Перейти к содержимому

Телесериал.com

Игры за будущее

мой первый опыт
Последние сообщения

Сообщений в теме: 24
#11
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:


2 часа до этого.


- ты перепутал двери?
Астрит разглядывала Майкла. Астрит усмехнулась своим мыслям – «Не долго пришлось ждать тебя»
- я пришел с миром,
В подтверждении своих слов он поднял безоружные руки. Но Астрит не шевельнулась. Она хмуро смотрела на Майкла и ждала комментариев.

- я пришел извиниться. Наши отношения складывались не так ровно, как хотелось бы мне.
Я виноват и хотел бы исправить это…

Астрит никак не отреагировала на его речь, молча развернулась и прошла в комнату. Дверь осталась распахнутой. Майкл расценил это как приглашение и прошел за ней.
- это задание? - Спросила его Астрит, резко посмотрев ему прямо в глаза.
-нет. У нас выходной.
- тогда я имею право в тебя не влюбляться и не реагировать на твои штучки.
Майкл не был удивлен таким поворотом. Очаровать ее почти невозможно. Он осмотрел помещение, нечто подобное он и ожидал. Из мебели был только удобный диван и вместительный шкаф, на полу мерцал голубым экраном ноутбук. Было довольно темно. Окна задернуты плотными шторами, которые, он был уверен, не пропускали свет.
- Медлин показывала твои данные. Так что хватит играть в эти игры, говори, что тебе нужно, не трать свое и мое время.
- мне нужно знать, что ты хочешь, Астрит.
Майкл выбрал ту интонацию, чтобы его оппонент понял, что он сдался.
Астрит внимательно следила.
- взамен что хочешь?
- я знаю твой послужной список. Ты в своем роде чистильщик, Астрит.
Майкл начал ходить из стороны в сторону, продолжал свои размышления. Астрит не следила за ним. Она сидела на диване, казалась расслабленной, глаза были закрыты. Майкл перестал ее интересовать. По непонятной ей причине, ей стало грустно. Майкл произвел на нее впечатление идеального агента. Пол готовил его, как своего приемника. У него не должно быть никаких слабых мест. Майкл продолжал:
- ты устраняешь оперативников и со стороны это выглядит словно отдел и ты не приложила к этому руку.
Майкл сделал паузу, подошел ближе к Астрит и задал главный вопрос.
-кто следующий?
Астрит открыла глаза, устало посмотрела на мужчину. «Да из тебя веревки можно вить…»
Астрит поморщилась. И отвернулась.
- Никита. Она не прошла проверку. Нарушила 1 директиву.
Равнодушно ответила она.
Майкл шумно выдохнул.
- что ты хочешь?
Астрит разозлилась. «Черт возьми, Майкл, ты душу продашь, если твоей Никите будет что-то угрожать. Губишь себя и ее»
- директорию первого отдела. - Жестко и зло сказала она. «очнись, Майкл, на что ты идешь»
Майкл замер, оглушенный таким требованием.
Астрит засмеялась
- нет, все сложнее, Майкл. Я хочу знать, почему я здесь. Найдешь ответ… я отмажу твою протеже.
После этих слов Астрит протянула ладонь, на которой лежал жучек – Ты ведь еще и за этим пришел, Майкл.

Майкл не ответил ей ничего. Но Астрит знала, что он сделает все, что потребуется. Он нарушит правила отдела.
Он взял прослушку, положил в карман и вышел из квартиры, оставив Астрит одну со своими размышлениями.

Эту игру он проиграет. Астрит знала, но до последнего надеялась. Она могла дать Майклу совсем другое условие. Тем самым подводя его к неизбежной ликвидации. Но она не сделала этого. Требуя от него директорию, она уничтожала бы его. А этого Астрит не хотела. Интересно, ускользнет ли это от Медлин. Очень скоро после вербовки она невольно начала соревноваться с Медлин в психологическом чутье. Пока вела Медлин, конечно. Но потециал был велик.










Часть следующая.
«отдел хочет избавиться от никиты… к чему эти игры? Белая комната и пуля в лоб.» Майкл умел хорошо абстрагироваться, но представив эту картину, ему стало больно. Он отбросил чувства на второй план. Взломать файл Астрит было не так сложно, он не торопился. Это могло оказаться проверкой. Хотя Майкл и не мог с уверенностью сказать, что отдел параллельно не попытается избавиться от Никиты. Но почему именно так? Не знать, значит проиграть.
Майкл принял решение. Это решение было единственно верное в этой ситуации. Надо было идти не против Астрит, неопытной шестнадцатилетней оперативницы, а против отдела. Он внутренне похолодел… против отдела. «начало конца»

Никита была завербована отделом по требованию центра… все, это провал. Дальше он ничего не мог узнать…. Все данные были не просто засекречены отделом. Они были засекречены центром и находились в их профайле. Лезть туда было бессмысленный самоубийством.
Завопил телефон
- жак! Равкнул голосом шефа на том конце.
- да.
Майкл понимал, что Пол получил информацию о несанкционировапнном вскрытии файла оперативника уже в ту же секунду. При другом содержании файла нарушитель мог рассчитывать хотя бы на пару часов, теперь времени не было. Он проиграл.

Шеф был вне себя от ярости. Теперь ясно, что Никита была его больной темой, его угрозой, бомбой замедленного действия. Ее отношение к центру не давало спокойно работать в привычном ритме. Он любил власть. И боялся ее потерять раньше, чем был готов был уйти. Теперь в этом деле Майкл! Лучший оперативник!!! И с этим придется считаться. Наказание неизбежно. Пока Майкл добирался до отдела, шеф немного успокаивался. Он видел на мониторе, что агент не тянул время и не пытался скрыться. Это одновременно успокаивало и настораживало. Значит, ему есть что предложить.
-Медлин, ко мне в кабинет. Быстро.
Медлин зашла в кабинет Пола в тот самый момент, когда глава отдела отдавал распоряжение Биркофу по селектору
- … и что бы служба охраны была готова!
- что случилось? - Спокойно спросила она, закрывая глаза на его непривычно бестактный вызов.
- Майкл вскрыл файл Никиты.
- что ему известно?
- причастность центра к вербовке… - сказал он чуть спокойнее.
- немало…
Медлин задумалась.


- шеф, Майкл пришел.
- пусть поднимется ко мне.

Майкл предстал перед начальством и как будто ничего не произошло, произнес стандартную фразу. – Вызывали?
Шеф молча смотрел на него. Ярость сменилась холодным расчетом.
- ты понимаешь, что я могу убрать тебя прямо сейчас?
- да.
- и что ты предлагаешь??
- выслушать мои предложения.
- предложения? - Пол переглянулся с Медлин.
- учитывая твои заслуги перед отделом и верную службу, я тебя выслушаю. - На слове Верную, он сделал акцент.
- вы отменяете ликвидацию Никиты. Центр не узнает о ваших намерениях…
- не забывайся, Майкл. Никто не может шантажировать отдел.
- это не шантаж, это моё предложение.
Пол начинал снова закипать. Снова это белобрысое проклятье!!! Ради Никиты агент пятого уровня жертвует собой! Лишь бы волосок не упал с ее головки. «Придушу своими руками»
- учитывая твой уровень, ты не подлежишь немедленной ликвидации. Я отстраняю тебя от всех текущих дел. Наше решение ты будешь дожидаться в белой комнате.
Пол нажал на вызов и в кабинет вошли четыре оперативника из личной охраны. Но их услуги не потребовались. Майкл знал дорогу.

- что скажешь?
- придется отменить действия Астрит насчет Никиты. Надо проверить, не успел ли Майкл подстраховаться.
- хорошо, займись этим.
Медлин вышла из кабинета.


Через пару часов…

- Пол, нет причин отклонять ликвидацию.
Пол молчал.
- были еще какие-то мотивы нарушить устав?
- нет. Он хотел защитить Никиту.
- опять Никита! - На этот раз шеф не стал скрывать своего отношения к оперативнице.
- да, только сегодня не она ждет вердикта. Ты примешь решение?
- я его уже принял. - Пол грустно улыбнулся.
Теперь молчала Медлин.
Пол собрался, отбросил сантименты - кто заменил Майкла?
- текущие дела распределены между Девенпортом, Майлсом и мной. Для всех Майкл на засекреченной миссии.
- и как мы допустили такое, Медлин?
Он явно валил вину на главного психолога.. Медлин впилась ногтями в свою ладонь. Откуда было знать шефу, что ликвидация Майкла входила в ее планы, но его разочарование в ее способностях так бьют по ее самолюбию…
- я должен… допросить его.
Пол резко вышел из кабинета. Медлин понимала, что он тянет время, но торопить не решалась, слишком большая карта разыгрывалась.


- я думал, это сделает Медлин.
- ты разумный человек, Майкл. Неужели какая-то блондинка того стоит…
Майкл не ответил. – какое решение бы вы не приняли… я готов.
- готов… а отдел не готов терять такого оперативника! Вечно вы не о том думаете.



Телефон Майкла не отвечал. Никита шла по коридорам отдела. Как она ненавидела это место. В кабинете Майкла не было тоже. Она подошла к Биркофу. Он как обычно был поглощен своими железками и не замечал ничего вокруг.
- привет, Сеймур.
- а, привет.
Программист еще больше углубился в работу. Но Никита не собиралась отступать.
- ты не знаешь, где Майкл?
- на задании. - Быстро сказал парень, избегая смотреть ей в глаза. Не то, что бы это было странным, но поведение Биркоффа ее насторожило
- с какой командой?
- это секретная информация, Никита.
- ладно… Никита решила, что разберется с этим сама, а сейчас она должна была решить другую проблему. Глядя на парня, она нахмурилась. Сегодня Сеймур был явно не в настроении.
- Биркоф…
Как можно мягче произнесла Никита.
Молодой человек не выдержал и посмотрел на нее. Какая же красавица! Никита загадочно улыбалась.
- мне нужна помощь. - Прошептала Никита. Прозвучало слишком соблазнительно. Бедный парень.
- да… неуверенно произнес зачарованный хакер.
Никита наклонилась к нему и прошептала на ухо
- открыть один файл…
Биркоф побледнел.
- ты с ума сошла? Хочешь, чтоб меня тоже ликвидировали???
-тшш. - Никита испуганно приложила палец к губам и оглянулась. К ее облегчению, этого эмоционального всплеска никто не увидел. Успокоившись, она повернулась к все еще бледному Сеймуру.
Тут страшное предположение стрелой пронзило ее сознание
- тоже?? Кого… ликвидировали?
Хакер не отвечал. Только пристально смотрел на Никиту.
- никого. - Четко и медленно произнес он.
Никита положила руку на его плечо и больно сдавила. Парень поморщился.
- Сеймур, помоги.
Главному программисту не нравилась ситуация в отделе. Он не был в восторге от Майкла, но и зла ему не желал, то, что Майкл влез в чей то файл м узнал то, что не следовало знать он понял, проанализировав информацию, которая отправлялась на компьютер шефа каждые 2 часа. Но тут данные пошли напрямую и вне графика. Он не знал, жив ли еще Майкл. Но он видел перед собой Никиту. Видел ее глаза. Разум перестал подчиняться.
- какой файл? Обреченно вздохнул Сеймур.
- Астрит.
Сеймур повернулся к клавиатуре и начал быстро набирать коды. Одновременно говоря ей
- я делаю так, будто ты без моего ведома вошла в систему. Я не знаю уровень зашиты, поэтому не скажу, через какое время шеф об этом узнает. А пойду, попью кофе. Введи 47610. будь осторожна.
- спасибо, Биркоф.
- и не благодари.
Когда он вернулся, Никиты уже не было. Файл был снова закрыт.


Никита умела работать. Ведь ее учителем был Майкл. Она выбросила из головы все второстепенные мысли – даже если эти мысли были о Майкле. Сейчас главное успеть получить информацию. Дальше, разобраться, где ее наставник. Но это потом. Сейчас –файл. Времени практически не было. И ошибки недопустимы. Открыв файл, ее глаза пробежались по тексту. Данные были объемными. И надежды, что она успеет всё охватить не было. Ей надо понять, где искать. Вспомнив слова Астрит про родителей, она решила в первую очередь заглянуть туда. Интуиция ее не подвела. Она поглотила текст, стараясь не размышлять и не удивляться, абсолютно не было времени на чувства и мысли. Она закрыла файл.

Теперь надо было найти Майкла.
Вальтер находился на привычном месте – в оружейке. Он был занят, впрочем, это не удивительно. Но сейчас Никиту это не останавливало.
- Вальтер, где Майкл?
Подавленное состояние Биркофа явно распространилось и на него. Никита гнала ужасные мысли - «ликвидирован»… нет!
- на задании, детка. - Хмуро ответил он.
- Вальтер. Где. Майкл.
Повторила блондинка, она не собиралась играть в игры и верить.
- шестой отсек Б.
Вальтер так и не посмотрел на нее.
Никита забыла поблагодарить. Потом. Позже. Не сейчас. Сейчас шестой отсек Б…

Никита отбивала каблуками четкий ритм. Голова собиралась кружиться, внутри холодело. Информация об Астрит как пластинка накручивала снова и снова.
Двое охранников. Стремительное нападение. Открывает дверь… белая комната. И Майкл…

- Майкл…
Майкл сидел в железном кресле. Руки расслабленно лежали на подлокотниках. Голова безвольно свешивалась, волосы закрывали часть лица.
Гостья замерла. Она не чувствовала своего тела. Нет!
- Майкл. - Ее голос дрогнул.

Тело пошевелилось. Он приходил в себя. Бессонные трое суток на зданиии, напряжение, безвыходность… он впал в забытье. Медлин назвала бы это защитной реакцией организма.
Его взгляд стал осмысленным - «Никита»…
Он встряхнул головой, возвращаясь в реальность.
- что ты тут делаешь?
Оперативница была готова к чему угодно. Но не к прежнему сдержанному поведению Майкла.
- это я у тебя должна спросить.
Никита стояла напротив него. Усталое лицо. Но ему хватало сил не терять контроля. Ей хотелось трясти его и кричать на ухо, может услышит: Что, что я должна сделать, чтобы вытащить тебя? Она получила данные Астрит, но не могла связать их со спасением Майкла. Она готова горло перегрызть за него. Но и это его не спасет. Беспомощность приводила ее в ярость. Майкл не смотрел на нее. Взгляд был пустым и бесцветным, губы сжаты – он явно был недоволен поведением своей ученицы. Он не принимал ее помощь. Не такой ценой. Да и что они могли? И десяти шагов бы не пробежали. Он сжал кулаки. Никита, наблюдавшая за ним, быстро обошла кресло и нажала на нужные кнопки, освобождая руки из тисков. Майкл не удержался и начал медленно растирать затекшие запястья, возвращая боль и чувствительность кистям. Никита осталась там, за спиной. ей стало страшно. За него. И за себя без него. Она не хотела, что бы он это видел. И дело не в гордости. В милосердии.
Любовь – это не война. Не борьба, не желание подчинить себе, своим правилам. Сейчас она смотрела на него. И боялась дышать.
Могла ли Никита принять неизбежное и смириться? Могла ли она заставить его бороться и идти против отдела?
Мог ли он сломать ее, бунтарку? Мог сделать из нее идеальную машину для убийств, Полностью подавив волю?
Каким бы ни был сильным, любовь свяжет тебя.


Медлин шла по лабиринту отдела. По счастливой случайности, шеф отсутствовал, его срочно вызвал центр для отчета по текущим миссиям – обычное дело, хоть и нервировало Пола. В этот период она и получила уведомление об открытии файла Астрит. Она была уверена, что это была Никита. Она улыбнулась, представив лицо шефа… Главный психолог менее бурно реагировала на подобные ЧП, чем глава отдела. Отбросив лишние вопросы, она узнала у Биркофа, какая именно часть файла была раскрыта. Подтвердились худшие опасения. Никита влезла именно в ту часть данных, которые были умело скрыты даже от главы отдела. В глобальной текучке информации он просто не обратил на это внимания, безусловно доверял Медлин, тем более, воспитание Астрит она взяла полностью на себя. И Астрит вела себя безупречно… до сегодняшнего момента… надо было все-таки ставить ее на прослушку. Медлин догадывалась, с чьей легкой руки Никита знала, где искать. Но с Астрит она разберется позже. Сейчас надо найти Никиту. Сейчас шестой отсек Б.

Она перешагнула через лежащих без признаков жизни охранников, про себя отметив – неплохо.
Она зашла в белую комнату. То, что она увидела, снова заставило ее улыбнуться – на нее смотрели две пары глаз с одинаковым выражением. «если бы не паранойя шефа, они были бы отличной командой».
Она остановилась. Руки были сцеплены сзади – типичная поза психолога при допросе. Молчание было гнетущим.
Медлин решила начать первой:
- таким способом вам не выжить.
Никита встала перед Майклом, тем самым своим телом заслонив его и готовая атаковать.
- Никита. - Бесцветно сказал Майкл. Но Никита все же расслышала нотки осуждения и вопросительно посмотрела на него. Агент отрицательно покачал головой и холодным взглядом смерил пыл девушки. Медлин в очередной пришла к выводу о безупречной командной работе.
Никита сдалась. Медлин уверенно подошла к креслу, и Майкл положил руки на место. Снова щелкнули наручники. На это Никита не могла смотреть.
- надо поговорить, Никита.
Медлин вышла первая. За ней, не оглядываясь, пошла оперативница.
Дверь белой комнаты шестого отсека Б закрылась.


На автомате Никита плелась за Медлин. Вальтер и Биркоф виновато провожали ее взглядом. Она выглядела раздавленной.
Успокаивало их одно. Она еще была жива. И судя по датчикам на мониторе программиста – Майкл тоже.

Никита пыталась сложить все воедино. В висках невыносимо пульсировало, мешая сосредоточиться. Медлин вела ее в свой кабинет. Она ожидала разборки с шефом. Но шефа не было.
- где шеф?
- шеф вам не поможет.
- а ты? - С вызовом спросила оперативница.
Медлин не посчитала нужным отвечать.
- Майкл нарушил серьезные правила отдела, Никита. Пол принял решение.
Никита стиснула зубы. Что бы ни предстояло услышать, она решила выдержать. Она все решила. В этом мире она не задержится надолго.
Лишь бы не причинить боли ему…
- не надейся, что все будет легко. Психолог уловила ход ее мыслей. - я предлагаю тебе сделку.
Никита заинтересовалась.
- молчание за жизнь Майкла. Никто не должен услышать то, что ты узнала.
До Никиты дошло – шеф не знал… вот главная причина, почему они оба еще живы. Пол не отдал четкого приказа о ликвидации Майкла, а устранение Никиты привело бы к внутреннему расследованию, в котором фигурировала бы и Астрит! Вот кого пыталась оградить Медлин!
- если шеф изменит решение, от меня никто не узнает, даю слово.
Две женщины не сводили друг с друга глаз. Это был поединок. Сделка заключена.


- что с Никитой?
- ты слишком далеко зашел, Майкл. Мы не хотим усугублять эту ситуацию. Сейчас не самая спокойная обстановка в мире. Но видимо ты забыл, чему должен служить.
Медлин сделала паузу и начала воодушевленнее – Майкл, у тебя пятый уровень!!! Ради чего все это??
- ты пытаешься меня пристыдить, Медлин? Я верен отделу, тебе это известно.
- именно поэтому ты нам нужен.
Сухо произнесла женщина.
Пленник удивленно поднял бровь и ждал продолжения.
- твое молчание за жизнь Никиты.
Майкл не доверял ее обещаниям.
- и никакой Астрит.
Медлин блефовала. Майкл был уверен в этом. Но выбора не оставляла.
- хорошо.
Медлин освободила его руки, закрепив этим действием сделку.
- пожалуйста, оставайся в отделе пока не будет принято официальное решение.

 

#12
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Медлин ждала Пола у входа. Эта традиция встречать Шефа после совещания в Центре давно укоренилась. Обычно он возвращался в дурном расположении духа. В этот раз глава первого отдела был не в себе, словно смерч он несся по коридору, оперативники практически прижимались к стенке, лишь бы не встать на его пути. Медлин едва поспевала за ним. Он, ничего ей не объясняя, давал распоряжения:
- общий сбор через 20 минут.
Общий сбор означал нечто очень серьезное.
Пол резко остановился, отчего Медлин чуть было не врезалась в его спину.
- участие Майкла и группы обязательно.
Отчеканил мужчина, повернувшись к своему советнику.
Выспрашивать подробности сейчас было бесполезно. Во-первых анализировать ситуацию на ходу было не удобно, во-вторых, Пол был эмоционален, в-третьих, присутствие «хвоста» из двух агентов с Центра начало раздражать саму Медлин.
Видимо, тоже самое раздражение почувствовал и Пол, поэтому он обратился с просьбой к своей помощнице
- Медлин, проводи агентов в главный зал.
Дальше их дороги разминулись. Пол отправился в свой кабинет, Медлин и два оперативника проследовали в зал, где уже началась подготовка к брифингу. Убедившись, что «гостям» ничего не нужно, она оставила их.
Она остановилась перед стальной дверью шефа, быстро пробегая взглядом по своему отражению. Внезапно дверь открылась, перед ней стоял хозяин кабинета. Он отступил назад, позволяя ей пройти.
- два дня назад в Центре произошла утечка информации.
- они не могут разобраться сами?
- предатель себя обнаружил. Но получить информацию не удалось, он покончил с собой.
Медлин презрительно фыркнула:
- почему именно мы занимаемся проблемами Центра?
- не только мы. Подключены все отделы.
- это не западня? Зачем нам шпионы с Центра?
- есть риск, но мы не можем игнорировать распоряжения Центра.
- это может быть опасно.
- как и все, что мы делаем.
- какую роль в этом сыграет Майкл с командой?
- самую основную. Мне надо твое присутствие сейчас здесь.
Медлин прошла к одному из кресел и села в него, когда дверь снова открылась и на пороге стоял Майкл и Биркоф.
- вызывали?
Бесцветно спросил агент. Майкл ничуть не изменился в поведении, но выглядел он потрепанным. Несколько часов нахождения в Белой комнате были налицо. Многие после такого стресса начинали ненавидеть белый цвет.
- как я уже тебе говорил, ты необходим отделу. Перед тобой последний шанс – справишься с заданием, все будет забыто.
На этих словах Медлин заерзала, явно не одобряя заявления шефа.
- в чем состоит моя задача конкретно?
- узнаешь на брифинге через 10 минут. Твою группу вызвали. И, я надеюсь, нет необходимости напоминать, что шаг влево – и тебя и твою группу ничто не спасет.
Майкл кивнул, затем перевел взгляд на Медлин и попытался разглядеть в ее спокойном красивом лице истинное положение дел. Но безуспешно.
- ты свободен, Майкл.
Он вышел, оставив всеми забытого Биркофа наедине с начальством. Он чувствовал себя не очень хорошо. Мало того, что ему пришлось быть свидетелем реабилитации Майкла, от которой, впрочем, никому не стало легче. Так еще и сейчас его воспринимают за пустое место.
Пол обратился к Медлин с вопросом.
- он намерен сотрудничать?
- да, безусловно, он будет подчиняться, но от контроля над ситуацией не стоит отказываться.
- Биркоф!
Пол повысил голос, отчего бедный программист вздрогнул и напряженно вытянулся. Пол обернулся, видимо, он и в самом деле не замечал своего программиста, и не знал, что находится ближе.
- перед тобой стоит дополнительная задача. Постоянное прослушивание Майкла. Если он снимет или заблокирует маячок – незамедлительно сообщить мне.
- на Никиту я бы тоже рекомендовала…
- и на Никиту. Тебе все ясно?
- Ясно.
- выполняй.
Биркоф пулей вылетел из офиса. Он сел на свое рабочее место и настороженно оглянулся. Почти весь первый отдел был в сборе. Окружение мерцающих мониторов его успокаивало. Ему на глаза попался Вальтер. он подошел к нему.
- Вальтер, на Майкла и Никиту повесишь прослушку, код скажи мне.
- они знают?
- да. Майкл в курсе.
- ладно... Все плохо, приятель?
- пока не знаю. Ему дали последний шанс.
- шанс? Или погибнуть на миссии, или исчезнуть в белой комнате… аппетитные варианты…
Старик недовольно ворчал. Неожиданно появилась Никита.
Оба были рады ее видеть.
- пока еще никто не умер, Вальтер. А ты все равно недоволен.
- о привет, тебя не сожрали эти два упыря?
- как видишь.
Никита была серьезна.
- где Майкл? Брифинг через пару минут.
Спросила она, озираясь по сторонам.
- забудь о нем. Дай-ка я на тебя маячок повешу.
Девушка повиновалась. Майкл приказал ей подойти к Вальтеру именно для этого. Но где он сам? По логике, прослушивать должны были и его. Значит, он специально ее избегает.
- попытаешься снять, заблокировать или сболтнешь лишнего, я тебе задницу надеру, понятно?
- так точно!
Никита улыбнулась, хотя глаза оставались печальными.
- Никита, я прошу тебя, не глупи. Я не хочу участвовать в твоей ликвидации.
Взмолился Биркоф.
- все нормально будет.
Пообещала девушка, немного успокоив своих друзей.
В этот момент появился Майкл. Бесщумно подошел, стараясь не смотреть на Никиту, и позволил Вальтеру повесить на него маячок.
- все.
все четверо отправились на брифинг, появившись в зале как раз к назначенному времени.
Агенты почти все были в сборе и рассажены, среди них сидела и Астрит.
Два чужих агента также заняли свои места.
Майкл сел напротив Астрит. Никита расположилась на два места от наставника, так она видела профиль Майкла и Астрит.
Вальтер и Биркоф сели рядом. Вальтер передал коды маячков программисту и тот сразу занес их в свой компьютер через электронную панель, встроенную в столе, активизировал прослушку и поставил на запись. И как раз подошли Пол и Медлин.
Монотонно сообщая присутствующим суть проблемы. Сначала надо было провести расследование-разведку, получить данные, затем работа оперативников, на этот раз команда Майкла знала, кто будет в ней участвовать.
Медлин продолжила за шефом, информируя о предположительных аспектах психологического портрета объекта. Ее догадки строились на анализе действий предателя Центра и манере чужеродной группировки в целом. Никита невольно поглядывала на Астрит. Последняя как обычно была сосредоточена. Майкл также себя вел. Непроницаемое лицо, пустой взгляд говорил о многом. Майкл был намерен выполнить это задание. Как всегда, не смотря ни на что. Что касается Никиты, то она не так была настроена. Ее мысли растекались от смутной миссии к информации об Астрит, потом она посмотрела на Медлин, которая последние несколько секунд наблюдала за Никитой. Оперативница по выражению лица психолога сообразила, что она недовольна увиденным. Никита демонстративно сосредоточилась и выпрямилась на стуле, постаралась вернуться к разбору миссии. Но снова посмотрев на Медлин, она подумала опять об Астрит. Ничего общего между ними не было, кроме глаз. Больших, внимательных карих глаз.
Зато все остальное от Майкла. Как она сразу этого не заметила. Теперь, зная кто родители Астрит, пусть и пробирочные, она удивлялась своей слепоте. Это же очевидно!
Размышления Никиты прервались заявлением Пола о допустимых жертвах. Отдел, учитывая серьезность ситуации, не очень расстроится, если падет половина оперативников при выполнении задания. Замечательно. И это спасение из рук Медлин… Спасибо и на этом.

Сообщение отредактировал Anlil: Вторник, 05 апреля 2011, 13:02:19

 

#13
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
После распределения обязанностей по группам собрание завершилось традиционным пожеланием удачи. Все постепенно начали расходиться.
Из группы Майкла только Ден и Джон не знали, в какой опале Майкл и Никита. Астрит старательно делала вид, что не имеет к случившемуся абсолютно никакого отношения. После совещания все группы расходились по своим офисам для дальнейшего распределения обязанностей. Сейчас почти все силы отдела были задействованы в отслеживании гиперактивности чужеродных группировок и заодно своих коллег. Остальная часть занималась текущими делами. К счастью, волна преступности шла на спад.
Все пятеро зашли в офис командира группы. Майкл задумчиво смотрел на своих агентов. Ден не мог усидеть на месте, как и Никита. Астрит же, похожа на Джона, своей способностью кропотливо искать данные час за часом, пока не получат их. Решение было принято.
- Джон, Никита, займетесь западной стороной. Ден и Астрит, на вас восток. Я хочу, чтобы вы осознали всю серьезность сложившейся ситуации. Я требую от вас максимальной сосредоточенности и ….
Майкл посмотрел на Никиту, обращаясь к ней, продолжил:
- проницательности. Мне нужны данные, работайте.

Джон был занудой, но и Никите было не до веселья. Что мог узнать Майкл такого, за какую информацию шеф почти ликвидировал своего лучшего агента? Что там говорить, устранение излишне любопытных просто перенеслось и совпало с выполнением миссии. Они оба под наблюдением, одно слово друг другу или еще кому-либо и все… самое обидное заключалось еще и в том, что информация об Астрит ничего не давала: Никита просто влезла в чужую тайну. Секрет Медлин. Ни Майклу, ни Никите от раскрытия этого вопроса не будет ни тепло, ни холодно! Возможно, и Майкл в той же ситуации. Впервые знания не дают никаких привилегий…
- ты собираешься работать, Никита? Эй!!!
Джон пощелкал пальцами перед лицом напарницы, возвращая ее к реальности. Она уставилась в монитор.
- после окончания миссии попрошу о переводе в другую группу.
Заявил Джон после недолгого молчания.
- из-за того, что я задумалась?
Никита решила поддержать беседу, все-таки поиск неизвестно чего ей невыносимо наскучил уже через 20 минут.
- не льсти себе – усмехнулся оперативник – мир крутится не вокруг тебя.
Никита хмуро покосилась на Джона и несильно ударила локтем в бок.
- нет, мне предельно надоела физиономия Майкла. Да и в команде Девинпорта повеселее.
- повеселее? Джон и веселье - несовместимые понятия.
Проигнорировав провокацию Никиты, он добавил:
- и там новая оперативница… Нелли.
- вот это ближе к истине. Не загадывай, это плохая примета.
- ну ты-то, конечно же, будешь верна первой группе, вернее, ее главному.
- ты о чем?
- да брось, ты чуть ли не с первого дня сохнешь по Майклу.
- давай лучше работать.
Никите надоела тема «Майкл + Никита», тем более она нашла кое-что подозрительное. Полностью сосредоточившись на данных, окружающие объекты перестали существовать. Майкл не ошибся, составив такую партию. Во-первых, он предполагал, что Никита, обладая парадоксальной интуицией, начнет, как говорится, тыкать пальцем в небо, в то время как Джон будет кропотливо просматривать пропущенное Никитой. Как ни странно, именно эмоциональный подход Никиты к этому заданию давал больше шансов на получения положительного результата. Ей показалось подозрительным, что некрупная организация, которая носила название «Звездного Ориона» на севере Польши, внезапно прекратила всякую активность как раз в тот момент, когда стало известно Центру об утечке. Углубившись в предысторию организации, она поняла, что схватилась за тонкую ниточку, которая, возможно, ведет к утраченным данным из Центра. Но Никите пришлось оставить дальнейшее изучение вопроса, она не без труда заставила себя перейти к следующей организации. Отбросив еще четыре группировки, она остановилась на довольно старой, но разваливающейся группе, которая занималась торговлей оружия, наркотиков и содержала несколько притонов. В общем, обычная непримечательная группировка, которая и внимания не стоит, если бы не необычно высокий взлет доходов от продажи оружия как раз в период исчезновения данных.
- нашли что-нибудь?
Никита от неожиданности подскочила он стуле. Майкл имел дурную привычку подкрадываться и пугать, произнося тихим голосом какой-нибудь вопрос. Иногда казалось, что он тем самым развлекается в скучных и унылых стенах отдела.
- абсолютно ничего интересного…
- Майкл, посмотри сюда.
Никита перебила Джона и пальцем указала на монитор. Стратег оперся руками на стол и оказался совсем близко к Никите. Она уловила его аромат и невольно от удовольствия прикрыла глаза. Ее любимый запах. Запах, который ее успокаивал и позволял забыть обо всем на свете, запах, от которого она пропадала во времени и в пространстве. Майкл разглядывал притихшую Никиту.
Очнувшись, она стала объяснять свои находки, приводить доводы.
- религиозные фанатики и наркоманский притон? Ты серьезно?
Перебил ее Джон, недоверчиво глядя на ее монитор.
Никита вопросительно посмотрела на своего наставника, надеясь на его поддержку. Она не могла прочитать по его лицу, заинтересовала ли ее информация. Это начинало снова ее напрягать.
- работайте. Через час у меня отчет перед шефом.
Вот и все, что ответил Майкл на ее беззвучные вопросы.
Развернулся и пошел прочь. Никита проводила его взглядом. «А что ты ожидала? Бурю аплодисментов? Нет, хотя бы простого Да или Нет».
- надеюсь, Ден с Астрит нашли что-нибудь более существенное. Я не хочу бегать за шайкой наркоманов-неудачников или канувшей в небытие польской группой.
- куда скажут, туда и побежишь.
Мрачно отрезала Никита.
- ты что ли на особом счету? Все мы пешки.
Равнодушно ответил ей Джон, заметив смену ее настроения.
- хочешь дам один маленький совет?
- нет
- прекращай верить в то, чего нет.
- заткнись, пожалуйста, а? что-то ты разболтался сегодня.
- да… Это я на последок.
- типун тебе на язык.
- я имел в виду о переходе в другую группу.
- не загадывай.
Никита посмотрела, что творится вокруг, часть агентов занимались тем же, то есть поиском информации, остальная часть – незначительная – бродила от монитора к монитору, изображая занятость. Конечно, это было не так, у них тоже было какое-то задание.
Оценив, что продолжать работать она не может, она покинула свой пост в поисках кофейного аппарата.
К приятному удивлению, у кофейного аппарата она встретила Дена. С ним у Никиты были более ровные отношения, чем с Джоном. Ден был более жизнерадостным и легким в общении человеком. И он не лез не в свои дела, в отличии от его нудного напарника.
- привет. Вы нашли что-нибудь?
- да, четыре зацепки. Астрит нашла.
- ясно. Мы две.
- Майкл приходил?
- только что.
- к нам тоже. Пойдем, кофе жахнем, пусть те работают спокойно.
Казалось, Ден никогда и ни к чему не подходил серьезно. Но в тоже время он был лучшим в группе бойцом. После Майкла, конечно же.
- скажи мне, Никита, почему мне кажется, что это наше последнее задание?
- я не знаю, Ден.
Ответила девушка.
- никто из группы в очередной раз не накосячил? – Ден внимательно посмотрел на блондинку.
Никита удивленно раскрыла глаза и наигранно захлопала ресницами, отчего Ден развеселился больше прежнего.
- понятно. Я то смотрю, Майкл … э, жизнерадостнее обычного.
Затруднения в подборе слова теперь развеселили Никиту. Да уж… жизнерадостный Майкл. Но в чем его винить? Находится в опале начальства для Майкла столь же непривычно и странно, как для Никиты получать одобрение со стороны того же самого начальства. Допив свой кофе, Ден попрощался с Никитой и вернулся к работе.
Через несколько минут оперативница тоже вернулась на свой пост. Джон никак не прокомментировал ее действия, за что был мысленно поблагодарен.

Прошел еще час, энтузиазм Никиты заметно сошел на нет и она не могла похвастаться какими-то информационными находками. Одна надежда была на Астрит и Дена. Они все снова собрались в кабинете Майкла. Он проанализировал поступившую информацию от агентов и собирался на отчет к шефу. Глава группы позволил своим агентам отдохнуть, но не покидать территорию отдела. Все стали расходиться. Астрит ждала, когда все разойдутся. Она хотела поговорить с Майклом наедине. Правильно оценив ситуацию, остальная часть группы лишь ускорилась в своих действиях, предоставив Астрит такую возможность. Последняя выходила Никита, закрывая дверь, она бросила на Майкла выразительный взгляд, но стратег проигнорировал ее намек.
Он смотрел на Астрит.
- Майкл, я хочу, что бы ты знал, я только выполняла задание… Ничего личного.
Майкл молчал, Астрит старательно подбирала слова.
- я не знаю, куда ты влез. И не хочу этого знать. Я просто хотела сказать, что получила отмену своей операции. Вот и все.
Астрит неуверенно поднялась и вышла из кабинета, так и не дождавшись ни слова от Майкла.

 

#14
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Верил ли он в отмену задания по устранению Никиты? Верил только в отсрочку. И о чем говорила Медлин с Никитой? Возможно, Никита тоже что-то узнала. Иначе, она не дала бы прохода мне и не успокоилась бы до тех пор, пока не удовлетворит свое любопытство. Значит обязательство о не разглашении связывает и ее тоже. Мы уничтожили друг друга.
Майкл устало закрыл глаза. Он вспомнил отчаяние Никиты в белой комнате. Ей пообещали мое спасение в обмен на ее молчание. Мне – ее спасение за мое молчание. И оба схватились за это предложение, которое, казалось, было единственным их шансом на спасение. Как глупо…
Теперь надо было безупречно справиться с заданием. Пять человек, одна из которых любительница устраивать самодеятельность, вторая – не способна вести бой, итого – только три полноценных оперативника. А проверить придется не меньше 8 объектов. Возможно, Пол выделит людей, хотя после всего рассчитывать на благосклонность не приходится. Он посмотрел на время. В данный момент он должен стоять перед шефом и докладывать. Мысленно чертыхнувшись, он взял диск с данными и отправился на совещание.
В офисе Пола находился раздражающий фактор по имени Медлин.
- надеюсь, у тебя есть уважительная причина опоздания, которая, впрочем, меня не волнует. Докладывай.
Пол был мрачен, он стоял у экрана и словно ястреб с высоты смотрел на работу отдела. Медлин следила за поведением стратега.
Майкл подошел к компьютеру, самостоятельно вставил диск, вывел изображение на экран. Невозмутимо он начал докладывать о результатах расследования. Через несколько секунд Пол оторвался от созерцания отдела и переключил свое внимание на говорящего.
Дослушав его до конца, он выждал паузу. Майкл был непроницаем.
- ты знаешь, что к этому подключены все отделы. Мы, конечно, вынуждены сотрудничать. Четвертый и третий отделы тоже собрали информацию. В наших интересах придти к цели первыми. Это не только вопрос престижа, надеюсь, ты понимаешь.
- у меня мало людей.
- ты раньше справлялся и с более сложными миссиями, Майкл. Твоя группа – твое детище, которое воспитал ты сам.
- для вас приоритетом является успешное выполнение миссии или преподать мне урок?
В разговор вступила Медлин. Она подошла к Майклу ближе.
- ты попытался обойти Отдел. Ты поставил свой интерес выше интересов Отдела. Так чего ты ждешь от нас в ответ?
- Астрит не ведет бой. У меня осталось только три полноценных и проверенных оперативника. Чего вы ждете от меня?
Вопросом на вопрос ответил Майкл.
Медлин посмотрела на Пола, признав претензии Майкла аргументированными.
- хорошо, я выделю тебе одного агента, и ты можешь распоряжаться группой расхода. Приступай к тактике и как можно скорее.








Астрит вызвали к Медлин. Она ждала этого, но желания видеться с учителем не было никакого. Она знала, что Медлин недовольна, знала, что наломала дров и за это ей придется отвечать перед Медлин – женщиной, которую она боялась, на которую хотела быть похожей.
Она зашла в кабинет психолога-аналитика. В воздухе повисло напряжение. Теплый взгляд карих глаз и сочувствующая улыбка Медлин не развевали давление, которое шло от нее и обрушалось на девушку. Астрит неуверенно и заметно ссутулилась. Взгляд ее был хмур.
- я жду объяснений, Ольга!
Астрит еще больше ощетинилась, когда услышала свое настоящее имя.
Всегда невозмутимый психолог был не в себе от еле сдерживаемой злости.
- что за фокусы?
Голос Медлин зазвучал тише, но угрожающие нотки пока присутствовали.
Подросток выжидал.
Медлин выдохнула.
- Астрит?
Намного спокойнее произнесла она. И только тогда услышала от девчонки:
- Я все продумала и все прошло по моему плану, - не без тени гордости произнесла она, Медлин внимательно слушала…
- Я не ошиблась! - Уперлась Астрит.
- Я не хотела ликвидации Майкла. – призналась Астрит
- почему?
- он хороший агент. Но у него есть слабость. И мы знаем об этом. Значит, им можно управлять. И не нужно ликвидировать. Пока есть Никита, есть Майкл.
- если бы ОН открыл твой файл, вместо Никиты?
- жизнь Никиты для него важнее … моего любопытства.

Медлин нажала какие-то клавиши на клавиатуре и кабинет заполнился звуками – сквозь шелест она различила свой голос - Майкл, я хочу, что бы ты знал, я только выполняла задание… Ничего личного……. не знаю, куда ты влез. И не хочу этого знать. Я просто хотела сказать, что получила отмену своей операции. Вот и все.
Медлин улыбнулась, заметив, что Астрит побледнела еще больше.
- я не буду участвовать в ликвидации Майкла.
Твердо произнесла она бесцветным голосом.
- я не представляла, что ты можешь чувствовать, Астрит. Я ошиблась в тебе. Жаль.
Медлин почувствовала укол ревности. Она занималась воспитанием Астрит, она готовила ее, обучала, пыталась понять и принять ее такой, какая она есть. Она отвоевывала ее у Пола, когда тот решал судьбу необычного рекрута, она рисковала, скрывая правду от шефа. Она была единственным защитником Астрит. У нее не было детей. И никогда не могло бы быть. Астрит – набор генов двух лучших агентов. Она унаследовала качества Майкла и Медлин. Она должна быть идеальна. Ее корректировали, подавляя негативное для оперативника. Но она являлась не просто материалом отдела. Она – дочь, которая могла родиться у Медлин в обычной жизни. Дочь, которой никогда не могло быть. Пусть она не вынашивала ее, пусть ничего не знала о ее существовании десять ее лет. Медлин… любила ее. Что касается самой Астрит, то все ее чувства и эмоции вытравлялись из нее, поэтому Медлин и не пыталась возродить ее чувства к биологической матери. Она не любила ни родившую ее мать, ни своих друзей, никого. А теперь она противостоит ей, защищая человека, который ради нее и пальцем не пошевелил – Майкла. Она защищает человека, для которого кроме его интересов больше ничего не существует. Она защищала своего отца.
- ты хотела, что бы Майкл узнал, кто твой отец?
Астрит слишком долго не отвечала на этот вопрос, подбирая нужные слова, которые уже не были правдой.
- если бы захотела, он узнал бы.

«Что же мы с тобой теперь будем делать?» - задавалась вопросом Медлин и не могла найти ответ.
- да ладно, мам…
Медлин залепила пощечину. Астрит от неожиданности вскрикнула. Боль. А она боль ненавидела. Она ее боялась.
Она прижала холодную ладонь к горячей щеке и подняла полные слез глаза на строгую женшину.
- извини.
Чуть слышно произнесла Астрит.
Ни один мускул не дрогнул на лице Медлин.
- почему я? Почему ты требуешь, что бы я убила его?? - Астрит дала волю своим чувствам.
- девочка моя, мир жесток. Или ты думаешь, что Майкл тебя пощадит? Ты угрожала его женщине. Ты – угроза для него. Подумай. Ты должна повзрослеть и принять тот факт, что ты рождена для отдела. Отдел будет существовать, Никита – нет. Майкл, смирись, сойдет с дистанции следом за Никитой. Ты возглавишь отдел – все данные есть – набор генов, интеллект, обучение, воспитание. Извини, мамы с папой у тебя нет. Но ты получишь гораздо больше – будущее. А теперь иди и выполняй то, ради чего тебя создали.
Астрит вскочила и пулей вылетела из кабинета. Медлин закрыла глаза. Ей было больно говорить такие жуткие вещи, но выбора не было. Если она потеряет контроль над Астрит, то она потеряет всё.

Сообщение отредактировал Anlil: Среда, 06 апреля 2011, 21:33:12

 

#15
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Никита была в комнате отдыха. Подчиняясь голосу разума, она решила отдохнуть перед миссией. По крайней мере, остальная группа, кроме Майкла, именно этим и занималась – где-то в других комнатах они отходили ко сну. Кроме Майкла… Этот факт лишил Никиту возможности спокойно хотя бы полежать. Ее мысли возвращались к нему, в воображении возникало его усталое лицо, глаза и тоска в них, отчаяние и вина. Никита не могла найти себе место, ей хотелось убедить его, что он ни в чем не виноват, успокоить, снять с его плеч груз ответственности. По крайней мере, они вместе. Они почти в одной ситуации, и если погибнет Майкл, то и Никита. Оперативница зажмурилась от страшной мысли – Майкл погибнет. Она хотела бежать вместе с ним, но монолитная уверенность наставника и преданность отделу никогда не позволит ему даже помыслить о таком. А Никите очень хотелось верить, что где-то есть край земли, где они смогут спрятаться однажды и остаться там, в своем мире, где нет Отдела с его правилами и режимом… Ей очень хотелось верить, что однажды все изменится. Ей необходимо в это верить, иначе как жить без надежды? Как жить… На этот вопрос Майкл всегда знает ответ. «Нас не существует. Единственное, о чем ты должна думать – это только о задании». Он хотел, чтобы она смирилась, приняла Отдел. Он понимал, что так ей будет легче. Легче Отделу. Легче самому Майклу. Но Никита была как воздух. Она заставляла его дышать, учила заново делать вдох и выдох, он жил, чувствовал, когда она была рядом. Он заново учился сострадать, его душа, некогда скованная льдами, начинала болеть, постепенно оттаивая и расцветая новыми красками. Наблюдая за ней, он видел себя, вернее, того человека, каким бы он мог быть когда-то и где-то. Но не здесь. Никита – напоминание о другом мире, где такому, как он, нет места.
Никита закрыла глаза и пыталась уснуть. Она начала вспоминать отвлеченные вещи, что бы перестать думать о Майкле, иначе боялась, что сойдет с ума от своего бездействия и навязчивых мыслей. На этот раз это были слова песен. Она лежала с закрытыми глазами для пущей эффективности даже накрыла их своей рукой. «Я не чувствую вкуса потерь, я не в силах противиться злу. Каждый раз, открывая дверь, я иду к твоему теплу», про себя напевала девушка. Снова возник образ Майкла. Окончательно разочаровавшись в своей силе воли, она поднялась и отправилась на поиски своего наставника. Попытки себя усыпить не обвенчались успехом.
Найти его было очень просто. Решиться посягнуть на его личное пространство было очень трудно. Она снова замерла перед его дверью. Она знала, в какой позе сидит Майкл, чем он занят, как отреагирует на ее появление – она это знала заранее, но каждый раз ее сердце начинало биться чаще, словно она стоит перед пропастью в неизвестность. Она обреченно вздохнула, потому что выбора у нее не было никакого, и робко постучав, открыла дверь.
Майкл нехотя оторвался от работы, что бы посмотреть на вошедшего. Впрочем, он тоже был очень проницательным человеком. Он всегда заранее знал, кто перед ним предстанет. Он знал, кто во всем Отделе стоит перед его дверью перед тем, как ее открыть. Иногда он ждал ее стука – то робкого и деликатного, как сейчас, то дерзкого и смелого. И всегда дожидался. И сейчас он ждал ее.
- не помешаю?
- я занят.
Слова все портят. Казалось, они понимают друг друга в молчании. Но стоило одному из них произнести хоть слово, связь обрывалась, и они начинали вести себя так, как агенты отдела, начинали заставлять себя чувствовать то, что должны чувствовать – отчужденность, равнодушие и холодное безразличие.
Никита все-таки зашла в кабинет и прикрыла дверь. Она осталась на месте, не решившись подойти ближе.
Майкл снова повернулся к монитору и продолжил печатать.
- что именно ты не поняла в приказе идти отдыхать?
- мне не спокойно. Может, я могу тебе чем-нибудь помочь?
- ты хочешь помочь?
Никита оживилась и воодушевленно сделала несколько шагов навстречу наставнику.
Майкл снова оторвался от монитора и пристально посмотрел на свою ученицу. Никита замерла. Холод во взгляде заставил ее остановиться.
- дай мне слово, что на задании будешь делать то, что я скажу, выбросив из головы свои нравственные ориентиры и прочие предрассудки.
Майкл продолжал пристально смотреть на нее. Никита не выдержала и отвела взгляд.
- тогда для чего я разрабатываю план миссии… Может, бросить все к чертям?
Майкл посмотрел на общий результат своей работы и грустно улыбнулся.
- я сделаю то, что ты скажешь.
- Никита, иди отдыхай, у тебя осталось меньше часа. А мне и в самом деле надо работать.
Никита кивнула, последний раз задержалась взглядом на любимом лице и вышла, оставив его один на один со своими мыслями.
Стало ли Никите легче? Стало ли ей спокойнее? Но по крайней мере, она убедилась, что Майкл не нуждается в ее присутствии, что она обуза для него, только усложняет и создает лишние проблемы.
Никита почувствовала, как усталость навалилась на нее. Унылая, она вернулась в комнату отдыха.


Мысли Медлин были об Астрит. Она опасалась за ее жизнь. Отстранить от задания агента у нее не было полномочий, а просить об этом Пола было очень рискованно. Остался единственный вариант – Майкл. Она тяжело вздохнула. Он был трудный, сам себе на уме. Признав, что планы по его устранению сорвались, она в очередной раз удивилась его парадоксальной везучести. Что охраняет этого парня, делает его неуязвимым? Умный, красивый, более того, он искусно пользуется этими качествами. Его уникальный магнетизм сильнее голоса разума – сколько сердец он разбил… даже Астрит прониклась к нему, почувствовав или родственную душу, или силу и уверенность. Астрит, бедная девочка… От Никиты ты могла научиться пользоваться своими внешними данными, от Майкла – твердо стоять на ногах и решительно, без колебаний, идти к цели. Но в итоге ты стала капризничать и спорить. Медлин зашла к Майклу.
- как успехи?
- у меня есть еще 40 минут. Дорабатываю детали.
Медлин подошла и стала просматривать план миссии. Она имела право, поэтому Майкл молчал и терпеливо ждал, пока аналитик, как ему казалось, удовлетворит свое любопытство. На совет и помощь от нее он не рассчитывал.
- 3 и 4 отделы уже проверили Дагестан и эту группировку. Они не причастны. Можешь выбросить из своего плана.
- откуда тебе это известно? – недоверчиво спросил Майкл.
Медлин усмехнулась.
- данные проверены. Источник информации надежен.
Майкл ничего не ответил, стал удалять из плана разработку указанной группировки. Медлин изучала дальше.
- кто зацепился за польский «Звездный Орион»?
- Никита.
Она задумалась. Затем достала свой планшетный компьютер, пролистнула данные.
- Майкл, это то, что мы ищем. Я изучила данные предавшего Центр. Его мать находится в Польше. Она внезапно переехала туда, получила дом и специализированный уход благодаря некой социальной программе.
- подкуп через мать?
- думаю, шантаж. Дом и так называемый уход ей был предоставлен в районе базы «Звездного Ориона».
- это религиозная секта. Зачем ей данные Центра. Она вообще не должна была знать о его существовании.
- давай не будем отметать возможность влияния другой организации. В любом случае, искать следует в первую очередь там.
- необходимо подтверждение плана шефом.
- он подтвердит.
Майкл не мог с уверенностью сказать, что Медлин не пытается его подставить, но после того, как аналитик согласилась разделить ответственность за планирование, он отбросил сомнения. То, что Медлин болеет за безопасность Астрит, он не догадывался. Поэтому вопрос «Какую цель она преследует?» начинал навязчивой пластинкой крутиться в голове.
- Майкл, я никогда не смешиваю работу и эмоции.
Ответила она на немое замешательство стратега. И вышла. Ей еще надо было подготовить Пола.




 

#16
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Майкл еще раз просмотрел план миссии и отправился к шефу на утверждение. По пути он приказал Биркофу сообщить его группе, что сбор через 5 минут. В обязанности программиста это не входило, но у парня был кроткий нрав, и он не любил конфликты, всякий раз, когда следовало бы постоять за себя, он шел на попятную. А если противостоять надо было Майклу, то тогда Биркоф и вовсе сникал. Спорить с ним бесполезно, с тем же успехом можно спорить со стеной и требовать от нее чего-либо. Так или иначе, Сеймур мирился с такими проявлениями сильной личности Майкла и других агентов. Но все же считал, что некоторые формы элементарной вежливости ему не навредили. И вообще, надо быть проще и люди к тебе потянутся – ворчал парень и искал по компьютеру дислокацию первой группы - но зачем, ведь можно просто вышибить кому-нибудь мозг, например, мне.

- почему так долго!
Пол нервно расхаживал из стороны в сторону. Медлин, как всегда спокойная, стояла у экрана и не обращала на беспокойство шефа никакого внимания.
Значение времени переставало быть объективным, когда Пол чувствовал запах победы. Медлин доложила, что Майкл зацепился за ниточку. А это значит, шанс найти данные первыми значительно рос. Обычная пунктуальность стратега сейчас выводила его из себя. Он должен был придти раньше! Неужели его не заводит энтузиазм, как главу Первого Отдела?
Майкл начал докладывать, проигнорировав претензии Пола. Невыразительный голос Майкла значительно успокоил шефа. Эйфория начала утихать, возвращая способность трезво оценивать ситуацию.
- Майкл, раз Дагестан выбыл из плана, план по Египту отдай Майлсу.
- зачем?
В разговор вступила Медлин. Она знала, что Пол не любит ничего объяснять, тем более отдавая приказы. но с Майклом сейчас так не сработаться. Посылая свою группу в пекло, он должен быть уверен, что не подставляется сам.
- с Центра прибыло два сотрудника. Думаю, тебе понятно, с какой целью.
- Центр пытается обезопасить себя и проконтролировать действия Отделов, чтобы их интересы не были нарушены. В тоже время это хорошая возможность оценить Отдел изнутри.
Медлин улыбнулась, она любила умных людей.
- верно, - одобрила она,- думаю, оголять наши маленькие проблемы перед Центром не стоит.
- так же не стоит отказываться от возможности воспользоваться пропавшими данными Центра.
- в любом случае, это не твоя забота, Майкл. официально этой миссией будет заниматься Майлс.
- какого оперативника вы выделяете мне?
- к сожалению, агента класса А задействовать мы не можем. Иначе, перевод заметят ищейки Центра. Но ты можешь выбрать 2 свободных агентов из С группы.
- почти ликвидационная группа. Мы справимся старым составом.
- это твое решение.
- на мне сохраняются мои полномочия?
- да, ты остаешься стратегом 5 уровня. При необходимости можешь отойти от плана.
Майкл кивнул. Пол повернулся к Медлин и они начали обсуждать следующий вопрос. Второго помощника главы Отдела это задело. Он был в опале, и не надеялся на более теплый прием, но он не представлял до сегодняшнего дня, что его статус в Отделе так много для него значит. Он привык быть первым среди оперативников и вторым в Совете. Первым была Медлин.
Он бесшумно вышел из офиса Пола.
В зале была собрана его группа – Ден, Никита, Джон. Навстречу шел Майлс, которому он должен был передать план.
- где Астрит? Ден, найди ее.
Майкл подошел к Майлсу. Они перекинулись парой слов. Майлс пытался добавить, что выплняет приказ, хотя ему и не нравится пользоваться чужими трудами, но Майкл пресек этот разговор. Он вернулся к своей группе. Никита выглядела немного свежее. Видимо, ей удалось поспать после их последнего разговора. Джон был каким-то странным. Улыбался как кретин.
Майкл жестом приказал идти за ним. Они отправлялись не в его кабинет.
- Ден и Астрит нас найдут? – Никита задала вопрос, на который никто не ответил.
Дойдя до места, Майкл произнес, - нас никто не должен видеть вместе долгое время. Никто не должен знать, что мы готовимся к заданию. По одному подходите к Вальтеру, получаете необходимое. Общий сбор через 30 минут в машине. Вопросы?
- одна неувязочка, Майкл. Один агент знает, что я буду на задании.
- кто?
- она не пострадает?
- имя.
- Нелли. Нелл о’Брайн из группы Девенпорта. Но она не скажет никому.
Майкл молча развернулся и покинул группу.
В след ему Джон отчаянно назвал его имя.
Никита, все это время молча наблюдавшая за Майклом уловила его настрой – его ничто не остановит. Перечить бесполезно…
- он не сделает ей ничего плохого, - неуверенно произнесла Никита, пытаясь успокоить влюбленного агента.
- мы договаривались увидеться вечером. Пришлось аргументировать отмену встречи…
- не надо мне ничего объяснять. Ты не первый день в отделе.
Подавленный Джон оставил напарницу на месте, сам отправился к Вальтеру. Лезть к Майклу было бесполезно, тем более это могло еще больше навредить бедняге Нелл. Он и не мог представить, что предпримет Майкл.

Ден нашел Астрит в тренажерном зале. Ничего странного не было в том, что агент тренировался перед заданием. Кто как успокаивал свои нервы и набирал силы. Кто-то проваливался в сон, кто-то наматывал круги или отрабатывал удары. Странно было видеть заплаканного агента перед заданием. Вообще, чьи-то слезы в Отделе – это такая редкость, что Ден остолбенел, увидев наконец-то лицо Астрит.
- тебя Майкл ищет. Задание…
Только и смог сказать Ден.
- я не смогу! Нет!!
- тшш, тихо-тихо. Хорошо, не сможешь, и ладно. Пойдем, скажешь Майклу, он отправит тебя домой, отдохнуть.
Ден попытался остановить разыгрывающуюся истерику.
- не хочешь к Майклу? Хорошо, ладно. Куда хочешь? Успокойся, все хорошо. Пойдем отсюда.

- Биркоф, выведи мне информацию об агенте.
- я должен проверить твой статус и допуск.
- ну так проверь. И переведи все данные о Нелл o’Брайн мне. Я просмотрю у себя.
Майкла начало выводить из себя такая подготовка. Миссия будет не из простых. Он просматривал данные Нелли, агенту группы С, когда ему позвонил Ден.
- Майкл, у меня проблемы с Астрит.
Майкл ждал продолжения.
- у нее… Истерика и она не хочет идти к тебе.
- тогда выруби ее и принеси. Меня не волнует, Ден. Она должна быть в моем кабинете через 5 минут.
Он отключил связь. Он уже сделал запрос на новенькую оперативницу, не спросив согласия Девенпорта. Пол одобрил перевод. Остальное Майкла сейчас не волновало.

Джон и Никита уже находились в оперативном Мерседесе и ждали остальных. Никита пыталась расслабиться, Джон невничал, переживая за свою знакомую. Он вскочил с места и решительно направился к выходу.
- не глупи. Сядь на место, Джон.
- я должен знать, что он с ней собирается сделать!
- ты узнаешь это после задания.
- я могу его остановить…
- нет, не можешь. Сядь и успокойся. Твое неподчинение только усугубит ситуацию.
Джон послушался Никиту.
- она совсем недавно в Отделе. И она совсем другая.
Тихо произнес Джон. Никита понимала его, «другой» - редкий вымирающий вид Отдела, отголосок жизни. И найдя его, не хочется терять. Но надо смотреть правде в глаза. Для них единственной сейчас правдой был Майкл и его глаза говорили, что он пойдет на все, лишь бы только успешно выполнить это чертово задание.
- зато ты давно, Джон.


Астрит предстала перед Майклом. Она даже не пыталась привести себя в порядок. Ден пытался стереть с лица подтеки туши, но лишь еще больше размазал.
Майкл кивнул Дену и отправил его к Вальтеру.
Спрашивать у Астрит «Что случилось» он не стал. Его не волновало это. Он не был уверен, что помог бы ей разрешить эти проблемы. Он встал из-за стола, налил стакан воды и протянул ей.
- что это? - недоверчиво спросила Астрит. И подняла на него затравленный взгляд. – Мне нельзя никакие успокоительные препараты.
- нет времени тебя успокаивать. Это простая вода.
Астрит дрожащими руками приняла стакан, но пить не стала.
- Астрит, меня не интересует, что у тебя произошло. Мне нужен агент, оперативник. Мне нужен стрелок. Соберись, а после миссии можешь хоть утонуть в слезах.
Голос стратега успокаивал. Майкл был прав – сначала работа, потом – снова работа, а если хватит времени, сил и желания – эмоции.
Заметив перемену в поведении агента, он тоже отправил ее к Вальтеру.

- вызывали?
- проходи.
Миниатюрная шатенка сосредоточенно смотрела на Майкла. Она была наслышана о нем. И все услышанное ее пугало. Нелл принимала знаки внимания Джона и теперь мысленно готовилась к тому, что главный первой группы прочитает ей правила и запретит любые нерабочие контакты. Она уже была готова согласиться с доводами Майкла, но к ее удивлению, ни о чем подобном речь не пошла.
- ты временно поработаешь в моей группе. Это секретная информация, я пока не могу тебе ничего объяснять.
- Девенпорта я могу предупредить?
- нет, ему сообщат позже. Выезд на задание через 5 минут. Тебя ждет Вальтер.
Она хотела еще что-нибудь спросить, но ей отдали четкий приказ, и она испугалась, что Майклу покажется, будто она не собирается хорошо его исполнить.

Через несколько минут первая группа была готова.

Сообщение отредактировал Anlil: Вторник, 12 апреля 2011, 00:55:48

 

#17
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Теперь они могли не опасаться, что их заметят шпионы Центра. Майклу перестали трепать нервы, климат в группе значительно стабилизировался. Джон сидел тихо и молча отреагировал на появление Нелл. Никита о чем-то переговаривалась с Денном. Астрит сидела в самом темном углу и старалась ничем не привлекать внимания. Впрочем Нелл выбрала ту же тактику поведения. Призвав Никиту и Дена к тишине, он начал говорить о предстоящем задании. Агенты внимательно его слушали. Сложность миссии заключалась в том, что работать им придется вслепую. Биркоф не будет им помогать. Потому что для Отдела они находятся дома. Майкл был уверен, что в группу Майлса войдет один из двух агентов, второй же останется в Отделе. Так и случилось. Не исключено, что у каждого из них есть предписание их руководства. Логичнее всего было бы уничтожить всю группу после обнаружения данных и беспрепятственно вернуть утерянное в Центр. По крайней мере, на месте главы Центра, он так и сделал бы.
На связь с Отделом выходить только в крайнем случае, поэтому его руки были развязаны больше обычного. Теперь он действовал самостоятельно, а ошибка являлась смертным приговором для всех участников.
- почему Польша? Есть доказательства?
Задал вопрос Джон. Он смеялся над догадкой Никиты, теперь же он должен был признать, что она оказалась права. Майкл рассказал про предателя. В разговор вступила Никита:
- почему Центр сам не додумался до этого. Существуют ли вообще эти данные, Майкл?
- мы должны проверить, Никита.
Никита смотрела на Майкла. Почему-то в такие моменты окружающим хотелось куда-нибудь провалиться. Они говорили. Беззвучно говорили друг другу.
Не зная, что их ждет, не пытаясь предугадать действия Отдела, им было спокойно смотреть друг на друга. Майклу нравилась такая Никита – тихая, спокойная, верящая в него, в его правоту и признающая его силу. Никите нравился такой Майкл – когда он так на нее смотрел. Они все еще были на прослушке, но они и слова друг другу не говорили. Астрит наблюдала и … завидовала. Она была одна. Всю свою жизнь, все долгие 16 лет она была одна. Отдел ничего не сможет сделать с этой неосязаемой связью – они могут не говорить друг другу ни слова, не касаться друг друга, но взгляд Майкла Отдел не изменит. Этот человек всегда так будет смотреть на нее. Всегда. Астрит вдруг поняла, что обречена на одиночество, а Майкл обречен на Никиту. Астрит слабее одиночества, Майкл слабее чувств к Никите. Да, если будет необходимо, он уничтожит свою ученицу, если будет надо, Астрит свяжется с кем-то, но… Майкл ВСЕГДА будет так на нее смотреть – даже если она станет призраком, потому что Никита будет рядом с ним, смерть не властна. А Астрит будет одна. Семья, очередная мать и новый отец, или муж и дети – она будет одна. Это внутри нее. Вся она – Одиночество.
Астрит заснула.
Майкл позволил себе тоже вздремнуть. Остальная часть группы ехала в тишине. Никита рассматривала Астрит. Совсем еще ребенок. Теперь Никита видела в ней не страшную жестокую убийцу, а подростка, которая имея двух отцов и двух матерей, так и не познала их любви. Никите показалось, что Астрит знает больше, чем кажется. Майкл – ее отец. Гены Медлин и Майкла переплетенные в цепь по имени Астрит. 16 лет ее как лабораторную мышь вели по лабиринтам, корректировали ее подсознание. Страшно. Медлин – страшный человек, единственный ее ребенок – Отдел, это чудовище они растят с Полом, и подают ему на завтрак-обед-ужин таких агентов, как Ден, Джон, Нелл, Серж… список можно продолжать и продолжать – бесконечная вереница теней, призраков. И она тоже призрак. И Майкл. Их нет. Не существует. Тогда почему они чувствуют, почему им больно. А Полу и Медлин – нет? Как можно свою плоть и кровь обрекать на такие страдания, пичкать непонятно чем, как можно навсегда стереть улыбку с лица своей дочери… У Никиты была не идеальная мать. Но Никита к ней испытывает любовь, обиду, боль…. а Астрит? Для нее Мама – пустой звук. Она даже не знает, что это такое – быть чьей-то дочкой. А Никита знала – ее мать иногда была настоящей заботливой мамой. Майкл никогда не узнает о такой родственнице. Майкла использовали, словно он какое-то селекционное животное… может быть и Медлин не знала. Те, кто руководили Отделом до Пола были очень изобретательны. Впрочем, кто знает, может где-то в недрах Отдела воспитываются последователи Астрит. И всех их объединяет одно – в будущем их спишут за ненадобность и наберут новых изделий.

 

#18
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
В это время в Отделе....


Есть новости? – Медлин растерянно смотрела на Пола, который неожиданно зашел в ее кабинет. Медлин мысленно обвинила себя в том, что совсем потерялась во времени.
Пол внимательно посмотрел на нее, но перевел взгляд… ему не нравилась усталость Медлин, он не хотел вспоминать, что его Медлин может быть слабой. Его взгляд остановился на цветах.
Он усмехнулся. – У каждого есть слабости, правда?
Женщина посмотрела на свою оранжерею. К чему этот разговор, она не могла понять и начинала раздражаться.
- а у меня есть слабости, Медлин?
- ты бы не был главой, если бы у тебя были слабости…
Она ждала его слов, но он замолчал. Впрочем, он продолжал рассматривать растения. Психолог решила не торопиться.
- я бы не был главой, если бы щадил предателей и пытался понять их действия.
Он хотел дотронуться рукой до листочков какого-то растения, но его рука замерла. Он посмотрел на Медлин. Ей этот разговор не нравился. Еще больше этот разговор не нравился Полу. Говорить загадками не было его типичным стилем общения. Но он не хотел торопиться…
Он подошел к ее столу, склонился над Медлин. Она смотрела на него исподлобья, не понимая, к чему он клонит.
- тогда почему я хочу понять, хочу найти хоть одну причину …простить, если у меня нет слабостей, Медлин?
- ты… переживаешь из-за Майкла?
- оставь Майкла в покое. Он хороший оперативник. – шеф резко выпрямился.
- тогда… в чем дело, Пол? – твердо и решительно спросила Медлин.
- Оля.
- Астрит?
- ты забыла настоящее имя своей дочери?
Повисла мрачная тишина.
- как давно ты узнал?
- еще до ее вербовки. Когда ты готовила план с особым интересом…
- почему ты мне не сказал?
Глаза Медлин предательски заблестели, выдавая навернувшиеся слезы.
- я ждал.
Пол заговорил тише – я ждал, Медлин, когда ты расскажешь…
Женщина упрямо посмотрела ему в глаза. Без страха и сожаления.
Пол ответил на это резко – и я хотел знать, к чему эта ложь приведет.
- теперь ты знаешь. Что ты решил?
Пол вдруг осознал, что Медлин лишила разговор даже малейших ноток сентиментальности. Он абстрагировался, словно решал судьбу какого-то незнакомца – хладнокровно. До этого момента он не мог решиться занести меч расправы над ее головой.
- если бы ты служила мне, я бы вас обеих ликвидировал. Я бы убил тебя.
Пол уточнил, смакуя каждое слово последней фразы. Ни один мускул не дрогнул на лице Медлин.
- но ты служишь Отделу. Мне ты не верна. Ты преданна отделу… и ты действовала во благо отдела. Но Астрит – слабость твоя. Я помогу тебе. Потому что ты нужна Отделу.
- что… что ты с ней сделаешь?
Она побледнела, испуг сделал ее голос ломким.
- уже сделал. Она не вернется с задания.
- отмени!!
Медлин почти прорычала.
Пол все-таки прикоснулся пальцами до стебля какого-то растения и медленно надломил его.
- слабость – это роскошь, Медлин.
Изящные белые соцветия орхидеи покорно склонились, признавая свое поражение. Пол почувствовал себя варваром. Это старое чувство, которое преследует его – иметь столько власти, столько силы и именно по этим причинам быть связанным по рукам и ногам. Иногда у него нет выбора и он должен поступать так, как должен. Он не свободен. Стебелек орхидеи, который ломается от легкого давления его пальцев, Медлин, на которую он сейчас не смотрел, ему не хотелось видеть ее пораженной, сломленной. Тесный кабинет, заполненный молчанием. Решения.. от него снова ждут решений. Единственно верных. Нет, не оперативники здесь марионетки, а глава отдела, ибо он должен поступать единственно верным способом. Где же тут свобода выбора? Пол усмехнулся.
- Медлин, - тихо произнес он ее имя, словно отвечая на свои вопросы, а не обращаясь к ней.
Она молчала. Он наконец-то посмотрел на нее. Не лицо, а маска. «Такая сильная, властная и такой мягкий взгляд». Ни мольбы, ни ненависти не увидел он в ее глазах.
- Медлин, будет лучше, если до окончания миссии ты останешься в кабинете.
После он вышел чуть стремительнее, чем обычно. Как только за ним закрылись двери, плечи Медлин сникли, на ее лице проявились едва уловимые черты отчаяния, боли и тоски от безысходности. она встала из-за стола, голова ее немного кружилась, но она не обратила на это внимания. Ей казалось, что какую-то нить из нее вытянули и она больше не может себя чувствовать, вообще что-то чувствовать. Она налила себе стакан воды. Интуиция и инстинкт самосохранения приказывал ей действовать, но ей было наплевать на приказы. Боль сменилось равнодушием. Она сделала глоток воды. Ее взгляд упал на несчастную орхидею. Теперь злость заполняла ее подсознание. Астрит…
Она направилась к выходу. Ее кабинет больше не подчинялся ей. Двери были заблокированы…
Всплыли в памяти слова Пола. Женщина метнулась до панели за своим рабочим местом.
- Биркоф!
- да, Медлин?
- Открой двери моего кабинета. Они заклинили.
- … извините, распоряжение шефа..- неуверенно промямлил парень
- Сеймур, переведи мне линию с Майклом и Никитой.
Психолог не стала тратить время на уговоры-угрозы по поводу устранения своей изоляции. Она понимала, что против распоряжения Шефа он не пойдет. Здесь даже Майкл не мог на него повлиять.
- минуту.
Юный программист явно облегченно вздохнул, что Медлин не стала настаивать на выполнении первого требования. Одно дело сказать «Нет» рядовому, совсем другое – первому помощнику главы Отдела.
Биркоф уведомил о запросе шефа. Он отдал распоряжение тут же, словно предвидел ее просьбу. Хакер не разбирается в человеческих душах, и лезть в эти дебри не желает, так же неуютно чувствует себя меж двух огней…
- Медлин, я могу провести линию с односторонней связью..
Теперь замолчала Медлин. Пол связал ей руки, но позволил видеть и слышать происходящее. По истине, великодушный жест. Или жестокий. Но у Медлин был выбор.
- Проведи линию.





 

#19
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
На задании.

Они подъезжали к пункту локализации группы Звездный Орион. Ничего подозрительного на пути они не встречали. Заброшенная деревушка на севере польской границы открылась взору агентов. По плану Майкла, Ден и Нелл должны были проводить разведку периметра, на Майкла и Никиту легла ответственность по поиску утерянной ,Центром информации, Джону и Астрит полагалось их прикрывать изнутри.
Майкл и Никита по-прежнему соблюдали режим молчания. Никита была настроена крайне серьезно. Она мысленно настраивалась на беспрекословное подчинение своему наставнику. От успеха этого задания зависела не только ее судьба. Квалификация главнокомандующего, его интуиция и опыт придавали ему авторитарности. Доверие к тому, кто отдает приказы. Доверие к тому, кто посылает на смерть. И нет времени задуматься. Что касается самого Майкла, то он мог сомневаться в своих агентах только в момент планирования миссии. На задании он же, напротив, источал такую непоколебимую уверенность в своих людях, что казалось нереальностью тот факт, что кто-то обойдет его приказ. Иначе не может быть. Наверно, именно поэтому сложно идти против этого мужчины. Итак, Майкл и Никита снова работали в паре. И они были идеальны. Макл не мог припомнить, за чьей спиной он так приглядывал… и не мог сказать, кто еще так следит за его безопасностью. Девушка никогда не делала это явно, на уровне интуиции она знала, когда и куда стрелять. Этот факт первое время удивлял наставника. Со временем они научились чувствовать друг друга. И вот теперь они продвигались по коридорам подземного бункера, в полумраке. Астрит шла на десять шагов позади них, Джон впереди. Редко встречающиеся тусклые лампы на низком потолке больше нагнетали пустоту и глухую тишину коридоров, чем освещали путь оперативников. Майкл слегка улыбнулся, быстро посмотрев на Никиту, она выглядела как настоящая убийца, сосредоточенная, холодная, с оружием и готовая нанести смертельный удар. Как жаль, что ее натура всегда стремилась к своенравию и неподчинению. Она ребенок, которому дали оружие и обучили смертоносным приемчикам, ребенок, которая намного выносливее, чем само думает, ребенок, с которой надо обращаться терпеливо и твердо, когда хочется обнять и успокоить, выполнив ее каприз. Ден и Нелл постоянно докладывали об обстановке. Все было чисто. Бункер и окраины были пусты. Они продвигались в глубь коридора. Для кого-то же горел свет в этом помещении. Майкл замер. Как он мог потерять из вида одного своего оперативника… Никита остановилась тоже, вопросительно взглянув на стратега. Но через мгновенье она поняла причину этой заминки. Она стремительно развернулась, и хотела идти в обратную сторону, но Майкл жестом остановил ее. Силуэт Джона приближался к ним. Глава группы уже отдал ему приказ вернуться. Майкл прошел обратно по коридору. Никита почти поравнялась с Джоном. Она пыталась всмотреться в стены, чтобы обнаружить дверь или люк. Пройдя еще несколько шагов во тьме подвала, они ощутили сквозняк. Когда зрение адаптировалось к темноте, стал виден лаз в стене. Снова поступил сигнал от Дена и Нелл – снаружи по-прежнему ничего не угрожало. Майкл жестами распределил очередность прохода и прикрытия. Первая отправилась Никита, атаки не последовало, пропустив Джона вперед, она обеспечивала его безопасность, Майкл третьим преодолел короткий коридор. Перед ним возникла железная дверь. По-прежнему было тихо. Он присел перед приоткрытой дверью, он проверял на наличие ловушки. Очень часто такого рода организации использовали взрывчатку. Убить – может и не убьет, но оглушит точно. Все чисто. Он открыл ее и прошел в такое же темное помещение. Сквозняк стал сильнее. И опять незапертая дверь. И опять ни души, ни намека на опасность, кроме внезапно исчезнувшей Астрит. Сзади тихо подкралась Никита. Майкл резко обернулся. Джона Майкл оставил контролировать коридор. Напряжение нарастало. Тишина угнетала. Оба агента пересекли комнату. Свет пробивался через приоткрытую дверь. Майкл подал напарнице сигнал максимальной готовности. Они различили шорох. Звук почти оглушал, он эхом разлетался по каменным коридорам и комнатам. Майкл стремительно открыл дверь и также молниеносно отскочил к безопасной стене, прижавшись спиной. затем немного подождав, когда свет перестанет ослеплять, он исчез в новом помещении. Сердце Никиты бешено колотилось. Она последовала за наставником, готовясь к самому ужасному.
Первое, что она увидела, спину Майкла, второе – несколько мерцающих мониторов, третье – Астрит. И за ней странного мальчишку, лет 25, чем-то смахивающим на юного сумасшедшего геймера-хакера. Астрит явно стремилась производить как можно меньше движений, потому что лезвие изогнутого ножа упиралось прямо в ее артерию на шее, одно неловкое движение или под конец расшалившиеся нервишки неподготовленного к данной встречи парня – и… Тем более, Майкл не спешил опускать свое оружие, напротив, он двигался. Не делая шагов напрямую, он все равно приближался к программисту, а это нервировало парня.
- не приближайтесь! Я убью ее! – испуганно и отчаянно прокричал он, переводя взгляд то на мужчину, то на девушку, он сильнее сдавил руки заложницы. Астрит ощутила пощипывание на шее – все-таки поцарапал, с досадой подумала она.
Никита отреагировала на угрозу парня – она остановилась. Майклу надоело лицезреть психа. И он выстрелил. Никита закричала, парень пытался удержать обмякшее тело заложницы. Блондинка не могла верить своим глазам. Майкл скручивал хакера, Астрит лежала на полу в неестественной позе.
«Он выстрелил в нее… только бы не насмерть, нет, нет, только не насмерть…»
Никита медленно подошла к телу, вблизи она явно различила пулевое ранение в область сердца.
- черт, Майкл, ты спятил? Ты убил ее!! – теперь в голосе Никиты проскальзывали нотки истерики.
Майкл протянул руку в ее сторону. Вдруг Никите показалось на один миг, что он выстрелит в нее. Но в руке стратега оказались два взрывных устройства.
- установи на 10 минут.
Никита автоматически взяла взрывчатку. Беспомощного программиста Майкл за ворот держал второй рукой. Больше он не сопротивлялся.
Пока Никита устанавливала заряды в комнате и коридоре, Майкл допрашивал парня. Он был здесь один, пытался расшифровать данные, что за данные и откуда – он не знал, ему предложили большие деньги и он согласился. Впрочем, безопасность ему не обещали. Заказчики должны были приехать в 15-00. В 14-25 он случайно натолкнулся на Астрит…
Нелл сообщила, что заметила какое-то движение с северо-западной дороги.
- ты расшифровал данные?
- нет, но мне осталось совсем немного…
- покажи, где данные и выведи нас с другого хода.
- я все сделаю – быстро пообещал компьютерный взломщик.
Вмешалась Никита, напоминая, что осталось только 8 минут и 32 секунды до взрыва здания. Джон, Ден и Нелл получили приказ отходить к машине. Тело Астрит осталось лежать там…
Ничего не подозревающие гости вошли в бункер и прогремел взрыв.
Первая группа успела отъехать на безопасное расстояние. Заложника бросили на место Астрит, вел он себя очень тихо, или его вырубил Майкл, или он просто потерял сознание.

- нельзя было выстрелить в ногу, например??
Майкл не ответил Никите. Отчитывался он только перед начальством. А реагировать на эмоции своей все еще ученицы значило поощрять те самые эмоции.





Две недели спустя.

Работа в Отделе шла своим чередом. Первая группа была полностью реабилитирована. Пол не подверг критике действия главного стратега, напротив, он поощрил хладнокровие Майкла, полностью восстановив его в должности. Данные Центра были тайно расшифрованы Биркофом, в услугах юного программиста со стороны он не нуждался, поэтому неудачливый хакер исчез также быстро, как и появился в отделе. Часть данных были торжественно переданы Центру, на все встречные вопросы шеф ссылался на группировку, которую разоблачил Майлс. Вообще-то, вся слава досталась группе Майлса. Там, при трагическом стечении обстоятельств, погиб один из наблюдателей из Центра. Он не мог уже донести до своего руководителя, что вся миссия в Египте просто фикция.
После выполнения задания, Майкла и Никиту разлучили. Девушку отправили в группу Девенпорта, уточнив, что это временно. Она так и не нашла удобного момента поговорить с Майклом. Последний избегал ее, изображая колоссальную занятость. Впрочем, и Никите позже стало не до этого. Да и что она могла? Прослушивать их перестали, но разве был какой-то смысл рассказывать Майклу, что он убил свою… Все равно, наставник не захочет поднимать тот конфликт с начальством. Немного остыв, Никита признала, что стратег действовал по протоколу.
Единственное, что беспокоило Пола, так это Медлин. Он понимал, что она все слышала и знала, как все было, знала, кто спустил курок. Она встретила группу Майкла, хладнокровно просмотрела отчеты оперативников, поздравила Пола с удачей и больше они не возвращались к этому. Медлин выполняла свои обязанности как и прежде. и внешне она оставалась прежней: обаятельной, строгой, красивой Медлин.
Пол, конечно, не чувствовал себя виноватым, но все же тайком от психолога притащил почти идентичный сломанному цветок. Он ожидал, хоть какой-то реакции после – женщина заметила растение, но полностью проигнорировала его жест сожаления.
Наконец, Пол не выдержал и пришел в ее офис.
- давай поговорим.- решительно произнес Пол, не обращая внимания, что психолог, вероятно, изучала психологический портрет очередного врага Отдела.
Медлин мягко улыбнулась и отложила свою работу.
«Ты забыл, к кому пришел, Пол?» - сам себя спрашивал мужчина.
- я слушаю.
- мы можем обсудить смерть Астрит?
- здесь обсуждать нечего. – спокойно ответила Медлин, но если бы взглядом можно было убить, Пол был бы мертв.
- не получается…. – пробормотал шеф, - у тебя не получается с этим справится… - произнес он громче.
- беседа мне не поможет – Медлин словно просила Пола смириться и оставить ее в покое.
- беседа? Да беседа, вряд ли. Заканчивай свою работу. Через час мы выезжаем.
- у меня много работы.
- через час. И это приказ.











 

#20
Anlil
Anlil
  • Автор темы
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Янв 2011, 17:26
  • Сообщений: 189
  • Пол:
Медлин завершила работу раньше. Она навела порядок на столе и еще раз окинула критичным взором обстановку в своем офисе. Как давно она здесь… как давно здесь мало что меняется. Лица, лица мелькают, появляются, тут же исчезают, а она остается. И Отдел остается. Кому-то надо быть Медлин, кому-то – Полом. Всегда будут лучшие, такие как Майкл, а у каждого лучшего будет какая-нибудь Никита. Всегда будет ликвидационная группа новобранцев, какие бы условия подготовки ни были; будет белая комната, и страх, и боль в глазах тех, кому не повезло. Всегда будет жажда жизни, и мольбы о смерти; надежда, бунт и смирение. Люди проносятся мимо… их убивают, они убивают, появляются снова – все те же, но с другими именами, и как будто моложе. И нет ничего, чего невозможно пережить. Мы просто думаем, что не сможем. Это может стать роковой ошибкой.
Что нужно было Полу, она не знала. И честно сказать, ее не интересовало это. Очень скоро она все узнает, поэтому нечего строить догадки…
Эти две недели не были необычными. Да, Медлин потерпела поражение, ошиблась в своих расчетах, упустила важную деталь в самом начале. Она не думала о судьбе Астрит – ничего нельзя исправить, значит, и думать не о чем…
Медлин безупречно выполняла свою работу. И она понимала, что именно это и насторожит Пола. Он будет ждать от нее эмоций, агрессии, обвинений, даже мести, но точно не стабильную работоспособность психолога. Медлин должна была разыграть сцену – «гнев-слезы-прощение», но ей было лень, впервые Медлин признавалась себе, что устала. И она не злилась на Пола. Она вообще ничего не чувствовала. Она просто выполняла свою работу.
Перед выходом, она посмотрела на свое отражение – улыбнулась. Вот она, истина – в улыбке… за ней скрывалось так много: тайное знание будущего, немного боли, немного сожаления, немного мягкости, прощение, мудрость женщины и ее сила в слабости. Казалось, ее улыбка – проявление ее свободной воли. Она дарила эту улыбку смертнику в белой комнате, часто, это было последнее, что он видел в своей жизни. Она, как Медлин, прощала его, но как сотрудник Отдела, она спускала курок. Сложно было поверить, что этот нюанс – ее улыбка – тоже оружие, тоже часть ее работы.
Она провела прохладными пальцами по своей щеке. «Маска», промелькнуло в ее голове. Но разве Отдел нуждается в лицах? Нет, хороший подбор актеров, безупречная игра и у каждого несколько ролей – все как в жизни, с одним исключением – чем больше власти – тем меньше свободы, с этим логическим парадоксом рано или поздно столкнется каждый агент, если повезет, конечно.
Время в Отделе, казалось, было единственно ценным. Каждого учили пунктуальности. Если движется минутная стрелка, значит, ты еще жив. Это должно быть единственным доказательством твоего существования: никаких чувств, желаний, только стрелки часов. Но это в идеале.
Время заставило Медлин покинуть свой кабинет.

Двери Поднебесной раскрылись, приглашая психолога пройти внутрь. Пол был не один. Он передавал руководство Майклу. Он и раньше доверял Отдел Майклу, когда отлучался ненадолго, естественно, если и самой Медлин приходилось отсутствовать. До сих пор главный стратег вел себя хорошо.
- проходи, Медлин. Я решил временно возложить на Майкла обязанности по управлению.
- я думаю, это оптимальное решение. Как долго ты будешь отсутствовать?
- нас не будет в отделе 3 часа.
Медлин ни разу не взглянула на Майкла, не сейчас.
Во-первых, Пол не изменил настройки охранной системы своего кабинета. Двери Поднебесной по-прежнему были «открыты» для первого помощника Шефа, и не требовали предварительного разрешения хозяина кабинета.
Во-вторых, Пол по-прежнему советуется с ней. Всегда сам принимает решения, но к ее мнению прислушивается. Сегодня только сделал вид, этакая форма вежливости, Медлин это поняла, но на большее ей рассчитывать и не стоило. Пока…
В-третьих, Пол намерен вернуть Медлин в Отдел через 3 часа. Хотя две недели назад выражал желание устранить ее.
Теперь можно было просканировать Майкла. По-прежнему нечитаемая личность – безупречная маска.
Но в данный момент, ошибаться в течение этих 3 часов стратегу не выгодно, значит, он будет умницей. Медлин улыбнулась своим мыслям.


Все, казалось, было по-прежнему. Он снова шел впереди, Она снова была рядом. Нерушимый союз, основанный на… нет, не любви. Они даже не могли друг другу доверять, просто они так давно вместе и так давно знают Отдел.
Вопреки предположению Медлин, что Пол возьмет служебный автомобиль с водителем, он направился к своему личному черному Мерседесу.
- тебе не интересно, куда мы едем? – не выдержал молчания Шеф.
- задавать вопросы не является продуктивным методом сбора информации. Вопросы лишь признак беспокойства и неуверенности.
Они выехали в город. Медлин изредка смотрела по сторонам, по-прежнему молчала.
Один из приборов на панели издал сигнал. Медлин вопросительно посмотрела на Пола.
- сработал датчик движения в моем офисе, - прокомментировал он. – Контроль за Майклом не помешает. Ты можешь просмотреть запись сейчас или позже.
- если ты не против, сейчас.
Шеф набрал команду, перед Медлин возник небольшой экран, она отрегулировала громкость так, что бы оба могли достаточно хорошо услышать. Видео ряд Медлин пока не интересовал. Изучать мимику и жесты она предпочитала на более качественном мониторе.
Она увидела Майкла. Он словно каменная фигура стоял у экрана и наблюдал за работой Отдела.
Пол отметил – Он хорошо смотрится на этом месте.
- он хочет этого. – каким-то слишком равнодушным тоном ответила Медлин, будто судьба Отдела ее больше не волновала.
- но он не готов. И может, никогда не станет Главой.
- возможно, поживем – увидим. Так или иначе, нельзя отрицать, что у него хорошие данные и уровень. С ним надо работать.
- я в его возрасте занял этот пост.
- ты – совсем другое дело. Ты был готов.
- у меня была хорошая команда. Надеюсь, как будет и впредь.
Медлин посмотрела на дорогу. Что-то начало ее тревожить. Ее немного знобило.
Куда мы едем, хотелось произнести ей, но это было бы смешно. Ей надо ждать.
В кабинете Шефа появился Девенпорт, он отчитывался по миссии.
- все прошло по плану, группа справилась. – подытожила психолог.
Пол одобрительно кивнул.
Медлин снова посмотрела на дорогу.
- надо заехать в одно место. – предупредил Пол, - и вот еще что, Медлин. Займись квартирой Астрит. Я знаю, ты не посылала зачистку.
- хорошо.
Она тянула с этим приказом, не хотела, чтобы уничтожили все доказательства существования Астрит. Но и сама не собиралась делать из образа агента памятник. Просто тянула время. Но Пол прав, необходимо освободить квартиру и поселить нового оперативника.
Проанализировав маршрут, каким до сих пор ехал Пол, она спрогнозировала, что едут они как раз к Астрит.
Странно…
- ты можешь пойти со мной, - сказал он, остановившись у подъезда.
Он не стал ждать ее решения, первым вышел из машины.


- Медлин, мы платили ей?
Пол улыбался, осматривая обстановку. Квартира была полупуста, необжита.
- света даже нет, - Пол засмеялся.
- ей не нужен был свет. Хорошая зрительная память.
Медлин прошла в комнату. Все как всегда – у стену стоял одинокий диван, напротив в углу – шкаф с незначительным количеством вещей, только необходимое. Свет был только в ванной комнате.
Медлин села на ту половину дивана, на которую обычно садилась хозяйка квартиры. Всегда сдержанная на эмоции, психолог откинулась на спинку диванчика, закрыла глаза. Возник образ угловатой тонкой девчонки с жестким взглядом. Медлин открыла глаза – потолок. Так не может продолжаться. Она поднялась, решила, что по приезду в Отдел, отдаст распоряжение о зачистке квартиры. И свое сознание она тоже освободит от теперь ненужного материала – от воспоминаний и печали.
Если Медлин старалась не произвести ни звука, то Пол, напротив, шумно ходил по квартире, периодически спотыкаясь о порожки.
- где ее ноутбук? – спросил он Медлин, раздражаясь, что задерживается здесь.
Медлин обошла диванчик, между его боковой стенкой и стеной на ребре лежал ноутбук. Астрит обычно туда его складывала, или оставляла прямо посреди комнаты, включенным.
Медлин протянула находку Полу.
- ты часто здесь бывала? – словно опомнившись, Пол пытался изобразить сочувствие.
- я ее учила. Если здесь все, то…
- да, - резко ответил шеф.

Они продолжили свою поездку.
- зачем тебе ее ноутбук?
- не за чем. – настроение Пола было парадоксально игривым. Ему явно доставляло удовольствие вводить в замешательство своего помощника. «сама виновата, надо было быть более разговорчивой», злорадствовал Пол. Медлин всегда его интересовала, удивляла, поражала.
Медлин вернулась к видео. Пока они отсутствовали, оказалось, что пропустили визит Никиты. Психолог отмотала запись немного назад.
Поведение шефа значительно снизили официальность поездки, Медлин решила тоже немного расслабиться и поиграть с главой Первого в кошки-мышки.
Итак, они стали слушать разговор Майкла и Никиты.

Блондинке не сообщили, что Шеф и Медлин отсутствуют. Обнаружив кабинет психолога закрытым, она решилась обратиться к Полу.
Но в кабинете Главы Отдела она нашла не самого ненавистного ей человека во всем мире, а Майкла.
Все эти две недели, они оба были очень заняты, и не могли поговорить. Вернее, Майкл не хотел что либо обсуждать. Никита, напротив, давала понять, что всегда найдет время его выслушать. Теперь они стояли друг перед другом и надо было что-то говорить.
Медлин улыбнулась, и на некачественном изображении видно, как изменился взгляд Майкла.
- я не нашла Медлин, решила обратиться к Шефу, - девушка поморщилась, произнося слово Шеф.
- я временно выполняю их обязанности. У тебя что-то случилось? – сухо спросил Майкл. правда Медлин нашла признаки некоторой обеспокоенности, движение кистей рук, мимика выдавали его, но Никита ничего, кроме сдержанности и его суровости не замечала.
- да собственно это и тебя касается, я хотела обратно в Первую группу.
- это не ты решаешь. И не я.
- а если бы ты? – Никита гордо прошла по кабинету, остановилась у экрана, Майкл смотрел не ее профиль.
- ты бы хотел? Девушка повернула голову к нему, сделала шаг ближе. Невинное соблазнение грозило перейти в более уверенные действия девушки. «Игра, это просто игра, она оттачивает свои коготки», успокаивал себя Майкл, старался утихомирить пульс.
- я скучала. – тихо произнесла его ученица. И дотронулась пальцами до запястья.
В этот раз Майкл не стал ее отталкивать. Он поймал ее пальцы.
- я передам Шефу, что тебе скучно здесь, - томным шепотом произнес Майкл.
Пол усмехнулся.
Никита резко освободила свою руку. Майкл восхищался ее злостью – цвет глаз ее менялся на пронзительно голубой, вся она напоминала неуправляемый бурный поток, который обрушится на тебя с такой колоссальной силой…
Никита сверлила глазами своего наставника.
- я поздравляю тебя с восстановленным к тебе доверием, чудовище!
Медленно, словно швыряла в него слова, она произнесла эту фразу, больше похожую на проклятье, а не поздравление.
- Никита, - произнес Майкл, когда она стремительно шла прочь от него.
Она замерла, но не обернулась.
- я больше не твой наставник и учитель. Ты не можешь больше обращаться ко мне за советом или помощью. Теперь ты – самостоятельный агент. Я не отвечаю за тебя больше.
Никита посмотрела на него, не особо веря в его слова, но он был серьезен.
- мой запрос в силе.
- Шеф рассмотрит его. – Майкл кивнул оперативнице в знак согласия.
- к черту Отдел, Майкл. Все дело только в тебе. Наберись смелости сказать, что это ты отталкиваешь меня. А почему – я не понимаю.
Она грустно ему улыбнулась и вышла из офиса.

- он поступает разумно. Держит дистанцию.
- не надолго. И я уверена, он знает, что ты его проверяешь.
- Никита его провоцирует.
- красивая женщина должна все время провоцировать мужчину.
- мы приехали. Но к этой теме мы еще вернемся.
- разумеется.
Медлин осмотрелась. Она не заметила, как Пол привез ее почти на окраину города. Единственный объект, к которому шеф проявил внимание – трехэтажное необжитое здание, окруженное строительным забором. Совсем недавно завершилась стройка. Пол кому-то звонил, Медлин критично смотрела на свои туфли и грязь вокруг.
Пол протянул руку, приглашая ее пройти.
- я не хотел открывать тебе эту информацию, но, думаю, тебе необходимо знать. – Пол шел медленно, выбирая дорогу получше и подбирая слова.
- мы боремся с чудовищами и сами становимся ими, - продолжал шеф, - но я все же хочу, что бы кое-что оставалось прежним.
Медлин молчала.
- я понимаю, что для тебя значила Астрит.
- не надо, Пол. – Медлин поморщилась, словно от боли.
Они вошли в здание. Вопреки ожиданию Медлин, внутри было довольно тепло. Они поднялись по лестнице на третий этаж.
- она жива.
Медлин непонимающе смотрела на мужчину, потом на обстановку. Здесь кругом было медицинское оборудование, пахло больницей.
- сегодня утром она пришла в себя. – Пол показал на дверь к конце коридора.
Медлин медленно подошла к двери. Небольшое окно позволило женщине увидеть то, что находилось за дверью. В обустроенной палате на койке с возвышенным головным концом лежала Астрит. Она была жива.
Голос за ее спиной заставил психолога вздрогнуть.
- я не мог сказать раньше, она потеряла много крови, состояние было критическим. Но сейчас ей ничего не угрожает.
- у нее было ранение в сердце. Майкл промахнулся?
- нет, если бы ее сердце находилось слева, то убил бы. А так он только легкое ей прострелил.
Медлин безмолвно требовала подробностей.
- Ольга – зеркальное отражение нормального строения человека… человек вмешался в природу зачатия и рождения, естественно будут кое-какие нюансы. Вообще, удивительно, что задумка Эдриан не потерпела крах в самом начале.
- что с ней собираешься делать?
- ты воспитала хорошего агента. Исполнительна, умна, вынослива, лишена эмоций… знаешь, что было первое, как она пришла в себя? Попросила свой ноутбук, чтобы продолжить обучение на время постельного режима.
Она продолжит свое совершенствование. Сегодня ее перевезут в другое место в целях безопасности.
Ты не увидишь ее.
- я могу зайти к ней?
- нет, к сожалению. Нам пора.
Они покинули здание. Оставался час до возвращения в Отдел.

- Откуда Майкл мог узнать, куда стрелять? – спросила Медлин
- он не знал, я давал некоторые рекомендации Астрит, но мы не думали, что Майкл будет в нее стрелять.
- Астрит угрожала его женщине.
- да, это послужило ей хорошим уроком – я имею в виду отношения с тобой, с Майклом… Она не останется в долгу, - Пол усмехнулся, - только у нее будет преимущество – она знает, где находится его сердце.
- Никита…
- но возможно, со временем, она будет первым советником Главы отдела – из нее выйдет хороший аналитик и психолог. - Пол гордо улыбался, размышляя о ее будущем.
Медлин смотрела на дорогу. О чем она думала? Она молчала. Она снова знала, что чувствует ее Астрит. Одиночество? Страх? Злость? Обиду? Скучает ли по Медлин, думает ли о ней, о Майкле? Сохранила ли она ту незначительную часть тепла, привязанности?

Медлин знала ответ…







 



Ответить


  

Похожие темы
  Название темы Автор Статистика Последнее сообщение

0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей