Перейти к содержимому

Телесериал.com

Записки новичка

Последние сообщения

Сообщений в теме: 163
#151
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 3535
  • Пол:
По приезду в Отдел, я напряженно следила за Родом, готовая к чему угодно, вплоть до того, что его задержат прямо у выхода из автоподъезда. Но нет, ничего не случилось. Он переоделся, сдал отчет и отправился домой как ни в чем не бывало. А вот Курта вызвали к шефу. Вернувшись оттуда, на мой безмолвный вопрос он просто ответил:
- Все нормально. Иди отдохни, через семь часов у тебя брифинг.
Ах, да, за всеми этими событиями я и забыла, что наказана. Но как бы то ни было, моя теория о том, что Род сломался, не выдерживает никакой критики. Это может быть все что угодно, но только не это. И сложив все странности прошедшей операции, я пришла к выводу, что скорее всего меня в очередной раз проверяли. Приказ разделиться и переключиться на другой канал, и в особенности безнаказанность Спенсера, можно объяснить лишь одним - он выполнял приказ. Ему приказали отпустить Грейс, чтобы посмотреть как я себя поведу. И если бы я уронила мяч, за меня его поймал бы все тот же Род. Да и группу привлечь было недолго. Отдел просто играл с Грейс как кошка с мышью. Плюс к этому совсем недавний разговор с Мэдлен о лояльности и полном доверии Отделу. Теперь все сложилось в стройную картину. Хорошо, что свои сомнения и возражения я оставила при себе и просто выполнила приказ, подтвердив этим свою готовность действовать не сомневаясь. Возможно, когда-нибудь, эти бесконечные проверки закончатся, а пока остается только одно - терпеть.
И есть еще один, больше всего меня волнующий, невыясненный вопрос - а виновата ли Грейс? Или ее просто использовали в качестве моего "учебного пособия"? Я сама понимаю, что это уже пожалуй слишком, для того чтобы быть правдой. Пределы есть даже у Отделовского цинизма, да и в нерациональном использовании своих ресурсов он никогда замечен не был. Но все же... Что-то не дает мне окончательно отбросить эту версию.
Я попробовала было подкатить к Биркофу, но единственное, чего я от него добилась - был отказ и предложение обратиться со своим вопросом к Мэдлен, если уж мне так приспичило. Но меня этот вариант не слишком устраивал по многим причинам, и я уже решила, что так никогда и не узнаю правды. Но помимо воли, не решаясь спросить открыто, когда могла, я бросала на Мэдлен жалобно-вопросительные взгляды, не позволяя впрочем себе большего. Но видимо и они были достаточно красноречивы и вконец ее достали, ибо неделю спустя, после очередного брифинга, отпустив группу, она велела мне зайти в ее кабинет.
 

#152
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 3535
  • Пол:
Не зная толком, чего мне ждать от этого визита, я вошла следом за ней, и дождавшись, когда она займет свое место и приглашающе кивнет, уселась тоже, замерев в ожидании. И лишь поймав в ее глазах искорки сдержанного веселья, я чуть расслабилась, поняв, что видимо она решила воспринимать ситуацию в ироничном ключе, а значит у меня есть шанс получить ответы, а не выволочку.
Уже откровенно усмехнувшись, Мэдлен констатировала:
- Я так понимаю, ты хочешь прояснить некоторые детали по шотландской операции.
Я чуть пожала плечом, не собираясь отрицать очевидного:
- Если можно, - надо же ради разнообразия хоть иногда извлекать пользу из того факта, что у меня все всегда на лице написано.
- И что тебя интересует? - вежливо осведомилась Мэдлен.
- Грейс действительно оказалась виновна в том, в чем ее обвиняли?
- Да. Это с ее помощью террористам удалось скрыться. В ее доме нашли оборудованный подвал и тайник с оружием. Кроме того, она оказывала услуги по передаче информации.
Я неверяще помотала головой:
- И все равно, на нее это не похоже.
Мэдлен пару секунд изучающе рассматривала меня, а затем все же подтвердила правоту моих сомнений:
- Да, на самом деле не все так просто. Она виновник, и в то же время жертва. Грейс и Гэри попались на крючок "Независимой Шотландии" во время своего отпуска, полтора года назад. Их попросили передать посылку и хорошо заплатили. Затем, время от времени они выполняли другие поручения, на первый взгляд вполне безобидные. Их услуги всегда щедро оплачивались. Но Гэри заподозрил неладное, и через полгода окончательно убедившись в своих подозрениях и выяснив, чем на самом деле им приходится заниматься, отказался с ними сотрудничать. И через неделю погиб в автокатастрофе по дороге домой. А Грейс навестили, и объяснили, что если она не продолжит делать то, что делала, то следующим домой не вернется один из сыновей. Кроме того, то же наказание последует если о сотрудничестве станет известно хоть кому-то, или если она хоть как-то привлечет к себе внимание полиции. У нее не осталось выбора. Но к деньгам, исправно поступавшим на ее счет, она больше не прикоснулась.
- Вы все это узнали от самой Грейс?
- На нее почти не пришлось надавить. В обмен на информацию, мы пообещали позаботиться о безопасности ее детей.
- А вы собираетесь выполнять свое обещание?
Ответом мне послужило лишь бесстрастное выражение лица.
- Не лучше ли было перевербовать ее и оставить с семьей?
- Она не справилась бы с этой ролью, ее сразу же раскрыли бы. Кроме того, ее исчезновение, пусть и ненадолго, не осталось бы незамеченным. А так, мы получили довольно много информации и передали ее местным спецслужбам. С ее помощью, "Независимая Шотландия" скоро перестанет существовать.
- Как и Грейс, - подумала я, не решившись это озвучить. Ни к чему.
Но Мэдлен, словно догадавшись о чем я думаю, помолчав, добавила:
- Это лучшее, что она могла сделать ради своих детей.
- И что с ними будет теперь?
- Их заберут родственники. Они останутся там же, в Элгине. С ними все будет в порядке.
- В порядке... - не удержавшись, скептически повторила за ней я. Разве может быть все в порядке у детей, оставшихся сначала без отца, а теперь еще и без матери?
- Тебя интересует что-то еще? - сдержанно поинтересовалась Мэдлен. И хотя тон ее почти не изменился, я поняла, что мое завуалированное обвинение ей не понравилось.
- Если можно, последний вопрос, - сразу же сбавив обороты, подчеркнуто вежливо, спросила я. - Когда был отдан приказ об аресте Грейс, уже было известно о ее виновности?
- Да, Биркоф раскопал информацию по своим каналам.
- Значит он соврал мне, когда сказал, что информация не подтвердилась.
В ответ на это Мэдлен лишь приподняла бровь. Ясно. Как я и думала, меня проверяли на лояльность Отделу. Ладно. Пусть.
- Что ж, спасибо что рассказали, - поднимаясь и собираясь уходить, поблагодарила я.
- Твоя озабоченность происшедшим, могла повлиять на результаты твоей работы, - прояснила Мэдлен истоки своей доброты. Кто бы сомневался, что ее мотивы далеки от альтруистических.
Я уже подходила к двери, когда Мэдлен окликнула меня:
- Мари...
Остановившись, я выжидающе повернулась к ней.
- Слишком много ненужных эмоций, - пристально глядя мне в глаза, сказала Мэдлен. И прозвучало это... как предупреждение.
Ну, не знаю, для кого эти эмоции может и лишние, а я без них не могу. И упрямо вздернув голову и ничего не ответив, я вышла.
 

#153
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 3535
  • Пол:
Следующие полтора месяца слились для меня в одно сплошное пятно. Задания, короткий отдых в Отделе, и опять задания. Где-то в этой круговерти, пришел и прошел Новый Год. Сейчас я даже не вспомню, где я в тот момент была - отсыпалась в Отделе или тряслась в фургоне на очередное задание. Все праздники давно уже потеряли для меня свой прежний, из нормальной жизни, смысл. Остался лишь один, по-настоящему для меня ценный, и называется он ВЫ-ХОД-НОЙ. И в какой день он случится, мне абсолютно без разницы.
Но как ни странно, на Мэдлен у меня нет обиды. Я нарушила приказ, за что и поплатилась. Сама виновата. Жизнь в Отделе в общем-то проста. Соблюдай установленные правила, и пока удача на твоей стороне, все будет хорошо. И я не хочу задумываться, к чему меня приведет это слепое подчинение.
Кроме того, покопавшись в себе, я с изумлением обнаружила, что ранее всегда подразумевавшееся стремление вырваться из Отдела и оказаться свободной от него, для меня уже не актуально. Более того, скажи мне кто сейчас: "Ты свободна. Можешь идти на все четыре стороны", и я буду испугана пожалуй не меньше, чем в тот день, когда я впервые осознала себя в Отделе. Я не знаю что мне делать со своей свободой. Мне некуда и не к кому идти. И в активе у меня по большому счету, лишь знание пары языков и умение убивать. Ну и молодость. Я понимаю, что при желании смогу приспособиться к нормальной жизни, но... в том-то все и дело - я не хочу.
Сколько себя помню, я всегда была в Отделе. Только здесь есть те, кто знают меня теперешнюю и настоящую. Здесь я могу ни перед кем не притворяться. И это держит меня покрепче, чем все их угрозы и запреты. Возврат к прошлому для меня невозможен. Тем, кем я была бы, не случись в моей жизни Отдела, мне никогда уже не стать. И даже если я абсолютно все вспомню, что вряд ли, даже если у меня остался кто-то из родных, вернуться я все равно не смогу. Отдел конечно не стал мне домом, но разговор с Мэдлен несомненно что-то изменил во мне. На свободу я больше не хочу. Возможно, такой настрой у меня лишь под влиянием момента, пока всё терпимо, и стоит Отделу вновь показать свой оскал, мое мнение изменится, но пока это так.
 

#154
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 3535
  • Пол:
Эпизод 22. Дорогой ценой.

26.01.1997.

В Отдел я пришла в полшестого утра. Не спав перед этим всю ночь и проведя ее в тягостных раздумьях. Но решение было принято и отступать некуда. Стараясь не попасться никому на глаза, следующие полчаса я провела в опостылевшей за полтора месяца моего наказания, комнате для отдыха.
В пять минут седьмого, за десять минут до часа икс, я уже была на месте, благодаря декодеру без проблем пробравшись на пятый уровень и без проблем же, найдя нужный мне сектор, никого так и не встретив, что не могло не радовать, ибо объяснить что я тут делаю, я бы затруднилась. Поиски сегмента под номером 17А и собственно само скачивание файла заняли еще не более пары минут. Я покидала уровень, когда наконец сработала сигнализация и на лестнице послышались тяжелые шаги охраны. Но я уже была вне досягаемости.
Спрятав добычу вместе с декодером в надежном месте, я поднялась наверх, изо всех сил стараясь выглядеть как обычно. До брифинга оставалось еще почти полтора часа, и я провела их все в той же комнате отдыха, делая вид что сплю. Все равно, ввиду объявленной тревоги из-за взлома системы, домой меня никто бы не отпустил.
Брифинг прошел быстро и скомканно. Ни шефа, ни Мэдлен на нем не было. Это и к лучшему. Не представляю как я смогла бы посмотреть Мэдлен в глаза. И даже Биркофф не присутствовал, закопавшись в отделе связи, и вычисляя предателя. Меня. Курт дал нам вводную на вечернюю миссию, распределил роли и велев готовиться, распустил группу.

Они подошли ко мне в системном, когда я сидя за рабочим компьютером просматривала профиль операции, готовясь к вечерней миссии. И хотя я ожидала чего-то подобного, в глубине души уговаривая себя, что всё обойдется, всё же я вздрогнула всем телом, когда тяжелая рука легла мне на плечо. Сдерживая дыхание и пытаясь унять бешено бьющееся сердце, я повернулась к ним, притворившись удивленной. Рассел. И тот, второй, который всегда участвует в подобного рода делах.
- Ты пойдешь с нами.
И прямой, немигающий взгляд, готовый к чему угодно - сопротивлению, истерике, недоумению, просьбам... Но я не собиралась делать ничего из вышеперечисленного и доставлять им такое удовольствие, и просто медленно поднялась, даже не подумав задавать бесполезные вопросы. Бесполезные, ибо как я уже знала, явившись пару раз невольным свидетелем подобных же сцен - на них никто и не подумает отвечать. И кроме того, я и сама в курсе того что происходит, и в чем причина, и не нуждалась в их ответах.
Выходя из системного с конвоирами по бокам, я испытывала лишь страх и стыд. И стыд как ни странно, в гораздо большей степени. Страх конечно еще возьмет свое, но - позже. Во мгновение ока я стала изгоем среди своих, на которого смотрят едва скрывая во взглядах удивление, презрение, отчуждение, и как ни странно... облегчение. Облегчение от осознания того, что в этот раз обошлось. Но в любом случае как на чужого. Отрезанный ломоть.
Я знала куда мы направляемся, мне не нужно было показывать дорогу, и я совершенно не нуждалась в том, чтобы меня тащили туда силой. И я резким рывком вырвала свой локоть из руки Рассела, одновременно наградив его негодующим взглядом. Я не собиралась бежать, и он это понял. И не став настаивать, просто пошел вместе со своим напарником чуть позади меня.
Проходя через главный зал, я успела еще заметить испуганный взгляд Биркофа, сочувственный и преисполненный жалости - Вальтера, и потрясенный Курта, и чуть заметно отрицательно качнула ему головой, прося не влезать во все это, памятуя его заступничство перед Мэдлен. Надеюсь, в этот раз ему хватит ума не вмешиваться. Помочь он мне все равно не сможет, а вот себя подставит. И очень надеюсь, что он понял мой знак правильно - как просьбу остаться в стороне, а не как отрицание мной вины.
Подойдя к двери в Белую Комнату, я дождалась когда она с леденящим душу скрипом откроется, и войдя внутрь, сама уселась на стул посередине. Рассел зафиксировал мои руки и вышел, а я осталась наедине со страхом, наконец-то вступившим в свои права. Страхом перед болью, которая несомненно меня ожидает, и страхом не выдержать и сломаться. Небольшим утешением для меня служит лишь осознание того, что я получила то, к чему всегда подспудно стремилась, вот только расплачиваться за это мне придется дорогой ценой.

Мэдлен вошла в комнату минут пять спустя. Медленно и подчеркнуто аккуратно, закрыла за собой дверь, и не спеша повернулась ко мне. И эта ее неторопливость многое мне сказала. Но когда она наконец взглянула на меня, в ее глазах я не увидела ожидаемого мною гнева, негодования, может быть злости, холодности или презрения. Нет. Скорее это было разочарование и... усталость. И заговорила она не сразу, вопреки обыкновению не став выписывать круги вокруг своей жертвы, пытаясь ее деморализовать, а просто отошла чуть в сторону и тихо наполовину спросила, наполовину констатировала:
- Я надеюсь ты в полной мере осознаешь последствия своего поступка.
Я повернула голову в ее сторону, пытаясь ответить ей на это вызывающим взглядом, но сама почувствовала, что он у меня не получился, а вышло что-то вроде напускной бравады, которая никого не обманула, в том числе и меня саму.
Мэдлен тем временем, все так же тихо и сдержанно продолжила:
- Ты знаешь наши правила, поэтому я спрошу один раз. Как ты достала декодер, где он сейчас, и кому ты собиралась передать информацию?
Я откинула голову к спинке стула, и вместо ответа, который не могла ей дать, я отбросила все свои безуспешные потуги казаться сильной и смелой, посмотрела на нее испуганным, потерянным взглядом и просто попросила:
- Мэдлен, пожалуйста, не надо.
Сама не зная точно, что именно имею в виду, но при этом отчетливо осознавая всю бесполезную униженность своей просьбы. С тем же успехом я могла бы умолять стену в Белой Комнате. Слишком поздно. Но несмотря на всю бесполезность моей попытки, я не могла ее не сделать. Страх был сильнее, и именно он в данный момент диктовал мое поведение.
Но Мэдлен видимо прекрасно поняла о чем я, ибо в ее ответных словах прозвучало искреннее сожаление:
- Мне жаль, Мари.
И она нажала кнопку вызова персонала.
Ее вроде бы банальная фраза стала для меня признанием некоторой необычности наших отношений, даже безотносительно того было ли на самом деле это признание в ее словах, или нет. Я хотела его услышать, и услышала. Фраза-то банальная, но много ли приговоренных слышали ее от Мэдлен?
Дверь открылась и внутрь зашла Бутан со своим напарником.
- Когда закончите, сообщите, - приказала Мэдлен и вышла, даже не посмотрев больше в мою сторону, словно я была всего лишь частью обстановки.
Меня ощутимо затрясло. Впереди у меня был пожалуй самый длинный и страшный час в моей жизни. И уже через пару минут я поняла, что не ошиблась в своих худших предположениях. Если на земле и есть ад, то он здесь. Бывали моменты, когда я была готова на что угодно, только бы избавиться от боли, но всякий раз я вспоминала как обстоит дело и продолжала держаться. Я пыталась молчать, и я пыталась врать, чтобы выторговать себе хоть несколько минут передышки, но этот номер не прошел. Бутан лишь отрицательно покачала головой в ответ на вопросительный взгляд напарника, после моего "признания".
Поддерживала меня только мысль о следующем визите Мэдлен. Должна же она будет удостовериться, как идут дела, не дождавшись сообщения от Бутан. А она его не дождется! И тогда у меня появится возможность чуть передохнуть. Это стало моей целью - пара минут без боли. В такой ситуации всегда нужна какая-то цель и надежда. Даже если цель столь ничтожна и глупа, а надежды на самом деле нет.

И она пришла. Но поняла я это лишь по тому, что раздиравшая мою голову боль резко прекратилась. Я с трудом приоткрыла с силой зажмуренные глаза, защищающиеся от яркого света, заливающего всю Белую Комнату и отзывавшегося в моих висках дополнительной резью, и узрела в полуметре от себя знакомые черные туфли. Мэдлен. У меня перед глазами все плыло. Пот заливал лицо и противными мелкими струйками скатывался по шее и груди. Во внезапно наступившей тишине слышно было лишь мое тяжелое дыхание.
Мэдлен сделала шаг вперед, приподняла мой подбородок и внимательно всматриваясь в мое лицо, спросила:
- Ну так что? Есть результат?
Я поняла, что адресовано это не мне. Бутан явно замялась, и на какой-то миг это доставило мне мстительное удовольствие. Приятно сознавать, что есть что-то, чего и она тоже боится. Наконец Бутан отрицательно качнула головой и ответила:
- Пока нет.
- Почему так долго? - безапелляционно осведомилась Мэдлен, и от этого рыжую стерву передернуло.
- Мы делаем все возможное.
Мэдлен удовлетворенно кивнула, даже и не подумав усомниться в ее словах, и посоветовала:
- Попробуйте электрошок.
И выпустив мой подбородок, она развернулась и направилась к двери. Я дернулась так, словно меня уже пробило разрядом, и севшим голосом, позвала:
- Мэдлен...
Она обернулась через плечо, стоя у двери и положив на нее руку, всем своим видом показывая, что если не услышит сейчас от меня что-то действительно важное, то уйдет, и прохладно осведомилась:
- Да?
Я поняла, что у меня есть только один шанс, и прошептала:
- Декодер...
Мэдлен отпустила дверь и развернулась ко мне:
- Я слушаю.
- Третий уровень, северо-восточное крыло, отсек 216. За панелью в правом углу.
- Файл?
- Там же.
- Хорошо, - констатировала она. И выходя, бросила через плечо Бутан. - Электрошок.
Вот с-сука! Я в отчаянии со всей силы врезала затылком в спинку стула и с трудом подавила рвущиеся наружу рыдания - полнейшая безысходность. Теперь у меня не осталось даже надежды.
Я не могу, не могу, не могу сказать им больше ничего, при всем моем желании побыстрее все это закончить. Я знаю, что стоит им получить то что они хотят, и меня отправят в расход. И такой исход дела местами кажется мне очень даже желанным. Но это невозможно. Скажи я им правду, мне просто-напросто никто не поверит, а вот свой единственный, хотя и призрачный шанс, я точно упущу.

Не знаю, то ли потому, что Бутан не посмела ослушаться Мэдлен, то ли это вполне отвечало ее собственным планам, но следующим на повестке дня и правда стал электрошок. И поверьте мне, это не самая приятная вещь, которую мне пришлось испытать в жизни. Много раз я отключалась, но снова и снова приходила в себя все в той же ненавистной, залитой ослепляющим светом, душной комнате, с маячащим передо мной, столь же ненавистным, бездушным лицом Бутан. Я ненавижу ее рыжее каре, ненавижу ее очки в черной оправе, ненавижу сам воздух, которым вынуждена дышать вместе с ней. Кем нужно быть, чтобы день за днем, делать то, что делает она и при этом не свихнуться?
Но ненависть поддерживала меня недолго. Скоро я потеряла счет времени. Ненависть, время, пространство - все исчезло. Осталась единственная реальность - боль, и ее градации и грани. Сильнее, слабее. Одна, другая, третья. Не осталось больше ничего, и я хотела лишь одного - умереть. Но эта роскошь для меня недоступна. Вновь и вновь я возвращалась в кошмарную реальность.

В очередной раз придя в себя, я узрела перед собой отнюдь не Бутан, а Мэдлен. Совершенно не помню, как она здесь оказалась. А та, по одному взгляду брошенному на рыжую, определила, что парочка преуспела не больше чем во время ее предыдущего визита, и коротко бросила им:
- Выйдите.
Они немедленно выполнили ее приказание и удалились, а мы остались вдвоем. По взгляду Мэдлен я поняла, насколько жалкое зрелище я из себя сейчас представляю. Где-то глубоко-глубоко внутри, во мне шелохнулось нечто вроде сарказма - даже сейчас, буквально в шаге от смерти, мне не все равно, как я выгляжу в ее глазах? Полнейший маразм. Но все же, насколько могла, а могла я немногое, спину я постаралась выпрямить и поднять голову повыше.
По ее реакции, стало ясно, что в своем намерении я не слишком преуспела. И от ее слов я вздрогнула:
- Ну что ж, считай что я впечатлена.
Пару секунд я не могла понять на какой счет отнести ее слова, на счет моей жалкой попытки держать перед ней лицо или на счет того, что я до сих пор еще не сломалась, но ее последующие слова тут же все прояснили:
- Ты ведь понимаешь, что не сможешь держаться вечно. Так зачем тебе все это надо? Ради чего?
Если бы у меня были силы, я бы рассмеялась. А так, всего лишь провела языком по искусанным в кровь губам, и усмехнулась уголком рта:
- Какой хороший вопрос. Не поверите, сама задаюсь им вот уже... кстати, сколько там прошло времени?
- Почти три часа, - усмехнулась в ответ Мэдлен. Она как никто другой могла оценить сказанное мной.
- Сколько еще это будет длиться? Вы же знаете, что больше я ничего не скажу. Почему бы вам просто не убить меня? Сделайте одолжение.
- Извини, но боюсь, придется тебе еще помучиться.
Но на этом месте, наш так мило начавшийся разговор, оказался прерван противно заскрипевшей дверью, и в Белую Комнату вошел шеф. Даже не взглянув в мою сторону он раздраженно обратился к Мэдлен:
- Почему ты все еще здесь?
- Извини, но я еще не закончила, - хладнокровно парировала Мэдлен.
- Она ведь сказала где декодер и файлы?
- Да.
- Чего ты тогда возишься с предателем?
- Необходимо выяснить, кому она собиралась передать информацию.
Они говорили обо мне в третьем лице, но у меня не возникло ни малейшего желания напомнить о собственном существовании, напротив, я сидела замерев и не дыша, боясь хоть чем-то привлечь их внимание к собственной персоне.
- У нас других дел полно. Отправь ее в расход и займись ими.
- Я не думаю, что это правильное решение.
- А я не спрашиваю твое мнение, а велю тебе отдать приказ.
Во взгляде и в позе Мэдлен ничего не изменилось, но каким-то непостижимым образом, я поняла, что такая постановка вопроса ей не понравилась и сильно. Я непроизвольно поежилась. Но кроме мягко высказанного напоминания, которое, впрочем, мне ни о чем не говорило, ее недовольство больше никак не проявилось:
- Вспомни Глазго.
Но если оно ничего не говорило мне, то похоже, для шефа эти воспоминания оказались крайне неприятными, ибо холодный взгляд его серых глаз, словно бы похолодел еще больше, а напряжение в комнате стало настолько ощутимым, что казалось, его можно потрогать рукой.
- Глазго здесь ни при чем, - жестко отрезал шеф.
Мэдлен не отрывая взгляда от его глаз, чуть повела бровью. Их безмолвное противостояние длилось недолго, но на какой-то бесконечный миг, мне показалось, что если Мэдлен ему не уступит, то шеф просто пристрелит меня сам, здесь и сейчас. Но Мэдлен уступила.
- Я распоряжусь, - едва заметно кивнув, безэмоционально известила она, и вышла.
Шеф бросил на меня все еще раздраженный взгляд и вышел следом за ней. А у меня не возникло ни малейшего сомнения, в том, что я стала свидетелем этой маленькой сценки по той лишь простой причине, что я без пяти минут труп. До меня только сейчас дошло, что значило ее - "Я распоряжусь". Хотя, чего собственно я боюсь? Разве это не то, чего я хотела? Наоборот, я должна быть благодарна шефу, позволившему наконец, все это закончить. Я уговариваю себя, что осталось совсем еще чуть потерпеть, но получается плохо.
Бутан вернулась лишь минут через десять. И все это время я и ждала ее и одновременно хотела чтобы ее не было как можно дольше, смакуя каждую оставшуюся мне секунду. Войдя внутрь, она положила принесенный с собой, заполненный прозрачной жидкостью шприц на медицинский столик, и покопавшись в стоящем там же чемоданчике, достала черную повязку и направилась ко мне.
- Нет, - насколько могла твердо, возразила я.
Бутан замерла на полдороге и пристально вглядевшись в меня, положила повязку обратно, и вместо нее взяв жгут, деловито и четко, завязала его на моей левой руке повыше локтя.
Так вот как выглядит смерть в Отделе. Хотя, по видимому, не только так, она многолика, но моя предстала именно в этом обличье. Я расширившимися от ужаса глазами слежу за действиями Бутан, изо всех сил стараясь держаться достойно. И мне это удается, но ровно до того момента, когда она взяв шприц, подносит его к моей руке. Все доводы рассудка о том, что для меня это лучший выход, мгновенно разбиваются о банальный животный инстинкт. Мое тело не хочет умирать. И я резко шарахаюсь насколько могу в сторону, попутно попытавшись заехать Бутан головой в лицо. Она ошарашенно, но от этого не менее проворно уклонилась от до сих пор покорной жертвы и глянула на своего напарника, доселе стоявшего без дела у противоположной стены. Тот без слов ее поняв, подошел, зажал словно в тисках мою руку, и мне не оставалось больше ничего, кроме как покориться неизбежному.
Я успела еще увидеть как игла вошла в вену, и как туда же перекочевало содержимое шприца, а затем, почти мгновенно, мое сердце словно пронзило ледяными иглами боли. Я попыталась было задушено вскрикнуть и вдохнуть воздух, но не смогла, быстро проваливаясь в темноту небытия. Последним, что я ощутила, уже ничего не видя, было то, что разжались держащие меня руки.
 

#155
sma
sma
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Мар 2016, 18:44
  • Сообщений: 999
  • Откуда: Усть-Каменогорск
  • Пол:
Да, накасячала Мари но видать далее будет пояснение её поступка.
 

#156
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 3535
  • Пол:
Обязательно будет. :yes:
 

#157
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 3535
  • Пол:
Двенадцатью часами ранее.

Был уже очень поздний вечер. Скорее даже ночь, что-то около полуночи. Спать совершенно не хотелось. Позади был приятнейший день, проведенный так, как за последние полтора месяца моего безвылазного нахождения в Отделе, я уже много раз мечтала. Наконец-то я отоспалась дома, в уютной постели, пару часов погуляла по солнечному, совсем не зимнему на вид Парижу, время от времени заглядывая в приглянувшиеся мне магазины, затем вернулась домой, и не спеша, с удовольствием, приготовила мясо по-бургундски. Я давно уже ликвидировала свою кулинарную безграмотность, помнится так смущавшую меня во время совместной миссии с Майклом. Просто однажды я решила попробовать, и неожиданно процесс доставил мне большое удовольствие. Конечно, что-то замысловатое я готовлю довольно редко, когда у меня есть время и подходящее настроение, как сегодня, во всех же остальных случаях, обхожусь чем-то на скорую руку или просто ужинаю в одном из многочисленных ресторанчиков недалеко от дома.
Я поужинала, а сейчас завернулась в плед и вместе с книгой и чашкой свежесваренного кофе, устроилась на широком подоконнике, словно специально предназначенном для таких целей. Из освещения оставила только лампу, создающую уютный полумрак, чуть приоткрыла окно и вдыхая свежий воздух и машинально прислушиваясь к звукам доносящимся с улицы, глубоко погрузилась в купленную сегодня книгу о Муми-троллях, 1975 года издания. На русском. У меня в детстве вполне могла быть такая же. Увидев ее, я просто не смогла устоять.
И видимо погрузилась в волшебный мир настолько глубоко, что когда в дверь тихо и как-то деликатно постучали, я вздрогнула, едва не выронила чашку и положив книгу, испуганно уставилась в прихожую. Никаких гостей я не ждала. Ко мне вообще никогда никто не приходит, за редким исключением, тем более в такое время. На мгновение я подумала, что мне показалось, но тут же вновь раздавшийся, чуть более настойчивый стук, развеял мои сомнения. Достав из ящика стола Ругер, и стараясь ступать медленно и тихо, я подошла к двери и посмотрела в глазок.
Открывшаяся картина, заставила меня судорожным взглядом обшарить прихожую, запихать пистолет в полку для обуви, включить свет и открыть дверь. На пороге стояла Мэдлен.
Я распахнула дверь пошире, и быстро отшагнула назад, не дожидаясь пока она спросит разрешения войти, а сразу предоставляя ей такую возможность. Курта я еще могла помариновать на пороге, но не Мэдлен.
Она приняв мое молчаливое приглашение зашла внутрь, и я закрыв за ней дверь, почему-то на французском, поздоровалась:
- Bonsoir, - и тут же исправившись и перейдя на английский, с некоторой тревогой осведомилась. - Что-то случилось?
Но она лишь едва заметно улыбнулась, небрежным движением расстегнула свой длинный, черный плащ и сунув руки в карманы, даже не осмотревшись, безошибочно направилась на кухню, бросив мне через плечо:
- Нам нужно поговорить.
Я потопала за ней следом, не удивляясь ее осведомленности и пытаясь сообразить, нужно ли предложить ей кофе. На кухне я дождалась, когда Мэдлен непринужденно усядется, выбрав для этого один из стульев рядом с обеденным столом, включила большой свет, выключила лампу, попутно постаравшись незаметно засунуть поглубже под плед лежащую книгу, в надежде, что Мэдлен не успела заметить ЧТО я читаю, и убрав с окна свой остывший и недопитый кофе, все же предложила ей:
- Хотите?
И тут же смешавшись и сообразив, что она могла меня не так понять, добавила:
- Ну, в смысле не этот, я свежий сварю.
Мэдлен весело, но совсем не обидно, усмехнулась, не считая нужным скрывать что заметила мое смущение, и что оно ее изрядно веселит, и к моему величайшему облегчению, отказалась:
- Нет, спасибо.
А то я уже представляла как под ее взглядом буду варить кофе. Ну почему в ее присутствии я вечно веду себя как идиотка? Впрочем, вопрос риторический.

- Завтра в восемь утра у тебя инструктаж, - сообщила мне Мэдлен.
- Да, я знаю, - недоумевая ответила я. Но она ведь явно пришла не для того, чтобы мне об этом напомнить. И Мэдлен меня не разочаровала.
- До него тебе нужно будет сделать кое-что еще.
Я всем своим видом показала, что внимательно ее слушаю. Но она не спешила переходить к сути дела, начав издалека:
- Ты знаешь Джонсона?
- Да, он новый командир группы.
- Две недели назад во время миссии в Бангладеш, он был завербован Красной Ячейкой.
Я удивленно вскинула брови:
- И вы ничего не сделали, а просто позволили ему работать дальше?
- Информация - это власть. Нет смысла ликвидировать его, если из этого можно извлечь пользу. Когда-нибудь ты это поймешь.
Я была в состоянии понять это прямо сейчас, но благоразумно промолчала.
- Мы следили за ним все это время, и нам удалось выяснить, что завтра, вернее уже сегодня, он попытается выкрасть файлы с пятого уровня. И ему это удастся. Я об этом позаботилась.
- Но... - непонимающе возразила я.
Мэдлен продолжила, словно не заметив этого:
- Неминуемо сработает защитная система, Отделу станет известно о взломе, начнется расследование. Совсем отключить защиту нельзя - слишком рискованно.
Мэдлен достала из кармана маленькую серую панель, с небольшим дисплеем и парой кнопок.
- Это компактный декодер нового поколения. Позволяет взломать систему и скачать файлы, а также вскрыть почти любой кодовый замок. Ну и глушит сигнал камер в радиусе трех метров. У Джонсона будет точно такой же. За небольшим исключением - твоя модель немного модифицирована. Она уничтожит всю информацию о предыдущем скачивании. Джонсон появится на пятом уровне ровно в шесть утра. Я отсрочу тревогу на пятнадцать минут. В шесть десять, после того как Джонсон уйдет, ты должна быть на месте и скачать файл FC-8237 из сегмента 17А и успеть уйти до того как прибудет охрана.
- Но... тогда ведь все решат что я... - и я потрясенно захлопнула рот.
Ответом мне послужил прямой, пристальный взгляд, и словно его одного было недостаточно, Мэдлен добавила:
- Именно.
- Но зачем?
- Джонсон знает, что Отдел будет искать виновника, и пока расследование не будет закончено, он заляжет на дно, а у нас нет времени. Но если вместо него обвинят кого-то еще, он успокоится и передаст информацию. Что нам и нужно. Мы возьмем и его и заказчика.
- Значит, Отдел выйдет на меня?
- Да. Я думаю Биркофу понадобится пара часов чтобы тебя вычислить. Скорее всего тебя арестуют после инструктажа. Во время ареста, декодера и файла при тебе быть не должно. Спрячь их заранее в надежном месте.
- Меня будут допрашивать?
- Да. Джонсон разместил в Отделе камеры, чтобы следить за ходом расследования. В связи с этим, в операции задействовано крайне малое количество людей. Даже шеф не в курсе происходящего. И тебе нужно будет обмануть не только Джонсона, но и Отдел. Поэтому, извини Мари, но все будет по-настоящему.
Я в легком шоке уселась на подоконник. Ну вот, прямо как я хотела, мне говорят все как есть, ничего не скрывая и не утаивая. Это конечно хорошо, вот только отказ от столь сомнительной чести не предусмотрен. С одной стороны мне вновь уготована роль подсадной утки, но с другой есть и повод для некоторой гордости - мне доверяют. Вот только за это доверие придется расплачиваться дорогой ценой.
- И что я должна буду говорить на допросе?
- Все что угодно, кроме упоминаний о нашем разговоре, естественно. Ты ведь понимаешь, как это будет звучать, если ты скажешь правду?
Я понимала. И кроме того, я понимала завуалированный но совершенно явно подразумеваемый Мэдлен намек - это будет расценено ей как предательство.
- Можешь молчать, можешь что-то соврать, - посоветовала Мэдлен. - Тебе все равно не поверят. Но информацию о местонахождении декодера и файла выдашь не раньше чем через час.
- И как я узнаю, сколько прошло времени?
- Через час я зайду узнать как идут дела. Расскажешь мне.
Я судорожно сглотнула, и кивнула соглашаясь. А что еще мне оставалось?
- И что потом?
- Скорее всего ничего больше не узнав, тебя ликвидируют и закроют расследование.
Я онемела от ужаса. А Мэдлен глядя на мое ошеломленное лицо усмехнулась и пояснила:
- Я позабочусь о том, чтобы ликвидация была обратима. Тебе введут специальный препарат, ты потеряешь сознание и придешь в себя, когда все закончится, от укола антидота в лазарете.
- Ясно.
Не могу сказать, что ее пояснение меня сильно успокоило, но как я уже говорила ранее, деваться мне некуда.
- Тебе все понятно по заданию?
- Да.
- Хорошо.
И когда она уже поднялась и собралась уходить, я все же остановила ее волнующим меня вопросом, поборов свое нежелание это делать:
- Э-э, Мэдлен, а как мне попасть на пятый уровень?
- А ты не знаешь? - нарочито удивленно и с некоторой даже долей веселья, спросила Мэдлен. Так, словно это элементарная вещь о которой известно всем в Отделе.
Нет, она что, издевается? Откуда у простого оперативника первого уровня доступ на пятый? У меня и на второй-то нет. Я там и не была ни разу. Определенно издевается. Чему тут удивляться? Тому что правила в Отделе действительно работают? Я конечно рада, что даю ей сегодня столько поводов для поднятия настроения, но в то же время, чувствую себя и немного обиженной и уязвленной ее снисходительным весельем. Это нечестно.
Может она просто настолько привыкла что у нее есть доступ всегда и ко всему, что забывает что у других его нет? Мэдлен - забывает? В это верится с трудом, вернее совсем не верится. Скорее это очередная проверка по ходу дела - как я отреагирую. Попрошу помощи или буду пытаться справиться сама. И неизвестно, какой вариант для нее предпочтительнее. Но дураков нет. Я не собираюсь завтра тыкаться вслепую, тем более с таким жестким ограничением по времени. Пусть лучше посчитает меня несамостоятельной и безинициативной, чем завалить задание.
- Лифт в северо-западном углу, рядом с моим кабинетом. С помощью декодера введешь требуемый код и разблокируешь его, - снизошла до объяснения Мэдлен.
- Ясно, - поспешила я уверить ее, а то еще лекцию по ориентированию в Отделе заставит выслушать, в чем я уж точно не нуждалась.
- Теперь всё?
- Да.
И Мэдлен направляясь к выходу, попрощалась:
- Увидимся утром.
Закрыв за ней дверь, я вернулась на кухню. Убрала на место пистолет, машинально вылила в раковину кофе, вымыла чашку и обреченно плюхнулась на стул, который всего пару минут назад занимала Мэдлен. Вот это да-а. Если честно, чувствую я себя сейчас препаршиво. Прямо ночь перед казнью. Очень неприятное чувство. Заснуть я теперь вряд ли смогу, да и читать больше не получится. В животе в тугой клубок свернулся страх перед завтрашним днем. Но зато теперь у меня появилась личная, стопроцентно работающая примета. Мэдлен ночью у меня дома - явно не к добру.
 

#158
sma
sma
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Мар 2016, 18:44
  • Сообщений: 999
  • Откуда: Усть-Каменогорск
  • Пол:
Эх, подвидет наша Меди Мари под манастырь.Ага и шеф не вкурсе всех дел, как потом Меди разруливать будет.
 

#159
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 3535
  • Пол:
Когда-нибудь, если Мэдлен это будет надо, может и подведет. :yes:
Обычно, у нее это отлично получается - разруливать. :)
 

#160
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 3535
  • Пол:
27.01.1997.

Из темноты меня выдернула резкая боль. Сердце билось как загнанное, но через пару секунд чуть успокоилось и я медленно открыла глаза. И резко отшатнулась назад, вернее, попыталась это сделать - тело почему то совсем не слушалось. Меня вновь затопил ужас - ничего не изменилось, вокруг все тот же залитый ослепительным светом кафель, а надо мной вновь склонилась ненавистная Бутан. Но видимо выражения моего лица оказалось достаточно, ибо Бутан тут же исчезла из моего поля зрения, а сбоку раздался мягкий и успокаивающий голос Мэдлен:
- Все нормально, Мари. Все уже закончилось.
Я повернула голову в ее сторону, разом вспомнив все. И постаравшись успокоиться, вновь на пару секунд закрыла глаза. Преодолев слабость, я задала больше всего сейчас интересующий меня вопрос:
- Вы его взяли?
- Взяли. И Джонсона, и одного из высокопоставленных членов Красной Ячейки, что в ближайшее время позволит нам размотать всю цепочку.
Мэдлен подошла поближе и легко дотронувшись до моего плеча, поблагодарила:
- Спасибо, Мари. Отличная работа.
И уже выходя, добавила:
- Отдыхай.

В лазарете я провела всего сутки. Несмотря на весь ужас пережитого, никаких необратимых последствий случившееся для меня не имело и восстановилась я очень быстро. Что наталкивает на мысль, о неслучайности выбора именно тех методов допроса, которые ко мне применили. Что ж, Мэдлен ничего не пускает на самотек. Контроль и анализ - ее кредо.
Но для меня так и осталось загадкой, была ли Бутан в курсе моей невиновности с самого начала, или узнала об этом постфактум, вместе с остальными. Да в принципе, никакого значения это не имеет, в любом случае, мое отношение к ней ничто уже не изменит - при случайных встречах в коридоре, я едва сдерживаю желание свернуть ей шею.

Абсолютное большинство тех, с кем я пересекаюсь в Отделе, казалось намеренно избегали темы происшедшего и вели себя словно ничего не случилось. Будто и не было моего ареста, допроса, ликвидации и непонятного воскрешения и освобождения. И лишь Вальтер, который, как выяснилось был в курсе с самого начала, отреагировал так, как мне в глубине души и хотелось, посочувствовав: "Да, детка, здорово же тебе досталось".
И еще, изменилось отношение ко мне в группе. С Куртом на эту тему не было сказано ни слова, словно он считал в порядке вещей выполнение таких поручений, и говорить тут не о чем. Ли стал шутить осторожнее и более сдержанно, как будто чего-то выжидал или не мог определиться со своим новым ко мне отношением. Но было все же и кое-что хорошее. Тэйлор наконец-то отстал от меня и прекратил донимать своим превосходством. Чаще всего он теперь предпочитает меня вообще не замечать. Когда это возможно, конечно. И меня это вполне устраивает.

В один из дней после того, как я вернулась к оперативной работе, меня вызвали к шефу. Первый раз за все два года моего пребывания в Отделе. Не уверена, что он до сего момента вообще помнил о моем существовании. Во всяком случае, лично с ним, наедине, я никогда еще не общалась. И хорошо. Из высшего руководства мне за глаза хватает Мэдлен.
Поднималась я по ступенькам, в смешанных чувствах и понятия не имела, чего мне ждать от этого визита.
Войдя внутрь, я с облегчением увидела, что шеф не один. Рядом с ним, плечом к плечу, но на полшага позади, стояла Мэдлен. И вид оба имели донельзя официальный. Я остановилась в паре шагов от них и замерла в ожидании.
- Надеюсь, ты понимаешь, почему мы так поступили? - безо всякой прелюдии поинтересовался шеф.
Ни ему, ни мне не нужны уточнения о чем идет речь. Это могло быть только об операции Джонсона. И не знаю, чего в его словах было больше - желания узнать о моем отношении к происшедшему, или попытки оправдаться, но я ответила единственно возможное в этой ситуации. То, что он и хотел услышать:
- Да, конечно, - стараясь выглядеть при этом спокойно и невозмутимо, но меня выдал непроизвольно задергавшийся левый глаз. Частично из-за воспоминаний о том дне, а частично из-за шефовой неуклюжей и совершенно ненужной мне попытки извиниться. Если конечно его слова вообще можно так расценить. Тем более, что выходит это у него с грацией слона в посудной лавке. И последовавшие за этим пассажи шефа о жертвах приносимых на алтарь добра, лишь еще больше усилили неловкость момента.
Лучше всего с его стороны, было бы совсем не поднимать эту тему. И я прямо посередине его речи, плюя на то, что это невежливо, перевожу взгляд на Мэдлен.
По ее ответному взгляду, отнюдь не извиняющемуся за бестактность и толстокожесть шефа, я вижу, что она все же понимает всю неуместность для меня его излияний. И за это я готова простить ей абсолютно все. Если уж на то пошло, сделала я это ради руки Мэдлен на моем плече, а вовсе не ради высокопарных разглагольствований шефа. И она это знает. Между нами словно существует некое негласное понимание. Возможно, правда, что все это, всего лишь мои фантазии, пусть так, но они помогают мне жить. И такие моменты как этот, дают мне надежду, что может быть я не так уж и ошибаюсь, и не выдаю желаемое за действительное.
И только сейчас, я с полной ясностью для себя, осознала, что я человек Мэдлен. Не шефа, и даже не Отдела. При всей непоследовательности и даже абсурдности этого утверждения, ибо эти понятия неотделимы друг от друга. И похоже, именно в этот момент, я сделала окончательный выбор.
Дождавшись когда шеф закончит свою речь, Мэдлен кивком отпустила меня:
- Ты свободна.
Я кивнула ей в ответ, и не удостоив шефа и взглядом, удалилась. Все равно, такие тонкости недоступны его пониманию, так что я могла себе это позволить. А вот Мэдлен несомненно заметит мою выходку.
Надеюсь я не перегнула палку с показным пренебрежением шефом. Чересчур выказанное, оно может ей и не понравиться.
Спускаясь вниз, я задумалась, а сделала бы я то же самое, если бы мне это просто приказал шеф? И покопавшись в себе, ответила - сделала бы. Но далось бы мне это не в пример труднее.
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей