Перейти к содержимому

Телесериал.com

Записки новичка

Последние сообщения

Сообщений в теме: 125
#121
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 2837
  • Пол:
Пробуждение трудно было назвать приятным. Помимо сухости во рту, меня смутно удивило неудобство позы в которой я находилась. И холод. Похоже, именно из-за него я и пришла в себя. Я попыталась было шевельнуться, и обнаружила, что руки заведены за голову и к чему-то привязаны, ногами я тоже не могла пошевелить, и это мгновенно выбило из меня остатки наркозного дурмана. Я заозиралась по сторонам и поняла, что по-видимому лежу на кровати в каком-то заброшенном доме. О том же говорили и запахи затхлости, сырости и покинутости. Терпеть не могу такие места. Они для меня почему-то всегда бывают связаны с неприятностями.
Я вновь попыталась было дернуться и обнаружила кое-что еще. Очередной рывок отозвался в правой руке острой болью. Я скосила глаза вправо и в тусклом свете, падающем из окна в стене напротив, осознала, что ко всему прочему, из одежды на мне остались лишь джинсы и топик. Свитер и куртка куда-то подевались, а на предплечье красуется стянутый скрепами и заклеенный пластырем, с кое-где просочившимися пятнами крови, двухсантиметровый медицинский разрез. Не порез и не царапина, а именно аккуратный разрез, и довольно глубокий, судя по причиняемому неудобству.
- Привет, Мари, - услышала я внезапно мужской голос и резко повернула голову в его сторону. Из полутьмы в глубине комнаты поднялся ранее не замеченный мной мужчина и медленно подошел ко мне поближе. Светловолосый и широкоплечий, несомненно тот же самый, что вырубил меня возле придорожного кафе.
Вот теперь я его узнала. Пару раз я встречала его в Отделе. Поэтому и не отреагировала на него как на врага. Память, обострившаяся в стрессовой ситуации, услужливо подсунула мне его имя - Джон, а заодно и невесть когда и при каких обстоятельствах, слышанную фамилию - Нейгер, если не ошибаюсь. Но на этом и все, чем он там занимается, я ни малейшего понятия не имею.
- Ты повторяешься, - хрипло, словно пробуя свой голос, попеняла я.
- Извини, - он с деланным сожалением пожал плечами. - Я бы сказал "добрый день", но для тебя он к сожалению, вряд ли добрый.
- А что так? - и на этот раз, в моем голосе прозвучал вызов и даже некоторая издевка. Помимо страха, я ведь прекрасно понимаю, что положение в котором нахожусь, не сулит мне ничего хорошего, и растерянности от непонимания происходящего, во мне начинают пробуждаться упрямство и злость. Ненавижу такие ситуации, и почему-то вечно в них попадаю. Но чем больше меня прессуют, тем сильнее я сопротивляюсь. И глядя ему в глаза и не пытаясь скрыть в своем взгляде обещание всяческих неприятностей, если только я смогу освободиться, я вновь попробовала на крепость стягивающие мои руки ремни, но не смогла удержаться от болезненной гримасы - порез ощутимо болел.
И Нейгер проигнорировав сам вопрос, счел за нужное пояснить:
- Это был частотный датчик. Можешь не волноваться, тебя не найдут.
Но что-то в его голосе и выражении лица помешало мне трактовать его слова однозначно, и я уточнила, постаравшись придать тону спокойствие и насмешку, которых на самом деле не испытывала - ни к чему ему знать, что я не в курсе, насчет датчика и того как он вообще оказался в моей руке:
- Я должна этому радоваться или мне нужно испугаться?
- Тебе виднее, - усмехнулся он в ответ.
Ему явно понравилось, что я не теряю самообладания, и вообще он выглядит вполне дружелюбно. Если бы не положение в котором я нахожусь, пожалуй, я не восприняла бы его за угрозу.
- Извини за неудобство, - он кивнул на мои руки. - Но это вынужденная мера. Мне нужно с тобой поговорить, а у меня есть основания полагать, что тебе этот разговор не понравится. Но ничего не поделаешь, у меня нет выбора, как и у тебя.
Я понятия не имею, что происходит, несомненно лишь то, что он из Отдела, но что это значит? Что Мэдлен и я вместе с ней предатели за которыми охотится наш Section One? Может он сам предатель? А может еще тысяча и один вариант, который даже не пришел мне в голову. Но все это явно связано с ее поручением. Остальное лишь догадки. Мне срочно нужно прояснить хоть что-то, чтобы иметь пространство для маневра, и понять какой линии поведения придерживаться:
- Тебя ведь Джон зовут? - если можно, потенциального мучителя лучше постараться расположить к себе, и то что я помню его имя, может этому поспособствовать. - Тебя послал Отдел?
Он проигнорировал мою попытку сближения - это плохо, но зато ответил на второй вопрос:
- В некотором роде, можно сказать и так.
Не особо информативно, но кое-какие мои предположения похоже подтвердились. Если я правильно поняла весьма туманные намеки Мэдлен, то опасность могла исходить от кого-то извне, а не со стороны Отдела. И раз мной заинтересовались свои же, то значит ли это что мои опасения сбылись? Возможно ли чтобы Мэдлен пошла против Отдела? Я не настолько хорошо ее знаю, чтобы ответить на этот вопрос. И почему в таком случае за мной не послали группу? Нет, слишком мало информации. И я попыталась вытянуть из него хоть что-то еще:
- Что значит в некотором роде? Я в чем-то провинилась? Что вообще происходит?
- Ну, ты меня разочаровываешь. Разыгрывать неведение - несерьезно. Ты прекрасно понимаешь, что происходит.
- Не имею ни малейшего понятия, на каком основании ты все это творишь.
- Это вам нужно беспокоиться о том, что вы творите, - начал закипать Нэйгер, но тут же взял себя в руки, усмехнулся и продолжил. - Ну что, договоримся по-хорошему? Не то, чтобы я верил, что ты на это пойдешь, но надо же хотя бы попробовать?
- Договоримся о чем? Скажи уже наконец, что тебе от меня нужно?
- Мне нужен диск, который дала тебе Мэдлен.
Вот он, момент истины, и к сожалению, похоже я оказалась права в своих подозрениях насчет Мэд, судя по его словам, когда он не смог сдержать раздражения, она и правда затеяла что-то выходящее за рамки терпения шефа. И как мне теперь поступить? Хотя, по-большему счету, разве у меня есть выбор? И в глубине души я это знаю, даже несмотря на то, что она похоже, здорово меня подставила. Но это было мое решение, меня никто не заставлял, знала же, что вляпываюсь во что-то весьма сомнительное, и дурно пахнущее, причем по доброй воле. "Вот и держись теперь", - сказала я сама себе, и внутренне вздохнув, потому как прекрасно понимала на что себя обрекаю, ответила Нэйгеру:
- Диск? Понятия не имею, о чем ты. Она дала мне отпуск, если ты не в курсе. Я просто путешествую.
- Ну да, путешествуешь. Под поддельными документами.
- Ну и что такого? У меня даже оружия с собой нет. Думаешь я повезла бы, что ты там говоришь - диск? Судя по тому как вы забегали - важный, совершенно беззащитная?
- С такой охраной, какую приставила к тебе Мэдлен, тебе совершенно ничего не грозило.
- С какой охраной? О чем ты? - абсолютно искренне удивилась я. Для меня совершеннейшая новость то, о чем он говорит. Если конечно не врет.
- Я ездила в Брюссель совершенно одна. Знаешь, писающий мальчик, площадь Гранд Плас...
- Да, - одобряюще кивнул он. - Все так натурально. Хорошая актриса. Вот только прибереги свою игру, для кого-то еще. Со мной этот номер не пройдет. Я следил за тобой от самого дома нашего дражайшего зама, но тебя слишком тесно пасли. Всю дорогу, к тебе было не подобраться. Перед Брюсселем, я вообще тебя потерял, но к счастью нашел, вот только диска при тебе уже нет. Так куда ты его дела? Где он?
Но я игнорирую его вопрос и задумчиво-подозрительно задаю свой, осознавая, что этим фактически признаю свою причастность, но я не вижу смысла больше отпираться, он слишком много знает, чтобы поверить, что я здесь ни при чем:
- Если ты говоришь правду, то почему ты один? Почему шеф не послал за мной группу? И почему ты не везешь меня в Отдел, а допрашиваешь здесь?
- Шеф? - как мне показалось, удивленно, переспросил он, но тут же продолжил. - Мы решили разобраться с проблемой по тихому, в тесном семейном кругу, так сказать. Ни к чему привлекать Отдел, правда ведь?
Очень не понравилось мне то, что я услышала. Помнится, Мэдлен уклонилась от моего вопроса о шефе. И вот еще одно, похоже уже окончательное, подтверждение моей правоты. Он в курсе действий Мэдлен и не одобряет их, но действовать в открытую не хочет, чтобы не подставить ее, предпочитая разобраться с ней сам, не привлекая лишнего внимания, вот и послал своего человека. Да, все сходится.
Но от того, что я все поняла, легче мне не стало отнюдь. Раз уж шеф не хочет привлекать Отдел, значит свидетели ему не нужны, а я самый что ни на есть непосредственный свидетель и перспективы у меня в связи с этим не очень. Как только он получит то, что ему нужно, его агент меня убьет. Скорее всего. Кроме того, есть у меня опасения, что я теперь и Мэдлен-то не особо нужна. То, что она от меня хотела, она уже получила, и теперь, я лишь помеха. Так что шансов для меня не то что мало, я вообще их не вижу. Но сдаваться не собираюсь. Мало ли как оно там на самом деле. Нейгер может банально врать, хотя я так не думаю, он слишком осведомлен для этого. Да и в своих рассуждениях я нахожу некоторые несостыковки, но подумать как следует, у меня нет ни возможности, ни времени, приходится строить предположения буквально на ходу.
- Ну так что, Мари? - видимо устав ждать моего ответа, осведомился Нейгер. - Облегчим друг другу жизнь? Где диск?
На что я обреченно вздохнув, понимая что за этим последует, вновь ответила:
- Не имею ни малейшего понятия.
- Ну что ж, так я и предполагал, - ничуть не удивился Нейгер. - От простых разговоров, толку не будет. Но у меня есть чем тебя разговорить.
Он опять отступил вглубь комнаты, но на этот раз не уселся в углу, а достал из рюкзака нечто вроде походной аптечки, подошел к скрытому в полутьме столу и открыв ее, выложил в ряд набор ампул и шприцов. И изредка поглядывая в мою сторону, начал набирать в шприц прозрачную жидкость.
Меня мягко говоря не обрадовали его приготовления. Очень не хочется пробовать на себе отделовские препараты. По сравнению с ними, все мои предыдущие "попадания" могут показаться детскими шалостями. Я в который уже раз попробовала было освободить руки, но тщетно, связаны они были на совесть и со знанием дела.
- Не выйдет, - не укрылись от него мои попытки. - Лучше подумай о том, что должна мне рассказать.
- Я тебе ничего не должна, - огрызнулась я, но весь эффект от моих слов оказался подпорчен крупной, сотрясавшей мое тело дрожью - наполовину от того, что оказавшись в одном топике, я банально замерзла, наполовину от страха. До сего момента, мне везло. Отдел никогда еще меня не пытал - психологическая ломка не в счет, но я слишком много видела, чтобы несерьезно отнестись к этой возможности.
- Это ты сейчас так думаешь, - возразил Нейгер, закончив набирать шприц и подойдя вплотную, наклонился надо мной. - Извини Мари, ты ведь понимаешь, ничего личного, просто работа.
Я в тщетной попытке избежать неизбежного, всем телом рванулась от него в сторону. Но он навалился на меня сверху, аккуратно и даже почти нежно, но от этого не менее результативно прижал меня к кровати, лишая всякой возможности дернуться, и воткнул шприц в левое, неповрежденное предплечье.
Дождавшись, пока он закончит вводить препарат и ослабит хватку, я попыталась было ударить его головой в лицо, но он увернулся, и усмехнувшись, слез с меня. Отступив на пару шагов, нашарил в постепенно заполняющих комнату сумерках, некое подобие стула, и устроился на нем прямо напротив кровати, с интересом и ожиданием поглядывая на меня

Сообщение отредактировал DeJavu: Пятница, 06 октября 2017, 00:06:52

 

#122
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 2837
  • Пол:
Какое-то время ничего не происходит. Я лежу прислушиваясь к себе, но ничего особенного не ощущаю, а затем внезапно меня пронзает такая боль, что мое тело выгибается дугой над кроватью. Мне кажется, что меня парализовало, я не могу не только кричать, но и просто вдохнуть воздух. К счастью, через пару секунд меня отпустило, и я бесформенным кулём рухнула назад, пытаясь отдышаться.
- Ну как тебе? Новейшая разработка! - с такой гордостью, словно сам ее создал, похвастался Нейгер. - Подожди, это только начало. Приступы будут становиться все дольше, а промежутки между ними все меньше. Во время пика, а это произойдет где-то минут через двадцать, активная фаза будет длиться до тридцати секунд, а промежутки сократятся до трех минут. Поверь, это очень неприятно.
- Тебе-то откуда знать? - переводя дыхание, спросила я. - Или на тебе это тоже испытывали?
- Шутишь? Ну-ну. Шути-шути. Через час действие препарата закончится, но ты не волнуйся, у меня есть еще. Как только захочешь все это прекратить, скажи мне где диск и я вколю тебе антидот.
Он откинулся на спинку стула, устраиваясь поудобнее. Жаль, но я такой возможности была лишена. Да мне уже становится и не до того. Я чувствую, как глубоко внутри, вновь растет и расширяется нечто, названия чему я не могу подобрать, и через секунду, меня вновь сковывает боль.
Следующие полчаса прошли именно так, как он и предсказывал. Приступы становились все дольше, а промежутки все меньше. Нейгер особо разговорами не донимал, с интересом наблюдая за мной, и видимо ожидая, что я сама сделаю первый шаг. Ну а я была занята в основном тем, чтобы дышать. Страшнее всего была не боль, хотя она буквально выламывала все кости, но опасность задохнуться. Я чувствовала себя так, словно меня методично и жестоко пытаются задушить, одновременно растягивая на дыбе.
- Интересно, на сколько хватит твоего сердца? - задумчиво поинтересовался Джон.
- Если тебе действительно от меня что-то нужно, то вряд ли со мной случится непоправимое, до того, как ты это получишь, - задыхаясь, парировала я. - Ну а некоторые неудобства, я уж как-нибудь перетерплю.
Но несмотря на браваду, чувствуя я себя не лучшим образом. Сердце бьется как загнанное, все тело покрывает холодный, липкий пот, и в промежутках между приступами наваливается такая слабость, что я еле шевелю языком.
К исходу первого часа, я оказалась совершенно вымотана, и когда приступы прекратились, я лежала на кровати беспомощной тряпкой. Теперь, меня даже привязывать не было бы необходимости, я все равно не могла пошевелить ни рукой , ни ногой.
Нейгер подарил мне минут пятнадцать без боли, и предпринял еще одну попытку уговорить меня:
- Мне ведь не доставляет удовольствия мучить тебя. Но ты не оставляешь мне выбора. Скажи, где диск, и все закончится.
Но не дождавшись ответа, он потянулся, встал, и взяв очередной шприц, вновь направился ко мне. На меня навалилась волна дикого ужаса. Точно знаю, что еще один сеанс я не выдержу, но не могу избежать того, что меня ждет. От полнейшего бессилия и невозможности что-либо изменить, из глаз помимо моей воли, потекли слезы.
- Н-ну, это не серьезно, - поморщился Нейгер. - Ты же сильная девочка. Просто скажи где диск.
- Я не могу сказать тебе то, что ты хочешь.
- Почему? - он ласково провел ладонью по моей щеке, вытирая слезы. - Ты боишься Мэдлен?
- Все боятся Мэдлен.
- Только не я.
- А зря.
- Она ничего тебе не сделает. Обещаю.
- Я больше боюсь шефа.
- А его-то почему? - удивился Нейгер. - Ты просто выполняла приказ. Ты не могла знать, и ты не виновата.
- Еще как могла, - подумала я про себя. - Прямо печенкой чуяла.
- Помоги мне, а я помогу тебе, - продолжал тем временем Нейгер. - Я замолвлю за тебя словечко. Мы вернемся в Отдел, и все будет нормально.
Он немного помолчал, и задумчиво предложил:
- Может, ты хочешь чего-то взамен лояльности? Меньше заданий, больше выходных. Человеческого отношения? Мы готовы пойти на некоторые уступки.
Какая ирония. Человеческое отношение! Похоже это именно то, чего я никогда не получу от Мэдлен, даже в благодарность за все перенесенное ради нее.
- Кто ты вообще такой? - удивленно спросила я.
- Очевидно, тот, кто может всё это устроить. Но мне нужен диск.
Я хочу ему поверить. Я очень хочу ему поверить. Поверить в то, что все это возможно. В то, что пытка прекратится и мы вернемся в Отдел. Что будут выходные и человеческое отношение. Я очень хотела, и я поверила ему.
Но... я не могу предать Мэдлен. Просто не могу. Если бы она отдала мне приказ - одно дело. Приказ можно отменить другим приказом. И приказ шефа вполне подошел бы. Но она меня попросила, и это все меняет. Я соврала Нейгеру. Я не боюсь Мэдлен, вернее боюсь конечно, но не это является причиной того, что я не скажу ему ничего. Я не могу предать ее доверие. Она выбрала меня. Пусть даже зная, что со мной будет, если я попадусь - все равно. Я согласилась на это добровольно, сама. Меня никто не заставлял, и я скорее умру, чем подведу ее.
- Знаешь, я пожалуй откажусь от твоего щедрого предложения, - и от осознания того, что я отказалась от последней возможности оттянуть мучения, слезы еще сильнее потекли из глаз.
С лица Нейгера медленно сползло сочувственное выражение и сменилось на холодно-равнодушное:
- Как скажешь, дело твое, - разочарованно произнес он и не церемонясь, воткнул шприц мне в руку. На этот раз у меня не было сил даже на рывок.
Следующий час я помню смутно. Местами, я теряла сознание, но всякий раз Нейгер вытаскивал меня из блаженного небытия, и вновь начинался тот же ад - по кругу. Одно хорошо, мне уже было наплевать на его психологические игры. Я вообще мало что замечала вокруг себя, сосредоточившись на том, чтобы дышать.
Возможно поэтому, я пропустила момент, когда дверь распахнулась и на пороге возник Курт, застав врасплох не только меня но и Нейгера. Через секунду уже свалившегося со стула, скуля и зажимая потянувшуюся было за пистолетом и простреленную Куртом руку.
Затем мне опять стало ни до чего, и в следующий раз когда я очнулась, Нейгера в комнате уже не было, а Курт отвязывал мои затекшие и ободранные в кровь об ремни, руки. Чуть отдышавшись, я показала ему глазами на шприцы, лежащие на столе и чуть слышно прошептала:
- Антидот.
Но Курт лишь несогласно покачал головой:
- Нет, это тебя убьет. Антидот есть у меня. В фургоне.
- Откуда?
- Мэдлен позаботилась.
Он снял с себя куртку и накинул мне на плечи.
- Идти сможешь?
Я кивнула и попытавшись встать с кровати грохнулась бы носом в пол, если бы не успевший подхватить меня Курт - ноги совсем не слушались.
Он поднял меня на руки и понес в фургон, по дороге оправдываясь:
- Извини что так долго. Сигнал пропал, мы не могли тебя найти, нам пришлось прочесывать местность.
Я оставила его извинения без ответа. Я все еще не знаю, кому могу доверять. И даже упоминание им Мэдлен, и его необъяснимое возникновение здесь, меня не успокоили. Только она может отменить свой приказ, пока не увижу ее - буду молчать, и всех считать потенциальными врагами.
Курт, как и обещал, вколол мне антидот и я почти моментально уснула, пригревшись под его курткой и привалившись к его же плечу.

Сообщение отредактировал DeJavu: Пятница, 06 октября 2017, 21:35:10

 

#123
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 2837
  • Пол:
По приезду в Отдел, несмотря на то, что в общем-то я уже чувствовала себя вполне сносно, Курт отвел меня в медблок и оставил там на попечении врачей. Меня успели осмотреть, померить давление и что-то еще вколоть, а затем в медблок быстрым шагом вошла Мэдлен и скомандовав: "Оставьте нас", остановилась напротив кушетки, на которой, свесив ноги, сидела я.
Секундного взгляда, брошенного мною на привычно-холодную и бесстрастную Мэдлен, хватило мне чтобы осознать, что похоже я абсолютно неверно оценила ситуацию. Мэдлен - предатель? Как мне вообще могла прийти в голову подобная чушь? И дело не в том что сейчас мы в Отделе и она не хочет компрометировать себя, и потому притворяется, что встречи у нее дома и личной просьбы не было. Нет - просто сказка закончилась. Мне слишком многое сказали её глаза - холодные, умные, проницательно-насмешливые. Именно они привели меня в чувство. Вот это - настоящая Мэдлен, а то что было в ее квартире всего лишь фарс. И как я могла хоть на секунду поверить в нее - ту?
Я угрюмо молчу и исподлобья смотрю на нее, не собираясь сама ничего спрашивать. И Мэдлен дождавшись, пока мы останемся одни, заговорила первой:
- Молодец Мари, ты отлично справилась с заданием.
Я уже многое поняла и поэтому ее слова о задании не стали для меня шоком и удивили гораздо меньше, чем могли бы. Значит, я права и ее просьба - лишь спектакль. Игра в кошки-мышки, где я исполнила роль простой серой мышки, а Мэдлен сыграла на моих слабостях и желаниях, которые, похоже, для нее не являются секретом. Она показала мне то, что я хотела увидеть. Выходит, не было никакой личной просьбы, а каждое ее слово и выражение лица во время нашего разговора было выверено и взвешено, чтобы в итоге вызвать у меня именно ту реакцию, что ей нужна.
Очень неприятно чувствовать себя настолько управляемой и предсказуемой. Но с другой стороны, что я могла противопоставить психологу такого уровня как Мэдлен? У меня просто не было шансов.
- С заданием значит? - не скрывая сарказма в голосе, переспросила я, желая дать понять, что все поняла.
Мэдлен словно в крайнем удивлении приподняла бровь, спрашивая:
- А что еще это могло быть?
Вот значит как. Ясно. Я конечно этого ожидала, но столь беззастенчивое вранье, меня все же неприятно поразило. Ну что ж, проехали.
- Кто такой Нейгер? - соглашаясь и принимая ее правила игры, хмуро спросила я.
- Он предатель.
- Правда? А он сказал, что предатель вы. Не прямо, но это подразумевалось, - чуть запнулась я.
- В самом деле? - с хорошо скрытой насмешкой уточнила Мэдлен. - И ты ему поверила?
- Да, - не стала отпираться я, зная по своему горькому опыту, что врать ей бесполезно.
- Почему же тогда не дала ему то, что он хотел?
Пожалуй, это самый трудный и неловкий вопрос, который мне задавали за все время моего пребывания в Отделе. И я просто молчу и стараюсь не встречаться с ней взглядом, испытывая желание провалиться куда-нибудь поглубже, уровень так на восьмой. Врать ей я не могу но и сказать правду вслух - для меня тоже невозможно и немыслимо.
- Я-ясно, - понимающе протянула Мэдлен. Ей мои слова без надобности. Она и так все понимает и знает о моей наивной, глупой, необъяснимой привязанности к ней, раз уж использовала ее в своих целях.
И от того, что до меня наконец это дошло, краска стыда медленно залила мне щеки. А Мэдлен ни слова больше не сказав на эту тему, за что я была ей безмерно благодарна, продолжила объяснение:
- Мы уже некоторое время знали о Нейгере и о том, что он сливает информацию, но у него сильные покровители, а у нас не было доказательств.
- И вы все подстроили?
- Именно. Диск был приманкой. Группа вела тебя всю дорогу, устроив так, что Нейгер потерял тебя перед аэропортом, а когда диск был уже в безопасности, устранилась и позволила ему тебя взять.
- К чему такие сложности? Не легче ли было позволить ему узнать где диск и взять с поличным?
- Он не стал бы светиться сам, а просто доложил тем, на кого работает его координаты, и сам вернулся бы в Отдел. Цель операции не была бы достигнута.
- Если все так, как вы говорите, то почему я не замечала слежку?
- Тебя отслеживали по датчику, у группы не было необходимости постоянно оставаться в зоне видимости. Ну и кроме того, это вопрос опыта, а у тебя его пока явно не достает для самостоятельной работы. Кстати, это одна из причин, почему мы выбрали на эту роль тебя.
- Одна из причин? А какие другие?
- Твоя склонность держаться под пытками до последнего. Тебя для этого просто нужна правильная мотивация.
- Правильная мотивация? И какая была на этот раз? - язвительно осведомилась я.
И лишь задав вопрос, я поняла, что он явно был лишним. Я и сама знаю ответ, ибо вот она, мотивация, стоит передо мной и иронично улыбается. Она прекрасно знала, что попроси она меня о чем-то лично, и я в лепешку расшибусь, выполняя ее просьбу. И это, а вовсе не моя склонность держаться под пытками и недостаток опыта, явилось главной причиной. Я конечно не думала, что смогу скрыть от нее свое отношение... Нет, буду честной, пожалуй думала что это незаметно, вопреки все рациональным доводам приводимым мной самой себе. И даже когда Аннет буквально ткнула меня носом, прямым текстом обвинив в том, что я благоговею перед главным психологом, я и на это умудрилась закрыть глаза. Просто я не видела то, что не хотела видеть. Но теперь смысла притворяться нет. Я знаю, что она знает, и чувствую себя так, словно меня застукали за чем-то очень неприличным, а кроме того, смешной и жалкой одновременно.
Но хуже всего даже не это, а то что я с ужасом понимаю, что повторись ситуация, и я вновь с радостью наступлю на те же грабли. Не важно, как она со мной поступает, я ничего не могу с собой поделать - это выше меня.
Недавно посетившее меня желание провалиться поглубже, усилилось многократно. Я даже непроизвольно заерзала под ее взглядом, но усилием воли заставила себя сесть ровно и держать удар.
К счастью, и на этот раз, видимо поняв по моему несчастному лицу, что вопрос вырвался у меня случайно и я вовсе не хочу услышать на него ответ, она ограничилась лишь снисходительной улыбкой. И я спеша поскорее уйти от скользкой темы, и в то же время самим своим вопросом невольно признавая, что несмотря на недосказанность, мы обе все понимаем, я поинтересовалась:
- Но если вы знали, что я вас не предам, почему было просто не сказать мне все как есть? К чему этот обман? Вы все равно мне не доверяли?
По легкому отрицательному кивку, я поняла, что не угадала, и выдала еще одну версию:
- Вы не доверяли моим актерским способностям?
- В некотором роде, - на этот раз согласилась Мэдлен. - Получилось бы у тебя разыграть полное неведение? А пойми Нейгер, что ты, а значит и Отдел в курсе, скорее всего он убил бы тебя, а сам исчез.
Мне ничего не оставалось, как соглашаясь со справедливостью сказанного, кивнуть, но у меня уже настолько накипело, что я не удержалась:
- Мэдлен, могу я вас кое о чем спросить?
По выражению ее лица, я поняла, что спросить-то могу, но не факт, что услышу желаемое.
- А это обязательно, постоянно использовать меня втемную?
- Разве тебе так было не легче?
- Тогда, возможно да. Сейчас - нет.
- Ты чувствуешь себя обманутой? Но ты лишь позволила себе, обмануть саму себя. К слову сказать, тебе были даны все возможности оторваться от слежки. Конечно, позже, тебя все равно отследили бы по датчику, но оторваться ты могла. Ты не воспользовалась этой возможностью, в основном потому, что о самой слежке и не подозревала. Что ж, в следующий раз будешь внимательнее. И о Нейгере. Не попасть к нему в руки, у тебя также были все шансы. Обвинять тебе, кроме себя самой - некого.
- Тогда в чем смысл? Если бы я засекла слежку и ушла от Нейгера, вся ваша затея разлетелась бы как карточный домик.
- Конечно. Но я знала, что для этого у тебя слишком мало опыта. Считай это задание работой над ошибками.
Я чувствую себя как котенок, которого извозили в им же сделанной луже. Противно. Но она права. Я могла сделать их всех, но думала не о том. Нужно было получше сосредоточиться на текущем моменте, а не морально рефлексировать. Еще один щелчок по носу. Болезненный, но не смертельный. И чисто из вредности, понимая, что все равно ничего этим не добьюсь, я буркнула:
- И все же, легче работать, когда знаешь, что тебя ждет.
К моему удивлению, Мэдлен не оборвала меня, а развила тему:
- В Польше, во время операции с Новаком, ты знала. И это тебе не помогло, скорее наоборот. К сожалению, это не твой вариант.
- Но это не мешает вам меня использовать? - ехидно поинтересовалась я.
- Не мешает, - согласилась она, и судя по веселым искоркам в глазах, этот разговор ее немало забавляет. Чего не могу сказать о себе.
- Значит, это продолжится и дальше, - констатировала я.
Мэдлен чуть пожала плечом:
- Нравится тебе это или нет, но ты будешь работать на благо Отдела. Тем или иным способом. Обманывая тебя, легче добиться требуемого результата. Но если тебе это так претит, есть и другая возможность. Как только ты осознаешь, что Отдел всегда прав и никогда не ошибается, возможно, необходимость в таких методах отпадет сама собой. Все зависит от тебя. Если хочешь, это вопрос доверия.
- То есть, вы требуете от меня безоговорочного доверия и преданности?
- Именно.
- Трудно доверять Отделу, зная что меня обманывали, обманывают и если понадобится, будут обманывать и впредь. И разве я давала повод сомневаться в моей преданности?
- Ты не понимаешь. Дело не в том, что ты делаешь, а в том, что ты при этом думаешь и чувствуешь. Меня не устраивает не твое поведение, а твое отношение к ситуации. Ты работаешь потому, что тебя заставляют, из страха перед наказанием. Но если бы ты была внутренне убеждена в правоте Отдела, и полностью, не только поступками, но и мыслями, ему верна, то смогла бы обмануть Нейгера, даже зная что он предатель.
Я с сомнением покачала головой:
- Вы же сами сказали, что актриса из меня никакая.
- Дело не в актерских способностях. Кстати, у тебя с ними все в порядке. А в том, что подсознательно ты не хочешь их применять. Вспомни Новака. Кипя негодованием на "жестокий" Отдел, заставляющий тебя быть шлюхой, ты не смогла сделать вообще ничего. Но пребывая в святой уверенности, что спасаешь Аннет, десять минут спустя, не моргнув и глазом, ты соблазнила охранника.
- Это что, тоже все было подстроено? - ошеломленно констатировала я.
- А у тебя какие-то претензии? - хладнокровно парировала Мэдлен. - Ты не можешь или не хочешь переступить черту и не соотносишь себя с Отделом. Внутренне - ты сама по себе, а Отдел всего лишь досадное обстоятельство, которое ты не можешь изменить и просто подчиняешься ему. Тебе это мешает. Отдел не обстоятельство - он твоя жизнь. Тебе нужно принять это. Отсюда все твои проблемы.

Я в молчаливом изумлении смотрю на Мэдлен. Мало того, что она выслушала мои претензии, она еще и предлагает мне возможность изменить ситуацию. Ее ипостась психолога, сегодня явно перевешивает, во всяком случае по отношению ко мне. Ну что ж, все что угодно только не обсуждение моего отношения к ней, лучше поговорим о моем отношении к Отделу.
- А вам не все равно, что я думаю и чувствую, раз уж вы добились беспрекословного подчинения?
- Мне все равно. А вот тебе видимо нет, раз ты подняла этот вопрос. И кстати, почему у тебя такое неприязненное отношение к Отделу? Из-за того, как ты попала сюда? Но теперь, зная то что ты знаешь, ответь себе честно - разве могли мы поступить по другому? Да, наши методы могут быть жестким и иногда весьма, но у нас нет выбора и тебе это прекрасно известно. Возможно, слова о спасении невинных жизней звучат высокопарно и уже набили тебе оскомину, но от этого они не перестают быть правдой.
Первый раз Мэдлен говорит со мной так искренне и откровенно. Я ищу и не нахожу в том, что она сказала никакой неправды. Хочу найти, но знаю что она права. И мне это не нравится. Согласиться с ней, значит окончательно признать свою жизнь неотделимой от Отдела, а я видимо действительно оттягиваю этот момент. И вот, судя по всему, он настал. Ведь и на самом деле, цели Отдела не так уж плохи. Бывали моменты, когда я и сама гордилась принадлежностью к чему-то столь хорошему. Правда, все портят его методы, но и здесь, я скрепя зубы, по большому счету согласна с Мэдлен - иначе нельзя, просто не получится. Так может она права? И мне нужно не просто терпеть свою жизнь и пытаться выжить, а полностью принять ее? Если посмотреть под этим углом, то Отдел может... нравиться? Может это и есть тот пресловутый следующий уровень сознания, когда работать начинаешь не из-за страха, а из внутреннего убеждения? Сложно представить, что например Майкл, чего-то боится, а он один из лучших оперативников Отдела. А Мэдлен? Ей-то чего бояться? Она-то уж точно работает не из страха.
И все же подавляющее большинство в Отделе мотивирует страх, а мне прямым текстом предлагают нечто другое, и, правда весьма смутно, обещают в случае если у меня это получится, изменить ко мне отношение. Если честно, я не знаю, как мне ко всему этому отнестись.
Только что, меня знатно обломали, все мои надежды, что меня поставили на отдельную ступеньку, оказались чистейшей воды манипуляцией, и вот тут же вновь дают надежду на какое-то особое отношение.
Как поступил бы на моем месте любой нормальный человек? По меньшей мере насторожился бы и послал нафиг. А как поступаю я? Надежда вновь пускает во мне корни. Я неисправима.
Работать мне на них или нет - здесь ничего не поменялось. У меня как не было выбора, так и нет. Но вот делать это по-прежнему из под палки или добровольно, со всем своим рвением, не потому что заставляют, а потому что я так решила, потому что я так хочу - эта возможность появилась. Не то чтобы ее раньше не было, но Мэдлен как-то так хитро повернула разговор, что получилось именно это. Она дала мне выбор. И на этот раз он действительно есть. Я могу продолжить работать как раньше, и ее это вполне устроит, по ее же признанию, ей это нисколько не мешает. И я могу принять Отдел, полностью, без остатка, отдав себя ему, и в этом случае, возможно, обманывать меня наконец-то перестанут, потому что нужды в этом уже не будет. Во всяком случае я поняла ее именно так. Вопрос в том, готова ли я заплатить такую цену?
- Иными словами, вы предлагаете мне полюбить свою работу, - резюмировала я.
- Можно сказать и так. Во всяком случае, окончательно принять свою судьбу.
- Я давно уже смирилась с тем, что мне придется жить и умереть в Отделе.
- Нет, не смирилась, - несогласно покачала головой Мэдлен.
- Вам виднее, - я не вижу смысла спорить на эту тему, я могу решить это только наедине с собой.
- Мэдлен, можно последний вопрос? - я спрашиваю разрешения, скорее отдавая дань вежливости, нежели потому, что это на самом деле необходимо, я ведь вижу что сегодня она снисходительна ко мне как никогда, а также чтобы показать, что злоупотреблять ее терпением я больше не собираюсь. - А если бы я отказалась в самом начале?
- А ты бы отказалась?
- Нет, но...
Она не сказала больше ни слова, но казалось весь ее вид весьма красноречиво вопрошал: "Ну так о чём тогда речь?" Шах и мат.
- И что дальше? - признавая это, спросила я.
- Ничего. Договор остается в силе. Оставшиеся четыре дня в твоем полном распоряжении.
И она вышла, оставив после себя легкий аромат духов и полное смятение в моих мыслях.
 

#124
sma
sma
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 11 Мар 2016, 18:44
  • Сообщений: 605
  • Откуда: Усть-Каменогорск
  • Пол:
Ну Медди как всегда, спустила девчушку с небес на землю.
 

#125
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 2837
  • Пол:

Просмотр сообщенияsma (Воскресенье, 08 октября 2017, 16:03:42) писал:

Ну Медди как всегда, спустила девчушку с небес на землю.
Ну да. :) Будет еще маленький кусочек, кое-что проясняющий. :pardon:
 

#126
DeJavu
DeJavu
  • Автор темы
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 23 Авг 2012, 20:39
  • Сообщений: 2837
  • Пол:
Подняв глаза к открывшейся двери, Мэдлен с улыбкой поприветствовала вошедшего шефа:
- Хорошо что ты зашел, я как раз собиралась к тебе.
- Есть новости?
- Да, о Нейгере, - и отвечая на безмолвный вопрос шефа, добавила. - Все в порядке.
- Это временная мера, - не то возразил, не то констатировал Пол.
- Конечно, - не стала спорить Мэдлен. - Но он подобрался слишком близко, необходимо было срочно что-то предпринять.
- И ты его подставила?
- Да, - и отреагировав на ожидающий взгляд шефа, пояснила. - Информация по операции в Судане. Уровень Альфа. Полагается немедленная ликвидация.
- Джордж пришлет кого-то еще.
- Несомненно. Но ему придется начать все сначала. У нас появится время.
- Ты права, - согласился Пол.
И хотя больше между ними не было сказано ни слова, в напряжении витавшем между ними, и в безмолвных взглядах которыми они обменялись, казалось незримо присутствовало одно имя - "Эдриан".

Оставшись одна, Мэдлен некоторое время просто сидела, облокотившись на стол, положив подбородок на сцепленные пальцы рук и задумчиво глядя на монитор. Затем, словно решив что-то для себя, она открыла досье персонала, нашла файл Мари Леклерк, и вновь чуть помедлив, забегала пальцами по клавиатуре.
 



Ответить


  

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей