её.

- Всё время забываю, с каким ничтожеством мне приходится работать, - сказала она и, не дав ему ответить, ушла.

«И чего все обижаются на правду?», думал он, смотря ей вслед.

Почувствовав голод, он спустился вниз, чтобы перехватить какой-нибудь еды перед ожидавшими его делами. Взяв себе скромный обед, состоявший из гамбургера и чёрного кофе, он, медленно жуя невкусный хлеб с пережаренным мясом, снова попытался обдумать своё неутешительное положение. Из-за переноса разбирательства дела надо бы наметить – хотя бы в общих чертах – линию обвинения. Но о чём там раздумывать? Джулия бы не бралась за это дело, если бы не была уверена в том, что выиграет его. Даже сияет от желания разбить его в пух и прах и бросить ещё более густую тень на его и так уже основательно запятнанную репутацию. А не всё ли равно? Ясно, что для него дело безнадёжно – типичный несчастный случай. Внутренне он как будто уже согласился с тем, что проиграет это гиблое дело. Есть ли теперь смысл вызывать Энди Харриса? В других обстоятельствах он бы так легко не сдался, даже заведомо зная, что удача не на его стороне, и уж ни за что не упустил бы шанса пустить в ход все свои тактику и коварство, чтобы позлить Джулию и заставить её понервничать во время процесса. Ему было откуда черпать эту энергию…

Кейт бросил недоеденную булку на тарелку и отодвинул её от себя. Он не позволял себе думать о Джине слишком долго, понимая, что толку от этого ноль. Вместо этого он старался все свои мысли направлять на поиск решений, которых на сегодня у него было столько же, сколько в тот день, когда раздался тот злосчастный звонок – ни одного.

Остаток дня прошёл невнятно. Он почти не отдавал себе отчёта в том, что делал. Все его действия были автоматическими, как будто не вполне сознательными: он просматривал документы, не вникая в их содержание, подписывал их, полагаясь на благоразумие своего помощника, который их готовил, а собственная рассеянность чуть не вышла ему боком: на разбирательстве одного из дел он настолько увлёкся доказательствами связи обвиняемого с криминальным миром, что чуть не выдал знание некоторых фактов, которые указывали на порочную связь Доусона с подозреваемыми и ранее осуждёнными преступниками. Остановился он только благодаря какому-то протесту со стороны адвоката обвиняемого и после этого, спохватившись, уже более тщательно следил за своими словами.

Ближе к вечеру, чтобы убить время и отогнать гнетущие мысли, которые не оставляли его в покое, он решил пойти куда-нибудь поужинать, хотя голода совсем не чувствовал.

Зайдя в первое попавшееся кафе, он ограничился чашкой кофе и пончиком с любимой черничной начинкой. Однако после того, как он получил свой заказ, к сладкой булочке он почти не притронулся – только время от времени отхлёбывал кофе, который оказался не горячим, а едва тёплым.

Сидя за своим столом, Кейт уныло смотрел, как какой-то тип за барной стойкой неспешно потягивал уже третью порцию какого-то алкогольного напитка. «Не самый плохой способ закончить день», подумал про себя Кейт. В очень неудачные дни он тоже позволял себе эту слабость, и тогда он не ограничивался двумя-тремя порциями виски или текилы, а пил столько, пока не забывался.

Прозрачная плотная жидкость – видимо, джин, - в свете искусственных ламп время от времени сверкала каким-то бриллиантовым бликом. Какое-то время Кейт наблюдал за этой странной игрой света. Вдруг он выпрямился, словно какая-то мысль пришла ему в голову. Он далеко не был уверен, что это сработает, но попробовать стоило. Сделав большой глоток уже давно остывшего кофе, он, решив не медлить, расплатился, вытряхнув при этом из бумажника всю мелочь.

Пока он лихорадочно поворачивал ключ в замке, который ему никак не удавалось открыть, он нетерпеливо переступал с ноги на ногу. Наконец замок поддался. Когда они получили деньги за сыворотку от Си Си, она совершила чрезвычайно глупый поступок: тут же отправилась в ювелирный магазин и купила себе изумительные серьги с огромными бриллиантами в паве из голубых топазов. Только бы они оказались на месте… Быстро поднявшись в её спальню, он начал переворачивать содержимое всех ящиков, шкатулок, коробочек и шкафчиков – всего того, где только женщина может хранить безделушки, дорогие ей вещи, но главное – драгоценности.

Кейт перерыл всё, но нигде не сумел их найти. И вместе с ними растаяла последняя надежда на то, что он смог бы предложить шантажистам хоть что-то, что помогло бы ему попробовать откупиться от них…

Он тяжело опустился на кровать и лёг на спину. А что, если бросить всё и уехать куда-нибудь подальше из этого злополучного города, работа и жизнь в котором не приносила ему ничего, кроме обманутых ожиданий и нереализованных возможностей… Можно было бы начать всё сначала где-то ещё. Мало ли в стране городов с такими же возможностями… Нет. Для этого было уже слишком поздно. Где он найдёт такую же должность без необходимости объяснять, почему он с такой поспешностью уехал, не закончив дела здесь? Начнутся вопросы, и всё равно в итоге всплывут некоторые факты его прошлого, вскрытие которых он допустить не может… А эта женщина, которая ворвалась в его жизнь, как лавина, и которая сломала все его представления о том, какая женщина достойна быть рядом с ним, прочно стала частью его жизни. И с лёгкостью пойти на такую низость и подлость, чтобы бросить её, не сможет даже он, Кейт Тиммонс, у которого, пусть это покажется и смешным, были свои понятия о порядочности. Поздно.

°°°

Кейт открыл глаза и понял, что настало очередное утро. Ещё один новый день. Эта неделя тянулась бесконечно, и каждый день он проживал с трудом: с самого утра он не мог дождаться, когда же закончатся томительные дневные часы, а вечером хотел, чтобы поскорей настало утро.

Голова раскалывалась так, что он с трудом поднялся с постели. Потирая виски в надежде ослабить боль, он посмотрел на часы. Одиннадцать утра. Вяло поднявшись, он побрёл в ванную в надежде обнаружить в аптечке что-нибудь от головной боли. Раскрыв шкафчик над зеркалом, одной рукой он, всё ещё морщась от боли, держался за голову, а другой стал шарить среди коробок с лекарствами, поочерёдно читая названия. Неловко взяв одну из них, он сдвинул с места какой-то предмет, который, блеснув в свете лампы, гулко упал в раковину. Кейт тупо следил за его падением и вдруг невольно издал какое-то нечленораздельное восклицание. Одна из её серёг. Он взял её в руки и поднёс к глазам. Сомнений не было: серёжка с тем самым бриллиантом в обрамлении топазов. Он быстро взглянул вверх на полку в поисках пары, которая оказалась там же, за коробками и флаконами с таблетками. Пару минут он с нервной улыбкой рассматривал драгоценности, любуясь переливами камней. Сколько за них могут дать? Стоят ли они столько, чтобы сравниться с ценой свободы Маршалла?

Как бы там ни было, у него появился хоть какой-то шанс. Или он себя обманывал?

°

Временно у него пока не было секретарши и частично эту роль на себя взял Рик Сандерс. И сейчас, заметив, как шеф покачиваясь прошёл мимо уголка, где располагался его стол, он заглянул к Кейту, чтобы напомнить ему дела на сегодняшний день.

- Доброе утро, - бодро поздоровался он, надеясь, что его слова помогут прийти его патрону в себя, но поведение Кейта почти всегда определялось его внутренним состоянием, поэтому он не удостоил своего помощника ответным приветствием, и только хмуро глянул на него мутными, невыспавшимися глазами. – Я хотел напомнить вам о сегодняшних делах, сэр, - виновато продолжил Рик. – Сегодня придёт Энди Харрис после двух… Раньше не сможет…

- После двух – это когда? – глухим голосом отозвался Кейт, исподлобья посмотрев на своего помощника и совершенно забыв о том, что просил назначить приход Харриса на десять утра.

- Ну… он сообщил, что придёт после двух, сразу же, как только вернётся в город.

- А я что – после того, как пробьёт два часа дня, должен смотреть на часы и гадать, когда же соизволит появиться этот Харрис? – с недовольством ответил Кейт и провёл рукой по лицу, чтобы стряхнуть с себя одолевавшую его вялость. – Сандерс, в чём дело? Разве я тебя не просил…

- Да, сэр. Но он уверял меня, что это самое раннее время, когда он сможет вернуться в город. Поэтому я не стал… К тому же, он сказал, что совершенно точно придёт в прокуратуру в это время…

- Так, всё, иди, - Кейт махнул на Сандерса рукой, прогоняя его.

Тот повернулся было, чтобы уйти.

- Погоди, а что там насчёт других дел на сегодня?

- А, да, - тоже спохватился Рик. – Слушаний на сегодня нет, назначенных встреч тоже, поэтому после Харриса можно будет подготовиться к завтрашнему разбирательству.

Кейт сполз вниз по креслу, запрокинул голову назад и закрыл глаза. Около минуты он сидел, не двигаясь и не произнося ни слова, так что Сандерс в смущении стоял в дверях, не зная, заговорить ему или уйти. Наконец Кейт сел в кресле, подперев лоб одной рукой, и с предельной усталостью взглянул на помощника.

- Во сколько слушание?

- В десять, - всё тем же бодрым голосом отрапортовал Рик.

Кейт глухо застонал, закрыв лицо обеими руками.

- Где все бумаги по делу? У тебя? – спросил он, отняв руки от лица.

- Я всё отдал вам, но себе оставил копию.

- Хорошо… Надеюсь, ты помнишь, что будешь моим ассистентом на судебном заседании. Сегодня ещё раз внимательно всё прочтёшь, - монотонным голосом начал инструктировать Сандерса Кейт. – Внимательно. Весь остаток дня думай над тем, за что нам можно зацепиться, чтобы найти доводы в пользу умышленного убийства. – Он сделал паузу, размышляя о чём-то. – Даже если мы и проиграем это дело, я не хочу, чтобы Джулии легко далась эта победа. Слышал меня? – Он поднял глаза на Рика.

- Да, сэр, - вдруг жалобно заговорил Сандерс. – Только я не уверен, что смогу что-нибудь найти. Я перечитал дело уже столько раз… И могу сказать…

- Значит, прочти ещё раз, - с раздражением оборвал его Кейт. – Изучи законы, которые относятся к этому случаю. Всё, что найдёшь, сообщишь мне.

- Да, сэр…

- Вот. – Кейт взял ручку и клочок бумаги. – Я буду здесь, когда уйду из офиса. Позвонишь сюда. – Нацарапав номер телефона её квартиры, Кейт ласково улыбнулся своему помощнику и в то же время несколько угрожающе посмотрел на него. – Очень буду ждать твоего звонка.

- Да, шеф… - Рик взял клочок с таким видом, будто понимал, что ничего хорошего его завтра не ждёт.

- Всё. Иди.

Энди Харрис действительно не заставил себя ждать и пришёл сразу после двух – в пять минут третьего. Он вошёл в сопровождении Рика, который, бросив только два слова «Эндрю Харрис», тут же беззвучно испарился.

Харрис молча остался стоять у двери, глядя на окружного прокурора с печальной полуулыбкой, которая, должно быть, означала молчаливое приветствие. Не зная, как себя вести, он ждал первого приглашающего жеста от свободно расположившегося напротив него за столом чиновника с неприятным цепким взглядом внимательных глаз.

Кейт оценивающе оглядел его. Ничего особенного: обычная одежда – ни дешёвая, ни откровенно дорогая, непримечательная внешность, хотя и не без умного блеска в глазах, - в общем, человек, которого не выделишь из толпы, но который может привлечь внимание и оказаться интересным при более близком рассмотрении.

Кейт молча указал рукой на стул напротив себя. Харрис послушно уселся на предложенное место и, сложив руки на коленях, со вниманием ждал вопросов.

- Вам наверняка сообщили, кто я. Меня зовут Кейт Тиммонс, - начал он, поворачиваясь из стороны в сторону на вращающемся кресле и вертя в руках ручку. – Вас вызвали, поскольку я хотел бы поговорить с вами о ваших знакомых, семье Коул.

Он остановился, изучая выражение лица Харриса. Тот спокойно смотрел на окружного прокурора, ничем не выдавая своих чувств. Только на лице его теплилась всё та же печальная, едва тронувшая уголки рта улыбка, словно отпечаток скорби в связи с недавней трагедией, причиной которой стала нелепая смерть его подруги.

- Насколько я знаю, вы были другом этой семьи? – задал первый вопрос Кейт.

- Нет.

Кейт перестал вращаться в кресле и с недоумением уставился на Харриса.

- То есть как нет?

- Я друг Энн. Был другом, - поправил себя Харрис.

Кейт едва заметно усмехнулся при этих словах. Он вспомнил, что Энди Харрис фигурировал в деле как друг детства Энн Коул. О его дружеских отношениях с Мэттом, её мужем, ни слова. Это не значило, что между двумя мужчинами была неприязнь. Сплошь и рядом случаются истории, когда ты влюбляешься в девчонку и надеешься на ответные чувства, а она, окончив школу, выскакивает замуж за какого-нибудь студента экономического факультета с многообещающим будущим, хотя для тебя очевидно, что ты мог бы составить ей более достойную пару. Однако это только твоё мнение. В итоге этот экономист годами работает в мелкой, никому не известной конторе, высчитывая налоги, так ничего существенного и не добившись. Но какое это имеет значение спустя годы? «Безответная любовь, не иначе», заключил про себя Кейт.

- Как скажете, - согласился он. – Раз вы были её другом, то можете рассказать о её отношениях с братом, обвиняемым в якобы непреднамеренном убийстве.

И опять Харрис ничем не выдал своих чувств – лишь отвёл глаза и, будто проглотив комок в горле, сдержанно заговорил:

- Да. Дэнни я тоже знаю давно, он ведь её младший брат. Отношения между ними были чудесными… образцовыми.

- Образцовыми? - «Боже, ну и выражения», подумал про себя Кейт, чуть не фыркнув. – А кто вы по профессии, мистер Харрис? – невзначай поинтересовался он.

- Я биолог. Работаю по вопросам экологии… в области экологических проблем… разрабатываю проекты и программы по рациональному использованию природных ресурсов, планированию и внедрению…

- Достаточно, я понял, - с иронией в голосе оборвал Харриса Кейт.

Не выпуская ручку из рук, он внимательно следил за этим кабинетным учёным.

- Ну, продолжайте.

- Что продолжать?

Кейт нетерпеливо вздохнул.

- Ну что там с отношениями Энн Коул и её брата?

- А что именно вы хотите услышать?

«Ещё одна Джен Стоун. Заодно вы все, что ли?», недовольно подумал Кейт.

- Мистер Харрис, я хочу, чтобы вы подробно рассказали об отношениях Энн Коул, вашей подруги, и её брата, Дэнни Уокера. В суде я буду задавать вам вопросы, поэтому вы должны быть к этому готовы. Спрашивать я буду о любых мелочах, имеющих хоть какое-то отношение к этому делу, - терпеливо, как ребёнку, разъяснил Кейт ситуацию Харрису.

- Я понял. Но мне действительно почти нечего добавить.

- Почти? – взглянул на него исподлобья Кейт.

- Ну… прямого отношения к интересующему вас вопросу это не имеет…

Заинтересовавшись ответом Харриса, Кейт немного подался вперёд.

- К тому же, это всего лишь мои наблюдения… - продолжал Харрис, задумчиво глядя перед собой. – Субъективные, так сказать…

- Хватит предисловий. Говорите, как есть. Какие ещё наблюдения? - нетерпеливо подтолкнул его Кейт.

- Незадолго до своей… до того дня… Энн была слишком задумчива, рассеянна, ходила будто в воду опущенная. Хотя все мои расспросы неизменно оканчивались её заверениями, что всё в порядке. Осмелюсь предположить, что она… была несчастлива в браке.

«Ну ясно», разочарованно подумал Кейт и снова откинулся в кресле. «Ревность влюблённого идиота. Или как там это называется».

- Ну и что? – вслух сказал он. – Хотите сказать, что она была настолько несчастна, что была не прочь свести счёты с жизнью, и брат невольно помог ей в этом? К чему эти ваши наблюдения?

- Да нет, что вы! – испуганно перевёл глаза Харрис на окружного прокурора и замахал руками. – Я просто счёл, что вам это может быть интересно…

- Но вы можете сказать, что это её состояние напрямую связано с братом? С разладом между ними?

- Определённо не из-за отношений с братом. Говорю вам, что они очень любили друг друга. Даже если между ними возникало непонимание, Энн была очень мягким человеком и никогда не держала обиды, не говоря уже о злости. И Дэнни был таким же.

Кейт с неприязнью посмотрел на Харриса, который практически лишил его надежды на возможность представить Дэнни Уокера хладнокровным убийцей, который вынашивал тщательно продуманный план избавления от собственной сестры. Стоп. Вынашивал план?

Не отрывая взгляда от замолчавшего Харриса, который под колючим взглядом прокурора опустил глаза, Кейт стал перебирать в памяти знания, которые он когда-то усваивал. Харрис, снова поднявший глаза на окружного прокурора, буквально увидел, как на его лице отображалась судорожная работа ума.

- Мистер Харрис, - сказал наконец Кейт хриплым от волнения голосом. – Вам известно что-нибудь о баллистике?

- Это вроде что-то, связанное с оружием?

- Баллистика изучает особенности движения пули и других снарядов, выпущенных из разного оружия, - уточнил Кейт.

- Понятно, - без всякого интереса вставил Харрис.

- В документах указано, что Дэнни хотел учиться на полицейского. Это так? – быстро спросил Кейт.

- Ну не то чтобы хотел, - задумчиво сказал Харрис. – Скорее Энн хотела. А Дэнни был не против.

- Так… - его мозг стал работать ещё быстрее, тут же выстраивая возможные версии, на которые он мог опереться при изложении на суде обвинительных аргументов. – А ваша подруга… Каково было её материальное положение?

- Ну… Я бы сказал, среднего уровня. Роскошно они с Мэттом не жили, но могли кое-что себе позволить.

- Я не говорю сейчас об их семейном благосостоянии, мистер Харрис, - рявкнул Кейт. – У мисс Коул были личные деньги? Вам об этом что-нибудь известно?

- Вообще, да. Родители Энн и Дэнни оставили им кое-какую сумму.

- Мисс Коул и её брат разделили эту сумму? Или Энн, как старшая, сама распоряжалась деньгами?

- Да. Деньги лежали на её личном банковском счёте. Она считала, что пока Дэнни не способен разумно ими распоряжаться. К тому же, она собиралась потратить их на его обучение в престижной академии.

- Какая сумма лежит на её счету? – нервно спросил Кейт, сверля Харриса глазами.

- Точно я вам не скажу, но…

- Сколько?! – переспросил Кейт голосом, сбивающимся на крик от нетерпения.

Вздрогнув, Харрис вскинул на окружного прокурора глаза.

- Насколько я знаю, около пятидесяти тысяч долларов.

Картина в его голове сложилась. Кейт тут же овладел собой, и на его лице заиграла самодовольная улыбка. Он принял своё любимое положение, положив ногу на ногу, и уставился на Харриса, который сидел с таким видом, будто допустил какую-то оплошность.

- Можете идти, - сказал после минуты молчания Кейт, не утруждая себя формулами вежливости. – Из города никуда не уезжайте. В один из ближайших дней я вызову вас повесткой в суд в качестве свидетеля.

- Я понял, - уныло произнёс Харрис. – До свидания.

Вместо ответа Кейт медленно кивнул, даже не повернув головы в сторону уходящего Харриса.


 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей