Перейти к содержимому

Телесериал.com

Say my name

Последние сообщения

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 75
#51
Scout
Scout
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 25 Ноя 2009, 04:52
  • Сообщений: 1884
  • Пол:
* * *

- Иден, не сейчас, – заявил Мейсон, раскрывая папку.
Она выхватила «срочные» документы из его рук и, не глядя, бросила их на его стол.
- Мейсон, пожалуйста! Мы не можем оставить все так! Если мы ничего не придумаем, я напишу еще одно признание. Я напишу десять таких признаний.
- Откуда такое яростное и непреклонное рвение погубить свою жизнь?
- Мейсон, он никого не убивал и не должен сидеть в тюрьме. Я прошу тебя. Что можно сделать?
- Самым лучшим вариантом было бы успокоиться и забыть обо всем, но на это ты вряд ли пойдешь, – заметил Мейсон. – Иден, ты ведешь себя, по меньшей мере, нелепо – даже с точки зрения Барра. Если он так соскучился по камере, с какой стати тебе-то непременно бросаться ему наперерез? – заметив, как сдвинулись брови сестры, он с примирительным жестом и шумным вздохом продолжил. – Ладно, ладно, понимаю, тебя не переубедить.
Он сосредоточенно потер лоб и продолжил мгновенно ставшим профессиональным голосом:
- Иден, признания делу не помогут, тебе нужен свидетель. Кто-нибудь, кто подтвердит, например… – он на секунду задумался или просто выдержал паузу для того, чтобы его идея звучала более эффектно, – что в ту ночь Рауль приставал к тебе, и ты вынуждена была защищаться. Эта версия кардинальным образом изменит дело. Разумеется, свидетелем должен быть кто-нибудь, с кем мы можем договориться. Правда, – добавил он, – дело осложняется тем, что он в данном случае навлекает на себя если не обвинение в соучастии, то подозрение. Впрочем, с этим можно еще поработать.
Она покачала головой – мучительно морща лоб.
- Рауль ничего такого не пытался со мной сделать… Это просто ужасно… Сначала я убила его, а теперь должна оговорить…
- Иден, если ты будешь оперировать такими категориями, ничего не выйдет, – предостерег ее Мейсон. – Сейчас, как я понимаю, выбор у тебя невелик. Если хочешь вытащить своего Монте-Кристо из этой передряги, не поменявшись с ним местами, то – как именно это будет выглядеть в глазах бедолаги Рауля – не так уж и важно.


* * *

Она не знала, что именно привело ее на отцовскую яхту: желание вспомнить что-то еще, что могло бы помочь ей и Роберту, или потребность просто вернуться в тот день. В тот день, в который все закончилось. Чтобы убедиться, что ничего не могло быть по-другому. Что не было… ни единого шанса. Ни единого.
Но Роберт… Она должна была… Должна была не поверить. Зачем она поверила? Почему не узнала о нем? Почему позволила себя увезти? Все могло бы… могло бы быть по-другому. Должно было быть.
Она размазала слезы, качая головой – воспоминаниям.
Он такой близкий. До невозможности. Нельзя быть таким близким. К ней – нельзя.
Она больше не оставит его. И все сделает. Не для того, чтобы исправить – это уже невозможно. Для того, чтобы просто помочь. Она соберется. И вспомнит.
Она посидела на их скамейке.
Провела рукой по краю борта.
Все здесь кричало о его присутствии. Теперь – кричало.
Как она могла находиться здесь раньше – и не думать о нем?
Как она могла... о нем не думать?
Неужели еще недавно она жила, ничего не зная о нем?
Жила – без его глаз. Без его голоса. Без его складки на переносице. Без запаха его волос.
Эта жизнь без него теперь казалась странно далекой и почти нереальной. Такой же нереальной, как то, что с ними происходило сейчас.
Нужно вспомнить… Нужно вспомнить, кто был на той вечеринке.
Кто ходил по этой палубе, спускался в каюты, пил за стойкой…
Кто-то, с кем можно договориться…
Элисон Лонг, Джессика… Джессика… как же ее фамилия? Впрочем, это неважно, она… Это все не то… Рауль… Мейсон… Мейсон и Джерри… Джерри Калхаун!
Он говорил с ней о Рауле. И о Роберте. Он понимал ее лучше, чем Мейсон. Или ей так казалось.
Надо поговорить с Джерри. Объяснить ему все. Он должен ее понять – и сейчас тоже. Он должен помочь. Ей так кажется.


* * *

Она не могла дождаться, когда окажется дома. Она так торопилась скорее найти телефон Джерри, что уже ничего не имело значения.
В ее записной книжке не оказалось его номера. А Мейсон сказал ей в трубку, что она сошла с ума. Что так поздно нельзя звонить людям. Даже братьям. Но все-таки дал номер.
Она ходила с листочком и представляла, что этот клочок бумаги спасет ее. Эти несколько цифр помогут Роберту. Она все придумала – что именно скажет Джерри, чтобы убедить его помочь ей. Она придумала, что могло произойти той ночью, чтобы Роберт был не виноват. И это все заставляло ее чувствовать себя счастливой. Заранее. Она представляла, что с Роберта снимут все обвинения, и это окрыляло. Так, что хотелось поделиться с кем-то этой внезапной надеждой на счастье. И, когда Круз спустился сверху – ей захотелось поделиться с ним.
Она подошла к нему – без слов, и обняла. Крепко-крепко.
Он медленно разомкнул обнимающие его руки и отошел к окну.
- Надеюсь, ним всё в порядке? Полагаю это так, раз ты появилась дома.
- У меня были дела… – она приблизилась к нему – снова и обняла со спины, положив подбородок на его плечо. – Прости, что задержалась.
Она – как-то нервно и потому порывисто – потерлась щекой о его плечо, вдохнула его запах – там, где на шее билась артерия, и утопила пальцы в его волосах.
- Какие дела? Какие могут быть дела в два часа ночи? – глухо спросил Круз, стараясь не реагировать на её близость, на теплоту её дыхания. Получалось плохо, и тогда он разозлился. На себя, на предательскую слабость собственного тела, не способного противиться ей. Он почти оттолкнул её. – Я избавлю тебя от необходимости объяснять что-то, ответ ведь предельно ясен нам обоим. Ты только выполняла свой долг – затянувшуюся операцию по спасению благородного возлюбленного из далёкого прошлого. А теперь ты вернулась, чтобы утешить меня? Мне не нужна твоя жалость.
Она покачала головой – чтобы показать ему, как он ошибается. И, не отводя лихорадочно блестящих глаз от его шеи и подбородка, сделала новый шаг к нему навстречу.
- Я не была с ним. Пожалуйста, давай не будем. Не сейчас… – взволнованно – от возбуждения – попросила она, чтобы предотвратить дальнейшие вопросы и обвинения. Но не предотвратила.
Он смотрел уже иначе – поддавшись ее отчаянному стремлению к нему, призывному сиянию глаз, просящим ноткам в её голосе. Он больше не отталкивал ее.
- С кем ты сейчас разговаривала? – спросил он, и в его голосе уже не было подозрений и неприятия.
- С Мейсоном, – шепнула она, пряча некстати навернувшиеся слезы и пропуская между подрагивающих пальцев его волосы. – Круз, это не важно…
Она снова прильнула к нему – так искренне, так откровенно, так без остатка. Губы встретились с его губами. Поцелуй был нежным и страстным одновременно. Она умела так.
За несколько прожитых вместе лет он почти научился полностью регулировать всё, что касалось Иден. Он был сильнее, и она знала это. Почти всегда. Почти. Но не в этот раз…
- Иден, детка, – он привлек её к себе, задыхаясь от непрошенной нежности.
Ей было нужно это – именно сейчас. Его объятия, его сила, его страсть.
Обычно это все отвлекало. Заставляло ее забыть обо всем постороннем. О том, что не касалось их двоих – в этот момент. Обычно отвлекало. Сухой треск сучьев в камине… жар, исходящий от него…
Сегодня огонь был таким же горячим, как и всегда. Но ей не было жарко.
«Роберт… обвинения сняты», – думала она, пока его руки блуждали вдоль ее тела. «Ты свободен, понимаешь?» – мысленно вопрошала она, отвечая на поцелуи. «Ты свободен», – говорила она ему – почему-то все еще там, в комнате для свиданий, и слезы скользили по вискам, теряясь в волосах.

* * *

Она смотрела на огонь, и он ее отвлек. Откинул с её лица прядь белокурых волос, поцеловал улыбку чуть разомкнутых губ. Кажется, она что-то сказала. Что-то невнятное – или он не расслышал.
- О чем ты думаешь? – спросил Круз, наблюдая как мягкие блики света, танцуя – то вспыхивая, то угасая – освещали её лицо, меняя его выражение.
О чем она думает? Ему всегда хотелось знать о ней всё. И, кажется, он преуспел в этом. Он всегда знал. Кроме таких вот пугающих мгновений ее полной отрешенности и особого, ярко выраженного внешнего спокойствия. Она не слышала его. Не нуждалась в нём. Круз повторил вопрос.
- О хорошем, – она обернулась к нему, и почему-то снова глаза блеснули от слез. – Все будет хорошо. Очень скоро. Все наладится.
- Главное, чтобы мы оба хотели этого. Тогда все получится. Ты ведь хочешь? Иден?
- Да… Да. Хочу, – выдохнула она и порывисто уткнулась ему в плечо.
- Конечно, нам о многом предстоит поговорить. Не сегодня, – добавил он, почувствовав, как она мгновенно напряглась и сжала его руку. – Обещаю, что не сегодня. Но это необходимо.
- Я знаю, – она вскинула голову и встретила его испытующий взгляд.
Он помедлил, словно обдумывая, стоит ли произносить следующую фразу.
- Обещай мне одну вещь.
- Да… Какую?
- Мне нужно знать, что ты честна со мной.
- Я честна с тобой. Круз, почему ты просишь меня об этом? Неужели, за столько лет, я не доказала…
- Детка, я имел в виду, что мы оба должны быть откровенны друг с другом.

Он только хотел погасить лампу. Лампу на рабочем столе. Она не мешала, просто он так привык – выключать свет на ночь.
- Иден, что это? – спросил он, уже зная ответ.
- Где? – раздался от камина ее голос.
- Здесь, на стуле, – он даже удивился, насколько равнодушным мог быть его тон.
- А что там? – теперь ее голос стал ближе, как и она сама. Она пыталась просунуть пояс от халата в отверстие сбоку, и у нее не получалось.
- Это ты мне скажи.
- А… это… Это рубашка.
- Его?
- Да, я была на яхте сегодня, и… Круз, послушай, я просто…
- С меня хватит.
- Круз, это всего лишь рубашка! Я собиралась отдать ее Роберту. Но, если хочешь, я передам ее Ренфилд.
Он сделал неопределенный жест рукой – довольно резкий – в ее сторону. Словно хотел защититься от ее слов, от ее поступков, от нее самой – инстинктивно.
- Ты уже приносишь в дом его вещи… – он растерянно констатировал факт.
Почему-то теперь ее внезапный порыв нежной страсти выглядел совсем иначе. Его передернуло от этой мысли. Он не хотел ее озвучивать. Не мог. Но он должен был убедиться.
- Ты сейчас была не со мной, да? С ним?
- Я не понимаю, о чем ты.
От этих слов, от тона, каким они были сказаны, от смысла, который в них заключался, его затрясло.
- Ты не понимаешь. Не понимаешь.
Он схватил со стола злосчастную лампу, рывком выдернул провод и швырнул ее в сторону камина.
- Ты не понимаешь! Ты больна им, Иден!
- Это всего лишь рубашка! Я взяла её, чтобы… чтобы…
- Чтобы что?!
- Я взяла её, чтобы вернуть, я не хотела, чтобы там оставались его вещи!
- Не лги мне! Не смей! – он с силой сжал её плечи и отчаянно встряхнул. – Тебе нужно его постоянное присутствие рядом с собой, тогда ты спокойна. Тебе это необходимо – вот поэтому ты принесла эту чёртову тряпку сюда, в наш дом! Ты думала о нем, когда мы были близки. Ты думала о нем сейчас, не видя меня, не слыша даже, что я говорю.
- Прекрати это, не надо! Остановись! Ты… ты всё переворачиваешь, каждое моё слово, каждое действие. Ты сам всё портишь!
- Ты надеялась, что я не пойму, да? Не почувствую? – тяжело дыша он разомкнул пальцы, отпуская её. – А я понял сразу, с самой первой минуты. Я знаю тебя, Иден.
Его тон – уверенный – больше, чем когда-либо, его пальцы, впившиеся в ее плечи – еще несколько секунд назад – так явственно и безжалостно, так грубо и так больно… И его глаза – осуждающие, полубезумные, горящие каким-то опасным огнем… Ей было страшно. Хотелось это как-то прекратить. Хоть как-то.
Она правда надеялась, что он не поймет. Она думала, что умеет скрывать чувства. По крайней мере – те свои другие чувства.
- Я хочу подышать воздухом, – проговорила она и, как была – босиком и в халате – выбежала из дома.

 

#52
Nikita S
Nikita S
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 24 Мар 2010, 21:29
  • Сообщений: 22742
  • Откуда: Берег Волги
  • Пол:
Спасибо, девочки за продолжение. В этой главе почему-то больше всех было жалко Круза. :(
 

#53
Scout
Scout
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 25 Ноя 2009, 04:52
  • Сообщений: 1884
  • Пол:
* * *

Она не хотела признаваться в этом даже самой себе – чтобы потом никто не смог упрекнуть ее в неискренности – но она едва дождалась рассвета. Густая дымка над водой – молочного цвета, утренняя – вполне осязаемая – прохлада, свежий бриз с соленым привкусом… Все это – даже здесь, теперь неразрывно было связано с ним. Может, она всегда любила океан только поэтому?

Она не станет говорить ему о том, что придумала. Пока не станет. Пусть все остается, как есть – пока.
- Привет, – она мягко улыбнулась, притворяя дверь. – Не спрашивай, зачем я здесь, я сама не знаю.
Она могла бы сказать, что не может иначе. Что ей невыносимо быть дома, когда он здесь. Что она бы все отдала, лишь бы его здесь не было. И это было бы правдой. Которую – она видела – он и так знал. А еще могла бы сказать, что она просто не может без него. Что ей – физически – больно, когда она далеко. Что ей – непременно, необходимо, обязательно – смотреть на него. Хотя бы просто смотреть. И это такая же правда. Которую он не должен знать. И он никогда не узнал бы, если бы не обстоятельства, в которых они оказались.
- Выглядишь неважно… – как можно более непринужденно – только с легким оттенком сочувствия – сказала она, приближаясь. – Тебе удалось поспать хоть немного? Когда все это закончится, пообещай, что возьмешь отпуск.
- Иден, – тяжело начал было он, но затем ответно улыбнулся и в тон ей произнес. – Да, мэм.
Пристально взглянув ей в глаза, Роберт мягко добавил:
- Не стоит за меня беспокоиться, Иден. Все в порядке.
Лучше бы он не говорил этого. Вот так – не говорил. Так спокойно, с готовностью принять все – и все из-за нее.
Он изменился – всего за одну ночь. В его лице, во всей его фигуре, в позе появилось напряжение – большее, чем обычно, и еще – некая обреченность. Почти смирение.
Невыносимо было видеть его таким.
Она перевела взгляд с его глаз на губы – чтобы он не видел слез в ее глазах. И коснулась ладонью его щеки.
- Колючий…
Он накрыл ее ладонь своей, почти физически ощущая исходившие от нее нежность и боль.
От блеснувших в ее глазах слез перехватило дыхание.
Картинка поплыла перед глазами. Она сомкнула ресницы, не в силах смотреть на него – и не в силах не смотреть, и от этого слезы пролились по ее щекам, обжигая. Сердце билось болезненно-гулко и издевательски-быстро. Тепло его ладони, тепло его щеки, тепло его дыхания… Нельзя отпустить руку. Нельзя не отпускать. Словно от этого зависела жизнь – их обоих.
- Иден… шшш… не нужно, не плачь. Иден… – заговорил он с той мягкой силой, как утешают плачущего ребенка – да так она сейчас и плакала – безутешно и беззвучно. – Иден, я обещаю тебе, все закончится. Все – будет хорошо.
Не выпуская ее ладони, он другой рукой привлек ее к себе и, так же бережно, как до этого говорил, поцеловал в лоб. И это прикосновение его губ – такое мягкое, осторожно-ласковое, наполненное любовью, заботой, желанием утешить – настолько, насколько возможно – переворачивало душу. Стук его сердца – такой же учащенный, как ее – совсем рядом, совсем близко, как раньше, как тогда… Неровное дыхание, которое он не пытался восстановить – как и она… И так же рядом – согревающее тепло его тела, и запах его кожи и волос – еще недавно забытый, а теперь снова ставший родным и привычным… И – острое желание уберечь его, защитить, оградить…
Она потерлась виском и щекой о его щеку – чтобы не видеть его лицо, от выражения которого щемило в груди, и горячо зашептала:
- Когда все закончится, ты больше никогда не будешь страдать. Я не допущу этого. Никто больше не посмеет причинить тебе боль.
Ее голос, ее близость – они так и не стали обыденностью тогда, десять лет назад.
Он на мгновение закрыл глаза, даже не понимая, а просто чувствуя так же ясно, как чувствовал сейчас ее горячее дыхание, влажное прикосновение щеки, что не отпустит ее, не сможет отпустить.
- Хочешь найти Иден – пройдись по тюремным коридорам, – почти насмешливо и удивительно равнодушно прозвучал голос Круза – даже для него самого.
Надо же, удалось. Наверное, ему стоило еще раз увидеть её… такой. Увидеть, чтобы стремительный поток последних дней – клокочущий, бурлящий, расплавленной лавой текущий по венам, обрел твердую форму. Остановился, прекратился, замер. Застыл. И в этом – застывшем – состоянии, ему нашлось, наконец, название. Всё. Всё, хватит. Это – предел.
Почему-то она не вздрогнула от звука этого – еще вчера – вчера утром такого родного, а теперь просто привычного – голоса. И не отпрянула от Роберта резко. Напротив, обернулась на редкость спокойно и уверенно, словно ей не в чем было себя упрекнуть – или и в правду не в чем было, и медленно, ничуть не стесняясь, вытерла щеки.
- Круз. У тебя хорошие новости?
Роберт почувствовал намеренную неторопливость ее движений – и все, что за этим скрывалось – и взглянул на Кастильо с вызовом – не демонстративным, но от этого не менее очевидным.
- Ты не могла бы выйти отсюда? – процедил Круз, окинув Иден презрительным взглядом и указав в сторону двери. Заметив её замешательство, добавил. – Побыстрее!
Она покачала головой – оценивая степень его раздражения.
- Так срочно?
- Ты меня не поняла? Повторить?
- Кажется, Иден вообще плохо понимает приказы, – вмешался Роберт. – Ты не знал этого о ней?
- У неё в последнее время вообще плохо с пониманием очевидных вещей. Но на этот раз придется понять. Кстати, в твоих замечаниях тут никто не нуждается. Особенно по поводу того, что представляет из себя Иден.
Она посмотрела на него почти враждебно. Словно это был какой-то другой человек. Не Круз.
Она вскинула голову, проходя мимо.
- Только не убивай его, ладно? – бросила она. – А то придется закрывать дело.
- Ну что ты, дорогая. Я предпочту убить себя, чем сделать тебе так больно. Да и к чему мне отбирать у тебя твою любимую роль?
Она остановилась, всматриваясь в его искаженное гневом лицо и пытаясь понять, зачем все это. Сарказм в голосе – у обоих, желание уколоть – нет, ранить – как можно больнее. Откуда? И почему?
- Ладно, сейчас не время. Иди. – Круз отвернулся, избегая вопросов, застывших в её глазах, и перевел взгляд на Роберта. – Иден, подожди! – резко окликнул, спустя мгновение.
Она обернулась – скорее по привычке подчиняться.
- Он не в наручниках. Каким образом разрешили такое свидание?
- Я поручилась за него.
- А тебе не терпится исправить это досадное упущение? – с усмешкой спросил Круза Роберт.
- А ты неплохо устроился, – констатировал Круз с подчеркнутым презрением в голосе. – Страдающий герой, не отпускающий подол своей прекрасной и самоотверженной спасительницы.
- Прекрати! – сорвалась на крик Иден. – Я сделала это, чтобы он не чувствовал себя скованно!
- А заодно, чтобы и себя не чувствовать так, да?
Она кивнула.
- Да. Мне некомфортно находиться рядом с человеком в наручниках, зная, что на его месте должна быть я. Это на моих запястьях должны быть браслеты!
- Иден, все в порядке, – успокаивающим тоном сказал ей Роберт. – По-моему, тебе действительно лучше уйти, – добавил он.
Она чуть помедлила на пороге.
- Я вернусь. Еще увидимся.
Когда она вышла, Роберт со спокойным вызовом взглянул на Круза.
- Пытаешься навести порядок хоть в чем-то, раз не удается в главном?
- Парень, за эти слова ты бы валялся тут с выбитыми зубами, если бы не твое и без того шаткое положение.
- Да, я все время забываю тебя поблагодарить, – усмехнулся Роберт. – Но, похоже, что твое служебное рвение доставило хлопоты не только мне.
Круз отвел взгляд – чтобы оградить себя от искушения съездить мистеру Барру по физиономии – ведь тогда у Иден будет лишний повод пожалеть его. Он даже спрятал руки в карманы джинсов – так меньше чесались кулаки. Постоял пару секунд, переминаясь с пятки на носок, потом все-таки обернулся в его сторону, бросил – почти выплюнул – короткое «Да пошел ты!» и вышел, выразительно хлопнув дверью.

 

#54
Оксик
Оксик
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 1 Сен 2001, 22:14
  • Сообщений: 1383
  • Откуда: Новосибирск
  • Пол:
Зацепило. В этом фанфике есть то, чего мне не хватало в каноне чувственность. Иден здесь больше женщина, что ли... Она не зажата. не жена, мать, а потом все остальное. И ведет себя честнее с собой. Это здорово. :lol:
Еще стиль, слог. Как все выверенно, как небанально описываются невербальные моменты.
Не представляю, как вы делаете это вместе.
Роберт только несколько идеализирован, на мой взгляд. Только и делает, что геройствует и оберегает. В сценах, где она приходит к нему арестованому, а он только и думает о том, что зря она вмешивается, и прогоняет ее, мне не хватило описания его эмоций, что в глубине души он рад ее активному неравнодушию. Забота о ней никуда не теряется, но должен ведь радоваться, он все таки человек. И, наверное, должен немного бояться вернуться в тюрьму. Или иметь запасной план по подкупу правосудия в сан себастьяне. А то он так плоской железякой может получиться на фоне вашего шикарно 4D объемного Круза. Или слишком хорошим для Иден.
 

#55
Nikita S
Nikita S
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 24 Мар 2010, 21:29
  • Сообщений: 22742
  • Откуда: Берег Волги
  • Пол:
Спасибо за продолжение! Иден и Роберт четко увиделись. Именно так и должно было быть, именно такой Роберт. Вот читаешь про него, видишь его и не веришь, что он мог себя вести иначе, как в каноне. Этот Роберт не смог бы. :no:
Круза тоже жалко, несмотря на всю его показную агрессию. :(
Не затягивайте с продолжением! ;)
 

#56
shvetka
shvetka
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 27 Мар 2009, 23:16
  • Сообщений: 13939
  • Откуда: Тверь
  • Пол:
Девочки, спасибо за продолжение. Очень люблю ваш фик. -) -) -)
Предпоследняя глава про ИК просто улет . Понравилась до невозможности!!! ИК в образе. Очень четко увиделись, именно такими они и были в каноне, а тут добавилось еще больше напряжения, хотя казалось бы куда уж больше. Вы такие молодцы!!! :good: :good: :good:

Всех троих безумно жалко. Но все же Круз тут слабое звено. Он не справляется с этой ситуацией, не хватает у него ни сил, ни выдержки. В сериале ему "мягко стелили", вот он и справился, а тут, именно так, как и было бы в реальной жизни :yes:

Спасибо вам за этот драматичный, душераздирающий, глубокий фик. Жду продолжения!!! -)
 

#57
Happiness
Happiness
  • Заслуженный участник
  • PipPipPipPipPip
  • Группа: Заблoкированные
  • Регистрация: 21 Дек 2010, 23:16
  • Сообщений: 9146
  • Откуда: Санкт- Петербург - Киев
  • Пол:
Оксик, Иден Барр, shvetka, спасибо за развернутые эмоциональные отзывы! :)

Просмотр сообщения Цитата

В этом фанфике есть то, чего мне не хватало в каноне чувственность. Иден здесь больше женщина, что ли...

Просмотр сообщения Цитата

Но все же Круз тут слабое звено. Он не справляется с этой ситуацией, не хватает у него ни сил, ни выдержки. В сериале ему "мягко стелили", вот он и справился, а тут, именно так, как и было бы в реальной жизни
:yes: эти два существенных упущения СБканона мы стараемся исправить в первую очередь :look: Рады, что читателям наши усилия заметны)

Просмотр сообщения Цитата

Роберт только несколько идеализирован, на мой взгляд. . Только и делает, что геройствует и оберегает.
Возможно, пока - да :) Но он себя еще проявит, ждите. -)

Просмотр сообщения Цитата

Не затягивайте с продолжением! ;)
Постараемся ;)
 

#58
Scout
Scout
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 25 Ноя 2009, 04:52
  • Сообщений: 1884
  • Пол:
* * *
- Что-что-что? – рассмеялся, дослушав ее до конца, Джерри. Он даже перестал наливать коньяк и забыл закрыть графин. – Я должен быть уверен, что все правильно понял. Иден, то есть, ты хочешь, чтобы я дал ложные показания, потому что какой-то парень десять лет назад взял на себя вину за преступление, о котором ты толком ничего не помнишь? Все верно?
- Джерри, – начала она и осеклась. – Джерри, тогда я ничего не сделала – я не обеспокоилась ни его судьбой, ни судьбой Рауля. Я просто уехала. А теперь – я ничего не могу исправить, но я должна что-то изменить. Должна! – с отчаянием повторила она.
Он все-таки закрыл графин и плюхнулся на диван, положив руку вдоль спинки, и посмотрел на нее с прищуром.
- Иден, а тебе не приходило в голову, что это уголовно наказуемо, а мне есть что терять? И вообще – я не понимаю, с какой стати тебе так расстраиваться из-за человека, который причинил столько зла твоей семье?
- Он пытался спасти меня, понимаешь? Он и сейчас хочет только этого. А я... Джерри, прошу тебя – больше ему ничто не поможет. Тебе всего лишь нужно рассказать, что ты видел – и еще немного. Джерри… пожалуйста… Это единственный шанс для него. И для меня тоже. Я прошу тебя!
Она смотрела так умоляюще, что он не выдержал и отвел глаза. Потом проворно поднялся с дивана, и пристально глядя на Иден, развел руками.
- Иден, извини, но на меня не рассчитывай. Возможно то, что вы с Барром говорите, и правда, но рисковать своей головой я не намерен, и думаю, ты меня поймешь. Тебя проводить?

* * *

Она не думала, что так разозлится. Она была уверена, что сможет его убедить. А он попросту струсил!
Она сделала только хуже, посвятив во все это постороннего. С чего она вообще взяла, что он станет для нее что-то делать? Конечно, он мог бы… Пожалуй, из всех, кто был на яхте, только он и мог бы. Джерри был единственным шансом. Единственным шансом – для Роберта. Но теперь она не сможет ему помочь. Ничем не сможет…
И что дальше? Что будет с ним дальше?
Она попыталась представить себе это. И поняла – этого она не допустит. Больше – не допустит.
Нужно что-то сделать. Придумать что-то еще...
Нельзя больше рисковать в поисках других свидетелей… Она все испортила! Если вдруг Джерри заговорит, если расскажет, о чем она просила его… Роберту уже никто не сможет помочь.
Должен быть выход…
Какой-то выход. Любой. Неправильный. Даже незаконный. Хотя бы какой-то.
Она не знала, откуда в ней взялась вся эта жестокость, расчет и непорядочное – и упорное – желание как-то повлиять на ситуацию. Возможно, возникни все эти чувства несколькими днями раньше, она бы ужаснулась им и никогда не позволила бы себе принимать их всерьез… но сейчас был не тот случай. Ей было все равно, насколько она непорядочна. Почти все равно.


* * *

Она постучала в дверь и – отвернулась. Сгребла волосы к затылку. Лихорадочно обвела взглядом отельный коридор. Лифт. Еще не поздно убежать.
Это не самый лучший выход. Она не имеет права поступать так с Джерри. Он ни в чем не виноват. Как и Роберт! И другого выхода нет. Или поздно искать его. Поздно.
Она обернулась на звук открывающейся двери.
- Мистер Тонелл.
- Добрый вечер, миссис Кастильо, – невозмутимо и лишь с едва заметным удивлением произнес Тонелл и посторонился, пропуская ее внутрь. – Могу я предложить вам выпить? – спросил он, направляясь к бару.
- Пожалуй, это не повредит, – согласилась она, притворяя дверь. Улыбка получилась нервной.
- Мартини, бренди, шато-лафит? – спросил Тонелл, кидая на нее острый взгляд из-под полуопущенных век. Взволнована, бледна. Явно готовится к серьезному разговору. Что же, пусть прокладывает к нему дорогу сама.
- Пожалуй, первое.
Она отвела взгляд в сторону – не нарочно. Этот человек пугал ее – особенно сейчас.
- Спасибо, – едва выдохнула она, принимая бокал из его рук. – Мистер Тонелл, это не светский визит, как вы, я думаю, догадались. Я… я не обратилась бы к вам, если бы видела какую-то альтернативу… в сложившейся ситуации… – ее пальцы взволнованно бегали вверх-вниз по ножке бокала. – Это касается Роберта.
Теперь она взглянула на него открыто – с надеждой.
- А что с ним не так? – прищурился Тонелл, отпивая глоток бренди. – Насколько я понимаю, он всего лишь оказался там, куда весьма настойчиво стремился.
Она последовала его примеру – машинально, и пригубила мартини. У мартини не было вкуса. Или она его не заметила.
- Я не знаю, что вам известно… но, полагаю, вы знаете достаточно, чтобы не верить в его виновность.
- Верю я в его виновность или нет, это уже не имеет никакого значения, – пожал плечами Тонелл. – Он отлично знал, что делает и, – в его голосе зазвучала сталь, – вы сыграли в этом не последнюю роль, миссис Кастильо.
- Вы всегда так поступаете с людьми, которые были вам преданны? Их судьбы для вас ничего не значат? Вы используете их, пока вам это выгодно, а потом делаете вид, что были едва знакомы? Да, вы правы, моя роль в этой истории далеко не последняя. И потому Роберт не должен находиться там, где он сейчас находится.
- Он находится там по собственному выбору, – еще жестче произнес Тонелл. – И не в моих правилах мешать идиотам губить себя.
- Он находится там из-за меня! Неужели вы считаете глупостью благородство? Впрочем, откуда вам знать, вы на него не способны. Так вот, мистер Тонелл, Роберт благородный человек. Он не сядет в тюрьму, не пристроив компанию моего отца в хорошие руки. Для вас и это не имеет значения?
- А вы действительно Кэпвелл, – признал Тонелл, глядя на нее с искоркой восхищения. – Правда, вынужден вас огорчить – за Барр Индастриз колоссальные долги, мне не составит труда выкупить компанию. Но – продолжил он, отходя к бару и вновь наполняя бокал, – вас, как я вижу, мучает совесть. Почему бы нам не прийти к соглашению? Кэпвелл Интерпрайзис нужна мне выведенной из состава Барр Индастриз – на всякий случай. В обмен вы получите мою помощь – в пределах разумного. Что скажете?


* * *

- Привет. – Она задержалась в дверях – всего на пару секунд, но ему хватило этого, чтобы заметить ее замешательство. – Как ты?
Она скользнула взглядом по нему – пока еще издали, с расстояния пяти шагов, отмечая, как идет ему джинсовый голубой, слегка взлохмаченные волосы и даже трехдневная небритость.
- Извини за утро, – наконец, произнесла она с виноватой улыбкой, смешно морща нос. – Ни я, ни Круз не хотели устраивать сцен.
- Привет, – улыбнулся он ей, уже чуть привычно, но каждый раз с новой силой ощущая ее присутствие и то, как мгновенно оно меняло реальность.
Одного взгляда на нее хватило, чтобы почувствовать эту натянутость в ней. С утренним визитом и последующей встречей с мужем связана она, он понял сразу, не была.
- Все в порядке, ты не должна извиняться.
- Больше не буду, – она снова улыбнулась, теряясь из-за его взгляда, который пронизывал ее и словно читал мысли. Сейчас это было очень некстати.
В ее присутствии то, о чем он думал после того, как увидел их вместе с Крузом, увидел, как сильно за такой короткий срок изменились их отношения, стало казаться ему еще более необратимым.
- Так гораздо лучше, – снова улыбнулся он и добавил с новой, порожденной затеплившейся надеждой откровенностью. – Я рад, что ты пришла.
- Я тоже, – призналась она, и опустила ресницы, не в силах выносить открытое – и беззащитное – тепло его взгляда.
Сейчас она чувствовала себя так, словно готовилась совершить что-то низкое. Что-то вроде предательства. По отношению к нему, и к отцу, и к самой себе. И даже к Джерри.
- Вообще-то я пришла поговорить о делах. Только не подумай, что меня прислал отец…
Он может подумать – он уже думает – что она использует его. Что ей все равно, что с ним. Что ее беспокоит только судьба отцовской компании.
Если бы можно было все рассказать ему… Но тогда он ни за что не пойдет на это. А этого она не могла допустить. Пусть лучше думает о ней, что хочет. Это проще пережить, чем смотреть на него – здесь.
Она нервно вздохнула и смело встретила его взгляд.
- Роберт, Кэпвелл Интерпрайзис осталась без руководства. Не думаю, что в ее состоянии это пойдет на пользу компании… – твердость голоса, мыслей, взгляда, осанки стремительно таяла – с каждым словом. – Я уверена, ты не задержишься здесь надолго… Я очень хочу, чтобы ты поскорее мог вернуться к делам… Но пока ты здесь…
Продолжать не было сил. Если бы он понял все сам, понял, что ей нужна – нет, необходима – компания… если бы сам предложил… Может быть, ей стало бы легче.
- Управление сейчас на Ренфилд, полагаю, она справляется, – ровно произнес он, но в следующих словах проскользнули и горечь, и стремление найти другое, не самое напрашивающееся объяснение. – Это желание твоего отца, да?
- Нет, – она помотала головой, все еще надеясь отвести подозрения от отца и понимая, что не справляется. – Это мое желание. Никто не знает дела Кэпвелл Интерпрайзис лучше ее основателя… Я не сомневаюсь в способностях Ренфилд, но… Роберт, я знаю, что не имею права ни о чем тебя просить, но все же я… Пожалуйста, сделай это для меня.
Он отвернулся от нее, сделал несколько шагов по комнате и, наконец, сказал плохо маскирующимся под небрежную деловитость тоном:
- Да, ты права, так будет лучше.
Обернулся, и, все еще не глядя на нее, отрывисто спросил:
- Полагаю, документы у тебя с собой?
Она кивнула.
- Да.
Если бы можно было… если бы это зависело только от ее желания…
Она раскрыла сумку – почти негнущимися пальцами, достала папку, потом несколько листов из нее. Подала ему. Нащупала авторучку и щелкнула кнопкой.
С одной стороны ему хотелось закончить это поскорее, с другой – продуманность ее действий, полная подготовленность, поспешность каждого движения – ранили все сильнее.
- Надо было сделать это утром, – криво усмехнулся Роберт, неловко забирая у нее ручку сцепленными в запястьях руками.
«Тогда я еще не знала, что это потребуется!» – кричали ее глаза. Неприкрытая горечь в его голосе, в его словах, в его взгляде болью отдавалась в сердце.
- Сойдет, – заметил он минуту спустя, бросая ручку на подписанные бумаги.
Она подняла бумаги – он почти не читал. Словно во сне убрала их в папку – не проверяя.
- Спасибо, – услышала она свой собственный голос.
«Так надо, Роберт. Так надо…»
- Не за что, – сдержанно ответил он, и, встретив ее взгляд, на миг опустил глаза.
Надо было уходить. Заставить себя уйти. И что-то сказать. Нельзя же вот так… Нельзя было – так…
- Поздравляю, твоя семья будет рада возвращению компании, – сухо продолжил он.
Надо было уходить.
- Я надеюсь.
С захлестнувшим опустошением ему было не совладать.
- Несомненно, – уронил он. – Знаешь, твои деловые качества восхищают.
- У меня были хорошие учителя, – сдавленно проговорила она в сторону и шагнула к двери. Потом вскинула голову.
- Роберт… – с трудом начала она, решившись взглянуть на него. – Я знаю, что ты думаешь... И, – говорить было все тяжелее, – я все бы отдала, чтобы...
Она не закончила. Вернулась к нему, обняла и – замерла.
Рука на его волосах. Щека у щеки. Биение сердец, заполнившее комнату. Тягучие секунды. Как стекающие часы на картинах Дали. Комок слез, застрявший в горле. Жгучая обида – за него. Отчаянная нежность, которую не высказать. Тягучие секунды…
«Ты должна уйти, должна. Должна», – руки не отпускают, не отпускают пальцы. Невозможно уйти – нет. «Ты не можешь уйти, потому что из сердца никто никогда не уходит»…
Он не мог бы не поверить ее голосу, взгляду, прикосновению… не поверить этим переполненным нежностью – разрывающей и исцеляющей, напоминающей все, что было у них в прошлом и заставляющей забыть обо всем, – мгновениям.
Несколько секунд – прикрывая глаза, прерывисто вдыхая аромат белокурых волос, вырванных из времени, вырванных из всего, что окружало их и что вернется вновь, едва они – не закончатся, просто остановятся... еще не сейчас, еще не скоро...
- Роберт… – прошептала она, стараясь отпустить его. – Я должна идти. – Она заставила себя отстраниться и заглянуть ему в глаза. – Мне нужно закончить… – пальцы коснулись его щеки, – нужно кое-что сделать. А потом я вернусь. Обещаю.
Он молча кивнул – не столько головой, сколько взглядом, и она ушла, оставив позади себя чуть более громкую, чем обычно, пустоту.
Си Си, несомненно, заставил Иден – так Роберт пытался бы думать, уйди она после того, как он подписал документы. Но последние секунды, ее слова, голос, взгляд – все кричало об отсутствии того равнодушия и расчета, которые так больно ударили его, когда она заговорила о компании. Ей не было все равно. Никогда – теперь он это знал – не было все равно.


* * *

Это было одно из самых сложных решений в ее жизни – и одно из самых простых.
Бумаги в руках – с его подписью. Бумаги – на ее имя.
Отец не должен узнать. Никогда не должен узнать об этом.
Когда все закончится, они найдут способ вернуть компанию. Когда все закончится.
Лишь бы закончилось.


* * *

Сейчас – он сразу заметил это – она больше не нервничала.
- Я только что узнала… Завтра первое заседание. Это хорошо, правда? Скоро все закончится.
Она улыбалась так радостно, словно все уже закончилось.
- Иден, я же говорил тебе, что... – начал он, но она перебила его.
- Я все помню. Я не буду вмешиваться. Правда. Я говорила с Алпертом, он уверен в вашей позиции. А мои показания не примут из-за амнезии. Тебе не о чем волноваться.
Он с сомнением заглянул ей в глаза и покачал головой.
- Не вмешиваться ты чаще всего не способна, это я уже хорошо понял, но спасибо, что на этот раз послушалась меня.
- Пожалуйста. Я стараюсь иногда быть послушной. Для разнообразия.
- Надеюсь, это не слишком скоро тебе наскучит, – с улыбкой заметил он и, протянув руку, убрал упавшую ей на лицо прядь волос, задержав при этом на мгновение на щеке руку.
- Посмотрим. Но я бы не стала уж слишком на это рассчитывать.
- Ладно, не буду, – согласился он, а потом добавил ставшим глубже и с окрашенным более явно проступившей нежностью тоном. – С тобой так всегда было. Ты опрокидываешь все расчеты, нарушаешь все схемы...
- Вечер добрый, – голос Си Си бесцеремонно вторгся в их маленький мир. – Я заезжал к тебе домой, Иден, и Круз посоветовал поискать тебя здесь. Я надеялся, что он ошибся.
- Папа.
- Что происходит, Иден?
- Папа, Роберт невиновен, и…
- Мне нет никакого дела до Роберта. Я спрашиваю, ты в своем уме? Мне звонили из офиса. Иден, ты в самом деле поступила так? Швырнула мою компанию, дело всей моей жизни, мерзавцу из Вегаса?! Отвечай!
Роберт, до этого с мрачным видом слушавший Кэпвеллла, изменился в лице, взглянул на Иден.
- Это вынужденная мера.
- Вынужденная? – резко спросил Роберт. – Иден, в обмен на что?
- Мы заключили сделку. К тебе это не имеет отношения.
- А к кому имеет? Иден! Я не могу поверить, что ты поступила так!
- Замолчи, Си Си, – раздраженно бросил ему Роберт и снова обернулся к Иден. – Иден, во что он тебя втянул?
- Единственный, кто должен здесь заткнуться, это ты, – рявкнул Си Си.
- Папа! Это мое решение! Так будет лучше для всех.
- Я не узнаю свою дочь!
- Я не хочу говорить об этом, тем более, здесь. Роберту ни к чему быть свидетелем наших семейных ссор.
- Да что он с тобой сделал, черт возьми?! Он тебя загипнотизировал? Тебя словно подменили. Позволь спросить, что ты вообще здесь делаешь?!
- Роберт никого не убивал, и он не должен здесь находиться.
- Он находится там, где ему самое место, а вот тебя здесь быть не должно!
- Не должно? Папа, он здесь из-за меня! Это я убила Рауля!
- Иден, – предостерегающе произнес Роберт. – Хватит. Не нужно меня защищать, хорошо? Си Си, – обернулся он к Кэпвеллу, – думаю, вы вполне можете продолжить в другом месте, мне надо поговорить с Иден.
- Слушай, Барр, ты мне осточертел. От тебя даже здесь трудно избавиться, за тобой так и тянется шлейф разрушения. Тебе мало того, что ты уже натворил с жизнью Иден?!
- Я не стану ни обсуждать с тобой что-либо, ни отчитываться перед тобой, – бросил Роберт. Си Си смерил его уничтожающим взглядом и обернулся к дочери.
- Иден, пойдем, я отвезу тебя домой, к Крузу.
- Нет. Я никуда не пойду. И знаешь, почему? Потому что ты этого хочешь! Я всегда делала так, как ты хотел! Больше этого не будет! Я уже не семнадцатилетняя девочка, и могу сама принимать решения. Я никуда не пойду!
- Ты не ведаешь, что творишь.
- Возможно, именно сейчас, впервые за долгое время, я делаю то, что хочу сама.
- Ты хочешь сломать свою жизнь? Разрушить свой брак? Предать отца, уничтожить компанию? И все ради этого преступника?
- Не смей говорить о нем так! Ты не понимаешь? Все из-за тебя. Если бы ты слышал хоть кого-то, кроме себя, ничего этого бы не было! Я хотела убежать с ним тогда – от тебя! И, если бы не Рауль, которого послал ты, все так и было бы.
Страстная убежденность, с которой она произнесла эти слова, заглушила для Роберта дальнейший ее разговор с отцом. Он на миг прикрыл глаза от пронизавшей болью картины того, что «могло бы быть»... Но теперь он считал так не один.
- И ты до сих пор думаешь, что я был неправ, когда запрещал тебе видеться с ним? Ты искренне веришь, что была бы с ним счастлива и не вернулась бы домой спустя две недели? Этот человек преступник, он вскружил тебе голову и продолжает это делать! Ты хочешь, чтобы я спокойно смотрел, как ты ломаешь свою жизнь?
- Все не можешь смириться с тем, что Иден не всегда будет жить по твоему плану? – усмехнулся Роберт.
- А ты еще большая проблема в тюрьме, чем на свободе, – тяжело дыша, заметил побледневший Си Си. – Но будь я проклят, если позволю тебе и дальше ломать ей жизнь. Иден, идем!
- Нет, – она помотала головой и взглянула на отца – уже без вызова.
- Значит, ты остаешься?
- Да. Остаюсь.
- Уверен, очень скоро ты будешь сожалеть об этом.
- Да. Наверное. Возможно. Нет.
- Я еще не закончил насчет компании. Мы продолжим этот разговор после. Когда ты придешь в себя – если это еще возможно.
Он прикрыл за собой дверь – выразительно, и Иден, еще несколько секунд смотревшая на эту дверь, закрыла лицо ладонями.
- Иден, – начал было Роберт, но, увидев ее замершей, замолк и, подойдя к ней, провел рукой по волосам, коснулся закрывавших лицо ладоней и мягко проговорил:
- Иден, он все равно всегда был и останется на твоей стороне – что бы ни говорил сейчас.
- Я знаю. Дело не в нем… не только в нем… Я тоже… виновата. Иногда я хочу возненавидеть его. Вот как сейчас. Но не могу. Забавно, правда? – она наконец, посмотрела ему в глаза.
- Это не ненависть, Иден. Но никто не может и не должен управлять твоей жизнью, кроме тебя самой. Чем скорее твой отец поймет это, тем лучше.
- Да. – Она кивнула, но как-то отстраненно. Потерла пальцами лоб – беспокойно, снова пряча взгляд. Именно сейчас – вопреки ожиданиям, вопреки здравому смыслу – ее мысли занимал не отец и Кэпвелл Интерпрайзис, а то, что Роберт обо всем догадался. Он не должен был ни о чем знать.
Он заметил по ее глазам, что она чуть успокоилась.
- Иден, – начал он без обиняков, – что за сделку ты заключила с Энтони?
Она боялась этого вопроса и знала, что он последует. Но не знала, как отвечать.
- Это не важно. Так будет лучше для компании.
Он заглянул ей в глаза.
- Для компании или – Иден, что он тебе пообещал?
Она нахмурилась.
- Тебя это уже не касается, верно?
- Касается. Ты же сделала это ради меня. Да? Иден?
Она едва выдержала его взгляд.
- Нет. Роберт, пожалуйста, давай не будем об этом. Мне лучше уйти.
Она даже дернулась в сторону двери – импульсивно, словно боялась, что он остановит ее. И хотела – чтобы остановил.
Наверное, ей станет легче, если не нужно будет ничего скрывать от него.
Наверное, он поймет ее – в конце концов. Ведь он поступил бы так же.
- Нет, – он остановил ее за руку. – Ты обратилась к нему за помощью, а в обмен он потребовал Кэпвелл Интерпрйзис. Иден, ты не пришла бы ко мне за подписью, будь это не так, – с уверенностью – теперь совершенной – закончил он.
Она хотела возразить – но вместо этого выдохнула. Не подтверждая и не опровергая его слова. Это было ни к чему. Он и сам все знал.
Он несколько секунд смотрел ей в глаза – молча, слишком противоположные чувства охватили его.
- Иден, – медленно заговорил он, наконец – о том, о чем нужно было, не о том, о чем хотел. – Я просил тебя не раз не вмешиваться, ты только все усложняешь. Я знаю Энтони, ему нельзя доверять. О чем вы договорились?
Она помотала головой – на этот раз не отводя взгляда.
- Роберт, не надо, не начинай… У нас нет другого выхода. Понимаешь? Все будет хорошо. Доверься мне.
Он чуть помедлил, отбирая из десятка версий самую вероятную. Обрадовать она его не обрадовала, наоборот, усугубила опасение за нее.
- Выход есть, и я уже устал твердить тебе о нем. Что ты еще придумаешь, Иден? Ты понимаешь, во что ввязалась?
- Перестань говорить со мной, как с ребенком! – вспыхнула она, вспыхнули ее глаза. – Я знаю, что делаю! Мне уже не семнадцать лет, а ты, похоже, постоянно забываешь об этом!
- Забываю, когда ты ведешь себя как ребенок, – жестко сказал он. – Это не сработает, Тонелл провел тебя. Ты то пишешь признания, то ввязываешься черт знает во что! Тебе не приходит в голову хотя бы сообщать мне о том, что собираешься предпринять, и в итоге ты сама не заметишь, как попадешь в беду, если уже не попала!
- Роберт, довольно! Я устала от того, что все вокруг говорят мне, что делать. Мне жаль, если я в который раз не оправдала твоих ожиданий. Я сделала то, что считала нужным, и сделала бы это еще раз, если бы в этом возникла необходимость. Я ни о чем не жалею, ясно?
- Возможно, твоя семья потеряла компанию навсегда, – без прежнего оттенка сказал он, пристально глядя на нее.
Она постаралась, чтобы голос звучал беспечно.
- Ну что ж, мой отец еще полон сил, ему будет, к чему стремиться.
Ее тон не обманул его. Остатки – и так напускного – раздражения исчезли. Он дотронулся до ее щеки, заглядывая в подернувшиеся невольной печалью глаза.
- Иден, не нужно было делать этого.
- Да, я поняла… – согласилась она, теряясь под его взглядом, и все же закончила. – Но я так не считаю.
Он медленно провел рукой по ее щеке, коснулся подбородка.
- Спасибо, – сказал он негромко и добавил. – Иден, ничего больше не предпринимай. Обещай мне.
Она смотрела на его руку, ощущала теплую нежность его пальцев – а остальное все ушло на дальний план. Отодвинулось. Почти исчезло.
- Если… если я пообещаю, и снова не сдержу слово... ты совсем перестанешь мне верить…
- Тогда я стану осмотрительнее, а ты – беззаботнее, – пошутил он.
- Ты этого хочешь?
- А чего хочешь ты?
Она задержала за запястье его руку – чтобы отстранить, но не смогла.
- Я… я только хочу, чтобы все закончилось…

Сообщение отредактировал Scout: Понедельник, 10 декабря 2012, 02:41:13

 

#59
ice-fate
ice-fate
  • Постоянный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 9 Авг 2010, 04:07
  • Сообщений: 2572
  • Откуда: Владивосток
  • Пол:
"Любопытство сгубило кошку..." :laugh:
Вот зашла же нечаянно на последнюю страницу, просто так! И прочитала всю означенную страницу! Очень понравилось! Видимо, придётся начинать всё сначала. :D
 

#60
shvetka
shvetka
  • Магистр
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 27 Мар 2009, 23:16
  • Сообщений: 13939
  • Откуда: Тверь
  • Пол:
Девочки, спасио за продолжение. Как всегда, все так сильно и драматично. Очень понравился момент, когда Иден просила у Роберта переписать компанию на неё :good:

Просмотр сообщения Цитата

Иден, не нужно было делать этого.

Просмотр сообщения Цитата

Он медленно провел рукой по ее щеке, коснулся подбородка.
- Спасибо, – сказал он негромко и добавил. – Иден, ничего больше не предпринимай. Обещай мне.
очень ярко тут видится Роберт. Ведь у него наверняка есть план, а Иден уже столько дров наломала -) , но как же ему наверное приятно не смотря ни на что :girl:

ЖДу продолжения!!! :rose: :rose: :rose:
 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей